За каждую пядь семьи!

За каждую пядь семьи!

(1 голос5.0 из 5)

Она сто­ит пере­до мной – моло­дая, сим­па­тич­ная жен­щи­на – и плачет:

– Батюш­ка, мне страш­но… Я замуж хочу, деток, семью… Годы про­хо­дят, мне уже за трид­цать, но мужа най­ти невоз­мож­но, невоз­мож­но, батюш­ка! Мужи­ки точ­но с ума посхо­ди­ли: или пьют по чер­но­му, или гуля­ют… Батюш­ка, мне страш­но! Пони­ма­е­те, всем нуж­на постель, тело, и чем быст­рее, тем луч­ше… Вооб­ще най­ти мужи­ка слож­но, а что­бы он еще ждал до бра­ка, тер­пел – это что-то из обла­сти фан­та­сти­ки! И как же жить… что­бы по Божи­е­му? В мона­стырь идти? Но я нико­гда не хоте­ла мона­хи­ней быть, у меня к это­му при­зва­ния нет. А страш­нее оди­но­че­ства нет ниче­го! Как жить, батюшка?!

Она пла­чет… в пря­мом смыс­ле пла­чет – сим­па­тич­ная и доб­рая жен­щи­на, кото­рая нико­му не нуж­на… И я не знаю, каки­ми сло­ва­ми ее утешать.

Что с нами про­ис­хо­дит, ска­жи­те?! Это мож­но назвать эпи­де­ми­ей, повет­ри­ем, мас­со­вым сума­сше­стви­ем – как хоти­те. Почти каж­дый день в раз­го­во­рах, на испо­ве­ди я слы­шу раз­ры­ва­ю­щие душу рас­ска­зы о поме­ша­тель­стве – зача­стую буй­ном, но не пси­хи­че­ском, а нрав­ствен­ном. О том, как, про­жив 20, 30 лет вме­сте, люди схо­дят с ума… как мужья, раз­ру­шая семью, пре­вра­ща­ют­ся в мон­стров, а быв­шие жены – в хищ­ных, безум­ных самок.

И гро­моз­дят­ся, всплы­ва­ют в памя­ти новые и новые истории.

У них трое детей, креп­кий дом, биз­нес и 23 года семей­но­го ста­жа. И вот он тащит ее за воло­сы к ико­нам, душит и кри­чит: «Я перед ико­на­ми кля­нусь, что я тебя убью!» И лицо его – пере­ко­шен­ное от бес­смыс­лен­но­го бешен­ства, с побе­лев­ши­ми гла­за­ми – лицо беса.

Кто-то ска­жет: надо еще и дру­гую сто­ро­ну выслу­шать. Да, выслу­ши­вал я и дру­гие, и тре­тьи сто­ро­ны… Сыт уже по гор­до эти­ми исто­ри­я­ми, но кар­ти­на одна: страх! Нет насто­я­щей веры: в Бога, в веч­ную жизнь, в досто­ин­ство чело­ве­че­ское. И годам к соро­ка, когда мно­гое достиг­ну­то уже и жизнь идет сво­им чере­дом, пони­ма­ет вдруг чело­век, что так оно все и будет идти… с мед­лен­ным ста­ре­ни­ем и уга­са­ни­ем сил, чувств и разу­ма… И начи­на­ет­ся пани­ка… Начи­на­ют­ся поис­ки «ост­рых ощу­ще­ний». И бес эти ощу­ще­ния достав­ля­ет, а сей­час уже пря­мо в про­мыш­лен­ных мас­шта­бах. Целая инду­стрия «кай­фо­вой» жиз­ни с ее ноч­ны­ми клу­ба­ми, «номе­ра­ми», тура­ми, шопа­ми, сай­та­ми блуд­ных зна­комств… со всей этой похо­тью, зато­пив­шей мир и при­кры­ва­ю­щей­ся, точ­но в насмеш­ку, любо­вью. Да что же за безу­мие такое!

– Я раз­лю­бил! Ну что поде­ла­ешь! – вос­кли­ца­ет седе­ю­щий гос­по­дин и рука­ми разводит.

Вот так: любил, любил 25 пять лет, а потом раз – и раз­лю­бил. Ну что поде­ла­ешь? На нет и суда нет… Бред, пони­ма­е­те, про­сто бред сума­сшед­ше­го… И поче­му-то боль­шей частью мужи­ки с ума схо­дят, то есть сры­ва­ют­ся со всех вин­тов и в пря­мом смыс­ле теря­ют чело­ве­че­ский облик. Я отча­сти пони­маю, поче­му имен­но мужи­ки. Для жен­щи­ны большую роль в жиз­ни игра­ет семья, дети, забо­ты о доме… Это нрав­ствен­ное убе­жи­ще. И это спа­са­ет до поры до вре­ме­ни даже при отсут­ствии глу­бо­кой веры. Для мужи­ка же глав­ное – дело, карье­ра, успех. И если все это в общих чер­тах достиг­ну­то, то воз­ни­ка­ет вопрос: а даль­ше-то что, для чего это все?! Ведь чело­век при­вы­ка­ет ко все­му: к «Бент­ли» и лич­но­му особ­ня­ку в Лон­доне мож­но так же при­вык­нуть, как и к ста­ро­му «Запо­рож­цу» и вет­хой лачу­ге. И если рос­кошь будет еще тешить само­лю­бие, то уж ощу­ще­ния пол­но­ты жиз­ни не даст – это точ­но. Пото­му что чело­век – это тело, душа и… Бог! И если чело­век избе­га­ет обще­ния с Гос­по­дом, то он кале­чит, уре­за­ет себя, ста­но­вит­ся беше­ным всад­ни­ком на празд­ни­ке жиз­ни… толь­ко всад­ни­ком без голо­вы. А тако­го всад­ни­ка может зане­сти куда угод­но. И несет.

Как бод­рят иные зако­ны в обла­сти семей­но­го пра­ва! Пусть в раз­ные вре­ме­на и в раз­ных обла­стях – духов­ной и свет­ской, но встре­ча­ют­ся такие пер­лы, что если и не при­ме­ни­мы они вполне, то уж точ­но при­во­дят в чувство.

У Васи­лия Вели­ко­го, напри­мер, есть пра­ви­ло, суть кото­ро­го сво­дит­ся к тому, что если чело­век без вес­кой при­чи­ны раз­ру­шил соб­ствен­ный брак – он не име­ет пра­ва созда­вать новую семью, пото­му что одна­жды уже не выдер­жал, не сохра­нил то, что ему дове­рил Гос­подь (Вто­рое кано­ни­че­ское посла­ние. § 48). Зву­чит жест­ко, но отрезв­ля­ю­ще! Ведь брак – даже невен­чан­ный, но закон­ный – это тоже уста­нов­ле­ние Божие! Дар, сохра­не­ние кото­ро­го тре­бу­ет и ответ­ствен­но­сти, и уси­лий, и веры. Имен­но без веры никак нель­зя, пото­му что если брак – это толь­ко чело­ве­че­ское уста­нов­ле­ние, то его мож­но так же лег­ко раз­ру­шить, как и создать. А поче­му нет? Горе, сле­зы, вер­ность, дети, пре­да­тель­ство – так это же тоже все чело­ве­че­ское… если Бога нет… так – выдум­ки одни… сан­ти­мен­ты… услов­но­сти. Как ска­зал один из пер­со­на­жей Ф.М. Досто­ев­ско­го: «Если Бога нет, то я – бог!» А ста­ло быть, мож­но все!

Вот так и рушит­ся все и летит в без­дну. Но душу, совесть свою не обма­нешь, этот голос Бога в душе. И вот – при­хо­дит со сле­за­ми девоч­ка, сту­дент­ка, и при­зна­ет­ся, что у нее ребе­но­чек от жена­то­го муж­чи­ны, а тот теперь сер­дит­ся… и не спе­шит раз­во­дить­ся… и день­ги уже не так охот­но дает, как рань­ше. А уче­ба так доро­го сто­ит… И что теперь делать?

Как вам вопро­сик? Что на него отве­тить?! А все­го-то и каза­лось, что по-боже­ски жить не обя­за­тель­но, что все это так – бабуш­ки­ны сказки.

Соблазн, соблазн кру­гом… дик­та­ту­ра гре­ха. И в это раб­ство идут доб­ро­воль­но тыся­чи, сот­ни тысяч… А еще твер­дим о какой-то демо­кра­тии и сво­бо­де! Рас­суж­де­ния мар­ты­шек перед уда­вом! И опять все упи­ра­ет­ся в веру. Ну не может наш народ без веры суще­ство­вать! Без веры дея­тель­ной и созна­тель­ной, без Пра­во­сла­вия! Как же не понят­но еще?! Мы ведь меры не зна­ем! Мы дохо­дим до самой сути, обна­жа­ем эту суть не в постро­е­ни­ях фило­соф­ских, а соб­ствен­ной жиз­нью… Так откры­ли суть ком­му­низ­ма миру, и мир ужас­нул­ся. А теперь и капи­та­лизм вопло­ща­ем «по пол­ной», беря от жиз­ни все, что мож­но и что нель­зя… И ска­жи­те мне, что это не язы­че­ство! Да самое насто­я­щее! Покло­не­ние пло­ти – с вос­тор­гом, вза­хлеб, с само­заб­вен­ным упо­е­ни­ем до обмо­ро­ка, с буханьем голо­вою в пол! Сча­стья, сча­стья зем­но­го нам дай­те поболь­ше, и мы за это все отда­дим, все, что ни попро­си­те! Даже семью отда­дим, пото­му что семей­ное сча­стье уж очень скуч­ное, а нам пода­вай­те буй­ство страстей!

И вот уже не одни мужи­ки чудят, а и жен­щи­ны – не хотят тер­петь неуря­ди­цы, быто­вые слож­но­сти, скор­би… при­чем не в край­нем их про­яв­ле­нии, а в самом повсе­днев­ном, обы­ден­ном. Жен­щине начи­на­ет казать­ся, что жизнь ее про­хо­дит без­дар­но, что кра­со­та увя­да­ет и никем не оце­не­на по досто­ин­ству и вооб­ще она, кра­са­ви­ца и умни­ца, заслу­жи­ва­ет «луч­шей доли». Соб­ствен­но, мотив тот же, что и «гуля­щих» мужей: жизнь про­хо­дит, а от нее еще мож­но взять так мно­го ярко­го и вол­ну­ю­ще­го! Взять!.. И сно­ва пони­ма­ешь, что в осно­ве тако­го взгля­да на себя, на жизнь лежит баналь­ное само­лю­бие, неве­рие в Бога, в то, что нет ниче­го важ­нее, чем согла­сие с Тем, без Кого жизнь вооб­ще невоз­мож­на в ее полноте.

Слу­ча­ет­ся, жен­щи­ны влюб­ля­ют­ся без­огляд­но, бро­са­ют сво­их мужей (зача­стую поря­доч­ных и вер­ных, но менее успеш­ных и про­бив­ных, чем им хоте­лось бы). Но чаще при­чи­ной рас­ста­ва­ния быва­ет не «роко­вая» любовь, а имен­но недо­воль­ство жиз­нью, небла­го­дар­ность и не уме­ние ценить то, что нис­по­сла­но Богом. И вот такая жен­щи­на пус­ка­ет­ся в «авто­ном­ное пла­ва­ние». И лад­но еще, если бы это было пла­ва­ние кораб­ля, стре­мя­ще­го­ся в тихую гавань, так нет же – ско­рее, это похо­же на рыс­ка­ние аку­лы в поис­ках жерт­вы. И тут уже все рав­но, при­над­ле­жит эта «добы­ча» кому-то или нет. Надо ее «вырвать», зама­нить, погло­тить – во что бы то ни стало.

Как-то освя­щал квар­ти­ру оди­но­кой жен­щи­ны сред­них лет. Мужа у нее «уве­ла» сосед­ка и доб­рая подру­га, сидев­шая не раз с ней за одним сто­лом, поль­зо­вав­ша­я­ся ее госте­при­им­ством и пол­ным дове­ри­ем… Та сна­ча­ла сама раз­ве­лась с мужем, пото­му что тот ее поче­му-то «не устра­и­вал», а потом уве­ла чужо­го. Теперь они про­да­ли квар­ти­ру, съе­ха­ли неиз­вест­но куда и вьют себе новое «гнез­дыш­ко». И сколь­ко таких примеров!

И как же боль­но видеть этих несчаст­ных, обма­ну­тых жен­щин! А самое страш­ное, что под­ло­сти сво­ей люди «окра­ды­ва­ю­щие» не пони­ма­ют или уж точ­но не чув­ству­ют, ина­че бы их жизнь пре­вра­ти­лась в муку.

Ну а даль­ше-то что… для «аку­лы» этой? «Уве­ла» мужи­ка… схва­ти­ла свой «кусок сча­стья»… хищ­но, по-зве­ри­но­му… Но годы летят, и все оче­вид­нее при­бли­же­ние ста­ро­сти… и яснее бес­смыс­лен­ность про­жи­тых дней и неот­вра­ти­мость отве­та. И по мере осты­ва­ния стра­стей все оче­вид­нее вза­им­ная отчуж­ден­ность былых любов­ни­ков. Какое ж тут счастье?!

Все чаще при­хо­дят в храм юные девуш­ки, живу­щие сво­бод­но с чужи­ми мужья­ми. Хоро­шо еще, когда при­хо­дят со сле­за­ми, вымо­тан­ные гре­хом, устав­шие от лжи и муче­ний сове­сти. Но часто при­хо­дит­ся слы­шать толь­ко кон­ста­та­цию фак­та, да еще и с усмеш­кой. Вот уж воис­ти­ну мороз по коже идет, хоть, кажет­ся, и при­вык уже ко всему.

Девонь­ки, милые, да пони­ма­е­те ли вы, что тво­ри­те?! Что кале­чи­те свою жизнь, пото­му что раз­ру­шить чужую семью – это тяж­кий, смерт­ный грех?!

– А я не раз­ру­ша­ла, – отве­ча­ет. – Мы про­сто встре­ча­ем­ся ино­гда – и все.

И это гово­рит­ся не морг­нув гла­зом. То есть она уве­ре­на, что раз­ру­шить семью – это зна­чит дове­сти ее до раз­во­да, а если так, «вти­ха­ря», то ниче­го страш­но­го, хоть и не очень хоро­шо, конеч­но. Безу­мие! Чело­век не пони­ма­ет, что даже помысл страст­ный – уже втор­же­ние в чужую семью. Что момен­таль­но воз­ни­ка­ет гре­хов­ное напря­же­ние меж­ду людь­ми при нали­чии это­го помыс­ла, напря­же­ние, бес­со­зна­тель­но выра­жа­ю­ще­е­ся в страст­ных взгля­дах, сло­вах, «слу­чай­ных» при­кос­но­ве­ни­ях – и это все уже раз­ру­ше­ние семьи. Боль­ше того, с самых «пуши­стых» и «воз­вы­шен­ных» чувств начи­на­ют­ся самые страш­ные пре­да­тель­ства, паде­ния и изме­ны. Бесы все­гда мас­ки­ру­ют­ся под нечто при­ят­ное, свет­лое, роман­ти­че­ское… а когда ока­зы­ва­ет­ся чело­век в страш­ной непро­лаз­ной гря­зи – от всей этой «душев­но­сти» не оста­ет­ся и сле­да. И тако­ва горь­кая исто­рия всех падений.

Девоч­ки доро­гие… маль­чи­ки… мужья и жены, давай­те будем сле­дить за сво­и­ми чув­ства­ми. Пом­нить, что сла­дость гре­ха все­гда обо­ра­чи­ва­ет­ся безыс­ход­ной горе­чью и сле­за­ми. Всегда.

– Вот ска­жи­те… – про­дол­жаю бесе­ду. – Про­сти­те, как вас зовут?..

– Алла (Маша, Све­та, Таня…) – отве­ча­ет юное создание.

– Ска­жи­те мне, Алла, вот вы хоте­ли бы, что­бы у вас была доб­рая семья, забот­ли­вый, любя­щий муж, детки?

– Да.

– Что­бы вы вме­сте по кру­пи­цам, год за годом стро­и­ли сов­мест­ную жизнь, пре­одо­ле­вая скор­би и труд­но­сти, воз­рас­тая во вза­им­ной люб­ви… Вме­сте сози­да­ли бы дом… карье­ру… вос­пи­ты­ва­ли бы детей… Хоте­ли бы это­го все­го для себя?

– Ну конечно.

– А хоте­ли бы вы, что­бы лет через 25, когда вы нач­не­те уже увя­дать и в этом увя­да­нии вас уте­ша­ло бы толь­ко то, что жизнь состо­я­лась, что есть семья, дети и любя­щий, вер­ный муж… хоте­ли бы вы, что­бы в это самое вре­мя у ваше­го мужа появи­лась на сто­роне вот такая чудес­ная Аллочка?

Мол­чит.

– Хоте­ли бы вы, что­бы муж при­хо­дил домой за пол­ночь с сует­ли­вы­ми жеста­ми и бега­ю­щи­ми гла­за­ми… что­бы он стал необъ­яс­ни­мо нерв­ным и рез­ким… что­бы он что-то уж слиш­ком часто стал отлу­чать­ся в коман­ди­ров­ки… и с каж­дым днем вы раз­дра­жа­ли бы его все боль­ше и боль­ше… а одна­жды поня­ли, что вы ему уже не то что­бы не нуж­ны, а про­сто омер­зи­тель­ны! Хоте­ли бы вы это­го для себя?

– Нет.

– Так зачем же вы дела­е­те дру­гим то, чего не хоти­те себе?! Это же так про­сто! Ведь это и есть запо­ведь Божия… одна из тех, что необ­хо­ди­мы для доб­рой, нор­маль­ной жизни…

– Но у них и так уже отно­ше­ния были сложными…

– Тем более! В Еван­ге­лии гово­рит­ся, что Гос­подь «тро­сти над­лом­лен­ной не пере­ло­мит, и льна куря­ще­го­ся не уга­сит» (Мф. 12: 20). То есть Сам Тво­рец ценит чело­ве­че­скую сво­бо­ду, не втор­га­ет­ся в отно­ше­ния меж­ду людь­ми, давая им воз­мож­ность сде­лать свой, созна­тель­ный выбор. Ведь быва­ет, что одно дуно­ве­ние может при­к­ло­нить чашу весов в ту или иную сто­ро­ну. Спа­сти или погу­бить! И вот – вы втор­га­е­тесь в эту тон­чай­шую, хруп­кую ткань семей­ной жиз­ни и с лег­ко­стью губи­те все то, что сози­да­лось года­ми и что, воз­мож­но, еще мог­ло бы жить. Пони­ма­е­те ли вы, какой это тяж­кий грех?!

Посмот­ри­те, что про­ис­хо­дит вокруг! Весь боль­ной, раз­вра­щен­ный, опу­стив­ший­ся мир наде­ет­ся и нас сде­лать таки­ми же, что­бы не мучи­ли, не обли­ча­ли. Да мы и не обли­ча­ем уже почти… и не обли­ча­ли бы вовсе, если бы не Цер­ковь. Это она все еще кра­со­ту назы­ва­ет кра­со­той, а мер­зость мер­зо­стью; это она еще про­дол­жа­ет напо­ми­нать чело­ве­ку о его небес­ном при­зва­нии там, где все дав­но хоте­ли бы об этом забыть, что­бы не муча­ясь насла­ждать­ся сво­им коры­том; это она не дает покоя погиб­шей душе, обод­ряя ее надеж­дой на мило­сер­дие Божие.

Нас и даль­ше будут ста­рать­ся заме­сить, зама­зать, заста­вить мол­чать… Надо это понять твер­до и не сму­щать­ся, но и не мол­чать. Не туше­вать­ся перед «пере­до­вым чело­ве­че­ством», стре­ми­тель­но теря­ю­щим чело­ве­че­ский облик.

Нам нель­зя сда­вать­ся! Нуж­но бить­ся за каж­дую пядь семьи!

Меся­цев шесть назад появил­ся в хра­ме мужи­чок. Он тоже набе­до­ку­рил, навер­тел тако­го, что жена ушла… и ребен­ка забра­ла… и, кажет­ся, уже сошлась с кем-то… Сло­вом, все – конец. Оче­ред­ная исто­рия рас­па­да. Но мужич­ку это­му ста­ло вдруг страш­но (не ина­че как молит­ся за него кто-нибудь). И он в рас­те­рян­но­сти при­шел-таки в храм и решил с помо­щью Божи­ей не сда­вать­ся, бороть­ся с беса­ми, вое­вать за свою семью! Он пока­ял­ся… пони­ма­е­те, не про­сто назвал гре­хи, не «отчи­тал­ся о про­де­лан­ной рабо­те», как это у нас быва­ет, а твер­до решил изме­нить­ся, стать дру­гим… воз­ро­дить­ся с помо­щью Божи­ей. И еще он ска­зал себе твер­до: несмот­ря ни на что, я – муж и отец перед Богом и буду себя вести как муж и отец. И он ходил к быв­шей жене, а она не пус­ка­ла его на порог; он дарил ей цве­ты, а она выбра­сы­ва­ла их на помой­ку… он хотел уви­деть ребен­ка, а ему не дава­ли сви­да­ния… он изда­ли видел свою жену с тем – новым, и серд­це у него раз­ры­ва­лось… Но он гово­рил: Гос­по­ди, Ты же видишь: я каюсь… Про­сти меня и дай мне быть мужем, оста­вать­ся отцом… И он дер­жал­ся, несмот­ря ни на что. Про­дол­жал зво­нить… встре­чать… искать обще­ния и дарить цве­ты… Не с дер­зо­стью, пони­ма­е­те, не с гоно­ром, а с любо­вью… и он победил!

Два дня назад он подо­шел после служ­бы и ска­зал просто:

– Батюш­ка, мы сно­ва вместе!

Если бы вы зна­ли, какая радость для свя­щен­ни­ка слы­шать такие сло­ва! Да что там для свя­щен­ни­ка – на небе­сах боль­ше радо­сти об еди­ном греш­ни­ке каю­щем­ся, неже­ли о 99 праведниках!

Да, он раз­ру­шил брак, а невер­ность жены завер­ши­ла рас­тле­ние. Но Гос­подь из пеп­ла силен вос­ста­вить истлев­шую плоть, была бы вера, было бы пока­я­ние, была бы любовь! Вспо­ми­на­ет­ся извест­ная пого­вор­ка: «Кто хочет – ищет воз­мож­но­сти, кто не хочет – при­чи­ны». Как часто мы в нашей жиз­ни толь­ко и ищем при­чин, что­бы сверг­нуть с себя «бре­мя» семей­ной жиз­ни, не пони­мая, что это бре­мя на самом деле «лег­ко есть». И при­чи­ны эти ско­ро нахо­дят­ся. И валит­ся, рушит­ся все вокруг в виду край­не­го умно­же­ния этих мни­мых при­чин. Но как же досто­ин ува­же­ния тот, кто и в край­нем раз­ла­де ищет воз­мож­но­сти к сохра­не­нию бра­ка: в душе сво­ей, в твер­дом наме­ре­нии, в поис­ках при­ми­ре­ния… в осо­зна­нии ответ­ствен­но­сти… в упо­ва­нии на мило­сер­дие Божие! И такое рас­по­ло­же­ние серд­ца, конеч­но, угод­нее Богу, чем рас­слаб­лен­ность, ищу­щая само­уго­жде­ния и лег­ких путей. Рат­ни­ка не оста­вит Бог, и семья, пусть даже раз­ру­шен­ная, но дер­жа­ща­я­ся еще на волос­ке веры, будет Гос­по­дом вос­ста­нов­ле­на и почте­на – за тер­пе­ние, веру, и упо­ва­ние – вели­ки­ми бла­га­ми. И в наше вре­мя этот путь – путь борь­бы за свою семью, сто­я­ние за нее – это труд люб­ви, покры­ва­ю­щий мно­же­ство наших гре­хов. Не сда­вай­тесь… не сда­вай­тесь ни лег­ко, ни труд­но. Никак! Бори­тесь за свои семьи с помо­щью Божи­ей! Оста­вай­тесь жена­ми и мате­ря­ми, мужья­ми и отца­ми – в серд­це сво­ем, в мыс­лях и поступ­ках, несмот­ря на раз­гул стра­стей в обе­зу­мев­шем мире. И за это сто­я­ние в истине Гос­подь обя­за­тель­но дару­ет нам Свою бла­го­дать, и мы пой­мем, что важ­нее и луч­ше это­го нет ниче­го на свете!

Свя­щен­ник Димит­рий Шишкин

Православие.ру

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки