Азбука верыПравославная библиотекаИстория ЦерквиЦерковный суд в России до издания Соборного Уложения Алексея Михайловича (1649 г.)


митр. Николай (Ярушевич)
Церковный суд в России до издания Соборного Уложения Алексея Михайловича (1649 г.)

Содержание

Введение Источники Отдел первый: источники церковного суда в древней Руси до 1649 г. Глава 1: Краткий обзор памятников византийского церковно-судебного законодательства Глава 2: Памятники византийские в качестве источников церковного суда в Древней Руси (до 1649 г.) Глава 3: Местные источники церковного суда в Древней Руси

 

Введение

Если право вообще нормирует все общественные и частные отношения лиц юридических, т.е. право- и дееспособных, то суд, основанием которого служит право, имеет целью своего бытия охранение и восстановление нарушенного произволом или злою волею равновесия в правовой жизни. Необходимыми моментами в процессе так понимаемого суда являются внешняя принудительная сила, которою суд обладает, и внешние юридические последствия, которые ему сопутствуют; и поскольку наличность внешней принудительной силы вызывается назначением суда – защищать нарушаемое внешним действием человека право, постольку внешние, юридические последствия суда определяются, так сказать, наказующей стороной суда, т.е. полномочием суда устанавливать не только правомерность действий юридических лиц, но и степень их преступления и прилагать ту или другую степень наказания за правонарушение. Все, что нами сейчас сказано о суде, имеет приложение к суду внешнему, формальному, который, облекаясь во внешние принудительные формы, имеет в своей юрисдикции внешние противоправовые действия человека. Светский суд – гражданский и уголовный, которому человек подлежит как член гражданского общества, не знает другой юрисдикции: он не судит внутренних движений человеческой души, изучая их лишь для точного и всестороннего освещения того или другого преступного, того или другого караемого акта человека, фактически состоявшегося. Иным содержанием юрисдикции и правомочиями обладает церковный суд, которому подлежит человек уже как член Церкви. Суд Церкви равно простирает свою силу как на внутреннюю, интимную жизнь человека, так и на внешние ее обнаружения: отсюда в науке принято различать церковный суд «внутренний» и «внешний»1 .

Внутренний, или нравственный, церковный суд, действующий в совести и над совестью, в области духовной жизни человека имеет свое приложение в исповеди как акт богоучрежденного таинства покаяния. Он имеет своим основанием евангельский закон, предметом – грех, во всех его степенях и видах проявления, как противное началам евангельского закона движение человеческой души, обвинителем – самою совесть кающегося. Внутренний суд Церкви чужд каких бы то ни было процессуальных юридических форм, не имеет по самому своему существу внешних принудительных форм, основываясь на свободном подчинении подсудимого власти духовного отца и суду своей карающей совести; не может быть речи о каких-либо гражданских последствиях этого суда, не имеющего никаких принудительных мер к обвинению. Для полноты характеристики внутреннего суда мы должны, наконец, сказать о том, что он имеет в своем распоряжении лишь строго исправительные меры воздействия на человека, определяя себя как врачевание человека. Внешний церковный суд – иначе, общественный или публичный – по своим основным свойствам представляет собою институт, отличный от суда внутреннего, близкий по своему внешнему обрядовому аксессуару к светскому – гражданскому и уголовному суду. Основаниями его являются тот же евангельский закон, который лежит краеугольным камнем в суде внутреннем, интимном, и церковный канон как церковно-правовая норма; объектом же своим этот вид церковного суда имеет не грех, но греховное преступление, или выявленное вовне греховное движение человеческой души, связанное с нарушением законов христианской веры, нравственности и дисциплины. Таким образом, в некоторых отношениях церковный суд касается общественной жизни христиан, рассматривая внешние противоевангельские и противоканонические действия человека как члена общества, совершенные публично, могущие произвести соблазн в церковном обществе, это – во-первых; во-вторых – касается потому, что в круг своей юрисдикции вводит такие предметы: веру, правила нравственности, богослужение, церковную дисциплину, – которые, по выражению епископа Иоанна Смоленского, «раскрываются под формами жизни общественной и имеют с нею существенную связь»2 . Внешний церковный суд имеет свою организацию судебной власти и юридические формы, в которых по установленным законам должна производиться его судебная деятельность, покоящаяся уже на его внешней принудительной силе; имеет в своем распоряжении систему церковных наказаний, налагаемых им за нарушение членами Церкви евангельских и церковно-правовых норм, и в числе этих наказаний располагает, если и не во всех периодах своего существования, такими наказаниями, которые сопровождаются гражданскими последствиями для подсудимого (заключение в монастырь, денежные штрафы, извержение клириков из сана).

Видимое внешнее сходство общественного, формального церковного суда со светским отнюдь, однако, не аннулирует основного различия между ними в идее того и другого суда и в общем направлении их судебной деятельности. (О разграничении компетенции того и другого суда нами будет говориться далее. Сейчас мы останавливаемся лишь на принципиальном сходстве и отличии.) Светский суд ставит на первый план своей деятельности проступок или преступление, нарушающее равновесие в правовой жизни: цель судебного процесса и результата его – налагаемого на подсудимого наказания – состоит в том, чтобы удовлетворить законной правде за преступление и тем возвысить святость нарушенного преступником закона во мнении общества; чтобы предотвратить повторение правонарушений со стороны преступившего право лица и, только, наконец, в качестве второстепенной цели, – чтобы оказать исправительное воздействие на испорченную волю подсудимого3 .

Церковь Христова иначе произносит свой суд над преступниками своих законов. Между тем как Церковь предоставляет свободу в развитии личной, индивидуальной жизни христианина, – с самого же начала своего бытия она и заботится о внутреннем единении своих членов, состоящем в единстве веры, любви и упования, заботится и о внешнем единении их, выражающемся в строгом исполнении заповедей, в надлежащем участии в общих молитвах и святых таинствах, в выполнении общих предписаний церковных, ставя впереди всех своих материнских забот одну цель, заповеданную ее Основателем – Христом: вечное спасение всех пребывающих в ограде церковной, дабы все пришли «в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:13). Евангельские и церковно-канонические нормы, которые положены Церковью в основание ее суда, служат к обеспечению достижения верующими Царствия Божия: вот почему нарушение их, которое может быть интерпретировано, прежде всего, как личный уклон преступника в сторону от пути к вечному спасению и затем как камень соблазна для других верующих, идущих этим путем, противоречит идее бытия на земле Церкви Христовой, которая основана ипостасною Любовию, не возгнушавшеюся, для спасения всех нас, уничижить Себя и смирить Себя до смерти, и смерти крестной (Флп. 2:8). В произносимом Церковью суде на первом месте стоит испорченная воля человека, и исправление ее – с целью взыскать заблудшую овцу – является первым назначением церковного суда.

Высшая карательная мера (и то не в узком смысле) – отлучение от Церкви – применяется только к упорным грешникам, совсем не желающим слушать голоса своих пастырей, знать правил церковной жизни и признавать их обязательными для себя, и только до тех пор, пока этот преступник находится в состоянии нераскаянности.

Возвращая преступника, через наложение на него наказания и достигнутое этим исправление его воли, на путь христианской жизни и деятельности, церковный суд eo ipso примиряет преступника с обществом верующих, принципом жизни которого служит единение всех членов.

Исправляя волю преступившего христианский закон, Церковь тем самым содействует и предохранению повторения со стороны ее подсудимого уклонов от норм христианской церковно-общественной жизни4 . Отсюда является необходимым логическим выводом то положение, что церковный суд может и не иметь в качестве последнего итога каждого своего процесса наложение наказания за преступление. В самом деле, если церковный суд, как мы сказали, имеет первым, преимущественным своим назначением воздействие, с целью исправления, на личную волю преступника, «взыскание» погибшей овцы, и преступник при церковно-судебном процессе приносит искреннее и глубокое раскаяние, омывая слезами этого раскаяния свое преступление, то цель суда достигнута, и форма приговора – вместо карающей – может быть милующей5 .

Общая идея в организации церковно-судебной власти намечает дальнейшее глубокое отличие церковного суда от гражданского. В то время как светский судья приобретает свои судебные полномочия в акте назначения его правительственною властью на тот или другой судебный пост, в то время как он является отдельным органом, специальным учреждением исключительно с судебными функциями6 , церковный судья – лицо, как увидим далее, носящее архиерейский сан, получает свои судебные полномочия в момент сообщения ему в таинстве хиротонии архиерейской благодати, и поскольку он является судьей в пределах вверенной ему паствы, постольку одновременно он ее и правитель вообще, начальник, облеченный административной (в сфере церковного, конечно, управления) властью над подсудимыми. Для церковного судьи судебная власть не есть какое-либо совершенно отдельное полномочие, но, по выражению Molitor,a7, есть отрицательное выражение одной в своем существе Божественной власти.

Наконец, ко всему тому, что мы говорили о церковном суде вообще, необходимо отметить еще ту его характеристическую черту, что, помимо указанного нами содержания церковного суда, в объем которого (суда) входят преступления против веры, нравственности, церковной дисциплины, одним из моментов этого содержания являются и те спорные вопросы гражданских отношений между членами Церкви, право на которые государственная власть вводит в юрисдикцию Церкви.

Предметом нашего исследования будет церковный суд – внешний, имеющий определенную судебную организацию, определенные внешние юридические формы и свою систему церковных наказаний. Местом действия церковного суда для своего исследования мы избираем древнерусскую Церковь, эпохой – время от принятия Русью христианства, т.е. от номинального начала действия этого суда, до издания Соборного Уложения в 1649 г. Не подлежит никакому опровержению то, что исходным пунктом для наших рассуждений по вопросу о русском церковном суде в эпоху древних веков жизни Русской Церкви и государства должны служить историко-канонические справки из области церковного суда в древневселенской Церкви, где были выработаны первые принципы церковного суда вообще, первые законы церковного судоустройства и судопроизводства, где были развиты и первые процессуальные обряды, и формы судебной практики. Поскольку Русская Церковь получила свое бытие от Церкви Византийской и в началах и порядках своей жизни, в организации своего управления и деятельности должна была последовать образцу своей Матери, постольку настоит нам необходимость указать в нашем исследовании о древнерусском церковном суде внешние рамки (круг действия) и внутреннее содержание (устройство суда и судопроизводство) церковного суда в Византии ко времени крещения Руси.

И если Русская Церковь на первых порах своей жизни стояла в церковно-канонической зависимости от Византийской Церкви и принимала в качестве нормативных указаний для своей жизнедеятельности сборники ее церковно-гражданских законов, увидевшие свет и после Х в., то само собою разумеется, расширяется поприще нашего исследования жизни Церкви в Греции: до того предела, до какого простирались указанные отношения между обеими Церквами. Очерки из области церковного суда в Византийской Церкви, как выразительнице и хранительнице древневселенского церковного уклада жизни, послужат для нас, при исследовании русского церковного суда, и надежным критерием для определения того, что именно в этом последнем должно быть отнесено на долю вселенского законодательства и практики, что явилось результатом самобытной творческой деятельности Русского государства и Русской Церкви, – того, на каких вселенских основах базировалась и развивалась творческая энергия русской государственной и церковной мысли.

Помимо указанных нами моментов в содержании вопроса нашей темы, имеющих научный интерес, важность изучения вопроса о действии церковного суда в России подымается еще силою давно установленного историками России тезиса: история русского церковного суда есть в то же время история роста русской общественности, история русского светского суда. Объяснением этих последних явлений должен служить тот факт, что христианство, насаждаясь на грубой языческой славянской почве, сразу же, со своим появлением, обняло своим ведомством и судом многие стороны общественного и частного быта наших предков, которые не имели еще почти никакого государственного и гражданского развития и в своей частной жизни руководились обычаями, построенными на примитивных принципах. В дальнейшем изложении мы не раз будем возвращаться к приведенному только что тезису, иллюстрируя, оправдывая его фактами русского законодательства и русского общественного и частного быта.

Нами указаны два вызывающих научный интерес явления в истории русского церковного суда: двойственность начал церковно-судебного законодательства и практики – именно вселенское начало и местное, русское, – это во-первых; и во-вторых, – связь истории русского церковного суда с историей русской гражданской и общественной жизни. С этими моментами нам неизбежно придется считаться при решении каждого вопроса из области русского церковного суда; но если было бы безрезультатным искать в нашем сочинении каких-либо тенденций, стоящих вообще вне научных целей, так как цель предлагаемого труда исключительно научная, то одинаково безрезультатным было бы подозревать нас в тенденции к узкому, одностороннему пониманию фактов церковной жизни в России – с точки зрения одной или даже обеих названных особенностей истории Русской Церкви. Задачу нашего исследования составит объективное и, по возможности, подробное освещение истории действия церковного суда в России со всех сторон его, как конститутивных начал, так и жизнедеятельности. Основанием для нашей работы – помимо данных для изучения византийского церковного суда (о которых речь особо)8, служат сохранившиеся до нас акты русского церковного и гражданского законодательства за период времени с начала Руси до 1649 г., сохранившиеся данные церковно-судебной практики и светского – гражданского и уголовного судопроизводства, поскольку последнее служит цели выяснения церковно-судебного процесса; само собою разумеется, нами использованы, по возможности, все сочинения (русских и иностранных авторов), содержание которых соприкасается какой-либо стороной с вопросами, исследуемыми в нашей работе.

Рукописные материалы нами заимствованы из Московского архива министерства юстиции, Московского Румянцевского музея, Синодальной, б. Патриаршей, библиотеки Московского отделения общего архива министерства императорского двора, Московского архива министерства иностранных дел, Императорской публичной библиотеки в Петрограде.

Печатные материалы названы ниже.

В основу плана нашего историко-канонического исследования о русском церковном суде мы кладем входящие в состав понятия о церковном суде моменты и анализируем каждый такой момент в его исторической перспективе за весь период истории Русской Церкви, подлежащий настоящему исследованию.

После введения в первом отделе мы делаем обзор церковно-судебных законодательных актов, имевших нормативное значение в России с Х в. до 1649 г., – актов как византийского законодательства, так и местного, русского; помимо (краткой) истории происхождения названных актов9 , в этом отделе мы решаем вопросы о сравнительном их нормативном значении, степени их распространенности в Древней Руси и т.п., т.е. создаем необходимый для нашего исследования устойчивый фундамент, на котором будем вести историческое обозрение церковного суда в Древней Руси. В отделах со второго по пятый автор раскрывает историю церковного суда в России до 1649 г., говоря во втором отделе «о круге ведомства церковного суда», т.е. о круге лиц, подсудных церковной власти, и круге подсудных Церкви предметов, иначе – юрисдикции Церкви; в третьем – о применявшихся за весь исследуемый период церковных наказаниях; в четвертом – об организации судебной власти, о «церковном судоустройстве», т.е. о правах и пределах деятельности судебной власти, во всех ее инстанциях, и отношении между собою различных органов правосудия; в пятом – о формах, в которых должна была производиться и производилась, de facto, судебная деятельность, иначе – «о церковном судопроизводстве».

В литературе по истории русского церковного права до сего времени не было исследования, посвященного рассмотрению всех сторон древнерусского церковного суда в историческом развитии каждой из них в отдельности и в их взаимоотношении в течение древнего периода Русской Церкви.

Автор настоящей работы и делает попытку восполнить этот пробел в нашей канонической литературе.

Подходя к своему исследованию, он полагает необходимым предварительно дать краткую критическую характеристику монографий, посвященных некоторым отдельным сторонам избранного автором вопроса, и тем раскрыть настоятельную необходимость не только в появлении своего труда в его целом, что ясно уже из строк предыдущего абзаца, но и в переработке сторон вопроса, уже бывших предметом попытки к освещению со стороны исследователей жизни Древней Руси.

История церковных наказаний в Древней Руси и история церковного судопроизводства еще не служили предметом специального изучения10 . Русская литература имеет лишь две небольшие монографии, приблизительно соответствующие нашим отделам – второму и четвертому: о ведомстве церковного суда и церковном судоустройстве.

Первая из указанных работ, принадлежащая перу К. А. Неволина, была напечатана в Журнале министерства народного просвещения за 1847 г., в № 7–11, под заголовком «О пространстве церковного суда в России до Петра Великого»; в полном собрании сочинений К. А. Неволина она помещена в т. VI (изд. 1859 г.). Если о фактической полноте и достаточности аргументирования автором отдельных положений нам можно будет судить лишь по мере получения нами личных заключений в области рассматриваемых автором вопросов11 , то сейчас мы можем сказать о труде К. А. Неволина вообще.

Отдавая должное объективно-научному тону исследования автором ряда вопросов из области пространства церковного суда в России до Петра Великого, мы не можем не указать, прежде всего, на устарелость труда с точки зрения современных научных данных. Так, глава «об узаконениях, служивших к определению пространства суда церковного», содержанием которой служит обзор некоторых русских церковно-судебных законодательных источников, как мы увидим далее в своем изложении, содержит ряд шатких заключений по вопросу о подлинности и степени распространенности русских законодательных актов; и многие из этих заключений К. А. Неволина интерпретировались и отвергались в позднейшей нашей исторической и канонической литературе12 . Вопросы, рассмотренные им в центральной главе о круге дел, подлежавших церковному суду, должны быть раскрыты шире и глубже благодаря изданным уже после Неволина актам – историко-правовой вообще и церковно-правовой в частности – жизни России13 . При оценке отдельных положений из этой области должны служить необходимым подспорьем все позднейшие, после Неволина, исследования разнообразных вопросов церковной жизни и юридического быта Древней Руси14.

Необходимо указать в труде К. А. Неволина и на недостаточную исчерпанность круга вопросов, связанных с раскрываемой им темой, и – отсюда – односторонность в решении некоторых вопросов15 .

В качестве иллюстрации мы укажем, например, на то, что К. А. Неволиным оставлен без всякого освещения круг «собственно церковных» преступлений, входивших в область церковно-судебной компетенции и в Древней Руси. Называя лиц, подсудных церковной юрисдикции16 , автор не решает вопроса о том, вызывалось ли исторической необходимостью расширение в Русской Церкви – в сопоставлении с Византийской – круга этих подсудных Церкви лиц; последний вопрос подсказывается самим ходом исследования, которое автор ведет по методу сопоставления византийского и русского церковных судов. При изложении истории подсудных Церкви преступлений автором ничего не сказано о природе и степенях церковных преступлений. К. А. Неволин далее называет не все, а лишь главнейшие из отечественных законодательных источников церковного суда (в главе об «узаконениях»): уставы святого Владимира и Ярослава I о церковных судах17 , грамоту великого князя Василия Димитриевича и постановления Соборов 1551 и 1667 гг.; вовсе не указаны (вместе с тем, конечно, не уяснено значение) грамоты других великих князей, правила и послания предстоятелей Русской Церкви, постановления многочисленных Соборов, «несудимые», «тарханные» грамоты различных лиц, ханские ярлыки и пр., – представляющие собою законодательные акты и данные судебной практики и характеризующие историю церковного суда в Древней Руси18 , и т. д.

В отношении оценки анализируемого К. А. Неволиным материала необходимо сказать, что Неволин, этот авторитет, драгоценный для всякого юриста, при всей своей эрудиции был не всегда и хорошим критиком имеющегося исторического материала19 , слишком «разрумянивая», по выражению профессора Филиппова, положение духовенства в Древней Руси20 . Так, он все предметы, поименованные в уставе святого Владимира, относит к церковному суду в конце XIII в.21  и пр.

Многие из церковно-судебных узаконений К. А. Неволин вовсе не иллюстрирует историческими фактами приложения их к жизни – в церковно-судебной сфере22; раскрываемые в исторической обстановке, они приобрели бы большую убедительность и всестороннее освещение; ведь жизнь – лучший истолкователь законов. И вообще, сухость изложения местами превращается у К. Неволина в запись протоколиста, не освещающего приводимых фактов с точки зрения их психологических и исторических импульсов23 .

Вводя в главу о «делах, подлежавших церковному суду» параграфы о «делах гражданского управления», о «делах благотворительности»24,  Неволин, наконец, впадает в ошибку смешения понятий суда и управления.

В заключение нашей краткой характеристики труда К. А. Неволина скажем, что автор пользовался исключительно лишь печатным, доступным в его время, материалом, вовсе не касаясь сокровищ наших архивов. В этом – причина многих из опущений в исследовании Неволина.

На этом мы заканчиваем наш предварительный критический обзор содержания сочинения К. А. Неволина, к которому будем не раз возвращаться по ходу нашего изложения. Ознакомившись со свойствами названного труда, мы убеждаемся в необходимости как 1) вновь пересмотреть и изучить источники и материалы для истории церковного суда в Древней Руси, какими пользовался и Неволин, с целью представить эти данные в свете современных научных исторических исследований и поместить их в обстановку исторических фактов церковно-судебной практики, так и 2) значительно восполнить эти данные вновь опубликованными материалами и рукописными данными из архивов (архивы нами назывались выше) и всем этим исправить выводы Неволина и 3) дать ответ на все то, что, по нашему мнению, опущено в труде К. А. Неволина.

Вторая из названных выше работ – «О церковном судоустройстве в древней России» принадлежит автору, скрывшемуся под инициалами И. С. Она была напечатана в «Чтениях в Обществе истории и древностей российских» за 1865 г., январь-март, кн. 1, и отдельным изданием вышла в 1874 г. (СПб.).

Необходимость вновь – по печатным источникам и при свете добытых нами данных из архивов – исследовать историю (устарелую и неполную) и церковного судоустройства в Древней Руси еще настойчивее вызывается при знакомстве с этой работой. Монография К. Неволина главным образом страдает неполнотой, но почти безупречна в отношении научной объективности; исследования же И. С. преследует, помимо научных, тенденциозные цели; такова, например, разработка вопроса об участии светских чинов в суде первоиерарха: вопрос разрешен у И. С. отрицательно, в явном противоречии с наличными историческими фактами; таковы выводы по вопросу об участии светских же чинов в епархиальных судах и устройстве вообще этих последних, закрытых якобы для участия в них чинов светских. В нашем изложении будут указаны эти и другие тенденциозные заключения автора рассматриваемой статьи.

Нужда в пересмотре, восполнении и исправлении материала статьи, писанной в 1865 г., ощущается, таким образом, не только по тем основаниям, что и в статье Неволина, т.е. ввиду устарелости труда и неполноты.

Научное значение сочинения И. С. невысоко не только ввиду его явной тенденциозности, но и не выдерживающей критики систематизации излагаемого материала. В основу классификации церковно-судебных инстанций у И. С. положено два принципа: род преступлений и проступков, подлежащих церковной юрисдикции, и круг подведомых Церкви лиц. Результатом такого построения плана явились, во-первых, неизбежные возвращения, в круге каждого рода дел, к обозрению одних и тех же инстанций и указанию на одни и те же судебные органы; отсюда – не всесторонняя – зараз – характеристика инстанций; во-вторых, двойственность принципов классификации значительно осложнила изложение, лишила его логической стройности; отсюда – в сочинении И. С. нет ни стройной, ни полной картины истории вопроса за древний период Русской Церкви.

Об остальных журнальных статьях, монографиях, курсах, какой-либо своей стороной соприкасающихся с вопросами нашего исследования, мы будем говорить в самом исследовании, по мере раскрытия каждого нашего тезиса.

Источники

Книга правил святых апостол, святых Соборов Вселенских и Поместных и святых отец. СПб., 1839.

Правила святых апостол, святых Соборов Вселенских и Поместных и святых отец с толкованиями / Изд. Моск. о-ва любителей дух. просвещения. М., 1876–1884.

Кормчие различных списков и изданий.

Деяния Вселенских Соборов / Издано в рус. пер. при Казанской духовной академии. Казань, 1859–1873. Т. 1–7.

Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею императорской Академии наук. СПб., 1836. Т. 1–4.

Указатель к актам Археографической экспедиции. СПб., 1838.

Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1841–1842. Т. 1–5.

Указатель к Актам историческим. СПб., 1843.

Дополнения к Актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1846–1872. Т. 1–12.

Акты, относящиеся до юридического быта древней России, изданные Археографическою комиссиею под ред. Н. Калачова. СПб., 1857–1884. Т. 1–3.

Акты юридические, или Собрание форм старинного делопроизводства, изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1838.

Указатель к Актам юридическим. СПб., 1840.

Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1846–1853. Т. 1–5.

Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1863–1889. Т. 1–14.

Описание документов архива западнорусских униатских митрополитов. СПб., 1897. Т. 1.

Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государственной коллегии иностранных дел. М., 1813–1828. Ч. 1–4.

Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссиею. СПб., 1872–1897. Т. 1–16.

Т. 6. Памятники древнерусского канонического права / Под ред. А. Павлова. 2-е изд. СПб., 1908. Ч. 1.

Архив Юго-Западной России, издаваемый временной комиссией для разбора древних актов, высочайше учрежденной при Киевском, Подольском и Волынском военном генерал-губернаторе. Киев, 1859–1894. Ч. 1–8.

Федотов-Чеховский А. Акты, относящиеся до гражданской расправы древней России. Киев, 1860–1863. Т. 1–2.

Полное собрание русских летописей, изданное Археографическою комиссиею. СПб., 1846–1910. Т. 1–23.

Русский временник, сиречь Летописец, содержащий российскую историю. М., 1790. Ч. 1–2.

Русские достопамятности, издаваемые императорским Обществом истории и древностей российских. М., 1815. Ч. 1; М., 1843. Ч. 2.

Собрание древних грамот и актов городов Минской губернии, православных монастырей, церквей и по разным предметам. Минск, 1848.

Собрание древних грамот и актов городов Вильны, Ковна, Трок, православных монастырей, церквей и по разным предметам. Вильно, 1843. Ч. 1–2.

Памятники российской словесности XII века, изданные К.Калайдовичем. М., 1821.

Полное собрание законов Российской империи, повелением государя императора Николая Павловича составленное. Собрание 1. СПб., 1830. Т. 1; 1830. Т. 2.

Систематический свод существующих законов Российской империи с основаниями права, из оных извлеченными, издаваемый Комиссией составления законов. СПб., 1815–1823. Т. 1–15.

Максимович Л. Указатель российских законов. СПб., 1803. Т. 1.

Древняя российская вивлиофика / Изд. Н. Новикова, 2-е. М., 1788–1791. Ч. 1–20.

Продолжение древней российской вивлиофики. СПб., 1786–1801. Ч. 1–11.

Акты, относящиеся к истории Южно-Западной Руси / Изд. А. Петрушевича. Львов, 1868.

Щукинский сборник. М., 1904. Вып. 3; М., 1909. Вып. 8.

Сборник Муханова. 2-е изд., доп. СПб., 1866.

Материалы по истории Нижегородского края из столичных архивов // Действия Нижегородской губернской ученой архивной комиссии. Нижний Новгород, 1913. Вып. 3.

Лихачев Н.П. Сборник актов, собранных в архивах и библиотеках. СПб., 1895. Вып. 1. Духовные и сговорные грамоты. Вып. 2. Грамоты правые.

Бенешевич В. Сборник памятников по истории церковного права, преимущественно Русской Церкви до эпохи Петра Великого. Пг., 1915.

Историко-юридические материалы, издаваемые Московским архивом министерства юстиции, М., 1889. Вып. 1.

Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилевской. Витебск, 1871–1879. Вып. 1–10.

Новомбергский Н. Материалы по истории медицины в России // Изв. Томск. ун-та. Кн. 31.

Владимирский-Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права. Вып. 1. 3-е изд. Киев, 1885; вып. 2. 3-е изд. Киев, 1887; вып. 3. 2-е изд. Киев, 1885.

Пискарев А.Н. Древние грамоты и акты Рязанского края. СПб., 1854.

Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. М., 1896. 1 ч.; М., 1902. 10 ч.

Текст Русской Правды на основании четырех списков разных редакций / Изд. Н. Калачова. М., 1847.

Псковская судная грамота (1467 г.) / Изд. Н. Мурзакевича. Одесса, 1847.

Стоглав. Лондон, 1860; То же. Казань, 1862; То же / Изд. Д. Кожанчикова. СПб., 1863; То же / Изд. Н. Субботина. М., 1890.

Беляев И. Наказные списки Соборного Уложения 1551 г. или Стоглава. М., 1863.

Соборное Уложение царя Алексея Михайловича 1649 года / Изд. ист.-фил. факультета Моск. ун-та. М., 1907.

Троицкий Н. Царские жалованные и патриаршие настольные грамоты, данные епископам Коломенским и Каширским // Чтения в О-ве любителей духовного просвещения. 1882. 9.

Титов В. Списки с жалованных грамот Николаевскому Угрешскому монастырю (1545–1678 гг.) // Летопись занятий Археогр. комиссии. СПб., 1871. Вып. 5.

Список с Приказных дел Спасо-Прилуцкого монастыря стряпчего Матвея Жданова / Дост. М. П. Погодиным. Предисл. к материалам И. Беляева // Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. 1854. Кн. 20.

Несудимая грамота, данная Павлову монастырю царем Михаилом Федоровичем (1621 г.) // Вологодские епарх. ведомости. 1864. № 6.

Жалованная грамота великого князя Ивана Васильевича Троицкому архимандриту Иосафу / Дост. И. Беляевым // Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. 1855. Кн. 23.

Грамоты 1480, 1486, 1504, 1621, 1628, 1632 годов // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1866. Кн. 3, отд. 5.

Грамоты Иверского монастыря, доставленные архимандритом Макарием // Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. 1857. Кн. 25.

Вологодские акты 1613–1672 гг. // Летопись занятий Археогр. комиссии. СПб., 1862. Вып. 2.

Борисов В. Акты, относящиеся до обычаев, нравов, обрядов и поверьев шуян в XVII в. // Чтения в Моск. о-ве истории и древностей российских. 1860. Кн. 3.

Герберштейн. Записки о Московии / Пер. с лат. И. Анонимова. СПб., 1866.

Котошихин Г. О России в царствование Алексея Михайловича. 2-е изд. СПб., 1859.

Олеарий А. Подробное описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию в 1633, 1636 и 1638 годах / Пер. с нем. П. П. Барсова // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1868–1869 идр.

Gulielmi Voelli et Heinrici Justelli Bibliotheca juris canonici veteris. Lutetiae Parisiorum, 1671. T. 1–2.

Pitra I. B. Juris ecclesiastici graecorum historia et monumenta. Romae, 1864–1868. T. 1–2.

Nomocanon Photii, Patriarchae Constantinopolitani / Comment. Th. Balsamonis. Ed. C. Justellus. Lutetiae Parisiorum, 1625.

Jus graeco-romanum / Ed. C.E. Zachariae a Lingenthal. Lipsiae. 1856–1870. P. 1–6.

Corpus juris civilis / Ed. stereotypa quarta. Vol. 2. Codex Justinianus / Recognovit P. Krueger. Berolini, 1888.

Codex Theodosianus / Perpetuis comment. J. Gothofredi. Ed. nova. Mantuae, 1748. T. 5; 1750. T. 6. Р. 1; 1750. T. 6. Р. 2.

Imp. Justiniani p.p. A. novellae quae vocantur sive constitutiones quae extra codicem supersunt ordine chronologico digestae / Ed. C.E. Zachariae a Lingenthal. Lipsiae, 1881. P. 1.

Basilicorum libri LX / Ed. G.E. Heimbachii. Lipsiae, 1833–1870. T. 1–6.

LX librorum, id est, universi juris Romani, auctoritate principum Rom. Graecam in linguam traducti, Ecloga sive Synopsis, hactenus desiderata, nunc edita per Joan. Leunclavium. Basileae, 1575 (имп. Публ. б-ка).

Ed. G. E. Heimbach. Lipsiae, 1838. T. 1; 1840. T. 2 (имп. Публ. б-ка).

Edidit, Prolegomenis, versione latina et adnotationibus illustravit, indicibus instruxit C. E. Zachariae. Lipsiae, 1838 (имп. Публ. б-ка).

Imperatorum Basilii, Constantini et Leonis Prochiron… / Ed. C.E. Zachariae. Heidelbergae, 1837.

Collectio librorum juris graeco-romani ineditorum. Ecloga Leonis et Constantini, Epanagoge Basilii Leonis et Alexandri / Ed. C.E. Zachariae a Lingenthal. Lipsiae, 1852.

Пособия

Адамович В. Пособие к лекциям русского гражданского судопроизводства. СПб., 1891. Т. 1.

Азаревич Д. История византийского права. Ярославль, 1876. Т. 1. Ч. 1.

Алмазов А. Тайная исповедь Православной Восточной Церкви. Одесса, 1894. Т. 1–3.

Амвросий, иером. История российской иерархии. М., 1807–1815. Ч. 1–6.

Амфилохий, архим. Описание Воскресенской Новоиерусалимской библиотеки. М., 1876.

Архангельский М. О Соборном Уложении царя Алексея Михайловича 1649 г. в отношении к Православной Русской Церкви. СПб., 1881.

Барсов Т. Константинопольский патриарх и его власть над Русскою Церковью. СПб., 1878.

Беккарий. О преступлениях и наказаниях / Пер. с фр. А. Хрущова. СПб., 1806.

Бенеманский М. Сергиев Посад, 1906. Вып. 1.

Бенешевич В. Н. Древнеславянская Кормчая XIV титулов без толкований. СПб., 1906. Т. 1. Вып. 1; То же. Вып. 2.

Он же. Канонический сборник XIV титулов со второй четверти VII века до 883 г. СПб., 1905.

Бердников И. Краткий курс церковного права Православной Церкви. 2-е изд. Казань, 1903. Вып. 1; Казань, 1913. Вып. 2.

Он же. О реформе церковного суда. Б. м., б. г.

Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого. М., 1857.

Богословский М. И. Курс общего церковного права. М., 1885.

Бычков И. А. Каталог собрания рукописей Ф. И. Буслаева, ныне принадлежащих императорской Публичной библиотеке. СПб., 1897.

Он же. Каталог собрания рукописей П. И. Савваитова, ныне принадлежащих императорской Публичной библиотеке. СПб., 1900. Вып. 1.

Он же. Каталог собрания славяно-русских рукописей П. Д. Богданова. СПб., 1893. Вып. 2.

Он же. Описание церковнославянских и русских рукописных сборников императорской Публичной библиотеки. СПб., 1882. Ч. 1.

Белогриц-Котляревский Л. С. Особые виды воровства – кражи по русскому праву. Киев, 1883.

Он же. Преступления против религии в важнейших государствах Запада. Ярославль, 1886.

Беляев И. Д. Лекции по истории русского законодательства. М., 1879.

Викторов А. Е. Описание записных книг и бумаг старинных Дворцовых приказов (1584–1725 гг.). М., 1877. Вып. 1–2.

Он же. Описи рукописных собраний в книгохранилищах северной России. СПб., 1890.

Он же. Собрание славяно-русских рукописей В. М. Ундольского. М., 1870.

Он же. Собрание рукописей И. Д. Беляева (Московский Публичный и Румянцевский музеи). М., 1881.

Вицин А. Третейский суд по русскому праву. М., 1856.

Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1886. Вып. 1.

Востоков А. Описание русских и словенских рукописей Румянцевского музеума. СПб., 1842.

Гальковский И. М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси. Харьков, 1916. Т. 1; М., 1913. Т. 2.

Главные вопросы по преобразованию духовного судопроизводства. Материалы к деятельности Комитета по преобразованию духовно-судебной части в 1870–1873 гг. СПб., 1870–1873.

Голубинский Е. История Русской Церкви. Т. 1. Первая половина тома. 2-е изд. М., 1901; Вторая половина тома. 2-е изд. М., 1904; Т. 2. Первая половина тома. М., 1900.

Горчаков М. И. прот. Была ли учреждена инквизиция в Восточной Церкви. СПб., б. г.

Он же. К истории эпитимийных Номоканонов (пенитенциалов) Православной Церкви. СПб., 1874.

Он же. Монастырский Приказ (1649–1725 гг.). СПб., 1868.

Он же. О земельных владениях всероссийских митрополитов, патриархов и Святейшего Синода. СПб., 1871.

Он же. О тайне супружества. Происхождение, историко-юридическое значение и каноническое достоинство 50-й (по спискам патриархов Иосифа и Никона – 51-й) главы печатной Кормчей книги. СПб., 1880.

Он же. Церковное право. СПб., 1909.

Греков Б. Д. Новгородский дом святой Софии: Опыт изучения организации внутренних отношений крупной церковной вотчины. СПб., 1914. Ч. 1.

Григоровский С. Причины и последствия развода и бракоразводный процесс на суде духовном. СПб., 1898.

Он же. О разводе. Причины и последствия развода и бракоразводное судопроизводство: Историко-юридические очерки. СПб., 1911.

Григорьев В. О. О достоверности ярлыков, данных ханами Золотой Орды русскому духовенству. М., 1842.

Громогласов И. Определения брака в Кормчей и значение их при исследовании вопроса о форме христианского бракозаключения. Сергиев Посад, 1908. Вып. 1.

Демченко В. Историческое исследование о показаниях свидетелей, как доказательстве по делам судным, по русскому праву до Петра Великого. Киев, 1859.

Депп Ф. О наказаниях, существовавших в России до царя Алексея Михайловича. СПб., 1848.

Дитятин И. И. Статьи по истории русского права. СПб., 1896.

Дмитриев Ф. История судебных инстанций и гражданского апелляционного судопроизводства от Судебника до Учреждения о губерниях. М., 1859.

Доброклонский А. Руководство по истории Русской Церкви. Рязань, 1889. Вып. 1–2. М., 1889. Вып. 3.

Досифей, архим. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1836. Ч. 1–3.

Дубакин Д. Влияние христианства на семейный быт русского общества в период до времени появления Домостроя. СПб., 1880.

Дьяконов М. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси. СПб., 1910.

Дювернуа Н. Источники права и суд в древней России: Опыты по истории русского гражданского права. М., 1869.

Евгений, митр. Описание Иоанно-Предтечева Псковского монастыря. Дерпт, 1821.

(Он же). Описание Киево-Софийского собора и Киевской иерархии с присовокуплением разных грамот и выписок, объясняющих оное. Киев, 1825.

Предполагаемая реформа суда / Изд. Н. Елагин. Вып. 1. 2-е изд. СПб., 1874; Вып. 2. 1-е изд. СПб., 1873.

Есипов В. В. Преступность и меры воздействия. Варшава, 1900.

Жукович П.Н. Брестский Собор 1591 года (по новооткрытой грамоте, содержащей деяния его). СПб., 1907.

Журналы и протоколы заседаний высочайше учрежденного Предсоборного Присутствия. СПб., 1906–1907. Т. 1–4. Алфавитный указатель к оным. СПб., 1909.

Завьялов Ал. Вопрос о церковных имениях при императрице Екатерине II. СПб., 1900.

Загоровский А. И. Курс семейного права. 2-е изд. Одесса, 1909.

Он же. О разводе по русскому праву. Харьков, 1884.

Загоскин Н. Наука истории русского права. Казань, 1891.

Он же. Очерк истории смертной казни в России. Казань, 1892.

Замахаев С. свящ. Духовное родство, как препятствие к браку. М., 1889.

Заозерский Н. Церковный суд в первые века христианства. Кострома, 1878.

Он же. Право Православной Греко-Восточной Церкви как предмет специальной юридической науки. М., 1888.

Заозерский Н. Историческое обозрение источников права Православной Церкви. М., 1891. Вып. 1.

Он же. О церковной власти. Сергиев Посад, 1894.

Заозерский Н. А., Хаханов А. С. Номоканон Иоанна Постника в его редакциях: грузинской, греческой и славянской. М., 1902.

Зернин А. Об отношении Константинопольского патриарха к русской иерархии. СПб., 1846.

Знаменский П. Руководство к русской церковной истории. 5-е изд. Казань, 1888.

Иванищев Н. О древних сельских общинах в юго-западной России. Киев, 1863.

Иванов П. Описание Государственного архива старых дел. М., 1850.

Он же. Опыт исторического исследования о межевании земель в России. М., 1846.

Он же. Систематическое обозрение поместных прав и обязанностей. М., 1836.

Иконников В. С. Опыт исследования о культурном значении Византии в русской истории. Киев, 1869.

Он же. Опыт русской историографии. Киев, 1891–1892. Т. 1. Кн. 1–2.

Ильинский Н., свящ. Синтагма Матфея Властаря. М., 1892.

Кавелин К. Сочинения. Ч. 1. Основные начала русского судоустройства и гражданского судопроизводства от Уложения до Учреждения о губерниях. Взгляд на юридический быт России. М., 1859.

Калайдович К., Строев П. Обстоятельное описание славяно-российских рукописей, хранящихся в Москве, в библиотеке гр. Ф. А. Толстова. М., 1825.

Калачов Н. В. Предварительные юридические сведения для полного объяснения Русской Правды. 2-е изд. СПб., 1880. Вып. 1.

Он же. О значении Кормчей в системе древнего русского права. М., 1850.

Калашников С. Сборник духовных и гражданских законов по делам брачным и о законности рождения. Харьков, 1891.

Каллист, иером. Номоканон св. Фотия, патриарха Константинопольского. М., 1899.

Каптерев Н. Светские архиерейские чиновники в Древней Руси. М., 1874.

Он же. Характер отношений России к православному Востоку в XVI и XVII столетиях. М., 1885.

Капустин С. Древнее русское поручительство. Юридический сборник Мейера. Казань, 1855.

Карамзин Н. М. История государства Российского. 2-е изд. СПб., 1818–1829. Т. 1–12.

Кипарисов В. О церковной дисциплине. Сергиев Посад, 1897.

Ключевский О. В. Боярская Дума Древней Руси. 2-е изд. М., 1883.

Он же. Курс русской истории. М., 1904. Ч. 1.

Он же. Сказания иностранцев о Московском государстве. М., 1866.

Он же. Содействие Церкви успехам гражданского права и порядка. М., 1888.

Книга степенная царского родословия, содержащая историю Российскую с начала оныя до времен государя царя и великого князя Иоанна Васильевича, сочиненная трудами преосвященных митрополитов Киприана и Макария. М., 1775. Ч. 1–2.

Костомаров Н. Исторические монографии и исследования. Т. 19. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях. СПб., 1887.

Красножен М. О разводе в России. М., 1899.

Он же. Толкователи канонического кодекса Восточной Церкви: Аристин, Зонара и Вальсамон. М., 1892.

Он же. Церковное право. 2-е изд. Юрьев, 1907.

Крылов Н. Об историческом значении римского права в области наук юридических. М., 1838.

Кулишер М. И. Развод и положение женщины. СПб., 1896.

Куницын А. Историческое изображение древнего судопроизводства в России. СПб., 1843.

Лавров А. Вторая апология по новому вопросу. М., 1872.

Он же. Третья апология по новому вопросу. М., 1872.

Ланге Н. Древнее русское уголовное судопроизводство. СПб., 1884.

Он же. Древние русские смесные или вобчие суды. М., 1882.

Лапин П. Собор, как высший орган церковной власти. Казань, 1909.

Латкин В. Н. Лекции по внешней истории русского права. СПб., 1890.

Лашкарев П. Право церковное в его основах, видах и источниках. 2-е изд. Киев, 1889.

Лебедев А. Очерки истории Византийско-Восточной Церкви с конца XI до половины XV века. М., 1892.

Лебедев Д. Собрание историко-юридических актов И. Д. Беляева (Московский Публичный и Румянцевский музеи). М., 1881.

Лебедев Н. Стоглавый Собор 1551 г. М., 1882. Вып. 1.

Леонид, архим. Систематическое описание славяно-русских рукописей собрания гр. А. С. Уварова. М., 1893–1894. Ч. 1–3.

Леонтович Ф. И. История русского права. Варшава, 1902. Вып. 1.

Линовский В. Исследование начал уголовного права, изложенных в Уложении царя Алексея Михайловича. Б. м., б. г.

Любимов Г., свящ. Историческое обозрение способов содержания христианского духовенства от времен апостольских до XVII-XVIII веков. 2-е изд. СПб., 1852.

М. Основания российского судопроизводства. М., 1832. Ч. 1–2.

Макарий, митр. История Русской Церкви. 2-е изд. СПб., 1868–1883. Т. 1–12.

Малиновский Н. Исторический взгляд на межевание в России до 1765 г. СПб., 1844.

Малышевский Ив. Святые Кирилл и Мефодий, первоучители славянские. Киев, 1886.

К материалам для церковной и бытовой истории Тверского края в XV-XVI вв. / Изд. Тверской ученой архивной комиссии. Старица, 1905. Вып. 2.

Мельников Ст. Акты исторические и юридические и древние царские грамоты Казанской и других соседственных губерний. Казань, 1859. Т. 1.

Михайлов М. История образования и развития системы русского гражданского судопроизводства до Уложения 1649 года. СПб., 1848.

Он же. История русского права. СПб., 1871.

Михаил, иером. Законодательство римско-византийских императоров о внешних правах и преимуществах Церкви. Казань, 1901.

Мнения духовных консисторий относительно проекта преобразования духовно-судебной части. СПб., 1874. Т. 1–2.

Мнения преосвященных епархиальных архиереев относительно проекта преобразования духовно-судебной части. СПб., 1874–1878. Т. 1–2.

Морошкин Ф. Об Уложении и последующем его развитии. М., 1839.

Мрочек-Дроздовский Н. Исследования о Русской Правде. М., 1881. Вып. 1; М., 1885. Вып. 2.

(Муравьев). Сношения России с Востоком по делам церковным. СПб., 1858–1860. Ч. 1–2.

Нарбеков В. Номоканон Константинопольского патриарха Фотия с толкованиями Вальсамона. Казань, 1898. Ч. 1. Историко-каноническое исследование. Казань, 1899. Ч. 2. Русский перевод с предисловием и примечаниями.

Наумов Д. Филарет Московский как канонист. М., 1893.

Неволин К. А. История российских гражданских законов // Полн. собр. соч. СПб., 1857–1858. Т. 3–5.

Он же. Образование управления в России от Иоанна III до Петра Великого; О пространстве церковного суда в России до Петра Великого; О собраниях и ученом обрабатывании церковных законов в Греции и России; Замечания на исследования проф. Срезневского: «Рядная запись XIII века» // Полн. собр. соч. СПб., 1859. Т. 6. (Статья «О пространстве церковного суда» была напечатана в «Журнале мин-ва нар. просвещения» за 1847 г., № 7–11.)

Никитников Г. Рассуждение об епитимиях. М., 1838.

Никитский А. Очерк внутренней истории Пскова. СПб., 1873.

Он же. Очерк внутренней истории Церкви в Великом Новгороде. СПб., 1879.

Никодим, еп. Далматинско-Истрийский. Правила (???????) Православной Церкви с толкованиями / Пер. с серб. СПб., 1911–1912. Т. 1–2.

Он же. Православное церковное право / Пер. с серб. М. Петровича. СПб., 1897.

Никольский И. Греческая Кормчая книга (Пидалион). М., 1888.

Никольский К., свящ. Анафематствование (отлучение от Церкви), совершаемое в первую неделю Великого поста. СПб., 1879.

Описание актов собрания гр. А. С. Уварова. Акты исторические, описанные И. М. Катаевым и А. К. Кабановым. М., 1905.

Описание документов и дел, хранящихся в Архиве Святейшего Правительствующего Синода. Т. 1. 1542–1721. СПб., 1868.

Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве министерства юстиции. М., 1869. Т. 1–16.

Описание Костромского Ипатиевского монастыря. М., 1832.

Историческое описание Московского Симонова монастыря. М., 1843.

Описание первоклассного Иверского Богородицкого монастыря Новгородской епархии. 2-е изд. СПб., 1850.

Описание рукописей, хранящихся в Архиве Святейшего Правительствующего Синода. СПб., 1910. Т. 2. Вып. 2.

Опись Свияжского Богородицкого мужского монастыря 1614 года. Казань, 1892.

Остроумов М. Введение в православное церковное право. Харьков, 1893. Т. 1.

Павел, иером. О должностях и учреждениях по церковному управлению в древней Восточной Церкви. СПб., 1857.

Павлов А. «Книги законные», содержащие в себе, в древнерусском переводе, византийские законы земледельческие, уголовные, брачные и судебные. СПб., 1885.

Он же. Курс церковного права. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902.

Он же. Первоначальный славяно-русский Номоканон. Казань, 1869.

Он же. 50-я глава Кормчей книги как исторический и практический источник русского брачного права. М., 1887.

Он же. Исторический очерк секуляризации церковных земель в России. Одесса, 1871. Ч. 1.

Памятная книжка Московского архива министерства юстиции. М., 1890.

Пахман С. О судебных доказательствах по древнему русскому праву, преимущественно гражданскому, в историческом их развитии. М., 1851.

Перов И. Епархиальные учреждения в Русской Церкви в XVI и XVII веках. Рязань, 1882.

Победоносцев К. Курс гражданского права. 3-е изд. СПб., 1883. Ч. 1; 2-е изд. СПб., 1875. Ч. 2.

Повесть о начале и основании Псковского Печерского первоклассного монастыря, взятая из древних летописцев, обретающихся в книгохранительнице оного монастыря. 2-е изд. Псков, 1849.

Погодин М. Исследования, замечания и лекции о русской истории. М., 1846. Т. 1.

Он же. Древняя русская история домонгольского ига. М., 1871. Т. 2 и 3.

Познышев С. Религиозные преступления с точки зрения религиозной свободы. М., 1906.

Покровский А. Соборы Древней Церкви эпохи первых трех веков: Историко-каноническое исследование. Сергиев Посад, 1915.

Покровский И. Значение высшей русской иерархии и исторические условия ее служения Церкви и государству до XVIII века. Казань, 1898.

Он же. Русские епархии XVI-XIX вв., их открытие, состав и пределы: Опыт церковно-исторического, статистического и географического исследования. Казань, 1897–1913. Т. 1–2.

Попов А. Суд и наказания за преступления против веры и нравственности по русскому праву. Казань, 1904.

Попов М. С., свящ. Арсений Мацеевич и его дело. СПб., 1912.

Попов Н. Император Лев VI Мудрый и его царствование в церковно-историческом отношении. М., 1892.

Попов Н. Рукописи Московской Синодальной (Патриаршей) библиотеки. М., б. г. Вып. 1–2.

Попов Ф. Император Юстиниан I и его заслуги в отношении к Церкви Христовой. Киев, 1856.

Прилуцкий Д. Ф. Историческое описание Городецкого Аврамиева монастыря в Костромской губернии. СПб., 1861.

Прокошев Н. Канонические труды Иоанна, епископа Смоленского. Казань, 1895.

Он же. Церковное судопроизводство в период Вселенских Соборов (accusatio) и влияние на него римско-византийского процессуального права. Казань, 1900.

Он же. Didascalia Apostolorum и первые шесть книг Апостольских постановлений: Историко-критическое исследование из области источников церковного права. II. Приложение. Didascalia Apostolorum (текст памятника в русском переводе). Томск, 1913.

Рейц А. Опыт истории российских государственных и гражданских законов / Пер. с нем. М., 1836.

Розанов Н. История Московского епархиального управления со времени учреждения Святейшего Синода. М., 1869–1871. Ч. 1–3.

Он же. О мерах наказаний по московскому епархиальному ведомству в прежнее время. М., 1869.

Розенкампф Г. Обозрение Кормчей книги в историческом виде. М., 1829.

Руднев Н. Рассуждение о ересях и расколах, бывших в Русской Церкви со времени Владимира святого до Иоанна Грозного. М., 1838.

Рущинский Л. П. Религиозный быт русских по сведениям иностранных писателей XVI и XVII веков. М., 1871.

И. С. О церковном судоустройстве в древней России. СПб., 1874. (Отдельное издание статьи – в «Чтениях в имп. О-ве истории и древностей российских». 1865. Январь-март. Кн. 1.)

Савваитов П. Описание Тотемского Спасо-Суморина монастыря. СПб., 1850.

Самоквасов Д. История русского права. Варшава, 1888. Кн. 1.

Сергеевич В. Лекции и исследования по истории русского права. СПб., 1883.

Он же. Русские юридические древности. СПб., 1890–1903. Т. 1–2.

Сергеевский Н. Д. Наказание в русском праве XVII века. СПб., 1888.

Сергий, архим. Черты церковно-приходского и монастырского быта в Писцовой книге Водской пятины 1500 года (в связи с общими условиями жизни). СПб., 1905.

Сергий, архиеп. Православное учение о спасении. 4-е изд. СПб., 1910.

Сильвестр, архим. Современные искатели полной свободы совести перед судом Православной Церкви и государства. Харьков, 1903.

(Скворцов И., прот.). Записки по церковному законоведению. 3-е изд. Киев, 1861.

Словарь церковнославянского и русского языка, составленный вторым отделением императорской Академии наук. СПб., 1847. Т. 1–4.

Смирнов С. Древнерусский духовник: Исследование с приложением. М., 1914.

Смирнов С. Историческое описание Саввина Сторожевского монастыря. 2-е изд. М., 1860.

Соколов Н. К. Из лекций по церковному праву. Вып. 1. Введение в церковное право. М., 1874; Вып. 2. Система канонического права. М., 1875.

Соловьев С. История России с древнейших времен. Т. 1. 6-е изд. М., 1883; Т. 3. 5-е изд. М., 1880; Т. 4. 5-е изд. М., 1882; Т. 5. 5-е изд. М., 1882; Т. 7. 4-е изд. М., 1879.

Способин А. О разводе в России. М., 1881.

Стефанович Д., свящ. О Стоглаве. Его происхождение, редакции и состав. СПб., 1909.

(Стефанович К., свящ.) Феофан Прокопович как канонист. М., 1906.

Суворов Н. Курс церковного права. Ярославль, 1889–1890. Т. 1–2.

Он же. К вопросу о западном влиянии на древнерусское право. Ярославль, 1893.

Он же. Объем дисциплинарного суда и юрисдикции Церкви в период Вселенских Соборов. Ярославль, 1884.

Он же. О гражданском браке. Ярославль, 1887.

Он же. О церковных наказаниях. СПб., 1876.

Он же. Следы западно-канонического церковного права в памятниках древнего русского права. Ярославль, 1888.

Он же. Разбор сочинения Г. Загоровского о разводе по русскому праву (Харьков, 1884). СПб., 1888.

Тимофеев А. Г. История телесных наказаний в русском праве. СПб., 1897.

Троцина К. Историческое развитие судоустройства в России от времен великого князя Иоанна III до наших дней. Киев, 1847.

Он же. История судебных учреждений в России. СПб., 1851.

(Турчанинов Н.) О Соборах, бывших в России со времени введения в ней христианства до царствования Иоанна IV Васильевича. СПб., 1829.

Тяжелов А. Законы греческих императоров в отношении к Церкви после Юстиниана. М., 1877.

Успенский Г. Опыт повествования о древностях русских. 2-е изд. Харьков, 1818. Ч. 1–2.

Филарет, архиеп. История Русской Церкви. Периоды I-IV. Харьков, 1849–1853; 3-е изд. М., 1857.

Филиппов А. История русского права. Юрьев, 1906. Ч. 1.

Филиппов М. А. Судебная реформа в России. СПб., 1875. Т. 2.

Цитович Н. Исходные моменты в истории русского права наследования. Харьков, 1870.

Чебышев-Дмитриев А. О преступном действии по русскому допетровскому праву. Казань, 1862.

Чечулин Н. Д. Города Московского государства в XVI веке. СПб., 1889.

Чистович И. Очерк истории западнорусской Церкви. СПб., 1882. Ч. 1.

Чичерин Б. Областные учреждения в России в XVII веке. М., 1856.

Он же. Опыты по истории русского права. М., 1858.

Чоглоков Н. Об органах судебной власти в России с основания государства до вступления на престол Алексея Михайловича // Юрид. сб., изданный Д. Мейером. Казань, 1855.

Ширяев В. Н. Религиозные преступления: Историко-догматические очерки. Ярославль, 1909.

Шпаков А. Я. Государство и Церковь в их взаимных отношениях в Московском государстве от Флорентийской унии до учреждения патриаршества. Ч. 1. Киев, 1904; Приложения в двух частях. Одесса, 1912.

Шпилевский С. Об источниках русского права в связи с развитием государства до Петра I. Казань, 1862.

Он же. Семейные власти у древних славян и германцев. Казань, 1869.

Энгельман А. Об ученой обработке греко-римского права, с обозрением новейшей его литературы. СПб., 1857.

Федотов-Чеховский А. О форме и содержании правых грамот: Речь. Киев, 1849 и др.

Аноним. О желательных и необходимых улучшениях в духовном судопроизводстве // Правосл. обозрение. 1877. Т. 3.

Он же. Обозрение греко-римских законов в отношении к Церкви // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1850. Ч. 65.

Он же. Материалы для старинной юридической терминологии // Летопись занятий Археогр. комиссии за 1861 год. СПб., 1862. Вып. 1.

Он же. Духовный суд в западной Руси в XVI веке // Литовские епарх. ведомости. 1875. № 21–40.

Он же. Номоканон патриарха Фотия // Дух. вестн. 1866. Т. 14.

Он же. Искусственные приемы в науке канонического права // Правосл. обозрение. 1878. Т. 3.

Он же. О первоначальном составе Славянской Кормчей книги // Христ. чтение. 1851. Ч. 1.

Он же. Уставы великих князей Владимира и Ярослава о церковном суде // Христ. чтение. 1851. Ч. 2.

Он же. Значение восточного церковного законоположения в истории Русской Церкви // Христ. чтение. 1852. Ч. 1.

Он же. Сведения о Соборах, бывших в Русской Церкви с Х до XIII столетия // Там же.

Он же. Сведения о Соборах, бывших в Русской Церкви в XIV и XV столетиях // Там же.

Он же. Сведения о Соборах, бывших в Русской Церкви в первой половине XVI столетия // Христ. чтение. 1852. Ч. 2.

Он же. Сведения о Стоглавом Соборе // Там же.

Он же. Сведения о Соборах, бывших в Русской Церкви в последней половине XVI столетия // Там же.

Он же. О работах по преобразованию духовно-судебной части // Христ. чтение. 1873. Ч. 2.

Он же. Обзор постановлений о браке в Православной Церкви // Правосл. собеседник. 1859. Ч. 2.

Он же. Попечение отечественной Церкви о внутреннем благоустройстве русского гражданского общества в XIII, XIV и XV веках // Правосл. собеседник. 1861. Ч. 1.

Он же. Новые списки церковного устава святого Владимира // Правосл. собеседник. 1861. Ч. 2.

Он же. Новые списки церковного устава Ярослава I // Правосл. собеседник. 1861. Ч. 3.

Он же. Новые списки церковно-уставных грамот новгородского князя Всеволода Мстиславича // Там же.

Он же. Церковно-судебные определения Киприана, митрополита Новгородского // Там же.

Он же. Новые списки «Правил святых отец 165-го сбора о обидящих Церкви Божия и священныя власти их» // Там же.

Он же. Новые списки «ряда и суда церковного, уставленного первыми князьми» // Там же.

Он же. Новый список послания Владимирского епископа к сыну святого Александра Невского // Там же.

Он же. Правила митрополита Киприана (1376–1406) // Правосл. собеседник. 1865. Ч. 2.

Он же. О недостатках русского народа, по изображению Стоглава (XVI в.) // Там же.

Он же. О публичном покаянии // Правосл. собеседник. 1868. Ч. 1.

Он же. Определения Московского Собора 1503 года // Правосл. собеседник. 1863. Ч. 2.

Он же. О церковно-канонических правилах древних русских митрополитов // Правосл. собеседник. 1864. Ч. 3.

Он же. Церковь Православная в деле созидания русского царства, и благоверные цари русские в отношениях к ней. Странник. 1899. Т. 2.

Он же. О Вселенских Соборах // Христ. чтение. 1869. Ч. 2.

Он же. Обозрение церковно-судебных решений и постановлений в первые три века по Р. Х. // Юрид. журн. 1861. № 5.

Он же. Стоглавый Собор // Правосл. собеседник. 1860. Ч. 2–3.

Он же. Церковное запрещение и разрешение // Там же.

Он же. Правила митрополита Кирилла II (1246–1280) // Правосл. собеседник. 1865. Ч. 1.

Он же. Правила митрополита Максима (1283–1308) // Там же.

Он же. Правила святого Петра митрополита (1308–1326) // Там же.

Он же. Правила митрополита Фотия (1410–1431) // Правосл. собеседник. 1866. Ч. 1.

Азаревич Д. Русский брак // Журн. гражд. и угол. права. 1880. Кн. 5–6.

Андреев И. Д. Заслуги Македонской династии в области законодательства и литературы // Богосл. вестн. 1896. Т. 4.

Ансеров П. Патриарший суд в древнерусской Церкви: Историческая справка // Вера и разум. 1906. Т. 1. Ч. 1.

Он же. Попытки к введению греческой централизационной системы церковного управления в Древней Руси // Там же.

Барсов Т. О духовном суде // Христ. чтение. 1870. Ч. 2.

Он же. О духовном суде ввиду предположенной духовно-судебной реформы // Христ. чтение. 1873. Ч. 1.

Он же. О последствиях расторжения брака в случае прелюбодеяния // Христ. чтение. 1881. Ч. 1.

Он же. О судопроизводстве по проступкам и преступлениям, подвергающим духовных лиц светскому суду // Христ. чтение. 1875. Ч. 1.

Он же. Процессы духовного суда в древней Вселенской Церкви // Христ. чтение. 1971. Ч. 2.

Барсов Е. В. Судные процессы XVII-XVIII вв. по делам Церкви // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1882. Кн. 3.

Бердников И. Каноническое право в Русской Церкви // Правосл. собеседник. 1897. Ч. 2.

Он же. К вопросу о церковной дисциплине // Христ. чтение. 1902. Ч. 213.

Беляев И. Д. О вывозе в суд по древнерусским законам до Уложения // Журн. мин-ва юстиции. 1860. № 2.

Он же. О поземельном владении в Московском государстве // Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. 1851. Кн. 2.

Он же. О суде наместничьем на Руси в старину // Юрид. журн. 1861. № 7–9.

Он же. Памятники русского церковного законодательства // Правосл. обозрение. 1863. Т. 2.

Он же. Списки судные и докладные и грамоты правые и бессудные // Архив ист.-юрид. сведений / Изд. Н. Калачова. Кн. 1, пол. 2.

Быстров Ф., свящ. Первые христиане в сибирском крае (1586–1631 гг.) // Правосл. обозрение. 1866. Т. 20.

Васильевский В. Г. Законодательство иконоборцев // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1878. Ч. 199, 200.

Васильев Ил. В. Историческое обозрение актов и судебных бумаг в России // Тр. и лет. О-ва истории и древностей российских. 1830. Ч. 5, кн. 1.

Он же. Историческое обозрение древнего Российского законодательства // Вестник Европы. 1822. Ч. 122.

Владимирский-Буданов М. Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилевской // Киев. унив. изв. 1877–1878.

Волнин А. Печалование древнерусских пастырей за опальных // Вера и разум. 1900. № 17–18.

Вышелесский Д. О. Борьба древнерусской Церкви с остатками язычества в строе семейном и общественном // Христ. чтение. 1896. Ч. 1.

Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси // Вера и разум. 1915.

Герасим, иером. Отзывы о св. Фотии, патриархе Константинопольском, его современников – в связи с историей политических партий Византийской империи // Христ. чтение. 1872–1873.

Голомбиевский А. Столы Разрядного приказа // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1890. № 7.

Горбунов. Льготные грамоты, жалованные монастырям и церквам в XIII, XIV и XV веках // Арх. ист. и практ. сведений, относящихся до России / Изд. Н. Калачова. 1860–1861.

Горчаков М. И. Научная постановка церковно-судного права // Сб. гос. зн. 1875. 2.

Гренков Ал. Собор, бывший в Москве при патриархе Филарете, в 1620 году, и его определения // Правосл. собеседник. 1864. Ч. 1.

Григорович В. Протоколы Константинопольского Патриархата XIV столетия // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1847. Ч. 54.

Григорович И. прот. Историческое исследование о Соборах, бывших в России со времени введения в оную христианской веры до восшествия на престол царя Иоанна IV // Летопись занятий Археогр. комиссии. СПб., 1862. Вып. 2.

Громогласов И. М. О вторых и третьих браках в Православной Церкви // Богосл. вестн. 1902. Т. 3.

Добротворский И. Каноническая книга «Стоглав» или неканоническая? // Правосл. собеседник. 1863. Ч. 1–2.

Домбровский В. О влиянии Греции на развитие гражданского образования Древней Руси // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1841. Январь.

Есипов В. Н. Святотатство в истории русского законодательства // Варш. унив. известия. 1893. Т. 8.

З-в Н. О споре новгородцев с московскими митрополитами из-за месячного суда // Правосл. обозрение. 1863. Т. 10.

Забелин И. Е. Сведения о подлинном Уложении царя Алексея Михайловича // Арх. ист.-юрид. сведений / Изд. Н. Калачова. М., 1850. Кн. 1, отд. 2.

Завьялов А. К вопросу о браке и брачном разводе // Странник. 1891–1892.

Загоскин Н. История права Московского государства // Учен. зап. Казан. ун-та. 1877–1880.

Он же. Уложение царя и великого князя Алексея Михайловича и Земский Собор 1648–1649 годов // Учен. зап. Казан. ун-та. 1880. 47.

Заозерский Н. Духовное лицо в звании третейского судьи // Богосл. вестн. 1899. Т. 1–2.

Он же. Значение доникейского канонического права в церковном законодательстве IV и последующих веков // Чтения в О-ве любителей дух. просвещения. 1882. Кн. 6–7.

Он же. Исследования в области русской науки канонического права // Богосл. вестн. 1893. Т. 2.

Он же. Иерархический принцип в церковной организации // Богосл. вестн. 1911. Т. 1.

Он же. К вопросу о тайной исповеди // Христ. чтение. 1902. Ч. 1.

Он же. К истории Номоканона в Византии и в Древней Руси // Прибавления к Творениям святых отцов. 1886. Ч. 37.

Он же. На чем основывается церковная юрисдикция в брачных делах? // Богосл. вестн. 1902. Т. 1–2.

Он же. Немецкий дух в русской науке церковного права // Правосл. обозрение. 1889. Т. 2.

Он же. О священной и правительственной власти Церкви Православной // Правосл. обозрение. 1889. Т. 3.

Он же. Покаяние и суд в Древней Церкви // Правосл. обозрение. 1885. Февраль-март.

Он же. Происхождение и образование Византийского Номоканона // Чтения в О-ве любителей дух. просвещения. 1882. 9.

Знаменский П. В. Приходское духовенство на Руси // Правосл. обозрение. 1866. Т. 21; 1866. Т. 22.

Иванов П. Московский архив министерства юстиции // Журн. мин-ва юстиции. 1860. № 2.

(Иоанн, еп. Смоленский) Древние правила церковного суда // Правосл. собеседник. 1859. Ч. 2.

Он же. Действие греческого Номоканона в древней России по церковно-судным делам // Правосл. собеседник. 1860. Ч. 1.

Он же. Об основаниях русского церковного права // Христ. чтение. 1846. Ч. 4.

Он же. Об основных началах русского церковного права // Правосл. собеседник. 1860. Ч. 1.

Он же. О свободе совести // Христ. чтение. 1864–1865.

Он же. Основания церковного суда // Правосл. собеседник. 1858. Ч. 2.

Он же. О церковном законодательстве // Христ. чтение. 1864–1865.

Он же. Церковный суд внешний или общественный // Там же.

Калайдович К. О судебных поединках в России // Русский ист. сб. 1838. Т. 1.

Калачов Н. В. Мерило Праведное // Арх. ист.-юрид. сведений, изданный Н. Калачовым. М., 1850. Кн. 1, отд. 3.

Он же. О значении писцовых книг // Зап. имп. Русского геогр. о-ва. Кн. 5.

Он же. Очерк юридического быта крестьян XVII века // Летопись занятий Археогр. комиссии за 1864 год. СПб., 1865. Вып. 3.

Каптерев Н. Власть патриаршая и архиерейская в Древней Руси в их отношении к власти царской и к приходскому духовенству // Богосл. вестн. 1905. Т. 1–2.

Он же. Царь и церковные московские Соборы XVI и XVII столетий // Богосл. вестн. 1906. Т. 3.

Карпов Ген. Очерки из истории Российской иерархии // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1864. Кн. 3.

Кесарев Е., свящ. Церковный обычай и его значение в Древней Церкви // Странник. 1892. Т. 2.

Кипарисов В. Дисциплина Древней Церкви в отношении к свободе совести // Прибавления к Творениям святых отцов. 1866. Ч. 37.

Кистяковский А. Ф. О преступлениях против веры // Наблюдатель. 1882. Кн. 10.

Корнеенко И. Участие императора Юстиниана в делах церковного устройства, управления и суда // Странник. 1890. Т. 2–3; 1891. Т. 1.

Корсунский И. О свободе совести // Правосл. обозрение. 1883. Т. 3.

Л. И. Новооткрытый рукописный Стоглав XVI века // Богосл. вестн. 1899. Ч. 2.

Ланге Н. И. Исследование об уголовном праве Русской Правды // Арх. ист. и практ. сведений, относящихся до России / Изд. Н. Калачова. Кн. 3–6.

Он же. О наказаниях и взысканиях за бесчестие по древнему русскому праву // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1859. Ч. 102.

Лебедев Н. Славянская Кормчая книга и ее предписания о родстве по отношению к брачным союзам // Вологод. епарх. ведомости. 1875. № 10–12.

Левицкий О. Н. Семейные отношения в Юго-Западной Руси в XVI-XVII вв. // Русская старина. 1880. Ноябрь.

Лихницкий И. Освященный Собор в Москве в XVI-XVII веках // Христ. чтение. 1906. Ч. 1.

Лохвицкий А. В. Очерк церковной администрации в древней России // Русский вестн. 1857. Т. 7.

Макарий, архиеп. Харьковский. Церковное право в России при монголах // Дух. вестн. 1863. Т. 4.

Макарий, архим. Обозрение древних рукописей и книг церковных в Новгороде и его окрестностях // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1861. Кн. 2.

Малышевский И. И. Киевские церковные Соборы // Тр. Киев. дух. акад. 1884. № 12. Отд. оттиск. Киев, 1884.

Марков Н. Ф. О последствиях лишения и добровольного сложения священного сана и монашества // Странник. 1898. Т. 2–3.

Мейчик Д. М. Грамоты и другие акты XIV и XV веков в Московском архиве министерства юстиции // Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве юстиции. М., 1884. Т. 4.

Милованов Ив. О преступлениях и наказаниях церковных (по канонам древней Вселенской Церкви) // Христ. чтение. 1887. Ч. 1–2; 1888. Ч. 1.

Милютин Вл. О недвижимых имуществах духовенства России // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1859–1861.

Михаил, иером. О задачах церковного права // Христ. чтение. 1902. Ч. 213.

Он же. Сумасшествие, как повод к разводу // Христ. чтение. 1906. Ч. 2.

Мстиславский В. О покленной вире, или понятие об обвинительном процессе по Русской Правде // Юрид. журн. 1861. № 5.

Мысовский К. Древнее русское церковное право в связи с правом византийским // Правосл. собеседник. 1862. Ч. 1, 2, 3; 1863. Ч. 2, 3; 1867. Ч. 3.

Неволин К. О пятинах и погостах новгородских в XVI в. // Зап. Русского геогр. о-ва. 1853. Кн. 8.

Никитский А. Очерк внутренней истории Церкви во Пскове // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1871. Ч. 155.

Новомбергский Н. Врачебное строение в допетровской Руси // Изв. Томск. ун-та. 1909. Кн. 31 (Приложения).

Оршанский И. Духовный суд и семейное право // Журн. гражд. и угол. права. 1872. Кн. 3–4.

Он же. О духовно-судебной реформе // Журн. гражд. и угол. права. 1875. Кн. 2.

Он же. Реформа церковного суда и брачного права // Журн. гражд. и угол. права. 1874. Кн. 1.

Осипов А. М. Брачное право древнего Востока // Учен. зап. Казан. ун-та. 1872. Т. 8.

Павлов А. С. Неизданный памятник русского церковного права XII века // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1890. Ч. 271.

Он же. Церковное правительство (hierarchia jurisdictionis) // Богосл. вестн. 1900. Т. 2.

Павлов-Сильванский Н. И. Символизм в древнем русском праве // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1905. Ч. 359.

Пернштейн Иоанн, посол императора Максимилиана II при Московском дворе в 1575 г. / Пер. с итал. гр. М. Д. Бутурлина // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1876. Кн. 2.

Петрей де Ерлезунда П. История о великом княжестве Московском / Пер. с нем. А. Шемякина. Ч. 3–4 // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1867. Кн. 2.

Писаревский Н. Значение Стоглавого Собора (1551 г.) в истории Русской Церкви // Богосл. вестн. 1895. Т. 2.

Победоносцев К. П. Акты, относящиеся до юридического быта древней России, т. 1: Рецензия // Арх. ист. и практ. сведений, относящихся до России / Изд. Н. Калачова. СПб., 1859. Кн. 4.

Покровский А. О соборах юго-западной Руси XV-XVII веков. // Богосл. вестн. 1906. Т. 3.

Прение Данила, митрополита Московскаго и всея Руси, со старцем Васьяном, 1531 года, мая 11 дня // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1847. Кн. 9, отд. 4.

Рожков И. А. Очерки юридического быта по Русской Правде // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1897. Ч. 314.

Розанов Н. П. Грамота царя Михаила Феодоровича Серпуховскому протопопу с братией // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1869. Кн. 2.

Руднев М. Церковное судопроизводство по делам о расторжении брака по причине супружеской неверности // Христ. чтение. 1901–1902.

Савва, еп. Жичский. К вопросу о компетенции судов государственного и церковного по преступлениям духовных и монашествующих лиц // Богосл. вестн. 1911. Т. 1–2.

Самуилов В. Десятильники и поповские старосты // Церк. ведомости. 1900. № 35.

Он же. Духовные правления // Церк. ведомости. 1900. № 40.

Сервицкий А. И. Опыт исследования ереси новгородских еретиков или жидовствующих // Правосл. обозрение. 1862. Т. 8.

Сергеевич В. И. Русская Правда и ее списки // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1899. Ч. 321.

Сергеевский Н. Д. К учению о религиозных преступлениях // Журн. мин-ва юстиции. 1906. Апрель.

Сильвестр, архим. К вопросу о бракоразводном процессе // Вера и разум. 1904. Т. 1, ч. 1.

Слатин А. Монастырский суд в XVII в. (1610 г.) // Русская старина. 1878. Т. 23.

Смирнов С. И. Исповедь и покаяние в древних монастырях Востока // Богосл. вестн. 1905. Т. 1.

Соколов И. И. О поводах к разводу в Византии в IX-XV вв. // Христ. чтение. 1909. Т. 232, ч. 2; 1910, Т. 33–23, 24.

Он же. Патриарший суд над убийцами в Византии Х-XV вв. // Христ. чтение. 1909. Т. 229. Ч. 1.

Он же. Печалование патриархов перед василевсами в Византии IX-XV вв. // Христ. чтение. 1909. Т. 231, ч. 1.

Соколов Н. К. Каноническое устройство церковного суда по началам вселенского соборного законодательства // Правосл. обозрение. 1870. Т. 2.

Он же. О влиянии Церкви на историческое развитие права // Моск. унив. изв. 1870. № 1.

Он же. О началах и формах духовного суда в виду современных потребностей // Правосл. обозрение. 1870. Т. 1.

Он же. Основные начала судебной реформы в применении их к ведомству духовного суда // Правосл. обозрение. 1871. Март-май.

Он же. О составе епископского управления в Древней Церкви // Правосл. обозрение. 1870. Т. 2.

Он же. Практика церковного суда на Вселенских и Поместных Соборах // Правосл. обозрение. 1871. Февраль-март.

Он же. Церковный суд в первые три века христианства // Правосл. обозрение. 1870. Т. 2.

Сокольский В. Главнейшие моменты в истории повального обыска // Киев. унив. изв. 1871.

Сокольский Вл. О характере и значении Эпанагоги // Визант. временник. 1894. Т. 1, вып. 1.

Соловьев С. М. Очерк нравов, обычаев, религии славян, преимущественно восточных, во времена языческие // Арх. ист.-юрид. сведений, относящихся до России / Изд. Н. Калачова. М., 1850. Кн. 1.

Спасович В. Д. О религиозных преступлениях // Протоколы угол. отд. С.-Петерб. юрид. о-ва. 1881. Т. 3. Заседание 28.

Стефановский К. Г. Разграничение гражданского и уголовного судопроизводства в истории русского права // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1873. Ч. 165–168.

Суворов Н. С. Псковское церковное землевладение в XVI и XVII веках // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1905. Дек.; 1906. Март, май.

Т. (Титлинов). Вопрос о реформе епархиального управления в Предсоборном Присутствии 1906 года // Церк. вестн. 1913. № 25.

Он же. Историческая справка к вопросу о реформе епархиального управления // Церк. вестн. 1913. № 21–24.

Он же. Развод // Там же. № 35.

Таганцев Н. Суворов Н. О церковных наказаниях // Журн. гражд. и угол. права. 1877. Кн. 2.

Он же. О религиозных преступлениях // Протоколы угол. отд. С.-Петерб. юрид. о-ва. 1881. Т. 3. Заседание 29.

Тарновский. Религиозные преступления в России // Вестн. права. 1899. Апрель.

Твердынский Т., свящ. Гражданский суд в делах веры // Дом. беседа. 1864. Вып. 52.

Терновский Ф. Изучение византийской истории и ее тенденциозное приложение к Древней Руси // Киев. унив. изв. 1874–1875.

Он же. Участие древнерусских архиереев в делах общественных // Тр. Киев. дух. акад. 1870. I.

Тобин Д. Взгляд на основные начала русского уголовного законодательства с древнейших времен до Уложения о наказаниях 1845 года / Пер. с нем. // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1847. Ч. 54.

Тяжелов А. Законы греческих императоров в отношении к Церкви после Юстиниана // Чтения в О-ве любителей дух. просвещения. 1875.

Ундольский В. М. Описание славянских рукописей Московской Патриаршей (ныне Синодальной) библиотеки // Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1867. Кн. 2.

Федоров Б. О форме присяги в России со времен язычества до царствования Петра Великого // Отеч. зап. 1824. Ч. 17.

Хартулари Г. О святотатстве // Журн. мин-ва юстиции. 1863. № 9.

Чичерин Б. Н. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей // Русский вестн. 1857. Т. 7.

Шагуна А. Краткое изложение канонического права / Под ред. Т. Барсова // Христ. чтение. 1870–1871.

Он же. О церковном суде // Христ. чтение. 1872. Ч. 2–3.

Шипов С. Краткое обозрение судоустройства и судопроизводства в России // Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. 1855. Кн. 22.

Ширяев В. Н. Уголовно-правовая охрана религиозной свободы // Журн. мин-ва юстиции. 1907. № 4 и др.

1. Списки и издания указаны в примечаниях.

Alivisatos H. S. Die kirchliche Gesetzgebung des Kaisers Justinian I. Berlin, 1913.

Bickell J. W. Geschichte des Kirchenrechts. Giessen. 1843. Bd 1.

Biener F. A. Geschichte der Novellen Justinian\s. Berlin, 1824.

Biener F. A., Heimbach C. Beitra....ge zur Revision des Justinianischen Codex. Berlin, 1833.

Binterim A. I. Die vorzu....glichsten Denkwu....rdigkeiten der Christ – katholischen Kirche aus den ersten, mittlern und letzen Zeiten. Mainz, 1838. Th. 1–3.

Bluhme F. System des in schland geltenden Kirchenrechts. Bonn, 1868.

Eichhorn K. F. Grundsa....tze des Kirhenrechts der katholischen und der evangelischen Religionspartei in Deutschland. Bd 1–2. Go....ttingen, 1833.

Ewers J. P. G. Das a....lteste Recht der Russen in seiner geschichtlichen Entwickelung. Dorpat, 1826.

Fessler J. Der kanonische Process nach seinen positiven Grundlagen und seiner a..ltesten historischen Entwickelung in der vorjustinianischen Periode. Wien, 1860.

Frank F. Die Bussdisciplin der Kirche von den Apostelzeiten bis zum siebenten Jahrhundert. Mainz, 1867.

Gehring J. Die Sekten der russischen Kirche (1003–1897). Leipzig, 1898.

Gitzler L. Geschichte der Quellen des Kirchenrechts. Breslau, 1855.

Goetz L. K. Kirchenrechtliche und kulturgeschichtliche Denkma..ler Altrusslands nebst Geschichte der russischen Kirchenrechts. Stuttgart, 1905.

Idem. Staat und Kirche in Altrussland. Kiever Periode. 988–1240. Berlin, 1908.

Gottschalk G. Ueber den Einfluss des ro..mischen Recht auf das canonische Recht. Mannheim, 1866.

Hefele C. J. Conciliengeschichte. Freiburg im Breisgau, 1855–1869. Bd 1–7.

Hergenro..ther J. Photius, Patriarch von Constantinopel. Regensburg, 1869. Bd 3.

Hu..bler B. Kirchliche Rechtsquellen. Berlin, 1888.

Katz E. Ein Grundriss des kanonischen Strafrechts. Berlin; Leipzig, 1881.

Kellner H. Das Buss- und Strafverfahren gegen Kleriker, in den sechs ersten christlichen Jahrhunderten. Trier, 1863.

Kersten J. Su..ndenstrafe und Zu..chtigung mit besonderer Beru..cksichtigung der Offenbarungsstufen. Dorpat, 1891.

Knecht A. Die Religions – Politik Kaiser Justinians I. Wu..rzburg, 1896.

Kober F. Die Deposition und Degradation nach den Grundsa..tzen des kirchlichen Rechts. Tu..bingen, 1867.

Lentzen J. Das kanonische Gerichtsverfahren und Strafrecht. Ko..ln; Neuss, 1866.

Lo..ning. Geschichte des deutschen Kirchenrechts. Strassburg, 1878. Bd 1–2.

Meurer C. Die rechtliche Natur der Po..nitenzen der katholischen Kirche in historisch. Entwicklung // Arch. katholisch. Kirchenrecht. 1883. Bd 49.

Mitrovits T. Nomokanon des slavischen morgenla..ndischen Kirche oder die Kormtschaja Kniga. Wien; Leipzig, 1898.

Molitor W. Ueber kanonisches Gerichtsverfahren gegen Kleriker. Mainz, 1856.

Mu.. nchen N. Das kanonische Gerichtsverfahren und Strafrecht. Ko..ln; Neuss, 1865. Bd 1; 1866. Bd 2.

Ney C. Das Kirchenrecht. Berlin, 1895.

Probst F. Kirchliche Disciplin in der drei ersten christlichen Jahrhunderten. Tu..bingen, 1873.

Puchta G. F. Einleitung in das Recht der Kirche. Leipzig, 1840.

Rerum Rossicarum scriptores exteri, a collegio Archaeographico editi. T. I. Petropoli, 1851. Bd 1.

v.-Rohland W. Die Gefahr im Strafrecht. Dorpat, 1886.

Idem. Die strafbare Unterlassung. I Abth. Dorpat; Leipzig, 1887.

Roth K. Geschichte des Byzantischen Rechts. Leipzig, 1904.

Schmitz H. J. Die Bussbu..cher und die Bussdisciplin der Kirche. Mainz, 1883.

Von Schulte J. F. Ueber Kirchenstrafen. Hamburg, 1872.

Sohm R. Die geistliche Gerichtsbarkeit im fra..nkisch. Reich // Z. Kirchenrecht. 1870. Bd 9.

Stiegler M. A. Dispensation. Dispensationswesen und Dispensationsrecht im Kirchenrecht. Mainz, 1901. Bd 1.

Tobien E. S. Die Aeltesten Gerichts-ordnungen Russlands. Dorpat, 1846.

I dem. Sammlung kritisch – bearbeiterer Quellen der Geschichte des Russischen Rechts. Dorpat, 1844. Bd 1. 1845. Bd 2.

Wasserschleben H. Beitra..ge zur Geschichte der vorgratianischen Kirchenrechtsquellen. Leipzig, 1839.

Wasserschleben F. W. H. Die Bussordnungen der abendla..ndischen Kirche nebst einer rechtsgeschichtlichen Einleitung. Halle, 1851.

Zachariae C. E. von Lingenthal. Ueber den Verfasser und die Quellen des (pseudo-Photianischen) Nomokanon in XIV Titeln. St.-Petersburg, 1885.

Zachariae C. E. von Lingenthal.Geschichte der griechisch – ro..mischen Rechts. 3 Auflade. Berlin, 1892.

Zhishman J. Das Eherecht der orientalischen Kirche. Wien, 1864.

Zhishman J. Die Synoden und die Episcopal-Aemter in der morgenla..ndischen Kirche. Wien, 1867 идр.

-----

Avis aux princes catholiques, ou me/moires de canonistes ce/le\bres. Б. м., 1768/ Pt. 1–2. 

Boissard L. L’e/glise de Russie. Paris, 1867. T. 1–2. 

Capefigue M. L’e/glise au moyen age. Paris, 1852. T. 1–3. 

Carpentier C. Le droit payen et le droit chre/tien. Paris, 1866. 

Chalandon F. Essai sur le re/gne d’Alexis ler Come\nne (1081–1118). Paris, 1900.

Diehl C. Introduction а\ l’histoire de Byzance. Paris, 1900.

I dem. Justinien et la civilisation Byzantine au VIe sie\cle. Paris, 1901.

Gue/ rin L.-F. Manuel de l’histoire de conciles. Paris, 1846.

Grenier P. L’empire Byzantin. Paris, 1904. T. 1–2.

Jager, abbe/. Histoire de Photius, patriarche de Constantinople, autear du schisme des grecs. Paris, 1844.

Mortreuil J. A. B. Histoire du droit Byzantin. Paris, 1843–1846. T. 1–3.

Paparrigopoulo M. C. Histoire de la civilisation helle/nique. Paris, 1878.

Pitra J.-B. Des canons et des collections canoniques de l’e/glise grecque. Paris, 1858.

Richard C. L. Analyse des conciles ge/ne/raux et particuliers. Paris, 1772. T. 1–5.

Stremler J. Traite/ des peines eccle/siastiques de l’appel et des congre/gations romaines. Paris, 1860 и др.

Burn R. The ecclesiastical Law. 9 Ed. London, 1842. Vol. 1–4.

Finlay G. History of the Byzantine and greek empires from 1057 to 1453. Edinburgh; London, 1854.

Stanley A. P. Lectures of the history of the eastern church. London, 1861.

Ste, z/ y zki J. W. B. Historya prawa polskiego. Warszawa, 1850.

Schmitt H. Kilka slow bezstronnych w sprawie Russkie/j. Lwo/w, 1861.

Szczurowski T. Prawo kanoniczne. Supraslu, 1792.

Грушевський М. Iстория УкраI..ни-Руси. КuI..в; Львiв, 1898–1909. Т. 1–7.

Α. Διομήδής Κυριακος. Εκκλησιαστικη ιστορια απο της ιδρυσεως της εκκλησιας μεχρι των καυημας χρονων. ,Εν Αυηναις, 1898. T. 1–3. Σακελλαρο πουλος Μ. ,Εκκλησιαστικο\ν δι καιον της νατολικης ορυοδο ξου ε,κκλησι ας. ,Εν Αυηναις, 1898.

Biener F. A. De collectionibus canonum ecclesiae graecae. Berolini, 1827.

Hahnius H. De differentiis juris civilis et canonici. Helmestadii, 1635.

Heimbach De C. G. Basilicorum origine. Lipsiae, 1825.

Historiae Ruthenicae scriptores exteri saeculi XVI / Ed. Adalb. de Starczewski. Berolini; Petropoli. 1841–1842. Vol. 1–2.

Knorren J. F. De poenitentia ecclesiastica. Jenae, 1712.

Lasitius J. De ecclesiastica disciplina, moribusque et institutis, fratrum Bohemorum Memorabilia continens. Amsterdam, 1660.

Slotwin. ski F. Institutiones juris ecclesiastici. Cracoviae, 1839–1840. T. 1–2.

Strauch A. Τα επιτιμίαμετανοούντων. 1664.

Отдел первый: источники церковного суда в древней Руси до 1649 г.

Глава 1: Краткий обзор памятников византийского церковно-судебного законодательства

В настоящей главе нашей задачей является краткое обозрение истории церковно-судебного правообразования на Востоке. Необходимость раскрытия в нашем исследовании вопросов, связанных с историей церковного суда в Византии, постулируется уже тем соображением, как мы говорили выше25, что без этого немыслимо полное и всестороннее понятие о церковном суде вообще, формы которого, при неизменности начал, положенных Господом Иисусом Христом, создавались требованиями, предъявляемыми самою церковною жизнью в течение всего того времени, когда вселенское церковное сознание фиксировало формулы христианских догматов, создавало формы богослужения и нормы церковного законодательства. Необходимость изучения истории церковного суда в Византии становится еще настоятельнее и очевиднее при констатировании генетической и органической связи Русской Церкви с Церковью Вселенской, просветившей, в лице Византии, Древнюю Русь светом христианского боговедения и передавшей ей Священное Писание, богослужебный культ, каноническое законодательство и привившей ей формы церковной жизни – в том их составе и виде, в каком к Х в. выработались они на Востоке, после десяти веков церковного творчества и церковной жизни. Те отношения, которые до половины XV в. сохранялись между Византийской и Русской Церквами и побуждали первую обогащать нашу Церковь вновь создававшимися каноническими определениями и трудами по систематизации канонического законодательства, – дают нам все основания расширить наше обозрение источников церковного суда в Византии до того времени, когда прекратилась эта непосредственная зависимая связь.

Мы рассмотрим сейчас, насколько это будет необходимым для поставленных нами целей, историю памятников церковного законодательства Византии, и на основе этого фундамента, при обозрении истории древнерусского суда, будут тем ярче вырисовываться те рамки, в пределах которых византийский церковный суд имел свое влияние и служил базисом для образования и действия древнерусского церковно-судебного права.

Обозрение источников церковного права вообще, и в частности церковно-судебного, мы делаем историческим путем, в хронологическом порядке появления самих памятников. В истории церковного законодательства можно различать три периода: церковное право первых трех веков христианской эры, когда Церковь черпала основания для своего управления и суда из Священного Писания и живого апостольского Предания; право периода Вселенских и Поместных Соборов, давших каноническое законодательство, параллельно с развитием церковно-гражданского императорского законодательства и систематизацией всего канонического кодекса; наконец, право третьего периода – со времени патриарха Фотия и разделения Церквей – период сложившегося законодательства и его дальнейшего систематизирования и жизненного применения26.

От времен глубокой христианской древности, первых веков христианской жизни, Церковь имеет своим драгоценным наследием два памятника церковного права – Правила святых апостолов и постановления Апостольские. Хотя Трулльский Собор признал Апостольские постановления в дошедшем до него виде (в таком же они дошли и до нас) интерполированными и лишил их канонического авторитета27 , которым они пользовались до того времени28 , тем не менее некоторые главы из 8-й книги Постановлений вошли в нашу славянскую Кормчую, как предписания канонического характера29.

С IV в., принесшего христианской Церкви внешнюю свободу, церковное законодательство развивается интенсивно. После того как Римское государство стало христианским, а христианская Церковь – государственной, церковное законодательство обогащается общеобязательными для всей Церкви постановлениями Вселенских и Поместных Соборов и актами светского законодательства, направленными ко благу Церкви. На семи Вселенских Соборах издано 189 церковных правил30; на Поместных Соборах, постановления которых получили всеобщий канонический авторитет в Церкви и были утверждены Вселенскими Соборами (Шестым и Седьмым), правил издано было 33531. Помимо постановлений Вселенских и Поместных Соборов, канонический авторитет Трулльским Собором был утвержден и за «правилами святых отец»32.

Светское церковно-гражданское законодательство эпохи Вселенских Соборов имело своим назначением придавать церковным правилам, или канонам, государственную санкцию, делая их законами государственными, и дополнять и развивать церковное законодательство новыми постановлениями, относящимися к Церкви и не противоречащими (общий принцип светского законодательства) установленным Вселенской Церковью канонам и догматам33. Авторитет церковных канонов, как получавших двойную санкцию – церковную и государственную (на это преимущество указывают Вальсамон и Матфей Властарь34), стоял выше, нежели авторитет светского законодательства по церковным делам, имевшего лишь государственную санкцию, – в течение всего рассматриваемого нами периода и следующего за ним, до самого падения Византийской империи.

Акты церковно-гражданского законодательства издавались или в виде отдельных конституций, в содержание которых входили одно или несколько определений по делам Церкви и которые составляли затем законодательные кодексы, или же в виде так называемых новелл35 и их сборников, т.е. тех императорских постановлений, которые появлялись уже после издания кодексов государственного законодательства.

Не входя в подробное рассмотрение истории и содержания памятников церковно-гражданского законодательства (имеющего отношение к области церковного суда), укажем лишь, что таковыми источниками служили Codex Theodosianus – кодекс Феодосия II Младшего36; отдельные новеллы и конституции, издававшиеся в период времени от Феодосия до Юстиниана и сохранившиеся в различных церковных сборниках37; законодательные издания императора Юстиниана: а) так называемые Институции – введение к изучению права и законов; б) Пандекты или Дигесты – система права юристов; в) Кодекс (Codex repetitae praelectionis – кодекс второго издания; первый кодекс, не дошедший до нас, содержал в себе не все императорские законы), который содержит в себе постановления императоров от Адриана до Юстиниана (117–534)38; все три названных сборника юстиниановского законодательства в XII в. получили общее наименование Corpus juris civilis39; новеллы Юстиниана40, дошедшие до нас в частных сборниках41.

После Юстиниана церковное законодательство развивалось императорами Исаврийской и Македонской династий. Так, императорами первой династии – Иустином II, Тиверием II, Ираклием было издано несколько новелл42; Львом V Исавром и Константином Копронимом около 740 г. издана ,Εκλογη των νομων, Эклога законов, т.е. «избрание из законов», краткий и общедоступный сборник законов со многими отступлениями от начал юстиниановского права в пользу начал обычного права некоторых провинций империи43. Законодательство Македонской династии характеризуется стремлением освободиться от этих чуждых элементов права и восстановить право Юстиниана: в этом направлении между 870 и 879 гг. императорами Василием, Львом и Константином был издан Ὁ προχειρος νομος, Прохирон (Ручная книга законов), представляющий собою практическое руководство для изучения права и для пользования в судах44 (в Прохироне есть речь о браке, разводе и поставлении епископов и пресвитеров); между 884 и 886 гг. была издана от лица Василия, Льва и Александра ,Επαναγογη του νομον – Эпанагога закона, или Прохирон, дополненный данными других памятников45. Лев VI Философ, сын Василия Македонянина, обнародовал новый свод законов, так называемые Τα βασιλικα – подр. βιβλια или νομιμα, т.е. Царские книги, в 60 книгах; ему же принадлежит издание и ряда (до 118) новелл46. После этих изданий императора Льва VI появляются лишь сборники, составленные частными лицами; эпоха официальной кодификации заканчивается с его смертью.

Необходимо указать далее на сборники церковного права – актов вселенского законодательства и церковно-гражданских законов императоров – эпохи до разделения Церквей. По содержанию эти сборники – трех типов: исключительно канонические, содержащие только одни каноны; сборники исключительно императорских постановлений по делам Церкви и сборники смешанные, с наличностью церковных канонов (κανονες) и светских законов (νομοι)­номоканоны (νομοκανονες), которые до XII в. назывались сводами канонов (Συναγωγη κανονων) или каноническими синтагмами (Συνταγμα κανονικον); чисто канонические сборники с того же времени стали называться «синтагмами». Помимо общих сборников, в содержание которых входили постановления по всем вопросам церковной жизни, издавались специальные сборники: пенитенциалы, или покаянные номоканоны, содержавшие только покаянную дисциплину, монастырские уставы и пр.

Древнейшим сборником канонов на Востоке являются известные в науке «Никейские правила», в которых к правилам Первого Вселенского Собора присоединялись правила некоторых Поместных Соборов47.

Первым систематическим сборником канонов был сборник в 60 титулов, не дошедший до нас (V-VI вв.). К этому сборнику, согласно заключению науки, было сделано самим составителем приложение в виде сборника церковно-гражданских законов в 25 главах (Collectio XXV capitulorum)48. Патриархом Иоанном Схоластиком были составлены (во второй половине VI в.) сохранившиеся до нас два сборника: первый – сборник канонов: «Συναγωγη\ κανο νων ε,κκλησιαστικων ει,ς πεντη κοντα τι τλους διηρημε νη» – свод церковных правил, расположенный в 50 титулах, и второй – «Собрание» светских законов по церковным делам в 87 главах: Collectio LXXXVII capitulorum49. Сборник канонов содержит 85 апостольских правил, 224 правила десяти Соборов (четырех Вселенских и шести Поместных) и 68 правил Василия Великого. Сборник в 87 главах составлен из 12 различных новелл Юстиниана.

Оба сборника Иоанна Схоластика вскоре после него (VI-VII вв.) были соединены в один «Номоканон в 50 титулах»50; при этом было удержано разделение на 50 титулов, но вместо полного текста канонов, который был опущен, поставлены только числа, указывающие на каноны; после обозначений канонов приведены соответствующие главы из сборника в 87 главах, дополненного некоторыми не вошедшими в него церковно-гражданскими определениями. Составитель «Номоканона в 50 титулах» остается неизвестным науке. Позднее Номоканон подвергся изменениям и дополнениям; последние составились из внесения в Номоканон правил Трулльского и Седьмого Вселенского Соборов, двух – Фотиевых, Карфагенского Собора 419 г., Правил святых отцов и других актов. Вместо обозначений канонов цифрами внесен был полный текст канонов.

Вторым наиболее распространенным сборником византийского церковного права был так называемый Номоканон в XIV титулах, который имеет за собой большую историю и громадную литературу касательно истории своего происхождения и распространения в Византии и православных странах51. Последние голоса церковно-исторической науки в своем большинстве представляют эти вопросы в таком виде.

В скором времени (приблизительно между 578 и 610 гг.) после издания «Свода церковных правил в 50 титулах» появилась так называемая «Синтагма в 14 титулах», или Συνταγμα κανονικον – Каноническая синтагма, претерпевшая в своей истории в разное время два изменения: преобразование в Номоканон и дополнение актами церковного и светского законодательства52. Преобразование было сделано приблизительно между 629 и 640 гг.53, и об авторе Номоканона в XIV титулах существует несколько мнений. В 883 г. Номоканон в XIV титулах был пересмотрен и дополнен автором второго из сохранившихся к нему предисловий, приписываемого известному патриарху Фотию. Каноническая часть была дополнена правилами Шестого и Седьмого Вселенских Соборов и трех Соборов, бывших при Фотии (первого и второго в храме святых апостолов – 861 г. и Собора в храме святой Софии – 879–880 гг.) Правила последних двух Вселенских Соборов были внесены в Номоканон в XIV титулах, как полагают, еще до Фотия54. Дополнения и изменения Номоканона были сделаны Фотием и в области извлечений из светских законов55.

По своему значению и распространенности Номоканон Фотия превзошел даже «Номоканон в 50 титулах».

К рассматриваемому периоду законодательства относятся древняя редакция так называемого Синопсиса, т. е. сокращенного изложения канонов, которая появилась, как думают, уже после издания канонической синтагмы в XIV титулах (вопрос об авторе Синопсиса остается открытым)56, и так называемые «покаянные номоканоны», или руководства при наложении епитимии: древнейший, приписываемый Константинопольскому патриарху Иоанну Постнику († 596) (дошел до нас в позднейших редакциях), и другие, вовсе не дошедшие до нас57; к этому же периоду относятся «Правила» святого Никифора Исповедника касательно покаянной дисциплины.

В третьем периоде церковного правообразования в Византии, с разделения Церквей58, Константинополь по-прежнему был центром церковной жизни всего Востока.

Источниками канонического права в этот период были определения Константинопольского Патриаршего Синода, публиковавшиеся от имени Константинопольских патриархов – Николая Мистика (IX-X вв.), Феофилакта (Х в.), Сисиния (Х в.), Алексея Студита (XI в.), Михаила Керуллария (XI в.), Николая Грамматика, Луки Хрисоверга (XII в.), Германа II (ХIII в.) и многих других59. В области церковно-гражданского законодательства за рассматриваемый период отметим новеллы, простагмы (повеления), хризовулы 37 императоров (с Х в. до половины XV в.), в их числе Исаака, Алексея, Иоанна, Мануила и других Комненов (XI – XII вв.)60.

Из сборников церковного права наибольшее практическое значение и распространение имел Номоканон в XIV титулах в обработке Фотия, и только во времена, близкие к Фотию, по некоторым общественно-политическим причинам такую распространенность получил Номоканон, переделанный из сборников Иоанна Схоластика. Канонический Синопсис, приписываемый Стефану Ефесскому61, был редактирован неким Симеоном и Алексеем Аристином, известным канонистом XII в., комментировавшим Синопсис и этим давшим ему свое имя.

XII век дал знаменитые комментарии церковных правил – Алексея Аристина (к каноническому Синопсису Стефана Ефесского в дополненной редакции), монаха Иоанна Зонары (к синтагме церковных правил) и Феодора Вальсамона, патриарха Антиохийского (толкования на Номоканон Фотия в полном его составе: на светские законы (κειμενον) – первую часть Номоканона и на церковные каноны – вторую часть62.

В XIV столетии появилась так называемая «Алфавитная синтагма Матфея Властаря», или полнее – «Собрание по алфавитному порядку всех предметов, содержащихся в священных и Божественных канонах, обработанное и составленное смиреннейшим в иеромонахах Матфеем Властарем», – краткое практическое руководство (компилятивного характера) по действовавшему тогда церковному праву63.

Мы исчерпали круг источников церковного права Византийской Церкви за период до половины XV в. и с этими источниками встретимся еще в трактате об источниках церковно-судебного права в России.

Что же дала Византия нашей древней России в области источников церковного суда?

Глава 2: Памятники византийские в качестве источников церковного суда в Древней Руси (до 1649 г.)

В трактате о законодательных источниках церковного суда в России первое слово должно быть посвящено источникам византийского происхождения – ранним и основным. Как ветвь Православной Греко-Восточной Церкви, как нераздельная и органическая часть Церкви Вселенской, юная Русская Церковь с первых же моментов своего бытия, еще прежде, нежели могли обозначиться условия насаждения и развития христианства в славянской языческой среде и в связи с этим так или иначе видоизмениться содержание византийского церковно-гражданского законодательства (о чем речь ниже), – приняла византийские церковно-юридические нормы для своего управления и суда, изложенные и систематизированные в греческих Номоканонах. Эти последние, распространяясь в различных редакциях, расширяясь и, наоборот, суживаясь в объеме, хранят свое жизненное значение на всем протяжении истории Русской Церкви как основной догматический источник для местного церковно-судебного правообразования и жизни Церкви вообще. Для нас сейчас интересен вопрос о значении Номоканонов, степени их распространенности и практическом употреблении их, как источников церковно-судебного права, – лишь в древний период Русской Церкви (до 1649 г.).

Нельзя оспаривать значения Номоканонов для церковно-юридического быта России – в качестве источников, инспирировавших местные русские законодательные акты, исходившие как от княжеской и царской, так и от церковной власти: нельзя оспаривать ввиду исторических данных, во-первых, и а priori – ввиду непосредственной связи Русской Церкви с Византийской – во-вторых. На основе вселенских канонов и церковно-гражданских постановлений византийских императоров определялись местным законодательством весьма многие стороны и отношения церковной и частной гражданской жизни, которые, с принятием русской землей христианства, стали подведомственны духовной власти и церковному суду.

Указание на Номоканон, как свое основание, фундамент, мы находим в так называемых уставах о церковных судах великих князей Владимира и Ярослава. «Разверзше грецьскыи Номоканон, – читаем в так называемом уставе Владимира, – и обретохом в нем, оже не подобает сих судов и тяжь князю судити ни боярам его ни судьям… то все дал есмь по первых царств уряженью и по вселенских святых семи зборов великих святитель… кто переступить си правила, якоже есмы управили по святых отец правилом и по первых царств управленью…» и т.д.64. О том же мы находим известие у летописца: «Се же и по всей земле Русской во всех княжениях соборныа церкви епископом сотвори (князь Владимир) по прежним греческим Номоканоном, и вся суды церковныа, и вся оправдания церковнаа даде по прежним греческим Номоканоном»65. Так называемый устав Ярослава I указывает на греческий Номоканон, как на свой образец, в не менее решительных выражениях. «Се аз князь великый Ярослав, сын Володимеров, по данию отца своего сгадал есмь с митрополитом Киевьскым и всея Руси Иларионом, сложихом греческый Номоканон, еже не подобает сих тяжь судити князю, ни боляром его, ни судиям его»66.

Таковы же, в отношении связи с Номоканоном, и уставы о церковных судах князей Всеволода Мстиславича Новгородского (подложный) и Ростислава Смоленского, великого князя Василия Димитриевича и вопросы с ответами в Стоглаве – царя Иоанна Васильевича67. В актах местного назначения в вопросах церковного суда часто упоминалось о Номоканонах; например, в судной новгородской грамоте (1471 г.) говорится: «Се покончаша посадники Ноугородцкие… весь государь Велики Новгород… нареченному на архиепископство Великого Новгорода и Пскова священному иноку Феофилу судити суд свой, суд святительски, по Святых Отец правилу, по Манакануну; а судити ему всех ровно»68. Таким образом, наше отечественное церковно-судебное законодательство князей и царей развивалось на почве «священных правил святых апостол и отец» и первых (греческих) царей («царств») уряжений.

Отсюда же, естественно, черпали свое содержание и узаконения русской церковной власти. Иллюстрацией практического употребления в древней Русской Церкви греческого Номоканона, в качестве источника для канонических церковных определений, могут служить канонические ответы митрополита Иоанна II (1080–1089) и «вопрошание» новгородского иеромонаха Кирика (1130–1156)69: оба названных документа по своему содержанию суть плоды тщательного знакомства авторов с содержанием Номоканона и принятия их церковно-юридическим сознанием апостольских, соборных и отеческих канонов в качестве неизменных догм.

Значение Номоканона, как основоположительного и инспирирующего начала по отношению к русскому законодательству, отнюдь не аннулирует того значения, какое имеет в древней Русской Церкви византийское законодательство в качестве непосредственно действующего права, рядом с правом местным, хотя, как увидим, и не в такой мере распространенности, как это последнее. В отношении суда Церкви над светскими лицами, по предметам церковной юрисдикции, показателем практического действия Номоканона служат сохранившиеся архипастырские и соборные постановления и послания с ссылками на Номоканон (преимущественно на каноническую его часть), как на тот источник, который должен иметь для церковных и светских властей нормативное значение в церковном суде. Таковы, для примера: «Поучение митрополита Фотия псковскому духовенству»70, «Послания митрополита Фотия псковским посадникам и духовенству»71, «Послания митрополита Симеона»72 и многое другое73.

На основе греческого Номоканона и в непосредственной связи с ним, как источником действующего права, стоял в Древней Руси суд и над духовными лицами. Уже так называемый устав великого князя Владимира конституирует связь начал церковного суда над духовенством в России с византийским церковным судом: «Разверзше грецьскым Номоканон и обретохом в нем… не надобе вступатися ни детем моим ни внучатом ни всему роду моему до века ни в люди церковные ни во все суды их»74. Неоспоримым аргументом в пользу того, что древнее русское духовенство пользовалось в церковно-судебных делах своего круга не только вселенскими канонами, но также церковно-гражданскими постановлениями греческих императоров (таковы извлечения из новелл Юстиниана, «градский закон» ­­ прохирон Василия Македонянина, отрывки из Эклоги императоров Льва и Константина и др.)75, служат, например, грамоты митрополитов Киприана и Фотия: в этих грамотах митрополиты приводят некоторые из постановлений или ссылаются вообще на византийские церковно-гражданские постановления. Так, в одной грамоте читаем: «И яз Кипреян митрополит възрел есмо в Намаконун да изнашел есми правило, аже пишет в законе так…» – следует закон76. Митрополит Симон на основании «Божественных правил и царского закона» разрешает Иосифа Волоколамского от отлучения, возложенного на него архиепископом Серапионом77. Стоглавый Собор ссылался на узаконения императоров Юстиниана, Исаака и Мануила Комненов при определении прав духовенства78. Указания на «закон» мы находим и в новгородской судной грамоте79, что свидетельствует о распространенности Номоканона и в других, помимо митрополичьей, епархиях Древней Руси.

Наконец, источником действующего права в древней Русской Церкви Номоканон является в сфере церковного судопроизводства80: обосновывая последнее как вселенскими канонами – апостольскими, соборными и святоотеческими, так и постановлениями византийских императоров. Указывая круг ведомства церковного суда, автор так называемого устава великого князя Всеволода пишет: «И аз сия сам ведих пред собою и управих заповедми, по преданию святых отец, тяжю промежу первою женою детей со третьею женою и с детми, и со четвертою женою и с детми, яже есть из велика живота дати урочная часть пооскуду… А то все приказах епископу управливати, а смотря в манаканун; а мы сие в (­с) своей души сводим»81. В числе исторических доказательств указанного нами тезиса мы назовем грамоты: митрополита Киприана Новгородскому архиепископу Иоанну82, Окружное послание митрополита Фотия83 и многое другое84. В этих грамотах авторами их указаны начала церковного суда вообще и в частности – церковного судопроизводства, согласно «манакануну», и не столько указаны в форме теоретических нормативных положений, интерпретируемых авторами грамот, сколько положены ими de facto в основу своего отношения к тому или другому определенному церковному преступлению, составляющему содержание грамоты или послания.

О совместном действии в древней России вселенского законодательства и церковно-гражданских постановлений византийских императоров, то есть Номоканона, нам говорят замечательные слова митрополита Даниила, обращенные к иноку – князю Вассиану: «Ведома тебе великая книга: священныя правила апостольскыя, и отеческыя и седьми вселенских соборов и поместных, и прочих святых отец, и от градских законов к ним же приложенна и сочетанна, понеже градские законе священным правилом последуют, и кому достоит сего взыскати, яко вязати и решати, иная к сим по гранем обрящет и по главам, якоже святии отци уставили и утвердили и запечатлели. И тое книги не смее никто же разрешити или чем поколебати от седмаго собора до русского крещения; а в нашей руской земли та книга болши пети сот лет соборную же церковь содержит и все православное христианство просвещает и спасает, от святаго и равно апостолам великого князя Владимира и до ныне царя великого князя Василия неразрушима и непоколебима была ни от кого»85. Таким образом, на протяжении древнего периода русской истории сохранялась внутренняя непрерывная связь между нашим и византийским правом; и поскольку последнее хранило свою силу, свое догматическое значение, – существуя совместно с отечественным церковным правом на протяжении всего рассматриваемого нами периода истории Русской Церкви, – постольку первое, развиваясь, удерживало во многом черты и характер Номоканона и основывалось на нем, как своем источнике.

Цитированные слова митрополита Даниила и указанные выше примеры приводят к тому заключению, что местные источники по своему существу носили характер и цель accommodanda, приспособления византийских источников церковного права – соответствовавшего потребностям Греческой Церкви – к местным русским условиям жизни и потребностям; отечественные источники церковного суда, совместно с фактами церковно-судебной практики, и служат показателем тех рамок, в каких применялось на Руси принесенное с крещением ее византийское законодательство. Н. Калачов, исследователь Русской Правды и Кормчей, определенно высказывает мысль, что такое назначение (accommodanda) имели наши Соборы, послания отцов Церкви и узаконения великих князей и царей касательно церковного суда, представляя собою дальнейшее развитие византийского законодательства86. При этом необходимо отметить одну характерную черту в истории русского законодательства. Именно: уставы великих князей, как результат местного применения церковно-гражданских постановлений греческих императоров – постановлений, принесенных к нам в Номоканон, говорят о том, что если эти последние (постановления) пользовались у нас авторитетом и употреблялись на практике в церковно-судебной сфере, то, во всяком случае, признание их догматического авторитета вовсе не было обязательным для русских князей. Эти постановления были приняты в Древней Руси не безусловно, с ограничениями: параллельно с ними развивалось собственное русское церковно-гражданское законодательство, приспособленное уже к местным условиям государственной и общественной жизни87. Несомненно даже, что большею распространенностью, нежели церковно-гражданские узаконения Номоканона в их целом виде, в Древней Руси пользовался, помимо, конечно, уставов Владимира и Ярослава, особенный сборник – извлечение из церковно-гражданских постановлений греческих императоров, под названием «Судебник царя Константина»88. Что до правил святых апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов и святых отцов, то они не испытывали никакого ограничения при практическом употреблении их в Русской Церкви: они были приняты Русской Церковью и гражданской властью безусловно, как постоянное и неизменное законодательство Вселенской Церкви89.

Большую литературу имеет вопрос о том, когда вошел в употребление Русской Церкви славянский перевод греческих Номоканонов. Мы попытаемся кратко передать результаты исторических исследований по этому вопросу, перекинув мост между крайними мнениями90. Ко времени принятия христианства Русью в Греции в преимущественном практическом употреблении, как мы говорили, были два Номоканона: неполный91 Иоанна Схоластика (VI-VII вв.) и полный Номоканон в XIV титулах. Иерархи-греки, конечно, могли пользоваться Номоканоном в подлиннике; но самые ранние указания наших летописей и уставов на Номоканоны заставляют уже догадываться об употреблении их в славянском переводе, – хотя, быть может, и не в полном их составе. К тому же заключению приводит и то соображение, что вскоре после начала жизни Русской Церкви (при Ярославе I, например) значительная часть иерархов состояла из природно-русских92, не владевших греческой речью: мы можем, таким образом, заключать a necesso ad esse. Из исторических свидетельств в пользу раннего пользования славянским переводом Номоканона можно указать на послание митрополита Никифора к Владимиру Мономаху (1104–1120) о латинах, в котором указываются правила апостольские и Соборов Вселенских, причем некоторые из них приводятся (в славянском переводе) точно93. Для этой же цели сошлемся на ответы митрополита Иоанна II Иакову Черноризцу, где находим ссылки на правила IV и VII Вселенских Соборов, Гангрского Собора, правила святого Василия и др.94; на грамоту епископа Мануила об учреждении Смоленской епископии (1150) со словами из правил Никейских95; на известные «вопрошания» новгородского монаха Кирика и ответы Нифонта, епископа Новгородского (в первой половине XII в.), в которых приведены некоторые правила святых отцов (например, святого Василия Великого и Тимофея Александрийского) в полном и точном славянском переводе96: очевидно, как Нифонт, так и Кирик имели под руками Кормчую в славянском переводе. На Соборах XII столетия русские епископы ссылаются на церковные правила; так, на Соборе 1147 г. при избрании митрополита из русских черниговский епископ сказал: «Аз сведе, яко достоит съшедшеся епископом митрополита поставити»; остальные епископы говорили: «Не есть того в законе, яко ставить епископом митрополита без патриарха, но ставить патриарх митрополита»97 – явно ссылаясь на 4-е и 6-е правила Никейского Собора и 28-е правило IV Вселенского Собора. Профессор А. Павлов говорит об описи имущества одного греческого монастыря на Афоне (Ксилургу), составленной в 1142 г., в которой помещено, между прочим, несколько русских книг (ρωσσικα βιβλια), в числе их один Номоканон: занесены они, очевидно, русскими монахами98. Замечательно также свидетельство Зиновия, новгородского монаха (XVI столетие), ученика преподобного Максима Грека, который (Зиновий) в беседах о ереси Феодосия Косого ссылается на виденные им два списка славянского Номоканона и приводит из них несколько правил: один, по его словам, написан при сыне Владимира Святого, Ярославе, и при епископе Иоакиме – в Новгороде, другой – при Изяславе, сыне Ярослава99. Мы остановились на этих свидетельствах об употреблении славянского Номоканона в древней России и в тех соображениях, что указанные свидетельства служат материалом для интересующего нас вопроса – вообще об употреблении Номоканона в древнерусской церковной жизни.

Помимо побочных указаний на употребление древней Русской Церковью (в период домонгольский или, по крайней мере, до XIV в.) славянского Номоканона, до нас сохранилось два списка славянского Номоканона, которые, по заключению ученых исследователей, принадлежат если не по письму, то по языку и составу, несомненно, к первым векам Русской Церкви. Один из этих списков содержит перевод Номоканона Иоанна Схоластика, другой – Номоканона в XIV титулах с хронологической синтагмой канонов. Схоластиков Номоканон в славянском переводе сохранился в списке, находящемся в Московском Румянцевском музее (№ 230); Номоканон в XIV титулах – в Московской Синодальной, бывшей Патриаршей, библиотеке под № 227100.

Какой же из славянских Номоканонов – по последним выводам исторической науки – имел раннейшее происхождение и наиболее широкое распространение в Древней Руси?

Список Номоканона Иоанна Схоластика, по заключению нашей науки, писан в XIII в., в России; по содержанию же и языку он относится к эпохе обращения болгар и моравов в христианство. Этот перевод наукой усвояется первоучителю славянскому Мефодию, из так называемого Паннонского жития которого мы знаем о переводе им для славян Номоканона101; отсюда, от Мефодия, этот готовый славянский перевод должен был сделаться известным на Руси с первых же времен насаждения в ней христианства. Прототип его, таким образом, принесен к нам из Болгарии102.

Номоканон в XIV титулах существовал у нас в домонгольский период на славянском языке в дофотиевой редакции, т.е. без фотиева (второго) предисловия к Номоканону и без правил двух Константинопольских Соборов, бывших по делу Фотия. Толкований на правила в нем нет. Древнейшую из сохранившихся рукописей (упомянутую нами) относят к началу XII в.103, но время и место перевода этого Номоканона можно устанавливать лишь с гипотетической предположительностью. Аргументация профессора Павлова в пользу русского происхождения этого перевода, и именно при Ярославе, который, по свидетельству летописца, любя церковные уставы, собрал многих писцов и переводил книги с греческого языка на русский, – кажется нам более убедительной, чем доводы профессора Е. Голубинского в пользу происхождения перевода в Болгарии, задолго до нашего крещения, и затем передачи его нам104: так, профессор Павлов справедливо указывает на встречающиеся в переводе русские юридические термины, вовсе неупотребительные в языке болгар и сербов, на цитацию правил, именно в этом переводе, у Нифонта и Кирика (XII в.) и пр. Для целей нашего исследования нет необходимости рассматривать подробно аргументацию двух ученых и решать вопрос о месте и времени происхождения славянского перевода Номоканона в XIV титулах: достаточно указать на исторические доказательства раннейшего – с первых времен бытия христианской Церкви на Руси – существования этого перевода. Так, в «въпрошаниях» Кирика (XII в.), как мы упомянули, каноны приводятся именно в той редакции, какую содержит рукопись № 227. Тем же переводом правил пользовался и монах Зиновий, заимствуя эти правила из Номоканона времен великого князя Изяслава Ярославича105.

В XIII в. Русская Церковь обогатилась еще одним списком славянского перевода Номоканона – перевода, сделанного святым Саввою, первым Сербским архиепископом, в эпоху образования Сербского государства и полученного Русским митрополитом Кириллом II, согласно его просьбе, через болгарского деспота Иакова Святислава. Это было, как известно, в 1262 г. Третий греческий сборник был «синопсисом», с толкованиями Аристина и с различными дополнительными статьями. Необходимость в этом последнем переводе, по мнению профессора Павлова и других ученых106, ощущалась митрополитом Кириллом II ввиду недостаточности первоначального состава русского Номоканона без позднейших, вышедших после его перевода, источников права и не снабженного толкованиями византийских комментаторов – Зонары и Вальсамона. Об этой неполноте прежнего перевода и свидетельствуют известные слова митрополита Кирилла на Владимирском Соборе 1274 г.: «Аз Кюрил…… многа убо видением и слышанием (узнал) неустроения в церквах…. от неразумных (непонятных) правил церковных. Помрачена бо бяху прежь сего облаком мудрости елиньскаго языка. Ныне же облисташа, рекше истолкованы быша…»107 Таковы последние итоги ученых исследований по вопросу об этом сербском переводе, установленные в науке, кажется, с непререкаемой убедительностью108.

Уместно сказать и о содержании трех названных славянских переводов греческих сборников, получивших у нас значение источника действующего церковного права со времени появления их в Русской Церкви. Нам уже известно содержание греческих Номоканонов. Но с переводом их на славянский язык каждый из них и сокращался в своем составе – с одной стороны, и с другой – снабжался большим количеством дополнений; в Номоканоне Схоластика последних значительно более, нежели в Номоканоне в XIV титулах. Мы укажем эти дополнения, воспользовавшись печатными описаниями рукописей109. Сохранившийся от XIII в. список Номоканона Схоластика (названный выше) есть неполный перевод с греческого оригинала, именно: переведена только первая часть Номоканона, или свод канонов (Συναγωγη\ κανο νων); из второй же части – сборника из 87 глав (извлечения из новелл – τα\ κεφα λαια ε,κ των νεαρων) – имеются лишь некоторые главы, притом в несистематической комбинации со статьями Прохирона. В числе составных частей этого списка – дополнений в отношении к греческому оригиналу – необходимо указать на памятник «Закон судный людем» – источник брачного права древнерусской Церкви, который наука рассматривает как компиляцию частного лица, составленную для болгар, на основании Эклоги Льва Исаврянина и Константина Копронима и других источников византийского права110. В позднейших рукописях этот памятник появлялся и под именем Судебника царя Константина с дополнениями из закона Моисеева и других источников и уже с исключительно гражданской системой наказаний за преступления. Кроме «Закона суднаго», Номоканон Иоанна Схоластика имеет следующие дополнения (находящиеся только в Номоканоне Схоластика): «Образ вере святых отец епископ 300 и 18, иже в Никее собравшихся в первем сборе»; «Образ вере святых отец, епископ 150 втораго сбора»; краткие известия об остальных Вселенских Соборах; статья о Вселенских Соборах неизвестного автора, выписка правил из 8-й книги Постановлений Апостольских; Василия Великого запрещения инокам; так называемый исповедный Номоканон Иоанна Постника; «Заповедь святых отец», монастырский устав святого Иоанна Пателарейского, преподобного Феодора Студита епитимийник монахам, Соборные ответы Константинопольского патриарха Николая Грамматика (1084–1111) и др. Номоканон в XIV титулах, переведенный на славянский язык также не в полном своем виде (переведен был указатель правил, но не был переведен κειμενον, обнимающий законы)111, дополнен статьей Тимофея Константинопольского «О различии приходящих к непорочней нашей вере», вопросо-ответом Афанасия Александрийского и некоторыми другими статьями. Взамен κειμενον’а в этом Номоканоне помещено заимствованное из Номоканона Иоанна Схоластика извлечение из новелл, которое и осталось составной частью Номоканона Фотия в его позднейших редакциях и списках Кормчей. Дополнениями обоих Номоканонов служат: «О възбраненных женитвах глава (из Прохирона Василия Македонянина 7 тит., 1 глава)112, «От иного закона глава о возбраняемых женитвах» (отрывок из II тит. 2-й главы Эклоги Льва Исаврянина), «Глава о епископех и мнисех» (из Прохирона 24 тит.), «Правила о монахах…». Так называемая сербская Кормчая – сравнительно с первоначальным славяно-русским Номоканоном – принесла с собою толкования на каноны Аристина и много неизвестных дотоле в Русской Церкви источников церковного права: правила Константинопольских Соборов 861 и 879 гг., бывших при патриархе Фотии, постановления Константинопольского Патриаршего Синода (большею частью по делам брачным), три новеллы (по делам брачным) императора Алексея Комнена (1081–1118), канонические сочинения греческих иерархов XI-XIII вв.113, так называемый «Закон Моисеев», или полнее: «Избрание от закона Богом даннаго Израильтяном Моисеем» (выбор отдельных стихов из Моисеевых книг, сделанный неизвестным автором; источник древнерусского брачного права114; Прохирон (Ὁ προχειρος νομος) в полном его составе, под заглавием: «Закона градскаго главы различны в 40 гранех»115, «Леона… и Константина… главизны» (­Эклога) и другие, менее значительные, памятники церковного права116.

Сербской Кормчей суждено было сделаться родоначальницей большинства списков русского Номоканона, или русских «Кормчих», ведущих свое начало от конца XIII до конца XVII в. Как известно, образовалось две фамилии Кормчих: рязанская и софийская, или сербская и русская. Кормчие первой фамилии – копии с сербской Кормчей, с синоптическим изложением канонов и без русских дополнений; софийские же Кормчие имеют в основе своей первоначальный славяно-русский Номоканон в XIV титулах, который дополнен из сербской Кормчей толкованиями правил, правилами Соборов 861 и 879 гг. и другими статьями, неизвестными прежнему русскому Номоканону. В состав этих же Кормчих входили и русские статьи (см. далее), помещенные в первоначальном русском Номоканоне в XIV титулах. Первенство в церковном употреблении удерживала за собой до издания печатной Кормчей софийская, или русская, Кормчая117.

Около XIV в. у нас появились, помимо Кормчих, особые церковно-юридические сборники – «Мерила праведные», по содержанию своему – сокращенные софийские Кормчие, а по назначению – руководства при разборе церковно-судебных дел118. С XV в. у нас стали появляться списки софийской и рязанской Кормчих с новым расположением содержания: не в хронологическом порядке, как в домонгольской синтагме Номоканона в XIV титулах119, но в систематическом, под XIV титулами Фотиева Номоканона120; появлялись Кормчие и с измененным содержанием (сокращениями и новыми вставками русских памятников права)121. О русских источниках церковного права, постепенно увеличивавших состав Кормчих, нами будет сказано далее.

Кроме Кормчей книги, в различных ее видах и составе, в нашу Церковь из Греции перешли и другие канонические сборники, имевшие частные назначения: покаянный Номоканон, усвояемый Иоанну Постнику (582–596) (содержащий правила для духовников и правила об епитимиях), известный у нас в славянском переводе еще в XIII и XIV вв. (Номоканон дошел до нас уже в переделанном виде); покаянный Номоканон неизвестного автора, составленный в Греции в XI-XII вв., дополняющий епитимийные правила некоторыми другими, общецерковными. Оба они встречаются в наших рукописях XV-XVI вв.122

В XV в. в России сделалась известной в славянском переводе «Синтагма» Матфея Властаря, из которой несколько новых источников церковного права вносились и в прежние редакции наших Кормчих123. Каноническая связь с Византийской Церковью поддерживалась также теми постановлениями и грамотами цареградских патриархов, которые эти последние издавали и присылали в Россию не только от своего лица, но и от лица своего патриаршего Собора, – таковы, например, грамоты об отлучении от Церкви некоторых русских князей, о запрещении луцкого епископа Иоанна, грамота патриарха Германа II киевскому митрополиту Кириллу I (1229 г.) о непоставлении холопов в попы и диаконы и о невмешательстве князей и бояр в дела церковного суда (эта грамота, как и некоторые другие, входили и в состав русских Кормчих)124; послание патриарха Нифонта тверскому князю Михаилу относительно митрополита святого Петра по поводу жалоб на него и пр.125. Все эти церковно-судебные акты имели, без сомнения, обязательную силу для Русской Церкви, тогда – митрополии вселенского патриархата126.

Приведенными данными, мы полагаем, исчерпан круг источников церковно-судебного права -византийского происхождения. На очереди стоит вопрос об источниках местных, русских.

Глава 3: Местные источники церковного суда в Древней Руси

Среди источников собственно русского церковно-судебного права первое место в нашем обозрении мы предоставим двум наиболее распространенным в Древней Руси памятникам, дошедшим до нас под именем уставов о церковных судах, – святого Владимира и сына его, Ярослава Владимировича127. В наш краткий очерк памятников русского церковного права не входит в качестве специальной задачи рассмотрение вопроса об автентичности этих уставов. Нам интересно и необходимо осветить, насколько позволят исторические данные, вопрос о том, с какого времени и с каким законодательным и каноническим авторитетом эти памятники были источником действующего права в Древней Руси; и первый вопрос – о происхождении и автентичности уставов, – имеющий, как известно, большую ученую литературу, по текстуальной и исторической критике уставов128, найдет у нас лишь общий очерк исторического своего развития, в той мере, в какой этот очерк послужит базисом для выяснения указанной нашей прямой задачи.

Неволин в своей статье «О пространстве церковного суда в России до Петра Великого» собрал все высказанные до него мнения129 за и против подлинности уставов и на почве их установил свое отношение к названному вопросу. Он пришел к заключению, что устав святого Владимира был, действительно, издан им, но не дошел до нас в оригинальном виде; из сохранившихся редакций, более кратких и более обширных, древнейшими нужно считать первые, близкие к первоначальному подлиннику. Древнее существование устава в дошедших до нас редакциях для Неволина несомненно с половины XIII в.130. Устав Ярослава (в так называемой восточнорусской редакции), по мнению Неволина, не был издан Ярославом в том виде, в каком он дошел до нашего времени, хотя основа его могла быть и древней, принадлежащей первым временам введения христианства на Руси, – Ярославовской; в настоящем его виде устав Ярослава, следовательно, есть устав подложный131. Подлинность устава в так называемой западнорусской редакции Неволин и не берется защищать, отвергая категорически его происхождение от Ярослава. Профессор Голубинский в своей «Истории Русской Церкви» сделал следующий шаг в истории этого вопроса, поколебав мнение Неволина, которое в течение долгого времени было последним словом исторической науки об уставах святого Владимира и Ярослава. Голубинский решительно заявил, что «должно возвратиться к мнению Карамзина о том, что они (оба устава) суть не подлинные уставы или грамоты, а позднейшие поддельные произведения»132. Древнейшими редакциями он, на основании исследования древнейших наших сборников, признал обширные, и из последних – именно ту, которая имеется в синодальной Кормчей № 132133. Принял и попытался тщательнее обосновать точку зрения Голубинского профессор Н. Суворов134; в итоге своего исследования вопроса об уставах Суворов отодвинул время происхождения этих уставов к концу XIV в.135. Наличность устава святого Владимира в Кормчей № 132, принадлежность которой XIII веку не оспаривается и самим Суворовым, последний объясняет позднейшей припиской. В послании неизвестного Владимирского епископа владимирскому князю, одному из сыновей Александра Невского (XIII в.)136, в котором (послании) названные историки видели ссылки автора на устав святого Владимира, профессор видит лишь ссылки вообще на пример предков, на существовавшую практику церковной жизни и источником послания считает ветхозаветный закон и так называемый «Закон судный людем», о котором у нас была речь выше. Равным образом Ростислав Смоленский в своей грамоте137 лишь облек будто бы в форму русского законодательного акта существовавшую в XII столетии практику. Источниками обширной редакции устава Владимира, составленного в XIV в., по Суворову, послужили те же «Закон Моисеев» и «Закон судный», которые легли в основу послания Владимирского епископа138. Составители устава также лишь облекли в форму законодательного акта практику, существовавшую на Руси к началу XIV столетия. Источником так называемого устава Ярослава послужил, по Суворову, опять-таки «Закон судный», но этот устав появился позднее устава святого Владимира (так называемая западнорусская редакция раньше восточнорусской). По Суворову, «православная западнорусская иерархия наметила для себя соответствующий западно-католическому круг ведомства и облекла его в форму устава, освятив именем князя-законодателя Ярослава I»139. Восточнорусская редакция, говорит почтенный профессор, едва ли когда-либо и где-либо могла «управлять практикой юридической жизни», ввиду необычно для того времени высоких денежных взысканий, диктуемых ею140.

Профессор А. Павлов встал на новую точку зрения в вопросе о подлинности уставов святого Владимира и Ярослава и пришел к выводам, так сказать, средним между выводами Неволина и Суворова141. Мнение А. Павлова остается последним – и, по нашему убеждению, более других справедливым – словом науки по рассматриваемому вопросу; оно поддержано и немецким ученым, исследователем русского права, Goetz,eм142. Исходной точкой при решении указанного вопроса для А. Павлова послужило то принципиальное соображение, что письменные памятники древности, подобные уставам святого Владимира и Ярослава, могут быть одновременно подлинными – в отношении материальном и неподлинными – в отношении формальном; иначе: юридические нормы, которые содержатся ими, могут, действительно, принадлежать тем законодательным авторитетам, которым они приписываются данным памятником; но письменно изложить эти нормы может и другая рука, как современная, так и позднейшая143. Стоя на этой точке зрения, Павлов, после тщательного анализа исторических данных по вопросу о происхождении устава святого Владимира и анализа его содержания, делает заключение, что все или почти все постановления, содержащиеся в уставе святого Владимира, могут быть приписаны лично этому князю, но не были им изданы в форме церковно-уставной грамоты, известной нам теперь под его именем144. Устав был составлен, по Павлову, из частных и разновременных записей о подлинных распоряжениях святого Владимира по церковным делам (подобных, например, дошедшей до нас анонимной исторической записи о том, что сделано в пользу Церкви первыми христианскими русскими князьями с надписанием – «Ряда и суда церковного, уставленного первыми князьями»145, или «Правила о церковных людех, и о десятинах, и о судех епископских, и о мерилех градских»). Некоторые из записей сделаны были еще при святом Владимире или вскоре после него; при том краткая редакция устава произошла из обширной, путем уничтожения некоторых несообразностей относительно крещения Владимира. Нужно сказать, что раннейшее происхождение А. Павлов приписывает не церковному уставу святого Владимира в дошедшем до нас его виде, но именно этой анонимной записи, о которой мы только что говорили – «Ряду и суду церковному, уставленному первыми князьями»146. По своему главному содержанию этот памятник буквально сходен с так называемым уставом святого Владимира, хотя в старших своих списках и не упоминает вовсе имени этого князя; в этом памятнике – по сравнению с уставом святого Владимира – нет лишь упоминания ни о церковной десятине, ни о праве духовенства наблюдать за торговыми мерами и весами. По предположению профессора Павлова, именно этот памятник имел перед глазами некий преосвященный автор послания к сыну великого князя Александра147.

Что до вопроса о происхождении устава Ярослава I148, то А. Павлов отрицает принадлежность устава, как письменного памятника, самому Ярославу, но склоняется к мнению Неволина о том, что основа устава Ярослава – древняя, ярославская. Павлов считает «несомненным» то, что основа образовалась еще в период полного действия норм Русской Правды, чем и объясняется перенесение в уставе в сферу церковного суда той же системы вир и продаж, какая принята в Русской Правде149. К этой основе А. Павлов относит те статьи, в которых назначаются определенные наказания по преступлениям, указанным уже уставом святого Владимира, и те статьи, которые дополняют различные пробелы в уставе святого Владимира.

Таким образом, по выводам профессора А. Павлова, так называемый устав святого Владимира – в основе своей – является источником церковно-судебного права с первых же времен бытия христианской Церкви на Руси и может служить показателем круга лиц и предметов, подсудных церковной власти уже в древнейшей Русской Церкви. В последнем отношении он имеет преимущество перед Номоканоном (который также, как говорено, играл роль источника действующего права) – преимущество в той мере, в какой могло его иметь местное церковно-гражданское законодательство, приспособленное к местным условиям церковной и гражданской жизни и потому нашедшее большее практическое приложение, нежели та особенно часть Номоканона, которая содержит в себе чуждые Руси по духу узаконения византийских императоров. Профессор Суворов, приходя к крайним выводам о происхождении уставов святого Владимира и Ярослава – в XIV в., тем не менее не отрицает, так сказать, implicite – действенности и практического значения в древнейшей Русской Церкви начал, лежащих в основе устава святого Владимира150. Именно: уставы, записанные в XIV в., говорит он151, есть облечение практики в форму закона. Такой же характер приписывается им и посланию Владимирского епископа (XIII в.) и грамоте Ростислава Смоленского (XII в.) – показателям современной обоим авторам церковно-судебной практики; при этом общность начал и отдельных статей последних двух памятников с уставом святого Владимира и даже близкое сходство их в слововыражении не отрицается и Н. Суворовым152. Отсюда церковно-судебную практику, по началам устава святого Владимира, можно найти даже и по выводам из положений отрицающего подлинность уставов Н. Суворова – уже в первые века русской церковной жизни. Если же общность идей в содержании указанных памятников с содержанием устава святого Владимира объяснять влиянием на них этого последнего, как получившего свое происхождение еще до издания грамоты Ростислава и послания Владимирского епископа153, а не общностью источников («Закона Моисеева» и «Закона судного»), как то предполагает Н. Суворов (не имея, однако, фактического фундамента под своим предположением), то в руках наших будет солидный аргумент в пользу распространенности и практического значения в XII и XIII вв. самого устава святого Владимира. Может подлежать научному сомнению, как то видим в науке, и заключение профессора Н. Суворова о позднейшей приписке устава святого Владимира в Кормчей XIII в. (№ 132)154, а это последнее данное, то есть нахождение устава в Кормчей с XIII в., скажет нам о действии его, как источника права, в XIII в. От XIV, XV и позднейших веков сохранилось более по количеству и более достоверных по качеству свидетельств о существовании устава святого Владимира и его законодательном авторитете155. Канонический авторитет устава святого Владимира был подтвержден Стоглавым Собором156.

Что до устава Ярослава, то свидетельства о существовании этого устава (восточнорусской редакции) начинаются – и то свидетельства не столь определенные, как об уставе Владимира – только с конца XIV или с начала XV в.157; нет списков его древнее XVI в. или конца XV158.

В заключение вопроса об уставах скажем об их составе и содержании. По своему содержанию оба устава не сходны между собой до тождественности, хотя нельзя отрицать и их близкого родства в этом отношении. Устав святого Владимира заключает в себе пожалование десятины в пользу Церкви и определение круга предметов и лиц, подведомственных церковному суду. Источниками для составления устава, по заключению науки, основанному на анализе содержания устава, послужили памятники восточного церковного законодательства (хотя лишь общий дух канонов, общие принципы постановлений византийских императоров – скорее, нежели определенные законы, потому что границы церковного суда по Номоканону и уставу святого Владимира – как увидим далее – не сходны), «Закон Моисеев», «Закон судный людем»159, – примененные к требованиям места и времени. В основание церковного суда устав святого Владимира полагает греческий Номоканон, как образец, руководство и фундамент этого суда. «Разверзше грецьскыи Номоканон» – так начинает устав и, по исчислении предметов, отнесенных к церковному суду, заключает: «то все дал есмь по первых царств уряженью и по вселенских святых семи зборов великих святитель»160. Но, во всяком случае, устав святого Владимира представляет собою уже опыт местного церковного законоположения.

Устав, известный с именем Ярослава I, ссылаясь, подобно уставу святого Владимира на греческие Номоканоны, указывает предметы, подсудные духовной власти, по содержанию близко подходя к уставу святого Владимира. Существенным различием уставов является то, что устав Ярослава по тем предметам, которые относит к суду церковному, определяет наказания, чего нет в уставе святого Владимира: гражданские («а князь казнит»), пени в пользу власти духовной, светской и отчасти в пользу обиженных, и чисто церковные наказания. Об источниках для установления и урегулирования этих наказаний нами будет сказано в отделе о наказаниях за преступления, подведомые церковному суду. Необходимо заметить, что вопрос о практическом значении рассматриваемого устава подвергается профессором Н. Суворовым сомнению ввиду не соответствующей характеру времени высоты денежных пеней161.

Помимо церковных уставов, приписываемых святому Владимиру и Ярославу I, источником церковно-судебного права древнейшей Руси служили церковно-уставные грамоты удельных князей и грамоты великих князей по отдельным поводам. Безусловная подлинность приписывается наукой162 уставной грамоте смоленского князя Ростислава Мстиславича, данной в 1150 г. новооткрытой Смоленской епископии. Она содержит в себе пожалование десятины и определение круга ведомства епископского суда – сходное, в общих чертах, с определением церковной подсудности в уставе святого Владимира. Текст этой грамоты, дошедший до нас, сильно испорчен163.

Неподлинным или весьма переделанным позднейшими переписчиками – наукой признан164 так называемый устав новгородского князя Всеволода Мстиславича (1117–1137) о церковных судах, данный Софийскому Новгородскому собору. Устав представляет собою грубую переделку устава святого Владимира, и подлинными постановлениями князя Всеволода, по компетентному мнению профессора А. Павлова, можно признать лишь постановления о торговых пошлинах в пользу Софийского собора и о передаче дел по спорам о наследстве в ведение епископа165.

От позднейшего времени сохранились до нас уставные грамоты великого князя Василия Дмитриевича (конца XIV или начала XV в.): первая – данная в подтверждение церковных уставов святого Владимира и Ярослава, и вторая – договор между князем и митрополитом о разграничении ведомства их обоих, – по которой старые привилегии митрополита, как духовного вотчинника, были ограничены166. Подлинность этих грамот защищается авторитетными историками167.

Как от домонгольской, так и позднейшей эпохи сохранилось весьма много так называемых льготных и жалованных грамот русских князей, данных монастырям, митрополитам, епископам, церквам. Эти грамоты, предоставляя те или другие привилегии отдельным учреждениям и лицам, содержат богатый материал и для освещения вопросов, связанных с историей церковного суда в России. Наибольшее число сохранившихся грамот приходится на XIV и XV вв.; грамоты надписаны именами великих князей ярославских, белозерских, рязанских и особенно московских168.

Во времена монгольского владычества получили распространение так называемые ханские ярлыки, т. е. жалованные или льготные грамоты, дававшиеся ордынскими ханами нашим князьям и святителям. От XIII и XIV столетий до нас дошло несколько таких ярлыков169. Ханскими ярлыками подтверждаются прежние права русской духовной иерархии – в числе их церковно-судебные – и даже расширяются в некотором отношении; ярлыки, например, освобождают духовенство и церковных людей от ответственности перед гражданским судом во всех делах, не исключая разбоя и душегубства170. Подлинность этих актов вызывала в науке сомнения или, скорее, жалобы на недостаточность исследования вопроса об их происхождении171; при этом авторитетных защитников подлинности ярлыков и их практического значения больше, чем отрицателей172.

Необходимо, наконец, указать те памятники древнерусского церковно-судебного права, которые ведут свое происхождение от самой духовной иерархии: постановления соборов, канонические «ответы» и «правила» русских иерархов, канонические послания архиереев, «несудимые грамоты» и те поучения епископов, которые дают нам материал для нашего исследования.

В ряду главнейших Соборов, постановления которых являются для нас источником, мы, прежде всего (в хронологическом порядке), назовем Владимирский Собор, созванный в 1274 г. митрополитом Кириллом II173. На этом Соборе был составлен, на основании полученного митрополитом Кириллом из Болгарии греческого Номоканона (в славянском переводе), круг определений, направленных к укреплению расшатанной церковной дисциплины и к искоренению различных пороков среди духовенства и народа (так называемое «правило митрополита Кирилла»). В начале XV столетия (1401 г.) состоялся Собор в Москве174, созванный митрополитом Киприаном, для суда над Новгородским архиепископом Иоанном и епископом Луцким Саввой175. С конца XV столетия церковные Соборы сосредоточиваются около личности московского государя, как центра; целью созвания их служат не только суд над отдельными лицами и осуждение ересей и расколов, но и установление законодательных норм – в числе их и церковно-судебных. Собор 1490 г. имел предметом своего обсуждения ересь жидовствующих176. Московский Собор 1503–1504 г. в числе других постановлений вынес решение по вопросу об отношении церковной власти к вдовым попам и диаконам, ведущим зазорную жизнь, и по вопросу о мерах против новгородских еретиков-жидовствующих; последний вопрос был разрешен Собором на основании греко-римских законов177. Много канонических определений вынес Виленский Собор 1509 г.178 и некоторые другие западные Соборы179. Стоглавый Собор 1551 г., созванный Иоанном IV, оставил обширное и систематическое законодательство по разнообразным вопросам церковной жизни и, в частности, по вопросам церковного суда180; в своих определениях Собор ссылался на Кормчую книгу, на устав святого Владимира, послания митрополитов Киприана и Фотия и на постановления Собора 1503 г.181. Мы не указываем сейчас большинства тех Соборов, относительно которых находим лишь краткое летописное упоминание о принятии на них того или другого определения из области церковно-судебной практики и законодательства: мы будем указывать их в дальнейшем изложении182.

Для истории церковного суда в России имеют большое значение сохранившиеся в большом количестве так называемые канонические «правила» (или «ответы») и послания русских архиереев – как митрополитов, так и епархиальных епископов. Таковы, например, канонические ответы митрополита Иоанна II (1080–1089) на вопросы монаха Иакова183; так называемое «вопрошание» иеромонаха Кирика и ответы на него епископов Новгородских – Нифонта (1130–1156) и Илии (1165–1185) и неизвестной епархии – Саввы и других лиц184; правило митрополита Максима (1283–1305) и грамота митрополита Алексия (1360)185; послание Владимирского епископа к местному князю (XIII в.)186, послания и церковно-судебные определения митрополита Киприана, Фотия и др.187. Замечательно, как памятник русского церковного права XII в., поучение Новгородского архиепископа Илии (1166)188, а также ряд сохранившихся поучений других владык, дающий богатый материал для истории нравов и обычаев Древней Руси189, и множество «несудимых грамот», жалованных владыками монастырям и церквам. В качестве канонического памятника от первых веков Русской Церкви существует, наконец, «Заповедь святых отец к исповедывающимся сыном и дщерем», или «Устав белеческий», – компилятивный свод правил о покаянии и об епитимиях, носящий имя митрополита Георгия190, и ряд других, менее значительных статей191.

Говоря о Кормчих, как источнике действующего церковного права в Древней Руси, мы упоминали о постепенном внесении в так называемые софийские, или русские, Кормчие русских статей церковного права. Сейчас отметим то, что такими именно статьями были рассмотренные нами уставы святого Владимира и Ярослава, «Правило о церковных людех», о котором мы упоминали выше192, Русская Правда – законодательный памятник светского суда XI в., вопросы Кирика, Правило Иоанна II, Грамота Василия Димитриевича, «Устав белеческий» и другие, менее значительные статьи193.

Ссылки некоторых исторических церковно-судебных актов на Судебники 1497 и 1550 гг. дают основание заключить, что эти памятники светского законодательства имели – хотя и не нормативное, в узком смысле,194 – значение для церковно-судебной практики древнерусской Церкви195.

Наконец, материалом для истории церковного суда в России служат все сохранившиеся данные церковно-судебной практики. И так как местные законодательные источники церковного суда и сохранившиеся до нас факты церковно-судебной практики – помимо, конечно, своего значения вообще для истории церковного суда в России – являлись, как мы видели196, показателем той степени и тех рамок, в каких византийский Номоканон имел приложение в русской жизни, – то при определении пространства церковного суда в России мы будем стоять на почве лишь этих источников и этих данных.


1

См.: Бердников И. О реформе церковного суда. Б. м., б. г. С. 27; Барсов Т. О духовном суде // Христ. чтение. 1870. Ч. 2. С. 465 слл.; Molitor W. Ueber kanonisches Gerichtsverfahren gegen Kleriker. Mainz, 1856. S. 7; Заозерский Н. Церковный суд в первые века христианства. Кострома, 1878.С. 1 слл.; Иоанн, еп. Смоленский. См.: Церковный суд внешний или общественный// Христ. чтение. 1865. Ч. 1. С. 494 и др.

2

Церковный суд внешний или общественный // Христ. чтение. 1865. Ч. 1. С. 494.

3

Ср.: Заозерский Н. Церковный суд… С. 49; Есипов В. В. Преступность и меры воздействия. Варшава, 1900. С. 48 слл.; Мнения преосвященных епархиальных архиереев относительно проекта преобразования духовно-судебной части. СПб., 1874. Т. 1. С. 293; Кесарев Е. свящ. Церковный обычай в Древней Церкви // Странник. 1892. Т. 2. С. 439 слл.; Кипарисов В. О церковной дисциплине. Сергиев Посад, 1897. С. 248; HahniusН. Dedifferentiisjuriscivilisetcanonici. Helmestadii, 1635. Р. 3 sqq.; Заозерский Н. О священной и правительственной власти Церкви Православной // Правосл. обозрение. 1889. Т. 3. С. 220 слл.; Сергеевский Н. Наказание в русском праве XVII века. СПб., 1888. С. 2 слл.; Стефановский К. Г. Разграничение гражданского и уголовного судопроизводства в истории русского права // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1873. Ч. 165. С. 261 идр.

4

Ср.: Kellner Н. Das Buss- und Strafverfahren gegen Kleriker, in den sechs ersten christl. Jahrh. Trier, 1863. S. 9 sqq.; Fessler J. Der kanonische Process nach seinen positiven Grundlagen und siener a..ltesten historischen Entwickelung in der vorjustinianischen Periode. Wien, 1860. S. 5 sqq.; Stremler J. Traite/ des peines ecclesiastiques de l,appel et des congre/gacions romaines. Paris, 1860. Р. 8 sqq., и др.

5

Скажем о Божественных основах церковного суда и принципах его, завещанных апостолом Павлом.Обновление человеческого рода и спасение каждого его отдельного представителя, для совершения чего воплотился и пострадал на земле Сын Божий Иисус Христос и что, по его Божественному велению, должна продолжать основанная Христом на земле Церковь, при определенных – взаимоотношении своих членов между собою и отношениях их к Церкви, как к целому организму, – внесли в мир и свое законодательство, нормирующее для каждого человека путь к его личному спасению и определяющее собою порядок в Церкви, как общественном организме. Вот почему естественно необходимым институтом в недрах Церкви является церковный суд, как средство охранения неприкосновенности этого законодательства, – суд – одного Божественного происхождения с законодательством и отвечающий по своим принципам идее Церкви и ее законам. Все то, что является нарушением законодательства Церкви, иначе – все церковные преступления в широком смысле этого слова, – и составляет пространство этого церковного суда. Выделяя из среды будущих членов Церкви особенных лиц как носителей Божественной власти в Церкви и ставя их в особенные отношения к остальным членам Церкви, именно, посредниками к преподаванию верующим откровенного учения, даров Святого Духа и всех вообще средств при руководстве к спасению, к возрождению и воспитанию их в новую жизнь в союзе со Христом, – Божественный Основатель Церкви вручил именно этим лицам власть блюсти неприкосновенность законов Церкви и ведать всех их нарушителей. Таковы общие принципы церковного суда, завещанные Церкви ее Главою. И прежде чем говорить об организации церковного суда и о памятниках церковно-судебного права в первые и последующие века истории Церкви, нужно сказать именно о неизменном и главном основании, на котором зиждется вообще правообразование Церкви и которое является главным внутренним условием, началом правовой жизни Церкви: мы говорим о Священном Писании. Основанием всего церковного здания и, в частности, церковного суда служит, как мы сказали выше, Божественная воля Основателя и Главы Церкви: она выражена в Его Божественном деле и учении. «Аще же согрешит к тебе брат твой, иди и обличи его между тобою и тем единем: аще тебе послушает, приобрел еси брата твоего: аще ли тебе не послушает, поими с собою еще единаго или два, да при устех двою или триех свидетелей станет всяк глагол: аще же не послушает их, повеждь Церкви: аще же и Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь. Аминь (бо) глаголю вам: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси: и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех» (Мф. 18:15-18.). Приведенные слова Спасителя являются краеугольным камнем во всем здании церковного суда (в его историческом развитии): по преимуществу, – не в формальном отношении, так как здесь Спаситель не указывает почти никаких определенных форм суда за исключением свидетелей и приговора суда (Ср.: Искусственные приемы в науке канонического права // Правосл. обозрение. 1878. Т. 3. С. 511 слл.; Заозерский Н. Церковный суд… С. 12 слл. и др.), – но в отношении той идеи, какая вложена Христом в отношения Церкви к нарушителю ее законов. В этих словах апостолам – а в лице их и всем пастырям Церкви – Христос заповедует дух братской любви в суде Церкви (формальном, внешнем) над ее преступником, дух попечительности о спасении всякой согрешившей, преступившей закон Божий человеческой души и только после безуспешности мер кротости и увещания, при свидетелях, – формальный приговор Церкви об отлучении от нее (Ср.: Kellner H. Das Buss- und Strafverfahren gegen Kleriker. S. 6–7; Meurer C. Die rechtliche Natur der Po..nitenzen der katholischen Kirche in historisch. Entwicklung // Arch. katholisch. Kirchenrecht. 1883. Bd 49. S. 185 и др.). Церковный суд основывается Иисусом Христом на Его Божественном полномочии «вязать и решить» человеческую совесть. [В этих последних словах («елика аще свяжете…»), по мнению профессора Н. Суворова (См. в работе: Таганцев Н. Суворов Н. О церковных наказаниях // Журн. гражд. и угол. права. 1877. Кн. 2. С. 7–9.), нужно видеть догматическое основание, на котором Церковь утверждает свое учение о богоучрежденности таинства покаяния, но не основание церковного суда. Но на это нужно сказать, что о полномочии «вязать и решить», на котором зиждется догматическое учение, и о таинстве покаяния, как основании формального суда, ясно свидетельствует тесная связь слов «елика аще свяжете» с предыдущими, выраженная в самом построении речи (См. у авторов, указанных в примеч.). Древнейшая Церковь не рассматривала права совершать формальный суд отдельно от права совершать таинство покаяния как особую функцию, имеющую для себя и особые полномочия, но полагала обе эти функции (формального суда и таинства покаяния) проявлениями одной и той же судящей власти Церкви.]На основе Божественной воли Основателя Церкви Иисуса Христа, Его непосредственными учениками и апостолами, по Его поручению, была устроена Церковь, как общество верующих, и те – в ее недрах – учреждения – в их кругу и церковный суд, – которые необходимы для достижения цели Церкви – объединения всех во Христе. О действиях первоначальных устроителей Церкви, во исполнение воли Христа, мы узнаем из посланий Апостольских. Канонистами и экзегетами (См.: Lechler. Die Neutestamentliche Lehre vom heiligen Amte. Stuttgart, 1857. S. 434–436; Isenberg. Primat und Episcopat. S. 51–52; Fessler J. Der kanonische Process ... S. 12 sqq. и др.) издавна принято называть классическими два определенных указания апостола Павла на существование церковного суда. Одно из этих мест, служащих к обоснованию судящей и наказующей власти Церкви, находится в Первом послании к Тимофею: «Обвинение на пресвитера не иначе принимай, как при двух или трех свидетелях. Согрешающих обличай пред всеми, чтоб и прочие страх имели» (Тим. 5:19-20), второе – в Первом послании к коринфянам: «Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых?.. вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляете своими судьями ничего не значущих в Церкви. К стыду вашему говорю: неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между братьями своими?"(1 Кор. 6:1, 4- 5. Ср.: 1 Кор. Гл. 5.) В цитированных двух свидетельствах посланий апостола Павла о церковном суде наша церковно-каноническая наука(См.: Заозерский Н. Церковный суд… С. 23 слл.; Аноним. Искусственные приемы в науке канонического права // Правосл. обозрение. 1878. Т. 3. С. 484 слл.; (Иоанн, еп. Смоленский) Древние правила церковного суда // Правосл. собеседник. 1859. Ч. 2. С. 3 слл.; Он же. Церковный суд внешний или общественный // Христ. чтение. 1865. Ч. 1. С. 495 слл.; Соколов Н.К. Церковный суд в первые три века христианства // Правосл. обозрение. 1870. Т. 2. С. 302 слл.; Он же. Каноническое устройство церковного суда по началам вселенского соборного законодательства // Там же. С. 587, 752 слл., и др.) различает два вида суда, существовавшие во времена апостолов. В Послании к Тимофею говорится о суде предстоятеля над подчиненными ему служителями Церкви. Судебную власть в Церкви над последними апостол вверяет Тимофею как преемнику, наместнику апостолов, а в лице его – всему епископату. Апостолом подчеркивается принцип осторожности епископа при обвинении пресвитера в возводимом на него преступлении: принятие обвинения на пресвитера должно основываться не иначе как на показаниях двух или трех свидетелей. Суд над пресвитерами, по апостолу, должен носить характер открытого обличения их преступлений перед всей Церковью.В словах апостола Павла из Первого послания к коринфянам (6, 1, 4–5) мы находим указание на другой суд, существовавший во времена апостолов: братский, посреднический суд, совершавшийся в недрах самой Церкви. Предметом этого суда были гражданские тяжбы и дела членов Церкви. Слова апостола можно поставить в связь с отказом Спасителя разрешить спор о дележе имущества (Лк. 12:13-14), которым (отказом) Господь показал, что по самой своей природе Церковь не может иметь самостоятельной юрисдикции по гражданским делам. Для получения этой юрисдикции возможны два пути: один указан Спасителем в словах: «кто поставил Меня судить или делить вас?», другой – апостолом в цитированном месте из Первого послания к коринфянам <…> Апостол порицал коринфян за то, что те обращаются к язычникам в своих гражданских делах, и предписывал им разбирать эти тяжбы в их же среде, при посредстве выбранного ими самими разумного человека. Посреднический суд близок по своей идее и организации к частному, домашнему разрешению спора между тяжущимися лицами и, в изображении его апостолом, не носит никаких сопутствующих признаков формального, открытого церковного суда.Таковы краеугольные основы церковного суда.

6

Мы исключаем некоторые современные уклонения от этого принципа в русском гражданском судоустройстве; ср.: Molitor W. Ueber kanonisches Gerichtsverfahren... S. 8.

7

Molitor W. Ueber kanonisches Ierichtsverfahren... S. 7–8; ср.: Заозерский Н. О церковной власти. Сергиев Посад, 1894. С. 70 слл.

8

См. отд. I, гл. 1.

9

Вопрос о происхождении законодательных источников церковного суда в России имеет за собою большую литературную историю, но до сих пор не приведено к одному знаменателю множество – часто до противоположности разноречивых – мнений о называемых нами памятниках.

10

Проф. Н. Суворов говорит лишь в двух главах своего исследования «О церковных наказаниях» (СПб., 1876) о церковных наказаниях в Русской Церкви за весь период ее существования, предоставляя только немногие страницы нашему периоду.

11

Это будет сделано нами на страницах самого исследования.

12

См. у нас далее, отд. I, гл. 3.

13

См. далее во введении.

14

См. далее.

15

Ср: Оршанский И. Еще по поводу духовно-судебной реформы // Журн. гражд. и угол. права. 1875. Кн. 2. С. 70.

16

См. с. 376 (т. 6).

17

Об этих памятниках см. у нас: отдел I, гл. 3. Там же и критическое обозрение исагогических сведений К. А. Неволина об этих актах.

18

См. с. 269 (т. 6).

19

См.: Оршанский И. Еще по поводу… С. 70: «способность смотреть на все сквозь розовые очки» (которую Оршанский замечает в Неволине) он объясняет тем «патриотическим» пылом известного направления, который господствовал в то время и был возведен до некоторой степени в официально обязательную доктрину.

20

См.: Филиппов М. Судебная реформа в России. СПб., 1875. Т. 2. С. 154.

21

С. 315–317 (т. 6).

22

Напр., с. 347: богохульство и др.Многие из своих заключений К. А. Неволин сопровождает лишь голыми, мало говорящими ссылками на малоизвестные исторические факты (см., напр., с. 338: дела союза супружеского и др.); между тем те же положения, иллюстрированные, обладали бы большей наглядностью.

23

Напр., см. с. 349: ересь и расколы; с. 362: святотатство, и др.

24

См. с. 322–329 (т. 6).

25

См.: с. 10 данной работы

26

См.: Лашкарев П. Право церковное в его основах, видах и источниках. 2-е изд. Киев, 1889. С. 111 слл.; Павлов А. Курс церковного права. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1902. С. 43 слл.; Никодим, еп. Далматинско-Истрийский. Правила Православной Церкви с толкованиями / Пер. с серб. СПб., 1911–1912. Т. 1–2.. С. 172 слл. и др.

27

См.: Прав. 2.

28

См.: Остроумов М. Введение в православное церковное право. Харьков, 1893. Т. 1. С. 169 и др.

29

См.: 2, 3 и 4-я главы Кормчей.

30

О правилах, изданных на Вселенских Соборах (история их издания и анализ), см.: Hefele C.J. Conciliengeschichte. Frelburg im Breisgau, 1855–1869. Bd 1–7; Stanley A.P. Lectures of the history of the eastern church. London, 1869. P. 189 sqq.; Richard C.L. Analyse des conciles ge/ne/raux et particuliers. Paris, 1772. T. 1. P. 236 sqq.; Slotwin. ski F. Institutiones juris ecclesiastici. Cracoviae, 1839. T. 1. P. 59 sqq.; Guerin L.-F. Manuel de l,histoire des conciles. Paris, 1846. P. 158 sqq. и др. (Литературу на русском языке см. у нас на с. 25 и др.)

31

Об этих Cоборах и правилах, изданных на них, см.: Richard C.L. Оp. cit. Р. 179 sqq., и другие источники, названные в предыдущем примечании.

32

О правилах святых отцов, помимо названных выше сочинений, см.: Заозерский Н. Историческое обозрение источников права Православной Церкви. М., 1891. Вып. 1. С. 194 слл. и др.

33

См.: Νομοκ. Φωτ., Τ. 1, к. 2: «οι τοις κανοσιν ε,ναντιουμεοι πραγματικοι τοροι ακυποι ει,σιν» (,Ραλληκαι Ποτλν, 1, σ. 36).

34

См. у ,Ραλληκαι Ποτλη, IV, б. (317).

35

Novellae constitutiones, νεαραι διαταξεις.

36

Лучшее издание Codex Theodosianus принадлежит Якову Готофреду (у нас под руками имеется издание: Codex Theodosianus cum perpetuis commentariis Jacobi Gothofredi Ed. nova. Mantuae, 1748–1750. Т. 5–6.

37

См.: Остроумов М. Введение... С. 231 и др.

38

Законы по церковным делам составляют первые тринадцать титулов первой книги. См.: Biener F. A., Heimbach C. Beitra..ge zur Revision des Justinianischen Codex. Berlin, 1833. S. 53 sqq. идр.

39

Унасподрукамиимеетсяиздание: Codex Justinianus – recognovit Paulus Krueger. Berolini, 1888.

40

Изданы C. E. Zachariae (Imp. Justiniani pp. A. novellae guae vocantruz sive constitutiones guae extra codicem supersunt ordine chronologico digestae / Ed. C. E. Zachariae a Lingenthal. Lipsial, 1881). См. оних: Biener F. A. Geschichte der Novellen Justinian’s. Berlin, 1824. S. 7 sqq.; Diehl С. Justinien et la civilisation Byzantine au VI-e siecle. Paris, 1901. Р. 318 sqq.; Заозерский Н. О церковной власти. Сергиев Посад. 1894. С. 254 слл.; Roth К. Geschichte des Byzantischen Rechts. Leipzig, 1904. S. 24 sqq.; Попов Ф. Император Юстиниан I и его заслуги в отношении к Церкви Христовой. Киев, 1856. С. 80 слл.; Alivisatos H.S. Die kirchliche Gesetzgebung des Kaiser Justinian I. Berlin, 1913. S. 22 sqq. идр.

41

См.: Biener F. A. Geschichte... S. 9 sqq. идр.

42

См.: Jus graeco-romanum. / Ed. C. E. Zachariae a, Lingendhal. Lipsiae, 1856–1870. P. 3. P. 1–48.

43

Издана C. E. Zachariae. Collectio librorum juris graeco-romani ineditorum. Lipsiae, 1852. P. 9–52. См. о ней Остроумов М. Введение... и мн. др.

44

Издана C. E. Zachariaë Ὁ προχειρος νομος. Imperatorum Basilii, Constantini et Leonis Prochiron… Heidelbergae, 1837. См. исследование о Прохироне М. Бенеманского: Ὁ προχειρος νομος императора Василия Македонянина. Вып. 1. Сергиев Посад, 1906. С. 48 и др.

45

Издана С. Е. Zachariae в упомянутом сборнике «Collectio librorum juris graeco-romani ineditorum». Lipsiae, 1852. Р. 61–217. См. о ней: Бенеманский М. Цит. соч. С. 50 слл.; Сокольский Вл. О характере и значении Эпанагоги // Визант. временник. 1894. Т. 1., вып. 1. С. 17 слл., и мн. др.

46

Базилики изданы. G. Heimbach’ом. Leipzig, 1833–1870. Т. 1–4. См. о законодательстве Льва: Попов Н. Император Лев VI Мудрый и его царствование в церковно-историческом отношении. М., 1892. 193 слл.; Heimbach G. De Basilicorum origine. Lipsiae, 1825. Р. 5 sqq., идр.

47

См.: Заозерский Н. Значение доникейского канонического права в церковном законодательстве IV и последующих веков // Чтения в О-ве любителей дух. просвещения. 1882. Кн. 6–7. С. 596 слл.; Остроумов М. Введение... С. 249 слл., и др.

48

См.: Ανεκδοτα Ed. G. E. Heimbach. Lipsiae, 1840. Т. 2. Р. XXVII-XXX, 145–201: здесьизданпамятник «Collectio XXV cap.». См. о нем у М. Остроумова: Введение... С. 267 слл. и др.

49

См.: Ανεκδοτα Ed. G. E. Heimbach. Т. 2. Р. XLI-XLIV, 202–234; Voelli et Justelli. Bibliotheca. Т. 2. Р. 499 sqq.; Заозерский Н. Происхождение и образование Византийского Номоканона // Чтения в О-ве любителей дух. просвещения. 1882. 9. С. 105 слл.; Biener F. A. De collectionibus canonum ecclesiae graecae. Berolini, 1827. Р. 12 sqq. идр.

50

Помимо этого названия соединенный сборник носил имя: «Законные постановления, согласующиеся с предлежащими канонами», «Начертания 50 титулов». ИзданияНомоканона: Pitra I.B. Juris ecclesiastici graecorum historia et monumenta. Romae, 1864–1868.Т. 2. 416 sqq.; Voelli et Justelli. Bibliotheca. Т. 2. 603. См. онем: ЗаозерскийН. Цит. соч. С. 137 слл. и др.

51

См.: Каллист, иером. Номоканон святого Фотия, патриарха Константинопольского. М., 1899; Аноним. Номоканон патриарха Фотия // Дух. вестн. 1866. Т. 14. С. 181 слл.; Нарбеков В. Номоканон Константинопольского патриарха Фотия с толкованиями Вальсамона. Казань, 1898. Ч. 1. С. 1 слл.; Бенешевич В. Канонический сборник XIV титулов со второй четверти VII века до 883 года. СПб., 1905. С. 26 слл.; Biener. F.A., Heimbach C. Beitra..ge zur Revision des Justinianischen Codex. Berlin, 1833. S. 34 sqq., Zachar iae C. Е. von Lingenthal. Ueber den Verfasser und die Quellen des (pseudo – photianischen) Nomocanon in XIV Titeln. St.-Petersburg, 1885. S. 1 sqq., и мн. др.

52

См.: Нарбеков В. Цит. соч., с. 22 слл., и др. указанных выше авторов.

53

См.: Нарбеков В. Цит. соч., с. 107 слл., и др. авторов.

54

См. различные мнения о роли Фотия в редактировании Номоканона в XIV титулах: Jager, abbe. Histoire de Photius, patriarche de Constantinople, autear du schisme des grecs. Paris, 1844. Р. 397 sqq.; Pitra I. – B. Des canons et des collections canoniques de leglese grecque. Paris. 1858. Р. 33 sqq.; Красножен М. Толкователи канонического кодекса Восточной Церкви: Аристин, Зонара и Вальсамон. М., 1892. С. 11 слл.; Павлов А. Курс церковного права. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1902.С. 76 слл.; Hergenro..ther J. Photius, Patriach von Constantinopel. Regensburg, 1869. Вd 3. S. 109 sqq.; Бердников И. Краткий курс церковного права. Православной Церкви 2-е изд. Казань, 1903. Вып. 1. С. 77 слл.; Mortreuil J. A. B. Histoire du droit Byzantin. Paris, 1843–1846. Т. 1. S. 222 sqq.; Т. 2. S. 490 sqq.; Biener F.A. De collectionibus canonum ecclesiae graecae. Berolini, 1827. S. 21 sqq. , иавторов, названныхвыше.

55

ИзданияНомоканонаФотия: Voelli J., Justelli Н. Photii, Patriarchae Constan-tinopolitani Nomocanon cum commentariis Theodori Balsamonis (Bibliotheca. Lutetiae Parisiorum, 1671. Т. 1. Р. 787 sqq.); Ῥαλληκαι Ποτλη, τ. 1, ,Αυηνησιν, 1852.

56

См.: Красножен М. Цит. соч. С. 28 слл. и др.

57

Изданы: Morinus. De disciplina in administratione sacrament рoenitentia. Parisiis, 1651; Venetiis, 1702. См.: Заозерский Н.А., Хаханов А.С. Номоканон Иоанна Постника в его редакциях – грузинской, греческой и славянской. М., 1902. С. 9 слл.; Горчаков М. К истории эпитимийных Номоканонов (пенитенциалов) Православной Церкви. СПб., 1874. С. 15 слл.; Суворов Н. К вопросу о западном влиянии на древнерусское право. Ярославль, 1893. С. 105 слл., и др.

58

Мы рассматриваем церковное право Востока лишь до половины XV в., до прекращения зависимости Русской Церкви от Константинопольской.

59

См.: Лебедев А. Очерки истории Византийско-Восточной Церкви с конца XI до половины XV века. М., 1892. С. 286 слл., имн. др.

60

См.: LX librorum Βασιλικων, id est, universi juris Romani, auctoritate principum Rom. Graecam in linguam traducti, Ecloga sive Synopsis, hactenus desiderata, nunc edita per J. Leunclavium. Basileae, 1575. Р. 6–82; Adnotationes – p. 85–112; Ανεκδοτα Ed. G. E. Heim-bach. Lipsae, 1840. T. 2. S. 261–289, идругиеизданияисточников. См.: Finlay G. History of the Byzantine and greek empires from 1057 to 1453. Edinburg; London, 1854. Р. 77 sqq.; Chalandon F. Essai sur le re/gne d,Alexis I Comne/ne. Paris, 1900. Р. 309 sqq.; Лебедев А. Очерки Византийско-Восточной Церкви от конца XI до половины XV века. М., 1892. С. 209 слл., и мн. др.

61

См. у нас выше, о безымянном синопсисе. С. 52.

62

См.: Красножен М. Толкователи канонического кодекса Восточной Церкви: Аристин, Зонара и Вальсамон. М., 1892. С. 64 слл.; Остроумов М. Цит. соч. С. 595 слл., и мн. др.

63

«Синтагма» М. Властаря издана в Συνοδικο ν sive Pandectae canonum ss. apostolorum et conciliorum ab ecclesia graeca receptorum. Т. 2, p. 1 sqq. См. о ней: Ильинский И., свящ. Синтагма Матфея Властаря. М., 1892. С. 18 слл.

64

Текст устава см. в кн.: Голубинский, I, I, С. 622–627; Дополнение к Актам ист., Т. 1, № 1. С. 1–2, и др. Об этом ср.: Погодин М. Исследования, замечания и лекции о русской истории. М., 1846, Т. 1, С. 270 слл.; Владимирский-Буданов. Обзор истории русского права. Киев, 1886. Вып. 1. С. 68 слл., и др.

65

Полное собрание русских летописей (далее: ПСРЛ). Т. 9. С. 65.

66

Кормчая 1493 г., в рукописи Казанской академической, бывшей Соловецкой, библиотеки, № 858, л. 545 об. – 551 об., издана в «Правосл. собеседн.», 1861, Ч. 3, с. 93; текст устава см. и у Голубинского: I, I. С. 629 слл.

67

Устав Всеволода – Гавриила издан в «Правосл. собеседн.», 1861, ч. 3, с. 212, по Кормчей Казанской академической, бывшей Соловецкой, библиотеки (№ 858) и др. Устав смоленского князя Ростислава помещен в «Дополнениях к Актам ист.», т. 1, № 4, и др.; уставная грамота великого князя Василия Димитриевича – см. у Н.М. Карамзина в Истории государства Российского, 2-е изд., т. 5, примеч. 233, с. 139; далее у нас, в отд. I, гл. 3.

68

АЭ. Т. 1, 92. С. 69.

69

См.: Т. 6. С. 1–20 и 21–62; Русские достопамятности. М., 1831. Ч. 1. С. 89–103; Памятники русской словесности XII в. / Изд. Калайдовича. С. 173–203.

70

Русская историческая библиотека (далее: РИБ). 1, № 22, С. 45: «…божественныя правила святых отец повелевают…»; «…и завещает сице о сих 63 правило святых Апостол, к сему же 67 правило Шестого Собора гласит сице…»; « (57)-е же новоуставленное узаконение Льва Царя Премудраго повелевает…» и пр.

71

См.: Акты ист. Т. 1, № 34. С. 65: «…живущим всем и держащим от божественных и священных правил и от Божией Церкви преданое православие истиное, и чисте и непреложне тем божественным и священным преданием покаряющеся…».

72

См.: Там же. № 112. С. 166–167: «пишу к вам… предстояние бы есте имели к Божиим церквам и ко всякому правилу церковному, по правилному преданию…»; «а что вам заповедают держать по правилом святых Апостолов и святых отец…» и пр.

73

См.: напр., Акты ист. Т. 1, № 109. С. 159–163 и пр.

74

Дополнения к Актам ист. 1, № 1. С. 1; Голубинский. I, 1. С. 622–627; ср.: АЭ. Т. 1, № 232. С. 227–228; ср. так называемый. Устав Всеволода (Кормчая Казанской академической, бывшей Соловецкой, библиотеки № 858), издан в «Правосл. собеседн.», 1861, ч. 3, с. 213 и др.

75

См. у нас далее.

76

См.: Акты ист. Т. 1, № 225. С. 484; ср.: № 21. С. 42–45; № 22. С. 45–48; № 33. С. 63–65; № 82. С. 130–133; № 289. С. 524–529. Ср. те грамоты митрополитов в разные епархии, в которых они (митрополиты) ссылались и приводили церковные правила: АЭ., Т. 1, № 9. С. 4–5; Акты ист. Т. 1, № 7. С. 16–17; № 9. С. 18; № 26. С. 52–55, и др..

77

См.: Акты ист. Т. 1, № 290. С. 529–530.

78

См.: гл. 57–62, 88–89.

79

См.: АЭ. Т. 1, № 92. С. 69–72; № 103. С. 79–80; ссылки на те же законы – в делах наследственных и по духовным завещаниям (Акты ист. Т. 1, № 255. С. 484).

80

Ср.: Калачо в Н. О значении Кормчей. С. 10.

81

Соловецкая Кормчая 1493 // Правосл. собеседник. 1861. Ч. 3. С. 220–221 и др.

82

См.: Акты ист. Т. 1, № 7. С. 16–17.

83

См.: Акты ист. Т. 1, № 19. С. 27–40.

84

См.: Акты ист. Т. 1, № 4. С. 6; № 5. С. 7–8; № 6. С. 9–16; № 7. С. 16; № 21. С. 42–45; № 22. С. 45–48; № 33. С. 63–65; № 39. С. 71–75; № 40. С. 75–83; № 41. С. 83–85; № 47. С. 94–96; № 61. С. 108–110; № 62. С. 110–112; № 63. С. 112–114; № 65. С. 116–118; № 255. С. 484; АЭ. Т 1, № 40. С. 30–31 и др.

85

Чтения в имп. О-ве истории и древностей российских. 1847. № 9, отд. IV: «Прение Данила, митрополита Московскаго и всея Руси, со старцем Васьяном, 1531 года, мая 11 дня». С. 1.

86

См.: Калачо в Н. О значении Кормчей. С. 73, примеч. 24.

87

В отделе о ведомстве церковного суда выяснится, какие из церковно-гражданских постановлений русских князей были неизвестными византийскому законодательству.

88

См.: Русские достопамятности. М., 1843. Ч. 2. С. 143–200. См. о нем ниже.

89

См. выше, с. 57 и др.

90

Мы имеем в виду мнения митрополита Евгения, Востокова, Розенкампфа, Павлова, Суворова, Загоскина, Калачова, Mitrovits,a, митрополита Макария, Бенешевича, Голубинского и др.

91

См. подробнее выше, с. 51 слл.

92

См.: Макарий, митр. Т. 1. С. 29; Терновский. Изучение византийской истории и ее тенденциозное приложение к Древней Руси //Киев. унив. изв. 1875. № 7. С. 554 слл.; Загоскин. С. 553 слл.

93

См.: Памятники XII столетия, изд. Калайдовичем. С. 153–165.

94

См.: РИБ. Т. 6, кол. 1–21.

95

См.: Дополнения к Актам ист. Т. 1, № 4. С. 5–8. Митр. Никифор, Иоанн II и еп. Мануил, как греки, могли, впрочем, пользоваться и греческими правилами (Макарий, митр. Т. 5. С. 371).

96

См.: РИБ. Т. 6. С. 21–62.

97

ПСРЛ. Т. 2. С. 29–30.

98

См.: Курс церковного права. Ст. 110.

99

См.: Истины показание. Казань, 1864. С. 954–959, 993–994.

100

См.: Рукопись Румянц. музея, № 230, описана Востоковым (с. 273–279) и Розенкампфом (с. 90–94); Рукопись Моск. Синод. библиотеки, № 227, описана Ундольским в его «Описании славянских рукописей Синодальной библиотеки», напечатанном в «Чтениях О-ва. истории и древностей российских», 1867, кн. 2, с. 38 слл., и А. Павловым в его классическом исследовании «Первоначальный славяно-русский Номоканон». См. также: Бенешевич В.Н. Древнеславянская Кормчая XIV титулов без толкований. СПб., 1906. Т. 1, вып. 1–2.

101

См., напр., Малышевский: Свв. Кирилл и Мефодий. Киев, 1886. С. 284; Павлов А. Первоначальный славяно-русский Номоканон. С. (22); Суворов. Курс церковного права. I, 305, и др.

102

Митрополит Евгений (С. 235) склонялся к этому же мнению; к нему присоединился и К.А. Неволин (О собраниях и ученом обрабатывании церковных законов в Греции и России // Полн. собр. соч. Т. 6. С. 415). Барон Розенкампф, современник митрополита Евгения, держался диаметрально противоположного воззрения, утверждая, что Кормчая книга стала известной на Руси в славянском переводе не ранее второй половины XIII века (с. 51). К нему примыкал Н.В. Калачов (цит. соч., с. 85). Профессор А. Павлов в своем исследовании «Первоначальный славяно-русский Номоканон» окончательно разрешил этот вопрос в том направлении, какого придерживаемся мы в тексте (см. с. 22 слл.).

103

См.: Павлов А. Курс права. С. 111; Он же. Первоначальный славяно-русский Номоканон. С. 25 слл.; Голубинский. История Русской Церкви. Т. 1, 1-я половина. С. 649; Макарий, митр. Т. 1. С. 153 слл., и др.

104

См.: Голубинский. Цит. соч. С. 648–649; Павлов А. Первоначальный славянско-русский Номоканон. С. 25 слл.; ср.: Mitrovits. S. 25 sqq.; Суворов. Курс права. 1. С. 305 и др.

105

См.: Павлов А. Первоначальный славянско-русский Номоканон. С. 58.

106

См.: Павлов А. Право. С. 112–113; Mitrovits. С. 32; Павлов А. Первоначальный славяно-русский Номоканон. С. 62 слл., и др.

107

Русские достопамятности. Ч. 1. С. 106–107; РИБ. Т. 6. С. 83–101.

108

См.: Павлов А. Первоначальный славяно-русский Номоканон. С. 80–81; Суворов. Курс церковного права. 1. С. 307; Макарий, митр. Т. 5. С. 2 слл.

109

См.: Востоков. С. 273 слл.; Ундольский. Чтения в О-ве истории и древностей российских. 1867, Кн. 2, отд. III. С. 38–56; Голубинский. Т. 1. С. 650–653; Павлов А. Первоначальный славяно-русский Номоканон С. 23 слл.; Горчаков. О тайне супружества. С. 144 слл., и др.

110

См.: Суворов. Церковное право. 1. С. 309; Беляев И. Лекции по истории русского законодательства. С. 210 слл.; Павлов. Право. С. 125; Первоначальный славяно-русский Номоканон. С. 94 слл.; Горчаков. О тайне супружества. С. 153 и др. Одна из редакций «Закона судного» напечатана в «Русских достопримечательностях», ч. 2, с. 143 слл.; другая – в ПСРЛ, т. 6, с. 70 слл.

111

Впоследствии, в XVI-XVII вв., переведена была часть κειμενονα – см. у Голубинского, т. 1, п. 1, с. 649.

112

Подробнее см.: Горчаков. О тайне супружества. С. 149 и др.

113

См.: Павлов А. Курс права. С. 113–114; Загоскин. С. 558; Голубинский. Т. 1, п. 1. С. 649, 659 и др.

114

См.: Горчаков. О тайне супружества. С. 171; Калачов Н. Предварительные юридические сведения для полного объяснения Русской Правды. СПб., 1880. 2-е изд. Вып. 1. С. 233 слл. и др. Одна из редакций «Закона Моисеева» напечатана в «Русских достопримечательностях», ч. 2, с. 221 слл.

115

См. подробно у Горчакова: О тайне супружества. С. 173 и др.

116

См.: Там же. С. 159 слл.; Востоков. С. 293, 326 и др.

117

См.: Макарий, митр. Т. 8. С. 145 слл.; Павлов А. Церковное право. С. 114–115; Первоначальный славяно-русский Номоканон. С. 76 слл. и др.

118

См.: Павлов А. Право. С. 115; Суворов. Право. 1. С. 311; Макарий, митр. Т. 5. С. 31; Калачов Н. Мерило Праведное // Архив ист.-юрид. сведений. Кн. 1, отд. 3. С. 28–40 и др.

119

См. выше, с. 52 слл., 63 слл.

120

См.: Павлов А. Право; Макарий, митр. Т. 8. С. 149 и др.

121

Вассиана Косого так называемые Сводные и пр.; см.: Макарий, митр. Т. 8. С. 155 слл.; Т. 5. С. 21 слл.; Розенкампф. С. 536 слл., и др.

122

См.: Макарий, митр. Т. 8. С. 165 слл.; Павлов А. Номоканон при Большом Требнике. С. 19 слл.; Заозерский. Номоканон Иоанна Постника. С. 16 слл.; Памятн. Калайдовича, 187, 190, 194; Ундольский. Цит. соч. № 28, 35, 36, 42; Кормчая XIII в. (№ 230) – о ней было сказано выше; Кормчая 1493 г. Казанск. акад., бывш. Солов., библ. // Правосл. собеседник. 1860. Ч. 2. С. 316; Стоглав. Казань, 1862. Гл. 53. С. 259–262, и другие памятники. Текст первого Номоканона можно читать в Συνταγμα, τ. IV, σσ. 404–405; в нашей рукописной Кормчей – гл. 22; в печатную он не принят. Второй Номоканон издан Котельером: Monumenta Ecclesiae Graecae. Parisiis, 1677. Т. 1. Р. 68–158.

123

Подробнее см.: Павлов А. Церковное право. С. 116; Горчаков. К истории епитимийных Номоканонов. С. 20 и др.

124

Текст грамоты – в Памятн. канонического права Павлова // РИБ. Т. 6, № 5. Кол. 79-83.

125

См.: РИБ. Т. 6. 147–159.

126

Ср.: Макарий, митр. Т. 5. С. 24 слл.; Павлов. Право. С. 162; Голубинский. Т. 1. 1-я половина. С. 652 и др.

127

Текст их в различных редакциях см.: Правосл. собеседник. 1861. Ч. 2. 426 слл. (по Кормчей 1493 г.); М а к а р и й, м и т р. История Русской Церкви. Т. 1. Примеч. 8 (по Кормчей XV или XVI в. и по Кормчей XIII в.); Е в г е н и й, м и т р. Приб. № 2–4; Карамзин. Т. 1. Примеч. 506; Т. 2. Примеч. 108; Дополнения к Актам ист. Т. 1, № 1; ПСРЛ, Т. 6. С. 82–86; Правосл. собеседник. 1861. Ч. 3. С. 86; Г о л у б и н с к и й. Т. 1, 1-я половина. С. 621–627, 629–639; Б е н е ш е в и ч. Сборник (Игр. 1915). I. С. 59–89. Ср.: Устав Ярославов южной или киевской редакции у Голубинского (Т. 1, 1-я половина. С. 639–640).

128

Кроме указанных выше, в примеч. 1, см. у Голубинского, Павлова, Суворова, Мысовского, Goetz’a, Погодина и др.

129

Против подлинности устава святого Владимира – мнение Карамзина, который ввиду некоторых хронологических и исторических несообразностей, представляющихся в содержании того и другого устава, решительно отрицал их подлинность (т. 1, с. 238–239 и примеч. 506), и Рейца; за подлинность – мнения митрополита Евгения, М. Погодина, митрополита Макария (см.: Неволин. С. 273 слл.). Против подлинности устава Ярослава I – мнение Карамзина; за – мнения митрополита Евгения, Морошкина, митрополита Макария (см.: Неволин. С. 298 слл.).

130

Ср.: М а к а р и й, м и т р. Т. 1. С. 109; К а л а ч о в Н. Предварительные сведения… С. 252 слл. Важнейшим отличием краткой редакции от обширной служит то место, находящееся в последней редакции и отсутствующее в первой, в котором приведены слова святого Владимира о том, что он принял крещение, и митрополита от патриарха Фотия.

131

См.: Н е в о л и н. Т. 6. С. 270–312.

132

Г о л у б и н с к и й. Т. 1, 1-я половина. 2-е изд. С. 399 слл.

133

См.: Русские достопамятности, I, 19.

134

См.: Следы западно-католического церковного права в памятниках древнего русского права. Ярославль, 1888. С. 179 слл.

135

Ср.: О р ш а н с к и й И. Духовный суд и семейное право // Журн. гражд. и торг. права. 1882. Кн. 3–4. С. 637; Ф и л и п п о в. Судебная реформа в России. СПб., 1875. Т. 2. С. 159–160.

136

См.: Русская историческая библиотека. Т. 6. Кол. 117-119.

137

См.: Дополнения к Актам ист. Т. 1, № 4. С. 5 слл.

138

См.: С у в о р о в Н. Цит. соч. С. 204 слл.

139

Там же. С. 231.

140

Ср.: Голубинский. Т. 1, 1-я половина. С. 628.

141

См.: Павлов А. Курс церковного права. Сергиева Лавра, 1902 / Посмертное издание И.М. Громогласова. Ср.: Г о р ч а к о в М. Церковное право, СПб., 1909. С. 56.

142

См.: G o e t z Z. K. Kirchenrechtliche und kulturgeschichtliche Denkma..ler Altrusslands nebst Geschichte des russischen Kirchenrechts / Ed. von U. Stutz. Stuttgart, 1905. S. 12–45. Ср.: Дювернуа. Источники права и суд. 38; К л ю ч е в с к и й В. О. Курс русской истории. М., 1904. Ч. 1. С. 304; Б е л я е в И. Лекции по истории русского законодательства. М., 1897. С. 203–205.

143

См.: П а в л о в А. Цит. соч. С. 135.

144

См.: Там же. С. 146. Ср.: Б е л я е в И. Лекции... С. 203 слл.

145

См. текст по Кормчей XVI в. в «Правосл. собеседнике» (1861. Ч. 3. С. 460 слл.), у Бенешевича в Сборнике (1, С. 89).

146

«Сий ряд и суд церковный уставили первии князи». Цит. по: Правосл. собеседник. 1861. Ч. 3. С. 465.

147

См.: П а в л о в А. Право. С. 148–149.

148

Вопроса о различении редакций восточнорусской и западнорусской А. Павлов не затрагивает.

149

См.: П а в л о в А. Цит. соч. С. 150.

150

Ср.: Голубинский. Т. 1, 1-я половина. С. 420.

151

См. у нас выше, с. 71.

152

См.: С у в о р о в Н. Цит. соч. С. 204 слл., 208 и др.

153

Такое мнение см. у Неволина, с. 291; митрополита Макария. Т. 1, с. 173 слл., и у др.

154

См. мнение об этом: Неволина – цит. соч., с. 271; Павлова- Право. С. 148. Взгляда, противоположного мнению Суворова, держится и Голубинский (Т. 1, 1-я половина. С. 618.)

155

См.: Востоков. С. 287, 294, 310, 312, 324 и др.

156

Гл. 63.

157

См.: Востоков. С. 296; Карамзин. Т. 5. С. 139; Т. 6. С. 362; Неволин. С. 296; Макарий, митр. Т. 2. С. 275.

158

См.: Голубинский. Т. 1, 1-я половина. С 629; Правосл. собеседник. 1861. Ч. 3. С. 86 – текст списков устава Ярослава I и комментарии.

159

См.: Н е в о л и н. С. 285 слл.; С у в о р о в. Следы. С. 208 слл.; М а к а р и й, митр. Т. 1. С. 183 слл.; Павлов. Право. С. 142 слл.; Голубинский. Т. 1, 1-я половина. С. 405 слл.; Евгений, митр. С. 9 слл.; (Иоанн, архим.) Об основаниях русского церковного права // Христ. чтение, 1846 С. 422, и др.

160

Цит. по: Дополнения к Актам ист. Т. 1. С. 1; Г о л у б и н с к и й. Т. 1. 1-я половина. С. 621–627.

161

См. у нас об этом выше, с. 71.

162

См.: Голубинский. Т. 1. 1-я половина. С. 409; Макарий, митр. Т. 3. С. 240 слл.; Goetz. S. 46; Павлов. Право. С. 155 слл. и др. Н. Суворов подвергает сомнению достоверность этой грамоты, но голословно, и подробно вопроса о ее происхождении не рассматривает (Следы. С. 203). Мы называем лишь те церковно-уставные грамоты, которые содержат церковно-судебный элемент и eo ipso являются источниками для нашего исследования.

163

Текст ее напечатан в «Дополнениях к Актам историческим» (т. 1, № 4, с. 5 слл.), у Бенешевича в Сборнике (1, с. 102–105) и др.

164

См.: Goetz. S. 46 sqq.; Суворов Н. Следы. С. 217; Павлов А. Право. С. 155 и др.

165

Текст его напечатан в следующих изданиях: Правосл. собеседник. 1861. Ч. 3. С. 212, по Кормчей 1493 г. Казанской академической, бывшей соловецкой, библиотеки (№ 858); Дополнения к Актам ист. Т. 1, № 2. С. 2–5; Владимирский-Буданов. Хрестоматия. Ч. 1. С. 226–231; Бенешевич. Сборник. 1. С. 91–98.

166

Текст их издан у Карамзина. Т. 5. Пр. 233. С. 139; у митрополита Евгения. Приб. № 9. С. 39; в АЭ. Т. 1, № 9. С. 4–6 и др.

167

См.: Неволин. С. 313–315; Павлов. Право. С. 160–161; Суворов. Право. 1. С. 319; Макарий, митр. Т. 5. С. 47 слл.; Мысовский К. Правосл. собеседник. 1867. Ч. 3. С. 219 слл.; Goetz. S. 54 sqq.; Р о з е н к а м п ф. S. 129, и др.

168

См. напр.: Акты ист. Т. 1, № 2, 15, 16, 25, 28, 32, 36, 49, 58, 259; АЭ. Т. 1, № 4, 5, 7, 9, 15, 17, 18–21, 23, 28, 31, 34–41, 47, 51–53, 56, 60, 113, 157, 373; Дополнения к Актам ист. Т. 1, № 10, 189, 190, 193, 197; Акты, относящиеся до юрид. быта древней России, 1, № 30, 31, II-VII; № 63, IX, X, XII, XIV; Акты юрид. № 110, VI.

169

Они напечатаны в Древней российской вивлиофике (М., 1787. Т. 1. С. 450–457). Собрание государственных грамот и договоров (1, № 2, 7, 9, 10, 11, 12), у Бенешевича в Сборнике (2. С. 9–25).

170

См.: Макарий, митр. Т. 5. С. 36 слл.

171

См.: Суворов Н. Следы. С. 210.

172

См.: Макарий, митр. Т. 5. С. 36 слл.; Григорьев В. О достоверности ярлыков, данных ханами Золотой Орды русскому духовенству. М., 1842. А. Павлов (Право. С. 157) даже не касается вопроса об их подлинности, не сомневаясь, очевидно, в ней. Ср.: Мысовский К. Древнее русское церковное право // Правосл. собеседник. 1863. Ч. 3. С. 78 слл.; Goetz. S. 48 sqq. и др.

173

Постановления его, изданные в форме грамоты митрополита Кирилла II, напечатаны в «Христ. чтении» (1852. Ч. 1. С. 312 слл.), «Русских достопамятностях» (1, С. 106–138), РИБ (Т. 6. С. 82–101), Сборнике Бенешевича (2. С. 1–8).

174

О нем см.: Макарий, митр. Т. 4. С. 79 слл.; Аноним. Сведения о соборах // Христ. чтение. 1852. Ч. 1. С. 357 слл.; О Соборах древней России: Анонимная монография. С. 78 слл.; Розенкампф. 129, и др.

175

Источники для его истории и постановления см. у Карамзина, т. 5, с. 225–226, и др.

176

См. о нем: Макарий, митр. Т. 6. С. 90 слл.; Аноним. О Соборах // Христ. чтение. 1852. Ч. 1. С. 372 слл.; О соборах: Анонимная монография. С. 133 и слл., и др.

177

См. о нем: Макарий, митр. Т. 6. С. 134 слл.; Павлов. Право. С. (169) слл.; Goetz. S. 66 sqq.; Русский времянник. Ч. 2. С. 198 и др. Постановления Собора см.: АЭ. 1, № 382, 383. С. 485–488.

178

Деяния Собора: РИБ. Т. 4. С. 6–18; Акты ист. Т. 1. № 289; О соборах // Христ. чтение. 1852. Ч. 2. С. 20 слл.; Покровский А. О Соборах юго-западной Руси XV-XVII веков // Богосл. вестник. 1906. Т. 3. С. 124–125; Грушевский. История. Т. 5, ч. 2. С. 465 слл.

179

См.: Покровский. О Соборах юго-западной Руси // Богосл. вестник. 1906. Т. 3. С. 126 слл.

180

Текст Стоглава, состоящий из 100 глав, содержится частью у Розенкампфа (с. 232–243), частью в «Актах исторических» (т. 1, № 155) и весь – в изданиях Лондонском (1860), И. Беляева (Казань, 1862, М., 1863), Д. Кожанчикова (СПб., 1863), проф. Субботина (М., 1890).

181

О Стоглавом Соборе см.: Макарий, митр. Т. 8. С. 87, 91, 167, 171; Павлов А. Право. 170 слл.; Писаревский Н. Значение Стоглава // Богосл. вестн. 1895. Т. 2. С. 365 слл.; Goetz. S. 68 sqq.; Загоскин. Цит. соч. С., 540 слл.; Лебедев Н. Стоглавый Собор. 1551. I. М., 1882. Вып. 1. С. 3 слл.; Стефанович Д. О Стоглаве. СПб., 1909. С. 41 слл., и др. Мы не касаемся вопроса о каноничности книги Стоглава, как окончательно решенного наукой в положительном направлении. См.: Добротворский Н. О каноничности Стоглава // Правосл. собеседник. 1963. Ч. 1. С. 317 слл.; Павлов А. Право. С. 172 слл., и др.

182

См. о них, например, у митрополита Макария (Т. 2. С. 281 слл.; Т. 3. С. 243 слл.), Розенкампфа (С. 125 слл.).

183

«Ответы» надписаны так: «Иоанна, митрополита руськаго нареченнаго пророком Христовым, написавшаго правила церковныя от святых книг в кратце Иакову Черноризьцю». Древнейший список сохранился в Софийской Кормчей XIII в. (См.: Ундольский // Чтения в О-ве истории и древностей российских. 1867. Кн. 2). Текст «Ответов» см.: РИБ. Т. 6. С. 1–20; Русские достопамятности. 1. С. 89; Макарий, митр. Т. 2. 2-е изд. С. 369; Бенешевич. Сборник. 1, С. 107–120. «Ответы» внесены в Кормчие книги не позже XIII, а может быть, и в XII в. (См.: Павлов А. Первоначальный славяно-русский Номоканон. 54). Подробные комментарии «Ответов» – у Goetz’a. S. 45–170.

184

Полный текст см.: Павлов А. Памятники // РИБ. Т. 6. С. 21–62; сокращенный – см. Калайдович. С. 173–203. В тексте у нас приведено мнение Голубинского относительно автора и адресатов памятника; по Павлову же, «вопрошание» было сделано тремя священниками – Кириком, Саввой и Илией, а ответы даны одним Нифонтом (Право, с. 165; ср.: Goetz. С. 171); точка зрения митрополита Макария сходна с таковой у Голубинского (Т. 3, с. 221). Полное заглавие памятника: «Въпрошение Кириково, еже въпроша епископа Ноугородьского Нифонта и инех»; древнейший список «Вопрошания» – в софийской Кормчей XIII в.

185

Текст – в РИБ. Т. 6. С. 139–173; 107–173. См.: Востоков. С. 304, 321.

186

Текст см.: Павлов А. Памятники // РИБ. Т. 6. Кол. 117 слл.; Правосл. собеседник. 1861. Ч. 3. С. 469 слл.

187

См.: РИБ. Т. 6, № 26–28, 31–34, 39, 41–44, 48, 49, 51 и др.; О церковно-канонических правилах древних русских митрополитов // Правосл. собеседник. 1864. Ч. 3. С. 195 слл.

188

Текст и сведения об этом памятнике см.: РИБ. Т. 6. С. 347–375; Павлов А. Неизданный памятник русского церковного права XII века // Журн. мин-ва нар. просвещения. 1890. Ч. 271. С. 275 слл.; Голубинский. Т. 1, 1-я половина. С. 660 слл.; Goetz. S. 344–389 и др.

189

См.: РИБ. Т. 6, № 7, 8, 10, 11, 17, 25, 29, 30, 35, 47, 60, и др.

190

См.: Смирнов С. Древнерусский духовник. С. 130; Гальковский Н. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси // Вера и разум. 1915, № 9. С. 441; Суворов Н. Курс права. 1. С. 320, и др.

191

См. о них у Розенкампфа. С. 114 слл. и др.

192

См. с. 72.

193

См.: Розенкампф. С. 114 слл.; Калачов Н. Предварительные юридические сведения для полного объяснения Русской Правды. С. 246 и др.

194

Это потому, что названные Судебники нормировали специально светское судопроизводство.

195

См.: Акты ист. Т. 1, № 125. С. 185; № 155, с. 273–275, 279; А. Э. Т. 1, № 221. С. 210; Акты юрид. Т. 1, № 16. С. 31; Продолжение древней российской вивлиофики. Ч. 1. С. 25 слл., и др.

196

См. выше, с. 60–61.

Помощь в распознавании текстов