Венцы – за терпение и верность<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Sergij_Pravdoljubov/" target="_blank" title="Сергий Правдолюбов, священноисповедник">Сергий Правдолюбов</a></span>

Венцы – за терпение и верность
Протоиерей Сергий Правдолюбов

(1 голос5.0 из 5)

Про­то­и­е­рей Сер­гий Правдолюбов

– В чём состо­ит основ­ной смысл семьи? Мно­гие пра­во­слав­ные счи­та­ют, что, глав­ным обра­зом, в чадо­ро­дии. Так ли это?

– В Биб­лии напи­са­но: И сотво­рил Бог чело­ве­ка по обра­зу Сво­е­му… муж­чи­ну и жен­щи­ну сотво­рил их (Быт.1:27). То есть муж­чи­на и жен­щи­на созда­ют некую целост­ность, ту, кото­рую Бог заду­мал о чело­ве­ке. Муж­чи­на и жен­щи­на – это два нача­ла, при­чём нача­ла не толь­ко физио­ло­ги­че­ские, но и духовные.

Мне очень нра­вит­ся строч­ка из пес­но­пе­ния на празд­ник Успе­ния Божи­ей Мате­ри о том, что Апо­сто­лы уви­де­ли Гос­по­да Иису­са Хри­ста, – а зре­ли они Его духов­ным взо­ром, – «жен­скую душу рука­ми Нося­ща­го». То есть душа быва­ет муж­ская и женская.

Без жен­ской души – что бы мы дела­ли? Чело­ве­че­ство дав­но бы вымер­ло, пото­му что, хотя жен­щи­на и сла­бый пол, а рож­да­ет – она, вос­пи­ты­ва­ет – она, жале­ет и любит мла­ден­ца – она. От жен­щи­ны в семье зави­сит очень мно­гое. Муж­чи­на в наше вре­мя в основ­ном добыт­чик средств к существованию.

Муж­чи­на тос­ку­ет без жен­щи­ны, и жен­щи­на без муж­чи­ны тоже не явля­ет­ся вполне цель­ным и доста­точ­ным суще­ством. Поэто­му мож­но ска­зать, что чадо­ро­дие – это всё-таки след­ствие заду­ман­но­го Богом о чело­ве­ке духов­но­го обще­ния двух раз­ных существ.

В Биб­лии жен­щи­на взя­та из реб­ра Ада­ма, но всё рав­но для муж­чи­ны она почти как ино­пла­не­тя­нин. Муж­чи­на пыта­ет­ся узнать, понять жен­ское суще­ство. Есть такое сло­во, ска­зан­ное в глу­бо­чай­шей древ­но­сти, в Биб­лии: «познать» – Адам познал Еву, жену свою (Быт.4:1), то есть обще­ние мужа и жены назва­но позна­ни­ем. Здесь заклю­чён очень важ­ный смысл. В этом узна­ва­нии, позна­нии друг дру­га и созда­ёт­ся един­ство меж­ду муж­чи­ной и женщиной.

Если юно­ша и девуш­ка не увле­кут­ся до бра­ка обще­ни­ем друг с дру­гом, если они сохра­нят свою дев­ствен­ность, то в их отно­ше­ни­ях не про­изой­дет ката­стро­фы раз­ру­ше­ния очень тон­кой духов­ной состав­ля­ю­щей чело­ве­ка. Это вид­но даже внешне – у них свет не гас­нет в очах. Цер­ков­ное Таин­ство Бра­ка сохра­ня­ет муж­чи­ну и жен­щи­ну от этой духов­ной ката­стро­фы – поте­ри дев­ствен­ной чисто­ты. Блуд раз­ру­ша­ет чело­ве­ка, рас­тле­ва­ет его. Что зна­чит «рас­тле­ва­ет»? Тле­ние – это раз­ру­ше­ние, тле­ние – это то, что сго­ре­ло. Тлен – это прах. И тот, кто рас­тлит чело­ве­ка, того рас­тлит Бог (см.:1Кор.3:17). Рас­тле­ние чело­ве­ка – это одна из самых страш­ных вещей. Поче­му так вза­и­мо­свя­за­ны душа чело­ве­ка и его физи­че­ская дев­ствен­ность – это вопрос не ко мне, это вопрос к Богу. Это вели­чай­шая тай­на. Неве­сте и жени­ху воз­ла­га­ют­ся вен­цы, пото­му что они соблюли самый дра­го­цен­ный дар пол­но­ты и цель­но­сти сво­ей лич­но­сти в ожи­да­нии более высо­кой цели и пол­но­ты, Богом дан­ной и Богом заду­ман­ной для человека.

От это­го и сло­во «цело­муд­рие». Ведь как заме­ча­тель­но ска­за­но – цело­муд­рие! Не физио­ло­гия – а муд­рость! Это исклю­чи­тель­но духов­но-душев­ное состо­я­ние чело­ве­ка – цело­муд­рие. Пото­му что мысль блуд­ная в чело­ве­ке похо­жа на рако­вую клет­ку, кото­рая, если ей поз­во­лить рас­ши­рять­ся, будет уве­ли­чи­вать­ся всё боль­ше и боль­ше и, в кон­це кон­цов, погу­бит лич­ность чело­ве­ка. Чело­век будет толь­ко об одном думать, у него голо­ва будет толь­ко в одну сто­ро­ну рабо­тать. И он нач­нет поги­бать, поги­бать в физи­че­ском смыс­ле, в пол­ном смыс­ле сло­ва поги­бать отто­го, что у него эта «рако­вая опу­холь», и все его мыс­ли и душев­ные устрем­ле­ния направ­ле­ны лишь к одно­му, и это нару­ши­ло и погу­би­ло его цельность.

Цело­муд­рие – это устрой­ство души и духа чело­ве­ка, в цель­но­сти заду­ман­ное Богом. Ведь Бог не сотво­рил гре­ха, Бог не сотво­рил это­го страш­но­го, ужа­са­ю­ще­го блуд­но­го мира, кото­рый мы наблю­да­ем. Это спе­ку­ля­ция дья­во­ла на Боже­ствен­ном замыс­ле. А когда двое людей, любя­щих Бога, устрем­лён­ных к Небу, соеди­ня­ют­ся вме­сте – это радость жени­ха о неве­сте и неве­сты о жени­хе, это божественное.

Я пом­ню, как в семи­на­рии нам заме­ча­тель­но рас­ска­зал про­фес­сор о кни­ге «Песнь пес­ней», о том, поче­му эта кни­га оста­лась в соста­ве кано­ни­че­ских книг Биб­лии. Моло­дые рав­ви­ны, сидя на бере­гу моря, гово­ри­ли о ней меж­ду собой и реши­ли: «Давай­те эту кни­гу исклю­чим, ибо эта кни­га недо­стой­на того, что­бы вой­ти в канон Свя­щен­но­го Писа­ния». И когда они ска­за­ли об этом сво­е­му ста­ро­му учи­те­лю, он на них вни­ма­тель­но посмот­рел, поду­мал и ска­зал: «Сто­я­ние все­го мира не сто­ит того дня, когда была дана эта кни­га». Пото­му что эта кни­га не про­сто о люб­ви чело­ве­че­ской, а о люб­ви Бога к чело­ве­ку, Бога к чело­ве­че­ству, а во всей пол­но­те – о люб­ви Гос­по­да Иису­са Хри­ста к Церк­ви. Об этом апо­стол Павел очень хоро­шо гово­рит, об этом мы чита­ем в Апо­сто­ле на каж­дом вен­ча­нии: Мужья, люби­те сво­их жен, как и Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь и пре­дал Себя за нее (Еф.5:25). Эти сло­ва нико­гда не нуж­но забывать.

В то же вре­мя Богом зало­же­но в чело­ве­ка и очень важ­ное и свя­тое чув­ство – стрем­ле­ние к тому, что­бы у тебя были дети. Отно­ше­ния детей и роди­те­лей – это такие свя­тые вещи, что всё осталь­ное вокруг не так важ­но. Осо­бен­но это пони­ма­ют те люди, кото­рые дол­го не мог­ли иметь детей, моли­лись Богу и полу­чи­ли по сво­им молитвам.

– Если люди, не полу­чив пра­во­слав­но­го вос­пи­та­ния, под воз­дей­стви­ем совре­мен­ной жиз­ни, не сохра­ни­ли цело­муд­рия до бра­ка, – то это­го уже ничем не поправишь?

– У нас есть совер­шен­но пора­зи­тель­ное Таин­ство Испо­ве­ди, кото­рое при насто­я­щем сокру­ше­нии сер­деч­ном не то, что­бы вос­ста­нав­ли­ва­ет, но почти вос­ста­нав­ли­ва­ет цело­муд­рие в чело­ве­ке. Вспом­ним Марию Еги­пет­скую. Она из без­дны гре­ха дошла до высо­чай­шей свя­то­сти и кра­со­ты. У цело­муд­рен­но­го чело­ве­ка лицо све­тит­ся, при поте­ре цело­муд­рия этот свет гас­нет. И пока­за­тель вос­ста­нов­ле­ния цело­муд­рия – когда сно­ва начи­на­ет све­тить­ся лицо.

Так что смерт­но скор­беть не надо, у Церк­ви есть воз­мож­ность помочь: Бла­го­да­тью, Таин­ством Пока­я­ния. Но всё-таки малень­ких дево­чек надо вос­пи­ты­вать беречь свою деви­чью честь, дев­ствен­ность, хра­нить как вели­чай­шую ценность…

Я рабо­тал в одной биб­лио­те­ке, когда писал маги­стер­скую дис­сер­та­цию, и там в одном отде­ле рабо­та­ла девуш­ка, кото­рая обра­ща­ла на себя вни­ма­ние. Я был уже жена­тый и ста­рый, но ею я неволь­но любо­вал­ся. Она была спе­ци­а­ли­стом по ката­ло­гам, это тяжё­лая, меха­ни­че­ская рабо­та, а она лета­ла как пти­ца, вся сия­ла, све­ти­лась, как тво­ре­ние Божие – изу­ми­тель­ное, тон­чай­шее, дра­го­цен­ное тво­ре­ние Божие. А через неде­лю я при­шёл, она так же пры­га­ет по ката­ло­гам, по пап­кам, но всё в ней погас­ло. Коль­ца на руке нет, зна­чит, замуж не вышла. Если бы было коль­цо – она бы не погас­ла. И я сидел, смот­рел на неё и думал: «Кто загу­бил? Кто загу­бил такой дар?! Чело­ве­че­ская лич­ность – это же целая все­лен­ная! И вот кто-то взял на себя такую сме­лость про­сто так загубить?!»

Одна пожи­лая жен­щи­на как-то поде­ли­лась со мной с необык­но­вен­ной горе­чью сво­и­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми о том, что её в своё вре­мя, когда она была юной и пре­крас­ной, заста­ви­ли для карье­ры лишить­ся дев­ствен­но­сти. И всю жизнь чело­век скор­бит. Всё в жиз­ни достиг­ну­то, а чело­век скор­бит. Поэто­му как же важ­но соблю­сти дев­ствен­ность до Таин­ства Бра­ка! Таин­ство Бра­ка предот­вра­ща­ет эту ката­стро­фу лич­но­сти. Об этом, мне кажет­ся, надо мно­го гово­рить. А то, как гово­рит­ся, что име­ем – не хра­ним, поте­ряв­ши – плачем.

У нас в семье чет­ве­ро бра­тьев, и когда мы были ещё юно­ша­ми, отец нам гово­рил: «Если поте­ря­е­те дев­ствен­ность, не буде­те иметь пра­ва быть свя­щен­ни­ка­ми». И он не то, что­бы вдалб­ли­вал, нет – он все­гда с болью в серд­це гово­рил, он свя­то верил, что вся духов­ная семи­на­рия исклю­чи­тель­но состо­ит из чистых юношей.

И я ему бла­го­да­рен за то, что он гово­рил, гово­рил об этом и добил­ся сво­е­го – мы поня­ли, что это очень серьёз­но и важ­но, и не толь­ко для свя­щен­ства, но и для семьи и вооб­ще для сча­стья. Как же мож­но раз­ме­нять сча­стье на минут­ную ерун­ду, тем более девуш­ке! Они толь­ко после вто­ро­го ребён­ка начи­на­ют ощу­щать супру­же­ские отно­ше­ния, удо­вле­тво­ре­ние от жиз­ни с муж­чи­ной. То есть у деву­шек, мож­но ска­зать, сна­ча­ла чисто спор­тив­ный инте­рес к запре­там и боль­ше ниче­го. Юно­шей раз­ры­ва­ют эти стра­сти, им тяже­лее удер­жи­вать себя, но они всё рав­но долж­ны хра­нить дев­ствен­ность. А девоч­ки даже и потреб­но­сти не долж­ны иметь, Бог так сотво­рил чело­ве­ка, что в девуш­ке нет этих страстей.

– Поче­му так ката­стро­фич­но для чело­ве­ка лишить­ся целомудрия?

– Каза­лось бы, что тут тако­го страш­но­го?! Вот если чело­век убил дру­го­го чело­ве­ка, отнял у него жизнь – это, конеч­но, грех. Украл – тоже грех. А если чело­век полю­бил и пре­лю­бо­дей­ство­вал, то есть посту­пил по люб­ви – неуже­ли это так же страш­но, как и убий­ство? Он ведь нико­го не убил! За что же его поби­ва­ют камнями?!

Это тай­на необъ­яс­нён­ная. А мы всё вре­мя тре­бу­ем объ­яс­не­ний: «Поче­му это­го нель­зя делать? Поче­му Гос­подь ска­зал: «Не убий и не прелюбодействуй?»

Я, когда меня так спра­ши­ва­ют, объ­яс­няю это так: в кибер­не­ти­ке есть поня­тие «чёр­ный ящик» – это когда мы не зна­ем, что там внут­ри, не зна­ем, как это устро­е­но и как рабо­та­ет, мы зна­ем толь­ко то, что на выхо­де полу­ча­ет­ся. Ребё­нок может спро­сить: «Папа, а как рабо­та­ет этот ком­пью­тер?» Отец ска­жет: «Когда вырас­тешь, про­чи­та­ешь целую биб­лио­те­ку, все инструк­ции про­чи­та­ешь и тогда поймёшь».

Так и Гос­подь может отве­тить чело­ве­ку: «Ты хочешь понять? Пожа­луй­ста, вот тебе тыся­чи книг, когда ты про­чи­та­ешь все тома, тогда пой­мёшь, поче­му «не убий» и поче­му «не пре­лю­бо­дей­ствуй». Но для про­чте­ния все­го это­го тебе потре­бу­ет­ся 600 или 700 лет. Поэто­му поверь Мне на сло­во – не делай это­го, а поче­му это­го не надо делать, ты пой­мёшь потом. Ты не смо­жешь понять сра­зу, как Я сотво­рил всю систе­му Все­лен­ной, как всё вза­и­мо­свя­за­но и как грех чело­ве­че­ский вли­я­ет на всю Все­лен­ную. Звёз­ды нач­нут падать с неба, и в сви­ток всё в кон­це вре­мён свер­нёт­ся. От чего? От гре­ха. Исклю­чи­тель­но отто­го, что чело­век согре­шил, и пошло это излу­че­ние на весь кос­мос, и он начал сво­ра­чи­вать­ся». Поче­му Бог всё так устро­ил – для нас необъ­яс­ни­мо и непо­сти­жи­мо. А Бог пред­по­чи­та­ет отве­тить про­сто: «Не надо это­го делать». А мы всё так же хотим пло­дов с дре­ва позна­ния добра и зла.

Надо при­бли­зить­ся к Богу, что­бы понять, сколь это гран­ди­оз­но. Неда­ром Херу­ви­мы непре­стан­но кри­чат: «Свят, Свят, Свят Гос­подь Сава­оф», – а мы сто­им в алта­ре в хра­ме и дрем­лем. Они бес­пре­рыв­но кри­чат – поче­му? Пото­му что они «инструк­ции» про­чи­та­ли и всё зна­ют. А мы не чита­ли и даже еще и не при­сту­па­ли к это­му делу. Наш ум рабо­та­ет на один про­цент всю жизнь, осталь­ное – для веч­но­сти остав­ле­но. Как это? Мы не можем понять, мы толь­ко можем инту­и­тив­но вос­клик­нуть со гла­сом радо­ва­ния: «Гос­по­ди, как Ты всё пре­муд­ро сотворил!.»

– Поче­му на зем­ле чело­век дол­жен созда­вать семью, ведь в буду­щей жиз­ни ни женят­ся, ни выхо­дят замуж (Мф.22:30)?

– Да, так ска­за­но в Писа­нии. Мы, когда чита­ем Свя­щен­ное Писа­ние, то, нахо­дясь в двух­мер­ном про­стран­стве, хотим понять трёх- или четы­рёх­мер­ные про­стран­ства, и про­ти­во­ре­чи­вые, каза­лось бы, выска­зы­ва­ния нам быва­ет труд­но соеди­нить в сво­ей голо­ве. Но, разу­ме­ет­ся, они не про­ти­во­ре­чи­вые, они в глу­бине сво­ей соеди­ня­ют­ся, про­сто мы до этой глу­би­ны не доста­ем. Ведь ещё в Писа­нии ска­за­но: что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет (Мф.19:6).

Да, конеч­но, не женят­ся и не выхо­дят замуж, а всё рав­но любовь оста­ёт­ся. Любовь нико­гда не пере­ста­ет, – ска­зал апо­стол Павел (1Кор.13:8). Если любовь роди­тель­ская не пере­ста­ёт, если они о детях дума­ют, пере­жи­ва­ют, батюш­ки дума­ют и пере­жи­ва­ют о при­хо­де, в кото­ром они слу­жи­ли, – это тоже извест­но из жиз­ни муче­ни­ков. Конеч­но, там плот­ско­го бра­ка нет и быть не может, об этом и речи нет, но духов­ная бли­зость и пол­но­та жиз­ни и обще­ния, я думаю, всё рав­но остается.

В жити­ях свя­тых, в исто­рии Церк­ви подвиг жены, сочув­ству­ю­щей мужу-муче­ни­ку, Цер­ко­вью воз­во­дит­ся на очень высо­кую сте­пень. Это муче­ни­ки Адри­ан и Ната­лия. Ната­лия толь­ко лишь сочув­ство­ва­ла сво­е­му мужу, пере­жи­ва­ла, моли­лась Богу, что­бы муж не отка­зал­ся от Него, а потом, когда мужа до смер­ти заму­чи­ли, она дожи­ла свой век мир­но, умер­ла в сво­ей посте­ли. Каза­лось бы, она ведь не окон­чи­ла свою жизнь муче­ни­че­ской кон­чи­ной, как Адри­ан. А Цер­ковь твёр­до и очень поучи­тель­но для нас счи­та­ет муче­ни­ка­ми и Адри­а­на, и Наталию.

Когда про­сла­ви­ли моих дедов и их бра­тьев, одна моя тёт­ка ска­за­ла: «Я теперь скорб­лю, они были всю жизнь вме­сте, а теперь их надо отдель­но поми­нать: муж – свя­той, а жену его уже нель­зя при­со­во­ку­пить». Я думал над этим несколь­ко лет и решил: «А поче­му так? Мы же, по сло­вам вла­ды­ки Афа­на­сия Саха­ро­ва, можем про­сить молит­вен­ной помо­щи у сво­их роди­те­лей. Не надо назы­вать их свя­ты­ми, это про­сто роди­те­ли». Так и здесь: «Свя­той муче­ник такой-то и такая-то – и его жену назвать по име­ни, без ука­за­ния свя­то­сти, – моли­те Бога о мне». Зна­чит, она, как мама, к кото­рой ты обра­ща­ешь­ся, может тоже помо­лить­ся. И так суро­во раз­де­лять мужа с женой, может быть, не сто­ит. То есть в Церк­ви поми­нать, конеч­но, надо толь­ко одно­го чело­ве­ка, а в домаш­ней молит­ве мож­но вспом­нить и тех, кто всю жизнь был с ним вме­сте. Пото­му что не извест­но, как они там, на небе­сах. По при­ме­ру Адри­а­на и Ната­лии, могут быть и вме­сте, а мы толь­ко потом об этом узнаем.

– Чем долж­на отли­чать­ся пра­во­слав­ная семья от других?

– У пра­во­слав­ной семьи нет такой цели – как-то отли­чать­ся. Есть Цер­ковь, а есть домаш­няя Цер­ковь, по сло­ву апо­сто­ла Пав­ла (см.: Рим.16:4), – это папа, мама, их дет­ки. Поче­му они явля­ют­ся Цер­ко­вью во всей пол­но­те? Пото­му что они не могут жить без Гос­по­да Иису­са Хри­ста, без истин Боже­ствен­ных, без при­ча­ще­ния Свя­тых Тайн. То есть они и есть малень­кая Цер­ковь, домаш­няя Церковь.

Когда нас застав­ля­ют делать нехри­сти­ан­ские вещи, когда нас застав­ля­ют делать то, что мы не можем выпол­нить, то это ни в коем слу­чае не жела­ние отли­чить­ся, а жела­ние сохра­нить то, что не раз­де­ля­ет с нами совре­мен­ное обще­ство. И это ни в коем слу­чае не кон­сер­ва­тизм, не фун­да­мен­та­лизм и не ретро­град­ство, а сохра­не­ние, меж­ду про­чим, ни мно­го ни мало – веч­но­го. И это веч­ное, вне вре­ме­ни, и не надо при­пе­ча­ты­вать нас вся­ки­ми сло­ва­ми, что мы такие-сякие, пло­хие кон­сер­ва­то­ры, а они такие хоро­шие рефор­ма­то­ры и либералы.

У нас нет такой цели – во что бы то ни ста­ло как-то отли­чать­ся от обще­ства. Но мы обя­за­ны сохра­нять веру, сохра­нять Пра­во­сла­вие, сохра­нять запо­ве­ди Гос­под­ни. И поэто­му волей-нево­лей на фоне дру­гих мы быва­ем вынуж­де­ны откры­то являть, испо­ве­до­вать свою веру. Во все вре­ме­на, в любой век, и в Рим­ской импе­рии, и в Совет­ской импе­рии, – испо­ве­до­вать не отто­го, что мы хотим быть ори­ги­наль­ны­ми, а отто­го, что мы хотим быть со Хри­стом, мы не можем делать мно­гое из того, что все вокруг дела­ют, пото­му что Гос­подь это­го не велел, и толь­ко этим долж­ны отли­чать­ся – Еван­гель­ским уче­ни­ем и соблю­де­ни­ем заповедей.

Огра­дить­ся от совре­мен­ной дей­стви­тель­но­сти невоз­мож­но, про­ти­во­сто­ять миру вокруг очень труд­но, да это и не нуж­но. У апо­сто­ла Пав­ла мы чита­ем: тогда над­ле­жа­ло бы вам вый­ти из мира (см.: 1Кор.5:10). А мы в мире нахо­дим­ся как пред­ста­ви­те­ли Церк­ви Хри­сто­вой, и наша обя­зан­ность ни в коем слу­чае не про­па­ган­ди­ро­вать и не аги­ти­ро­вать, как аги­ти­ру­ют про­те­стан­ты, а про­сто суще­ство­вать, про­сто жить сре­ди неве­ру­ю­щих людей. И не рас­счи­ты­вать, что они сра­зу все ста­нут веру­ю­щи­ми рядом с тобой, вовсе нет.

Гос­подь ска­зал: кто посты­дит­ся Меня и Моих слов в роде сем пре­лю­бо­дей­ном и греш­ном (Мк.8:38). Вот это «посты­же­ние»: тебе стыд­но, что ты веру­ю­щий и что ты пере­кре­стил­ся, когда едешь в трам­вае, перед хра­мом. «Непо­сты­же­ние» – это и есть суще­ство­ва­ние внут­ри это­го обще­ства. И как об этом Гос­подь гово­рил: заквас­ка, кото­рая вски­са­ет всё тесто, соль, кото­рая сохра­ня­ет от раз­ло­же­ния. И если ты сохра­ня­ешь веру, и пра­во­слав­ные Запо­ве­ди, и уче­ние, то тем самым ты выпол­ня­ешь свою обя­зан­ность по отно­ше­нию к дру­гим людям. Сна­ча­ла они сме­ют­ся, руга­ют­ся, изде­ва­ют­ся, а потом начи­на­ют уважать.

Я когда в армии слу­жил, на пер­вой неде­ле поста пере­стал есть. Я про­сил из сто­ло­вой при­не­сти кусо­чек хле­ба и кусо­чек саха­ра. Сна­ча­ла все вокруг воз­му­ти­лись, а потом поду­ма­ли: «Ага, нам же выгод­но: кусок мас­ла – наш, кусок сыра – наш, кол­ба­са – наша». Они гово­ри­ли: «Постись-постись, тебе это полез­но, давай-давай», – и сами с удо­воль­стви­ем всё моё делили.

Но посте­пен­но у них в голо­ве ста­ло откла­ды­вать­ся, что есть такие люди, кото­рые, в общем-то, нор­маль­ные, не чуда­ки, то есть не боль­ные, но они про­сто постят­ся, и всё. И боль­ше ниче­го не надо. Что у них было в жиз­ни потом – неиз­вест­но, но они виде­ли чело­ве­ка, кото­рый нор­маль­ный, но он постится.

В Рим­ской импе­рии было то же самое. Хри­сти­ане по ночам соби­ра­лись. Что дол­жен был думать муж, если его веру­ю­щая жена ночью идёт на клад­би­ще, пото­му что раз­ре­ша­лось толь­ко на клад­би­ще ходить, а в дру­гих местах было нель­зя – сра­зу аре­сту­ют. И что она там дела­ет? Совер­шен­но непо­нят­но… Это ведь была боль­шая про­бле­ма и очень древ­няя, с само­го нача­ла хри­сти­ан­ства, – «Что это они ночью соби­ра­ют­ся?» В наше вре­мя хоть мож­но ходить в храм совер­шен­но спо­кой­но и днём…

Одна­жды к нам в храм забе­жал моло­дой энер­гич­ный мусуль­ма­нин и гово­рит: «Так, куда моя жена ходит? Ну-ка посмот­рю, что она здесь дела­ет? Вы здесь глав­ный?» – «Да». – «А, ну, лад­но, это не страш­но. Пус­кай ходит». Он, види­мо, оце­нил мои немо­ло­дые годы, внеш­ний вид, и успокоился.

Пытать­ся огра­дить­ся от дей­стви­тель­но­сти ещё и вред­но. Напри­мер, когда совре­мен­ные рус­ские бога­тые люди ста­ли ограж­дать сво­их детей от вли­я­ния дру­гих детей – нани­мать гувер­нё­ров, пре­по­да­ва­те­лей, то воз­ник­ла дру­гая боль­шая про­бле­ма: дети потом не мог­ли за себя посто­ять в обыч­ной сре­де, ста­но­ви­лись совер­шен­но не при­спо­соб­лен­ны­ми к жиз­ни. То есть долж­на быть какая-то при­вив­ка от без­бож­но­го общества.

В свое вре­мя в шко­ле за то, что я попов­ский сын, надо мной и сме­я­лись, и даже как-то раз били, но я твёр­до дер­жал­ся сво­е­го. А потом что полу­чи­лось? Потом все мои ровес­ни­ки уви­де­ли, что хва­лё­ная систе­ма раз­ру­ши­лась, а вера оста­ёт­ся креп­кой, и уже сам Пре­зи­дент целу­ет крест и пома­зы­ва­ет­ся еле­ем… А если бы мы, веру­ю­щие, в своё вре­мя так твёр­до за веру не сто­я­ли, то, может быть, ниче­го это­го и не было бы сей­час, что все в откры­тую и при­кла­ды­ва­ют­ся, и молят­ся, и крест целуют.

Так что пра­во­слав­ная семья долж­на, не ста­ра­ясь как-то выде­лять­ся в мело­чах, в част­но­стях, не отво­ра­чи­ва­ясь с пре­зре­ни­ем от мира, отли­чать­ся от него глав­ным – верой.

– Может ли чело­век обхо­дить­ся без семьи, и пол­но­цен­на ли такая жизнь?

– Апо­стол Павел счи­тал, что вполне пол­но­цен­на. Более того – о семей­ных он ска­зал: Но тако­вые будут иметь скор­би по пло­ти; а мне вас жаль (1Кор.7:28). Так что, если люди вме­ща­ют это в себя, могут сохра­нить себя и вести себя соглас­но Запо­ве­дям – конеч­но, это пол­но­цен­ная жизнь. Это как раз то самое цело­муд­рие в голо­ве, цело­муд­рие в душе и теле. Но в таком цело­муд­рии себя в наше вре­мя очень труд­но содер­жать. Я даже думаю, что без помо­щи опыт­но­го духов­но­го руко­во­ди­те­ля, стар­ца, духов­ни­ка, кото­рый бы кон­тро­ли­ро­вал, дер­жал чело­ве­ка в руках, это, навер­ное, почти невозможно.

При выбо­ре семей­ной или мона­ше­ской жиз­ни я сове­тую моло­дым людям быть крайне осто­рож­ны­ми. До трид­ца­ти лет даже и не помыш­лять о постри­ге, а думать о том, как Бог бла­го­сло­вит. Пото­му что быва­ют страш­ные ката­стро­фы чело­ве­че­ской лич­но­сти, когда люди не могут усто­ять в том, что они выбра­ли. Поэто­му, когда видишь, что кто-то сго­ря­ча смо­ло­ду начи­на­ет «воз­но­сить­ся к небу», то, как гово­рит­ся, возь­ми его за ноги и поставь на зем­лю. Сна­ча­ла надо испы­тать себя. Неда­ром есть такое древ­нее пра­ви­ло, что руко­по­ла­гать в сан диа­ко­на и свя­щен­ни­ка мож­но не рань­ше трид­ца­ти лет, даже если он умный (т.е., в наше вре­мя, закон­чил Духов­ную Академию).

Если люди постри­га­ют­ся в мона­хи рань­ше, у них могут быть тяжё­лые труд­но­сти и иску­ше­ния. И это, уве­ряю вас, не толь­ко отто­го, что плот­ская страсть кипит, что как раз даже чаще быва­ет у людей в воз­расте, – может появить­ся огром­ное жела­ние, что­бы были дети. Одна жен­щи­на, напри­мер, со мной дели­лась: «Если бы я мог­ла родить, ска­за­ли бы: “Про­пол­зи столь­ко-то кило­мет­ров по асфаль­ту до Ивер­ской часов­ни или до Успен­ско­го собо­ра в Крем­ле”, – я бы про­полз­ла, так я хочу ребён­ка». И ей боль­ше ниче­го не надо, ниче­го плот­ско­го. Это тяжё­лое испы­та­ние для чело­ве­ка. Об этом тоже сто­ит зара­нее очень серьёз­но подумать.

– Как выби­рать себе спут­ни­ка жиз­ни, на что обра­тить осо­бое внимание?

– Вни­ма­ние будет обра­ще­но само собой: как гово­рят пси­хо­ло­ги, жен­ский образ зало­жен в созна­нии моло­до­го чело­ве­ка ещё от пред­ков. И если сов­па­да­ет этот зало­жен­ный в нём некий иде­ал жен­ской кра­со­ты с какой-то реаль­ной девуш­кой – вот он и обра­тит внимание.

И вто­рое: как ни стран­но, люди, кото­рые женят­ся и потом раз­во­дят­ся, ещё по совет­ской ста­ти­сти­ке, доволь­но непло­хой, ищут тако­го же мужа, как пер­вый, или такую же жену, как пер­вая. То есть это уди­ви­тель­ное кру­че­ние-вер­че­ние чело­ве­ка, дья­вол его кру­тит. Люди рас­хо­дят­ся, а потом ищут всё рав­но таких же, как были у них пер­вые супру­ги. Ищут и уже часто не могут най­ти. И потом дума­ют: «Что же я наде­лал?! Что же я не имел тер­пе­ния?!» Так что кого тебе Бог послал – тер­пи. Обра­ти­те осо­бое вни­ма­ние на то, что­бы избран­ни­ца была доб­рой, лас­ко­вой, чест­ной, что­бы люби­ла детей. Если дети к ней лип­нут – зна­чит, этот чело­век доб­рый и лас­ко­вый, если раз­бе­га­ют­ся – зна­чит, недобрый.

– Как дол­го пред­по­чти­тель­но знать сво­е­го буду­ще­го супру­га или супругу?

– Отец Иоанн (Кре­стьян­кин) гово­рил, что во все вре­ме­на года: и на осен­них листи­ках, и зимой, и вес­ной, когда цве­точ­ки цве­тут, и летом. Вот уже после это­го мож­но венчаться.

Это очень глу­бо­кая муд­рость. Отно­ше­ния выяс­ня­ют­ся меж­ду людь­ми не про­сто так, долж­на быть неко­то­рая бли­зость. А какая бли­зость? Бли­зость внут­рен­няя, бли­зость устрем­ле­ний, их пси­хо­ло­ги­че­ская направ­лен­ность. И это очень важно.

Я читал иссле­до­ва­ния совет­ско­го учё­но­го о том, какие бра­ки самые хоро­шие. Ока­зы­ва­ет­ся, для бра­ка луч­ше, что­бы люди жили неда­ле­ко друг от дру­га, то есть в одной обла­сти или в сосед­ней обла­сти, а не какой-то дру­гой стране. Что­бы у них была бы неко­то­рая общ­ность, пус­кай раз­ные про­фес­сии, но при этом вза­и­мо­по­ни­ма­ние в том, чем они занимаются.

Так что близ­ко пло­хо, но и дале­ко тоже пло­хо. И отец Иоанн гово­рил, что не сто­ит созда­вать семью с людь­ми дру­гой наци­о­наль­но­сти. Это ни в коем слу­чае не пре­не­бре­же­ние к дру­гой наци­о­наль­но­сти, но каж­дая наци­о­наль­ность име­ет свои осо­бен­но­сти, зало­жен­ные в ней на гене­ти­че­ском уровне, от их пред­ков, и быва­ет очень тяже­ло, когда люди уже по этой при­чине не под­хо­дят друг дру­гу. Так что всё-таки жела­тель­но, что­бы наци­о­наль­ность была одна, что­бы был доволь­но близ­кий аре­ал про­жи­ва­ния и какая-то бли­зость в том, чем люди занимаются.

– Какие чув­ства необ­хо­ди­мо испы­ты­вать к сво­е­му буду­ще­му супру­гу? Доста­точ­но ли ров­но­го, спо­кой­но­го хоро­ше­го отношения?

– Конеч­но, недо­ста­точ­но. Если ров­ные отно­ше­ния – зна­чит, чело­век рав­но­ду­шен. Но и пыла­ние стра­стей тоже не под­хо­дит. Кста­ти, есть даже такое сло­во – «обо­жа­ние». Это без­удерж­ное горе­ние юно­ши к девуш­ке и пре­воз­но­ше­ние её высо­ко при­во­дит чаще все­го к пло­хим послед­стви­ям. Долж­на быть мяг­кая, ров­ная любовь, как лам­па­да горит, но не как факел, кото­рый пыла­ет. И отно­ше­ния долж­ны быть чёт­ко встро­е­ны в иерар­хию цен­но­стей: на пер­вом месте Бог, на вто­ром месте уже папа, мама, а когда оста­вит чело­век отца и мать – зна­чит, воз­люб­лен­ный твой на вто­ром месте, а потом папа, мама и все остальные.

Иерар­хия цен­но­стей долж­на быть стро­гой. Если тебе твой воз­люб­лен­ный ска­жет: «Не ходи в Цер­ковь, в Бога не верь», – ты дол­жен отве­тить: «Всё, что ты хочешь, я могу сде­лать, кро­ме это­го, а это – нико­гда». На пер­вом месте – Бог, на пер­вом месте – веч­ность и Цар­ствие Небесное.

И я знаю несколь­ко исто­рий моло­дых людей, это ещё в совет­ское вре­мя было, когда за то, что они свою нера­зум­ную влюб­лён­ность ради Бога, ради Хри­ста пре­одо­ле­ва­ли, Бог все­гда посы­лал им потом пре­крас­ную девуш­ку, насто­я­щую любовь, сча­стье семейное.

Так долж­ны вос­пи­ты­вать пра­во­слав­ные рус­ские люди: Бог – на пер­вом месте, воз­люб­лен­ная – на вто­ром. Это очень серьёз­но. Если это­го не делать, всё пору­шит­ся. Если у кораб­ля, осо­бен­но парус­но­го, не будет урав­но­ве­шен бал­ласт внут­ри трю­ма, он плыть не смо­жет. Так и здесь – если без Бога толь­ко любовь, это очень пло­хо кончится.

– Мож­но ли стро­ить отно­ше­ния с пра­во­слав­ным чело­ве­ком в надеж­де на то, что, если вы оба буде­те ста­рать­ся жить по-хри­сти­ан­ски, сло­жат­ся хоро­шие семей­ные отношения?

– Я не думаю, что это так. Если бы была такая зави­си­мость, как было бы лег­ко и про­сто: соблюл запо­ве­ди – и счаст­ли­вая жизнь. Нет, это совер­шен­но не на этом стро­ит­ся. Как ска­зал опять-таки апо­стол Павел, а ведь он был неже­на­тым чело­ве­ком, и из его уст это зву­чит осо­бен­но: «…но пита­ет и гре­ет ее, как и Хри­стос Цер­ковь» (см.: Еф.5:29). Зна­чит, пита­ет и гре­ет её, и пола­га­ет свою душу за Цер­ковь. Очень тро­га­тель­но: пита­ет и гре­ет, то есть надо, что­бы и напи­та­на была и что­бы не было холод­но. Выше обра­за Хри­ста и Церк­ви нет.

Такая любовь может при­дав­ли­вать­ся труд­но­стя­ми, недо­ра­зу­ме­ни­я­ми, вся­ки­ми дру­ги­ми веща­ми, но в осно­ве ее отно­ше­ние такое же, как Хри­ста к Церк­ви. И это самое глав­ное, Сам Гос­подь так устроил.

И ещё раз повто­рю: если жених с неве­стой соблюли дев­ствен­ность до сва­дьбы, то им несрав­ни­мо лег­че, они оба весё­лые, нико­гда не уны­ва­ю­щие, мож­но ска­зать, не ста­ре­ю­щие и даже к кон­цу жиз­ни ста­но­вят­ся похо­жи­ми друг на дру­га, и вме­сте явля­ют некое еди­ное, цель­ное состо­я­ние. Пото­му что не нару­ши­ли, соблюли сло­во Божие, не поз­во­ли­ли вне­сти страш­ный грех в осно­ву суще­ство­ва­ния человека.

Даже Лев Тол­стой, кото­рый в моло­до­сти был боль­шим «спе­ци­а­ли­стом» по жен­щи­нам, в кон­це жиз­ни писал: обя­за­тель­но надо, что­бы юно­ша сохра­нял вер­ность одной девуш­ке, а не блудил.

– Как надо начать стро­ить семей­ные отно­ше­ния, что­бы сохра­нить их хоро­ши­ми на мно­гие годы?

– Обыч­но мы смот­рим на отца и мать, и как они жили – так и мы живём, как они себя вели – так и мы себя ведём. Это чаще все­го. Вот поче­му важ­но, что­бы в семье обя­за­тель­но был отец и обя­за­тель­но была мать. А когда один чело­век вос­пи­ты­ва­ет – или отец, или мать, – то чаще все­го быва­ет пере­кос, и очень сильный.

Глав­ные сло­ва вен­ча­ния в После­до­ва­нии Таин­ства Бра­ка: «Гос­по­ди, бла­го­сло­ви это­го юно­шу и эту девуш­ку, и пусть будет так, что­бы муж сей был во гла­ву жены, а жена слу­ша­лась мужа, что­бы пожи­ли по воле Тво­ей». И после это­го идут тек­сты бла­го­сло­ве­ния и тор­жеств. Нуж­но, что­бы муж был во гла­ву жены, а она во всём слу­ша­лась мужа, и что­бы они жили по воле Тво­ей, Господи,

Сра­зу воз­ни­ка­ет такой вопрос: а если лидер жена? А если она денег зара­ба­ты­ва­ет боль­ше? А вот тут это не ого­ва­ри­ва­ет­ся. Нет тако­го, что­бы она была во гла­ве семьи. Если жена лидер, а он нет, соблю­сти Запо­ведь тяже­лее в два раза.

Ника­ко­го дес­по­тиз­ма здесь не воз­ни­ка­ет, муж все­гда во гла­ву жены, но муж все­гда сове­ту­ет­ся с женой. Вла­ды­ка Анто­ний Сурож­ский рас­ска­зы­вал, что в свое вре­мя жена носи­ла печать мужа. Она мог­ла при­ло­жить печать и ска­зать: «Всё, я реши­ла, поло­ви­ну име­ния отдать тому-то», – и ниче­го не сде­ла­ешь, пото­му что она носи­ла печать, а не муж. Вот какая сте­пень дове­рия к жене в древ­но­сти была.

Крат­кий при­мер из жиз­ни моих роди­те­лей. Отец все­гда был гла­вой семьи, хотя, есте­ствен­но, мама нико­гда не остав­ля­ла его в оди­но­че­стве на его «олим­пий­ских высо­тах». Когда из Церк­ви при­дут, отец Ана­то­лий обя­за­тель­но спро­сит: «Ну как, про­по­ведь я хоро­шо сего­дня ска­зал?» Она отве­тит: «Всё хоро­шо, но вот в этом месте – зачем ты так ска­зал?» И сде­ла­ет такой «раз­бор полё­та», такую кри­ти­ку наве­дёт, да ещё и с вор­ча­ни­ем, что толь­ко дер­жись. И отец пони­мал, что она «отре­дак­ти­ру­ет» как никто дру­гой, и все­гда с ней сове­то­вал­ся и при­слу­ши­вал­ся к её мне­нию. Это и есть вза­и­мо­дей­ствие и вза­и­мо­по­ни­ма­ние, а ни в коем слу­чае не воз­но­ше­ние одно­го над дру­гим, когда могут ска­зать: «Ты, жен­щи­на, мол­чи, ты ниче­го не понимаешь».

Вза­и­мо­по­ни­ма­ние – это уди­ви­тель­ное и гар­мо­нич­ное целое, и мы это всё у сво­их роди­те­лей наблю­да­ли, и сей­час так же в наших семьях. И поэто­му: муж да будет во гла­ву жены.

– Мож­но ли ста­рать­ся пере­де­лать супру­га или супру­гу, если что-то не устра­и­ва­ет, или со все­ми абсо­лют­но недо­стат­ка­ми необ­хо­ди­мо мирить­ся? Как допу­сти­мо переделывать?

– Я думаю, что это очень труд­но. Это так сра­зу искус­ствен­но не постро­ишь. Это закла­ды­ва­ет­ся с пер­вых дней. Если кто-то лидер – он будет лиде­ром все­гда, если нет – это очень труд­но и очень слож­но, и ниче­го, мне кажет­ся, испра­вить нельзя.

Если чело­ве­ка пере­де­лы­вать кар­ди­наль­но во всех при­выч­ках, ниче­го из это­го хоро­ше­го не полу­чит­ся. Може­те не вол­но­вать­ся, этот чело­век уже всё-таки сло­жил­ся, ему не пять лет, всё уже реше­но. И поэто­му очень важ­но, что­бы не ради неве­сты или жени­ха чело­век веру при­ни­мал, а исклю­чи­тель­но по сво­е­му внут­рен­не­му состо­я­нию и устрем­ле­нию к Богу, ина­че потом пло­хо будет. Хотя есть слу­чаи, прав­да, крайне ред­кие, когда вера всё-таки оста­ёт­ся и в цер­ковь чело­век ходить начинает.

Пере­де­лы­вать вряд ли мож­но, надо тер­петь, молить­ся, сми­рять­ся, и всё с любо­вью, толь­ко с любовью.

– Может ли пра­во­слав­ная семья пытать­ся огра­ни­чить коли­че­ство детей в семье?

– Очень слож­ный вопрос и очень болез­нен­ный. Пото­му что лож­но поня­тый гума­низм застав­ля­ет неко­то­рых, я гово­рю «неко­то­рых», мам при­ни­мать меры, что­бы не было мно­го детей.

У нас, в хра­ме Живо­на­чаль­ной Тро­и­цы в Тро­иц­ком-Голе­ни­ще­ве, есть чти­мая свя­тая бла­жен­ная Мат­ро­на Ане­мня­сев­ская, Рязан­ская. В её житии есть такой слу­чай: одна­жды при­шла мно­го­дет­ная мать и ска­за­ла ей: «Мат­рё­ша, я боль­ше не могу, помо­лись обо мне, что­бы у меня боль­ше не было детей». Бла­жен­ная помо­ли­лась, и боль­ше детей в этой семье не было.

В моём дет­стве, когда в алта­ре чита­ли запис­ки о здра­вии и упо­ко­е­нии, это были поми­на­ния дере­вен­ских людей, они, как пра­ви­ло, закан­чи­ва­лись целой стра­ни­цей о упо­ко­е­нии мла­ден­цев. То есть про­ис­хо­дил, в общем-то, есте­ствен­ный отбор: оста­ва­лись в живых силь­ные, здо­ро­вые, а сла­бые уми­ра­ли. Если ребё­нок родил­ся едва живой, зачем ему давать потом­ство? Зна­чит, нуж­но напря­гать всю меди­ци­ну, что­бы его рас­тить, а потом он вырас­тет боль­ной и даст такое же боль­ное потом­ство. И что дальше?

У мое­го папы было горе: умер­ла доч­ка, очень рано, в два меся­ца, и он очень-очень силь­но о ней скор­бел. Да, когда ребё­нок уми­ра­ет, мать пла­чет – это ужас­но тяже­ло, но при этом здо­ро­вень­кие выжи­ва­ют и дают потомство.

Каким спо­со­бом сей­час мож­но огра­ни­чи­вать коли­че­ство детей? Толь­ко путём воз­дер­жа­ния, боль­ше никак. По молит­ве и путём воз­дер­жа­ния. Это очень слож­но, очень тяже­ло, но уби­вать нельзя.

Во вре­мя отно­ше­ний мужа и жены воз­ни­ка­ет воз­мож­ность раз­ви­тия двух мил­ли­о­нов жиз­ней. Это зна­чит, что каж­дый из нас уже ото­бран и избран. Ребё­нок во чре­ве мате­ри – это же чело­век, име­ю­щий бес­смерт­ную душу, а вы хоти­те, что­бы он, уже ото­бран­ный и избран­ный, не жил?! Да вы что?! Рука не долж­на под­ни­мать­ся никогда…

– Сей­час вну­ша­ют, что это ещё не ребё­нок. Я виде­ла такую сце­ну в мет­ро: жен­щи­на веша­ла пла­ка­тик, что аборт – это убий­ство детей, а рядом сто­я­ла очень милая девуш­ка, и она ста­ла искрен­но и убеж­дён­но спо­рить с этим: «Но ведь это же неправ­да, это не так…». То есть её убе­ди­ли, что это не убий­ство, что жен­щи­на име­ет на это право…

Встав же Мария во дни сии, с поспеш­но­стью пошла в нагор­ную стра­ну, в город Иудин, и вошла в дом Заха­рии, и при­вет­ство­ва­ла Ели­са­ве­ту (Лк.1:39-40).

Сколь­ко было дней после Бла­го­ве­ще­ния? От силы неде­ля, две неде­ли. А Ели­са­ве­та уже гово­рит: «И отку­да мне сие, что при­шла Мати Гос­по­да мое­го ко мне?» (см.: Лк.1:43). Поче­му Иоанн Пред­те­ча воз­ра­до­вал­ся во чреве?

Сей­час насаж­да­ют запад­ное, мате­ри­а­ли­сти­че­ское, ате­и­сти­че­ское вос­при­я­тие. Но жен­щи­на-то всё чув­ству­ет и пре­крас­но понимает.

– Что делать, если пони­ма­ешь, что свя­зал судь­бу «не с тем» чело­ве­ком? Если тебе с чело­ве­ком тяже­ло или неин­те­рес­но, или он разо­ча­ро­вал тебя как лич­ность, – тер­петь, нести брак как крест?

– Да, нести крест. Луч­ше­го не будет. Брак нерас­тор­жим. Отец Иоанн (Кре­стьян­кин) гово­рил: «Если у тебя раз­ва­ли­ва­ет­ся семья, ни в коем слу­чае не будь ини­ци­а­то­ром раз­во­да». Нель­зя ни в коем слу­чае. Если с тобой раз­во­дят­ся, тебя про­го­ня­ют – это тяже­ло, труд­но, но сам нико­гда не разводись.

– Может ли появить­ся любовь в бра­ке, если её не было до свадьбы?

– У каж­до­го чело­ве­ка в жиз­ни обя­за­тель­но долж­на быть любовь, надо толь­ко до неё дожить. Пер­вые годы может быть тяже­ло, но за тер­пе­ние, за вер­ность, за муче­ни­че­ство – ведь вен­цы наде­ва­ют­ся вне вре­ме­ни, и не толь­ко за то, что сохра­ни­ли дев­ствен­ность, но и за то, что сохра­ни­ли вер­ность супру­же­ству, – и Бог обя­за­тель­но пошлёт сча­стье, пошлёт пол­но­ту жиз­ни, кото­рой, может, не было с само­го нача­ла. Непре­мен­но пошлёт, надо дожить до это­го, дожить до это­го сча­стья. Это не зем­ное, это небес­ное. Если от Бога даёт­ся муж или жена, то даёт­ся и бла­го­дать сча­стья, но не сра­зу, а постепенно.

– С каким напут­стви­ем Вы обыч­но обра­ща­е­тесь к вен­ча­ю­щим­ся у Вас парам?

– К раз­ным парам по-раз­но­му. Но в основ­ном, гово­рю о том, что семью посы­ла­ет Бог и её надо беречь, и что до сво­е­го сча­стья, если оно не даёт­ся сра­зу, надо дожи­вать. И дело не во внеш­нем сча­стье и не в успе­хе, а в семей­ном сча­стье и радо­сти новой жиз­ни, в труд­но­стях и в то же вре­мя в ощу­ще­нии, что всё не про­сто так – всё для вечности.

Бесе­до­ва­ла Тати­а­на Петрова

Источ­ник: офи­ци­аль­ный сайт хра­ма Живо­на­чаль­ной Тро­и­цы в Троицком-Голенищеве

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки