Иерей Димитрий Дмитриев: Юмор юмору рознь<br><span class="bg_bpub_book_author">Иерей Димитрий Дмитриев</span>

Иерей Димитрий Дмитриев: Юмор юмору рознь
Иерей Димитрий Дмитриев

(4 голоса5.0 из 5)

Иерей Димит­рий Дмит­ри­ев для «Азбу­ки супружества»

Когда юмор помо­га­ет супру­гам спра­вить­ся с труд­но­стя­ми и как не перей­ти ту грань, когда шут­ки в семье ста­но­вят­ся излиш­ни, редак­ции «Азбу­ки супру­же­ства» рас­ска­зал иерей Димит­рий Дмит­ри­ев, кли­рик хра­ма ико­ны Божи­ей Мате­ри «Неча­ян­ная Радость» на про­спек­те Народ­но­го опол­че­ния (Санкт-Петер­бург), сотруд­ник отде­ла по вза­и­мо­дей­ствию со спор­тив­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми Санкт-Петер­бург­ской епар­хии, пре­по­да­ва­тель Епар­хи­аль­ных кур­сов рели­ги­оз­но­го обра­зо­ва­ния и кате­хи­за­ции им. св. прав. Иоан­на Крон­штадт­ско­го, кура­тор клу­ба пра­во­слав­ной моло­де­жи «Все свои». 

– Отец Димит­рий, Гос­подь гово­рит: «Бла­жен­ны пла­чу­щие», а апо­стол Павел: «Все­гда радуй­тесь». Поче­му? Где та грань меж­ду пла­чем и радостью?

– Преж­де все­го, пра­во­слав­но­му хри­сти­а­ни­ну сле­ду­ет пони­мать: в насто­я­щее вре­мя суще­ству­ют две край­но­сти в отно­ше­нии сме­ха. В одном слу­чае гово­рят, смех – это хоро­шо, а в дру­гом, смех – это пло­хо. Оба этих утвер­жде­ния мы не можем при­нять безоговорочно.

В Свя­щен­ном Писа­нии мы чита­ем: «Горе вам, сме­ю­щи­е­ся ныне! ибо вос­пла­че­те и возры­да­е­те» (Лк.6:25). С дру­гой сто­ро­ны, мы видим, есть и такое напут­ствие: «Вре­мя пла­кать, и вре­мя сме­ять­ся; вре­мя сето­вать, и вре­мя пля­сать» (Еккл.3:4). То есть мы можем опре­де­лить смех как некую пози­тив­ную цен­ность, но он может иметь и нега­тив­ный харак­тер, то есть смех амбивалентен.

Смех есть реак­ция чело­ве­ка на что-то такое выби­ва­ю­ще­е­ся из ряда вон. И дей­стви­тель­но, смех сам по себе хорош, но не все­гда. Пото­му что вопрос не в том, что­бы про­сто сме­ять­ся, а в при­чине наше­го сме­ха. Смех дол­жен быть уме­стен. В свя­то­оте­че­ских тво­ре­ни­ях и твор­че­стве хри­сти­ан­ских писа­те­лей мне уда­лось най­ти неко­то­рые раз­мыш­ле­ния отно­си­тель­но сме­ха. Так, напри­мер, прп. Иоанн Лествич­ник настав­ля­ет: «Борись, и ста­рай­ся посме­и­вать­ся сво­ей муд­ро­сти. Делая так, обря­щешь спа­се­ние и пра­вость о Хри­сте Иису­се, Гос­по­де нашем».

В то же вре­мя, осо­зна­вая цен­ность сме­ха как необ­хо­ди­мую вещь в жиз­ни пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на, мы не долж­ны делать из сме­ха сво­е­го рода куми­ра. Пото­му что очень часто сей­час в нашем обще­стве смех свя­зы­ва­ют исклю­чи­тель­но с чем-то хоро­шим. Но ведь быва­ет, осме­и­ва­ют­ся свя­тые вещи, когда сме­ют­ся над тем, над чем сме­ять­ся не сле­ду­ет. То есть смех, конеч­но, нужен, но ему хри­сти­а­нин дол­жен отво­дить опре­де­лен­ное место в жизни.

– Сто­ит ли пра­во­слав­но­му хри­сти­а­ни­ну обра­щать вни­ма­ние на чув­ство юмо­ра в избран­ни­ке, с кото­рым он наме­ре­ва­ет­ся всту­пить в брак?

– При­смот­реть­ся, конеч­но, мож­но, при этом нуж­но пони­мать, что нали­чие юмо­ра – это не глав­ный вопрос, сто­я­щий перед чело­ве­ком, ищу­щим спут­ни­ка жиз­ни. Если у его избран­ни­ка оно отсут­ству­ет, то, что же, бро­сать чело­ве­ка? Допу­стим, чело­век хоро­ший, но юмо­ра не пони­ма­ет. Ведь такое дей­стви­тель­но слу­ча­ет­ся: жена – хохо­туш­ка, а муж серьез­ный. Или наобо­рот: он – весель­чак, а она его шут­ки совсем не понимает.

Да, конеч­но, это будет один из раз­де­ля­ю­щих фак­то­ров, но, с дру­гой сто­ро­ны, так ли это пло­хо? Мне нра­вит­ся пре­крас­ный образ из филь­ма «Поп», где батюш­ка, герой Сер­гея Мако­вец­ко­го, назы­ва­ет свою матуш­ку точиль­ным кам­нем. Вот и здесь так: быва­ет, супру­ги раз­ные, но они очень хоро­шо допол­ня­ют друг друга.

– Может ли супруг, име­ю­щий чув­ство юмо­ра, как-то изме­нить взгляд на юмор сво­ей более серьез­ной половины?

– Я не заме­чал, что­бы взрос­лые люди в сво­ем пове­де­нии очень силь­но меня­лись, это каса­ет­ся и их отно­ше­ния к юмо­ру. Более того, менять друг дру­га – это, ско­рее, непра­виль­но, чем пра­виль­но, пото­му что нуж­но вос­при­ни­мать свою вто­рую поло­ви­ну такой, какая она есть. Но если вам при­су­ще чув­ство юмо­ра, оно с боль­шой веро­ят­но­стью будет про­яв­лять­ся в ваших детях. На при­ме­ре сво­ей семьи я заме­чаю, что это дей­стви­тель­но так. Дети при­ни­ма­ют для себя и роди­тель­ские чер­ты, при­чем неред­ко – маль­чи­ки от мам, а девоч­ки – от пап. Так, у меня супру­га серьез­ная, а я – не очень. Поэто­му сын похож харак­те­ром на супру­гу, а доч­ка – на меня: любит пошу­тить, все те же шут­ки-при­ба­ут­ки, пословицы-поговорки.

– Спо­со­бен ли юмор помочь пра­во­слав­ным супру­гам в реше­нии каких-либо проблем?

– Спо­со­бен, конеч­но. В чем поль­за юмо­ра? Про­бле­мы-то оста­ют­ся, но юмор помо­га­ет смот­реть на жизнь лег­че, помо­га­ет пре­одо­ле­вать труд­но­сти, поз­во­ля­ет посмот­реть на ситу­а­цию дру­ги­ми гла­за­ми. Но опять-таки я бы не стал пытать­ся все сво­дить толь­ко к юмо­ри­сти­че­ско­му реше­нию про­бле­мы. Это, ско­рее, реак­ция: быва­ет, супру­ги поссо­ри­лись, но посмот­ре­ли что-то доб­рое, весе­лое, посме­я­лись, и даль­ше мож­но вме­сте идти рука об руку.

– Где та грань, когда шут­ки в семье ста­но­вят­ся излиш­ни, не хоро­ши, не уместны?

– В жиз­ни пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на, конеч­но, есть такие момен­ты, когда шутить про­сто не умест­но. Как люди веру­ю­щие, мы не будем шутить над тем, во что мы верим. Тако­го не долж­но быть ни в коем слу­чае, пото­му что ина­че полу­ча­ет­ся нару­ше­ние сакраль­но­го, то есть про­фан­ное пере­хо­дит в сакральное.

Потом мы ведь долж­ны пони­мать, что суще­ству­ет чело­ве­че­ское досто­ин­ство, над этим тоже не надо шутить. Ведь любовь свя­за­на с ува­же­ни­ем, но, если нару­ша­ет­ся прин­цип вза­им­но­го ува­же­ния, потом этот баланс вер­нуть очень тяже­ло. И если чело­ве­че­ское досто­ин­ство при­ни­жа­ет­ся, осме­и­ва­ет­ся – это как раз и есть отри­ца­тель­ная сто­ро­на смеха.

Юмор мож­но упо­до­бить ножу в руках хирур­га и ножу в руках гра­би­те­ля. Нож сам по себе – это про­сто пред­мет. Но им мож­но помочь чело­ве­ку, про­ве­сти опе­ра­цию. Ножом мож­но и наре­зать мясо, что­бы кого-нибудь накор­мить. А мож­но совер­шить нехо­ро­шее дей­ствие, кото­рое не при­ве­дет ни к чему хорошему.

– Кто чаще оби­жа­ет­ся на шут­ки – муж­чи­ны или женщины?

– Я бы не стал про­во­дить раз­де­ле­ние по поло­вой линии. Ско­рее, мож­но гово­рить о том, что есть раз­ные тем­пе­ра­мен­ты, и это все идет из семьи, в кото­рой чело­век рос. Быва­ет и муж­чи­на обид­чив, быва­ет и жен­щи­на. Но посколь­ку мы живем в Рос­сии, то у нас и жен­щин, соот­вет­ствен­но, боль­ше. А зна­чит, и боль­ше жен­щин, кото­рые не пони­ма­ют юмор.

– Поче­му чело­век, вооб­ще, неред­ко не пони­ма­ет шуток?

– Вопрос, когда ему ты эту шут­ку ска­зал. Анри Берг­сон, был такой фран­цуз­ский писа­тель и фило­соф, один из осно­ва­те­лей дви­же­ния инту­и­ти­виз­ма, гово­рит о том, что смех вклю­ча­ет в себя вовле­чен­ность, напри­мер, пада­ет кло­ун и ты сме­ешь­ся, а если ты упал, тебе боль­но. И если над тобой кто-то будет сме­ять­ся в этот момент, тебе будет уже не до сме­ха. То есть мы сме­ем­ся над тем, что нас лич­но не касается.

Быва­ет, слу­чи­лось какое-то горе, а мы начи­на­ем шутить не к месту. Но юмор дол­жен быть все­гда к месту. Еще сто­ит ска­зать о том, что юмор и смех как выра­же­ние юмо­ра не долж­ны быть свя­за­ны с пре­воз­но­ше­ни­ем, пото­му что мож­но же высме­ять чело­ве­ка: рыжий, рыжий, коно­па­тый… Эти шту­ки обид­ные, и они, кста­ти, высме­и­ва­ют про­мысл Божий в чело­ве­ке, ведь чело­век таким родил­ся, он такой какой он есть, здесь ниче­го не сде­ла­ешь. Поэто­му нуж­но все­гда быть вни­ма­тель­ным друг к дру­гу, любой чело­век, кото­ро­го мы встре­ча­ем на сво­ем пути, создан по обра­зу и по подо­бию Божи­е­му, где-то мож­но и пошу­тить, а где-то луч­ше и промолчать.

– Может ли пра­во­слав­ный чело­век, напри­мер, один из супру­гов, посме­ять­ся над собой? Что хоро­ше­го и что пло­хо­го в самоиронии?

– Конеч­но, одно­знач­но может, и это необ­хо­ди­мо. Есть даже подвиг юрод­ства, но не всем он под силу. Юро­ди­вые все­гда этот момент под­чер­ки­ва­ли и поз­во­ля­ли над собой сме­ять­ся и сами над собой сме­я­лись, пото­му что это хоро­ший спо­соб побе­дить свою гор­ды­ню, не пре­воз­но­сить­ся. Смех здесь высту­па­ет ору­жи­ем. Был такой фило­лог, сла­вист, иссле­до­ва­тель рус­ской лите­ра­ту­ры и куль­ту­ры Древ­ней Руси Алек­сандр Михай­ло­вич Пан­чен­ко. Он писал в том чис­ле о том, что Древ­няя Русь зна­ла смех, и пред­став­лен был в том чис­ле сре­ди юродивых.

С дру­гой сто­ро­ны, опять-таки долж­на быть мера. Пото­му что, если все вре­мя толь­ко что и делать как сме­ять­ся над собой – это уже кли­ни­че­ское, ненор­маль­ное состо­я­ние. Все-таки чело­век устро­ен так, что он не может посто­ян­но нахо­дить­ся в сме­ю­щем­ся состоянии.

– Что делать, если чув­ство юмо­ра супру­гов не совпадает? 

– Про­бле­ма, когда у супру­гов не сов­па­да­ет чув­ство юмо­ра, дей­стви­тель­но встре­ча­ет­ся, но в жиз­ни есть и дру­гие про­бле­мы, и эта сре­ди них не самая серьезная.

Глав­ное, когда пра­во­слав­ные хри­сти­ане реша­ют свя­зать свою жизнь друг с дру­гом, их свя­зы­ва­ет не толь­ко физио­ло­гия, дого­вор­ные отно­ше­ния, но и жела­ние узнать свою вто­рую поло­ви­ну. И нуж­но при­ни­мать ее такой, какая она есть. Нуж­но ста­рать­ся понять друг дру­га. И если вста­ешь на этот путь, если откры­ва­ешь свое серд­це, со вре­ме­нем начи­на­ешь при­ни­мать супру­га таком, какой он есть. А если это­го не про­ис­хо­дит, воз­ни­ка­ют недо­го­во­рен­ность и недопонимание.

– Допу­стим ли, уме­стен ли в пра­во­слав­ной семье сов­мест­ный про­смотр каких-либо юмо­ри­сти­че­ских пере­дач, коме­дий, сов­мест­ное чте­ние каких-либо юмо­ри­сти­че­ских рас­ска­зов? И каких, если да? Ведь даже до рево­лю­ции была тра­ди­ция семей­но­го чте­ния, когда чита­лись в том чис­ле и юмо­ри­сти­че­ские рассказы. 

– Это заме­ча­тель­ная тра­ди­ция! Хоро­шо, когда у семьи есть общее поле инте­ре­сов, когда супру­ги могут вме­сте над чем-то посме­ять­ся. При этом без­услов­но все пере­да­чи при­нять мы не можем, к ним нуж­но под­хо­дить диф­фе­рен­ци­ро­ва­но, про­во­дить отбор как через сито: то есть надо смот­реть на то, при­сут­ству­ет ли в них доб­рый юмор, при­лич­ны ли они, не ска­ты­ва­ют­ся ли в раз­но­го рода пошлости.

В медиа­про­стран­стве смех выпол­ня­ет, преж­де все­го, раз­вле­ка­тель­ную функ­цию. Пото­му что, если люди сме­ют­ся, они отвле­ка­ют­ся от реаль­ных про­блем, кото­рых сей­час «выше кры­ши». И тут есть юмо­ри­сты дей­стви­тель­но ост­ро­ум­ные. Я, напри­мер, очень любил покой­но­го сати­ри­ка Миха­и­ла Задор­но­ва, его сати­ра неред­ко носи­ла поли­ти­че­ский харак­тер и это сво­е­го рода скры­тый про­тест. Ведь смех – это еще и пока­за­тель чело­ве­ка сво­бод­но­го. Сме­ет­ся тот, кто сво­бо­ден несмот­ря ни на что. В таком сме­хе при­сут­ству­ет радость от осо­зна­ния того, что ты сме­ешь­ся, что ты сво­бо­ден. Это такая кате­го­рия чело­ве­че­ско­го бытия, его независимости.

К сожа­ле­нию, надо пони­мать и то, что очень часто шут­ки у юмо­ри­стов лег­ко про­гно­зи­ру­е­мы, они, что назы­ва­ет­ся, ниже поя­са. А если шут­ки лег­ко уга­ды­ва­ют­ся, зна­чит исче­за­ет основ­ной ком­по­нент сме­ха, кото­рый дела­ет его уни­каль­ным: удив­ле­ние чело­ве­ка чем-то при несов­па­де­нии реаль­но­сти, пара­док­се. Анек­дот, кото­рый рас­ска­зы­ва­ет­ся посто­ян­но, уже не сме­шон, пото­му что зара­нее зна­ешь окон­ча­ние и про­гно­зи­ру­е­мый финал не вызы­ва­ет парадокса.

Быва­ет и того хуже: выхо­дят даже такие спе­ци­аль­ные попу­ляр­ные пере­да­чи, в кото­рых при­гла­ша­ет­ся гость и он там осме­и­ва­ет­ся веду­щим, что со сто­ро­ны выгля­дит про­сто непри­лич­но. Но это попу­ляр­но, здесь же не нуж­но напря­гать­ся. Напря­гать­ся ведь никто не любит: сидишь и сме­ешь­ся, пото­му что до умствен­но­го тру­да нуж­но вырас­ти, а так про­сто все высме­и­ва­ет­ся. И это отри­ца­тель­ная сто­ро­на сме­ха. Для пра­во­слав­ной семьи такие пере­да­чи неприемлемы.

– Санкт-Петер­бург­ская духов­ная ака­де­мия и семи­на­рия, Санкт-Петер­бург­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, Рус­ская хри­сти­ан­ская гума­ни­тар­ная ака­де­мия – в раз­ное вре­мя Вы окон­чи­ли эти учеб­ные заве­де­ния. При этом в РХГА Вы выбра­ли тему дипло­ма «Смех как куль­тур­ная фило­соф­ская и бого­слов­ская реаль­ность». Поче­му имен­но ее?

– В духов­ных шко­лах мои выпуск­ные рабо­ты были свя­за­ны с сек­та­ми, пото­му что я все­гда зани­мал­ся поле­ми­че­ской дея­тель­но­стью, но потом решил посмот­реть на все это гла­за­ми свет­ской тео­ло­гии: РХГА зани­ма­ет место сере­дин­ное меж­ду свет­ски­ми вуза­ми и духов­ны­ми шко­ла­ми, некий сред­ний путь via media, по кото­ро­му мне уда­лось пройти.

Выбор темы сме­ха был свя­зан с тем, что одна­жды, когда я был диа­ко­ном, во вре­мя анти­фо­нов на Литур­гии я отвлек­ся и посмот­рел в окно и что-то меня рас­сме­ши­ло. Дежур­ный свя­щен­ник сде­лал мне заме­ча­ние, и я тогда, конеч­но, согла­сил­ся с ним, пото­му что он был совер­шен­но прав, а я стал думать: если смех исклю­чи­тель­но пози­тив­ная цен­ность, то поче­му же тогда мне сде­ла­ли заме­ча­ние, поче­му это пло­хо. И эти раз­мыш­ле­ния выли­лись в рабо­ту, кото­рая, хочет­ся наде­ять­ся, мне уда­лась. По крайне мере я дей­стви­тель­но понял, что сме­ять­ся не надо было. Для это­го сто­и­ло напи­сать диплом (сме­ет­ся).

– Какую лите­ра­ту­ру Вы мог­ли бы посо­ве­то­вать всем, кто инте­ре­су­ет­ся темой наше­го сего­дняш­не­го разговора?

– Наш раз­го­вор – это лишь вер­ши­на айс­бер­га. В целом же, иссле­до­ва­ний, посвя­щен­ных теме сме­ха доста­точ­но мно­го. На сты­ке рели­гио­ве­де­ния и куль­ту­ро­ло­гии есть даже такое про­блем­ное поле – гело­го­гия. От сло­ва гелос (греч. Γέλως) – смех.

Если же мы гово­рим о пра­во­слав­ных супру­гах, инте­ре­су­ю­щих­ся темой сме­ха, мож­но посо­ве­то­вать так­же обра­тить­ся к пер­во­ис­точ­ни­кам: читать сло­во Божие, в том чис­ле, конеч­но, пре­крас­ные про­ро­че­ские кни­ги, нази­да­тель­ные, такие как Пре­муд­ро­сти Соло­мо­на, Прит­чей Соло­мо­на, Еккле­си­аст. Там столь­ко муд­ро­сти, сво­е­го рода, даже биб­лей­ско­го юмо­ра, и это доро­го­го сто­ит! Поэто­му надо уметь счи­ты­вать эти смыс­лы. Было бы здо­ро­во, если бы чита­тель немно­го напряг­ся, поразмышлял.

Тем, кто обла­да­ет фило­соф­ской под­го­тов­кой, инте­рес­ны­ми пока­жут­ся неко­то­рые раз­мыш­ле­ния Анри Берг­со­на о смехе.

Тем, кто любит читать худо­же­ствен­ную лите­ра­ту­ру, мож­но обра­тить­ся к клас­си­ку миро­вой лите­ра­ту­ры, хри­сти­ан­ско­му апо­ло­ге­ту Гил­бер­ту Честер­то­ну, у него вы най­де­те нема­ло ост­ро­ум­ных момен­тов, или заме­ча­тель­но­му хри­сти­ан­ско­му писа­те­лю Клай­ву Стей­пл­зу Льюису.

Тем же, кто чита­ет исклю­чи­тель­но свя­то­оте­че­ские тво­ре­ния, пра­во­слав­ную лите­ра­ту­ру, мож­но посо­ве­то­вать для чте­ния кни­гу Иоан­на (Шахов­ско­го), епи­ско­па Сан-Фран­цис­ско­го, «Апо­ка­лип­сис мел­ко­го гре­ха», в ней мож­но най­ти раз­мыш­ле­ния о раз­лич­ных видах сме­ха. Это хоро­шая кни­га, в кото­рой мы встре­тим мно­го раз­мыш­ле­ний о сме­хо­вой куль­ту­ре. Ну и конеч­но, «Доб­ро­то­лю­бие» надо читать! Это насто­я­щая сокро­вищ­ни­ца свя­то­оте­че­ской премудрости!

– Отец Димит­рий, в завер­ше­ние наше­го раз­го­во­ра, что Вы хоте­ли бы поже­лать всем, кто про­чтет это интервью?

– В заклю­че­ние раз­го­во­ра хочет­ся ска­зать: ну что, дру­зья мои, вре­мя пла­кать и вре­мя сме­ять­ся! Но все­му долж­но быть свое место. Смех помо­жет уйти от уны­ния, печа­ли, отча­я­ния, с одной сто­ро­ны, а с дру­гой, может напол­нить вашу жизнь радо­стью, кото­рая без­услов­но объ­еди­ня­ет всех людей, искренне сле­ду­ю­щим за Хри­стом. Ну а если печа­ли встре­ча­ют­ся, ниче­го страш­но­го, сме­хом мы их победим.

– Спа­си Господи! 

Текст: р.Б. Геннадий

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки