Главная » Христианство » Христианство и современный мир » Святые животные
Распечатать Система Orphus

Святые животные

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (8 голос: 4,75 из 5)

беседа Людмилы Ильюниной с философом Татьяной Горичевой

 

Татьяна Михайловна, последние 3-4 года постоянной темой ваших выступлений, статей и книг стали размышления об экологии вообще и о судьбе животных в частности. Вы – единственный православный философ, который так активно занимается этой темой. Вам принадлежит книга с парадоксальным названием: «святые животные». Звучит, как провокация, чем это вызвано?

— Мы живем в эпоху умаления жизни и несем огромную ответственность за то, что умирает не только культура, не только цивилизация, а именно жизнь. Через несколько лет как говорят ученые вымрут еще 25 миллионов видов животных. Это, несомненно, происходит от того, что в начале ХХ века «Бог умер», как говорил Ницше. Бога изгнали из сознания людей и из жизни. После этого из существования человека ушла вертикаль, и стали умирать все, ее создающие ценности. Это и ценность любви («иссякла любовь»), это и ценность справедливости, чести, сострадания. И сама жизнь все больше и больше умаляется, иссякает. Становится все меньше нормального воздуха, нормальной воды, нормальной пищи. На Западе каждый второй ребенок рождается с болезнью аутизма – замкнутости на себе, невозможности отзываться на окружающий мир, даже на ласки и любовь матери.

Все это накладывает на наши плечи, особенно на плечи христиан особую ответственность. Потому что именно христианская цивилизация развернула глобализацию во всем мире, подчинила себе многие культуры и подчинила не в самом лучшем стиле.

Говоря с беспокойством о судьбах всего живого на земле, вы на самом деле не оригинальничаете, существует глубокая православная традиция в этом плане.

— Наша православная традиция, в отличие от католической и протестантской жизненна. Потому что наши подвижники не столько рассуждали на эту тему, сколько исправляли греховное повреждение, греховное падение человека в отношении к животным. Они общались с животными на райском уровне. Как говорил Исаак Сирин: «Животные обоняют запах рая и идут к святым». У нас множество примеров в житиях святых, которые я привожу в своей книге с намеренно провокационным названием «Святые животные», того, как святые дружили с животными.

Конечно же, в первую очередь каждый православный помнит об общении прп. Сергия Радонежского и прп. Серафима Саровского с медведем. Прп. Герман Аляскинский общался с горностаями, святые на Афоне и в Греции, где я часто жила, общаются даже со скорпионами, старец Исидор из Гефсиманского скита читал Псалтырь вместе с лягушкой (она всегда появлялась на пеньке рядом его домиком, когда он начинал читать кафизмы). Приснопоминаемый старец Николай Гурьянов даже пауков чествовал, мухи не разрешал убить, с котами своими разговаривал, как с лучшими друзьями.

Я хочу присоединить к этим историческим примерам один современный и очень живой. Я только что вернулась из Покрово-Тервенического монастыря, с игуменией которого – Лукианой (Рысевой) меня связывает давняя дружба. Матушка рассказала, какая у них произошла совсем недавно история с заблудившейся собакой. Бедная собака-охотница потеряла хозяина и пришла в монастырь, там ее накормили и она ушла. Через несколько дней в обители появился хозяин собаки, он прошел несколько десятков километров по лесу, и так же, как его питомица, вышел к неизвестному ему монастырю. Матушка рассказала ему, что, судя по описанию, именно его собака недавно гостила в обители, но где она теперь, она не знает. И попросила, что, если он найдет «потеряшку», чтобы обязательно пришел и сообщил. А сама матушка Лукиана стала молиться пред чудотворной иконой Тервенической Божией Матери: «Помоги соединиться двум любящим сердцам». Через день охотник пришел с радостной новостью – собака нашлась.

— В лучших монастырях на деле хранят святоотеческую райскую традицию отношения к животным. Есть воспоминания о том, как св.прав. Иоанн Кронштадтский молился за страдающую скотинку, как многие наши старцы молились за тех животных, которые рядом сними жили.

Все-таки расскажите не только о жизненном, но и о богословском осмыслении проблемы «Человек и животные».

— Животные служат святым как они служили когда-то Адаму в раю. И, как пишут прп. Макарий Великий, прп. Симеон Новый Богослов в раю произошла ужасная катастрофа: после грехопадения человек стал вселять ужас во всю тварь. Прп. Макарий пишет, что после грехопадения даже воздух стал сжиматься – не хотел, чтобы человек им дышал, вода в реках не давала к себе подступить, животные хотели разорвать Адама и Еву. Но Господь по своему человеколюбию сказал: «Люди покидают рай, и вы за ними идите и служите дальше». И мы сейчас видим, что животные настолько трогательно служат людям, что даже спасают их от вымирания. Современная наука открыла, что собаки, обезьяны и прочие животные лечат от самых невероятных болезней. Детей от аутизма излечивает общение с лошадями, с собаками, с кошками. Недавно в Париже я была свидетельницей такой сенсации: несколько сот детей излечились за короткий срок от аутизма после общения с лошадками.

Общаясь с животными, человек может отрыть те качества и свойства личности, которые он не может открыть другому человеку, Животные сохранили райскую непосредственность, или как говорил Ориген «в них остался след Бога». И мы, общаясь с животными, возвращаемся к райской непосредственности.

Святой Симеон Новый Богослов говорит, что люди в грехопадении пали ниже животных, а животные по существу остались на этом райском уровне. Поэтому у нас есть чему у них поучиться: и терпению, и незлобивости, и простоте, и открытости, доверчивости. У меня, например, был пес, с которого я всегда старалась брать пример. Он такой был радостный, я такой радости не видела никогда в мире. Еще Достоевский в «Братьях Карамазовых» писал: «Любите животных Христос с ними прежде нашего. В них есть начало разума и веселия». Если они не очень болеют и не умирают, они радуются – они радуются встрече, им дорог человек и при этом у них нет нашего глупого человеческого рассудка – мы все время контролируем себя, в нашем поведению много, идущего от всяких «табу», цивилизационных запретов.

Один из самых трудных с точки зрения богословия и с точки зрения сердечных переживаний остается вопрос о том, что с животными происходит после смерти? Что писали святые отцы на эту тему? Мы, общаясь с животными, видим, что у каждого из них есть свой характер, какие-то личностные особенности, что же все это уничтожается со смертью плоти?

— Во-первых, в Священном Писании у нас есть прообраз Царствия Небесного, к которому мы все стремимся. Это – Ноев Ковчег, где каждой твари по паре. Святые Отцы в вопросе о посмертной участи животных проявляли разномыслие. Этот вопрос догматически никак не закреплен. Но мне лично ближе те Отцы, которые думали, что «животные несут след Бога» и имеют право быть в раю. Мы ведь достоверно не знаем как устроен рай, и какое «отделение» там могут занимать животные. Но мы ведь знаем, что любовь не умирает, потому и любовь человека к животному не должна уничтожиться совсем после смерти.

«О Тебе радуется, благодатная, всякая тварь», – когда мы видим Божью Матерь, держащую под своим покровом весь мир – мы видим образ рая.

Еще одна икона рая есть у пророка Исайи, когда лев ляжет с ягненком, ребенок со змеей.

Но здесь существует возможность другой крайности. Помните, как об этом писал прп. Силуан Афонский – привязанность к животному может заменить любовь к человеку. Животных не стоит к себе приближать, даже гладить их нужно остерегаться.

— Каждый старец, каждый святой индивидуален. Прп. Силуан он же крестьянин был. У крестьян (и меня всегда это удивляет) отношение к животным безумно любовное, а потом того, кого они так любят, они могут зарезать и съесть. Если любимая собака вдруг начнет днями, месяцами выть под окнами, ее запросто пристреливают.

Надо сказать, что в целом рациональное отношение к животным я видела еще и в Греции, как массовое явление. Это можно назвать «южным отношением к животным». Животные живут исключительно на улице, им не дают ни питья, ни воды. Многие мои знакомые из-за этого даже перестали ездить в Грецию, потому что тяжело постоянно видеть страдающих животных.

В отношении христиан к животным существует зависимость от общего мировоззрения человека, которое В.В.Розанов хлестко обозначил как «мироприемлющее» и «мироплюющее».

— Конечно, ведь дело в том, что наше спасение – это не спасение отдельное атома, который оторван от всего. Об этом много писал прп. Максим Исповедник, а из светских писателей наш Федор Михайлович Достоевский: «Всякий за все перед всеми виноват». Помните, в «Братьях Карамазовых»: «Простите птички!»

В чем разница между «православной экологией» и «религией экологистов»? И нужно ли вообще православным сугубо заниматься экологией?

— Разница большая. Есть радикальный экологизм, который считает, что в природной катастрофе виновато христианство со своим антропоцентризмом. Человек поставлен в центр мира и в гордыне своей уничтожает тварь. Но, как мы уже сказали, подлинное христианское, святоотеческое отношение к твари оно совсем другое. Мы все связаны друг с другом, через освящение всего мира, мы только можем спастись.

У нас, православных есть учение об обожении, о том что «последний таракан не должен плакать», а не то, чтобы: «я спасен, а до других, до всего мира мне дела нет».

Хочу вернуться к тому, о чем мы уже говорили: в наше время должное отношение к твари существует в первую очередь в монастырях. Люди живут на природе, любят ее, трудятся и кормятся ее плодами, но при этом их отношение не грубо крестьянское, а одухотворенное. Я до сих пор под огромным впечатлением от того, как в Тервеничах матушки разговаривают с коровками, козочками, собаками. У каждой матушки в келье кошечка. Я впервые (хотя много раз бывала в этом монастыре и в других монастырях) увидела, что это не только обитель людей, но и обитель зверей.

Ориген пишет, что когда Адам давал имена животным он учился любить на разных стадиях. А потом, когда он уже обучился любви, через любовь к животным, ему дана была Ева.

Поэтому можно сказать, что это наша христианская обязанность, «память о рае» – любить животных. К этому надо приучать детей с младенчества. Как писал опять же Розанов: «каждый ребенок должен держать на груди котенка и ласкать его, разговаривать с ним, ухаживать за ним. У ребенка должен опыт совместной жизни с животными. И тогда он откроет, что в животном мире есть своя структура отношений – привязанность, дружба, верность. И мы не одни живем на белом свете, а вместе с нашими «братьями меньшими».

И надо благодарить Бога за то, что все это еще есть, что наш мир еще живет природной жизнью.

 

См. также статью священника Константина Пархоменко: «Попадут ли животные в вечность?»

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru