Расторжение брака: взгляд церковного канониста

Расторжение брака: взгляд церковного канониста

(2 голоса5.0 из 5)

Бесе­да с про­фес­со­ром Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии про­то­и­е­ре­ем Вла­ди­сла­вом Цыпи­ным.

Свят и нерасторжим

При сотво­ре­нии людей брач­ный союз Бог уста­но­вил для нераз­рыв­но­го соеди­не­ния супру­гов в одну плоть, так что хри­сти­ан­ский закон про­воз­гла­ша­ет свя­тость семей­но­го сою­за и его нерас­тор­жи­мость. Это под­дер­жи­ва­ет досто­ин­ство чело­ве­че­ской при­ро­ды, с одной сто­ро­ны, и с дру­гой, даёт бла­го нашей жизни.

Цер­ковь даёт нам пра­ви­ла счаст­ли­вой семей­ной жиз­ни. Имен­но с этой точ­ки зре­ния необ­хо­ди­мо рас­смат­ри­вать кано­ни­че­ские осно­ва­ния для раз­во­да, суще­ству­ю­щие сего­дня, что явля­ет­ся лишь его юри­ди­че­ской, фор­маль­ной сто­ро­ной, логи­ка кото­рой тако­ва: он допус­ка­ет­ся, когда брак фак­ти­че­ски утра­тил свой смысл.

Это не инструк­ция о том, как раз­во­дить­ся «по-цер­ков­но­му», а все­го лишь ука­за­ния на то, что делать, если брак уже рас­пал­ся. Неда­ром в Церк­ви нет ника­ко­го чина «раз­вен­ча­ния» или «цер­ков­но­го» развода. 

Есть толь­ко бла­го­сло­ве­ние на вто­рой брак, кото­рое необ­хо­ди­мо полу­чить у епи­ско­па, если чело­век после рас­па­да бра­ка решил вновь создать семью.

Основ­ной вопрос темы нашей бесе­ды дол­жен был бы зву­чать ина­че: при каких обсто­я­тель­ствах мож­но гово­рить о том, что брак утра­тил смысл?

Сам Гос­подь в Еван­ге­лии вполне опре­де­лён­но ука­зы­ва­ет на одно един­ствен­ное осно­ва­ние для рас­тор­же­ния бра­ка – это вина пре­лю­бо­де­я­ния: «кто раз­во­дит­ся с женою сво­ею не за пре­лю­бо­де­я­ние и женит­ся на дру­гой, тот пре­лю­бо­дей­ству­ет; и женив­ший­ся на раз­ве­дён­ной пре­лю­бо­дей­ству­ет” (Мф. 19:9).

Испо­ве­дуя этот взгляд на брак, Цер­ковь, одна­ко, не мог­ла не счи­тать­ся с чело­ве­че­ски­ми сла­бо­стя­ми, со злой волей людей, нахо­дя­щих­ся внут­ри Церк­ви. Исхо­дя из прин­ци­па ико­но­мии, снис­хож­де­ния и мило­сти к немо­щам людей, но осно­вы­ва­ясь на двух пер­во­на­чаль­ных при­чи­нах раз­во­да (смер­ти одно­го из супру­гов и изме­ны одно­го из них), она сфор­му­ли­ро­ва­ла целый ряд дру­гих причин.

Так, напри­мер, к смер­ти супру­га при­рав­ни­ва­ет­ся его без­вест­ное отсут­ствие в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни: в таком слу­чае остав­ша­я­ся сто­ро­на при­зна­ет­ся вдов­ству­ю­щей и не обя­за­на томить­ся далее в без­на­дёж­ном ожидании.

Развод как наказание

Цер­ков­ное брач­ное пра­во, в том чис­ле нор­мы, каса­ю­щи­е­ся рас­тор­же­ния бра­ка, фор­ми­ро­ва­лось на про­тя­же­нии сто­ле­тий. При этом кано­ни­сты опи­ра­лись на еван­гель­ские запо­ве­ди, хотя им при­хо­ди­лось учи­ты­вать осо­бен­но­сти свет­ско­го законодательства.

Основ­ные усло­вия заклю­че­ния и рас­тор­же­ния бра­ка, запе­чат­лён­ные в кано­нах Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, заим­ство­ва­ны из Визан­тии, одна­ко со вре­ме­нем они пре­тер­пе­ли неко­то­рые изме­не­ния, впро­чем, не очень существенные.

Когда раз­вод на осно­ва­нии лишь вза­им­но­го согла­сия супру­гов был исклю­чён из визан­тий­ской пра­во­вой прак­ти­ки, сохра­ни­лось несколь­ко при­чин, давав­ших закон­ное осно­ва­ние для рас­тор­же­ния бра­ка: преж­де все­го, изме­на, а так­же те слу­чаи, кото­рые мож­но было рас­смат­ри­вать как ана­ло­гию супру­же­ской невер­но­сти или смерти.

Изме­на одно­го из супру­гов дока­зы­ва­лась в суде с помо­щью сви­де­тель­ских пока­за­ний, либо фак­том рож­де­ния ребён­ка или бере­мен­но­стью, при усло­вии дол­го­вре­мен­но­го отсут­ствия мужа. К измене при­рав­ни­ва­лось и добрач­ное рас­пут­ство жены, в том слу­чае, если муж не знал о нём до свадьбы.

Изме­на пере­ста­ва­ла быть при­чи­ной для раз­во­да, если обе сто­ро­ны ока­зы­ва­лись винов­ны в ней, а так­же, если постра­дав­шая сто­ро­на уже про­сти­ла супру­гу его пре­ступ­ле­ние пря­мо или кос­вен­но, т.е. про­дол­жая с ним жить семей­ной жизнью.

Госу­дар­ствен­ный пре­ступ­ник лишал­ся граж­дан­ских прав, поэто­му супру­га была обя­за­на пре­кра­тить брак.

В Рос­сии до 1917 года не тре­бо­ва­лось обя­за­тель­но раз­во­дить­ся с поли­ти­че­ским пре­ступ­ни­ком (всем изве­стен слу­чай с жёна­ми декаб­ри­стов), одна­ко лише­ние сво­бо­ды на дли­тель­ный срок или ссыл­ка на веч­ное посе­ле­ние в Сибирь дава­ло пра­во дру­гой сто­роне тре­бо­вать развода.

Расторжение брака не по вине супругов

При­чи­на­ми без­услов­но­го рас­тор­же­ния семей­но­го сою­за, не свя­зан­но­го с про­ступ­ком одно­го из супру­гов, явля­лась, напри­мер, неспо­соб­ность к супру­же­ско­му сожи­тию, при­об­рё­тен­ная до вступ­ле­ния в брак (жена мог­ла искать раз­во­да по этой при­чине лишь через 2 года с момен­та нача­ла семей­ной жизни).

Бес­пло­дие жены, в отли­чие от язы­че­ско­го рим­ско­го пра­ва, не при­зна­ва­лось осно­ва­ни­ем для раз­во­да. Сума­сше­ствие супру­га, будучи пре­пят­стви­ем к бра­ку, не мог­ло слу­жить осно­ва­ни­ем для его рас­тор­же­ния, если про­яв­ля­лось уже после созда­ния семьи.

По визан­тий­ским нор­мам без­вест­ное отсут­ствие одно­го из супру­гов в тече­ние 5 лет для граж­дан­ско­го лица и 10 лет для вои­на, про­пав­ше­го на войне, при­рав­ни­ва­лось к смер­ти, и остав­ший­ся супруг был волен заклю­чить новый союз.

В том слу­чае, если после вступ­ле­ния жены во вто­рой брак пер­вый муж воз­вра­щал­ся, он имел пра­во вер­нуть свою супру­гу. Одна­ко пле­не­ние вои­на не явля­лось осно­ва­ни­ем для раз­во­да с ним.

Брач­ный союз так­же рас­тор­гал­ся при обо­юд­ном про­из­не­се­нии супру­га­ми мона­ше­ских обе­тов, рав­но как и в силу мона­ше­ско­го постри­га одно­го из них с согла­сия дру­го­го. При этом граж­дан­ские зако­ны Визан­тии, при­рав­ни­вая мона­ше­ство к есте­ствен­ной смер­ти, не лиша­ли остав­ше­го­ся в миру воз­мож­но­сти вступ­ле­ния во вто­рой брак.

Возрастные ограничения

Если бра­ку пред­ше­ство­ва­ли обсто­я­тель­ства, делав­шие его заклю­че­ние невоз­мож­ным, это так­же было осно­ва­ни­ем для рас­тор­же­ния семей­но­го сою­за. В част­но­сти, это каса­лось воз­рас­та вступ­ле­ния в брак. В визан­тий­ском пра­ве он состав­лял 12–13 лет для жен­щи­ны и 14–15 для мужчины.

В Рос­сии в нача­ле XIX века было вве­де­но так назы­ва­е­мое граж­дан­ское брач­ное совер­шен­но­ле­тие: 16 лет для жен­щи­ны и 18 лет для муж­чи­ны соот­вет­ствен­но (визан­тий­ские нор­мы оста­лись дей­стви­тель­ны­ми для Кавказа).

Если супру­ги по фак­ту ока­зы­ва­лись моло­же, брак немед­лен­но дол­жен был быть пре­кра­щён при­ну­ди­тель­но, если толь­ко не родил­ся ребё­нок или не насту­пи­ла беременность.

По дости­же­нии брач­но­го совер­шен­но­ле­тия семей­ные отно­ше­ния мог­ли быть воз­об­нов­ле­ны без повтор­но­го вен­ча­ния. Если муж и жена отка­зы­ва­лись от это­го, семей­ный союз счи­тал­ся рас­торг­ну­тым. При вступ­ле­нии во вто­рой брак такие лица счи­та­лись вто­ро­брач­ны­ми и на них кано­на­ми нала­га­лись соот­вет­ству­ю­щие ограничения.

Воз­раст­ные огра­ни­че­ния каса­лись и вдов­ству­ю­щих, и ста­рых дев, и ста­рых жени­хов в рав­ной сте­пе­ни. Пре­дель­ным воз­рас­том для вступ­ле­ния в брак для жен­щин счи­та­лось 60 лет, для муж­чин пре­дель­ный воз­раст кано­на­ми не был определён.

Вопро­сы, свя­зан­ные с рас­тор­же­ни­ем бра­ка, рас­смат­ри­ва­лись на Помест­ном Собо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в 1917 году. Пере­чень осно­ва­ний для раз­во­да в ито­го­вых доку­мен­тах Собо­ра был зна­чи­тель­но расширен. 

К их чис­лу отне­се­но под­твер­ждён­ное отпа­де­ние одно­го из супру­гов от Пра­во­слав­ной Церк­ви, систе­ма­ти­че­ское изде­ва­тель­ство одно­го супру­га над дру­гим либо тяжё­лая, неиз­ле­чи­мая душев­ная болезнь одно­го из них, при­чём при­об­ре­тён­ная в браке. 

При­чи­ной рас­тор­же­ния семей­но­го сою­за при­зна­ва­лось так­же неиз­ле­чи­мая тяж­кая зараз­ная болезнь, в част­но­сти, сифи­лис и проказа.

О второбрачии

Цер­ковь неодоб­ри­тель­но отно­сит­ся к повтор­ным бра­кам и допус­ка­ет их толь­ко по снис­хож­де­нию к чело­ве­че­ским немо­щам. По кано­ни­че­ско­му пра­ву повтор­но всту­пить в цер­ков­ный брак может толь­ко тот супруг, кото­рый при рас­тор­же­нии брач­но­го сою­за ока­зал­ся постра­дав­шей стороной.

Винов­ник раз­во­да мог вновь создать семью толь­ко в слу­чае пока­я­ния и готов­но­сти поне­сти опре­де­лён­ное Цер­ко­вью нака­за­ние на это. Наме­рен­ное остав­ле­ние супру­га со вре­мён Визан­тии так­же рас­смат­ри­ва­лось как осно­ва­ние для развода.

При рас­тор­же­нии бра­ка сто­ро­на, при­знан­ная винов­ной, лиша­лась пра­ва на созда­ние новой семьи, неви­нов­ная сто­ро­на это пра­во получала.

С нача­ла ХХ века было раз­ре­ше­но всту­пать во вто­рой брак и тому, кто совер­шил супру­же­скую изме­ну, став­шую при­чи­ной раз­во­да. Одна­ко, это было воз­мож­но не ранее сро­ка окон­ча­ния цер­ков­ной епи­ти­мии, опре­де­ля­е­мо­го в 3,5–7 лет. Дан­ная нор­ма дей­ству­ет по сей день.

Как пра­ви­ло, вопрос о цер­ков­ном раз­во­де вста­ёт в тот момент, когда один из рас­торг­нув­ших семей­ный союз супру­гов – как пра­ви­ло, тот, кото­рый не был винов­ни­ком рас­па­да семьи, изби­ра­ет ново­го спут­ни­ка жиз­ни и реша­ет обвен­чать­ся с ним.

После отде­ле­ния Церк­ви от госу­дар­ства граж­дан­ско-пра­во­вые послед­ствия име­ют толь­ко акты, совер­шен­ные в ЗАГСе, либо через суды, поэто­му цер­ков­ное при­зна­ние фак­та пре­кра­ще­ния брач­ных отно­ше­ний ниче­го не зна­чит при отсут­ствии госу­дар­ствен­ной реги­стра­ции развода. 

Цер­ковь может толь­ко учи­ты­вать сло­жив­ши­е­ся семей­ные отно­ше­ния. Если рас­пад семьи – это объ­ек­тив­ная дан­ность, в част­но­сти, если супру­ги уже дав­но не живут вме­сте, и вос­ста­нов­ле­ние семьи невоз­мож­но, цер­ков­ный раз­вод допус­ка­ет­ся по пас­тыр­ско­му снисхождению.

Цер­ков­ное пра­во, допус­кая повтор­ный цер­ков­ный брак (вен­ча­ние), тре­тий брак раз­ре­ша­ет лишь в поряд­ке исклю­че­ния, при обя­за­тель­ном выпол­не­нии двух тре­бо­ва­ний: лицо, всту­па­ю­щее в новый семей­ный союз, долж­но быть в воз­расте не стар­ше 40 лет и не иметь детей.

Если после двух бра­ков, даже в слу­чае ран­не­го вдов­ства, чело­век име­ет ребён­ка, цер­ков­ный брак не доз­во­ля­ет­ся. Если детей нет, но мино­вал соро­ка­лет­ний воз­раст, брак так­же не дозволяется.

Воз­мож­ность чет­вёр­то­го бра­ка цер­ков­ны­ми кано­на­ми вооб­ще не рассматривается.

Обра­зо­ва­тель­ный пор­тал «Сло­во»

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки