Только не по-моему<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Николай Могильный</span>

Только не по-моему
Протоиерей Николай Могильный

(1 голос5.0 из 5)

Уро­ки семей­но­го кризис-менеджмента

«Я про­сил мно­гих невест опи­сать мне иде­аль­но­го муж­чи­ну, и они с увле­че­ни­ем опи­сы­ва­ли мне… иде­аль­ную жен­щи­ну», ‒ рас­ска­зы­ва­ет аме­ри­кан­ский иссле­до­ва­тель. Муж­чи­на и жен­щи­на устро­е­ны по-раз­но­му. При­чи­на мно­гих семей­ных ссор ‒ в том, что мы ждём друг от дру­га невоз­мож­но­го. Осо­бен­но в пери­од при­тир­ки, кото­рый изоби­лу­ет мало­при­ят­ны­ми открытиями…

Как досту­чать­ся до ближ­не­го? Как най­ти в себе силы любить, когда хочет­ся убить? Те, у кого эти слож­но­сти уже поза­ди, утвер­жда­ют: всё не так пло­хо. И дают дель­ные сове­ты. За этим, соб­ствен­но, редак­ция «Отро­ка» обра­ти­лась к про­то­и­е­рею Нико­лаю Могильному.

‒ Ино­гда уже после сва­дьбы, на прак­ти­ке, выяс­ня­ет­ся, что пред­став­ле­ния о семье и ожи­да­ния от семьи у супру­гов очень раз­ные. Кажет­ся, жен­щи­ны осо­бен­но болез­нен­но рас­ста­ют­ся со сво­и­ми вымеч­тан­ны­ми сце­на­ри­я­ми иде­аль­ной семьи. Мы смот­рим роман­ти­че­ские филь­мы, чита­ем кни­ги о люб­ви, вели­кой и пре­крас­ной, ана­ли­зи­ру­ем опыт дру­гих семей, заду­мы­ва­ем­ся о вос­пи­та­нии детей… Мно­гие поне­во­ле режис­си­ру­ют какой-то «див­ный новый мир» буду­щей семьи, а после сва­дьбы насту­па­ет пер­со­наль­ная хиро­си­ма. Мож­но ли избе­жать разочарований?

‒ Думаю, оча­ро­ва­ние ‒ это неиз­беж­ность. Нор­маль­ная девоч­ка, лишь толь­ко при­хо­дя в созна­ние, меч­та­ет о заму­же­стве. Бра­ки поэто­му и слу­ча­ют­ся ‒ бла­го­да­ря неко­му оча­ро­ва­нию пред­брач­но­го воз­рас­та. Инте­рес­но, что каким девуш­ка вос­при­ни­ма­ет брак, таким он и дол­жен быть. Толь­ко достичь это­го состо­я­ния, конеч­но, уда­ёт­ся дале­ко не сразу.

Вер­но люди гово­рят: хочешь насме­шить Бога ‒ рас­ска­жи ему о сво­их пла­нах. Мы несо­вер­шен­ны. Наши меч­ты часто дале­ко отсто­ят от запо­ве­дей Божи­их. Бог ведь хочет спа­сти каж­до­го из нас, а пото­му Он сде­ла­ет мно­гое, что­бы мы, очи­стив­шись от мир­ских меч­та­ний и упо­ва­ний, напра­ви­ли свой взгляд к небу. Для это­го брак ‒ очень бла­го­при­ят­ный инстру­мент. В нём ты, хочешь ‒ не хочешь, а узна­ёшь, что такое сми­ре­ние. Тут, кро­ме тво­их стра­стей, есть ещё стра­сти жены, тёщи, детей, даже сосе­дей. За всем тебе при­дёт­ся сле­дить, кор­мить, зани­мать­ся маши­на­ми, тряп­ка­ми… Это посто­ян­ное упраж­не­ние в смирении.

Мы про­ду­мы­ва­ем пла­ны на буду­щее, пото­му что не гото­вы пре­дать себя в руки Божии. Мы не хотим того, что Он нам даёт, мы упря­мо хотим наше при­ду­ман­ное сча­стье. Но это при­ду­ман­ное сча­стье не может ездить на одном коле­се, не может быть устой­чи­вым. Поэто­му Бог его и разрушает.

Заме­чу, что осо­бен­но опас­но навя­зы­вать Богу свои «пла­ны» при выбо­ре супру­га, супру­ги. Влю­бив­шись, порой в самых неве­ро­ят­ных обсто­я­тель­ствах чело­век начи­на­ет выпра­ши­вать у Бога: «Дай мне его (её), дай!» Бог иной раз и даст… А потом, с этим вожде­лен­ным объ­ек­том соеди­нив­шись, в ужа­се пони­ма­ешь: не то! Свя­тые отцы гово­рят: «Выпро­шен­ный крест неудо­бо­но­сим». Хри­сти­а­нин дол­жен молить­ся так: «Гос­по­ди, да будет воля Твоя. Пошли мне чело­ве­ка, чтоб любить его, и чтоб меня любил, чтоб мы мог­ли создать креп­кую семью». Создать, заметь­те, а не полу­чить сра­зу на выхо­де из-под венца.

‒ И как же создать креп­кую семью?

‒ В фун­да­мен­те долж­на лежать пра­виль­ная идея о том, что такое семья. Боль­шин­ство про­блем начи­на­ет­ся уже на уровне пони­ма­ния смыс­ла бра­ка. Одна из его задач ‒ раз­ру­шить наши гре­хов­ные наклон­но­сти. Брак нужен для того, что­бы нам повзрос­леть духовно.

В таин­стве вен­ча­ния свя­щен­ник три­жды обво­дит пару вокруг ана­лоя ‒ это сим­вол дол­го­го жиз­нен­но­го пути, и вен­цы над голо­ва­ми сим­во­ли­зи­ру­ют вен­цы муче­ни­че­ские ‒ это зна­чит, что жизнь свя­за­на с муче­ни­я­ми, скор­бя­ми, тес­но­той. В бра­ке еже­днев­но будут воз­ни­кать кон­флик­ты инте­ре­сов, брак все­гда свя­зан с лише­ни­я­ми. Даже в мело­чах. Ска­жем, супру­ги ужи­на­ют вме­сте, и у него сей­час реша­ю­щий матч, у неё ‒ послед­няя серия люби­мо­го сери­а­ла. Ведь кому-то из них нуж­но отка­зать­ся от сво­е­го удо­воль­ствия, суметь вой­ти во внут­рен­нее состо­я­ние дру­го­го чело­ве­ка. Умным будет тот, кто ска­жет: да зачем мне этот фут­бол, глав­ное, что­бы у жены был мир в душе, тогда в семье будет радость…

К это­му еже­днев­но­му напря­же­нию мно­гие ока­зы­ва­ют­ся мораль­но не гото­вы. Тяже­ло при­дёт­ся тем, кто выхо­дит замуж с таки­ми ожи­да­ни­я­ми: «Он будет носить меня на руках, возить по пля­жу на джи­пе и кор­мить клуб­нич­ным моро­же­ным». А за что тогда венец? За поли­роль на ногтях?

В бра­ке нуж­но настра­и­вать­ся не при­ни­мать, а отда­вать. Мой покой­ный духов­ник на поро­ге мое­го бра­ко­со­че­та­ния ска­зал золо­тые сло­ва. «Если ты хочешь в бра­ке насла­ждать­ся, бал­деть ‒ луч­ше не женись, будешь несчаст­ным чело­ве­ком. Но если ты идёшь в брак слу­жить ‒ будешь счаст­лив с любой жен­щи­ной». Может, эти сло­ва зву­чат неубе­ди­тель­но для дру­гих, так как были ска­за­ны толь­ко мне, в ту мину­ту. Они кос­ну­лись мое­го серд­ца… Это как в нави­га­то­ре: если про­ри­со­ва­на кар­та марш­ру­та, то пусть даже сядет бата­рея, а ты уже зна­ешь, в каком направ­ле­нии ехать. Когда у меня появ­ля­ет­ся недо­воль­ство, я мыс­лен­но воз­вра­ща­юсь к этим сло­вам и спра­ши­ваю себя: а слу­жишь ли? Или хочешь, чтоб под тебя весь мир был зато­чен? И ещё один семей­ный девиз нам дал батюш­ка. «Если хоти­те мира в семье, руко­вод­ствуй­тесь таким пра­ви­лом: пусть будет как угод­но, но толь­ко не по-мое­му». Зву­чит как при­зыв к само­убий­ству, прав­да? Ведь само­от­ре­че­ние, уни­что­же­ние сво­их жела­ний, стрем­ле­ний ‒ почти самоубийство.

Зада­ча любя­ще­го ‒ попы­тать­ся понять, что нуж­но люби­мо­му, и сде­лать его счаст­ли­вым. Когда ты научишь­ся делать дру­го­го счаст­ли­вым, научишь­ся дарить ‒ толь­ко тогда узна­ешь, что такое счастье.

‒ Стал­ки­ва­ясь с пер­вы­ми труд­но­стя­ми семей­ной жиз­ни, моло­дые люди спра­ши­ва­ют ‒ как узнать, не ошиб­ся ли я? Да и вооб­ще, моя ли это «поло­вин­ка»?

‒ Ответ тут один: если вы сто­и­те в хра­ме в сва­деб­ных наря­дах и над вами про­из­не­се­но «сла­вою и честью вен­чай их», то это ‒ ваш муж, это ‒ ваша жена. Если вы дополз­ли до вен­ча­ния и Бог вас соче­тал ‒ уже ника­ких сомне­ний быть не может. Испы­та­ния выше наших сил Бог не даёт. Он устра­и­ва­ет брак там, где мы можем изме­нить что-то в себе и в ближнем.

А если гово­рить о сомне­ни­ях до сва­дьбы… Брак ‒ это все­гда кот в меш­ке. Мы ведь, чего гре­ха таить, лице­ме­ры. На людях мы одни, а с близ­ки­ми… На рабо­те всем веж­ли­во улы­ба­ем­ся, а на роди­те­лей дома рычим. Брак выве­дет каж­до­го на чистую воду.

Если спе­ци­аль­но поис­кать, все­гда най­дёт­ся что-то, что может сму­щать нас в избран­ни­ке. Пото­му тут так важен совет и бла­го­сло­ве­ние роди­те­лей, кото­рым в наше вре­мя, увы, часто пренебрегают.

Отдель­но ска­жу об одном обсто­я­тель­стве, на кото­рое нуж­но обра­тить вни­ма­ние девуш­ке. Если избран­ник, что назы­ва­ет­ся, «смот­рит в чар­ку», или же он нар­ко­ман, хоть и гово­рит, что быв­ший, ‒ зави­си­мо­сти подоб­но­го рода могут стать для бра­ка фатальными.

Есть девуш­ки, кото­рые сме­ло дума­ют: «Я его изме­ню». А хочет ли он менять­ся? Ты это­го не преду­смот­ришь. Есть пато­ло­гии в меди­цине, не сов­ме­сти­мые с жиз­нью. Есть и люди, повре­див­шие свою нату­ру… На све­те, конеч­но, быва­ют чуде­са. Но что такое чудо? Это нару­ше­ние зако­нов есте­ства. Изна­чаль­но рас­счи­ты­вать на чудо в таком слу­чае глупо.

‒ А если без пато­ло­гий, в сред­не­ста­ти­сти­че­ском слу­чае. Неко­то­рые жен­щи­ны пона­ча­лу наде­ют­ся, что муж­чи­на в про­цес­се семей­ной жиз­ни спо­со­бен изме­нить­ся. Может, не сто­ит стро­ить иллюзий?

‒ Конеч­но, спо­со­бен. Брак и при­зван изме­нить нашу повре­ждён­ную при­ро­ду. Супру­ги ‒ помощ­ни­ки друг дру­гу в этом деле. Но толь­ко любо­вью мы можем менять друг дру­га, толь­ко кро­то­стью и сми­ре­ни­ем. Любовь спо­соб­на делать неве­ро­ят­ные вещи, спо­соб­на изме­нить само­го страш­но­го преступника.

Толь­ко не сто­ит меч­тать о высо­ком иде­а­ле. Мы хотим, что­бы рядом с нами ока­зал­ся свя­той, но даже не пред­став­ля­ем, как мы, в сво­ём гре­хов­ном, страст­ном состо­я­нии, будем с ним мучить­ся. Важ­но, что­бы супру­ги рос­ли вме­сте, вме­сте развивались.

Стре­мить­ся надо не к тому, чтоб дру­гих делать луч­ше, а самим ста­но­вить­ся луч­ше. А рас­суж­дать о том, можем ли мы усо­вер­шен­ство­вать кого-то, ‒ уже ошиб­ка. Мы долж­ны себя усовершенствовать.

‒ Муж и жена при­хо­дят к сво­е­му сою­зу из раз­ных семей, из раз­ных все­лен­ных. В каж­дом доми­ке ‒ свои гно­ми­ки, и то, что в одной семье нор­маль­но, для дру­гой будет бом­бой. Прин­ци­пы обще­ния с внеш­ним миром, пред­став­ле­ния об обя­зан­но­стях, при­ем­ле­мость тех или иных форм выра­же­ния чувств… Как сми­рять­ся с этой обна­ру­жен­ной разностью?

‒ Да, когда встре­ча­ют­ся два эго­и­ста на одних квад­рат­ных мет­рах… Кро­ме того, одно дело муж­ское есте­ство, дру­гое дело ‒ жен­ское. Но в том-то и тай­на бра­ка: если супру­ги заклю­ча­ют мир меж­ду собой, эта раз­ность начи­на­ет рабо­тать на них. К чему при­во­дит раз­ли­чие потен­ци­а­лов? К дви­же­нию. Напри­мер, элек­три­че­ский ток ‒ дви­же­ние элек­тро­нов от «плю­са» к «мину­су». Супру­ги долж­ны научить­ся, как гово­рил Экзю­пе­ри, смот­реть не друг на дру­га, а в одном направ­ле­нии. Мы долж­ны бла­го­да­ря сво­ей раз­но­сти допол­нять друг друга.

Изна­чаль­но мы с матуш­кой абсо­лют­но раз­ные люди. И за сем­на­дцать лет семей­ной жиз­ни вся­кое быва­ло. Но вот недав­но мы с ней гово­ри­ли о том, что если б мы в труд­ные наши мину­ты раз­бе­жа­лись, мы бы не «догреб­ли» до этой побе­ды; не было бы у нас это­го тепе­реш­не­го буке­та отно­ше­ний. Ведь насто­я­щая любовь ‒ как вино: чем стар­ше, тем бога­че вкус… Это фан­та­сти­ка, это тай­на бра­ка, когда чело­век ста­но­вит­ся до пре­де­ла род­ной, каж­дая его кле­точ­ка ‒ родная.

‒ Допу­сти­мо ли обсуж­де­ние семей­ных про­блем с тре­тьи­ми лица­ми, будь то роди­те­ли или друзья?

‒ Ни в коей мере не допу­сти­мо. Зять оби­жа­ет доч­ку ‒ на чьей сто­роне будут роди­те­ли? Ясное дело, это ж лапоч­ка-доч­ка. При этом роди­те­ли забы­ва­ют, что сами пере­жи­ва­ли те же пери­о­ды при­тир­ки. Муд­рые роди­те­ли не вме­ши­ва­ют­ся, а толь­ко гово­рят: «Бачи­ли очі, що купували…»

Хочет­ся, конеч­но, ино­гда выска­зать. Но жела­ние выне­сти сор из избы, как пра­ви­ло, есть там, где нет диа­ло­га. Все эмо­ции и пре­тен­зии нуж­но выра­жать друг дру­гу. И поорать, побро­сать­ся посу­дой, может, даже луч­ше, чем хро­ни­че­ская непро­го­во­рен­ность. Если люди ссо­рят­ся ‒ это при­знак нерав­но­ду­шия. Но такие ссо­ры ‒ закры­тое, при­ват­ное дело. И не сто­ит трав­ми­ро­вать роди­те­лей, их бури уже поза­ди, их нерв­ная систе­ма уже и без того изношена…

Да, мож­но понять: когда чело­ве­ку боль­но, он кри­чит. Но и гово­рить пло­хо о сво­ём близ­ком за его спи­ной ‒ это в каком-то смыс­ле пре­да­тель­ство. Нуж­но хра­нить свою семью от это­го. Кста­ти, ведь о хоро­ших момен­тах дру­гим не рас­ска­зы­ва­ют (ещё кому-то пона­до­бит­ся такой хоро­ший муж). Жалу­ют­ся, когда котёл кипит… Впро­чем, и что каса­ет­ся дру­зей ‒ умный чело­век не осо­бо верит тому, что рас­ска­за­но в гне­ве. То же и в отно­ше­нии друг дру­га: то, что в гне­ве ска­за­но, это всё ‒ ложь. Гнев ‒ это безу­мие, бес­но­ва­ние. Когда два чело­ве­ка дерут­ся, их цель ‒ уда­рить поболь­нее. А про­шла дра­ка, сол­ныш­ко появи­лось на небо­склоне семей­ной жиз­ни ‒ и обо­им уже стыд­но, и пони­ма­ешь, какой ты дурак, какая ты дура…

‒ А если ссо­ра про­изо­шла, вой­на затя­ну­лась и пере­жи­ва­ет­ся очень болезненно?

‒ Не сто­ит углуб­лять кон­фликт, пере­хо­дить на реши­тель­ные меры ‒ лишать мужа обе­да, а жену клю­чей от маши­ны. Ста­рать­ся все­гда оста­вать­ся людь­ми по отно­ше­нию друг к дру­гу, стре­мить­ся к миру. И пом­нить: если не хочет сми­рить­ся мой ближ­ний ‒ дол­жен сми­рить­ся я.

В осно­ве наших пре­тен­зий зача­стую лежит эле­мен­тар­ная небла­го­дар­ность. Я бла­го­да­рен Богу за то, что раз в неде­лю имею воз­мож­ность посе­щать тюрь­му. Несколь­ко две­рей ‒ и ты попа­да­ешь в совсем дру­гой мир. Тут чело­век не при­над­ле­жит себе. Десять, пят­на­дцать, два­дцать лет он из-за забо­ра дума­ет о сво­их род­ных… Когда я воз­вра­ща­юсь из коло­нии, меня, уди­ви­тель­ным обра­зом, дома всё устра­и­ва­ет, вклю­чая жену, детей и тёщу.

Мы всё ищем чего-то ‒ мало, мало чело­ве­ку. А нуж­но научить­ся бла­го­да­рить за то, что у нас есть. Если Бог соче­тал ‒ строй­те из того, что у вас есть.

В чём талант скуль­пто­ра? Он берёт камень и в камне усмат­ри­ва­ет пре­крас­ный образ, в 3D. Так же и в бра­ке. Чело­ве­че­ская жизнь ‒ это твор­че­ство. И на кухне ‒ твор­че­ство, и за рулём авто­мо­би­ля ‒ твор­че­ство. Семья ‒ это тоже твор­че­ство, и если ты изна­чаль­но не отно­сишь­ся к ней как к како­му-то бре­ме­ни, а начи­на­ешь слу­жить, сози­дать ‒ когда-нибудь полу­чит­ся про­из­ве­де­ние искус­ства. Одна­жды ты осо­зна­ешь, что этот дом Бог постро­ил тво­и­ми рука­ми. И сам ты во вре­мя стро­и­тель­ства при­об­рёл заме­ча­тель­ные каче­ства ‒ тер­пе­ние, в первую оче­редь. Ты сам этим тру­дом сво­им усо­вер­шен­ство­вал­ся, под руко­вод­ством Божиим.

Кто-то ска­жет: у меня нет педа­го­ги­че­ских наклон­но­стей, что­бы созна­тель­но стро­ить семью. Апо­стол Иаков пишет: не име­ешь муд­ро­сти ‒ про­си у Бога, Он даст муд­рость. Но не стро­ить нель­зя. Нель­зя сидеть на месте, нуж­но дви­гать­ся, стремиться.

‒ Ясно, что супру­гам сле­ду­ет стре­мить­ся к дове­рию, откры­то­сти, быть дру­зья­ми. Такие отно­ше­ния не дают­ся сра­зу, их надо выстра­и­вать. Одна­ко веч­ное жен­ское «пого­во­ри со мной», «о чём ты сей­час дума­ешь?» и про­чие семей­но­стро­и­тель­ные мето­ды зача­стую при­во­дят к обрат­но­му эффекту.

‒ Если жена настро­е­на на диа­лог, надо не забыть мужа спер­ва покор­мить. И стро­ить раз­го­вор таким обра­зом, что­бы не ука­зы­вать на его недо­стат­ки, а гово­рить о том, что вас ранит. Муж­чи­ны высо­кие деци­бе­лы не вос­при­ни­ма­ют, повы­шен­ный тон ‒ это раз­дра­жа­ю­щий фак­тор, при кото­ром муж­чи­на закрывается.

Даже очень пра­виль­ные вещи, что­бы быть ска­зан­ны­ми не впу­стую, нуж­да­ют­ся в под­хо­дя­щем момен­те. Все­гда сле­ду­ет пом­нить, что гнев не тво­рит прав­ды Божи­ей. Во гне­ве ты не будешь услы­шан. При­шёл муж пья­ный, не сооб­ра­жа­ет ниче­го, а жене, ясное дело, не тер­пит­ся выска­зать набо­лев­шее. Но какие могут быть раз­бор­ки в таком состо­я­нии? Пусть поспит, подо­жди, пока оно очу­ха­ет­ся, дай ему рас­со­лу, поце­луй ‒ а уже тогда скажи…

Вот хоти­те вы, к при­ме­ру, под­ма­нить белоч­ку ‒ вы что, буде­те орать на неё? «Рыжая, ко мне! Рядом!» Нет, вы что дела­е­те? Без рез­ких дви­же­ний, что­бы не спуг­нуть, вы кла­дё­те оре­шек сла­день­кий ‒ и она у вас на плече.

Золо­тое пра­ви­ло диа­ло­га ‒ гово­рить толь­ко о сво­их недо­стат­ках. У нас обыч­но как выяс­не­ние начи­на­ет­ся: «А ты!..» И поеха­ли… Это некон­струк­тив­но. Надо так: «Есть вещи, кото­рые меня оби­жа­ют. Если хочешь, мы можем пого­во­рить». И если чело­век готов, тогда уж ска­жи: «Зна­ешь, мне было непри­ят­но, когда ты делал ком­пли­мен­ты такой-то».

Но вопрос: а вы гото­вы к тако­му диа­ло­гу? Ведь тут надо обна­жить свои оби­ды, а зна­чит, стать уяз­ви­мым. А вдруг он потом все­гда будет это делать, назло? Мы ведь так боим­ся быть оби­жен­ны­ми, оскорб­лён­ны­ми. Это пато­ло­ги­че­ское мало­ду­шие, кото­рое ищет сво­е­го ком­фор­та, и такой чело­век ‒ как хомя­чок: наел­ся, спря­тал­ся в тыр­су и сидит в углу… Какой уж тут диа­лог. Нуж­но не пря­тать­ся, не хра­нить себя.

И всё-таки, даже если раз­го­вор состо­ял­ся, ты открыл­ся и, кажет­ся, был услы­шан ‒ будь готов к тому, что всё повто­рит­ся, и неод­но­крат­но. Неко­то­рые вещи мы дела­ем в силу осо­бен­но­стей вос­пи­та­ния, а чему-то про­сто не при­да­ём значения…

‒ То есть нет ниче­го стран­но­го, если оби­ды про­го­во­ре­ны, а ситу­а­ции повторяются?

‒ Мы все будем не раз под­во­дить друг дру­га. Таков чело­век ‒ ина­че не было бы таких оче­ре­дей на испо­ве­ди. Все мы гре­шим одни­ми и теми же гре­ха­ми мно­го­крат­но, пока выпро­сим истин­ное покаяние.

‒ Вы так инте­рес­но гово­ри­ли о том, как пра­виль­но общать­ся с мужем. Но, кажет­ся, жен­щи­нам тут про­ще, а вот муж­чи­ны менее чут­ки от при­ро­ды, в кон­фликт­ных ситу­а­ци­ях им слож­нее най­ти под­ход к супруге.

‒ Мы все­гда долж­ны быть гото­вы ска­зать «про­сти». Для жен­щи­ны это быва­ет огром­ная про­бле­ма. Это зна­чит под­чи­нить­ся, ска­зать «да, веди меня»… Я по опы­ту знаю: в семей­ных ссо­рах, что бы я ни ска­зал, всё рав­но я буду потом извиняться.

Гор­дая жен­щи­на после ссо­ры «быку­ет» до само­уни­что­же­ния. Но мы порой забы­ва­ем, что жен­щи­на, при всей сво­ей вред­но­сти, очень хруп­кое суще­ство. И един­ствен­ный путь к серд­цу жен­щи­ны ‒ это неж­ность. Когда жен­щи­на чув­ству­ет, что она люби­ма, она спо­соб­на на всё. Толь­ко любо­вью, толь­ко лас­кой мож­но досту­чать­ся до её серд­ца. Когда она чув­ству­ет, что люби­ма, у неё откры­ты уши, откры­то серд­це, она с удо­воль­стви­ем будет делать то, что пять минут назад отка­зы­ва­лась делать.

Какая основ­ная жен­ская пре­тен­зия? Не непри­би­тый гвоздь, не раз­бро­сан­ные нос­ки. «Ты меня не любишь!» ‒ вот глав­ная про­бле­ма. Она долж­на чув­ство­вать, что люби­ма, ‒ вот что надо хра­нить, сози­дать, а осталь­ное про­сто приложится.

Есть ещё такой момент. Жен­щи­на на все ваши идеи все­гда сна­ча­ла гово­рит «нет». И не пото­му, что это­го не хочет. Она хочет, чтоб её попро­си­ли. Когда нор­маль­ный муж­чи­на слы­шит «нет», ‒ для него это зна­чит «да».

Когда моя жена ска­за­ла, что нико­гда не сядет за руль авто­мо­би­ля… Для меня это про­зву­ча­ло как «фас». Я тогда оста­но­вил маши­ну пря­мо на трас­се, поса­дил её на води­тель­ское место… И всё пре­крас­но, уже семь лет гоня­ет. Я про­сто нашёл под­ход, раз­дви­нул рам­ки её созна­ния. То же самое жен­щи­на долж­на делать с муж­чи­ной. Мы можем менять друг дру­га. Да, это уси­лие. Да, ты услы­шишь «нет». Но за этим «нет» нуж­но уви­деть гори­зонт возможностей.

‒ Во мно­гих семьях суще­ству­ет про­бле­ма муж­ской ини­ци­а­ти­вы. Напри­мер, жена ‒ дея­тель­ная и про­бив­ная, мно­го­го доби­лась в жиз­ни сама. Для мужа она при­ду­ма­ла и выстро­и­ла скром­ный, но ста­биль­ный биз­нес. Муж послуш­но выпол­ня­ет свои функ­ции, но лишь в задан­ных ею рам­ках, сам ни к чему не стре­мит­ся, его всё устра­и­ва­ет. В лич­ных отно­ше­ни­ях ‒ тоже толь­ко её ини­ци­а­ти­ва. Но ей же хочет­ся быть жен­щи­ной, а не «руко­во­ди­те­лем про­ек­та». Она несчастна…

‒ Я думаю, этой жен­щине нуж­но побла­го­да­рить Бога за тако­го мужа. Был бы он ини­ци­а­тив­ным, она стра­да­ла бы от дру­гих вещей ‒ что погля­ды­ва­ет на дру­гих жен­щин, пьёт огнен­ную воду, рабо­та­ет так, что она ‒ лишь мел­кая деталь его жиз­ни, пять минут в сут­ки. За всё все­гда нуж­но благодарить.

Зачем в Новом Заве­те эти сло­ва: «Жёны, во всём пови­нуй­тесь мужьям»? Гос­подь, зная жен­ское есте­ство, слов­но гово­рит жен­щине через апо­сто­ла: «толь­ко поко­рив­шись, будешь счастлива».

Жена жалу­ет­ся на бес­по­мощ­но­го мужа. Да, про­бле­ма есть. Про­бле­ма все­го наше­го обще­ства. Муж­чи­на стал жено­по­до­бен (как пра­ви­ло, тако­вы муж­чи­ны, кото­рых вос­пи­та­ла одна мать), а жен­щи­на пре­вра­ти­лась в мужи­ка, и мы её за это не упрек­нём: она вынуж­де­на выжи­вать без муж­ско­го плеча.

Но часто жен­щи­на сама не хочет рас­стать­ся со сво­им гла­вен­ству­ю­щим ста­ту­сом. Дала ли она воз­мож­ность мужу рас­крыть­ся? Помог­ла ли ему утвер­дить­ся? Есть ли у него в семье пра­во голо­са, ува­жа­ют ли его?

Одна­ко даже если жен­щи­на дей­стви­тель­но при­ло­жи­ла все уси­лия, а резуль­та­та нет ‒ пусть бла­го­да­рит Бога за тако­го мужа, каков есть. Зна­чит, кон­крет­но ей нужен имен­но такой. В бра­ке каж­дый несёт свой крест. Был бы дру­гой ‒ гулял бы, фести­ва­лил, да она б не зна­ла, что делать с таким ини­ци­а­тив­ным мужичком…

У Соло­мо­на ска­за­но: «Хоро­шая жена ‒ это дар Божий». Жен­щи­на может всё, хотя муд­рая жен­щи­на уме­ет при этом оста­вать­ся в тени. Если при­смот­реть­ся, за все­ми вели­ки­ми свер­ше­ни­я­ми в исто­рии сто­ит жен­щи­на ‒ мать, бабуш­ка, жена, сест­ра. Возь­ми­те хоть Кре­ще­ние Руси: кре­стил Вла­ди­мир, но что было бы без име­ни­той бабуш­ки? Беда, если мы рас­смат­ри­ва­ем друг дру­га как парт­нё­ров, помощ­ни­ков, спон­со­ров. Самая глав­ная идея бра­ка ‒ дарить любовь. Даже дети ‒ не смысл бра­ка. Его цель ‒ научить нас любить, отда­вать, сво­ей любо­вью изме­нить ближнего.

‒ Спа­си­бо, отче. Наде­юсь, Вы вдох­но­ви­ли чита­те­лей тру­дить­ся над отношениями…

‒ А что рас­тёт без тру­да? Сор­ня­ки. Если хоти­те, что­бы что-то доб­рое вырос­ло, обя­за­тель­но надо тру­дить­ся. В бра­ке посто­ян­но при­хо­дит­ся коче­га­рить ‒ чтоб не угас огонь люб­ви, дро­виш­ки под­бра­сы­вать. За этим надо вни­ма­тель­но следить.

Бесе­до­ва­ла Ана­ста­сия Романцова

Источ­ник: Отрок.ua

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки