Уроки чужого языка<br><span class="bg_bpub_book_author">Михаил Завалов</span>

Уроки чужого языка
Михаил Завалов

(1 голос5.0 из 5)

…Вый­дя замуж, она сме­ни­ла друж­бу, смех и мас­су инте­рес­ных дел на оди­ноч­ное заклю­че­ние. Нико­гда еще она не виде­ла Мар­ка так ред­ко, как в эти пол­го­да. Даже когда он был дома, они почти не раз­го­ва­ри­ва­ли – то ему хоте­лось спать, то он о чем-то думал. Когда они были дру­зья­ми, а поз­же – влюб­лен­ны­ми, – ей каза­лось, что и за целую жизнь им все­го не пере­го­во­рить. Зачем он на ней женил­ся? Любит ли он ее? Если любит, сло­во это зна­чит дале­ко не одно и то же для муж­чи­ны и жен­щи­ны. По-види­мо­му, бес­ко­неч­ные раз­го­во­ры были для нее самой любо­вью, а для него – ее предисловием…

К.С. Лью­ис. Мер­зей­шая мощь 

Боль­шин­ству людей понят­но, что, всту­пив в брак, надо стро­ить отно­ше­ния. Это еще одна цен­ная мета­фо­ра люб­ви как сози­да­тель­ной рабо­ты. Одна­ко не все­гда ясно, из чего их стро­ить и за что брать­ся – отно­ше­ния не дом, с кото­рым все про­ще, были бы силы, кир­пи­чи и день­ги. Одним из кра­е­уголь­ных прин­ци­пов, кото­рый помо­га­ет орга­ни­зо­вать это стро­и­тель­ство, явля­ет­ся общение.

Общение

Иссле­до­ва­ния счаст­ли­вых пар пока­зы­ва­ют, что одним из пер­во­оче­ред­ных фак­то­ров состо­я­тель­но­сти бра­ка явля­ет­ся каче­ство обще­ния. Оно так­же поз­во­ля­ет пси­хо­ло­гам пред­ска­зать даль­ней­шее раз­ви­тие отно­ше­ний в паре. Это и пока­за­тель люб­ви, и ее плод. Оно куда важ­нее для сча­стья, неже­ли сек­су­аль­ная удо­вле­тво­рен­ность или финан­со­вое бла­го­по­лу­чие. Это понят­но: без него по опре­де­ле­нию нет общей жиз­ни. Обще­ние не сво­дит­ся к сло­вам – осо­бен­но когда речь идет об отно­ше­ни­ях. Это при­кос­но­ве­ние и выра­же­ние лица, это как люди про­во­дят вре­мя, как сидят за одним сто­лом или на что тра­тят день­ги. При хоро­шем обще­нии каж­дый посто­ян­но утвер­жда­ет бытие дру­го­го, он как бы гово­рит дру­го­му: «Хоро­шо, что ты есть». Насто­я­щее обще­ние не про­сто обмен инфор­ма­ци­ей, оно меня­ет обо­их участ­ни­ков, раз­дви­га­ет гра­ни­цы Я.

Зачистка контакта

Когда люди влюб­ля­ют­ся, им кажет­ся, что они пони­ма­ют друг дру­га без слов. Так ли это на самом деле? Я силь­но сомне­ва­юсь, хотя влюб­лен­ные вряд ли со мной согла­сят­ся. На мой взгляд, это какой-то есте­ствен­ный бред, иллю­зия, когда обо­им кажет­ся, что дру­гой чело­век похож на него. Затем двое начи­на­ют жить вме­сте с наив­ной верой в то, что отлич­но зна­ют друг дру­га, и что меж­ду ними уже суще­ству­ет пол­ное еди­но­ду­шие. А пото­му они могут сидеть в одной ком­на­те и не раз­го­ва­ри­вать: мы же все рав­но вме­сте, мы одно целое и пре­крас­но пони­ма­ем друг дру­га. Так рано или позд­но может воз­ник­нуть апа­тия, кото­рая неред­ко разъ­еда­ет дли­тель­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния. Слиш­ком низ­кая интен­сив­ность обще­ния – это сво­е­го рода эмо­ци­о­наль­ный раз­вод. Любо­пыт­но, что сто­ит при этом одно­му чело­ве­ку уехать – у дру­го­го рав­но­ду­шие про­хо­дит и любовь вспы­хи­ва­ет с новой силой. Подоб­ным обра­зом дей­ству­ют и кри­зи­сы, ста­вя­щие под сомне­ние сов­мест­ную жизнь; в резуль­та­те тем­пе­ра­ту­ра отно­ше­ний сно­ва повы­ша­ет­ся – хотя тот же кри­зис может при­ве­сти и к пол­но­му разрыву.

Не обя­за­тель­но дожи­дать­ся кри­зи­сов, луч­ше сра­зу понять, что дру­гой непо­хож на меня, не обла­да­ет спо­соб­но­стью читать мои мыс­ли, и что мы не пони­ма­ем друг дру­га авто­ма­ти­че­ски. Что­бы воз­ник­ло боль­ше пони­ма­ния, тре­бу­ет­ся рабо­та, в кото­рой есть своя дис­ци­пли­на: каж­до­му надо учить­ся слу­шать дру­го­го и выра­жать себя.

И на самом деле любая пара – это два чуже­стран­ца, кото­рые не зна­ют язы­ка друг дру­га. У них раз­ные тем­пе­ра­мен­ты, раз­ные харак­те­ры и раз­ные куль­тур­ные тра­ди­ции. Даже если оба вырос­ли на одной ули­це, они пред­став­ля­ют тра­ди­ции двух раз­ных семей. В каж­дой из этих семей по-осо­бо­му сер­ви­ру­ют стол, празд­ну­ют дни рож­де­ния, гово­рят (или не гово­рят) о сво­их чув­ствах и тому подоб­ное. Так что брак – это встре­ча двух чужих пле­мен, двух раз­ных куль­тур. В резуль­та­те созда­ет­ся какая-то тре­тья куль­ту­ра – или идет затяж­ная холод­ная вой­на циви­ли­за­ций. Семей­ные тра­ди­ции сидят в нас очень глу­бо­ко и не осо­зна­ют­ся, даже если мы над ними посме­и­ва­ем­ся. Нам кажет­ся: «это же само собой разу­ме­ет­ся, имен­но так посту­па­ют и дума­ют все нор­маль­ные люди». Поэто­му о них труд­но гово­рить. Они дают нам свое­об­раз­ный уют и защи­щен­ность, поэто­му что-то иное вос­при­ни­ма­ет­ся как опас­ность. Брак вынуж­да­ет поки­нуть этот уют, что­бы стро­ить новую куль­ту­ру. А для это­го нуж­но пони­мать, что мы раз­ные и что нам при­дет­ся изу­чать чужой язык.

Кро­ме тра­ди­ций роди­тель­ской семьи, суще­ству­ют тыся­чи дру­гих фак­то­ров – врож­ден­ных и при­об­ре­тен­ных, – кото­рые дела­ют людей раз­ны­ми. Но в бра­ке все­гда при­сут­ству­ет еще одно фун­да­мен­таль­ное раз­ли­чие – тут встре­ча­ют­ся два раз­ных клас­са людей: муж­чи­ны и женщины.

Мальчики и девочки 

Маль­чи­ки и девоч­ки, даже если они рас­тут в одной семье, живут в раз­ных мирах. Сре­ди уче­ных идут непре­рыв­ные спо­ры о том, отку­да берут нача­ло раз­ли­чия меж­ду пола­ми: от био­ло­ги­че­ской при­ро­ды или от куль­ту­ры. В подоб­ных вопро­сах разо­брать­ся прак­ти­че­ски невоз­мож­но, одна­ко фак­ты гово­рят о том, что био­ло­гия (хро­мо­со­мы и гор­мо­ны) тут при­ло­жи­ла свою руку. Жен­щи­на не толь­ко спо­соб­на выно­сить и родить ребен­ка, она мыс­лит и обща­ет­ся по-своему.

Иссле­до­ва­ния мла­ден­цев пока­зы­ва­ют инте­рес­ную зако­но­мер­ность: девоч­ки чаще смот­рят на лица (когда маль­чи­ки пред­по­чи­та­ют рас­смат­ри­вать неоду­шев­лен­ные пред­ме­ты), луч­ше рас­по­зна­ют окру­жа­ю­щих и чаще им улы­ба­ют­ся. Кро­ме того, жен­ский мозг бога­че рече­вы­ми цен­тра­ми, и девоч­ки замет­но обго­ня­ют маль­чи­ков в сло­вес­ных уме­ни­ях: их сло­варь боль­ше, гово­рят они быст­рее и уве­рен­нее. На эти врож­ден­ные каче­ства, конеч­но, накла­ды­ва­ет­ся куль­ту­ра, опо­сре­до­ван­ная семьей, где к девоч­кам и маль­чи­кам отно­сят­ся по-раз­но­му. В резуль­та­те муж­чи­ны и жен­щи­ны по-раз­но­му поль­зу­ют­ся сло­ва­ми, по-раз­но­му обща­ют­ся и даже любят по-раз­но­му. И это ста­но­вит­ся полем для тра­ге­дий непо­ни­ма­ния меж­ду супругами.

Разные языки

«Возь­ми ту шту­ку и поставь туда» – я часто не могу выпол­нить подоб­ные ука­за­ния моей жены или доче­ри, пото­му что искренне не могу понять, что они име­ли в виду. Мне тут ката­стро­фи­че­ски не хва­та­ет точ­но­сти. А быва­ет, что я раз­дра­жа­юсь и уже нароч­но не хочу напря­гать моз­ги и дога­ды­вать­ся о смыс­ле «той шту­ки». Все это про­ис­хо­дит пото­му, что муж­чи­ны и жен­щи­ны дей­стви­тель­но гово­рят на раз­ных язы­ках. «Ты меня нико­гда не слу­ша­ешь!» – гово­рит мужу жена. В ответ муж искренне воз­му­ща­ет­ся: «А что я, по-тво­е­му, делаю пря­мо сей­час? Я тебя слу­шаю». Но жена тоже искренне хоте­ла ска­зать: «Ты меня не пони­ма­ешь». Муж­чи­ны любят фак­ты, инфор­ма­цию и чет­кие тер­ми­ны, жен­щи­ны поль­зу­ют­ся более рас­плыв­ча­ты­ми сло­ва­ми, пото­му что сло­ва им нуж­ны, что­бы дости­гать гар­мо­нии с окру­жа­ю­щим. Таким обра­зом, муж­ской язык луч­ше при­спо­соб­лен для реше­ния про­блем, жен­ский – для под­дер­жа­ния отно­ше­ний. В целом жен­щи­ны луч­ше под­го­тов­ле­ны к обще­нию, чте­нию чужих эмо­ций и сопе­ре­жи­ва­нию, то есть ком­пе­тент­нее в сфе­ре отно­ше­ний. И я все­рьез думаю, что муж­чине очень труд­но стать чело­ве­ко­об­раз­ным суще­ством, если он не научит­ся чему-то у жен­щин. Ина­че он скло­нен погру­жать­ся в неоду­шев­лен­ные игруш­ки для взрос­лых и свои про­ек­ты. Зато в спо­рах муж­чине про­ще сохра­нить хлад­но­кро­вие, тогда как жен­щи­на вно­сит туда эмо­ции, про­буж­да­ет чув­ство вины, быст­ро пере­хо­дит к напа­де­нию на лич­ность и реши­тель­нее отвер­га­ет попыт­ки мужа примириться.

Они даже любят по-раз­но­му. Допу­стим, муж спо­со­бен сде­лать неза­пла­ни­ро­ван­ную убор­ку, пото­му что так выра­жа­ет свою любовь, но жене нуж­ны цве­ты, теп­ло и эмо­ци­о­наль­ные раз­го­во­ры. «Он меня не любит», – с гру­стью дума­ет она. Она по-сво­е­му пра­ва – ей нуж­но что-то еще. Но мож­но понять и мужа, кото­рый ска­жет: «Я тебя ценю, я тебе не изме­няю, изо всех сил зара­ба­ты­ваю день­ги и готов все для тебя сде­лать – какой люб­ви тебе еще нуж­но?» Мно­гие пары живут в такой дра­ме: они любят друг дру­га, но никто не ощу­ща­ет этой люб­ви. Обще­ние и рост вза­и­мо­по­ни­ма­ния может сде­лать их мудрее.

Различия – это богатство 

Пред­став­лен­ная выше кар­тин­ка муж­ско­го и жен­ско­го сти­ля не все­гда вер­на, пото­му что осно­ва­на на ста­ти­сти­ке. В реаль­но­сти нема­ло муж­чин обща­ют­ся в жен­ском сти­ле, а жен­щин – в муж­ском, в чем нет ниче­го пло­хо­го. Это не отме­ня­ет глав­ной исти­ны: меж­ду любы­ми дву­мя людь­ми суще­ству­ет мас­са непро­хо­ди­мых раз­ли­чий. Им оста­ет­ся толь­ко одно: отка­зать­ся от иллю­зии, что они мыс­лят оди­на­ко­во и пони­ма­ют друг дру­га. Если что-то непо­нят­но – сле­ду­ет пря­мо попро­сить пере­ве­сти на понят­ный язык. Кро­ме того, им при­дет­ся взять­ся за изу­че­ние язы­ка дру­го­го. И тогда, ска­жем, обсуж­дая финан­со­вые про­бле­мы, жен­щи­на может гово­рить «на муж­ском», спря­тав в кар­ман эмо­ции, стре­мясь к точ­но­сти и сосре­до­то­чив­шись толь­ко на дело­вой сто­роне вопро­са. А муж­чи­на, гово­ря об отно­ше­ни­ях, может выучить­ся гово­рить «по-жен­ски»: осла­бив кон­троль, отка­зав­шись от демон­стра­ции сво­ей ком­пе­тент­но­сти и логи­ки, эмо­ци­о­наль­нее. Это не толь­ко спо­соб­ству­ет пони­ма­нию, но и рас­ши­ря­ет гра­ни­цы лич­но­сти обо­их участ­ни­ков. В конеч­ном ито­ге это учит празд­но­вать тот факт, что мы – как и все про­чие люди – такие разные.

Муж­ские кол­лек­ти­вы – знаю это по воен­ным лаге­рям – ужас­ны, как пусты­ня, в них чего-то не хва­та­ет. Чисто жен­ские (в кото­рых я по опре­де­ле­нию не мог побы­вать), подо­зре­ваю, тоже не слиш­ком гар­мо­нич­ны. Я думаю, что мы созда­ны муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми не толь­ко для про­дол­же­ния рода – и даже не толь­ко ради бра­ка. Это источ­ник богат­ства для чело­ве­че­ства. Как и вооб­ще раз­ные люди, обла­да­ю­щие раз­лич­ны­ми дарами.

Слушать, чтобы услышать

Общать­ся преж­де все­го озна­ча­ет слу­шать. Зву­чит баналь­но, но на прак­ти­ке это очень даже не про­сто. Любить чело­ве­ка – это не толь­ко что-то для него делать, сюда вхо­дит и жела­ние его слу­шать. Вто­рое бли­же к под­лин­ной люб­ви, пото­му что тре­бу­ет душев­но­го при­сут­ствия. Жела­ние слу­шать, конеч­но, помо­га­ет пони­мать дру­го­го, но это дале­ко не все. Это важ­ное сооб­ще­ние. Когда я слу­шаю чело­ве­ка, я пере­даю ему свою забо­ту, дове­рие, веру в него. Я как бы ему гово­рю: «Тебе есть что ска­зать. Ты для меня ценен».

Трагедия глухоты

«Он меня нико­гда не слу­ша­ет» – на это очень часто сету­ют жен­щи­ны, не удо­вле­тво­рен­ные сво­и­ми отно­ше­ни­я­ми в бра­ке. Сами жен­щи­ны в целом слу­ша­ют луч­ше. Они же боль­ше гово­рят, чему муж­чи­ны не все­гда рады. Часто жен­щине необ­хо­ди­мо рас­ска­зать о том, что с ней про­изо­шло, даже если ее почти не слу­ша­ют. Это похо­же на мыш­ле­ние вслух, кото­рое помо­га­ет само­му гово­ря­ще­му что-то понять. А муж­чи­ны не толь­ко мень­ше гово­рят, но и хуже вос­при­ни­ма­ют речь – о послед­нем жен­щи­ны часто не дога­ды­ва­ют­ся. Неред­ко поток слов, пере­на­сы­щен­ных лиш­ни­ми (с муж­ской точ­ки зре­ния) подроб­но­стя­ми и эмо­ци­я­ми, пере­гру­жа­ет муж­чи­ну. Он искренне не пони­ма­ет: зачем нуж­но так мно­го слов и зачем вооб­ще гово­рить о непри­ят­ном, кото­рое оста­лось в про­шлом. Пото­му муж­чи­ны неред­ко ими­ти­ру­ют веж­ли­вое вни­ма­ние, то есть при­тво­ря­ют­ся, что слу­ша­ют, про­пус­кая мимо ушей самые важ­ные вещи. Они же гораз­до чаще пере­би­ва­ют собе­сед­ни­цу, что­бы мгно­вен­но дать ответ, под­ска­зать реше­ние про­бле­мы. Беда в том, что жен­щине ответ не нужен. Ей нуж­но при­сут­ствие слу­ша­ю­ще­го мужа. Так пара может ока­зать­ся в тра­ги­че­ском тупи­ке. Жена гово­рит все боль­ше, все быст­рее и эмо­ци­о­наль­ней, в надеж­де до него досту­чать­ся. Но имен­но напор обще­ния вынуж­да­ет пере­гру­жен­но­го мужа защи­щать­ся: он все боль­ше замы­ка­ет­ся в себе – и в резуль­та­те он слу­ша­ет все мень­ше и мень­ше. А это, в свою оче­редь, застав­ля­ет жен­щи­ну напа­дать еще актив­нее. Так созда­ет­ся пороч­ный круг. Все повто­ря­ю­щи­е­ся бес­плод­ные семей­ные сце­ны, совер­шен­но непо­нят­ные для посто­рон­не­го наблю­да­те­ля, осно­ва­ны на подоб­ном механизме.

Слушать опасно

Есть тыся­чи вещей, кото­рые меша­ют слу­шать. Теле­ви­зор и звон­ки теле­фо­на; ощу­ще­ние, что я сей­час занят (а это озна­ча­ет, что на дан­ный момент я выбрал нечто более важ­ное, чем слу­шать). Но даже если сесть рядом с чело­ве­ком, замол­чать и начать слу­шать, в голо­ве про­дол­жа­ет зве­неть посто­рон­ний шум. Я могу думать о сво­их про­бле­мах или даже о том, что сей­час ска­жу в ответ – и вни­ма­ние отклю­ча­ет­ся, оно уже не при­над­ле­жит другому.

А если этот чело­век, сидя­щий рядом, мой близ­кий, ситу­а­ция еще слож­нее. Ведь он гово­рит о вещах, кото­рые меня на каж­дом шагу слиш­ком силь­но заде­ва­ют. Его пре­тен­зии и недо­воль­ство пря­мо каса­ют­ся меня, если ему пло­хо, это озна­ча­ют, что я пло­хой. Он может напа­дать на меня, и тогда мне захо­чет­ся оправ­ды­вать­ся и защи­щать­ся – и это зна­чит, что я, того не заме­тив, уже пере­стал слу­шать. Неуме­ние слу­шать не сво­дит­ся к чисто «тех­ни­че­ско­му» недо­стат­ку кон­цен­тра­ции вни­ма­ния. Не слу­шать уют­нее, пото­му что ина­че мне при­дет­ся столк­нуть­ся с непри­ят­ны­ми вещами.

Слу­шая, я сно­ва и сно­ва откры­ваю, насколь­ко этот дру­гой чело­век – дей­стви­тель­но дру­гой. Для это­го мне нуж­но поки­нуть при­выч­ный и уют­ный мирок моих пред­став­ле­ний. Он мыс­лит и чув­ству­ет настоль­ко ина­че, что у меня ухо­дит поч­ва из-под ног. И люди от это­го при­выч­но защи­ща­ют­ся. В худ­шем слу­чае они слы­шат толь­ко то, что гото­вы услы­шать. Тогда они обща­ют­ся не с чело­ве­ком, а с его при­выч­ным фан­та­сти­че­ским обра­зом, тогда они не слы­шат дру­го­го и одно­вре­мен­но не пони­ма­ют, что не слышат.

Кро­ме того, любой чело­век, кото­ро­го слу­ша­ют, доста­точ­но быст­ро начи­на­ет гово­рить имен­но о том, что у него болит. Таким обра­зом, начав слу­шать, мы попа­да­ем в непри­ят­ный мир сла­бо­сти и боли. Отту­да хочет­ся убе­жать. Что­бы от это­го защи­тить­ся, мы пре­ры­ва­ем собе­сед­ни­ка, пыта­ем­ся его уте­шить, даем гото­вые рецеп­ты, сове­ты и реше­ния. Хотя гово­ря­ще­му гораз­до важ­нее, что­бы мы про­сто побы­ли с ним вме­сте в этом мире.

Таким обра­зом, слу­шать опас­но. Тут мы непре­мен­но стал­ки­ва­ем­ся с болью и сла­бо­стью, от кото­рых стре­мим­ся убе­жать – и такое стрем­ле­ние к бег­ству от непри­ят­но­го под­дер­жи­ва­ет совре­мен­ная куль­ту­ра, кото­рая не пони­ма­ет, зачем стра­дать, и пред­ла­га­ет момен­таль­ные реше­ния для любой про­бле­мы. Но, соб­ствен­но гово­ря, любить – это и зна­чит доб­ро­воль­но согла­сить­ся стать рани­мым и уяз­ви­мым для другого.

Дисциплина слушания

Таким обра­зом, жела­ние слу­шать обя­за­тель­но натал­ки­ва­ет­ся на внут­рен­нее сопро­тив­ле­ние. Поэто­му слу­ша­ние пред­по­ла­га­ет опре­де­лен­ную дис­ци­пли­ну. Это­му мож­но учить­ся. Тогда слу­ша­нию надо посвя­тить себя и свое вре­мя и преж­де все­го согла­сить­ся не убе­гать от неиз­беж­но­го дис­ком­фор­та. Выклю­чить теле­ви­зор, сесть рядом с чело­ве­ком и его не пере­би­вать – недо­ста­точ­но. После это­го толь­ко и начи­на­ет­ся встре­ча со всем тем, что меша­ет слу­шать. Да, тут важ­но уметь кон­цен­три­ро­вать вни­ма­ние, но вни­ма­ние не более чем слу­жеб­ный инстру­мент для осу­ществ­ле­ния того, чего мы дей­стви­тель­но хотим или не хотим.

Далее при­дет­ся опу­сто­шить себя, что­бы предо­ста­вить место дру­го­му: вре­мен­но отло­жить в сто­ро­ну иные забо­ты и про­ек­ты, отбро­сить предубеж­де­ния и сте­рео­ти­пы, отка­зать­ся от гото­во­го обра­за дру­го­го чело­ве­ка и от навяз­чи­во­го стрем­ле­ния решать про­бле­мы и давать сове­ты. Сле­ду­ет под­чи­нить­ся его рит­му. Когда я спе­шу как мож­но быст­рее отре­а­ги­ро­вать на услы­шан­ное, я кос­вен­но гово­рю собе­сед­ни­ку: «Твои сло­ва и пере­жи­ва­ния не слиш­ком важ­ны, вот смот­ри, как быст­ро я спо­со­бен с ними разо­брать­ся». Сна­ча­ла важ­но услы­шать, а уже потом все осталь­ное: реше­ние про­блем, выяс­не­ние отно­ше­ний, несо­гла­сие или согла­сие. Слу­шать так­же озна­ча­ет вре­мен­но отло­жить мораль­ные суж­де­ния, какие бы тяже­лые вещи мы ни услы­ша­ли, и не кри­ти­ко­вать. Когда я слу­шаю, как чело­век рас­ска­зы­ва­ет про что-то непри­ем­ле­мое, это не одоб­ре­ние поступ­ка – иные поступ­ки дей­стви­тель­но не заслу­жи­ва­ют одоб­ре­ния, – но при­ня­тие чело­ве­ка. Я ему как бы пере­даю: «Хоро­шо, что мож­но об этом пого­во­рить». Уже после я могу ска­зать, какой ужас это во мне вызы­ва­ет, или выра­зить свое несогласие.

Гостеприимство

Слу­шать – это не про­сто усва­и­вать инфор­ма­цию, полу­чен­ную от дру­го­го, это насто­я­щее собы­тие встре­чи. Слу­шать озна­ча­ет впу­стить дру­го­го чело­ве­ка в себя, предо­ста­вить ему место. Слу­ша­ние срод­ни госте­при­им­ству. Что­бы дать вре­мен­ное при­ста­ни­ще гостю, нужен отно­си­тель­но ста­биль­ный мир (он зави­сит от целост­но­сти моей жиз­ни и спо­соб­но­сти хоро­шо жить одно­му) и ком­на­та, при­год­ная для оби­та­ния, – рас­чи­щен­ное от хла­ма душев­ное про­стран­ство. Разу­ме­ет­ся, это не дает ника­ких гаран­тий, что в резуль­та­те «все будет хоро­шо». Отно­ше­ния – это рис­ко­ван­ное при­клю­че­ние, где нет рецептов.

Но такой «госте­при­им­ный дом» каж­до­му чело­ве­ку необ­хо­дим, как хлеб. Когда кого-то слу­ша­ют и когда он себя чув­ству­ет «дома», чело­век начи­на­ет исце­лять сам себя. (Вот что инте­рес­но: когда слу­ша­ю­щий тай­но стре­мит­ся изме­нить дру­го­го, тот с боль­шей веро­ят­но­стью нач­нет защи­щать­ся, а не менять­ся. Жела­ние изме­нить дру­го­го – это тоже мой гото­вый про­ект, кото­рый про­сто меша­ет мне слу­шать.) Когда чело­век видит, что ему дове­ря­ют, и что ему не надо защи­щать свою хруп­кость, он начи­на­ет глуб­же откры­вать себя и серьез­нее отно­сить­ся к соб­ствен­ным сло­вам. Так, слу­шая, мы даем жизнь.

И в оче­ред­ной раз тут вид­но, что вещи, кото­рые необ­хо­ди­мы для бра­ка, в рав­ной мере необ­хо­ди­мы для хри­сти­ан­ской жиз­ни, да и для пол­но­цен­ной чело­ве­че­ской жиз­ни вооб­ще. И это сов­па­де­ние дале­ко не слу­чай­но. Учась слу­шать, мы учим­ся про­сто люб­ви, кото­рая не пыта­ет­ся демон­стри­ро­вать свою зна­чи­мость, и насто­я­ще­му состра­да­нию. Более того, как ни стран­но, то самое внут­рен­нее сопро­тив­ле­ние, кото­рое меша­ет нам слу­шать, – оно же меша­ет нам и молить­ся, то есть тоже слу­шать Дру­го­го. Так что это, каза­лось бы, чисто пси­хо­ло­ги­че­ское и скром­ное уме­ние доро­го сто­ит, оно есть чистое про­яв­ле­ние люб­ви, кото­рая «не ищет своего».

Миха­ил Завалов

Источ­ник: храм Рож­де­ства Иоан­на Пред­те­чи на Пресне / пра­во­слав­ное инфор­ма­ци­он­ное агент­ство «Рус­ская линия»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки