Бывший мусульманин о пути в Православие: «20 лет я соблюдал все обряды и законы ислама»<br><span class="bg_bpub_book_author">Джордж</span>

Бывший мусульманин о пути в Православие: «20 лет я соблюдал все обряды и законы ислама»
Джордж

Герой этой бесе­ды – белый аме­ри­ка­нец по име­ни «Джордж» (в целях без­опас­но­сти его насто­я­щее имя не ука­зы­ва­ет­ся), кото­рый в 14 лет стал мусуль­ма­ни­ном-сун­ни­том, учил­ся в мед­ре­се на има­ма, изу­чал Коран (часть кото­ро­го выучил наизусть), араб­ский язык, ислам­ское бого­сло­вие, исто­рию, «хади­сы» (пре­да­ние об изре­че­ни­ях и дея­ни­ях ислам­ско­го про­ро­ка Мухам­ме­да) и ислам­ское пра­во. Спу­стя 20 лет он оста­вил ислам и осо­знан­но при­нял Православие.

В бесе­де с веду­щим про­грам­мы на «Ancient Faith Radio» речь шла о бого­сло­вии исла­ма, рас­про­стра­нен­ных заблуж­де­ни­ях мусуль­ман о хри­сти­ан­стве, отли­чи­ях меж­ду орто­док­саль­ным исла­мом и «Наци­ей исла­ма» (рели­ги­оз­но-наци­о­на­ли­сти­че­ской ради­каль­ной орга­ни­за­ци­ей афро­аме­ри­кан­цев в США), о раб­стве и отно­ше­нии к нему мусуль­ман­ства, о том, что такое джи­хад. И конеч­но, о необыч­ном пути Джор­джа к Православию.

«Я искал дисциплину»

– В послед­нее вре­мя ислам – одна из глав­ных тем ново­стей и сооб­ще­ний в СМИ. Сего­дня мы бесе­ду­ем с быв­шим мусуль­ма­ни­ном Джор­джем, став­шим недав­но пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном (мы гово­ри­ли с его духов­ни­ком, и он под­твер­дил всю исто­рию Джор­джа). Джордж, перед интер­вью вы ска­за­ли мне, что еще под­рост­ком нача­ли изу­чать раз­лич­ные рели­ги­оз­ные и фило­соф­ские учения.

– Да, я инте­ре­со­вал­ся неко­то­ры­ми восточ­ны­ми духов­ны­ми тра­ди­ци­я­ми – буд­диз­мом и инду­из­мом. Так­же читал немно­го о фило­со­фии, осо­бен­но увле­ка­ла меня шко­ла сто­и­ков. К буд­диз­му и инду­из­му инте­рес про­пал быст­ро, и хотя в воз­расте 12–13 лет я был доволь­но вос­при­им­чи­вым к новым иде­ям, эти две рели­ги­оз­ные систе­мы каза­лись мне слиш­ком стран­ны­ми. Чув­ство­вал, что нет исти­ны ни в инду­из­ме с его мно­го­бо­жи­ем, ни в буд­диз­ме с его отри­ца­ни­ем Бога. Я верил, что Бог суще­ству­ет и Он един.

– Поче­му же вас не заин­те­ре­со­ва­ло христианство?

– Я не видел ниче­го цен­но­го в тех хри­сти­ан­ских тече­ни­ях, кото­рые были мне доступ­ны, будь то пры­га­ю­щие и кри­ча­щие теле­е­ван­ге­ли­сты, уве­ряв­шие зри­те­лей, что те могут «купить» путь в Цар­ство Небес­ное, или посто­ян­ные лице­ме­рие и само­до­воль­ство людей, кото­рых я встре­чал каж­дый день. Я не видел хри­сти­ан­ства, кото­рое мог­ло бы пред­ло­жить что-то суще­ствен­ное. Конеч­но, тогда я невер­но пони­мал хри­сти­ан­ское бого­сло­вие. Идея о Свя­той Тро­и­це каза­лась слиш­ком запу­тан­ной, а запад­ное пони­ма­ние рас­пя­тия Спа­си­те­ля и искуп­ле­ния Им чело­ве­че­ства пред­став­ля­лись лишь улов­ка­ми, что­бы люди не обра­ща­ли осо­бо­го вни­ма­ния на свои недо­стат­ки и не при­кла­ды­ва­ли уси­лий для исправ­ле­ния сво­ей жизни.

– Что в осо­бен­но­сти при­влек­ло вас в исламе?

– Ислам пред­ла­гал то, что я как раз искал, – дис­ци­пли­ну. И более-менее понят­ное бого­сло­вие… Каза­лось, что ислам исто­ри­че­ски не имел тако­го бага­жа, как у хри­сти­ан­ства: раб­ство, расизм, фана­тизм, кре­сто­вые похо­ды, инкви­зи­ция и нетер­пи­мость ко всем – все то, в чем хри­сти­ан обви­ня­ли на про­тя­же­нии веков. В духов­ном смыс­ле ислам пред­ла­гал покло­не­ние Богу, в кото­ром задей­ство­ва­ны ваш голос, ум и тело, «а не про­сто раз­ма­хи­ва­ние рука­ми в воз­ду­хе с кри­ка­ми и пени­ем». Нако­нец, в исла­ме есть прак­ти­ка под назва­ни­ем зикр, что пере­во­дит­ся как «поми­на­ние», «удер­жа­ние в уме». Прак­ти­ку­ю­щие зикр ста­ра­ют­ся очи­стить свой ум от все­го и думать толь­ко о Боге. Они мно­го­крат­но повто­ря­ют корот­кие молит­вы, при­зван­ные помочь им нахо­дить­ся в при­сут­ствии Божи­ем. Но, конеч­но, в цен­тре исла­ма – намаз, то есть совер­ша­е­мая пять раз в день молит­ва, обя­за­тель­ная для каж­до­го мусульманина.

Ислам и рабство

– Итак, с 14 лет вы нача­ли ходить в мечеть. Какой там в то вре­мя был контингент?

– В основ­ном это были афро­аме­ри­кан­цы, а так­же выход­цы из Ближ­не­го Восто­ка и Азии.

– Соглас­но опро­су, сде­лан­но­му несколь­ко лет назад, 59% ново­об­ра­щен­ных в ислам жите­лей США – афро­аме­ри­кан­цы. Как вы дума­е­те, поче­му так мно­го афро­аме­ри­кан­цев при­ни­ма­ют ислам?

– Неко­то­рые при­чи­ны пере­хо­да афро­аме­ри­кан­цев в ислам схо­жи с теми, по кото­рым я и мно­гие неа­ф­ро­аме­ри­кан­цы в свое вре­мя пере­шли в эту рели­гию. Об этом я уже ска­зал. Но у афро­аме­ри­кан­ских общин ситу­а­ция более уни­каль­ная. Исхо­дя из мое­го соб­ствен­но­го опы­та, раз­го­во­ров с людь­ми и про­чи­тан­ной лите­ра­ту­ры могу ска­зать, что пере­ход мно­же­ства афро­аме­ри­кан­цев в ислам видит­ся как попыт­ка воз­вра­та к сво­ей куль­ту­ре, кото­рую они утра­ти­ли, когда их пред­ки были захва­че­ны, взя­ты в раб­ство и уве­зе­ны в запад­ное полу­ша­рие и в резуль­та­те лише­ны искон­ных тра­ди­ций и иден­тич­но­сти. Это спо­соб изба­вить­ся от навя­зан­но­го им евро­цен­триз­ма. Хри­сти­ан­ство ста­ло сино­ни­мом угне­те­ния и при­тес­не­ния, кото­рые испы­та­ли афро­аме­ри­кан­цы на Западе.

– Но ведь имен­но ислам­ские рабо­тор­гов­цы поеха­ли в Афри­ку, взя­ли в раб­ство афри­кан­цев для про­да­жи евро­пей­цам… Раз­ве не так?

– Да, ислам­ская рабо­тор­гов­ля нача­лась еще в VII веке с воз­вы­ше­ни­ем ислам­ской импе­рии и про­дол­жа­лась в неко­то­рых местах до XX века, напри­мер, в Сау­дов­ской Ара­вии, Сома­ли, Судане, где до сих пор фик­си­ру­ют­ся слу­чаи тор­гов­ли людь­ми. Араб­ская ислам­ская рабо­тор­гов­ля охва­ты­ва­ла обшир­ные тер­ри­то­рии, вклю­чая Восточ­ную и Запад­ную Афри­ку южнее Саха­ры (основ­ной постав­щик), Цен­траль­ную Азию, Сре­ди­зем­но­мо­рье и даже Восточ­ную Евро­пу. Рабо­тор­гов­ля рас­про­стра­ни­лась до таких север­ных земель, как Бри­тан­ские ост­ро­ва и Ислан­дия. Аме­ри­ка на заре сво­е­го суще­ство­ва­ния пала жерт­вой рабо­тор­гов­цев-мусуль­ман из так назы­ва­е­мых Вар­вар­ских коро­левств – неза­ви­си­мых ислам­ских госу­дарств, суще­ство­вав­ших вдоль побе­ре­жья Север­ной Африки.

Хотел бы ска­зать, что ислам­ский закон не раз­ре­ша­ет брать в раб­ство мусуль­ман, родив­ших­ся сво­бод­ны­ми. Раз­ре­ша­ет­ся брать толь­ко мусуль­ман, родив­ших­ся раба­ми, и взя­тых в плен нему­суль­ман. Этим объ­яс­ня­ет­ся тот факт, что боль­шин­ство рабов состав­ля­ли жите­ли тер­ри­то­рий, гра­ни­чив­ших с ислам­ски­ми импе­ри­я­ми, вклю­чая, конеч­но, и христиан.

– Сего­дня мы видим, как ИГИЛ и дру­гие ради­каль­ные груп­пы захва­ты­ва­ют, пора­бо­ща­ют, про­да­ют жен­щин и не толь­ко… Такие прак­ти­ки раз­ре­ша­ют­ся в Коране и хадисах?

– Да. Они опре­де­лен­ным обра­зом пред­пи­сы­ва­ют­ся Кора­ном и хади­са­ми. ИГИЛ и дру­гие груп­пи­ров­ки смот­рят на совер­ша­е­мые ими зло­де­я­ния как на свя­щен­ную вой­ну. Все жен­щи­ны-нему­суль­ман­ки, попа­да­ю­щие к ним в плен, ста­но­вят­ся их соб­ствен­но­стью, даже если это замуж­ние жен­щи­ны. Коран назы­ва­ет таких плен­ни­ков сло­ва­ми «чем вла­де­ет ваша пра­вая рука». В аяте (сти­хе) 24 чет­вер­той Суры чита­ем: «Запре­ще­ны вам замуж­ние жен­щи­ны, кро­ме плен­ниц, кото­ры­ми овла­де­ли ваши дес­ни­цы, взя­тых в плен во вре­мя вой­ны с невер­ны­ми». Я про­ци­ти­ро­вал часть из про­стран­но­го отрыв­ка, где гово­рит­ся о жен­щи­нах, с кото­ры­ми мусуль­ма­ни­ну раз­ре­ша­ет­ся всту­пать в сек­су­аль­ные отношения.

Есть еще цита­та из Суры 33 аята 50, где гово­рит­ся от лица само­го Алла­ха: «О Про­рок! Мы сде­ла­ли для тебя доз­во­лен­ны­ми тво­их жен, кото­рым ты упла­тил их воз­на­граж­де­ние, и [неволь­ниц], кото­ры­ми овла­де­ла твоя дес­ни­ца». Могу при­ве­сти еще мно­же­ство при­ме­ров, но думаю, вы и так види­те, как свя­щен­ные кни­ги исла­ма одоб­ря­ют совер­ше­ние злодеяний.

Конеч­но, мусуль­ма­нин может со мной поспо­рить и ска­зать, что эти аяты отно­сят­ся лишь к исто­ри­че­ским собы­ти­ям вре­мен Мухам­ме­да. Но про­бле­ма в том, что ислам смот­рит на Коран как на неиз­мен­ное и веч­ное сло­во Алла­ха. Поэто­му, если весь Коран абсо­лют­но совер­ше­нен, будучи непо­гре­ши­мым сло­вом Алла­ха, напря­мую про­дик­то­ван­ным Мухам­ме­ду, то как он может при­ме­нять­ся лишь к опре­де­лен­но­му собы­тию или моменту?

– Это очень инте­рес­но, осо­бен­но в све­те пере­хо­да мно­гих афро­аме­ри­кан­цев в ислам в наше вре­мя. Ведь до исла­ма исто­рия хри­сти­ан­ства была тес­но свя­за­на в том чис­ле и с Африкой.

– Да. Хри­сти­ан­ство глу­бо­ко уко­ре­ни­лось в Афри­ке еще с само­го нача­ла цер­ков­ной исто­рии. А в Еван­ге­лии от Мат­фея мы нахо­дим, что Сам Гос­подь с Его Пре­чи­стой Мате­рью и пра­вед­ным Иоси­фом бежа­ли в Еги­пет. Еще нахо­дим эфи­о­па, кото­ро­го встре­ча­ет апо­стол Филипп, о чем гово­рит­ся в кни­ге Дея­ний. Алек­сан­дрия явля­ет­ся одним из древ­ней­ших Пат­ри­ар­ха­тов. У нас есть такие вели­кие свя­тые Церк­ви, как Афа­на­сий Алек­сан­дрий­ский, Анто­ний Вели­кий, Мои­сей Мурин, Мария Еги­пет­ская, бла­жен­ный Авгу­стин и мно­гие дру­гие. По мое­му мне­нию, это пре­ступ­ле­ние, что бога­тая исто­рия хри­сти­ан­ства в Афри­ке была забы­та, и дерз­ну ска­зать, что она пред­на­ме­рен­но отбро­ше­на хри­сти­а­на­ми запад­ных церквей.

– Како­вы суще­ствен­ные раз­ли­чия меж­ду уче­ни­ем «Нации исла­ма» и Луи­са Фар­ра­ха­на – нынеш­не­го лиде­ра этой орга­ни­за­ции – и «орто­док­саль­ным исламом»?

– Раз­ли­чий очень мно­го. Но самое оше­лом­ля­ю­щее состо­ит в сле­ду­ю­щем: «Нация исла­ма» верит, что чер­но­ко­жий чело­век – боже­стве­нен, а белый чело­век гене­ти­че­ски создан сума­сшед­шим уче­ным Яку­бом (араб­ская фор­ма име­ни «Иаков»), кото­рый буд­то бы родил­ся в Мек­ке и создал блед­ную диа­воль­скую расу «через науч­ный экс­пе­ри­мент на гре­че­ском ост­ро­ве Пат­мос». Якуб яко­бы сде­лал это после того, как поссо­рил­ся с Богом. Одно­го это­го поло­же­ния доста­точ­но, что­бы ясно понять, что идеи «Нации исла­ма» не будут при­зна­ны орто­док­саль­ным исламом.

– Зна­чит, после­до­ва­те­ли «Нации исла­ма» не при­зна­ют­ся чле­на­ми орто­док­саль­но­го ислама?

– Конеч­но, нет.

«Я старался быть благочестивым»

– Воз­вра­ща­ясь к вашей исто­рии: что вам потре­бо­ва­лось, что­бы офи­ци­аль­но стать мусуль­ма­ни­ном в 14 лет?

– Очень про­сто: потре­бо­ва­лось про­воз­гла­ше­ние шахады – фор­му­лы с изло­же­ни­ем двух основ­ных дог­ма­тов исла­ма: «Нет Бога, кро­ме Алла­ха, и Мухам­мед – про­рок его».

– И это все, что тре­бу­ет­ся повто­рить в при­сут­ствии има­мов и дру­гих свидетелей?

– Нуж­но было как мини­мум иметь сви­де­те­ля­ми двух взрос­лых мужчин-мусульман.

– Ходи­ли ли вме­сте с вами в мечеть дру­гие белые ново­об­ра­щен­ные мусульмане?

– Да, их было несколь­ко. Один из них теперь явля­ет­ся соос­но­ва­те­лем одной наци­о­наль­ной ислам­ской орга­ни­за­ции, о кото­рой мно­го писа­ли в прес­се за послед­ние годы. Одна­ко я был тогда для них каким-то не совсем обыч­ным явле­ни­ем, если при­нять во вни­ма­ние мой совсем юный воз­раст и то, что мое­му обра­ще­нию в ислам не пред­ше­ство­ва­ла ника­кая мис­си­о­нер­ская рабо­та мусуль­ман. Кажет­ся, сре­ди белых ново­об­ра­щен­ных мусуль­ман было боль­ше жен­щин. По моим наблю­де­ни­ям, это­му поспо­соб­ство­ва­ли бра­ки с ислам­ски­ми муж­чи­на­ми, эми­гри­ро­вав­ши­ми из дру­гих стран.

– И вы с 14-лет­не­го воз­рас­та ста­ли ста­рать­ся жить бла­го­че­сти­вой жиз­нью мусуль­ма­ни­на. Как стро­го вы соблю­да­ли пра­ви­ла, и каки­ми были ваши практики?

– Я не думал о себе как о бла­го­че­сти­вом. Вы пра­виль­но ска­за­ли: ста­рал­ся быть бла­го­че­сти­вым. Хотел стать бли­же к Богу. Мож­но ска­зать, я был гораз­до более строг к себе, чем сред­ний мусуль­ма­нин, рож­ден­ный в этой вере. Это обыч­ное явле­ние сре­ди людей, пере­шед­ших в веру, в кото­рой не вос­пи­ты­ва­лись, – по край­ней мере, какое-то вре­мя они будут осо­бен­но усердными.

Я хотел все­це­ло погру­зить­ся в ислам. Изу­чал все, что мог. Поэто­му в воз­расте 18 лет поки­нул свой род­ной город и пере­ехал в дру­гой штат, что­бы учить­ся в ислам­ском мед­ре­се (семи­на­рии). Там остал­ся на три года. Изу­чал грам­ма­ти­ку араб­ско­го язы­ка, Коран, хади­сы, ислам­ское пра­во и исто­рию. Кро­ме того, молил­ся пять раз в день. Так­же читал допол­ни­тель­ные молит­вы, кото­рые хотя и поощ­ря­лись, но не были обя­за­тель­ны­ми. Я постил­ся в месяц Рама­дан и соблю­дал пост в тече­ние все­го года поми­мо Рама­да­на. Соблю­дал все пред­пи­са­ния в еде, в само­очи­ще­нии, воз­дер­жи­вал­ся от вне­брач­ных поло­вых сно­ше­ний и даже ста­рал­ся не здо­ро­вать­ся с жен­щи­ной за руку, не смот­реть ей в лицо, если это была не моя родственница.

Боль­шая часть жиз­ни мусуль­ма­ни­на – это соблю­де­ние Сун­ны. В Сунне рас­ска­зы­ва­ет­ся о дея­ни­ях Мухам­ме­да и про­пи­сы­ва­ет­ся каж­дый аспект жиз­ни мусуль­ма­ни­на: как есть, спать, пить, оде­вать­ся, гово­рить, поль­зо­вать­ся туа­ле­том, даже как жена­то­му муж­чине нака­зы­вать свою жену. Я от все­го серд­ца ста­рал­ся соблю­дать все, что толь­ко мог.

Как повлияли на ислам христианские ереси

– Джордж, думаю, мно­гие хри­сти­ане согла­сят­ся с тем, что Коран и ислам в целом невер­но интер­пре­ти­ру­ют пра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство. С каки­ми тече­ни­я­ми ере­ти­че­ско­го, непра­во­слав­но­го хри­сти­ан­ства стал­ки­вал­ся Мухам­мед в сво­ей жиз­ни и отку­да почерп­нул эти идеи?

– Боль­шая часть мусуль­ман склон­на объ­еди­нять всех, кто назы­ва­ют себя хри­сти­а­на­ми, – даже таких сек­тан­тов, как мор­мо­ны и сви­де­те­ли Иего­вы, – в еди­ную одно­род­ную груп­пу. Доис­лам­ская Ара­вия, осо­бен­но область, где родил­ся Мухам­мед, извест­ная как Хиджаз, была пре­иму­ще­ствен­но язы­че­ской. Но в этом реги­оне жили и хри­сти­ан­ские мень­шин­ства. В жиз­не­опи­са­нии Мухам­ме­да при­ве­де­ны несколь­ко слу­ча­ев его встреч с хри­сти­а­на­ми. Труд­но ска­зать, насколь­ко пра­во­слав­ны­ми были их веро­ва­ния. Но, судя по Кора­ну, хади­сам и их оши­боч­но­му пони­ма­нию хри­сти­ан­ства, мож­но пред­по­ло­жить, что по край­ней мере неко­то­рые из этих хри­сти­ан были еретиками.

В моло­до­сти Мухам­мед сопро­вож­дал сво­е­го дядю по име­ни Абу Талиб в Бос­ру (Сирия). Там Мухам­мед встре­тил хри­сти­ан­ско­го мона­ха по име­ни Бахи­ра. Этот Бахи­ра заме­тил, что, куда бы ни шел Мухам­мед, его покры­ва­ло обла­ко. Монах подо­звал к себе Мухам­ме­да и ска­зал ему, что Бог избрал его послед­ним пророком.

Ислам­ские источ­ни­ки утвер­жда­ют, что у Бахи­ры име­лись экзем­пля­ры «пер­во­на­чаль­но­го Еван­ге­лия, сво­бод­ные от оши­бок и добав­ле­ний», кото­рые яко­бы содер­жа­ли про­ро­че­ства о при­хо­де Мухам­ме­да. Бахи­ра, соглас­но неко­то­рым источ­ни­кам, был свя­зан с дру­гим мона­хом, име­нем Сер­гий, кото­рый, по одним дан­ным, был несто­ри­а­ни­ном, а по дру­гим – ари­а­ни­ном. Исхо­дя из моих зна­ний об ари­ан­стве и несто­ри­ан­стве, я бы ска­зал, что Мухам­мед нахо­дил­ся под вли­я­ни­ем ари­ан­ства с его отри­ца­ни­ем боже­ства во Хри­сте – точ­но так же отно­сят­ся к Спа­си­те­лю мусульмане.

Из дру­гих рас­ска­зов о Мухам­ме­де мы узна­ем, что, когда он полу­чил пер­вое откро­ве­ние в пеще­ре яко­бы от анге­ла Джабра­и­ла, то при­шел в сму­ще­ние и страх, так что его пер­вая жена Хади­джа пове­ла его к сво­е­му дво­ю­род­но­му бра­ту. Ее дво­ю­род­но­го бра­та зва­ли Вара­ка ибн Навф; он был хри­сти­а­ни­ном, а по неко­то­рым све­де­ни­ям – несто­ри­ан­ским свя­щен­ни­ком. Когда Мухам­мед рас­ска­зал ему, что с ним слу­чи­лось, Вара­ка отве­тил, что он (Мухам­мед) – послед­ний про­рок, о кото­ром пред­ска­за­но в Писа­ни­ях. Есть и дру­гие сви­де­тель­ства о встре­чах Мухам­ме­да с хри­сти­а­на­ми, но все они име­ют одну и ту же тему: хри­сти­ане яко­бы под­твер­жда­ют, что Мухам­мед есть послед­ний и вели­чай­ший про­рок, что об этом буд­то бы было пред­ска­за­но, но посколь­ку хри­сти­ане и иудеи изме­ни­ли тек­сты сво­их Писа­ний, то про­ро­че­ства о при­хо­де Мухам­ме­да были уда­ле­ны или изменены.

– Соглас­но мусульманам…

– Да, по вер­сии мусуль­ман. Соглас­но еще одно­му рас­ска­зу, визан­тий­ский импе­ра­тор Ирак­лий (610–641) при­зна­ет Мухам­ме­да истин­ным дол­го­ждан­ным про­ро­ком и гово­рит, что все хри­сти­ане долж­ны при­нять ислам. Инте­рес­но, что неко­то­рые аяты Кора­на были пря­мо взя­ты из апо­кри­фов. Одним оче­вид­ным при­ме­ром явля­ет­ся отры­вок из так назы­ва­е­мо­го «Еван­ге­лия дет­ства» апо­сто­ла Фомы, где гово­рит­ся, что, когда Иисус был отро­ком, Он сде­лал гли­ня­ных пти­чек, вдох­нул в них жизнь и они нача­ли шуметь и летать. Теперь срав­ним этот рас­сказ с аятом 110 пятой Суры Кора­на: «Тогда Аллах ска­жет: “Иса, вспом­ни о бла­гах, что Я даро­вал тебе и тво­ей мате­ри: Я укре­пил тебя Свя­тым Духом, ты гово­рил с людь­ми с колы­бе­ли [когда дру­гие дети еще не раз­го­ва­ри­ва­ют], а в зре­лые годы обла­дал неопи­су­е­мым крас­но­ре­чи­ем; Я научил тебя пись­му, муд­ро­сти, Торе и Еван­ге­лию; из гли­ны ты лепил подо­бие пти­цы, вды­хал в нее жизнь, и она тут же ста­но­ви­лась живой пти­цей с Мое­го позволения».

– Это очень схо­же с апо­кри­фи­че­ским тек­стом Фомы. Хоро­шее заме­ча­ние. Гото­вясь к нашей бесе­де, я сре­ди ере­ти­че­ских тече­ний IV века нашел араб­скую сек­ту под назва­ни­ем кол­ли­ри­ди­ане, кото­рые покло­ня­лись Деве Марии как богине. Неко­то­рые мусуль­мане счи­та­ют, что Коран воз­ра­жа­ет имен­но этой сек­те, пото­му что Коран пони­ма­ет Тро­и­цу как Отца, Марию и Сына.

– Точ­но! Есть одна инте­рес­ная тра­ди­ция, веро­ят­нее все­го свя­зан­ная с кол­ли­ри­ди­а­на­ми. За несколь­ко лет до смер­ти Мухам­ме­да, когда он вер­нул­ся побе­ди­те­лем в Мек­ку (зна­ме­ни­тое «Заво­е­ва­ние Мек­ки»), он в первую оче­редь очи­стил Каа­бу (важ­ней­шее свя­ти­ли­ще исла­ма в Мек­ке) от сотен идо­лов, най­ден­ных внут­ри и сна­ру­жи. По пре­да­нию, Мухам­мед вошел в Каа­бу и при­ка­зал выбро­сить из нее всех идо­лов и уни­что­жить все изоб­ра­же­ния, но изоб­ра­же­ние Хри­ста с Бого­ро­ди­цей, окру­жен­ных анге­ла­ми, оста­вить. Позд­нее он все же нехо­тя убрал это изоб­ра­же­ние. Так что нали­чие кар­ти­ны Хри­ста с Бого­ро­ди­цей в язы­че­ском хра­ме того вре­ме­ни может вполне сви­де­тель­ство­вать о при­сут­ствии ере­ти­че­ской груп­пы напо­до­бие коллиридиан.

– Полу­ча­ет­ся, что Мухам­мед оши­боч­но счи­тал, буд­то хри­сти­ане покло­ня­ют­ся трем Богам: Богу-Отцу, Мате­ри-Марии и Сыну Иису­су, а не еди­но­му Богу в трех лицах? Конеч­но же, пра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство отвер­га­ет эту идею три­те­из­ма, то есть что Бог тро­и­чен по суще­ству (три лица Свя­той Тро­и­цы – три Бога).

– Да, я бы ска­зал, что это так. В одной из био­гра­фий Мухам­ме­да упо­ми­на­ет­ся при­бы­тие деле­га­ции араб­ских хри­сти­ан, при­е­хав­ших пого­во­рить с ним. Рас­сказ­чик сооб­ща­ет, что хри­сти­ане спо­ри­ли о при­ро­де Хри­ста, и затем пишет: «Они утвер­жда­ют, что Он тре­тий из Трех, посколь­ку Бог гово­рит: “Мы сотво­ри­ли, Мы пове­ле­ли, Мы созда­ли и Мы поста­но­ви­ли”, и они гово­рят: “Если бы Он был Един, то ска­зал бы: Я сотво­рил, Я создал и так далее”, но Он есть Он, то есть Бог, Иисус и Мария».

В Коране аят 73 пятой Суры как раз свя­зан с этим утвер­жде­ни­ем. Он зву­чит так: «Поис­ти­не, впа­ли в неве­рие те, кто ска­зал: “Аллах (Бог) – тре­тий из трех”».

– Подоб­ным же обра­зом (поправь­те меня, если я оши­ба­юсь) Коран отвер­га­ет отцов­ство Бога-Отца и сынов­ство Иису­са в хри­сти­ан­ском их пони­ма­нии. Мусуль­мане счи­та­ют, что, соглас­но вере хри­сти­ан, Бог-Отец всту­па­ет в физи­че­ские отно­ше­ния с Мари­ей для рож­де­ния Бога-Сына. Конеч­но, это край­нее заблуж­де­ние не име­ет ниче­го обще­го с хри­сти­ан­ским учением.

– Да, имен­но. Отно­си­тель­но это­го в аяте 88 19‑й Суры Кора­на гово­рит­ся: «И ска­за­ли [неко­то­рые]: “У Все­ми­ло­сти­во­го есть ребенок”».

Это недо­ра­зу­ме­ние воз­ник­ло из-за веры поли­те­и­стов Ара­вии в то, что анге­лы и даже их идо­лы появи­лись бла­го­да­ря неко­е­му физи­че­ско­му кон­так­ту Бога. Поэто­му, думаю, Мухам­мед мог пони­мать тер­мин «Сын Божий» чисто по-чело­ве­че­ски, через поня­тие о поло­вом раз­мно­же­нии. Сле­до­ва­тель­но, мно­гие мусуль­мане ста­ли думать, что хри­сти­ане верят в зача­тие Сына от Отца чело­ве­че­ским путем. Конеч­но, это совер­шен­но неле­пое и кощун­ствен­ное понимание.

– Да, мусуль­мане так­же отри­ца­ют, что Хри­стос был рас­пят на кре­сте. Коран нигде не гово­рит об иску­пи­тель­ной жерт­ве Хри­ста, о Его стра­да­ни­ях ради спа­се­ния чело­ве­че­ства. Вот одна из луч­ших цитат, под­твер­жда­ю­щих это, – Сура 4, аяты 157–159: «Гнев Алла­ха обру­шил­ся на них за их ложь: они гово­ри­ли, что буд­то бы уби­ли Ису, сына Марй­ам, послан­ни­ка Алла­ха. Но он не был убит ими и не был рас­пят, как они измыш­ля­ли. Им всё это лишь пред­ста­ви­лось. Они дума­ли, что уби­ли и рас­пя­ли само­го про­ро­ка. На самом деле они уби­ли и рас­пя­ли дру­го­го, похо­же­го на Ису. Потом они сами спо­ри­ли: убит был Иса или дру­гой. Они все пре­бы­ва­ют в сомне­нии об этом. У них нет об этом ника­ко­го зна­ния, а есть толь­ко пред­по­ло­же­ния. Они не были уве­ре­ны, что уби­ли имен­но его. Они его не уби­ли. Аллах воз­нес Ису к Себе и спас его от вра­гов. Он не был рас­пят и не был убит. Поис­ти­не, Аллах Все­мо­гущ, Велик и мудр в Сво­их дея­ни­ях! И, поис­ти­не, из людей Писа­ния нет нико­го, кто бы не понял исти­ну об Исе до его смер­ти – что он был раб Алла­ха и Его послан­ник. Они уве­ро­ва­ли в него, но позд­но – вре­мя уже ушло. И в Суд­ный день Иса будет сви­де­тель­ство­вать про­тив них в том, что он раб Алла­ха и Его послан­ник и что он пере­да­вал Посла­ние сво­е­го Господа».

– Да, Вы абсо­лют­но пра­вы! Еще могу доба­вить, что, соглас­но неко­то­рым ислам­ским ком­мен­та­то­рам, Бог изме­нил внеш­ность Иуды Иска­ри­о­та, что­бы тот был похож на Хри­ста. Таким обра­зом, рас­пят был, по их мне­нию, не Хри­стос, а Иуда…

Коран нигде не гово­рит об искуп­ле­нии и спа­си­тель­ной жерт­ве Хри­ста, пото­му что ислам отри­ца­ет, что Иисус есть Сын Божий. После­до­ва­те­ли исла­ма не при­зна­ют Боже­ство Хри­ста, не при­зна­ют цели Его вопло­ще­ния и наше­го спа­се­ния через Него. Вся фор­му­ла спа­се­ния в исла­ме сво­дит­ся, по боль­шо­му сче­ту, к про­воз­гла­ше­нию шахады («Нет Бога, кро­ме Алла­ха, и Мухам­мед – про­рок Его») и доб­рым делам.

Учение не-любви

– Как мы зна­ем, хри­сти­ан­ство осно­ва­но на люб­ви. В раз­го­во­ре до наше­го интер­вью вы упо­мя­ну­ли, что в исла­ме отсут­ству­ет уче­ние о люб­ви и мило­сер­дии Бога к чело­ве­че­ству или еди­не­ния Бога с чело­ве­ком. Наобо­рот, отно­ше­ния чело­ве­ка и Бога мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как отно­ше­ния раба и хозя­и­на. Пожа­луй­ста, рас­ска­жи­те об этом подробнее.

– Что­бы понять, как мусуль­ма­нин или мусуль­ман­ка будет видеть свои отно­ше­ния с Богом, важ­но знать, како­ва цель сотво­ре­ния чело­ве­ка в исламе.

В аяте 56 суры 51 Кора­на гово­рит­ся: «Я не создал джин­нов (неви­ди­мых духов) и людей, что­бы они при­нес­ли Мне какую-либо поль­зу, а лишь для того, что­бы они Мне покло­ня­лись. А ведь покло­не­ние при­но­сит им же поль­зу». А аят 7 суры 11 гла­сит: «Он – Тот, Кто создал небе­са и зем­лю за шесть дней, когда Его Трон нахо­дил­ся на воде, дабы испы­тать, чьи дея­ния будут лучше».

Думаю, эти два сти­ха в целом демон­стри­ру­ют, как пони­ма­ет ислам, для чего был создан чело­век. Пер­вое – испол­нить то, что нуж­но Богу: что­бы Ему покло­ня­лись в соот­вет­ствии с исла­мом; и вто­рое – уча­стие в сво­е­го рода сорев­но­ва­нии: кто совер­шит боль­ше доб­рых дел. Эти две мыс­ли часто повто­ря­ют­ся в Коране и хади­сах. Таким обра­зом, чело­век обя­зан покло­нять­ся Богу и тем самым уми­ро­тво­рять Его, а так­же дока­зать, что он досто­ин Божи­ей мило­сти: если он дока­жет, то будет воз­на­граж­ден. К это­му сво­дит­ся цель чело­ве­че­ской жиз­ни. Все это силь­но кон­тра­сти­ру­ет с тем, как пони­ма­ет­ся цель сотво­ре­ния и жиз­ни чело­ве­ка в пра­во­слав­ном хри­сти­ан­ском уче­нии, соглас­но кото­ро­му чело­век при­зван к обще­нию и еди­не­нию с Богом, быть при­част­ни­ком Боже­ствен­ной люб­ви и стать богом по благодати.

– Вы мне так­же гово­ри­ли, что оха­рак­те­ри­зо­ва­ли бы Бога в исла­ме, то есть Алла­ха, как тирана.

– Да. Это слож­но объ­яс­нить за корот­кое вре­мя, но поста­ра­юсь. Соглас­но Кора­ну, Аллах ведет пря­мым путем, кого поже­ла­ет, а кого хочет – сби­ва­ет с пути (эта фра­за повто­ря­ет­ся бес­чис­лен­ное коли­че­ство раз). Сей­час при­ве­ду одну извест­ную цита­ту слов Мухам­ме­да: «Один чело­век спро­сил: “О, послан­ник Алла­ха, мож­но ли отли­чить оби­та­те­лей рая от оби­та­те­лей огня?” Про­рок ска­зал: “Да”. Чело­век спро­сил: “Так ради чего же люди ста­ра­ют­ся делать доб­рые дела?” Про­рок отве­тил: “Каж­дый будет делать то, ради чего он создан (или: то, что было для него облегчено)”».

Еще один отры­вок посвя­щен тому, как фор­ми­ру­ет­ся заро­дыш в утро­бе сво­ей мате­ри. «Через 42 дня после того, как кап­ля семе­ни ока­зы­ва­ет­ся в утро­бе, Аллах посы­ла­ет к ней анге­ла, кото­рый при­да­ет ей пред­ва­ри­тель­ный внеш­ний облик и созда­ет у заро­ды­ша слух, зре­ние, кожу, плоть и кости, а потом гово­рит: “О Гос­подь мой, маль­чик или девоч­ка?” – и Гос­подь твой реша­ет, как поже­ла­ет, а ангел запи­сы­ва­ет. Потом ангел спра­ши­ва­ет: “О Гос­подь мой, каким будет срок его жиз­ни?” – и Гос­подь твой гово­рит, что поже­ла­ет, а ангел запи­сы­ва­ет. Потом ангел спра­ши­ва­ет: “О Гос­подь мой, каким будет его удел (рай или ад)?” – и Гос­подь твой реша­ет, как поже­ла­ет, а ангел запи­сы­ва­ет. А потом ангел ухо­дит со свит­ком в руке, ниче­го не добав­ляя к это­му и ниче­го не убавляя».

Думаю, по этим двум цита­там виден фата­ли­сти­че­ский аспект исла­ма. Сура 7, аят 179 Кора­на гла­сит: «Мы сотво­ри­ли мно­го джин­нов и людей, кото­рые вой­дут в ад в Суд­ный день». Мы видим, что сре­ди сотво­рен­ных Богом людей мно­гие спе­ци­аль­но созда­ны для ада. И это повто­ря­ет­ся в Коране мно­го раз. «Побой­тесь Огня, рас­топ­кой кото­ро­го явля­ют­ся люди и кам­ни». Из все­го при­ве­ден­но­го мож­но сде­лать вывод, что в исла­ме мы име­ем дело не со спра­вед­ли­вым Богом. Вме­сто это­го нас учат, что Созда­тель скон­стру­и­ро­вал все как меха­низм, где никто, вклю­чая и Само­го Бога, не смо­жет откло­нить­ся с точ­но задан­ной программы.

Всё под­чи­ня­ет­ся судь­бе, при­чем до такой сте­пе­ни, что дела, вос­при­ни­ма­е­мые нами как резуль­тат нашей сво­бод­ной воли, на самом же деле были про­пи­са­ны за нас. Соглас­но исла­му, чело­ве­че­ству дана иллю­зия, что оно име­ет сво­бод­ную волю, хотя на самом деле ника­кой сво­бод­ной воли нет. Поэто­му любое суж­де­ние о люб­ви и мило­сти тако­го Бога мож­но счи­тать мало­зна­чи­тель­ным и даже игнорировать.

– То, о чем вы сей­час рас­ска­за­ли, пере­кли­ка­ет­ся, кста­ти, с уче­ни­ем Жана Каль­ви­на о пред­опре­де­ле­нии. Вы мне так­же гово­ри­ли, что в исла­ме идеи люб­ви и мило­сер­дия силь­но отли­ча­ют­ся от того, что мы нахо­дим в Пра­во­сла­вии. Може­те нам это разъяснить?

– Одно из таких раз­ли­чий мож­но най­ти, спро­сив любо­го хри­сти­а­ни­на, зна­ко­мо­го со Свя­щен­ным Писа­ни­ем: любит ли Бог греш­ни­ков и нехри­сти­ан? Ответ будет: «Конеч­но, да». Хри­сти­а­нин может при­ве­сти мно­же­ство цитат из Ново­го Заве­та, напри­мер: «Но Бог Свою любовь к нам дока­зы­ва­ет тем, что Хри­стос умер за нас, когда мы были еще греш­ни­ка­ми» (Рим.5:8). И, конеч­но же, эти сло­ва: «Запо­ведь новую даю вам, да люби­те друг дру­га; как Я воз­лю­бил вас, так и вы да люби­те друг дру­га. По тому узна­ют все, что вы Мои уче­ни­ки, если буде­те иметь любовь меж­ду собою» (Ин.13:34–35).

К сожа­ле­нию, на про­тя­же­нии веков и до насто­я­ще­го вре­ме­ни еван­гель­ские заве­ты о люб­ви мно­ги­ми хри­сти­а­на­ми не вопло­ща­ют­ся в жизнь, за что мы, разу­ме­ет­ся, будем отве­чать. Но я сей­час гово­рю об отли­чии свя­щен­ных тек­стов хри­сти­ан­ства и ислама.

В суре 2, аяте 276 Кора­на гово­рит­ся: «Аллах не любит вся­ких небла­го­дар­ных (или неве­ру­ю­щих) греш­ни­ков». А вот сура 3, аят 32: «Ска­жи: “Пови­нуй­тесь Алла­ху и Послан­ни­ку”. Если же они отвра­тят­ся, то ведь Аллах не любит неве­ру­ю­щих». А вот преды­ду­щий аят той же суры: «Ска­жи: “Если вы люби­те Алла­ха, то сле­дуй­те за мной, и тогда Аллах воз­лю­бит вас и про­стит вам ваши гре­хи”». Мы видим, что, соглас­но Писа­нию, любовь в хри­сти­ан­стве – насто­я­щая, без­услов­ная, поис­ти­не Боже­ствен­ная любовь, над кото­рой посме­ет­ся любой сред­ний мусуль­ма­нин (и я сме­ял­ся в свое вре­мя). В исла­ме же любовь услов­ная, обу­слов­лен­ная. В исла­ме Аллах име­ет 99 имен, или свойств, и лишь одно из них зву­чит как «любя­щий». Но в Биб­лии через Свя­то­го Духа мы зна­ем, что Бог есть любовь, что Он создал нас толь­ко по Сво­ей без­гра­нич­ной люб­ви, иску­пил нас через Сво­е­го Сына и дал нам воз­мож­ность по бла­го­да­ти быть Его чада­ми и назы­вать Его сво­им Отцом.

«Мусульманство ограничивает Бога»

– Да, в исла­ме и хри­сти­ан­стве мы наблю­да­ем совер­шен­но раз­ные духов­ность и харак­тер. Джордж, будет ли спра­вед­ли­вым ска­зать, что в исла­ме у вас все же не было опы­та и жиз­ни в вере, а было лишь сле­до­ва­ние молит­вен­ным пра­ви­лам, соблю­де­ние постов, ислам­ско­го зако­на и про­сто послушание?

– Да, пол­но­стью согла­сен с этим утвер­жде­ни­ем. В исла­ме есть тече­ние под назва­ни­ем суфизм, кото­рый содер­жит уче­ние о еди­не­нии чело­ве­ка с Богом, но идеи суфиз­ма по отно­ше­нию к тра­ди­ци­он­но­му исла­му счи­та­ют­ся в луч­шем слу­чае спор­ны­ми, а неко­то­рые даже ере­ти­че­ски­ми и богохульными.

Посколь­ку в исла­ме не суще­ству­ет уче­ния о Боге, оби­та­ю­щем в Сво­ем тво­ре­нии через Свя­то­го Духа, познать Бога в этой рели­гии невоз­мож­но. Когда в Коране гово­рит­ся, что Бог бли­зок к Сво­е­му тво­ре­нию, это под­ра­зу­ме­ва­ет­ся мета­фо­ри­че­ски. Хоро­ший при­мер – аят 16 суры 50: «И мы бли­же к нему (чело­ве­ку), чем шей­ная вена».

Это озна­ча­ет, что Бог бли­зок к нам через зна­ние, но речь о реаль­ном при­сут­ствии Бога рядом со Сво­им тво­ре­ни­ем не идет. Даже утвер­жде­ние, что «Бог вез­де», явля­ет­ся очень спор­ным на про­тя­же­нии всей ислам­ской тео­ло­гии. Точ­нее будет ска­зать, что в исла­ме Бог вез­де­сущ зна­ни­ем, а не Сво­ей сущ­но­стью; Он над Тро­ном Сво­ей сущностью.

– Были ли поло­жи­тель­ные сто­ро­ны вашей жиз­ни в исламе?

– Да, твер­до верю, что ислам дал мне направ­ле­ние в жиз­ни, в кото­ром я так нуж­дал­ся. Он дает это направ­ле­ние мно­гим людям и сего­дня. Вряд ли кто-то будет спо­рить, что это пло­хо, если ваша жизнь стро­ит­ся вокруг веры в еди­но­го Бога, вокруг молит­вы, поста и дел мило­сер­дия. Осо­бен­но если срав­ни­вать эту жизнь с аль­тер­на­ти­вой, кото­рую пред­ла­га­ет нам окру­жа­ю­щий мир, – жизнь без како­го-либо зна­ния о Боге и без высо­кой нравственности.

Про­бле­ма в исла­ме, на мой взгляд, заклю­ча­ет­ся в том, что он тор­мо­зит духов­ный рост чело­ве­ка. Счи­таю, что без при­зна­ния, веры и испо­ве­да­ния истин­но­го Бога, явив­ше­го Себя в Свя­той Тро­и­це, мусуль­ма­нин неволь­но огра­ни­чи­ва­ет Бога и созда­ет идо­ла, и это огра­ни­че­ние отра­жа­ет­ся на миро­воз­зре­нии чело­ве­ка, на его виде­нии ближ­них. Думаю, что то, как чело­век видит Бога, вли­я­ет на его жизнь и миропонимание.

– Огля­ды­ва­ясь на свою жизнь в исла­ме, вы може­те ска­зать, что эта жизнь была лише­на опыт­но­го зна­ния Бога?

– «Опыт­но­го» зна­ния Бога было очень мало. Верил, что Бог суще­ству­ет, что я дол­жен покло­нять­ся Ему, но, как было ска­за­но выше, ислам­ская идея Бога не поз­во­ля­ет чело­ве­ку познать Его.

Бог Изра­и­ля не до кон­ца откры­вал Себя людям и не был позна­ва­ем людь­ми в пол­ной мере. Но все изме­ни­лось с вопло­ще­ни­ем Сло­ва Божия – Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, и это ста­ло вели­чай­шим собы­ти­ем в исто­рии и огром­ным шагом впе­ред для чело­ве­че­ства. Но вот про­хо­дит шесть веков, и появ­ля­ет­ся Мухам­мед, кото­рый (в неко­то­ром смыс­ле) пово­ра­чи­ва­ет ход исто­рии вспять отри­ца­ни­ем вопло­ще­ния Сына Божия и Его спа­си­тель­но­го слу­же­ния. По сути, Мухам­мед вер­нул сво­их после­до­ва­те­лей обрат­но под власть зако­на и лишил их зна­ния исти­ны о Боге, явлен­ной в еди­но­род­ном Сыне Божи­ем и Свя­том Духе.

– Вы мне до бесе­ды ска­за­ли инте­рес­ную вещь: соблю­дая внеш­ние пред­пи­са­ния исла­ма, внут­ри чув­ство­ва­ли себя сво­е­го рода «мон­стром». Рас­ска­жи­те поподробнее.

– О да. В исла­ме такое огром­ное вни­ма­ние уде­ля­ет­ся соблю­де­нию внеш­них обря­дов, что необ­хо­ди­мость духов­но­го раз­ви­тия и роста зача­стую игно­ри­ру­ет­ся. Отсут­ствие духов­но­го воз­рас­та­ния вли­я­ет на то, как мы обра­ща­ем­ся с наши­ми ближ­ни­ми. Это слу­чи­лось со мной, и я видел, что то же самое было с очень мно­ги­ми дру­ги­ми людь­ми. Чув­ство­вал такое глу­бо­кое само­до­воль­ство внут­ри себя, что я соблю­даю все внеш­ние обря­ды и зако­ны исла­ма. И это само­до­воль­ство пере­рос­ло в насто­я­щее фари­сей­ство. Все это достиг­ло таких мас­шта­бов, что я свы­со­ка стал смот­реть не толь­ко на нему­суль­ман, но даже на тех, кто всю жизнь меня люби­ли и забо­ти­лись обо мне. В ито­ге я пре­вра­тил­ся в чудовище…

– Обоб­щая, мож­но ли сде­лать вывод, что ислам вос­пи­ты­ва­ет в веру­ю­щих чув­ство фари­сей­ства, когда они начи­на­ют осуж­дать и кри­ти­ко­вать дру­гих людей вме­сто того, что­бы их любить?

– Да, такое воз­мож­но. И я сво­и­ми гла­за­ми видел это не один раз, было это и со мной. В суре 5 аяте 51 гово­рит­ся: «Веру­ю­щие, не бери­те в авлия (близ­ко­го дру­га, при­бли­жен­но­го) иуде­ев и хри­сти­ан. Одни из них авлия для дру­гих. Кто из вас будет брать их себе в покро­ви­те­ли, тот – из них. При­тес­ни­те­лей и тира­нов [оче­вид­ных греш­ни­ков] Все­выш­ний не настав­ля­ет на вер­ный путь».

Такие сти­хи фор­ми­ру­ют в веру­ю­щих систе­му отно­ше­ний: «мы – они». Отсю­да фана­тич­ное рве­ние ради нахож­де­ния на пра­виль­ном (в исла­ме: «пря­мом») пути, а так­же недо­ве­рие, пара­нойя и пре­зре­ние к любым нему­суль­ма­нам и даже неко­то­рым собра­тьям по вере.

Мир или война?

– Пого­во­рим теперь о дру­гом. Мно­гие утвер­жда­ют, что ислам – это рели­гия мира, сло­во «джи­хад» озна­ча­ет все­го лишь духов­ную борь­бу, а груп­пи­ров­ки типа «Аль-Каи­ды» и ИГИЛ про­сто при­кры­ва­ют­ся рели­ги­ей. Об этом очень мно­го гово­рят сего­дня. Что вы лич­но слы­ша­ли о джи­ха­де и уче­нии Кора­на «за кули­са­ми» на эту тему?

– Сло­во «джи­хад» преж­де все­го озна­ча­ет борь­бу в общем смыс­ле, но так­же и в воен­ном и духов­ном. Одна­ко в боль­шин­стве слу­ча­ев при упо­ми­на­нии джи­ха­да в исла­ме под­ра­зу­ме­ва­ет­ся воен­ный смысл. В Коране и Сунне упо­треб­ля­ет­ся спе­ци­аль­ное сло­во: «китал», то есть «бой», «сра­же­ние».

Я не верю, что упо­мя­ну­тые вами груп­пи­ров­ки лишь при­кры­ва­ют­ся рели­ги­ей. В свя­щен­ных кни­гах исла­ма мож­но най­ти мно­го мест, где их зло­де­я­ния оправ­ды­ва­ют­ся. Вот толь­ко одно­знач­но трак­то­вать эти тек­сты непро­сто. Одни ста­вят их в кон­текст исто­ри­че­ских собы­тий, когда писал­ся Коран, и что они яко­бы не име­ют акту­аль­но­сти для мусуль­ман в наше вре­мя. Одна­ко дру­гие верят в то, что Коран есть веч­ное и неиз­мен­ное Боже­ствен­ное Сло­во, ни одна часть кото­ро­го не может поте­рять актуальности.

«За кули­са­ми» же большая часть встре­чав­ших­ся мне мусуль­ман были рав­но­душ­ны к ислам­ским тер­ро­ри­стам. Они не будут ни вос­хва­лять, ни осо­бен­но осуж­дать дея­ния ради­ка­лов. Да и пуб­лич­ное осуж­де­ние ислам­ских тер­ро­ри­стов мне встре­ча­ет­ся крайне ред­ко. Даже если заве­сти раз­го­вор о рав­но­ду­шии мусуль­ман к дан­ным собы­ти­ям, они ста­нут защи­щать­ся и при­пом­нят, напри­мер, кре­сто­вые похо­ды, что­бы оправ­дать бес­чин­ства тер­ро­ри­сти­че­ских груп­пи­ро­вок. В свя­зи с этим мне кажет­ся немно­го стран­ным, что неко­то­рые хри­сти­ане, вклю­чая и покой­но­го папу Иоан­на Пав­ла II, до сих пор изви­ня­ют­ся за кре­сто­вые похо­ды. Как часто мы слы­шим пуб­лич­ные осуж­де­ния мусуль­ма­на­ми тех ужа­сов, кото­рые их собра­тья по вере тво­ри­ли во имя исла­ма? Тур­ция до сих пор отри­ца­ет гено­цид армян, а Сау­дов­ская Ара­вия – роди­на и сре­до­то­чие вах­ха­биз­ма – печаль­но извест­на все­ми вида­ми нару­ше­ний прав чело­ве­ка, и с этим ниче­го не делается.

– Джордж, вы бы назва­ли ради­каль­ную тер­ро­ри­сти­че­скую дея­тель­ность обсуж­да­е­мых нами груп­пи­ро­вок их лич­ным ради­каль­ным выбо­ром? Или это нор­ма, соглас­но уче­нию ислама?

– При­ни­мая во вни­ма­ние огром­ное чис­ло мест из свя­щен­ных тек­стов исла­ма, одоб­ря­ю­щих наси­лие про­тив нему­суль­ман, а так­же исто­ри­че­скую реаль­ность, пока­зы­ва­ю­щую, что ислам с само­го нача­ла исполь­зо­вал силу и тер­рор для сво­е­го рас­про­стра­не­ния, я не знаю, какой может быть дру­гой вывод, кро­ме одно­го: да, это нор­ма для исла­ма, а не исключение.

Ска­жу даже боль­ше: что­бы луч­ше понять ислам, на него сле­ду­ет смот­реть не совсем как на рели­гию, а боль­ше как на поли­ти­че­ское дви­же­ние, нахо­дя­ще­е­ся под силь­ным воз­дей­стви­ем язы­че­ской и беду­ин­ской куль­ту­ры эпо­хи Мухам­ме­да с лег­кой при­ме­сью иудео-хри­сти­ан­ских оттен­ков, что­бы дать ему леги­тим­ность в араб­ском мире.

На пути ко Христу

– Вер­нем­ся теперь к ваше­му пути к Пра­во­сла­вию. Я знаю, что ваша мать (веч­ная ей память) умер­ла доволь­но рано – в воз­расте 50 лет, когда вы были еще очень моло­ды. Как это собы­тие ска­за­лось на ваших отно­ше­ни­ях с исламом?

– Да, это потряс­ло меня, как мож­но себе пред­ста­вить, и заста­ви­ло задать себе слож­ные вопро­сы. Ислам абсо­лют­но одно­зна­чен отно­си­тель­но загроб­ной уча­сти нему­суль­ман. Меня ужа­са­ла мысль о том, что моя мать, кото­рая люби­ла Бога и была одним из самых любя­щих и доб­рых людей, кото­рых я когда-либо знал, долж­на быть осуж­де­на на веч­ные муки толь­ко за то, что не была мусульманкой.

Вече­ром того дня, когда она умер­ла, я пошел в мечеть помо­лить­ся, поду­мать и най­ти покой. Там встре­тил сво­их собра­тьев по вере и рас­ска­зал им о слу­чив­шем­ся. Вме­сто собо­лез­но­ва­ний пер­вое, что я услы­шал, был вопрос: при­ня­ла ли она ислам? Когда я отве­тил, что нет, реак­ци­ей было: «Ох, как же жаль. Но, дума­ем, на то была воля Аллаха».

Я чув­ство­вал себя крайне отвра­ти­тель­но. Но ведь так учит ислам, – думал я, – как же я могу с ним спо­рить. Оста­ет­ся толь­ко одно: если я начи­наю сомне­вать­ся в исла­ме, зна­чит, это со мной что-то не так. Я изо всех сил ста­рал­ся отго­нять эти мыс­ли, но они не ослабевали.

– Так вы ста­ли отда­лять­ся от исла­ма и от рели­гии вообще?

– Конеч­но, не было тако­го, что­бы я встал одна­жды утром и ска­зал: все, с исла­мом покон­че­но, забы­ваю его раз и навсе­гда. Нет, это был посте­пен­ный про­цесс, заняв­ший годы.

На про­тя­же­нии дол­го­го вре­ме­ни я смот­рел на жизнь толь­ко гла­за­ми исла­ма. Все­це­ло посвя­тил себя уче­ни­ям исла­ма и вере в Бога по исла­му. Ино­гда даже молил­ся, что­бы луч­ше уйти из жиз­ни пря­мо сей­час, чем уме­реть вне исла­ма. Ислам имел такое огром­ное воз­дей­ствие на мою душу и разум, и вдруг я стал все это терять. Стал отка­зы­вать­ся от все­го, что меня опре­де­ля­ло. А ведь ранее я не про­сто был веру­ю­щим после­до­ва­те­лем исла­ма, а даже учил­ся на има­ма – ислам­ско­го кли­ри­ка. Пре­по­да­вал ислам, про­по­ве­до­вал его, при­гла­шал дру­гих людей в ислам – и вдруг сам стал от него отво­ра­чи­вать­ся… В ито­ге ока­зал­ся с силь­ным чув­ством горе­чи: и по отно­ше­нию к исла­му, и к рели­гии, и к тому пери­о­ду в жизни.

– И что слу­чи­лось дальше?

– В моей жиз­ни обра­зо­ва­лась огром­ная пусто­та. Так мно­го вре­ме­ни искал Бога и думал, что нашел Его, но в ито­ге при­шел к выво­ду, что был не прав. Чув­ство­вал умствен­ное и духов­ное изне­мо­же­ние. Ощу­щал себя пре­дан­ным Богом. Внут­ри был толь­ко мрак. Я про­дол­жал верить в некую выс­шую силу, но вера в истин­но­го Бога-Лич­ность была поко­леб­ле­на. Не знал, как вер­нуть преж­нее состо­я­ние, а может быть, и не очень хотел.

– Будет спра­вед­ли­во ска­зать, что вы испы­та­ли серьез­ный кри­зис веры.

– О, да!

– Как дума­е­те: почему?

– После смер­ти мате­ри, собы­тий 11 сен­тяб­ря и их послед­ствий, моей борь­бы с исла­мом и с жиз­нью вооб­ще я вдруг стал смот­реть на мир по-взрос­ло­му. Как гово­рит апо­стол Павел: «Когда я был мла­ден­цем, то по-мла­ден­че­ски гово­рил, по-мла­ден­че­ски мыс­лил, по-мла­ден­че­ски рас­суж­дал; а как стал мужем, то оста­вил мла­ден­че­ское» (1Кор.13:11). Мож­но ска­зать, я вырос из исла­ма, его обря­дов, зако­нов и идеи Бога. Чув­ство­вал, что вся струк­ту­ра и дис­ци­пли­на бес­смыс­лен­ны, если они не ведут к чему-то, но у меня пока не было раз­гад­ки, к чему они долж­ны привести.

– Рас­ска­жи­те, что про­ис­хо­ди­ло в вас и как вы обра­ти­лись ко Христу.

– Я пре­бы­вал в состо­я­нии неопре­де­лен­но­сти. Каза­лось, что духов­но был мертв, а лич­ная жизнь была пол­на нена­ви­сти и невы­ра­зи­мой зло­бы. Я не молил­ся очень дол­го и думал, что если нач­ну молить­ся, то какой в этом толк? Что я ска­жу? Как подой­ду к это­му делу? И есть ли Кто-нибудь, слу­ша­ю­щий меня?

Стал читать кни­ги по фило­со­фии, как я делал в дале­ком отро­че­стве, пыта­ясь най­ти хоть какой-нибудь смысл все­му и, может быть, само­му отве­тить на вопро­сы. И вот одна­жды уви­дел необыч­ный сон (надо ска­зать, что снам и виде­ни­ям дото­ле не при­да­вал ника­ко­го зна­че­ния). В том сне я почув­ство­вал при­сут­ствие Хри­ста. Я не видел Его, толь­ко чув­ство­вал, что Он рядом. Было так, слов­но Он хотел при­бли­зить меня к Себе, но я посто­ян­но Его оттал­ки­вал, отвер­гал Его – и затем услы­шал рыда­ние. Проснув­шись, не знал, что с этим делать. Не счи­тал себя духов­но опыт­ным, что­бы тол­ко­вать такие сны.

Пона­ча­лу не при­дал зна­че­ния это­му стран­но­му сну. Но, спу­стя какое-то вре­мя, гуляя по ули­це, я вдруг ни с того ни с сего стал повто­рять молит­ву Гос­под­ню. До это­го я не учил ее наизусть. Поз­же, нахо­дясь у себя дома, я физи­че­ски почув­ство­вал, что меня сдав­ли­ва­ет какая-то сила и тянет вниз. Я стал гром­ко пла­кать. Пал на коле­ни у края кро­ва­ти и закрыл лицо рука­ми. Тут что-то подей­ство­ва­ло на меня, и из гру­ди вырва­лись сло­ва: «Иисус Хри­стос, если Ты здесь, то помо­ги мне!»

Еще несколь­ки­ми меся­ца­ми поз­же уви­дел во сне апо­сто­ла Пав­ла. Павел шел в Дамаск, как было опи­са­но в Дея­ни­ях апо­сто­лов. И вдруг я уви­дел, как он пада­ет на зем­лю. Я посмот­рел ему в лицо, но вме­сто лица Пав­ла вдруг уви­дел свое! Тогда понял, что все это не может быть про­стым сов­па­де­ни­ем. Чув­ство­вал, надо что-то делать, хотя разум велел мне все взве­сить и прий­ти к раци­о­наль­но­му реше­нию. Одна­ко нечто внут­ри меня гово­ри­ло: ска­жи сво­е­му разу­му заткнуть­ся и хотя бы раз в жиз­ни послу­шай свое сердце!

– Рас­ска­жи­те теперь, как вы узна­ли о пра­во­слав­ном хри­сти­ан­стве и что при­ве­ло вас в Пра­во­сла­вие после более 20 лет пре­бы­ва­ния в рели­гии, враж­деб­ной христианству.

– После все­го пере­жи­то­го я все еще не знал, что делать. Не знал, куда подать­ся. Меня не инте­ре­со­ва­ла ни одна из тысяч хри­сти­ан­ских сект. Я не искал эмо­ци­о­наль­но­го воз­буж­де­ния, мне нуж­но было нечто реальное.

Пом­ню, с моей девуш­кой посе­ща­ли ярмар­ку шта­та, где мы живем (с тех пор она ста­ла моей женой и ред­ким при­ме­ром хри­сти­ан­ской люб­ви, тер­пе­ния, доб­ро­ты и пони­ма­ния). Мы оста­но­ви­лись рядом с хри­сти­ан­ским ларь­ком, где раз­да­ва­ли Биб­лию. Я подо­шел, рас­ска­зал о себе, и они дали мне экзем­пляр Биб­лии, пред­ло­жив так­же про­чи­тать «молит­ву греш­ни­ка». Люди каза­лись милы­ми, но что-то в них было не так. Внут­рен­ний голос ска­зал мне про­дол­жать поиски.

Читая Новый Завет, я стал инте­ре­со­вать­ся, сохра­ни­лась ли где-то исто­ри­че­ская Цер­ковь. Все хри­сти­ан­ские дено­ми­на­ции вокруг меня пре­тен­до­ва­ли на то, что­бы назы­вать­ся соб­ствен­но Цер­ко­вью. Имея опыт пре­бы­ва­ния в исла­ме, я ценил рели­ги­оз­ную тра­ди­цию и исто­ри­че­скую пре­ем­ствен­ность, но не видел это­го ни в одной дено­ми­на­ции. Като­ли­че­ская цер­ковь каза­лась един­ствен­ной цер­ко­вью, сохра­нив­шей связь с апо­сто­ла­ми и пер­вы­ми хри­сти­ан­ски­ми общи­на­ми. Одна­ко у меня по ряду вопро­сов было внут­рен­нее несо­гла­сие с католицизмом.

Как-то я набил в интер­нет-поис­ко­ви­ке сле­ду­ю­щие сло­ва: «древ­няя хри­сти­ан­ская Цер­ковь, пер­вые хри­сти­ане». Стал смот­реть резуль­та­ты, и мое вни­ма­ние при­влек сайт одной пра­во­слав­ной юрис­дик­ции. На сай­те была цита­та из кни­ги Дея­ний апо­сто­лов: «Целый год соби­ра­лись они в церк­ви и учи­ли нема­лое чис­ло людей, и уче­ни­ки в Антио­хии в пер­вый раз ста­ли назы­вать­ся хри­сти­а­на­ми» (Деян.11:26). Я нако­нец-то уви­дел связь меж­ду исто­ри­че­ской общи­ной веру­ю­щих во Хри­ста и кон­крет­ным местом. Был заин­три­го­ван и поже­лал узнать, во что веру­ет эта Цер­ковь, како­вы ее связь с пер­вы­ми хри­сти­а­на­ми и осо­бен­но­сти бого­слу­же­ния. Стал боль­ше читать о Пра­во­слав­ной Церк­ви, ее веро­уче­нии, обря­дах и исто­рии. Тогда ска­зал сам себе: «Вот каки­ми долж­ны быть хри­сти­ане!» И с тех пор неод­но­крат­но повто­рял: «Как жаль, что не узнал об этой Церк­ви мно­го лет назад».

Чем боль­ше я узна­вал, тем боль­ше все про­яс­ня­лось. Дол­жен ска­зать, что одно из уче­ний Пра­во­сла­вия, кото­рое меня реаль­но захва­ти­ло, – это уче­ние о тео­зи­се, то есть «обожении» чело­ве­ка по бла­го­да­ти. Оно ока­за­лось сре­до­то­чи­ем жиз­ни хри­сти­а­ни­на. Затем я свя­зал­ся со свя­щен­ни­ком мест­ной пра­во­слав­ной церк­ви, встре­тил­ся с ним и где-то через год стал оглашенным.

«Вера в Бога не может быть чисто интеллектуальной»

– Что же при­ве­ло вас в Пра­во­сла­вие в первую оче­редь: духов­ный опыт, свя­зан­ный с лич­но­стью Само­го Хри­ста, или еще и интел­лек­ту­аль­ный поиск?

– И то, и дру­гое. Но духов­ный опыт, несо­мнен­но, сыг­рал реша­ю­щую роль в моем обра­ще­нии в хри­сти­ан­ство, в отли­чие от мое­го обра­ще­ния в ислам в отрочестве.

Всю свою жизнь я при­вык все тща­тель­но обду­мы­вать и раци­о­на­ли­зи­ро­вать, это каса­ет­ся даже духов­ных вопро­сов, что может пагуб­но ска­зать­ся на ищу­щих Бога. Для меня это ока­за­лось явным пре­пят­стви­ем. Вера в Бога не может быть чисто интеллектуальной.

Одна­жды око­ло года назад, сидя дома, я всмат­ри­вал­ся в ико­ну Рас­пя­тия Гос­под­ня. Мой взор задер­жал­ся на поло­же­нии Его рук. Вдруг что-то как током уда­ри­ло меня: тело Его не выра­жа­ло боли и мук. То есть я ни в коем слу­чае не ума­ляю всю ужас­ную боль и стра­да­ние рас­пя­тия, но в эту мину­ту я уви­дел нечто пре­вы­ше это­го. Я уви­дел нечто пре­крас­ное – как буд­то Иисус гово­рил мне: «Я совер­шил это для тебя и для все­го мира, пото­му что люб­лю тебя и хочу, что­бы ты при­шел ко Мне и сле­до­вал за Мною». Это чув­ство про­сто сра­зи­ло меня. Подоб­ное я испы­ты­вал в дет­стве: быва­ло, уши­бешь­ся, и мать, услы­шав мой плач, спе­шит ко мне. Я вижу ее про­тя­ну­тые руки, она обни­ма­ет меня, и меня охва­ты­ва­ет чув­ство спо­кой­ствия, люб­ви и безопасности.

– Забыл спро­сить вас об этом рань­ше. Ислам отри­ца­ет Боже­ство Свя­то­го Духа, не так ли?

– Да, это так. Свя­той Дух упо­ми­на­ет­ся в Коране, но под­ра­зу­ме­ва­ет­ся архан­гел Гав­ри­ил. Ислам верит, что он и есть «Свя­той Дух».

– При­хо­ди­лось ли вам пре­одо­ле­вать себя, позна­вая основ­ные хри­сти­ан­ские дог­ма­ты, кото­рые отвер­га­ет ислам: о Пре­свя­той Тро­и­це, о еди­но­род­ном Сыне Божи­ем и Свя­том Духе как Лице Свя­той Троицы?

– Конеч­но, у меня была внут­рен­няя борь­ба. Огром­ная зада­ча сто­я­ла пере­до мной: пере­рож­де­ние – ума, души, все­го того, кем я был, и того, как я видел окру­жа­ю­щий мир. Ислам отвер­га­ет все, что для хри­сти­ан­ства счи­та­ет­ся фун­да­мен­таль­ным. Самый зна­чи­мый при­мер – это отри­ца­ние мусуль­ма­на­ми Боже­ства Хри­ста и Его рас­пя­тия. Даже фор­ма име­ни Иису­са, упо­треб­ля­е­мая в Коране, отли­ча­ет­ся от фор­мы, упо­треб­ляв­шей­ся ара­бо­языч­ны­ми хри­сти­а­на­ми на про­тя­же­нии веков до при­хо­да ислама.

Вопрос о том, кого мусуль­мане назы­ва­ют Хри­стом и Кого назы­ва­ют Хри­стом хри­сти­ане, может кому-то пока­зать­ся три­ви­аль­ным, но он очень важен. Пото­му что Иисус, кото­ро­го мы нахо­дим в исла­ме, и Тот, Кого мы зна­ем как Гос­по­да и Спа­си­те­ля Мира, – не одна и та же лич­ность. Теперь, когда я слы­шу от мусуль­ма­ни­на, что он тоже верит в Иису­са Хри­ста, отве­чаю ему: «Нет, ты не веришь». Есть толь­ко один Хри­стос, а не два Хри­ста – «ислам­ский» и «хри­сти­ан­ский». И если чело­век не при­ни­ма­ет Его и не веру­ет в Него – Тако­го, Какой Он в дей­стви­тель­но­сти есть, то он вовсе не веру­ет во Христа.

В пери­од внут­рен­ней борь­бы я понял, что чем боль­ше читаю, изу­чаю, участ­вую в Литур­гии и молюсь, тем боль­ше все про­яс­ня­ет­ся. Еще я понял, что Бог как Свя­тая Тро­и­ца есть тай­на, кото­рую нуж­но про­сто при­нять, пове­рить в нее и сле­до­вать Церкви.

Две кни­ги, кото­рые мне очень помог­ли, – это труд свя­то­го Афа­на­сия Вели­ко­го «О вопло­ще­нии» и «Точ­ное изло­же­ние пра­во­слав­ной веры» пре­по­доб­но­го Иоан­на Дамас­ки­на. В целом я узнал и – самое глав­ное – испы­тал, как пре­кра­сен, вели­че­стве­нен и кра­сив Бог – Нераз­дель­ная Троица.

– Это здо­ро­во! Мы под­хо­дим к кон­цу нашей бесе­ды. Рас­ска­жи­те нам теперь о сво­ем опы­те пра­во­слав­но­го бого­слу­же­ния и срав­ни­те его с опы­том ислам­ско­го богослужения.

– Спер­ва ска­жу, что невоз­мож­но пред­ста­вить, какой была моя пер­вая Литур­гия в хра­ме. Все мои чув­ства были задей­ство­ва­ны одно­вре­мен­но. Это было потря­са­ю­ще. Ощу­щал себя ребен­ком. В исла­ме я не испы­ты­вал ниче­го подоб­но­го. Не может быть ника­ко­го срав­не­ния. Я чув­ство­вал, что бого­слу­же­ние – вза­им­ное обще­ние людей и Бога: веру­ю­щие поют и сла­вят Твор­ца, а Он дей­ству­ет через людей.

Внеш­ние обря­ды в Пра­во­сла­вии, такие как покло­ны, совсем не ока­за­лись для меня стран­ны­ми. Но мне пона­до­би­лось вре­мя, что­бы при­вык­нуть к ико­нам. Я про­чи­тал «Сло­во в защи­ту свя­щен­ных изоб­ра­же­ний» пре­по­доб­но­го Иоан­на Дамас­ки­на. То, как он защи­ща­ет свя­тые ико­ны, так меня впе­чат­ли­ло, что с тех пор не ста­ло ника­ких сомне­ний по пово­ду ико­но­по­чи­та­ния. Это не про­сто про­из­ве­де­ния рели­ги­оз­но­го искус­ства – они явля­ют собой послед­ствие вопло­ще­ния Сло­ва Божия.

– Да, я тоже думаю, что это очень важ­ная кни­га. Рад, что вы чита­е­те ран­них отцов Церк­ви, а не толь­ко разъ­яс­не­ния пра­во­слав­ной веры. И послед­ний вопрос. Изме­ни­ла ли вас жизнь в Пра­во­сла­вии, и если да, то как?

– Да, она изме­ни­ла меня осно­ва­тель­но, и этот про­цесс про­дол­жа­ет­ся. Чув­ствую, что пока даже не начал пони­мать истин­ное зна­че­ние смер­ти, погре­бе­ния и вос­кре­се­ния со Хри­стом. Знаю, что глав­ное вни­ма­ние в жиз­ни долж­но быть посвя­ще­но умерщ­вле­нию преж­не­го («вет­хо­го») «я», мое­го преж­не­го мыш­ле­ния, взгля­да на жизнь, на само­го себя и ближ­них. Это чудес­ный про­цесс, пре­об­ра­жа­ю­щий и меня­ю­щий всю жизнь… Но и страш­ный одно­вре­мен­но. Ведь я кре­стил­ся во Хри­ста, и это слов­но бы пере­до мной поста­ви­ли зер­ка­ло. Теперь я дол­жен смот­реть на себя чест­но, со все­ми сво­и­ми гре­ха­ми и недо­стат­ка­ми. Бога не обма­нешь, и для того, что­бы иметь отно­ше­ния с Богом, нуж­но в первую оче­редь быть чест­ным с самим собой.

Пер­вый раз в жиз­ни я пони­маю, что такое насто­я­щая любовь. Гос­подь гово­рит: «Нет боль­ше той люб­ви, как если кто поло­жит душу свою за дру­зей сво­их» (Ин.15:13). Нет боль­ше той люб­ви, как если поло­жить свою жизнь: мужу – за свою жену, жене – за сво­е­го мужа, роди­те­лю – за сво­е­го ребен­ка… отверг­нуть себя и поло­жить свою жизнь ради дру­гих – это поис­ти­не Божие дело, и пер­вым это сде­лал для нас Гос­подь. Вот где насто­я­щая любовь. Пусть и я, и каж­дый из нас бла­го­да­тию Божи­ей пре­тво­рит ее в жизнь.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки