Протоиерей Александр Дягилев: Как не стать мамой своему мужу

Протоиерей Александр Дягилев: Как не стать мамой своему мужу

(1 голос5.0 из 5)

Отобрать у супру­ги роль коман­ди­ра и убить в себе инфантилизм

Муж не пер­вый год сидит без рабо­ты, жена при сред­них дохо­дах супру­га берет в кре­дит доро­гую маши­ну. Поче­му одним так труд­но брать ответ­ствен­ность за свои дей­ствия, а дру­гим – отда­вать ее, рас­ска­зы­ва­ет про­то­и­е­рей Алек­сандр Дягилев.

Зрелый человек готов сказать слово «нет» и услышать его в ответ

– С чего начи­на­ет­ся инфан­ти­лизм в семье? Как его распознать?

– Не нуж­но думать, что инфан­ти­лизм быва­ет исклю­чи­тель­но муж­ской: он встре­ча­ет­ся и у жен­щин. Но по сути это озна­ча­ет, что чело­век для себя, внут­ренне, не пере­хо­дит в кате­го­рию взрос­ло­го. Глав­ный при­знак взрос­ло­го чело­ве­ка – это спо­соб­ность про­гно­зи­ро­вать послед­ствия сво­их дей­ствий и уме­ние нести за них ответственность.

– А что зна­чит ответ­ствен­ность жены в семье и ответ­ствен­ность мужа, если коротко?

– Поня­тие об ответ­ствен­но­сти появ­ля­ет­ся в Биб­лии в 3‑й гла­ве кни­ги Бытия, где опи­сы­ва­ет­ся гре­хо­па­де­ние Ада­ма. Сна­ча­ла, после гре­хо­па­де­ния, Бог спра­ши­ва­ет: «Адам, где ты?» Он не спра­ши­ва­ет: «Где вы, Адам и Ева?» Он спра­ши­ва­ет с Ада­ма. Адам отве­ча­ет: «Я услы­шал голос Твой, убо­ял­ся и скрыл­ся, пото­му что я наг». «Кто ска­зал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дре­ва, от Кото­ро­го я не велел тебе есть?» И Адам гово­рит: «Жена, кото­рую ты дал мне, она мне дала плод от дре­ва, и я ел». То есть это попыт­ка пере­не­сти ответ­ствен­ность за слу­чив­ше­е­ся на само­го Бога: Ты вино­ват, пото­му что Ты мне дал такую жену…

Ева же валит все на змея. Клас­си­че­ская ситу­а­ция! И вот фра­за, кото­рая зву­чит в нача­ле нака­за­ния Ада­ма. Нака­за­ние Евы мы деталь­но раз­би­ра­ли в про­шлой нашей бесе­де, а нака­за­ние Ада­ма зву­чит так: «…за то, что ты послу­шал­ся голо­са жены тво­ей и ел от дере­ва, от кото­ро­го Я запре­тил тебе есть, про­кля­та зем­ля за тебя» – при­чем под зем­лей под­ра­зу­ме­ва­ет­ся вся­кое зем­ное тво­ре­ние, кото­рое до это­го было под­чи­не­но Адаму.

Адам был постав­лен, что­бы вла­деть рыба­ми мор­ски­ми, пти­ца­ми небес­ны­ми и вся­кой тва­рью. А тут полу­ча­ет­ся – про­кля­тие, пав­шее на началь­ни­ка, пало и на то, что ему подчинено.

Ответ­ствен­ность несет тот, с кого спра­ши­ва­ют. Бог спра­ши­ва­ет с Ада­ма. Перед Ада­мом был выбор: в том чис­ле и ска­зать сво­ей жене «нет». Это очень инте­рес­ная тема. И, кста­ти, при­знак ответ­ствен­но­го чело­ве­ка – спо­соб­ность, все взве­сив, ска­зать «нет» даже очень близ­ким людям.

– Поче­му так труд­но гово­рить «нет»?

– Гово­рить сло­во «нет» может толь­ко чело­век, кото­рый счи­та­ет себя взрос­лым, ответ­ствен­ным за свои сло­ва, неин­фан­тиль­ный, зре­лый чело­век, у кото­ро­го нет цели оскор­бить этим сло­вом дру­го­го, и кото­рый спо­кой­но, нор­маль­но готов услы­шать сло­во «нет» и в свой адрес.

Это не дет­ское «нет, не хочу, не буду!», а взрос­лая реак­ция: я все взве­сил и гово­рю «нет». И, соб­ствен­но гово­ря, это пере­кли­ка­ет­ся с Еван­ге­ли­ем: «Пусть сло­во ваше будет «да, да» или «нет, нет», а что сверх это­го – то от лука­во­го» (Мф. 5:37).

Но чело­ве­ку незре­ло­му тяже­ло ска­зать сло­во «нет» кому бы то ни было, пото­му что он сам вос­при­ни­ма­ет отказ в свой адрес так: «Мне ска­за­ли, что я пло­хой. Дру­го­му бы отве­ти­ли: “Да”».

Тогда он дей­стви­тель­но себя внут­ренне счи­та­ет пло­хим, его это ранит. При таком вос­при­я­тии отка­за ему кажет­ся, что сло­вом «нет» он кого-то оскор­бит. А он не хочет нико­го оскорб­лять или обижать.

Поэто­му вме­сто «нет» мы часто гово­рим «я поду­маю», «может быть», «я поста­ра­юсь», хотя это все – скры­тые фор­мы отка­за. На самом деле любой чело­век впра­ве ска­зать и «да», и «нет». Но у «нет» мно­го при­чин, и дале­ко не все­гда это окон­ча­тель­ный отказ.

Не надо оби­жать­ся, замы­кать­ся, мож­но, в кон­це кон­цов, попы­тать­ся про­дол­жить диа­лог с любо­вью, выяс­нить, поче­му тебе ска­за­ли «нет», попы­тать­ся что-то изме­нить, и может быть, даже будет «да» в ито­ге. Это взрос­лый подход.

К инфантилизму приводит неумение чего-то хотеть

– Поче­му чело­век не берет на себя ответ­ствен­ность? Осо­бен­но все клей­мят муж­ской инфан­ти­лизм, что понят­но – муж­чи­на гла­ва семьи, его ответ­ствен­ность выше.

– Во-пер­вых, сло­во «ответ­ствен­ность» совре­мен­ным людям зача­стую мало­по­нят­но, осо­бен­но муж­чи­нам. Что такое ответ­ствен­ность? Маль­чи­кам еще в шко­ле гово­рят: «Ты дол­жен быть ответ­ствен­ным, ты дол­жен быть муж­чи­ной». А парень смот­рит и не пони­ма­ет, чего от него хотят.

Для него это как какое-то ино­стран­ное сло­во – он не очень пони­ма­ет, что за этим сто­ит. А часто и при­ме­ра отца нет. Мно­гие ответ­ствен­ность так вос­при­ни­ма­ют: кто-то набе­до­ку­рил, а я дол­жен отве­чать. Поче­му я?..

– Каза­лось бы, быть силь­ным, нести ответ­ствен­ность – есте­ствен­ная муж­ская потреб­ность. Раз­ве не так?

– Это не толь­ко потреб­ность, во мно­гом это обще­ство дик­ту­ет. Я могу поде­лить­ся сво­ей лич­ной исто­ри­ей. Когда умер мой папа, мне было 12 лет. Это был пер­вый в моей жиз­ни опыт столк­но­ве­ния со смер­тью близ­ко­го чело­ве­ка. Впро­чем, за несколь­ко лет до того умер дед, но тогда мне было все­го 4 года, а вот когда умер папа, я был все-таки уже во вполне созна­тель­ном возрасте.

Для ребен­ка поте­рять роди­те­ля – это шок, удар. Пом­ню, как ста­ли при­хо­дить род­ствен­ни­ки, выра­жать собо­лез­но­ва­ния, и я слы­шал, при­чем от раз­ных людей, одну и ту же фра­зу: «Теперь ты остал­ся глав­ным муж­чи­ной в семье. Теперь ты за все отве­ча­ешь». Я в 12 лет не пони­мал, что такое «за все отве­ча­ешь», что такое эта ответственность.

И вот люди мне это гово­рят, а на прак­ти­ке я вижу, что всё про­дол­жа­ют решать моя бабуш­ка и моя мама. Воз­ник про­тест: «Зачем же тогда вы мне про это гово­ри­те?! Будь муж­чи­ной! А как я буду муж­чи­ной? Дай­те мне тогда то место в жиз­ни, где я буду муж­чи­ной, где я что-то буду решать»! Но мне все­го 12 лет – мне никто ниче­го не дает… Пой­ми­те, когда за меня реша­ют, в какой шко­ле я дол­жен учить­ся, как я дол­жен учить­ся, то полу­ча­ет­ся, что это не моя воля, а чужая воля и чужое реше­ние. Я лишь подчиняюсь.

Есть две очень важ­ных кон­струк­ции, побуж­да­ю­щих к дей­ствию: дол­жен-могу-делаю и хочу-могу-делаю. Когда мы обсуж­да­ем на еже­ме­сяч­ных встре­чах с супру­же­ски­ми пара­ми, кото­рые быва­ли на выез­де по про­грам­ме «Семей­ный диа­лог», тему ответ­ствен­но­сти, мы даже не исполь­зу­ем сло­во «инфан­ти­лизм», а гово­рим об уме­нии хотеть, о вто­рой связ­ке – хочу-могу-делаю.

У чело­ве­ка, кото­рый не при­вык брать на себя ответ­ствен­ность, за кото­ро­го всё все­гда реша­ли стар­шие, эта связ­ка нару­ше­на – у мно­гих муж­чин она не рабо­та­ет вооб­ще. Рабо­та­ет лишь пер­вая – начи­на­ю­ща­я­ся со сло­ва «дол­жен», и для побуж­де­ния к дей­ствию ему важ­но услы­шать чей-то при­каз или фра­зу: «Ты дол­жен это сделать…»

Это про­ис­хо­дит из-за того, что муж­чине с дет­ства запре­ща­ют хотеть. В дет­стве мы слы­шим: «Хочет­ся – пере­хо­чет­ся», «Слиш­ком мно­го­го захо­тел!», «Обнаг­лел! Губу рас­ка­тал», «Хоро­ший ребе­нок – послуш­ный ребе­нок», «Ишь чего захо­тел – мама луч­ше зна­ет, что тебе надо», – а при этом маль­чик еще регу­ляр­но слы­шит и дру­гие фра­зы: «Ты дол­жен…», «Тебе надо…», «Муж­ской долг…».

В ито­ге маль­чик вырас­та­ет, ста­но­вит­ся муж­чи­ной и дела­ет лишь то, что дол­жен, а не то, что он дей­стви­тель­но хочет. Он начи­на­ет запре­щать себе хотеть, посколь­ку сде­лать что-то из побуж­де­ния: «Хочу» – вос­при­ни­ма­ет­ся как не муж­ской посту­пок, как пре­ступ­ле­ние, а кро­ме того – при­ка­зы­ва­ю­щий берет ответ­ствен­ность на себя. А вот когда глав­ный мотив: «Я хочу», – то как бы потом отве­чать не пришлось…

В ито­ге уже взрос­лый муж­чи­на ждет, что кто-то за него при­мет реше­ние, что ему хотеть. А если ему чего-то все же хочет­ся, он ищет хотя бы внут­рен­не­го оправ­да­ния, поче­му он не про­сто хочет, а имен­но дол­жен это сделать.

На самом деле любой чело­век может про­ве­сти такой экс­пе­ри­мент над собой: попро­бо­вать напи­сать 15 вещей, кото­рые ему бы хоте­лось сде­лать. Все­го 15! Это уже будет труд­но очень мно­гим из нас. А таких вещей долж­но быть 100, в идеале.

Девоч­кам еще раз­ре­ша­ют хотеть, но тоже в рамках.

Вот такой при­мер. Вы нико­гда не стал­ки­ва­лись в под­рост­ко­вом воз­расте с такой ситу­а­ци­ей: идет навстре­чу парень – и какой парень! Глаз не отве­сти. А девуш­ка дума­ет: «Нет, этот точ­но не для меня. Мне бы кого-нибудь попроще»…

У пар­ней – то же самое. Идет девуш­ка кра­си­вая, парень ею вос­хи­ща­ет­ся, но про себя дума­ет: «Нет, она не для меня, я замух­рыш­ка, она даже в мою сто­ро­ну не посмот­рит». Хотя – подой­ди к ней, позна­комь­ся, может, она как раз для тебя! Нет. «Я себе какую-нибудь попро­ще най­ду – кото­рая соот­вет­ству­ет мне».

При­чем, полу­ча­ет­ся, любить-то я ее не буду. Пото­му что как толь­ко я ею вос­хи­ща­юсь по-насто­я­ще­му – она сра­зу пере­хо­дит в кате­го­рию «не для меня». Посколь­ку «пло­хой» чело­век не име­ет пра­ва на сча­стье – воз­ни­ка­ет внут­рен­ний запрет на сча­стье: если «я пло­хой», то я не досто­ин ниче­го хоро­ше­го в этой жизни.

Про­сто поду­май­те, про­из­не­си­те вслух: «Это не для меня», «Мне бы чего-нибудь попро­ще» – ведь зна­ко­мые фра­зы, не так ли? Ведь вы навер­ня­ка дума­ли ими когда-то! Поста­рай­тесь почув­ство­вать, отзы­ва­ют­ся ли они эмо­ци­о­наль­но в глу­бине вашей души или согла­си­ем обре­чен­но­го чело­ве­ка, или протестом?

Человеку свойственно пытаться быть хорошим!

– Как это все свя­за­но меж­ду собой: ответ­ствен­ность, инфан­ти­лизм, уста­нов­ка «я пло­хой», «мне бы что попроще»?

– Дело в том, что лич­ность чело­ве­ка сто­ит на четы­рех нож­ках: пер­вая – я, вто­рая – ты (или вы), тре­тья – они (то есть все люди, или все пред­ста­ви­те­ли какой-то кате­го­рии людей: все муж­чи­ны, все жен­щи­ны, все аме­ри­кан­цы, все евреи, все укра­ин­цы, все мусуль­мане, все като­ли­ки и т.д.) и чет­вер­тая нож­ка – труд. В иде­а­ле долж­но быть так: «Я хоро­ший, я тво­ре­ние Божье, а Бог пло­хо­го не тво­рил». «Ты – тоже хоро­ший, ты – такое же Божие тво­ре­ние и такой же образ Божий, как и я». «Они все хоро­шие, пло­хих людей не суще­ству­ет». «Труд – это хоро­шо, это моя само­ре­а­ли­за­ция в этом мире, реа­ли­за­ция даров Свя­то­го Духа, плюс хлеб насущ­ный, кото­рые меня радуют».

Часто люди затруд­ня­ют­ся отве­тить на вопрос: «Ты – хоро­ший чело­век?», апел­ли­руя к тому, что Цер­ковь яко­бы при­зы­ва­ет счи­тать себя пло­хим, хуже всех, без это­го немыс­ли­мо сми­ре­ние и так далее. На самом деле, мой грех – это моя грязь. Да, ты, может быть, сам вино­ват в том, что выпач­кал­ся, ты можешь со сми­ре­ни­ем пони­мать, что ты гряз­нее всех, кто тебя окру­жа­ет, но в любом слу­чае грязь – это не я, а я – это не грязь.

Чело­век сотво­рен по обра­зу Божию. Образ, по-гре­че­ски, «εικόνα» – «ико­на». Чело­век – это ико­на Бога, кото­рая может ока­зать­ся и в сточ­ной кана­ве, вся запач­кан­ная и поца­ра­пан­ная, но от это­го она не пере­ста­нет быть ико­ной. И если я уви­дел и осо­знал себя гряз­ным, это повод пой­ти в душ, отсти­рать­ся, пере­одеть­ся. Если я осо­знаю, что я весь запач­кал­ся гре­ха­ми, это повод пой­ти на испо­ведь, на При­ча­стие, это повод сде­лать выво­ды и боль­ше не вля­пы­вать­ся в эту грязь. Но очень часто люди начи­на­ют ассо­ци­и­ро­вать грех с собой: «Это я такой. Грех – это часть меня. Я – плохой».

Про­сто заду­май­тесь, фра­за: «Я – пло­хой» – это хула на Бога, как буд­то Бог что-то пло­хое создал.

Итак, чело­век дума­ет о себе и реша­ет: «Я – пло­хой», – и вот одна нож­ка табу­рет­ки ста­но­вит­ся вдруг коро­че, табу­рет­ка начи­на­ет шатать­ся, ста­но­вит­ся неустой­чи­вой. Жить с пони­ма­ни­ем того, что я – пло­хой, невоз­мож­но тяже­ло. И здесь воз­ни­ка­ет инте­рес­ный момент. Что­бы лич­ность мог­ла как-то усто­ять и выжить, чело­век гово­рит себе: «Лад­но, я пло­хой. Я это пони­маю и при­ни­маю. Но тогда и ты пло­хой («жена, кото­рую Ты мне дал»), и она пло­хая, пото­му что она меня совратила».

И они по жиз­ни – все пло­хие. Заметь­те, очень часто, когда муж­чи­на раз­во­дит­ся с жен­щи­ной, он начи­на­ет гово­рить: «Теперь я точ­но знаю, все жен­щи­ны – шлю­хи» (про­сти­те за вуль­га­ризм, но имен­но так и гово­рят). Или наобо­рот, жен­щи­на может начать гово­рить: «Все мужи­ки – сво­ло­чи». И тогда чело­век испы­ты­ва­ет как бы потреб­ность – осуж­дать всех, с кем встре­ча­ет­ся. Он посто­ян­но под­ме­ча­ет чужие недо­стат­ки – это тоже при­знак того, что он ощу­ща­ет себя пло­хим. Тем самым он под­пи­ли­ва­ет осталь­ные нож­ки этой табу­рет­ки, что­бы как-то усто­ять. В мире пло­хих людей он себя чув­ству­ет более или менее комфортно.

Чело­ве­ку свой­ствен­но пытать­ся быть хоро­шим! Поэто­му и воз­ни­ка­ет логи­ка: «Я пло­хой, пото­му что он что-то не так сде­лал». Или «я пло­хой, но вы все тоже пло­хие». То есть не я один отве­чаю за свои беды, но я пыта­юсь на кого-то ски­нуть вину: понят­но, что я пло­хой, но не могу же я быть пло­хим до бесконечности!

Ведь навер­ня­ка вы слы­ша­ли, а может, и сами гово­ри­ли фра­зы: «А сам-то!!!» – «А сама-то!!!» – «Ты на себя посмот­ри!!!» – «Чья бы коро­ва мычала!!!»…

– А труд? Как он «уко­ра­чи­ва­ет­ся»?

– Когда рабо­та нена­вист­на, когда я от нее пыта­юсь уйти, вос­при­ни­маю ее как что-то такое, что дано мне в нака­за­ние, что я делать не хочу, что я нена­ви­жу и т.д., это при­знак того, что чет­вер­тая нож­ка «уко­ро­че­на». Опять же, это часто про­ис­хо­дит от внут­рен­ней уста­нов­ки «я пло­хой». Чело­век, воз­мож­но, меч­та­ет о какой-то про­фес­сии, но гово­рит себе: «Нет, нет, мне бы что-нибудь попро­ще!» И про­дол­жа­ет ходить туда, куда нена­ви­дит ходить.

– Это пси­хо­ло­гия неудачника…

– Прак­ти­че­ски все инфан­тиль­ные люди в сво­ем внут­рен­нем вос­при­я­тии – неудачники.

– Алко­голь – это тоже выбор инфан­тиль­ный, неко­то­рый уход от проблем?

– Это выбор – «Я пло­хой». На самом деле, как толь­ко чело­век гово­рит: «Я – пло­хой», запус­ка­ет­ся меха­низм само­уни­что­же­ния. На табу­рет­ке начи­на­ет рас­ти эта­кий цве­то­чек. Цен­тром его явля­ет­ся кон­фликт, внут­рен­ний или внеш­ний, а лепе­сточ­ки – это алко­го­лизм, нар­ко­ма­ния, игро­ма­ния, пси­хо­со­ма­ти­че­ские забо­ле­ва­ния, ска­чу­щее дав­ле­ние, инфарк­ты, инсуль­ты, онко­ло­гия, тру­до­го­лизм, ожи­ре­ние – то есть либо зави­си­мо­сти, либо их последствия.

Внут­рен­нее напря­же­ние рож­да­ет спазм сосу­дов, отсю­да инфарк­ты, инсуль­ты, высо­кое дав­ле­ние и все про­чее. Холе­сте­рин вли­я­ет на это намно­го мень­ше, чем спаз­мы от пара­сим­па­ти­че­ской нерв­ной систе­мы: «Я не могу поз­во­лить себе рас­сла­бить­ся. Я все вре­мя кому-то дол­жен. Я не имею пра­ва хотеть. Я жду все вре­мя какой-то опас­но­сти. Мир ужа­сен. Вокруг – вра­ги. Я нико­му не дове­ряю. Я себе не доверяю».

Либо есть еще один вари­ант: чело­век при­вя­зы­ва­ет себе костыль к нож­ке «я»: «Я хоро­ший, если…» На самом деле это озна­ча­ет все то же – «я пло­хой», но в пони­ма­нии чело­ве­ка: «Если я буду делать то-то, то все хотя бы будут думать, что я хоро­ший». Это такая маска.

Напри­мер, если я вка­лы­ваю, как папа Кар­ло, 24 часа в сут­ки, 5 лет без отпус­ков, то я хоро­ший. Это тру­до­го­лизм. Если я в какой-то ситу­а­ции не бро­шу, отка­жусь от себя, любой ценой достиг­ну резуль­та­та, то я хороший.

Такой чело­век уяз­вим для мани­пу­ля­ций, пото­му что сто­ит ему поста­вить усло­вия («ты будешь хоро­шим, если…»), он из кожи вон выле­зет, что­бы это сде­лать. При­чем он убе­дит всех, какой он хоро­ший, кро­ме себя само­го. «Я‑то знаю, какой я на самом деле. Не дай Бог, люди меня уви­дят насто­я­щим». Даже когда его хва­лят, он отно­сит это к сво­ей мас­ке, а не к себе, и чув­ству­ет, что его-то насто­я­ще­го не любят.

«Хочешь ли ты, чтобы в плафоне была горящая лампочка?»

– А каза­лось бы, уста­нов­ка «мне бы что попро­ще», «я пло­хой», «я недо­стой­ный» – очень даже хри­сти­ан­ская. Вот мно­го­го хотеть – нескромно…

– Хотеть чего-то – это нор­маль­но! Когда я чего-то хочу, я умею поста­вить перед собой чет­кую цель. Даль­ше вста­ет уже вопрос «Могу ли?» Могу ли с точ­ки зре­ния физи­че­ской? Могу ли с точ­ки зре­ния нрав­ствен­ной? И если я чего-то хочу, физи­че­ски это дости­жи­мо и с точ­ки зре­ния нрав­ствен­ной я могу себе это поз­во­лить, посколь­ку это не явля­ет­ся нару­ше­ни­ем Запо­ве­дей Божи­их, то я иду и делаю! И это не будет гре­хом! То есть долж­на быть такая цепоч­ка: хочу-могу-делаю.

– Раз­ве не грех – хотеть слиш­ком многого?

– Еще раз повто­рю, если то, что я хочу, не явля­ет­ся гре­хом – кто мне запре­ща­ет? Запре­ща­ет ли мне Бог хотеть то, что не явля­ет­ся гре­хом? Поку­пать мне на мои день­ги мер­се­дес или отдать их все на бла­го­тво­ри­тель­ность – это уже мой выбор, никто не впра­ве меня заста­вить или осудить.

– Дру­гой вопрос: полез­но ли это мне?

– Об этом тоже надо гово­рить! Апо­стол Павел два­жды повто­ря­ет: «Все мне поз­во­ли­тель­но, но не все полез­но» (1 Кор. 6:12 и 10:23). Вопрос «могу ли я?» под­ра­зу­ме­ва­ет в том чис­ле и «полез­но ли это мне?», «могу ли я это себе поз­во­лить, не навре­див себе»?

В нор­ме – цепоч­ка такая. Чело­век ана­ли­зи­ру­ет, взве­ши­ва­ет свои потреб­но­сти, свои спо­соб­но­сти и гово­рит сам себе: «Вот я это­го хочу, это гре­хом не явля­ет­ся, я при­ни­маю реше­ние это сде­лать», – и в этот момент он берет на себя ответ­ствен­ность и обя­за­тель­ства. На ста­дии «могу» это все и взвешивается.

– У нас это все лома­ет­ся на ста­дии «хочу»?

– Да, а у мно­гих муж­чин – и на ста­дии «могу»: я могу что-то начать делать лишь тогда, когда кто-то мне ска­жет, что я дол­жен, что­бы не мне отве­чать. Кто-то извне дол­жен мне ска­зать, пото­му что с дет­ства за меня реша­ли. Хочет­ся или не хочет­ся, ты дол­жен делать то, что дол­жен – жди коман­ды. И пока эта коман­да извне не про­зву­ча­ла, я не делаю. И ино­гда эту роль коман­ду­ю­ще­го на себя берет жена. И она не пони­ма­ет, что с мужем про­ис­хо­дит: пока ему не ска­жешь, он не сде­ла­ет. Пото­му что дол­жен про­зву­чать какой-то жест­кий голос извне.

– Есть даже такая шут­ка: «Я муж­чи­на: ска­зал – зна­чит, сде­лаю. И не надо напо­ми­нать мне каж­дые пол­го­да!» Часто это при­во­дит к тому, что жена гово­рит, гово­рит, гово­рит и, в кон­це кон­цов, дела­ет сама. Это толь­ко усу­губ­ля­ет ситуацию?

– Муж пони­ма­ет, что в сле­ду­ю­щий раз он тоже может не делать.

– Как долж­но быть?

– Мож­но задать мужу вопрос: хочешь ли ты, что­бы это было сде­ла­но? Не про­сто «Ввин­ти лам­поч­ку!», а «Хочешь ли ты, что­бы в пла­фоне была горя­щая лам­поч­ка, а не пере­го­рев­шая?» Посмот­ри­те, как часто муж­чи­ну в тупик ста­вит вопрос: ты хочешь кофе или чай? Имен­но муж­чи­ну. С жен­щи­на­ми про­ще. Чаще муж­чи­на в ответ спра­ши­ва­ет: «А вы что буде­те пить?» «Какая раз­ни­ца, что я буду пить – ты что хочешь?»

– Когда чело­век не может опре­де­лить­ся, не может себе поста­вить цель, о чем это свидетельствует?

– Это один из при­зна­ков инфан­ти­лиз­ма. Хотя, как ни стран­но, быва­ет дру­гая край­ность: когда чело­век уме­ет гово­рить сло­во «хочу», но про­ле­та­ет ста­дию «могу». Он дела­ет, но о послед­стви­ях не дума­ет. Хочу лопат­ку в песоч­ни­це! Я ее беру и начи­наю копать. А тот факт, что это не моя лопат­ка, и пла­чет ребе­нок, у кото­ро­го я ее ото­брал – какое мне до это­го дело? Я ведь ее хочу!

Во взрос­лом вари­ан­те: хочу новую маши­ну и поку­паю ее в кре­дит, не отда­вая себе отчет, как я буду его отда­вать. Кре­дит­ные исто­рии – тоже при­знак инфан­ти­лиз­ма. «Потом при­ду­маю», не имея чет­ко­го пла­на, как такой кре­дит отдавать.

В бра­ке – так же. Всту­пая в брак, муж­чи­на и жен­щи­на берут на себя опре­де­лен­ные обя­за­тель­ства. Это под­ход взрос­ло­го чело­ве­ка. Муж­чи­на хочет женить­ся и вме­сте с реа­ли­за­ци­ей это­го сво­е­го жела­ния берет на себя неко­то­рые обя­зан­но­сти. Вот здесь появ­ля­ет­ся «дол­жен».

Инфан­тиль­ный под­ход дру­гой: «Я хочу сек­са. Вот девуш­ка, секс с ней будет пре­кра­сен. «Стань моей женой!» – я же пра­во­слав­ный, я же не хочу гре­шить, жить в блуде».

Созда­ет­ся семья, но что за этим сле­ду­ет, если муж­чи­на на себя ответ­ствен­ность не берет? Напри­мер, секс закан­чи­ва­ет­ся бере­мен­но­стью, а муж­чи­на вдруг влюб­ля­ет­ся в другую…

Есть такая маши­на «Ягу­ар», и если она у вас есть – вам при­ят­но ехать в ее вели­ко­леп­ном води­тель­ском крес­ле, вы чув­ству­е­те, что она может без тру­да разо­гнать­ся до 250 кило­мет­ров в час, но обла­да­ние ею под­ра­зу­ме­ва­ет и опре­де­лен­ный уход – в хоро­шем сер­ви­се, и соблю­де­ние ско­рост­но­го режи­ма, и дру­гих пра­вил дорож­но­го дви­же­ния в реаль­ной жиз­ни. Так и семья – она дает мно­го при­ят­но­го, у нее огром­ный потен­ци­ал, но она под­ра­зу­ме­ва­ет и обя­зан­но­сти, «уход» за ней.

Усилия по спасению души – это и усилия по саморазвитию

– Мно­гие в кри­зис теря­ют рабо­ту, не могут содер­жать семью. Но мне труд­но вспом­нить, что­бы кто-то из жен­щин в моем окру­же­нии подол­гу не рабо­тал, а вот из муж­чин – сплошь и рядом. Поче­му муж­чи­на задер­жи­ва­ет­ся в этом состо­я­нии, и насколь­ко это критично?

– Вооб­ще счи­та­ет­ся, что, когда чело­век по какой-то при­чине не рабо­та­ет более полу­го­да, ему тре­бу­ет­ся уже спе­ци­аль­ная реа­би­ли­та­ция. В неко­то­рых запад­ных стра­нах это бук­валь­но постав­ле­но на поток, без­ра­бот­ным со ста­жем спе­ци­аль­но помо­га­ют вер­нуть­ся в некое рус­ло пси­хо­ло­ги, чью рабо­ту опла­чи­ва­ет госу­дар­ство, пото­му что через пол­го­да без­де­лья у тако­го чело­ве­ка уже сама идея рабо­тать или начать свой биз­нес вызы­ва­ет оттор­же­ние и протест.

К тому же, если «я пло­хой», то и «рабо­та пло­хая». Низ­кая само­оцен­ка плюс пло­хое мне­ние о самой идее рабо­тать – рабо­та вос­при­ни­ма­ет­ся как некое про­кля­тие, как что-то такое, от чего нуж­но бежать любой ценой.

И чаще все­го если такая ситу­а­ция появи­лась, что муж или жена слиш­ком дол­го не рабо­та­ют, то есть смысл обра­тить­ся к спе­ци­а­ли­сту, при­чем, преж­де все­го, помочь чело­ве­ку разо­брать­ся с соб­ствен­ной само­оцен­кой: хоро­ший ли я? Если я пло­хой, зачем тогда на этом све­те я живу? Тогда мое место в аду, а где еще дол­жен, в резуль­та­те, ока­зать­ся пло­хой чело­век? (Впро­чем, поче­му-то никто в ад не хочет – люди жела­ют себе спа­се­ния души.)

Если я – пло­хой, если я – неудач­ник, зачем я буду рабо­тать? Меня все рав­но уво­лят. Уж луч­ше дома сидеть…

На самом деле любить себя надо! Но любить – не в зна­че­нии само­лю­бия, само­лю­бо­ва­ния, нар­цис­сиз­ма, а любить себя в том смыс­ле, что я образ Божий, кото­рый досто­ин быть в Раю. Поэто­му я желаю себе спа­се­ния, я имею пра­во хотеть быть в Раю, и все­ми сила­ми к нему буду стре­мить­ся, что­бы изба­вить­ся от гре­хов и насле­до­вать Цар­ствие Небесное.

Уси­лия по спа­се­нию души – это, в том чис­ле, уси­лия по само­раз­ви­тию. Жела­ние себе спа­се­ния – при­знак того, что я себя люб­лю. Если же я пло­хой, то Рай не для меня, зачем мне вооб­ще жить – и запус­ка­ет­ся меха­низм само­уни­что­же­ния, во всем, во всех сфе­рах жизни.

Если же я хоро­ший и настро­ен на раз­ви­тие и устра­не­ние сво­их недо­стат­ков, то я сме­ло и с инте­ре­сом иду зани­мать­ся новым делом, устра­и­ва­юсь на рабо­ту или начи­наю свое дело.

– А нуж­но ли что-то пред­при­ни­мать жен­щине, кото­рая дол­го не рабо­та­ет? Ведь она может сидеть с детьми, быть домо­хо­зяй­кой, в этом нет ниче­го постыдного.

– Пони­ма­е­те, если у жен­щи­ны мно­го детей и она каче­ствен­но ведет домаш­нее хозяй­ство, – она рабо­та­ет. Это ее рабо­та. А вот если она сидит на диване, сут­ка­ми смот­рит теле­ви­зор, а ее бога­тень­кий муж при­но­сит зар­пла­ту, наня­тая при­слу­га уби­ра­ет квар­ти­ру, при­но­сит про­дук­ты и гото­вые блю­да из ресто­ра­на, – это при­знак того, что ей нуж­на реабилитация.

Под рабо­той в дан­ном слу­чае под­ра­зу­ме­ва­ет­ся не толь­ко ходить на 8 часов в офис, отси­деть там и полу­чить зар­пла­ту. Под рабо­той под­ра­зу­ме­ва­ет­ся любой труд, вклю­чая домаш­нее хозяй­ство. Если семья обес­пе­че­на и муж не воз­ра­жа­ет, что­бы жена тра­ти­ла свое вре­мя и силы, напри­мер, на волон­тер­ство, на доб­рые дела, то – пол­ный впе­ред! Мож­но зани­мать­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Это вооб­ще замечательно!

– Быва­ет такая ситу­а­ция, когда жена года­ми не рабо­та­ет, а лет в 40–50 муж ее бро­са­ет, она оста­ет­ся одна, с детьми, но – без малей­ше­го навы­ка себя содержать…

– Быва­ет. Это прак­ти­че­ски ката­стро­фа. Хотя, с дру­гой сто­ро­ны, на стрес­се очень лег­ко менять не толь­ко саму ситу­а­цию, но и свои жиз­нен­ные уста­нов­ки и жиз­нен­ные цели. Стрес­со­вая ситу­а­ция – это, напри­мер, ситу­а­ция сме­ны рабо­ты, ухо­да мужа или, наобо­рот, женить­бы. Стресс очень часто свя­зан с изме­не­ни­я­ми в жиз­ни, в этом состо­я­нии лег­че что-то изме­нить. А когда все течет, как течет, то, напри­мер, взять и бро­сить курить, или пить, или играть в ком­пью­тер­ные игры намно­го слож­нее, чем когда у чело­ве­ка колос­саль­ный стресс, и на этой поч­ве он берет и бро­са­ет вред­ную при­выч­ку, заод­но с капи­таль­ны­ми изме­не­ни­я­ми в обра­зе жизни.

То есть пере­ход из одно­го обра­за жиз­ни в дру­гой – это шанс изме­нить­ся, вырас­ти. Он может помочь какие-то нехо­ро­шие вещи оста­вить поза­ди и, наобо­рот, при­об­ре­сти то, что рань­ше, каза­лось, недо­сти­жи­мо. Напри­мер, выучить ино­стран­ный язык.

Поэто­му если жена не рабо­та­ет и вдруг оста­лась одна с детьми – это стресс, но эта тяже­лая ситу­а­ция может ее рез­ко про­сти­му­ли­ро­вать на то, что­бы про­рвать­ся. Хотя да – это, воз­мож­но, будет через боль, через внут­рен­нюю трав­му. Но в ито­ге она шаг­нет на сле­ду­ю­щий уро­вень сво­е­го интел­лек­ту­аль­но­го и духов­но­го развития.

– Полу­ча­ет­ся, все-таки для жен­щи­ны рабо­та – ско­рее, для раз­ви­тия, для того, что­бы не зако­сте­неть, а для муж­чи­ны – обязанность?

– С точ­ки зре­ния биб­лей­ской – да, это пра­виль­но, пото­му что в Биб­лии ска­за­но: «В поте лица тво­е­го будешь есть хлеб» (Быт. 3:19). То есть добы­ча про­пи­та­ния дей­стви­тель­но во мно­гом воз­ло­же­на на мужчину.

Девочки играют в мам, но не играют в жен

– Поче­му жен­щи­на часто склон­на все брать на себя?

– Есть такое поня­тие – тре­уголь­ник Кар­п­ма­на. Допу­стим, муж не рабо­та­ет, а жена его спа­са­ет: зара­ба­ты­ва­ет, кор­мит, поит и пыта­ет­ся за него решить его про­бле­мы. Таким обра­зом муж­чи­на не пожи­на­ет послед­ствия того, что он дела­ет, он не раз­ви­ва­ет­ся, не меня­ет­ся, пото­му что есть некий спа­са­тель. В такой ситу­а­ции он про­сто дол­жен бы одна­жды не полу­чить обед. Но обед все рав­но будет, пото­му что жена заня­ла пози­цию спа­са­те­ля, а муж не соби­ра­ет­ся меняться.

Но это еще не все. Бес­ко­неч­но чув­ство­вать себя жерт­вой обсто­я­тельств слож­но, хочет­ся чув­ство­вать себя муж­чи­ной. В глу­бине души прак­ти­че­ски для любо­го муж­чи­ны несколь­ко уни­зи­тель­но, когда его содер­жит и кор­мит жен­щи­на, или когда жена полу­ча­ет боль­ше, чем он.

Кто-то ска­жет: «Мне без­раз­лич­но», но в глу­бине души все рав­но эти чув­ства испы­ты­ва­ет. Эти пере­жи­ва­ния начи­на­ют накап­ли­вать­ся, вста­ет вопрос: «Муж­чи­на ли я?» Все рав­но пси­хо­ло­ги­че­ски есть такая фра­за – «кто девуш­ку ужи­на­ет, тот ее и танцует».

То есть если жен­щи­на при­но­сит домой хлеб насущ­ный, то в кон­це кон­цов она и начи­на­ет гово­рить, чего, куда и как, рас­по­ря­жать­ся. Тот, у кого финан­сы, при­ни­ма­ет реше­ния, несет ответ­ствен­ность, тот, соб­ствен­но гово­ря, и есть главный.

Ста­ло быть, глав­ной ста­но­вит­ся жен­щи­на. А мужу это не нра­вит­ся, он хочет быть муж­чи­ной, но… не готов изме­нить ситу­а­цию. И тогда как ему стать муж­чи­ной? Про­явить «муж­скую силу»! Он пыта­ет­ся как-то коман­до­вать и из жерт­вы пре­вра­ща­ет­ся в пре­сле­до­ва­те­ля, кото­рый напа­да­ет на соб­ствен­но­го спа­са­те­ля. Часто про­ис­хо­дит, что он пыта­ет­ся «быть муж­чи­ной» через наси­лие – физи­че­ское или эмо­ци­о­наль­ное. На самом деле, наси­лие, осо­бен­но физи­че­ское, – это все­гда при­знак слабости.

– А поче­му жен­щи­ны поз­во­ля­ют так с собой поступать?

– Часто у жен­щи­ны тоже сра­ба­ты­ва­ет уста­нов­ка: «Я долж­на быть силь­ной», и она все тащит на себе. По сути, ведет себя как мама по отно­ше­нию к сво­е­му мужу.

Обра­ти­те вни­ма­ние, очень часто девоч­ки игра­ют в куко­лок, ста­вят себя на роль мамы: «Это моя ляля, я за ней уха­жи­ваю». Девоч­ки игра­ют в мам, но не игра­ют в жен. Во взрос­лой жиз­ни это выра­жа­ет­ся в неуме­нии рас­сла­бить­ся, в кон­тро­ле за мужем как за соб­ствен­ным ребен­ком, в попыт­ках сде­лать его таким свое­об­раз­ным пуп­си­ком, в неуме­нии отда­вать ответ­ствен­ность. А с дру­гой сто­ро­ны, вме­сте с этим начи­на­ет­ся веч­ное наве­ши­ва­ние ярлы­ков: «ты дол­жен, ты дол­жен, ты дол­жен». «Ты что, не мужик, что ли?»

– Без слов «Ты что, не мужик?» – как отдать ответ­ствен­ность, как пере­стать быть мамой мужу?

– Чело­век дол­жен испы­тать послед­ствия сво­их реше­ний, сво­е­го пове­де­ния. Но, допу­стим, собрать вещи, забрать детей и уйти – это может быть слиш­ком силь­ным уда­ром, кото­рый может муж­чи­ну про­сти­му­ли­ро­вать. Но на самом деле это будет наси­лие над ним, а не взве­шен­ное, ответ­ствен­ное реше­ние. Мы все рав­но его тол­ка­ем на такое дет­ское реше­ние фак­ти­че­ски через шан­таж: «Я к тебе вер­нусь, толь­ко когда ты най­дешь работу».

Мож­но дого­во­рить­ся: «Хоро­шо, давай так. Сей­час ты не зара­ба­ты­ва­ешь, зара­ба­ты­ваю я. Я готов­лю еду из тех про­дук­тов, кото­рые купи­ла на зара­бо­тан­ные день­ги. Тогда ты моешь посу­ду, гото­вишь обе­ды и ужи­ны, дела­ешь уро­ки с детьми». Муж­чине вряд ли понра­вит­ся вести домаш­нее хозяй­ство. Но это – его выбор. Ведь он может изме­нить ситуацию.

Вооб­ще в таком слу­чае было бы очень пра­виль­но пой­ти к свя­щен­ни­ку или к пси­хо­ло­гу – и мужу, и жене. Зада­ча свя­щен­ни­ка или пси­хо­ло­га, по сути дела, не решить про­бле­мы чело­ве­ка за него, а про­сти­му­ли­ро­вать его на раз­ви­тие, на то, что­бы он сам начал видеть и пони­мать свои проблемы.

– Если один из супру­гов пой­дет к свя­щен­ни­ку или к пси­хо­ло­гу, а дру­гой нет, раз­ве это в кон­це кон­цов не при­ве­дет к раз­ры­ву? Ведь полу­ча­ет­ся: один раз­ви­ва­ет­ся, дру­гой – сто­ит на месте. 

– Это может при­ве­сти к раз­ры­ву. Но когда оба не раз­ви­ва­ют­ся, вро­де как для сохра­не­ния семьи, обо­им будет дис­ком­форт­но. Люди так живут года­ми, но счаст­ли­вы ли они? Хочет­ся всю жизнь быть несчаст­ным? Это выбор человека.

Я могу ска­зать, что для мно­гих уча­стие в выез­дах по про­грам­мам Пра­во­слав­но­го объ­еди­не­ния «Супру­же­ские встре­чи» ста­но­вит­ся тем сти­му­лом, кото­рый сти­му­ли­ру­ет само­сто­я­тель­но дви­гать­ся даль­ше, при­чем откры­ва­ет, в какую имен­но сто­ро­ну дви­гать­ся. Выби­рать­ся надо вдвоем.

Чело­век начи­на­ет идти к совер­шен­ству, лишь когда он начи­на­ет видеть свое несо­вер­шен­ство. Если он сво­их про­блем не видит, раз­го­во­ры о них его про­сто оби­жа­ют. А когда он счи­та­ет, что все­го достиг и ему боль­ше ниче­го не надо, это при­знак того, что он оста­но­вил­ся в сво­ем раз­ви­тии и начал дегра­ди­ро­вать. Это очень нехо­ро­ший признак.

Я такое у свя­щен­ни­ков встречал.

Пока чело­век учит­ся в семи­на­рии, он чита­ет книж­ки, гото­вит­ся к сес­сии, что-то новое узна­ет, раз­ви­ва­ет­ся. Но вот на него воз­ла­га­ет руки архи­ерей, он ста­но­вит­ся свя­щен­ни­ком – и всё…

Он может потом года­ми пра­виль­но махать кади­лом, гово­рить пра­виль­ные воз­гла­сы, на осно­ве тех книг, кото­рые ранее про­чи­тал, про­из­но­сить непло­хие про­по­ве­ди и ниче­го в себе не менять, ни внут­ренне, ни внешне.

Его всё устра­и­ва­ет, он счи­та­ет, что все­го достиг, он почти что свя­той, толь­ко пото­му, что он свя­щен­ник. Про­по­ве­ди дру­гих свя­щен­ни­ков он не слу­ша­ет, или слу­ша­ет через внут­рен­нее оттор­же­ние, типа: «Ну-ну. Чему ты меня научишь? Я – такой же, как и ты, сам кра­си­вые про­по­ве­ди умею говорить».

То есть – оста­нав­ли­ва­ет­ся лич­ност­ный рост, чело­век пере­ста­ет слы­шать людей, хотя я мно­го раз убеж­дал­ся, что Бог может научить иерея и через про­стое сло­во про­стой прихожанки.

В ситу­а­ции, когда духов­ный и лич­ност­ный рост оста­но­вил­ся, чело­век очень часто, сам не пони­мая, поче­му, может, напри­мер, начать пить, в ито­ге совсем спить­ся, поте­рять семью, лишить­ся сана… Пото­му что его душа к чему-то стре­мит­ся, а к чему, он понять не может. Целей в жиз­ни нет, но нет и осо­зна­ния, что при­чи­на моих про­блем – во мне самом…

– Если чело­век про­бле­му не осо­зна­ет, как помочь ему? Сло­ва, сове­ты толь­ко оби­дят, вы сказали…

– Сове­ты – это одна из слож­ных ситу­а­ций. Преж­де все­го, может быть, сто­ит спро­сить мне­ние само­го чело­ве­ка: «Если хочешь, я могу ска­зать тебе свое мне­ние. Не хочешь – как хочешь!». «Я не наста­и­ваю, и ты можешь иметь свое мне­ние. Но мне кажет­ся, луч­ше было бы вот так».

И опять же – ста­рать­ся избе­гать сло­ва «ты» в при­вяз­ке к сове­ту: «Если ты бы вот так бы сде­лал…», пото­му что это может тоже задеть. Задеть, кста­ти, может как жен­щи­ну, так и муж­чи­ну. Но муж­чи­на в каком-то плане более раним. Пото­му что у него есть внут­рен­нее убеж­де­ние: «Я дол­жен быть силь­ным. Я же мужчина».

И если жен­щи­на что-то сове­ту­ет, под­ска­зы­ва­ет, на чем-то наста­и­ва­ет, то послу­шать­ся ее – зна­чит, в пони­ма­нии мно­гих муж­чин, уни­зить­ся перед жен­щи­ной, «попасть под каб­лук». «Она реши­ла, я сде­лал» – для муж­чи­ны это уни­зи­тель­но, в таком слу­чае он все рав­но будет наста­и­вать на сво­ем, даже если это пол­ная глу­пость. Эта­кое дет­ское «нет»…

Как удобно свалить все на Бога

– «Я возь­му кредит/создам семью, а Гос­подь все устро­ит» – это пра­во­слав­ный вари­ант без­от­вет­ствен­но­сти, или все-таки это и есть вера? Ведь мы же молим­ся: «Сами себя и друг дру­га и весь живот наш Хри­сту Богу предадим».

– Сва­лить все на Бога – да, это часто встре­ча­ет­ся. «Бог мне не помо­га­ет, пото­му что я мало­вер­ный». Кажет­ся, в этой фра­зе я вино­ват, но на самом деле полу­ча­ет­ся, что «Бог мне не помо­га­ет». А то, что реше­ние про­бле­мы изна­чаль­но Богом воз­ло­же­но на меня, чело­ве­ку не при­хо­дит в голо­ву. Бог мисти­че­ским обра­зом дол­жен за него это как-то решить.

– Фра­за «На Бога надей­ся, а сам не пло­шай» – про мало­ве­рие и жела­ние «под­сте­лить солом­ку» или про зрелость?

– Фра­за совер­шен­но пра­виль­ная. Девиз пре­по­доб­но­го Бене­дик­та Нур­сий­ско­го, напри­мер, был: ora et labora. Молит­ва и труд. Древ­ний мона­ше­ский принцип.

Если бы нуж­но было толь­ко наде­ять­ся на Бога, была бы такая запо­ведь: «Надей­ся на Бога. Точка».

Не было бы Нагор­ной про­по­ве­ди и все­го про­че­го – ведь в Еван­ге­лии поми­мо слов о надеж­де на Бога гово­рит­ся и о том, что само­му чело­ве­ку делать, а чего не делать в сво­ей жизни.

Есть такое сло­во – синер­гия. Сов­мест­ное дей­ствие. Так вот дело спа­се­ния чело­ве­ка – это синер­гия Бога и чело­ве­ка. Бог спа­са­ет нас не без нас. Это и под­ра­зу­ме­ва­ет фра­за «На Бога надей­ся, а сам не плошай».

– И не толь­ко в плане спа­се­ния, а в плане жиз­ни как таковой…

– А наше спа­се­ние напря­мую от нашей жиз­ни и зави­сит. Бог судит нас по тому, что мы дела­ем, что мы гово­рим, как посту­па­ем… любим, не любим.

Еще раз повто­рю, одна из боль­ших оши­бок – все сва­ли­вать на Бога. Пер­вым это сде­лал Адам: «Жена, кото­рую Ты мне дал, она дала мне, и я ел». А в наши дни, когда у чело­ве­ка начи­на­ют­ся про­бле­мы, он может испо­ве­до­вать­ся, при­ча­щать­ся и при этом роп­тать на Бога. Он может осуж­дать тех, у кого что-то не так – ты пло­хо молишь­ся, ред­ко при­ча­ща­ешь­ся – а сам, когда начи­на­ют­ся про­бле­мы… Кста­ти, очень часто такие гипер-веру­ю­щие люди потом от Бога и ухо­дят. Я был сви­де­те­лем подоб­ной ситу­а­ции, когда чело­век был такой веру­ю­щий!.. И вдруг узнал, что он ушел из Церк­ви, пото­му что в какой-то ситу­а­ции молил­ся, молил­ся, про­сил, а Бог не дал, и все – Бог виноват.

А что сде­лал ты? Плюс ты уве­рен, что Бог тебе не отве­тил? Раз­ве Он обя­зан делать всё имен­но в том виде, как ты ожи­да­ешь? А может, ты про­сил у Него рыбу, а Он дал тебе удоч­ку, ты же это­го не понял, и удоч­ку не взял, и без рыбы остался…

Мне, напри­мер, при­хо­дит­ся слы­шать и про «Супру­же­ские встре­чи» такие сло­ва, даже от свя­щен­ни­ков: «Зачем отец Алек­сандр при­ду­мал какую-то про­грам­му для реше­ния семей­ных про­блем? Надо молить­ся, при­ча­щать­ся, и все будет нор­маль­но, все само устроится».

Но семей­ное сча­стье с небес не пада­ет, хотя Бог дает для него все, что необходимо.

Инфан­ти­лизм в нас появ­ля­ет­ся не все­гда по нашей вине – это очень часто, к сожа­ле­нию, резуль­тат дей­ствий наших роди­те­лей. Он нор­ма­лен до опре­де­лен­но­го воз­рас­та, но по-насто­я­ще­му муж­чи­на дол­жен ста­но­вить­ся муж­чи­ной лет в 25. На прак­ти­ке в совре­мен­ном мире это про­ис­хо­дит лет в 40–45, плюс-минус. Но быва­ет, что и до 60 дожи­ва­ют в инфан­ти­лиз­ме. И за это уже чело­век несет ответственность.

Если чело­век осо­знал свою про­бле­му, ему надо, во-пер­вых, не осу­дить роди­те­лей, не осу­дить пред­ков, во-вто­рых, сде­лав выво­ды, само­му раз­вить­ся. А в‑третьих, помочь раз­вить­ся сво­им детям, дав им иной при­мер. За это тоже чело­век несет ответ­ствен­ность. Поэто­му про­сто испо­ве­до­вать­ся, при­ча­щать­ся и спи­хи­вать на Бога реше­ние сво­их житей­ских про­блем: «Вот я при­ча­ща­юсь, а Ты, Боже, все Сам за меня реши и устрой» – это некорректно.

 

Бесе­до­ва­ла Вале­рия Михайлова

Источ­ник: Правмир.ру

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки