Воскресение Христово видевше

свя­щен­ник Вяче­слав Синель­ни­ков

Оглав­ле­ние

 

По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­шего Пат­ри­арха Мос­ков­ского и всея Руси Алек­сия

Перед Вами книга о Вос­кре­се­нии из мерт­вых Христа Спа­си­теля. Вы откры­ва­ете работу, в кото­рой с Вами будут гово­рить святые муче­ники, засви­де­тель­ство­вав­шие Вос­кре­се­ние Христа самой жизнью; Вы сопри­кос­не­тесь с антич­ными авто­рами III веков, не при­ни­ма­ю­щими Вос­кре­се­ния, но все же пишу­щими об этом собы­тии; с вами будут гово­рить мужи апо­столь­ские и апо­ло­геты. Вы также услы­шите отзвук Вос­кре­се­ния Хри­стова – этого все­лен­ского собы­тия – в раз­лич­ных про­из­ве­де­ниях IIIV веков.

Нако­нец, перед взором чита­теля пред­ста­нет кра­сота и ясность Вос­крес­ных Еван­ге­лий на гре­че­ском языке – языке апо­столь­ской про­по­веди. Мы станем рядом с живыми участ­ни­ками собы­тий: войдем в сад Иосифа Ари­ма­фей­ского, с Миро­но­си­цами увидим отва­лен­ный камень, войдем в отвер­стый Гроб, узрим Ангела, и мыс­ленно сопри­кос­немся с вос­крес­шим Хри­стом.

Благая весть Вос­кре­се­ния Хри­стова, весть надежды и бес­смер­тия для каж­дого право веру­ю­щего во Христа, весть, в кото­рой лежат духов­ные истоки нашего бытия – вот вкратце содер­жа­ние книги, кото­рую Вы дер­жите в своих руках.

Вве­де­ние

За каждой вос­крес­ной все­нощ­ной мы поем: «Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше, покло­нимся свя­тому Гос­поду Иисусу…»1 Как про­воз­гла­шаем слово «видевше», когда Спа­си­тель вос­стал из мерт­вых почти две тысячи лет тому назад?

Но мы воз­ве­щаем неложно. Све­то­нос­ное при­сут­ствие в Церкви Свя­таго Духа рас­кры­вает совер­шив­ше­еся Гос­подне Вос­кре­се­ние и дает нам радость созер­цать самого вос­крес­шего Христа. Когда бла­го­да­тию Свя­таго Духа в душу при­хо­дит Хри­стос, бли­стая сия­ни­ями Боже­ства, то Он живо­тво­рит нас и делает так, что мы ощу­щаем Его в себе живым, бес­смерт­ным и нетлен­ным2. Как только веру­ю­щая душа соеди­ня­ется с Трии­по­стас­ным Богом и, таким обра­зом, вос­кре­сает силой Хри­сто­вой, она удо­ста­и­ва­ется зреть мыс­ленно и таин­ственно чудное Вос­кре­се­ние и вос­пе­вает: «Вос­кре­се­ние Хри­стово видевше…».3Вос­кре­се­ние души – это бли­жай­шее соеди­не­ние со Хри­стом, Кото­рый есть Вечная Жизнь. Вос­кре­се­ние души, быва­ю­щее прежде все­об­щего вос­кре­се­ния тел – избав­ле­ние, для кото­рого Бог Отец дал Сына Своего, чтобы всякий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь4. Кто любит Гос­пода, тот силой вос­крес­шего Христа очи­щает свое есте­ство, и тогда его охва­ты­вает бес­ко­неч­ная радость, потому что Спа­си­тель дает ему жизнь вечную.

Благая весть Вос­кре­се­ния Хри­стова, весть надежды и света, в кото­рой лежат духов­ные истоки нашего бытия, тор­же­ство жизни над смер­тью – вот вкратце содер­жа­ние этой книги. «Очи­стим чув­ствия и узрим непри­ступ­ным светом Вос­кре­се­ния, Христа бли­ста­ю­щася, и радуй­теся рекуща, ясно да услы­шим, побед­ную поюще!»5

ХРИ­СТОС ВОС­КРЕСЕ!

Отно­ше­ние языч­ни­ков

Сви­де­тели правды

Древ­ний пор­то­вый город на запад­ном побе­ре­жье Малой Азии смот­рит на узкий залив, выхо­дя­щий в Эгей­ское море. Перед нами Смирна – есте­ствен­ный конеч­ный пункт боль­шого тор­го­вого пути в долине реки Гермий. Боль­шой город подо­бен венцу гале­рей, пред­став­ля­ю­щих собой круг кра­си­вых зданий, в виде диа­демы окру­жа­ю­щих коль­цом вер­шину горы Пегас. Жилища бедных и палаты бога­чей, суды, гим­на­зии, театры, храмы… Узкие улицы тща­тельно вымо­щены камен­ными пли­тами, на пере­крест­ках раз­ме­щены бас­сейны для обще­ствен­ных нужд. Перед нами пред­стают вели­че­ствен­ные пор­тики, ряды колонн, конные статуи вокруг обшир­ной стадии – боль­шого риста­лища, ста­ди­она, окру­жен­ного камен­ным амфи­те­ат­ром, на ска­мьях кото­рого в язы­че­ский празд­ник Тер­ми­на­лий6 тес­нится чуть ли не весь город.

3

Рим. Коли­зей. Место муче­ни­че­ского подвига первых хри­стиан

Скамьи идут по кругу, а внизу у самой арены – места наи­бо­лее почет­ных лиц. Крыши нет, но над мно­гими местами рас­крыты шатры из алой мате­рии, что дает уди­ви­тель­ное осве­ще­ние. Для про­хлады бьют души­стые фон­таны. Внизу, над покры­ва­ю­щим сбоку пол высо­ким насти­лом – поди­у­мом7, рас­ки­нут бал­да­хин област­ного пра­ви­теля. Сто два­дцать девять лет назад, в 26 г. н. э. горо­жане подали про­ше­ние импе­ра­тору Тибе­рию, вели­кому пон­ти­фику, и Смирна постро­ила второй ази­ат­ский храм кесарю8. С тех пор культ в честь пра­вя­щего импе­ра­тора стал «гор­до­стью» Смирны.

Про­вин­ци­аль­ный намест­ник Асии, про­кон­сул9 Стаций Квад­рат тор­же­ственно воссел на воз­вы­ше­ние в суб­боту, за семь дней до мар­тов­ских календ в 17‑е лето прав­ле­ния авгу­стей­шего импе­ра­тора Анто­нина Пия10 – «боже­ствен­ного» кесаря, и начал суд11.

При появ­ле­нии аре­сто­ван­ного седо­вла­сого старца под­нялся такой шум, что невоз­можно было рас­слы­шать ни одного слова. Под­су­ди­мый стал перед про­кон­су­лом. Стаций Квад­рат начал допрос строго офи­ци­ально. Про­кон­сул спро­сил: «Ты ли Поли­карп?» – и, полу­чив утвер­ди­тель­ный ответ, стал убеж­дать ею отречься, говоря: «Уважь свою ста­рость», – и прочее, что им при­вычно гово­рить: «Кля­нись сча­стьем12 кесаря, оду­майся, скажи: «Смерть без­бож­ни­кам!» … Покля­нись, и я отпущу тебя; хули Христа»13. Поли­карп отве­тил «Восемь­де­сят шесть лет служу я Ему и ника­кой обиды не потер­пел от Него: как же я могу поху­лить Царя моего, Кото­рый спас меня?» Про­кон­сул про­дол­жал скло­нять Поли­карпа к отре­че­нию: «Покля­нись же гением кесаря, и я отпущу тебя». Тогда Поли­карп заме­тил «Напрасно ты дела­ешь вид, что не пони­ма­ешь меня, пред­ла­гая поклясться гением кесаря. Если ты не хочешь понять меня, я скажу ясно. Слушай: я хри­сти­а­нин. А если жела­ешь узнать, что такое хри­сти­а­нин, то назначь особый день и выслу­шай»… «У меня есть звери, – сказал про­кон­сул, – я тебя им отдам, если не отре­чешься. А если зверей не боишься, то я сожгу тебя». Поли­карп отве­тил, что огонь вре­мен­ный, кото­рый через несколько часов погас­нет, не стра­шен по срав­не­нию с огнем вечным. «Что ты мед­лишь? Делай, что тебе угодно». Тогда про­кон­сул при­ка­зал объ­явить через гла­ша­тая: «Поли­карп при­знал себя хри­сти­а­ни­ном». Услы­шав это, толпа раз­ра­зи­лась кри­ками ярости: «Поли­карп – учи­тель Асии, отец хри­стиан; он отвер­гает наших богов»… Собрав­ши­еся в безу­мии тре­бо­вали, чтобы на Поли­карпа выпу­стили льва, но этого не доз­во­ляли пра­вила, потому что бой со зве­рями уже закон­чился. Тогда народ закри­чал, что Поли­карпа сле­дует сжечь, – и в этом смысле состо­ялся при­го­вор про­кон­сула… Скоро костер был готов. Для хри­стиан было тро­га­тельно видеть, что пре­ста­ре­лый епи­скоп, раз­дев­шись, сам стал сни­мать обувь (прежде его разу­вали веру­ю­щие). Когда он раз­делся, его хотели при­гвоз­дить к столбу. Но свя­щен­но­му­че­ник, откло­нив это, сказал: «Оставьте меня так. Тот, Кто дает мне силу тер­петь огонь, даст мне силу и без гвоз­дей остаться на костре непо­движ­ным». Затем он про­из­нес крат­кую бла­го­дар­ствен­ную молитву Гос­поду за то, что Спа­си­тель удо­стоил его чести муче­ни­че­ства. По окон­ча­нии моле­ния зажгли огонь, но пламя обра­зо­вало дугу вокруг Поли­карпа и не каса­лось тела муче­ника. Тогда по при­ка­за­нию про­кон­сула палач зако­лол Поли­карпа, а тело его сожгли на костре, так что хри­сти­ане могли собрать лишь дра­го­цен­ные останки своего епи­скопа.14

Кто такие эти само­от­вер­жен­ные, верные, стой­кие люди? Кто, пре­зрев муче­ния, взошел в горний чертог, чтобы в вос­крес­ный день празд­но­вать с небес­ной Цер­ко­вью святую Пасху? Почему свя­щен­но­му­че­ник Поли­карп Смирн­ский15 не убо­ялся страш­ной смерти? Гре­че­ское сло­воμάρτυς; «муче­ник» озна­чает в то же время «сви­де­тель». Муче­ники – сви­де­тели Вос­кре­се­ния Хри­стова, сви­де­тели Истины!

Вос­ста­нием из мерт­вых нам даро­вана вечная жизнь, поэтому Вос­кре­се­ние есть пред­мет посто­ян­ного тор­же­ства Церкви, неумол­ка­ю­щего лико­ва­ния, дости­га­ю­щего вер­шины в день Пасхи. Поли­карп не боится вре­мен­ных мук, имея в себе вечную жизнь во Христе Иисусе. И стра­да­ние муче­ника есть победа над тира­нией бес­по­щад­ной смерти: «Хри­стос вос­кресе из мерт­вых, смер­тию смерть поправ!»

Если бы Спа­си­тель не вос­крес, если бы правым ока­зался пер­во­свя­щен­ник Каиафа, а тет­рарх Ирод Антипа и пре­фект Понтий Пилат были бы муд­рыми, то наш мир ока­зался бы полной бес­смыс­ли­цей, цар­ством зла, обмана и смерти. Но Он попрал «смер­тию смерть», и «Вос­кре­се­ние Хри­стово… для нас источ­ник раз­мыш­ле­ния, удив­ле­ния, радо­сти, бла­го­дар­но­сти, надежды, всегда полной, всегда новой…, сколь часто ни чер­пали из него; оно есть вечная новость».16

«Хри­сти­ане… ведут начало… от Иисуса Мессии, – пишет в апо­ло­гии17импе­ра­тору Адри­ану святой Ари­стид, афин­ский фило­соф. – Этому можно научиться из Еван­ге­лия, кото­рое в недав­нее время перед этим про­по­ве­до­ва­лось… Из него также и вы, если про­чи­та­ете его, позна­ете силу, кото­рая есть в нем… Иисус имел две­на­дцать уче­ни­ков, чтобы при­ве­сти в испол­не­ние Свое домо­стро­и­тель­ство. Он был прон­зен иуде­ями и умер, и погре­бен, и пере­дают они, через три дня вос­крес и воз­несся на небо. И затем эти две­на­дцать уче­ни­ков разо­шлись по извест­ным стра­нам мира и про­по­ве­до­вали о Его вели­чии с полным сми­ре­нием и кро­то­стью. И посему также те, кото­рые ныне веруют в эту про­по­ведь, име­ну­ются хри­сти­а­нами, како­вые обще­из­вестны».18

Хри­сти­ане – граж­дане Небес­ного Цар­ства, люди, непре­станно пре­бы­ва­ю­щие перед судом пад­шего мира, освя­ща­ю­щие его светом Вос­кре­се­ния, сия­ю­щего в их про­свет­лен­ных душах, – соль земли! Бли­ста­тель­ное выра­же­ние этого мы видим у неиз­вест­ного автора «Письма к Дио­гнету», апо­ло­гета II века.

«Хри­сти­ане, – гово­рит он, – не раз­нятся от других людей ни стра­ной, ни языком, ни житей­скими обы­ча­ями. Но, обитая в гре­че­ских и вар­вар­ских горо­дах, где кому доста­лось, и следуя обычаю мест­ных жите­лей в одежде, пище и всем прочем, они пред­став­ляют уди­ви­тель­ный и поис­тине неве­ро­ят­ный образ жизни. Живут они в своем оте­че­стве, но как при­шельцы. Для них всякая чуж­бина – оте­че­ство и всякое оте­че­ство – чуж­бина. Они во плоти, однако живут не по плоти. Нахо­дятся на земле, однако они граж­дане небес­ные. Пови­ну­ются суще­ству­ю­щим зако­нам, однако жизнью своей пре­вос­хо­дят самые законы. Они любят всех, однако всеми бывают пре­сле­ду­емы. Их не знают, однако осуж­дают. Их умерщ­вляют, однако они ожи­во­тво­ря­ются. Они бедны, однако всех обо­га­щают. Всего они лишены и во всем изоби­луют. Словом ска­зать, что в теле душа, то в мире хри­сти­ане. Душа рас­про­стерта по всем членам тела, а хри­сти­ане – по всем горо­дам мира Душа заклю­чена в теле, но сама держит тело: так и хри­сти­ане, заклю­чен­ные в мире, как в тем­нице, сами сохра­няют мир. Бог Сам указал место хри­сти­а­нам, место, кото­рое и оста­нется за ними.»19

Посмот­рите, сколь пре­крас­ные люди про­ли­вают кровь как «сви­де­тели Истины». Их чистый образ отра­жает силу и свет Вос­кре­се­ния. Хри­сти­ане носят в своих серд­цах Побе­ди­теля смерти, и поэтому сви­де­тель­ство бес­смер­тия не пре­ры­ва­ется. Муче­ни­че­ство Игна­тия Антио­хий­ского20, Поли­карпа Смирн­ского, Иустина Фило­софа21 и бес­чис­лен­ного сонма других… В лако­ни­че­ских «актах муче­ни­ков» нет ни пафоса, ни вос­торга – неверно сво­дить смысл муче­ни­че­ства к герой­ству: таких людей-героев имели все рели­гии, и если бы истина идеи опре­де­ля­лась числом жертв, то каждая могла предъ­явить своих. Хри­сти­ан­ский муче­ник – не герой, а сви­де­тель: при­ня­тием стра­да­ний и смерти он утвер­ждает тор­же­ство победы Иску­пи­теля. В Нем, вос­крес­шем Христе, он уже полу­чил вос­си­яв­шую из гроба нескон­ча­е­мую жизнь и поэтому не стра­шится смерти. Муче­ни­че­ство есть свет­лая, все­по­беж­да­ю­щая уве­рен­ность в победе, одер­жан­ной Хри­стом. Муче­ни­че­ство есть бес­спор­ное дока­за­тель­ство самого глав­ного хри­сти­ан­ского утвер­жде­ния: Вос­кре­се­ния из мерт­вых Христа Спа­си­теля22

Антич­ные авторы

Почему столь обильно текла кровь «сви­де­те­лей»? «Начало хри­сти­ан­ства было «дурной» реко­мен­да­цией для него. Что можно было ска­зать о хри­сти­а­нах худ­шего, чем то, что гово­рил о них в своих «Анна­лах» Тацит (XV, 44)? Пилат имел пол­но­мо­чия цар­ской власти и казнил Иисуса Христа. Сле­до­ва­тельно, какое могло быть снис­хож­де­ние тем, кото­рые покло­ня­ются каз­нен­ному Пила­том? Ника­кого. «Хри­сти­ане как Богу покло­ня­ются Тому, Кто как пре­ступ­ник казнен рим­ским закон­ным про­ку­ра­то­ром», – вот какой был взгляд на хри­сти­ан­ство как на рели­гию в офи­ци­аль­ных сферах госу­дар­ства..»23 Поэтому антич­ные писа­тели гово­рят так мало, так высо­ко­мерно и так враж­дебно.

4

Плиний Млад­ший и Импе­ра­тор Траян

Гаи Све­то­ний Тран­квилл родился в начале 70‑х годов н. э. Его отец был вой­ско­вым три­бу­ном24, и моло­дой ари­сто­крат полу­чил хоро­шее обра­зо­ва­ние В начале своего цар­ство­ва­ния импе­ра­тор Адриан25 сделал Све­то­ния своим совет­ни­ком по пере­писке26, но через несколько лет уволил за непо­чти­тель­ное отно­ше­ние к импе­ра­трице Сабине. При­двор­ная служба открыла Све­то­нию доступ к госу­дар­ствен­ным архи­вам, и он напи­сал «Жиз­не­опи­са­ние две­на­дцати цеза­рей»27, опуб­ли­ко­вав его в восьми книгах в 120 г. н. э. Автор сосре­до­то­чил вни­ма­ние не на исто­ри­че­ском про­цессе, а на тех лицах, кото­рые каза­лись ему дви­жу­щей силой исто­рии. Это подроб­ный рас­сказ об импе­ра­то­рах; Гай Све­то­ний Тран­квилл пере­дает как хоро­шее, так и дурное о каждом кесаре, то вда­ва­ясь в самые интим­ные подроб­но­сти их жизни, то огра­ни­чи­ва­ясь сухим переч­нем пра­ви­тель­ствен­ных актов и основ­ных собы­тий28. Все прочее, что про­ис­хо­дит на огром­ных про­стран­ствах импе­рии, про­ни­кает в рас­сказ Све­то­ния лишь глу­хими отго­лос­ками; свер­шив­ше­еся в отда­лен­ных рай­о­нах для него мало­зна­чи­тельно. Говоря о рас­ши­ре­нии импе­рии, он сухо сооб­щает, что такие-то обла­сти обра­щены в про­вин­ции, или в лучшем случае опре­де­ляет их про­стран­ство и поло­же­ние.29

В пятой книге, повест­вуя о дея­ниях «боже­ствен­ного» Клав­дия30, Све­то­ний весьма лако­нично пишет: «Ликий­цев за пагуб­ные меж­до­усо­бицы он лишил сво­боды, родос­цам, пока­яв­шимся в былых про­вин­но­стях, вернул сво­боду. Жите­лей Илиона как родо­на­чаль­ни­ков рим­ского народа он навеки осво­бо­дил от подати, огла­сив напи­сан­ное на гре­че­ском языке ста­рин­ное письмо, в кото­ром сенат и народ рим­ский пред­ла­гал царю Селевку дружбу и союз только за то, чтобы он предо­ста­вил сопле­мен­ни­кам их, или­о­ня­нам сво­боду от всяких побо­ров. Иудеев, посто­янно вол­ну­е­мых Хре­стом он изгнал из Рима. Гер­ман­ским послам он поз­во­лил сидеть в орхе­стре, так как ему понра­ви­лась их про­стота и твер­дость: им отвели места среди народа, но они, заме­тив, что пар­фяне и армяне сидят вместе с сена­то­рами, само­вольно пере­шли на те же места, заяв­ляя что они ничуть не ниже их ни поло­же­нием, ни доб­ле­стью…»31Обык­но­вен­ное пере­чис­ле­ние собы­тий, и среди прочих – про­стой факт: «Judaeos impulsore Chresto assidue tumultantis Roma expulit» – «Иудеев, посто­янно вол­ну­е­мых Хре­стом, он [Клав­дий] изгнал из Рима». Но как этот факт ценен! Малень­кий штрих на огром­ном полотне, но – точно в ожи­да­е­мом месте! Апо­стол Павел, во время вто­рого путе­ше­ствия при­быв­ший в Коринф, оста­но­вился у иудея Акилы, неза­долго до того при­шед­шего с женою своею При­с­кил­лой из Италии, так как «Клав­дий пове­лел всем иудеям уда­литься из Рима» (Деян. 18:2). В числе тех евреев были, без сомне­ния, и после­до­ва­тели Христа, – такие, как упо­мя­ну­тые Акила и При­с­килла.

Но почему Све­то­ний, как и Тацит, пишет имя Спа­си­теля через «е» – «Хре­стос»? «Зна­чи­тель­ное боль­шин­ство ученых пола­гает, что под «Сhrestus» разу­ме­ется именно Хри­стос. Све­то­ний писал тогда, когда хри­сти­ане уже были известны под их соб­ствен­ным именем, но бес­спорно, что Иисуса Христа назы­вали иногда Хре­стом. Такое назва­ние (Сhrestus, а не Сhristus) объ­яс­ня­ется коле­ба­нием между древним эта­циз­мом и новым ита­циз­мом.32 И во всяком случае, «Хре­стос» (Χρηστός; – полез­ный) в устах греков звучал понят­нее, чем «Хри­стос» (Χριστός; – Пома­зан­ник). Еврей­ское «Маsiah» (пома­зан­ник) и сирий­ское «Мsiha» более соот­вет­ствует дру­гому гре­че­скому слову ἠλειμμένος – пома­зан­ный, тогда так: χριστός; бук­вально значит – натер­тый, обма­зан­ный. Поэтому нет осно­ва­ний пред­по­ла­гать, что дело идет о каком-то осо­бен­ном Хресте, а не об Иисусе Христе…»33 Тем более что далее, в шестой книге, опи­сы­вая время прав­ле­ния импе­ра­тора Нерона34, Гай Све­то­ний Тран­квилл уже совер­шенно точно дает имя после­до­ва­те­лей святой веры: «…Все­на­род­ные уго­ще­ния заме­нены раз­да­чей заку­сок; в хар­чев­нях запре­щено про­да­вать варе­ную пищу, кроме овощей и зелени, а раньше там тор­го­вали любыми куша­ньями; нака­заны хри­сти­ане, при­вер­женцы нового и зло­вред­ного суе­ве­рия; запре­щены забавы колес­нич­ных возниц, кото­рым давний обычай поз­во­лял бро­дить повсюду, для потехи обма­ны­вая и грабя про­хо­жих…»35 Но почему исто­рио­граф пишет о пра­во­слав­ных в столь отвра­ти­тель­ном кон­тек­сте?!

Откуда столько неисто­вой злобы в крат­ких словах Све­то­ния: «Аfflicti supliciis Christiani, genus hominum superstitionis novat ac maleficae» – «нака­заны хри­сти­ане, при­вер­женцы нового и зло­вред­ного суе­ве­рия»?36 Почему в таком же духе выска­зы­ва­ется и обра­зо­ван­ней­ший Кор­не­лий Тацит37, долгое время засе­дав­ший в Сенате и воз­ве­ден­ный в кон­суль­ское досто­ин­ство? Почему зани­ма­ю­щий едва ли не первое место в ряду рим­ских исто­ри­ков по богат­ству исто­ри­че­ского мате­ри­ала, строй­но­сти изло­же­ния и кра­соте слога Тацит, опи­сы­вая послед­ствия пожара Рима при Нероне, пишет столь жесто­кие слова: «Нерон… предал изощ­рен­ней­шим казням тех, кто своими мер­зо­стями навлек на себя все­об­щую нена­висть и кого толпа назы­вала хри­сти­а­нами. Аuctor nominis eius Christus, Тiberio imperitante, per procuratorem Pontium Pilatum supplicio affactus erat. Христа, от имени Кото­рого про­ис­хо­дит это назва­ние, казнил при Тибе­рии про­ку­ра­тор Понтий Пилат; подав­лен­ное на время, это зло­вред­ное суе­ве­рие38 стало вновь про­ры­ваться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме, куда ото­всюду сте­ка­ется все наи­бо­лее гнус­ное и постыд­ное и где оно нахо­дит при­вер­жен­цев.»39 Обра­щает на себя вни­ма­ние такая деталь повест­во­ва­ния. Говоря о хри­сти­а­нах, Кор­не­лий Тацит уточ­няет: «Все они были обли­чены не столько в под­жоге города, сколько в оdio humani generis – нена­ви­сти к чело­ве­че­скому роду…»40 Почему так? Почему свет­лая Вос­кре­се­ния про­по­ведь названа «гибель­ным суе­ве­рием»? Почему самых лучших людей счи­тают «чело­ве­ко­не­на­вист­ни­ками»?

Нена­висть к чело­ве­че­скому роду… Что иное может поду­мать о хри­сти­а­нах антич­ный обы­ва­тель, если про­чтет, напри­мер, «Тати­ана речь против элли­нов»? Созер­цая раз­вра­щен­ное язы­че­ское обще­ство, хри­сти­ан­ский апо­ло­гет пишет: «Крас­но­ре­чие вы упо­треб­ля­ете на неправду и кле­вету; за деньги про­да­ете сво­боду вашего слова и часто, что ныне при­зна­ете спра­вед­ли­вым, то в другое время пред­став­ля­ете злом. Поэзия служит у вас к тому, чтобы изоб­ра­жать битвы, любов­ные похож­де­ния богов и рас­тлен­ность души. Что хоро­шего при­об­рели вы от фило­соф­ство­ва­ния? Кто из отли­чав­шихся в нем был чужд тще­сла­вия? …Не должны при­вле­кать вас тор­же­ствен­ные собра­ния фило­со­фов, кото­рые про­ти­во­ре­чат сами себе и бол­тают, что каж­дому придет на ум… Один дру­гого нена­ви­дит, спорят между собой о мне­ниях и по своему тще­сла­вию изби­рают себе высшие места… И как вам не стыдно кле­ве­тать на чест­ность наших женщин, когда у вас столько женщин… пустей­ших и раз­врат­ниц, столько пре­ступ­ных мужчин?»41

Люди антич­но­сти живут в тесном обще­нии, открыто соблю­дают одни и те же нравы и обычаи и мало раз­нятся друг от друга в своих потреб­но­стях и сред­ствах их удо­вле­тво­ре­ния. Со своей сто­роны хри­сти­ане и в домаш­нем быту, и в обще­ствен­ной жизни не сле­дуют при­выч­кам неве­же­ствен­ной толпы и умство­ва­ниям ари­сто­кра­тич­ной интел­ли­ген­ции. Отвра­ща­ясь от мифо­ло­гии с ее непри­стой­ными неле­по­стями, от без­нрав­ствен­ного искус­ства, пора­бо­ще­ния плоти и рас­пут­ства, от фило­со­фии с ее про­ти­во­ре­чи­ями, раз­но­гла­си­ями и пре­не­бре­же­нием к истине, они живут светом Вос­кре­се­ния, сия­ю­щим в их про­свет­лен­ных душах. Тогда языч­ники спра­ши­вают: «Почему они не такие, как все?» И сами себе отве­чают: «Потому что чело­ве­ко­не­на­вист­ники! Ведь не будем же мы отвер­гать все вели­кие дости­же­ния антич­ного мира Мы же живем полной мир­ской жизнью!»

Гибель­ное суе­ве­рие… Хри­сти­ане как Богу покло­ня­ются Тому, Кто как пре­ступ­ник казнен закон­ным рим­ским про­ку­ра­то­ром! Какое может быть снис­хож­де­ние тем, кото­рые покло­ня­ются при­го­во­рен­ному к смерти?42 Нет более позор­ной казни, как через рас­пя­тие на кресте. Так в про­вин­ции нака­зы­вают госу­дар­ствен­ных пре­ступ­ни­ков и рабов. Кому они покло­ня­ются? Что они испо­ве­дают? Доколе стоит мир, люди уми­рают и истле­вают в гроб­ни­цах. Хри­сти­ане же утвер­ждают, что Он вос­крес! Как можно с этим согла­ситься? Они – люди, испо­ве­ду­ю­щие «новое и зло­вред­ное суе­ве­рие…»

Кроме «нена­ви­сти к чело­ве­че­скому роду» и испо­ве­да­ния «зло­вред­ного суе­ве­рия», «на хри­стиан падает обви­не­ние в без­бо­жии – не в юри­ди­че­ском смысле, а в бук­валь­ном, при­ми­тив­ном смысле, в смысле людей неве­ру­ю­щих, не при­зна­ю­щих «богов». Это обви­не­ние про­ис­те­кало из того факта, что хри­сти­ане не кла­ня­лись «богам-идолам», не при­но­сили им кро­ва­вых жертв: Затем сле­дует обви­не­ние в так назы­ва­е­мых тиэ­с­тов­ских вече­рях; выра­же­ние это имеет связь с извест­ной леген­дой о царе Тиэсте, кото­рый, желая испы­тать все­ве­де­ние Юпи­тера, пред­ло­жил ему заре­зать соб­ствен­ного сына. Это народ­ное пред­став­ле­ние о таин­стве Евха­ри­стии. Пере­да­вали, что хри­сти­ане пита­ются какою-то кровью, сле­до­ва­тельно, они зака­лают мла­ден­цев. Если же они и гово­рят о каком-то хлебе то это значит только, что они посы­пают мла­ден­цев мукой, чтобы убить их более смелою рукой. Третье – самое гнус­ное обви­не­ние в эди­пов­ских сме­ше­ниях… В основе тер­мина лежит извест­ная легенда об Эдипе и его позор­ном браке с мате­рью. Осно­вой для обви­не­ния хри­стиан в этом пре­ступ­ле­нии послу­жили вечери любви, Подо­зре­вали, что хри­сти­ане на своих собра­ниях пре­да­ются страш­ному раз­врату, даль­ней­шим послед­ствием чего явля­ется уни­что­же­ние детей. Выхо­дило, что они – раз­врат­ники, чело­ве­ко­не­на­вист­ники, без­бож­ники. Подо­зре­ва­е­мые в таких пре­ступ­ле­ниях хри­сти­ане явля­лись в глазах про­стого народа нена­вист­ными для богов и потому винов­ными во всех обще­ствен­ных бед­ствиях. В Африке даже сло­жи­лась посло­вица: «не дает Бог дождя, так пойдем на хри­стиан». Разо­льется ли Тибр до город­ских стен – «хри­стиан ко львам». Вста­вал вопрос: да может ли быть что-нибудь доброе от такого народа, не под­ле­жит ли он истреб­ле­нию?»43

Вос­кре­се­ние Хри­стово… В рели­гии римлян вера не имела такого зна­че­ния, как в хри­сти­ан­стве. Интел­ли­гент­ный языч­ник вполне мог счи­тать своих «богов» за выдумку. Ведь рели­гия римлян состо­яла не в убеж­де­нии, а в выпол­не­нии уза­ко­нен­ного культа, фор­маль­ного цере­мо­ни­ала. А культ легко воз­дать и без веры… При столь легком отно­ше­нии к своим убеж­де­ниям госу­дар­ствен­ные люди Рима не могли оце­нить зна­че­ния хри­сти­ан­ства. Обаг­ряя землю кровью, муче­ники про­буж­дали глу­бо­кий инте­рес к вопросу истин­но­сти веры и своим личным при­ме­ром пока­зы­вали окру­жа­ю­щему их язы­че­скому миру, что под­лин­ная рели­гия есть дело настолько важное, что лучше пожерт­во­вать самой жизнью, чем изме­нить ей. Муче­ники, не при­бе­гая ни к каким аргу­мен­там, пред­ла­гали свою кровь в дока­за­тель­ство истины. Муче­ники – про­по­вед­ники Вос­кре­се­ния, про­дол­жа­тели апо­столь­ского слу­же­ния, и эту миссию они испол­няют как (μάρτυρες – сви­де­тели.

Дра­го­цен­ные подроб­но­сти

Сенека44 выра­зился, что во всяком случае мудрый чело­век должен соблю­дать обряды не потому, чтобы они были угодны Богу, а потому что это пред­пи­сы­вает закон…»45

На момент явле­ния хри­сти­ан­ства в Рим­ской импе­рии под покро­ви­тель­ством зако­нов про­цве­тали самые раз­но­об­раз­ные рели­гии, часто совер­шенно неле­пые. Поэт Ювенал46 зло высме­и­вал увле­че­ние римлян экзо­ти­че­скими восточ­ными куль­тами. Зачем же нужна была столь упор­ная трех­ве­ко­вая борьба с хри­сти­ан­ством, под конец совсем без­на­деж­ная и бес­смыс­лен­ная?

5

Апо­столы Павел и Вар­нава перед про­кон­су­лом Сер­гием Павлом

За разъ­яс­не­нием обра­тимся к тра­ди­циям первых веков нашей эры. Для антич­ного чело­века рели­гия – это не пред­мет част­ного харак­тера, не вопрос его лич­ного выбора, но дело семьи, рода, госу­дар­ства. Отка­заться от наци­о­наль­ных богов для него зна­чило отречься от семьи, родины – стать измен­ни­ком, стать небла­го­на­деж­ным. В свою оче­редь Рим тра­ди­ци­онно сохра­нял своих богов, древ­нюю наци­о­нально-поли­ти­че­скую рели­гию, но под­дер­жи­вал ее лишь как тор­же­ствен­ный ритуал, как до мело­чей раз­ра­бо­тан­ный культ, имев­ший, прежде всего, обще­го­су­дар­ствен­ное зна­че­ние. Число храмов в Риме было гро­мад­ным; более пяти­де­сяти долин, посвя­щен­ным богам, назы­ва­лись fana – т. е. местами посвя­щен­ными боже­ствам в стенах Рима нахо­ди­лись трид­цать две свя­щен­ные рощи, мест­но­сти – loci – роща Весты, нимфы Егерии, Фурины, Юноны, Люцины и др. Но это была не система веро­ва­ний: насе­ляв­шие импе­рию люди могли верить в чужих богов. На гро­мад­ном про­стран­стве под­чи­нен­ных обла­стей власть весьма рав­но­душно взи­рала на покло­не­ние каким угодно богам, боги­ням и даже живот­ным, лишь бы этот культ был доз­во­лен. От всех под­дан­ных Рим тре­бо­вал только одного – внеш­него уча­стия и его наци­о­наль­ном госу­дар­ствен­ном культе как выра­же­ния лояль­но­сти, как изъ­яв­ле­ния пре­дан­но­сти инте­ре­сам импе­рии. Сжечь несколько зерен ладана, назвать импе­ра­тора «Гос­по­дом», испол­нить только обряд… вот все, что было нужно от граж­да­нина. Культ не был вопро­сом истины. Испол­нив, что тре­бо­ва­лось, чело­век мог на досуге искать под­лин­ной веры или смысла жизни, испо­ве­до­вать любые убеж­де­ния Языч­ни­кам непо­нятна «Что худою ска­зать: Вла­дыка (Κύριος) кесарь и при­не­сти жерт­вуй и осталь­ное?»47

Для хри­сти­а­нина такой подход невоз­мо­жен. Для живу­щего в лоне вос­крес­шего Христа объ­ек­том покло­не­ния может быть только истина. Если для языч­ника в порядке вещей назвать импе­ра­тора Κύριος – Вла­дыка, Гос­подь, то для хри­сти­а­нина Един Бог и Един Гос­подь, Иисус Хри­стос.48 Языч­ник может лице­мерно при­не­сти офи­ци­аль­ное жерт­во­при­но­ше­ние, а затем тайком, но вполне искренне покло­няться своему люби­мому «запре­щен­ному богу»: ведь рим­ские власти доз­во­ляли летально совер­шать отнюдь не все суще­ству­ю­щие в народе культы»49. Хри­сти­а­нин же не может слу­жить двум гос­по­дам!50Сле­до­ва­тельно, ком­про­мисс пусть даже с фор­маль­ным язы­че­ским обря­дом – это отре­че­ние от Христа, отре­че­ние от вечной жизни, выпа­де­ние из Тела Хри­стова, вечное про­кля­тие. Осталь­ной язы­че­ский мир смот­рел иначе. В глазах зако­но­по­слуш­ного жителя Рим­ской импе­рии прин­ци­пи­аль­ное пове­де­ние хри­стиан вызы­вало лишь черное подо­зре­ние и непри­язнь, потому что тра­ди­ци­он­ное воз­ли­ва­ние вина и вос­ку­ре­ние фимиама перед ста­туей импе­ра­тора счи­та­лось прямым долгом вся­кого бла­го­на­ме­рен­ного чело­века. Клятва гением цар­ству­ю­щего госу­даря явля­лась силь­ней­шим заве­ре­нием лояль­но­сти в устах вер­но­под­дан­ного51, а ритуал слу­же­ния язы­че­ским богам рас­смат­ри­вался как госу­дар­ствен­ная обя­зан­ность.52

В отказе со сто­роны хри­стиан при­но­сить жертвы уза­ко­нен­ным богам и клясться гением кесаря обра­зо­ван­ный рим­ля­нин видел бес­спор­ную при­чину для обви­не­ния в поли­ти­че­ском пре­ступ­ле­нии. И тот, кто не живет светом истины, в ком не воца­рился вос­крес­ший Хри­стос, несмотря на добрые каче­ства харак­тера, все равно служит злу. Обра­зо­ван­ность и гуман­ность не мешали лучшим людям из языч­ни­ков, даже в период тор­же­ства нрав­ствен­ных цен­но­стей греко-рим­ского мира, уни­что­жать добро и гнать истину. Харак­тер­ный пример – письмо-совре­мен­ника Тацита и Све­то­ния, про­пре­тора53 Пон­тий­ской про­вин­ции Плиния Млад­шего54 к «про­све­щен­ному» импе­ра­тору. Этот хорошо обра­зо­ван­ный и весьма достой­ный чело­век был назна­чен намест­ни­ком Вифи­нии, лежа­щей вблизи южного берега Чер­ного моря, где 55 лет назад про­по­ве­до­вал апо­стол Павел.

Рим­ские област­ные пра­ви­тели со всей стро­го­стью при­ме­няли декреты, вос­пре­щав­шие неле­галь­ные, недоз­во­лен­ные сооб­ще­ства – соllеgium illictum. Собра­ние хри­стиан в цер­ковь на молитву без одоб­ре­ния и уча­стия пред­ста­ви­теля власти не могло остаться не заме­чен­ным. Встре­тив во вве­рен­ной ему про­вин­ции мно­го­чис­лен­ных после­до­ва­те­лей нового учения, Плиний обра­ща­ется за инструк­ци­ями к кесарю:

«Считаю своим свя­щен­ным долгом, госу­дарь, докла­ды­вать тебе обо всем, в чем я сомне­ва­юсь, ибо чем можно лучше устра­нить мои коле­ба­ния или рас­се­ять мое неве­же­ство? Я нико­гда не участ­во­вал в про­цессе над хри­сти­а­нами55 и потому не знаю, какие их дей­ствия и в какой сте­пени под­ле­жат немед­лен­ному нака­за­нию и какие тре­буют рас­сле­до­ва­ния. И немало я коле­бался, спра­ши­вая себя, над­ле­жит ли при­ни­мать во вни­ма­ние воз­раст обви­ня­е­мого или должно оди­на­ково отно­ситься к юноше и старцу; над­ле­жит ли про­стить рас­ка­яв­ше­юся или сле­дует счи­тать, что тот, кто раз сде­лался хри­сти­а­ни­ном, отре­че­нием иску­пить вины уже не может; нако­нец, что именно тре­бует нака­за­ния: само ли назва­ние56 хри­сти­а­нина даже при отсут­ствии пре­ступ­ле­ния или только пре­ступ­ле­ния57, при­су­щие назва­нию? А тем вре­ме­нем я при­дер­жи­вался по отно­ше­нию к тем, кото­рых ко мне при­во­дили в каче­стве хри­стиан, сле­ду­ю­щего образа дей­ствия: я спра­ши­вал их самих, хри­сти­ане ли они? При­знав­шихся рас­спра­ши­вал во второй и третий раз, угро­жая им муками; упор­ству­ю­щих при­ка­зы­вал каз­нить… Впро­чем, они утвер­ждали, что вся их вина… заклю­ча­лась лишь в том, что в назна­чен­ный день на рас­свете они схо­ди­лись, пооче­редно обра­ща­лись с молит­вами к Христу как к Богу58 и обе­щали не при­сва­и­вать себе чужого, не пре­да­ваться блуду, не обма­ны­вать, не зло­упо­треб­лять чьим-либо дове­рием. После этого они рас­хо­ди­лись и потом снова соби­ра­лись для при­ня­тия пищи, общей для всех и самой про­стой…59 Однако я счел необ­хо­ди­мым под­верг­нуть пытке двух слу­жа­нок, о кото­рых мне донесли как о цер­ков­но­слу­жи­тель­ни­цах60, чтобы узнать от них всю правду. Но я ничего нового не узнал: их пока­за­ния лишь утвер­дили во мне убеж­де­ние в зло­вред­но­сти и чрез­мер­но­сти этого суе­ве­рия.61 Поэтому, отло­жив даль­ней­шие рас­хож­де­ния, я решил обра­титься за ука­за­ни­ями к тебе. Дело это тре­бует, как мне кажется, все­сто­рон­него обсуж­де­ния, осо­бенно ввиду опас­но­сти, кото­рая угро­жает и будет угро­жать весьма многим, неза­ви­симо от воз­раста, состо­яли и пола, так как озна­чен­ное суе­ве­рие, подобно зара­зи­тель­ной болезни, рас­про­стра­ня­ется не только в горо­дах, но и в дерев­нях…» (Письмо X, 96).62

Что имеет в виду Плиний под сло­вами: «superstitionem pravam, immodicam» – «суе­ве­рие урод­ли­вое, чрез­мер­ное»? Он пони­мает под этим веру хри­стиан в Вос­кре­се­ние из мерт­вых! Вспом­ните Деяния апо­сто­лов, то место, когда апо­стол Павел высту­пил с про­по­ве­дью в афин­ском аре­о­паге.63 Пока оратор гово­рил о Боге, сотво­рив­шем мир, Боге, живу­щем в неру­ко­тво­рен­ных храмах, и даже о том, что Он будет судить все­лен­ную, его слу­шали со вни­ма­нием. Но лишь только апо­стол заго­во­рил о вос­кре­се­нии из мерт­вых, то над ним при­ня­лись насме­хаться (Деян. 17, 19 – 32). «Неко­то­рые из эпи­ку­рей­ских и сто­и­че­ских фило­со­фов стали спо­рить с ним; и одни гово­рили: «что хочет ска­зать этот суе­слов?»» (Деян. 17:18).64 Через шесть­де­сят лет подоб­ное мнение уже обще­при­нято: «superstitionem pravam, immodicam» – «суе­ве­рие урод­ли­вое, чрез­мер­ное». Фраза Плиния не менее резка, чем выра­же­ния Тацита «ехitiabilis superstitio» – «суе­ве­рие гибель­ное», и Све­то­ния: «superstitio nova ac malefica» – «суе­ве­рие недав­нее и вред­ное». Для «обра­зо­ван­ных языч­ни­ков» покло­не­ние Тому, Кто как пре­ступ­ник казнен на кресте рим­ским закон­ным про­ку­ра­то­ром – «чрез­мер­ное суе­ве­рие». При­ня­тие же истины Вос­кре­се­ния Христа – «суе­ве­рие, подоб­ное зара­зи­тель­ной болезни». Даже в вопро­сах, кото­рые Плиний ставит Траяну, про­све­чи­вает надежда полу­чить от послед­него раз­ре­ше­ние впредь отно­ситься к хри­сти­а­нам снис­хо­ди­тель­нее: в пони­ма­нии «про­све­щен­ного чело­века», они дер­жатся «чрез­мер­ного суе­ве­рия», и нужно при­звать их к «пока­я­нию».

«Гуман­ный» импе­ра­тор, как и Плиний, не при­знает Вос­кре­се­ния рас­пя­того Христа. Он ставит вопрос в юри­ди­че­ской плос­ко­сти: люди, назы­ва­ю­щие себя хри­сти­а­нами, не соблю­дают уста­нов­лен­ный вла­стью госу­дар­ствен­ный культ, упор­ствуют в своем «неве­же­стве». В его глазах они – про­тив­ники госу­дар­ствен­ной рели­гии, они – не почи­та­тели культа цеза­рей. С другой сто­роны, импе­ра­тор «мило­сер­ден». Спе­ци­ально разыс­ки­вать хри­стиан не надо, но если они обна­ру­жат свои убеж­де­ния делом и будут «ули­чены», их сле­дует нака­зы­вать. Сохра­нился весьма бла­го­склон­ный ответ Траяна на письмо Плиния:

«Ты дер­жался пра­виль­ного образа дей­ствий, любез­ный Секунд, при рас­сле­до­ва­нии винов­но­сти тех, о кото­рых тебе доно­сили как о хри­сти­а­нах. Ибо по отно­ше­нию к этим людям нельзя руко­вод­ство­ваться какими-либо твердо уста­нов­лен­ными пра­ви­лами. Подроб­ные рас­сле­до­ва­ния излишни: если донос под­твер­жда­ется, нака­за­ние обя­за­тельно, но с тем, однако, чтобы тот, кто отре­чется и дока­жет на деле молит­вен­ным обра­ще­нием к нашим богам, что он не хри­сти­а­нин, мог рас­ка­я­нием заслу­жить про­ще­ние, какие бы на нем ни лежали подо­зре­ния в про­шлом. На осно­ва­нии же лишь одних ано­ним­ных доно­сов никого осуж­дать отнюдь не сле­дует, ибо это слу­жило бы весьма дурным при­ме­ром и не отве­чало бы духу нашего века» (Письмо X, 97).65

Невзи­рая на уме­рен­ный тон ответа, несмотря на то, что Траян при­над­ле­жал к числу лучших рим­ских импе­ра­то­ров, в глазах вла­сти­теля при­знать, что каз­нен­ный на кресте «Царь Иудей­ский» вос­крес из мерт­вых, и на том осно­ва­нии поста­вить под сомне­ние уза­ко­нен­ное «обра­ще­ние к нашим богам» – зна­чило под­твер­дить «зло­вред­ное, гибель­ное и чрез­мер­ное суе­ве­рие». В душе Траяна не живет вос­крес­ший Хри­стос, и поэтому в «духе века сего» хри­сти­ане пре­сле­ду­ются уже за «самое имя», т. е. за одну при­над­леж­ность хри­сти­ан­скому обще­ству. Кесарь дал авто­ри­тет­ное и кате­го­ри­че­ское разъ­яс­не­ние: хри­сти­ан­ская Цер­ковь в его глазах – соllegium illicitum, собра­ние неза­кон­ное, сооб­ще­ство недоз­во­лен­ное. Обви­ня­е­мым за хри­сти­ан­ство, за «непо­бе­ди­мое упор­ство», за при­зна­ние Вос­кре­се­ния Христа, пред­стоял выбор между отре­че­нием от своей веры – форму отре­че­ния, жерт­во­при­но­ше­ние «богам», уза­ко­нил импе­ра­тор – и смер­тью. Таким обра­зом, свя­щен­но­му­че­ник Поли­карп Смирн­ский осуж­ден вслед­ствие юри­ди­че­ского про­цесса, кото­рый прямо пред­по­ла­гает дей­ствие рескрипта Траяна…66

Обра­тите вни­ма­ние на харак­тер­ный пассаж в письме. Плиний спра­ши­вает импе­ра­тора: «Что именно тре­бует нака­за­ния: само ли назва­ние хри­сти­а­нина даже при отсут­ствии пре­ступ­ле­ния или только пре­ступ­ле­ния, при­су­щие назва­нию?» Траян пове­ле­вает: «Если донос под­твер­жда­ется, нака­за­ние обя­за­тельно!» Так уза­ко­нен поря­док, при кото­ром назвать себя хри­сти­а­ни­ном уже юри­ди­че­ски явля­ется соста­вом пре­ступ­ле­ния. Для отвер­га­ю­щих Вос­кре­се­ние даже то, что за чле­нами Церкви ничего плохою не заме­чено, но что они молятся – «поют гимн (саrmen) Христу, как Богу (quasi Deo)» – уже бес­честно. Плиний понял верно: хри­сти­ане покло­ня­ются Христу как высо­чай­шему и един­ствен­ному Богу – quasi Deo. Но для него недо­пу­стимо, что они при­знают Богом Сыном исклю­чи­тельно одного вос­крес­шего Христа, что абсо­лютно несов­ме­стимо с гос­под­ству­ю­щим в импе­рии пан­те­из­мом и куль­том цеза­рей. Пра­ви­тель счи­тает, что надо сде­лать хри­стиан такими, как все осталь­ные антич­ные люди, вер­нуть их к почи­та­нию уза­ко­нен­ных народ­ных богов, надо заста­вить их отречься, «про­кли­нать Христа», сле­дует воз­вра­тить их «к при­выч­ным земным удо­воль­ствиям».67

Небес­ные граж­дане не послу­ша­лись. Они пред­по­чи­тают лютые стра­да­ния и смерть отре­че­нию от вечной жизни в вос­крес­шем Гос­поде. Они – сви­де­тели и участ­ники Вос­кре­се­ния!

Для нас, хри­стиан, смысл веры и был и есть в том, что пришел и воца­рился истин­ный Гос­подь – Иисус Хри­стос. «Бог со делал Гос­по­дом и Хри­стом Сего Иисуса» (Деян. 2:36). Он – един­ствен­ный Вла­дыка всей чело­ве­че­ской жизни, а Еван­ге­лие – благая весть о наступ­ле­нии Цар­ства Божьего, о том, что оно пришло и воца­ри­лось во Христе во веки!

Точка зрения Иосифа Флавия

Кар­тины исто­рии

Ничто так не рас­кры­вает духа эпохи, как доку­менты того вре­мени. Посла­ние импе­ра­тора Клав­дия68, одна из наи­бо­лее важных папи­рус­ных нахо­док XX века, отно­сится к немно­го­чис­лен­ным под­лин­ным офи­ци­аль­ным доку­мен­там, осве­ща­ю­щим исто­рию важ­ней­шей про­вин­ции Рим­ской импе­рии. Этот указ – отклик на бурные собы­тия фев­раля 41 г. н. э. в Алек­сан­дрии – на анти­рим­ское вос­ста­ние иудеев.

«Тибе­рий Клав­дий Цезарь Август Гер­ма­ник, импе­ра­тор, вер­хов­ный жрец, обле­чен­ный вла­стью три­буна, консул назна­чен­ный при­вет­ствует город алек­сан­дрий­цев… Прежде всего я раз­ре­шаю вам празд­но­вать мой день рож­де­ния как день Авгу­ста, по спо­собу, вами избран­ному, а также согла­сен на уста­нов­ле­ние во всех местах статуй моей и членов моей семьи… А отно­си­тельно бес­по­ряд­ков и вос­ста­ния, а вернее, если правду ска­зать, войны с иуде­ями, то я, несмотря на усер­дие, про­яв­лен­ное в споре с про­тив­ной сто­ро­ной вашими послами… не поже­лал, однако, тща­тельно рас­сле­до­вать, какая сто­рона виновна, храня в себе неумо­ли­мый гнев против тех, кто снова начнет. И вот заяв­ляю прямо, что если вы не пре­кра­тите этого губи­тель­ного и упор­ного гнева друг против друга, то я буду вынуж­ден пока­зать, что пред­став­ляет собой мило­серд­ный пра­ви­тель, обра­тив­шийся к спра­вед­ли­вому гневу…»69

В смут­ное время, пред­ше­ство­вав­шее дра­ма­ти­че­ским собы­тиям, в первый год прав­ле­ния импе­ра­тора Гая Кали­гулы70 в Иеру­са­лиме родился Иосеф бен Мат­ти­тй­аху, позже извест­ный как Иосиф Флавий.71 Он про­ис­хо­дил из знат­ной еврей­ской семьи, при­над­ле­жав­шей к вли­я­тель­ному иеру­са­лим­скому жре­че­ству его прадед Симон был иеру­са­лим­ским пер­во­свя­щен­ни­ком, а родо­слов­ная матери вос­хо­дила к ранее цар­ство­вав­шему роду Хас­мо­неев.72 Когда спустя 27 лет иудеи вновь вос­стали против Рима, повстанцы пору­чили Иосифу обо­рону Гали­леи73 – района, имев­шего чрез­вы­чайно важное стра­те­ги­че­ское зна­че­ние. Потер­пев ряд пора­же­ний, Иосеф бен Мат­ти­тй­аху сдался в плен и пере­шел на сто­рону римлян. Неко­то­рое время он пробыл в цепях, а затем про­воз­гла­шен­ный импе­ра­то­ром рим­ский пол­ко­во­дец Вес­па­сиан74 (кото­рому Иосиф пред­ска­зал счаст­ли­вую судьбу) осво­бо­дил его. Тогда Иосеф при­со­еди­нил к своему имени, как это делали рим­ские воль­но­от­пу­щен­ники, родо­вое имя Вес­па­си­ана и стал име­но­ваться Иоси­фом Фла­вием.75

Повест­вуя о шести­де­сяти годах, про­шед­ших между устра­не­нием пре­ем­ника Ирода Архе­лая76 и вос­ста­нием евреев77, он отме­чает среди про­ку­ра­то­ров очень немно­гих тер­пи­мых и мно­же­ство тех, кото­рые не явля­лись такими. Пре­фект Иудеи, или в более позд­нее время – про­ку­ра­тор78, являлся долж­ност­ным лицом из сосло­вия всад­ни­ков79, назна­ча­е­мым и сме­ща­е­мым по рас­по­ря­же­нию импе­ра­тора. Окта­виан Август80 уста­но­вил иму­ще­ствен­ный ценз для всад­ни­ков в 400 тыс. сестер­циев81, а для сена­то­ров – в 1 млн. сестер­циев. В импе­ра­тор­ских про­вин­циях про­ку­ра­торы помо­гали намест­ни­кам и в то же время кон­тро­ли­ро­вали их, но в неболь­ших про­вин­циях, какой была Иудея, про­ку­ра­торы сами выпол­няли функ­ции намест­ни­ков.82 Первым пре­фек­том был Коло­ний (6 – 9 гг. н. э.)83, пятым – Понтий Пилат (26–36 гг.)84.

Рим­ские пре­фекты поль­зо­ва­лись полной судеб­ной вла­стью, и о их дея­тель­но­сти во вве­рен­ной им обла­сти мог судить только импе­ра­тор.85 В Иудее в случае кри­зиса пред­по­ла­га­лось вме­ша­тель­ство легата сосед­ней круп­ной про­вин­ции – Сирии.86 Снос­ный намест­ник под­дер­жи­вал поря­док, исклю­чал оскорб­ле­ние еврей­ской рели­гии со сто­роны своих людей или со сто­роны мест­ных сирий­ских греков и пере­ла­гал ответ­ствен­ность на пер­во­свя­щен­ни­ков, знать горо­дов, не всту­пая с ними в кон­фликты.87 О Вител­лии88, кото­рый добился отзыва Пилата, чтобы тот дал отчет в своих дей­ствиях Тибе­рию, Иосиф отзы­ва­ется с одоб­ре­нием, потому что Вител­лий вос­ста­но­вил право евреев самим забо­титься об обла­че­ниях пер­во­свя­щен­ни­ков и «раз­ре­шил дер­жать пер­во­свя­щен­ни­че­ское обла­че­ние и все, к этому отно­ся­ще­еся, в храме, предо­ста­вив надзор и охрану этих вещей свя­щен­но­слу­жи­те­лям…»89.

Народ­ные вол­не­ния, слу­чив­ши­еся при Пилате, воз­никли из-за оскорб­ле­ния пре­фек­том рели­ги­оз­ных чувств, и Флавий сим­па­ти­зи­рует рез­кому ответу евреев на эти про­во­ка­ции. В связи с Пила­том пер­во­свя­щен­ники и знать не упо­ми­на­ются, а сооб­ща­ется о про­ти­во­сто­я­щих ему про­стых людях; более того, в первом случае могли оскор­биться только рели­ги­оз­ные экс­тре­ми­сты…

Откроем «Иудей­скую войну» Иосифа на второй книге, девя­той главе.

«В Иудею Тибе­рий послал в каче­стве про­ку­ра­тора Пилата. Послед­ний при­ка­зал одна­жды при­не­сти в Иеру­са­лим ночью изоб­ра­же­ние импе­ра­тора, назы­ва­е­мое рим­ля­нами signa90. Когда насту­пило утро, иудеи пришли в страш­ное вол­не­ние; нахо­див­ши­еся вблизи этого зре­лища пришли в ужас, усмат­ри­вая в нем нару­ше­ние закона (так как иудеям вос­пре­щена поста­новка изоб­ра­же­ний в городе); оже­сто­че­ние город­ских жите­лей при­влекло в Иеру­са­лим мно­го­чис­лен­ные толпы сель­ских обы­ва­те­лей. Все дви­ну­лись в путь по направ­ле­нию к Кеса­рии к Пилату, чтобы про­сить его об уда­ле­нии изоб­ра­же­ния из Иеру­са­лима и об остав­ле­нии непри­кос­но­вен­ной веры их отцов. Полу­чив от него отказ, они бро­си­лись на землю и оста­ва­лись в этом поло­же­нии пять дней и столько же ночей, не тро­га­ясь с места.

На шестой день Пилат сел на судей­ское кресло в боль­шом риста­лище и при­ка­зал при­звать к себе народ для того будто, чтобы объ­явить ему свое реше­ние; пред­ва­ри­тельно же он отдал при­ка­за­ние сол­да­там по дан­ному сиг­налу окру­жить иудеев с ору­жием в руках. Увидя себя вне­запно замкну­тыми трой­ной линией воору­жен­ных солдат, иудеи остол­бе­нели при виде этого неожи­дан­ного зре­лища. Но когда Пилат объ­явил, что он при­ка­жет изру­бить их всех, если они не примут импе­ра­тор­ских изоб­ра­же­ний, и тут же дал знак сол­да­там обна­жить мечи, тогда иудеи, как будто по уго­вору, упали все на землю, вытя­нули свои шеи и громко вос­клик­нули: скорее они дадут убить себя, чем пере­сту­пят закон. Пора­жен­ный этим рели­ги­оз­ным подви­гом, Пилат отдал при­ка­за­ние немед­ленно уда­лить статуи из Иеру­са­лима.»91

Собы­тие, вызвав­шее столь бурное воз­му­ще­ние, было весьма зауряд­ное. Пре­фект ввел войска на зимние квар­тиры в Иеру­са­лим, а они внесли в город воин­ские эмблемы, среди кото­рых были порт­рет­ные бюсты импе­ра­тора. Стой­кость в вопросе веры про­из­вела впе­чат­ле­ние на Пилата, и он усту­пил, что, с точки зрения Иосифа, было удо­вле­тво­ри­тель­ным реше­нием. Второе серьез­ное столк­но­ве­ние завер­ши­лось не столь бла­го­по­лучно. Исполь­зо­ва­ние Пила­том хра­мо­вых средств, пред­на­зна­чен­ных исклю­чи­тельно для жерт­во­при­но­ше­ний, на постройку акве­дука, снаб­жав­шего храм водой, при­вело к тому, что от рук рим­ских солдат погибло много народа.

Раз­вер­нем древ­ний пер­га­мент­ный свиток…

«Впо­след­ствии он воз­бу­дил новые вол­не­ния тем, что упо­тре­бил свя­щен­ный клад, назы­ва­ю­щийся Кор­ба­ном, на устрой­ство водо­про­вода, по кото­рому вода достав­ля­лась из отда­ле­ния четы­рех­сот стадий92. Народ был сильно воз­му­щен, и когда Пилат прибыл в Иеру­са­лим, он с воп­лями окру­жил его судей­ское кресло. Но Пилат, уве­дом­лен­ный зара­нее о гото­вив­шемся народ­ном сте­че­нии, воору­жил своих солдат, пере­одел их в штат­ское платье и при­ка­зал им, сме­шав­шись в толпе, бить кри­ку­нов кну­тами, не пуская, впро­чем, в ход оружия. По сиг­налу, дан­ному им с три­буны, они при­сту­пили к экзе­ку­ции. Много иудеев пало мерт­выми под их уда­рами, а многие были рас­топ­таны в смя­те­нии своими же сооте­че­ствен­ни­ками. Паника, наве­ден­ная уча­стью убитых, заста­вила народ усми­риться.»93

Понтий Пилат запом­нился хорошо: за десять лет его прав­ле­ния было четыре народ­ных воз­му­ще­ния, три из кото­рых известны Иосифу. Но све­де­ния Иосифа фраг­мен­тарны, и чет­вер­тый из этих кон­флик­тов описан только Фило­ном94 – его совре­мен­ни­ком. Пятым народ­ным вол­не­нием можно счи­тать собы­тия перед Рас­пя­тием…95

Гре­че­ская и араб­ская версии

Я нахожу у лиц, при­сту­па­ю­щих к состав­ле­нию исто­ри­че­ских сочи­не­ний, – пишет автор в пре­ди­сло­вии к «Иудей­ским древ­но­стям», – не одну и посто­янно оди­на­ко­вую к тому побу­ди­тель­ную при­чину, но целое мно­же­ство их… Одни стре­мятся при­нять уча­стие в науч­ной работе с целью выка­зать бле­стя­щий стиль свой и при­об­ре­сти себе неиз­беж­ную в таком случае славу; другие берутся за такой труд невзи­рая на то, что он им не по силам, имея в виду снис­кать себе рас­по­ло­же­ние тех лиц, о кото­рых им при­хо­дится повест­во­вать; суще­ствуют далее также исто­рики, побуж­да­е­мые каким-то внут­рен­ним чув­ством необ­хо­ди­мо­сти запе­чат­леть на бумаге собы­тия, в кото­рых они сами были участ­ни­ками; многих, нако­нец, побу­дило вели­чие дотоле скры­тых и поко­я­щихся как бы во тьме собы­тий выве­сти опи­са­ние послед­них на свет, на пользу общую. Из ука­зан­ных здесь причин послед­ние две явля­ются реша­ю­щими также для меня.»96

Какое «вели­чие дотоле скры­тых и поко­я­щихся» собы­тии побу­дило исто­рика запе­чат­леть их на бумаге? Что напи­сал автор древ­них свит­ков, побуж­да­е­мый к повест­во­ва­нию «внут­рен­ним чув­ством необ­хо­ди­мо­сти»?

В восем­на­дца­той книге «Иудей­ских древ­но­стей» Иосиф Флавий очень подробно рас­ска­зы­вает о вла­сти­те­лях и кратко, вскользь о том, что свя­зано с их прав­ле­нием В этом нет ничего уди­ви­тель­ного. Ближе к ста­ро­сти при напи­са­нии книг он испо­ве­до­вал уме­рен­ный иуда­изм и дер­жался про­рим­ских взгля­дов. Поэтому для Иосифа в исто­рии глав­ные дей­ству­ю­щие лица – это губер­на­торы обла­стей, цари и импе­ра­торы. Самые же важные для нас собы­тия он изла­гает, побуж­да­е­мый лишь внут­рен­ним чув­ством необ­хо­ди­мо­сти. Так, в пятой главе, рас­ска­зы­вая о пора­же­нии войска тет­рарха Ирода Антипы, он упо­ми­нает Иоанна Кре­сти­теля.97 «Неко­то­рые иудеи, впро­чем, видели в уни­что­же­нии войска Ирода вполне спра­вед­лив нака­за­ние со сто­роны Гос­пода Бога за уби­е­ние Иоанна. Ирод умерт­вил этого пра­вед­ного чело­века, кото­рый убеж­дал иудеев вести доб­ро­де­тель­ный образ жизни, быть спра­вед­ли­выми друг к другу и из бла­го­че­сти­вых чувств к Богу соби­раться для погру­же­ния в воду».98 Так же кратко Флавий гово­рит и о смерти Иакова, «брата Иисуса, име­ну­е­мого Хри­стом».99 Говоря о назна­че­нии Агрип­пой II100 пер­во­свя­щен­ника Анана Млад­шего, при­над­ле­жа­щего к сад­ду­кеям и имев­шего «крутой и весьма неспо­кой­ный харак­тер», Иосиф про­дол­жает «Будучи таким чело­ве­ком, Анан пола­гал, что вслед­ствие смерти Феста и непри­бы­тия пока еще Аль­бина насту­пил удоб­ный момент для удо­вле­тво­ре­ния своей суро­во­сти. Поэтому он собрал синед­рион и пред­ста­вил ему Иакова, брата Иисуса, име­ну­е­мого Хри­стом, равно как и несколь­ких других лиц, обви­нил их в нару­ше­нии зако­нов и при­го­во­рил к поби­тию кам­нями».101 Если бы исто­рик гово­рил об этих собы­тиях иначе, про­странно и с ува­же­нием, перед нами был бы явный подлог. Оче­видно, Иосиф доб­ро­со­вестно пере­ска­зал, что знал, в связи с основ­ными, по его мнению, импер­скими про­вин­ци­аль­ными собы­ти­ями.

Наи­бо­лее важный для нас рас­сказ Иосиф Флавий встав­ляет в «Иудей­ских древ­но­стях» между повест­во­ва­нием о про­кладке Пила­том на хра­мо­вые деньги водо­про­вода в Иеру­са­лиме, что вызвало воз­му­ще­ние и бойню, и опи­са­нием бес­стыд­ных похож­де­ний в Риме (с уча­стием жрецов культа Исиды102) Деция Мунда, вли­я­тель­ней­шего лица всад­ни­че­ского сосло­вия, вызвав­ших гнев у импе­ра­тора Тибе­рия. Само рас­по­ло­же­ние отрывка гово­рит о том, что исто­рик изла­гает мате­риал в хро­но­ло­ги­че­ской после­до­ва­тель­но­сти, нимало не забо­тясь о кон­тек­сте. После вос­по­ми­на­ний о бед­ствиях, постиг­ших иудеев в два­дца­тых годах пер­вого сто­ле­тия из-за над­ру­га­ния Пилата над их обы­ча­ями, Флавий пишет:

«Около этого вре­мени жил Иисус, чело­век мудрый, если Его вообще можно назвать чело­ве­ком. Он творил уди­ви­тель­ные дела и учил людей, с удо­воль­ствием при­ни­мав­ших истину. Он при­влек к Cебе многих иудеев и многих элли­нов. Это был Хри­стос. По доносу первых у нас людей Пилат осудил Его на рас­пя­тие, но те, кто с самого начала воз­лю­били Его, ока­за­лись Ему верны. На третий день Он явился им опять живой (πάλιν ξῶν). Про­роки Божии пред­рекли это и мно­же­ство других Его чудес. И поныне еще суще­ствуют так назы­ва­е­мые хри­сти­ане, име­ну­ю­щие себя таким обра­зом по Его имени».103

Далее по тексту «Иудей­ских древ­но­стей» в связи с дея­ни­ями Тибе­рия гово­рится, что несколько нечест­ных на руку евреев при­сво­или цен­но­сти, пожерт­во­ван­ные на иеру­са­лим­ский храм. Импе­ра­тор сильно раз­гне­вался и велел выслать всех иудеев из Рима, мно­же­ство казнил, а четыре тысячи отдал в сол­даты. Перед нашими гла­зами встает вся гамма красок греко-рим­ского мира, кото­рые Иосиф Флавий бро­сает яркими маз­ками на холст исто­ри­че­ского повест­во­ва­ния. Но труд ли это исклю­чи­тельно Иосифа, или все-таки много позже кто-то правил книгу?

Как по про­ше­ствии столь­ких веков пере­пи­сы­ва­ния «Древ­но­стей» удо­сто­ве­риться в том, что мы читаем под­лин­ный текст автора? Вопрос очень слож­ный. Так назы­ва­е­мое «сви­де­тель­ство Флавия»104 о Христе в послед­ние два сто­ле­тия вызы­вало мно­же­ство горя­чих споров. Но при всех аргу­мен­тах кри­ти­ков, совер­шенно неправ­до­по­добно, чтобы такое исклю­чи­тель­ное по своим послед­ствиям собы­тие, как осуж­де­ние Иисуса и рож­де­ние новой рели­гии, могло быть обой­дено мол­ча­нием столь доб­ро­со­вест­ного исто­рика, каким был Иосиф. Мог ли он умол­чать о Том, Кто явился «опять живым» после страш­ной крест­ной смерти, о чем ему, фари­сею, родив­ше­муся ц долго жив­шему в Иеру­са­лиме, должно было быть известно? Также хоро­шенько вчи­тай­тесь в заклю­чи­тель­ную фразу отрывка: «И поныне еще суще­ствуют так назы­ва­е­мые хри­сти­ане, име­ну­ю­щие себя таким обра­зом по Его имени», и заду­май­тесь…

«Так назы­ва­е­мые»! Подоб­ных пре­зри­тель­ных слов не мог писать хри­сти­а­нин, зна­ю­щий, что учению Христа суж­дено побе­до­носно рас­про­стра­ниться по всему миру. Равным обра­зом ни один хри­сти­ан­ский редак­тор не напи­сал бы, что Хри­стос «при­влек к Себе многих иудеев и многих элли­нов», потому что мы знаем из Новою Завета, что Спа­си­тель настав­лял исклю­чи­тельно евреев, а первые обра­ще­ния языч­ни­ков совер­шены тру­дами апо­сто­лов.105

Един­ствен­ная фраза, кото­рая может быть оспо­рена, это утвер­жде­ние в тексте: «Ὀ Χριστὸς οὖτος ἦν» – «Это был Хри­стос». Ориген106 в своем сочи­не­нии «Против Цельса» прямо заяв­ляет, что Иосиф Флавий не верит в Иисуса как в Христа. «Я имею в виду Иосифа, кото­рый в восем­на­дца­той книге «Иудей­ских древ­но­стей» сви­де­тель­ствует, что Иоанн кре­стил… Правда, он со своей сто­роны не верит в Иисуса как в Христа (καίτοι γε ἀπιστῶν τῷ Ἰησοῦ ᾠσ Χριστῷ)…, но в то же время он, как бы сам того не заме­чая, зна­чи­тельно при­бли­зился к истине, коль скоро гово­рит, что все эти беды обру­ши­лись на иудеев в нака­за­ние за уби­е­ние Иакова Пра­вед­ного, кото­рый при­хо­дился братом Иисусу, назы­ва­е­мому Хри­стом».107

Древ­ние книги дли­тель­ное время пере­пи­сы­ва­лись от руки и часто под­вер­га­лись редак­ции. Можем ли мы ближе подойти к под­лин­ным словам автора?

В начале два­дца­того века, а точнее, в 1909 – 1912 гг., рос­сий­ские иссле­до­ва­тели опуб­ли­ко­вали руко­пись «Все­мир­ной исто­рии» Агапия, кото­рый был епи­ско­пом сирий­ского города Ман­би­джа108 на Евфрате. В 941 г. сирий­ский исто­рик создал гран­ди­оз­ный исто­ри­че­ский труд, охва­тив собы­тия от сотво­ре­ния мира до второй поло­вины VIII века, цити­руя при этом мно­же­ство не дошед­ших до наших дней руко­пи­сей. Это про­из­ве­де­ние поль­зо­ва­лось боль­шой извест­но­стью, и книгу еще в древ­но­сти пере­вели на араб­ский язык.109 Боль­шин­ство совре­мен­ных иссле­до­ва­те­лей при­знают, что Агапий Ман­бидж­ский при­во­дит сви­де­тель­ство Флавия о Христе гораздо ближе к ори­ги­налу, чем извест­ный гре­че­ский текст. Если пред­по­ло­жить, что Ориген в III веке и Агапий в X в. были зна­комы с точным спис­ком «Иудей­ских древ­но­стей», а Евсе­вий в IV сто­ле­тии цити­рует уже слегка отре­дак­ти­ро­ван­ную, обще­из­вест­ную версию на гре­че­ском, то многое про­яс­ня­ется. В пере­воде с араб­ского Флавий пишет так:

«В это время жил мудрый чело­век, Кото­рого звали Иисус, образ жизни Кото­рого был без­упреч­ным, и [Кото­рый] был изве­стен Своей доб­ро­де­те­лью. И многие из иудеев и из других наро­дов стали Его уче­ни­ками. Пилат осудил Его на рас­пя­тие и смерть, но те, кото­рые были Его уче­ни­ками, не отрек­лись от Его учения. [Они] утвер­ждали, что Он явился им через три дня после Своего рас­пя­тия и что Он был живой. Поэтому-то пола­гают, Он был тем Мес­сией (фа-ла» алла хува ал-Масих), о чудес­ных дея­ниях Кото­рого воз­ве­стили про­роки».110

В обеих редак­циях чув­ству­ется рука Флавия, но араб­ская версия точнее соот­вет­ствует его фари­сей­ским взгля­дам. Первые строки двух тек­стов почти тож­де­ственны: по-гре­че­ски – «Около этого вре­мени жил Иисус, чело­век мудрый…», по-араб­ски – «В это время жил мудрый чело­век, Кото­рого звали Иисус…» Сле­ду­ю­щий пассаж из гре­че­ской версии – «…если Его вообще можно назвать чело­ве­ком..» – пол­но­стью отсут­ствует в араб­ской версии. Заву­а­ли­ро­ван­ный намек на то, что Он – совер­шен­ный Бог и совер­шен­ный Чело­век, скорее всего, при­над­ле­жит перу неиз­вест­ного редак­тора. Про­дол­же­ние араб­ской фразы: «…образ жизни Кото­рого был без­упреч­ным, и [Кото­рый] был изве­стен Своей доб­ро­де­те­лью. И многие из иудеев и из других наро­дов стали Его уче­ни­ками» весьма близко по смыслу к гре­че­скому тексту: «Он творил уди­ви­тель­ные дела и учил людей, с удо­воль­ствием при­ни­мав­ших истину. Он при­влек к Себе многих иудеев и многих элли­нов»; этот текст, правда, слегка под­ре­дак­ти­ро­ван: в нем пере­став­лены слова, а сло­во­со­че­та­ние «без­упреч­ный и доб­ро­де­тель­ный образ жизни» заме­нено «уди­ви­тель­ными делами». Сле­ду­ю­щее пред­ло­же­ние: «Это был Хри­стос», отсут­ству­ю­щее в араб­ском отрывке Флавия, воз­можно, напря­мую не при­над­ле­жит перу автора. Как мог либе­рально настро­ен­ный иудей, отно­ся­щийся к сто­лич­ной элите, под­дер­жи­вать учение «так назы­ва­е­мых» хри­стиан и писать столь утвер­ди­тельно?111 Но саму после­до­ва­тель­ность собы­тий Флавий пере­дает доб­ро­со­вестно и точно. Он не зада­ется целью что-либо объ­яс­нить, он просто все кратко запи­сы­вает. По-гре­че­ски читаем: «По доносу первых у нас людей Пилат осудил Его на рас­пя­тие», по-араб­ски – «Пилат осудил Его на рас­пя­тие и смерть». В общем-то, эти тексты очень близки: только в гре­че­ском вари­анте книги совер­шить казнь пре­фекта убеж­дает донос. Обра­тите вни­ма­ние араб­ская версия сов­па­дает с точкой зрения офи­ци­аль­ного исто­рио­графа импе­рии «Христа, от имени Кото­рого про­ис­хо­дит это назва­ние, казнил при Тибе­рии про­ку­ра­тор Понтий Пилат», – напи­шет о хри­сти­а­нах спустя трид­цать два года Тацит112Даль­ней­ший гре­че­ский текст: «Но те, кто с самого начала воз­лю­били Его, ока­за­лись Ему верны, На третий день Он явился им опять живой» отли­ча­ется от араб­ского: «Но те, кото­рые были Его уче­ни­ками, не отрек­лись от Его учения. [Они] утвер­ждали, что Он явился им через три дня после Своего рас­пя­тия и что Он был живой» – прин­ци­пи­ально в несколь­ких пунк­тах. В первой версии гово­рится, что «Он явился им опять живой», а во второй уточ­ня­ется, что это утвер­ждают Его уче­ники и что им Он явился через три дня после рас­пя­тия и смерти, и «был живой». Гре­че­ский вари­ант повест­вует о любви и вер­но­сти к Нему, араб­ский – о хра­не­нии Его учения. Послед­няя фраза на араб­ском: «пола­гают, Он был тем Мес­сией, о чудес­ных дея­ниях Кото­рого воз­ве­стили про­роки» более прав­до­по­добна, чем на гре­че­ском: «Про­роки Божии пред­рекли это и мно­же­ство других Его чудес». В араб­ском списке Иосиф Флавий не утвер­ждает, что Иисус был Мес­сией, ссылка сле­дует лишь на слова тех, кото­рые так «пола­гают». В глазах Иосифа Иисус был, веро­ятно, одним из многих «само­зван­ных про­ро­ков», кото­рые довольно часто появ­ля­лись в те вре­мена в Пале­стине.113 Это под­твер­ждает и послед­ний пассаж гре­че­ской версии: «И поныне еще суще­ствуют так назы­ва­е­мые хри­сти­ане, име­ну­ю­щие себя таким обра­зом по Его имени». Флавий удив­лен: смот­рите, прошло уже 55 лет, а все еще суще­ствуют «так назы­ва­е­мые хри­сти­ане», тогда как после­до­ва­тели мно­го­чис­лен­ных «иных про­ро­ков» давно уже бес­следно рас­се­я­лись.

Итак, о чем же гово­рит исто­рио­граф Иудеи? Он кратко упо­ми­нает о мудром и без­упреч­ном чело­веке по имени Иисус, настав­нике мно­же­ства людей, Кото­рого по нау­ще­нию вли­я­тель­ных иудеев пре­фект Пилат осудил на крест­ную казнь, но уче­ники сохра­нили к Нему преж­нюю любовь и не отрек­лись от Его учения. Они утвер­ждали, что Он явился им на третий день после Своего рас­пя­тия и смерти и что Он был опять живой, И весьма многие счи­тают, что Он есть Мессия, Хри­стос, о Кото­ром напи­сано в книгах про­ро­ков, поэтому Его после­до­ва­тели, так назы­ва­е­мые хри­сти­ане, суще­ствуют и по сей день в разных обла­стях импе­рии.

Флавий, писав­ший для вли­я­тель­ных и обра­зо­ван­ных сосло­вий импе­рии, весьма гра­мотно изло­жил собы­тия гла­зами сто­рон­него наблю­да­теля. «Мои сооте­че­ствен­ники, – пишет он в послед­ней книге «Древ­но­стей», – все согласны с тем, что я явля­юсь одним из лучших зна­то­ков исто­рии страны нашей».114 Но в книге в шесть­де­сят тысяч строк он уде­ляет повест­во­ва­нию о Спа­си­теле менее десяти. Иосиф знает о Его рас­пя­тии и смерти, не оспа­ри­вает и то, что на третий день Он явился опять живой. Но для него это всего лишь факты, исто­ри­че­ские собы­тия! Ведь если рас­смат­ри­вать Иосифа как лич­ность, то в общем, мы увидим мало отрад­ного. Через его книги про­све­чи­вают хит­рость, льсти­вость, боль­шая хваст­ли­вость и само­мне­ние, но вместе с тем мы не можем отка­зать Флавию в огром­ной эру­ди­ции, умелом поль­зо­ва­нии источ­ни­ками.

Так ясно видно, что обра­зо­ва­ние, как бы велико само по себе оно ни было, чело­века не делает ни чище, ни лучше. Про­стая осве­дом­лен­ность о все­лен­ском собы­тии, как бы только знание, что Хри­стос опять живой, при отсут­ствии лич­ного уча­стия в празд­нике вечной жизни, не дают чело­веку вос­при­я­тия Вос­кре­се­ния. Ощу­тить Вос­кре­се­ние Хри­стово может только его участ­ник, только тот, кто в таин­стве кре­ще­ния трое­крат­ным погру­же­нием вос­при­ни­мает на себя Его смерть, а трое­крат­ным вос­ста­нием из купели – Его Вос­кре­се­ние. Вос­кре­се­ние Хри­стово надо видеть внутри себя, а не с чужих слов; самому исто­рику не было дано его при­нять.

Сла­вян­ский текст

Иудей­ская война с рим­ля­нами, – пишет в пре­ди­сло­вии автор, – до сих пор опи­сана была такими людьми, из кото­рых одни, не будучи сами сви­де­те­лями собы­тий, поль­зо­ва­лись неточ­ными, про­ти­во­ре­чи­выми слу­хами, другие же, хотя и были оче­вид­цами, иска­жали факты либо из лести к рим­ля­нам, либо из нена­ви­сти к евреям… А потому я, Иосифа сын Мат­та­фии, еврей из Иеру­са­лима и из свя­щен­ни­че­ского рода, сам вое­вав­ший сна­чала против римлян и слу­жив­ший неволь­ным сви­де­те­лем всех позд­ней­ших собы­тий, принял реше­ние дать наро­дам Рим­ского госу­дар­ства на гре­че­ском языке такое пер­га­мент­ной же опи­са­ние войны, какое я раньше соста­вил для вар­ва­ров внут­рен­ней Азии на нашем родном языке»115.

8

Фраг­мент пер­га­мент­ной руко­писи. XIII век

Пого­во­рим о загадке книги Иосифа Флавия, напи­сан­ной им первой. Гре­че­ский текст «Иудей­ской войны» дошел до нас более чем в трид­цати руко­пи­сях, вос­хо­дя­щих к XXI веку. Но суще­ствует и само­сто­я­тель­ный древ­не­рус­ский пере­вод, кото­рый сохра­нился в трид­цати спис­ках, отно­ся­щихся к XVXVIII сто­ле­тиям. В послед­них, вслед за извест­ным нам по «Иудей­ским древ­но­стям» опи­са­нием воз­му­ще­ния по поводу вне­се­ния Пила­том воин­ских знамен с бюстом импе­ра­тора в Иеру­са­лим, есть сле­ду­ю­щее добав­ле­ние:

«Тогда явился некий Чело­век, если подо­бает назвать Его чело­ве­ком; есте­ство и образ Его был чело­ве­че­ский, вид же выше чело­ве­чен кого, а дела Его боже­ственны. И творил Он чудеса дивные и силь­ные почему мне невоз­можно назвать Его чело­ве­ком. Но и взирая на общее есте­ство [Его], не назо­вут Его и Анге­лом, ведь все, что Он творил некой неви­ди­мой силой, творил [Своим] словом и пове­ле­нием. Одни гово­рили о Нем, что [это] наш первый зако­но­да­тель вос­крес из мерт­вых и явил многие исце­ле­ния и зна­ме­ния. Другие же счи­тали, что Он послан от Бога; однако Он во многом про­ти­вился закону и не хранил суб­боты по оте­че­скому обычаю, хотя и ничего не творил сквер­ного и нечи­стого, и ничего не делал руками, а только словом все устра­и­вал. И многие из народа после­до­вали за Ним и слу­шали Его учение. И многие люди под­ви­за­лись, думая, что колена иудей­ские тем осво­бо­дятся от рим­ского вла­ды­че­ства Он имел обык­но­ве­ние бывать более перед горо­дом, на Еле­он­ской горе, там же Он и даро­вал людям исце­ле­ния. И собра­лось к Нему уче­ни­ков сто пять­де­сят и мно­же­ство [про­стого] народа, видя Его силу, ибо все, что поже­лает, творит словом. И изъ­явили Ему свое жела­ние, чтобы Он, войдя в город, истре­бил рим­ское войско и Пилата и цар­ство­вал над ними. Но Он этому не внял. Потом же, когда о том стало известно иудей­ским вла­стям, они, собрав­шись с пер­во­свя­щен­ни­ками, ска­зали, что мы немощны и слабы про­ти­виться рим­ля­нам, ибо уже и лук натя­нут; пойдем и воз­ве­стим Пилату о том, что слы­шали, и [тогда] будем бес­пе­чальны; если же он услы­шит [о том] от других, то лишимся имения, а сами от меча погиб­нем и дети [наши] будут изгнаны. И пошли, воз­ве­стили Пилату. И так он, послав [воинов], истре­бил многих из народа и привел [к себе] того Чудо­творца.

Пилат, рас­спро­сив Его и ура­зу­мев, что Он добра дела­тель, а не злодей, не мятеж­ник, желав­ший цар­ство­вать, отпу­стил Его, ибо Он исце­лил его уми­ра­ю­щую жену. И Он, пойдя туда, где обычно пре­бы­вал, творил Свои обыч­ные дела. И снова еще больше людей собра­лось вокруг Него, и Он сла­вился Своими делами больше всех. Снова закон­ники уяз­ви­лись на Него зави­стью и дали Пилату 30 талан­тов, чтобы [он] Его убил, а он, взяв [деньги], дал им волю, чтобы они сами испол­нили свое жела­ние. И искали удоб­ного вре­мени, как бы Его убить… Они же рас­пяли [Его] вопреки оте­че­скому закону и много над­ру­га­лись над Ним…

Потом второй мятеж под­няли иудеи. Ибо свя­щен­ный клад, назы­ва­е­мый Корван, Пилат взял и упо­тре­бил на устро­е­ние труб водных, желая про­ве­сти [воду]… И к людям, вопи­ю­щим к нему, он пост [воинов] избить их дре­ко­лием. И рас­топ­тано было бегу­щих 3000, а прочие убиты…

Тогда Клав­дий своих вла­сти­те­лей послал к ним в свое цар­ствие: Куспия Фада, Тиви­рия Алек­сандра, чтобы сохра­нить народ в мире, не дать никому отсту­питься от чистого закона… Многие явив­ши­еся тогда слу­жи­тели прежде опи­сан­ного Чудо­творца рас­ска­зы­вали людям о своем Настав­нике, что живой есть, хотя и умер, и осво­бо­дит вас от раб­ства. И многие из народа слу­шали их и пове­ле­ниям их вни­мали, не славы ради».116

Этот фраг­мент вызы­вает мно­же­ство споров. Прежде всего обра­щает на себя вни­ма­ние то обсто­я­тель­ство, что в при­ве­ден­ной выдержке имя Спа­си­теля не названо. Сле­до­ва­тельно, мы не можем счи­тать весь отры­вок встав­кой хри­сти­ан­ского редак­тора, кото­рый наме­ренно не мог про­пу­стить имя Гос­подне. Так вполне мог писать пра­во­вер­ный иудей. В тал­му­ди­че­ской лите­ра­туре замена имени Иешу ха-Ноцри неопре­де­лен­ным «Некий» прямо сви­де­тель­ствует о тен­ден­ции к сокры­тию и ута­и­ва­нию имени Спа­си­теля.117 С другой сто­роны, трудно допу­стить, чтобы Флавий писал в таких выра­же­ниях: «…есте­ство и образ Его был чело­ве­че­ский, вид же выше чело­ве­че­ского, а дела Его боже­ственны», или «мне невоз­можно назвать чело­ве­ком». Однако сле­ду­ю­щие пред­ло­же­ния: «творил Он чудеса дивные и силь­ные» и «только словом все устра­и­вал. И многие из народа после­до­вали за Ним и слу­шали Его учение»; «Они же [иудей­ские закон­ники] рас­пяли [Его] вопреки оте­че­скому закону и много над­ру­га­лись над Ним» вполне могут при­над­ле­жать перу пра­во­вер­ного иудея. Срав­ните выше­при­ве­ден­ные цитаты с рав­вин­ской тра­ди­цией: «Иешу… творит вели­кие зна­ме­ния и чудеса»; «при­вели Ему одного пара­ли­зо­ван­ного; Он про­из­нес над ним тайное Имя, воз­ло­жил на него руку, и тот стал ходить»; «когда сыны Изра­и­левы уви­дели, что неко­то­рые языч­ники уве­ро­вали в Него, они соста­вили сове­ща­ние и поло­жили схва­тить Его»118; «в канун суб­боты, в канун Пасхи пове­сили Иешу»119, «и распят на кресте, и всякий про­хо­див­ший гово­рил: «кажется, что это царь распят»»120.

Ни один хри­сти­ан­ский редак­тор не смог бы повест­во­вать о том, что Пилат, аре­сто­вав Иисуса, отпу­стил Его, убе­див­шись в Его неви­нов­но­сти, что Иисус был оправ­дан рим­ской вла­стью и снова про­дол­жал свое слу­же­ние. Подкуп иудей­скими закон­ни­ками Пилата гран­ди­оз­ной суммой денег121, пере­дача испол­не­ния казни в руки иудей­ских вла­стей и полное неуча­стие Пилата в деле рас­пя­тия «вопреки оте­че­скому закону»122 – таких воль­но­стей в изло­же­нии еван­гель­ского повест­во­ва­ния хри­сти­а­нин поз­во­лить себе не может.123

Есть еще один тезис в пользу воз­мож­ного автор­ства Флавия. Очень зна­ме­на­тельно, что упо­ми­на­ние про­по­веди уче­ни­ков о прежде опи­сан­ном Чудо­творце автор текста отно­сит ко вре­мени прав­ле­ния импе­ра­тора Клав­дия (41 – 54 гг.). Именно Клав­дии удалил из сто­лицы иудей­скую общину; «Иудеев, посто­янно вол­ну­е­мых Кре­стом, он изгнал из Рима».124 Флавии, как и Све­то­ний, могли поль­зо­ваться, хотя и в разное время, одними и теми же доку­мен­тами из архи­вов намест­ни­ков и госу­дар­ствен­ных актов в импе­ра­тор­ской биб­лио­теке: для этого оба были доста­точно близки ко двору.

Что же про­из­во­дило такие распри среди иудеев сто­лицы, что послед­них при­шлось высе­лять по импер­скому указу? «Многие явив­ши­еся тогда слу­жи­тели прежде опи­сан­ного Чудо­творца рас­ска­зы­вали людям о своем Настав­нике, что живой есть, хотя и умер, и осво­бо­дит вас от раб­ства».125 Вол­не­ния и споры между веро­вав­шими в Вос­кре­се­ние Хри­стово и упор­ству­ю­щими иуде­ями достигли такой силы, что вла­стям, «чтобы сохра­нить народ в мире»126, при­шлось давать про­вин­ци­аль­ным пре­фек­там Иудеи127 стро­гое ука­за­ние «не дать никому отсту­питься от чистого закона»128, а чуть позже «посто­янно вол­ну­е­мых Хре­стом»129 и совсем изгнать из сто­лицы импе­рии.

Но встает резон­ный вопрос: каким обра­зом в сла­вян­ском пере­воде «Иудей­ской войны» мог ока­заться отры­вок, кото­рого нет в дошед­шем до нас гре­че­ском тексте? Юрьев­ский (Дерпт­ский) про­фес­сор Алек­сандр Берендс реши­тельно выска­зался за под­лин­ность этого фраг­мента и считал его при­над­ле­жа­щим перу самого Иосифа Флавия.130 Он выска­зал пред­по­ло­же­ние, что древ­не­рус­ский пере­вод пред­став­ляет собой не обще­при­ня­тый пере­вод с гре­че­ского, а пере­вод с пер­во­на­чаль­ного ара­мей­ского131 текста «Иудей­ской войны», состав­лен­ного Иоси­фом еще до опуб­ли­ко­ва­ния своего труда на гре­че­ском языке для рим­ских чита­те­лей.132 В дока­за­тель­ство этого утвер­жде­ния Берендс при­во­дит ряд осо­бен­но­стей в лек­сике сла­вян­ского пере­вода, кото­рые явля­ются ара­ме­из­мами, про­ник­шими туда непо­сред­ственно из пер­во­на­чаль­ной редак­ции. Напри­мер, слово «магла­вие» (мегла­вие), в рус­ском пере­воде «бич, кнут», не встре­ча­ется в гре­че­ском тексте. Это напи­сан­ное сла­вян­скими бук­вами слово про­ис­хо­дит от ара­мей­ского «маглаб», то есть «кожа­ный бич», и вос­хо­дит к обще­се­мит­скому корню «галаб», что озна­чает «брить», «делать глад­ким»; отсюда про­ис­хо­дят одно­ко­рен­ные слова «лишен­ная волос кожа», «ремень».133

В даль­ней­шем Роберт Эйслер, подробно рас­смот­рев дошед­шие до наших дней гре­че­ские и сла­вян­ские тексты «Иудей­ской войны» Иосифа, в двух­том­ном труде выска­зал пред­по­ло­же­ние о суще­ство­ва­нии двух изда­ний книги134 – пер­вого, напи­сан­ного в 71 г., кото­рое явля­лось пере­во­дом на гре­че­ский пер­во­на­чаль­ной ара­мей­ской редак­ции, и вто­рого, кото­рое Иосиф пере­де­лал после 75 г. спе­ци­ально для рим­ских чита­те­лей, – причем оба вари­анта были напи­саны на гре­че­ском. Эйслер пола­гает, что сла­вян­ский пере­вод сделан именно с этой первой редак­ции и без­условно при­знает под­лин­ное авторcтво Иосифа за всеми фраг­мен­тами, кото­рые иначе изло­жены в сохра­нив­шихся гре­че­ских пере­во­дах, веро­ятно, сде­лан­ных со вто­рого вари­анта.

Ака­де­мик В. М. Истрин, в тече­ние долгих лет изу­чав­ший сла­вян­ский пере­вод «Иудей­ской войны» Иосифа Флавия, под­го­то­вил к печати полное кри­ти­че­ское изда­ние с подроб­ным ком­мен­та­рием135, но из четы­рех томов книги были изданы только два. Иссле­до­ва­ние и сло­варь оста­лись в архиве Ака­де­мии наук. Истрин считал, что един­ствен­ным изда­нием «Иудей­ской войны» была редак­ция, напи­сан­ная Иоси­фом в 75 – 79 гг. н. э., и что древ­не­рус­ский пере­вод сделан именно с этой редак­ции, хотя с осо­бого ее списка. Истрин доста­точно сдер­жанно, но тоже при­знает за обсуж­да­е­мыми фраг­мен­тами автор­ство Иосифа: «Я при­знаю, что нет неопро­вер­жи­мых дока­за­тельств для без­услов­ного отри­ца­ния автор­ства Иосифа, но анализ всего сла­вян­ского пере­вода «Исто­рии» лишь логи­че­ски при­во­дит к неиз­беж­но­сти при­зна­ния автор­ства Иосифа».136

Даже наи­бо­лее скеп­ти­че­ски настро­ен­ный Н. А. Мещер­ский в своей моно­гра­фии утвер­ждает: «..Мы имеем воз­мож­ность уста­но­вить, что список, к кото­рому вос­хо­дит древ­не­рус­ский пере­вод, отли­чался боль­шей точ­но­стью и сохран­но­стью текста, чем все дошед­шие до нас гре­че­ские списки». И далее делает вывод: «Итак, ори­ги­на­лом для пере­вод­чика послу­жил особый список, отли­чав­шийся от всех дошед­ших до нас гре­че­ских и порою сохра­нив­ший утра­чен­ные всеми гре­че­скими спис­ками пер­во­на­чаль­ные пра­виль­ные напи­са­ния, вос­хо­дя­щие к авто­графу «Исто­рии». Этим глав­ным обра­зом и опре­де­ля­ется цен­ность древ­не­рус­ского пере­вода не только как важ­ней­шего и обшир­ней­шего по своему объему памят­ника древ­не­рус­ского лите­ра­тур­ного языка, но и как источ­ника для рекон­струк­ции автор­ского текста «Исто­рии»».137

С другой сто­роны, Мещер­ский пола­гает, что в обсуж­да­е­мом древ­не­рус­ском фраг­менте «сви­де­тель­ства Флавия» мы имеем дело с суще­ствен­ной пере­ра­бот­кой древ­него гре­че­ского списка «Иудей­ской войны», с ново­за­вет­ным апо­кри­фом.138 Увы, мы не можем питать дове­рие к такого рода памят­ни­кам ста­рины! К несча­стью, лите­ра­тура апо­кри­фи­че­ского харак­тера имеет свое­об­раз­ное про­ис­хож­де­ние, и потому не может быть при­нята за бес­спор­ный доку­мент. В неко­то­ром смысле это попытки вос­со­здать собы­тия земной жизни Христа сред­ствами худо­же­ствен­ной лите­ра­туры…

Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие и апо­крифы

Запись благой вести

В первые деся­ти­ле­тия после 30 г. н. э. хри­сти­ан­ское бла­го­ве­стие суще­ство­вало пере­да­чей из уст в уста. К сере­дине I века еван­гель­ская про­по­ведь, благая весть о вос­крес­шем Христе, полу­чила устой­чи­вую устную тра­ди­цию, а во второй поло­вине сто­ле­тия начала скла­ды­ваться пись­мен­ная форма.139 Дра­го­цен­ные книги – Еван­ге­лия сразу полу­чили то же зна­че­ние, какое имело бла­го­ве­стие о Христе в других видах – про­по­веди, литур­ги­че­ской молитве, в под­го­товке вновь обра­щен­ных ко кре­ще­нию. И когда в разных местах начали запи­сы­вать апо­столь­скую про­по­ведь140, Цер­ковь вос­при­няла изна­чаль­ного, уже при­ня­того ею учения Христа, как сви­де­тель­ство слова Божия, потому что оно жило полной жизнью в серд­цах пра­во­слав­ных людей. В антич­ном мире роль уст­ного слова была исклю­чи­тельно велика, и благая весть на свит­ках папи­руса пред­на­зна­ча­лась для чтения вслух при совер­ше­нии Евха­ри­стии.141

9

Еван­ге­лист Лука. Мини­а­тюра из Еван­ге­лия. 1401 год

Пись­мен­ная фик­са­ция Еван­ге­лия не имела лите­ра­тур­ных целей и тен­ден­ций. В худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ниях пер­вого века мы видим под­ра­жа­ние древним, клас­си­че­ским образ­цам, и прежде всего, атти­че­ской прозе142. Язык Нового Завета – это не клас­си­че­ский лите­ра­тур­ный, а «общий» – «койнэ»143 – язык меж­на­ци­о­наль­ного обще­ния на огром­ных про­стран­ствах импе­рии. По своему типу язык Еван­ге­лия при­над­ле­жит к тому виду, на кото­ром писа­лась науч­ная проза: труды по мате­ма­тике, аст­ро­но­мии (Пто­ле­мей), меди­цине, тех­нике, неко­то­рые работы по фило­ло­гии. Перед пишу­щими книги стояла задача точно и гра­мотно начер­тать на папи­русе бла­го­ве­стие апо­сто­лов, и поэтому их язык в сти­ли­сти­че­ском отно­ше­нии сво­бод­нее, не пре­тен­дует на лите­ра­тур­ность, не тяго­теет к клас­си­цизму.144

Сна­чала все, что Спа­си­тель делал и гово­рил, изла­га­лось устной про­по­ве­дью апо­сто­лов, кото­рая состав­ляла Свя­щен­ное Пре­да­ние в цер­ков­ных общи­нах, сви­де­тель­ству­е­мое потом мужами апо­столь­скими. Но очень скоро учение стало запи­сы­ваться, так что к концу I века яви­лись доку­менты апо­столь­ского бла­го­ве­стия. Первое Еван­ге­лие (от Матфея) напи­сано через 20 лет после воз­не­се­ния Спа­си­теля (50 – 60 гг. н. э.), Еван­ге­лия от Марка и Луки – между 60-ми и 70-ми годами, Еван­ге­лие от Иоанна – к концу I века.145 Поэтому «очень веро­ятно, что еван­гель­ское пре­да­ние, в виде связ­ного изло­же­ния и по объему отве­ча­ю­щее обще­си­ноп­ти­че­скому ядру146, было закреп­лено в Иеру­са­лиме в тече­ние вто­рого пери­ода исто­рии апо­столь­ского века (35 – 44 гг.). Оно не обя­за­тельно имело пись­мен­ную форму. Пред­став­ля­ется веро­ят­ным, что для нужд про­по­веди пре­да­ние было закреп­лено не только по-ара­мей­ски, но и по-гре­че­ски. Только этим объ­яс­ня­ется, что оно тотчас же полу­чило широ­кое рас­про­стра­не­ние. В конце тре­тьего пери­ода (44 – 65 г.г.) оно было известно во всех Церк­вах, воз­ник­ших за это время в разных точках тогдаш­него куль­тур­ного мира. Оно легло в осно­ва­ние и наших кано­ни­че­ских Еван­ге­лий, кото­рые сфор­ми­ро­ва­лись в резуль­тате пере­пле­те­ния вокруг обще­си­ноп­ти­че­ского ядра других линий еван­гель­ского пре­да­ния».147 И этот тезис бле­стяще дока­зан.

Срав­ни­тельно недавно найден папи­рус II века с тек­стом Еван­ге­лия…148Раз­меры листа этого отрывка столь же малы (64 на 89 мм), как и его объем, тем не менее, этот папи­рус­ный фраг­мент явля­ется самым древним спис­ком Нового Завета, извест­ным на сего­дняш­ний день. На осно­ва­нии стиля букв, кото­рыми начер­тан отры­вок Еван­ге­лия, Робертс дати­ро­вал его первой третью II в. – при­мерно 130 г. н. э., но другие авто­ри­тет­ные палео­графы, такие как Дейс­сман, убеж­дены, что руко­пись напи­сана во время прав­ле­ния импе­ра­тора Адри­ана (117 – 138 гг. н. э.), а может быть, даже и при Траяне (98 – 117 гг. н. э.)149 Хотя коли­че­ство сохра­нив­шихся стихов неве­лико, этот малень­кий кусо­чек папи­руса пред­став­ляет такую же цен­ность, как целый кодекс. Фраг­мент древ­ней руко­писи явля­ется без­услов­ным дока­за­тель­ством того, что чет­вер­тое Еван­ге­лие было известно в первой трети II сто­ле­тия в про­вин­ци­аль­ном городке на берегу Нила, уда­лен­ном на сотни кило­мет­ров от места напи­са­ния ори­ги­нала (Эфес, Малая Азия). Сле­до­ва­тельно, дати­ровка напи­са­ния Еван­ге­лия от Иоанна концом I века неоспо­римо свя­зы­вает его с бла­го­ве­стием апо­стола, с запи­сью под­лин­ного Свя­щен­ного Пре­да­ния Церкви.

Еван­ге­лие от Марка, без­условно, напи­сано много раньше. В седь­мой Кумран­ской пещере обре­тен неболь­шой клочок пер­га­мента150, на кото­ром виден обры­вок гре­че­ского текста – в пяти стро­ках сохра­ни­лись части неко­то­рых слов. Иссле­до­ва­тели151 пред­по­ла­гаю, что это фраг­мент Еван­ге­лия от Марка (Мк. 6, 52 – 53): «…ибо не вра­зу­ми­лись чудом над хле­бами, потому что сердце их было ока­ме­ненно. И, пере­пра­вив­шись, при­были в землю Ген­ни­са­рет­скую и при­стали к берегу». Если это дей­стви­тельно Бла­го­ве­стие (в чем, однако, нет уве­рен­но­сти из-за малого раз­мера фраг­мента), то перед нами самый ранний из сохра­нив­шихся хри­сти­ан­ских доку­мен­тов. Кумран­ское посе­ле­ние было раз­ру­шено рим­скими вой­сками в 68 г. н. э. в ходе подав­ле­ния иудей­ского вос­ста­ния; неза­долго до этого кумра­ниты спря­тали свитки в пещеры. Сле­до­ва­тельно, Еван­ге­лие от Марка напи­сано за несколько лет до паде­ния Иеру­са­лима в 70 г. н. э.152

На осно­ва­нии име­ю­ще­гося фраг­мента нельзя судить о целом тексте: это ли то Бла­го­ве­сте, кото­рое в окон­ча­тель­ном виде вошло в Новый Завет вместе с пред­ска­за­нием о раз­ру­ше­ния Иеру­са­лима (Мк. 13, 1 – 2)? Одна из его преды­ду­щих редак­ций или же ранний текст, поло­жен­ный в основу Еван­ге­лия от Марка? Крат­кость сохра­нив­ше­гося фраг­мента не поз­во­ляет раз­ре­шить постав­лен­ных вопро­сов, но зато другая руко­пись Свя­щен­ного Писа­ния гово­рит о многом. Ста­рей­ший отры­вок гре­че­ского Нового Завета содер­жится в папи­рус­ном кодексе Еван­ге­лия от Иоанна153, кото­рый был издан в 1956 г. Вик­то­ром Мар­ти­ном, про­фес­со­ром клас­си­че­ской фило­ло­гии Женев­ского уни­вер­си­тета. Гер­берт Хунгер, хра­ни­тель собра­ния папи­ру­сов в Наци­о­наль­ной Вен­ской биб­лио­теке, дати­рует кодекс сере­ди­ной, если не первой поло­ви­ной II в. н. э.154 Текст отрывка явля­ется сме­шан­ным: в нем пере­пле­та­ются эле­менты алек­сан­дрий­ского и запад­ного типов.155 При­ме­ча­тельно, что эта руко­пись насчи­ты­вает около 440 исправ­ле­ний, сде­лан­ных между строк, над стер­тыми местами и на полях. Боль­шин­ство из них явля­ется кор­рек­ти­ров­кой соб­ствен­ных ошибок, допу­щен­ных писцом по небреж­но­сти, но часть исправ­ле­ний ука­зы­вает на вторую руко­пись, по кото­рой пра­вился текст. В папи­рус­ных фраг­мен­тах содер­жатся уни­каль­ные места, отсут­ству­ю­щие во всех других кодек­сах. К насто­я­щему вре­мени ученые самых разных направ­ле­ний схо­дятся в том, что сов­па­де­ние обре­тен­ных папи­ру­сов с тек­стом кано­ни­че­ского Еван­ге­лия объ­яс­ня­ется вли­я­нием послед­него и не дает осно­ва­ния для обрат­ного заклю­че­ния. Особое зна­че­ние ука­зан­ной находки состоит в том, что она непре­ложно дока­зала суще­ство­ва­ние наших Еван­ге­лий, не исклю­чая и Еван­ге­лия от Иоанна, в начале II века. Уже тогда они поль­зо­ва­лись доста­точ­ной извест­но­стью и ока­зы­вали несо­мнен­ное вли­я­ние. В связи с этим надо ска­зать, что най­ден­ный текст только в общих чертах сов­па­дает с Еван­ге­лием. Это застав­ляет пред­по­ло­жить, что упо­ми­на­е­мая руко­пись содер­жит не выписки из Еван­ге­лия от Иоанна, а изло­же­ние по памяти.

Мы видим, что устное пре­да­ние про­дол­жало суще­ство­вать парал­лельно с воз­ни­кав­шими пись­мен­ными памят­ни­ками и само под­вер­га­лось их вли­я­нию. Но тот, кому при­над­ле­жит запись еван­гель­ских тек­стов на най­ден­ных папи­ру­сах III вв., рабо­тал так же, как рабо­тали соста­ви­тели наших кано­ни­че­ских Еван­ге­лий. Не может быть сомне­ния в том, что они поль­зо­ва­лись уст­ными источ­ни­ками. Евсе­вий Кеса­рий­ский (IV в.) в «Цер­ков­ной исто­рии» при­во­дит слова епи­скопа Папия (первая поло­вина II в.) из Иера­поля (Малая Азия), кото­рый соби­рал устные пре­да­ния: «Я не замедлю в под­твер­жде­ние истины вос­пол­нить мои тол­ко­ва­ния тем, чему я хорошо научился у стар­цев и что хорошо запом­нил. Я с удо­воль­ствием слушал не мно­го­ре­чи­вых учи­те­лей, а тех, кто пре­по­да­вал истину, не тех, кто повто­ряет запо­веди других людей, а данные Гос­по­дом о вере, исхо­дя­щие от самой Истины. Если же при­хо­дил чело­век, общав­шийся со стар­цами, я рас­спра­ши­вал об их бесе­дах: что гово­рил Андрей, что Петр, что Филипп, что Фома и Иаков, что Иоанн и Матфей или кто другой из уче­ни­ков Гос­под­них… Я пони­мал, что книги не при­не­сут мне столько пользы, сколько живой, оста­ю­щийся в душе голос».156 Память восточ­ного чело­века сохра­няет сви­де­тель­ство пре­да­ния не менее прочно, чем любой пись­мен­ный мате­риал. Конечно, были неиз­бежны ошибки, и об этом гово­рят най­ден­ные папи­русы при сопо­став­ле­нии с кано­ни­че­скими Еван­ге­ли­ями. Кроме того, исходя из най­ден­ных фраг­мен­тов можно утвер­ждать, что суще­ство­вало несколько парал­лель­ных линий уст­ного пре­да­ния.

К концу пер­вого века, когда завер­ша­ется апо­столь­ский период исто­рии Церкви, она, несо­мненно, имеет четыре Еван­ге­лия: по Матфею, Марку, Луке и Иоанну. Они не собраны в единую книгу. Каждое из них бла­го­ве­стится в той группе Церк­вей, для кото­рой оно напи­сано, и святая Цер­ковь при­няла в Писа­нии Нового Завета то самое слово Божие, кото­рое живет в ней изна­чально и кото­рое явля­ется вечным источ­ни­ком ее суще­ство­ва­ния. Появ­ле­ние Нового Завета как книги, как Писа­ния – это запись Свя­щен­ного Пре­да­ния, однако неоспо­римо, что между четырьмя Еван­ге­ли­ями есть рас­хож­де­ния по вто­ро­сте­пен­ным вопро­сам – в хро­но­ло­гии, в после­до­ва­тель­но­сти собы­тий.157 Древним хри­сти­а­нам были хорошо известны эти раз­ли­чия, но их, в отли­чие от ученых нашего вре­мени, они совер­шенно не сму­щали. Святые апо­столы пове­дали, что Иисус Хри­стос – Сын Божий во всей доступ­ной для нас пол­ноте открыл волю Отца Небес­ного о спа­се­нии мира, пре­по­дал новый, совер­шен­ный закон веры и бла­го­че­стия. Это слу­же­ние совер­шено Гос­по­дом, а также тру­дами уче­ни­ков, кото­рые воз­ве­щали бла­го­ве­стие по Его запо­веди, и невоз­можно оспо­рить глу­бо­чай­шее един­ство образа Христа во всех Еван­ге­лиях, их внут­рен­нее согла­сие.

Хри­сти­ане антич­но­сти носили благую весть о вос­крес­шем Христе запе­чат­лен­ной в своем сердце и пере­да­вали из поко­ле­ния в поко­ле­ние то писан­ное Еван­ге­лие, кото­рое сов­па­дало с «запи­сью» в их душах. Поэтому Цер­ковь при­зна­вала и при­знает только те свитки и книги Еван­ге­лия, кото­рые пере­да­ва­лись в первые века нашей эры из рук пра­во­слав­ных епи­ско­пов в руки пра­во­слав­ных епи­ско­пов. Мно­же­ство «бла­го­ве­стий», пере­да­ва­е­мых иными сооб­ще­ствами, хотя могли содер­жать фраг­менты под­лин­ного учения Христа, запи­сан­ные в первом сто­ле­тии, не вошли в ново­за­вет­ный канон, так как их пере­дача про­из­во­ди­лась лицами, не нося­щими в сердце вос­крес­шего Христа, людьми, не испол­нен­ными бла­го­дати и истины; и при состав­ле­нии новых спис­ков этих тек­стов в них неиз­бежно вкра­лись недо­сто­вер­ные добав­ле­ния.

В древ­но­сти раз­би­раться между под­лин­ным Еван­ге­лием и под­дел­кой под него было нелегко, потому что два первых века по Рож­де­стве Хри­сто­вом были эпохой бес­чис­лен­ных апо­кри­фов, кото­рые нередко пред­став­ляли собой нечто вроде рели­ги­оз­ных пове­стей, чуждых злых наме­ре­ний, но не имев­ших доку­мен­таль­ного зна­че­ния. Апо­крифы захва­ты­вали своими сооб­ще­ни­ями и повест­во­ва­ни­ями вели­ких людей древ­но­сти и даже хри­сти­ан­ских про­по­вед­ни­ков. На доне­се­ние импе­ра­тору Тибе­рию якобы рас­ка­яв­ше­гося Пилата ссы­ла­ются Евсе­вий158 и Тер­тул­лиан159. На так назы­ва­е­мые «Деяния Пилата»,160 кото­рые сохра­ни­лись в апо­кри­фи­че­ском Еван­ге­лии Нико­дима, ссы­ла­ются св. Иустин161 и св. Епи­фа­ний162, причем эти «Деяния» пред­став­ляют собой подроб­ный рас­сказ о суде над Иису­сом.163Апо­кри­фи­че­ские повест­во­ва­ния окру­жали и лич­ность Самого Спа­си­теля.

Ука­за­ние на Апо­стола Петра

Отсут­ствие точ­ного канона Свя­щен­ного Писа­ния (до второй поло­вины IV в.) давало воз­мож­ность авто­рам лите­ра­тур­ных тво­ре­ний при­пи­сы­вать апо­сто­лам свои «учения», пред­став­лять их в форме «еван­ге­лий» и «посла­ний». Они знали хорошо: только то полу­чает при­зна­ние в Церкви, что освя­щено авто­ри­те­том апо­столь­ского сви­де­тель­ства. А так как их писа­ния были инте­ресны, дей­ство­вали на вооб­ра­же­ние, отве­чали вкусам вре­мени, для многих неутвер­жден­ных или только что обра­щен­ных они могли стать соблаз­ном164. До наших дней дошло мно­же­ство таких про­из­ве­де­ний. Среди них можно назвать целый ряд апо­кри­фи­че­ских еван­ге­лий…

10

Чест­ные вериги свя­того Апо­стола Петра

«Еван­ге­лие Евреев»… Сви­де­тель­ство о нем идет от бла­жен­ного Иеро­нима165, кото­рый это про­из­ве­де­ние с сиро-хал­дей­ского языка166 пере­вел на гре­че­ский и латин­ский. Веро­ятно, оно было в упо­треб­ле­нии у назо­реев167 и мно­гими при­зна­ва­лось за еврей­ский тек­сту­аль­ный источ­ник Еван­ге­лия от Матфея: оно близко по своему содер­жа­нию к неко­то­рым отрыв­кам пер­вого кано­ни­че­ского Еван­ге­лия, но учи­ты­вая иссле­до­ва­ния, можно при­знать, что оно явля­ется лишь даль­ней­шей пере­ра­бот­кой пер­во­ис­точ­ника Мат­фе­ева Еван­ге­лия168. «Еван­ге­лие Две­на­дцати», веро­ятно, состав­лен­ное во II в, долгое время счи­та­лось поте­рян­ным. Ориген считал этот текст, как и «Еги­пет­ское еван­ге­лие», древ­ней­шим памят­ни­ком169. «Еги­пет­ское еван­ге­лие» напи­сано около 150 г.170По сви­де­тель­ству Епи­фа­ния Кипр­ского171, оно содер­жит в себе мысли против брака, против плоти вообще, и иска­жен­ное пони­ма­ние Троицы. «Еван­ге­лие Иакова» обре­тено и издано в латин­ском пере­воде в 1552 г.172 Это памят­ник, очень рас­про­стра­нен­ный в древ­не­хри­сти­ан­ской среде и состав­лен­ный во второй поло­вине II века.173 В нем много повест­ву­ется о дет­стве Божией Матери, о Ее роди­те­лях, кото­рые в первый раз названы Иоаки­мом и Анной, об изби­е­нии мла­ден­цев в Виф­ле­еме, о бра­тьях Гос­пода как детях Иосифа от пер­вого брака.174 «Еван­ге­лие Фомы» знают Ориген (182 – 215 гг.) и Иппо­лит (начало III в.). Оно полу­чило широ­кую извест­ность среди хри­стиан, что сви­де­тель­ству­ется мно­гими пере­во­дами на гре­че­ский, латин­ский, сирий­ский175 и сла­вян­ский языки.176 «Еван­ге­лие Дет­ства Иисуса», отно­ся­ще­еся ко II веку, близко в неко­то­рых редак­циях «Еван­ге­лию Фомы» в сирий­ской версии.177 «Еван­ге­лие Вар­фо­ло­мея» – довольно позд­ний (около IV века) памят­ник, сохра­нив­шийся в копт­ских, гре­че­ских и латин­ских отрыв­ках.178 Сви­де­тель­ство о нем нахо­дится у бла­жен­ною Иеро­нима, и «бла­го­ве­сте» это, веро­ятно, алек­сан­дрий­ского про­ис­хож­де­ния.179

Около 200 г. н. э. Сера­пион, епи­скоп Антио­хий­ский180, обра­тился к Келе­си­рий­ской пастве с уве­ще­ва­нием против бого­слу­жеб­ного упо­треб­ле­ния так назы­ва­е­мого «Еван­ге­лия Петра».181 Свя­ти­тель Сера­пион, как об этом гово­рит Евсе­вий, полу­чил список «Еван­ге­лия Петра» от доке­тов182; пишет о нем он так: «Мы, братья, при­ни­маем Петра и других апо­сто­лов как Христа, но, люди опыт­ные, мы отвер­гаем книги, кото­рые ходят под их именем, зная, что учили нас всех не так. Будучи у вас, я пред­по­ла­гал, что все вы дер­жи­тесь правой веры, и, не про­чи­тав «Еван­ге­лия», кото­рое слывет… Пет­ро­вым, указал, что если это един­ствен­ная при­чина вашего сму­ще­ния, то читать его можно. Теперь же, узнав из рас­ска­зан­ного мне, что душа их ускольз­нула, как в нору, в ересь, пото­роп­люсь к вам опять, братья, так что ждите меня вско­ро­сти…» Далее свя­ти­тель пишет, что в так назы­ва­е­мом «Еван­ге­лии Петра» «..многое согласно с правым уче­нием Спа­си­теля, а кое-что и добав­лено…»183 Более позд­ние цер­ков­ные авторы, напри­мер, Фео­до­рит Кир­ский (IVV вв.), пред­по­ла­гали связь «Еван­ге­лия Петра» с иудео-хри­сти­а­нами. «Назо­реи явля­ются иуде­ями, почи­та­ю­щими Христа как спра­вед­ли­вого чело­века и поль­зу­ю­щи­мися так назы­ва­е­мым Еван­ге­лием от Петра», – писал Фео­до­рит.184 Оче­видно, что свя­ти­тель Сера­пион обра­ща­ется к пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам, у кото­рых в бого­слу­жеб­ном оби­ходе упо­треб­лялся апо­криф. Его опа­се­ния оправ­даны: за литур­гией можно читать только то Еван­ге­лие, кото­рое пере­да­ется от одного хри­сти­ан­ского епи­скопа к дру­гому, можно слу­шать лишь Писа­ние, созвуч­ное духу апо­столь­ской про­по­веди. Кто может пору­читься, что свиток, пере­да­ю­щийся руками ере­ти­ков, сохра­няет истину? В их душах не живет вос­крес­ший Хри­стос, и они могут «испра­вить» текст, следуя запо­ве­дям мира сего.

Вполне воз­можно, что в первом веке у иудео-хри­стиан из назо­реев имела хож­де­ние пер­во­на­чаль­ная и отра­жа­ю­щая пре­да­ние апо­сто­лов запись «Еван­ге­лия Петра», кото­рая позже, попав к доке­там, пре­тер­пела редак­тор­скую правку.185Но вплоть до послед­него вре­мени о тексте апо­крифа судили только на осно­ва­нии выска­зы­ва­ний древ­них учи­те­лей Церкви. Срав­ни­тельно недавно (1886 г.) на рас­коп­ках в Верх­нем Египте (г. Ахмим) в могиле сред­не­ве­ко­вого монаха были обна­ру­жены листы пер­га­мента с гре­че­ским тек­стом, где автор назы­вает себя Симон Петр. Там же нахо­ди­лись «Апо­ка­лип­сис Петра», Книга Еноха, и поэтому этот отры­вок отож­де­ствили с «Еван­ге­лием от Петра». Сама руко­пись на пер­га­менте отно­сится, по всей веро­ят­но­сти, к VIIIIX вв., но текст создан гораздо раньше: наре­чие гре­че­ского языка, стиль фраг­мента как «Еван­ге­лия» так и «Апо­ка­лип­сиса Петра» тесно свя­заны язы­ко­выми осо­бен­но­стями с кругом ран­не­хри­сти­ан­ской лите­ра­туры…186

Упо­ми­на­е­мый отры­вок «Еван­ге­лия от Петра» содер­жит мно­же­ство добав­ле­ний, вызы­вав­ших недо­уме­ние пра­во­слав­ных хри­стиан еще в конце II века. Осо­бенно сильно доке­ти­че­ский дух про­сле­жи­ва­ется в том, что Иисус нигде не назван по имени, назы­ва­ется только Гос­по­дом, а чело­ве­че­ская при­рода Христа в зна­чи­тель­ной сте­пени низ­ве­дена до види­мого подо­бия плоти. С другой сто­роны, неко­то­рые осо­бен­но­сти сильно отда­ляют «Еван­ге­лие Петра» и от сочи­не­ний иудео-хри­стиан. Так в нем отсут­ствуют про­ро­че­ства о конце света, втором при­ше­ствии, но что более суще­ственно – при­ве­дена всего лишь одна цитата из Вет­хого Завета.

Веро­ятно, упо­ми­на­е­мый фраг­мент взят из конца пол­ного про­из­ве­де­ния, потому что он начи­на­ется судом над Иису­сом, а закан­чи­ва­ется Его вос­кре­се­нием из мерт­вых. Но полный, веро­ятно, более близ­кий к ори­ги­налу текст «Еван­ге­лия от Петра» был доста­точно хорошо изве­стен хри­сти­ан­ским писа­те­лям сере­дины II в. Его знал Иустин Фило­соф: опи­сы­вая изде­ва­тель­ства над Иису­сом, он гово­рит, что Иисуса поса­дили на судей­ское место (бэму), причем фра­зео­ло­ги­че­ски этот отры­вок пере­кли­ка­ется с соот­вет­ству­ю­щим отрыв­ком из «Еван­ге­лия от Петра».187 Иустин Фило­соф не ссы­ла­ется на это «Еван­ге­лие», но гово­рит о «вос­по­ми­на­ниях апо­сто­лов», а такое назва­ние больше всего под­хо­дит к «Еван­ге­лию от Петра», поскольку оно напи­сано от пер­вого лица.188

В сохра­нив­шейся части руко­писи опи­сы­ва­ется суд над Иису­сом, Его казнь и Вос­кре­се­ние, но в то же время текст содер­жит мно­же­ство суще­ствен­ных рас­хож­де­ний с под­лин­ным Еван­ге­лием. В апо­крифе суд над Спа­си­те­лем про­ис­хо­дит не перед наро­дом189, а в пре­то­рии190 или даже во дворце Ирода191, причем глав­ную роль в осуж­де­нии на смерть играет Ирод Антипа.192

«…Из иудеев же никто не умыл рук, ни Ирод, ни кто-либо из судей Его. И когда никто не захо­тел омыться, под­нялся Пилат. Тогда Ирод-царь при­ка­зы­вает взять Гос­пода, говоря им: «Что я при­ка­зал вам сде­лать с Ним, сде­лайте»».193

Столь же зна­чи­тель­ные рас­хож­де­ния с Новым Заве­том есть и далее, при опи­са­нии муче­ний и изде­ва­тельств, кото­рым под­вергли Иисуса Христа после осуж­де­ния на казнь. В «Еван­ге­лии Петра» Гос­пода сажают на судей­ское место, обра­ща­ются к Нему со сло­вами: «Суди пра­ведно, царь Изра­иля»194; в под­лин­ном Еван­ге­лии воины пра­ви­теля Иисуса не уса­жи­вают, а жестоко насме­ха­ются над Ним, говоря: «Радуйся, Царь Иудей­ский!» (Мф. 27:29) Кано­ни­че­ское Еван­ге­лие от Иоанна содер­жит слово (βήμα, «бэма» – судей­ское место, но на него садится не Спа­си­тель, а намест­ник Понтий Пилат (Ин. 19:13). Кроме того, в ново­за­вет­ных Еван­ге­лиях над Иису­сом глу­мятся воины, в то время как по тексту апо­крифа это делают неопре­де­лен­ные «они». По кон­тек­сту, это, скорее всего – иудеи и сол­даты импе­рии сообща…

«И они, взяв Его, гнали и бежали, толкая Его, и гово­рили: «Гоним Сына Божия, полу­чив власть над Ним». И обла­чили Его в пор­фиру195, и поса­дили Его на судей­ское место, говоря: «Суди пра­ведно, царь Изра­иля». И кто-то из них, при­неся тер­но­вый венец, воз­ло­жил его на голову Гос­пода. А одни, сто­я­щие [рядом], пле­вали Ему в глаза, другие били Его по щекам, иные тыкали в Него трост­ни­ко­вой палкой, а неко­то­рые биче­вали Его, при­го­ва­ри­вая: «Вот какой поче­стью почтим мы Сына Божия»».196

Особый инте­рес пред­став­ляет раз­ви­тие апо­кри­фи­че­ского повест­во­ва­ния. Бла­го­ра­зум­ный раз­бой­ник при­знает в Рас­пя­том рядом с ним Спа­си­теля чело­ве­че­ства. За это «при­ка­зали не пере­би­вать ему голе­ней, чтобы он умер в муче­ниях».197 По апо­крифу, бла­го­ра­зум­ному раз­бой­нику, чтобы он мучился подольше, не хотят пере­ла­мы­вать кости ног. Кано­ни­че­ское Еван­ге­лие куда точнее, «Итак, пришли воины, и у пер­вого пере­били голени, и у дру­гого, рас­пя­того с Ним» (Ин. 19:32).

Еван­ге­лие от Иоанна повест­вует, что у обоих раз­бой­ни­ков пере­били голени равным обра­зом. В апо­крифе же «при­вели двух зло­деев и рас­пяли Гос­пода между ними в сере­дине: Он же молчал, как будто не испы­ты­вал ника­кой боли.198 И когда они под­няли крест, они напи­сали [на нем]: «Это царь Изра­иль­ский». И, поло­жив одежды Его перед Ним, делили их и бро­сали жребий между собой. Но один из зло­деев упре­кал их, говоря: «Мы из-за зла, кото­рое совер­шили, так стра­даем. Он же, явив­шийся Спа­си­те­лем людей, что дур­ного Он сделал вам?» И, воз­не­го­до­вавши на него, при­ка­зали не пере­би­вать ему голе­ней, чтобы он умер в муче­ниях.»199

По апо­крифу, когда после крест­ной смерти «выта­щили гвозди200 из рук Гос­пода и поло­жили Его на землю»201, Иосиф Ари­ма­фей­ский взял «Гос­пода, обмыл и обер­нул пеле­ной, и отнес в свою соб­ствен­ную гроб­ницу, назы­ва­е­мую садом Иосифа…»202 Затем автор текста гово­рит от лица апо­стола Петра:

«Собрав­ши­еся книж­ники, и фари­сеи, и ста­рей­шины услы­шали, что народ весь ропщет и бьет себя в грудь, говоря: «Если при смерти Его такие вели­кие зна­ме­ния яви­лись, то видите, сколь Он пра­ве­ден». Испу­га­лись они и пошли к Пилату, прося его и говоря: «Дай нам воинов, чтобы мы могли сто­ро­жить Его могилу три дня, чтобы Его уче­ники не пришли и не украли бы Его и народ не решил, что Он вос­стал из мерт­вых и не сделал бы нам зла». Пилат же дал им Пет­ро­ния цен­ту­ри­она203, чтобы охра­нять гроб­ницу. И с ними пошли ста­рей­шины и книж­ники к гроб­нице. И, при­ка­тив боль­шой камень, вместе с цен­ту­ри­о­ном и вои­нами при­ва­лили к входу в гроб­ницу. И, запе­ча­тав семью печа­тями, рас­по­ло­жили палатку и стали сте­речь».204

Срав­ните этот отры­вок с кано­ни­че­ским Еван­ге­лием и убе­ди­тесь, сколь много при­бав­лено. «На другой день, кото­рый сле­дует за пят­ни­цею, собра­лись пер­во­свя­щен­ники и фари­сеи к Пилату и гово­рили: гос­по­дин! Мы вспом­нили, что обман­щик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней вос­кресну; итак при­кажи охра­нять гроб до тре­тьего дня, чтобы уче­ники Его, придя ночью, не украли Его и не ска­зали народу: вос­крес из мерт­вых; и будет послед­ний обман хуже пер­вого. Пилат сказал им: имеете стражу, пой­дите, охра­няйте, как знаете. Они пошли и поста­вили у гроба стражу, и при­ло­жили к камню печать» (Лк. 27, 62 – 66).

Однако самое силь­ное рас­хож­де­ние с под­лин­ным Еван­ге­лием мы обна­ру­жим в опи­са­нии собы­тий по вос­кре­се­нии Христа из мерт­вых. «И в ту же ночь, когда рас­све­тал день Гос­по­день, сто­ро­жили же воины по двое каждую стражу, гром­кий голос раз­дался в небе.»205 В этой фразе отно­си­тельно досто­вер­ными могут быть при­знаны слова: «в ту же ночь… сто­ро­жили… воины по двое каждую стражу», что в прин­ципе не про­ти­во­ре­чит уставу кара­уль­ной службы рим­ских войск. Назвать же день, сле­ду­ю­щий за суб­бо­той, «днем Гос­под­ним» можно только с конца пер­вого века, то есть на шесть­де­сят и более лет позже момента, опи­сы­ва­е­мого в Еван­ге­лии.206 Далее, по апо­крифу, часо­вые «уви­дели, как небеса рас­кры­лись, и двух мужей, сошед­ших оттуда, излу­чав­ших сияние и при­бли­зив­шихся к гроб­нице. Камень же тот, что был при­ва­лен к двери, отва­лив­шись сам собой, ото­дви­нулся, и гроб­ница откры­лась, и оба юноши вошли. И когда воины уви­дели это, они раз­бу­дили цен­ту­ри­она и ста­рей­шин, ибо и они нахо­ди­лись там, охра­няя [гроб­ницу]».207 В этом повест­во­ва­нии вызы­вает сомне­ние как пере­ме­ще­ние ангель­ских сил, то есть способ их вхож­де­ния во гроб, так и состо­я­ние духа охран­ни­ков. Кано­ни­че­ское Еван­ге­лие повест­вует, что при виде Ангела, «устра­шив­шись его, сте­ре­гу­щие пришли в трепет и стали, как мерт­вые» (Мф. 28:4). И немуд­рено! Даже пророк Даниил, встре­тив Ангела с лицом, «как вид молнии» (Дан. 10:6), когда «смот­рел на это вели­кое виде­ние», сказал: «во мне не оста­лось кре­по­сти, и вид лица моего чрез­вы­чайно изме­нился, не стало во мне бод­ро­сти… в оце­пе­не­нии пал я на лице мое и лежал лицом к земле… во мне нет силы, и дыха­ние замерло во мне» (Дан. 10, 8 – 9, 17). Если послан­ники Божии, про­роки, сла­беют и цепе­неют при обще­нии с воин­ством небес­ным, то что же гово­рить о язы­че­ских сол­да­тах! Ведь и сопут­ству­ю­щие про­року Дани­илу про­стые люди совер­шенно поте­ря­лись: «силь­ный страх напал на них, и они убе­жали, чтобы скрыться» (Дан. 10:7). И потом, почему в апо­крифе Ангелы захо­дят в гроб­ницу, как про­стые люди – через откры­тую дверь? Разве камень мог слу­жить пре­гра­дой дви­же­нию небес­ных вест­ни­ков?!

Даль­ней­шее повест­во­ва­ние еще ярче отте­няет апо­кри­фич­ность текста. Воины пре­спо­койно, совсем не стра­шась Анге­лов, раз­бу­див иудей­ских ста­рей­шин и своего коман­дира, рас­ска­зы­вают им о только что виден­ном чуде, а потом все вместе, пер­выми из людей, спо­доб­ля­ются видеть вос­крес­шего Христа. За что такая честь? «И когда они рас­ска­зы­вали, что видели, снова уви­дели выхо­дя­щих из гроб­ницы трех чело­век, двоих, под­дер­жи­ва­ю­щих одного, и крест, сле­ду­ю­щий за ними.»208

По апо­крифу полу­ча­ется, что люди, не веру­ю­щие во Христа, могут видеть Его вос­крес­шим. В кано­ни­че­ском Еван­ге­лий Спа­си­теля по вос­кре­се­нии из мерт­вых видят только верные Ему уче­ники. И потом, зачем Анге­лам под­дер­жи­вать Того, Кто держит Собой всю все­лен­ную? Вос­кре­си­тель пад­шего чело­ве­че­ского рода, побе­ди­тель смерти и ада может ли быть немощ­ным? Упо­ми­на­ние креста и вовсе пере­но­сит данную редак­цию текста за чет­вер­тое сто­ле­тие, когда была отме­нена казнь через рас­пя­тие и утвер­ди­лось почи­та­ние креста Хри­стова как орудия искуп­ле­ния чело­ве­че­ства. Для уси­ле­ния, как ему кажется, повест­во­ва­ния неиз­вест­ный редак­тор «Еван­ге­лия от Петра» при­бе­гает к чрез­мер­ным пре­уве­ли­че­ниям и тем самым лишний раз под­твер­ждает апо­кри­фич­ность текста. Опи­сы­вая исхо­дя­щих из гроба, он утвер­ждает, что «головы двоих дости­гали неба, а у Того, Кого вели за руку, голова была выше неба».209Ком­мен­та­рии излишни…

Окон­ча­ние фраг­мента апо­крифа в общих чертах сов­па­дает с Еван­ге­лием от Марка (Мк. 16:1–8), но тоже не точно. «Рано утром дня Гос­подня Мария Маг­да­лина… взяв с собой подруг, пошла к гроб­нице, куда был поло­жен. И боя­лись они, как бы ни уви­дели их иудеи, и гово­рили: «Если и не могли мы в тот день, когда был распят, рыдать и сте­нать, то теперь у гроб­ницы Его сде­лаем это. Кто же отка­тит для нас камень, закры­ва­ю­щий вход в гроб­ницу, чтобы, войдя, мы сели около Него и совер­шили поло­жен­ное? Ибо камень был велик, и мы боимся, как бы кто-нибудь ни увидел нас. И если мы не сможем, поло­жим у входа, что при­несли в память Его, будем пла­кать и бить себя в грудь вплоть до нашего дома». И они пошли и уви­дели гроб­ницу откры­той, и, подойдя, скло­ни­лись туда и уви­дели там неко­его юношу, сидя­щего посреди гроб­ницы, пре­крас­ного и оде­того в сия­ю­щие одежды, кото­рый сказал им: «Кого ищете? Не Того ли, Кто был распят? Вос­стал Он и ушел. Если же не верите, накло­ни­тесь и посмот­рите на место, где Он лежал. Его нет там. Ибо вос­стал и ушел, откуда был послан». Тогда жен­щины, объ­ятые ужасом, убе­жали.»210

Как мы упо­ми­нали, суще­ствует гипо­теза, что в первом веке у иудео-хри­стиан из назо­реев могла сохра­няться пер­во­на­чаль­ная, не дошед­шая до наших дней версия «Еван­ге­лия Петра», точнее отра­жа­ю­щая пре­да­ние апо­сто­лов. Кос­венно об этом можно судить по древ­ней руко­писи Еван­ге­лия от Марка – по Ста­ро­ла­тин­скому ману­скрипту. Нами уже гово­ри­лось, что окон­ча­ние апо­крифа в общих чертах сов­па­дает с окон­ча­нием Еван­ге­лия от Марка, а у Евсе­вия Кеса­рий­ского читаем: «Марк был пере­вод­чи­ком Петра; он точно запи­сал все, что запом­нил из ска­зан­ного и соде­ян­ного Гос­по­дом, но не по порядку, ибо сам не слышал Гос­пода и не ходил с Ним. Позд­нее он сопро­вож­дал Петра, кото­рый учил, как того тре­бо­вали обсто­я­тель­ства, и не соби­рался слова Христа рас­по­ла­гать в порядке. Марк ничуть не погре­шил, запи­сы­вая все так, как он запом­нил; забо­тился он только о том, чтобы ничего не про­пу­стить и не пере­дать неверно».211 Тем самым ста­но­вится ясно, что про­по­ведь апо­стола Петра стала основ­ным источ­ни­ком Еван­ге­лия от Марка, а ранние руко­писи этого Еван­ге­лия могут содер­жать допол­ни­тель­ные вставки, вос­хо­дя­щие к уст­ному пре­да­нию.

Самым важным сви­де­те­лем афри­кан­ской ста­ро­ла­тин­ской версии явля­ется Боб­бион­ский кодекс, кото­рый обо­зна­ча­ется буквой «k» и назы­ва­ется Ста­ро­ла­тин­ским ману­скрип­том. К сожа­ле­нию, он прак­ти­че­ски фраг­мен­та­рен и содер­жит лишь поло­вину Еван­ге­лий от Матфея и Марка. Кодекс пере­пи­сан около 400 г. н. э. в Африке и при­ве­зен в ирланд­ский мона­стырь Боббио, нахо­див­шийся в север­ной Италии, где хра­нился на про­тя­же­нии многих сто­ле­тий, пока его не поме­стили в Наци­о­наль­ную биб­лио­теку Турина. Форма текста кодекса прак­ти­че­ски пол­но­стью сов­па­дает с цита­тами из посла­ния св. Кипри­ана Кар­фа­ген­ского (около 250 г. н. э.). По мнению Лойе, осо­бен­но­сти «k» палео­гра­фи­че­ски пока­зы­вают, что он пере­пи­сан с папи­руса II в. н. э., упо­треб­ляв­ше­гося в Север­ной Африке. При­ме­ча­тельно, что Ста­ро­ла­тин­ский ману­скрипт содер­жит «про­ме­жу­точ­ное» окон­ча­ние Еван­ге­лия от Марка.212

В этом латин­ском кодексе конца IV века, хра­ня­щемся сейчас в г. Турине (Италия), к 3 стиху добав­лено сле­ду­ю­щее: «Subito autem ad horam tertiam tenebrae diei factae sunt per totum orbem terrae, et descenderunt de caelis angeli et surgent in claritate vivi Dei (viri duo) simul ascenderunt cum eo, et continuo lux facta est. Tunc illae accesserunt ad monumentum…»

To есть после тре­тьего стиха: «И гово­рят между собою: кто отва­лит нам камень от двери?» напи­сано: «Вне­запно в час третий во тьме, когда во всем мире насту­пил сле­ду­ю­щий день, и сошли с неба Ангелы и встали во славе Живого Бога (мужа два?), [и] тотчас же сразу воз­нес­лись (взошли) с Ним, и немед­ленно (тотчас же) светло стало. Тогда те подо­шли к гроб­нице…»213 «и взгля­нувши видят, что камень отва­лен; а он был весьма велик» (Мк. 16:4).

Чем эта апо­кри­фи­че­ская вставка отли­ча­ется от «Еван­ге­лия Петра»? Крат­ко­стью и боль­шей стро­го­стью изло­же­ния. В ней не содер­жится ника­кого опи­са­ния вос­крес­шего Христа и прочих добав­ле­ний к еван­гель­ским словам,214 но и она не может быть при­знана кано­нич­ной.

Непо­сти­жи­мый по самой своей сущ­но­сти момент Вос­кре­се­ния Гос­пода Иисуса Христа не описан в Новом Завете. Кано­ни­че­ское Еван­ге­лие гово­рит о вели­ком зем­ле­тря­се­нии и отва­ле­нии камня от входа в погре­баль­ную пещеру, но как про­изо­шло само Вос­кре­се­ние, в каком виде был вос­крес­ший Спа­си­тель, как Он вос­стал из гроба, куда напра­вился – это оста­ется сокро­вен­ной тайной. Мол­ча­ние еван­ге­ли­стов сви­де­тель­ствует лишь об их без­упреч­ной искрен­но­сти и о вели­чии собы­тия, кото­рое не под­да­ется ника­кому опи­са­нию. Внеш­няя сто­рона Вос­кре­се­ния215, как непо­сти­жи­мая, не без при­чины сокрыта от чело­ве­че­ских взоров и не имеет земных сви­де­те­лей…

Так назы­ва­е­мое «Еван­ге­лие Нико­дима»

Как мы уже гово­рили, древ­ней­шая лите­ра­тура в зна­чи­тель­ной сте­пени состоит из апо­кри­фи­че­ских про­из­ве­де­ний и ее харак­тер­ным при­зна­ком явля­ется под­ра­жа­тель­ный тип твор­че­ства. Под­лин­ники апо­столь­ского пери­ода берутся как пример и обра­зец, но насы­ща­ются новыми подроб­но­стями.216 В полу­ча­е­мой таким обра­зом лите­ра­туре про­сле­жи­ва­ется стрем­ле­ние под­ра­жать книгам Свя­щен­ного Писа­ния по их содер­жа­нию и направ­ле­нию.217 Однако среди упро­щен­ных ком­пи­ля­ций и гру­бого под­ра­жа­ния можно обре­сти дра­го­цен­ные кру­пицы пер­во­на­чаль­ной тра­ди­ции. Авторы псев­до­е­ван­ге­лий, «если только могли, гово­рили правду; имена царей I века они ука­зы­вают исто­ри­че­ские, хро­но­ло­гия их почти верна. Итак, отно­си­тельно апо­кри­фов можно уста­но­вить такое прин­ци­пи­аль­ное поло­же­ние: в них оста­лись ценные ука­за­ния на правду, пред­став­ля­ю­щие собой остатки исто­ри­че­ского пре­да­ния».218 Впро­чем, надо ого­во­риться, что эта лите­ра­тура сама по себе не явля­ется про­дук­том ран­него хри­сти­ан­ства: неко­то­рые апо­кри­фи­че­ские еван­ге­лия состав­лены, веро­ятно, в III и IV веках.219

11

Соше­ствие во ад. Визан­тий­ская моза­ика XI века

Апо­кри­фи­че­ская лите­ра­тура зани­мала боль­шое место в круге чтения хри­стиан первых веков; поэтому «апо­крифы вошли в содер­жа­ние сбор­ни­ков, упо­треб­ляв­шихся в Церкви: синак­са­рей, про­ло­гов, четьих миней и других, но это обсто­я­тель­ство еще не руча­ется за санк­цию со сто­роны Церкви их про­ис­хож­де­ния и исто­ри­че­ского содер­жа­ния».220 Одним из наи­бо­лее зага­доч­ных доку­мен­тов, ходив­шем среди первых хри­стиан, можно счи­тать «Акты», «Деяния»221 или «Записки Пилата». Сочи­не­ние с таким назва­нием, по-види­мому, появи­лось во II веке, и первым упо­мя­нул о нем в сере­дине сто­ле­тия в своей «Апо­ло­гии» Иустин Муче­ник. Говоря рим­ля­нам о рас­пя­тии Иисуса, он добав­ляет, что «об этом вы можете узнать из актов, состав­лен­ных при Понтии Пилате».222 Несколько позже, к концу века, и Тер­тул­лиан утвер­ждал, что «все све­де­ния о Христе Пилат, уже хри­сти­а­нин в душе, сооб­щил тогдаш­нему Цезарю Тибе­рию».223

До сере­дины девят­на­дца­того века счи­та­лось, что Асta Pilat уте­ряны бес­следно, но круп­ней­ший иссле­до­ва­тель ново­за­вет­ной пись­мен­но­сти Кон­стан­тин Тишен­дорф224 пред­по­ло­жил, и его мнение было при­нято всей науч­ной кри­ти­кой, что следы этих «Актов» сохра­ни­лись в первой части апо­крифа «Еван­ге­лия Нико­дима». Согласно науч­ным иссле­до­ва­ниям, его пер­во­на­чаль­ный извод отно­сят ко II веку хри­сти­ан­ской эры, пере­ра­ботку – к IV и V векам.225Строго говоря, име­ю­щийся в нали­чии текст не при­над­ле­жит ни самому Пилату, ни его кан­це­ля­рии, и только весьма условно может быть связан с архи­вом намест­ника. В сохра­нив­шихся гре­че­ских спис­ках он назван «Вос­по­ми­на­нием о Стра­стях Гос­под­них, чита­е­мых в Вели­кую Суб­боту», что сви­де­тель­ствует о исполь­зо­ва­нии этого сочи­не­ния при бого­слу­же­нии. В пре­ди­сло­вии автор назван Нико­ди­мом226, кото­рый «напи­сал по-еврей­ски все, что свер­ши­лось от рас­пя­тия Гос­пода и после стра­стей Его».227

Бого­слу­же­ние Вели­кой Суб­боты гово­рит о вре­мени между смер­тью Христа и Его Вос­кре­се­нием. Поэтому Вос­кре­се­ние Хри­стово заклю­чено в Вели­кой Суб­боте, как плод во чреве матери. Еще немного, и совер­шится явле­ние Празд­ника празд­ни­ков и Тор­же­ства из тор­жеств. Гол­гоф­ская тьма про­свет­ля­ется, и сумерки близ гроба Гос­подня начи­нают рас­се­и­ваться лучами Вос­кре­се­ния. Но как могло слу­читься, что гроб сде­лался источ­ни­ком жизни?

Ответ мы нахо­дим в тайне Вели­кой Суб­боты – в сопря­же­нии смерти и жизни, кото­рое вен­ча­ется Вос­кре­се­нием. Боже­ствен­ность Гос­пода Иисуса Христа пред­по­ла­гает Его вла­ды­че­ство над смер­тью и адом, и поэтому актом Вос­кре­се­ния исчер­пы­ва­ется суще­ство еван­гель­ской хро­ники. Но другая сто­рона собы­тия рас­кры­ва­ется в Дея­ниях апо­сто­лов в речи апо­стола Петра в день Пяти­де­сят­ницы. «Мужи братия! да будет поз­во­лено с дерз­но­ве­нием ска­зать вам о пра­отце Давиде, что он и умер и погре­бен, и гроб его у нас до сего дня; будучи же про­ро­ком и зная, что Бог с клят­вой обещал ему от плода чресл его воз­двиг­нуть Христа во плоти и поса­дить на пре­стол его, он прежде сказал о вос­кре­се­нии, что не остав­лена душа Его во аде и плоть Его не видела тления» (Деян. 2:29–31). Здесь апо­стол Петр очень кратко выра­жает цер­ков­ное пре­да­ние о схож­де­нии Иисуса Христа душою во ад, и это – учение Церкви. В этой связи сле­дует обра­тить при­сталь­ное вни­ма­ние на «Еван­ге­лие Нико­дима», дошед­шее до наших дней в раз­лич­ных редак­циях, и Кон­стан­тин Тишен­дорф мастер­ски рас­крыл в нем эле­менты более древ­них тек­стов, назы­вав­шихся «Схож­де­ние во ад», «Деяния Пилата», «Письмо Пилата к импе­ра­тору Тибе­рию по делу Иисуса Христа»,228 «Смерть Пилата». Оче­видно, что источ­ники «Еван­ге­лия Нико­дима» вос­хо­дят к эпохе, близ­кой апо­столь­скому хри­сти­ан­ству, и в этом нас убеж­дает речь апо­стола Петра.

Содер­жа­ние текста апо­крифа состоит в изоб­ра­же­нии подроб­но­стей Рас­пя­тия, причем к фактам, пере­дан­ным кано­ни­че­скими Еван­ге­ли­ями, при­со­еди­ня­ются неко­то­рые другие детали. «И вывели Иисуса из суди­лища, и двух раз­бой­ни­ков с Ним. Когда же все прочие собра­лись на место, сорвали с Него ризы Его и опо­я­сали платом, и венец тер­но­вый на Его голову воз­ло­жили. Так же и двух раз­бой­ни­ков с Ним рас­пяли, Диж­мана по правую руку Его, а Гесту по левую. Иисус же сказал: “Отче, прости им, ибо не знают, что делают”. И раз­де­лили между собой ризы Его. И стояли пер­во­свя­щен­ники и ста­рей­шины иудей­ские, и поно­сили Его, говоря между собой: “Лечил других, теперь исцели Себя Сам! Если Ты Сын Божий, вниз сойди с креста!” Поно­сили Его и воины, уксус и желчь при­несли Ему пить и ска­зали: “Если Ты царь, избавь Себя Сам”. И взял сотник Лонгин копье, и прон­зил ребра Его, и истекли из ребер Его кровь и вода. И при­ка­зал игемон над­пись над кре­стом сде­лать на трех языках – по-еврей­ски, по-гре­че­ски и по-латин­ски, как ска­зали иудеи: “Сей есть царь иудей­ский . Один из раз­бой­ни­ков, кото­рые были рас­пяты, по имени Геста, сказал Ему: “Если Ты Хри­стос, избавь Себя Сам и нас избавь ’. Отве­тил ему Дижман и, воз­ра­жая, сказал: “Не боишься ли ты Бога? И ты при­го­во­рен этим же судом! Ведь знаешь, поис­тине: что заслу­жили, то и при­ем­лем, а Он не сделал ничего дур­ного”. Потом, взды­хая, сказал Иисусу: “Помяни меня, Гос­поди, во Цар­ствии Твоем!” Отве­чал ему Иисус: “Аминь, говорю тебе: сего­дня будешь со Мною в раю”.»229

Во второй части «Еван­ге­лия от Нико­дима» повест­ву­ется о собы­тиях, свя­зан­ных с соше­ствием Христа Спа­си­теля во ад. Их рас­ска­зы­вают Левкий и Карин, вос­крес­шие в момент смерти Гос­пода Иисуса. Сле­до­ва­тельно, пес­но­пе­ния Вели­кой Суб­боты, кото­рые гово­рят о таин­ствен­ном, страш­ном и радост­ном соше­ствии Христа во ад, есть древ­ней­шее пре­да­ние, пре­бы­ва­ю­щее с самого начала Церкви в нерас­тор­жи­мом един­стве с бла­го­ве­стием о Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом.230

«Еван­ге­лие Нико­дима» повли­яло на многие тво­ре­ния древ­но­сти, и его мате­ри­алы были исполь­зо­ваны в «Слове» Епи­фа­ния Кипр­ского231, но ни в одном из памят­ни­ков Визан­тии «Еван­ге­лие Нико­дима» не полу­чило такой деталь­ной раз­ра­ботки, как в рус­ских иконах XVII века. Если эти иконы поста­вить рядом с рас­ска­зом апо­крифа, то будет оче­видно их бли­жай­шее род­ство.232

«Иисус Хри­стос, мерт­вых вос­кре­се­ние и жизнь [вечная], пове­лел нам,” – повест­вуют в апо­крифе Левкий и Карин, – пове­дать тайны после крест­ной смерти Его, как Он закли­нал нас… Когда со всеми отцами нашими мы были заклю­чены в глу­бине пре­ис­под­ней, во тьме кро­меш­ной, вне­запно сотво­ри­лось золо­тое сияние солнца пре­свет­лого, обле­чен­ного в пурпур, и озарил нас цар­ствен­ный свет, про­бу­див­ший род чело­ве­че­ский.., И когда радо­ва­лись все святые, пришел глав­ный царь смерти диавол и сказал Аду [вла­дыке загроб­ного мира]: «При­го­товься при­нять Иисуса, кото­рый сла­вится [как] Сын Божий, но Он чело­век, боя­щийся смерти, ибо сказал: «Душа Моя скор­бит смер­тельно»»… И отве­чал Ад глав­ному сатане: «Вла­дыка столь могу­чий как может быть чело­ве­ком, боя­щимся смерти?… Если столь силен Он в чело­ве­че­ском есте­стве, то говорю тебе: воис­тину все­мо­гущ [Он] в есте­стве Боже­ствен­ном, и никто не может про­ти­виться власти Его. Поэтому говорю тебе, что пле­нить [Он] хочет тебя, и горе тебе будет на вечные вре­мена»… Когда же гово­рили между собою сатана и глав­ный мучи­тель, раз­дался голос, грому подоб­ный, и мно­же­ства духов клич: «Убе­рите врата царей ваших и воз­двиг­ните врата вечные, и войдет Царь славы!»233… И тотчас Царь славы, креп­кий Гос­подь, силою Своею попрал смерть и, схва­тив диа­вола, связал [его], предал его муке вечной234 и увлек зем­ного отца нашего Адама и про­ро­ков, и всех святых, сущих [в аду], в Свое пре­свет­лое сияние… Гос­подь же, держа Адама за правую руку, пере­дал [его] Миха­илу Пер­во­ар­хан­гелу. И все святые после­до­вали Миха­илу, и ввел их всех в рай. И встре­тили их два мужа, соста­рив­шихся днями. Спро­сили же их все святые: «Кто вы? Вы с нами мерт­выми в муче­ниях не были, как же воз­нес­лись вы с нами в рай?» И отве­чал один из них «Я Енох, кото­рый воз­не­сен был сюда словом Гос­под­ним. Тот же, кто со мною, Илия Фесви­тя­нин, при­не­сен­ный сюда живым на колес­нице огнен­ной, и доныне мы не вку­сили смерти. Когда же придет Анти­христ, суж­дено нам Богом чудеса совер­шить [при Анти­хри­сте] и быть уби­тыми им в Иеру­са­лиме, и через три дня с поло­ви­ною снова живыми в обла­ках воз­не­семся». И когда сказал это Енох, пришел другой муж, худой и умиль­ный, несу­щий на плечах своих зна­ме­ние крест­ное. И увидев его, все святые ска­зали ему: «Кто ты, ведь облик твой, как у раз­бой­ника? И что такое это зна­ме­ние, кото­рое несешь на плечах?» Отве­чая же им, [он] сказал: «Пра­вильно гово­рите, что я раз­бой­ни­ком был, зло­дей­ства всякие творя на земле. И при­гвоз­дили меня… па крест [вместе] с Иису­сом… и просил и у Него: «Помяни меня. Гос­поди, во Цар­ствии Твоем! «И тотчас приняв молитву мою, сказал мне [Он]: «Аминь, говорю тебе, сего­дня ты будешь со Мною в раю». И дал Он мне зна­ме­ние крест­ное, сказав: «Неси это, идя в рай. Если не поз­во­лит тебе внутрь войти Ангел, страж рая, покажи ему зна­ме­ние крест­ное и скажи ему: послал меня Иисус Сын Божий, кото­рый ныне па кресте распят»… Услы­шав все эти слова раз­бой­ника, пра­отцы и про­роки ска­зали единым голо­сом: «Святой Гос­подь все­мо­гу­щий, Отер вечный, Ты Отец мило­серд­ный, честь и щед­рость уче­ни­кам, Отец мило­сти рай­ской. Ты нас снова привел в вечную жизнь, ибо здесь душам нашим жизнь вечная…»»235

От апо­кри­фи­че­ского повест­во­ва­ния вер­немся к бого­слу­же­нию святой и Вели­кой Суб­боты.236 Совер­ша­е­мая в этот день литур­гии Наси­лия Вели­кого начи­на­ется вечер­ней. Эта служба отно­сится ко дню Пасхи, но фак­ти­че­ски совер­ша­ется в суб­боту, и на ней поются пес­но­пе­ния как Вели­кой Суб­боты, так и вос­крес­ные, потому что победа Христа над смер­тью, пора­же­ние недр ада пред­ше­ствуют види­мому вос­ста­нию Спа­си­теля из мерт­вых, Тор­же­ство службы Вели­кой Суб­боты пред­вку­шает радость, кото­рая вскоре вос­си­яет, Бого­слу­же­ние насы­щено покоем силы, власти, пол­ноты жизни, Еще немного и взой­дет Солнце Пасхи!237

Прин­ципы дати­ровки

Пас­халь­ный цикл

На Страст­ной сед­мице, в день Вели­кой Суб­боты, на гроб Гос­по­день сходит уди­ви­тель­ный бла­го­дат­ный огонь. Нака­нуне празд­но­ва­ния Пасхи в куву­к­лии явля­ются чудес­ные молнии, вспышки огней – небес­ное пламя! Бли­ста­ю­щее оси­я­ние, подоб­ное мел­кому рас­сы­пан­ному бисеру – белого, голу­бого, алого цвета, кото­рый, соеди­ня­ясь, крас­неет и неко­то­рое время не жжет, не опа­ляет. Каков источ­ник света, кото­рый строго по пра­во­слав­ному бого­слу­жеб­ному кален­дарю явля­ется один раз в году? Бла­го­дат­ного огня, кото­рый в Вели­кую Суб­боту, в 2–3 часа попо­лу­дни, нис­хо­дит в Иеру­са­лиме на гроб Гос­по­день? Кото­рый воз­ни­кает в связи с празд­но­ва­нием Пасхи на том месте, где в первом веке про­изо­шло слав­ное Хри­стово Вос­кре­се­ние?

12

Иеру­са­лим. Храм Гроба Гос­подня

Оче­видцы сви­де­тель­ствуют, что этот «огонь появ­ля­ется искрами и момен­тально раз­ли­ва­ется по всему гробу; он имеет бледно-синюю и жел­то­ва­тую окраску… Первое время огонь не жжет; он начи­нает жечь только по про­ше­ствии несколь­ких минут, когда свечи раз­го­рятся силь­ным пла­ме­нем. До этого момента многие обво­дят этим огнем кругом головы, шеи и обна­жен­ной груди, и от него не заго­ра­ются ни волосы, ни одежда, а тело не чув­ствует ника­кой боли» (1896 г.) «Я был в море огня, кото­рый не опалял и не жег, несмотря на то, что крутом меня люди совали его себе в рот, огнем кре­стили лицо, волосы, руки… Такое свой­ство бла­го­дат­ный огонь сохра­няет в только несколько минут, после чего ста­но­вится обык­но­вен­ным» (1905 г.). Пораз­мыс­лим об этом… Если огонь не жжет и ника­ких пред­ме­тов не опа­ляет – сле­до­ва­тельно, при своем явле­нии мучает крайне мало теп­ло­вой энер­гии. В тече­ние несколь­ких минут пламя имеет необыч­ный цвет, и при этом – доста­точно низкую тем­пе­ра­туру. Фитиль полы­хает, а тепла почти не излу­чает – только свет! Куда дева­ется тепло, и почему горят свечи?

Теперь об «искрах»… «Я вижу, – пишет в письме оче­ви­дец явле­ния, – свер­кает опять что-то над куву­к­лией, вокруг куву­к­лии – машин зиг­за­гами, то там сверк­нет, то на самом куполе куву­к­лии… Вдруг засви­стали все, смотрю, прямо на образ Вос­крес­шего голу­бой шар сошел. И выхо­дит Пат­ри­арх… При­хо­дим мы на Гол­гофу, вдруг опять – как заси­яет весь храм…» (1982 г.) «С Гол­гофы появился голу­бо­ва­тый облак, прошел через весь храм и повис над куву­к­лией, посвет­лело, как зар­ница. Несколько раз сверк­нула быстро-быстро молния. Потом вспых­нула лам­падка на гробе перед Пат­ри­ар­хом, и те, кото­рые стояли у окошка, уви­дели и закри­чали» (1983 г.).

Посмот­рите вни­ма­тельно: людям бла­го­дат­ный огонь достав­ляет только радость! А теперь пораз­мыс­лим… Каж­дому из нас при­хо­ди­лось видеть грозу, и зре­лище это впе­чат­ля­ю­щее. Но для удара молнии тре­бу­ется столь колос­саль­ное напря­же­ние, что если бы «свер­ка­ю­щие зиг­за­го­об­раз­ные молнии» вокруг куву­к­лии порож­да­лись высо­ко­вольт­ным раз­ря­дом, все живое близ него тотчас же погибло бы. «Голу­бо­ва­тый облак» – это шаро­вая молния? Ничего подоб­ного! При дви­же­нии и взрыве шаро­вой молнии выле­тают стекла, про­жи­га­ются пред­меты, поги­бают люди. Итак, зиг­за­го­об­раз­ное сияние есть, но нет высо­ко­вольт­ного раз­ряда Голу­бой, дви­жу­щийся шар мирно сходит на икону, и это не шаро­вая молния, кото­рая подо­жгла бы, раз­несла ее в щепки. В нашем случае мы нае­даем «молнии» и «зар­ницы», не свя­зан­ные с атмо­сфер­ным элек­три­че­ством. Это явле­ние выхо­дит за при­выч­ные рамки обы­ден­ною мира.

Вот другие сви­де­тель­ства этого собы­тия. «В этот раз ждали больше обыч­ного, и народ уже забес­по­ко­ился, а когда по стенам куву­к­лии то здесь, то там засвер­кали мол­ние­вид­ные вспышки, то под­нялся крик… Наш батюшка стоял близко и гово­рил, что впе­чат­ле­ние было, будто сами камни колются и из них высе­ка­ются искры – силь­ное све­че­ние… В этом году про­изо­шла уди­ви­тель­ная стран­ность: в алтаре Вос­кре­сен­ского храма, кото­рый нахо­дится напро­тив куву­к­лии, метрах в 20-ти, сами заго­ре­лись свечи… В то время как Пат­ри­арх вышел из куву­к­лии, в алтаре появился огонь» (1986 г.).

Искры из камня – не обжи­га­ю­щие, сия­ю­щие, радост­ные! Три года назад в куву­к­лии был пожар, и послед­нее время она стоит закоп­чен­ная, стя­ну­тая для проч­но­сти метал­ли­че­скими бру­сьями. Однако при пожаре от камней куву­к­лии ника­кого сияния не исхо­дило. Оно исхо­дит лишь нака­нуне Пасхи. Кроме того, бла­го­дат­ный огонь неви­ди­мым обра­зом пере­ме­стился на 20 метров, и там, в другом алтаре, запа­лил свечи. Как он пере­ме­ща­ется и откуда исхо­дит?

И нако­нец – осо­бенно важное обсто­я­тель­ство. Почему бла­го­дат­ный огонь может являться от Пасхи до Воз­не­се­ния, но нико­гда не воз­го­ра­ется позже? «После соше­ствия небес­ного огня… огонь еще 10 дней сходил на гроб Гос­по­день. И хотя невоз­можно изоб­ра­зить всю пол­ноту, ясно видны мол­ние­по­доб­ные раз­ряды – схож­де­ние огня… Святой огонь, кото­рый веками каждый год появ­лялся на гробе Гос­под­нем только в Вели­кую Суб­боту перед пра­во­слав­ной Пасхой, в этом году в тече­ние 20-ти дней являлся также в месте, извест­ном как придел Ангела, в виде арки, над входом в самый гроб Гос­по­день. Иногда огонь стре­мился в пещеру и как будто входил туда то с одной, то с другой сто­роны. Огонь имел бело-голу­бой цвет, как и в суб­боту перед Пасхой, и появ­лялся он 20 раз» (1994 г.). «В тот день, когда мы были у гроба Гос­подня, Пат­ри­арх молился около часа… Я увидел голу­бой вспо­лох в куву­к­лии, в окошке куву­к­лии, а затем ярко-ярко она осве­ти­лась… Голу­бое пламя сна­чала чуть-чуть потом раз­го­ра­ясь, вспых­нуло в куву­к­лии, и свя­тей­ший Пат­ри­арх стал пере­да­вать зажжен­ные свечи моля­щимся» (1996 г.).238

Так, схож­де­нием бла­го­дат­ного огня на гроб Гос­по­день, заве­ря­ется Страст­ная сед­мица, но спустя несколько часов Пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский снова выхо­дит из часовни и гово­рит на весь мир: «Хри­стос Вос­кресе!» Святая земля и весь хри­сти­ан­ский мир испол­ня­ются радо­стью вели­кого празд­ника Со Хри­стом из тьмы и смерти вос­кре­сает вся все­лен­ная: «Ныне вся испол­ни­шася света, небо же и земля и пре­ис­под­няя».239

Согласно древ­ней тра­ди­ции, огонь, полу­чен­ный в Вели­кую Суб­боту на три­днев­ном ложе Иску­пи­теля, неуга­симо под­дер­жи­ва­ется в куву­к­лии целый год и тушится лишь нака­нуне нового вели­ко­суб­бот­него дня. Само запе­ча­та­ние куву­к­лии совер­ша­ется в при­сут­ствии асси­стен­тов, сви­де­тель­ству­ю­щих, что в часовне не оста­лось и следа зем­ного огня. Так еже­годно, нака­нуне Пасхи, в храме гроба Гос­подня совер­ша­ется таин­ствен­ное обще­ние небес­ного с земным. И, осияв святое ложе Вос­став­шего из мерт­вых, бла­жен­ный свет вновь ста­но­вится неви­ди­мым. Но обра­тите вни­ма­ние, что явле­ние бла­го­дат­ного огня про­ис­хо­дит с опре­де­лен­ным циклом и строго по пра­во­слав­ной пас­ха­лии. Пас­ха­лия же в свою оче­редь свя­зана с Вос­кре­се­нием Хри­сто­вым, а не с аст­ро­но­мией или какими-либо при­род­ными явле­ни­ями.

Попро­буем объ­яс­нить эти факты. Святая Пасха может празд­но­ваться в широ­ком интер­вале от 22 марта до 25 апреля (по новому стилю: 4 апреля – 8 мая) с цик­ли­че­ским пери­о­дом в 532 года. Сооб­ра­зу­ясь с вели­ким пас­халь­ным кругом, этот день можно рас­счи­тать зара­нее на пять­сот лет. В 1996 г. Пасха празд­но­ва­лась 14 апреля (нового стиля), а бла­го­дат­ный огонь сошел 13-го. В 1998 г. Пасха при­шлась на 19 апреля, но в тот год святой огонь сошел уже 18-го. В 2000 г. Пасху совер­шали 30 апреля, а бла­го­дат­ный огонь явил себя 29-го. Так было в древ­но­сти, так про­ис­хо­дит и сейчас пери­о­дич­ность соше­ствия бла­го­дат­ного огня незримо при­вя­зана к празд­но­ва­нию Свет­лого Хри­стова Вос­кре­се­ния. Святой огонь сходит неза­ви­симо от людей, в подо­ба­ю­щий день, но тем только под­твер­ждает истин­ность вычис­ля­е­мого людьми дня вос­ста­ния Спа­си­теля из мерт­вых, дня празд­ника святой Пасхи.

В чем же необыч­ность еже­год­ного соше­ствия бла­го­дат­ного огня непре­менно в суб­боту Страст­ной сед­мицы? Да в том, что этот день празд­ну­ется нака­нуне Пасхи и опре­де­ля­ется ею! Ведь празд­но­ва­ние дня Свет­лого Хри­стова Вос­кре­се­ния рас­счи­ты­ва­ется по алек­сан­дрий­ской пас­ха­лии, состав­лен­ной в IV веке, и до сих пор ни разу не исправ­ляв­шейся. Осно­вой для рас­че­тов пас­ха­лии стали юли­ан­ский кален­дарь (кален­дарь по ста­рому стилю)240, весен­нее рав­но­ден­ствие IV века и еврей­ский лунный кален­дарь.

Почему день пра­во­слав­ной Пасхи вычис­ля­ется именно так? Потому что при этом счете он соот­вет­ствует все­лен­скому собы­тию дня вос­ста­ния из мерт­вых. Как пишет авто­ри­тет­ней­ший про­фес­сор Боло­тов: «Иисус Хри­стос вос­крес: а) неиз­вест­ного числа марта или апреля, б) в вос­кре­се­нье, сле­ду­ю­щее за пол­но­лу­нием пер­вого весен­него месяца, в 16 нисана».241 Но нам надо знать это число в при­выч­ном счис­ле­нии вре­мени. Для полу­че­ния дня празд­но­ва­ния Вос­кре­се­ния Хри­стова, при сов­ме­ще­нии лун­ного (еврей­ского) и сол­неч­ного (юли­ан­ского) кален­даря, Никей­ский собор 325 г. н. э. опре­де­лил: празд­но­вать Пасху в вос­кре­се­нье, сле­ду­ю­щее за пол­но­лу­нием пер­вого весен­него месяца, т. е. того месяца, пол­но­лу­ние (14‑я луна) кото­рого или сов­па­дает с днем весен­него рав­но­ден­ствия (в IV веке это 21‑е марта) или бывает после этого дня. Сле­до­ва­тельно, пра­во­слав­ной пас­ха­лии рав­но­ден­ствие и пол­но­лу­ние – не истин­ные аст­ро­но­ми­че­ские явле­ния, а рас­чет­ные и услов­ные вели­чины.

Евреи счи­тают месяцы по фазам Луны, и их про­дол­жи­тель­ность может быть 29 или 30 дней. Когда ново­лу­ние слу­ча­ется сразу после 29-го дня преды­ду­щего месяца, то немед­ленно начи­на­ется новый месяц; если нет, встав­ля­ется 30‑й день. Ново­ме­ся­чье – иудей­ский празд­ник, вот почему иуде­ями исполь­зу­ется лунный каден­дарь. Но 12 лунных меся­цев состав­ляют меньше чем один сол­неч­ный год; сле­до­ва­тельно, при­хо­дится время от вре­мени встав­лять доба­воч­ный 13‑й месяц – ведар, при­хо­дя­щийся обычно на юли­ан­ский март. Поэтому не уди­ви­тельно, что начало свя­щен­ного года или месяц нисан (март-апрель) падает на раз­лич­ные числа при­выч­ного нам кален­даря.

Иудей­ская пасха начи­на­ется в пол­но­лу­ние месяца нисана 14-го числа, а Гос­подь – наша Пасха – вос­крес 16-го, однако день празд­но­ва­ния непре­менно должен пасть на вос­кре­се­ние, потому что именно в день недель­ный вос­крес Хри­стос. Чтобы полу­чить такой резуль­тат и при­вя­зать лунный кален­дарь к сол­неч­ному, отсчет ведут от 21 марта – дня весен­него рав­но­ден­ствия в IV веке по ста­рому (юли­ан­скому) стилю. Пол­но­лу­нием пер­вого весен­него месяца нисана счи­та­ется то, кото­рое или падает на день рав­но­ден­ствия, или бывает после него. Бли­жай­шее после того дня вос­кре­се­ние по юли­ан­скому кален­дарю ста­но­вится пас­халь­ным. Так хри­сти­ан­ская Пасха бывает всегда после иудей­ской, соот­вет­ствует тому дню, в кото­рый вос­крес Спа­си­тель, и попа­дает на раз­лич­ные дни от 22 марта до 25 апреля (по новому стилю – с 4 апреля по 8 мая).

Под­твер­жде­нием пра­виль­но­сти рас­че­тов по пра­во­слав­ной пас­ха­лии дня празд­но­ва­ния Свет­лого Хри­стова Вос­кре­се­ния служит схож­де­ние на гроб Гос­по­день бла­го­дат­ного огня каждый раз нака­нуне вычис­лен­ного нами пас­халь­ного вос­кре­се­ния. Мы начи­наем сла­вить вос­крес­шего Христа не в какой-то чисто сим­во­ли­че­ский День, а именно в тот, в кото­рый Он вос­крес две тысячи лет назад. «Наша вера правая – вера пра­во­слав­ная», – скан­ди­руют лику­ю­щие хри­сти­ане у гроба Гос­подня после соше­ствия бла­го­дат­ною огня.

«Никто из нас не проник в тайну смерти Хри­сто­вой, и не может ум чело­ве­че­ский ска­зать что-либо о тех часах, когда тело Хри­стово лежало без­ды­хан­ным в камен­ном гробе. Но что-то совер­ша­лось в нем… Оно стало вновь живым, но уже иным по свой­ствам», – пишет про­то­и­е­рей Нико­лай Иванов, – бого­слов, пре­по­да­ва­тель и пуб­ли­цист.

«Что-то подоб­ное мы видим в окру­жа­ю­щей нас при­роде, когда кре­мень высе­кает искру из холод­ного камня. Эта искра потен­ци­ально как бы хра­ни­лась в камне, и нужен был силь­ный удар, чтобы вызвать к бытию нечто новое, чего не было в камне… Так молния воз­ни­кает среди тучи, и разве мы за секунду до того, как она блес­нет, нашли бы в этой влаж­ной среде туч хоть что-то похо­жее на огонь?…

Мы гово­рим об этих явле­ниях не для того, чтобы как-то урав­нять их с Вос­кре­се­нием Хри­сто­вым… Вос­крес­нув, Хри­стос тем самым создал новые законы бытия. Он как бы высек искру из камня, и этот огонь заго­релся в тех, кто пошел за Ним…»242 Какие пре­крас­ные слова!

Вос­кре­се­ние Хри­стово! Новый Завет про­ни­зан ощу­ще­нием этого вре­мени спа­се­ния. У еван­ге­ли­стов Матфея, Марка и Луки оно выра­жа­ется словом καιρός, что в ново­за­вет­ном кон­тек­сте пере­во­дится, пере­да­ется как «время благое». С Пасхой Хри­сто­вой свя­зано новое каче­ство вре­мени, обла­да­ю­щее непре­хо­дя­щей духов­ной цен­но­стью. На смену вет­хо­за­вет­ной кон­цеп­ции вре­мени, выте­ка­ю­щей из ощу­ще­ния ожи­да­ния гря­ду­щего Мессии, при­хо­дит ново­за­вет­ная, вырас­та­ю­щая из вос­при­я­тия свер­ше­ния как реаль­но­сти явле­ния Мессии – Иисуса Христа.

Год, месяц, число

Едва в утрен­нем небе Иеру­са­лима рас­та­яли очер­та­ния полной Луны, как на воз­вы­ше­нии под ара­мей­ским назва­нием Гол­гофа – «Мерт­вая голова»243 – к небу под­нялся крест с при­гвож­ден­ным Сыном Божиим. С рас­пя­тием Спа­си­теля умер вет­хо­за­вет­ный мир. С Его Вос­кре­се­нием роди­лось чело­ве­че­ство Нового Завета.

13

Гол­гофа. Место водру­же­ния Креста Гос­подня

Нака­нуне иудей­ской пасхи, в пят­ницу 14-го числа весен­него месяца нисана244, Иисус Хри­стос принял крест­ную смерть. Празд­ник пасхи начи­нался с пол­но­лу­ния пер­вого месяца еврей­ского цер­ков­ного кален­даря. В 14‑й день нисана, после полу­дня, был зака­ляем пас­халь­ный агнец, кото­рого ели вече­ром того же све­то­вого дня; но так как у евреев сутки начи­на­лись с захода солнца, то по их счету это про­ис­хо­дило уже пят­на­дца­того нисана. На сле­ду­ю­щий день, 16-го числа, начатки ячменя (первый сноп) были по тра­ди­ции воз­но­симы в Иеру­са­лим­ском храме или «потря­са­емы» перед Гос­по­дом. Празд­ник опрес­но­ков или вет­хо­за­вет­ная пасха про­дол­жа­лась 7 дней от 15 до 21 вклю­чи­тельно,245 и было ли Рас­пя­тие 14-го или 15-го нисана246, то есть была ли иудей­ская пасха на несколько часов позд­нее или раньше стра­да­ния Спа­си­теля на кресте, вопрос, так до конца и не решен­ный247. Известно, что боль­шин­ство древ­них Церк­вей празд­но­вали хри­сти­ан­скую Пасху в первое вос­кре­се­ние, кото­рое сле­дует за 14‑м нисана. Они спра­вед­ливо счи­тали, что рас­пя­тие Гос­пода совер­ши­лось в пят­ницу 14-го нисана, пре­бы­ва­ние во гробе – в суб­боту 15-го, а Вос­кре­се­ние Хри­стово – рано утром в первый день недели, то есть 16-го нисана. Но хри­сти­ане мало­ази­ат­ских Церк­вей до сере­дины III века празд­но­вали так назы­ва­е­мую крест­ную Пасху. Гос­подь cдал Себя на смерть на Гол­гофе в пят­ницу, в тот день, когда иудеи начи­нали тор­же­ство вет­хо­за­вет­ной пасхи. Эту Пасху крест­ную, то есть день закла­ния Христа 14-го нисана, мало­ази­ат­ские хри­сти­ане совер­шали вместе с иуде­ями, объ­еди­няя таким обра­зом вет­хо­за­вет­ную пасху с ново­за­вет­ной, вместо того, чтобы 16-го нисана, в день Гос­по­день, празд­но­вать Пасху Вос­крес­ную.248 С боль­шим осно­ва­нием можно утвер­ждать, что в Малой Азии празд­но­вали Пасху в вос­по­ми­на­ние стра­да­ний Спа­си­теля, в честь самого факта искуп­ле­ния. Для этих хри­стиан начало вет­хо­за­вет­ной пасхи, пада­ю­щее на 14‑е нисана, было годич­ным вос­по­ми­на­нием стра­да­ний и смерти Гос­под­ней, тогда как для боль­шин­ства хри­стиан глав­ным днем оста­ва­лось 16‑е – вос­по­ми­на­ние Его Вос­кре­се­ния.

Есть ли непре­ре­ка­е­мые данные о годе крест­ной смерти Христа? В Еван­ге­лии и Сим­воле Веры мы опре­де­ленно читаем, что Он распят при пре­фекте Пилате, причем то же утвер­ждает и Тацит.249 Отсюда совер­шенно ясно, что Рас­пя­тие при Пон­тий­ском Пилате250 и пер­во­свя­щен­ни­ках Анне и Каиафе251 не может быть вне интер­вала 28 — 33 гг. н. э. Из них три года 28‑й, 31‑й и 32‑й – исклю­ча­ются хро­но­ло­ги­че­ски. В эти годы крест­ная казнь в пят­ницу не могла быть совер­шена ни 14-го, ни 15-го нисана, потому что в то время четыр­на­дца­тое нисана падает на дни от суб­боты до втор­ника, а пят­на­дца­тое число – от вос­кре­се­нья до среды. Мето­дом исклю­че­ний мы при­хо­дим к выводу, что год стра­да­ний Гос­под­них сле­дует искать в 29‑м, 30‑м и 33‑м, но чтобы выбрать между ними один, насто­я­щий год Рас­пя­тия, нужно обра­титься к другим источ­ни­кам.

Непо­сред­ствен­ного пре­да­ния о годе крест­ной смерти Спа­си­теля не сохра­ни­лось. Апо­столы могли ска­зать, что Вос­кре­се­ние Христа было 16-го нисана, но для римлян эта дата непо­нятна, а первые хри­сти­ане не счи­тали нужным пере­во­дить ее на рим­ское счис­ле­ние вре­мени. Апо­столы слу­жили вос­крес­шему Спа­си­телю, а не науч­ной любо­зна­тель­но­сти. В то время, чтобы точно пере­дать время смерти Бого­че­ло­века, нужно было наве­сти справку в пре­то­рии, где по-римски мог быть запи­сан день осуж­де­ния Христа на крест. Однако намест­ник Пилат в под­власт­ной ему обла­сти мог счи­тать смерт­ную казнь в пре­де­лах своих пол­но­мо­чий, а потому и не давать рас­по­ря­же­ния о состав­ле­нии осо­бого акта. Если же совре­мен­ники не запи­сали эту доту, то после­ду­ю­щие поко­ле­нии могут лишь высчи­тать этот день…252

Год Вос­кре­се­ния Спа­си­теля можно опо­знать по кон­суль­ствам253, годам прав­ле­ния импе­ра­тора, или но счету от какой-либо особой эры, упо­треб­ляв­шейся на Востоке.254 Кроме того, сле­дует учесть, что начало рим­ского года было не оди­на­ково: в разные вре­мена счи­тали то с марта, то с января, а у евреев начало года не сов­па­дало ни с рим­ским ни с гре­че­ским. Поэтому при пере­ло­же­нии на рим­ские годы гре­че­ских и еврей­ских дат нет точ­ного соот­вет­ствия в меся­цах, а отсюда – не полная точ­ность и в обо­зна­че­нии годов, и даже неко­то­рое раз­ли­чие у самих писа­те­лей и хро­но­ло­гов.255

Начнем расчет. Год Рож­де­ства Хри­стова, от кото­рого идет совре­мен­ное лето­счис­ле­ние, принят в VI в. н. э. рим­ским абба­том Дио­ни­сием Малым и при­ве­ден к 754 г. аb u. с., но его опре­де­ле­ние не явля­ется точным.256 У хро­но­ло­гов сло­жи­лись разные мнения о годе рож­де­ния Христа Спа­си­теля, но обычно годом Рож­де­ства счи­тают 749 г. аb u. c.257 При такой дати­ровке 15‑й год прав­ле­ния Тибе­рия, исчис­ля­е­мый со вре­мени объ­яв­ле­ния его сопра­ви­те­лем Авгу­сту в 765 г. аb u. с., и начало про­по­веди Иоанна Кре­сти­теля при­хо­дится на 779 г. аb u. с. Немного спустя, в самом начале 780 г. аb u. с. Спа­си­тель пришел к нему из Гали­леи и кре­стился. По еван­ге­ли­сту Луке, в то время Гос­поду было около 30-ти лет, то есть 31‑й год Согласно Еван­ге­лию от Иоанна, обще­ствен­ное слу­же­ние Иисуса Христа от Кре­ще­ния до Воз­не­се­ния про­дол­жа­лось (округ­ленно) три с поло­ви­ной года258 Сле­до­ва­тельно, год стра­да­ния, смерти, Вос­кре­се­ния и Воз­не­се­ния Гос­пода при­хо­дится на 783 г. аb u. с. Соеди­няя все числа воедино, полу­чим, что первый день недели 16-го нисана 783 г. от осно­ва­ния Рима, сей наре­чен­ный и святый день, падает по совре­мен­ному счету на 9 апреля 30 г. н. э.

И не рас­сто­я­ние, не про­шед­шие века мешают нам ясно видеть святое и слав­ное Вос­кре­се­ние, а те стра­сти, кото­рые, как стражу, поста­вил падший мир у нашей души, та непра­вед­ность, кото­рая, как камень, лежит на нашем сердце. Вос­крес­ший Хри­стос при­зы­вает нас очи­стить падшее есте­ство. Он вос­крес и побе­дил мир. Он вос­крес, чтобы вос­кресла наша душа Он вос­кре­шает ее Собой, потому что Он один – наше Вос­кре­се­ние и жизнь!

Вос­крес Иисус от гроба…

Вечер, ночь, раннее утро

Парал­лель­ные ряды огром­ных теса­ных камен­ных глыб – твер­дыня Иеру­са­лим­ских стен… На северо-западе, за боль­шой квад­рат­ной башней с могу­чими воро­тами, при­мерно в ста вось­ми­де­сяти – двух­стах локтях259 от них воз­вы­ша­ется камен­ный холм «черепа», по-ара­мей­ски – Гол­гофа260.

14

Три­днев­ное ложе Спа­си­теля в часовне Гроба Гос­подня

Три углуб­ле­ния на вер­шине, цен­траль­ное – на круг­лом камне, подоб­ном неболь­шой горке. Высе­че­ные сква­жины круг­лые, локоть вглубь, а в ширину – поло­вину, рядом выбро­шен­ные за нена­доб­но­стью клинья для уста­новки вер­ти­каль­ных стол­бов. Ближе к город­ской стене, у под­но­жия Гол­гофы, локтях в восемь­де­сят от нее, в неболь­шой пещерке сло­жены балки трех кре­стов.261Мелкий кустар­ник и трава между камней сильно истоп­таны боль­шой толпой ходив­шей к месту Рас­пя­тия в пят­ницу днем. Пара раз­би­тых кув­ши­нов, из кото­рых сол­даты сева­стий­ской когорты262 пили на жаре вино сме­шан­ное с водой… Вече­реет. Весен­ний ветер пока­чи­вает рас­ки­ди­стые ветви смо­ков­ниц с широ­кими трех­па­лыми листьями, вдоль тро­пинки вьются вино­град­ные лозы, выса­жен­ные в тща­тельно под­го­тов­лен­ную почву на сол­неч­ных горных скло­нах… На северо-запад­ном склоне Гол­гофы, в девя­но­ста локтях от места Рас­пя­тия, в мас­лич­ном саду виден провал свежей гроб­ницы, надежно закры­тый огром­ным дис­ко­об­раз­ным камнем… Квад­рат­ная, иссе­чен­ная в камне пещера – четыре локтя в длину и четыре в ширину, на правой сто­роне – тесан­ное из камня ложе высо­той в поло­вину локтя от пола. На этом широ­ком – во всю длину и поло­вину ширины гроб­ницы уступе поко­ится мерт­вен­ное тело Иису­сово, обер­ну­тое широ­кой льня­ной тканью. Ума­щен­ное аро­ма­тами263, оно при­сохло к белому полотну, кото­рое повто­ряет очер­та­ния тела. На полу, исто­чая силь­ней­шее бла­го­уха­ние, лежат остав­ши­еся с пят­ницы кучи порошка мирры и алое, всего литр264 около ста…265

В тишине вечера насту­пил конец суб­бот­него дня, дня покоя. На закате солнца, при­мерно после шести часов вечера, закон­чился первый день опрес­ноч­ный, и уже можно гото­виться к празд­но­ва­нию вто­рого дня с воз­но­ше­нием ячмен­ного снопа, а также, не нару­шая закона266, делать любые дела…

С тре­пе­том раз­вер­нем дра­го­цен­ный свиток Еван­ге­лия. Поздно суб­боту, когда прошел две­на­дца­тый час древ­него исчис­ле­ния дня267, Мария Маг­да­лина268 с другой Марией идут обо­зреть гроб… Теперь это стало воз­мож­ным! по еврей­скому счету суб­бота кон­чи­лась, и около шести часов вечера (по-совре­мен­ному) начался сле­ду­ю­щий день269. В насту­пив­ший первый день недели запо­веди о покое нет. Можно путе­ше­ство­вать, можно совер­шать все житей­ские дела; поэтому как только нача­лось время первой стражи270 и закон­чился вечер суб­боты, Мария Маг­да­лина и другая Мария – αὶ ὴ ἄλλη Μαρία быстро напра­ви­лись к дра­го­цен­ному месту погре­бе­ния.

Ὀψὲ δὲ σαββάτων, (После же суббот) τῆ ὲπιφωσκούση271 εἰς μίαν σαββάτων (когда [день] рас­све­тал в одну из суббот) ἦλθεν Μαριὰμ ἡ Μαγδαληνὴ καὶ ὴ ἄλλη Μαρία (пришли Мария Маг­да­лина и другая Мария) φεωρῆσαι τὸν τάφον272(осмот­реть захо­ро­не­ние).

«По про­ше­ствии же суб­боты, на рас­свете пер­вого дня недели, пришла Мария Маг­да­лина и другая Мария посмот­реть гроб» (Мф. 28:1).273

Выра­же­ние еван­ге­ли­ста отно­сится к раз­ряду тех, кото­рые трудно объ­яс­ня­ются грам­ма­ти­че­ски: мно­же­ствен­ное число Ὀψὲ δὲ σαββάτων (после же суббот) не имеет объ­яс­не­ния в линг­ви­стике.274 Тем не менее реаль­ный смысл этих слов вполне ясен. Если исхо­дить из упо­треб­ле­ния подоб­ного выра­же­ния у Плу­тарха и Фило­страта275, где Ὀψὲ упо­треб­ля­ется в тол­ко­ва­нии «после», то смысл слов стиха в рус­ском пере­воде хорошо пере­да­ется фразой «по про­ше­ствии… суб­боты», иначе говоря, «поздно в суб­боту».276 …Вечер, солнце на закате. У хра­мо­вых ворот боко­вой гале­реи недо­воль­ный цен­ту­рион в чешуй­ча­том пан­цире с сереб­ря­ными фале­рами, засте­ги­вая боко­вые «наще­чины» шлема, отдает послед­ние ука­за­ния своему заме­сти­телю.277 Третья часть цен­ту­рии вете­ра­нов-три­а­риев278 из рядов сева­стий­ской когорты, во главе с ним, сот­ни­ком, высту­пает за стены Иеру­са­лима. Началь­ник хра­мо­вой стражи, кото­рый на время иудей­ской пасхи имеет право пере­да­вать при­казы, только что сооб­щил, что пре­фект Пилат удо­вле­тво­рил просьбу пер­во­свя­щен­ника Каиафы. Вместе с хра­мо­выми слу­жи­те­лями сол­даты импе­рии пойдут к свежей гроб­нице и засту­пят у нее на пост. Офицер помнил старую рим­скую посло­вицу: «Дело дошло до три­а­риев», озна­чав­шую, что дело дове­дено до край­но­сти.279 За деся­ти­ле­тие службы цен­ту­рион привык ко всяким при­ка­зам и разу­чился удив­ляться, но все же – нелепо брать с собой воск, длин­ные шнурки, чтобы опе­ча­тать место погре­бе­ния «именем боже­ствен­ного Тибе­рия». Зачем ослаб­лять охрану и без того в неспо­кой­ном, враж­дебно настро­ен­ном городе?280Кто может нару­шить покой мерт­вых? Зачем такие предо­сто­рож­но­сти в месте недав­него погре­бе­ния? Но закон сол­дата – пови­но­ве­ние. Отряд построен и звучит команда: «Марш!»

В то же время Мария Маг­да­лина при­хо­дит ко гробу и видит, что там все по-преж­нему, все так же, как было нака­нуне в пят­ницу. Об этом ска­зано совер­шенно точно – φεωρῆσαι281 τὸν τάφον – «обо­зреть захо­ро­не­ние». Она осмат­ри­вает выруб­лен­ный внизу в скале вход, плотно пере­кры­тый дис­ко­об­раз­ным камнем,282 лежа­щим пазах из боль­ших плит. Стражи еще не было. Как раз в суб­боту после заката солнца иудей­ские началь­ники напра­ви­лись к Пилату про­сить раз­ре­ше­ния ее поста­вить, так что когда Мария Маг­да­лина при­хо­дила к затво­рен­ной гроб­нице, страж­ни­ков не было. Увидев, что у гроба Спа­си­теля все обстоит так же, как и день назад, она поспешно воз­вра­ти­лась в Иеру­са­лим, чтобы успеть купить аро­маты для завер­ше­ния обряда погре­бе­ния.

«Καὶ διαγενομένου τοῦ σαββάτου (И [по] про­ше­ствии суб­боты) Μαρία ἡ Μαγδαληνὴ καὶ Μαρία ἡ [τοῦ] Ιακώβου καὶ Ζαλώμη ἠγόρασαν ἀρώματα, ἵνα ἐλφοῦδαι ἀλείψωσιν αὐτόν (Мария Маг­да­лина и Мария Иако­влева и Сало­мия купили аро­маты, чтобы пойти ума­стить Его)».

«По про­ше­ствии суб­боты, Мария Маг­да­лина и Мария Иако­влева и Сало­мия купили аро­маты, чтобы идти – пома­зать Его» (Мк. 16:1).

По воз­вра­ще­нии домой в тот суб­бот­ний вечер Мария Маг­да­лина, при­гла­сив с собой Марию Иако­влеву и мать сыно­вей Зеве­де­е­вых – Сало­мию, отпра­ви­лась вместе с ними купить аро­маты – бла­го­вон­ные веще­ства для ума­щи­ва­ния мерт­вого тела. Сей скорб­ный обряд они хотели совер­шить утром сле­ду­ю­щего дня. Почему именно на рас­свете тре­тьего дня? У евреев род­ствен­ники и друзья усоп­шего по обычаю ходили к могиле в третий день после его смерти (когда пред­по­ло­жи­тельно начи­на­лось раз­ло­же­ние), чтобы удо­сто­ве­риться, что почив­ший дей­стви­тельно мертв.283 Святые жены пови­да­лись с Иоан­ной, женой домо­пра­ви­теля Ирода Антипы, с дру­гими, кото­рые сле­до­вали за Гос­по­дом из Гали­леи, и усло­ви­лись быть у гроб­ницы на рас­свете, чтобы совер­шить поло­жен­ное по закону и опла­кать люби­мого Учи­теля.

Но кто же та другая Мария – «ὴ ἄλλη Μαρία» о кото­рой гово­рит еван­ге­лист Матфей (Мф. 28:1)? В Свя­щен­ном Писа­нии гово­рится, что вместе с Марией Маг­да­ли­ной пошла ко гробу и другая Мария. Кем была эта другая Мария? Неко­то­рые из отцов Церкви пола­гают, что это Пре­свя­тая Бого­ро­дица. Так, святой Ефрем Сирин утвер­ждает, что вос­крес­ший Спа­си­тель первой явился Своей Пре­чи­стой Матери. «Как ни первое зна­ме­ние (т. е. чудо в Кане) не про­изо­шло без Нея, так ни нача­ток гроба (т. е. выход Христа из гроба) не остался без Нея…»284 В пас­халь­ном бого­слу­же­нии сохра­ня­ется изве­стие о таком явле­нии про­слав­лен­ного Гос­пода, кото­рое пре­вос­хо­дит все после­ду­ю­щие: прежде всех Он явился Своей Пре­чи­стой Матери.285

По окон­ча­нии суб­бот­него покоя, вече­ром, в начале пер­вого дня недели Мария Маг­да­лина пошла к месту погре­бе­ния Спа­си­теля не одна. Она пошла про­во­дить Пре­свя­тую Бого­ро­дицу. Мария Маг­да­лина вер­ну­лась в Иеру­са­лим, чтобы вместе с дру­гими женами-миро­но­си­цами при­об­ре­сти аро­маты, а Матерь Божия, сияя бого­леп­ной чисто­той, оста­лась в саду Иосифа ночью неда­леко от пещеры гроба Гос­подня. Она видела, как рано утром сотряс­лась земля, как Ангел Гос­по­день сошел и убрал камень. Она первой из земно­род­ных спо­до­би­лась видеть славу вос­крес­шего Христа! …Ночное небо искрится алма­зами звезд, тихо льется сереб­ря­ный свет полной луны. Насту­пило время тре­тьей стражи.286 В саду Иосифа У запе­ча­тан­ною гроба с позд­него вечера опре­де­лены посты. Под­даты про­ха­жи­ва­ются вдоль выруб­лен­ного в скале про­вала к огром­ному дис­ко­об­раз­ному камню, закры­ва­ю­щему двер­ной проем. Поскри­пы­вают кожа­ные, обитые метал­ли­че­скими бля­хами пан­цире – «лорики», отли­вают сталью шлемы. Суро­вые лица вете­ра­нов, про­шед­ших мно­же­ство жарких боев и вышед­ших побе­ди­те­лями, покрыты мно­го­чис­лен­ными шра­мами. Их поступь тверда, нош в сан­да­лиях защи­щены поно­жами из стали, доща­тые полу­ци­лин­дри­че­ской формы, обитые метал­лом по краям и в центре щиты в одной руке287, корот­кие метал­ли­че­ские широ­кие копья – пилумы, в другой. Часть наряда отды­хает, завер­нув­шись в плащи из плот­ной шер­стя­ной ткани – «сагумы», осталь­ные на посту.

Что бы стало с падшим чело­ве­че­ским родом, если бы вос­ко­вая печать не «рас­та­яла» от огня правды Гос­под­ней, если бы надежда всех людей, наш Спа­си­тель не вос­стал из гроба? «Если Хри­стос не вос­крес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших… И если мы в этой только жизни наде­емся на Христа, то мы несчаст­нее всех чело­ве­ков… По рас­суж­де­нию чело­ве­че­скому, когда я боролся со зве­рями в Ефесе, какая мне польза, если мерт­вые не вос­кре­сают? Станем есть и пить, ибо завтра умрем!» – гово­рит апо­стол Павел (1Кор. 15:17,19,32). Но сияет наша Надежда, затме­вая види­мый свет блес­ком славы Божией. Дебе­лость и тлен­ность падшей при­роды чело­века пре­об­ра­зо­вана в свя­тость и бес­смер­тие.

«Свет Боже­ства, на Фаворе на крат­кое время, отча­сти, сколько могли вме­стить зри­тели-апо­столы, про­си­яв­ший сквозь это тело, теперь во гробе про­си­я­вает совер­шенно; и сие тело, до сих пор земное и при­част­ное смерти, пре­об­ра­жает в небес­ное, бес­смерт­ное, про­слав­лен­ное. При этом высший Фавор­ского пре­об­ра­же­ния Боже­ствен­ный свет и бла­го­уха­ние испол­няют гроб­ную пещеру, а самое тело Хри­стово, уже духов­ное и про­слав­лен­ное, про­ни­кает и про­хо­дит сквозь камен­ную твер­дыню так же, как впо­след­ствии сквозь затво­рен­ные двери»288.

«Хри­стос вос­крес из мерт­вых» (1Кор. 15:20). Он побе­дил смерть Своей смер­тью, «смер­тию смерть попрал», и нет истины, более радост­ной для чело­ве­че­ского сердца Святое Еван­ге­лие не повест­вует, как про­ис­хо­дило Хри­стово Вос­кре­се­ние, как Он нетленно вос­стал в запе­ча­тан­ном гробе. Мас­сив­ный камен­ный диск еще поко­ился на своем месте, печати лежали на креп­ких шнур­ках, а Он уже исшел из руко­твор­ной пещеры гроб­ницы так же непо­сти­жимо, как впо­след­ствии «дверем заклю­чен­ным» явился Своим уче­ни­кам (Ин. 20:19). Никто из пад­шего чело­ве­че­ства не спо­со­бен видеть непри­ступ­ный нетвар­ный свет, в кото­ром Вос­крес­ший оста­вил ложе смерти. Он вос­стал на третий день, как Сам пред­ска­зал, вос­крес в начале тре­тьего дня, воз­ве­щая победу! Небес­ный Вест­ник отва­лил камень только для того, чтобы весь мир мог видеть, что гроб уже пуст.

«Καὶ ἰδοὺ δειδμὸς ἐγένετο μέγας (и вот сотря­се­ние земли сде­ла­лось вели­кое) ἄγγελος γὰρ κυρἰου (Ангел же Гос­по­день) καταβὰς ἐξ οὐρανοῦ (спу­стив­шись с небес) καὶ προδελφὼν (и при­сту­пив) ἀπεκύλισεν289 (отка­тил камень [от входа гроб­ницы])290 καὶ ὲκάφητο ὲπάνω αὐτοῦ (и сидел на нем).

«И вот сде­ла­лось вели­кое зем­ле­тря­се­ние: ибо Ангел Гос­по­день, сошед­ший с небес, при­сту­пив, отва­лил камень от двери гроба и сидел на нем» (Мф. 28:2).

Еван­ге­лист Матфей сооб­щает важ­ней­шие подроб­но­сти. Прежде всего он гово­рит, что «…сотря­се­ние земли (сей­смос) слу­чи­лось вели­кое… σεισμὸς ἐγένετο μέγας». Если тол­ко­вать слова еван­ге­ли­ста в их бук­валь­ном смысле, то полу­ча­ется «сде­ла­лось общее силь­ное зем­ле­тря­се­ние», и, одно­вре­менно с силь­ным под­зем­ным ударом, с неба сошел Ангел и пере­ка­тил камень прочь от проема входа во гроб. В XIX веке суще­ство­вала точка зрения, что σεισμὸς не было зем­ле­тря­се­нием, а вне­зап­ным откры­тием гроба сошед­шим или схо­дя­щим Анге­лом, как ука­зы­вает γὰρ. Но поря­док собы­тий пока­зы­вает, что отва­ле­ние камня было сверхъ­есте­ствен­ным. Вна­чале про­изо­шло сотря­се­ние земли – σεισμὸς, а затем небес­ный Вест­ник удалил из проема дис­ко­об­раз­ный камень.

О раз­ме­рах «голела» – боль­шого камен­ного диска, кото­рым, пере­ка­ты­вая его в пазах, затво­ряли вход к погре­баль­ному ложу, мы можем судить по кос­вен­ным данным. В гре­че­ском кодексе Безы291, руко­писи Еван­ге­лия, дати­ру­е­мой V в. н. э., есть допол­ни­тель­ные све­де­ния о Иосифе Ари­ма­фей­ском, кото­рый, поло­жив тело Иисуса во гроб, высе­чен­ный в скале, «при­дви­нул к гроб­нице камень, кото­рый два­дцать [чело­век] еле могли катить».292 Не зря в Еван­ге­лии от Марка к камню при­ме­нено слово μεγας – «боль­шой, огром­ный»: ἦν γὰρ μέγας σφόδρα «(был же огром­ный весьма)» (Мк. 16:4).

Но Ангел Гос­по­день одним при­кос­но­ве­нием отка­тил гро­мад­ный диск далеко от устья пещеры, и раз­ли­вая вокруг себя блеск молнии, воссел на него. Небес­ный Вест­ник бли­стал незем­ной чисто­той, свя­то­стью, отблес­ком славы Божией.

ἦν δὲ ή εἰδέα293 αὺτοῦ ὡς ὰστραπὴ (был же вид его подо­бен молнии) καὶ τὸ ἔνδυμα αὐτοῦ λευκὸν ὡς294 χιών (И одежда его бела подобно снегу).

«Вид его был как молния, и одежда его бела как снег» (Мф. 28:3).

Обра­тите вни­ма­ние на осо­бен­ную точ­ность Свя­щен­ного Писа­ния. В любом апо­кри­фи­че­ском рас­сказе здесь был бы Сам бли­ста­ю­щий и сия­ю­щий Хри­стос.295 Еван­ге­ли­сты же, говоря о факте Вос­кре­се­ния, пер­во­на­чально ничего не гово­рят о вос­крес­шем Христе, а лишь опи­сы­вают собы­тия так, как они про­ис­хо­дили. В Новом Завете слово εἰδέα – «вид» встре­ча­ется только здесь, и под ним под­ра­зу­ме­ва­ется не только лицо Ангела, а вся пол­нота его внеш­но­сти. Не имея воз­мож­но­сти точно опи­сать в земных словах, как выгля­дел Вест­ник небес, еван­ге­лист при­бе­гает к ана­ло­гии, говоря «подобно молнии» («как молния»), «подобно снегу» («как снег»). В этом явно про­све­чи­вает жела­ние быть пре­дельно точным в опи­са­нии про­изо­шед­шего, но, с другой сто­роны, видна и особая осто­рож­ность. Огра­ни­чен­ный чело­ве­че­ский разум не в силах с полной ясно­стью вос­при­нять вели­чия и мощи небес­ных Сил бес­плот­ных, а поэтому при опи­са­нии послед­них вынуж­ден поль­зо­ваться алле­го­рией.296

ἀπὸ δὲ τοῦ φὸβου αὐτοῦ (от же страха его) ἐσείσφσαν οί τηροῦντες (затряс­лись сте­ре­гу­щие) καὶ ἐγενήφησαν ὡς νεκροί (и стали подобны мерт­вым).

«Устра­шив­шись его, сте­ре­гу­щие пришли в трепет и стали как мерт­вые» (Мф. 28:4).

Рим­ские воины зорко и бодро стояли на страже у гроба Гос­подня, вели­чай­шее чудо все­мо­гу­ще­ства Божия, кото­рое свер­ши­лось неощу­тимо для очей неве­рия, обна­ру­жи­лось для них силь­ным сотря­се­нием земли и явле­нием све­то­зар­ного Вест­ника из гор­него мира Слу­же­ние земных стихии и небес­ных Сил вну­ши­тельно гово­рило гру­бому чув­ству воору­жен­ных солдат импе­рии, что в этом случае при­выч­ные сред­ства защиты и напа­де­ния пол­но­стью бес­сильны. Земные часо­вые у гроба Гос­подня в страхе закон­чили свою службу, усту­пив место Воинам небес­ным – све­то­нос­ным Вест­ни­кам радост­ного Вос­кре­се­ния.

Крайне инте­ресно, что слово ἐσείσφησαν (пришли в трепет, испу­га­лись) соот­вет­ствует упо­треб­лен­ному ранее при рас­сказе о зем­ле­тря­се­нии слову σεισμὸς (потря­се­ние, сотря­се­ние). Страж­ники содрог­ну­лись, были потря­сены и пришли в трепет… Сол­даты не умерли, но сде­ла­лись подоб­ными мерт­вым.297Воины затряс­лись от страха и упо­до­би­лись мерт­ве­цам. Вот точ­ность опи­са­ния! Виде­ние Ангела про­из­вело на них точно такое же дей­ствие, как на про­рока Дани­ила298, и подобно сопро­вож­дав­шим его людям, часо­вые, едва придя в себя, немед­ленно пре­да­лись бег­ству299. В этот момент они не думали о жутком нака­за­нии за остав­ле­ние поста300: просто иначе в данной ситу­а­ции чело­век себя вести не может. Лишь Матерь Божия, Та, Кото­рой пове­рена тайна домо­стро­и­тель­ства Божия, только Пре­свя­тая Бого­ро­дица непо­движно при­сут­ствует при зем­ле­тря­се­нии, схож­де­нии Ангела, отва­ли­ва­нии камня, при обмо­роке стражи. Она одна, покрыв голову мафо­рием301 – покры­ва­лом, нис­па­да­ю­щим на плечи, тер­пе­ливо бодр­ство­вала, тогда как миро­но­сицы видели уже отва­лен­ный камень и сидя­щего на нем Ангела, но как это слу­чи­лось, что гроб ока­зался откры­тым – не знали. Только бого­муд­рая Дева, очи­щен­ная и боже­ственно обла­го­дат­ство­ван­ная, ясно видела «…зем­ле­тря­се­ние и онаго вели­каго Ангела, снис­хо­дя­щаго с небес, имев­шаго вид молнии, омертв­ле­ние стра­жей, и пере­ме­ще­ние камня, и пустоту гроба, и вели­кое чудо пла­ща­ниц, смир­ною и алоем слеп­лен­ных и нераз­ру­ши­мых, и в то же время пустых от нахож­де­ния тела…»302

Заря нового дня

Вос­кре­се­ние Хри­стово есть явле­ние иного бытия, – пишет епи­скоп Кас­сиан. – К тому бытию отно­сится, прежде всего, пре­одо­ле­ние про­стран­ства в явле­ниях Вос­крес­шего. И это каса­ется не только… явле­ний «дверем затво­рен­ным» (Ин.20:19, 26). Гос­подь у синоп­ти­ков явля­ется никем неча­е­мый и столь же неожи­данно ста­но­вится неви­дим (Лк.24:15, 31).

15

Предел Ангела в часовне Гроба Гос­подня. Место явле­ния Ангела женам-миро­но­си­цам

Из сви­де­тель­ства еван­ге­ли­ста Луки тоже выте­кает, что Он незримо входил в закры­тое поме­ще­ние (Лк. 24:36). С пре­одо­ле­нием про­стран­ства свя­зано и пре­одо­ле­ние вре­мени. Это, по всей веро­ят­но­сти, и хотел выра­зить еван­ге­лист Лука, пред­ста­вив в своем Еван­ге­лии (24‑я глава) собы­тия, рас­тя­нув­ши­еся на сорок дней (Деян. 1:3), так что у чита­теля созда­ется впе­чат­ле­ние, как будто они про­изо­шли на про­тя­же­нии суток. И нако­нец, Вос­кре­се­ние Хри­стово, в еще боль­шей мере, чем Рож­де­ство и Пре­обра-жение, отме­чено явле­нием све­то­нос­ной славы. Соше­ствие Ангела, кото­рого вид был как молния, а одежда как снег, сопро­вож­да­ется зем­ле­тря­се­нием и вызы­вает ужас у гро­бо­вой стражи и женщин (Мф. 28:2–5). Юноша, упо­ми­на­е­мый в Еван­ге­лии от Марка (Мк. 16:5), тоже одет в белую одежду и вну­шает трепет. Два мужа в одежде свер­ка­ю­щей упо­ми­на­ются и еван­ге­ли­стом Лукой у пустого гроба. Увидев их, жены-миро­но­сицы охва­чены стра­хом (Лк. 24:4–5). Два мужа – те же или другие? В белых оде­я­ниях они явля­ются апо­сто­лам и по Воз­не­се­нии (Деян. 1:10). В Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом небо сходит на землю. Испол­не­ние славы есть Воз­не­се­ние. Не слу­чайно оно сопро­вож­да­ется явле­нием све­то­нос­ного облака (Деян. 1:9). Это облако славы, неко­гда осе­няв­шее скинию (Исх. 40:34) и храм (III Цар. 8,10), в озна­ме­но­ва­ние при­сут­ствия Божия. Для апо­стола Павла ясно, что тело вос­крес­шего Гос­пода, как тело духов­ное (1Кор. 15:44–49), есть тело про­слав­лен­ное (Флп. 3:21). Тем самым оно уже при­над­ле­жит иному бытию. Тайна Вос­кре­се­ния пре­вы­шает чело­ве­че­ское разу­ме­ние и не может быть выра­жена чело­ве­че­ским словом! Тем не менее, два поло­же­ния не допус­кают сомне­ния. Первое: жен­щины, при­шед­шие на гроб в первый день недели, на-шли его пустым. Второе: Гос­подь повторно являлся женам-миро­но­си­цам и уче­ни­кам. Пустой гроб и явле­ния Рас­пя­того гово­рят о Вос­кре­се­нии».303

Святые еван­ге­ли­сты о явле­ниях вос­крес­шего Гос­пода повест­вуют очень кратко. В этой немно­го­слов­но­сти опи­са­ния чув­ству­ется избы­ток той бла­го­дати, кото­рая пере­пол­няла сердца святых бла­го­вест­ни­ков. Это без­дон­ное небо радо­ва­ния, кото­рое не нахо­дит слов для своего выра­же­ния и кото­рое исхо­дит из пере­пол­нен­ного сердца в крат­ких вос­кли­ца­ниях: «Рав­вуни!… Гос­подь мой и Бог мой!» (Ин. 20:16,28).

Про­дол­жим наше повест­во­ва­ние. Жены-миро­но­сицы не были в ту святую ночь в одном доме, поэтому не могли знать точно, кто из них и в какое время выйдет за город­ские стены к саду Иосифа. Ведь неко­то­рые из них были житель­ницы Гали­леи или насель­ницы других мест, а в Иеру­са­лиме они оста­но­ви­лись кто у родных, кто у зна­ко­мых. Потому едва забрез­жило раннее утро и настало время чет­вер­той стражи304, как ко гробу мимо мас­лич­ных дере­вьев, пальм и смо­ков­ниц подо­шла та, кото­рая была в том месте нака­нуне вече­ром.

В тот первый день недели Мария Маг­да­лина при­хо­дит «πρωί σκοτίας έτι ούσης (утром тьме еще сущей) είς τό μνημεΐον καΐ βλέπει (ко гроб­нице и видит) τόν λίθον ήρμένον έκ τόύ μνημείου (камень взят от гроб­ницы)».

«В первый же день недели Мария Маг­да­лина при­хо­дит ко гробу рано, когда было еще темно, и видит, что камень отва­лен от гроба» (Ин. 20:1).

Она видит βλέπει305, что камень отьят, убран ήρμένον от двери гроб­ницы. Ее охва­тил страх и ужас. Первая мысль, кото­рая воз­никла: тело Гос­пода Иисуса Христа кто-то унес, кто-то взял! Она в смя­те­нии чувств, стре­ми­тельно бежит назад в Иеру­са­лим к апо­сто­лам Петру и Иоанну (Ин. 20:2).

Солнце еще не взошло. Пока Мария Маг­да­лина, заку­тав голову пря­мо­уголь­ной накид­кой-плащом и в про­стого покроя шер­стя­ной синей тунике, под­по­я­сан­ной сло­жен­ным в несколько раз куском мате­рии, спешно идет по едва про­сы­па­ю­ще­муся городу, к месту погре­бе­ния при­хо­дит Иоанна с гали­лей­скими женами-миро­но­си­цами…

“Tή δέ μιφ των σαββάτων (В первый же [день после] суб­боты) δρθρου βαθέως (утром [очень] ранним) έπΐ τό μνήμα ήλθον (на гроб­ницу пришли) φέρουσαι & ήτοίμασαν άρώματα (неся при­го­тов­лен­ные аро­маты)».

«В первый же день недели, очень рано, неся при­го­тов­лен­ные аро­маты, пришли они ко гробу, и вместе с ними неко­то­рые другие» (Лк, 24, 1).

Скорбно идя по тро­пинке меж тихо колеб­лю­щихся ветвей смо­ков­ниц в широ­ких, дости­га­ю­щих земли одеж­дах, жены из Гали­леи тихо несли дра­го­цен­ную смесь бла­го­вон­ных веществ.306 Они шли полить жид­кими аро­ма­тами (раз­ве­ден­ными в олив­ко­вом масле) могиль­ные камни и оде­я­ния Усоп­шего. Они хотели опла­кать своего Учи­теля и пома­зать Его миром. Они шли завер­шить уза­ко­нен­ный обряд погре­бе­ния, поспешно пре­рван­ный вече­ром в пят­ницу нача­лом празд­но­ва­ния опрес­ноч­ных дней. Шли очень рано, точнее – самым ранним утром ορθρου βαθέως, «утро глу­боко», то есть тогда, когда едва-едва све­тало.

В древ­ней­ших кодек­сах Свя­щен­ного Писа­ния нет слов καΐ τινές σόν αύτάις – «и вместе с ними неко­то­рые другие» (Лк. 24:1), но они нали­че­ствуют в текстах V-IX веков. 307 У иссле­до­ва­те­лей, сле­ду­ю­щих здесь ранним руко­пи­сям, этого фраг­мента не име­ется. В кодек­сах IIIIV веков после фразы «неся при­го­тов­лен­ные аро­маты» есть слова έλογίζοντο δέ έν έαυτάις τις άρα άποκύλισει τον λίθο ν – «рас­суж­дая сами с собой, кто отка­тит камень».308

Дей­стви­тельно, для завер­ше­ния пре­рван­ного погре­баль­ного обряда им необ­хо­димо попасть внутрь к погре­баль­ному ложу, а вход к месту упо­ко­е­ния пере­крыт огром­ным диском. Если и два­дцать чело­век едва могут катить его309, то что смогут несколько слабых жен­ских рук?

Какое же они испы­тали потря­се­ние, когда вопреки ожи­да­нию «εΰρον δέ τόν λιθον (нашли же камень) άποκεκυλισμένον άπο του μνημείου (отка­чен­ным от гроб­ницы)».

«Но нашли камень отва­лен­ным от гроба» (Лк. 24:2).

Огром­ный «голел», узкий цилин­дри­че­ский камен­ный диск, нахо­дился в отда­ле­нии от проема, веду­щего вниз к погре­баль­ному ложу. У при­шед­ших встал вопрос: какое «мно­же­ство людей» могло так далеко пере­ка­тить камень? Оста­вив при­не­сен­ные сосуды, жены-миро­но­сицы с тре­пе­том поспе­шили в зия­ю­щий проход.

«είσελθοΰσαι δε (вошедши же) ούχ εΰρον (не нашли) το σώμα του кυρίου Ιησού (тело Гос­пода Иисуса)».

«И вошедши, не нашли тела Гос­пода Иисуса» (Лк. 24:3).

Только пред­ставьте себе их страх и непо­ни­ма­ние! К погре­баль­ной ком­нате в глу­бине скалы вниз вел иссе­чен­ный в моно­лите проем. Спу­стив­шись, как в глу­бо­кий подвал, по крутым камен­ным сту­пе­ням, они вошли в тихий сумрак пещеры. Что про­изо­шло? Где тело воз­люб­лен­ного Учи­теля? Кто мог выка­тить наверх столь гигант­ский диск, ранее нахо­див­шийся глу­боко внизу в камен­ном желобе? Кто пере­ме­стил его так далеко?

«και έγένετο έν τω άπορεΐσθαι αύτάς περί τούτου (и слу­чи­лось, что в то время как они недо­уме­вали отно­си­тельно того) και ίδού άνδρες δύο (и вот мужа два) επέστησαν αύταΐς (пред­стали [перед] тми) εν έσθητι άστραπτούση (в оде­я­ниях осле­пи­тель­ных)».

«Когда же недо­уме­вали они о сем, вдруг пред­стали пред ними два мужа, в одеж­дах бли­ста­ю­щих» (Лк. 24:4).

Неожи­данно полу­мрак погре­баль­ной ком­наты оза­рился осле­пи­тель­ным блес­ком. Два мужа, одетые светом как ризой, пора­зив­шие взор миро­но­сиц нестер­пи­мой мол­нией обла­че­ний, ока­за­лись рядом с ними в тесном про­стран­стве гроб­ницы, обра­тив место погре­бе­ния в незем­ной чертог. Как гово­рит бла­жен­ный Фео­фи­лакт: «…явля­ются в одеж­дах бли­ста­ю­щих по при­чине свет­ло­сти Вос­кре­се­ния».310 Но что может сде­лать смерт­ный чело­век при виде силы и славы Вест­ни­ков небес­ных? Как и пророк Даниил, пасть лицом на землю и оне­меть от страха!

«έμφόβων δε γενόμενων αυτών (когда же они ока­за­лись объ­ятыми стра­хом) και κλινουσών τα πρόσωπα εις την γήν (и скло­нили лица на землю) είπαν προς αύτάς (те ска­зали им;) τι ζητείτε τόν ζώντα μετά των νεκρών; (что ищете живого с мерт­выми?)».

«И когда они были в страхе и накло­нили лица свои к земле, ска­зали им: что вы ищете живого между мерт­выми?» (Лк. 24:5).

Ангель­ские силы воз­ве­стили: не ищите Его в том месте, в кото­ром подо­бает нахо­диться мерт­вым. Гроб пуст, и глагол ζητείτε311 «ищете» в этой связи при­об­ре­тает более полный смысл – искать и не нахо­дить, а поэтому про­дол­жать поиски. Хри­стос не мог остаться, где лежал раньше. Смот­рите – Его там нет!

«ούκ εστίν ώδε (нет здесь) άλλα ήγέρθη (но вос­стал [из мерт­вых])».

«Его нет здесь: Он вос­крес…» (Лк. 24:6).

На камен­ном ложе гроб­ницы не было тела Иису­сова. Слова ουκ εστίν ώδε – «нет здесь» рас­кры­вают, что Хри­стос не просто ожил и под­нялся с погре­баль­ного камня, а вос­крес во славе. Чело­ве­че­ство сопри­кос­ну­лось с тайной буду­щего века! Перед нами – явле­ние иного бытия, обо­жен­ного, нетлен­ного: Он ήγέρθη – Он вос­стал из мерт­вых! Это первая благая весть о даро­ва­нии вечной жизни, только изве­стие, а не явле­ние Самого Вос­крес­шего.

Тем вре­ме­нем Мария Маг­да­лина при­бе­гает к Петру и Иоанну. Она поспешно рас­ска­зы­вает, что камень отва­лен, а во гробе нет тела их люби­мого Учи­теля… Чрез­вы­чайно обес­по­ко­ен­ные апо­столы Петр и Иоанн, набро­сив поверх светло-серых туник свои гима­тии312, скро­ен­ные из двух кусков шер­стя­ной мате­рии в темно-корич­не­вую полоску с кистями «цицит» на четы­рех углах313 , поспе­шили ко гробу. Опо­я­сав­шись и спешно обвя­зав голов­ные повязки314, они побе­жали, но апо­стол Иоанн, будучи моложе и про­вор­нее, первым припал ко гробу.

«και παρακύψας (и накло­нив­шись) βλέπει κείμενα τά όθόνια, (увидел лежа­щие тонкие ткани) ού μέντοι είσηλθεν (однако не вошел)».

«И накло­нив­шись, увидел лежа­щие пелены; но не вошел во гроб» (Ин. 20:5).

В этом опи­са­нии есть важные детали. Накло­нив­шись к пря­мо­уголь­ному отвер­стию входа, Иоанн бросил мимо­лет­ный взгляд на льня­ное полотно, как гово­рит упо­треб­лен­ный глагол βλέπει315 – увидел, глянул Он лишь загля­нул в глу­бо­кий провал двер­ного проема, а Петр, как чело­век более реши­тель­ный, вошел в гроб­ницу и обо­зре­вает погре­баль­ные пелены (θεωρεί316 – рас­смат­ри­вает). Они видят одно и то же, но вна­чале совер­шенно по-раз­ному.

«При­хо­дит тогда и Симон Петр, сле­до­вав­ший [за] ним и входит в гроб­ницу και θεωρεί τά όθόνια κείμενα (и смот­рит тонкие ткани лежа­щие)».

«Вслед за ним при­хо­дит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежа­щие» (Ин. 20:6).

Дело в том, что слово κείμενα «лежа­щие» повто­ря­ется дважды и при втором упо­треб­ле­нии в гре­че­ском ори­ги­нале стоит в эмфа­ти­че­ском поло­же­нии.317Апо­стол Иоанн мимо­лет­ным взором заме­чает лишь нали­чие лежа­щих поло­тен, той сло­жен­ной пла­ща­ницы, кото­рой в пят­ницу Иосиф из Ари­ма­феи обер­нул Иисуса. Как более стар-ший, апо­стол Петр подробно рас­смат­ри­вает опре­де­лен­ное поло­же­ние погре­баль­ной мате­рии и видит, что она, про­пи­тав­шись мазью мирры и алоэ, отча­сти сохра­нила форму тела. Пла­ща­ница с впи­тав­ши­мися в нее высох­шими клей­кими аро­ма­ти­че­скими соста­вами лежала в том же поло­же­нии, какое ей при­дали при погре­бе­нии, но из нее непо­сти­жи­мым обра­зом вос­стал Хри­стос. Много смирны было упо­треб­лено при нама­щи­ва­нии тела, кото­рая не хуже смолы при­кле­и­вает к нему пелены, но все цело.318 Это необъ­яс­нимо: ничего не потре­во­жено, ничего не тро­нуто!

Вдо­ба­вок «και τό σουδάριον (и плат,) δ ήν έπι της κεφαλής αύτοΰ, (кото­рый был на голове Его) ού μετά των όθονίων κείμενον, (не с тон­кими полот­нами лежа­щий) άλλα χωρίς έντετυλιγμενον εις ενα τόπον (но отдельно свер­ну­тый в другом месте)».

«И плат, кото­рый был на главе Его, не с пеле­нами лежа­щий, но особо свитый на другом месте» (Ин. 20:7).

Когда Гос­подь почил на кресте, верные уче­ники по древ­нему обычаю покрыли Его лик четы­рех­уголь­ным платом, назы­ва­е­мым «сударь». Бла­го­при­стой­ность пер­вого века тре­бо­вала, чтобы посто­рон­ние не смот­рели на лицо умер­шего. Когда же Иосиф с Нико­ди­мом погре­бали тело Христа, то перед тем, как поме­стить Его в пла­ща­ницу, сударь сняли, сло­жили и поло­жили вглубь гроб­ницы. По воз­зре­ниям иудеев пер­вого века, все пред­меты, сопри­ка­сав­ши­еся с мерт­вым телом, счи­та­лись риту­ально нечи­стыми и их повтор­ное упо­треб­ле­ние воз­бра­ня­лось.

Апо­стол Иоанн, вслед за Петром сойдя по сту­пень­кам к месту погре­бе­ния, видя на тра­ур­ном ложе нетро­ну­тые чело­ве­че­ской рукой полые пелены и лежа­щий в сто­роне сударь, про­никся вели­чием свер­шив­ше­гося в гроб­нице.

«Тогда вошел и другой ученик, при­шед­ший первым ко гроб­нице και είδεν και έπΐστευσεν (и увидел и уве­ро­вал) ούδέπω γαρ ήδεχσαν τήν γραφήν δτι δει αυτόν (еще же не пони­мали Писа­ние, надо Ему) έκ νεκρών άναστηναι (из мерт­вых вос­крес­нуть)» (Ин. 20, 8–9).

«Тогда вошел и другой ученик, прежде при­шед­ший ко гробу, и увидел, и уве­ро­вал…» (Ин. 20:8).

Нако­нец, апо­стол Иоанн обра­тил вни­ма­ние είδεν319 на осо­бен­ное рас­по­ло­же­ние погре­баль­ного полотна. Он увидел и тотчас уве­ро­вал, что про­изо­шло нечто, пре­вос­хо­дя­щее чело­ве­че­ское разу­ме­ние, но лишь только позже понял: тогда, в тор­же­ствен­ном покое ран­него утра, «лежа­щие пелены» ука­зы­вали на вос­си­яв­шее из них бес­смер­тие.

«Апо­столы назы­вают себя сви­де­те­лями Вос­кре­се­ния Хри­стова (Деян. 2:32), – гово­рит свя­ти­тель Фила­рет, – хотя долж­ность их была сви­де­тель­ство­вать не о Вос­кре­се­нии только, но и о всем учении Его. Такой важной почи­тают они истину Вос­кре­се­ния. И под­линно, как скоро утвер­ждена сия истина, то сим самым утвер­ждена истина всего, что творил и чему поучал Гос­подь наш. Но как важна истина Вос-кре­се­ния Хри­стова для веры, так истина Вос­кре­се­ния Хри­стова для жизни. Как скоро утвер­ждена сия истина, то сим самым непо­ко­ле­бимо утвер­ждены все пра­вила жизни святой и бого­угод­ной… Что есть начало к небес­ному рож­де­нию? Слово и дух, и сила вос­крес­шего Христа, Кото­рый есть и наше вос­кре­се­ние и жизнь.»320

На вос­ходе солнца…

Во многих гре­че­ских мона­сты­рях и даже город­ских храмах после агрип­нии или, как ее назы­вают у нас – полу­нощ­ницы с пением канона Вели­кой Суб­боты, в полной тем­ноте, епи­скоп или архи­манд­рит, обла­чен­ный в празд­нич­ные оде­я­ния, ста­но­вится в цар­ских вратах, держа в руках свечу, зажжен­ную от неуга­си­мой лам­пады, нахо­дя­щейся за пре­сто­лом, и поет сти­хиру: «При­и­дите, при­и­мите свет от неве­чер­няго Света и про­сла­вите Христа, вос­крес­шаго из мерт­вых».

16

Вход в Куву­к­лию над пеще­рой Гроба Гос­подня

Дивный напев этого чуд­ного пес­но­пе­ния, испол­ня­е­мого кли­ри­ками, про­ни­кает в сердца мно­го­чис­лен­ных бого­моль­цев и пере­пол­няет их небес­ной радо­стью. Все моля­щи­еся спешат зажечь свои свечи от свя­того огня неуга­си­мой лам­пады и при­нять с этим свя­щен­ным огнем уча­стие во встрече вос­крес­шего Христа. После этого епи­скоп или архи­манд­рит в тор­же­ствен­ной про­цес­сии, но без хоругви и кре­стов, держа в руках лишь Еван­ге­лие и икону Вос­кре­се­ния, выхо­дит в при­твор храма и здесь, при закры­тых дверях, после про­чте­ния вос­крес­ного Еван­ге­лия начи­нает пас­халь­ную утреню.321

Вос­кре­се­ние Спа­си­теля есть обнов­ле­ние чело­ве­че­ского есте­ства, ожив­ле­ние, вос­ста­нов­ле­ние и воз­вра­ще­ние к бес­смерт­ной жизни. Когда под вли­я­нием света вос­крес­шего Христа отва­ли­ва­ется гре­хов­ный камень, лежа­щий на сердце чело­века, стра­сти отсту­пают от него, как пора­жен­ные воины, и Гос­подь дает душе силу дер­зать, побеж­дать мир, очи­щать свое сердце. Уди­ви­тель­ное про­ис­хо­дит тогда в чело­веке: чем больше он очи­щает свое сердце, тем больше испол­ня­ется светом Вос­кре­се­ния. Чем больше напол­ня­ется он этим светом, тем больше очи­ща­ется. И здесь, на земле, видит чело­век вос­крес­шего Гос­пода и ясно слышит Его слова: «Радуй­тесь»!322

Едва изум­лен­ные апо­столы Петр и Иоанн уда­ли­лись, как Мария Маг­да­лина в скорби снова пришла к пустой гроб­нице. «А Мария стояла у гроба и пла­кала. И, когда пла­кала, накло­ни­лась во гроб, и видит (θεωρεί) двух Анге­лов, в белом оде­я­нии сидя­щих, одного у главы и дру­гого у ног, где лежало тело Иисуса. И они гово­рят ей: жена! что ты пла­чешь? Гово­рит им: унесли Гос­пода моего, и не знаю, где поло­жили Его. Сказав сие, обра­ти­лась назад и уви­дела (θεωρεί) Иисуса сто­я­щего; но не узнала, что это Иисус. Иисус гово­рит ей: жена! что ты пла­чешь? кого ищешь? Она, думая, что это садов­ник, гово­рит Ему: Гос­по­дин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты поло­жил Его, и я возьму Его. Иисус гово­рит ей: Мария! Она, обра­тив­шись, гово­рит Ему: Рав­вуни! что значит. Учи­тель! Иисус гово­рит ей: не при­ка­сайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к бра­тьям Моим и скажи им: вос­хожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему. Мария Маг­да­лина идет и воз­ве­щает уче­ни­кам, что видела (έώρακα) Гос­пода и что Он это сказал ей» (Ин. 20:11–18).

Что видела рав­ноап­о­столь­ная Мария Маг­да­лина? Пер­во­на­чально она видит, созер­цает (θεωρεί) двух Анге­лов в белых оде­я­ниях. «Между тем оче­видно, что извне был еще мрак, потому что физи­че­ский день еще окон­ча­тельно не вос­сиял; пещера же оная испол­ни­лась светом Вос­кре­се­ния, кото­рый, будучи боже­ственно видим Марией, еще больше вос­пла­ме­нял ее любовь ко Христу и дал силу ее очам вос­при­ять… виде­ние Анге­лов, и не только видеть, но и возы­меть воз­мож­ность гово­рить с Анге­лами, потому что такой силой обла­дал оный свет».323

Оче­видно, что она более всего была погло­щена своим горем: «унесли Гос­пода моего, и не знаю, где поло­жили Его» (Ин. 20:13). Но про­из­неся эти слова, она обер­ну­лась и уви­дела (θεωρεί) Иисуса. Почему же она зрит вос­крес­шего Гос­пода, но не узнает? Секрет в том, как она Его видит! Слово θεωρεί324озна­чает, что Мария просто смот­рит, с изум­ле­нием наблю­дает, как зри­тель. Когда же Гос­подь оклик­нул ее по имени, она осо­знанно уви­дела Его, обра­тила на Него вни­ма­ние, узнала Его. Тогда Мария Маг­да­лина вос­клик­нула на своем родном ара­мей­ском языке: «Рав­вуни!» – «Учи­тель!» Затем она воз­ве­щает уче­ни­кам, что видела (έώρακα325 – заме­тила и узна-ла) вос­крес­шего Гос­пода, непо­сред­ственно стояла перед Ним лицом к лицу, поняла, что пред ней Сам Вос­крес­ший.

«Она желает подойти к Нему, обра­щаться с Ним, как и прежде… Но Он воз­во­дит ее мысль, чтобы она помыс­лила нечто высшее… Гос­подь сказал: «не при­ка­сайся ко Мне». Потом как бы кто спро­сил: почему? Потому, отве­чает, что у Меня тело уже не такое, какому свой­ственно быть в жизни земной, но такое, какое при­лично небу и горним селе­ниям. Потом вопро­ша­ю­щий как бы про­дол­жает: зачем же Ты ходишь на земле, когда имеешь такое тело? – Потому, отве­чает, что Я не взошел еще к Отцу Моему, но взойду…, хотя… не тотчас, но спустя сорок дней».326 По вос­кре­се­нии из мерт­вых тело Хри­стово уже не такое, какому свой­ственно быть в земной жизни, потому что есте­ство наше «…Божие Слово при­со­еди­нило Самому Себе по ипо­стаси, и Боже­ствен­ным… непри­ступ­ным огнем Своего Боже­ства очи­стив от вся­кого страст­ного состава, сотво­рило его пла­ме­но­вид­ным … участ­ни­ком Боже­ства…»327

После этого явле­ния Вос­крес­шего прошло мало вре­мени. И едва днев­ное све­тило пока­за­лось над гори­зон­том, другие жены-миро­но­сицы – Мария Иако­влева и Сало­мия, покрыв головы сло­жен­ными по диа­го­нали квад­рат­ными кус­ками мате­рии склад­кой ко лбу и обвя­зав­шись пле­те­ными из шерсти пояс­ками, устре­ми­лись к месту погре­бе­ния. Они еще ничего не знали о Вос­кре­се­нии: «και λίαΐ πρωί (и утром рано) τη μια των σαββάτων (в первый [день после] суб­боты) έρχονται έτα τό μνημεϊον άνατείλαντος του ήλιου (пришли на гроб­ницу [при] вос­хо­дя­щем солнце)».

«И весьма рано, в первый день недели, при­хо­дят ко гробу, при вос­ходе солнца» (Мк. 16:2).

Небо чуть забе­ле­лось… Было так рано, что солнце едва начи­нало вос­хо­дить, что сле­дует из исполь­зо­ва­ния слова άνατείλαντος – при­ча­стия насто­я­щего вре­мени, совер­шенно точно обо­зна­ча­ю­щего исклю­чи­тельно раннее время… В первых рас­свет­ных лучах про­сту­пает ограда сада Иосифа из Ари­ма­феи, сло­жен­ная из неоте­сан­ных глыб дикого камня, и живая изго­родь из колю­чих кустов. Утро попе­ре­менно укра­шает небо неуло­ви­мыми оттен­ками света и тени, самыми гар­мо­нич­ными соче­та­ни­ями пур­пура и золота.

Но Марию Иако­влеву и Сало­мию, как и ранее при­хо­див­ших миро­но­сиц, бес­по­коит боль­шой диск, закры­ва­ю­щий вход в погре­баль­ную пещеру: «και ελεγον προς έαυτάς (и гово­рят друг другу) τις άποκυλίσα ήμίν τον λίθον έκ της θύρας του μνημείου (кто отка­тит нам камень от входа гроб­ницы?)» (Мк. 16:3).

При­хо­дят ко гробу и что же видят? Видят, что гро­мад­ный камень, кото­рый должен пере­кры­вать вход, не нахо­дится в поло­жен­ном месте! «και άναβλέψας θεωρουσιν (и взгля­нувши видят с чув­ством изум­ле­ния) δτι άποκεκύλισται328 о λίθος (что отка­чен камень) ήν γάρ μέγας σφόδρα (был же огром­ный весьма).

«И взгля­нувши видят, что камень отва­лен; а он был весьма велик» (Мк. 16:4).

Взгля­нувши (άναβλέψας329) на гроб­ницу, миро­но­сицы с чув­ством изум­ле­ния смот­рят (θεωρουσιν): как и где лежит погре­баль­ный «голел», какого он боль­шого раз­мера, видят, что он нахо­дится не на месте, что он выка­чен наверх из нахо­дя­щихся глу­боко внизу камен­ных пазов.330

«Και εισελθοΰσαι εις τό μνημεΐον (И войдя в гроб­ницу) ειδον νεανίσκον καθήμενον έν τοις δεξιοΐς (уви­дели юношу сидя­щего справа) περιβεβλημένον στολήν λευκήν καΐ έξεθαμβήθησαν (обла­чен­ного ризой белой и ужас­ну­лись)».

«И вошедши во гроб, уви­дели юношу, сидя­щего на правой сто­роне, обла­чен­ного в белую одежду; и ужас­ну­лись» (Мк. 16:5).

Они легко спу­сти­лись в гроб Гос­по­день, потому что гроб­ница пред­став­ляет собой довольно боль­шое выруб­лен­ное в скале поме­ще­ние, куда сразу можно войти двоим-троим. Эта квад­рат­ная, иссе­чен­ная в камне пещера имеет четыре локтя в длину и четыре в ширину. На правой сто­роне – плос­кое, выте­сан­ное из камня ложе высо­той в поло­вину локтя от пола и шири­ной в поло­вину поме­ще­ния, име­ю­щее в обла­сти головы камен­ное воз­вы­ше­ние, слу­жа­щее подуш­кой. В тот первый день недели на этом ложе вос­се­дал Ангел Гос­по­день, под видом юноши в бело­снеж­ных оде­я­ниях.331 Перед тем как спу­ститься к двер­ному проему гроб­ницы, миро­но­сицы просто осмат­ри­вали место; ока­зав­шись внутри, они нако­нец про­зрели. Жены-миро­но­сицы уви­дели, (εΐδον332) бла­го­дат­ный облик Вест­ника Божия и пришли в ужас.333 Сверх того, может быть, еван­ге­лист хочет ска­зать, что их повергло в страх еще и отсут­ствие тела Иисуса во гробе.334 Но Ангел бла­го­ве­стит потря­сен­ным миро-носи­цам…

«ό δέ λέγει αύταίς ([он] же гово­рит им) μή έκθαμβεΐσθε (не ужа­сай­тесь) ’Iησούν ζητείτε τόν Ναζαρηνόν χόν έσχαυρωμένον (Иисуса ищете Наза­ря­нина рас­пя­того) ήγέρθη, ούκ έστιν ώδε (вос­стал [из мерт­вых], [Его] нет здесь) ιδε о τόπος δπου £θηκαν αυτόν (вот место, где Его поло­жили)».

«Он же гово­рит им: не ужа­сай­тесь. Иисуса ищете Наза­ря­нина, рас­пя­того; Он вос­крес, Его нет здесь. Вот место, где Он был поло­жен» (Мк.16:6).

«Явив­шийся Ангел сказал женам: «не ужа­сай­тесь». Сна­чала он осво­бож­дает их от страха, а потом бла­го­вест­вует о Вос­кре­се­нии. Он назы­вает Иисуса Христа «Рас­пя­тым», ибо не сты­дится Креста, кото­рый есть спа­се­ние чело­ве­ков и осно­ва­ние всех благ. «Он вос­крес»; из чего это видно? Из того, что «Его нет здесь». И хотите ли уве­риться? «Вот место, где Он был поло­жен.335»

Смот­рите на уступ в скале, на пустое погре­баль­ное ложе: Рас­пя­тый Иисус Назо­рей не нахо­дится в месте, где подо­бает быть мерт­вым. Там Его нет. Вы воочию видите: Он есть Хри­стос, Он вос­стал из мерт­вых, Он вос­крес! Теперь…

«…Идите, ска­жите уче­ни­кам Его и Петру, что Он пред­ва­ряет вас в Гали­лее; там Его уви­дите (όψεσθε336), как Он сказал вам. И, выйдя, побе­жали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не ска­зали, потому что боя­лись» (Мк.16:7–8).

Смот­рите! Небес­ный Вест­ник посы­лает уче­ни­ков в Гали­лею, отводя их «от смя­те­ния и вели­кого страха со сто­роны иудеев.»337 Можно ли спо­койно вос­при­ни­мать столь выше­есте­ствен­ные собы­тия? «Объял жен трепет и ужас, то есть они пора­жены были и виде­нием Ангела, и стра­хом Вос­кре­се­ния, и… никому ничего не ска­зали, потому что боя­лись.» 338

Вновь обра­тимся к тексту древ­них руко­пи­сей Еван­ге­лия. Одним из наи­бо­лее заме­ча­тель­ных раз­но­чте­ний кодекса Фриера W339, веро­ятно, пере­пи­сан­ного в конце IV – начале V в. н. э. с неиз­вест­ной древ­ней руко­писи, явля­ется вставка к завер­ше­нию Еван­ге­лия от Марка.340 Вслед за опи­са­нием появ­ле­ния вос­крес­шего Христа («…нако­нец явился самим один­на­дцати, воз­ле­жав­шим на вечери, и упре­кал их за неве­рие и жесто­ко­сер­дие, что видев­шим Его вос­крес­шего не пове­рили» (Мк.16:14)) в тексте кодекса сле­дует про­дол­же­ние:

«И они оправ­ды­ва­лись, говоря: «Этот век без­за­ко­ния и без­ве­рия под сата­ной, кото­рый не допус­кает, чтобы то, что нахо­дится под вла­стью нечи­стых сил, пости­гало истину и могу­ще­ство Гос­пода. Поэтому покажи свою пра­вед­ность сейчас», – так гово­рили они Христу. И Хри­стос отве­чал им: «Время власти сатаны свер­ши­лось, но грядут другие без­за­ко­ния. И для тех, кто согре­шил, Я прошел через смерть, чтобы они могли вер­нуться на путь истин­ный и не гре­шить больше, чтобы они могли насле­до­вать духов­ную непре­хо­дя­щую славу пра­вед­но­сти на небе­сах»».

Далее по Марку: «И сказал им: идите по всему миру и про­по­ве­дуйте Еван­ге­лие всей твари. Кто будет веро­вать и кре­ститься, спасен будет; а кто не будет веро­вать, осуж­ден будет» (Мк.16:15–16).

Стиль и содер­жа­ние ука­зан­ного добав­ле­ния, несо­мненно, гово­рят об апо­кри­фич­но­сти и позд­нем про­ис­хож­де­нии этого фраг­мента, кото­рый поэтому и не вклю­чен в кано­ни­че­ский текст, но в тек­сто­ло­ги­че­ской науке он полу­чил наиме­но­ва­ние «рас­ши­рен­ное про­стран­ное окон­ча­ние». И в этой связи встает еще один серьез­ный вопрос…

Рас­кроем Свя­щен­ное Писа­ние и вни­ма­тельно про­чтем послед­ние две­на­дцать стихов Еван­ге­лия от Марка, так назы­ва­е­мое «про­стран­ное окон­ча­ние»:

«(9) Вос­крес­нув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Маг­да­лине, из кото­рой изгнал семь бесов. (10) Она пошла и воз­ве­стила бывшим с Ним, пла­чу­щим и рыда­ю­щим; (11) но они, услы­шав, что Он жив и она видела Его, – не пове­рили. (12) После сего явился в ином образе двум из них на дороге, когда они шли в селе­ние. (13) И те, воз­вра­тив­шись, воз­ве­стили прочим; но и им не пове­рили. (14) Нако­нец, явился самим один­на­дцати, воз­ле­жав­шим на вечери, и упре­кал их за неве­рие и жесто­ко­сер­дие, что видев­шим Его вос­крес­шего не пове­рили. (15) И сказал им: идите по всему миру и про­по­ве­дуйте Еван­ге­лие всей твари. (16) Кто будет веро­вать и кре­ститься, спасен будет; а кто не будет веро­вать, осуж­ден будет. (17) Уве­ро­вав­ших же будут сопро­вож­дать сии зна­ме­ния: именем Моим будут изго­нять бесов; будут гово­рить новыми язы­ками; (18) будут брать змей; и если что смер­то­нос­ное выпьют, не повре­дит им; воз­ло­жат руки на боль­ных, и они будут здо­ровы. (19) И так Гос­подь, после бесе­до­ва­ния с ними, воз­несся на небо и воссел одес­ную Бога. (20) А они пошли и про­по­ве­до­вали везде, при Гос­под­нем содей­ствии и под­креп­ле­нии слова после­ду­ю­щими зна­ме­ни­ями. Аминь». (Мк.16:9–20).

Как апо­стол Марк закон­чил Бла­го­ве­стие? К сожа­ле­нию, у нас есть четыре вари­анта, встре­ча­ю­щи­еся в руко­пи­сях разных веков.

Эти четыре чтения могут быть названы: «крат­ким», «про­ме­жу­точ­ным», «про­стран­ным» и «рас­ши­рен­ным про­стран­ным» окон­ча­ни­ями.

Вопрос очень непро­стой сам по себе! «Крат­кое окон­ча­ние» Еван­ге­лия от Марка завер­ша­ется строч­кой: «и, выйдя, побе­жали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не ска­зали, потому что боя­лись» (Мк.16:8)341, то есть послед­ние две­на­дцать стихов (Мк. 16:9–20) отсут­ствуют в двух ранних пер­га­мен­ных кодек­сах IV века – Вати­кан­ском и Синай­ском342, в Ста­ро­ла­тин­ской руко­писи «k», в Синай­ском древне­си­рий­ском пере­воде, во многих руко­пи­сях ста­ро­ар­мян­ского, ста­ро­гру­зин­ского и в неко­то­рых спис­ках эфи­оп­ского пере­вода, Кли­мент Алек­сан­дрий­ский (до 217 г. н. э.), Ориген (182–215 гг. н. э.) и Аммо­ний (175–242 гг. н. э.) не знали о суще­ство­ва­нии этих стихов. Евсе­вий Кеса­рий­ский в начале IV века раз­ра­бо­тал заме­ча­тель­ную систему, поз­во­ля­ю­щую быстро нахо­дить фраг­менты еван­гель­ского текста. Так вот, пер­во­на­чаль­ная форма деле­ния Евсе­вия не рас­про­стра­няет нуме­ра­цию после строки Мк. 16, 8.

Другое так назы­ва­е­мое «про­ме­жу­точ­ное окон­ча­ние» Еван­ге­лия от Марка после строки: «и, выйдя, побе­жали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не ска­зали, потому что боя­лись» (Мк. 16:8) содер­жит такое про­дол­же­ние «Но они вкратце пере­ска­зали Петру и бывшим с ним все, что им было ска­зано. После этого Сам Иисус послал их про­по­ве­до­вать от востока до запада свя­щен­ную и бес­смерт­ную весть о вечном спа­се­нии.343 Эти строки при­сут­ствуют в «k» – Ста­ро­ла­тин­ском ману­скрипте конца IV в., неко­то­рых унци­аль­ных руко­пи­сях VII, VIII и IX вв.344 Внут­рен­ние при­знаки «про­ме­жу­точ­ного окон­ча­ния» сви­де­тель­ствуют против напи­са­ния его апо­сто­лом Марком. Кроме содер­жав­шихся в этом отрывке мно­го­чис­лен­ных «не Мар­ко­вых» слов, его рито­ри­че­ский тон сильно отли­ча­ется от про­стого стиля Еван­ге­лия. Напы­щен­ная фраза, сто­я­щая в конце: «свя­щен­ную и бес­смерт­ную весть о вечном спа­се­нии», с голо­вой выдает гре­че­ского бого­слова позд­него вре­мени.

«Про­стран­ное окон­ча­ние» отно­сится к очень ран­нему пери­оду. Обсуж­да­е­мые строки Еван­ге­лия (Мк. 16, 9 – 20) суще­ство­вали уже во вре-мена Иринея Лион­ского (вторая поло­вина II в. н. э.)345, кото­рый считал их пол­но­прав­ной частью писа­ния апо­стола Марка. Эта стихи при­сут­ствуют в мно­го­чис­лен­ных кодек­сах346 – пятого века: Алек­сан­дрий­ском, Ефрема и Безы; вось­мого сто­ле­тия: Коро­лев­ском, девя­того – Кори­дети347; в боль-шин­стве ста­ро­ла­тин­ских пере­во­дов и Вуль­гате. Воз­можно, что Иустин Муче­ник в сере­дине II в. знал это окон­ча­ние; во всяком случае, его ученик Татиан (около 173 г.) вклю­чил его в свой «Диа­тес­са­рон». Это окон­ча­ние при­сут­ствует в упо­треб­ля­е­мом при бого­слу­же­нии цер­ков­но­сла­вян­ском и в рус­ском сино­даль­ном пере­во­дах.

«Рас­ши­рен­ное про­стран­ное окон­ча­ние» суще­ство­вало в гре­че­ских спис­ках времен бла­жен­ного Иеро­нима. И после откры­тия в начале два­дца­того века кодекса Фриера («W») мы можем про­чи­тать этот гре­че­ский текст. Без­условно апо­кри­фи­че­ский дух, а также огра­ни­чен­ная база под­дер­жи­ва­ю­щих его данных отчет­ливо свиде-тель­ствуют о вто­рич­но­сти дан­ного добав­ле­ния.348

«Про­стран­ное окон­ча­ние» при­сут­ствует в подав­ля­ю­щем коли­че­стве древ­них тек­стов. Вполне веро­ятно, что оно суще­ство­вало как отдель­ное обоб­ще­ние, исполь­зу­е­мое при под­го­товке ко кре­ще­нию, и было состав­лено по мате­ри­алу из Еван­ге­лия Луки и Иоанна349, а при­мерно в сере­дине II века было при­об­щено к Еван­ге­лию от Марка.350 С другой сто­роны, воз­можно, что перед нами запись апо­столь­ского пре­да­ния. Так, Папий Иеро­поль­ский (около 130 г. н. э.) отнюдь не выдает себя за чело­века, лично видев­шего и слы­шав­шего апо­сто­лов. Если к нему при­хо­дил чело­век, когда-то общав­шийся со стар­цами, он рас­спра­ши­вал: что гово­рил Андрей, что Петр, что Филипп, что Фома и Иаков, что Иоанн и Матфей или кто другой из уче­ни­ков Гос­под­них; слушал, что гово­рил Ари­стон или пре­сви­тер Иоанн, уче­ники Гос­подни.351 В армян­ском списке Еван­ге­лия 989 г. н. э. между вось­мым стихом 16 главы апо­стола Марка и две­на­дца­тью послед­ними есть корот­кий заго­ло­вок: «от пре­сви­тера Ари­сти­она».352 Можно пред­по­ла­гать, что устное пре­да­ние, став­шее завер­ше­нием послед­ней главы Марка, было запи­сано со слов хри­стиан353, слу­шав­ших авто­ри­тет­ного свя­щен­ника, лично зна­ко­мого с апо­сто­лами. Тем не менее, в обоих слу­чаях «про­стран­ное окон­ча­ние» явля­ется досто­вер­ным повест­во­ва­нием о под­лин­ных явле­ниях вос­крес­шего Христа. В этом виде оно вошло в канон Чет­ве­ро­е­ван­ге­лия, именно так оно упо­треб­ля­ется за бого­слу­же­нием.


При­ме­ча­ния:

1 Вос­крес­ная песнь после Еван­ге­лия – бого­слу­жеб­ная молитва из Все­нощ­ного бдения.

2 Слова пре­по­доб­ного Симеона Нового Бого­слова в рус­ском пере­воде с ново­гре­че­ского еп. Фео­фана, вып. 2‑й. М., 1890. С. 341.

3 По-гре­че­ски: ̔Ανάστασιν Χριστοῦ θεασάμενοι

4 См.: Ин.3:10.

5 После­до­ва­ние во святую Пасху. Первый тро­парь из первой песни канона.

6 В рели­гии римлян были свя­щен­ные меже­вые камни, посвя­щен­ные богу Тер­мину. Во время празд­ника Тер­ми­на­лий перед увен­чан­ными цве­тами меже­выми кам­нями (то есть камен­ными стол­бами, раз­гра­ни­чи­ва­ю­щими земель­ные наделы) при­но­сили бес­кров­ные жертвы. Меже­вые камни чтили как богов, и про­кля­тию под­вер­гался всякий, кто осме­ли­вался вырыть или опро­ки­нуть подоб­ный камень. См.: Нико­лай Кун. Рим­ля­нин перед лицом богов. Книга для чтения по древ­ней исто­рии. Сбор­ник статей, ч. II. М., 1915. С. 50.

7 Подиум у древ­них римлян – это широ­кой выступ нижней части стены высо­той в поло­вину чело­ве­че­ского роста. Позд­нее так назы­вали воз­вы­ше­ние пря­мо­уголь­ной формы.

8 Кор­не­лий Тацит. Анналы. Книга 4, 56.

9 Импе­рия не отме­нила рес­пуб­лику, и пра­вя­щий импе­ра­тор опи­рался па госу­дар­ствен­ный аппа­рат, остав­лен­ный рес­пуб­ли­кан­ской формой прав­ле­ния. Реально власт­ву­ю­щий импе­ра­тор, обла­дав­ший вер­хов­ным началь­ством над всеми вой­сками страны, фор­мально рас­смат­ри­вался только как “прин­цепс” – “первый чело­век” госу­дар­ства. (Слово рrinceps в пере­воде с латин­ского озна­чает “первый”. Импе­ра­тор первым зано­сился в список сена­то­ров.) Поэтому в конце каж­дого года в Риме назна­ча­лись выборы, па кото­рых па смену двух фор­мально пра­вив­ших в тече­ние про­шед­шего года кон­су­лов изби­ра­лась новая пара. Почет кон­суль­ства был столь велик, а кан­ди­да­тов так много, что импе­ра­тор затруд­нялся назна­чать лишь двух кон­су­лов; отсюда факт суще­ство­ва­ния “смен­ных кон­су­лов” – вместо одной пары еже­годно было по несколько пар. По завер­ше­нии своих пол­но­мо­чии, отслу­жив­шие консул, когда появ­ля­лась вакан­сия, отправ­ля­лись намест­ни­ками в под­ве­дом­ствен­ные сенату про­вин­ции в звании про­кон­су­лов, где обла­дали уже реаль­ной вла­стью. См.: Жизнь две­на­дцати цеза­рей. М., 1988. Пре­ди­сло­вие М. Л. Гас­па­рова, с. 4–5.

10 Правил Рим­ской импе­рией с 138 по 161 гг. н. о.

11 При опре­де­ле­нии даты муче­ни­че­ского подвига Полн­карна, епи­скопа Смирн­ского пред­по­чте­ние отдастся 2322 фев­раля 155156 г. н. э. См.: Писа­ния мужей апо­столь­ских. Рига, 1994. С. 370, 390.

12 Поклясться сча­стьем (Τύχη) импе­ра­тора было тож­де­ственно при­зна­нию его боже­ствен­но­сти. Τύχη – богиня счатл. случая (лит. Gortuna), счи­та­лась личным гением (genius) и осо­бен­ной покро­ви­тель­ни­цей кесаря. См.: Писа­ния мужей апо­столь­ских. С. 384.

13 Мученн­честно св. Поли­кирпа, епи­скопа Смирн­ского, 9, 2 – 3. мужей апо­столь­ских. С. 384.

14 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции по исто­рии древ­ней Церкви, II. Исто­рия Церкви в период до Кон­стан­тина Вели­кого (репр. изд. СПб., 1907). М., 1994. С. 93 – 95.

15 Свя­щен­но­му­че­ник Поли­карп, епи­скоп Смирн­ский, ученик апо­столь­ский. По сви­де­тель­ству св. Иринея Лион­ского, Поли­карп “всегда учил тому, что узнал от апо­сто­лов, что пере­дает и Цер­ковь и что одно только истинно” (Против ересей, III, 3, 4).

16 Мит­ро­по­лит Фила­рет (свя­ти­тель Фила­рет Мос­ков­ский). Слова и речи. М., 1874. Т. 2. С. 74.

17 Апо­ло­гия (ὰπολογία – отпо­ведь, ответ) – зд.: защи­ти­тель­ная речь в пользу хри­сти­ан­ства. Имеет своим пред­ме­том защиту истин бого­от­кро­вен­ного учения перед лже­учи­те­лями и заблуж­да­ю­щи­мися мыс­ли­те­лями. Апо­ло­геты – ученые лица, высту­пав­шие в защиту учения Христа и Церкви, против напа­док языч­ни­ков и ере­ти­ков.

18 Апо­ло­гия св. Ари­стида, 6–8. (Пере­вод с древне­си­рий­ского). – Сочи­не­ния древ­них хри­сти­ан­ских апо­ло­ге­тов, СПб., 1999. С. 290. Апо­ло­гия дати­ру­ется при­мерно 124 – 140 гг. н. э. Ари­стид – гре­че­ский ритор, апо­ло­гет и испо­вед­ник хри­сти­ан­ства.

19 Цит. по: Тихо­ми­ров Л. А. Рели­ги­озно-филоcоф­ские основы исто­рии. М., 1997. С. 250.

20 Свя­щен­но­му­че­ник Игна­тий Бого­но­сец – епи­скоп Антио­хий­ский, пре­ем­ник Евдо­кия, пер­вого епи­скопа после апо­стола Петра. Муче­ни­че­скую кон­чину принял ок. 107 г. н. э.

21 Мч. Иустин Фило­соф – бого­слов и апо­ло­гет. Его меру при­над­ле­жат две апо­ло­гии хри­сти­ан­ства. Муче­ни­че­скую кон­чину примял ок. 166 г. н. э.

22 Прот. А. Шмеман. Исто­ри­че­ский путь. Пра­во­сла­вия. М., 1993. С. 62 – 63.

23 Проф. В. В. Бато­гов. Лекции по исто­рии древ­ней Церкви. II. С. 23.

24 Вой­ско­вой трибун – один из шести стар­ших офи­це­ров леги­она, кото­рый назна­чался только из лиц, при­над­ле­жа­щих к всад­ни­че­ским и сена­тор­ским семей­ствам. Легион (от слова lеgio – набор) – боевая еди­ница рим­ской армии, состо­я­щая из пяти, шести и более тысяч чело­век.

25 Правил в 117–138 гг. н. э.

26 Долж­ность очень высо­кая. К Све­то­нию схо­ди­лись отчеты и доне­се­ния со всех концов импе­рии, он докла­ды­вал о них Адри­ану, а затем состав­лял и рас­сы­лал на места импе­ра­тор­ские рас­по­ря­же­ния. – Гай Све­то­ний Тран­квилл. Жизнь две­на­дцати цеза­рей. М., 1990. Ком­мен­та­рии, с. 220.

27 “De Vita XII Caeserum».

28 Кобрин­ский А. Из эпохи зарож­де­ния хри­сти­ан­ства. М., С. 29.

29 В био­гра­фиях по названы: галль­ское вос­ста­ние Флора и Сакро­вира в 21 г. н. гер­ман­ское вос­ста­ние Циви­лиса в 70 г. и. э.; иудей­ская война упо­мя­нута только как повод к воз­вы­ше­нию Вес­па­си­ана; бри­тан­ское вос­ста­ние – лишь как ложное испол­не­ние одного из про­ро­честв Нерону. Гай Све­тоннй Тран­кв­нлл. Жизнь две­на­дцати цеза­рей. Ком­мен­та­рии, С. 230.

30 Пол­но­стью – Клав­дий Друз Нерон Гер­ма­ник Тибе­рий рим­ский импе­ра­тор с 41 по 54 гг. н. э.

31 Гай Све­то­ний Тран­квилл. Жизнь две­на­дцати цеза­рей. Кн. 5, 25. С. 185.

32 То есть между двумя раз­лич­ными про­из­но­ше­ни­ями η – эты, υ – юпси­лона (ипси­лона) и боль­шин­ства дифтон­гов. Дифтонг – это соче­та­ние двух глас­ный, обра­зу­ю­щих единый слог.

33 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции по исто­рии древ­ней Церкви, II. С. 40 – 47.

34 Нерон Клав­дий Тибе­рий – импе­ра­тор с 54 по 08 г. н. э.

35 Гай Све­то­ний Тран­квилл. Жизнь две­на­дцати цеза­рей. Кн. 6, 10. С. 202 – 203.

36 Жизнь две­на­дцати цеза­рей. Кн. 6, 16.

37 Публий (или Гай) Кор­не­лий Тацит издал в 117 г. н. э. “Анналы”, охва­ты­ва­ю­щие время от смерти Авгу­ста до смерти Нерона (т. е. с 14 г. до н. э. по 68 г. н. э.), в 10 книгах, из кото­рых сохра­ни­лось непол­ных девять. К боль­шому сожа­ле­нию, в опи­са­нии вре­мени прав­ле­ния импе­ра­тора Тибе­рия (14–37 гг. н. э.) нали­че­ствует боль­шая лакуна, охва­ты­ва­ю­щая почти всю пятую книгу и начало шестой. В лакуну попали собы­тия конца 29 г., весь 30 г. и боль­шая часть 31 г. – наи­бо­лее инте­рес­ные для целей нашего повест­во­ва­ния. О Спа­си­теле гово­рится позд­нее в пят­на­дца­той книге, и лишь в кон­тек­сте пожара Рима при Нероне.

38 Слова под­лин­ника “exitiabilis superstitio” можно пере­не­сти как “гибель­ное суе­ве­рие”, “пагуб­ное суе­ве­рие”.

39 Кор­не­лий Тацит. Анналы, т. I; Исто­рия, т. 2. СПб., 1993; Анналы. Книга 44. С. 285.

40 Анналы. Книга 15, 44.

41 «Тати­ана речь против элли­нов», 1–3, 34. – Сочи­не­ния древ­них хри­сти­ан­ских апо­ло­ге­тов, Спб., 1999. С. 11–12, 13, 40.

42 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции по исто­рии древ­ней Церкви, II. С. 23.

43 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции но исто­рии древ­ней Церкви, II. С. 11.

44 Сенека Луций Анней – фило­соф-стоик сере­дины I в. н. э., вос­пи­та­тель импе­ра­тора Нерона.

45 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции но исто­рии древ­ней Церкви, II. С. 16.

46 Ювенал Децим Юний (ок. 60 – ок. 127 гг. н. э.) – рим­ский поэт-сати­рик.

47 Муче­ни­че­ство св. Поли­карпа, епи­скопа Смирн­ского, 8, 2. С. 383.

48 Ср.: 1Кор. 8:5–6, 12, 3; Флн. 2:11. Кроме того, в Сен­ту­а­гипте (пере­воде Вет­хого Завета на гре­че­ский) словом Κύριος­пе­ре­дано неиз­ре­чен­ное имя Яхвы (Бога), и поэтому, для хри­сти­а­нина словом Κύριος – Гос­подь, импе­ра­тор-языч­ник име­но­ваться не может.

49 Так, егип­тяне, напри­мер, могли про­по­ве­до­вать свои веро­ва­ния сирий­цам, но не рим­ля­нам. Поэтому и Риме был раз­ру­шен храм Исиды – древ­не­еги­пет­ской богини пло­до­ро­дия. См.: Проф. В. В. Боло­тов. Лекции по исто­рии древ­ней Церкви, II. С. 19.

50 “Никто не может слу­жить двум гос­по­дам: ибо или одного будет нена­ви­деть, а дру­гого любить; или одному станет усерд­ство­вать, а о другом не радеть” (Мф. 6:24).

51 Напри­мер, даже гуман­ный про­пре­тор Плиний Млад­ший вводил в своей про­вин­ции покло­не­ние статус Траяна, хотя этот госу­дарь был против поли­ти­че­ского культа и небла­го­при­ятно отно­сился к клятве именем кесаря, считая, что для римлян при­лич­нее клясться именем Юпи­тера.

52 Во вре­мена прин­ци­пата (импе­рии), когда появи­лись статуи импе­ра­то­ров, после обо­го­тво­ре­ния их, рим­ская рели­гия в зна­чи­тель­ной сте­пени отож­де­стви­лась с куль­том импе­ра­то­ров. См.: 11 основ М. Э. Исто­рия хри­сти­ан­ской Церкви. Киев, 1991. С.91.

53 Про­вин­ции рим­ской импе­рии дели­лись на сенат­ские и импе­ра­тор­ские. Сенат заве­до­вал давно уми­ро­тво­рен­ными обла­стями, в кото­рых не могло быть вос­ста­ния, а импе­ра­тор, как глав­но­ко­ман­ду­ю­щий всеми вой­сками, ведал про­вин­ци­ями погра­нич­ными и недавно поко­рен­ными. В сенат­ские про­вин­ции назна­ча­лись про­кон­сулы, а в боль­шие импе­ра­тор­ские – про­пре­торы.

54 Плиний Млад­ший, Гай Плиний Цеци­лий Секунд родился около 61 г. н. э. и был усы­нов­лен своим дядей, извест­ным нату­ра­ли­стом Пли­нием Стар­шим, братом матери, причем вос­пи­та­те­лем его был пол­ко­во­дец, а потом консул Вир­ги­нии Руф. Всту­пив в обще­ствен­ную жизнь в каче­стве ора­тора и адво­ката, он быстро достиг долж­но­сти пре­тора, а потом и кон­сула (100 г.). В 111–113 г. н. э. Плиний был про­пре­то­ром Понта и Вифи­нии, про­вин­ции, лежа­щей на южном берегу Чер­ного моря. Пол­но­стью его долж­ность назы­ва­лась: послан­ник (легат) Траяна Авгу­ста, про­пре­тор – legatus Trajani Augusti pro praectore consularis.

55 Соgnitilionibus de Christianis interfui numquam… В пере­воде про­фес­сор Боло­това: “Я нико­гда не бывал при про­цес­сах против хри­стиан [в каче­стве асес­сора]». То есть Плиний не был при судах над хри­сти­а­нами в каче­стве юри­ди­че­ского асес­сора, по о самих фактах про­цес­сов над ними он осве­дом­лен. Оче­видно, такие про­цессы были в Вифи­нии еще до его вступ­ле­ния в долж­ность, при про­шлых намест­ни­ках импе­ра­то­ров Нервы или Траяна, Плиний знает, что хри­стиан уже судили, по лично сам ото делает впер­вые и поэтому нуж­да­ется в разъ­яс­не­ниях кесаря. См.: Проф. В. В. Боло­тов, Лекции но исто­рии древ­ней! Церкви, II. С. 67.

56 Nomen ipsum – самое имя.

57 Flagitia – пре­ступ­ле­ния. Flagitium – это омер­зи­тель­ное пре­ступ­ле­ние, позо­ря­щее лицо, к кото­рому оно отно­сится, но не устра­ша­ю­щее и не опас­ное для других, не име­ю­щее харак­тера жесто­ко­сти, как sсеlus. Обви­няя хри­стиан в flagitia – пре­ступ­ле­ниях, Плиний разу­меет черные подо­зре­ния в тиэ­с­то­вcких вече­рях и эди­по­вых сме­ше­ниях.

58 …Soliti stаtо die ante lucem convenire carmenque Christo quasi Deo… В бук­валь­ном пере­воде: “обычай в опре­де­лен­ный день соби­раться на рас­свете и петь гимн Христу как Богу”.

59 Слухи о том, что хри­сти­ане за бого­слу­же­нием вку­шают Тело и Кровь Христа, языч­ни­ками пони­ма­лись бук­вально, как вку­ше­ние чело­ве­че­ского мяса и крови, что вызы­вало самые мрач­ные подо­зре­ния. После допроса Плиний к своему удо­вле­тво­ре­нию убе­дился, что хри­сти­ане вку­шают пищу рromiscuum tamen et innixium – “обык­но­вен­ную, однако и невин­ную”, то есть хлеб и вино. Таин­ство При­ча­ще­ния и Бвха­ри­стия для его пони­ма­ния были недо­ступны.

60 Мinistrae – при­служ­ницы при бого­слу­же­нии.

61 Superstitionem pravam, immodicam – суе­ве­рие урод­ли­вое, чрез­мер­ное.

62 Обра­тите вни­ма­ние: Плиний гово­рит о хри­сти­а­нах как о сооб­ще­стве, уже хорошо извест­ном импе­ра­тору – он не счи­тает нужным сооб­щать Траяну об их про­ис­хож­де­нии и их Осно­ва­теле. Из письма явствует, что хри­сти­ане в управ­ля­е­мых им обла­стях состав­ляли орга­ни­зо­ван­ные обще­ства и Церкви: они соби­ра­лись в опре­де­лен­ные дни для общей молитвы, пока­я­ния и для сов­мест­ного при­ня­тия пищи на агапы – вечери любви. Из пер­вого посла­ния к Корин­фя­нам мы знаем, что во время таких собра­ний совер­ша­лось таин­ство Евха­ри­стии (1Кор. 11:20–34). Плиний гово­рит о двух цер­ков­но­слу­жи­тель­ни­цах – “ministrae”, кото­рых он под­верг пыткам. Веро­ятно, они были диа­ко­пис­сами мест­ных Церк­вей, подобно Фиве диа­ко­ниссе Церкви Кеих­рей­ской, о кото­рой упо­ми­нает апо­стол Павел в посла­нии к Рим­ля­нам (Рим. 16:1).

63 Аре­о­паг – совет, состав­лен­ный из наи­бо­лее вли­я­тель­ных граж­дан кото­рые также имели пол­но­мо­чия судей.

64 В гре­че­ском пер­во­ис­точ­нике σπερμολόγος – болтун, ска­зоч­ник, суе­слов.

65 Боб­рин­ский А. Из эпохи зарож­де­ния хри­сти­ан­ства. С. 34 – 37. Письма, X, 96: “Плиний импе­ра­тору Траяну”; X, 97: “Траян Плинию”. Авто­ри­зо­ван­ный пере­вод графа Андрея Боб­рин­ского.

66 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции по исто­рии древ­ней Церкви, II. С. 73, 97.

67 Если неболь­шое число про­све­щен­ных фило­со­фией греков и римлян хоть как-то стре­ми­лись при­дер­жи­ваться нрав­ствен­ных устоев, то боль­шин­ство языч­ни­ков антич­но­сти ни в чем себе не отка­зы­вали. Они не только на досуге пре­да­ва­лись все­воз­мож­ным плот­ским насла­жде­ниям, по и имели рели­ги­оз­ные оправ­да­ния своим без­об­ра­зиям. “Рея, назы­ва­е­мая у жите­лей фри­гий­ских гор Цибе­лою, уза­ко­нила отсе­че­ние постыд­ных членов из-за Атиса, кото­рого любила… Дионис дела­ется тира­ном Фивян, Кронос царе­убий­цей. Зевс сово­куп­ля­ется с доче­рью, и она от него родит… Ты хочешь вести войну и обра­ща­ешься к Апол­лону, совет­нику убийств… Кронос пожи­рает детей и погло­щает Митиса”. Если подоб­ное делают язы­че­ские боги, то можно только дога­ды­ваться, чем зани­ма­лись те, кто им покло­нялся и их почи­тал. О таких вещах и гово­рить про­тивно. См.: “Тати­ана речь против элли­нов”. С. 17, 18, 28, 33.

68 Правил Рим­ской импе­рий в 41–54 гг. н. э.

69 Хре­сто­ма­тия по исто­рии древ­него мира, т. III. М., 1053. С. 107 – 201.

70 В конце 37 или и начало 38 г. н. э.

71 Годы жизни Иосифа Флавия – 37–100 гг. н. э.

72 Они управ­ляли Иудеей о сере­дины II в. до н. э. по 37 г. до н. э.

73 Гали­лея – одна из трех обла­стей Пале­стины из лежа­щих к западу от реки Иордан. Две другие – Сама­рия и Иудея.

74 Тит Флавий Вес­па­сиан правил импе­рией с 69 но 79 гг. н. э.

75 Наи­боль­шую извест­ность Иосифу Флавию при­несла “Иудей­ская война». Книга была закон­чена в 70 г. н. э. и прошла цен­зуру Вес­па­си­ана и Тита. В сере­дине 90‑х годов Иосиф Флавий завер­шил работу над обшир­ным трудом “Иудей­ские Древ­но­сти». В этом сочи­не­нии изла­га­ется исто­рия Иудеи от вет­хо­за­вет­ных времен до начала Иудей­ской войны. При импе­ра­торе Доми­ци­ане (81–96 гг. н. э.) появи­лись “Жизнь», где повест­ву­ется о дей­ствиях Иосифа в каче­стве коман­ду­ю­щего вой­сками повстан­цев в Гали­лее в начале войны против римлян. См.: Иосиф Флавий. Иудей­ская война. Минск, 1991. Ком­мен­та­рии, с. 4 – 6.

76 Тогда, в 6 г. н. э., Иудея была пре­вра­щена в рим­скую про­вин­цию. Чистые смуты во время прав­ле­ния сына Ирода Вели­кого, этпарха (“наро­до­пра­ви­теля») Архе­лая выну­дили импе­ра­тора Окта­ви­ана Авгу­ста вызвать его в Рим и в 6 г. н. э. сме­стить, отпра­вив в ссылку в Галлию, где тут и умер. См.: Иудей­ская война. II, 1–7.

77 Война в Иудее нача­лась в мае 66 г. и. э. после бес­по­ряд­ков в Кеса­рии.

78 Пре­фект (лат. рraefectus – началь­ник) – во вре­мена импе­рии посто­ян­ная долж­ность с особой юрис­дик­цией. Про­ку­ра­тор (лат. procurator – управ­ля­ю­щий) – заве­ду­ю­щий дохо­дами импе­ра­тора в про­вин­ции. В Еван­ге­лии Пилат назы­ва­ется ήγεμών – “пра­ви­тель, началь­ник” (Мф. 27:2), что но смыслу ближе к рraefectus – пре­фект.

79 Всад­ники имели право, в отли­чие от про­стых людей, носить па пальце золо­тое кольцо и тунику с узкой пур­пур­ной поло­сой. У сена­то­ров эта полоса была широ­кой.

80 Рим­ский импе­ра­тор. Правил с 23 г. до н. э. по 14 г. н. э.

81 Понтий Пилат не был бедным чело­ве­ком. Четы­ре­ста тысяч сестер­циев – это капи­тал в 43 тысячи сереб­ря­ных рублей (чеканки до 1917 г.) или при­мерно 774 кг чистого серебра. См.: Вре­мена года: Избран­ное. СПб., 1994. При­ме­ча­ния к драме “Царь Иудей­ский”, с. 387.

82 “Строго говоря, намест­ник – это про­кон­сул (от лат. рroconsul – намест­ник и коман­ду­ю­щий вой­сками в про­вин­ции) или легат (от лат. 1egatus – намест­ник про­вин­ции), но в мало­зна­ча­щей для Рима Иудее функ­ции намест­ника выпол­няло лицо чином ниже – в ранге пре­фекта. И поэтому обле­чен­ный пра­вами намест­ника пре­фект Иудеи обла­дал высшей юрис­дик­цией, в част­но­сти, правом казни жите­лей про­вин­ции. Лишь рим­ские граж­дане имели право в случае угрозы смерт­ного при­го­вора апел­ли­ро­вать к самому импе­ра­тору. Кроме того, в Иудее тот же коман­ду­ю­щий про­вин­ци­аль­ными вспо­мо­га­тель­ными вой­сками, то есть импе­ра­тор­ский пре­фект, парал­лельно мог выпол­нять функ­ции заве­ду­ю­щего финан­со­выми поступ­ле­ни­ями в импе­ра­тор­скую казну, то есть про­ку­ра­тора.

83 Пред­ше­ствен­ни­ками Пилата в управ­ле­нии Иудеей были: Марк Амби­вий (9–12 гг. н. э.), Анней Руф (12–15 гг. н. э.), Вале­рий Грат (15–26 гг. н. э.). – См.: Иосиф Флавий. Иудей­ская война. При­ло­же­ние, с. 511–512.

84 Назна­чен­ный на долж­ность в 20 г. н. э. по про­тек­ции все­силь­ного фаво­рита импе­ра­тора Тибе­рия и коман­ду­ю­щего пре­то­ри­ан­скими когор­тами Рима – Сеяна, Пилат после измены и казни своего покро­ви­теля в 31 г. н. э. с позо­ром поки­нул Иудею, полу­чив отставку в 36 г.

85 В вось­мой главе второй книги “Иудей­ской войны» Иосиф Флавий делает очень важное заме­ча­ние. “Вла­де­ния Архе­лая были обра­щены в про­вин­цию, и в каче­стве пра­ви­теля послано было туда лицо из сосло­вия рим­ских всад­ни­ков, Копо­ний, кото­рому дано было импе­ра­то­ром даже право жизни и смерти…» (“Иудей­ская война”, кн. 2, гл. 8, I. С. 150). Эта фраза важна потому, что в ней идет речь о первом пре­фекте Иудеи и сразу же гово­рится о его пре­ро­га­тиве само­сто­я­тельно выно­сить смерт­ный при­го­вор в под­ве­дом­ствен­ной про­вин­ции. Это – суще­ствен­ное обсто­я­тель­ство для пони­ма­ния ново­за­вет­ной исто­рии, если мы вспом­ним, что иудей­ским началь­ни­кам обя­за­тельно тре­бо­вался суд у Понтия Пилата, чтобы полу­чить жела­е­мый ими смерт­ный при­го­вор для Иисуса Христа.

86 Легаты, но поло­же­нию близ­кие к кон­су­лам, отли­чав­ши­еся от про­ку­ра­то­ров более высо­ким и соб­ственно рим­ским про­ис­хож­де­нием, были склонны отно­ситься к высшим слоям еврей­ского обще­ства с боль­шим дове­рием и нала­жи­вали с ними лучшие отно­ше­ния. См.: Тесса Раджак. Иосиф Флавий. Исто­рик и обще­ство. М., 1993. С. 82–84.

87 Рим­ская власть весьма осмот­ри­тельно не созда­вала когорт из живших в Иудее евреев. Вспо­мо­га­тель­ные про­вин­ци­аль­ные войска наби­ра­лись только из про­жи­вав­ших но сосед­ству сирий­ских греков. Флавий упо­ми­нает о медных таб­ли­цах в Капи­то­лии Рима, па кото­рых еще при Юлии Цезаре было начер­тано: «Пусть ни один чинов­ник, пи один претор, ни один легат не наби­рает войск в пре­де­лах иудей­ских…» – “Иудей­ские древ­но­сти», кн. 14, гл. 10, 6.

88 Луций Вител­лий – легат про­вин­ции Сирии с 35 по 39 гг. н. э.

89 «Иудей­ские древ­но­сти», кн. 18, гл. 4, 3.

90 Signa – боевые зна­мена рим­ских леги­о­нов, пред­став­ляв­шие собой изоб­ра­же­ние орла, а под ним про­филь импе­ра­тора. изоб­ра­же­ние орла, а под ним про­филе, импе­ра­тора.

91 «Иудей­ская война», кн. 2, гл. 9, 2–3.

92 По “Иудей­ским креп­ко­стям” (XVIII, 3, 2), длина водо­про­вода – 200 стадий. Стадия – древ­няя мера длины, при­мерно 185 м.

93 «Иудей­ская война”, кн. 2, гл. 9, 4.

94 Филон Алек­сан­дрий­ский жил с 20 г. до п. о. по 40 г. н. э.

95 Тесса Раджак. Иосиф Флавий. Исто­рик и обще­ство. С. 83.

96 Иосиф Флавий. Иудей­ские древ­но­сти, т. 1. М., 1994 С. 5.

97 “Иудей­ские древ­но­сти”, книга 18, гл. 5, 2. Захва­тив то или иное само­сто­я­тель­ное госу­дар­ство, рим­ляне три чет­верти его тер­ри­то­рии обык­но­венно остав­ляли за собой, а чет­вер­тую часть отда­вали в управ­ле­ние кому-либо из мест­ных вла­сти­те­лей, – часто быв­шему царю. Такие зави­си­мые от римлян цари назы­ва­лись тет­рар­хами (чет­ве­ро­власт­ни­ками). Ирод Актина – тет­рарх с 4 г. до н. о. до 39 г. н. э.

98 Сло­вами “погру­же­ние в воду” пере­ве­дено слово под­лин­ника “βάπτισμα”. Именно так назы­вали Иоанна – Иоанн Кре­сти­тель, по-гре­че­ски: “Ἰὼαννης ὸ βάπτισμα».

99 “Иудей­ские древ­но­сти”, книга 20, гл. 9, I. Речь идет об апо­столе Иакове, брате Гос­под­нем, сыне пра­вед­ного Иосифа Обруч­ника. Пре­тер­пел муче­ни­че­скую кон­чину в 62 г. н. э.

100 Агриппа II Млад­ший – номи­наль­ный царь Иудеи в 54 – 96 гг., сто­яв­ший на сто­роне римлян во время Иудей­ской войны. Анан Млад­ший был пер­во­свя­щен­ни­ком в тече­ние несколь­ких меся­цев 62 г. Порций Фест был намест­ни­ком Иудеи с 60 по 62 гг. Луций Альбин – иудей­ский намест­ник в 62–64 гг.

101 О том же подроб­нее пишет Евсе­вий Кеса­рий­ский. “Когда (апо­стол) Павел потре­бо­вал кеса­рева суда и Фест отпра­вил его в Рим, иудеи, поте­ряв надежду на испол­не­ние своих замыс­лов против него, обра­ти­лись против Иакова, брата Гос­подня, кото­рого апо­столы воз­вели на епи­скоп­ский пре­стол в Иеру­са­лиме. Вот на что они осме­ли­лись против него: при­ведя его па свое собра­ние, они потре­бо­вали, чтобы он перед всем паро­дом отрекся от веры в Христа. Он же, вопреки общему ожи­да­нию, про­из­нес перед всей толпой смелую и сво­бод­ную речь, такой они не ожи­дали, испо­ве­дуя, что Спа­си­тель и Вла­дыка наш Иисус, есть Сын Божий. Они не смогли пере­ве­сти сви­де­тель­ства этого чело­века, кото­рого все за его совер­шен­ную жизнь, мудрую и бла­го­че­сти­вую, счи­тали пра­вед­ни­ком; они убили его, вос­поль­зо­вав­шись анар­хией: Фест в это самое время умер в Иудее, в стране были без­на­ча­лие и бес­по­ря­док.” – “Цер­ков­ная исто­рии”, II, 23, 1–2.

102 Исида – древ­не­еги­пет­ская богиня пло­до­ро­дия.

103 «Иудей­ские древ­но­сти”, книга 18, гл. 3, 3. (Под­лин­ный гре­че­ский тек­стом, в изд.: “Иисус Хри­стос в доку­мен­тах исто­рии”, состав­ле­ние, статья и ком­мен­та­рии В. Г. Дере­вен­ского. СПб., 1998. С. 87). Ука­зан­ные строки Иосифа Флавия хорошо известны многим древним хри­сти­ан­ским писа­те­лям, счи­тав­шим их аутен­тич­ными. Их цити­руют: Евсе­вий (и притом в двух своих трудах: “Цер­ков­ной исто­рии” (кн. I, II) и “Еван­гель­ском Откро­ве­нии” (III, 5)), св. Иеро­ним в книге “О зна­ме­ни­тых мужах”, гл. XIV. Ссылку на этот отры­вок мы нахо­дим также в хро­но­гра­фии Иоанна Антио­хий­ского (Малалы), исто­рика VI в. (Хро­но­граф. X). Оче­видно, назван­ные писа­тели не сомне­ва­лись в его под­лин­но­сти. – Боб­рин­ский А. Из эпохи зарож­де­ния хри­сти­ан­ства. С. 14 – 17.

104 По-латин­ски “tеstimonium Flavianum”.

105 Бобин­ский А. Из эпохи зарож­де­ния хри­сти­ан­ства. С. 16.

106 Ориген жил в 185–254 гг. н. э.

107 “Против Цельса”, I, 47.

108 В древ­но­сти этот город име­но­вался Гиера­поль.

109 В насто­я­щее время сохра­нился список XII века.

110 Под­лин­ный араб­ский текст см.: Иисус Хри­стос и доку­мен­тах исто­рии. Указ. изд. С.128.

111 В этой связи очень инте­ре­сен один из латин­ских вари­ан­тов “сви­де­тель­ства Флавия”. Бла­жен­ный Иеро­ним (348–420 гг. н. э.) в книге “О зна­ме­ни­тых мужах”, цити­руя упо­ми­на­е­мый отры­вок Иосифа, вместо утвер­ди­тель­ного “это был Хри­стос” (Сhristus hic erat), что в точ­но­сти соот­вет­ствует гре­че­скому тексту, при­во­дит фразу “и веро­вали, что это Хри­стос” (еt еrеdebatur esse Christus). Быть может, в свое время Бла­жен­ный Иеро­ним пере­во­дил с более древ­ней и более точной руко­писи Флавия, потому что эти слова близки но смыслу к упо­ми­на­е­мой араб­ской версии, где сказа и но (фа-ла» алла хува ал-Масих), – дословно: “Он был, пола­гают (счи­тают, воз­можно), Мессия (Хри­стос)”. При­ни­мая такое чтение, полу­чаем, что Флавий не вышел за рамки своего миро­воз­зре­ния и, повест­вуя об Иисусе, гово­рят лишь, что “Он при­влек к Себе многих иудеев и многих элли­нов, и веро­вали, что это Хри­стос”. См.: Иисус Хри­стос в доку­мен­тах исто­рии. С. 116, 123.

112 “Анналы”, книга 15, 44.

113 Напри­мер, Флавий упо­ми­нает о воз­му­ще­нии сама­рян под вли­я­нием неко­его чело­века, кото­рый собрал их на гору Гари­зим и обещал пока­зать якобы зары­тые там свя­щен­ные сосуды Моисея. Пилат раз­гро­мил воору­жен­ных сама­рян (36 г.), а наи­бо­лее вли­я­тель­ных плен­ни­ков казнил. Затем, при про­ку­ра­торе Куспии Фаде (44–46 гг.), некий обо­льсти­тель, выда­вая себя за про­рока, увел многих за Иордан. По пра­ви­тель выслал против них кон­ницу, кото­рая пере­била массу людей. Позд­нее, при намест­нике Марке Анто­нин Феликсе (52–00 гг.), некто побу­дил народ после­до­вать за ним в пустыню, где обещал явить всякие чудеса и необык­но­вен­ные вещи. Многие пове­рили и жестоко за это попла­ти­лись, потому что Феликс воз­вра­щал их обратно и нака­зы­вал. Тогда же народ воз­му­тил некий егип­тя­нин, выда­вав­ший себя за про­рока. Феликс во главе войск напал па еврей­ских при­вер­жен­цев егип­тя­нина и при этом умерт­вил двести чело­век. См.: “Иудей­ские древ­но­сти”, кн. 18, гл. 4, 1; кн. 20, гл. 5, 1 и 8, 6.

114 “Иудей­ские древ­но­сти , кн. 20, гл. 11, 1.

115 Иосиф Флавий. Иудей­ская война. Пре­ди­сло­вие автора, с. 30. Иосиф сооб­щает, что пер­во­на­чально напи­сал книгу “ …для вар­ва­ров внут­рен­ней Азии на нашем родном языке”, то есть на ара­мей­ском – обще­упо­тре­би­тель­ном языке в Перед­ней Азии, а затем решил напи­сать то же по-гре­че­ски, чтобы “Иудей­ская война” стала доступна всем обра­зо­ван­ным жите­лям импе­рии.

116 Текст фраг­мента при­во­дится по Вилен­скому (Виль­нюс­скому) хро­но­графу, кото­рый дати­ру­ется XVI в. См.: Мещер­ский Н. Л. Исто­рия иудей­ской войны Иосифа Флавия в древ­не­рус­ском пере­воде. Изд-во Ака­де­мии Наук СССР, М.-Л., 1958. С. 259–260. (“Иудей­ская война”, кн. 2, гл. IX, 3–4; гл. XI, 6). Пере­вод с древ­не­рус­ского.

117 Иешу ха-Ноцри в пере­воде значит Иисус Назо­рей. “Его (рабби Иего­шуа бен Леви) внук поперх­нулся. Пришел чело­век, лечив­ший именем Иешу, и изле­чил его. Когда он (хри­сти­а­нин) уда­лился, спро­сил его (рабби Иего­шуа у внука): что он над тобой нашеп­ты­вал? Он отве­чал: имя Неко­его.” – Иеру­са­лим­ский талмуд. Шаббат. 14, 4. «Спро­сили рабби Элис­зера: как стоит Некий отно­си­тельно буду­щего мира?» – Вави­лон­ский талмуд, Йома, 66. “Один чело­век, кото­рого звали Иаков из Кефар-Сека­нии, сказал мне от имени Неко­его: В вашей Торе напи­сано…” – Мидраш Коге­лет, 1, 8. См.: Иисус Хри­стос в доку­мен­тах исто­рии. С. 308, 326, 327.

118 Толь­дот Иешу, 6 – 9 (Вен­ская руко­пись). См.: там же. С. 363, 365.

119 Вави­лон­ский талмуд, Сан­гед­рин, 43 (Фло­рен­тий­ская руко­пись). См.: там же. С. 311.

120 Тос­сфга, Сан­гед­рин, 9, 7. См.: там же. С. 325.

121 Талант, как денеж­ная еди­ница, при­бли­зи­тельно рав­нялся 26 кг чистого серебра и соот­вет­ство­вал 6000 дина­риям или среб­ре­ни­кам. В первом веке один дина­рий состав­лял обыч­ную днев­ную плату рим­ского сол­дата или наем­ного работ­ника. Сумма в 30 талан­тов – это колос­саль­ное состо­я­ние.

122 Под “оте­че­ским зако­ном” имелся в виду закон Мои­сеев, то есть первые пять книг Библии. Рас­пя­тие, как способ казни, прак­ти­ко­вался рим­ской адми­ни­стра­цией, что никак не соот­вет­ствует тра­ди­ци­он­ным закон­ным иудей­ским спо­со­бам испол­не­ния смерт­ного при­го­вора.

123 Зато все опи­сан­ное вполне соот­вет­ствует рав­вин­ской тра­ди­ции, где осуж­де­ние и казнь совер­шают иудей­ские началь­ники. “В канун суб­боты, в канун Пасхи пове­сили Иешу… за то, что Он… соблаз­нял Изра­иль… По не нашли ничего в Его защиту, и Его пове­сили в канун Пасхи”. Из кон­тек­ста тал­муда сле­дует, что про­цесс и казнь – дело рук синед­ри­она, без уча­стия рим­ского намест­ника. См.: Вави­лон­ский талмуд, Сан­гед­рин, 43. (Фло­рен­тий­ская руко­пись). – Иисус Хри­стос в доку­мен­тах исто­рии. С. 311.

124 Гай Све­то­ний Тран­квилл. Жизнь две­на­дцати цеза­рей. Кн. 5, 25. С. 185.

125 «Иудей­ская война», кн. 2, гл. XI, 6. Пере­вод с древ­не­рус­ского, указ. изд.

126 Там же.

127 В древ­не­рус­ском тексте в атом кон­тек­сте упо­ми­на­ются пре­фекты Куспий Фад (44–47 гг. н. э.) и Тибе­рий Алек­сандр (47–48 гг. н. э.).

128 “Иудей­ская война”, кн. 2, гл. XI, 6. Пере­вод с древ­не­рус­ского. По Н. А. Мещер­скому, выра­же­ние пере­вода “от чистого закона” соот­вет­ствует гре­че­скому “от оте­че­ских обы­чаев”. Может пока­заться стран­ным, что про­вин­ци­аль­ные намест­ники были вынуж­дены под­дер­жи­вать тра­ди­ции иуда­изма, но слова о рас­ска­зах уче­ни­ков “прежде опи­сан­ного Чудо­творца”, кото­рые гово­рили, что их Учи­тель “осво­бо­дит вас от раб­ства”, могли истол­ко­вы­ваться как призыв 1 свер­же­нию вла­ды­че­ства Рима, а не как осво­бож­де­ние от власти греха. В этом случае под­держка пер­во­свя­щен­ника и знати, сто­я­щих на пози­циях “пре­да­ния стар­цев” (Мф. 15:2), тра­ди­ци­он­ного иуда­изма, ста­но­ви­лась поли­ти­че­ски выгод­ной для импе­рии.

129 “Жизнь две­на­дцати цеза­рей”, кн. 5, 25. Импе­ра­тор Клав­дий изгнал иудей­скую общину из Рима при­мерно в 50 г. и. э. Раз­би­раться в спорах веру­ю­щих в Вос­кре­се­ние и упор­ству­ю­щих импер­ской власти было недо­суг, проще было вообще всех “посто­янно воз­му­щен­ных Xре­стом” иудеев, без вни­ка­ния в суть споров, просто заста­вить уда­литься с глаз долой.

130 Вerendts A. Die Zeugnisse von Christentum im slavischen «De bello iudaico» des Josephus. Texte und Untersuchungen zur Geschichte der altchristluchen Literatur. Gebhardt und Harnak, v. XIV. Leipzig, 1906.

131 Ара­мей­ский – язык народа запад­но­се­мит­ской группы, насе­ляв­шего тер­ри­то­рию Пале­стины и север­ной Сирии. Древ­ней­шие над­писи па этом языке дати­ру­ются IX в. до н. э., а евреи стали поль­зо­ваться ара­мей­ской пись­мен­но­стью со времен Ездры (V в. до н. э.). В первом веке пашей эры ара­мей­ский язык был в упо­треб­ле­нии по всему Перед­нему Востоку, явля­ясь в какой-то сте­пени сред­ством меж­ду­на­род­ного обще­ния. Среди иудеев знание древ­не­ев­рей­ского языка в ту эпоху встре­ча­лось при­бли­зи­тельно так же редко, как в наши дни в хри­сти­ан­ском мире знание гре­че­ского – языка, на кото­ром напи­сано Еван­ге­лие. Наци­о­наль­ный язык иудеев исчез из повсе­днев­ного упо­треб­ле­ния и удер­жался лишь в сфере рели­гии, подобно латин­скому языку при като­ли­че­ском бого­слу­же­нии. Евреи рас­се­я­ния гово­рили па гре­че­ском, а евреи, насе­ля­ю­щие Иудею в первом веке, пред­по­чи­тали общаться па род­ствен­ном древ­не­ев­рей­скому – ара­мей­ском народ­ном наре­чии Сирии.

132 Есть пред­по­ло­же­ние, что “Исто­рия Иудей­ской войны” была напи­сана Иоси­фом Фла­вием сперва на ара­мей­ском языке, как мы узнаем из вступ­ле­ния к “Исто­рии”, а потом им же пере­ве­дена на гре­че­ский. Ори­ги­нал, до нас недо­шед­ший и, веро­ятно, более полный, чем пере­вод, был пред­на­зна­чен для евреев и вообще для жите­лей Ближ­него Востока, где ара­мей­ский диа­лект был в боль­шом упо­треб­ле­нии. Этот ара­мей­ский текст мог через евреев рас­се­я­ния про­ник­нуть в Арме­нию и Персию, а оттуда к хаза­рам, кото­рые в IX веке при­няли иудей­ское веро­ис­по­ве­да­ние и нахо­ди­лись в ожив­лен­ных тор­го­вых сно­ше­ниях со сла­вя­нами. Во второй поло­вине X века хазары были поко­рены киев­скими вели­кими кня­зьями и обра­щены в хри­сти­ан­ство. Руко­пись, содер­жа­щая сочи­не­ние Иосифа Флавия, могла быть пере­ве­дена на ста­ро­рус­ский язык каким-нибудь рав­ви­ном, знав­шим оба языка. См.: Боб­рин­ский А. Из эпохи зарож­де­ния хри­сти­ан­ства. С. 21.

133 Это слово встре­ча­ется в двух местах кн. II, гл. XXI, ч. 5, и в кн. VI, гл. V, ч. 3. – Flavius Josephus von Judischen Kriege, Buch IIV. Nach der slavishen Ubersetzung deutsh herausgegeben und mit dem griechischen Text verglichen von Alexander Derendts und Konrad Grass, Dorpat, 1924. Р. 180.

134 «ΙΗΣΟΥΣ ΒΑΣΙΛΣΥΣ ΟΥ ΒΑΣΙΛΣΥΣΑΣ. Die messianische Unabhangigkeitsbewegung vom Aufstehen Johannes des Taufers bis zum Untergang Jakobs des Frommen nach der neuerschlossenen Erobering von Jerusalem des Flavius Josephus und den christlichen Quellen dargestellt von Robert Eisler». Heidelberg, 1, 1929; II, 1930.

135 Istrine V. М. Lа рrise de Jerusalem per Flavius Josephe, v. I, Раris, 1934; v. II, 1938.

136 Архив АН СССР, фонд 332, опись I, № 7.

137 Мещер­ский Н. А. Исто­рия иудей­ской войны Иосифа Флавия и древ­не­рус­ском пере­воде. С. 74–75.

138 Термин “апо­криф” про­ис­хо­дит от гре­че­ского сломи ἀπόκρῦφος – “скры­тый, тайный”.

139 В древ­но­сти было другое отно­ше­ние к уст­ному и пись­мен­ному слову. В эпоху пись­мен­ной фик­са­ции Еван­ге­лия слово стоило очень дорого, и не только потому, что папи­рус и пер­га­мент про­да­ва­лись неде­шево, а работа писцов была тру­до­ем­кой и уто­ми­тель­ной. Сего­дня нам это может пока­заться стран­ным, но писцы, как пра­вило, сидели на скамье, держа свиток или кодекс у себя на коле­нях, и в такой неудоб­ной позе рабо­тали. Это была совер­шенно иная книж­ная куль­тура было но при­нято писать что-либо мало­зна­ча­щее. Если чело­век при­сту­пал к делу и брал в руки трост­ни­ко­вое перо, то он совер­шал это только для того, чтобы напи­сать нечто зна­чи­тель­ное. Отно­ше­ние к книге было бла­го­го­вей­ным.

140 В насто­я­щее время при­нято счи­тать, что именно рече­ния Иисуса (логин) стали первой запи­сью устной тра­ди­ции. Веро­ятно, было сде­лано несколько запи­сей в разных общи­нах. Папий Иера­поль­ский посвя­тил логиям пять книг под общим загла­вием «Истол­ко­ва­ние Гос­под­них изре­че­ний». См.: Евсе­вий кн. 3. ч. 39. 1.

141 Вслух читали не только за Боже­ствен­ной служ­бой: в древ­но­сти вообще не при­нято было читать про себя. Вспом­ните хотя бы, как евнух эфи­оп­ской царицы ехал на колес­нице и читал про­рока Исаию, а про­хо­дя­щий мимо апо­стол Филипп услы­шал чтение и спро­сил его, пони­мает ли он, что читает (Деян. 8:30). Сле­до­ва­тельно, даже тогда, когда чело­век ехал в оди­но­че­стве, он все равно читал вслух, а не про себя. Такая тра­ди­ция про­дол­жа­лась долго. Еще в IV в. н. э. бла­жен­ный Иеро­ним в одном из своих писем сооб­щает адре­сату, что у него болит горло и поэтому он не может читать книг. Книги чита­лись вслух, и про­студ­ное забо­ле­ва­ние стаю пре­пят­ствием к чтению.

142 Лите­ра­тур­ный язык атти­че­ской прозы полу­чил наиме­но­ва­ние “клас­си­че­ского гре­че­ского» и в первую оче­редь явля­ется пред­ме­том изу­че­ния клас­си­че­ской фило­ло­гии. Напри­мер, ран­не­ат­ти­че­скую прозу пред­став­ляют исто­рик Фуки­дид и фило­софы софи­сты. Эпоха рас­цвета клас­си­че­ской атти­че­ской прозы – тво­ре­ния Пла­тона. См.: Сма­гина Е. Б. Исто­рия гре­че­ского языка. Место и осо­бен­но­сти языка Нового Завета. Учеб­ник гре­че­ского языка Нового Завета. М., 1995. С. 204.

143 Сфор­ми­ро­вав­шись из ионий­ско-атти­че­ского диа­лекта (па нем гово­рило гре­че­ское насе­ле­ние запад­ного побе­ре­жья Малой Азии), “койнэ» (от гре­че­ского χοινή) – общая) рас­про­стра­нился по всему Сре­ди­зем­но­мо­рью. Упо­треб­лялся при­мерно с 300 г. до н. э. по 500 г. н. э.

144 Сма­гина Е. Б. Исто­рия гре­че­ского языка. Место и осо­бен­но­сти языка Нового Завета. С. 200, 208.

145 Тихо­ми­ров Л. А. Рели­ги­озно-фило­соф­ские основы исто­рии. Указ. изд. С. 253. “Исто­ри­че­ская ситу­а­ция между 50 г. и 60 г. отра­жает фон Еван­ге­лия от Матфея”. В. Reicke. Synoptic Prophecies on the Desctructruction of Jerusalem. – In: Studies in New Testament and Early Christian Literature: Essays in honour of Allen P. Wikgren (ed. D. E. Aune, 1972), р. 134. Боль­шин­ство ученых схо­дятся в том, что “Еван­ге­лие от Марка надо дати­ро­вать 65–70 гг.” (Дональд Гатри. Вве­де­ние в Новый Завет. СПб., 1996. С. 57.) Можно ска­зать с уве­рен­но­стью, что Еван­ге­лие от Луки “было состав­лено после ката­строфы 70 г. …Чет­вер­тое Еван­ге­лие и три Иоан­нов­ских посла­ния явля­ются послед­ними по вре­мени ново­за­вет­ными писа­ни­ями. В пере­воде на наше лето­ис­чис­ле­ние, дата около 100 года пред­став­ля­ется наи­бо­лее веро­ят­ной. – Епи­скоп Кас­сиан (Без­об­ра­зов). Хри­стос и первое хри­сти­ан­ское поко­ле­ние. Париж – Москва: УМСА Рress, 1996. С. 313, 348–349.

146 Первые три Еван­ге­лия (от Матфея, от Марка и от Луки) схожи в содер­жа­нии и форме изло­же­ния. Чет­вер­тое Еван­ге­лие (от Иоанна) под­дает другие изре­че­ния и собы­тия из жизни Христа, а также зна­чи­тельно отли­ча­ется от преды­ду­щих по слогу. Три первых Еван­ге­лия при­нято назы­вать синоп­ти­че­скими.

147 Епи­скоп Кас­сиан (Без­об­ра­зов). Хри­стос и первое хри­сти­ан­ское поко­ле­ние. С. 158.

148 Древ­ней­ший фраг­мент Еван­ге­лия (папи­рус № 52 по системе Гре­гори) пред­став­ляет собой несколько стихов из Еван­ге­лия от Иоанна – Ин. 18, 31 – 33, 37 – 38. – Roberts G. H. An Unpublished Fragment of Fourth Gospel in John Rylands Library. Manchester, 1935. Хотя Бер­нард Грен­фелл нашел этот список в Египте еще в 1920 г., он оста­вался неза­ме­чен­ным среди папи­рус­ных обрыв­ков вплоть до 1934 г. В тот год Робертс, член совета Кол­ле­джа св. Иоанна в Окс­форде, раз­би­рал неопуб­ли­ко­ван­ные папи­русы, при­над­ле­жа­щие ман­че­стер­ской биб­лио­теке Джона Рай­ленда (John Rylands Library), и обна­ру­жил в них несколько фраг­мен­тов Еван­ге­лия от Иоанна.

149 “Britidh Weekly ”, 12 Dec. 1935, р. 219.

150 Согласно при­ня­той клас­си­фи­ка­ции – 7Q5.

151 Кал­ла­ган Д. (Collaghan J. O.), Тиде К. (Thiede C. Р.) и др.

152 Иисус Хри­стос в доку­мен­тах исто­рии. С. 483.

153 Папи­рус Бод­мера II или № 66 по системе Гре­гори. По общей клас­си­фи­ка­ции, пани­руем с тек­стом Нового Завета обо­зна­ча­ются готи­че­ской буквой р. за кото­рой стоит поряд­ко­вый номер.

154 Размер листа 152 на 140 мм. Папи­рус состоит из шести неcбро­шю­ро­ван­ных тайных частей, в кото­рых сохра­ни­лись 104 стра­ницы, и содер­жит текст Им. I, I– 0. 2 и 0. 35 –14, 15. Со вре­ме­нем Бодмер при­об­рел еще 40 стра­ниц итого же кодекса, кото­рые были опуб­ли­ко­ваны Мар­ти­ном в 1958 г. в каче­стве Supplement – допол­не­ния. Поскольку боль­шин­ство име­ю­щихся отрыв­ков малы но раз­меру, а неко­то­рые пред­став­ляют собой просто обрывки, то объем сохра­нив­ше­гося текста Мн. 14 – 21 весьма неве­лик. – Брюс М. Мецгер. Тек­сто­ло­гия Нового Завета. М., 1996. С. 36 – 38.

155 Обще­при­нято мнение, что алек­сан­дрий­ский тип текста под­го­тов­лен опыт­ными пере­пис­чи­ками, вос­пи­тан­ными на науч­ных тра­ди­циях древ­ней Алек­сан­дрии. Они опи­ра­лись па очень ранний текст – начала или сере­дины вто­рого века н. э. Эта ранняя форма записи назы­ва­ется про­тоалек­сан­дрий­ской, более корот­кой, в то время как запад­ный тип текста – наи­бо­лее про­стран­ный; он был рас­про­стра­нен в “запад­ных” обла­стях – Север­ной Африке, Италии, и на востоке – в Египте. – Брюс М. Мецгер. Тек­сто­ло­гия Нового Завета. С. 209, 211–212.

156 Евсе­вий. Цер­ков­ная исто­рия, кн. 3, ч. 39, 3–4.

157 Попыт­кой согла­со­ва­ния можно счи­тать работу Тати­ана. При состав­ле­нии Диа­тес­са­рона – упо­ря­до­чен­ного в хро­но­ло­ги­че­ском порядке еван­гель­ского текста – Татиан в 173 г. поль­зо­вался запад­ным кодек­сом, может быть, и апо­кри­фи­че­скими еван­ге­ли­ями. В основу хро­но­ло­ги­че­ских постро­е­ний поло­жен текст Еван­ге­лия от Иоанна. Когда тексты отдель­ных еван­ге­ли­стов сходны, Татиан вклю­чает текст какого-нибудь одного, не встав­ляя осталь­ные. – Про­фес­сор архи­манд­рит Киприан. Патро­ло­гия. Париж – Москва, 1990. С. 125 – 126.

158 “Цер­ков­ная исто­рия”, II,2 (книга напи­сана в начале IV в. н. э.).

159 “Апо­ло­гия”, 24, 24 (напи­сана около 195 – 197 гг.).

160 Acta Pilati. Patrologia Orientalis, Didot, 1913, Apocryphes coptes II, IX, 2. Harnack, Pilatusschrift, Altchristliche Literatur. Vigouroux, Dictionnaire de la Bible, II, 2116.

161 “Против ересей”, L (напи­сана около 155 – 166 гг.).

162 “Апо­ло­гия”, XXXV, 48.

163 Боб­рин­ский А. Из эпохи зарож­де­ния хри­сти­ан­ства. С. 47.

164 Прот. А Шмеман. Исто­ри­че­ский путь Пра­во­сла­вия. М., 1993, С.75

165 Конец IV в. н.э.

166 То есть с ара­мей­ского языка

167 Назо­реи – евреи, посвя­щен­ные Богу согласно обету «назо­рей­ства» уста­нов­лен­ного пра­ви­лами Числ. 6

168 «Еван­ге­лие Евреев» состав­лено около 150 г. и. э.

169 Отча­сти “Еван­ге­лие Две­на­дцати” может быть вос­ста­нов­лено в отрыв­ках после про­из­ве­ден­ного про­фес­со­ром Ревию кри­ти­че­ского ана­лиза руко­пи­сей Париж­ской Наци­о­наль­ной биб­лио­теки по копт­ским тек­стам, напе­ча­тан­ным в 1905 г. в Восточ­ной Патро­ло­гии (II том).

170 Фраг­менты най­дены в Египте Грен­фел­лом и Хунтом в 1897 г.

171 Жил во второй поло­вине IV – начале V вв. н. э.

172 Гре­че­ский текст издан Тишен­дор­фом в 1876 г.

173 Быть может, оно было известно свя­тому муче­нику Иустину Фило­софу (сер. 11 в. н. э.).

174 Широ­кое рас­про­стра­не­ние “Еван­ге­лия Иакова” среди хри­стиан под­твер­жда­ется более чем 30 руко­пи­сями.

175 Сирий­ский лите­ра­тур­ный язык сло­жился на базе цен­траль­ного ара­мей­ского диа­лекта семит­ской язы­ко­вой группы.

176 Содер­жит мно­же­ство ска­за­ний о Спа­си­теле в Его дет­ском воз­расте.

177 Впер­вые араб­ский текст “Еван­ге­лия Дет­ства Иисуса” с латин­ским пере­во­дом напе­ча­тан в 1697 г., затем и 1832 и 1852 гг. От сирий­ского текста про­изо­шел армян­ский, несколько изме­нен­ный.

178 Содер­жит повест­во­ва­ние о схож­де­нии Спа­си­теля во ад.

179 Про­фес­сор архи­манд­рит Киприан. Патро­ло­гия. С. 22 – 23.

180 Антио­хия (Сирий­ская) рас­по­ло­жена на реке Оронт. В свое время это был глав­ный город Рим­ской про­вин­ции – Сирии.

181 Упо­ми­на­ется в Тол­ко­ва­ниях Ори­гена на Еван­ге­лие от Матфея (X, 17). Невзи­рая на апо­кри­фич­ность «Еван­ге­лие Петра» исполь­зо­ва­лось еще несколько сто­ле­тий. Окон­ча­тельно исклю­чено из бого­слу­жеб­ного упо­треб­ле­ния в 495 г. пред­сто­я­те­лем Рим­ской Церкви Гела­сием.

182 Докеты (от греч. δοκέω – “казаться») – после­до­ва­тели учения о при­зрач­но­сти телес­ной при­роды Христа. Доке­тизм состав­лял суще­ствен­ную часть боль­шин­ства гно­сти­че­ских учений. Как отдель­ная секта докеты упо­ми­на­ются только в “Фило­со­фу­ме­нах» Иппо­лита Рим­ского. – Евсе­вий Памфил. Цер­ков­ная исто­рия. Ком­мен­та­рии, с. 421–422.

183 Там же, VI, 12, с. 209–210

184 “Иисус Хри­стос в доку­мен­тах исто­рии”. С. 19G

185 Кос­вен­ные данные поз­во­ляют думать, что пер­во­на­чаль­ный вари­ант “Еван­ге­лия Петра” был создан при­мерно в одно время с кано­ни­че­скими Еван­ге­ли­ями среди иудео-хри­стиан Малой Азии, где они поль­зо­ва­лись этим “еван­ге­лием” вплоть до рубежа IIIII вв. Время напи­са­ния пер­во­на­чаль­ного текста – после 70 г. н. э., после раз­ру­ше­ния Иеру­са­лима. Отсут­ствие стра­да­ний на кресте могло при­влечь вни­ма­ние доке­тов, кото­рые тол­ко­вали “Еван­ге­лие Петра” и духе своего учения, а может быть, не только тол­ко­вали, но и 11 пере­ра­ба­ты­вали при пере­писке. – Свен­циц­кая И. Апо­кри­фи­че­ские Еван­ге­лия. Иссле­до­ва­ния, тексты, ком­мен­та­рии. М., 1996. С. 113–114.

186 Пере­пис­чик отрывка из “Еван­ге­лия от Истра” не знал больше того, что сохра­ни­лось: перед нача­лом и после конца фраг­мента нари­со­ван орна­мент из спле­тен­ных лент и кре­стов. Отож­деств­ле­ние най­ден­ного текста с “Еван­ге­лием Петра” сде­лано на осно­ва­нии того, что автор назы­вает себя “Симон Петр”. – Там же. С. 96.

187 Апо­ло­гия I, 35. Фра­зео­ло­гия Иустина Муче­ника близка к фра­зео­ло­гии апо­крифа: по-види­мому, он знал и почи­тал Еван­ге­лие от Петра, когда писал в 155 г. “Апо­ло­гию”, подан­ную импе­ра­тору Анто­нину Пию. См.: Св. Иустин Фило­соф. Апо­ло­гия I. – Сочи­не­ния св. Иустина, фило­софа и муче­ника. М„ 1863.

188 Свен­циц­кая И. Апо­кри­фи­че­ские Еван­ге­лия. Иссле­до­ва­ния, тексты, ком­мен­та­рии. С. 113.

189 В кано­ни­че­ском Еван­ге­лии Пилат “вывел вон Иисуса и сел на суди­лище, на месте, назы­ва­е­мом лифо­стро­тон, а по-еврей­ски гав­вафа” (Ин. 19:13), то есть суд совер­ша­ется при­людно, перед паро­дом. “Лифо­стро­тон” в пере­воде с гре­че­ского озна­чает “камен­ный помост”. Этим словом обо­зна­ча­ется воз­вы­шен­ное место перед пре­то­рией пре­фекта, потому что оно, по обычаю римлян, было выло­жено моза­и­кой из раз­но­цвет­ных камней.

190 Praetorium – пре­то­рия назва­ние для при­сут­ствен­ного места про­вин­ци­аль­ного намест­ника.

191 В северо-запад­ной части Иеру­са­лима, в так назы­ва­е­мом верх­нем городе, стоял рос­кош­ней­ший дворец. Много энер­гии потра­тил страст­ный поклон­ник гре­че­ской архи­тек­туры Ирод Вели­кий на соору­же­ние его пор­ти­ков и пери­сти­лий – внут­рен­них садов. Внеш­нее про­стран­ство дворца для без­опас­но­сти окру­жала стена высо­той в 30 локтей (при­мерно 15 метров) с кра­си­выми баш­нями.

192 Тет­рарх Гали­лей­ский Ирод Антипа правил с 4 г. до н. э. по 39 г. н. э.

193 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, I, 1–2. Деле­ние па главы и стихи услов­ное, сде­лан­ное уче­ными для удоб­ства цити­ро­ва­ния. Текст апо­крифа при­ве­ден по изда­нию: Свен­циц­кая И. Апо­кри­фи­че­ские Еван­ге­лия. Иссле­до­ва­ния, тексты, ком­мен­та­рии. С. 119–128.

194 Апо­криф Еван­ге­лия от Пeтpa, 3, 7.

195 Пор­фи­рой назы­вали ткани, окра­шен­ные крас­ной крас­кой, име­ю­щей баг­ряно фио­ле­то­вый отте­нок, и кото­рая выра­ба­ты­ва­лась на мор­ских улиток одно­имен­ного назва­ния.

196 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 3, 6 – 9.

197 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 4, 14.

198 Это место осо­бенно усердно пере­тол­ко­вы­вали в свою пользу дексты.

199 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 4, 10 – 14.

200 Лишь в апо­крифе “Еван­ге­лия Петра” непо­сред­ственно гово­рится о при­гвож­де­нии как спо­собе рас­пя­тия. В кано­ни­че­ском Еван­ге­лии от Иоанна апо­стол Фома гово­рит только о ранах, остав­лен­ных гвоз­дями (Ин. 20:25).

201 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 6, 21.

202 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 6, 24. Назва­ние “сад Иосифа” отно­сится не к гроб­нице, а к тому месту, где она была выруб­лена в скале.

203 В кано­ни­че­ском Еван­ге­лии имени сот­ника нет. В апо­крифе “Еван­ге­лия Петра” над стра­жей у гроба началь­ствует цен­ту­рион Пет­ро­ний (“Апо­криф Еван­ге­лия от Петра”, 8, 30), в апо­крифе “Еван­ге­лия Нико­дима” Иисуса по смерти прон­зает копьем сотник Лонгин. (“Апо­криф Еван­ге­лия Нико­дима , 10).

204 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 8, 28–33.

205 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 9, 35

206 В конце цар­ство­ва­ния импе­ра­тора Доми­ци­ана (90–95 гг. н. э.), когда апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бого­слов пишет “Апо­ка­лип­сис’», в первой главе первый день по суб­боте, день вос­крес­ный, назван “день Гос­по­день” – ή Κυριακή ημερα (Апок. I, 10). Плиний в 113 г. н. э. пишет, что хри­сти­ане соби­ра­ются в “уста­нов­лен­ный день” – “statu die” (Письмо к Траяну, 10, 96).

207 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 9, 36–37, 10, 38.

208 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 10, 39.

209 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 10, 40.

210 Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 12–13.

211 Евсе­вий Памфил. Цер­ков­ная исто­рия. Книга III, 39, 15

212 Брюс М. Мецгер. Тек­сто­ло­гия Нового Завета. С. 72. О содер­жа­нии “про­ме­жу­точ­ного” окон­ча­ния и его истол­ко­ва­нии будет ска­зано ниже.

213 Латин­ский текст при­ве­ден по изд.: Novum Testamenlum Graece el Laline, Deutsche Bibelgesellschaft Stuttgart, 1994. S. 146.

214 Срав­ните с вити­е­ва­то­стью позд­него апо­крифа: “И уви­дели, как небеса рас­кры­лись, и двух мужей, сошед­ших оттуда, излу­чав­ших сияние и при­бли­зив­шихся к гроб­нице. Камень же тот, что был при­ва­лен к двери, отва­лив­шись сам собой, ото­дви­нулся, и гроб­ница откры­лась, и оба юноши вошли. И когда воины уви­дели это, они раз­бу­дили цен­ту­ри­она и ста­рей­шин, ибо и они нахо­ди­лись там, охра­няя (гроб­ницу). И когда они рас­ска­зы­вали, что видели, снова уви­дели выхо­дя­щих из гроб­ницы трех чело­век, двоих, под­дер­жи­ва­ю­щих Одного, и крест, сле­ду­ю­щий за ними. И головы двоих дости­гали неба, а у Того, Кого вели за руку, голова была выше неба.” – Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 9, 36–37, 10, 38–40.

215 Очень инте­ресно и про­ис­хож­де­ние этого слова. Рус­ское слово “вос­кре­се­ние», пони­ма­е­мое как вос­ста­ние из мерт­вых, имеет корень “скр”, откуда про­ис­хо­дит и “искра”, – нечто воз­го­рев­шее, забли­став­шее. Таким обра­зом, слово “вос­кре­се­ние” лучше других пере­дает силу, яркость и блеск вечной жизни, кото­рая побе­дила жало смерти. См.: Полный Пра­во­слав­ный бого­слов­ский энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. Т. 1. М., 1992. С. 557.

216 Напри­мер, в апо­кри­фи­че­ской “Исто­рии Иохан­нана апо­стола, сына Зеве­де­ева” при­во­дятся имена, не встре­ча­ю­щи­еся в Еван­ге­лии. “Он [Хри­стос] сделал слы­ша­щими глухих, и очи­стил про­ка­жен­ных, и про­бу­дил дочь Иориша, главы сина­гоги, после того как она умерла. И вот суще­ствует она и отец ее в Деся­ти­гра­дье. И если захо­чешь ты пойти [туда], от нее узна­ешь ты. И сына вдовы, стро­ив­шего город, когда пошли они, чтобы похо­ро­нить его, и Эле­эзера, после того как поло­жили его во гроб [тому] четыре дня”. См.: Мещер­ская Е. Апо­кри­фи­че­ские деяния апо­сто­лов. Ново­за­вет­ные апо­крифы в сирий­ской лите­ра­туре. М., 1997. С. 318. “Исто­рия Иохан­нана апо­стола, сына Зеве­де­ева” – руко­пись VI века на сирий­ском языке. Само про­из­ве­де­ние создано, веро­ятно, во II веке.

217 Пере­сказ еван­гель­ских собы­тий обрас­тает допол­ни­тель­ными апо­кри­фи­че­скими све­де­ни­ями. “После же трид­цати двух лот, после того как начался трид­цать третий, воз­не­на­ви­дел Его народ иудей­ский и отвра­тился от добрых дел Его, как отвергли они Отца Его и сде­лали себе тельца в Хорине. И они пре­дали Его Пилату иге­мону (см. Мф. 27, 2 и пар. места Диа­тес­са­ропа, гл. 49), и биче­вали Его, и сняли с Него одежды Его, и насме­ха­лись над Ним, и пле­вали в лице Его, и сплели Ему венец тер­но­вый, и воз­ло­жили Ему на главу Его, и рас­пяли Его па древе, и дали Ему уксус и желчь, дабы пил. И про­били Ему копием бок Его. Он же вос­клик­нул гласом вели­ким на кресте и испу­стил дух Свой. Тогда же испол­ни­лось про­ро­че­ство про­ро­ков, и померкло солнце от шести часов до девяти часов, и была тьма но всей земле в пят­ницу, и разо­дра­лась завеса врат храма, и рас­ко­ло­лись колеса и камни, что закры­вают входы в гроб­ницы, окрест­ные Иеру­са­лима, и вышли мерт­вые, и пошли по городу, стеная голо­сами своими. И они пришли и покло­ни­лись Ему, пове­шен­ному на древе, и многие из них вос­стали. И они сияли Его с древа, и муж некий, испол­нен­ный истины, Иосиф-совет­ник, завер­нул Его в кусок полотна и поло­жил Его в гроб­ницу. (См. Мф. 27 и пар. места Диатес., гл. 51–52.) И в день третий вос­стал из дома мерт­вых, и мы уви­дели Его, и Он гово­рил с нами. И мы ели с Ним хлеб. И ося­зали мы, и уве­ро­вали мы, и утвер­ждаем мы, что был Он Слово, Кото­рое стало плотью и жило среди пас. (Ср. Ин. I, 14, Диатес., гл. 3.) И Он воз­несся на небо и воссел одес­ную Отца Своего. И Он дал нам власть даро­вать жизнь и блага вся­кому, кто уве­рует во имя Его. И Он сказал нам: “Идите, учите и кре­стите их. все народы, во имя Отца, и Сына, и Духа Свя­того. Всякий, кто уве­рует и кре­стится, будет спасен”. – “Исто­рия Иохан­нана апо­стола, сыпи Зеве­де­ева”. Цит. по: Мещер­ская Е. Апо­кри­фи­че­ские деяния апо­сто­лов. Ново­за­вет­ные апо­крифы в сирий­ской лите­ра­туре. С. 318 – 319.

218 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции по исто­рии древ­ней Церкви, II. С. 241.

219 Про­фес­сор архи­манд­рит Киприан. Патро­ло­гия. С. 21.

220 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции но исто­рии древ­ней Церкви, II. С. 241.

221 “…То, что увидел Пилат… дал знать кесарю и син­клиту почет­ному вашему… И знаете вы, что не мог Пилат напи­сать Вели­че­ству о том, что не имело место и чего он не видел гла­зами своими, но то, что имело место и свер­ши­лось в дея­ниях, то он описал и сделал извест­ным. Сви­де­тели же те, кото­рые были там, и те, «сто охра­няли гроб­ницу, были как мерт­вые, и когда они были допро­шены Пила­том, те страж­ники сви­де­тель­ство­вали пред ним, какой выкуп дали главы свя­щен­ни­ков иудей­ских, дабы они ска­зали, что мы, уче­ники Его, выкрали тело Христа.” См.: Мещер­ская Е. Апо­кри­фи­че­ские деяния апо­сто­лов. Ново­за­вет­ные апо­крифы в сирий­ской лите­ра­туре. С. 375–370. “Учение Симона Кифы в Риме городе” (апо­кри­фи­че­ское повест­во­ва­ние из сирий­ской руко­писи VI века).

222 Апо­ло­гия, I, 35, 48.

223 Апо­ло­гия, 24, 24.

224 Кон­стан­тин фон Тишен­дорф – соби­ра­тель и иссле­до­ва­тель древ­ней­ших руко­пи­сей. Наи­бо­лее изве­стен наход­кой Синай­ского кодекса в 1872 г.

225 Еван­ге­лие Нико­дима состав­лено поздно, около IV века. Было рас­про­стра­нено в копт­ской среде. Сохра­ни­лось в редак­циях копт­ской, гре­че­ской и латин­ской. Инте­ресно оно потому, что содер­жит подроб­но­сти суда, рас­пя­тия и погре­бе­ния Гос­пода; гово­рит о Его схож­де­нии во ад. – Про­фес­сор архи­манд­рит Киприан. Патро­ло­гия. С. 23.

226 См. Им. 7, 50 и Ин. 19, 39.

227 Апо­криф Еван­ге­лия Нико­дима, 1.

228 «Послал Пилат свитки во град Рим­ский, кесарю…, напи­сав (ему): «Пон­тий­ский Пилат… своему кесарю. Воис­тину было, и сам я это испы­тал. Иудеи через нена­висть свою себя и потом­ков своих жесто­ким осуж­де­нием пока­рали. Они же завет имели от отцов своих, что пошлет им Бог с небес Свя­того Своего, Кото­рый по досто­ин­ству царем их наре­чется. И было заве­щано, что от Девы родится Он на земле. Я же был иге­мо­ном, когда Бог евреев послал Его им. И видели евреи, как воз­вра­щал (Он) зрение слепым, бесов отго­нял ото всех, мерт­вых вос­кре­шал, при­ка­зы­вал ветрам, ходил ногами по мор­ским волнам, как но сухой земле, и многие другие зна­ме­ния и чудеса творил. И когда многие из иудеев уве­ро­вали, что Он Сын Божий, то ста­рей­шины и книж­ники, фари­сеи иудей­ские, зави­дуя Ему, не стер­пели и, взяв Его, мне, иге­мону предан». И, кле­веща на Него, ска­зали мне, что Он воз­ве­ли­чился и против их закона дей­ствует. Я же словам их пове­рил и, бив Его, предал во власть им, а они рас­пяли Его на кресте. И погребли Его мерт­вым, и стражу при­ста­вили гроб­ницу Его охра­нять. И хотя запе­ча­тана была гроб­ница Его, на третий день вос­крес (Он) из гроба. Однако иудеи так вос­пы­лали безу­мием, что дат слу­жи­те­лям моим мзду, сказав: “Гово­рите, что уче­ники тело Его ночью украли”. Слу­жи­тели же, приняв серебро, не могли скрыть правд! о том, что совер­ши­лось, но сви­де­тель­ство­вали о вос­кре­се­нии Его из гроба. Потому об этом напи­сал я тебе, кесарь, чтобы кто-то другой не солгал и не счел достой­ным дове­рия обман иудеев. Сооб­щил я вели­че­ству твоему все, что про­изо­шло с Иису­сом…» – Апо­криф Еван­ге­лия Нико­дима, 27. В изд.: Апо­крифы древ­них хри­стиан, С. 63–64.

229 Апо­криф Еван­ге­лия Нико­дима, 10. – Апо­крифы древ­них хри­стиан. СПб., 1092. С. 52–53.

230 Ильин В. И. Запе­ча­тан­ный гроб. Пасхи нетле­ния. YМСA Рress, Рaris, 1991. С. 73–75, 82–83.

231 Вторая поло­вина IV н. и начало V в.

232 Мона­хиня Иули­а­ния (Соко­лова М. Н.). Труд ико­но­писца. Свято-Тро­иц­кая Сер­ги­ева Лавра, 1995, С. 143.

233 Пс. 23, 7.

234 1Пет. 3, 19; Еф. 4, 8–10.

235 Апо­криф Еван­ге­лия Нико­дима, 18–26, – Апо­крифы древ­них хри­стиан, С. 58 – 63. Этот рас­сказ пере­да­ется па иконах XVII пока. Изоб­ра­же­ние всех подроб­но­стей апо­крифа при­вело к тому, что древ­няя бого­слов­ская визан­тий­ская ком­по­зи­ция «Вос­кре­се­ние Хри­стово» пре­вра­ти­лась в иллю­стра­цию “Еван­ге­лия Нико­дима».

236 В бого­слу­жеб­ных текстах седь­мой день тво­ре­ния, в кото­рый Бог “почил от всех дел Своих» (Быт. 2:2), сопо­став­ля­ется с днем Вели­кой Суб­боты, и кото­рый Хри­стос почил от всего, что было совер­шено Им для спа­се­ния чело­ве­че­ского рода. Словом «почил» пере­дано еврей­ское «шабат”, что озна­чает бук­вально «пре­кра­тил тво­рить». Отсюда про­ис­хо­дит слово «суб­бота». См.: Иеро­фей (Влахос), мит­ро­по­лит Нав­пакта и свя­того Власия. Вос­кре­се­ние Хри­стово. Киев, 1998, С. 21.

237 Ильин В. Н. Запе­ча­тан­ный гроб. Пасха нетле­ния, С. 85.

238 Чудеса на гробе Гос­под­нем: еже­год­ное чудо схож­де­ния огня, молний, облака, росы на гробе Гос­под­нем и в других местах в Иеру­са­лиме. Сви­де­тель­ства оче­вид­цев от древ­но­сти до наших дней. М., 1996. С. 113–114, 141–142, 140, 148–149, 175, 182, 221, 225–220, 252–253.

239 Тро­парь из тре­тьей песни канона во святую и вели­кую неделю Пасхи.

240 В 46 г. до н. э. рим­ский вла­сти­тель Юлий Цезарь ввел по всему госу­дар­ству кален­дарь, раз­ра­бо­тан­ный еги­пет­скими аст­ро­но­мами из Алек­сан­дрии. Про­стота и стро­гая рит­мич­ность смены про­стых и висо­кос­ных годов сде­лала юли­ан­ский кален­дарь иде­аль­ным для изме­ре­ния дли­тель­ных интер­ва­лов вре­мени. 15 IV веке седь­мой день недели юли­ан­ского кален­даря пере­име­но­вали в честь все­лен­ского собы­тия вос­ста­ния Спа­си­теля из мерт­вых в “день солнца» или “вос­кре­се­ние”.

241 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции по исто­рии древ­ней Церкви, II. С. 432.

242 Про­то­и­е­рей Нико­лай Иванов. О смысле жизни. Клин, 1998. С. 118–119. См. далее Пра­во­слав­ное чтение. Изд-во Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1990, № 6, с. 2.

243 Гол­гофа на древ­не­ев­рей­ском звучит как “гума­лет” и бук­вально озна­чает “мерт­вая голова, череп”. Еван­ге­лие дает пере­вод на гре­че­ский κρανίου τόπος – место лба, “лобное место” (Мф. 27, 33; Мк. 15, 22; Ин. 19, 17). См.: Полный Пра­во­слав­ный бого­слов­ский энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь, том I. М., 1992. С. 656; Объ­яс­не­ние вос­крес­ных и празд­нич­ных Еван­ге­лий всего года. Соста­вил свя­щен­ник Гри­го­рий Дья­ченко. Часть 2. М., 1899. С. 419.

244 По вет­хо­за­вет­ному лун­ному кален­дарю лунный месяц начи­на­ется с ново­лу­ния, а время пол­но­лу­ния надает при­бли­зи­тельно на 15‑й день.

245 Глу­бо­ков­ский Н. Н. Хро­но­ло­гия Вет­хого и Нового Завета. М., 1996. С. 64 – 65.

246 Вопрос о дне 14-го или 15-го нисана реша­ется после­до­ва­тель­ной цепью сви­де­тельств от I до IV-го веков. Опре­де­лен­ные сви­де­тель­ства из поте­рян­ных писа­ний трех святых отцов Церкви в пользу 14-го писана про­ци­ти­ро­ваны в “Пас­халь­ной хро­нике” (641 г. п. э.). Много ранее Апол­ли­на­рий Иера­поль­ский (около 180 г. н. э.) обви­няет в неве­же­стве тех, кото­рые 14‑й день не свя­зы­вали с истин­ной Пасхой Гос­под­ней. Кли­мент Алек­сан­дрий­ский про­ти­во­по­став­ляет те годы обще­ствен­ного слу­же­ния Христа, когда Он вкушал пас­халь­ного агнца, тому году Его учи­тель­ства, когда Он не вкушал его, но Сам постра­дал 14 писана, сде­лав­шись пас­халь­ным Божиим Агнцем, и вос­крес на 3‑й день (16-го), в тот день, кото­рый но вет­хому закону пове­ле­вал свя­щен­ни­кам при­но­сить снопы. Св. Иппо­лит в сочи­не­ниях “О пасхе” и “Против всех ересей” утвер­ждает, что Хри­стос вкушал вечерю прежде пасхи, но не закон­ни­че­скую пасху. Также и Тер­тул­лиан ука­зы­вает на 14‑е писана (Аdv. Jud. 8). Того же мнения дер­жа­лись писа­тели конца IV в. Это Епи­фа­ний (Hаеr. 1,2), Юлий Гила­риан (397 г. н. э.), Павел Орозий (Исто­рия 7, 4, 15). См.: Глу­бо­ков­ский Н. Н. Хро­но­ло­гия Вет­хого и Нового Завета. С. 70 – 71.

247 Иудеи зака­лали пас­халь­ного агнца вече­ром 14-го писана. С 15-го числа начи­на­лась неделя опрес­но­ков. Хро­но­ло­ги­че­ское про­ти­во­ре­чие между синоп­ти­ками (Мф., Мк., Лк.) и Еван­ге­лием от Иоанна выра­жа­ется так. По синоп­ти­кам: послед­няя вечеря 14-го писана, Рас­пя­тие 15-го. Но Иоанну: послед­няя вечеря 13-го нисана, а Рас­пя­тие 14-го. Где же; выход? Несо­мненно одно: для носи­те­лей древ­него пре­да­ния Церкви, поскольку оно дало место в каноне Нового Завета Еван­ге­лию от Иоанна наряду с Еван­ге­ли­ями синоп­ти­че­скими, сму­ща­ю­щего наг про­ти­во­ре­чия не суще­ство­вало. И воз­можно, потому, что они были ближе к бытиям земном слу­же­ния Христа и рас­по­ла­гали све­де­ни­ями о древ­не­иудей­ском быте, кото­рые нам уже недо­ступны. См.: Епи­скоп Кас­сиан (Без­об­ра­зов). Хри­стос и первое хри­сти­ан­ское; поко­ле­ние. С. 89 – 90.

248 Как известно, хри­сти­ане из иудеев почти сорок лет не поры­вали своей связи с иеру­са­лим­ским храмом и его вет­хо­за­вет­ными обря­дами. Поэтому мы не можем сомне­ваться, что пока суще­ство­вал второй храм, иеру­са­лим­ские хри­сти­ане совер­шали со всеми закон­ными обря­дами самый тор­же­ствен­ный из вет­хо­за­вет­ных празд­ни­ков – пасху. Но в этом тор­же­стве ночи с 14‑е на 15‑е нисана не исче­зало празд­но­ва­ние Вос­кре­се­ния Христа. Не уста­нав­ли­вая само­сто­я­тель­ного хри­сти­ан­ского празд­ника 16-го нисана, веру­ю­щие из иудеев хра­нили вет­хо­за­вет­ную пасху, но вкла­ды­вали в нее ново­за­вет­ный смысл и соеди­няли ее с Евха­ри­стией. Отре­шив­шись от исто­ри­че­ской сто­роны, они ста­но­ви­лись на сим­во­лико-дог­ма­ти­че­скую почву, и в уста­нов­лен­ный зако­ном день под формой вет­хо­за­вет­ного празд­ника совер­шали ново­за­вет­ную спа­си­тель­ную Пасху. См.: Проф. В. В. Бало­гов. Лекции но исто­рии древ­ней Церкви, 11. С. 433.

249 “Анналы”. Книга 15, 44.

250 Все Еван­ге­лия, не говоря о Дея­ниях и пас­тыр­ских посла­ниях, назы­вают Пилата (Понтий Пилат у Мф. 27, 2; Деян. 4. 27, 1Тим. 6. 13) как пра­ви­теля (иге­мона, про­ку­ра­тора), перед кото­рым Хри­стос пред­стоял па суде. Срок его про­ку­ра­тор­ства указан Иоси­фом Фла­вием (Иудей­ские древ­но­сти. XVIII, II. 2; IV, 2). Палат был пре­ем­ни­ком Вале­рия Грата, один­на­дцать лет слу­же­ния кото­рого про­дол­жа­лись по край­ней мере до 25 г. н. э. Пилат оста­вил службу после десяти лет намест­ни­че­ства, и был на пути к Риму, когда в марте 37 г. н. э. умер Тибе­рий. Сле­до­ва­тельно, пре­фект Пилат не мог при­быть на свой пост в Пале­стину до 27 г. н. э., а по Лк. 13. 1, 23, 12 (не говоря уже о Лк. 3, 1) он исту­пил в долж­ность не непо­сред­ственно перед Рас­пя­тием. Отсюда воз­мож­ными пре­де­лами для крест­ной казни Спа­си­теля будут годы 28–36 н. э. См.: Глу­бо­ков­ский Н. Н. Хро­но­ло­гия Вет­хого и Нового Завета. С. 61–62.

251 Пер­во­свя­щен­ни­ком, при­ни­мав­шим уча­стие в суде над Спа­си­те­лем, назван Каиафа (Мф. 26:3,57), причем у еван­ге­ли­ста Иоанна Бого­слова (Ин. 11:49, 18, 13, 24) он пока­зан наи­бо­лее выра­зи­тельно. Еван­ге­лист Лука назы­вает пер­во­свя­щен­ни­ками Каиа­фуи его низ­ло­жен­ного пред­ше­ствен­ника Анну (Лк. 3:2). Каиафа был назна­чен в прав­ле­ние Вале­рия Грата прежде про­ку­ра­тор­ства Понтия Пилата и был низ­ло­жен Вител­лием, лега­том Сирии, во время посе­ще­ния им Иеру­са­лима па празд­ник пасхи. Его пре­ем­ник Иоана­фан был низ­ло­жен тем же Витал­лием во время дру­гого посе­ще­ния в один из празд­ни­ков 37 г. и. э., веро­ятно, в празд­ник пяти­де­сят­ницы, потому что к этому вре­мени в Иудею при­было изве­стие о смерти Тибе­рия. Сле­до­ва­тельно, низ­ло­же­ние Каиафы свер­ши­лось ранее, и это время можно уста­но­вить. О смерти Ирода Филиппа па 20‑м году цар­ство­ва­ния Тибе­рия, то есть в 33–34 г. н. о., упо­ми­на­ется Иоси­фом Фла­вием через стра­ницу после изве­стия о низ­ло­же­нии Каиафы, с довольно точным ука­за­нием “в то время”. Таким обра­зом, если поря­док собы­тий пра­виль­ный, то пасха 34-го года явля­ется конеч­ным пре­де­лом для пер­во­свя­щен­ства Каиафы, а пасха 33-го г. – для Рас­пя­тия Спа­си­теля. См.: Глу­бо­ков­ский II. И. Хро­но­ло­гия Вет­хого и Нового Завела. С. 62.

252 Проф. В. В. Боло­тов. Лекции но исто­рии древ­ней Церкви, 1. Вве­де­ние в цер­ков­ную исто­рию. С. 89–90.

253 На сего­дняш­ний день при­нято счи­тать годом Вос­кре­се­ния Хри­стова время кон­суль­ства Vinicius и Longinus, то ость 30 г. н. э.

254 Лето­счис­ле­ние от осно­ва­ния Рима – аb urbe condita, или сокра­щенно – аb u. с. имеет зна­че­ние только для ученых, под­лин­ное счис­ле­ние годом в Рим­ской импе­рии пер­вого века было по кон­су­лам. Но и даль­ней­шем повест­во­ванни такая запись потре­бует допол­ни­тель­ных ком­мен­та­риев, что крайне неудобно для нало­же­ния мате­ри­ала, поэтому в тексте при­ме­нена услов­ная чис­лен­ная эря от осно­ва­ния Рима, то есть от 21 апреля 753 г. до н. э.

255 Мы берем рим­ский год, то есть год от осно­ва­ния Рима, начи­на­ю­щийся с января, и притом по ста­рому юли­ан­скому стилю.

256 Аргу­мен­та­ция сле­ду­ю­щая. Иудей­ский царь Ирод Вели­кий, в конце прав­ле­ния Кото­рого родился Иисус Хри­стос, умер не позже 750 г. аb u. с., а Еван­ге­лие прямо гово­рит, что “Иисус родился в Виф­ле­еме Иудей­ском во дни царя Ирода” (Мф. 2:1). Сле­до­ва­тельно, Гос­подь родился ранее 730 г. ab и. с. Во время кре­ще­ния Спа­си­телю было “около 30 лет”, и про­ис­хо­дило это в 15‑й год прав­ле­ния импе­ра­торе Тибе­рия. (Лк. 3:1–3,23). Гели счи­тать но лето­счис­ле­нию Дио­ни­сия, год кре­ще­ния Гос­подня падает на 784 ab u. с. (по рас­чету 734 + 30), но тогда этот год никак не сов­па­дает с 15‑м годом прав­ле­ния Тибе­рия. При исчис­ле­нии лет прав­ле­ния Тибе­рия со вре­мени сопра­ви­тель­ства его Авгу­сту в 765 г. ab u. c., пят­на­дца­тый год его вла­ды­че­ства будет 779 аb u. c.

257 Святой еван­ге­лист Матфей повест­вует, что Спа­си­тель родился в цар­ство­ва­ние Ирода Вели­кого, кото­рый не позд­нее двух лет после этого при­ка­зал избить всех мла­ден­цев в Виф­ле­еме. Святое семей­ство бежало в Египет, где и оста­ва­лось до смерти этого царя (Мф. 2:1, 13–10, 19). Таким обра­зом, смерть Ирода явля­ется исход­ной точкой для опре­де­ле­ния года Рож­де­ства Хри­стова. См.: Глу­бо­ков­ский 11. Н. Хро­но­ло­гия Вет­хого и Нового Завета. С. 33. Ирод умер в начале апреля 750 г. аb u. с. Сле­до­ва­тельно, этот иудей­ский царь был еще жив, когда “послал избить всех мла­ден­цев в Виф­ле­еме и во всех пре­де­лах его, от двух лет и ниже, по вре­мени, кото­рое выве­дал от волх­вов” (Мф. 2:10).

258 От Кре­ще­ния до первой Пасхи – около трех меся­цев 780 г. аb u. с. (Ин. 2:13); от первой до второй Пасхи – 780–781 гг. аb u. с. (Ин. 5:1); от второй до тре­тьей Пасхи – 781–782 гг. аb u. с. (Ин. 0:4); от тре­тьей до чет­вер­той Пасхи, в кото­рую постра­дал и умер Гос­подь (у всех еван­ге­ли­стов) – еще один год, к кото­рому сле­дует доба­вить 40 дней от Вос­кре­се­ния до Воз­не­се­ния. Так рас­чет­ным путем мы при­хо­дим к 783 г. от осно­ва­ния Рима. Л так как Спа­си­телю в это время шел трид­цать чет­вер­тый год от рож­де­ния, то сле­до­ва­тельно и Рож­де­ство свер­ши­лось а 749 г. аb u. с. (783–34).

259 Около сотни метров. Локоть – древ­ней­шая мера длины, свя­зан­ная с про­пор­ци­ями частей нашего тела. Если взять за основу высоту чело­ве­че­ского роста, полный шаг – поло­вина этой вели­чины, а длина локтя – чет­верть. Такую меру исполь­зо­вали в Сирии и древ­нем Изра­иле пер­вого века как еди­ницу изме­ре­ния.

260 Ска­ли­стый холм, воз­вы­ша­ю­щийся, подобно чело­ве­че­скому черепу, на восточ­ной сто­роне той пло­щадки, кото­рая рас­по­ло­жена на рас­сто­я­нии при­мерно ста метров от запад­ной стены Иеру­са­лима.

261 В соб­ствен­ном смысле латин­ское стих и гре­че­ское σταυρός слу­жили обо­зна­че­нием осо­бого орудия казни, печаль­ная честь изоб­ре­те­ния кото­рого при­над­ле­жит не рим­ля­нам, а фини­кий­цам и кар­фа­ге­ня­нам.

262 В Иеру­са­лиме в кре­по­сти Анто­ния стоял неболь­шой (около тысячи чело­век) посто­ян­ный гар­ни­зон – сева­стий­ская когорта. Она наби­ра­лась из враж­деб­ных к иудеям сирий­ских греков, а также сама­рян, и счи­та­лась само­сто­я­тель­ным под­раз­де­ле­нием вспо­мо­га­тель­ных войск, под­чи­нен­ных пре­фекту Иудеи.

263 Миррой и алое. Упо­треб­ля­лись при погре­бе­нии в виде порошка или мази. Мирра (смирна) – бледно-желтая каме­ни­стая смола, полу­ча­е­мая от ара­вий­ского кустар­ника (balsamodendron yrrla), кото­рая с глу­бо­кой древ­но­сти цени­лась как бла­го­вон­ное сред­ство. Алое (socotrina) – аро­ма­ти­че­ское рас­те­ние из Пале­стины, име­ю­щее широ­кие густые листья с колюч­ками на концах.

264 Литра – гре­че­ская мера веса эпохи антич­но­сти, при­мерно 325 грам­мов.

265 Опи­са­ние места сде­лано на осно­ва­нии схем Иеру­са­лима и храма Вос­кре­се­ния из трудов: Епи­скоп доцент Пуш­карь Б. Н. Свя­щен­ная Биб­лей­ская исто­рия. Часть 2. Чебок­сары, 1996. С. 330; Бла­го­дат­ный огонь: чудеса на Гробе Гос­под­нем. М., 1999. С. 12. Опи­са­ние Гол­гофы и Гроба Гос­подня я при­вожу но книге: Путе­ше­ствия в Святую Землю: записки рус­ских палом­ни­ков и путе­ше­ствен­ни­ков ХII–XIX вв. М.: при­ло­же­ние к жур­налу “Лента», 1995. С. 15. Опи­са­ние рас­ти­тель­но­сти я даю по работе: Биб­лей­ская Энцик­ло­пе­дия. М., 1998. С. 16–17.

266 Еврей­ское слово «Тора», кото­рое обычно пере­во­дится как «закон», фак­ти­че­ски значит “руко­вод­ство или настав­ле­ние». В Пяти­кни­жии содер­жится три глав­ных собра­ния зако­нов, Первое, назы­ва­е­мое иногда Книгой Завета, поме­щено в Исх. 20–23. Главы 17–26 книги Левит содер­жат пра­вила и пред­пи­са­ния, но кото­рым изра­иль­тяне должны покло­няться Богу. Третье собра­ние уста­нов­ле­ний при­во­дится во Вто­ро­за­ко­нии (гл. 12–25), где они нало­жены в виде про­по­веди про­рока Моисея. И книге Исход читаем: “Помни день суб­бот­ний, чтобы спя­тить его: шесть дней рабо­тай и делай [и них] всякие дела, а твои, а день седь­мой – суб­бота Гос­поду, Богу твоему: не делай в оный ника­кого дела…» (Исх.20:8–10).

267 Евреи исчис­ляли сутки от захода солнца преды­ду­щего дня до захода солнца на сле­ду­ю­щий день, то есть с мерной стрижи до две­на­дца­того часа. Рас­пре­де­ле­ние лиси­ного при­мени (от вос­хода до захода): третий час – с 6‑ти до 9‑ти часом утри, шестой – от 9‑ти утра до 12-ти часов дня, поня­тие – с 12-го часа дня до 3‑й час попо­лу­дни, две­на­дца­тый час – от 3‑го часа попо­лу­дни до 6‑го часа вечера. Ночь рас­пре­де­ля­лась от захода до вос­хода. Рас­пре­де­ле­ние ноч­ного вре­мени было сле­ду­ю­щее: ночная стража – от 6‑ти до 9‑ти часом вечера, вторая – с 9‑ти часом вечера до 12 часом ночи, третья – от 12 часом ночи до 3‑х часов утра, чет­вер­тая стража – с 3‑х до 6‑ти часом утра. См.: Новый Завет Гос­пода нашего Иисуса Христа, В рус­ском пере­воде е парал­лель­ными мостами и при­ло­же­ни­ями. Вruxelles, 1996. При­ло­же­ние V, рас­пре­де­ле­ние дня и ночи, с. 617. С другой сто­роны, начало нового дня именно с шести часом вечера – поня­тие услов­ное. Чтобы соблю­сти покой суб­боты, нака­нуне и пят­ницу всякая работа пре­кра­ща­лась с того момента, как сол­неч­ный диск ока­лы­вался на рас­сто­я­нии своего диа­метра – букв.: “пол­ноты своей” – от линии гори­зонта. А так как в тече­ние года время захода будет раз­ли­чаться, то вре­мен­ные интер­валы (первая, вторая, и т. д. стражи, и также третий, шестой и пр. часы) даны нами весьма при­бли­зи­тельно. См.: Тексты Кумрина. СПб., 1996. При­ме­ча­ния к Дамас­скому доку­менту. С. 84.

268 Мария назы­ва­ется Маг­да­ли­ной потому, что роди­лась или жила в городе Маг­дала при Гали­лей­ском озере, неда­леко от Тиве­ри­ады. – Вре­мена года: Избран­ное. СПб., 1994. При­ме­ча­ния к драме “Царь Иудей­ский”. С. 378.

269 Согла­со­ва­ние повест­во­ва­ния по тексту Свя­щен­ного Писа­ния про­из­во­дится на осно­ва­нии «После­до­ва­тель­но­сти еван­гель­ских собы­тий по четы­рем еван­ге­ли­стам». См. Библия. Книги Свя­щен­ного Писа­ния Вет­хого и Нового Завета. М., 1995. С. 1370–1371.

270 При­мерно от 6‑ти до 9‑ти часов вечера.

271 От слова ἐπιφώσκω – ”све­тать”.

272 В Еван­ге­лии гре­че­ское слово τάφος (букв. “захо­ро­не­ние”) обо­зна­чает “гроб­ницу, пещеру”. См. комм. Дуна­ева А. Г. к омилии “О Пасхе” св. Мели­тона Сар­дий­ского. – Сочи­не­ния древ­них хри­сти­ан­ских апо­ло­ге­тов, СПб., 1999. С. 577.

273 Свя­щен­ное Писа­ние здесь и в даль­ней­ших главах при­во­дится сле­ду­ю­щим обра­зом. Гре­че­ский пер­во­ис­точ­ник Еван­ге­лия цити­ру­ется по: Novum Testamentum Graece et Latine. Deutsche Bibelgeseilschaft, Stuttgart, 1994. Парал­лельно с ним в круг­лых скоб­ках при­во­дится дослов­ный под­строч­ный пере­вод, а в квад­рат­ных – слова, добав­лен­ные по смыслу гре­че­ской фразы. В сле­ду­ю­щем абзаце – сино­даль­ный пере­вод па рус­ский язык, издан­ный в 1876 г. и при­ня­тый к насто­я­щему вре­мени для вне­бо­го­слу­жеб­ного чтения в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

274 Поэтому во многих пере­во­дах ото слово еван­гель­ского стиха упо­треб­ля­ется в един­ствен­ном числе – как “суб­бота”.

275 Плу­тарх: “Ὀψ̀ τῶν βασιλέως χρόνων” – “после времен царя”; Фило­страт: “Ὀψ̀ Τροἴκῶν” – “после Тро­ян­ской войны”. См.: Тол­ко­вая Библия или ком­мен­та­рий на все книги Св. Писа­ния Вет­хого и Нового Завета, т. 8; Еван­ге­лие от Матфея. СПб., 1911 (репринт­ное изда­ние: Сток­гольм, 1987. С. 467).

276 Цен­ту­рион (лат. centurio) – офицер рим­ской армии. На его чешуй­ча­тый пан­цирь при­креп­ля­лись воин­ские знаки отли­чия – сереб­ря­ные фалеры (phаlerae – метал­ли­че­ские укра­ше­ния). От про­стых воинов его отли­чали поножи с укра­ше­ни­ями, сло­жен­ная вдвое накидка и жезл из вино­град­ной лозы – знак власти над цен­ту­рией.

277 На время празд­но­ва­ния вет­хо­за­вет­ной пасхи водной из при­ле­гав­ших извне к Иеру­са­лим­скому храму гале­рей ста­вили зна­чи­тель­ный отряд рим­ских солдат. – Теодор Момзен. Исто­рия Рима, т. V: “Про­вин­ции от Цезаря до Дио­кле­ти­ана”. М., 1995. С. 376.

278 Цен­ту­рия – под­раз­де­ле­ние рим­ской армии при­мерно в 100 чело­век, но могло быть больше или меньше. Три­а­рии – наи­бо­лее опыт­ные тяже­ло­во­ору­жен­ные сол­даты. Вместо мета­тель­ных копий они носили “пилумы” – тяже­лые корот­кие копья.

279 Только в край­нем случае, если исход сра­же­ния не мог быть решен без при­вле­че­ния резер­вов, в бой всту­пали три­а­рии. От злого армей­ского прин­ципа и вошла рим­ская пого­ворка.

280 В Еван­ге­лии не ска­зано, какие именно сол­даты засту­пили па пост. О них гово­рится как о “карауле, страже”, κουστοδία, как о “воинах”, στρατιώται. (Мф. 28:11–12). Однако сле­дует знать, что отряд страж­ни­ков стоял у гроб­ницы за город­ской стеной. Кроме того, в празд­ник вет­хо­за­вет­ной пасхи в Иеру­са­лим соби­ра­лись евреи почти со всех близ­ле­жа­щих обла­стей. В “празд­ник опрес­но­ков (кото­рый име­ну­ется у иудеев пасхой), когда совер­ша­ется много жерт­во­при­но­ше­ний, со всей страны Иска­лась и Иеру­са­лим несмет­ная масса народа” (Иудей­ская война, кн. 2, гл. 1, 3). Среди послед­них, веро­ятно, были и сика­рии (от лат. sica – кинжал) – ради­каль­ная поли­ти­че­ская груп­пи­ровка в Иудее, кото­рая вна­чале состав­ляла край­нее крыло зело­тов (мсти­те­лей). После поко­ре­ния иудеев рим­ля­нами зелоты соста­вили иудей­скую поли­ти­че­скую партию, кото­рая, помимо заботы о сохра­не­нии веры отцов, стала про­по­ве­до­вать борьбу против заво­е­ва­те­лей. Они боро­лись с вла­ды­че­ством Рима как воору­жен­ными выступ­ле­ни­ями, так и посред­ством тер­ро­ри­сти­че­ских актов, и “уби­вали людей… пре­иму­ще­ственно в празд­нич­ные дни» (Иудей­ская война, кн. 2, гл. 13. 3). Вполне веро­ятно, что ставя отно­си­тельно неболь­шой караул за укреп­ле­ни­ями город­ских стен, цен­ту­рион мог пред­по­ла­гать вне­зап­ную атаку со сто­роны непри­ми­ри­мых рев­ни­те­лей неза­ви­си­мо­сти Изра­иля. Сле­до­ва­тельно, офицер вполне мог отобрать для “кусто­дии наи­бо­лее опыт­ных, тяже­ло­во­ору­жен­ных солдат, кото­рые при гипо­те­ти­че­ском напа­де­нии могли про­дер­жаться и вне укреп­ле­ний до под­хода из кре­по­сти Анто­ния основ­ных сил. Подо­зре­ний для такой атаки у сот­ника было доста­точно. Пилат из двоих обви­ня­е­мых – Иисуса и Вараввы, послед­него отпу­стил, “а Иисуса, бив, предал на рас­пя­тие” (Мф.27:26). “Варавва же был ληστής, раз­бой­ник” (Ин.18:40), и нахо­дился вузах вместе с дру­гими про­тив­ни­ками режима, кото­рые во время мятежа совер­шили убий­ство (Мк.15:7). Слово ληστής – “раз­бой­ник, повста­нец” – в те годы было тех­ни­че­ским тер­ми­ном, при­ме­ня­е­мым в Пале­стине к воору­жен­ным про­тив­ни­кам Рим­ской власти – зело­там. Иисус был распят вместе с двумя повстан­цами-зело­тами, λησταί (Мф.27:38), и распят на том месте, где, по сооб­ра­же­ниям цен­ту­ри­она, вполне мог висеть Варавва. Рас­пя­тые скон­ча­лись, а гроб­ницу Одного из них при­ка­зано охра­нять. Откуда рим­скому» цен­ту­ри­ону знать, что он сто­ро­жит гроб Хри­стов? Скорее, он мог пола­гать, что отпу­щен­ный на сво­боду Варавва захо­чет ото­мстить, а мало­чис­лен­ный рим­ский пост в отда­ле­нии от город­ских укреп­ле­ний – пре­крас­ная мишень.

281 От θεωρέω – смот­реть, созер­цать, рас­смат­ри­вать, зреть, видеть. Обра­тите вни­ма­ние на слово θεώρησις – “зре­лище”.

282 Круг­лый камен­ный диск, пере­ка­ты­ва­е­мый но спе­ци­аль­ному желобу, служил надеж­ной дверью для защиты тела Усоп­шего от пося­га­тельств диких зверей и птиц-стер­вят­ни­ков. О камен­ной гроб­нице, высе­чен­ной слу­гами Иосифа Ари­ма­фон­ского, в Еван­ге­лии ска­зано, что она была новой. “…Взяв тело, Иосиф обвил его чистою пла­ща­ни­цею и нало­жил его в новом своем гробе…” (Мф.27:59–60). Это обсто­я­тель­ство под­черк­нуто спе­ци­ально. Для соору­же­ния подоб­ного места погре­бе­ния нужно было выру­бить несколько кубо­мет­ров моно­лит­ного камня, сде­лать боко­вой ваз, высечь и зака­тить вниз камень-дверь “голел”, что тре­бо­вало боль­ших денеж­ных трат. Поэтому для эко­но­мии, когда про­хо­дило дли­тель­ное (более года) время, вновь захо­дили в проем гроб­ницы и, собрав кости, скла­ды­вали их в спе­ци­аль­ный сосуд (оссу­а­рий), кото­рый хра­нили в боко­вой нише, На оссу­а­рии род­ствен­ники над­пи­сы­вали имя умер­шего на ара­мей­ском или на гре­че­ском языках. Таким обра­зом, одна гроб­ница могла быть после­до­ва­тельно исполь­зо­вана для многих поко­ле­ний усоп­ших членов данной семьи. Иосиф Ари­ма­фей­ский был “бога­тый чело­век” (Мф.27:57) и, скорее всего, зара­нее заго­то­вил для своей семьи отдель­ное новое место погре­бе­ния. Но он “учился у Иисуса” (Мф.27:57) и глу­боко любил Его, а поэтому, не заду­мы­ва­ясь, отдал новую, ни разу не исполь­зо­ван­ную гроб­ницу для похо­рон дра­го­цен­ного Настав­ника. Еван­ге­лист Иоанн Бого­слов, говоря о Христе, также под­чер­ки­вает, что “на том месте, где Он распят, был сад, и осаду гроб новый, в кото­ром еще никто не был поло­жен. Там поло­жили Иисуса…” (Ин.19:41–42). Итак, еван­ге­ли­сты осо­бенно отме­чают то обсто­я­тель­ство, что во гробе никто прежде не был поло­жен. Это имеет особое зна­че­ние для того, чтобы Вос­кре­се­ние Гос­пода Иисуса Христа не могло быть при­пи­сано никому дру­гому.

283 См.: Тол­ко­вая Библия или ком­мен­та­рий на все книги Св. Писа­ния Вет­хаго и Новаго Завета. Т. 8. Еван­ге­лие от Матфея. С. 407–468.

284 Архи­манд­рит Киприан. Явле­ние вос­крес­шего Гос­пода Бого­ма­тери. – Пра­во­слан­ная мысль, выпуск VIII. YМСА Рress, Париж, 1951. С. 89.

285 Триодь цвет­ная. Синак­сарь пер­вого дни Пасхи. А в первой песни Пас­халь­ного канона (см. Бого­ро­дичны) прямо под­чер­ки­ва­ется, что Матерь Божий прежде всех видела Вос­крес­шего Христа Спа­си­теля: “Вос­крес­шаго видевши Сына Твоего и Бога, радуйся со апо­столы, Бого­бла­го­дат­ная”…

286 При­мерно от 12-ти часов ночи до 3‑х часов утра.

287 Такой щит мог при­крыть все тело воина. Для облег­че­ния веса щит делали из тонких досок, обтя­ну­тых бычьей кожей, края окайм­ляли метал­ли­че­скими поло­сами, а посре­дине нахо­ди­лась острая бляха, так что щитом сожно было нано­сить про­тив­нику тяже­лые рваные раны. На многих щитах были также попе­реч­ные метал­ли­че­ские полосы, а на внут­рен­ней сто­роне, чтобы не пере­пу­тать, писа­лись имена вла­дель­цев.

288 Слово свя­ти­теля Фила­рета Мос­ков­ского в день отда­ния Пасхи и при­не­се­ния камня от гроба Гос­подня, 1850, 31 мая. Цит. по: О цер­ков­ной живо­писи. Сбор­ник статей. СПб., 1998. С. 355–356.

289 ἀπεκύλισεν – roll away. – Greek-English Lexicon by Liddel and Scott. Oxford, 1994. P. 205.

290 После слов ἀπεκύλισεν τὸν λίθον – “отка­тил камень”, в древ­них руко­пи­сях есть добав­ле­ние : ἀπό τής θυράς – “от входа”, руко­пись IХ/Х вв.; ἀπό τής θυράς – “от входа гроб­ницы” – руко­пись IX в.

291 По системе Гре­гори, его обо­зна­че­ние – D. Кодексы обо­зна­ча­ются заглав­ными бук­вами латин­ского, гре­че­ского и еврей­ского алфа­ви­тов.

292 В ори­ги­нале – καὶ θεντος αὺτοῦ ἐπέθηκεν τώ μνημείω λίθον ὄν μόγις ει-́κοσι εκυλίον Это место в руко­писи завер­шает 53‑й стих в 23 главе Еван­ге­лия от Луки. – Novum Теstamentum Graece et Latine. Deutsche Bibelgesellschaft, Stuttgart, 1994. С. 241. Спра­ши­ва­ется: как Иосиф двигал диск, кото­рый и два­дцать чело­век еле катили? Особый желоб, в кото­ром поме­щался “голел”, имел наклон­ную поверх­ность, а диск-дверь снизу под­пи­рали камнем-тор­мо­зом. Иосиф Ари­ма­фей­ский лишь вынул этот малень­кий камень, и “голел” силой тяже­сти зака­тился сам, надежно пере­крыв вход.

293 По дру­гому тексту: “ἰδεα” – “наруж­ность”, руко­пись IX в. По-сла­вян­ски это место пере­дано очень кра­сиво: «Бе же зрак его яко молния».

294 В руко­писи VI в. стоит – ὠσεί – “как будто бы”.

295 Срав­ните с чрез­мер­ной вити­е­ва­то­стью апо­кри­фи­че­ского повест­во­ва­ния. «И когда они рас­ска­зы­вали, что видели, снова уви­дели Выхо­дя­щих из гроб­ницы трех чело­век, двоих, под­дер­жи­ва­ю­щих Одного, и крест, сле­ду­ю­щий за ними. Головы двоих дости­гали неба, а у Того, Кого вели за руку, голова была выше неба» (Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 10, 39 – 40).

296 По апо­крифу, часо­вые “уви­дели, кик небеса рас­кры­лись, и двух мужей, сошед­ших оттуда, излу­чав­ших сияние и при­бли­зив­шихся к гроб­нице” (Апо­криф Еван­ге­лия от Петра, 9, 36). В таком опи­са­нии сразу видно, что их автор не был сви­де­те­лем того, о чем пишет: Ангелы всего-навсего “излу­чают сияние” и могут быть опи­саны про­стым чело­ве­че­ским языком. Под­лин­ный еван­гель­ский текст без­гра­нично точнее.

297 Есть хоро­шее рус­ское слово – “обмерли”.

298 Дан. 10, 8–9, 17.

299 Сопут­ству­ю­щие про­року Дани­илу про­стые люди совер­шенно поте­ря­лись: “силь­ный страх канал па них, и они убе­жали, чтобы скрыться” (Дан. 10:7).

300 Поли­бий и Ливий упо­ми­нают о про­ступ­ках, за кото­рые нака­зы­вали смер­тью: остав­ле­ние кара­уль­ного поста или неявка в караул, воров­ство, ложное сви­де­тель­ство против това­рища, тру­сость или бег­ство с поля боя, утеря оружия. К смерт­ной казни могли при­го­ва­ри­ваться целые мани­пулы и даже леги­оны. В таком случае каз­нили каж­дого деся­того, позже, при импе­ра­то­рах – каж­дого два­дца­того или сотого, изби­ра­е­мого, как Пра­вило, по жребию. См.: Иосиф Флавий. Иудей­ская война. Ком­мен­та­рии, с. 484. Мани­пул – под­раз­де­ле­ние рим­ской армии, состо­яв­шее из двух цен­ту­рий по 100 и более чело­век в каждой. Поли­бий – вели­чай­ший пред­ста­ви­тель элли­ни­сти­че­ской исто­рио­гра­фии во II в. до и. э. напи­сал необы­чайно бога­тый по содер­жа­нию труд – “Все­мир­ную исто­рию” в 40 книгах, по до наших дней дошло лишь пять. Тит Ливий (59 г. до и. э. – 17 г. н. э. ) – рим­ский исто­рик времен ста­нов­ле­ния импе­рии. Оста­вил мону­мен­таль­ный труд в 142 книгах – “Рим­ская исто­рия от осно­ва­ния города” (то ость Рима), из кото­рых лишь 85 сохра­ни­лись до наших дней.

301 Мафо­рий – широ­кий платок, покры­ва­ю­щий голову и плечи в пра­во­слав­ных изоб­ра­же­ниях Бого­ма­тери. См.: Бобров 10. I. Основы ико­но­гра­фии древ­не­рус­ской живо­писи. СПб., 1996. С. 239.

302 Беседы (омилии) свя­ти­теля Гри­го­рия Паламы. М., 1993. Омилия 18, с. 191.

303 Епи­скоп Кас­сиан (Без­об­ра­зов). Хри­стос и первое хри­сти­ан­ское поко­ле­ние. С. 116, 118–119.

304 При­мерно от 3‑х до 6‑ти часов утра.

305 От βλέπει – взи­рать, гля­нуть, обра­тить взор, видеть. Ср. Βλεφαρίδες – рес­ница, βλέφαρα – веки, __ βλέμμα – взгляд, взор

306 Закон­чить погре­бе­ние они могли только в первый день недели. В суб­боту запре­ща­лось под­ни­мать любой вес, как боль­шой, так и малень­кий. Даже души­стые травы, то есть пря­но­сти для суб­бот­них обря­дов, если они упо­треб­ля­лись в таком коли­че­стве, что их сле­до­вало брать в охапку, при­рав­ни­ва­лись к грузу, кото­рый носить нельзя. См. тексты Кумрана. СПб., 1996. При­ме­ча­ния к Дамас­скому доку­менту, с. 85.

307 По системе Гре­гори, кодексы А, С, W, Θ, Ψ.

308 Novum Testamentum Graece el Latine. Deutsche Bibelgesellschaft, Stuttgart, 1994. C. 242.

309 Там же, с. 241.

310 Бла­го­вест­ник или тол­ко­ва­ние бла­жен­ного Фео­фи­лакта, архи­епи­скопа Бол­гар­ского на Святое Еван­ге­лие. Часть третья. Еван­ге­лие от Луки. Казань, 1896. С. 410.

311 Бла­го­вест­ник или тол­ко­ва­ние бла­жен­ного Фео­фи­лакта, архи­епи­скопа Бол­гар­ского на Святое Еван­ге­лие. Часть третья. Еван­ге­лие от Луки. Казань, 1896. С. 410.

312 От ζητέω – «искать, разыс­ки­вать». См. также комм, в книге: Тол­ко­вая Библия или ком­мен­та­рий на все книги Св. Писа­ния Вет­хаго и Новаго Завета, изд. Пре­ем­ни­ков Α. П. Лопу­хина, т. 8, Еван­ге­лие от Матфея, Петер­бург, 1911. (Репринт­ное изда­ние, Сток­гольм, 1987). С. 470.

313 Туника (греч. χΐτών: «хитон»; лат. tunica) – обыч­ная одежда очень про­стого покроя: длин­ный кусок мате­рии скла­ды­ва­ется вдвое и сши­ва­ется по краям. Наверху остав­ляют отвер­стия для рук и делают разрез для головы. Туника явля­лась обще­упо­тре­би­тель­ной одеж­дой как мужчин, так и женщин; наде­ва­лась прямо на тело и обычно под­по­я­сы­ва­лась. Гима­тии (греч. ιμάτιον: «верх­няя одежда, плащ») накидка из плот­ной шер­стя­ной ткани, чаще всего в полоску. Чтобы полу­чить гима­тии, отрез мате­рии сши­вали на плечах и но бокам, остав­ляя про­рези для рук; См.: Биб­лей­ская Энцик­ло­пе­дия. М., 1998. С. 169. Вей­сман А. Д. Гре­че­ско-Рус­ский сло­варь (репр. V-гo изд. 1899 г.). М., 1991.

314 Ноше­ние на концах четы­рех углов гима­тия риту­аль­ных кистей – «цицит» было пред­пи­сано вет­хо­за­вет­ным зако­ном (Чис.15:38 – 39; Втор.22:12). У евреев гима­тии назы­вался «симла» – «плащ». Он обычно служил еще и под­стил­кой на ночь. В связи с этим закон пове­ле­вал воз­вра­щать заем­щику плащ, до захода солнца, даже если тот отдал его как залог (Исx.11:26).

315 От βλέπει – взи­рать, гля­нуть, обра­тить взор, видеть. Ср. Βλεφαρίδες – рес­ница, βλέφαρα – веки, βλέμμα – взгляд, взор.

316 От θεωρέω – смот­реть, созер­цать, рас­смат­ри­вать, зреть, видеть. Обра­тите вни­ма­ние на слова: θεωρός – «зри­тель», θεώρημα – «тео­рема», бук­вально: иссле­до­ван­ное и дока­зан­ное поло­же­ние. См. также: Тол­ко­вая Библия или ком­мен­та­рий на все книги Св. Писа­ния Вет­хаго и Новаго «Завета, изд. Пре­ем­ни­ков А. П. Лопу­хина, т. 9, Еван­ге­лия от Марка, Луки и Иоанна, Петер­бург, 1912. (Репринт­ное изда­ние, Сток­гольм, 1987). С, 493 – 404.

317 То есть своим рас­по­ло­же­нием и пред­ло­же­нии под­чер­ки­вает зна­чи­мость этого слова.

318 Святое Еван­ге­лие от Иоанна с тол­ко­ва­нием бла­жен­ного Фео­фи­лакта. Μ., 1 996, С. 693.

319 Aor. от δράω – видеть, обра­щать вни­ма­ние; в пере­нос­ном смысле – заме­чать, пони­мать, вос­при­ни­мать, узна­вать.

320 Из жизни буду­щего века. Калуга, 1997; Из слова Фила­рета Мос­ков­ского в день вос­крес­ный и свя­ти­теля Алек­сия, с. 222–223.

321 Проф. А. А. Дмит­ри­ев­ский. Пасха в Иеру­са­лиме. М., 1994. С. 7, 10–11.

322 Архи­манд­рит Борис Холчев. Перед встре­чей с Гос­по­дом. Калуга, 1996. С. 282.

323 Беседы (омилии) свя­ти­теля Гри­го­рия Паламы. Омилия 20, с. 209.

324 От θεωρέω – смот­реть, созер­цать, рас­смат­ри­вать, зреть, видеть. Обра­тите вни­ма­ние на слово θεωρός – «зри­тель».

325 Слово έώρακα – Perf. от όράω – видеть, обра­щать вни­ма­ние; в пере­нос­ном смысле – заме­чать, пони­мать, вос­при­ни­мать, узна­вать.

326 Святое Еван­ге­лие от Иоанна с тол­ко­ва­нием бла­жен­ного Фео­фи­лакта. C. 702–703.

327 Беседы (омилии) свя­ти­теля Гри­го­рия Паламы, ч. I. Омилия 21, с. 219.

328 άνακεκύλισται – выка­чен (по рук. VII/VIII в. и X и.).

329 От άναβλέπω – взи­рать, взгля­ды­вать.

330 См. пояс­не­ния в преды­ду­щей главе.

331 Это не тот Ангел, о кото­ром упо­ми­нает еван­ге­лист Матфей (Мф.28:2): тот сидел на камне, отва­лен­ном от гроба и, значит, вне гроб­ницы.

332 Аоr. от όράω – видеть, обра­щать вни­ма­ние; в пере­нос­ном смысле – заме­чать, пони­мать, вос­при­ни­мать, узна­вать.

333 Иначе и быть не могло. Пророк Даниил, встре­тив Ангела с лицом, «как вид молнии» (Дан.10:6), когда «смот­рел па это вели­кое виде­ние», вос­клик­нул: «во мне не оста­лось кре­по­сти, и вид лица моего чрез­вы­чайно изме­нился, не стало во мне бод­ро­сти… в оце­пе­не­нии пал я на лице мое и лежал лицем к земле… во мне нет силы, и дыха­ние замерло во мне» (Дан.10:8–9,17).

334 Тол­ко­вая Библия или ком­мен­та­рий на все книги Св. Писа­ния Вет­хого и Нового Завета. Т. 9. Еван­ге­лия от Марка, Луки, и Иоанна. С. 93.

335 Святое Еван­ге­лие от Марка с тол­ко­ва­нием бла­жен­ного Фео­фи­лакта. М., 1997. С. 266.

336 Ful. от όράω.

337 Святое Еван­ге­лие от Марка с тол­ко­ва­нием бла­жен­ного Фео­фи­лакта. С. 267.

338 Там же. С. 268.

339 Ману­скрипт кодекса Фриера «W» найден в два­дца­том веке.

340 Вставка в пер­га­мент­ный текст была известна еще бла­жен­ному Иеро­ниму (конец IV в. н. э.) при пере­воде Библии на латин­ский (Вуль­гата), Сам кодекс вос­хо­дит к про­то­типу, состав­лен­ному из фраг­мен­тов раз­лич­ных еван­гель­ских руко­пи­сей, собран­ных после попытки импе­ра­тора Дио­кле­ти­ана (284–304 гг. н. а.) нане­сти удар хри­сти­а­нам, уни­что­жал свя­щен­ные книги.

341 Мог ли еван­ге­лист так завер­шить текст? Дословно по-гре­че­ски напи­сано έφοβοΰντο γάρ – «боя­лись же» (Мк.16:8). «С точки зрения сти­ли­ста, гре­че­ская фраза, окан­чи­ва­ю­ща­яся… γάρ, крайне неесте­ственна… В мно­го­об­ра­зии гре­че­ской лите­ра­туры можно найти отно­си­тельно мало при­ме­ров такого явле­ния, но ни в одном случае γάρ не стоит в конце про­из­ве­де­ния.» – Брюс М. Мецгер. Тек­сто­ло­гия Нового Завета. С. 224–225.

342 То есть в двух Алек­сан­дрий­ских унци­аль­ных ману­скрип­тах. (По клас­си­фи­ка­ции – В и N.) В древ­но­сти упо­треб­ляли два стиля гре­че­ского письма. Ско­ро­пись – курсив – исполь­зо­вали для повсе­днев­ных доку­мен­тов, таких как письма, счета, рас­писки, просьбы. Книж­ный вари­ант – унци­аль­ное письмо – харак­те­ри­зу­ется изыс­кан­но­стью и отчет­ли­во­стью буки. Унци­аль­ные руко­писи напи­саны боль­шими бук­вами, бук­вами раз­ме­ром с мелкую монету – унцию, а минускуль­ные доку­менты писаны про­пис­ными бук­вами мень­шего раз­мера, то есть кур­си­вом.

343 Novum Testamentum Graece et Latine. Deutsche Bibelgesellschafl. Stuttgart, 1994. S. 147.

344 По клас­си­фи­ка­ции – L, ψ, 099, 0112.

345 «Против ересей», III, 10, 6.

346 Кодекс – книга, сши­ва­е­мая из листов, в отли­чии от «книг» на свит­ках папи­руса, длиной обычно не более 10 метров. Кодекс изго­тав­ли­вали путем скла­ды­ва­ния вместе согну­тых посре­дине листов папи­руса и их сши­ва­ния но линии сгиба.

347 По клас­си­фи­ка­ции – А, С, D, L, Θ.

348 Брюс М. Мецгер. Тек­сто­ло­гия Нового Завета. С. 222–225.

349 Напри­мер, упо­треб­ле­ние в «про­стран­ном окон­ча­нии» гла­гола έφανερώθη – «явился», от φαίνω – «являться» (Мк.16:12), и слова άπιστίαν – «неве­рие», от απιστία – «отсут­ствие веры» (Мк.16:14), кото­рые не встре­ча­ются в других местах Еван­ге­лия от Марка. Слово άπιστος – «не веря­щий» мы нахо­дим только в Еван­ге­лии от Луки (Лк.24:41), а глагол φαίνω – «являться» в Еван­ге­лиях от Луки и Иоанна (Лк. 24, 11; Ин. 21,1), и именно в повест­во­ва­нии о явле­ниях вос­крес­шего Христа.

350 Дональд Гатри. Вве­де­ние в Новый Завет. СПб., 1996. С. 61.

351 Евсе­вий Памфил. Цер­ков­ная исто­рия, III, 39.

352 Брюс М. Мецгер. Тек­сто­ло­гия Нового Завета. С. 224.

353 В «про­стран­ном окон­ча­нии» совер­шенно отсут­ствуют харак­тер­ные для осталь­ного Еван­ге­лия от Марка выра­же­ния – πάλιν, «опять», εύθύς, «тотчас», зато упо­треб­ля­ются те слова, кото­рые не встре­ча­ются в основ­ном тексте этого Еван­ге­лия. Но что исклю­чи­тельно важно, опи­са­ние самих явле­ний Вос­крес­шего пол­но­стью соот­вет­ствует Еван­ге­лиям от Луки и Иоанна.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки