Как сохранить семью

Как сохранить семью

(1 голос5.0 из 5)

свя­щен­ник Андрей Овчинников

Оглав­ле­ние

 

Виньетка

 

Предисловие. Россия начинается с семьи^

Тре­вож­ные нот­ки слы­шат­ся в назва­нии этой кни­ги. Семьи рас­па­да­ют­ся, и чело­век, кажет­ся, совсем забыл о том, что раз­вод — это трагедия.

Поче­му люди раз­во­дят­ся? Как сохра­нить семью? Как создать семью, кото­рая нико­гда не рас­па­дет­ся? Как вырас­тить ребен­ка семей­ным чело­ве­ком? На все эти вопро­сы отве­ча­ет пра­во­слав­ный свя­щен­ник Андрей Овчин­ни­ков. Сча­стье семей­ной жиз­ни во мно­гом зави­сит от того, как она нача­лась. «Хри­сти­а­ни­ну, — счи­та­ет батюш­ка, — нель­зя оши­бить­ся в таком важ­ном деле, как выбор спут­ни­ка жиз­ни. Если пра­виль­но зало­жить фун­да­мент при стро­и­тель­стве дома, то он про­сто­ит дол­гие годы. Пра­виль­ный выбор супру­га — это фун­да­мент семей­ной жиз­ни, и выбор тогда будет пра­виль­ным, когда чело­век научит­ся отли­чать насто­я­щие цен­но­сти от вре­мен­ных. Научить ребен­ка отли­чать чер­ное от бело­го — зада­ча роди­тель­ско­го воспитания».

Но что же делать тем, кто уже осту­пил­ся, кто не сумел сбе­речь свою семью, не сохра­нил цело­муд­рия? — спро­сит нас чита­тель. Таким людям батюш­ка дает совет: «Не уны­вай­те, у вас еще не все поте­ря­но. При­не­си­те глу­бо­кое и чисто­сер­деч­ное пока­я­ние, попы­тай­тесь начать новую стра­ни­цу сво­ей жиз­ни. Вспом­ни­те, что мило­сер­дие Божье безгранично».

Эта кни­га, может быть, не сле­ду­ет стро­гой схе­ме, в боль­шей мере автор хотел сде­лать про­стым и близ­ким совре­мен­но­му чело­ве­ку ее язык. Он не уста­ет повто­рять чита­те­лю, что жизнь чело­ве­ка, в том чис­ле и семей­ная, стро­ит­ся по зако­нам духов­ным. От того, зна­ем ли мы эти зако­ны, соблю­да­ем ли их, зави­сит, будет счаст­ли­ва наша семья или нет. Несча­стье при­хо­дит в жизнь вме­сте с гре­хом. Где пере­крыт путь, по кото­ро­му грех про­ни­ка­ет в супру­же­ский союз, там «тишь, гладь и Божья бла­го­дать». Рас­пав­ша­я­ся семья похо­жа на боль­но­го чело­ве­ка, кото­рый исто­щил­ся и обес­си­лел от тяж­ко­го неду­га. Для несчаст­ных супру­гов этот недуг — грех. Что­бы чита­тель луч­ше уви­дел, как воз­ни­ка­ет и воз­рас­та­ет грех, автор поме­стил в кни­ге крат­ко изло­жен­ное свя­то­оте­че­ское уче­ние о раз­ви­тии гре­ха в чело­ве­ке. Зна­ние о том, как пагуб­но дей­ству­ет гре­хов­ный меха­низм, с Божьей помо­щью может воору­жить вся­ко­го, кто хочет про­ти­во­сто­ять злу и сози­дать добро.

Счаст­ли­вая семей­ная жизнь воз­мож­на лишь там, где все чле­ны семьи при­ла­га­ют уси­лия для борь­бы с гре­хом и для вопло­ще­ния в жизнь хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей. Создать креп­кую семью мож­но и сего­дня. Эту уве­рен­ность отец Андрей Овчин­ни­ков пере­да­ет и сво­им чита­те­лям. «Семья, — гово­рит нам автор, — сози­да­ет­ся Богом. Семей­ное сча­стье — вели­кий Божий дар, кото­рый Гос­подь изли­ва­ет вся­ко­му про­ся­ще­му хри­сти­а­ни­ну, веру­ю­ще­му Сло­ву Свя­то­го Еван­ге­лия: “Про­си­те, и дано будет вам; ищи­те и най­де­те; сту­чи­те и отво­рят вам; ибо вся­кий про­ся­щий полу­ча­ет…” (Мф. 7:7, 8)».

 

Часть 1. Почему распадаются семьи?^

Брак перестал быть святыней^

Все чаще мы слы­шим сло­ва: «Уми­ра­ет семья в Рос­сии». Не хоте­лось бы сгу­щать крас­ки, но ведь мы пре­крас­но зна­ем, что стра­да­ет сего­дня не толь­ко семья. Все рушит­ся, когда чело­век забы­ва­ет о Боге: здо­ро­вье, нрав­ствен­ность; начи­на­ют­ся скор­би, испы­та­ния… Как буд­то Сам Гос­подь пока­зы­ва­ет нам, что брак сози­да­ет­ся Богом, и супру­ги долж­ны жить по зако­нам духов­ным. Ведь семья, какой мы ее зна­ем, появи­лась после вопло­ще­ния Спа­си­те­ля. Конеч­но, были семьи и до Хри­ста, но они были дру­ги­ми. Семья ново­за­вет­ная, освя­щен­ная таин­ством вен­ча­ния, живет в Пра­во­слав­ной Церк­ви, соблю­да­ет ее устав, несет в себе бла­го­дать Свя­то­го Духа. А что пред­став­ля­ет из себя чело­век, лишен­ный духов­ных ценностей?

Вспом­ним прит­чу о блуд­ном сыне. Юно­ша жил в отчем доме, все у него было, все его люби­ли, но он не захо­тел быть в послу­ша­нии у отца. Гос­подь нико­го не дер­жит. Ухо­ди. Пожи­ви вне отче­го дома. И что даль­ше? Сын ухо­дит, рас­тра­чи­ва­ет свое име­ние, посте­пен­но теря­ет все дары, кото­рые дал ему Гос­подь: и здо­ро­вье, и разум, и нрав­ствен­ную жизнь, и цело­муд­рие. Он пыта­ет­ся уто­лить свой духов­ный голод раз­но­го рода раз­вле­че­ни­я­ми: пьян­ством, блуд­ной жиз­нью… И каков итог? Наслед­ство рас­тра­че­но юно­ша нани­ма­ет­ся на рабо­ту, но даже рож­ков, кото­ры­ми кор­мят сви­ней, ему не дают поесть досы­та. И толь­ко теперь, когда все поте­ря­но, к нему при­хо­дит рас­ка­я­ние и жела­ние вер­нуть­ся к отцу, что­бы попро­сить прощения.

Душа наша по при­ро­де хри­сти­ан­ка, она бого­по­доб­на и не может питать­ся сур­ро­га­та­ми. Те самые рож­ки, кото­рые он про­сил и кото­ры­ми не мог насы­тить­ся, — конец его воль­ной жиз­ни и сим­вол того, что про­ис­хо­дит сей­час с нашим обще­ством. Люди хотят постро­ить свое сча­стье сами, вне Церк­ви. Лишив­шись Свя­то­го При­ча­стия, кото­рое есть истин­ная Пища и истин­ное Питие, они силят­ся напол­нить душу раз­но­го рода заме­ни­те­ля­ми и забо­ле­ва­ют. Душа не быва­ет здо­ро­вой, если ее не лечат, а лечить душу мож­но толь­ко в хра­ме, пото­му что храм — это духов­ная больница.

Грех цар­ству­ет в мире, поэто­му раз­ру­ша­ет­ся лич­ность, рас­па­да­ют­ся семьи; низ­верг­ну­той ока­зы­ва­ет­ся нрав­ствен­ность. Ведь где нет бла­го­да­ти, там нет ниче­го свет­ло­го и радост­но­го, где отход от Церк­ви — там раз­ру­ха и дегра­да­ция. Люди, кото­рые сози­да­ют свои семьи в лоне Церк­ви — счаст­ли­вы, пото­му что «Гос­подь с ними». У каж­до­го из нас долж­на быть твер­дая уве­рен­ность в том, что Бог дает все, в том чис­ле и семей­ное сча­стье: толь­ко при­хо­ди и бери. Брак нико­гда не рас­па­дет­ся, если супру­ги отно­сят­ся к нему как к свя­тыне, даро­ван­ной Гос­по­дом, кото­рую нуж­но береж­но хра­нить. Хри­сти­ан­ская семья, освя­щен­ная таин­ством вен­ча­ния, — это самая боль­шая Чело­ве­че­ская цен­ность, это путь спа­се­ния для боль­шин­ства из нас, кото­рый бла­го­сло­вил Сам Гос­подь, Совер­шив свое пер­вое чудо на брач­ном пире в Кане Гали­лей­ской. Свя­тые отцы писа­ли, что «цар­ским» Путем спа­се­ния явля­ет­ся жизнь либо в семье (семей­ное обще­жи­тие), либо в мона­сты­ре (мона­ше­ское обще­жи­тие). Жизнь в обще­жи­тии все­гда пони­ма­лась как самое луч­шее и без­опас­ное состо­я­ние, в кото­ром чело­век может духов­но совер­шен­ство­вать­ся. Неда­ром даже в мона­ше­ской жиз­ни был стро­гий закон, кото­рый запре­щал подвиж­ни­ку ухо­дить в затвор, если не был прой­ден путь послу­ша­ния и тру­да на бла­го «бра­тии во Христе».

Цер­ковь часто срав­ни­ва­ют с кораб­лем, на кото­ром веру­ю­щие пере­плы­ва­ют бушу­ю­щий оке­ан зем­ной жиз­ни. Семья — тоже сво­е­го рода корабль, при­ста­ни­ще, где чело­век может укрыть­ся от бурь, пере­ждать непо­го­ду, отдох­нуть в теп­ле домаш­не­го оча­га, собрать­ся с сила­ми, уте­шить­ся, — и сно­ва начать нелег­кий путь вос­хож­де­ния к веч­ной Люб­ви. И если мы изби­ра­ем путь спа­се­ния в семье, то важ­но обе­ре­гать ее, свою малую Цер­ковь.

 «И будут два одною плотью»^

После таин­ства вен­ча­ния муж и жена ста­но­вят­ся как бы еди­ным орга­низ­мом, гла­ва кото­ро­го, по подо­бию Церк­ви, Сам Хри­стос. С это­го момен­та жизнь моло­дых супру­гов долж­на стать их общим делом. Вот поче­му так важ­но для сохра­не­ния семьи жить вме­сте. Извест­ны слу­чаи, когда в поис­ках рабо­ты муж уез­жал «за три­де­вять земель» на год или боль­ше, а когда воз­вра­щал­ся, то пони­мал, что семьи как тако­вой уже нет.

Вто­рое важ­ное усло­вие суще­ство­ва­ния семьи — это огра­ни­че­ние роди­тель­ско­го вли­я­ния на моло­дых супру­гов. Совре­мен­ные роди­те­ли слиш­ком актив­но вме­ши­ва­ют­ся в жизнь детей, поэто­му хочет­ся поже­лать моло­дым начи­нать семей­ную жизнь отдель­но. Но чита­тель может спро­сить: «А как же при этом не нару­шить запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей? Ведь моло­дые забу­дут отца и мать, если отде­лят­ся с само­го нача­ла!». Обыч­но этот вопрос зада­ют роди­те­ли. Их мож­но успо­ко­ить таки­ми сло­ва­ми: Сам Гос­подь ска­зал, что «оста­вит чело­век отца и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут два одною пло­тью» (Мф. 19, 5). Остав­ле­ние роди­те­лей для созда­ния новой семьи — это поря­док, уста­нов­лен­ный на зем­ле Богом. Роди­те­лям надо сми­рить­ся и вспом­нить нача­ло сво­ей жиз­ни. Как рань­ше, так и теперь все моло­дые семьи меч­та­ют о соб­ствен­ном доме. Роди­те­ли не будут забы­ты, про­сто они зай­мут новое место в жиз­ни сво­их детей. Моло­дые не обой­дут­ся без роди­тель­ской помо­щи, когда у них появят­ся соб­ствен­ные дети. Отцу с мате­рью надо поча­ще вспо­ми­нать о том, что детей дает Бог, и на них нель­зя пре­тен­до­вать как ни на собственность.

Моло­дая семья похо­жа на хруп­кий росток. Для его жиз­ни необ­хо­ди­мы свет и теп­ло, кото­рые быва­ют так слож­но сохра­нить! Сбли­же­ние моло­дых людей,  при­тир­ка харак­те­ров, поиск вза­и­мо­по­ни­ма­ния в труд­ных жиз­нен­ных ситу­а­ци­ях и мно­же­ство дру­гих вещей — все это состав­ные части того цемен­ти­ру­ю­ще­го семью рас­тво­ра, кото­рый дол­жен созда­вать­ся без «помо­щи» посто­рон­них. Жена, как пра­ви­ло, спо­кой­но сми­ря­ет­ся с осо­бен­но­стя­ми харак­те­ра мужа, кото­рые кажут­ся ужас­ны­ми ее маме. Взрос­лым семей­ным людям мож­но давать сове­ты толь­ко тогда, когда они сами об этом попро­сят. Самая боль­шая помощь роди­те­лей — это их молит­ва о детях и пра­виль­ное воспитание.

Мы, конеч­но, не гово­рим о тех слу­ча­ях, когда невоз­мож­но при­об­ре­сти отдель­ное жилье. Купить квар­ти­ру сей­час мало кому под силу, сни­мать ее — доро­го, это всем извест­но”, и когда у людей нет такой воз­мож­но­сти, их, конеч­но, никто не осу­дит. Но когда муж­чи­на хоро­шо зара­ба­ты­ва­ет, то созда­ние необ­хо­ди­мых усло­вий жиз­ни — это то, во что он дол­жен вло­жить капи­тал в первую оче­редь. Мож­но подыс­кать недо­ро­гое жилье. Пусть оно будет не слиш­ком ком­форт­ным, неудоб­но рас­по­ло­жен­ным, на пер­вые годы жиз­ни — съем­ным, но это тот глав­ный вопрос устрой­ства быта, кото­рый надо решать преж­де осталь­ных. Мож­но попро­сить отца с мате­рью раз­ме­нять квар­ти­ру для моло­дых. Прав­да, ино­гда роди­те­ли при­леп­ля­ют­ся к сво­е­му жили­щу или счи­та­ют, что все долж­ны жить вме­сте. Поэто­му порой они не хотят раз­ме­ни­вать даже очень боль­шую жил­пло­щадь. Сов­мест­ное про­жи­ва­ние все­гда было уде­лом дере­вен­ских жите­лей или вла­дель­цев особ­ня­ков. Мы по сво­е­му опы­ту зна­ем, что, когда мно­го­чис­лен­ная род­ня соби­ра­ет­ся на даче, где есть физи­че­ский труд, све­жий воз­дух и мно­го места, кон­фликт­ные ситу­а­ции воз­ни­ка­ют гораз­до реже, чем в замкну­том про­стран­стве город­ской квартиры.

Моло­дым не надо боять­ся мате­ри­аль­ных труд­но­стей само­сто­я­тель­ной жиз­ни. Луч­шее недо­есть и поху­же одеть­ся, чем все вре­мя ссо­рить­ся со сво­и­ми близ­ки­ми. В бра­ке совер­ша­ет­ся духов­ная тай­на. Муж и жена соеди­ня­ют­ся в таин­стве вен­ча­ния и ста­но­вят­ся еди­ным целым, поэто­му роди­те­ли, как бы доро­ги они ни были, уже не могут иметь для них преж­не­го зна­че­ния. Для жена­то­го на пер­вом месте — жена, для замуж­ней — муж, и толь­ко потом мама и папа. Груст­но видеть муж­чи­ну, кото­рый пыта­ет­ся оди­на­ко­во любить жену и маму; ниче­го хоро­ше­го из это­го, как пра­ви­ло, не выхо­дит. Жена хоро­шо чув­ству­ет, что она — не пер­вая, мама рев­ну­ет сына к жене, и кон­флик­ты вырас­та­ют из ниче­го. Поэто­му, когда дети при­ни­ма­ют реше­ние устро­ить свою жизнь, они долж­ны най­ти сме­лость объ­яс­нить папе с мамой, что, вен­ча­ясь, берут на себя ответ­ствен­ность за сохра­не­ние сво­ей семьи, у кото­рой дол­жен быть соб­ствен­ный дом. А роди­те­лям надо най­ти в себе силы сми­рить­ся и ждать, когда дети позо­вут и попро­сят их помощи.

 Трудно ли быть одним целым?^

Итак, семья — это еди­ный орга­низм. Когда она созда­на, все тру­ды долж­ны быть направ­ле­ны на ее укреп­ле­ние. Вме­сте надо жить, вме­сте тру­дить­ся, вме­сте есть, вме­сте посе­щать храм Божий, вме­сте решать труд­ные вопро­сы вос­пи­та­ния детей и устрой­ства быта. Все долж­но стать общим: и радо­сти, и труд­но­сти, и роди­те­ли, и дру­зья, кото­рых надо искать тоже сре­ди жена­тых людей. На дру­зьях семьи хоте­лось бы оста­но­вить­ся чуть подробнее.

После сва­дьбы хоро­шо дру­жить семья­ми. Для обще­го дела теперь не полез­ны неза­муж­ние подру­ги и неже­на­тые дру­зья. Но поче­му так? Поче­му не сове­ту­ют дру­жить с теми, кто еще не устро­ил свою жизнь, раз­ве они — пло­хие люди? Этот совет име­ет про­стое объ­яс­не­ние. О чем гово­рит холо­стой чело­век? О сво­бод­ной жиз­ни, о том, что хоро­шо ино­гда побыть одно­му, мож­но куда-то схо­дить, съез­дить, мож­но отдох­нуть, раз­влечь­ся, — обре­ме­нен­ный забо­та­ми семья­нин может неволь­но соблаз­нить­ся его реча­ми. Нам нель­зя забы­вать о том, как мно­го иску­ше­ний тер­пит пра­во­слав­ная семья от раз­го­во­ров о «сво­бо­де» нецер­ков­ных людей. Для жен­щин, напри­мер, это может быть уча­стие в обсуж­де­нии чужих мужей. Надо пытать­ся все­ми сила­ми ухо­дить от опас­но­сти, пото­му что часто имен­но раз­го­во­ры вно­сят раз­лад в отношения.

Конеч­но, не сто­ит впа­дать в край­ность, отвер­гая хоро­ше­го дру­га, если он еще не нашел себе спут­ни­ка жиз­ни, про­сто не сле­ду­ет забы­вать о немо­щи чело­ве­че­ской при­ро­ды. Ведь быва­ло, что в добрач­ный пери­од даже вер­ный друг про­яв­лял повы­шен­ный инте­рес к девуш­ке, на кото­рой чело­век оста­но­вил свой выбор. Извест­ны слу­чаи, когда род­ная сест­ра отби­ва­ла жени­ха у неве­сты. Зата­ен­ная оби­да часто дает горь­кие пло­ды по про­ше­ствии вре­ме­ни. Но, даже если друг искренне жела­ет тебе бла­го­по­лу­чия, нуж­но пони­мать, что он оста­ет­ся с теми цен­но­стя­ми, кото­рые силь­но отли­ча­ют­ся от тво­их. А если будет про­дол­же­но обще­ние, то неволь­но семья­нин рас­ска­жет о сво­их забо­тах, мате­ри­аль­ных труд­но­стях, бес­сон­ных ночах, посто­ян­ном тер­пе­нии сво­ей «поло­ви­ны». А чело­век сво­бод­ный захо­чет помочь «доб­рым сове­том», пред­ло­жит «рас­сла­бить­ся», посо­ве­ту­ет «отдох­нуть от люби­мой супру­ги», напом­нит о при­ят­ной холо­стяц­кой жиз­ни с ее радо­стя­ми и удо­воль­стви­я­ми, и здесь неда­ле­ко уже и до гре­ха. Не надо избе­гать обще­ния, про­сто оно не долж­но при­но­сить вреда.

Моло­дым супру­гам полез­но вме­сте посе­щать мно­го­дет­ные семьи, где дети одним сво­им видом дают силы и жела­ние сде­лать семью боль­шой! Мно­гие пра­во­слав­ные пас­ты­ри не затво­ря­ют две­рей сво­ей домаш­ней Церк­ви и поз­во­ля­ют духов­ным чадам при­хо­дить к себе в дом не столь­ко для помо­щи по хозяй­ству и ухо­ду за детьми, сколь­ко для того, что­бы пока­зать, как долж­на стре­мить­ся жить пра­во­слав­ная семья. От тако­го обще­ния — и поль­за, и духов­ное нази­да­ние. Моло­дые пра­во­слав­ные супру­ги долж­ны под­хо­дить к про­бле­ме обще­ния с окру­жа­ю­щи­ми с осто­рож­но­стью и рассуждением.

Если дела, кото­рые моло­дая семья дела­ет вме­сте, укреп­ля­ют отно­ше­ния, то любая раз­об­щен­ность семей­ные узы рас­стра­и­ва­ет. Мы не будем подроб­но оста­нав­ли­вать­ся на том, что такое «раз­об­щен­ность» и как надо ее избе­гать, у каж­до­го из нас есть свои осо­бен­но­сти. Глав­ное, — надо знать, что если супру­гам нра­вит­ся порознь про­во­дить сво­бод­ное вре­мя, то, в кон­це кон­цов, их вза­им­ная связь сна­ча­ла ослаб­нет, а потом и совсем пре­рвет­ся. В миру счи­та­ют, что муж и жена долж­ны отды­хать друг от дру­га, но мы, хри­сти­ане, так рас­суж­дать не долж­ны. Гос­подь подаст устав­ше­му чело­ве­ку и силы, и внут­рен­ний отдых. Кро­ме того, есть хоро­шее выра­же­ние, что «сме­на тру­да есть отдых». От чего же нам отды­хать на сто­роне? От люби­мых людей, от сча­стья, от насто­я­щей жиз­ни, от того, бла­го­да­ря чему мы име­ем воз­мож­ность спа­стись? Нет, «отдых на сто­роне» — это вре­мя­пре­про­вож­де­ние не для пра­во­слав­но­го человека.

Как часто мы заме­ча­ем, что муж и жена, про­жив­шие вме­сте дол­гие годы, ста­но­вят­ся похо­жи­ми друг на дру­га. Мало того, они начи­на­ют оди­на­ко­во мыс­лить, гово­рить. Как буд­то Гос­подь пока­зы­ва­ет окру­жа­ю­щим, как тер­пе­ли­вые люди могут уже при жиз­ни стать пло­тью еди­ной. Что­бы понять духов­ную осно­ву семьи, нам надо поча­ще вспо­ми­нать, как устро­ен наш орга­низм. Ника­кой член его не может суще­ство­вать отдель­но от цело­го. От внеш­не­го раз­об­ще­ния про­ис­хо­дит раз­об­ще­ние внут­рен­нее. Поэто­му важ­но поско­рее научить­ся жить в семье, тер­петь друг дру­га, и Гос­подь обя­за­тель­но даст почув­ство­вать, что такое общая радость.

Семей­ную жизнь мож­но срав­нить с мона­ше­ством. При постри­ге мона­хи дают обе­ща­ние не выхо­дить за пре­де­лы мона­сты­ря без бла­го­сло­ве­ния насто­я­те­ля. Мона­хи, кото­рые про­жи­ли в мона­сты­ре, не выхо­дя за его сте­ны по два­дцать-трид­цать лет, явля­ют в себе соцве­тие всех доб­ро­де­те­лей. Это вели­кий подвиг — пре­бы­вать в оби­те­ли посто­ян­но. Так же и в семье (мы, конеч­но, не гово­рим о рабо­те и посе­ще­нии хра­ма), — любой выход за ее пре­де­лы дол­жен пред­при­ии­мать­ся с бла­го­сло­ве­ния вто­рой поло­ви­ны. Надо научить­ся отда­вать­ся на волю сво­е­го спут­ни­ка. Если каж­дый из супру­гов будет настра­и­вать себя на семей­ную дис­ци­пли­ну, тогда все будет хорошо.

Мы зна­ем, как труд­но жить в миру пра­во­слав­ным. Его маня­щий блеск мож­но срав­нить с мер­ца­ни­ем огонь­ков на боло­те. Поблес­ки­ва­ют они в тем­но­те сво­им при­зрач­ным све­том, зама­ни­вая в тря­си­ну устав­ше­го пут­ни­ка, а он, пре­льщен­ный, заби­ра­ет­ся в самую гущу, для того толь­ко, что­бы остать­ся в оди­но­че­стве посре­ди тря­си­ны и уже не знать совсем, как ему выбрать­ся. Так же зовет мир: «При­хо­ди, вку­си, насла­дись…». А «насла­див­шись», чело­век быва­ет готов нало­жить на себя руки от горь­ко­го осо­зна­ния того, что не смог уви­деть опас­но­сти. Душа наша бого­по­доб­на. Ника­кие раз­вле­че­ния не могут дать ей истин­ной Пищи. Конец у непра­виль­но­го пути все­гда один: чело­век при­хо­дит к жут­ко­му состо­я­нию опу­сто­шен­но­сти. Поэто­му как рань­ше, так и теперь, нель­зя идти на пово­ду у вре­ме­ни. Десять веков с момен­та Кре­ще­ния Руси люди жили по зако­нам хри­сти­ан­ства. Нам нет нуж­ды учить­ся «обще­че­ло­ве­че­ским цен­но­стям». Нам надо воз­рож­дать свои тра­ди­ции, в том чис­ле и семей­ные. Жизнь — это вели­кая зада­ча тру­да, тер­пе­ния, рож­де­ния, и чем рань­ше чело­век пой­мет это, тем лег­че ему будет.

 Зачем жена идёт на работу?^

В том, что жена зара­ба­ты­ва­ет на хлеб, нет опас­но­сти. Толь­ко обо­им супру­гам надо вни­ма­тель­но сле­дить, что­бы ее про­фес­си­о­наль­ные инте­ре­сы не взя­ли верх над семей­ны­ми. Рабо­та достав­ля­ет чело­ве­ку мно­го впе­чат­ле­ний, ее резуль­та­ты мож­но уви­деть сра­зу (взять хотя бы зара­бот­ную пла­ту). В то вре­мя как домаш­няя жизнь одно­об­раз­на — муж, дети, хозяй­ство — каж­дый день одно и то же. Часто имен­но в одно­об­ра­зии жен­щи­ны видят при­чи­ну сво­их бед и стре­мят­ся как мож­но быст­рее после рож­де­ния ребен­ка вый­ти на рабо­ту. Но ведь все про­цес­сы в при­ро­де име­ют цик­лич­ность: вес­на каж­дый год сме­ня­ет зиму, а осень — лето, после ночи насту­па­ет день. Веру­ю­щие люди каж­дый день чита­ют одни и те же молит­вы, каж­дое вос­кре­се­нье ходят в цер­ковь и не счи­та­ют это одно­об­ра­зие при­чи­ной внут­рен­не­го дис­ком­фор­та. Семья — это не толь­ко серые буд­ни. Жизнь семей­но­го чело­ве­ка пол­но­цен­на. Скорб­ные мину­ты забы­ва­ют­ся, когда наста­ет свет­лая полоса.

Если муж поз­во­ля­ет жене зара­ба­ты­вать, ему необ­хо­ди­мо сле­дить за тем, что­бы жен­ская рабо­та не была черес­чур увле­ка­тель­ной. Труд учи­тель­ни­цы или вра­ча ред­ко вре­дит семей­ной жиз­ни, а вот рабо­та пере­вод­чи­ка, экс­кур­со­во­да, жур­на­ли­ста, посто­ян­ное пре­бы­ва­ние на виду, обще­ние с людь­ми могут отда­лить жен­щи­ну от семьи. Кро­ме того, все­гда надо обра­щать вни­ма­ние на отно­ше­ния жены с сослу­жив­ца­ми, ино­гда они быва­ют очень опас­ны­ми. Дру­гое дело, когда муж остал­ся без рабо­ты. Если семья пра­во­слав­ная, то всем ее чле­нам понят­но, что хлеб насущ­ный дает­ся Господом.

Похо­жие слу­чаи быва­ли и в жиз­ни подвиж­ни­ков. Когда какой-то мона­стырь оста­вал­ся без хле­ба, бра­тия начи­на­ла роп­тать, духов­но опыт­ный игу­мен уте­шал всех, гово­ря, что Гос­подь посы­ла­ет труд­но­сти для испы­та­ния веры. Про­хо­ди­ло несколь­ко дней, и вдруг начи­на­ли при­хо­дить обо­зы с мукой. Бог луч­ше нас зна­ет, что пока мы живы, нам необ­хо­дим хлеб насущ­ный. В молит­ве «Отче наш» мы каж­дый день обра­ща­ем­ся ко Гос­по­ду: «Хлеб наш насущ­ный даждь нам днесь…». Будем молить­ся, и Гос­подь все устро­ит. Скром­ная жена все­гда най­дет в себе силы потер­петь без­де­не­жье или сама пой­дет на рабо­ту, что­бы сохра­нить семью. Без­ра­бот­ный муж — это все-таки явле­ние более или менее вре­мен­ное, хотя я знаю одну мно­го­дет­ную семью, в кото­рой рабо­та­ет мать, а отец уха­жи­ва­ет за детьми и зани­ма­ет­ся хозяйством.

Если есть необ­хо­ди­мость в том, что­бы рабо­та­ла жена, во-пер­вых, надо взять бла­го­сло­ве­ние у свя­щен­ни­ка на эту рабо­ту. Во-вто­рых, обсу­дить этот вопрос на семей­ном сове­те. Муж обя­зан нахо­дить­ся в кур­се про­фес­си­о­наль­ных обя­зан­но­стей сво­ей поло­ви­ны, а жене надо пони­мать, что на ней лежит ответ­ствен­ность за сохра­не­ние здо­ро­вой атмо­сфе­ры в доме. Для это­го ей необ­хо­ди­мо научить­ся чёт­ко отсле­жи­вать и отме­тать от себя все то пагуб­ное, с чем стал­ки­ва­ет­ся на рабо­те любой чело­век. А всем моло­дым муж­чи­нам, кото­рые толь­ко соби­ра­ют­ся создать семью, хоте­лось бы поже­лать най­ти в себе силы ее обес­пе­чи­вать и предо­ста­вить жене воз­мож­ность зани­мать­ся домом и детьми. В этом ее спасение.

Мно­гие совре­мен­ные жен­щи­ны, полу­чив хоро­шее обра­зо­ва­ние в моло­дые годы, хотят рабо­тать даже тогда, когда мужья пусть скром­но, но могут зара­ба­ты­вать на хлеб. И все же я знаю семьи свя­щен­ни­ков, где матуш­ки име­ют обра­зо­ва­ние, зна­ют язы­ки, но, посо­ве­щав­шись с мужья­ми, реши­ли, что дети важ­нее. Мож­но сде­лать карье­ру, мож­но стать док­то­ром наук или дирек­то­ром фир­мы, мож­но обре­сти извест­ность и объ­ез­дить весь мир, но все эти при­об­ре­те­ния не дадут нашей душе того покоя и удо­вле­тво­ре­ния, кото­рое мы можем полу­чить от вос­пи­та­ния детей, когда уви­дим доб­рые результаты.

Конеч­но, совре­мен­ной жен­щине необ­хо­ди­мо иметь обра­зо­ва­ние, что­бы вос­пи­ты­вать сво­их чад. Ей при­дет­ся учить их писать, читать, и нуж­но, что­бы она сама уме­ла это делать. Но, как ни баналь­но это про­зву­чит, самы­ми вер­ны­ми жена­ми, самы­ми хоро­ши­ми хозяй­ка­ми и мате­ря­ми ста­но­вят­ся, как пра­ви­ло, жен­щи­ны из про­стых семей. Все­гда госте­при­им­ные, чисто­плот­ные, при­вет­ли­вые — они пре­дан­ные помощ­ни­цы сво­им мужьям. Даже детей они рожа­ют намно­го лег­че, чем жен­щи­ны обра­зо­ван­ные. Види­мо, уче­ба заби­ра­ет слиш­ком мно­го сил. Поэто­му роди­те­лям, кото­рые име­ют доче­рей и настра­и­ва­ют их на карье­ру, надо зара­нее поду­мать о том, смо­жет ли доч­ка вытя­нуть и рабо­ту, и семью? А если нет, то что все-таки важ­нее? Ведь жен­щи­на, кото­рая состо­я­лась в про­фес­си­о­наль­ном плане, но не зна­ет, что такое семья, не может быть по-насто­я­ще­му счаст­ли­ва. Да, она совре­мен­на, она в состо­я­нии под­дер­жать любую бесе­ду, зара­бо­тать, но если мы спро­сим ее о сча­стье, что она отве­тит нам? Я думаю, она ска­жет так: «Да, я счаст­ли­ва по-сво­е­му». Но это — не пол­но­цен­ное жен­ское счастье.

На Руси жен­щи­на все­гда зна­ла, что ее место — в семье. Она пони­ма­ла, что луч­ше нее никто не поза­бо­тит­ся о детях, не нала­дит быт. Все в доме было про­пи­та­но ее забо­той. Сей­час жен­щи­на ходит в брю­ках, носит корот­кую стриж­ку, дела­ет карье­ру… Про­изо­шла лом­ка, если так мож­но ска­зать, «инсти­ту­та жен­щи­ны». Наша совре­мен­ни­ца ока­за­лась бес­ко­неч­но дале­ка от тра­ди­ци­он­ных иде­а­лов, к кото­рым дай Бог нам всем вер­нуть­ся. Неко­му зани­мать­ся семьей, пока жен­щи­на не вер­ну­лась к сво­им обя­зан­но­стям. Чужие люди даже за боль­шие день­ги не смо­гут как мать вос­пи­тать детей, как жена — поза­бо­тить­ся о муже.

Сча­стье для хри­сти­а­ни­на — это жизнь с Богом. «Жена… спа­сет­ся через чадо­ро­дие, если пре­бу­дет в вере и люб­ви и в свя­то­сти с цело­муд­ри­ем» (1 Тим, 2; 14, 15), — так ска­зал свя­той апо­стол Павел. Гос­подь нико­го не оста­вит без уте­ше­ния. Раз­ве это не сча­стье — иметь счаст­ли­вую семью? Это вели­кое, вели­кое сча­стье. Все мы гово­рим о «воз­рож­де­нии Рос­сии», но ведь оно невоз­мож­но без воз­рож­де­ния семьи. Воз­ро­ди свою семью, вос­пи­тай детей нрав­ствен­ны­ми, пра­во­слав­ны­ми, веру­ю­щи­ми людь­ми, что­бы Цер­ковь слу­ша­лись и Оте­че­ству сво­е­му слу­жи­ли. Чем боль­ше будет таких семей, тем дело воз­рож­де­ния пой­дет быстрее.

 Ссориться надо без злости, а перед сном просить прощения^

«Солн­це да не зай­дет во гне­ве вашем» (Еф. 4, 26), — гово­рит апо­стол Павел. Часто к семей­ным ссо­рам нас побуж­да­ет уста­лость: труд­ная рабо­та, малень­кие дети, бес­сон­ные ночи. Но, отдох­нув, супру­ги забы­ва­ют оби­ды. Дру­гое дело, когда чело­век не жела­ет чув­ство­вать в сво­ем спут­ни­ке вто­рую поло­ви­ну. Нам не при­хо­дит в голо­ву злить­ся на свою руку или на свой живот, но как лег­ко мы раз­дра­жа­ем­ся от непра­виль­ных дей­ствий самых близ­ких людей. Тот, кто муд­рее, духов­но опыт­нее, дол­жен най­ти в себе силы про­мол­чать, не отве­тить на обид­ное сло­во. Мы зна­ем, что апо­стол Петр гово­рил: «Обра­щай­тесь… с жена­ми, как с немощ­ней­шим сосу­дом» (1 Пет. 3, 7). А мужья часто не пони­ма­ют того, что во вре­мя ссо­ры не  нуж­но изощ­рять­ся в рито­ри­че­ских изыс­ка­ни­ях и пытать­ся что-то объ­яс­нить. Когда в оби­де нахо­дит­ся жена, то гораз­до эффек­тив­нее про­явить к ней вни­ма­ние, обнять, поце­ло­вать ее, пока­зав, что она доро­га, как соб­ствен­ное тело. Мужьям необ­хо­ди­мо про­сить у Бoгa муд­ро­сти для того, что­бы во вре­мя ссор учить­ся жиз­ни. Отче­го про­ис­хо­дят ссо­ры? Отто­го, что Муж вовре­мя не при­хо­дит домой? Тогда, может быть, надо поста­рать­ся при­хо­дить порань­ше? Каж­дая ссо­ра име­ет при­чи­ну, и если эту при­чи­ну мож­но устра­нить, то зачем ссориться?

Есть один доб­рый хри­сти­ан­ский обы­чай, кото­рый, к сожа­ле­нию, ушел из жиз­ни боль­шин­ства людей, — про­сить друг у дру­га про­ще­ния перед сном. Вот вели­кое под­спо­рье про­тив ссор! Не фор­маль­но, не язы­ком, а серд­цем попро­си про­ще­ния у род­но­го чело­ве­ка, преж­де чем лечь спать, и все­гда будешь жить с ним в мире. Но глав­ная при­чи­на чело­ве­че­ско­го раз­об­ще­ния, конеч­но, грех. Давай­те посмот­рим, как воз­ни­ка­ет кон­фликт? У одно­го из чле­нов семьи (пусть у жены, хотя не обя­за­тель­но у нее) воз­ни­ка­ет буря помыс­лов: «Он вовре­мя не при­хо­дит! Он пере­стал меня любить, он пере­стал ко мне вни­ма­тель­но отно­сить­ся!». Сна­ча­ла такая кар­ти­на воз­ни­ка­ет в мыс­лях. Потом, не спра­вив­шись с этой бурей, издер­ган­ный чело­век пере­хо­дит к сло­вам, потом к дей­стви­ям (см. ниже схе­му раз­ви­тия гре­ха). Что­бы пре­сечь раз­ви­тие гре­хов­но­го меха­низ­ма, мож­но поре­ко­мен­до­вать, пока еще не раз­го­рел­ся пожар кон­флик­та, при­бе­гать к вра­чу­ю­ще­му таин­ству испо­ве­ди и вза­им­но­му прощению.

 Что такое «разлюбил»?^

Преж­де чем заклю­чать брак, пра­во­слав­ные все­гда ста­ра­ют­ся узнать, есть ли воля Божья на избра­ние того или ино­го чело­ве­ка спут­ни­ком жиз­ни. Для это­го мы про­сим бла­го­сло­ве­ния у свя­щен­ни­ка и роди­те­лей на созда­ние семьи. И когда полу­ча­ем его, то верим, что Сам Гос­подь дает нам имен­но это­го чело­ве­ка. Бог дает бла­го и толь­ко бла­го, как же мы можем раз­лю­бить то, что полу­чи­ли от Бога?

Любить быва­ет очень слож­но. Хри­сти­ан­ский брак при­зы­ва­ет не толь­ко про­жить жизнь с одним чело­ве­ком, но испол­нить вме­сте с ним запо­ведь о люб­ви. Когда в таин­стве вен­ча­ния чита­ет­ся Апо­стол, то мы слы­шим такие сло­ва: «Так долж­ны мужья любить сво­их жен, как свои тела» (Еф. 5, 28), то есть как самих себя. Вот тай­на хри­сти­ан­ской люб­ви, а любовь дает Бог. Люди часто любовь сме­ши­ва­ют со стра­стью. Страсть про­хо­дит, про­хо­дит влюб­лен­ность, а любовь хри­сти­ан­ская с года­ми, с пере­жи­ты­ми труд­но­стя­ми толь­ко укреп­ля­ет­ся. Одна­жды я вен­чал ста­рич­ков, кото­рые про­жи­ли вме­сте пять­де­сят лет. Сто­я­ли они рядыш­ком перед алта­рем, как голубь с голуб­кой, и вид­но было, что уже не зем­ная, а хри­сти­ан­ская любовь. соеди­ня­ет этих людей друг с другом.

Что­бы чув­ства не осты­ли, важ­но сде­лать свой выбор не по стра­сти, а по люб­ви. Ино­гда моло­дые люди пре­не­бре­га­ют все­ми сове­та­ми, устрем­ля­ясь за кра­си­вую наруж­но­стью девуш­ки, а насы­тив­шись, оста­ют­ся через месяц у раз­би­то­го коры­та. Хри­сти­ан­ская семья раз­ви­ва­ет­ся ина­че. Когда моло­дой чело­век, перед тем как женить­ся, гово­рит батюш­ке: «Мне не нра­вит­ся ее внеш­ность», свя­щен­ник спра­ши­ва­ет его: «А как чело­век она тебе нра­вит­ся? Если да, то дер­зай. С Божьей помо­щью все нала­дит­ся». С неяр­кой наруж­но­стью чело­век свы­ка­ет­ся, но муж свар­ли­вой жены — муче­ник. Спо­кой­ная и тихая жена — это дар, кото­рый Гос­подь дает про­ся­щим. Выбор дол­жен быть сде­лан с вели­кой осто­рож­но­стью и в том воз­расте, когда чело­век чув­ству­ет себя зре­лым. Гос­подь дает одну-един­ствен­ную жену. Духов­ная бес­печ­ность при­во­дит к тра­ге­дии. Есть жена, и в ней — чело­ве­че­ское сча­стье. Нель­зя гово­рить «раз­лю­бил» о сво­ей вто­рой поло­вине, когда осты­ва­ет страсть. Сло­во «раз­лю­бил» вооб­ще непри­ем­ле­мо для пра­во­слав­но­го миро­воз­зре­ния. Мы не можем ска­зать, что раз­лю­би­ли свою мать или сво­е­го отца. Если чело­век созна­тель­но под­хо­дит к созда­нию семьи, он дол­жен пони­мать, что семья сози­да­ет­ся Богом.

Супру­же­ские отно­ше­ния — это состав­ля­ю­щая часть бра­ка. Они зани­ма­ют опре­де­лен­ное (не цен­траль­ное) место в жиз­ни чело­ве­ка. У супру­гов-хри­сти­ан мно­го пост­ных дней, и внеш­ность жены не долж­на мешать мужу постить­ся, хотя и здесь надо ста­рать­ся при­дер­жи­вать­ся золо­той сере­ди­ны. Сре­ди пра­во­слав­ных встре­ча­ют­ся такие рев­ност­ные жёны и даже мужья, кото­рые счи­та­ют, что жить надо как брат с сест­рой. Укло­не­ние одно­го из супру­гов от супру­же­ских отно­ше­ний без согла­сия дру­го­го — грех. «Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а потом опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим» (1 Кор. 7, 5), — гово­рит Апо­стол, потом при­бав­ляя, что это ска­за­но как послаб­ле­ние, а не как пове­ле­ние. «Жена не власт­на над сво­им телом, но муж; рав­но и муж не вла­стен над сво­им телом, но жена» (1 Кор. 7, 4). Все долж­но быть по согла­сию. Если супру­ги живут хри­сти­ан­ской жиз­нью, соблю­да­ют посты, посе­ща­ют бого­слу­же­ния, то вре­ме­ни доста­точ­но и для воз­дер­жа­ния, и для супру­же­ско­го общения.

Отдельно о пресыщении^

Чело­ве­ку все­гда хочет­ся боль­ше­го, а пре­сы­ще­ние в супру­же­ских отно­ше­ни­ях мож­но назвать глав­ной при­чи­ной совре­мен­ных измен. Поэто­му, что­бы избе­жать тра­ге­дии, свя­щен­ник все­гда ста­ра­ет­ся предо­сте­речь моло­дых от излиш­не­го супру­же­ско­го обще­ния. От пре­сы­ще­ния — и извра­ще­ния в супру­же­ской жиз­ни, и жела­ние сме­ны «парт­не­ров». Мужу или жене, нару­ша­ю­щим цер­ков­ный устав и не жела­ю­щим испра­вить­ся, пад­ший дух обя­за­тель­но вло­жит пагуб­ную нечи­стую мысль о том, что необ­хо­ди­мо най­ти, как теперь гово­рят, «дру­го­го парт­не­ра», что­бы раз­но­об­ра­зить свою обы­ден­ную жизнь. Возь­мем про­стой при­мер. Если каж­дый день есть мяс­ную пищу (и на зав­трак, и на обед, и на ужин), то она ста­но­вит­ся про­тив­ной на вкус, пло­хо вли­я­ет на здо­ро­вье. Тот, кто ста­ра­ет­ся жить цер­ков­ной жиз­нью, хоро­шо зна­ет, с какой радо­стью и жела­ни­ем после Вели­ко­го Поста, бла­го­да­ря Бога, мы вку­ша­ем пас­халь­ное яич­ко, кусо­чек сдоб­но­го кули­ча или пас­хи. Навер­ное, такая же чистая радость воз­ни­ка­ет и тогда, когда про­ис­хо­дит «раз­го­ве­ние» в супру­же­ских отно­ше­ни­ях. Здесь все желан­но, все чисто, все цело­муд­рен­но, ибо «брак у всех да будет честен и ложе непо­роч­но» (Евр. 13, 4).

В цер­ков­ном бра­ке наша немощ­ная плоть нахо­дит­ся под охра­ной. Мона­ше­ская жизнь не каж­до­му по силам, а здесь любой чело­век име­ет гаран­тию защи­ты. У Свт. Иоан­на Зла­то­уста есть такие обли­чи­тель­ные про­по­ве­ди, где он гово­рит: «Как же ты, име­ю­щий жену, согре­шил с дру­гой, ведь тебя обли­чит дев­ствен­ник, кото­рый не име­ет жены и не гре­шит ни с кем. А ты име­ешь жену и гре­шишь». Когда чело­ве­ка одо­ле­ва­ет плот­ское иску­ше­ние, то ради сохра­не­ния семей­но­го мира свя­щен­ник ино­гда доз­во­ля­ет посяг­нуть во вре­мя поста на закон­ную супру­гу, что­бы не раз­жи­гать­ся на дру­гих жен­щин. Глав­ное, что­бы супру­же­ские отно­ше­ния не раз­де­ля­ли семью. Пра­во­сла­вие во всем пред­ла­га­ет чело­ве­ку нор­му жиз­ни. Это каса­ет­ся и супру­же­ских отно­ше­ний в семье.

 Измена в браке^

Супру­же­ская изме­на (основ­ная при­чи­на рас­па­да семьи) на цер­ков­ном язы­ке име­ну­ет­ся гре­хом пре­лю­бо­де­я­ния. Это тяж­кий грех. Глав­ное отли­чие пре­лю­бо­де­я­ния от блу­да, в том, что блуд — грех, кото­рый совер­ша­ют люди, сво­бод­ные от семей­ных обя­за­тельств. Тяжесть гре­ха пре­лю­бо­де­я­ния настоль­ко вели­ка, что пре­лю­бо­дей не может при­ве­сти ни одно­го объ­яс­не­ния, кото­рое мог­ло бы его оправ­дать. Пре­лю­бо­дея обли­ча­ет все — и его совесть, и люди, и Сам Гос­подь. Кро­ме того, про­тив это­го гре­ха мож­но при­ве­сти сле­ду­ю­щие обвинения:

Мы зна­ем, что в нашей Пра­во­слав­ной Церк­ви с момен­та ее осно­ва­ния появил­ся осо­бый путь, на кото­рый всту­па­ли подвиж­ни­ки, желав­шие всю свою жизнь посвя­тить Гос­по­ду и дав­шие Ему обет дев­ства. Этот обет они с Божьей помо­щью и сво­им усер­ди­ем испол­ня­ли. А ведь эти подвиж­ни­ки были таки­ми же, как и все мы, людь­ми, име­ли немо­щи, сла­бо­сти, их плоть жела­ла покоя и неги. На них со всей силой опол­ча­лись и злые духи, и мир, лежа­щий во зле, и их пад­шая при­ро­да. На них с осо­бой рев­но­стью напа­дал имен­но блуд­ный бес, кото­рый посто­ян­но пред­ла­гал им согре­шить страш­ным плот­ским гре­хом. Этот бес во всем раз­но­об­ра­зии пред­став­лял им кар­ти­ны блуд­ных впе­чат­ле­ний, но они с вели­ким муже­ством и твер­до­стью, при­зы­вая Гос­по­да на помощь, про­ти­во­сто­я­ли иску­ше­ни­ям и посрам­ля­ли пад­ших духов. Их жизнь — вели­кий при­мер того, как подоб­ные нам люди сохра­ня­ют цело­муд­рие, не толь­ко по телу, но и по духу.

Но если, при­мер без­бра­чия не спо­со­бен увлечь всех, тогда нуж­но посмот­реть на тот путь, кото­рым идет боль­шин­ство после­до­ва­те­лей Хри­ста Спа­си­те­ля. Это путь спа­се­ния в семье. И Гос­подь, зная немощь чело­ве­че­ской при­ро­ды, пони­мая, что дев­ство есть удел избран­ных, бла­го­сло­вил брак и дал чело­ве­ку жену как некую защи­ту от иску­ше­ний и соблаз­нов. Изу­чая свя­то­оте­че­ское уче­ние о хри­сти­ан­ской семье, мож­но уви­деть две глав­ные при­чи­ны суще­ство­ва­ния бра­ка: во-пер­вых, в бра­ке про­ис­хо­дит рож­де­ние детей, про­дол­жа­ет­ся род чело­ве­че­ский, во-вто­рых, в закон­ных супру­же­ских отно­ше­ни­ях мы, сохра­няя свое цело­муд­рие, бере­жем себя от гре­хов­ных паде­ний. Для того Бог и дал чело­ве­ку закон­ную жену, что­бы муж не желал дру­гих женщин.

Супру­же­ская изме­на подоб­на кораб­ле­кру­ше­нию. Этот грех — вели­кая ката­стро­фа. Чаще все­го она про­ис­хо­дит из-за того, что люди не испол­ня­ют эле­мен­тар­ных зако­нов духов­ной жиз­ни: на кого-то посмот­рел, с кем-то заго­во­рил, позна­ко­мил­ся, про­во­дил до дома… Дру­гое дело, если бы чело­век при­шел на испо­ведь и ска­зал: «Я — женат, батюш­ка, мож­но я буду вече­ром про­во­жать сек­ре­тар­шу до дома?». Что отве­тил бы ему на это свя­щен­ник? Ско­рее все­го, отчи­тал бы его и про­гнал. Но ведь так не быва­ет. Обыч­но чело­век сам при­ни­ма­ет реше­ние. Он, как ему кажет­ся, сам зна­ет, что нуж­но делать, и не нуж­да­ет­ся в сове­тах. А закон духов­ной жиз­ни прост, он не тре­бу­ет осо­бых духов­ных высот, но тре­бу­ет посто­ян­но­го вни­ма­ния: бере­ги себя от того, о чем потом при­дет­ся жалеть. Чаще все­го имен­но неосто­рож­ность, воль­ность при­во­дят к измене. Лич­но мне не при­хо­ди­лось слы­шать о том, что­бы чело­век попал в незна­ко­мое место, и с ним в одно мгно­ве­нье про­изо­шла ката­стро­фа. Обыч­но к измене идут более или менее про­дол­жи­тель­но: встре­чи, цве­ты, сов­мест­ные поезд­ки. Неред­ко жены сво­им пове­де­ни­ем под­тал­ки­ва­ют мужей ко гре­ху. Хочет­ся куда-нибудь убе­жать, лишь бы не видеть страш­ную рев­ность, не испы­ты­вать посто­ян­но­го при­тес­не­ния. Если муж толь­ко и слы­шит от жены: «Денег нет, все зара­ба­ты­ва­ют, а ты ниче­го не можешь…» — то вывод один: она долж­на оду­мать­ся. По-насто­я­ще­му укреп­ля­ют семью дети. Мно­го­дет­ные семьи почти нико­гда не рас­па­да­ют­ся. Стыд перед Богом и людь­ми удер­жи­ва­ет мужа от гре­ха. Моло­дым супру­гам надо решать­ся на подвиг рож­де­ния и вос­пи­та­ния мно­гих детей, и тогда в тру­дах уже не появит­ся ненуж­ных гре­хов­ных помыс­лов. Все силы и жела­ния будут ухо­дить толь­ко на то, что­бы под­дер­жи­вать и укреп­лять жизнь в семье. Тем более в наше нелег­кое время.

«А если изме­ни­ла жена?» — спро­сит нас чита­тель. Гос­подь наш Иисус Хри­стос не раз­де­лял запо­ве­дей для муж­чин и для жен­щин. «Нет уже …муже­ско­го пола, ни жен­ско­го: ибо все вы одно во Хри­сте Иису­се» (Гал. 3, 28), — гово­рит апо­стол Павел. И это очень важ­но для хри­сти­ан. К упраж­не­ни­ям в духов­ных доб­ро­де­те­лях при­зы­ва­ют­ся абсо­лют­но все: и муж­чи­ны и жен­щи­ны, и здо­ро­вые и боль­ные, и ста­рые и моло­дые. Доб­ро­де­тель­ная жизнь — обя­зан­ность каж­до­го хри­сти­а­ни­на, поэто­му в гре­хе супру­же­ской изме­ны все­гда повин­ны двое: муж­чи­на и жен­щи­на. Тра­ди­ци­он­но, с самых ран­них вре­мен жиз­ни чело­ве­ка, вина жен­щи­ны в рас­па­де семьи все­гда счи­та­лась более тяж­ким гре­хом, чем вина муж­чи­ны. Жен­ский стыд — это тот осо­бый дар, кото­рый Гос­подь дает жене, что­бы она сми­ря­ла стра­сти. Когда она пре­сту­па­ет эту Богом дан­ную огра­ду, то быва­ет стро­го нака­за­на. Сама при­ро­да обе­ре­га­ет ее от гре­ха для того, что­бы она мог­ла выпол­нить пред­на­зна­че­ние жены. В Вет­хо­за­вет­ные вре­ме­на жен, обли­чен­ных в гре­хе пре­лю­бо­де­я­ния, поби­ва­ли кам­ня­ми. Вот насколь­ко суро­вой была кара.

В наше вре­мя жизнь жен­щи­ны силь­но изме­ни­лась. Мир погряз в соблаз­нах, и она, как суще­ство более сла­бое, неред­ко ста­но­вит­ся их жерт­вой. Сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, обще­ствен­ные орга­ни­за­ции при­зы­ва­ют жен­щин вста­вать в один ряд с муж­чи­на­ми: зара­ба­ты­вать день­ги, участ­во­вать в поли­ти­че­ской жиз­ни. Жен­щи­ны воз­глав­ля­ют фир­мы, зани­ма­ют высо­кие посты в пра­ви­тель­стве, но все это, конеч­но же, очень и очень дале­ко от хри­сти­ан­ско­го  назна­че­ния жены. Может быть, мно­гие из них не дума­ют о том, как часто имен­но увле­ка­тель­ная высо­ко­опла­чи­ва­е­мая жен­ская рабо­та ста­но­ви­лась при­чи­ной рас­па­да семьи! Мимо­лет­ные встре­чи, коман­ди­ров­ки, — все это чре­ва­то боль­ши­ми опас­но­стя­ми. У жен­щи­ны не было и мыс­ли о гре­хе, но после рабо­ты началь­ник при­гла­сил ее к себе… и про­изо­шла трагедия.

Хри­сти­ан­ская жизнь пол­на вра­же­ских иску­ше­ний, и, если есть воз­мож­ность исклю­чить опас­ность, надо это сде­лать. Но в совре­мен­ном обще­стве все под­тал­ки­ва­ет чело­ве­ка к нару­ше­нию супру­же­ской вер­но­сти. И когда жен­щи­на соблаз­ня­ет­ся при­зрач­ны­ми удо­воль­стви­я­ми мира, она попа­да­ет под власть пад­ше­го духа. Поэто­му совет здесь может быть толь­ко один: вести как мож­но более собран­ную и вни­ма­тель­ную жизнь.

Как пра­ви­ло, супру­же­ские изме­ны про­ис­хо­дят как некая месть. Согре­шил один из супру­гов, а вто­рой, вме­сто того, что­бы сми­рить­ся по-хри­сти­ан­ски, бро­са­ет ответ­ный вызов: «Ты изме­нил, и я изме­ню. Неваж­но с кем, неваж­но когда, но я тебе ото­мщу». Если супру­ги при­ня­ли общее реше­ние жить вме­сте после изме­ны, то про­стить друг дру­га, зале­чить раны — необ­хо­ди­мое усло­вие для их даль­ней­шей жиз­ни. Конеч­но, о каж­дом слу­чае все­гда надо гово­рить отдель­но. Если изме­на вхо­дит в жизнь и ста­но­вит­ся обыч­ным делом, то это, без­услов­но, повод для развода.

Цер­ковь, учи­ты­вая немощь чело­ве­че­ско­го есте­ства, как мы уже гово­ри­ли, по-раз­но­му смот­рит на изме­ну со сто­ро­ны муж­чи­ны и на изме­ну со сто­ро­ны жен­щи­ны. Толь­ко чьей бы ни была изме­на, рана после нее оста­ет­ся навсе­гда. Семья — это еди­ное целое. Если брак вен­чан­ный, если это союз, кото­рый полу­чил Божье бла­го­сло­ве­ние, то про­ис­хо­дит вели­кая тра­ге­дия, когда одна из его частей отде­ля­ет­ся от цело­го. Орга­низм рас­ка­лы­ва­ет­ся на две части. Свя­тые писа­ли, что, когда к мужу при­сту­па­ет блуд­ни­ца и гово­рит: «Пой­дем согре­шим», он дол­жен отве­тить ей таки­ми сло­ва­ми: «Мое тело при­над­ле­жит не мне, а моей жене». Тако­ва внут­рен­няя осно­ва бра­ка. Идея нерас­тор­жи­мо­сти — глав­ное в уче­нии Ново­го Заве­та о хри­сти­ан­ском бра­ке. Брак — это нерас­тор­жи­мый, свя­той, непо­роч­ный союз. Все­го это­го не знал Вет­хий Завет.

 Развод^

Раз­вод для наших совре­мен­ни­ков стал делом обы­ден­ным, его не счи­та­ют тра­ге­ди­ей, с его суще­ство­ва­ни­ем обще­ство, кажет­ся, про­сто сми­ри­лось. «Что делать… Не сошлись харак­те­ра­ми, он (она) встре­тил (а) дру­го­го чело­ве­ка… неко­му было вовре­мя под­ска­зать, что выбор спут­ни­ка жиз­ни был сде­лан непра­виль­но», — такие сло­ва мож­но услы­шать от тех, кого кос­ну­лась беда рас­строй­ства семей­ной жиз­ни. Но поче­му все-таки так мно­го семей рас­па­да­ет­ся сего­дня? Раз­ве люди боль­ше не хотят жить нор­маль­ной жизнью?

Глав­ные семей­ные доб­ро­де­те­ли — это тер­пе­ние и вер­ность друг дру­гу. Что­бы семья была креп­кой, супру­ги не долж­ны допус­кать даже мыс­ли о раз­во­де. А когда нет мыс­лей о раз­во­де, то все силы с обе­их сто­рон направ­ле­ны на сози­да­ние обще­го бла­го­по­лу­чия. О про­бле­мах рас­па­да семей мно­го напи­са­но. Раз­ные спе­ци­а­ли­сты пыта­ют­ся иссле­до­вать этот вопрос: пси­хо­ло­ги, вра­чи, юри­сты, социо­ло­ги. Но все они гово­рят о при­чи­нах мате­ри­аль­но­го харак­те­ра, а они воз­ни­ка­ют лишь как след­ствие нару­ше­ния чело­ве­ком духов­ных зако­нов. Никто из них не ска­зал, что раз­ру­ша­ет семью грех. Грех — вот пер­вая и глав­ная при­чи­на несчаст­ной чело­ве­че­ской жиз­ни, в том чис­ле и семей­ной. Объ­яс­няя при­хо­жа­нам при­чи­ны раз­во­дов, любо­му пра­во­слав­но­му свя­щен­ни­ку все­гда хочет­ся досту­чать­ся до серд­ца каж­до­го чело­ве­ка, перед все­ми рас­крыть воз­мож­ность соблю­де­ния нрав­ствен­ных зако­нов. «Не будь гре­ха, — пишет в “Осно­вах искус­ства свя­то­сти” епи­скоп Вар­на­ва (Беля­ев), — чело­век зажил бы не толь­ко доб­рой духов­ной, но и счаст­ли­вой телес­ной жиз­нью. Люди были бы лас­ко­вы, при­вет­ли­вы, любов­ны, доб­ро­же­ла­тель­ны. Не было бы ни ссор, ни мяте­жей, ни войн… Вели­ка сила гре­ха, под­вер­га­ю­щая чело­ве­ка скор­бям и сле­зам, но и вели­ка сила спа­си­тель­но­го пока­я­ния! Теперь понят­но, что вся­ко­му жела­ю­ще­му снис­кать себе Божие бла­го­сло­ве­ние и изба­вить­ся от гре­ха, преж­де все­го дру­го­го необ­хо­ди­мо знать, в чем заклю­ча­ет­ся избав­ле­ние от гре­хов. Для это­го надо понять, так ска­зать, меха­низм гре­ха, нуж­но знать, как он зарож­да­ет­ся в чело­ве­ке, как раз­ви­ва­ет­ся, при каких усло­ви­ях про­цве­та­ет и дей­ству­ет. Грех, глу­бо­ко запол­нив­ший суще­ство чело­ве­ка, во всем подо­бен вели­ко­му пожа­ру — ибо они оба при всей сво­ей гран­ди­оз­но­сти про­ис­хо­дят, одна­ко, от малой искры».

Оста­но­вим­ся чуть подроб­нее на том, как воз­ни­ка­ет грех, кото­рый стал при­чи­ной рас­строй­ства счаст­ли­вой семей­ной жиз­ни мно­гих людей. Вели­кие подвиж­ни­ки Пра­во­слав­ной Церк­ви иссле­до­ва­ли этот вопрос, что­бы помочь нам уви­деть нача­ло тра­ге­дии, раз­гля­деть про­цесс зарож­де­ния гре­ха, что­бы бороть­ся с ним, когда грех еще не успел пустить кор­ни раз­ру­шить чело­ве­че­ские отно­ше­ния. В зарож­де­нии гре­ха участ­ву­ют все три силы души: ум, чув­ство и воля. Зачав­шись в уме, он гонит­ся к цели волею, и)! раз­ра­жа­ет­ся чув­ством облег­че­ния и насла­жде­ния при ее дости­же­нии. Рас­смот­рим появ­ле­ние блуд­но­го гре­ха (гре­ха пре­лю­бо­де­я­ния), пото­му как имен­но он ока­зы­ва­ет раз­ру­ша­ю­щее воз­дей­ствие на семей­ную жизнь. Основ­ные, если мож­но так ска­зать, «фазы» в

этом про­цес­се рас­по­ла­га­ют­ся сле­ду­ю­щим образом:

ПРИЛОГ

Этим тер­ми­ном свя­тые отцы име­ну­ют «про­стое сло­во, или образ како­го-нибудь пред­ме­та, вновь явля­ю­щий­ся уму и вно­си­мый в серд­це». Это то же, что в пси­хо­ло­гии и науч­ных книж­ках носит назва­ние «пред­став­ле­ния» или «идеи».

Попро­бу­ем опи­сать, что это такое на кон­крет­ном при­ме­ре. Нас инте­ре­су­ет про­бле­ма рас­па­да семьи. Раз­вод — это насто­я­щий кри­зис болез­ни чело­ве­че­ских отно­ше­ний, кото­рая име­ет духов­ную при­ро­ду. Она начи­на­ет­ся с мало­го, а имен­но с при­ло­га, или «пред­став­ле­ния». Грех чаще все­го зарож­да­ет­ся в чело­ве­ке через орга­ны чувств, осо­бен­но через зре­ние, слух и ося­за­ние. Поэто­му свя­тые отцы Пра­во­слав­ной Церк­ви при­зы­ва­ют вся­ко­го, жела­ю­ще­го жить по запо­ве­дям Божьим, к очень важ­но­му делу — хра­не­нию сво­их чувств. Ведь орга­ны чувств — это сво­е­го рода две­ри, через кото­рые в чело­ве­ка вхо­дит все сквер­ное и нечи­стое. Надо поста­вить на этом пути бди­тель­но­го стра­жа, что­бы он вовре­мя заме­тил гре­хов­ную мысль, и не допу­стил ей раз­вить­ся. Чело­век где-то услы­шал раз­го­вор свет­ских людей о гре­хов­ных свя­зях, кото­рые достав­ля­ют им вели­кое удо­воль­ствие. Уви­дел бес­стыд­ную фото­гра­фию в жур­на­ле или газе­те. У него воз­ни­ка­ет пред­став­ле­ние, или при­лог. Ему могут пред­ста­вить­ся кра­си­вые, но пад­шие жен­щи­ны (зри­тель­ный образ), он может пере­жить при­ят­ные ощу­ще­ния в раз­ных чле­нах тела, кото­рые воз­ни­ка­ют от ося­за­ния и кон­так­та с лица­ми дру­го­го пола (ося­за­тель­ный образ). На этом эта­пе важ­но толь­ко то, что чело­век не сам вызвал эти обра­зы и пред­став­ле­ния, они были наве­я­ны ему дей­стви­ем пад­ших духов. Здесь гре­ха еще нет. Воз­мож­но, дей­ство­ва­ла есте­ствен­ная связь пред­став­ле­ний (ассо­ци­а­ция). Но иное, конеч­но, дело, если чело­век созна­тель­но вызы­ва­ет образ, неза­ви­си­мо от обсто­я­тельств, или он, этот образ, воз­ни­ка­ет сам, но как след­ствие допу­щен­ных до него страст­ных меч­та­ний: «С кем бы позна­ко­мить­ся побли­же для при­ят­ных встреч?». Грех и вина со сто­ро­ны чело­ве­ка здесь в том, что он нару­ша­ет пря­мую запо­ведь Божью, пове­ле­ва­ю­щую ему хра­нить внут­рен­нюю чисто­ту и целомудрие.

Хоро­шо извест­но, как воз­ла­га­ли на себя вели­кие тру­ды свя­тые угод­ни­ки, ста­ра­ясь хра­нить чисто­ту сво­ей души. Мно­гие из них уда­ля­лись в пусты­ни, ухо­ди­ли в затвор, скры­ва­лись от людей (по осо­бо­му зову Божье­му) в лесах и пещерах.

Как мы уже гово­ри­ли, жизнь в семье тоже защи­ща­ет чело­ве­ка от мно­гих соблаз­нов и иску­ше­ний. Но есть нема­ло при­ме­ров тому, как рас­стра­и­ва­ет­ся семей­ная жизнь, поэто­му вер­нем­ся к схе­ме раз­ви­тия гре­ха. Сле­ду­ю­щий этап называется:

СОЧЕТАНИЕ

«…соче­та­ние есть собе­се­до­ва­ние с явив­шим­ся обра­зом, по стра­сти или бес­страст­но». Появив­ший­ся у чело­ве­ка при­лог (зри­тель­ный или ося­за­тель­ный образ) мог бы уси­ли­ем воли быть выбро­шен из голо­вы, и все­му делу настал бы конец. Но чело­век не дела­ет это­го, а, напро­тив, задер­жи­ва­ет на нем вни­ма­ние. И что про­ис­хо­дит? При­вле­чен­ный новиз­ною пред­ме­та, любо­пыт­ством или жела­ни­ем вызвать опре­де­лен­ные пере­жи­ва­ния, чело­век начи­на­ет раз­мыш­лять о при­ят­ных, но гре­хов­ных удо­воль­стви­ях, вспо­ми­на­ет о серых буд­нях сво­ей тру­до­вой жиз­ни и таким обра­зом попа­да­ет в область и под власть помыс­лов.

Свя­тые отцы-аске­ты, изу­чав­шие в тече­ние десят­ков лет в пустыне при­ро­ду помыс­лов, оста­ви­ли нам подроб­ные и тон­кие иссле­до­ва­ния об этом пред­ме­те, с кото­ры­ми, излишне добав­лять, не могут срав­нить­ся ника­кие дис­сер­та­ции и науч­ные рабо­ты все­мир­но извест­ных пси­хо­ло­гов. Послед­ние хотя и раз­ра­ба­ты­ва­ют свои тео­рии в так назы­ва­е­мой «тиши каби­не­тов», но в их соб­ствен­ном серд­це не тишь, а буря стра­стей или мрак духов­ный, — если стра­сти не бун­ту­ют, а вре­мен­но спят. Так вот, если чело­век не допу­стит хозяй­ни­чать помыс­лам в себе, поту­шит их искры в самом нача­ле, то ника­ко­го гре­ха не будет. Если помысл про­гнать, все кон­чит­ся. Все страш­ные пре­ступ­ле­ния в мире, кото­рые застав­ля­ют содро­гать­ся душу и за кото­рые по уго­лов­но­му кодек­су пола­га­ет­ся бес­сроч­ная катор­га, — все они начи­на­лись с помыс­ла! «Как обла­ка закры­ва­ют солн­це: так и гре­хов­ные помыс­лы помра­ча­ют и губят ум», — гово­рят свя­тые отцы. Помысл мож­но про­гнать, и тогда грех не разо­вьет­ся. Сле­ду­ю­щий этап раз­ви­тия гре­ха име­ет место тогда, когда это­го не происходит.

СОСЛОЖЕНИЕ

Оно «есть согла­сие души с пред­ста­вив­шим­ся помыс­лом, соеди­нен­ное с услаж­де­ни­ем», — гово­рит Иоанн Лествич­ник.

Возь­мем кон­крет­ный при­мер. Чело­век может блуд­ный помысл про­гнать, а может дать ему боль­ше сво­бо­ды. «А что если попро­бо­вать? Ведь никто не уви­дит и никто не узна­ет. Очень уж это при­ят­но и заман­чи­во», — раз­мыш­ля­ет он. И вот заиг­ра­ла кровь, появи­лись силы, настро­е­ние улуч­ши­лось. Он ста­ра­ет­ся яснее пред­ста­вить себе, как это будет приятно.

ПЛЕНЕНИЕ

«есть насиль­ствен­ное и неволь­ное увле­че­ние серд­ца, или про­дол­жи­тель­ное мыс­лен­ное сово­куп­ле­ние с пред­ме­том, разо­ря­ю­щее наше доб­рое устро­е­ние», — по сло­ву Иоан­на Лествич­ни­ка. «Узкие вра­та и тес­ный путь, вво­дя­щие (чело­ве­ка посред­ством наблю­де­ния и отсе­че­ния помыс­лов,) в жизнь, — гово­рит Гос­подь, — и мало их (таких людей), кото­рые обре­та­ют его» (Мф. 7, 14).

Обыч­но чело­век, увле­чен­ный какою-либо мыс­лию, не оста­нав­ли­ва­ет­ся на этом, но при­вя­зы­ва­ет­ся к ней креп­ко-накреп­ко. Боль­шей частью так про­ис­хо­дит от пло­хо­го навы­ка, из-за того, что воля, дол­го рабо­тав­шая стра­стям, неза­мет­но увле­ка­ет­ся в ста­рое рус­ло, когда ей при­хо­дит­ся слу­чай­но сно­ва с ним сопри­кос­нуть­ся. Это быва­ет со всту­пив­ши­ми на путь подви­га и по дей­ствию врага.

Чело­век, живу­щий невни­ма­тель­но и рас­се­ян­но, может стать насто­я­щим рабом блуд­ной стра­сти. Вна­ча­ле у него мно­го гор­до­сти, и вме­сто того, что­бы при напа­де­нии помыс­лов обра­тить­ся тут же с молит­вен­ным воп­лем к Богу: «Гос­по­ди, помо­ги!» (как кри­чат люди «кара­ул»! при напа­де­нии на них зем­ных раз­бой­ни­ков), он хочет сам побо­роть вра­гов, начи­на­ет про­ти­во­ре­чить им или пока­зы­вать вид, что нисколь­ко не боит­ся и вме­ня­ет помыс­лы ни во что. Но демо­ны хит­ры и мно­го­опыт­ны. Они не сра­зу напа­да­ют силь­ным обо­льще­ни­ем, но доволь­ству­ют­ся пока тем, что под­дер­жи­ва­ют в поле созна­ния чело­ве­ка эти меч­та­ния. От дол­го­го бесе­до­ва­ния с помыс­ла­ми ум и серд­це иску­ша­е­мо­го, нако­нец, омра­ча­ют­ся, и бла­го­дать отхо­дит. Тогда бесам уже ничто не меша­ет подой­ти к чело­ве­ку вплот­ную, они начи­на­ют насиль­но увле­кать за собой бед­ную душу и воз­буж­дать в ней нечи­стые в раз­ной сте­пе­ни жела­ния (смот­ря по внут­рен­не­му рас­по­ло­же­нию души). Воз­буж­да­ет­ся силь­ное жела­ние пред­ме­та, чело­век начи­на­ет искать его. Напри­мер, в нашем слу­чае, если он про­дол­жа­ет сто­ять мыс­лию на похот­ли­вом жела­нии, то вско­ре будет вынуж­ден сознать­ся, что услаж­да­ет­ся уже не толь­ко в душе, но име­ет силь­ное жела­ние «отве­дать» и сам пред­мет, то есть согре­шить с кон­крет­ным чело­ве­ком. Это грех, и пору­кой тому его соб­ствен­ное похо­те­ние, на кото­рое он дает согласие.

БОРЬБА

— это «равен­ство сил борю­ще­го и бори­мо­го в бра­ни, где послед­ний про­из­воль­но или побеж­да­ет, или быва­ет побеж­да­ем»,  гово­рит Иоанн Лествич­ник.

И вот уже кажет­ся чело­ве­ку, буд­то дело зашло так дале­ко, что у него совер­шен­но нет выхо­да: вра­ги взя­ли его душу и пове­ли ее в плен… Но нет! И теперь есть воз­мож­ность не толь­ко не под­чи­нить­ся им, но и побе­дить, и полу­чить за эту борь­бу нетлен­ный венец. Не долж­ны мы сомне­вать­ся в равен­стве сил яко­бы немощ­но­го чело­ве­ка, с одной сто­ро­ны, и силь­ных бесов — с дру­гой. Неда­ром свя­той гово­рит про «равен­ство сил борю­ще­го и бори­мо­го». И это дей­стви­тель­но так. «Верен Бог, — гово­рит Апо­стол, — Кото­рый не попу­стит вам быть иску­ша­е­мы­ми сверх сил, но при иску­ше­нии даст и облег­че­ние, так что­бы вы мог­ли пере­не­сти» (1 Кор. 10, 13). Диа­вол силен и несрав­нен­но пре­вос­хо­дит нас мощью, но дей­ство­вать Гос­подь попус­ка­ет ему про­тив нас постоль­ку, посколь­ку мы можем выне­сти его напа­де­ния. У кого сил духов­ных боль­ше, на того попус­ка­ет­ся ему силь­нее напа­дать. У кого их мало, тому и иску­ше­ния дают­ся малые. Так что никто не дол­жен жало­вать­ся на непо­мер­ность скор­бей и тяжесть кре­ста, кото­рый ему при­хо­дит­ся нести.

«И все-таки чело­век пада­ет», — воз­ра­зит нам чита­тель. Не пото­му, что не может спра­вить­ся, а пото­му, что не хочет. Впро­чем, надо ого­во­рить­ся отно­си­тель­но послед­них слов «может» и «хочет». Сам он, конеч­но, не может побо­роть демо­на, но силь­на за него это сде­лать бла­го­дать Божья, все­гда гото­вая к нему прий­ти на помощь, а попро­сить и при­нять ее он не хочет. Поэто­му и выхо­дит, что чело­век сам несет ответ­ствен­ность за свой выбор. Свя­тые были сми­рен­ны, непре­стан­но вопи­я­ли к Богу о помо­щи, пото­му и побеж­да­ли диавола.

РЕШЕНИЕ

Вот он, пред­по­след­ний момент во всем ходе раз­ви­тия  гре­ха, наи­бо­лее зло­коз­нен­ный из всех преды­ду­щих. Усту­пит чело­век после борь­бы (или без борь­бы) сво­им нечи­стым жела­ни­ям или нет? Понят­но, что момент при­ня­тия реше­ния будет стро­го судить­ся и по зако­нам духов­ным. Он дей­стви­тель­но при­рав­ни­ва­ет­ся к само­му делу (см. Мф. 5, 28). Из двух или несколь­ких реше­ний чело­век выбрал имен­но то, кото­рое удо­вле­тво­рит его страсть. Он решил и даже наме­тил сред­ства, с помо­щью кото­рых мож­но испол­нить желаемое.

В нашем при­ме­ре его воля после извест­ных обсуж­де­ний, кото­рые мы опус­ка­ем, при­хо­дит к выво­ду: «Надо все-таки согре­шить с такой-то (моло­дой, кра­си­вой, воль­ной, бес­стыд­ной) жен­щи­ной…». Это­му реше­нию, одна­ко, пред­ше­ство­ва­ла уве­рен­ность в том, что посту­пок вполне осу­ще­ствим, и даже пред­став­ля­лось, как имен­но мож­но достичь жела­е­мо­го (напри­мер, не пой­ти на рабо­ту, а поехать к этой женщине).

ДЕЛО

Оно, одна­ко, все­го греш­нее. Здесь грех закон­чил свое раз­ви­тие. В чело­ве­ке все уже осквер­не­но, зама­ра­но, зага­же­но. Не оста­лось ни одно­го чле­на чистым: ни душев­но­го, ни телес­но­го. Осквер­не­но серд­це сво­им при­стра­сти­ем к пред­ме­ту (сосло­же­ние), осквер­не­на воля, воз­же­лав­шая его до край­но­сти (пле­не­ние), осквер­нен ум через свое изоб­ре­те­ние средств доста­вить насла­жде­ние пло­ти (реше­ние), осквер­не­но, нако­нец, и тело, так как само удо­воль­ствие полу­ча­ет­ся через него (дело).

До это­го момен­та, чело­век, хотя и подо­шел к само­му краю без­дны, все же еще не упал в нее. У него было вре­мя оду­мать­ся. Если он и рас­по­ло­жил­ся душою, то не согре­шил еще телом. То есть поло­ви­на суще­ства его, хотя и худ­шая, еще цела. Согре­шив­ший делом — пре­ступ­ник до кон­ца. Он несет нака­за­ние и за совер­шен­ный соб­ствен­ный грех, и за то, что слу­жит соблаз­ном для дру­гих, если грех совер­ша­ет­ся при сви­де­те­лях. Грех, совер­шен­ный делом, в нашем слу­чае — пре­лю­бо­де­я­ние, или супру­же­ская изме­на — боль­шая язва для все­го чело­ве­че­ско­го есте­ства, а неред­ко и поги­бель. Поэто­му нуж­но все­ми сила­ми бороть­ся с гре­хом, про­ти­во­сто­ять ему сво­ей твер­дой верой и жела­ни­ем жить по запо­ве­дям Божьим, что­бы не испы­тать на себе тех горь­ких послед­ствий, кото­рые про­ис­хо­дят от совер­ше­ния раз­лич­ных гре­хов, в том чис­ле и страш­но­го, смерт­но­го гре­ха — осквер­не­ния супру­же­ско­го ложа, или прелюбодеяния.

***

Рас­пад семьи — это вели­чай­шая тра­ге­дия. Мы долж­ны понять, что идея этой тра­ге­дии (скло­не­ние чело­ве­ка на грех супру­же­ской изме­ны) при­над­ле­жит пад­ше­му демо­ну. Но вина и ответ­ствен­ность за послед­ствия пре­лю­бо­де­я­ния лежат на чело­ве­ке, кото­рый не захо­тел все­ми сила­ми сво­ей души про­ти­во­сто­ять иску­ше­нию, не поже­лал отверг­нуть диа­воль­ских вну­ше­ний и обра­тить­ся к Богу с молит­вой о помо­щи. Невни­ма­ние к зако­нам духов­ной жиз­ни не осво­бож­да­ет нас от ответ­ствен­но­сти перед Гос­по­дом, людь­ми и сво­ей сове­стью. В соблю­де­нии этих зако­нов заклю­ча­ет­ся семей­ное благополучие.

 Семейный крест^

В Еван­ге­лии Спа­си­тель ука­зал толь­ко одну при­чи­ну, по кото­рой супру­гам мож­но раз­во­дить­ся, — пре­лю­бо­де­я­ние. «Что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет» (Мф. 19; 6).

«В 1918 году Помест­ный Собор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в “Опре­де­ле­нии о пово­дах к рас­тор­же­нию брач­но­го сою­за, освя­щен­но­го Цер­ко­вью”, при­знал в каче­стве тако­вых, кро­ме пре­лю­бо­де­я­ния и вступ­ле­ния одной из сто­рон в новый брак, … отпа­де­ние супру­га или супру­ги от Пра­во­сла­вия, про­ти­во­есте­ствен­ные поро­ки, неспо­соб­ность к брач­но­му сожи­тию, насту­пив­шую до бра­ка или явив­шу­ю­ся след­стви­ем наме­рен­но­го само­ка­ле­че­ния, забо­ле­ва­ние про­ка­зой или сифи­ли­сом, дли­тель­ное без­вест­ное отсут­ствие, осуж­де­ние к нака­за­нию, соеди­нен­но­му с лише­ни­ем всех прав состо­я­ния, пося­га­тель­ство на жизнь или здо­ро­вье супру­ги либо детей, сно­ха­че­ство, свод­ни­че­ство, извле­че­ние выгод из непо­требств супру­га, неиз­ле­чи­мую тяж­кую душев­ную болезнь и зло­на­ме­рен­ное остав­ле­ние одно­го супру­га дру­гим. В насто­я­щее вре­мя этот пере­чень осно­ва­ний к рас­тор­же­нию бра­ка допол­ня­ет­ся таки­ми при­чи­на­ми, как забо­ле­ва­ние СПИ­Дом, меди­цин­ски засви­де­тель­ство­ван­ные хро­ни­че­ский алко­го­лизм или нар­ко­ма­ния, совер­ше­ние женой абор­та при несо­гла­сии мужа».

Но несмот­ря на обо­зна­чен­ные в Осно­вах соци­аль­ной кон­цеп­ции вес­кие осно­ва­ния для рас­тор­же­ния бра­ка, здесь же мы можем про­чи­тать и такие сло­ва: «В слу­ча­ях раз­но­об­раз­ных кон­флик­тов меж­ду супру­га­ми Цер­ковь видит свою пас­тыр­скую зада­чу в том, что­бы все­ми при­су­щи­ми ей сред­ства­ми (науче­ние, молит­ва, уча­стие в Таин­ствах) обе­ре­гать целост­ность бра­ка и предот­вра­щать раз­вод». Кро­ме того, мы обя­за­тель­но долж­ны пони­мать, что раз­вод совер­ша­ет­ся толь­ко епи­ско­пом, и каж­дая жиз­нен­ная ситу­а­ция рас­смат­ри­ва­ет­ся отдель­но. Здесь ни в коем слу­чае нель­зя руко­вод­ство­вать­ся общи­ми советами.

На вопрос: «Мож­но ли мне раз­во­дить­ся?» ответ необ­хо­ди­мо искать у духов­ни­ка, молить­ся о том, что­бы Гос­подь открыл ему исти­ну. Само­воль­но при­ня­тое в таком деле реше­ние может обер­нуть­ся тра­ге­ди­ей всей жиз­ни. Конеч­но, Гос­подь про­стит того, кто искренне рас­ка­и­ва­ет­ся в раз­во­де. Нет гре­ха, кото­рый бы Он не про­стил, но, реша­ясь на такой шаг, надо учить­ся думать и о тех, кого вы при этом дела­е­те несчаст­ны­ми, — детей, роди­те­лей, род­ствен­ни­ков… Отча­яв­ший­ся в тяже­лой жиз­нен­ной ситу­а­ции чело­век счи­та­ет, что его силы кон­чи­лись, и он боль­ше не может нести крест семей­ной жиз­ни. Но как боль­но видеть поги­ба­ю­ще­го от сво­ей ненуж­но­сти бро­шен­но­го «мучи­те­ля». А тот, кто не выдер­жи­ва­ет и остав­ля­ет «непу­те­вую поло­ви­ну», не при­об­ре­та­ет, обыч­но, ниче­го, кро­ме новых скор­бей. Ведь каким бы ни был пло­хим муж, какой бы ни была свар­ли­вой жена, они каж­дый вечер ждут, что вер­нет­ся домой близ­кий чело­век, уте­шит, успо­ко­ит, пого­во­рит… «Труд­ные» люди все­гда пони­ма­ют, что с ними нелег­ко, но никто не быва­ет так бла­го­да­рен как они за то, что их тер­пят, не про­го­ня­ют. Гнев­ли­вый, раз­дра­жи­тель­ный чело­век пре­крас­но зна­ет цену про­ще­нию. Через тер­пе­ние близ­ких Гос­подь часто посы­ла­ет ему исце­ля­ю­щий баль­зам на душев­ные раны, и неред­ко их доб­ро­та дела­ет его более сдер­жан­ным. При­хо­жане часто спра­ши­ва­ют: «Мож­но ли как-то убе­дить, упро­сить людей не гне­вать­ся, пере­стать раз­дра­жать­ся и оби­жать близ­ких?». Мож­но. Толь­ко сло­во нази­да­ния, ска­зан­ное после вспыш­ки гне­ва или во вре­мя нее, для таких людей не име­ет ника­ко­го веса. Что­бы настав­лять, нуж­но выждать вре­мя, а глав­ное, лич­ным при­ме­ром пока­зы­вать, что учить­ся тер­петь надо в любой ситу­а­ции. Доб­рое сло­во нико­гда не поме­ша­ет, толь­ко нуж­но нахо­дить удач­ный момент, что­бы чело­век был готов его услы­шать. Вспыль­чи­вые и гнев­ли­вые люди часто очень силь­но пере­жи­ва­ют из-за сво­ей несдержанности.

Чело­век, кото­рый не хочет нести свой крест и при малей­шем испы­та­нии начи­на­ет роп­тать, лишь обна­жа­ет отсут­ствие внут­рен­них сил в сво­ей душе. Так про­ис­хо­дит, когда нет обще­ния с Богом. Мы верим в то, что Сам Гос­подь — источ­ник наших сил. Без Божьей помо­щи мы не смог­ли бы совер­шить ни одно­го доб­ро­го дела. Мож­но отдать боль­шую сум­му денег на дет­ский дом или при­ют, а потом мучить­ся помыс­ла­ми тще­сла­вия или подо­зри­тель­но­сти. Дела, кото­рые совер­ша­ют­ся по Божье­му бла­го­сло­ве­нию, менее эффект­ны внешне, но чисты изнут­ри. Чело­век, кото­рый не уме­ет тер­петь, — духов­ный мла­де­нец. Мы не осуж­да­ем детей, когда они каприз­ни­ча­ют. Мы жале­ем пожи­лых людей, поте­ряв­ших рас­су­док, и пони­ма­ем, что ругать их бес­смыс­лен­но: они лише­ны вели­ко­го дара — разу­ма. Нетер­пе­ли­вый чело­век болен духов­но. Его гре­хи — те самые боляч­ки души, кото­рые не дают ему воз­мож­но­сти сдер­жи­вать­ся, а сам он не име­ет сил при­нуж­дать себя к хри­сти­ан­ско­му подви­гу тер­пе­ния, без кото­ро­го невоз­мож­но спа­се­ние души.

Цер­ковь допус­ка­ет раз­вод толь­ко в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях. Свя­щен­ник, вни­ма­тель­но наблю­дая за духов­ной жиз­нью при­хо­жа­ни­на, за тем, как часто он при­хо­дит на испо­ведь, все­гда ста­ра­ет­ся уде­лить боль­ше вни­ма­ния стра­даль­цу. Он с любо­вью объ­яс­ня­ет ему, что «пре­тер­пев­ший … до кон­ца, спа­сет­ся»(Мф. 24, 13). Ведь у каж­до­го из нас есть гре­хи. У кого-то их боль­ше, у кого-то — мень­ше, а тер­пе­ние ближ­них как раз и есть то самое лекар­ство, кото­рое наши гре­хи изле­чи­ва­ет. «Вра­чев­ство, при­лич­ное неду­гу» — это епи­ти­мия, кото­рую дает Сам Гос­подь для наше­го исправ­ле­ния. Без­ро­пот­но пере­но­ся гоне­ния, скор­би, напрас­ли­ны, чело­ве­че­ская душа совер­шен­ству­ет­ся в глав­ной доб­ро­де­те­ли — тер­пе­нии, кото­рое явля­ет­ся осно­вой хри­сти­ан­ской жиз­ни. Любой хри­сти­а­нин хоро­шо зна­ет, что ни молить­ся, ни постить­ся без тер­пе­ния невоз­мож­но. Есть мно­го при­ме­ров из пате­ри­ков, когда уче­ни­ки жела­ли жить со стар­ца­ми, кото­рые упраж­ня­ли их в сми­ре­нии. Поль­за была оче­вид­ной. После тако­го иску­са уче­ни­ки были подоб­ны золо­ту, очи­щен­но­му в огне, и про­си­я­ли подви­га­ми мона­ше­ской жиз­ни. В каж­дой хри­сти­ан­ской семье кто-то кого-то тер­пит, и это нор­маль­но. Нуж­но толь­ко про­сить сил, и Гос­подь обя­за­тель­но поможет.

Терпения нужен не воз, а целый обоз

Во вза­им­ном тер­пе­нии есть вели­кая поль­за. Тер­пе­ли­вый супруг упо­доб­ля­ет­ся бес­кров­но­му муче­ни­ку, а мучи­тель все­гда явля­ет­ся лишь ору­ди­ем в руках Божьих. Тот, кто тер­пит, — стра­да­ет за Хри­ста. Неиз­вест­но, как имен­но мы вос­поль­зу­ем­ся сво­ей сво­бо­дой, отде­лав­шись от обид­чи­ка. Хоро­шо, если, остав­шись наедине с собой, мы осо­зна­ем жела­ние вести цело­муд­рен­ную жизнь и каять­ся в том, что не смог­ли поне­сти тяже­сти семей­но­го кре­ста. Но обыч­но, настра­дав­шись, мы хотим, не откла­ды­вая в дол­гий ящик, стать счастливыми.

Цер­ковь отнюдь не поощ­ря­ет вто­ро­бра­чия, но вто­рые бра­ки бла­го­слов­ля­ют­ся. Лишь бы толь­ко чело­век не ошиб­ся еще раз. Преж­де чем зано­во женить­ся или выхо­дить замуж, необ­хо­ди­мо выждать вре­мя, очи­стить­ся пока­я­ни­ем, узнать волю Божью и толь­ко тогда устра­и­вать жизнь. Мы зна­ем из мно­гих писем свя­тых и подвиж­ни­ков бла­го­че­стия, как уте­ша­ли они жен обид­чи­ков, пья­ниц, рас­то­чи­те­лей иму­ще­ства, какие сло­ва нахо­ди­ли, что­бы убе­дить их не остав­лять сво­ей тяж­кой ноши и тер­петь до кон­ца. Само­воль­но бро­сая свой крест, чело­век почти все­гда от одних скор­бей пере­хо­дит к другим.

Есть такое выра­же­ние: «Ниче­го не желай, ни от чего не отка­зы­вай­ся». Хри­сти­ан­ская жизнь оди­на­ко­во непро­ста для всех. Враг наше­го спа­се­ния всем супру­гам пыта­ет­ся вну­шить при­мер­но одно и то же: «Здесь тебе слиш­ком тяж­ко, зачем тер­петь мужа-пья­ни­цу, обид­чи­ка? Посмот­ри, он тебя не любит! Раз­ве­дись с ним и будь счаст­ли­ва!» или так: «Для чего тебе свар­ли­вая жена? Посмот­ри, как скром­но ведут себя дру­гие жен­щи­ны. Ты нико­гда не будешь счаст­лив с такой, как твоя». Но ведь это ложь. Невоз­мож­но, само­воль­но бро­сив семью, обре­сти сча­стье. Надо молить­ся, что­бы Гос­подь дал сил потер­петь то, что име­ешь. Все хри­сти­ане про­сят у Гос­по­да тер­пе­ния. Свя­щен­ник про­сит сил потер­петь тот при­ход, где он слу­жит, монах — тот мона­стырь, в кото­ром под­ви­за­ет­ся. Сме­на усло­вий жиз­ни ред­ко при­вно­сит в душу мир. Вода в отсто­яв­шем­ся озе­ре чище, чем в бур­ля­щей реке. Так и в духов­ной жиз­ни. Вели­кие подвиж­ни­ки по трид­цать-сорок лет жили в одном мона­сты­ре, тру­ди­лись на одном при­хо­де, и за посто­ян­ство Гос­подь награж­дал их вели­ки­ми дара­ми. Искус­ству тер­пе­ния нам надо учить­ся у святых.

Бывают ли счастливыми вторые браки?^

«Но как же быть чело­ве­ку, кото­рый осту­пил­ся? — спро­сит нас чита­тель. — Как жить тому, кто уже не может воз­дать Гос­по­ду бла­го­да­ре­ние за то, что сохра­нил цело­муд­рие и убе­рег от раз­во­да свою семью? Как тако­му чело­ве­ку вос­поль­зо­вать­ся эти­ми сове­та­ми?» Если поте­ря­но цело­муд­рие, то его уже не вер­нешь. Семью очень труд­но постро­ить зано­во, но нель­зя думать, что кто-то из нас обре­чен и уже не уви­дит ниче­го свет­ло­го. Это не так.

Все, что мы ска­за­ли о бра­ке, — это те высо­кие тре­бо­ва­ния, кото­рые Цер­ковь предъ­яв­ля­ет к пра­во­слав­ной семье. Гос­подь ска­зал, что «если пра­вед­ность ваша не пре­взой­дет пра­вед­но­сти книж­ни­ков и фари­се­ев, то вы не вой­де­те в Цар­ство Небес­ное» (Мф. 5, 20). Хри­сти­ане долж­ны быть подоб­ны све­тиль­ни­кам, изли­ва­ю­щим свет на мир. Но Цер­ковь нико­го не осуж­да­ет. Мно­гие люди наше­го вре­ме­ни наде­ла­ли оши­бок, увлек­шись по неве­де­нию и сла­бо­сти чело­ве­че­ской при­ро­ды лож­ны­ми иде­я­ми. Жен­щи­ны, кото­рые дела­ли абор­ты два­дцать, трид­цать лет назад, настра­да­лись, пре­тер­пе­ли скор­би и очи­сти­лись пока­я­ни­ем. Они отли­ча­ют­ся от тех, кто сего­дня уби­ва­ет нерож­ден­ных детей, когда и нау­ка, и хри­сти­ане, и все здра­во­мыс­ля­щие люди откры­то при­зна­ют абор­ты злом. Такие жен­щи­ны не име­ют оправ­да­ния сво­им пре­ступ­ным дей­стви­ям. Цер­ковь раз­ли­ча­ет тех, кто гре­шил по неве­де­нию и тех, кто зна­ет волю Божью, но посту­па­ет про­тив нее.

Есть креп­кие семьи сре­ди неве­ру­ю­щих людей, и есть семьи воцер­ко­в­лен­ные, в кото­рых нет мира. Но не надо забы­вать о том, что сре­ди совре­мен­ных пра­во­слав­ных — мно­го ново­об­ра­щен­ных. Для того, что­бы загла­дить гре­хи перед Гос­по­дом, тре­бу­ет­ся вре­мя и вели­кий подвиг тер­пе­ния скор­бей. Гос­подь ино­гда дает все в этой жиз­ни тому, кто полу­чит веч­ное нака­за­ние после смер­ти. Тако­го чело­ве­ка мож­но срав­нить с Еван­гель­ским бога­чом, кото­рый жил празд­но, оде­вал­ся в шел­ко­вые одеж­ды, весе­лил­ся, пиро­вал, но полу­чил спол­на свою меру скор­би, уна­сле­до­вав веч­ное муче­ние. Совсем не обя­за­тель­но настра­и­вать себя на сча­стье. Семей­ное сча­стье — это, воз­мож­но, участь тех немно­гих, кото­рые осо­бен­но потру­ди­лись. Семей­ные скор­би вовсе не явля­ют­ся при­зна­ком бого­остав­лен­но­сти. Скор­би — это путь спа­се­ния хри­сти­ан в послед­ние вре­ме­на. Мы не можем как подо­ба­ет вести хри­сти­ан­скую жизнь, не уме­ем молить­ся, постить­ся, но Гос­подь все рав­но не остав­ля­ет нас, посы­лая скор­би, и за без­ро­пот­ное их несе­ние сто­ри­цею воз­да­ет нам в буду­щей, а ино­гда и в насто­я­щей жиз­ни. Скор­би вра­чу­ют гре­хи. Нам не нуж­но вопро­шать Гос­по­да о том, за что Он посы­ла­ет испы­та­ния. Его за все нуж­но благодарить.

Сей­час в Цер­ковь при­хо­дит мно­го несчаст­ных в семей­ной жиз­ни людей. Жен­щи­на гово­рит на испо­ве­ди: «Дочь оскорб­ля­ет меня, а муж мне изме­ня­ет». «Ну а ты, — спра­ши­ва­ет ее батюш­ка, — слу­ша­лась ли свою мать? Не изме­ня­ла ли мужу (может быть, до бра­ка)? Рас­ка­я­лась ли в этом? Нет? А ведь Гос­подь все дела­ет для наше­го вра­зум­ле­ния, он нико­гда не остав­ля­ет нас».

Есть такая прит­ча: один чело­век после смер­ти уви­дел свою жизнь в виде дол­го­го пути. Путь был раз­де­лен на несколь­ко частей. Отрез­ки, по кото­рым чело­век шел один, чере­до­ва­лись с теми, на кото­рых его сопро­вож­дал Спут­ник. И вдруг чело­век понял, что его Спут­ни­ком был Сам Гос­подь, а те места, что он про­хо­дил один, были самы­ми труд­ны­ми эта­па­ми его жиз­ни. Тогда он спро­сил: «Поче­му, когда мне было хоро­шо, Ты шел со мной рядом, а когда начи­на­лись испы­та­ния, я оста­вал­ся один?». «Нет, — отве­чал Гос­подь, — в те дни, когда тебе было труд­но, Я нес тебя на руках».

Гос­подь все­гда рядом с нами. Он нико­гда не посы­ла­ет испы­та­ний выше наших сил, и даже в самих испы­та­ни­ях пода­ет уте­ше­ния. Он, как мать, кото­рая сто­ит все­гда рядом с мла­ден­цем, начи­на­ю­щим ходить, и готов уте­шить, при­лас­кать, под­дер­жать. Если чело­век понял и осо­знал то, что в его жиз­ни было мно­го оши­бок, кото­рых он не хочет повто­рить, то при­хо­дит жела­ние испра­вить­ся, изме­нить­ся, при­не­сти пока­я­ние. Пока­я­ние — это самый глав­ный посту­пок чело­ве­че­ской жиз­ни. «На небе­сах более радо­сти будет об одном греш­ни­ке каю­щем­ся, неже­ли о девя­но­ста девя­ти пра­вед­ни­ках, не име­ю­щих нуж­ды в пока­я­нии» (Лк. 15, 7). Когда чело­век скор­бит об ошиб­ках — это вели­кое бла­го. Он име­ет пра­во верить в то, что нач­нет­ся новая стра­ни­ца его жиз­ни. Жела­ние при­не­сти пока­я­ние про­из­во­дит в чело­ве­ке див­ную перемену.

Отве­чая на вопрос: «Быва­ют ли счаст­ли­вы­ми вто­рые бра­ки?», мож­но ска­зать так: «У Бога все быва­ет». Я знаю слу­чаи счаст­ли­вых вто­рых бра­ков. Когда пер­вый брак заклю­чен по лег­ко­мыс­лию, без роди­тель­ско­го сове­та, без бла­го­сло­ве­ния духов­ни­ка, его и бра­ком-то назвать нель­зя. Это, ско­рее, жиз­нен­ная ошиб­ка. И если чело­век пока­ял­ся в ней, очи­стил­ся воз­дер­жа­ни­ем, мно­гое пре­тер­пел, то, конеч­но, вто­рой раз он сде­ла­ет свой выбор более обду­ман­но, и, хочет­ся верить, что такой брак будет счаст­ли­вым. При­ме­ры тому есть.

При­хо­жане часто спра­ши­ва­ют: «Как над­ле­жит общать­ся с быв­ши­ми супру­га­ми и детьми от пер­вых бра­ков?». Из народ­но­го эпо­са мы зна­ем мно­го груст­ных исто­рий о маче­хе и пад­че­ри­це, об отчи­ме и пасын­ке. Одна­ко здесь вся ответ­ствен­ность лежит на взрос­лых, и пло­хое отно­ше­ние детей к новой родне — это «заслу­га» того, кто при­ло­жил к это­му уси­лия. Дети чище взрос­лых, и, если они видят, что их любят, им искренне хотят помочь, с ними хотят дру­жить, они, как пра­ви­ло, при­ни­ма­ют доб­рое и лас­ко­вое отно­ше­ние и испы­ты­ва­ют чув­ство бла­го­дар­но­сти за то, что их не отверг­ли в новой семье. Хоте­лось бы толь­ко посо­ве­то­вать взрос­лым — не общать­ся без необ­хо­ди­мо­сти с быв­ши­ми супру­га­ми, осо­бен­но, если те еще не устро­и­ли свою лич­ную жизнь. Враг хитер, и най­дет спо­соб вне­сти раз­лад в отно­ше­ния новой семьи, поэто­му луч­ше исклю­чить то, что в наших силах.

Что такое счастье?^

Часто люди пола­га­ют, что сча­стье — это креп­кое здо­ро­вье, мате­ри­аль­ный доста­ток, бла­го­по­луч­ные дети… Все это, конеч­но, так. Толь­ко пра­во­слав­ный чело­век не может этим огра­ни­чить­ся. Обра­ща­ясь в молит­ве ко Гос­по­ду, мы про­сим Его и о том, что­бы Он даро­вал нам здо­ро­вье, и о том, что­бы облег­чил жизнь наших детей, одна­ко, мы пони­ма­ем, что ничто не может занять в чело­ве­че­ской душе того места, кото­рое долж­но при­над­ле­жать Богу.

О сча­стье пыта­лись рас­суж­дать люди всех поко­ле­ний, но давай­те попро­бу­ем разо­брать­ся, что мы вкла­ды­ва­ем в поня­тие «сча­стье». В свет­ском обще­стве поня­тия «сча­стье», «бла­го», «исти­на» — это абстракт­ные кате­го­рии фило­соф­ской нау­ки, кото­рые пред­ста­ви­те­ля­ми раз­ных направ­ле­ний опре­де­ля­ют­ся по-раз­но­му. В хри­сти­ан­стве смысл сло­ва «сча­стье» мож­но кон­кре­ти­зи­ро­вать. Счаст­лив тот, кто молит­ся и полу­ча­ет про­си­мое в молит­ве, счаст­лив тот, кто побе­дил грех, кто тво­рит доб­рые дела и нахо­дит­ся в бого­об­ще­нии. Мы пони­ма­ем, что сча­стье — это не лич­ное дости­же­ние чело­ве­ка, а дар, кото­рый Гос­подь дает тому, кто соблю­да­ет Его запо­ве­ди. Духов­ные цен­но­сти сто­ят для хри­сти­а­ни­на выше мате­ри­аль­ных и душев­ных, а нецер­ков­ные люди счи­та­ют душев­ную сфе­ру самой высо­кой. К ней отно­сят­ся заня­тия нау­кой, фило­со­фи­ей, искус­ством… Дости­гая успе­хов в этих обла­стях, чело­век счи­та­ет, что он рас­тет, совер­шен­ству­ет­ся, а, обре­тая поло­же­ние и извест­ность в обще­стве, часто мыс­лен­но объ­яв­ля­ет себя счастливым.

Перей­дем теперь к семей­но­му сча­стью. Хри­сти­ан­скую семью, где все чле­ны ста­ра­ют­ся испол­нять запо­ве­ди Божьи, посе­ща­ют Гос­подь, Бого­ро­ди­ца, свя­тые угод­ни­ки. Неда­ром, при­хо­дя в пра­во­слав­ные семьи, мы чув­ству­ем, что здесь как-то осо­бен­но теп­ло, осо­бен­но хоро­шо, отсю­да не хочет­ся ухо­дить. Как буд­то Гос­подь дает почув­ство­вать, что это­го дома кос­ну­лась бла­го­дать. Понять исти­ну неслож­но: хочешь быть счаст­ли­вым? Потру­дись для Бога. А сча­стье — это побе­да над гре­хом и упраж­не­ние в доб­рых делах.«Укло­няй­ся от зла и делай доб­ро» (Пс. 33, 15), — гово­рит про­рок Давид. Да и что может быть более радост­но­го, чем слу­жить Богу?!

Гос­подь за самые раз­ные тру­ды, но всем оди­на­ко­во дает бла­го­дать, и она, кос­нув­шись чело­ве­че­ско­го серд­ца, дела­ет его счаст­ли­вым. Неве­ру­ю­щие дума­ют, что за сча­стьем надо куда-то ехать, его надо искать, что сча­стье — это удел избран­ных. Мы же гово­рим, что быть счаст­ли­вым может каж­дый цер­ков­ный чело­век, кото­рый участ­ву­ет в таин­ствах, чув­ству­ет при­сут­ствие и помощь Гос­по­да в сво­ей жизни.

 

Часть 2. Как сохранить семью?^

Человекам это невозможно. Богу же всё возможно (Мф. 19, 26)^

Пра­во­слав­ный брак — вели­кая духов­ная тай­на. Мы не зна­ем, поче­му одни семьи живут друж­но, а дру­гие рас­па­да­ют­ся, поче­му у одних людей рас­тут здо­ро­вые ребя­тиш­ки, а дру­гие до кон­ца дней оста­ют­ся без­дет­ны­ми. При­чи­ны чело­ве­че­ско­го сча­стья и его отсут­ствия извест­ны толь­ко Гос­по­ду. Так было все­гда. Но сего­дня мы все чаще слы­шим сло­ва о том, что уми­ра­ет семья как осно­ва чело­ве­че­ско­го суще­ство­ва­ния, живу­щая по зако­нам пад­ше­го мира.

Совре­мен­ные бра­ки, лишен­ные духов­но­го фун­да­мен­та, дей­стви­тель­но недол­го­веч­ны. А ведь еще два­дцать-трид­цать лет назад боль­шин­ство людей сохра­ня­ли цело­муд­рие до нача­ла семей­ной жиз­ни. Супру­же­ская вер­ность была поня­ти­ем есте­ствен­ным. Что же про­ис­хо­дит сей­час? Со всех сто­рон нам навя­зы­ва­ют­ся «сво­бод­ная жизнь» и пре­иму­ще­ства эго­цен­триз­ма. Для мно­гих людей брак не пред­став­ля­ет ника­кой цен­но­сти. Нево­цер­ко­в­лен­ные юно­ши и девуш­ки часто вооб­ще не пони­ма­ют, зачем нуж­на семья. Их роди­те­ли с лег­ко­стью раз­во­дят­ся, заво­дят себе новых «парт­не­ров», и дети даже не зна­ют о том, что такое семей­ное сча­стье и каким оно долж­но быть. Эго­цен­трич­ное суще­ство­ва­ние, «жизнь для себя» ста­ли в совре­мен­ном обще­стве нор­мой. Но ведь имен­но пото­му так и осла­бе­ло наше госу­дар­ство, что подо­рва­на осно­ва есте­ствен­но­го чело­ве­че­ско­го существования.

Семей­ная жизнь дана чело­ве­ку совсем не для того, что­бы про­во­дить вре­мя в раз­вле­че­нии и зем­ных насла­жде­ни­ях. Научить­ся жить в семье — труд­ная зада­ча. «Цар­ство Небес­ное силою берет­ся, и упо­треб­ля­ю­щие уси­лие вос­хи­ща­ют его» (Мф. 11, 12), — ска­зал Спа­си­тель. К сожа­ле­нию, немно­гие люди хотят понять сло­ва Гос­по­да. Хри­сти­ан­ский брак все­гда был и оста­ет­ся шко­лой бла­го­че­стия и учи­ли­щем доб­ро­де­те­ли. Борь­ба с гре­хом и совер­ше­ние доб­ро­де­те­лей долж­ны быть при­ня­ты пра­во­слав­ной семьей как образ жиз­ни. А так как грех пора­зил все есте­ство чело­ве­ка, то необ­хо­ди­мы вре­мя и труд, что­бы осла­бить гре­хов­ные узы. Если празд­ность — мать всех поро­ков, то труд — сред­ство борь­бы со мно­ги­ми гре­ха­ми. Каж­дый член семьи дол­жен при­ла­гать уси­лия к сози­да­нию семей­но­го благополучия.

Но где же брать силы, тер­пе­ние и жела­ние рев­ност­но испол­нять семей­ные обя­зан­но­сти? Мы верим, что силы для бла­го­че­сти­вой жиз­ни дает чело­ве­ку Бог. Сам Гос­подь бла­го­слов­ля­ет людей семей­ным сча­стьем и поко­ем. А если так, то понят­но, поче­му чело­век дол­жен как мож­но чаще обра­щать­ся к Нему с молит­вой о помо­щи: «Гос­по­ди, я слиш­ком слаб, мои силы ничтож­ны, у меня совсем нет тер­пе­ния, сми­ре­ния и люб­ви. Но я верю, что Ты рядом Сво­ею бла­го­да­тью, кото­рая укреп­ля­ет вся­ко­го немощ­но­го чело­ве­ка и нико­го не посрам­ля­ет. Даруй мне, сла­бо­му суще­ству, силы нести крест семей­ной жизни».

Таинство венчания^

Еще не так дав­но рус­ский чело­век не мыс­лил создать семью без Божье­го бла­го­сло­ве­ния, кото­рое пода­ет­ся через таин­ство вен­ча­ния. Если мы при­зы­ва­ем помощь Божью на дела мало­важ­ные, то тем более она необ­хо­ди­ма в таком вели­ком деле, как брак. Семья сози­да­ет­ся Богом. Семей­ное сча­стье — это Божий дар. В таин­стве вен­ча­ния обо­им супру­гам сооб­ща­ет­ся реаль­ная сила и все необ­хо­ди­мое для счаст­ли­вой сов­мест­ной жиз­ни. Как важ­но пом­нить об этом! Под­го­тов­ка к сва­дьбе для пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на — это преж­де все­го под­го­тов­ка к вели­ко­му таин­ству. Ино­гда вен­ча­ние про­хо­дит пыш­но и тор­же­ствен­но, но глав­ное, о чем нуж­но пом­нить, участ­вуя в нем, — это о молит­ве. Когда сто­ишь в церк­ви, выма­ли­вай себе и сво­ей супру­ге (супру­гу) семей­ное бла­го­по­лу­чие, тер­пе­ние, сми­ре­ние, послу­ша­ние и, самое глав­ное, любовь и еди­но­мыс­лие на всю жизнь.

Очень важ­но нака­нуне вен­ча­ния, луч­ше за день до сва­дьбы, пого­веть и при­ча­стить­ся Свя­тых Тайн. Мно­гие ста­ра­ют­ся при­ча­стить­ся на литур­гии непо­сред­ствен­но перед вен­ча­ни­ем, но ведь день сва­дьбы обыч­но про­хо­дит в неко­то­рой суе­те, вол­не­нии, моло­дые муж и жена нахо­дят­ся в цен­тре вни­ма­ния род­ных и близ­ких, в их адрес направ­ля­ют­ся мно­го­чис­лен­ные поздрав­ле­ния и поже­ла­ния, а день при­ня­тия Свя­тых Тайн нуж­но про­во­дить в тишине и бого­мыс­лии. Кро­ме того, если моло­до­же­ны жела­ют при­дер­жи­вать­ся зако­нов духов­ной жиз­ни, то им надо пом­нить и о том, что после при­ча­ще­ния необ­хо­ди­мо супру­же­ское воз­дер­жа­ние, а ведь в первую брач­ную ночь труд­но выпол­нить это усло­вие. Хоро­шо бы при­гла­сить на вен­ча­ние мона­хов, свя­щен­ни­ков, бла­го­че­сти­вых людей, что­бы они помо­ли­лись за моло­дых. Хоро­шо зака­зать соро­ко­усты о здра­вии моло­до­же­нов, что­бы пер­вые дни сов­мест­ной жиз­ни про­шли с молит­вен­ной под­держ­кой. Все сим­во­ли­че­ские дей­ствия в таин­стве вен­ча­ния гово­рят об одном: брак — это подвиг всей жиз­ни, сов­мест­ное кре­сто­но­ше­ние. Общая чаша — как сим­вол общих радо­стей и скор­бей; вен­цы — как награ­да за цело­муд­рие до бра­ка и про­об­раз небес­ных вен­цов за вер­ность в супру­же­ской жиз­ни. Об этом важ­но пом­нить и настра­и­вать себя на тру­ды по сози­да­нию семьи как малой Церкви.

Когда нужно венчаться?^

Вен­чать­ся нуж­но до нача­ла сов­мест­ной жиз­ни. Жела­тель­но, что­бы меж­ду граж­дан­ской реги­стра­ци­ей бра­ка и вен­ча­ни­ем был неболь­шой про­ме­жу­ток вре­ме­ни. Люди стар­ше­го поко­ле­ния, всту­пав­шие в брак в 60‑е — 70‑е годы, ред­ко освя­ща­ли свой семей­ный союз бла­го­дат­ным таин­ством. Фор­маль­ная про­це­ду­ра полу­че­ния сви­де­тель­ства о бра­ке ста­но­ви­лась нача­лом семей­ной жиз­ни. Тем не менее, Цер­ковь с ува­же­ни­ем отно­сит­ся к бра­ку, устро­ен­но­му по зако­нам госу­дар­ства, к тем людям, кото­рые, несмот­ря на труд­но­сти вре­ме­ни, созда­ва­ли креп­кие семьи. Роди­те­ли, про­жив­шие боль­шую часть жиз­ни в совет­ском обще­стве, по незна­нию могут посо­ве­то­вать сво­им детям начать супру­же­скую жизнь сра­зу после граж­дан­ской реги­стра­ции, а ведь для пра­во­слав­ных людей это невоз­мож­но. Семья начи­на­ет свою пол­но­цен­ную жизнь лишь после таин­ства вен­ча­ния. Глу­бо­ко сим­во­лич­но и нази­да­тель­но зна­че­ние пер­во­го поце­луя уже закон­ных мужа и жены во испол­не­ние слов апо­сто­ла Пав­ла о том, что «брак у всех да будет честен и ложе непо­роч­но» (Евр. 13, 4).

Вен­ча­ют в Пра­во­слав­ной Церк­ви в поне­дель­ник, сре­ду, пят­ни­цу и вос­кре­се­нье, то есть нака­нуне тех дней, когда раз­ре­ша­ет­ся супру­же­ское обще­ние. Цер­ковь запо­ве­ду­ет мужу и жене воз­дер­жи­вать­ся от супру­же­ских отно­ше­ний в ночь под сре­ду, под пят­ни­цу и под вос­кре­се­нье. Воз­дер­жа­ние необ­хо­ди­мо во вре­мя всех мно­го­днев­ных постов (Вели­ко­го, Пет­ров­ско­го, Успен­ско­го, Рож­де­ствен­ско­го), а так­же под боль­шие цер­ков­ные празд­ни­ки. Кро­ме того, в жиз­ни Церк­ви есть пери­о­ды, когда нет поста, но таин­ство вен­ча­ния не совер­ша­ет­ся. Это вре­мя свя­ток (от Рож­де­ства до Кре­ще­ния), мас­ле­ни­ца и Свет­лая сед­ми­ца. В это вре­мя тоже нуж­но ста­рать­ся воз­дер­жи­вать­ся от супру­же­ских отношений.

Что укрепляет семью?^

Но вот семья созда­на, и теперь все инте­ре­сы долж­ны стать общи­ми. Любые раз­вле­че­ния: поезд­ки, похо­ды, пред­при­ня­тые мужем или женой в оди­ноч­ку, теперь не полез­ны для обще­го дела. Сов­мест­ный отдых, как и сов­мест­ный труд, объ­еди­ня­ют людей, дела­ют семей­ные узы более прочными.

Семей­ные празд­ни­ки — име­ни­ны, дни рож­де­ния, юби­леи сов­мест­ной жиз­ни тоже сбли­жа­ют домо­чад­цев. Сей­час поче­му-то укреп­ля­ет­ся мне­ние, что день рож­де­ния и день Анге­ла — не такие уж боль­шие празд­ни­ки, и отме­чать их необя­за­тель­но. Конеч­но, для веру­ю­ще­го чело­ве­ка день рож­де­ния не срав­ним с празд­ни­ком Пас­хи или Рож­де­ства Хри­сто­ва, но ведь в Церк­ви мы празд­ну­ем дни памя­ти раз­ных свя­тых, а семья — это малая Цер­ковь, так поче­му же не отме­тить день Анге­ла как семей­ное тор­же­ство? Тем более, что в совре­мен­ных семьях часто живут и воцер­ко­в­лен­ные, и нево­цер­ко­в­лен­ные люди, а день рож­де­ния — как раз то собы­тие, кото­рое мож­но празд­но­вать вме­сте. Пра­во­слав­ная Цер­ковь, в отли­чие от рели­ги­оз­ных кон­фес­сий ново­го тол­ка, нико­гда не стре­ми­лась раз­об­щить семью, все­гда ста­ра­лась сохра­нить то, что уже создано.

Труд — это осно­ва семей­но­го бла­го­по­лу­чия. Общий труд укреп­ля­ет отно­ше­ния. У супру­гов мно­го хло­пот по дому, по ухо­ду за пожи­лы­ми роди­те­ля­ми и малень­ки­ми детьми, поэто­му все обя­зан­но­сти долж­ны быть рас­пре­де­ле­ны поров­ну. Напри­мер, когда ночью надо вста­вать к малень­ко­му ребен­ку, то луч­ше делать это по оче­ре­ди или давать воз­мож­ность днем отдох­нуть тому, кто ночью не спал, что­бы у него не про­па­ло жела­ние тру­дить­ся. А как толь­ко кто-то из супру­гов пере­ста­ет тру­дить­ся, сра­зу же начи­на­ют­ся испы­та­ния для всей семьи.

О духовном отце^

В иде­а­ле, конеч­но, у семьи дол­жен быть общий духов­ный отец. Если люди окорм­ля­лись у раз­ных свя­щен­ни­ков, мож­но остать­ся каж­до­му у сво­е­го, но труд­ные вопро­сы ста­рать­ся по пре­иму­ще­ству решать через духов­ни­ка мужа. Важ­но, что­бы в реше­нии таких серьез­ных про­блем, как, напри­мер, пере­езд на новое место житель­ства, поиск рабо­ты, не было раз­ных сове­тов. Ответ­ствен­ность за пони­ма­ние того, что раз­ные духов­ни­ки не долж­ны вно­сить раз­об­ще­ния в семью, в боль­шей сте­пе­ни лежит на духов­ни­ке жены. В семье долж­но быть един­ство. Неко­то­рые слож­ные ситу­а­ции по-раз­но­му оце­ни­ва­ют­ся раз­ны­ми свя­щен­ни­ка­ми, и, что­бы не воз­ни­ка­ло недо­ра­зу­ме­ний, жене нуж­но учить­ся сми­ре­нию. Муж — гла­ва семьи, и поэто­му ни жене, ни ее духов­но­му отцу не надо стре­мить­ся к лидер­ству. Люди, неопыт­ные в духов­ной жиз­ни, могут сму­тить­ся, когда раз­ные батюш­ки ста­нут давать про­ти­во­ре­чи­вые сове­ты для реше­ния одно­го и того же вопро­са, поэто­му луч­ше жене перей­ти к духов­но­му отцу сво­е­го мужа.

Вера не должна разделять^

Все мы зна­ем, как часто люди не идут в Цер­ковь не пото­му, что не слы­шат про­по­ведь или не име­ют веры, а пото­му что, наблю­дая за жиз­нью так назы­ва­е­мых «пра­во­слав­ных», не нахо­дят в ней про­яв­ле­ний даров Свя­то­го Духа: сми­ре­ния, кро­то­сти, мира, люб­ви, дол­го­тер­пе­ния. Если пер­вой к Богу при­шла жена, то имен­но жен­ско­му серд­цу необ­хо­ди­мо почув­ство­вать, что важ­на не пере­ме­на во внеш­нем обли­ке, а доб­рое отно­ше­ние к мужу. Жен­ская доб­ро­та спо­соб­на совер­шать чуде­са, она может рас­то­пить даже ледя­ное серд­це. Супруг может прий­ти к вере через несколь­ко лет или остать­ся неве­ру­ю­щим до кон­ца дней, но за тру­ды, кото­рые понес­ла жена, Гос­подь сто­ри­цею воз­даст ей и в этой жиз­ни, и в буду­щей. Не нази­да­ний ждет муж от сво­ей ново­об­ра­щен­ной поло­ви­ны, а люб­ви. Конеч­но, в жиз­ни нашей Церк­ви про­ис­хо­дят такие собы­тия, о кото­рых хочет­ся рас­ска­зать близ­ким, но нам надо учить­ся пони­мать, что жен­ская про­по­ведь име­ет свои осо­бен­но­сти. Начав со слов о духов­ном, жен­щи­на неред­ко ухо­дит в сто­ро­ну лич­ных пере­жи­ва­ний, и про­по­ведь теря­ет силу.

Еще одна про­бле­ма, с кото­рой стал­ки­ва­ют­ся семьи ново­об­ра­щен­ных, свя­за­на с тем, что жен­щи­ны, уве­ро­вав в зре­лом воз­расте, начи­на­ют не по разу­му рев­ност­но испол­нять запо­ведь о помо­щи при­хо­ду. Все­гда хочет­ся спро­сить у замуж­них, кото­рые позд­ним вече­ром не торо­пят­ся домой после служ­бы: «Хоро­шо, вы помо­га­е­те хра­му, а что в это вре­мя дела­ют ваши мужья?». О какой теп­ло­те в отно­ше­ни­ях может идти речь, когда голод­ные домо­чад­цы сидят перед теле­ви­зо­ром и ждут, когда мама вер­нет­ся домой? Ведь мы зна­ем и дру­гих жен­щин, кото­рые вста­ют на час рань­ше, что­бы пой­ти на литур­гию, гото­вят зав­трак, пекут пиро­ги и успе­ва­ют вер­нуть­ся до того, как про­сы­па­ют­ся осталь­ные чле­ны семьи. Посе­ще­ние хра­ма ни в коей мере не долж­но вно­сить раз­лад в отно­ше­ния. Недо­уме­ние вызы­ва­ют и те жен­щи­ны, кото­рые, оста­вив детей и мужа, едут паломничать.

Семья — это путь спа­се­ния жен­щи­ны. Семей­ный кли­мат на девя­но­сто про­цен­тов зави­сит от нее. Запу­щен­ные отно­ше­ния напо­ми­на­ют дом, за кото­рым никто не уха­жи­ва­ет. Со вре­ме­нем он про­сто раз­ва­ли­ва­ет­ся на части. Еще муд­рые люди упо­доб­ля­ют семей­ную жизнь упряж­ке. Что­бы тележ­ка еха­ла, дви­же­ние коней долж­но быть син­хрон­ным. Когда один бежит быст­рее, а дру­гой мед­лен­нее, это вре­дит обще­му делу, в нашем слу­чае — семей­но­му бла­го­по­лу­чию. Когда один из супру­гов толь­ко при­шел в Цер­ковь, для семьи будет луч­ше, если он поста­ра­ет­ся кри­ти­че­ски оце­нить себя, а не свою вто­рую поло­ви­ну. Апо­стол Павел гово­рит: «Неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим» (1 Кор. 7, 14).

Можно ли оставлять семью ради Бога?^

Путь без­бра­чия мож­но посо­ве­то­вать моло­дым людям, кото­рые не обре­ме­не­ны уза­ми супру­же­ства. Когда есть тяга к молит­ве, к тру­дам мона­стыр­ской жиз­ни, то надо поду­мать: сто­ит ли свя­зы­вать себя семей­ны­ми обя­за­тель­ства­ми. Жизнь в бра­ке мно­го­за­бот­ли­ва, мно­гохло­пот­ли­ва, здесь часто не хва­та­ет вре­ме­ни на молит­ву. Как свя­щен­ник могу ска­зать, что в семье, где есть дети, пожи­лые роди­те­ли, домаш­нее хозяй­ство, — дей­стви­тель­но труд­но гореть духом. Неже­на­тые люди сво­бод­ны в сво­ем выбо­ре, но им надо пом­нить, что мона­ше­ская жизнь не лег­че, а труд­нее, чем семей­ная. На пути мона­ше­ском боль­ше искушений.

Жен­щи­нам, кото­рые почув­ство­ва­ли сла­дость от молит­вы, испо­ве­ди, от бесе­ды с батюш­кой, хочет­ся ска­зать: «Сла­ва Богу за то, что Он дал вам это чув­ство! Но пусть сла­дость бого­об­ще­ния не ста­нет при­чи­ной рас­па­да вашей семьи. Если вы дали обет быть вер­ны­ми жена­ми, то зачем же нару­шать обе­ща­ние, ведь этим вы слу­жи­те Само­му Гос­по­ду! Бро­сив семью, вы едва ли оста­не­тесь твер­ды­ми на новом пути». Мы зна­ем при­ме­ры из жиз­ни свя­тых, когда, вку­сив сла­дость обще­ния с Гос­по­дом, они остав­ля­ли семьи, но это было осо­бое избра­ние. Они зна­ли, что на это была Божья воля. Гос­подь устра­и­вал «ими­же весть судь­ба­ми» жизнь остав­лен­ных ими близ­ких. Но мы в наше вре­мя долж­ны со сми­ре­ни­ем нести тот крест, кото­рый Гос­подь воз­ло­жил на нас. И в этом нам помо­га­ет молитва.

Надо про­сить у Гос­по­да бла­го­ра­зу­мия и муд­ро­сти, что­бы супруг согла­сил­ся с тем, что вера — вели­кое при­об­ре­те­ние, что посе­ще­ние хра­ма несет в себе боль­шую поль­зу. Если в семье есть дети, то мож­но ска­зать мужу: «Я иду в храм не ради себя. Нашим детям нуж­ны силы, что­бы вырас­ти здо­ро­вы­ми, что­бы не уйти на путь поги­бе­ли, по кото­ро­му идут мно­гие их сверст­ни­ки». Навер­ное, каж­дый хри­сти­а­нин не раз заме­чал, как вся семья полу­ча­ла бла­го, после того как кто-то из домо­чад­цев побы­вал в хра­ме. Исце­ле­ние боль­но­го, осво­бож­де­ние заклю­чен­но­го, при­об­ре­те­ние иму­ще­ства — раз­ны­ми спо­со­ба­ми уте­ша­ет нас Гос­подь. Про­сто нуж­но повни­ма­тель­нее рас­смот­реть свою жизнь, и обя­за­тель­но уви­дишь, как это происходит.

Все сред­ства хоро­ши для того, что­бы избе­гать ссор из-за веры. Сто­ять на сво­ем надо толь­ко тогда, когда у супру­га есть прин­ци­пи­аль­ное про­тив­ле­ние цер­ков­ной жиз­ни. По Апо­сто­лу «долж­но пови­но­вать­ся боль­ше Богу, неже­ли чело­ве­кам» (Деян. 5, 29). Гос­подь пове­лел ходить в храм в вос­крес­ный день, зна­чит, мы долж­ны это свя­то испол­нять. Одна­ко, если рабо­чую неде­лю мы про­во­дим в празд­но­сти, то все упре­ки нам спра­вед­ли­вы. А если в доме чисто, обед при­го­тов­лен, домо­чад­цы доволь­ны, поче­му же мужу не отпу­стить жену в цер­ковь для утешения?!

Хри­сти­ан­ская жизнь тре­бу­ет посто­ян­ства. Если жен­щи­на раз­во­дит­ся с мужем по при­чине того, что бла­го­дать кос­ну­лась ее серд­ца, никто не даст гаран­тии, что она пре­успе­ет в мона­ше­ской или цело­муд­рен­ной мир­ской жиз­ни. Через пол­го­да она может охла­деть к новым усло­ви­ям и захо­чет вер­нуть­ся в семью. Хри­сти­ан­ский брак нерас­тор­жим. Если супруг еще не уве­ро­вал, это совсем не зна­чит, что с ним надо рас­стать­ся. Хоро­шо в хра­ме Божьем, но ломать из-за это­го всю пред­ше­ству­ю­щую жизнь — неразумно.

Многодетные не разводятся^

К сожа­ле­нию, в нашей стране пре­рва­на тра­ди­ция мно­го­дет­ных семей. Семь­де­сят лет назад декре­том новой вла­сти Цер­ковь была отде­ле­на от госу­дар­ства. Этим доку­мен­том был нане­сен самый силь­ный удар по семье. Госу­дар­ство отде­ли­ло семью от Церк­ви, и появил­ся так назы­ва­е­мый «граж­дан­ский брак», дру­ги­ми сло­ва­ми, брак невен­чан­ный. Людям «раз­ре­ши­ли» созда­вать семьи без Божье­го бла­го­сло­ве­ния. Это озна­ча­ло то, что теперь неза­чем ста­ло хра­нить цело­муд­рие до бра­ка, супру­же­ская изме­на пере­ста­ла быть гре­хом. Свет­ский чело­век полу­чил воз­мож­ность всту­пать во вто­рой и в тре­тий брак. Семьи ста­ли жить по совет­ским зако­нам. Жен­щи­на нача­ла зара­ба­ты­вать день­ги, ходить на рабо­ту. Широ­ко при­ме­ня­ют­ся сред­ства кон­тра­цеп­ции. Детей ста­ли отда­вать в дошколь­ные учре­жде­ния с трех меся­цев, и семья как инсти­тут нача­ла уми­рать мед­лен­ной и мучи­тель­ной смер­тью. Обще­ство, окон­ча­тель­но запу­тав­шись в том, что «мож­но», а чего «нель­зя», при­шло в состо­я­ние нрав­ствен­но­го кри­зи­са. Но ведь любо­му здра­во­мыс­ля­ще­му чело­ве­ку понят­но, что воз­рож­де­ние наше­го Оте­че­ства невоз­мож­но без воз­рож­де­ния семьи. Невоз­мож­но выле­чить госу­дар­ство, оста­вив семью умирающей.

Как мно­го лет потре­бу­ет­ся на вос­ста­нов­ле­ние семьи? Нам не дано судить о сро­ках, это дело Гос­по­да, но сей­час каж­дый пас­тырь забо­тит­ся о том, что­бы у его при­хо­жан нор­ма­ли­зо­ва­лась семей­ная жизнь. Сре­ди них, конеч­но, есть люди, кото­рые толь­ко-толь­ко начи­на­ют думать о созда­нии семьи. О них осо­бен­но печет­ся каж­дый батюш­ка. Если чело­век с само­го нача­ла создаст пра­во­слав­ную семью, это будет вели­кая милость Божья. Такой брак дол­жен стать вечным.

Мно­го­ча­дие — бла­го­дат­ное явле­ние. Дети — это Божий дар. Когда люди, упо­вая на милость Гос­по­да, заво­дят несколь­ких детей, они пони­ма­ют, что без Божьей помо­щи обой­тись не смо­гут. Хочет­ся ска­зать всем роди­те­лям: «Доро­гие, не бой­тесь, пожа­луй­ста, родить и вос­пи­тать мно­го детей. Не стра­ши­тесь труд­но­стей это­го подви­га». Да, чад надо и кор­мить, и оде­вать, и дать им обра­зо­ва­ние, а денег мало, цены рас­тут. Вот тогда и про­яв­ля­ет­ся во всем вели­чии, во всем уте­ше­нии «сила Божия, — кото­рая, по апо­сто­лу Пав­лу, — в немо­щи совер­ша­ет­ся» (2 Кор. 12, 9). Печаль­но, когда в семье один ребе­нок. Все силы, все забо­ты направ­ле­ны толь­ко на него, и он вырас­та­ет эго­и­стом, забы­ва­ет роди­те­лей, не ока­зы­ва­ет им долж­но­го почи­та­ния. Как пока­зы­ва­ет опыт, имен­но такие дети чаще все­го ока­зы­ва­ют­ся небла­го­по­луч­ны­ми, отхо­дят от Церк­ви и при­но­сят мно­го скор­бей отцу с мате­рью. Гос­подь, по молит­вам роди­те­лей, устра­и­ва­ет жизнь детей в боль­ших семьях. Пусть эти дети не так кра­си­во оде­ты, пусть не изу­ча­ли язы­ки в спец­шко­ле, не зани­ма­лись музы­кой и рисо­ва­ни­ем. Но глав­ное ведь не это. Чело­век, рас­ту­щий в боль­шой семье, с мла­ден­че­ства зна­ет, что надо поде­лить­ся с близ­ки­ми, и когда ста­но­вит­ся взрос­лым, пере­но­сит этот полез­ный навык в свою семью. Дай Бог, что­бы все наши пра­во­слав­ные семьи ста­ли мно­го­дет­ны­ми и тем самым реши­ли зада­чу при­ро­ста насе­ле­ния в Рос­сии. Уже сей­час замет­но, что люди неве­ру­ю­щие заво­дят одно­го, мак­си­мум двух детей или пред­по­чи­та­ют оста­вать­ся без­дет­ны­ми, в то вре­мя как для цер­ков­ной сре­ды боль­шие семьи — не ред­кость. Пас­ты­ри нашей Церк­ви тра­ди­ци­он­но име­ли боль­шие семьи. Пас­тыр­ство начи­на­ет­ся с семей­ной жиз­ни. Если при­хо­жане зна­ют батюш­ку как доб­ро­го отца боль­шо­го семей­ства, то, конеч­но же, рас­по­ла­га­ют­ся к нему. Если свя­щен­ник смог устро­ить малую Цер­ковь, то есть свою семью, — понят­но, что он будет хоро­шим отцом и для паст­вы. А пра­во­слав­ные миряне долж­ны ори­ен­ти­ро­вать­ся на жизнь сво­их пастырей.

Воспитание детей сближает родителей^

Чело­век про­хо­дит несколь­ко эта­пов взрос­ле­ния: мла­ден­че­ство, дет­ство, юность, моло­дость. Зада­чи роди­тель­ско­го вос­пи­та­ния на раз­ных эта­пах его жиз­ни раз­лич­ны. Если мы гово­рим о вос­пи­та­нии детей дошколь­но­го воз­рас­та, то в иде­а­ле, конеч­но, хоте­лось бы, что­бы семья за эти пер­вые семь лет жиз­ни поста­ра­лась обес­пе­чить ребен­ку мак­си­маль­ный «заряд» добра. Поэто­му пер­вые четы­ре, пять, шесть, а то и семь лет ребе­нок дол­жен как мож­но боль­ше вре­ме­ни про­во­дить дома. В домаш­ней атмо­сфе­ре он полу­ча­ет и роди­тель­скую теп­ло­ту, и любовь; чув­ству­ет, что нужен маме и папе. И пото­му, когда он пой­дет в шко­лу и столк­нет­ся с про­яв­ле­ни­я­ми гре­хов­ной жиз­ни: гру­бо­стью, пош­ло­стью, бес­стыд­ством сво­их одно­класс­ни­ков, тот самый «духов­ный имму­ни­тет», кото­рый сфор­ми­ро­ва­ли роди­те­ли домаш­ним вос­пи­та­ни­ем, помо­жет ему выжить в нашем жесто­ком мире. Внут­рен­ние силы удер­жат его от паде­ний. Семья — это шко­ла бла­го­че­стия, учи­ли­ще доб­ро­де­тель­ной жиз­ни, это сво­е­го рода гнез­до для юной души, в кото­ром мож­но укрыть­ся от соблаз­нов мира, лежа­ще­го во зле.

На взрос­лых лежит вели­кая ответ­ствен­ность за вос­пи­та­ние детей, кото­рых необ­хо­ди­мо рас­тить в духе пра­во­слав­ной веры. Как бы слож­но ни скла­ды­ва­лась их жизнь, дети не долж­ны слы­шать пло­хих слов о Церк­ви, вере, Родине, роди­те­лях. Самая глав­ная зада­ча пра­во­слав­но­го вос­пи­та­ния — это хра­не­ние дет­ской души от гре­ха все­ми воз­мож­ны­ми сред­ства­ми. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рил, что нель­зя назвать жен­щи­ну мате­рью, если она про­сто родит свое чадо, но не даст ему доб­ро­го бла­го­че­сти­во­го вос­пи­та­ния. Мож­но стать мате­рью по пло­ти, но винов­ни­цей веч­ной гибе­ли чело­ве­че­ской души. Мы зна­ем мно­го при­ме­ров из жиз­не­опи­са­ний свя­тых подвиж­ни­ков, как чело­век, повзрос­лев, отхо­дил от веры и мог про­ве­сти десять, два­дцать, трид­цать лет в неве­рии. Но когда по про­ше­ствии дол­го­го вре­ме­ни ока­зы­вал­ся в хра­ме, то вспо­ми­нал, как был малень­ким и ходил в храм на Пас­ху или на Рож­де­ство, или за Кре­щен­ской водич­кой, или на празд­ник Свя­той Тро­и­цы. Яркие, доб­рые дет­ские впе­чат­ле­ния оста­ют­ся в чело­ве­че­ской памя­ти навсе­гда и часто ста­но­вят­ся для нас спа­си­тель­ным средством.

Ниче­го слу­чай­но­го в мире нет, и рож­де­ние чело­ве­ка про­ис­хо­дит с одной един­ствен­ной целью: Гос­подь при­зы­ва­ет его к веч­но­му бла­жен­ству. Толь­ко надо потру­дить­ся: про­ве­сти свою жизнь в подви­ге несе­ния кре­ста и обре­сти как дар, как награ­ду — спа­се­ние. Полу­чая от Гос­по­да дет­скую душу, кото­рая доро­же всех сокро­вищ мира, роди­те­ли долж­ны пони­мать, что имен­но они при­об­ре­ли. Ради чело­ве­че­ской души, ради ее спа­се­ния Хри­стос при­шел на зем­лю, пре­тер­пел страш­ные стра­да­ния, при­нял крест­ную смерть, вос­крес, осно­вал Цер­ковь. Все ради того, что­бы чело­век полу­чил осмыс­лен­ное бытие и насле­до­вал жизнь веч­ную. Для это­го нуж­но роди­те­лям рели­ги­оз­ное пони­ма­ние жиз­ни, а их детям — пра­во­слав­ное воспитание.

Боль­шую помощь в деле вос­пи­та­ния чад может ока­зать семье духов­ный отец. Если роди­те­ли еще блуж­да­ют «на стране дале­че», то мож­но посо­ве­то­вать им прий­ти в храм Божий, и с молит­вой най­ти себе духов­но­го отца, обыч­но­го при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, — что­бы он был досту­пен, бла­го­че­стив, что­бы жизнь, кото­рую он ведет, не рас­хо­ди­лась с его сло­ва­ми. Гос­подь ска­зал: «Я с вами во все дни до скон­ча­ния века» (Мф. 28, 20), «Пови­нуй­тесь настав­ни­кам вашим, …ибо они неусып­но пекут­ся о душах ваших» (Евр. 13, 17). Бла­го­дать Божья в Церк­ви не оску­де­ва­ет. Дру­гое дело, что оску­де­ва­ют наши силы, оску­де­ва­ет наша вера. Мы ста­но­вим­ся менее рев­ност­ны­ми, но Гос­подь все­гда помо­га­ет веру­ю­щим. Надо толь­ко прид­ти в храм, выбрать себе духов­ни­ка, и по вере нашей Гос­подь через пас­ты­ря откро­ет Свою волю.

Роди­те­лям, кото­рым дове­ре­но вели­кое дело вос­пи­та­ния, нуж­но как мож­но чаще ходить на испо­ведь, ста­рать­ся при­со­во­куп­лять к ней духов­ную бесе­ду, во вре­мя кото­рой мож­но решить кон­крет­ные вопро­сы семей­ной жиз­ни. Толь­ко сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми мож­но достичь жела­е­мо­го резуль­та­та. И вто­рой совет: надо позна­ко­мить­ся с какой-нибудь бла­го­че­сти­вой семьей. Часто нали­чие поло­жи­тель­но­го при­ме­ра помо­га­ет ново­на­чаль­ным стро­ить свою жизнь. Ведь мно­гие хоро­шие пра­во­слав­ные семьи тоже про­шли через труд­но­сти, испы­та­ния, может быть, пре­тер­пе­ли паде­ния, наде­ла­ли оши­бок, но очи­сти­лись пока­я­ни­ем, тру­дят­ся, молят­ся, ста­ра­ют­ся жить друж­но и любить друг дру­га. Толь­ко тру­дом и молит­вой дости­га­ет­ся семей­ное благополучие.

Тем, кто ошиб­ся или несчаст­лив, хочет­ся поже­лать: не падай­те духом, не опус­кай­те руки! Под лежа­чий камень вода не течет. Необ­хо­ди­мо при­ла­гать уси­лия, про­яв­лять ини­ци­а­ти­ву, искать, сту­чать­ся, про­сить, спра­ши­вать, и тогда Гос­подь помо­жет. Порой нам кажет­ся, что труд­но сей­час най­ти хоро­ше­го батюш­ку, устро­ить нор­маль­ную жизнь, но посмот­ри­те: толь­ко в Москве более 400 хра­мов откры­лось за послед­ние десять лет, око­ло 800 свя­щен­ни­ков слу­жат в них; мно­же­ство пра­во­слав­ных педа­го­гов, бла­го­че­сти­вых мирян тру­дят­ся на ниве Гос­под­ней. Эти люди — толь­ко попро­си­те! — все­гда помо­гут. Тако­го дав­но не было в Рос­сии! Нам есть у кого учиться!

Крепкая семья — плод общих усилий^

Что­бы тру­дить­ся, чело­ве­ку нуж­на внут­рен­няя под­держ­ка. В духов­ной бра­ни совре­мен­но­го мира, как на войне: один сра­жа­ет­ся на пере­до­вой, а дру­гой тру­дит­ся в тылу. И оба долж­ны делать свое дело доб­ро­со­вест­но. Семью мож­но срав­нить с орга­низ­мом. Когда каж­дая клет­ка выпол­ня­ет свою функ­цию, то орга­низм живет пол­но­цен­ной жиз­нью. Если по какой-то при­чине неко­то­рые клет­ки пере­ста­ют рабо­тать, насту­па­ет дис­ба­ланс, раз­лад и болезнь. Так­же и в семье: когда кто-то из домо­чад­цев остав­ля­ет свои обя­зан­но­сти, стра­да­ют все.

Но жизнь мно­го­об­раз­на. Ино­гда даже в семьях пра­вед­ни­ков вырас­та­ют труд­ные дети. Поче­му же дети бла­го­че­сти­вых роди­те­лей отсту­па­ют от усто­ев Пра­во­сла­вия? Види­мо, так быва­ет, что­бы пра­вед­ни­ки еще боль­ше потру­ди­лись в делах люб­ви. Мы все долж­ны научить­ся любить не толь­ко тех, кто любит нас, но и тех, кто при­чи­ня­ет нам скорби.

Часто при­хо­жане спра­ши­ва­ют: «Есть ли сего­дня счаст­ли­вые бра­ки?». Конеч­но, есть счаст­ли­вые бра­ки, и их нема­ло. Счаст­ли­вый брак — это брак, в кото­ром соблю­да­ют­ся духов­ные зако­ны. Это брак, создан­ный по бла­го­сло­ве­нию роди­те­лей и духов­ни­ка. Это тот брак, в кото­рый муж и жена всту­пи­ли, сохра­нив цело­муд­рие, это, как пра­ви­ло, мно­го­дет­ный брак. Чем боль­ше в семье детей, тем узы креп­че. Мно­го­ча­дие умень­ша­ет саму веро­ят­ность раз­во­да. Даже сло­во «семь я» гово­рит нам о том, что людей в ней долж­но быть много.

Как сози­да­ет­ся креп­кая семья? Давай­те пред­ста­вим, как люди стро­ят себе дом. И муж, и жена, и дети хотят, что­бы он полу­чил­ся свет­лым, теп­лым, уют­ным, и каж­дый стре­мит­ся вне­сти в общее дело свой посиль­ный вклад. Тот, кто посиль­нее, — укла­ды­ва­ет кир­пи­чи, кто сла­бее и млад­ше, — бла­го­устра­и­ва­ет тер­ри­то­рию. При построй­ке дома каж­до­му най­дет­ся рабо­та: кому-то слож­нее, кому-то лег­че. Так и в сози­да­нии семьи. Каж­дый член дол­жен вно­сить свой вклад в общее дело, в постро­е­ние обще­го сча­стья, семей­но­го благополучия.

 

Часть 3. Расскажите детям о семье^

Когда начать разговор?^

Отцу с мате­рью надо научить­ся чув­ство­вать вре­мя, когда ребен­ку тре­бу­ет­ся полез­ный совет. Труд­нее все­го это делать, когда чадо всту­па­ет в под­рост­ко­вый воз­раст. У роди­те­лей долж­но хва­тать муд­ро­сти, муже­ства, что­бы дели­кат­но помо­гать ребен­ку пре­одо­ле­вать стрем­ле­ние к плот­ско­му чув­ству, окру­жить его забо­той, раз­но­го рода заня­ти­я­ми, что­бы у него было как мож­но мень­ше сво­бод­но­го вре­ме­ни. Ребен­ку необ­хо­ди­мо посто­ян­но чув­ство­вать, что им зани­ма­ют­ся, что он не остав­лен, что его жизнь инте­рес­на маме и папе. Чадо взрос­ле­ет, а роди­те­лям при­хо­дит­ся нелег­ко. Неред­ко дети отхо­дят от Церк­ви имен­но в этот непро­стой для них пери­од. Роди­тель­ские сло­ва ста­но­вят­ся для под­рост­ка недей­ствен­ны­ми. Ребе­нок, кажет­ся, совсем пере­ста­ет слы­шать их. Он хочет быть взрос­лым чело­ве­ком, и отец с мате­рью долж­ны научить­ся пони­мать, что взрос­лый чело­век все-таки сво­бо­ден. Гос­подь нико­го не свя­зы­ва­ет. И основ­ную часть добра надо успеть вло­жить в ребен­ка до наступ­ле­ния «опас­но­го» возраста.

Ино­гда про­сто пора­жа­ет бес­печ­ность роди­те­лей, кото­рые даже не зна­ют, где про­во­дят вре­мя их дети позд­ним вече­ром. Роди­те­ли попус­ка­ют воль­ный образ жиз­ни детей, и он ста­но­вит­ся при­выч­ным. «Все так сей­час живут, все где-то гуля­ют», — оправ­ды­ва­ют детей взрос­лые. Но так быть не долж­но. Отцу с мате­рью надо иметь пред­став­ле­ние о вели­ком тру­де вос­пи­та­ния. Пото­му и стал так опа­сен сего­дня под­рост­ко­вый воз­раст, что взрос­лые не дают себе тру­да зара­нее при­нять меры, огра­дить свое чадо от паде­ний, а семью от травм и стрес­сов. Дети «раз­но­об­ра­зят» жизнь обще­ни­ем, про­гул­ка­ми, впе­чат­ле­ни­я­ми; роди­те­ли не кон­тро­ли­ру­ют их пове­де­ние, а в резуль­та­те — дети, предо­став­лен­ные сами себе, вырас­та­ют небла­го­по­луч­ны­ми граж­да­на­ми небла­го­по­луч­но­го общества.

Конеч­но, труд в семье одно­об­ра­зен, но когда нет тру­да, нет и семьи. Не было тру­да по вос­пи­та­нию ребен­ка, страш­ным и опас­ным будет под­рост­ко­вый воз­раст, а воз­мож­но, и вся его после­ду­ю­щая жизнь. Может быть, еще раз нуж­но напом­нить взрос­лым про­стые сло­ва: детьми нуж­но зани­мать­ся посто­ян­но — утром, днем и вече­ром. Ребе­нок не дол­жен ухо­дить из-под роди­тель­ской опе­ки. Труд вос­пи­та­те­ля может кому-то пока­зать­ся моно­тон­ным, скуч­ным, одно­об­раз­ным, но тут уж, как гово­рит­ся, делать нече­го. Ведь толь­ко в этом слу­чае Гос­подь, видя наши ста­ра­ния, будет помо­гать и выше сил нико­му не попу­стит испы­та­ний. Я еще не знаю ни одно­го слу­чая, что­бы жен­щи­на, доб­ро­со­вест­но зани­мав­ша­я­ся детьми, впа­ла в депрес­сию или нача­ла выпивать.

Дру­гое дело, что муж дол­жен пони­мать: когда он рабо­та­ет, добы­ва­ет сред­ства, рано вста­ет и позд­но при­хо­дит, уста­ет — он все-таки обща­ет­ся с людь­ми, у него есть инте­рес, и он видит резуль­та­ты сво­е­го тру­да, раду­ет­ся им. Жен­ский труд в доме дру­гой. Резуль­та­ты его будут вид­ны, воз­мож­но, через два­дцать или трид­цать лет. Мужу необ­хо­ди­мо знать, что как бы напря­жен­но он ни рабо­тал, жена в доме несет не мень­шую нагруз­ку, чем он. Пси­хо­ло­ги­че­ская уста­лость очень тяже­ла. Поэто­му хочет­ся поже­лать муж­чи­нам научить­ся взра­щи­вать в себе жела­ние вре­мя от вре­ме­ни по-хоро­ше­му раз­влечь свою жену (не в гре­хов­ном смыс­ле, конеч­но). Может быть, куда-то съез­дить вме­сте с ней, сво­дить ее в гости, при­гла­сить домой инте­рес­ных людей, само­му поси­деть с детьми, а ее отпу­стить отдох­нуть от одно­об­раз­ных домаш­них дел. Толь­ко тогда у нее не про­па­дет жела­ние посто­ян­но зани­мать­ся вос­пи­та­ни­ем детей, и она успе­ет сде­лать все воз­мож­ное до наступ­ле­ния «опас­но­го» воз­рас­та, и не поте­ря­ет доб­рых отно­ше­ний с детьми, когда они вой­дут в пору взросления.

Если полу­чит­ся сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми пре­одо­леть опас­ный воз­раст и сохра­нить чадо в цело­муд­рии до 17—18 лет, то потом ребе­нок нач­нет само­сто­я­тель­но жить теми цен­но­стя­ми, кото­рые были в него вло­же­ны. Один при­хо­жа­нин рас­ска­зы­вал мне слу­чай, как его дочь в три­на­дцать лет захо­те­ла начать кра­сить­ся. Роди­те­ли ска­за­ли ей: «Подо­жди до восем­на­дца­ти, а потом мы купим тебе самую доро­гую пома­ду, тушь, пуд­ру». Когда доче­ри испол­ни­лось восем­на­дцать лет, отец напом­нил ей свое обе­ща­ние и пред­ло­жил вме­сте схо­дить в пар­фю­мер­ный мага­зин, но дочь отве­ти­ла ему: «А я боль­ше не хочу кра­сить­ся». Но сло­ва роди­те­лей, к сожа­ле­нию, ока­зы­ва­ют­ся бес­силь­ны, если жизнь идет с ними враз­рез. Когда мать гово­рит доче­ри: «Дочень­ка, я в сво­ей жиз­ни наде­ла­ла мно­го оши­бок, десять раз осту­пи­лась, поэто­му ты, пожа­луй­ста, живи ина­че», — такие сло­ва мало убе­ди­тель­ны. Мож­но попро­бо­вать ска­зать по-дру­го­му: «Не пор­ти себе жизнь. Подо­жди немно­го, ско­ро тебе испол­нит­ся восем­на­дцать лет, ты вый­дешь замуж, и все будет дано тебе во всей пол­но­те. Потер­пи немно­го. Не надо рань­ше вре­ме­ни фор­си­ро­вать собы­тия». Мать может оста­но­вить ее, если мяг­ко, с любо­вью объ­яс­нит, что добрач­ная чисто­та — залог счаст­ли­вой семей­ной жиз­ни, а поте­ря цело­муд­рия — непо­пра­ви­мая утрата.

Часто при­хо­жане спра­ши­ва­ют: «Долж­ны ли роди­те­ли рас­ска­зы­вать детям о сво­их ошиб­ках?». Тут не может быть общих сове­тов, все­гда надо смот­реть на отно­ше­ния в семье. Ино­гда, кажет­ся, и надо рас­ска­зать, не назы­вая лиц и кон­крет­ных дета­лей, но все зави­сит от того, насколь­ко вели­ко дове­рие меж­ду детьми и роди­те­ля­ми. Мож­но вста­вить в рас­сказ жиз­нен­ный при­мер как некий под­твер­жда­ю­щий аргу­мент. Одна­ко если дове­рия уже нет, то такое откро­ве­ние не отзо­вет­ся в душе ребен­ка, и взрос­лым будет обид­но, что, открыв­шись, они не достиг­ли жела­е­мо­го резуль­та­та. Вооб­ще, в подоб­ных раз­го­во­рах зна­че­ние духов­ни­ка пре­вы­ша­ет роди­тель­ское. Свя­щен­ник в гла­зах ребен­ка — лицо неза­ин­те­ре­со­ван­ное, бес­при­страст­ное. С дру­гой сто­ро­ны, он судит обо всем трез­во и может ска­зать сло­во без лице­ме­рия и услаж­де­ния. Пас­ты­рю мно­гое дано, и он в состо­я­нии помочь роди­те­лям бесе­да­ми с ребен­ком. Отец с мате­рью долж­ны ока­зы­вать под­держ­ку детям молит­вой, дела­ми и лич­ным при­ме­ром. Их жизнь — это самая луч­шая проповедь.

Если семья бла­го­по­луч­ная, то роди­те­лям не сто­ит рано ста­вить вопрос женить­бы детей. Моло­до­му чело­ве­ку луч­ше попоз­же при­сту­пать к реше­нию это­го вопро­са. Муж­чи­на фор­ми­ру­ет­ся как лич­ность к трид­ца­ти годам. Воз­мож­ность и жела­ние поне­сти тяго­ты семей­ной жиз­ни долж­ны созреть. У жен­щи­ны бла­го­при­ят­ный воз­раст для вступ­ле­ния в брак начи­на­ет­ся с два­дца­ти одно­го – два­дца­ти двух лет. Рань­ше она может надо­рвать­ся от тру­дов, воз­ло­жен­ных на нее по веде­нию хозяй­ства, и возроптать.

Выбор на всю жизнь^

Бесе­ду о семье с юно­ша­ми и девуш­ка­ми хоро­шо начать с рас­ска­за о том, как выби­рать спут­ни­ка жиз­ни, на какие каче­ства харак­те­ра обра­тить осо­бое вни­ма­ние. Хоро­шо бы настро­ить моло­дых людей на вол­ну посто­ян­но­го обще­ния с духов­ни­ком. Выбор достой­ной поло­ви­ны — это очень ответ­ствен­ный вопрос. Ошиб­ки здесь про­сто недопустимы.

Моло­дые люди часто спра­ши­ва­ют: «Как мож­но позна­ко­мить­ся с хоро­шей девуш­кой?». Гово­рят, что сей­час есть даже пра­во­слав­ные клу­бы зна­комств. Когда я учил­ся в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре, на регент­ском отде­ле­нии было мно­го девиц, кото­рые хоте­ли вый­ти замуж за буду­щих свя­щен­но­слу­жи­те­лей. А там, в Тро­иц­ком хра­ме, перед празд­нич­ны­ми бого­слу­же­ни­я­ми обыч­но чита­ют ака­фист Пре­по­доб­но­му Сер­гию. И я заме­тил такую зако­но­мер­ность: все девуш­ки, кото­рые ходи­ли на ака­фист, ста­ли матуш­ка­ми. Вста­вать при­хо­ди­лось в поло­вине пято­го утра, после ака­фи­ста начи­на­лась празд­нич­ная литур­гия, но они не лени­лись и полу­ча­ли про­си­мое. Мы, конеч­но, верим в помощь Пре­по­доб­но­го, у свя­тых мощей кото­ро­го чита­ет­ся ака­фист, но ведь и семи­на­ри­сты, ско­рее все­го, ста­ра­лись выби­рать себе таких невест, кото­рые не ленят­ся рано вста­вать и молить­ся. Хочет­ся напом­нить юно­шам и девуш­кам, кото­рые выби­ра­ют путь спа­се­ния в семье: Гос­подь помо­гав всем, кто обра­ща­ет­ся к Нему. В Рос­сии мно­го пра­во­слав­ных свя­тынь. Если моло­дые люди берут на себя молит­вен­ный подвиг и захо­дят в храм каж­дый день (перед уче­бой, напри­мер), то нико­гда не быва­ют остав­ле­ны Его помощью.

Быва­ет и так, что к одно­му батюш­ке на испо­ведь ходят моло­дой чело­век и девуш­ка. Пас­тырь, как отец духов­ный, зна­ет внут­рен­нее состо­я­ние обо­их, он видит, что из двух поло­ви­нок мог­ло бы полу­чить­ся целое, и может пред­ло­жить этим моло­дым людям начать дру­жить. Пока не позд­но — очень важ­но осо­знать: выби­рая себе спут­ни­ка жиз­ни, необ­хо­ди­мо обра­щать вни­ма­ние на пол­но­цен­ность его семьи. Если ребе­нок про­вел дет­ство в бла­го­по­луч­ном доме, где не было скан­да­лов и ссор, то он на всю жизнь сохра­ня­ет в сво­ей душе образ доб­рой забот­ли­вой атмо­сфе­ры, кото­рой был окру­жен в дет­стве. И, наобо­рот, если семья была небла­го­по­луч­ной, рано ушел отец (пси­хо­ло­ги гово­рят, что до семи­лет­не­го воз­рас­та ребен­ку лег­че пере­не­сти смерть одно­го из роди­те­лей, чем его уход), гораз­до боль­ше тру­дов потре­бу­ет­ся моло­до­му чело­ве­ку на созда­ние соб­ствен­ной здо­ро­вой семьи. К сожа­ле­нию, мно­гие девуш­ки, рано поте­ряв­шие отца, види­мо, не без вли­я­ния мате­рей, кото­рые не могут про­стить оби­ду, на всю жизнь сохра­ня­ют нега­тив­ное отно­ше­ние к муж­чи­нам. Конеч­но, нель­зя не вспом­нить, как мно­го сей­час раз­би­тых семей и бро­шен­ных детей. В первую оче­редь, им, детям из непол­ных семей хочет­ся поже­лать пра­виль­но устра­и­вать семей­ную жизнь; надо, что­бы хотя бы один из буду­щих супру­гов имел пред­став­ле­ние о том, какой долж­на быть семья. Если не полу­ча­ет­ся най­ти себе жени­ха или неве­сту из пол­но­цен­ной семьи, то надо зара­нее трез­во оце­ни­вать труд­но­сти, кото­рые могут ожи­дать семью, где муж и жена не име­ли перед гла­за­ми поло­жи­тель­но­го при­ме­ра роди­тель­ских отношений.

В мно­го­дет­ных семьях боль­шая ответ­ствен­ность лежит еще и на стар­ших детях. Если у стар­ших детей семей­ная жизнь бла­го­по­луч­на, то, как пра­ви­ло, и млад­шие ста­ра­ют­ся сле­до­вать их при­ме­ру, а если нет, то млад­шие в луч­шем слу­чае насто­ра­жи­ва­ют­ся или пуга­ют­ся. Роди­те­ли долж­ны объ­яс­нять стар­шим детям, что на них лежит ответ­ствен­ность перед младшими.

Друж­ба по бла­го­сло­ве­нию свя­щен­ни­ка — наи­бо­лее без­опас­ный путь устрой­ства семей­ной жиз­ни. Батюш­ка бла­го­слов­ля­ет моло­дых людей на друж­бу, и они полу­ча­ют воз­мож­ность обще­ния. За это вре­мя они могут при­смот­реть­ся друг к дру­гу. Толь­ко надо отли­чать бла­го­сло­ве­ние на друж­бу от кате­го­рич­но­го бла­го­сло­ве­ния на брак. Пра­во­слав­ная Цер­ковь сего­дня выра­зи­ла вполне опре­де­лен­ную пози­цию: духов­ни­ки не име­ют пра­ва при­нуж­дать к сво­ей воле в жиз­нен­но важ­ных вопро­сах. Свя­щен­ник не может власт­но бла­го­сло­вить чадо всту­пить в брак, раз­ве­стись или уйти в мона­стырь. Здесь со сто­ро­ны пас­ты­ря уме­стен толь­ко дру­же­ский совет.

«Влюбленность»  что это такое?^

Свя­щен­ни­ку на испо­ве­ди неред­ко при­хо­дит­ся слы­шать от моло­дых людей такие сло­ва: «Я влю­бил­ся, батюш­ка, и хочу все­гда быть рядом с этой девуш­кой». Гово­рят, но часто не пони­ма­ют того, что с ними на самом деле про­ис­хо­дит. Свя­ты­ми отца­ми подроб­но рас­кры­то это состо­я­ние. Грех раз­ви­ва­ет­ся в чело­ве­ке по опре­де­лен­ной схе­ме. Поче­му свя­щен­ник посто­ян­но гово­рит о том, что надо беречь свои чув­ства, осо­бен­но зре­ние, слух и ося­за­ние? Через них в нашу память, в нашу душу вхо­дит раз­но­го рода инфор­ма­ция, в том чис­ле и гре­хов­ная. Поче­му опас­но засмат­ри­вать­ся на кра­си­вую девуш­ку? Пото­му что враг рано или позд­но омра­чит твой взор гре­хов­ным соблазном.

В духов­ной жиз­ни мы нахо­дим­ся в состо­я­нии ново­на­чаль­ных и не име­ем того цело­муд­рия, кото­рое стя­жа­ли свя­тые подвиж­ни­ки бла­го­че­стия. Если взгляд на ком-то оста­но­вил­ся, то даль­ше все про­ис­хо­дит по извест­ной схе­ме, о кото­рой мы уже гово­ри­ли: при­лог — пле­не­ние ума — пле­не­ние воли — услаж­де­ние и соб­ствен­но жела­ние гре­ха. Через орга­ны чувств диа­вол посы­ла­ет нам гре­хов­ное впе­чат­ле­ние посред­ством вооб­ра­же­ния в серд­це, кото­рое не очи­ще­но подвиж­ни­че­ски­ми тру­да­ми. Впе­чат­ле­ние раз­ви­ва­ет­ся, и чело­век дума­ет, меч­та­ет, пере­жи­ва­ет… Взгляд Церк­ви на чув­ство влюб­лен­но­сти отли­ча­ет­ся от вос­пе­то­го роман­ти­ка­ми «свет­ло­го и чисто­го» состо­я­ния. Поэты не каса­ют­ся глу­бин души чело­ве­че­ской. Свя­тые отцы, иссле­до­вав­шие раз­ви­тие гре­ха, подроб­но опи­са­ли состо­я­ние «влюб­лен­но­сти», кото­рое осуж­да­ет­ся как нача­ло гре­ха (зем­ная радость, хоро­шее настро­е­ние, состо­я­ние при­под­ня­то­сти, жела­ние непо­силь­но­го подвига…).

Поль­зу от обще­ния с духов­ни­ком в моло­дом воз­расте труд­но пере­оце­нить. Надо вме­сте вни­ма­тель­но рас­смат­ри­вать и обсуж­дать раз­ные жиз­нен­ные ситу­а­ции, что­бы знать, как имен­но может начать­ся грех. Соблаз­ны, нечи­стые помыс­лы и раз­го­во­ры быва­ют от празд­но­сти, поэто­му уче­ба, физи­че­ские заня­тия (часто имен­но физ­куль­ту­ра быва­ет хоро­шим под­спо­рьем в деле вос­пи­та­ния, пото­му что в горо­де мы не можем в долж­ной мере загру­зить свою плоть тру­дом) могут ока­зать помощь в борь­бе с нашей при­ро­дой. И, конеч­но, вели­кая помощь дает­ся в таин­стве испо­ве­ди, когда чело­век пони­ма­ет, что он немо­щен, и кает­ся. Воз­раст от 16 до 30 лет — вре­мя, когда хри­сти­а­ни­ну, кро­ме про­чих стра­стей, при­хо­дит­ся осо­бен­но бороть­ся с гре­хом блу­да. Борь­ба пред­сто­ит каж­до­му, но если чело­век готов к ней, тогда Гос­подь ука­жет ему кон­крет­ные сред­ства и мето­ды для ее ведения.

Как отличить любовь от страсти?^

«Но ведь чело­век создан по обра­зу и подо­бию Божье­му. Любовь как выс­шее бла­го при­су­ща каж­до­му из нас, а вы гово­ри­те толь­ко о стра­сти. Как же тогда рас­по­знать насто­я­щую любовь?» — спро­сит нас чита­тель. Дей­стви­тель­но, в сло­во «любовь» люди вкла­ды­ва­ют под­час самые раз­ные смыс­лы. «Любо­вью» назы­ва­ют и Любовь к Богу, и любовь нечи­стую. Что­бы отли­чить любовь от стра­сти, надо попы­тать­ся понять, как высо­ко ста­вит Цер­ковь назна­че­ние чело­ве­ка. Апо­стол Павел срав­ни­ва­ет каж­до­го хри­сти­а­ни­на с хра­мом Божьим. И как страш­но раз­ру­шить храм! Так же страш­но поте­рять цело­муд­рие (см. 1 Кор. 3, 17). Хри­сти­ан­ская любовь очень высо­ка. Страст­ный чело­век осквер­ня­ет свое тело, раз­ру­ша­ет храм в сво­ей душе. «Блуд­ник гре­шит про­тив соб­ствен­но­го тела» (1 Кор. 6, 18). Он раз­ру­ша­ет еще один храм, кото­рый тоже дол­жен быть оби­те­лью Свя­то­го Духа.

Отли­чить насто­я­щую любовь от стра­сти непро­сто. Что может помочь в этом труд­ном деле? Во-пер­вых, конеч­но же, совет духов­но­го отца или, ино­гда, чело­ве­ка высо­кой нрав­ствен­ной жиз­ни, кото­рый может бес­при­страст­но оце­нить ваш выбор. Здесь важ­но имен­но бес­стра­стие. Свя­щен­ник, как никто дру­гой, спо­со­бен наи­бо­лее трез­во взгля­нуть на внут­рен­ние досто­ин­ства чело­ве­ка, отста­вив в сто­ро­ну внеш­нее. Во-вто­рых, чем чело­век стар­ше, тем его выбор быва­ет более разум­ным. Заме­че­но, что взгля­ды с воз­рас­том меня­ют­ся, и то, что кажет­ся цен­ным два­дца­ти­лет­не­му, быва­ет уже не так желан­но потом. В‑третьих, чистое серд­це, не осквер­нен­ное гре­хом, не затем­нен­ное поро­ка­ми, и цело­муд­рен­ная жизнь дела­ют духов­ное зре­ние более ост­рым. Цело­муд­рен­ный чело­век спо­со­бен уви­деть подоб­но­го себе в схо­жем пове­де­нии и обра­зе жиз­ни. Ему сра­зу вид­ны рас­пу­щен­ность и нескром­ность, и он ста­ра­ет­ся убе­речь­ся от опас­но­го общения.

«Из мно­гих опы­тов вид­но, — пишет оптин­ский ста­рец иерос­хи­мо­нах Мака­рий, — что у тех, кто по стра­сти всту­па­ет в супру­же­ство, не быва­ет сча­стья: стра­сти осты­нут, любовь исчез­нет. Надоб­но изби­рать пар­тию по разу­му, с бла­го­че­сти­вым наме­ре­ни­ем и молит­вою ко Гос­по­ду, что­бы жизнь про­ве­сти в мире, согла­сии и люб­ви, для семей­но­го сча­стья и обще­ствен­ной пользы».

Страсть не может скре­пить брак на всю жизнь. Страсть, кото­рую часто в наше вре­мя по недо­мыс­лию назы­ва­ют «любо­вью», — это не пси­хо­ло­ги­че­ский, а, ско­рее, физио­ло­ги­че­ский тер­мин. Это, глав­ным обра­зом, воз­буж­ден­ное состо­я­ние тела. При страст­ной люб­ви любят не чело­ве­ка, а чув­ства, кото­рые он вызы­ва­ет. Извест­но, что страст­но полю­бить мож­но и кар­ти­ну, и ста­тую. Любят свое опья­не­ние, и чело­ве­ка — как при­чи­ну опья­не­ния. Все кон­цен­три­ру­ет­ся здесь в одном жела­нии, и еще, пожа­луй, в чув­стве рев­но­сти. В наше вре­мя «любовь-страсть» — это пси­хо­ло­ги­че­ский яд. Как дей­ствие нар­ко­ти­че­ско­го сред­ства со вре­ме­нем осла­бе­ва­ет в орга­низ­ме, и чело тре­бу­ет уве­ли­че­ния дозы, так и страсть. Остро­та опья­не­ния умень­ша­ет­ся, и так назы­ва­е­мая любовь гас­нет, чув­ствам нуж­но обнов­ле­ние, их обла­да­те­лю — заме­на «люби­мо­го» чело­ве­ка, и союз рас­па­да­ет­ся. Вполне оче­вид­но, что на такой поч­ве семью не создашь. Поэто­му пас­ты­ри Церк­ви все­гда начи­на­ют раз­го­вор с моло­ды­ми людь­ми с предо­сте­ре­же­ний. Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник гово­рит, что юно­шу, кото­рый про­жил моло­дую жизнь, не согре­шив, мож­но срав­нить с пере­плыв­шим бур­ную реку.

Кому нужен «гражданский брак»?^

Резуль­та­том без­ду­хов­но­го вос­пи­та­ния детей ста­ло то, что совре­мен­ные моло­дые люди боят­ся созда­вать семью. Дове­рие к чело­ве­ку, с кото­рым мож­но было бы про­жить жизнь, поте­ря­но. Поче­му? Рос­сия нахо­дит­ся под мощ­ным напо­ром про­па­ган­ды сво­бод­но­го обра­за жиз­ни, кото­рая лави­но­об­раз­но обру­ши­лась на нас с Запа­да. Никто не ска­жет, что в Евро­пе или Аме­ри­ке в послед­ние годы улуч­ши­лась семей­ная жизнь. Коли­че­ство раз­во­дов на Запа­де посто­ян­но рас­тет. А ведь это — след­ствие той самой «сво­бо­ды» чело­ве­че­ских отношений.

Семья — это крест. Семей­ная жизнь — это кре­сто­но­ше­ние. Для нее необ­хо­ди­мы такие каче­ства, как зре­лость, тер­пе­ние и вели­кое муже­ство. А совре­мен­ная нево­цер­ко­в­лен­ная моло­дежь напо­ми­на­ет рас­слаб­лен­но­го, кото­ро­го еще не исце­лил Гос­подь. Вот лежит чело­век, не может ни ногу под­нять, ни руку, ни встать, ни сесть, ниче­го сам не может сде­лать. Этот рас­слаб­лен­ный — сим­вол моло­де­жи — конеч­но, не всей, но боль­шой ее части. Моло­дые люди не при­нуж­да­ют себя ни к какой рабо­те над собой. Все их

тру­ды направ­ле­ны лишь на то, что­бы окон­чить с отли­чи­ем шко­лу, посту­пить в инсти­тут, выучить англий­ский язык, съез­дить за гра­ни­цу, но ведь не это дела­ет чело­ве­ка чело­ве­ком. Кро­ме обра­зо­ва­ния, инте­рес­ной рабо­ты и поез­док у каж­до­го из нас дол­жен быть внут­рен­ний мир, нрав­ствен­ная жизнь.

Наших юно­шей и деву­шек убе­ди­ли в том, что мож­но иметь не одну жену, не одно­го мужа на всю жизнь, а несколь­ких «парт­не­ров». Мож­но жить в блу­де, и это ни к чему не обя­зы­ва­ет ни муж­чи­ну, ни жен­щи­ну: пожи­ли, уста­ли, разо­шлись, нашли дру­го­го, с ним пожи­ли… А ведь из семьи нель­зя уйти. Нель­зя устать от детей, от жены, от мате­ри с отцом. Надо про­сить у Бога помо­щи, собрать волю в кулак и жить даль­ше. Не толь­ко необ­хо­ди­мо­сти созда­ния семьи не пони­ма­ет моло­дежь сего­дня. Поня­тие Роди­ны тоже ока­за­лось силь­но раз­мы­тым. Трид­цать лет назад не было ни одно­го физи­че­ски здо­ро­во­го чело­ве­ка, кото­рый бы не слу­жил в армии. Не слу­жить в армии счи­та­лось позо­ром для моло­до­го пол­но­го сил муж­чи­ны, и совре­мен­ные моло­дые люди в боль­шин­стве сво­ем не пони­ма­ют, кого и от чего надо защищать.

Нет ниче­го уди­ви­тель­но­го, что мно­гие юно­ши и девуш­ки не хотят созда­вать семьи. Семья — это труд, и тру­дить­ся моло­дежь не при­уче­на. Совре­мен­ный ребе­нок про­жи­ва­ет до 15—17 лет в режи­ме «сво­бод­ной жиз­ни»: слу­ша­ет музы­ку, без при­смот­ра бро­дит по ули­цам, без роди­тель­ско­го кон­тро­ля выби­ра­ет себе дру­зей, ходит на дис­ко­те­ки; дру­ги­ми сло­ва­ми, рас­тра­чи­ва­ет сво­е­го внут­рен­не­го чело­ве­ка, а потом он уже и не может ниче­го созда­вать. Спортс­мен посто­ян­но тре­ни­ру­ет­ся, что­бы укре­пить мыш­цы. А тот, кто лежит на диване и не упраж­ня­ет сво­е­го тела, тот слаб. Так и в духов­ной жиз­ни. Если чело­век не тру­дит­ся, он ниче­го достичь не смо­жет. Он про­сто не готов нести крест семей­ной жизни.

Юно­ши часто рас­суж­да­ют так: «Пока моло­дой — погу­ляю. Будет мне лет трид­цать — тогда женюсь и буду жить счаст­ли­во». Это — страш­ное диа­воль­ское иску­ше­ние. Это все рав­но, что откла­ды­вать пока­я­ние до смер­ти: «Вот буду уми­рать, тогда и пока­юсь за всю жизнь». Нет, не пока­ет­ся — диа­вол не даст. Он так лег­ко не выпу­стит свою жерт­ву. Какой хозя­ин отпу­стит раба на сво­бо­ду? Ника­кой.«Вся­кий, дела­ю­щий грех, есть раб гре­ха» (Ин. 8, 34). Гос­подь ска­зал: «раб». А раб, как извест­но, ниче­го не име­ет сво­е­го. Куда его пове­дет рабо­вла­де­лец, туда он и пойдет.

В брак моло­дые люди долж­ны всту­пать укра­шен­ные цело­муд­ри­ем и невин­но­стью. «Раз­ве не зна­е­те, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1Кор. 3:16). Таки­ми высо­ки­ми сло­ва­ми апо­стол Павел гово­рит о чисто­те и свя­то­сти чело­ве­че­ской души. А каким же жили­щем для Духа Свя­то­го может быть душа, в кото­рой цар­ству­ет блуд­ная страсть? Поэто­му огром­ная ответ­ствен­ность лежит сего­дня на пас­ты­рях Церк­ви — ведь они долж­ны все­ми сила­ми удер­жать моло­дых людей от нрав­ствен­но­го паде­ния. Имен­но с ними ста­ра­ют­ся они зака­зать кон­такт: при­гла­сить еще раз на испо­ведь или про­сто на бесе­ду. За таких ребят боль­ше все­го болит душа свя­щен­ни­ка. Им хочет­ся ска­зать: не ухо­ди, еще при­хо­ди, дер­жись, дер­жись за Бога, за Цер­ковь, за веру!

И как под­ме­на насто­я­щей семьи на поч­ве без­ду­хов­но­сти в обще­стве появил­ся так назы­ва­е­мый «граж­дан­ский брак». Не так дав­но «граж­дан­ским» назы­ва­ли брак, кото­рый заре­ги­стри­ро­ван в ЗАГСе, но не вен­чан. А сей­час под «граж­дан­ским бра­ком» пони­ма­ют про­сто сов­мест­ное про­жи­ва­ние. Навер­ное, о таком страш­ном состо­я­нии нрав­ствен­ной жиз­ни наше­го обще­ства воз­ве­ща­ет Гос­подь в Еван­ге­лии: «По при­чине умно­же­ния без­за­ко­ния, во мно­гих охла­де­ет любовь» (Мф. 24:12). Мы видим сей­час, как грех в раз­ных фор­мах пыта­ет­ся вой­ти в чело­ве­ка: через сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, через совре­мен­ную куль­ту­ру, кино, музы­ку. Так назы­ва­е­мый граж­дан­ский брак» в совре­мен­ном его пони­ма­нии, и, пра­виль­нее ска­зать, неза­кон­ное блуд­ное сожи­тель­ство, — это напа­де­ние на семью, пре­ступ­ле­ние про­тив соб­ствен­ных детей, кото­рые долж­ны появ­лять­ся на свет законнорожденными.

Но мы не долж­ны уны­вать. Пото­му так опол­чил­ся лука­вый, что воз­рож­да­ет­ся духов­ная жизнь в Рос­сии. Враг не может рав­но­душ­но смот­реть, как напол­ня­ют­ся при­хо­жа­на­ми хра­мы. Каж­дый храм — это духов­ный «меди­цин­ский центр», где чело­век может полу­чить исце­ле­ние сво­ей боль­ной и стра­да­ю­щей душе. Мно­гие гово­рят: «Тако­го страш­но­го паде­ния нрав­ствен­но­сти, как сей­час, не было даже в пери­од застоя». Да, не было. Но ведь и духов­ной жиз­ни тоже не было. Нель­зя было гово­рить про­по­ве­ди на насущ­ные темы, чело­век участ­во­вал в таин­ствах Церк­ви со стра­хом, что его за это уво­лят с рабо­ты. В обще­стве и в чело­ве­че­ских душах царил духов­ный ваку­ум. Может быть, одна из при­чин умно­жив­ших­ся сего­дня без­за­ко­ний в мире — это оче­ред­ная вол­на диа­воль­ских напа­де­ний в ответ на то, что Цер­ковь под­ни­ма­ет­ся из руин. Мно­го еще неве­ру­ю­щих сре­ди нас, но все боль­ше при­хо­жан при­ча­ща­ют­ся, вен­ча­ют­ся, испо­ве­ду­ют­ся. Это гово­рит нам о том, что люди заду­ма­лись над сво­ей жизнью.

Каким должно быть общение до брака?^

Очень важ­но полу­чить от свя­щен­ни­ка бла­го­сло­ве­ние на друж­бу, но решать, насколь­ко моло­дые люди под­хо­дят друг дру­гу, они будут сами. Самая непро­стая деталь такой друж­бы — обще­ние до бра­ка. В Церк­ви отно­ше­ние к друж­бе моло­до­го чело­ве­ка с девуш­кой все­гда было стро­гим. Обще­ние до бра­ка так же опас­но, как «друж­ба» огня и соло­мы. Стро­го гово­ря, начи­нать его име­ет смысл толь­ко тогда, когда два чело­ве­ка все­рьез заду­мы­ва­ют­ся о созда­нии семьи, ина­че оно ни для кого не ока­жет­ся полез­ным. Мы очень сла­бы, враг очень хитер. И, как пока­зы­ва­ет опыт, чаще все­го отно­ше­ния меж­ду моло­ды­ми людь­ми закан­чи­ва­ют­ся гре­хом, а это — тра­ге­дия всей жиз­ни. И, наобо­рот, когда люди стро­ят отно­ше­ния с целью созда­ния семьи, то друж­ба до бра­ка помо­га­ет им понять друг дру­га, узнать осо­бен­но­сти характеров.

Могу при­ве­сти при­мер из сво­ей жиз­ни. Все сту­ден­ты, окан­чи­вая уче­бу в семи­на­рии, ста­ра­ют­ся подру­жить­ся с бла­го­че­сти­вы­ми девуш­ка­ми, пото­му что перед при­ня­ти­ем свя­щен­но­го сана необ­хо­ди­мо всту­пить в брак (если чело­век не стре­мит­ся к мона­ше­ской жиз­ни). Моло­дые люди уже не про­сто ищут себе подруг для празд­но­го вре­мя­пре­про­вож­де­ния, но выби­ра­ют спут­ни­цу жиз­ни. Когда я зна­ко­мил­ся с девуш­ка­ми, то пря­мо гово­рил им, что ищу себе матуш­ку. Воз­мож­но, сво­ей неопыт­но­стью и реши­тель­но­стью я кого-то и отпуг­нул, но зато у моей буду­щей жены была такая же цель, как и у меня. Батюш­ка бла­го­сло­вил нас на друж­бу, а спу­стя неко­то­рое вре­мя мы поженились.

Но как долж­на выгля­деть друж­ба моло­до­го чело­ве­ка с девуш­кой, когда свя­щен­ник бла­го­сло­вил их обще­ние? Мно­гие роди­те­ли спра­ши­ва­ют, сто­ит ли отпус­кать дочь на про­гул­ку с моло­дым чело­ве­ком? Конеч­но, в первую оче­редь, здесь идет речь о сте­пе­ни дове­рия меж­ду роди­те­ля­ми и детьми. Мож­но отпус­кать моло­дых людей на про­гул­ку, если они друг для дру­га потен­ци­аль­ные жених и неве­ста, и луч­ше для них, если они будут гулять не одни. Такая стро­гость нуж­на лишь для того, что­бы их не иску­шал враг, что­бы не бур­ли­ла пад­шая при­ро­да. По этой же при­чине не сто­ит силь­но затя­ги­вать пери­од друж­бы до брака.

Зачем берут благословение на брак?^

Бла­го­сло­ве­ние отца утвер­жда­ет домы детей (Сир. 3:9)

Если на любое важ­ное дело мы ста­ра­ем­ся взять бла­го­сло­ве­ние у свя­щен­ни­ка, то тем более необ­хо­ди­мо оно в деле созда­ния семьи. Совре­мен­ные бра­ки так лег­ко рас­па­да­ют­ся, пото­му что не име­ют духов­ной осно­вы. Выбор юно­ши — это почти все­гда выбор страст­ный, а когда страсть осты­ва­ет, семью боль­ше ничто не свя­зы­ва­ет. Не было у такой семьи бла­го­сло­ве­ния, неко­му было о ней помо­лить­ся. Поэто­му, когда моло­дой чело­век соби­ра­ет­ся женить­ся, то в первую оче­редь надо обсу­дить этот вопрос с духов­ным отцом. Свя­щен­ник, когда зна­ко­мит людей, ори­ен­ти­ру­ет­ся на внут­рен­нюю жизнь чело­ве­ка и вряд ли может пред­ло­жить сво­е­му чаду что-то пло­хое. Нам, пра­во­слав­ным людям, вооб­ще надо воз­вра­щать­ся к тра­ди­ци­ям наших пред­ков. Преж­де ни одно­го бра­ка не совер­ша­лось без роди­тель­ско­го и цер­ков­но­го бла­го­сло­ве­ния. А сего­дня эта пре­крас­ная тра­ди­ция утра­че­на. В роди­тель­ском бла­го­сло­ве­нии — вели­кая бла­го­дать и сила. Одна­жды я видел, как, под­хо­дя к мате­ри, дети, скла­ды­вая руки, про­си­ли у нее бла­го­сло­ве­ния, и мать трое­пер­сти­ем бла­го­слов­ля­ла их. Вот каким долж­но быть у нас отно­ше­ние к роди­те­лям. Бла­го­сло­ви­ли отец и мать — и ты уже не один, весь род молит­ся за тебя и готов раз­де­лить попе­че­ние о сво­ем продолжении.

Сту­ден­ты Ака­де­мии и семи­на­рии часто заклю­ча­ют бра­ки при посред­ни­че­стве сво­е­го духов­ни­ка. Свя­щен­ник ста­но­вит­ся сво­е­го рода пору­чи­те­лем, сви­де­те­лем чисто­ты обо­их моло­дых людей и вве­ря­ет их жизнь воле Божьей. Бра­ки, кото­рые были заклю­че­ны по бла­го­сло­ве­нию, крайне ред­ко рас­па­да­ют­ся. Моло­дым людям не надо бес­по­ко­ить­ся о Том, что, позна­ко­мив­шись по бла­го­сло­ве­нию, они не понра­вят­ся друг дру­гу: ведь у них есть воз­мож­ность позна­ко­мить­ся, при­смот­реть­ся. Гос­подь свел меня с моей матуш­кой не сра­зу, и я, к сожа­ле­нию, знаю, что такое, когда чело­век тебе не под­хо­дит. Если, позна­ко­мив­шись, моло­дые люди не захо­тят про­дол­жить обще­ние, — это нор­маль­но, хотя извест­но мно­го слу­ча­ев, когда духов­ник «попа­дал в десят­ку» с пер­во­го раза.

Не имея еще духов­но­го опы­та, юно­ши, к сожа­ле­нию, слиш­ком мно­го вни­ма­ния уде­ля­ют внеш­но­сти буду­щих невест. Девуш­ка под­час кажет­ся им некра­си­вой, слиш­ком пол­ной или малень­кой. Конеч­но, у моло­дых людей долж­на быть вза­им­ная сим­па­тия, им необ­хо­ди­мо понра­вить­ся друг дру­гу, но мы пом­ним сло­ва свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста о том, что кра­си­вая жена может увлечь мужа толь­ко на месяц. После нача­ла семей­ной жиз­ни обна­ру­жат­ся ее внут­рен­ние каче­ства: харак­тер, сми­ре­ние или его отсут­ствие, послу­ша­ние или непо­слу­ша­ние. Внеш­няя кра­со­та при­еда­ет­ся. Муж при­вы­ка­ет к ней, в то вре­мя как кра­со­та внут­рен­няя с воз­рас­том толь­ко рас­цве­та­ет. Роди­те­ли долж­ны объ­яс­нять детям, что при­вле­ка­тель­ность — это не глав­ное в чело­ве­ке. С бере­мен­но­стью может насту­пить пол­но­та, ино­гда после рож­де­ния детей облик жен­щи­ны совер­шен­но изме­ня­ет­ся. С воз­рас­том, с пере­жи­ты­ми скор­бя­ми и болез­ня­ми кра­со­та увя­да­ет, а ведь жить вме­сте с женой и мате­рью сво­их детей при­дет­ся даже в том слу­чае, если она пере­ста­нет быть кра­са­ви­цей. И еще вспом­ним рус­скую пого­вор­ку: «кра­си­вая жена — чужая жена». Она не лише­на смыс­ла, пото­му что кра­си­вая жена — это все­гда объ­ект рев­но­сти и ненуж­ных подо­зре­ний. Женить­ся на кра­си­вой мож­но, когда ты уве­рен в том, что внеш­ность жены не помра­ча­ет тво­е­го соб­ствен­но­го ума и нахо­дит­ся в гар­мо­нии с чисто­той ее души.

Нель­зя забы­вать о том, что в хри­сти­ан­ском бра­ке очень серьез­ное место зани­ма­ет воз­дер­жа­ние. Все посты, пост­ные дни, празд­ни­ки, пери­од бере­мен­но­сти и корм­ле­ния гру­дью — это вре­мя воз­дер­жа­ния от супру­же­ских отно­ше­ний в хри­сти­ан­ском бра­ке. Если внеш­ность жены затме­ва­ет для мужа необ­хо­ди­мость хри­сти­ан­ско­го обра­за жиз­ни, то ему при­дет­ся очень и очень труд­но. Отно­ше­ния в бра­ке будут более ров­ны­ми и спо­кой­ны­ми, если не настра­и­вать­ся зара­нее на то, что жена долж­на быть кра­са­ви­цей. Опыт пока­зы­ва­ет, что бра­ки креп­че у тех людей, кото­рые не отли­ча­ют­ся слиш­ком яркой наруж­но­стью. Есть хоро­шее выра­же­ние: «Жених и неве­ста — не муж и жена». Часто то, что чело­век видит или хочет видеть в сво­ей неве­сте, ста­но­вит­ся лиш­ним в жене. И наобо­рот, каче­ства, кото­рых он не заме­ча­ет в моло­дой девуш­ке, ока­зы­ва­ют­ся необ­хо­ди­мы, как воз­дух, для семей­ной жиз­ни. Вот поче­му так важен совет духов­ни­ка. Если юно­ша позна­ко­мил­ся с девуш­кой сам, то луч­ше будет, если он при­дет к батюш­ке и рас­ска­жет об этом. Есть вещи, кото­ры­ми никак нель­зя пре­не­бре­гать, напри­мер, — как мы уже гово­ри­ли — обста­нов­ка в семье буду­щей супру­ги. Хоро­шю, если ее отец и мать — пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния. Пусть не обя­за­тель­но они будут воцер­ко­в­лен­ны­ми людь­ми, глав­ное, что­бы они не отвер­га­ли Цер­ковь. Очень важ­но, что­бы неве­ста и жених были здо­ро­вы. Хоро­шо, когда буду­щие муж и жена при­над­ле­жат к одно­му сосло­вию. Нуж­но, что­бы жена пони­ма­ла сво­е­го мужа, мог­ла дать ему доб­рый совет. Мне кажет­ся, что наи­бо­лее под­хо­дя­щей явля­ет­ся пяти-шести­лет­няя раз­ни­ца в воз­расте меж­ду буду­щи­ми супру­га­ми. Муж дол­жен быть постар­ше. Когда муж­чине 26–27 лет, а жен­щине — 21–22 года — это золо­той воз­раст для вступ­ле­ния в брак.

«Кому на ком жениться…» или «Не нашим умом, а Божьим судом»^

При­хо­жан, осо­бен­но деву­шек, свя­щен­ник все­гда ста­ра­ет­ся настро­ить на пони­ма­ние того, что все в руце Божьей. Девуш­ки, кото­рые хотят сами с кем-то позна­ко­мить­ся, вызы­ва­ют чув­ство опа­се­ния. Навя­зы­вать себя очень нера­зум­но. Пра­во­слав­ной деви­це луч­ше боль­шую часть вре­ме­ни про­во­дить дома и всю надеж­ду воз­ло­жить на Бога, молить­ся Гос­по­ду, Мате­ри Божьей, Нико­лаю Угод­ни­ку, что­бы устро­и­ли ее лич­ную жизнь. Извест­ны слу­чаи, когда дере­вен­ских пра­во­слав­ных деву­шек, кото­рые почти ни с кем не обща­лись, бра­ли в жены при­е­хав­шие пого­стить сту­ден­ты семи­на­рии. Дис­ко­те­ки и вече­рин­ки эти девуш­ки не посе­ща­ли, помо­га­ли роди­те­лям, учи­лись, а Гос­подь все упра­вил, и семьи у них полу­ча­лись крепкими.

Когда моло­дые деви­цы жалу­ют­ся на то, что почти невоз­мож­но най­ти пра­во­слав­но­го жени­ха, мне вспо­ми­на­ет­ся чудес­ный при­мер из жиз­ни одной при­хо­жан­ки, у кото­рой, как каза­лось окру­жа­ю­щим, совсем не было шан­сов вый­ти замуж. Ей было уже око­ло два­дца­ти девя­ти лет, и она носи­ла пять­де­сят шестой раз­мер одеж­ды. Толь­ко, как гово­рят в наро­де, «чело­век пред­по­ла­га­ет, а Бог рас­по­ла­га­ет». Л. была девуш­кой бла­го­че­сти­вой. Она жила цело­муд­рен­ной жиз­нью, была един­ствен­ным ребен­ком в семье, но отец с мате­рью нико­гда даже не напо­ми­на­ли ей о том, что надо выхо­дить замуж. Может быть, пото­му, что мать с отцом про­сто не хоте­ли отпус­кать от себя свое утешение.

Одна­жды после испо­ве­ди Л. роб­ко спро­си­ла: «Батюш­ка, а мне нуж­но замуж?». Свя­щен­ник бла­го­сло­вил девуш­ку молить­ся о том, что­бы Гос­подь послал ей мужа, и сам ста­рал­ся под­дер­жи­вать ее и молит­вой, и сло­вом. Но моло­дые люди, с кото­ры­ми ее пыта­лись зна­ко­мить, со свой­ствен­ным моло­до­сти про­сто­ду­ши­ем гово­ри­ли, что ей из-за ее пол­но­ты вряд ли удаст­ся вый­ти замуж. Батюш­ка посо­ве­то­вал Л. каж­дый день читать ака­фист Казан­ской иконе Божьей Мате­ри. Одна­жды свя­щен­ни­ка, к кото­ро­му Л. ходи­ла на испо­ведь, при­гла­си­ли освя­тить квар­ти­ру. Ее жиль­ца­ми были мать с сыном. За чаем они раз­го­во­ри­лись, и батюш­ка узнал, что мама очень хоте­ла бы видеть сына жена­тым чело­ве­ком. Сыну было око­ло трид­ца­ти лет, он был веру­ю­щим. Свя­щен­ник пред­ло­жил ему позна­ко­мить­ся с крест­ной сво­е­го сына (той самой Л.), и он согла­сил­ся. Моло­дые люди дого­во­ри­лись встре­чать­ся по вече­рам после хра­ма. Ста­ли ходить друг к дру­гу в гости. Так про­дол­жа­лось око­ло года. За это вре­мя Л. силь­но поху­де­ла. Но в какой-то момент их отно­ше­ния зашли в тупик. Види­мо, взрос­лым людям не так про­сто изме­нить сло­жив­ший­ся уклад жиз­ни. А Л. очень хоте­лось иметь семью. Тогда батюш­ка понял, что дол­жен как-то помочь ситу­а­ции раз­ре­шить­ся, и посо­ве­то­вал им вме­сте съез­дить к его соб­ствен­но­му духов­но­му отцу. Опыт­ный духов­ник сра­зу уви­дел жела­ние девуш­ки поне­сти тру­ды семей­ной жиз­ни, и она ему очень понра­ви­лась. А ее спут­ни­ку он ска­зал так: «Молись, и Гос­подь все устро­ит». Л. про­дол­жа­ла читать ака­фист, и вот на Фоми­ной неде­ле после Пас­хи Л. обвен­ча­лась со сво­им женихом.

Эти люди с само­го нача­ла созда­ли пра­во­слав­ную семью, отли­чи­тель­ная осо­бен­ность кото­рой — ров­ные отно­ше­ния. Кому-то может пока­зать­ся, что в них есть некая холод­ность, но, тем не менее, это та семья, кото­рая дей­стви­тель­но похо­жа на храм. Его стро­и­тель­ство еще не завер­ше­но, сей­час супру­ги толь­ко гото­вят­ся стать роди­те­ля­ми, но это — насто­я­щий хри­сти­ан­ский брак. Он уго­ден Гос­по­ду. Л. и ее муж живут цер­ков­ной жиз­нью, соблю­да­ют посты, участ­ву­ют в таин­ствах. Этот при­мер может ока­зать­ся полез­ным для тех деву­шек, кото­рые уже отча­я­лись вый­ти замуж. Когда Гос­подь видит в чело­ве­ке насто­я­щее жела­ние тру­дить­ся, Он обя­за­тель­но посе­ща­ет Сво­им чуд­ным Промыслом.

Воспитание семейного человека^

Никто не будет спо­рить с тем, что меж­ду роди­те­ля­ми и детьми суще­ству­ет духов­ная связь. Душа ребен­ка, по уче­нию свя­тых отцов, подоб­на мяг­ко­му нос­ку, на кото­ром мож­но запе­чат­леть любой образ, либо свя­той, либо пороч­ный. Все, что дела­ют роди­те­ли, впи­ты­ва­ет без­греш­ная дет­ская душа, все ста­но­вит­ся для ребен­ка при­ме­ром для под­ра­жа­ния, и, наобо­рот, дитя нико­гда не повто­рит того, что не уви­дел и не услы­шал. Но научить мож­но толь­ко тому, что уме­ешь сам, поэто­му тем, кто хочет видеть в детях доб­рые пло­ды, необ­хо­ди­мо при­не­сти в жерт­ву мно­гие лич­ные инте­ре­сы. «Так что же явля­ет­ся глав­ным в деле вос­пи­та­ния? От чего зави­сит его успеш­ность?» — спро­сит нас чита­тель. Пра­во­слав­ный чело­век целью сво­ей жиз­ни счи­та­ет борь­бу с гре­хом до послед­не­го дыха­ния. Побе­дить грех, очи­стить­ся от стра­стей и достичь Небес­ных Оби­те­лей — вот смысл наше­го пре­бы­ва­ния на зем­ле, кото­рый мы долж­ны доне­сти до сво­их детей.

Совре­мен­ные люди пре­бы­ва­ют в уди­ви­тель­ной бес­печ­но­сти. Они не зна­ют или забы­ли о том, что дети с само­го мало­го воз­рас­та посто­ян­но смот­рят на них, оце­ни­ва­ют их поступ­ки. Поэто­му хочет­ся напом­нить роди­те­лям о том, как важ­но рабо­тать над собой ради дет­ско­го бла­го­по­лу­чия. Роди­те­ли! Смот­ри­те помень­ше теле­ви­зор (у кого есть реши­мость, и вовсе отка­жи­тесь от него), и вы уви­ди­те, какая див­ная пере­ме­на про­изой­дет в вашей семье. Вы смо­же­те оце­нить важ­ность обще­ния друг с дру­гом (ведь теле­ви­зор заби­ра­ет все сво­бод­ное вре­мя), вы оста­не­тесь в тишине. Прав­да, ино­гда остать­ся в тишине — насто­я­щее муче­ние для совре­мен­но­го чело­ве­ка. Ему «нуж­ны» музы­ка, инфор­ма­ция, послед­ние ново­сти со всей зем­ли, что­бы заглу­шить голос непод­куп­но­го судии — сво­ей сове­сти, обли­ча­ю­щей его во всех гре­хов­ных поступках.

Роди­те­ли! Обра­ти­те вни­ма­ние на то, как про­хо­дит обще­ние взрос­лых в семье! Пло­ды ваше­го раз­дра­же­ния и зло­бы откла­ды­ва­ют­ся в дет­ской душе до вре­ме­ни, что­бы про­рас­ти в виде непо­слу­ша­ния, дер­зо­сти и гне­ва. При­ло­жи­те все силы к тому, что­бы создать в семье теп­лую хри­сти­ан­скую атмо­сфе­ру, и вы уви­ди­те, как бла­го­твор­но повли­я­ет она не толь­ко на про­цесс вос­пи­та­ния, но и на вашу лич­ную жизнь. Ведь семья — это, пожа­луй, един­ствен­ное после хра­ма Божье­го место, где чело­век может по-насто­я­ще­му отдох­нуть душой. Поэто­му и хочет­ся при­звать всех, кому доро­га дет­ская душа, к само­му глав­но­му делу — к борь­бе с гре­хом. Борь­ба эта — нелег­кая и про­дол­жи­тель­ная, но она дает пло­ды, к кото­рым мы все стре­мим­ся, — душев­ный мир, спо­кой­ствие сове­сти, духов­ную радость. Она по силам толь­ко тем, кто име­ет живую связь с Хра­мом, где через молит­вы, через уча­стие в таин­ствах чело­век полу­ча­ет от Бога силы бороть­ся с гре­хом и тво­рить доб­рые дела. Поэто­му, хотя бы ради детей, кото­рые у нас уже есть или к рож­де­нию кото­рых мы гото­вим­ся, поста­ра­ем­ся испра­вить свою жизнь, отка­жем­ся от низ­мен­ных инте­ре­сов и заня­тий, поста­вим выше все­го лич­но­го инте­ре­сы сво­ей семьи!

Защитим целомудрие наших детей^

В совре­мен­ном обще­стве все под­тал­ки­ва­ет моло­до­го чело­ве­ка к тому, что­бы лишить­ся цело­муд­рия до нача­ла семей­ной жиз­ни. Теле­ви­де­ние, сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, рекла­ма на ули­цах, буль­вар­ные рома­ны в крас­ках живо­пи­су­ют обще­ние людей, про­шед­ших все гре­хов­ные ста­дии. Если рань­ше обще­ство хотя бы пыта­лось скры­вать свои поро­ки, то сего­дня на моло­дых людей обру­ши­ва­ет­ся шквал соблаз­нов, кото­ро­му они, лишен­ные духов­но­го ору­жия, часто ока­зы­ва­ют­ся не в силах противостоять.

Что это за духов­ное ору­жие? Конеч­но, в первую оче­редь, это страх Божий. За грех Гос­подь может нака­зать, вра­зу­мить силь­ным потря­се­ни­ем. А кто дол­жен вну­шить ребен­ку этот страх? Роди­те­ли. Роди­те­ли долж­ны созда­вать в семье такую атмо­сфе­ру, что­бы ребен­ку хоте­лось сохра­нить свою душу в чисто­те. Дети могут ощу­тить роди­тель­ское цело­муд­рие и всю поль­зу его, когда будут видеть маму и папу живу­щи­ми пра­вед­но, созна­вать, что взрос­лые с лас­ко­вым вни­ма­ни­ем сле­дят за каж­дым шагом их дет­ской жиз­ни. Стро­гость взрос­лых к себе застав­ля­ет и детей заду­мы­вать­ся над сво­и­ми поступками.

Сло­во «цело­муд­рие» мож­но пере­ве­сти как цель­ное мудр­ство­ва­ние. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рит, что чело­век, сохра­нив­ший цело­муд­рие до бра­ка, сохра­нит его и в бра­ке. Сохра­нив­ший цело­муд­рие сохра­ня­ет, таким обра­зом, и все доб­ро­де­те­ли сво­ей души. Цело­муд­рие есть у каж­до­го хри­сти­а­ни­на. Нару­ше­ние цело­муд­рия до бра­ка — это одна из глав­ных при­чин несчаст­ной семей­ной жиз­ни. Один мой зна­ко­мый свя­щен­ник, врач, ска­зал, что впе­чат­ле­ния от пер­вой физи­че­ской бли­зо­сти застре­ва­ют в памя­ти настоль­ко, что оста­ют­ся самым силь­ным вос­по­ми­на­ни­ем до кон­ца дней. С кем бы потом ни соеди­ни­ла чело­ве­ка жизнь, он все­гда будет пом­нить того, кто был пер­вым, и это вос­по­ми­на­ние может поме­шать целост­но­сти семьи. Мы все­гда долж­ны учи­ты­вать то, что не толь­ко супру­же­ская изме­на, но и связь до бра­ка, даже с буду­щим супру­гом — грех. Во вре­ме­на пер­вых хри­сти­ан за пре­лю­бо­де­я­ние отлу­ча­ли от при­ча­стия на пят­на­дцать лет, а за блуд — на семь. Вот каким стро­гим было духов­ное нака­за­ние в Древ­ней Церк­ви, когда жизнь хри­сти­ан была на высоте.

Что надо знать детям об ответственности?^

Ответ­ствен­ность — это одно из глав­ных качеств хри­сти­а­ни­на. Это­му учит нас апо­стол Павел, гово­ря: «Не зна­е­те ли, что тела ваши суть храм живу­ще­го в вас Свя­та­го Духа, Кото­ра­го име­е­те вы от Бога, и вы не свои, Ибо вы куп­ле­ны доро­гою ценою? Посе­му про­слав­ляй­те Бога и в телах ваших и в душах ваших, кото­рые суть Божий» (1Кор. 6:19, 20). Чув­ство ответ­ствен­но­сти за себя и за свои поступ­ки, а так­же за дру­гих людей, кото­рые вве­ре­ны тебе, выте­ка­ет из рож­да­ю­ще­го­ся в душе стра­ха Божье­го. Чело­век, боя­щий­ся Бога, осо­зна­ет, что Гос­подь посто­ян­но наблю­да­ет за каж­дым его дей­стви­ем и голо­сом сове­сти ука­зы­ва­ет, что есть дело бого­угод­ное, а что — про­тив­ное Его свя­той воле. Как извест­но, страх Божий в душе хри­сти­а­ни­на про­яв­ля­ет­ся по-раз­но­му. Мож­но боять­ся Бога подоб­но тому, как раб стра­шит­ся сво­е­го гос­по­ди­на (раб­ский страх). Мож­но отно­сить­ся к Богу так, как наем­ник отно­сит­ся к сво­е­му хозя­и­ну: вспо­ми­нать о Боге толь­ко в мину­ты, сво­бод­ные от сует­ной дея­тель­но­сти, обра­ща­ясь к Нему лишь с прось­бой о даро­ва­нии раз­лич­ных духов­ных и зем­ных благ. И, нако­нец, совер­шен­ные хри­сти­ане стя­жа­ли в сво­ем серд­це сынов­нюю покор­ность сво­е­му Небес­но­му Отцу и боя­лись Бога лишь пото­му, что не хоте­ли ни в чем, даже в самом малом, оскор­бить Его без­гра­нич­ную Любовь.

Ребе­нок, живу­щий в нор­маль­ной семье, посто­ян­но чув­ству­ет дух ответ­ствен­но­сти. Дома и на про­гул­ке мама смот­рит за малы­шом, обе­ре­гая его от опас­но­сти. Он с ран­не­го дет­ства видит, как роди­те­ли вни­ма­тель­но сле­дят за каж­дым его шагом, пере­жи­ва­ют. На вопрос: «Поче­му вы так за меня бес­по­ко­и­тесь?» — он все­гда может услы­шать ответ: «Мы отве­ча­ем за тебя перед Богом». Лич­ный при­мер роди­те­лей в деле вос­пи­та­ния чув­ства ответ­ствен­но­сти — самый луч­ший учи­тель. Когда взрос­лые посту­па­ют ответ­ствен­но даже в мело­чах, пекут­ся о без­опас­но­сти в доме, где есть малень­кий ребе­нок, то дети обя­за­тель­но впи­ты­ва­ют в себя этот дух. Важ­но толь­ко при­дать ему рели­ги­оз­но-нрав­ствен­ный харак­тер. Вну­шать, что за  все, что сде­ла­ет ребе­нок, он будет отве­чать перед Богом, перед сво­ей сове­стью, перед соб­ствен­ной семьей. Поэто­му так важ­но не раз­ре­шать детям с малых лет зани­мать­ся теми дела­ми, кото­рые назы­ва­ют­ся бес­цель­ны­ми, то есть тра­тить вре­мя попу­сту. Любым, даже самым малым поступ­ком, они долж­ны при­но­сить поль­зу ближним.

Беда наше­го вре­ме­ни в том и заклю­ча­ет­ся, что люди не жела­ют нести бре­мя ответ­ствен­но­сти. Что хочет­ся чело­ве­ку, то он и дела­ет. А ведь если мы обра­тим­ся к Сло­ву Божье­му, то уви­дим, что каж­дая стра­ни­ца Свя­щен­но­го Писа­ния гово­рит о том, что­бы мы «со стра­хом и тре­пе­том» совер­ша­ли «свое спа­се­ние» (Флп. 2, 12), ведь «за вся­кое празд­ное сло­во, какое ска­жут люди, дадут они ответ в день суда» (Мф. 12, 36). Вот поче­му так вни­ма­тель­но и ответ­ствен­но дол­жен отно­сить­ся чело­век к сво­ей зем­ной жиз­ни. «Я верю, что есть Бог, это Недрем­лю­щее и Все­ви­дя­щее Око; за каж­дое дело, сло­во и помыш­ле­ние я перед Ним отве­чу: моя загроб­ная участь либо бла­жен­ство, либо муче­ния — будет реше­на наве­ки», — таки­ми раз­мыш­ле­ни­я­ми необ­хо­ди­мо вос­пи­ты­вать в себе посто­ян­ную память о назна­че­нии сво­ей жизни.

Жизнь родителей — лучшая проповедь^

Пра­во­слав­ных детей с само­го ран­не­го воз­рас­та надо при­учать к тому, что их глав­ная обя­зан­ность — послу­ша­ние роди­те­лям. Гос­подь ниче­го так не тре­бу­ет от детей, как послу­ша­ния. Боль­шая часть совре­мен­ных пра­во­слав­ных роди­те­лей — нео­фи­ты. Нео­фит — это чело­век, кото­рый толь­ко-толь­ко начи­на­ет свой цер­ков­ный путь. Ему надо пони­мать, что долж­но прой­ти вре­мя, что­бы его жизнь устро­и­лась. Труд вос­пи­та­ния детей, как и любое, дру­гое дело, хоро­шо сопро­вож­дать молит­вой, тогда Гос­подь не оста­вит Сво­ею помо­щью. Надо поста­рать­ся создать такой кли­мат в семье, что­бы ребе­нок чув­ство­вал, что он — бла­го­по­луч­ное чадо бла­го­че­сти­вых роди­те­лей. Если это полу­чит­ся, то сами усло­вия жиз­ни ста­нут той бла­го­при­ят­ной реаль­но­стью, про­тив кото­рой не захо­чет­ся бунтовать.

Молит­ва за детей необ­хо­ди­ма и отцу, и мате­ри. Воз­ды­ха­ние за чад долж­но стать их еже­днев­ным молит­вен­ным подви­гом. Как извест­но, молит­ва мате­ри со дна моря доста­нет. Мы зна­ем мно­же­ство при­ме­ров из жиз­не­опи­са­ний свя­тых, когда роди­тель­ская молит­ва спа­са­ла детей. Бла­жен­ный Авгу­стин в моло­до­сти вел воль­ную нехри­сти­ан­скую жизнь, но молит­ва мате­ри под­ня­ла его со дна гре­хов­ной жиз­ни, поста­ви­ла на путь слу­же­ния Церк­ви. Учи­тель бла­жен­но­го Авгу­сти­на свя­ти­тель Амвро­сий Медио­лан­ский гово­рил о нем еще до его обра­ще­ния, что не может погиб­нуть сын столь­ких слез и столь­ких молитв.

Мы сла­бы, нам не хва­та­ет настой­чи­во­сти, поэто­му надо упо­вать на мило­сер­дие Божье. Как свя­щен­ник, ста­но­вясь духов­ным отцом для сво­их при­хо­жан, ста­ра­ет­ся вно­сить в их спа­се­ние свою леп­ту молит­вой, так и роди­те­ли долж­ны про­сить Гос­по­да о помо­щи в деле вос­пи­та­ния. Ведь детей вос­пи­ты­ва­ют не толь­ко роди­те­ли, Сам Гос­подь учит их жизни.

Когда ребе­нок ста­но­вит­ся стар­ше, то в деле вос­пи­та­ния в нем чув­ства ответ­ствен­но­сти боль­шую роль игра­ет обра­зо­ва­ние. Уче­ба тре­бу­ет уси­лий и вре­ме­ни. Хоро­шее фун­да­мен­таль­ное обра­зо­ва­ние — гума­ни­тар­ное или тех­ни­че­ское, худо­же­ствен­ное или музы­каль­ное — огра­ни­чи­ва­ет празд­ное сво­бод­ное вре­мя и фор­ми­ру­ет чело­ве­ка для взрос­лой жиз­ни. Надо самым вни­ма­тель­ным обра­зом отсле­жи­вать тот момент, когда у ребен­ка появит­ся осо­знан­ное жела­ние зани­мать­ся чем-то опре­де­лен­ным, и, если пред­мет дет­ских увле­че­ний не про­ти­во­ре­чит хри­сти­ан­ско­му миро­воз­зре­нию, то вся­че­ски поощ­рять жела­ние учить­ся этому.

И, конеч­но, роди­те­ли не долж­ны забы­вать о нрав­ствен­ном вос­пи­та­нии сво­их детей. Сла­ва Богу, сей­час изда­ет­ся мно­го книг, кото­рые могут помочь в этом бла­гом деле. Мно­гие ново­на­чаль­ные мамы и папы смог­ли оце­нить поль­зу от чте­ния книг, когда отка­за­лись от теле­ви­зо­ра. Часто батюш­ки сове­ту­ют сво­им при­хо­жа­нам вооб­ще исклю­чить теле­ви­зор из рас­по­ряд­ка дня ребен­ка. Толь­ко в том слу­чае, если ребе­нок не будет смот­реть теле­ви­зор, он потя­нет­ся к духов­ной жиз­ни, к зна­ни­ям, к обще­нию со сверст­ни­ка­ми. Теле­ви­зор запол­ня­ет собой все. Пусть не удив­ля­ют­ся роди­те­ли, дети кото­рых часто смот­рят теле­ви­зор, повы­шен­ной воз­бу­ди­мо­сти сво­их чад, каприз­но­сти, неже­ла­нию позна­вать мир. Это вполне зако­но­мер­ный резуль­тат «теле­ви­зи­он­но­го вос­пи­та­ния». Если роди­те­ли не хотят зани­мать­ся детьми, их будет вос­пи­ты­вать телевизор.

Досуг ребен­ка дол­жен быть пол­но­цен­ным. От того, как роди­те­лям удаст­ся орга­ни­зо­вать сво­бод­ное вре­мя детей, во мно­гом зави­сит их раз­ви­тие, здо­ро­вье, их даль­ней­шая взрос­лая жизнь. Дет­ские игры и заня­тия долж­ны быть раз­но­об­раз­ны­ми, что­бы ребе­нок не уста­вал: почи­та­ли с мамой книж­ку — поиг­ра­ли в кон­струк­тор, пока­та­лись на машин­ке, пори­со­ва­ли… А глав­ное, надо при­учить ребен­ка к цер­ков­ной жиз­ни. Хоро­шие роди­те­ли с мла­ден­че­ства объ­яс­ня­ют сво­им чадам, что такое молит­ва, как надо вести себя в хра­ме. Дети, вос­пи­тан­ные в духе пра­во­слав­ной веры, даже если отхо­дят от Церк­ви, сохра­ня­ют в уме и серд­це мысль о том, что Гос­подь, как любя­щий Отец, все­гда тер­пе­ли­во ждет их возвращения.

 

Заключение. Путь нашего спасения^

Хри­сти­ан­ская жизнь в семье — это крест­ный путь. Он ведет чело­ве­ка к духов­но­му совер­шен­ство­ва­нию, к дости­же­нию Цар­ствия Небес­но­го. Толь­ко в послед­нее вре­мя поче­му-то при­умень­ше­но зна­че­ние семьи в срав­не­нии с высо­ки­ми иде­а­ла­ми мона­ше­ской жиз­ни. А ведь имен­но сего­дня, как нико­гда преж­де, всем нам необ­хо­ди­мо воз­рож­дать семью. Если мона­ше­ство — удел неболь­шо­го чис­ла избран­ных людей, то брак, как учи­ли­ще бла­го­че­стия и шко­ла доб­ро­де­те­ли, — путь спа­се­ния боль­шин­ства хри­сти­ан. В нашей кни­ге мы стре­ми­лись пока­зать высо­ту хри­сти­ан­ско­го бра­ка — не толь­ко для того, что­бы вооду­ше­вить моло­дых людей на созда­ние пра­во­слав­ной семьи, но и для того, что­бы напом­нить тем, кто осту­пил­ся, о вели­кой силе пока­я­ния, через кото­рое про­ис­хо­дит духов­ное совер­шен­ство­ва­ние любо­го человека.

Семей­ная жизнь — это вели­кий подвиг. А мы хоро­шо зна­ем, что в любом подви­ге Гос­подь нико­го не остав­ля­ет без уте­ше­ний. Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский гово­рил, что для семей­ной жиз­ни тер­пе­ния нужен не воз, а целый обоз. «Тер­пе­ни­ем вашим спа­сай­те души ваши» (Лк. 21, 19), — чита­ем мы в Свя­том Еван­ге­лии. Мно­гие свя­тые отцы писа­ли о том, что в послед­ние вре­ме­на хри­сти­ане будут спа­сать­ся не вели­ки­ми подви­га­ми, а тер­пе­ни­ем скор­бей. Все мы зна­ем, как мно­го в семей­ной жиз­ни тру­дов и вол­не­ний, бес­сон­ных ночей и скор­бей, но, толь­ко зная все это, мож­но понять, насколь­ко необ­хо­ди­мо чело­ве­ку тер­пе­ние. Мы долж­ны пони­мать, что тру­ды посы­ла­ет нам Сам Гос­подь, Он, наш Небес­ный Любя­щий Отец, — Источ­ник Люб­ви Боже­ствен­ной. За тру­ды, кото­рые мы несем на зем­ле, за подвиг тер­пе­ния Он воз­да­ет таки­ми бла­га­ми, полу­чив кото­рые самые достой­ные из нас толь­ко бла­го­да­рят Его и сожа­ле­ют о том, что мало потру­ди­лись, мало потер­пе­ли, не до кон­ца вери­ли Ему. Награ­да, кото­рой удо­ста­и­ва­ет Гос­подь за тру­ды в семей­ной жиз­ни, неиз­ме­ри­мо выше наших зем­ных ста­ра­ний. Но даже здесь, на зем­ле, мы верим сло­вам Апо­сто­ла: «верен Бог, Кото­рый не попу­стит вам быть иску­ша­е­мы­ми сверх сил, но при иску­ше­нии даст и облег­че­ние, так что­бы вы мог­ли пере­не­сти» (1Кор. 10:13). Вот в какой вере надо пре­бы­вать нам, и не уны­вать, не роп­тать, не опус­кать рук, а про­сить, что­бы Он бла­го­сло­вил брач­ный союз сча­стьем зем­ным и духовным.

Цемен­ти­ру­ю­щим рас­тво­ром, скреп­ля­ю­щим все семей­ные доб­ро­де­те­ли, явля­ет­ся сми­ре­ние. Неда­ром Гос­подь пове­лел в Еван­ге­лии учить­ся от Него имен­но сми­ре­нию: «Научи­тесь от Меня, ибо Я кро­ток и сми­рен серд­цем, и най­де­те покой душам вашим» (Мф. 11:29). Сми­ре­ние — отли­чи­тель­ная доб­ро­де­тель пра­во­слав­но­го чело­ве­ка, в ней мы долж­ны упо­до­бить­ся Само­му Гос­по­ду. Жизнь в семье, осо­бен­но для жен­щи­ны, невоз­мож­на без сми­ре­ния. Жена, как хра­ни­тель­ни­ца семей­но­го сча­стья, осо­бен­но долж­на при­ла­гать все уси­лия к тому, что­бы стя­жать сми­ре­ние в сво­ем серд­це. Часто имен­но через жен­ское сми­ре­ние, незло­бие, покор­ность воле Божьей сози­да­ет­ся доб­рая атмо­сфе­ра в доме. Сей­час нам со всех сто­рон навя­зы­ва­ют дру­гой уклад жиз­ни. Сми­ре­ние сре­ди неве­ру­ю­щих назы­ва­ет­ся чем угод­но, толь­ко не доб­ро­де­те­лью. Сми­рен­но­го чело­ве­ка обще­ство счи­та­ет мало­душ­ным и заби­тым, о нем гово­рят, что ему кто угод­но сядет на шею. Свет­ские люди пыта­ют­ся соб­ствен­ны­ми уси­ли­я­ми доби­вать­ся реше­ния про­блем, они не хотят знать о том, что, сми­рив­шись, мы при­зы­ва­ем помощь Само­го Гос­по­да. Но чем чело­век муд­рее, чем он духов­но опыт­нее, тем боль­ше в нем смирения.

Жизнь в семье труд­на сей­час еще и пото­му, что неред­ко под одной кры­шей живут люди несколь­ких поко­ле­ний, веру­ю­щие дети име­ют неве­ру­ю­щих роди­те­лей. И кажет­ся, что поэто­му в доме нет покоя, нет мира. Всем нам нуж­но и здесь поло­жить­ся на волю Божью. Мир и покой семей­ных отно­ше­ний сего­дня, быть может, — удел людей осо­бен­ных, кото­рые достиг­ли духов­но­го воз­рас­та, сохра­ни­ли цело­муд­рие до бра­ка и с мла­ден­че­ства были вос­пи­та­ны в бла­го­че­стии. Воз­мож­но, несколь­ко поко­ле­ний бла­го­че­сти­вых пред­ков моли­лись об их зем­ном сча­стье, и они удо­сто­и­лись его. Но те из нас, кото­рые пока не обре­ли душев­но­го мира, не долж­ны уны­вать, пото­му что мы не зна­ем, что имен­но нам полез­но. Пре­одо­ле­ние труд­но­стей, тер­пе­ние жиз­нен­ных невзгод при­бли­жа­ет нас ко Гос­по­ду и духов­но совер­шен­ству­ет. Поэто­му пусть каж­дый пре­бы­ва­ет в том зва­нии, в кото­ром он постав­лен, а, глав­ное, не роп­щет и не зави­ду­ет тем, кто живет «луч­ше». Внут­рен­няя жизнь дру­го­го чело­ве­ка неиз­вест­на нико­му, кро­ме Гос­по­да. Никто кро­ме Него не зна­ет, какие у людей скор­би. Пусть каж­дый из нас пере­ста­нет смот­реть на дру­гих и доволь­ству­ет­ся тем, что ему дано. И да бла­го­сло­вит нас Бог на тер­пе­ние тру­дов семейных!

Итак, како­вы глав­ные при­чи­ны раз­во­дов и как сохра­нить свою семью? Семьи рас­па­да­ют­ся, когда люди не хотят соблю­дать зако­ны духов­ные и жить по свя­тым запо­ве­дям Божьим в послу­ша­нии Мате­ри Церк­ви. Поэто­му еще раз обра­ща­ем­ся к нашим чита­те­лям с доб­рым сове­том и настав­ле­ни­ем: не пытай­тесь постро­ить семей­но­го сча­стья без Божье­го бла­го­сло­ве­ния. Это­го еще нико­гда нико­му не уда­ва­лось! Семей­ное бла­го­по­лу­чие — вели­кий Божий дар и милость Гос­по­да, кото­рые дают­ся не всем, а толь­ко тем вер­ным чадам, кто жела­ет тру­дить­ся и идти путем, о кото­ром гово­рит Свя­тое Еван­ге­лие. Семью име­ну­ют малой Цер­ко­вью, и поэто­му ее жизнь про­хо­дит по духов­ным зако­нам. Если эти зако­ны нару­ша­ют­ся, то семья попа­да­ет­ся. Если же эти зако­ны соблю­да­ют­ся, то такой союз, хра­ни­мый Самим Богом, укреп­ля­ет­ся и при­но­сит радость и сча­стье каж­до­му из его членом.

Вто­рой важ­ный вывод нашей кни­ги заклю­ча­ет­ся в том, что люди пере­ста­ли смот­реть на семью как на вели­кую цен­ность. Семьи так лег­ко рас­па­да­ют­ся, пото­му что ими не доро­жат. Новые эко­но­ми­че­ские и соци­аль­ные усло­вия жиз­ни, с кото­ры­ми мы столк­ну­лись, откры­ли перед моло­ды­ми воз­мож­ность устра­и­вать свою судь­бу так, как нико­гда ее не устра­и­ва­ли бла­го­че­сти­вые люди на Руси. Соблазн мни­мой гре­хов­ной сво­бо­ды, кото­рая для веру­ю­ще­го чело­ве­ка опас­нее и страш­нее любо­го раб­ства. Гос­подь ска­зал, что «дела­ю­щий грех, есть раб гре­ха» (Ин. 8, 34), увлек мно­гих людей на путь, кото­рый ведет к поги­бе­ли. По сво­ей неопыт­но­сти они не уви­де­ли в про­па­ган­де запад­но­го укла­да жиз­ни раз­ру­ши­тель­но­го для нашей души вли­я­ния. Все то пагуб­ное, что мы видим, не воз­ник­ло сти­хий­но и бес­при­чин­но. За шква­лом жесто­ко­сти и раз­вра­та вид­ны дей­ствия пад­ше­го духа, диа­во­ла, кото­рый свою глав­ную цель видит в том, что­бы губить чело­ве­че­ские души. Если мож­но так ска­зать, он явля­ет­ся гене­ра­то­ром зла, он посто­ян­но ищет в пад­шем мире вер­ных слуг и рабов, кото­рым обе­ща­ет зем­ное бла­го­по­лу­чие и покой, но за это берет глав­ное — душу чело­ве­ка. «Отдай мне свою душу — и вза­мен ты полу­чишь все!» — такой зло­ве­щий шепот может услы­шать вся­кий, кто через гре­хов­ную жизнь без пока­я­ния попал в его страш­ные сети. Но мы хоро­шо пом­ним сло­ва наше­го Гос­по­да, Кото­рый гово­рит: «Какая поль­за чело­ве­ку, если он при­об­ре­тет весь мир, а душе сво­ей повре­дит?» (Мф. 16:26). Поэто­му еще раз при­зо­вем наших чита­те­лей к созда­нию семьи и тру­ду на бла­го семей­но­го сча­стья. Еще раз повто­рим: никто и нико­гда не пожа­лел о том, что потра­тил мно­го сил и вре­ме­ни на сози­да­ние и укреп­ле­ние сво­ей семьи. Доб­рая друж­ная семья — самая высо­кая награ­да нашей зем­ной жиз­ни. Чело­век, создав­ший креп­кую бла­го­по­луч­ную семью и живу­щий в ней, перед Богом не ниже того, кто постро­ил храм Божий или осно­вал монастырь.

Тре­тий вывод, кото­рый мы хоте­ли бы пока­зать наше­му чита­те­лю, состо­ит в том, что рус­ские люди утра­ти­ли мно­го­ве­ко­вую пра­во­слав­ную тра­ди­цию жиз­ни в семье. Мно­гие семей­ные сою­зы не толь­ко не освя­ща­ют­ся таин­ством вен­ча­нии, но и не име­ют граж­дан­ской реги­стра­ции. Моло­дые пре­не­бре­га­ют роди­тель­ским сове­том и мне­ни­ем при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, не стре­мят­ся к созда­нию мно­го­дет­ной семьи, забы­вая, что с рож­де­ни­ем каж­до­го ребен­ка в семью вхо­дит, образ­но гово­ря, еще одна части­ца Божье­го бла­го­сло­ве­ния. Мно­го­дет­ные семьи в боль­шин­стве сво­ем — креп­кие, друж­ные и счаст­ли­вые: такую семью бла­го­слов­ля­ет Сам Гос­подь. И конеч­но, каж­до­му из нас необ­хо­ди­ма самая тес­ная связь с хра­мом Божьим. В хра­ме вся семья полу­чат духов­ные силы для бла­го­че­сти­вой жиз­ни и борь­бы с грехом.

Закан­чи­вая наш скром­ный труд, поже­ла­ем семей­ным чита­те­лям, и тем, кто толь­ко стре­мит­ся к семей­но­му сча­стью помо­щи Божьей и Божье­го бла­го­сло­ве­ния на этот нелег­кий, но спа­си­тель­ный путь, кото­рый ведет в Небес­ные Оби­те­ли, а здесь, на зем­ле, награж­да­ет миром и тихой радостью.

 

Приложение

Проповедь архимандрита Георгия (Тертышникова), произнесенная 25.01.1998 г. в Храме Богоявления бывшего Богоявленского монастыря на Никольской улице после венчания будущего священника^

Во имя Отца и Сына и Свя­та­го Духа!

Доро­гие Андрей и Ирина!

Поздрав­ляю вас с таин­ством вен­ча­ния, кото­рое совер­ши­лось в Бого­яв­лен­ском Хра­ме быв­ше­го Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря. Здесь, в этой оби­те­ли под­ви­зал­ся буду­щий все­рос­сий­ский свя­ти­тель мит­ро­по­лит Алек­сий, один из покро­ви­те­лей г. Моск­вы. Зна­ме­на­тель­но и то, что Ваше вен­ча­ние совер­ша­ет­ся в день памя­ти свя­той вели­ко­му­че­ни­цы Тати­а­ны, покро­ви­тель­ни­цы нау­ки и сту­ден­че­ства в Рос­сии. Вот поче­му я счи­таю сво­им дол­гом напом­нить вам то, о чем посто­ян­но гово­рит нам Свя­тая Цер­ковь.

Зем­ная жизнь — это все­го лишь крат­ко­вре­мен­ное стран­ство­ва­ние, путь, кото­рый изме­ря­ет­ся не рас­сто­я­ни­ем, а вре­ме­нем. Во вре­мя зем­ной жиз­ни Гос­подь дает людям раз­лич­ные даро­ва­ния. И самое глав­ное даро­ва­ние, кото­рым вы обла­да­е­те — это пра­во­слав­ная вера. После при­ше­ствия Спа­си­те­ля зем­ная жизнь ста­ла шко­лой для при­го­тов­ле­ния к Веч­но­сти, и зем­ля ста­ла учи­ли­щем, где вос­пи­ты­ва­ют­ся после­до­ва­те­ли Хри­ста для Веч­но­го Бла­жен­ства. Свя­той апо­стол Иаков срав­ни­ва­ет вре­мя зем­ной жиз­ни с паром, кото­рый появ­ля­ет­ся на малое вре­мя, а потом бес­след­но исче­за­ет. Пре­по­доб­ный Авва Доро­фей гово­рит, что если чело­век поте­ря­ет какую-либо вещь, пусть даже золо­тую, он име­ет воз­мож­ность ее при­об­ре­сти, а если он поте­ря­ет вре­мя, про­ве­дет его в нера­де­нии, то эту поте­рю вос­ста­но­вить невоз­мож­но. Вот поче­му нуж­но ценить этот вели­чай­ший дар жиз­ни и бла­го­да­рить Гос­по­да за то, что Он при­звал вас к пра­во­слав­ной вере, за то, что бла­го­че­сти­вые роди­те­ли вос­пи­та­ли вас в люб­ви к Пра­во­слав­ной Церкви.

С сего­дняш­не­го дня у вас нач­нет­ся новая жизнь. Путь этот труд­ный и тер­ни­стый. Свя­тая Цер­ковь напо­ми­на­ет нам об этом в таин­стве вен­ча­ния, когда поет­ся тро­парь свя­тым муче­ни­кам. Это озна­ча­ет, что подвиг семей­ной жиз­ни при­рав­ни­ва­ет­ся к подви­гу муче­ни­че­ско­му, если чело­век достой­но испол­ня­ет его. Пер­вая ваша обя­зан­ность — это ваши лич­ные отно­ше­ния, осно­вой для кото­рых долж­ны стать хри­сти­ан­ские запо­ве­ди. Свя­той Апо­стол напо­ми­на­ет нам сего­дня о том, что семью мож­но срав­нить с Цер­ко­вью. Семья долж­на стать домаш­ней Цер­ко­вью. А что­бы достиг­нуть этой цели, нуж­но потру­дить­ся. Во-пер­вых, надо узнать, тща­тель­но изу­чить свои обя­зан­но­сти и ста­рать­ся при­ме­нить это зна­ние к лич­ной жизни.

Гос­подь дает вам осо­бое назна­че­ние. Вы полу­чи­ли выс­шее свет­ское обра­зо­ва­ние. Андрей – буду­щий свя­щен­но­слу­жи­тель, и поэто­му на Ири­ну воз­ла­га­ют­ся осо­бые обя­за­тель­ства. Она долж­на стать матуш­кой. А ведь матуш­ка — это Ангел хра­ни­тель сво­е­го батюш­ки. Поэто­му нуж­но углуб­лять бого­слов­ские зна­ния, кото­рые укреп­ля­ют веру. Сего­дня на свя­щен­ни­ке лежит обя­зан­ность про­све­щать сво­их сооте­че­ствен­ни­ков, мно­гие из кото­рых нахо­дят­ся в заблуж­де­нии. Вы долж­ны ста­рать­ся по мере сво­их сил и спо­соб­но­стей углуб­лять­ся в Бого­от­кро­вен­ную исти­ну и сооб­щать ее окру­жа­ю­щим людям, забо­тить­ся о сво­их роди­те­лях, о сво­их близ­ких, ста­рать­ся делать все, что­бы их вера креп­ла, что­бы они ста­ли бли­же к Церк­ви и выпол­ни­ли свое назначение.

В духов­ной жиз­ни есть раз­ный воз­раст. Свя­той апо­стол Павел гово­рит, что в духов­ной обла­сти есть мла­ден­цы, отро­ки, юно­ши, мужи и стар­цы. И если чело­век изме­ня­ет­ся телес­но по дей­ствию Про­мыс­ла, и это от него не зави­сит, то духов­ный рост зави­сит от лич­но­го уча­стия чело­ве­ка. Чело­век дол­жен позна­вать исти­ну, позна­вать уче­ние о пути, веду­щем ко Спа­се­нию, ста­рать­ся испол­нять запо­ве­ди Хри­сто­вы, и тогда ему будет содей­ство­вать Боже­ствен­ная благодать.

Сей­час вы начи­на­е­те новый путь. Вам, как мла­ден­цам духов­ным, нуж­но поза­бо­тить­ся о том, что­бы духов­но воз­рас­ти, достиг­нуть совер­шен­ства. Толь­ко тогда вы смо­же­те выпол­нить свое назна­че­ние и научи­тесь помо­гать близ­ким. Вы долж­ны посто­ян­но пом­нить, что свя­тые угод­ни­ки Божии все­гда гото­вы помочь тем, кто к ним обра­ща­ет­ся. Но в то же вре­мя вы не долж­ны забы­вать, что борь­ба ново­го чело­ве­ка с вет­хим, кото­рый живет в нас, осо­бен­но обост­ря­ет­ся, когда мы начи­на­ем зани­мать­ся вопро­са­ми духов­ны­ми. Поэто­му вы долж­ны все­гда обра­щать­ся за сове­том к свя­тым отцам, к духов­ным настав­ни­кам, руко­во­ди­те­лям, кото­рые име­ют боль­ший опыт и могут помочь вам испол­нить свое пред­на­зна­че­ние. Вы долж­ны посто­ян­но бла­го­да­рить Бога за то, что Он при­звал вас к вере, к Церк­ви и ста­рать­ся все­сто­ронне раз­ви­вать свои талан­ты. Свя­тая Цер­ковь учит, что нау­ка долж­на при­во­дить людей к Богу. Цер­ковь может помочь нау­ке в позна­нии вопро­сов непо­сти­жи­мых для чело­ве­че­ско­го разу­ма. Поэто­му Цер­ковь не запре­ща­ет зани­мать­ся нау­кой, и мы зна­ем мно­го­чис­лен­ные при­ме­ры вели­ких свя­тых учи­те­лей все­лен­ских и свя­ти­те­лей — Васи­лия Вели­ко­го, Гри­го­рия Бого­сло­ва и Иоан­на Зла­то­уст, кото­рые име­ни выс­шее свет­ское обра­зо­ва­ние, но исполь­зо­ва­ли его на бла­го Церк­ви. Так и вы долж­ны все­сто­ронне раз­ви­вать те талан­ты, кото­рые Бог вам даро­вал, а глав­ное, пом­нить, что толь­ко с помо­щью Божи­ей мож­но пре­успеть в позна­нии исти­ны в раз­лич­ных обла­стях, толь­ко с помо­щью Божи­ей вы може­те пре­успеть в духов­ной жизни.

Но осо­бен­но важ­ной зада­чей дли вас явля­ет­ся вос­пи­та­ние детей. Роди­те­ли — это ору­дие Про­мыс­ла Божия, а Про­мысл Божий заклю­ча­ет­ся в том, что­бы на зем­ле было боль­ше пра­вед­ни­ков. И вы долж­ны ста­вить перед собой такую цель, что­бы ваши дети ста­ли пра­вед­ни­ка­ми. Чем боль­ше пра­вед­ни­ков будет на рус­ской зем­ле, тем боль­ше бла­го­де­я­ний Бог будет посы­лать на наше Отечество.

Очень отрад­но, что вы про­яв­ля­е­те любовь к оби­те­ли Пре­по­доб­но­го Сер­гия. Ведь эта оби­тель освя­ще­на не толь­ко подви­га­ми Пре­по­доб­но­го, но и сто­па­ми Божи­ей Мате­ри и мно­гих свя­тых. Ста­рай­тесь иметь такую забо­ту, что­бы чаще бывать в оби­те­ли, и тогда Пре­по­доб­ный будет вашим небес­ным покро­ви­те­лем. И вот в этот зна­ме­на­тель­ный момент я хотел бы пода­рить вам кни­гу, кото­рая сооб­ща­ет све­де­ния о подви­ге Пре­по­доб­но­го Сер­гия, о его оби­те­ли и просфо­ру, кото­рая была спе­ци­аль­но за вас выну­та о вашем здра­вии и спа­се­нии. Аминь.

Протоиерей Геннадий Огрызков. Слово о Петре и Февронии*^

Доро­гие мои, свя­тые бла­го­вер­ные КНЯЗЬЯ Петр и Фев­ро­ния Муром­ские, ико­на кото­рых нахо­дит­ся в нашем хра­ме и осо­бен­но почи­та­ет­ся, явля­ют­ся покро­ви­те­ля­ми хри­сти­ан­ско­го, пра­во­слав­но­го бра­ка и осо­бен­но — кре­по­сти это­го бра­ка, его устой­чи­во­сти. То, что мы видим сего­дня в мире, сего­дняш­нее состо­я­ние семьи, явля­ет собой кар­ти­ну отча­ян­ную и печаль­ную: люди дей­стви­тель­но забы­ли ста­рин­ное Божие бла­го­сло­ве­ние семей­ной жиз­ни. В мире царит лег­кое, поверх­ност­ное отно­ше­ние к семей­ной жиз­ни, к обя­зан­но­стям тех, кто всту­па­ет в брак. Имен­но в свя­зи с этим мы не уста­ем вспо­ми­нать свя­тых бла­го­вер­ных кня­зей Пет­ра и Февронию.

Чему же учит нас их пример?

Он пока­зы­ва­ет нам, что истин­ный брак начи­на­ет­ся задол­го до того, как муж и жена ста­но­вят­ся еди­ной семьей и начи­на­ют делить брач­ное ложе. Истин­ный брак как бы изна­чаль­но суще­ству­ет в Про­мыс­ле Божи­ем, в ста­нов­ле­нии и воле Боже­ствен­ной о каж­дом из нас. Пото­му-то так важ­но всем нам иметь страх Божий и вели­кое бла­го­го­ве­ние к этой тайне — тайне хри­сти­ан­ско­го бра­ка, когда две души и две пло­ти соеди­ня­ют­ся и ста­но­вят­ся еди­ной пло­тью и еди­ной душою, осе­ня­е­мой Духом Святым…

Мне бы очень хоте­лось, что­бы все наши совре­мен­ные моло­дые семьи, все­гда при­хо­ди­ли к этим свя­тым, кото­рые так бла­го­чест­но нача­ли жизнь, про­жи­ли свою жизнь и закон­чи­ли ее в чине ангель­ском, монашеском.

Мне бы хоте­лось, что­бы все мы все­гда про­си­ли у свя­тых бла­го­вер­ных кня­зей Пет­ра и Фев­ро­нии заступ­ни­че­ства пред Гос­по­дом и бла­го­сло­ве­ния на чистую и непо­стыд­ную супру­же­скую жизнь…

Мы реши­ли пред­ло­жить вни­ма­нию наших чита­те­лей пись­мо про­то­и­е­рея Вален­ти­на Амфи­те­ат­ро­ва, извест­но­го мос­ков­ско­го пас­ты­ря, подвиж­ни­ка веры и бла­го­че­стия, опуб­ли­ко­ван­ное в кон­це XIX века в Калуж­ских епар­хи­аль­ных ведо­мо­стях. Оно как нель­зя луч­ше отра­жа­ет тот факт, что вопрос устрой­ства семей­ной жиз­ни моло­дых людей все­гда нахо­дил­ся под при­сталь­ным вни­ма­ни­ем наше­го духо­вен­ства. В нем извест­ный пас­тырь рас­суж­да­ет о том, поче­му буду­щим свя­щен­ни­кам име­ет смысл женить­ся на неве­стах из духов­но­го зва­ния, но и миря­нам изло­жен­ные здесь сооб­ра­же­ния могут ока­зать­ся полез­ны­ми для пони­ма­ния того, как важ­но про­ис­хож­де­ние из одно­го сосло­вия для буду­щих супру­гов. Пись­мо пуб­ли­ку­ет­ся впер­вые в попу­ляр­ном издании.

Протоиерей Валентин Амфитеатров. О браках в духовном звании^

В Калуж­ской, рав­но как и в дру­гих вели­ко­рос­сий­ских епар­хи­ях, лица духов­но­го зва­ния, посту­па­ю­щие на свя­щен­но-цер­ков­но-слу­жи­тель­ские места, долж­ны всту­пать в брак с деви­ца­ми толь­ко сво­е­го сосло­вия. Отно­си­тель­но сего суще­ству­ет у нас осо­бое поста­нов­ле­ние: в выда­ва­е­мых из кон­си­сто­рии опре­де­ля­ю­щим­ся на свя­щен­но-слу­жи­тель­ские места биле­тах обык­но­вен­но про­пи­сы­ва­ет­ся: «всту­пать в брак с деви­цею духов­но­го зва­ния». Нам неиз­вест­но, как и когда яви­лось у нас это поста­нов­ле­ние; но мы можем с досто­вер­но­стию пола­гать, что оно вызва­но бла­го­же­ла­тель­ным уча­сти­ем епар­хи­аль­ных вла­стей в судь­бе наших, духов­но­го зва­ния, невест. Если бы опре­де­ля­ю­щим­ся на свя­щен­но-слу­жи­тель­ские места доз­во­ля­лось искать себе невест без раз­ли­чия зва­ния, где угод­но, то мно­гие из них, конеч­но, обра­ти­лись бы для сего к дру­гим, более бога­тым сосло­ви­ям, от чего неве­сты духов­но­го зва­ния оста­лись бы на руках отцов не при­стро­ен­ны­ми. Для устра­не­ния этих-то, невы­год­ных для нас послед­ствий, тре­бу­ет­ся, что­бы лица, посту­па­ю­щие в духов­ное зва­ние, бра­ли жен толь­ко из сво­е­го духов­но­го сосло­вия. Мы не берем­ся решать, насколь­ко это тре­бо­ва­ние сооб­раз­но с вызвав­ши­ми его обсто­я­тель­ства­ми и суще­ством дела; мы хотим толь­ко пока­зать неко­то­рым как выгод­ные, так и невы­год­ные его стороны.

Заме­тим пред­ва­ри­тель­но, что тре­бо­ва­ние пря­мо не выте­ка­ет из кано­ни­че­ских пра­вил св. церк­ви. Цер­ковь, раз­ре­шая брак всту­па­ю­ще­му в клир, тре­бу­ет толь­ко, что­бы избран­ное им для брач­но­го сожи­тия лицо было достой­но его по сво­им нрав­ствен­ным каче­ствам. Пра­ви­ла Гре­че­ской церк­ви, пере­шед­шие в нашу Рус­скую, тре­бу­ют, что­бы жена при­над­ле­жа­ще­го к кли­ру была пра­во­слав­ною (Всел. Соб. IV прав. 14), что­бы кро­ме сего, жена пре­сви­те­ра или диа­ко­на была непре­мен­но из девиц без поро­ка, так­же что­бы не была пуще­ни­ца (раз­вед­ша­я­ся с мужем), вдо­ва, рабы­ня, кощу­ни­ца ипля­са­ви­ца (актри­са) (Св. Апос. Прав. 18; Всел. Соб. VI пр. 3). Вот все, чего тре­бу­ет св. цер­ковь отно­си­тель­но бра­ков лиц духов­но­го зва­ния. По смыс­лу сих пра­вил, посту­па­ю­щий в духов­ное зва­ние может брать себе жену из всех сосло­вий пра­во­слав­но­го испо­ве­да­ния, лишь бы она под­хо­ди­ла под выше­озна­чен­ные тре­бо­ва­ния. И в суще­ству­ю­щих у нас для всей Рус­ской церк­ви цер­ков­но-граж­дан­ских поста­нов­ле­ни­ях, наприм. в Сво­де Зак. и Уст. Дух. Кон­сист. нет пра­ви­ла, что­бы всту­па­ю­щий в духов­ное зва­ние брал себе жену толь­ко из духов­но­го сосло­вия. Поэто­му рас­смат­ри­ва­е­мое нами поста­нов­ле­ние есть соб­ствен­но помест­ное и не име­ет непре­мен­но­го, обя­за­тель­но­го для всех значения.

Не мало голо­сов слы­шит­ся про­тив сего поста­нов­ле­ния. Неко­то­рые не без осно­ва­ния видят в нем при­чи­ну замкну­то­сти духов­но­го сосло­вия. Союз семей­ный, по само­му назна­че­нию сво­е­му, име­ет целью соеди­не­ние раз­но­род­ных эле­мен­тов; им все­гда сгла­жи­ва­лись и сгла­жи­ва­ют­ся исто­ри­че­ские пле­мен­ные раз­но­вид­но­сти, и в совре­мен­ных обще­ствах сослов­ные раз­ли­чия, сли­ва­ясь в том все­це­лом еди­не­нии жиз­ни, кото­рое состав­ля­ет отли­чи­тель­ный харак­тер семьи. Пото­му, гово­рят, бра­ки духов­ных лиц со свет­ски­ми луч­ше все­го мог­ли бы соеди­нить духов­ное сосло­вие с про­чи­ми, от чего оно, в инте­ре­сах все­го обще­ства, не впра­ве отказываться.

Такое сбли­же­ние, как гово­рят, духов­но­го сосло­вия со свет­ским было бы весь­ма полез­но для само­го духо­вен­ства. Вос­пи­тан­ные в раз­ных сре­дах, под раз­но­род­ны­ми вли­я­ни­я­ми, и, сле­до­ва­тель­но, име­ю­щие раз­лич­ные взгля­ды на жизнь супру­ги, один из духов­но­го, дру­гая же из свет­ско­го сосло­вия, мог­ли бы обме­ни­вать­ся сво­и­ми поня­ти­я­ми и таким обра­зом вос­пол­нять свои вза­им­ные недо­стат­ки. В поня­ти­ях и прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти наше­го духо­вен­ства замет­но вооб­ще какое-то пре­об­ла­да­ние тео­рии над прак­ти­кой, — пото­му ли, что боль­шин­ство духов­ных вос­пи­тан­ни­ков живет изо­ли­ро­ван­но, вда­ли от обще­ства, или пото­му, что в духов­ных шко­лах мало зани­ма­ют­ся прак­ти­че­ски­ми нау­ка­ми, или, нако­нец, по само­му свой­ству того слу­же­ния, какое предо­став­ле­но духов­но­му сосло­вию; такая одно­сто­рон­ность миро­со­зер­ца­нии выно­сит­ся духо­вен­ством из учеб­ных заве­де­ний и потом отпе­ча­ты­ва­ет­ся на всей его жиз­ни, — чем луч­ше, чем впе­чат­ли­тель­нее нату­ры, тем эта осо­бен­ность рез­че выда­ет­ся в них. Такая осо­бен­ность мог­ла бы сгла­дить­ся, если бы чело­ве­ку, в кото­ром раз­ви­лась она, попа­лась супру­га, смот­ря­щая на вещи с исклю­чи­тель­но или пре­иму­ще­ствен­но с прак­ти­че­ской точ­ки зрения.

Гово­рят еще: в семей­ной жиз­ни все сча­стье зави­сит от удач­но­го выбо­ра супру­гов; не даром в сем слу­чае запре­ща­ет­ся вся­кое при­нуж­де­ние; но воз­мо­жен ли вполне удач­ный, сво­бод­ный выбор там, где ука­зы­ва­ют для сего толь­ко опре­де­лен­ный, доволь­но узкий круг невест? Духов­ное сосло­вие, по ску­до­сти сво­их средств и по дру­гим при­чи­нам, не может похва­лить­ся обра­зо­ван­но­стью сво­их доче­рей. Что же делать посту­па­ю­ще­му в духов­ное зва­ние, если он хочет най­ти себе подру­гу, под­хо­дя­щую под уро­вень его соб­ствен­но­го раз­ви­тия? При насто­я­щем поряд­ке дел, он дол­жен выбро­сить из голо­вы сво­ей иде­а­лы и поми­рить­ся с обыч­ною не при­ят­ною дей­стви­тель­но­стью. Это­го не было бы, если бы всту­па­ю­щие в духов­ное зва­ние мог­ли выби­рать себе жен из всех сословий.

Гово­рят еще: сво­бод­ный выбор невест из дру­гих сосло­вий был бы выго­ден для духо­вен­ства и в мате­ри­аль­ном отно­ше­нии. Наши духов­ные, при всем жела­нии обес­пе­чить сво­их доче­рей, не в состо­я­нии сде­лать это по бед­но­сти. Дру­гие сосло­вия гораз­до бога­че, обыч­ная сум­ма при­да­но­го у них гораз­до выше. У куп­цов, напри­мер, или у дво­рян при­да­ное в пять тысяч руб. сереб. — не ред­кость, у духов­ных же это не слы­ха­но. Гово­рят посе­му: если бы нам доз­во­ле­но было брать себе жен из дру­гих сосло­вий, мы нашли бы их с тыся­ча­ми, а это обес­пе­чи­ло бы нас и детей наших.

Во всем этом, конеч­но, есть прав­да; но дело име­ет и дру­гую сто­ро­ну. Допу­стим, что свет­ские неве­сты тес­нее сбли­зи­ли бы нас с дру­ги­ми сосло­ви­я­ми, мно­го при­нес­ли бы хоро­ше­го в быт наш и, пожа­луй, неко­то­рых обо­га­ти­ли бы; но одно ли хоро­шее при­не­сут к нам эти свя­зи с миром и неве­сты от мира сего? Пер­вее все­го, обра­тим вни­ма­ние на кано­ни­че­ское поста­нов­ле­ние о брач­ных сою­зах духов­ных лиц. Жена при­над­ле­жа­ще­го к кли­ру долж­на быть: из «девиц, не пля­са­ви­ца, не кощу­ни­ца». Все­гда ли воз­мо­жен такой выбор меж­ду свет­ски­ми? Как мно­гие из них еще в дет­стве при­стра­ща­ют­ся и к тан­цам, и к теат­рам, и к мас­ка­ра­дам? Что делать свя­щен­ни­ку, если подру­га его жиз­ни будет из тако­вых? Что ста­нет делать и эта подру­га с сво­ею стра­стию к свет­ским удо­воль­стви­ям в скром­ном свя­щен­ни­че­ском доме? Закон велит и мы впра­ве тре­бо­вать, что­бы как сам свя­щен­ник, так и все его домаш­ние свя­то соблю­да­ли уста­нов­лен­ные цер­ко­вью посты; но так ли смот­рят на это вос­пи­тан­ные в све­те? Что если жена свя­щен­ни­ка, взя­тая от мира, при­не­сет с собою в наш быт пре­зре­нье к постам и неува­же­ние к церк­ви? Будут ли сто­ить это­го тыся­чи, кото­рые мы дума­ем брать за свет­ски­ми неве­ста­ми? Вос­пи­та­ние наших, в духов­ном сосло­вии, невест, конеч­но, во мно­гом усту­пит вос­пи­та­нию доста­точ­ных невест свет­ских; но пер­вое для нас едва ли не луч­ше и пото­му, что совер­шен­но под­хо­дит под обыч­ный нрав­ствен­но-рели­ги­оз­ный быт наш.

Отда­вая пре­иму­ще­ство вос­пи­та­нию невест свет­ских, мы разу­ме­ем так назы­ва­е­мый поря­доч­ный круг, т.е. не бога­тых дво­рян, доста­точ­ных раз­но­чин­цев, луч­ших куп­цов и подоб. Здесь в неве­стах мож­но ино­гда най­ти и науч­ное вос­пи­та­ние, и зна­ние фран­цуз­ско­го язы­ка, и зна­ком­ство с музы­кой, и луч­шие мане­ры, так высо­ко цени­мые в обще­жи­тии. Все это мы не сме­ем уни­жать, и рады бы пере­не­сти в скром­ный свя­щен­ни­че­ский быт; но, увы, такие неве­сты едва ли согла­сят­ся быть жена­ми свя­щен­ни­ков. Мате­ри­аль­ный быт наше­го духо­вен­ства для свет­ских обра­зо­ван­ных невест не при­вле­ка­те­лен. Бед­ность тяже­лым гне­том лежит на нашем сосло­вии. С само­го поступ­ле­ния на место свя­щен­ник ста­но­вит­ся в необ­хо­ди­мость под­дер­жи­вать свое суще­ство­ва­ние посто­ян­ным тру­дом и, в боль­шей части слу­ча­ев, тру­дом физи­че­ским. Летом в селах он рабо­та­ет в поле с утра до ночи, и не толь­ко как хозя­ин — при­смот­ром за рабо­чи­ми, но и как работ­ник — сво­и­ми рука­ми. В селе весь­ма ред­ко мож­но встре­тить свя­щен­ни­ка, кото­рый бы жил с неко­то­рым удоб­ством или, как гово­рят, ком­фор­том, сде­лав­шим­ся в дру­гих сосло­ви­ях необ­хо­ди­мо­стью. При таких быто­вых усло­ви­ях посту­па­ю­ще­му в духов­ное зва­ние нуж­на жена — хозяй­ка и не такая, кото­рая бы рас­по­ря­жа­лась при­слу­гой, не при­ла­гая ни к чему соб­ствен­ных рук, но такая, кото­рая бы сама выпол­ня­ла все, ино­гда даже чер­ные рабо­ты, и вполне раз­де­ля­ла все хозяй­ствен­ные, нелег­кие тру­ды сво­е­го мужа. Нуж­на жен­щи­на, кото­рая бы спо­соб­на была ужить­ся в самой не изыс­кан­ной домаш­ней обста­нов­ке, кото­рая суме­ла бы под­час обой­тись без при­слу­ги, доволь­ство­вать­ся про­стым скуд­ным обе­дом, а о наря­дах по послед­ней моде забы­ла бы и думать. Труд­но пред­ста­вить, что­бы деви­ца из обра­зо­ван­но­го сосло­вия, тем более не бед­ная, реши­лась на подоб­ные лише­ния. Да, все хоро­шие сто­ро­ны духов­но­го быта засло­ня­ют­ся его внеш­ней мрач­ной обста­нов­кой. Неве­сты низ­ших клас­сов, как-то: доче­ри бед­ных раз­но­чин­цев, мещан, дво­ро­вых людей и кре­стьян, пожа­луй, не отка­жут­ся вый­ти за свя­щен­ни­ка; но в сем слу­чае выга­да­ем ли мы? Если выби­рать меж­ду неве­ста­ми ска­зан­ных зва­ний и неве­ста­ми духов­ных, то пре­иму­ще­ство ока­жет­ся, без сомне­ния, на сто­роне послед­них. Наши духов­ные неве­сты при­уча­ют­ся к тру­ду с мало­лет­ства; с самых ран­них лет они зна­ко­мят­ся со все­ми заня­ти­я­ми сво­их отцов и мате­рей и при­ни­ма­ют в них все­гда дея­тель­ное уча­стие. Поэто­му, сде­лав­шись женою свя­щен­ни­ка, вся­кая из них в пер­вый же год всту­па­ет во все пра­ва хозяй­ства и начи­на­ет рас­по­ря­жать­ся уже как более или менее опыт­ная. При этом сход­ство пер­во­на­чаль­ной обста­нов­ки и вос­пи­та­ния меж­ду мужем и женою раз­ви­ва­ет в супру­гах сход­ство харак­те­ров, оди­на­ко­вость стрем­ле­ний, при­вы­чек и взгля­дов на жизнь; а все это состав­ля­ет весь­ма важ­ное усло­вие вза­им­но­го согла­сия и люб­ви. Мы гово­рим здесь толь­ко о свя­щен­ни­ках: это пото­му, что если для посту­па­ю­ще­го на свя­щен­ни­че­ское место труд­но най­ти себе хоро­шую неве­сту в дру­гих сосло­ви­ях, то не труд­нее ли это для при­чет­ни­ка? Доче­ри бед­ных мещан и кре­стьян, кото­рые, и то не все, согла­сят­ся идти замуж за при­чет­ни­ков, конеч­но, не луч­ше наших духов­ных невест.

Обра­тим вни­ма­ние еще на одно, по наше­му мне­нию, не ничтож­ное обсто­я­тель­ство. Духов­ные вос­пи­тан­ни­ки, как извест­но, боль­шею частию бед­ны. При ску­до­сти средств к содер­жа­нию для мно­гих из них вовре­мя чаш­ка чаю, ссу­да в долг денег на сюр­тук и подоб. есть уже бла­го­де­я­ние. При этом что сто­ит како­му-нибудь меща­ни­ну при­кор­мить семи­на­ри­ста и, вос­поль­зо­вав­шись моло­до­стью лет, поста­вить его в необ­хо­ди­мость женить­ся на сво­ей доче­ри или род­ствен­ни­це, часто лишен­ной вся­ких нрав­ствен­ных досто­инств? Пло­дом таких про­де­лок уже быва­ли извест­но­го рода рас­пис­ки, кото­рые дава­лись под вли­я­ни­ем одной мину­ты, а потом отзы­ва­лись очень горь­ко на всю жизнь. Ныне о таких рас­пис­ках не слыш­но; вся­кий зна­ет, что дав­ший такую рас­пис­ку, дол­жен отка­зать­ся от духов­но­го звания.

Вооб­ще, всмат­ри­ва­ясь в быт духов­ных, нахо­дим, что обы­чай, вошед­ший в закон, брать жен из сво­е­го толь­ко сосло­вия, может быть, при­да­ет сему сосло­вию неко­то­рый исклю­чи­тель­ный харак­тер, но вопи­ю­щих про­ти­во­ре­чий в нем нет. Супру­же­ская жизнь и вооб­ще дела семей­ные едва ли где идут так поря­доч­но, как меж­ду духов­ны­ми. Ни раз­во­дов, офи­ци­аль­ных и не офи­ци­аль­ных, так обык­но­вен­ных в выс­шем клас­се обще­ства, ни гру­бых отно­ше­ний меж­ду супру­га­ми, где муж бьет жену, а жена на каж­дом шагу обма­ны­ва­ет мужа, сплошь и рядом встре­ча­е­мых в мещан­ском и дру­гих сосло­ви­ях, — в духов­ном зва­нии не слыш­но. Если где что-либо подоб­ное быва­ет, то это долж­но счи­тать слу­ча­ем исключительным.

Что же, — желать ли нам отме­не­ния суще­ству­ю­ще­го у нас поста­нов­ле­ния каса­тель­но бра­ков лиц духов­но­го зва­ния? Мы дума­ем, что нет. По край­ней мере, пока наше сосло­вие не обес­пе­че­но, пока оно не в состо­я­нии отда­вать сво­их доче­рей за поря­доч­ных жени­хов на сто­ро­ну, так­же пока мы сами не можем наде­ять­ся, что нам из свет­ско­го кру­га про­тя­нут руку поря­доч­ные неве­сты, — нет нуж­ды в сем отме­не­нии. Сами духов­ные не роп­щут на суще­ству­ю­щее поста­нов­ле­ние, зна­чит оно им не тяжело.

cвящ. Амфи­те­ат­ров
Калуж­ские епар­хи­аль­ные ведо­мо­сти № 8, 1863 г.

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки