Про любовь в браке

Про любовь в браке

(2 голоса5.0 из 5)

Любовь – это развитие

Воз­мож­ность чело­ве­ка менять­ся совер­шен­но уди­ви­тель­на. Есть люди, кото­рые могут менять­ся доволь­но быст­ро, а есть те, кото­рые меня­ют­ся зна­чи­тель­но мед­лен­нее. Но изме­не­ния воз­мож­ны, и это свя­за­но с пони­ма­ни­ем, с изме­не­ни­ем взгля­да, фокуса.

Любовь в бра­ке либо транс­фор­ми­ру­ет­ся, либо про­ис­хо­дит отчуж­де­ние. Но если отчуж­де­ние не тяну­лось деся­ти­ле­ти­я­ми, это может быть ремонт­но­при­год­ной ситуацией.

Когда ребе­нок идёт в шко­лу, мы дума­ем, что всё будет вол­шеб­но: пятёр­ки, кра­си­вые тет­ра­ди, гра­мо­ты. А на самом деле, учё­ба может быть очень раз­ная. Если ребё­нок носит гра­мо­ты, то нам круп­но повез­ло. Одна­ко это не нор­ма, это исклю­че­ние. Ребё­нок учит­ся, ему что-то труд­нее, что-то лег­че. Сего­дня у него мате­ма­ти­ка хуже, зав­тра луч­ше. Семей­ный орга­низм тоже про­хо­дит через раз­ные эта­пы развития.

Любовь – это не идеальная картинка

Во мно­гом, вопрос о том, куда дева­ет­ся любовь, свя­зан с пер­фек­ци­о­нист­ски­ми пред­став­ле­ни­я­ми о семей­ной жиз­ни вооб­ще. Но хотя любовь в бра­ке и не похо­жа на чув­ство, кото­рое быва­ет в пери­од уха­жи­ва­ний в пер­вые пол­го­да жиз­ни, это она и есть. Это труд­ный кусок той же люб­ви. Ребё­нок же всё рав­но учит­ся: он худо-бед­но пере­пол­за­ет из клас­са в класс, вдруг может появить­ся люби­мый пред­мет, гля­дишь – к один­на­дца­то­му клас­су собрал­ся и стал учить­ся, как мы хоте­ли. Но это очень неров­ный и абсо­лют­но не пер­фект­ный про­цесс, на кото­рый не все­гда воз­мож­но влиять.

Любовь – это забота

Дру­гое дело, что к той самой люб­ви, кото­рая в нача­ле отно­ше­ний пред­по­ло­жи­тель­но есть, а потом с ней что-то слу­ча­ет­ся, нуж­но очень вни­ма­тель­но отно­сить­ся. Мы часто за хло­по­та­ми, забо­та­ми с детьми, домом и бытом, теря­ем вни­ма­ние к нашим лич­ным отно­ше­ни­ям, к отно­ше­ни­ям взрос­лых, кото­рые опре­де­ля­ют жизнь семьи.

Очень меша­ют пред­став­ле­ния, что любовь долж­на про­дол­жать­ся самотёком.

Долж­на быть а) пре­крас­ной, хоть кино сни­май, и б) всё долж­но про­ис­хо­дить само собой.

Дей­стви­тель­но, в нача­ле отно­ше­ний всё и про­ис­хо­дит само собой и доста­точ­но кра­си­во для того, что­бы люди захо­те­ли быть вме­сте, быть семьёй, а потом быва­ет очень по-раз­но­му. Этот началь­ный пери­од – как про­об­раз хоро­шей семьи. Это эскиз дома, меч­та о доме, но пока дом постро­ит­ся – сколь­ко все­го прой­дёт! Брак – обо­юд­ная рабо­та. И не толь­ко рабо­та хозяй­ствен­ная, не толь­ко рабо­та по вос­пи­та­нию детей, но и рабо­та по жиз­ни вме­сте с чело­ве­ком не иде­аль­ным, меня­ю­щим­ся, с чело­ве­ком, пере­жи­ва­ю­щим кри­зи­сы. И это – в обе стороны.

Любовь – это работа

Если бере­мен­ная пер­вым ребён­ком жен­щи­на опи­шет, как она пред­став­ля­ет буду­ще­го мла­ден­ца и свои пер­вые годы жиз­ни с ним, а спу­стя год, про­чи­та­ет, – она очень уди­вит­ся, что так дума­ла. Хоро­шо, если есть пони­ма­ние, что и в семей­ной жиз­ни иде­а­ли­сти­че­ские, пусть даже очень пра­виль­ные, пред­став­ле­ния, могут не иметь отно­ше­ния к реаль­но­сти. Хоро­шо пом­нить об этом, стал­ки­ва­ясь с еже­днев­ны­ми мел­ки­ми пре­ты­ка­ни­я­ми, раз­бро­сан­ны­ми нос­ка­ми и т.п.

И хоро­шо, если это пони­ма­ние свя­за­но с реаль­ны­ми, кон­крет­ны­ми «нос­ка­ми» и дру­ги­ми пре­ты­ка­ни­я­ми, т.е. когда это понят­но на уровне практики.

В любом бра­ке пери­од ярких эмо­ций ред­ко длит­ся более полу­то­ра-двух лет, а быва­ет, что и силь­но мень­ше. Это то, что назы­ва­ют ста­ди­ей влюб­лён­но­сти. Очень ред­ки бра­ки, где ого­нёк люб­ви горит всё вре­мя. Быва­ют пары, гля­дя на кото­рые кажет­ся, что они всю жизнь про­жи­ли в люб­ви, но ведь, мы видим их сей­час, но не виде­ли в сере­дине. Счи­та­ет­ся, что сере­ди­на пути самая слож­ная – когда ещё до фини­ша дале­ко, и кажет­ся, что мож­но вер­нуть­ся, что есть дру­гие вари­ан­ты. Есть опре­де­лён­ные труд­но­сти имен­но сере­ди­ны, и это длин­ная сере­ди­на пери­о­да сов­мест­ной жизни.

У муж­чин идея рас­стать­ся и начать зано­во встре­ча­ет­ся чаще, чем у жен­щин. Влюб­лён­ность, брак, пре­крас­ная жен­щи­на, чув­ства, вни­ма­ние, ощу­ще­ние нуж­но­сти. Потом рож­да­ют­ся дети, насту­па­ет обы­ден­ность, чув­ства уга­са­ют, муж­чине кажет­ся, что он бро­шен, и посте­пен­но он ухо­дит в новые отно­ше­ния. Это – муж­ской поиск ощу­ще­ния, что любят имен­но его.

Любовь не всегда горит ровно и ярко

Сей­час осно­ва­ни­ем для бра­ка явля­ет­ся любовь: люди полю­би­ли друг дру­га и поже­ни­лись. Потом любовь про­шла – зачем им уже быть вме­сте? Может быть, это про­зву­чит стран­но, но любовь, кото­рая пони­ма­ет­ся, как роман­ти­че­ское вле­че­ние, с горе­ни­ем, эмо­ци­я­ми, – очень нена­дёж­ное осно­ва­ние для дол­го­вре­мен­но­го сою­за. Если бы люди так посту­па­ли с дет­ско-роди­тель­ски­ми отно­ше­ни­я­ми, сколь­ко бы детей оста­лось со сво­и­ми роди­те­ля­ми? Ведь очень часто с ребён­ком неве­ро­ят­но труд­но, и это не эпи­зод, а длин­ный кусок жиз­ни: пери­од непо­слу­ша­ния, пло­хой обу­ча­е­мо­сти, под­рост­ко­вый пери­од. Одна­ко же мы с детьми остаёмся.

Реше­ние о пре­кра­ще­нии бра­ка – очень серьёз­ное реше­ние в обе сто­ро­ны, кем бы оно ни при­ни­ма­лось. Как реше­ни­ем женить­ся надо себя в раз­ное вре­мя испы­тать, так и реше­ние о пре­кра­ще­нии сою­за не может быть ско­ро­теч­ным. Вы живё­те вме­сте какое-то вре­мя, и после пери­о­да иде­а­ли­за­ции насту­па­ет пери­од реиде­а­ли­за­ции – видишь всё пло­хое. Чело­ве­ка уже зна­ешь и дела­ешь акцент на нехо­ро­шем. Пре­крас­ное вре­мя, что­бы разой­тись, посколь­ку обна­ру­жи­ва­ют­ся несо­от­вет­ствия по мно­гим пара­мет­рам. Но я думаю, что это не послед­ний слой. Ско­рее все­го, за ним ещё может обна­ру­жить­ся что-то, чего вы не виде­ли в пери­од влюб­лён­но­сти и что абсо­лют­но соот­вет­ству­ет каким-то дру­гим вещам. На слое несо­от­вет­ствия как раз пары и рас­па­да­ют­ся. Но таких «шку­рок» мно­го. Напри­мер, подо­шёл кри­зис сере­ди­ны жиз­ни, и вы заме­ча­е­те, что у супру­га нет лич­ност­но­го роста, а вы, наобо­рот, очень духов­но вырос­ли. И тут про­ис­хо­дит что-то, что пока­зы­ва­ет, что вы со сво­им лич­ност­ным ростом и в под­мёт­ки не годи­тесь чело­ве­ку, кото­рый вам пока­зал­ся духов­но или душев­но совер­шен­но не развитым.

Я нико­го не уго­ва­ри­ваю сохра­нять бра­ки. Из это­го ниче­го не выхо­дит, как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка. Но мож­но с ощу­ще­ни­ем непод­хо­дя­ще­сти друг дру­гу про­смот­реть какие-то дру­гие вещи, кото­рые чуть поз­же ста­нут вид­ны. Обще­ство с тра­ди­ци­он­ны­ми цен­но­стя­ми, где брак стро­ил­ся не на чув­стве роман­ти­че­ской люб­ви, во мно­гом помо­га­ло семьям пере­жи­вать слож­ные момен­ты. Рас­ста­ва­ние про­сто не обсуж­да­лось: это твой муж, вот и живи с ним, или это твоя жена, – и всё. И люди пони­ма­ли это. Если ребё­нок невни­ма­тель­ный, без­гра­мот­ный и гру­бит, мы его не выбра­сы­ва­ем! Детей мы при­ни­ма­ем, как наше продолжение.

Любовь – это топливо

Роди­тель: Полу­ча­ет­ся, что семья это одно, а любовь – совсем другое?

Ека­те­ри­на: Какая она, любовь? Это слож­ный раз­го­вор. Я могу ска­зать свое пони­ма­ние на дан­ный момент.

Влюб­лён­ность, ост­рая роман­ти­че­ская любовь, кото­рая при­сут­ству­ет посто­ян­но: ты с ней вста­ёшь, засы­па­ешь, видишь сны, – такой пери­од быва­ет в жиз­ни не раз; это очень хоро­шее состо­я­ние, но оно пере­ход­ное. Оно нуж­но, что­бы люди спла­ви­лись, мог­ли быть вме­сте. Оно не может быть всё вре­мя. Влюб­лён­ность при­сут­ству­ет пери­о­ди­че­ски, даже в очень про­блем­ном бра­ке, но она не горит посто­ян­но. Долж­ны быть и дру­гие виды топ­ли­ва. Если боль­ше люди ниче­го для себя не откры­ли – ника­ко­го топ­ли­ва, ника­кой пищи – конеч­но, очень слож­но. Посто­ян­но дер­жать себя в этом гра­ду­се слож­но. И очень груст­но смот­реть на чело­ве­ка, кото­рый в трид­цать-сорок лет гонит­ся за влюб­лён­но­стью, игно­ри­руя первую седи­ну, мор­щи­ны. Пото­му что он не уме­ет по-дру­го­му чув­ство­вать себя живым.

Вспом­ни­те, что дети дошколь­но­го воз­рас­та пре­крас­но игра­ют – у них фан­та­зий­ная игра. Потом такой игры уже нет. Дети ещё ино­гда игра­ют, но по-дру­го­му, ино­гда вспо­ми­на­ют дет­ство, но уже не нахо­дят­ся посто­ян­но в эпо­хе игры. И ниче­го не теря­ют. Они полу­чи­ли всё, что эта эпо­ха мог­ла им дать. Воз­мож­но, потом они смо­гут так играть со сво­и­ми детьми. Так­же и пери­од влюб­лён­но­сти очень мно­го может дать паре. Но нахо­дить­ся в нём посто­ян­но – это одна из иллю­зий. Мы все под дей­стви­ем иллю­зий роман­ти­че­ской люб­ви, что толь­ко это и есть хоро­шая любовь.

Сообщающиеся сосуды

Когда появ­ля­ет­ся оттор­же­ние, отвра­ще­ние к парт­нё­ру, это может рабо­тать как стра­хов­ка. Вы пони­ма­е­те, что это уже не ваш парт­нёр, что вам такой не нужен, а чело­век чув­ству­ет эту реак­цию, для него это ста­но­вит­ся пово­дом поме­нять­ся, уви­деть и поме­нять­ся. А потом всё может рас­кру­тить­ся в обрат­ную сто­ро­ну. Сна­ча­ла это отри­ца­тель­ная связь, но если чело­век пони­ма­ет, что, воз­мож­но, это не про раз­рыв, и направ­ле­ние меня­ет­ся. Сооб­ща­ю­щи­е­ся сосу­ды – систе­ма, кото­рая под­дер­жи­ва­ет сама себя. Может под­дер­жи­вать. А может при­хо­дить в пол­ный упадок.

Любовь – это коммуникация

Быва­ет, что люди живут вме­сте, явля­ют­ся семьёй, а раз­го­ва­ри­вать не могут. Сум­ма малень­ких недо­по­ни­ма­ний, погреш­но­стей, сум­ма недо­вольств и деста­би­ли­зи­ро­ван­ные интим­ные отно­ше­ния, оби­ды при­во­дят к тому, что сло­ва пере­ста­ют вос­при­ни­мать­ся нор­маль­но. Ска­жешь: «Пой­ди, помой посу­ду», а он: «Веч­но ты меня упре­ка­ешь и застав­ля­ешь». Вы гово­ри­те одно, ниче­го не имея в виду, а вам отве­ча­ют дру­гое – и наоборот.

Надо заме­тить, что очень часто супру­ги не счи­та­ют нуж­ным как-то решать про­бле­мы внут­ри­се­мей­ные и слож­ные ситу­а­ции, ожи­дая, что всё про­изой­дёт и раз­ре­шит­ся само собой, ведь имен­но так долж­но быть в счаст­ли­вом бра­ке. Кажет­ся, что люди долж­ны друг дру­га пони­мать, с каж­дым годом делать это всё луч­ше и луч­ше, и это долж­но про­ис­хо­дить само собой. Срав­ни­те: вы отда­ли ребен­ка учить англий­ско­му в боль­шую груп­пу к не очень опыт­но­му педа­го­гу – он у вас будет знать англий­ский сам собой? Понят­но, что тут нуж­на помощь. Или: маши­на силь­но загряз­ни­лась, посколь­ку на ули­це сля­коть и грязь – зна­чит, ее нуж­но отвез­ти на мой­ку. Для того что­бы жизнь была на опре­де­лён­ном устра­и­ва­ю­щем вас уровне, нуж­ны опре­де­лён­ные уси­лия. И это пре­крас­но пони­ма­ют все, пока это не каса­ет­ся супру­же­ских отно­ше­ний – тут все долж­но быть само собой, пото­му что у вас любовь. А если не само собой, зна­чит, люб­ви нет.

Уси­лие, направ­лен­ное на отно­ше­ния, невоз­мож­но, неесте­ствен­но, пото­му что вро­де бы это сви­де­тель­ство отсут­ствия люб­ви. И это – дей­ствие роман­ти­че­ско­го пред­став­ле­ния о люб­ви и бра­ке. Тут вро­де бы не долж­на рабо­тать обыч­ная логи­ка, а долж­на рабо­тать ска­зоч­ная. Обыч­но мы пони­ма­ем при­чи­ну и след­ствие, вло­же­ние сил и резуль­тат: маши­на силь­но загряз­не­на – она нуж­да­ет­ся в мой­ке, ребе­нок пло­хо зна­ет англий­ский – ему нуж­но помочь. При роман­ти­че­ском пред­став­ле­нии о бра­ке рабо­та­ет ска­зоч­ная логи­ка: перо жар-пти­цы, Еме­ля и щука, и т.п. Отку­да это берет­ся, непо­нят­но, но оно долж­но так быть. Мы силы не вкла­ды­ва­ем, а накап­ли­ва­ет­ся та самая нор­маль­ная погреш­ность. Вы, напри­мер, уеха­ли на месяц на дачу, при­е­ха­ли домой, а на полу – пыль. То же самое – если вы ниче­го не дела­е­те, накап­ли­ва­ет­ся недо­по­ни­ма­ние нор­маль­ным само­те­ком в боль­шин­стве бра­ков. И поти­хо­неч­ку, кап­ля за кап­лей, может воз­ни­кать ком­му­ни­ка­тив­ный дис­со­нанс, если нет обще­ния – еже­днев­но­го раз­го­во­ра, еже­днев­но­го вза­и­мо­дей­ствия на том уровне, на кото­ром это вам нуж­но. Для кого-то это раз­го­во­ры, для кого-то это сиде­ние рядом, для кого-то это вкус­ная еда, – это могут быть раз­ные про­яв­ле­ния, но это обще­ние. Если это­го нет, то накап­ли­ва­ет­ся дис­со­нанс, и даль­ше может воз­ник­нуть двух­уров­не­вая коммуникация.

Двухуровневая коммуникация – это когда слова в семье перестают значить то, что они значат

Пред­по­ло­жим, есть такой текст: «Позво­ни моей маме», – тогда под­текст будет: «Ты не забо­тишь­ся о роди­те­лях», «Ты не любишь мою маму», и т.д. И если текст может быть поло­жи­тель­ным или ней­траль­ным, то под­текст все­гда отри­ца­тель­ный. И в дис­функ­ци­о­наль­ных семьях наблю­да­ет­ся боль­шое коли­че­ство двух­уров­не­вых ком­му­ни­ка­ций, и это при­во­дит к еще боль­ше­му умень­ше­нию обще­ния. Уже ниче­го нель­зя ска­зать про­сто так. Вы, ска­жем, ниче­го не име­ли в виду, может быть, рас­ка­и­ва­е­тесь и хоти­те дви­гать­ся в дру­гую сто­ро­ну и про­сто про­си­те: «Под­ни­ми, пожа­луй­ста, бумаж­ку с пола», – и може­те полу­чить абсо­лют­но асси­мет­рич­ный ответ. Чело­век, кото­рый про­из­во­дит двух­уров­не­вую ком­му­ни­ка­цию, часто даже не в кур­се, что он это дела­ет. Дети, кото­рые живут в таких семьях, нахо­дят­ся на уровне под­тек­ста и очень хоро­шо его пони­ма­ют. Сна­ча­ла они его про­сто чув­ству­ют, потом уже фор­му­ли­ру­ют, что мама-то папу на самом деле не любит. Или бабуш­ку – она хоть ей веж­ли­во гово­рит, а, на самом деле, тер­петь не может. У детей чув­ство под­тек­ста очень силь­но развито.

Эту тен­ден­цию мож­но пере­хит­рить. Нуж­но понять, что выход из ловуш­ки двух­уров­не­вой ком­му­ни­ка­ции затруд­нён тем, что неспро­ста текст пере­ко­че­вал в под­текст. И это сооб­ще­ние нику­да не денешь – это реаль­но то, что вы хоти­те ска­зать, но не може­те, не име­е­те спо­со­ба; поче­му-то это все ста­ло нель­зя или вы дума­е­те, что ста­ло нельзя.

Нуж­но сфор­му­ли­ро­вать свои слож­ные чув­ства, ска­зать: «Мне очень непри­ят­но, когда я про­шу помыть полы, а это­го не про­ис­хо­дит. И мне так непри­ят­но, что я ниче­го не хочу». Гово­рить нужно.

Быва­ют ситу­а­ции, когда изме­нить взгля­ды парт­не­ра на что-то или какие-то его при­вя­зан­но­сти невоз­мож­но, и нуж­но при­нять его выбор. И здесь важен момент при­ня­тия. Если вы, зная, что его взгля­ды не изме­нят­ся, внут­ри себя про­из­во­ди­те бур­ча­ние, это может при­ве­сти к двух­уров­не­вой ком­му­ни­ка­ции. Напри­мер, муж любит хок­кей, а вы люби­те рома­ны. У обо­их это нель­зя поме­нять, и нель­зя этим поме­нять­ся, но при этом есть ува­же­ние к осо­бен­но­стям, к выбо­ру другого.

Нам не хва­та­ет трех основ­ных качеств, кото­рые нуж­ны в бра­ке: тер­пе­ния, муд­ро­сти и гибкости…

Брак – это парный танец

И девоч­ки, и маль­чи­ки сей­час вос­пи­ты­ва­ют­ся оди­на­ко­во – с оди­на­ко­вы­ми моде­ля­ми дости­гать, доби­вать­ся, реа­ли­зо­вы­вать свое. Полу­ча­ет­ся став­ка на лидер­ство, на дости­же­ние. Если в семье, напри­мер, две муж­ских моде­ли, то могут воз­ни­кать посто­ян­но по раз­ным пово­дам столк­но­ве­ния. Никто не хочет ругать­ся, про­сто люди стал­ки­ва­ют­ся, пото­му что жен­щи­ны похо­жи на муж­чин, а муж­чи­ны, наобо­рот, похо­жи на жен­щин. И очень часто жен­ское при­спо­со­би­тель­ное пове­де­ние мар­ки­ру­ет­ся как что-то недо­стой­ное. Это один из уров­ней слож­но­сти – обще­ствен­ное ожидание.

Брак боль­ше похож на пар­ный танец, чем на сорев­но­ва­ния в беге. Гар­мо­нич­ный брак – это то, что люди дела­ют вме­сте, под­стра­и­ва­ясь друг под дру­га. А очень часто в бра­ке реа­ли­зу­ет­ся модель како­го-то сорев­но­ва­ния в беге или в бок­се даже. Или рабо­та пооди­ноч­ке. Если у людей в семьях про­ис­хож­де­ния была модель, где люди друг под дру­га уме­ли под­стра­и­вать­ся, где жен­ско­му и муж­ско­му было место, это очень здо­ро­во. У нас в шко­ле абсо­лют­но бес­по­лое вос­пи­та­ние. В девоч­ках никак не раз­ви­ва­ет­ся жен­ствен­ность – спо­соб­ность усту­пить, выслу­шать. Ско­рее, напро­тив, во всех без исклю­че­ния, шко­ла вос­пи­ты­ва­ет кон­ку­рент­ность, жёст­кость, даёт уста­нов­ку на лидерство.

Очень часто в пар­ных отно­ше­ни­ях, да и в дет­ско-роди­тель­ских тоже виден крен: мама, жена – тре­нер или управ­дом. При­чём все эти каче­ства могут быть полез­ны в опре­де­лён­ные момен­ты. Напри­мер, мене­джер­ские спо­соб­но­сти очень нуж­ны семье, когда нуж­но всех собрать на отдых или пере­ехать, лидер­ские каче­ства при­го­дят­ся в форс-мажор­ных, экс­тре­маль­ных ситу­а­ци­ях. Важ­но выби­рать, когда ими поль­зо­вать­ся или не поль­зо­вать­ся, выклю­чать ино­гда «тре­не­ра».

«Замедлитель времени»

Мы все под вла­стью мифа о ско­ро­сти: боль­ше дей­ствий, боль­ше изме­не­ний – луч­ше каче­ство жиз­ни. И это очень мощ­но вли­я­ет и выхо­ла­щи­ва­ет семей­ное про­стран­ство. Дом – это то место, отку­да мож­но нику­да не бежать, где всем хоро­шо. А если все бега­ют? Если муж на служ­бе, вы на рабо­те, дети тоже бега­ют, и точ­ки покоя, где всем хоро­шо, может не быть. Раз­ве что в кани­ку­лы или в выход­ные. Но сей­час и выход­ных нет – в выход­ные есть дру­гие заня­тия. Нужен «замед­ли­тель» вре­ме­ни. Сдвиг на дея­тель­но­сти, на боль­шом коли­че­стве все­го, на реа­ли­за­ции есть у нас у всех. Важ­но видеть, как рабо­та­ет дви­га­тель про­грес­са, как меня­ет жизнь.

Не оглядываться на других

У неко­то­рых есть совер­шен­но нор­маль­ное жела­ние рас­тво­рить­ся на вре­мя в детях, и это пози­тив­но и пло­до­твор­но. Но, в основ­ном, люди устро­е­ны так, что им нуж­но что-то ещё. Необя­за­тель­но – рабо­та, не у всех есть энер­гия рабо­тать. Это может быть бла­го­тво­ри­тель­ность, полу­че­ние допол­ни­тель­но­го обра­зо­ва­ния. Это может быть сме­на про­фес­сии – спу­стя десять-пят­на­дцать лет после полу­че­ния пер­вой про­фес­сии может захо­теть­ся чего-то дру­го­го. Важ­но не наде­вать на себя чужое пла­тье. Быва­ет, наслу­ша­ешь­ся рас­ска­зов об иде­аль­ных семьях, как люди сов­ме­ща­ют семью и рабо­ту, и дума­ешь, что для тебя это тоже под­хо­дит. Не всегда.

Семья поз­во­ля­ет реа­ли­зо­вать очень мно­гое. Если детей не бес­ко­неч­ное мно­же­ство, мож­но спо­кой­но завер­шить цикл и вер­нуть­ся в рабо­ту. Мы меня­ем­ся и живём в меня­ю­щем­ся мире. В два­дцать лет нам было важ­но одно, в трид­цать дру­гое, в сорок – тре­тье. И для парт­нё­ра тоже. Важ­но, что­бы было при­ня­тие харак­те­ра изме­не­ний у дру­го­го чело­ве­ка и дове­рие к тому, как он живёт. Важ­но, что­бы поня­тия о некой «нор­ме» не вли­я­ли на вашу семью кале­ча­щим обра­зом. Напри­мер, семья счи­та­ет, что надо ездить отды­хать несколь­ко раз в год за гра­ни­цу, и ради это­го все рабо­та­ют как ненор­маль­ные, лишая семью досу­га, себя отды­ха, зада­вая слиш­ком высо­кий темп жизни.

Если в семье рабо­та­ет мама, полез­но думать о том, что теря­ют малень­кие дети, мамы кото­рых рабо­та­ют. Мно­гие гово­рят: «Мы-то вырос­ли! Ниче­го страш­но­го». Но когда мы рос­ли, были бабуш­ки, кото­рые мог­ли не толь­ко поси­деть с детьми, но и пого­во­рить. Сей­час такие бабуш­ки есть дале­ко не у всех. Сме­нил­ся воз­раст бабу­шек, сме­нил­ся образ бабушек.

Кризисы и дети

Я хоте­ла бы пого­во­рить про детей, роди­те­ли кото­рых пере­жи­ва­ют пери­од изме­не­ния в отно­ше­ни­ях. Кро­ме про­блем, кон­флик­тов или кри­зи­сов, ситу­а­ция может менять­ся вооб­ще: ведь изме­ня­ют­ся люди, сезо­ны, курс евро, – посто­ян­но что-то про­ис­хо­дит, что может выве­сти семью из состо­я­ния стабильности.

Есть два основ­ных типа рис­ков, когда семей­ный котел забур­лил, и гра­дус кипе­ния повы­сил­ся. Дети все­гда каким-то обра­зом в кур­се, хотя взрос­лые любят думать, что они ниче­го не пони­ма­ют. Пока дети малень­кие, они не зна­ют, но чув­ству­ют. Когда они ста­но­вят­ся постар­ше, они уже зна­ют и даже в дет­ской об этом шеп­чут­ся: «Сей­час мама с папой руга­ют­ся, потом они раз­ве­дут­ся, а мы пой­дём…», про­кру­чи­вая самые ужас­ные сюжеты.

Риск одно­го типа – втя­нуть детей в то, что про­ис­хо­дит меж­ду взрос­лы­ми. Очень боль­шой риск при семей­ных кри­зи­сах делать из ребен­ка пове­рен­но­го – начать с ним делить­ся, рас­ска­зы­вать, про­сить сове­та, под­держ­ки. Самый боль­шой кри­зис для семьи – это раз­вод, изме­не­ние соста­ва, но и при любых дру­гих серьёз­ных испы­та­ни­ях этот риск так­же возможен.

Ребе­нок нагру­жа­ет­ся тем, что ему не по воз­рас­ту. Это может вклю­чать в нём стра­хи, повы­шен­ную ответ­ствен­ность за происходящее.

Вто­рой тип рис­ка – нико­гда ниче­го не гово­рить, не объ­яс­нять и делать вид, что всё чудес­но и заме­ча­тель­но. Но за этим тек­стом под­текст ребё­нок почув­ству­ет сам. Дети обла­да­ют осо­бой чув­стви­тель­но­стью, они очень хоро­шо ощу­ща­ют тем­пе­ра­ту­ру бра­ка роди­те­лей, пото­му что у всех почти совре­мен­ных детей, в том или ином воз­расте, появ­ля­ет­ся страх раз­во­да родителей.

Это два полю­са: либо ребё­нок втя­нут в кон­фликт, либо вы ему ниче­го не гово­ри­те. Меж­ду ними – мас­са вари­ан­тов. Какой из них ваш, зави­сит от воз­рас­та ребён­ка, от пола, от лич­ных харак­те­ри­стик. Очень важ­но не делить­ся дета­ля­ми и не спра­ши­вать сове­та, не втя­ги­вать на пра­вах рав­но­го. Что бы ни про­ис­хо­ди­ло, ему важ­но знать, что это ваши с папой отно­ше­ния, и он тут не при­чём. Если у ребён­ка страх раз­во­да, нуж­но гово­рить, что сей­час непро­стой пери­од, мы ссо­рим­ся, но не соби­ра­ем­ся рас­хо­дить­ся (если это дей­стви­тель­но так). Быва­ет, что люди про­хо­дят через систем­ный кри­зис, и детей надо научить в этой ситу­а­ции выжи­вать, пони­мать, что это не ката­стро­фа, а про­сто семья пере­ба­ли­ва­ет. Важ­но раз­го­ва­ри­вать, не врать и не гру­зить взрос­лы­ми подробностями. 

В целом, мы, конеч­но, можем ждать от детей под­держ­ки. Но вытя­ги­вать их на парт­нёр­ский уро­вень нель­зя, что бы ни про­ис­хо­ди­ло с отно­ше­ни­я­ми в паре. Если отно­ше­ния с супру­гом невоз­мож­ны, место взрос­ло­го долж­ны занять дру­гие взрос­лые – подру­ги, род­ствен­ни­ки, свя­щен­ни­ки, пси­хо­ло­ги, кто угод­но. Но нель­зя туда ста­вить ребён­ка, и даже подростка.

 

Ека­те­ри­на Бур­ми­ст­ро­ва, cемей­ный пси­хо­те­ра­певт, нар­ра­тив­ный прак­тик, дет­ский пси­хо­лог, писатель

Источ­ник: сайт Ека­те­ри­ны Бурмистровой

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки