«Чайлдфри»: свобода от детей – свобода от счастья? <br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Дионисий Свечников, психолог Наталья Ярасова</span>

«Чайлдфри»: свобода от детей – свобода от счастья?
Протоиерей Дионисий Свечников, психолог Наталья Ярасова

(14 голосов3.8 из 5)

Движение «сознательно бездетных» в России появилось сравнительно недавно, однако завоевало весьма серьезную позицию. Согласно исследованию, проведенному в 2020 году Аналитическим центром НАФИ, почти половина россиян (46%) в возрасте от 18 до 45 лет не планирует заводить детей. Объясняют это чаще всего сложным финансовым положением и отсутствием жилья, одиночеством, проблемами со здоровьем или тем, что ребенок помешает карьере. Но если вынужденный отказ от рождения детей встречается во всех регионах России, то в крупных городах, особенно в столице, бездетность в основном добровольная. Многие обеспеченные, образованные люди не желают жертвовать своим комфортом и предпочитают не «заводить детей».

В последние годы идеология чайлдфри стала проникать внутрь православного сообщества, для которого ценность материнства и деторождения непререкаема.

Протоиерей Дионисий Свечников, руководитель молодежного отдела Бакинско-Азербайджанской епархии, и Наталья Ярасова, психолог-консультант Миссионерского отдела Тульской епархии для «Азбуки супружества».

Чайлдфри — это люди, которые не хотят иметь детей, однако при этом не отказываются от сексуальной жизни, прибегая к различным средствам избегания беременности.

В середине прошлого столетия появилось много молодежных движений, которые роднило между собой отстаивание своего права на выбор, – в том числе в ситуациях, считавшихся раньше однозначными.

Одним из таких выборов стала возможность отказываться от рождения детей. И если раньше бездетные семьи однозначно воспринимались как семьи с какой-то проблемой или болезнью, сама неспособность иметь детей расценивалась как несчастье, то в какой-то момент молодые люди стали бунтовать против обязанности рожать детей, а значит – против необходимости выкладываться по полной, чтобы обеспечивать их взросление и т.п.

Как было и с рядом других отклонений от традиционных семейных ценностей, в идеологии чайлдфри дело не обошлось без феминисток.

Одна из основоположниц радикального феминизма Суламифь «Шули» Файерстоун призывала женщин не рожать детей, так как деторождение – это форма порабощения женщины. Беременность, роды, дети – это всё рассматривалось как тяжкое бремя, лишающее женщину возможности выбора. Ведь ребенка необходимо растить, и женщина будет вынуждена жертвовать ради него своими интересами, ущемлять себя в различных удовольствиях и делах, отказываться от возможностей заработка и карьеры.

Получалось, что, настаивая на праве женщины отказываться от деторождения, радикальные феминистки отказывали женщине в праве хотеть и рожать детей. Причем сначала они были безусловно категоричными в данном вопросе, полагая, что нормальным выбором женщины должен быть отказ от деторождения.

Однако в 80‑х годах XX века многие согласились с тем, что женщина всё же может выбрать и материнство. Только вот выбирать его она должна свободно и осознанно, а не под давлением родственников или общества. И все разговоры о природном предназначении женщины, глубоком смысле деторождения и даже просто о том, что дети – это счастье, а материнство – радость, расцениваются именно как давление, порой их сравнивают с фашизмом по отношению к чайлдфри.

Во второй половине XX века канадский социолог Джин Виверс провела обширное исследование, по результатам которого опубликовала книгу «Childless by choice» («Бездетные по выбору»). Именно она считается первым серьезным исследователем феномена чайлдфри.

Виверс выделила два типа сознательно бездетных. Первые – это те, кто испытывает физиологическое отвращение ко всему, что связано с деторождением (беременность, роды, вскармливание, сами дети). Таких людей совсем мало, не больше 2–5%. Подобное отвращение сродни биологической или психофизиологической фобии. Возможно, оно является результатом каких-то психотравм. В классификации Джин Виверс эти чайлдфри называются реджекторы. Именно реджекторы могут быть основой движения чайлдхейт (детоненавистники). Попытки заставить реджекторов иметь детей не приносят положительных результатов: в лучшем случае получится холодный отстраненный родитель, отторгающий своего ребенка. Но встречаются и случаи, когда вынужденно имеющие детей реджекторы калечат и детей, и себя. По сути, реджекторы – это сфера изучения психиатрии.

Вторую группу чайлдфри Виверс назвала аффексьонадо. Это люди, выбирающие бездетность под влиянием общественных представлений. Современные исследователи выделяют еще несколько типов чайлдфри, но все они, по сути, представляют собой разновидности аффексьонадо.

У большинства людей изначально нет внутреннего протеста против рождения детей. В зависимости от общественных взглядов, социальной пропаганды, особенностей воспитания и того, в какие условия попадает человек, он склоняется к желанию родить ребенка либо становится чайлдфри. Чем меньше детей было в окружении человека, когда он рос, тем меньше вероятность, что он будет ориентирован на деторождение. Если человек воспитывался в среде, где дети – совершенно нормальное явление, то и протеста против деторождения у него обычно не возникает, особенно, если он сам не стал жертвой психотравмы, препятствующей рождению ребенка. Но созданные в ходе воспитания репродуктивные установки могут меняться, да и вообще желание иметь детей сильно подвержено социальным воздействиям. В течение жизни человек может не раз перейти в категорию чайлдфри и обратно.

Но даже если человек не против деторождения, редко бывает так, что кто-то с детства одержим стремлением к многодетности. Желание иметь ребенка обычно не является главным мотивом в жизни холостого человека, оно расцветает после возникновения подходящей для этого ситуации. Именно создание благополучной семьи обычно приводит к желанию иметь совместных с любимым человеком детей. Для многих супружеских пар неспособность родить ребенка порой становится серьезным испытанием, бедой.

Кстати, стоит отличать чайлдфри от бездетных в целом. Причиной бездетности может быть болезнь или же невозможность родить ребенка из-за отсутствия супруга и др. Чайлдфри – это люди, которые вполне могут иметь детей, однако не хотят.

И большая часть чайлдфри-аффексьонадо – это люди, которые чувствуют себя комфортно без детей и не хотели бы этого комфорта лишаться, хотя если вдруг у них появятся дети, многие из них примут это «с обреченным вздохом», но без излишних страданий.

Вообще, выбор – рожать или не рожать – стоит перед людьми в разных ситуациях. О чайлдфри говорят, когда люди совсем не планируют заводить детей или откладывают рождение ребенка на значительный срок. Однако не менее серьезный выбор делают супруги, решая, сколько именно детей будет в их семье. Многие женщины отказываются от рождения второго ребенка и тоже называют себя разновидностью чайлдфри. Кстати, нередко именно женщины принимают единоличное решение о деторождении или отказе от него.

Однако все чаще супруги совместно отказываются от рождения детей.

Некоторые социальные причины чайлдфри

В нашем современном обществе люди нередко избегают официально оформленных браков, а естественным социальным следствием «свободных отношений» является неуверенность в совместном будущем. На этом фоне желание иметь ребенка отодвигается до более удобного момента или же вовсе блокируется психикой – во избежание внутренней боли нереализованного материнства и отцовства.

Есть гипотеза, что на количество чайлдфри влияет и большое количество разводов в стране – люди либо не успевают «дозреть» до рождения ребенка, либо вообще проникаются неуверенностью в будущем из-за слабой веры в стабильность брака как такового. Поэтому совсем не торопятся с рождением детей.

Кстати, в нашей стране идеи чайлдфри укоренились несколько позже Америки и Европы. Во-первых, в Советском Союзе не было проблем с неравенством полов. Это было не только официальной политикой государства, но и повседневной реальностью. Даже наоборот – после войны женщины стали значительно более сильными и обладающими не только равными с мужчинами социальными правами, но и нередко доминантными характерами. А материнство – при развитой системе яслей, детских садов и практикой раннего перевода детей на искусственное вскармливание – было лишь одной из многих сторон жизни, совершенно не препятствующей женщинам учиться, работать и т.п. Вдобавок вполне нормальной была практика привлечения к воспитанию бабушек и дедушек – пенсионеров. Многие дети все лето проводили в деревнях, да и в повседневности старшие родственники помогали в уходе за внуками.

В наше время многое изменилось. Рождение ребенка почти всегда означает выпадение матери из социальной жизни минимум на полтора года, а иногда и на все три. А учитывая катастрофическую нехватку мест в детсадах в городах и то, что найм частной няни себе мало кто может позволить, матери иногда живут просто «на разрыв» между работой и ребенком. Финансово содержание ребенка – тоже недешёвое удовольствие. Дотации на детей несущественные, даже родительский капитал совершенно недостаточен для обеспечения ребенка всем необходимым. Раньше ребенок был дополнительными руками в семье и, вырастая, становился еще и источником финансовой поддержки. А теперь с малолетства дополнительные расходы: одежда, питание, медицинская помощь, игрушки, обучение и дополнительные занятия – это все требует немалых средств. Да и взросление, при котором ребенок, особенно если он один, становится помощником, теперь скорее редкость. Чуть ли не до 30 лет «ребенка» ведут по жизни родители, да и потом он чаще занимается свой жизнью или семьей, незначительно вкладываясь в родительский быт. Не каждая семья решается на введение себя в столь трудное материальное положение. Не говоря уже о расходе физических и эмоциональных сил.

Получается, что преимуществом деторождения в наше время являются лишь эмоциональные бонусы. Но они столь эфемерны, особенно при взгляде со стороны, что далеко не всегда являются достаточным мотивом иметь детей.

Многие люди, видя среди своих знакомых пример молодых родителей, на грани сил преодолевающих все сложности, связанные с рождением и воспитанием ребенка, вынужденных подстраивать всю свою жизнь под необходимость заботиться о собственном чаде, пугаются такой перспективы и не хотят рожать.

Кстати, нельзя игнорировать тот факт, что современная мама может радостно посвятить себя материнству лишь при условиях материальной поддержки от супруга или родственников. А это – форма финансовой зависимости, которая не каждому по душе. Тем более, что далеко не все помощники удерживаются от использования власти, которую дает такая женская зависимость. Огромное число случаев разводов и домашнего насилия (и эмоционального, и физического) приходится на период беременности и раннего материнства.

В результате складывается негативный образ материнства и количество сознательно бездетных растет.

По словам одного из современных социологов Ольги Исуповой, «дети в современной семье — вообще чистый альтруизм».

В целом, исследования показывают, что людям-чайлдфри в большей степени свойственен эгоизм, индивидуализм, даже гедонизм. И основная причина выбора этой идеологии – нежелание отказываться от своего комфорта.

Но не стоит думать, что все чайлдфри – сущие эгоисты, раз они не желают жертвовать собой в заботе о собственных детях. Некоторые бездетные люди, в том числе сознательно бездетные, ведут социально активный образ жизни, являются волонтерами в различных помогающих проектах – в хосписах, детдомах, домах престарелых.

Есть и еще одна причина негативного отношения к детям. Нельзя отрицать, что в современном мире дети вознесены на пьедестал, сами родители зачастую настолько попустительствуют им, что воспитывают у детей ощущение вседозволенности. Отвратительное поведение детей разного возраста в общественных местах стало не редкостью, а посторонние взрослые не могут, а иногда и боятся защититься от чрезмерно шумных и хулиганящих деток. Это безусловно способствует формированию негативного отношения к детям и самому институту деторождения в целом.

Агрессия

Убежденные чайлдфри, самодостаточные в своей позиции, мало интересуются чужим мнением и мало высказывают свое собственное, они просто живут своей жизнью. А вот те, для кого тема болезненна, из раза в раз озвучивают свою позицию, да погромче – кто-то в узком кругу, а кто-то на просторах интернета. Чайлдфри объединяются в сообщества для противостояния чадолюбцам и «социальному давлению».

Поведение сообществ чайлдфри порой очень напоминает деятельность сообществ извращенцев. И это неудивительно – очень многие чайлдфри являются людьми с весьма свободными, как сейчас говорят, «толерантными» сексуальными взглядами, и среди них довольно много гомосексуалистов и т.д. Но и среди нормальных людей всё больше тех, кто отказывается от рождения детей.

Для убежденных чайлдфри характерно демонстративное и довольно агрессивное отстаивание своего права не хотеть ребенка. Многие из них убеждены в том, что права чайлдфри в нашем детоцентричном обществе нарушены. Несмотря на статистику, согласно которой только 42% жителей нашей страны, находящихся в репродуктивном возрасте, готовы и хотят иметь ребенка, чайлдфри уверяют, что все вокруг осуждают их за нежелание иметь детей, а пропаганда деторождения воспринимается ими порой чуть ли не как оскорбление.

Однако официальная позиция государства, ориентированная на традиционные ценности – семью и детей, стимулирование деторождения и поддержку семей с детьми, – вовсе не означает, что те, кто детей не имеет, ущемлены в правах. Все социально-политические решения, призванные увеличить рождаемость, во многом связаны с тревожной демографической ситуацией в нашей стране. И, к сожалению, чайлдфри – это явление, которое усугубляет неблагоприятное положение.

Вот пример другой страны: в Китае из-за избытка населения многие годы был строжайший официальный контроль деторождения, иметь больше одного ребенка в семье многие годы было нельзя, и только сейчас, на фоне демографических сложностей, начинаются некоторые послабления. Но при этом там до сих пор не только отсутствует пропаганда деторождения, но даже напротив – есть проявления косвенной антирекламы с призывами к планированию семьи. Некоторые чайлдфри воспринимают Китай как одно из самых благоприятных мест для себя – из-за отсутствия внешней чадоцентричности и напоминаний о том, что дети – это счастье. Реклама там (за исключением детских товаров) не насыщена детскими образами, дети не смотрят со всех плакатов, не слышится призывов рожать. Вдобавок и сама культурная жизнь там такая, что детей на улицах гораздо меньше, чем у нас – они очень много времени проводят в школах, да и вообще процент детей и молодежи там меньше. В последние годы даже в Китае остро встал вопрос падения рождаемости и старения населения.

Что интересно, большинство китайцев очень любят детей, хотя уже давно привыкли к тому, что в семье должно быть не больше одного ребенка, ведь рождение второго ребенка многие годы было чревато огромными штрафами. А идеология чайлдфри в Китае представлена, преимущественно, переехавшими туда жить европейцами.

В нашей стране никакого преследования бездетных и чайлдфри нет, как нет и какого-то ущемления в правах на основе нежелания иметь детей. Однако вектор жалоб от чайлдфри в последние годы с психологической сферы (когда нежелание иметь детей считалось патологией) значительно сместился в социально-политическую область. Сейчас нередко звучат претензии, что семьям с детьми есть льготы, например, что мамам выплачивают пособие на детей, а бездетным дополнительного финансирования не предлагается. Но и это вовсе не является ущемлением чайлдфри в правах. Так же, как и выплата пенсии пенсионерам не является ущемлением в правах тех, кто пенсионером не является; так же, как и выплата субсидий малоимущим не является ущемлением прав тех, кто зарабатывает достаточно для оплаты собственного жилья.

Вполне естественно, что граждане, находящихся в особых жизненных условиях, выполняющие работу повышенной сложности и т.п., несущие более высокую социальную ответственность, получают и дополнительную поддержку. Однако в отношении материнства позиция многих социально активных чайлдфри очень интересна – с одной стороны, по их мнению, матери – жертвы, причем, не всегда добровольные, вынужденные быть чуть ли не рабынями своих детей, мужей и общества, с другой – компенсация довольно незначительной части физических и эмоциональных затрат матерей в виде льгот и пособий воспринимается «сознательно бездетными» как несправедливость по отношению к тем, кто отказывается брать на себя ответственность за рождение, содержание и воспитание детей и, соответственно, не заслужил подобной компенсации. Позиция инфантильная, но весьма популярная.

Нередко чайлдфри убеждены, что общество обязано с особым вниманием и трепетом относиться к их жизненной позиции. По отношению к ним кто-то все время что-то должен: понимать, уважать, ценить и одобрять, а в идеале – и поддерживать.

На самом деле, весьма хорошие ожидания – с поправкой, что так хорошо бы относиться ко всем людям. Однако чайлдфри игнорируют тот факт, что справедливость и всеобщая любовь в этом мире – утопия. Даже самые социально успешные люди так же могут пожаловаться на недостаточную поддержку государства, непонимание в обществе, равнодушие и откровенное хамство других людей.

Так, например, когда другие люди неприятно удивляются отсутствию в жизненных планах рождения детей, когда окружающие осуждают за подобный выбор и воспринимают нежелание иметь детей как незрелость и неразумность, это иногда выдается за притеснение чайлдфри. Но ведь не менее болезненны подобные бестактные вопросы и навязывание своего мнения и для людей, которые хотят иметь детей, но по каким-то проблемам не могут родить. И точно так же неприятен вопрос о замужестве для девушки, которую замуж никто не зовет. Но это не какое-то специальное притеснение незамужних девушек, не притеснение вынужденно бездетных или добровольных чайлдфри – это банальная проблема бестактности и невоспитанности.

Стоит отметить, что вообще дискуссии с чайлдфри чаще всего весьма эмоциональные и наполненные негативом. Словно тут осуществляется девиз: «Лучшая защита – нападение!».

Агрессия в разговорах о чайлдфри характерна не только для представителей этого движения, но и для их оппонентов. Люди со сложившимися традиционными устоями нередко позволяют себе пренебрежение и агрессию по отношению чайлдфри, называя их «детоненавистниками», «бездетными, защищающими собственную неполноценность», «геями», «лесбиянками» и т.д. Особую агрессию, по мнению некоторых психиатров, проявляют люди, которые сами детей изначально не хотели, но вынужденно родили их, или же которые испытывают много сложностей в воспитании и содержании детей.

Как правило, споры о чайлдфри протекают в интернете, где накал страстей высок, и мало кто стесняется в выражениях. В целом, в таких спорах, где каждая сторона имеет свою устойчивую позицию, «рождение истины» практически невозможно, каждый остается при своем мнении, но непременно хочет высказать его в любой форме. Верующим людям очень важно помнить, что в такие эмоциональные дискуссии лучше не вступать, а если уж есть потребность высказаться об отношении Православия к чайлдфри, нельзя переносить вектор с непринятия их «анти-детской» позиции на самих носителей позиции.

Есть мнение, что нападки со стороны людей с традиционными взглядами на семью являются одной из причин агрессивного поведения чайлдфри. Однако сами чайлдфри нередко первыми не просто презентуют в обществе свою позицию, но заявляют и отстаивают ее очень агрессивно, словно заранее отвечают на возможное несогласие, провоцируют споры. Например, иногда оставляют грубые комментарии с оскорбительными репликами в адрес матерей и детей в соцсетях под картинками и постами, в которых изначально не была затронута тема чайлдфри.

Для многих чайлдфри характерно пренебрежительное отношение к чадолюбивым женщинам. Они называют матерей «клушами», «курицами», «овуляшками», «свиноматками», «ненормальными мамашами» и т.п. Они убеждены, что женщина, желающая иметь детей, ущербна и неспособна видеть дальше своего материнства.

Они зачастую отказывают матерям в самой способности достичь больших высот в жизни и творчестве. Многие чайлдфри не верят даже, что женщина, вынужденная часть свой жизни посвятить детям, может быть полноценно счастлива. Порой можно услышать, что матери несчастны, просто сами не понимают этого.

Однако реальность совершенно другая, огромное количество женщин достигают счастья именно в материнстве, да и наличие детей не препятствует творчеству и карьере, если на то есть желание женщины и социальные возможности. Поэтому зашоренность некоторых чайлдфри вызывает предположение, что в их сознании действуют защитные механизмы психики, искажающие восприятие.

Невротические реакции чайлдфри

Так почему же многие чайлдфри настолько болезненно воспринимают тему деторождения? Почему они уверены, что в обществе должны бережно относиться к их выбору, а чужая точка зрения – «дети – это счастье» – так ранит их? (Стоит отметить, что при этом многие чайлдфри не очень-то заботятся о чувствах тех, кого пренебрежительно называют «овуляшками»).

Казалось бы, можно понять, отчего их страдания: получается, они вот не хотят иметь детей, а вокруг с плакатов смотрят дети, в рекламе – дети, в программах по ТВ – дети, на улицах – дети… А они же не хотят иметь детей! Выходит, им словно навязывают детей, которых они не хотят. И конечно, резервы организма по противостоянию информации не бесконечны, и рано или поздно становится трудно сохранять бесстрастность, возникает раздражение. Это словно вы вынуждены постоянно находиться в розовой комнате, когда ненавидите розовый цвет.

И вот тут как раз ключ к пониманию: раздражение появляется, «когда ненавидите»… Яркая эмоциональная реакция (необязательно ненависть и необязательно к детям – это может быть неприязнь к советам и советчикам, злость на вмешательство в личную жизнь, раздражение от самого факта вынужденности и т.п.) – это признак неравнодушия, симптом болезненности и значимости проблемы. Есть такая индийская поговорка: «Хочешь узнать, что налито в кувшине, толкни его – что налито, то и прольется». Сильная негативная реакция на какие-то внешние события, как лакмус, проявляет кипящие внутри человека страсти.

Если бы выбор не иметь детей был спокойным, уверенным, связанным с жизненными установками, то вся эта «внешняя шелуха» не бесила бы. Словно вы бы предпочли интерьер в коричневых тонах, но раз есть только розовая комната, то вы и живете в розовой, не испытывая жестоких страданий. Главное ведь где-то жить, а цвет комнаты – не столь важен. То есть, если человек просто не хочет иметь детей, и это нежелание, например, не результат психотравмы, породившей невроз, то наличие детей, призывы к деторождению и чужое чадолюбие не будут вызывать у него бурных негативных реакций.

Раздражение же обычно связано с невротическим состоянием из-за того, что внешние требования общества (реальные или мнимые) идут вразрез с собственными желаниями и стремлениями человека (или же у человека есть внутренний психологический конфликт).

Нежелание иметь детей может быть у личности, сформированной под влиянием психотравмирующей обстановки.

Однако в последнее время всё чаще основой сознательного выбора бездетности является эгоизм и жажда личного удовольствия, стремление к безграничному комфорту как цели жизни, а также различные страхи (не справиться, заболеть, испортить фигуру, обеднеть и т.п.).

В последние годы всё чаще встречаются чайлдфри среди православных людей. Чаще всего это мужчины, не уверенные, что смогут содержать ребенка, и женщины, опасающиеся за свое здоровье.

Духовное осмысление

Каково же отношения Православной Церкви к явлению чайлдфри? В целом, оно отрицательное, если речь идет о принципиальном и осознанном отказе от деторождения ради собственного комфорта из эгоистических побуждений. Но было бы неправильным безапелляционно заявить, что это просто грех, не разобрав подробно отношение Церкви к деторождению в целом.

Деторождение с древнейших времен было, в первую очередь, исполнением заповеди, данной Богом первым людям: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт.1:28). Это благословение Божье было повторено людям после потопа: «Благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю; да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и все птицы небесные, всё, что движется на земле, и все рыбы морские: в ваши руки отданы они» (Быт.9:1-2). Эти древнейшие благословения являются свидетельством особого Божьего промысла по отношению к людям. Именно чадорождение в тот момент истории человечества было весьма важным и нужным. Сторонники чайлдфри часто приводят это как аргумент в пользу того, что деторождение, бывшее актуальным для древних, вовсе не актуально сейчас. Но такая логика учитывает лишь физический аспект деторождения, не принимая во внимание духовную составляющую.

В ветхозаветные времена, когда количество людей на земле заметно выросло, появление детей в семье верующих в Бога людей всегда воспринималось как Божье благословение. И сам брак понимался как инструмент воспроизводства человеческого рода. И наоборот, бесплодие воспринималось обществом как то, что Бог не благословляет супругов, и даже как проклятие. Так, святая Елизавета, супруга священника Захарии и мать пророка Иоанна Крестителя, забеременев в преклонном возрасте, говорила: «Так сотворил мне Господь во дни сии, в которые призрел на меня, чтобы снять с меня поношение (позор) между людьми» (Лк.1:25).

Священное Писание говорит о некоторых случаях чадорождения как об особом благословении Божьем. Так, Аврааму Бог сообщает благословение: «Сару, жену твою, не называй Сарою, но да будет имя ей: Сарра; Я благословлю её и дам тебе от неё сына; благословлю её, и произойдут от неё народы, и цари народов произойдут от неё» (Быт.17:15-16). Сарра зачинает в 99 и рожает в 100 лет. Праведная Елизавета, о которой сказано выше, также зачинает особым благословением Божьим, сообщенным Захарии Архангелом Гавриилом: «Услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн» (Лк.1:13). Самое известное благословение Божие относительно деторождения – благая весть Деве Марии, также сообщенная Ей Архангелом Гавриилом: «Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами… Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус» (Лк.1:28-31).

Церковь, понимая деторождение как особый акт творения Божья, видит в нем благословение, преподаваемое Богом верующим в Него. Это важный и принципиальный момент, поскольку нельзя говорить о благословении Божьем для неверующих или закоренелых грешников. Например, в семьях людей, страдающих алкогольной зависимостью или сниженной социальной планкой часто бывает по нескольку детей, такие семьи часто бывают многодетными. Дети в них растут как беспризорники и родителей часто лишают родительских прав. Вряд ли можно сказать, что Бог благословляет такую семью рождением детей. Они там скорее нежелательный элемент, чем желанное благословение.

Кто-то может возразить и указать на мнимые двойные стандарты – праведников и верующих Бог благословляет деторождением, а грешников – нет. Но в этом нет никакого разночтения, поскольку богоустановленный при творении механизм деторождения одинаков и для праведников, и для грешников. Праведник воспринимает Божьи заповеди как жизненное руководство, а грешнику важно лишь удовлетворить свои физиологические потребности. Это не значит, что у праведников нет физиологических потребностей, но они не ставят их на пьедестал, и их удовлетворение не является самоцелью. И в том, и в другом случае рождаются дети. Но отношение к самому деторождению разное: то, что для грешника просто физиология, то для верующего – богоустановленный закон, сопряженный с физиологией. Человек, как и другие живые существа, имеет все необходимое для репродуктивной функции, и рождение детей является для людей совершенно естественным процессом. И если у животных и других живых существ всё происходит на уровне инстинктов, то человек, будучи разумным и высокоразвитым творением Божьим, может сознательно выбирать, пользоваться ли ему тем, чем его снабдил Бог, по прямому назначению или нет. Для верующего ответ тут будет очевидным – сознательный и принципиальный отказ от богоустановленного закона ради собственного комфорта является грехом.

Очевидно, что отказ от деторождения сопряжен с использованием контрацепции или грехом детоубийства – абортами. И если в случае с абортами или абортивными средствами контрацепции всё предельно ясно, то относительно неабортивных средств контрацепции требуется пояснение. В «Основах социальной концепции РПЦ» выражено отношение Церкви к таким средствам контрацепции: «Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом». Это в полной мере можно отнести к идее чайлдфри.

Нельзя не сказать и об экономических причинах чайлдфри. Выше было сказано, что дети в современной семье – это уже давно не лишние руки в аграрном обществе, а весомая статья расходов. И часто причиной отказа от деторождения становится банальное безденежье. При исправлении материального положения семьи, установка на чайлдфри может поменяться на желание иметь детей. Такое вынужденное нежелание иметь детей ни в коем случае не может быть приравнено к добровольным чайлдфри.

Но интересно и другое – стабильное и хорошее финансовое положение также становится причиной чайлдфри. Так, согласно исследованию Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ, доля декларирующих установку на бездетность в России составляет 5,3%, в Москве – 17%. При этом в Москве женщины с более высоким уровнем образования чаще высказывают установку на чайлдфри, а по России в целом этот фактор был малозначим.

Еще одна столичная особенность чайлдфри – то, что регистрация брака вообще не нужна. Это явно свидетельствует об отходе от богоустановленных представлений о семье и является производной от столь популярного ныне «гражданского брака» – блудного сожительства. В таких сожительствах ни одна из сторон не хочет брать на себя никакую ответственность друг за друга, и, тем более, за рождение детей. Гораздо проще жить в свое удовольствие, как часто говорят сторонники «гражданских браков» – «без обязательств». В целом эти показатели свидетельствуют, что чем выше доходы в обществе, тем больше выражено среди его представителей проявляются эгоистические качества в виде отказа от различных видов ответственности. При этом отказ от ответственности обычно маскируется популярными ныне «свободами». Нежелание брать на себя ответственность наиболее часто характеризует и «гражданские» браки, и чайлдфри.

Порой приходится слышать от чайлдфри, что супруги любят друг друга, им этого вполне достаточно, и третий – лишний. Тут стоит сказать, что дети и являются «продуктом» любви супругов. Очевидно, что интимная близость супругов, если не ограничивать ее контрацепцией, периодически приводит к рождению детей. Однако в современном мире понимание любви сильно отлично от оригинала, данного Богом. Под любовью нынче часто понимают лишь обоюдный эгоизм и оправдание страстей и похоти. Партнер, а именно так теперь принято называть и супругов, и сожителей, и любовников – это тот, кем можно пользоваться для удовлетворения собственного «я». Сам термин «партнер» это и предполагает, в партнерстве каждый получает лишь собственную выгоду. Взаимовыгодное партнерство – это правильный подход в деловых отношениях. Но можно ли назвать такие деловые отношения любовью? Современный мир отвечает утвердительно, пропагандируя философию общества потребления. В таком обществе на пьедестал поставлены желания, страсти и похоти человека, которые нужно удовлетворить всевозможными способами. Такой подход стимулирует рынки предложений и вырабатывает у человека потребительское отношение абсолютно ко всему. В том числе и к партнеру.

Любовь в христианстве – это, в первую очередь, самопожертвование ради предмета любви. Будь то любовь матери к ребенку, ребенка к родителям, мужа к жене, друзей друг к другу, патриота к своей стране и т.д. – всегда это жертва в определенной степени. Настоящая любовь – это ответственность друг за друга и за совместное будущее, за будущее детей. В конце концов, настоящая любовь немыслима без взаимного доверия. Когда один из супругов доверяет свое будущее другому, то возникает и ответственность друг за друга. Ответственные супруги не боятся рожать детей и не ставят собственное «я» и свой комфорт превыше всего. Вот что пишет апостол Павел, определяя состояние любви: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1Кор.13:4-7). Эта любовь сильно отличается от той любви, что в целом пропагандируется в современном мире.

Отдельно стоит коснуться позиции некоторых православных христиан, отказывающихся от деторождения по причине мнимой добродетели – «и без детей можно много добра совершить, в том числе в отношении уже рождённых». Во-первых, рождение детей само по себе не является добродетелью. Как выше было отмечено, рожают все – и праведники, и грешники. Воспитание детей в вере и благочестии – обязанность православных родителей, а вовсе не какое-то особое доброе дело. Во-вторых, добрые дела совершенно никак не привязаны к деторождению, их можно творить, как имея детей, так и не имея их. Логика: «если у меня не будет детей, то я больше времени смогу посвятить добрым делам» – неверная и лукавая. Одно дело, когда детей нет по причине бесплодия, физической болезни, и совсем другое дело – отказ от рождения детей ради гипотетической возможности творить добрые дела. Дети не являются обузой или помехой в добродетели. Что же касается уже рожденных детей, но оставленных родителями, то ни для кого не секрет, что любой ребенок из сиротского приюта мечтает о маме с папой, и самое лучше доброе дело по отношению к нему – это усыновление. Впрочем, любое доброе дело по отношению к сиротам – благо. Главное, что должны понимать православные христиане в отношении добродетели, – она несовместима с грехом. Если в основе отказа от деторождения лежит грех эгоизма и нежелания брать на себя ответственность за будущее детей, то это не может быть добродетелью. Это мнимая добродетель, самообман, какой бы благочестивой ширмой она не прикрывалась.

Также стоит сказать об отказе от деторождения по состоянию здоровья. Конечно, когда существует прямая угроза жизни женщины из-за беременности, то это весьма весомая причина, и она не может быть подвергнута осуждению. Супругов, которые по этой причине вынуждены отказываться от рождения собственных детей, нельзя ставить в один ряд с теми, кто делает это из эгоистических побуждений. Тем более, что в подавляющем большинстве случаев они как раз хотят иметь детей, но боятся за жизнь матери. Что же касается иных причин, связанных с состоянием здоровья, то духовную оценку им должен давать духовник супругов в частной беседе.

Таким образом, определив отношение Церкви к идее чайлдфри, можно с уверенностью сказать, что полный отказ от деторождения не должен становиться сознательным выбором в православных семьях. Что же касается отношения православных к чайлдфри вне Церкви, то тут уместно напомнить слова апостола Павла: «Внешних же судит Бог» (1Кор.5:13).

Комментировать

*

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки