Юмор юмору рознь <br><span class="bg_bpub_book_author">Иерей Димитрий Дмитриев</span>

Юмор юмору рознь
Иерей Димитрий Дмитриев

(5 голосов5.0 из 5)

Когда юмор помогает супругам справиться с трудностями и как не перейти ту грань, когда шутки в семье становятся излишни, редакции «Азбуки супружества» рассказал иерей Димитрий Дмитриев, клирик храма иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» на проспекте Народного ополчения (Санкт-Петербург), сотрудник отдела по взаимодействию со спортивными организациями Санкт-Петербургской епархии, преподаватель Епархиальных курсов религиозного образования и катехизации им. св. прав. Иоанна Кронштадтского, куратор клуба православной молодежи «Все свои». 

– Отец Димитрий, Господь говорит: «Блаженны плачущие», а апостол Павел: «Всегда радуйтесь». Почему? Где та грань между плачем и радостью?

– Прежде всего, православному христианину следует понимать: в настоящее время существуют две крайности в отношении смеха. В одном случае говорят, смех – это хорошо, а в другом, смех – это плохо. Оба этих утверждения мы не можем принять безоговорочно.

В Священном Писании мы читаем: «Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете» (Лк.6:25). С другой стороны, мы видим, есть и такое напутствие: «Время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать» (Еккл.3:4). То есть мы можем определить смех как некую позитивную ценность, но он может иметь и негативный характер, то есть смех амбивалентен.

Смех есть реакция человека на что-то такое выбивающееся из ряда вон. И действительно, смех сам по себе хорош, но не всегда. Потому что вопрос не в том, чтобы просто смеяться, а в причине нашего смеха. Смех должен быть уместен. В святоотеческих творениях и творчестве христианских писателей мне удалось найти некоторые размышления относительно смеха. Так, например, прп. Иоанн Лествичник наставляет: «Борись, и старайся посмеиваться своей мудрости. Делая так, обрящешь спасение и правость о Христе Иисусе, Господе нашем».

В то же время, осознавая ценность смеха как необходимую вещь в жизни православного христианина, мы не должны делать из смеха своего рода кумира. Потому что очень часто сейчас в нашем обществе смех связывают исключительно с чем-то хорошим. Но ведь бывает, осмеиваются святые вещи, когда смеются над тем, над чем смеяться не следует. То есть смех, конечно, нужен, но ему христианин должен отводить определенное место в жизни.

– Стоит ли православному христианину обращать внимание на чувство юмора в избраннике, с которым он намеревается вступить в брак?

– Присмотреться, конечно, можно, при этом нужно понимать, что наличие юмора – это не главный вопрос, стоящий перед человеком, ищущим спутника жизни. Если у его избранника оно отсутствует, то, что же, бросать человека? Допустим, человек хороший, но юмора не понимает. Ведь такое действительно случается: жена – хохотушка, а муж серьезный. Или наоборот: он – весельчак, а она его шутки совсем не понимает.

Да, конечно, это будет один из разделяющих факторов, но, с другой стороны, так ли это плохо? Мне нравится прекрасный образ из фильма «Поп», где батюшка, герой Сергея Маковецкого, называет свою матушку точильным камнем. Вот и здесь так: бывает, супруги разные, но они очень хорошо дополняют друг друга.

– Может ли супруг, имеющий чувство юмора, как-то изменить взгляд на юмор своей более серьезной половины?

– Я не замечал, чтобы взрослые люди в своем поведении очень сильно менялись, это касается и их отношения к юмору. Более того, менять друг друга – это, скорее, неправильно, чем правильно, потому что нужно воспринимать свою вторую половину такой, какая она есть. Но если вам присуще чувство юмора, оно с большой вероятностью будет проявляться в ваших детях. На примере своей семьи я замечаю, что это действительно так. Дети принимают для себя и родительские черты, причем нередко – мальчики от мам, а девочки – от пап. Так, у меня супруга серьезная, а я – не очень. Поэтому сын похож характером на супругу, а дочка – на меня: любит пошутить, все те же шутки-прибаутки, пословицы-поговорки.

– Способен ли юмор помочь православным супругам в решении каких-либо проблем?

– Способен, конечно. В чем польза юмора? Проблемы-то остаются, но юмор помогает смотреть на жизнь легче, помогает преодолевать трудности, позволяет посмотреть на ситуацию другими глазами. Но опять-таки я бы не стал пытаться все сводить только к юмористическому решению проблемы. Это, скорее, реакция: бывает, супруги поссорились, но посмотрели что-то доброе, веселое, посмеялись, и дальше можно вместе идти рука об руку.

– Где та грань, когда шутки в семье становятся излишни, не хороши, не уместны?

– В жизни православного христианина, конечно, есть такие моменты, когда шутить просто не уместно. Как люди верующие, мы не будем шутить над тем, во что мы верим. Такого не должно быть ни в коем случае, потому что иначе получается нарушение сакрального, то есть профанное переходит в сакральное.

Потом мы ведь должны понимать, что существует человеческое достоинство, над этим тоже не надо шутить. Ведь любовь связана с уважением, но, если нарушается принцип взаимного уважения, потом этот баланс вернуть очень тяжело. И если человеческое достоинство принижается, осмеивается – это как раз и есть отрицательная сторона смеха.

Юмор можно уподобить ножу в руках хирурга и ножу в руках грабителя. Нож сам по себе – это просто предмет. Но им можно помочь человеку, провести операцию. Ножом можно и нарезать мясо, чтобы кого-нибудь накормить. А можно совершить нехорошее действие, которое не приведет ни к чему хорошему.

– Кто чаще обижается на шутки – мужчины или женщины?

– Я бы не стал проводить разделение по половой линии. Скорее, можно говорить о том, что есть разные темпераменты, и это все идет из семьи, в которой человек рос. Бывает и мужчина обидчив, бывает и женщина. Но поскольку мы живем в России, то у нас и женщин, соответственно, больше. А значит, и больше женщин, которые не понимают юмор.

– Почему человек, вообще, нередко не понимает шуток?

– Вопрос, когда ему ты эту шутку сказал. Анри Бергсон, был такой французский писатель и философ, один из основателей движения интуитивизма, говорит о том, что смех включает в себя вовлеченность, например, падает клоун и ты смеешься, а если ты упал, тебе больно. И если над тобой кто-то будет смеяться в этот момент, тебе будет уже не до смеха. То есть мы смеемся над тем, что нас лично не касается.

Бывает, случилось какое-то горе, а мы начинаем шутить не к месту. Но юмор должен быть всегда к месту. Еще стоит сказать о том, что юмор и смех как выражение юмора не должны быть связаны с превозношением, потому что можно же высмеять человека: рыжий, рыжий, конопатый… Эти штуки обидные, и они, кстати, высмеивают промысл Божий в человеке, ведь человек таким родился, он такой какой он есть, здесь ничего не сделаешь. Поэтому нужно всегда быть внимательным друг к другу, любой человек, которого мы встречаем на своем пути, создан по образу и по подобию Божиему, где-то можно и пошутить, а где-то лучше и промолчать.

– Может ли православный человек, например, один из супругов, посмеяться над собой? Что хорошего и что плохого в самоиронии?

– Конечно, однозначно может, и это необходимо. Есть даже подвиг юродства, но не всем он под силу. Юродивые всегда этот момент подчеркивали и позволяли над собой смеяться и сами над собой смеялись, потому что это хороший способ победить свою гордыню, не превозноситься. Смех здесь выступает оружием. Был такой филолог, славист, исследователь русской литературы и культуры Древней Руси Александр Михайлович Панченко. Он писал в том числе о том, что Древняя Русь знала смех, и представлен был в том числе среди юродивых.

С другой стороны, опять-таки должна быть мера. Потому что, если все время только что и делать как смеяться над собой – это уже клиническое, ненормальное состояние. Все-таки человек устроен так, что он не может постоянно находиться в смеющемся состоянии.

– Что делать, если чувство юмора супругов не совпадает? 

– Проблема, когда у супругов не совпадает чувство юмора, действительно встречается, но в жизни есть и другие проблемы, и эта среди них не самая серьезная.

Главное, когда православные христиане решают связать свою жизнь друг с другом, их связывает не только физиология, договорные отношения, но и желание узнать свою вторую половину. И нужно принимать ее такой, какая она есть. Нужно стараться понять друг друга. И если встаешь на этот путь, если открываешь свое сердце, со временем начинаешь принимать супруга таком, какой он есть. А если этого не происходит, возникают недоговоренность и недопонимание.

– Допустим ли, уместен ли в православной семье совместный просмотр каких-либо юмористических передач, комедий, совместное чтение каких-либо юмористических рассказов? И каких, если да? Ведь даже до революции была традиция семейного чтения, когда читались в том числе и юмористические рассказы. 

– Это замечательная традиция! Хорошо, когда у семьи есть общее поле интересов, когда супруги могут вместе над чем-то посмеяться. При этом безусловно все передачи принять мы не можем, к ним нужно подходить дифференцировано, проводить отбор как через сито: то есть надо смотреть на то, присутствует ли в них добрый юмор, приличны ли они, не скатываются ли в разного рода пошлости.

В медиапространстве смех выполняет, прежде всего, развлекательную функцию. Потому что, если люди смеются, они отвлекаются от реальных проблем, которых сейчас «выше крыши». И тут есть юмористы действительно остроумные. Я, например, очень любил покойного сатирика Михаила Задорнова, его сатира нередко носила политический характер и это своего рода скрытый протест. Ведь смех – это еще и показатель человека свободного. Смеется тот, кто свободен несмотря ни на что. В таком смехе присутствует радость от осознания того, что ты смеешься, что ты свободен. Это такая категория человеческого бытия, его независимости.

К сожалению, надо понимать и то, что очень часто шутки у юмористов легко прогнозируемы, они, что называется, ниже пояса. А если шутки легко угадываются, значит исчезает основной компонент смеха, который делает его уникальным: удивление человека чем-то при несовпадении реальности, парадоксе. Анекдот, который рассказывается постоянно, уже не смешон, потому что заранее знаешь окончание и прогнозируемый финал не вызывает парадокса.

Бывает и того хуже: выходят даже такие специальные популярные передачи, в которых приглашается гость и он там осмеивается ведущим, что со стороны выглядит просто неприлично. Но это популярно, здесь же не нужно напрягаться. Напрягаться ведь никто не любит: сидишь и смеешься, потому что до умственного труда нужно вырасти, а так просто все высмеивается. И это отрицательная сторона смеха. Для православной семьи такие передачи неприемлемы.

– Санкт-Петербургская духовная академия и семинария, Санкт-Петербургский государственный университет, Русская христианская гуманитарная академия – в разное время Вы окончили эти учебные заведения. При этом в РХГА Вы выбрали тему диплома «Смех как культурная философская и богословская реальность». Почему именно ее?

– В духовных школах мои выпускные работы были связаны с сектами, потому что я всегда занимался полемической деятельностью, но потом решил посмотреть на все это глазами светской теологии: РХГА занимает место серединное между светскими вузами и духовными школами, некий средний путь via media, по которому мне удалось пройти.

Выбор темы смеха был связан с тем, что однажды, когда я был диаконом, во время антифонов на Литургии я отвлекся и посмотрел в окно и что-то меня рассмешило. Дежурный священник сделал мне замечание, и я тогда, конечно, согласился с ним, потому что он был совершенно прав, а я стал думать: если смех исключительно позитивная ценность, то почему же тогда мне сделали замечание, почему это плохо. И эти размышления вылились в работу, которая, хочется надеяться, мне удалась. По крайне мере я действительно понял, что смеяться не надо было. Для этого стоило написать диплом (смеется).

– Какую литературу Вы могли бы посоветовать всем, кто интересуется темой нашего сегодняшнего разговора?

– Наш разговор – это лишь вершина айсберга. В целом же, исследований, посвященных теме смеха достаточно много. На стыке религиоведения и культурологии есть даже такое проблемное поле – гелогогия. От слова гелос (греч. Γέλως) – смех.

Если же мы говорим о православных супругах, интересующихся темой смеха, можно посоветовать также обратиться к первоисточникам: читать слово Божие, в том числе, конечно, прекрасные пророческие книги, назидательные, такие как Премудрости Соломона, Притчей Соломона, Екклесиаст. Там столько мудрости, своего рода, даже библейского юмора, и это дорогого стоит! Поэтому надо уметь считывать эти смыслы. Было бы здорово, если бы читатель немного напрягся, поразмышлял.

Тем, кто обладает философской подготовкой, интересными покажутся некоторые размышления Анри Бергсона о смехе.

Тем, кто любит читать художественную литературу, можно обратиться к классику мировой литературы, христианскому апологету Гилберту Честертону, у него вы найдете немало остроумных моментов, или замечательному христианскому писателю Клайву Стейплзу Льюису.

Тем же, кто читает исключительно святоотеческие творения, православную литературу, можно посоветовать для чтения книгу Иоанна (Шаховского), епископа Сан-Францисского, «Апокалипсис мелкого греха», в ней можно найти размышления о различных видах смеха. Это хорошая книга, в которой мы встретим много размышлений о смеховой культуре. Ну и конечно, «Добротолюбие» надо читать! Это настоящая сокровищница святоотеческой премудрости!

– Отец Димитрий, в завершение нашего разговора, что Вы хотели бы пожелать всем, кто прочтет это интервью?

– В заключение разговора хочется сказать: ну что, друзья мои, время плакать и время смеяться! Но всему должно быть свое место. Смех поможет уйти от уныния, печали, отчаяния, с одной стороны, а с другой, может наполнить вашу жизнь радостью, которая безусловно объединяет всех людей, искренне следующим за Христом. Ну а если печали встречаются, ничего страшного, смехом мы их победим.

– Спаси Господи! 

Текст: р.Б. Геннадий

Комментировать

*

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки