Кто в доме хозяин? Размышления об иерархии в православной семье

Кто в доме хозяин? Размышления об иерархии в православной семье

(1 голос5.0 из 5)

Извест­ная фра­за из Посла­ний апо­сто­ла Пав­ла о том, что жена долж­на боять­ся мужа, слу­жит кам­нем пре­ткно­ве­ния для мно­гих пра­во­слав­ных семей. Часто мож­но услы­шать от мужа в адрес жены пре­не­бре­жи­тель­ное: «Ты вооб­ще долж­на мол­чать, боять­ся и слу­шать­ся». В то же вре­мя перед мно­ги­ми жен­щи­на­ми, пре­иму­ще­ствен­но стар­ше­го воз­рас­та, сто­ит дру­гая про­бле­ма: «Наша семья воцер­ко­ви­лась, а я уже мно­го лет явля­юсь лиде­ром для сво­е­го мужа, – и что нам теперь делать?» Из бояз­ни ока­зать­ся в семье «не на пер­вых ролях» пра­во­слав­ные моло­дые люди неред­ко боят­ся выби­рать в жены умных, обра­зо­ван­ных девушек.

Сво­им мне­ни­ем о том, как долж­на скла­ды­вать­ся иерар­хия в семье, о пра­вах и обя­зан­но­стях мужа и жены, с нами поде­ли­лись трое людей, каж­дый из кото­рых име­ет свой опыт созда­ния малой Церкви.

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Соро­кин, ответ­ствен­ный редак­тор жур­на­ла «Вода живая»:

Дей­стви­тель­но, это апо­столь­ское чте­ние по-раз­но­му вос­при­ни­ма­ет­ся людь­ми. Мне вспо­ми­на­ет­ся один свя­щен­ник, кото­рый во вре­мя Таин­ства вен­ча­ния, когда под­хо­ди­ло вре­мя для чте­ния «А жена да убо­ит­ся сво­е­го мужа», начи­нал про­сить диа­ко­на, что­бы тот про­из­но­сил вслед за эти­ми сло­ва­ми сле­ду­ю­щие: «Пре­муд­рость про­сти. Услы­шим Свя­та­го Еван­ге­лия чтение».

Нали­цо неадек­ват­ное отно­ше­ние к это­му тек­сту, его непо­ни­ма­ние. Но мне кажет­ся, что очень лег­ко отве­тить на вопрос о том, в чем же смысл и этих кон­крет­ных слов, и вооб­ще отно­ше­ний мужей и жен с точ­ки зре­ния прав, обя­зан­но­стей, как к кому кто дол­жен отно­сить­ся, кто кого боять­ся или почи­тать, и так далее. Для это­го нуж­но вос­при­нять это апо­столь­ское чте­ние как целое, не выдер­ги­вая из кон­тек­ста отдель­ные фразы.

Да, мож­но гово­рить о бояз­ни оскор­бить сво­е­го супру­га, но толь­ко в том слу­чае, если пом­нить, что начи­на­ет­ся апо­столь­ское чте­ние с при­зы­ва к мужьям: «Люби­те сво­их жен, как Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь». И вот это пер­вое тре­бо­ва­ние, кото­рое тоже нель­зя выдер­ги­вать из кон­тек­ста. То есть все сози­да­ет­ся в орга­ни­че­ском един­стве. Мужья отно­сят­ся к сво­им женам как Хри­стос к сво­ей Церк­ви. Как пишет сам Павел: «Он Себя пре­дал за нее», – име­ет­ся в виду, что Он при­нес Себя в жерт­ву, на Крест, «даже до смер­ти». И этим объ­яс­ня­ет­ся ответ­ное чув­ство жены – и бла­го­го­ве­ние, и страх оскор­бить, и как-то оби­деть, осквер­нить эту сов­мест­ную свя­ты­ню. Толь­ко так сле­ду­ет пони­мать эти слова.

Ну, а пра­ва и обя­зан­но­сти… Пони­ма­е­те, эти поня­тия – ско­рее юри­ди­че­ские, и неслу­чай­но в Биб­лии, в Вет­хом Заве­те суще­ству­ет клю­че­вое поня­тие – «завет», объ­яс­нять кото­рое тоже пыта­ют­ся с точ­ки зре­ния юри­ди­че­ских тер­ми­нов: как дого­вор, союз, запо­ве­ди, закон. Но про­ро­ки Вет­хо­го Заве­та очень ско­ро поня­ли, что эти кате­го­рии уво­дят нас в сто­ро­ну от пони­ма­ния поня­тия «завет». Поэто­му они ста­ли поль­зо­вать­ся срав­не­ни­ем с бра­ком, в кото­ром речь идет не о пра­вах и обя­зан­но­стях в юри­ди­че­ском смыс­ле сло­ва, а о таких вещах, как вер­ность и дви­же­ние сер­дец, любовь. А все осталь­ное – пра­ва и обя­зан­но­сти – явля­ет­ся веща­ми при­ла­га­е­мы­ми, сле­ду­ю­щи­ми из того, что видит сердце.

Матуш­ка Мария Ушакова:

Для меня муж явля­ет­ся ори­ен­ти­ром, при­ме­ром, хотя я нико­гда от него не слы­ша­ла коман­ды: сде­лай так, по-хри­сти­ан­ски, а не вот так. Меж­ду нами суще­ству­ет сотруд­ни­че­ство, и, гля­дя на мужа каж­дый раз, я думаю: да, вот так я долж­на поступить.

У меня семья, я наде­юсь, пра­во­слав­ная, но не типич­ная. У меня трое детей, но я рабо­таю на двух рабо­тах, а муж мой слу­жит. Я пре­крас­но пони­маю, что, брось я сей­час рабо­ту, еды нам хва­тит. Но у детей не будет воз­мож­но­сти зани­мать­ся музы­кой, тан­ца­ми, немец­ким язы­ком – то есть я не смо­гу раз­ви­вать их в том направ­ле­нии, кото­рое, на мой взгляд, необ­хо­ди­мо для чело­ве­ка, спо­соб­но­го жить в совре­мен­ном обществе.

У нас нет тако­го, что кто-то гово­рит: «Это твои обя­зан­но­сти, а это мои обя­зан­но­сти; я дол­жен это, а ты дол­жен это». Я счи­таю, что самое важ­ное – дей­ство­вать по люб­ви. Муж при­шел уста­лый – я налью ему чаю, я при­шла уста­лая – он нальет мне чаю и накор­мит. Или гряз­ная посу­да сто­ит, а меня дома нет – он пой­дет и помо­ет, и ниче­го страш­но­го не слу­чит­ся. И со мною ниче­го не слу­чит­ся, если я сего­дня боль­ше денег зара­бо­таю, чем он, а зав­тра он боль­ше при­не­сет. Любовь долж­на быть, и долж­но быть посто­ян­ное сотворчество.

В семье очень важ­на готов­ность при­нять чело­ве­ка таким, как он есть, не толь­ко сей­час, когда он такой заме­ча­тель­ный, такой кра­си­вый, такой люби­мый и так далее, как это быва­ет, когда отно­ше­ния толь­ко начи­на­ют раз­ви­вать­ся. Но нуж­но попро­бо­вать понять, будешь ли ты при­ни­мать это­го чело­ве­ка и раз­ре­шать ему оста­вать­ся самим собою, а не пытать­ся постро­ить его так, как ты луч­ше зна­ешь – пото­му что ты-то, есте­ствен­но, луч­ше зна­ешь, каким ему нуж­но быть: вот таким, таким и таким; так стричь­ся, так оде­вать­ся, такие мыс­ли иметь. Долж­на быть готов­ность при­нять супру­га и даро­вать ему сво­бо­ду выбора.

Про­то­и­е­рей Геор­гий Мит­ро­фа­нов, про­фес­сор Санкт-Петер­бург­ских духов­ных школ, магистр богословия:

Орга­нич­ных цер­ков­ных семей у нас немно­го. Боль­шей частью лиде­ра­ми, имен­но цер­ков­ны­ми лиде­ра­ми, в семье явля­ют­ся жен­щи­ны. С них начи­на­лось воцер­ко­в­ле­ние, на них лежит огром­ное бре­мя обя­зан­но­стей. Лидер­ство жен­щи­ны – это пло­хо, на мой взгляд. Пло­хо, пото­му что когда жен­щи­на ста­но­вит­ся лиде­ром в семье, она начи­на­ет испол­нять несвой­ствен­ные ей функ­ции, пото­му что не то в семье цен­но, что­бы муж­чи­на или жен­щи­на были лиде­ра­ми, а то, что­бы и муж­чи­на и жен­щи­на испол­ня­ли свои функ­ции, пото­му что муж­чи­на и жен­щи­на – раз­ные люди, у них раз­ное пред­на­зна­че­ние. И бре­мя ответ­ствен­но­сти за семью дол­жен в основ­ном нести все-таки муж, и это про­сто пото­му, что они раз­ные. Когда это начи­на­ет делать жен­щи­на, то воз­ни­ка­ют про­бле­мы, выяс­не­ние отно­ше­ний, само­утвер­жде­ние: кто в семье главный?»

Это про­бле­ма очень мно­гих семей, пото­му что когда не суще­ству­ет тако­го онто­ло­ги­че­ски есте­ствен­но­го при­я­тия этой иерар­хии – у муж­чи­ны свои обя­зан­но­сти, у жен­щи­ны свои обя­зан­но­сти, и они допол­ня­ют друг дру­га, – то воз­ни­ка­ют посто­ян­ные про­бле­мы. Мож­но, конеч­но, в рам­ках «Домо­строя» раз­ре­шить мужу бить жену бейс­боль­ной битой, а жене его – скал­кой. Но мож­но идти дру­ги­ми путя­ми, не само­утвер­жда­ясь посто­ян­но, а пыта­ясь вос­ста­но­вить тот самый иерар­хи­че­ский поря­док, кото­рый от Бога задан все­му миру, в том чис­ле малой Церкви.

Неред­ко мож­но услы­шать, что муж и жена долж­ны быть вза­и­мо­за­ме­ня­е­мы. В опре­де­лен­ных сфе­рах – без­услов­но да, но не всех. Мы долж­ны при­знать, что суще­ству­ет от Бога «спе­ци­а­ли­за­ция» муж­чи­ны и жен­щи­ны вез­де, в том чис­ле и в семье.

По мне­нию неко­то­рых пра­во­слав­ных моло­дых людей, жена не долж­на быть умнее мужа. У меня изна­чаль­но воз­ник­ло ощу­ще­ние того, что моя жена не умнее меня и не глу­пее, про­сто у нее дру­гой ум. И меня в ней при­влек­ло имен­но то, что ее дру­гой ум смо­жет в конеч­ном ито­ге очень обо­га­тить мое пред­став­ле­ние о мире, о жиз­ни. Мне очень хоте­лось, что­бы этот чело­век вос­пол­нял меня имен­но сво­им умом, и это было очень ценно.

Мно­гие кни­ги учат нас тому, что под­лин­ная шко­ла аске­зы – это мона­стырь, а без аске­зы ты не ста­нешь хри­сти­а­ни­ном, пото­му сту­пай в мона­стырь, зани­май­ся аске­зой там. А что такое семья? Попу­щен­ная Цер­ко­вью раз­нуз­дан­ность стра­стей, и толь­ко. Но на самом деле семья – это очень хоро­шая шко­ла аскезы.

Что такое аске­за? Это само­огра­ни­че­ние, послу­ша­ние и вос­пол­не­ние людь­ми друг дру­га. Когда в хри­сти­ан­ском бра­ке начи­на­ет вос­ста­нав­ли­вать­ся дан­ная Богом иерар­хия, в нем есте­ствен­ным обра­зом воз­ни­ка­ют свои пра­ва и обя­зан­но­сти. Услов­но гово­ря, муж­чи­на все­гда во всех мело­чах дол­жен усту­пать жен­щине, но нико­гда не усту­пать в глав­ном, даже если он рис­ку­ет совер­шить ошиб­ку. В этом заин­те­ре­со­ва­на сама жен­щи­на, пото­му что в глу­бине души любая жен­щи­на меч­та­ет быть рядом с таким чело­ве­ком, на кото­ро­го она может поло­жить­ся, кото­рый при­мет на себя ответ­ствен­ность. Здесь образ Хри­ста и Церк­ви, конеч­но, очень зна­чим. Если мы вспом­ним чино­по­сле­до­ва­ние вен­ча­ния, оно нам помо­жет здесь: ни в коем слу­чае нель­зя наде­ять­ся на то (а тут, к сожа­ле­нию, худо­же­ствен­ная лите­ра­ту­ра сыг­ра­ла свою зло­ве­щую роль), что­бы всту­пать в брак по любви.

Бра­ков по хри­сти­ан­ской люб­ви, а не по стра­стям, не быва­ет. Любовь – это не нача­ло бра­ка, это венец бра­ка. Хри­сти­ан­скую любовь нуж­но выстра­дать, до нее нуж­но дорас­ти. Чело­век дол­жен всту­пать в брак с пони­ма­ни­ем того, что это будет посто­ян­ное само­огра­ни­че­ние, само­ума­ле­ние, пости­же­ние дру­го­го чело­ве­ка в его немо­щи. И эта тра­ди­ци­он­ная арха­ич­ная семья, осно­ван­ная на иерар­хии, а не на равен­стве прав и обя­зан­но­стей, в кото­рой муж­чи­на оста­ет­ся муж­чи­ной, жен­щи­на – жен­щи­ной, а ребе­нок – ребен­ком, и явля­ет­ся вос­ста­нов­ле­ни­ем того миро­устрой­ства, кото­рое в нашем миро­зда­нии ока­за­лось разрушено.

Мне кажет­ся, бес­плод­ным будет такой брак, где супру­ги будут при­ни­мать друг дру­га таки­ми, как они есть. В гре­хе они друг дру­га при­ни­мать не долж­ны. В про­тив­ном слу­чае они будут друг дру­га в этом самом гре­хе толь­ко утверждать.

Как я вдруг понял, что моя буду­щая супру­га мне нуж­на? Я смот­рел люби­мый мно­ги­ми фильм «Неокон­чен­ная пье­са для меха­ни­че­ско­го пиа­ни­но». Там была сце­на, когда глав­ный герой Пла­то­нов начи­на­ет устра­и­вать тра­ди­ци­он­ную для чехов­ских геро­ев исте­ри­ку, воз­ла­гая на весь окру­жа­ю­щий мир вину за свою несло­жив­шу­ю­ся жизнь, и убе­га­ет из ком­на­ты, из это­го дома. За ним бежит его жена. Он пада­ет в воду и не может уто­пить­ся, – и она тут же уку­ты­ва­ет его шалью, в кото­рой побе­жа­ла вслед за ним, и гово­рит «Я люб­лю тебя любого».

В глу­бине души у мно­гих феми­ни­зи­ро­ван­ных муж­чин лежит потреб­ность иметь такую жену. Но если бы я повел себя так – то как бы пове­ла себя моя буду­щая супру­га? Я пред­ста­вил, опять-таки по ана­ло­гии с чехов­ским МХА­Том, что она бы, как Ста­ни­слав­ский на репе­ти­ции, закри­ча­ла мне вслед: «Не верю!» – и нику­да бы за мною не побе­жа­ла. И я бы оста­но­вил­ся. И вот тогда я почув­ство­вал, что рядом со мной будет чело­век, кото­рый посто­ян­но будет меня в каких-то ситу­а­ци­ях воз­вра­щать к реаль­но­сти; чело­век, кото­рый не будет давать мне покоя, кото­рый посто­ян­но будет мне ука­зы­вать на мои соб­ствен­ные немо­щи, но будет это делать таким обра­зом, что это будет спо­соб­ство­вать мое­му раз­ви­тию, и брак ста­нет для меня той самой шко­лой аске­зы, в кото­рой я смо­гу развиваться.

по мате­ри­а­лам радио­стан­ции «Град Петров»

Источ­ник: «Цер­ков­ный вест­ник»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки