Непридуманные истории принятия христианства мусульманами

Непридуманные истории принятия христианства мусульманами

Максим Воробьев

Исто­рия мое­го обра­ще­ния очень слож­ная, тут никак не рас­ска­жешь… Отец ‒ «этни­че­ский мусуль­ма­нин», мать ‒ то же самое в отно­ше­нии хри­сти­ан­ства. И оба агно­сти­ки. Дай Бог им здо­ро­вья и обра­ще­ния к Истине.

Нача­лось с того, что мама мне, малень­ко­му, ска­за­ла, в ответ на какой-то мой вопрос: «Не может быть, что­бы чело­век про­изо­шел от обе­зья­ны. Обе­зья­на есть обе­зья­на, чело­ве­ком ей не стать. Зна­чит, чело­век сам появил­ся. Навер­ное, его Бог создал». Так нача­лось… А потом столь­ко все­го было… Так, что, обра­ще­ни­ем ко Хри­сту я в какой-то сте­пе­ни обя­зан Чарль­зу Дарвину.

Альфия Мещерова

Я роди­лась и вырос­ла в мусуль­ман­ской семье. Обе бабуш­ки чита­ли намаз и дер­жа­ли пост. Кре­сти­лась в 25 лет. При­шла ко Хри­сту в резуль­та­те дли­тель­ных поис­ков смыс­ла жизни.

Сна­ча­ла чита­ла фило­со­фов, потом про­чи­та­ла Коран, потом кучу буд­дий­ских тек­стов. А после чуда, кото­рое про­изо­шло по молит­ве бла­жен­ной Ксе­нии, ста­ла читать Еван­ге­лие. Имен­но в Еван­ге­лии ощу­ти­ла при­сут­ствие Божие, ста­ла ходить на служ­бы, но кре­стить­ся не реша­лась, думая, что пре­даю сво­их пред­ков. Потом было еще одно чудо от Бла­жен­ной Ксе­ньюш­ки, раз­ре­шив­шее мои сомне­ния, после кото­ро­го я и крестилась.

Дионисий

Я рос без отца. Он у меня осе­тин. Рос в татар­ской семье моск­ви­чей, кото­рые ста­ли тако­вы­ми после рас­ку­ла­чи­ва­ния в 20-ые годы. Моя семья, ска­жем так, «услов­но мусуль­ман­ская». До опре­де­лен­но­го воз­рас­та и я был таким «мусуль­ма­ни­ном». У меня была очень хоро­шая учи­тель­ни­ца музы­ки, рус­ская (Цар­ствие ей Небес­ное!). Она мне при­ви­ла чув­ство рус­ской куль­ту­ры и все вре­мя объ­яс­ня­ла о пра­во­слав­ных ее осно­вах. После шко­лы я посту­пил на фило­соф­ский факуль­тет, в том чис­ле и для того, что­бы разо­брать­ся в вопро­сах веры. Меня пора­зи­ли и Еван­ге­лие, и ран­не­хри­сти­ан­ская фило­со­фия. Досто­ев­ский так­же ока­зал вли­я­ние. Но ска­зать, что выбор моей веры ‒ исклю­чи­тель­но плод фило­соф­ских иска­ний, зна­чит соврать! Когда вызре­ли опре­де­лен­ные пред­по­сыл­ки созна­ния, тяга при­нять Пра­во­сла­вие, моя жизнь ста­ла вся­че­ски ослож­нять­ся. Ска­жем так, в резуль­та­те опре­де­лен­ных собы­тий я дошел до руч­ки в пря­мом и пере­нос­ном смыс­ле! Тогда я и кре­стил­ся с наре­че­ни­ем име­ни Дио­ни­сий (по пас­пор­ту я Денис, при рож­де­нии, читая азан, меня назва­ли Динис­лам, что зна­чит «веру­ю­щий в ислам»). Несмот­ря на при­сут­ствие во мне раз­ных кро­вей, все­гда счи­тал и счи­таю себя татарином.

Я, конеч­но, дале­ко не хри­сти­а­нин. Ред­ко испо­ве­ду­юсь, при­ча­ща­юсь, но счи­таю, что при­ня­тие Пра­во­сла­вия обо­га­ти­ло, рас­ши­ри­ло мой мир. Вот уже и маме (ани­кей­ке) рас­ска­зы­ваю про Еван­ге­лие ‒ и ей нра­вит­ся очень.

Элина

Я кре­сти­лась в 21 год, при­чем вопрос сто­ял тра­ги­че­ски про­сто: или кре­ще­ние, или смерть (суи­цид).

Сколь­ко себя пом­ню трез­во­мыс­ля­щей ‒ я иска­ла Исти­ну… инту­и­тив­но пред­по­ла­гая, что Она долж­на быть такая, како­вым ничто в этом миро­зда­нии не явля­ет­ся и Она обя­за­тель­но долж­на быть Живой, дей­ству­ю­щей, насто­я­щей… по сути я иска­ла Бога, но еще не зна­ла, что имен­но Его ищу. Поэто­му иска­ла Исти­ну. Вез­де и во всем.

Я вырос­ла в мусуль­ман­ской семье, соот­вет­ствен­но, искать нача­ла отту­да – из основ Исла­ма, чест­но чита­ла Коран, исто­рию жиз­ни Мухам­ме­да, его поис­ки, его «откро­ве­ния»… Сра­зу оттолк­ну­ли две вещи: кровь (он зани­мал­ся заво­е­ва­тель­ны­ми похо­да­ми, при чем сра­зу после посе­щав­ших его откро­ве­ний) и при­пад­ки Мухам­ме­да, когда при­хо­дил т. н. Джиб­рил (ангел типа) и Мухам­мед после это­го выжа­тый как лимон при­хо­дил в себя несколь­ко дней. Ну, и конеч­но, самое глав­ное ‒ Аллах созда­тель зла. Жиз­ни я не нашла ни в кни­гах, ни в мече­ти, ни в молит­вах. к тому же суры Кора­на пред­став­ля­ет собой какой-то невра­зу­ми­тель­ный бред – основ­ная идея: соблю­дай закон – будет тебя сча­стье. Мои внут­рен­ние иска­ния это никак не удо­вле­тво­ря­ло, я чув­ство­ва­ла, что чело­век нуж­да­ет­ся в боль­шем, чем закон. И резуль­тат пра­вед­ной жиз­ни ‒ рай, в кото­ром муж­чи­ну встре­тят 72 гурии-дев­ствен­ни­цы, а жен­щи­на смо­жет выбрать себе понра­вив­ше­го­ся мужа… ради это­го сто­ит про­жить жизнь?

Даль­ше – боль­ше: буд­дизм, дао-цзин, оккуль­тизм, афри­кан­ские рели­гии, экс­тра­сен­со­ри­ка, чер­ная магия, сата­низм… Тра­ге­дия была в том, что я не лег­ким каса­ни­ем это все изу­ча­ла, а мето­дом погру­же­ния. Через несколь­ко лет тако­го дур­ма­на душа ста­ла как в тяже­лом нар­ко­ти­че­ском опья­не­нии… а Исти­на все никак не нахо­ди­лась. Это был самый страш­ный пери­од мой жиз­ни: ко мне цеп­ля­лась вся нечисть – кол­ду­ны, экс­тра­сен­сы – они меня про­сто вычле­ня­ли в тол­пе мгно­вен­но, пото­му что я была такая же как они, на их волне жила.

Но был и поло­жи­тель­ный момент – вся­кий раз, когда при мне кто-либо гово­рил «Бог», я уже зна­ла, что имя Ему – Иисус Хри­стос. Но как мисти­че­ски одур­ма­нен­ная – я смот­ре­ла на Него как бы с дру­гой сто­ро­ны бар­ри­кад… Я была Его вра­гом, что-ли…. Моя подру­га-като­лич­ка, дол­го води­ла меня в костел… Там было все: радость, душев­ность, сер­деч­ность, улыб­ки, уча­стие, сочув­ствие… т.е. мно­го, мно­го луч­ше­го чело­ве­че­ско­го. Но само­го глав­но­го там не было – Духа. А мне был нужен дух. Пра­во­сла­вие тогда всем моим окру­же­ни­ем высме­и­ва­лось как мещан­ство. Конеч­но, такая жизнь при­ве­ла к пол­ной уста­ло­сти, без­на­деж­но­сти и все­лен­ско­му оди­но­че­ству. Я при­ня­ла для себя роко­вое реше­ние – может исти­на и есть Бог, но не для меня. А зна­чит ‒ жизнь бес­смыс­лен­на. Я хоро­шо пом­ню эти дни – я ходи­ла по ули­цам и не пони­ма­ла, поче­му цве­та ста­ли такие яркие, кон­ту­ры такие чет­кие, все дышит пол­но­той, жиз­нью, смыс­лом, я как-то не заме­ча­ла это­го рань­ше…. И я поня­ла, что про­ща­юсь со всем этим миром. Тихо, без амби­ций и исте­рик – про­сто про­ща­юсь. Уже не боль­но, не стыд­но, и не страш­но. Спо­соб уйти из жиз­ни, тоже уже был придуман.

И вот тут (Бог вме­шал­ся в мою жизнь совер­шен­но явно), очну­лась от помра­че­ния моя душа, быст­рень­ко сооб­ра­зи­ла, что я ее пря­ми­ком в ад соби­ра­юсь отпра­вить и пово­лок­ла меня, пло­хо сооб­ра­жа­ю­щую, кре­стить­ся в пер­вый же попав­ший­ся пра­во­слав­ный храм. При­шла туда, спра­ши­ваю: Кре­стит? – Кре­стим. Я купи­ла кре­стик и пошла кре­стить­ся. Как во сне! Имя у меня было Эли­на. Батюш­ка начал кре­стить, спра­ши­ва­ет – как имя. Я гово­рю Эли­на, а ему послы­ша­лось – Ири­на. Так и кре­стил меня, с оши­боч­ным наре­че­ни­ем име­ни. Мне потом ска­за­ли – это Бог тебя так назвал.

После кре­ще­ния суи­ци­даль­ные мыс­ли как вет­ром сду­ло, даже вос­по­ми­на­ний не оста­лось. Но до веры было еще очень дале­ко. Потом Опти­на пустынь. Живой Бог кос­нул­ся моей души, и я вопи­ла и пла­ка­ла в лико­ва­нии ‒ Нашла!!!Нашла!!! Я Тебя нашла!!! Вот же Ты, и Ты прав­да живой, насто­я­щий! Имен­но так я Его тогда ощу­ща­ла. А потом Еван­ге­лие – «Люби­те вра­гов ваших, моли­тесь за нена­ви­дя­щих вас, бла­го­слов­ля­е­те про­кли­на­ю­щих вас»… Это­го точ­но не было нигде в миро­зда­нии, ни в одной рели­гии мира. Это была новиз­на Исти­ны. Толь­ко Исти­на может так гово­рить… «Се тво­рю все новое!»

Азамат Курмашев

Крат­ко опи­шу о пере­хо­де вооб­ще в Христианство.

Очень силь­но повли­я­ли сло­ва Бога-Отца: «Сей есть Сын Мой воз­люб­лен­ный, в Кото­ром Моё бла­го­во­ле­ние. ТОГО ПОСЛУШАЙТЕ.»

Толь­ко после это­го я стал слу­шать сло­ва Мес­сии. Это было в 1999 году в Алма­ты. Пом­ню, как сидел и читал Новый Завет.

У меня было три важ­ных момента:

  • 1) потря­се­ние от Лика Рас­пя­то­го в Риме. Пока­ял­ся в себе.
  • 2) сло­ва Бога-Отца о Сыне в Новом Заве­те. Про­изо­шла пере­оцен­ка ценностей.
  • 3) чте­ние Кора­на и хади­сов, кото­рые окон­ча­тель­но отторг­ну­ли меня из исла­ма. Твёр­до решил креститься.
  • Опус­каю мисти­че­ские эле­мен­ты, кото­рые тоже были. Пере­ход был мед­лен­ным и сознательным.

История православного христианина, который был на пути к принятию ислама, но Бог по своей любви и милости cпас его от погибели

По прось­бе авто­ра пуб­ли­ку­ет­ся анонимно

Мне 18 лет. Я все­гда верил в Бога и с само­го дет­ства уже ста­рал­ся как-то молить­ся, и Бог все­гда отве­чал на мои молит­вы, испол­няя то, что я про­сил, види­мо по дет­ской искрен­ней молит­ве. Я воз­рас­тал и насту­пил пери­од, когда я стал зада­вать­ся вопро­са­ми: а поче­му, соб­ствен­но, вот так в пра­во­сла­вии, а не вот так? Пер­вое сомне­ние в вере было в пер­вой поезд­ке в Изра­иль. Я ходил по хра­мам и молил­ся свя­тым, в тот момент я еще даже не до кон­ца осо­зна­вал, поче­му молят­ся свя­тым, я не знал тогда, что есть Цер­ковь Небес­ная и Цер­ковь Зем­ная, кото­рая есть Еди­ное Целое: «…дабы не было раз­де­ле­ния в теле, а все чле­ны оди­на­ко­во забо­ти­лись друг о дру­ге. Посе­му, стра­да­ет ли один член, стра­да­ют с ним все чле­ны; сла­вит­ся ли один член, с ним раду­ют­ся все чле­ны» (1 Кор. 12:25–26). И меня мысль осе­ни­ла: а так поче­му я свя­тым-то молюсь, а про Хри­ста забыл? Поче­му я молюсь свя­тым, но не молюсь Гос­по­ду? И стал молить­ся Хри­сту и какое-то внут­ренне про­ти­во­ре­чие появи­лось, я стал мусо­лить эту тему в голо­ве… и когда в послед­ний день палом­ни­че­ства мы по хри­сти­ан­ской тра­ди­ции совер­ша­ли «крест­ный ход по сто­пам Хри­ста» ‒ как Хри­стос нес свой крест. Все шли и пели вос­хва­ляя Бога, а я шел и чув­ство­вал в сво­ей душе неимо­вер­ное тер­за­ние, мне хоте­лось рыдать и кри­чать, так как я стал сомне­вать­ся в сво­ей вере, и я стал про­сить Бога дать хотя бы знак неболь­шой, но ниче­го не про­ис­хо­ди­ло… Толь­ко сей­час я пони­маю, что даже через скор­би Гос­подь дару­ет Свои Бла­га, и это­му долж­но было сбыть­ся. Когда я обрат­но летел на само­ле­те, я молит­во­сло­вом про­сто закры­вал­ся в молит­ве и пла­кал, так как испы­ты­вал вели­кое муче­ние от мыс­лей мало­ве­рия, т.к. основ­ные устои, кото­рые руко­во­ди­лись в моей жиз­ни ‒ они пошатнулись.

Бог все­гда про­яв­лял мне Себя в чуде­сах. Напри­мер, я хро­мал две неде­ли, нога так силь­но ныла, что я не мог встать на пря­мую ногу, я встал с верою, и взмо­лил свя­то­го Пан­те­ле­и­мо­на, что­бы Он попро­сил Бога даро­вать мне исце­ле­ние (попро­сил свя­то­го помо­лить­ся за меня на Небе­сах). И это было чудо… я исце­лил­ся и встал на пря­мую ногу в СИЮ ЖЕ МИНУТУ. Сла­ва Богу за все… Из ком­на­ты я уже вышел на пря­мой ноге.

Потом Бог про­явил мне себя во вто­рой поезд­ке в Изра­иль. Я сто­ял на испо­ве­ди в Иеру­са­ли­ме… и про­сил Бога дать мне ответ на один вопрос, но боял­ся услы­шать ответ, так как мы люди все­гда боим­ся прав­ды и пере­мен, если свет про­льет­ся на тьму, то мы сра­зу боим­ся услы­шать то, чего мы не ожи­да­ли. И в ито­ге, решил­ся перед тем как под­хо­дить к свя­щен­ни­ку, и ска­зал в сво­ей душе Гос­по­ду: «Гос­подь. Ты видишь глу­би­ны моей души. Я боюсь узнать прав­ду и спро­сить. Но пусть будет на все Твоя воля Божия, а не моя». И, о чудо! после испо­ве­ди свя­щен­ник, ниче­го меня не спра­ши­вая, сам завел эту тему, отве­тил на мой вопрос и дал настав­ле­ния ХОТЯ Я ВООБЩЕ ЕМУ НИЧЕГО ПРО ЭТО НЕ ГОВОРИЛ… А тема была очень тон­кой и каса­лась лич­но меня. Был в Виф­ле­е­ме, в Пале­стине, почти, мож­но ска­зать, из оте­ля я слы­шал азан по вече­рам. И меня заин­те­ре­со­вал ислам. Точ­нее, заин­те­ре­со­вал ислам дав­но еще… я все­гда молил­ся дома, когда у меня спра­ва от икон сто­ял шкаф с кни­га­ми, а так как в моей семье есть чело­век, кото­рый учил­ся на рели­гио­ве­да, в шка­фу сто­ял Коран. И я боял­ся его про­чи­тать, мне каза­лось это неимо­вер­ным гре­хом и отступ­ле­ни­ем от сво­ей веры, тем-более моя вера уже сто­я­ла не креп­ко. Но поз­же я услы­шал по пра­во­слав­но­му кана­лу «Союз», как один из свя­щен­ни­ков, ска­зал, что страш­но­го ниче­го нету в чте­нии Кора­на, и если бы он жил на тер­ри­то­рии мусуль­ман, то он обя­за­тель­но изу­чил бы их куль­ту­ру и рели­гию. И я решил­ся открыть его однажды…

Пере­вод Крач­ков­ско­го не самый удач­ный вари­ант, точ­нее, этот вари­ант боль­ше дослов­ный, и поэто­му мно­гие момен­ты были для меня непо­нят­ны. Я про­сто про­дол­жал читать отрыв­ка­ми, и меня так это ста­ло инте­ре­со­вать, что на уче­бе все­гда сидел и читал ислам­скую лите­ра­ту­ру вме­сто уро­ков, так как я хотел доко­пать­ся до исти­ны. Я стал после уче­бы посе­щать биб­лио­те­ки, стал поку­пать ислам­скую лите­ра­ту­ру… Я стал учить араб­ский язык, шло вре­мя, и вот, прак­ти­че­ски, Аль-Фати­ха уже была выуче­на. В интер­не­те я «заку­сил­ся» с мусуль­ман­кой одной, ока­за­лось, что она быв­шая хри­сти­ан­ка… рус­ская… и мы раз­го­во­ри­лись, и она мне откры­ла свет на ислам. Я общал­ся с ней боль­ше всех, и вкон­так­те спи­сы­ва­лись каж­дый день, она дала мне силь­ней­ший дава­ат (про­по­ведь) с ее сест­рой. Поз­же она уда­ли­лась из кон­так­та, ибо вышла замуж. И дала мне стра­нич­ку одно­го рус­ско­го мусли­ма. Для него был авто­ри­те­том воров­ской закон, он зани­мал­ся в про­шлом гра­бе­жа­ми, воров­ством, мошен­ни­че­ством, пере­пи­сы­ва­ни­ем квар­тир бабу­шек и деду­шек на себя и т.д., и поехал летом в Чеч­ню «побла­то­вать». И тут его посе­ща­ет какое-то чув­ство неопи­су­е­мое ПРИНЯТЬ ИСЛАМ. Хотя он до это­го вооб­ще рели­гию эту не изу­чал и боль­ше двух стра­ниц даже не читал об исла­ме. При­ни­ма­ет ислам и изме­ня­ет свою жизнь пол­но­стью, бро­са­ет пить и курить, и мно­гое дру­гое… и сей­час учит­ся в Каи­ре уже, так вот… когда он был еще в Рос­сии, он мне кидал видео Хали­да Яси­на и Юши Эван­са, после про­смот­ра кото­рых я еще более убеж­дал­ся в право­те Ислама.

Наста­ло лето… И я стал изу­чать ислам все более и более …И мы летом с моим луч­шим дру­гом (с кото­рым мы с дет­ства дру­жим) ста­ли рас­суж­дать, я ему рас­ска­зы­вал все, что я узна­вал новое об исла­ме. И каж­дый день я гово­рил об исла­ме. Мы рас­суж­да­ли и дела­ли выво­ды. В сере­дине лета мне друг ска­зал: выхо­дит, ислам – это исти­на. И я его под­дер­жал. Меня удер­жи­ва­ли толь­ко веру­ю­щие роди­те­ли (пра­во­слав­ные), кото­рые что-то подо­зре­ва­ли, но не до кон­ца. Им ста­но­ви­лось стран­но, что я изу­чаю ислам. Рань­ше я мог ходить и слу­шать лек­ции с теле­фо­на пра­во­слав­ных уче­ных, теперь же я ходил и слу­шал лек­ции шей­хов. Я так хотел быть мусуль­ма­ни­ном, что даже зави­до­вал мусуль­ма­нам. Я думал: как мусуль­мане молят­ся по 5 минут 5 раз в день? Неуже­ли им не стыд­но, зная исти­ну, молить­ся столь­ко? Я думал все­гда, что если ста­ну мусуль­ма­ни­ном, то буду выдер­жи­вать не 5 минут, а от 30 минут – 1–2 часов молит­вы. Вот такое было стремление.

Под сере­ди­ну-конец лета я стал рас­про­стра­нять весть об исла­ме всем дру­зьям, кото­рым толь­ко мож­но, и люди ста­ли при­слу­ши­вать­ся. Я хотел рас­ска­зать об исла­ме каж­до­му… Вы навер­ня­ка зна­е­те это чув­ство, когда Вы узна­е­те что-то новое, Вам охо­та поде­лить­ся этой радо­стью с каж­дым чело­ве­ком, кото­ро­го Вы зна­е­те… И я одна­жды ночью смот­рел фильм о про­ро­ке Мухам­ма­де… Фильм смот­рел до 5 утра… Я пла­кал на момен­тах и пора­жал­ся стой­ко­стью веры Его Спо­движ­ни­ков, я не мог удер­жи­вать в себе то, что я узнал, и решил при­нять тай­но ислам, и тай­но про­дер­жать Рама­дан (неде­ля оста­ва­лась до нача­ла, при­мер­но). И в это же утро мама про­сы­па­ет­ся и гово­рит: «Сын! Мне при­снил­ся страш­ный сон под утро. Что Ты поте­рял­ся, и я бегу ищу Тебя, а Тебя нигде нету. И голос свы­ше гово­рит: это пото­му, что он изу­чал ислам». Я отмах­нул­ся в сво­ем уме, но маме ниче­го не ска­зал. И поду­мал, что это шай­тан решил сбить меня с пути. Но на сле­ду­ю­щее утро я еще более пора­зил­ся. Маме сно­ва при­снил­ся страш­ный сон. Толь­ко еще силь­нее… при­снил­ся ее покой­ный папа (мой дедуш­ка) кото­рый звал ее к себе. А она не хоте­ла. Он гово­рил ей: «Пошли ко мне!», но мама отве­ча­ла: «Я не хочу идти к Тебе!». А Он Ей отве­тил: «А твой сын уже прак­ти­че­ски со мной!». И когда я об этом услы­шал, я испу­гал­ся еще силь­нее и боял­ся… и это было основ­ным толч­ком к изу­че­нию хри­сти­ан­ства. Я думал: если ислам исти­на, то зачем Бог попус­ка­ет это? Что­бы укре­пить меня в вере?

А вдруг он пока­зы­ва­ет мне исти­ну и обе­ре­га­ет от лжи? С того вре­ме­ни я стал копать­ся еще глуб­же, я стал изу­чать парал­лель­но не толь­ко ислам, но ипра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство. Я понял, что надо изу­чить эти две веры и еще раз все взве­сить и срав­нить… Как ока­за­лось, потом, я прак­ти­че­ски (к мое­му удив­ле­нию) ниче­го не знал о Пра­во­слав­ной вере. У меня было при­ми­тив­ное пред­став­ле­ние о пра­во­сла­вии с точ­ки зре­ния исла­ма. Я думал, что пра­во­слав­ные покло­ня­ют­ся мерт­вым, мощам, свя­тым НАРАВНЕ С БОГОМ, ста­вят свеч­ки без­дум­но, и зани­ма­ют­ся про­чим мно­го­бо­жи­ем. К мое­му удив­ле­нию, когда я стал изу­чать, я стал пони­мать, что то пра­во­сла­вие, кото­рое быту­ет в наро­де, отли­ча­ет­ся от насто­я­ще­го пра­во­слав­но­го веро­уче­ния. Свя­тые – это лишь со-молит­вен­ни­ки, такие-же как и наши близ­кие, све­ча – это лишь сим­вол жерт­вы, и т.д. Но вер­нем­ся к тому вре­ме­ни, когда я был в сомне­нии… Я думал: сколь­ко я знаю раз­об­ла­че­ния хри­сти­ан­ства, как я вооб­ще сей­час отой­ду от исла­ма?! Нере­аль­но знать столь­ко исти­ны, отвер­нуть­ся от нее! (как ока­за­лось даже подоб­ные мусуль­ман­ские дово­ды, что яко­бы Хри­ста сде­ла­ли Богом в 325 году на Никей­ском собо­ре, ока­за­лось вымыслом).

Вско­ре я наткнул­ся на груп­пу «Хри­сти­ан­ство и Ислам все точ­ки над i» и понял, что боль­шин­ство того, что я слы­шал от мусли­мов – это мифы неутвер­жден­ные, и рас­счи­та­ны на без­гра­мот­ных людей, кото­рые не зна­ют о пра­во­сла­вии ниче­го… Сколь­ко мифов было о том, что яко­бы зна­ме­ни­то­сти при­ни­ма­ют ислам, типа Мэла Гиб­со­на, Жак Ив Кусто и т.д. Это ока­за­лось сплош­ной боль­шой неправ­дой… Но зачем? Пом­нит­ся, как боль­шин­ство мусли­мов хва­лят­ся тем, что свя­щен­ни­ки при­ни­ма­ют ислам и мир, хотя дело не в том, что их веру при­ни­ма­ют тол­па­ми, а боль­ше из-за демо­гра­фи­че­ских при­чин. Хотя, впро­чем, даже если ислам будет рас­про­стра­нять­ся даль­ше, то мы (истин­ные после­до­ва­те­ли Хри­ста Пра­во­слав­ные) пом­ним про­ро­че­ство, что вера умень­шит­ся сре­ди людей, и когда Хри­стос при­дет на зем­лю, то най­дет ли веру на земле?

Быва­ло во вре­ме­на, когда я даль­ше изу­чал рели­гии, сны сни­лись раз­ные… сни­лось мне два раза такой сон: я сижу в ком­на­те. И тут гля­жу в окно, и Хри­стос с небес спус­ка­ет­ся (ока­зы­ва­ет­ся так дол­жен прий­ти Мес­сия во вто­рой раз судить мир, я потом узнал) и я такой думаю: «О… конец све­та… Хри­стос при­шел, а я еще не успел покаяться…»И такой сон вто­рой раз еще снил­ся поз­же… Потом снил­ся сон, что меня ведут в огонь… я не вижу его, но вижу под нога­ми отра­же­ние язы­ков пла­ме­ни. И я пре­крас­но пони­маю, что это ад… И мы оста­но­ви­лись око­ло ада и до меня доно­сил­ся огром­ный жар и кри­ки. Такое ощу­ще­ние было, что меня в дей­стви­тель­но­сти жарил огонь в реаль­но­сти… И я такой поду­мал еще: «Ниче­го себе. Если мы еще не вошли в него, и тут так жар­ко то как же жар­ко там, внут­ри…» И я тогда поду­мал во сне: «Я бы сде­лал все, что­бы не попасть туда»… Ибо было страш­но даже от одних кри­ков, кото­рые изда­ва­лись отту­да… И тут голос свы­ше мне гово­рит: «Там горят мусуль­мане». И я со стра­хом во сне стал молить­ся Хри­сту, и язы­ки пла­ме­ни ада про­па­ли, и я ока­зал­ся в дру­гом месте. Были, конеч­но, и дру­гие сны: сон снил­ся с про­ро­ком Мухам­ма­дом. Я одна­жды гово­рил о том, что нрав­ствен­ность Хри­ста боль­ше, чем нрав­ствен­ность Мухам­ма­да. И поз­же мне при­снил­ся сон. Я вижу какую-то кни­гу в чьих-то руках на араб­ском, это были хади­сы… И я слы­шу в сво­ем созна­нии: посмот­ри толь­ко на его жизнь и срав­ни его пове­де­ние с пове­де­ни­ем совре­мен­но­го чело­ве­ка. Если бы каж­дый чело­век так посту­пал, как он…И я такой думаю: дей­стви­тель­но. Если бы совре­мен­ные люди посту­па­ли как он, и то это ред­кость боль­шая… сон прервался…

А еще забыл о чуде одном ска­зать. Я одна­жды устал изу­чать рели­гии и уже взмо­лил Все­выш­не­го пока­зать мне исти­ну… Я ска­зал Ему, что­бы Он наста­вил меня на исти­ну… Так как я устал. Пусть это будет хоть какой метод, но пусть он будет, и тут через минут 10 после молит­вы, у меня ста­ло садить­ся зрение.

Хотя все­гда и сей­час хоро­шее… И тут появ­ля­ет­ся какой-то узор перед зре­ни­ем и поз­же обре­та­ет фор­му полу­ме­ся­ца, как буд­то из хру­ста­ли­ков каких-то. Я пуга­юсь и не знаю, что делать. Зво­ню это­му дру­гу луч­ше­му, он не зна­ет тоже что делать. Я беру через минут 20 молить­ся, и про­шу Бого­ро­ди­цу помо­лить­ся за меня перед Богом (сде­лать дуа за меня так­же, как бра­тья-мусуль­мане про­сят дру­гих бра­тьев), так как Она наша Заступ­ни­ца перед Богом (в пра­во­слав­ном веро­уче­нии). И в пер­вые 5 минут после молит­вы этот узор про­па­да­ет, и я раду­юсь… Но это еще не все… весь день у меня в тот день до само­го вече­ра боле­ла жут­ко голо­ва… Вис­ки жало… Хотя голов­ны­ми боля­ми тоже не стра­даю… И роди­те­ли уже не зна­ли, что делать… К вече­ру голо­ва про­шла… Я лежал до вече­ра и молил­ся что­бы исце­лил меня Бог. С тех пор я боюсь вооб­ще что-то про­сить… С одной сто­ро­ны, мусуль­мане бы тут ска­за­ли так, что Гос­подь пока­зал исти­ну (с помо­щью полу­ме­ся­ца, хотя, вооб­ще, это не сим­вол исла­ма, а ново­вве­де­ние), а я отверг и под­верг­ся яко­бы мно­го­бо­жию, и поэто­му сим­вол исчез, и у меня ста­ла болеть голо­ва в нака­за­ние. Пра­во­слав­ный чело­век ска­жет по-дру­го­му, что полу­ме­сяц появил­ся, и по молит­вам Бого­ро­ди­цы изба­вил меня Гос­подь от это­го, пока­зав Свою Силу, где исти­на, а голо­ва боле­ла, что­бы я боль­ше не иску­шал Гос­по­да своего.

Но я знаю, что не зря Гос­подь попу­стил эту исто­рию всю, т.к. я укре­пил­ся в вере и теперь при­шел к вере созна­тель­но, теперь я могу раз­ли­чить еди­но­бо­жие от «народ­но­го мно­го­бо­жия». Боль­ше стал при­слу­ши­вать­ся к древним свя­тым отцам Церк­ви, неже­ли к слу­хам «сре­ди наро­да» и «сре­ди свя­щен­ства». Да-да… Порой и такое быва­ет. Я стал более серьез­ней к это­му все­му отно­сить­ся. И еще мно­го раз­ных плюсов…

Про­шло мно­го вре­ме­ни, я изу­чал хри­сти­ан­скую апо­ло­ге­ти­ку, я изу­чал ислам, хади­сы, Коран. Я изу­чал кни­ги раз­ных шей­хов, а так­же быв­ших свя­щен­ни­ков (таких как Али Вяче­слав Поло­син), пара­лель­но я изу­чал пра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство. И теперь я делаю при­зыв уже сам… ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ИЗУЧАЮТ ИСЛАМ! Не будь­те таки­ми быст­ры­ми, вни­ма­тель­нее рас­смот­ри­те веро­уче­ния двух рели­гий! Будь­те бди­тель­ны! Не верь­те на сло­во кле­ве­те, кото­рую рас­про­стра­ня­ют на хри­сти­ан­ство! Мно­гие тол­ку­ют Биб­лию как хотят, назы­вая наше­го апо­сто­ла Пав­ла лжеа­по­сто­лом, берут одно, что им угод­но из Св. Писа­ния, а дру­гое скры­ва­ют. При­кры­ва­ют­ся лжи­вым и апо­к­ро­фич­ным (сред­не­ве­ко­вой под­дел­кой) Еван­ге­ли­ем от Вар­на­вы, мно­гие лгут о том, что яко­бы Хри­ста сде­ла­ли Богом в 325 году на Никей­ском собо­ре, мно­гие лгут о том, что мы пра­во­слав­ные наравне с Богом покло­ня­ем­ся свя­тым! Лгут на то, что мы наравне с Богом покло­ня­ем­ся мощам! Лгут, что яко­бы хри­сти­ан­ство име­ет язы­че­ские кор­ни! Лгут, что апо­сто­лы не покло­ня­лись Хри­сту как Богу, лгут, что мы, яко­бы, верим, что Бог состо­ит из трех частей, или, яко­бы, мы верим в трех богов, лгут, что, яко­бы, было раз­ре­ше­но мно­го­жен­ство Гос­по­дом в Биб­лии, лгут, что Хри­стос не был Богом, утвер­ждая то, что, яко­бы, Он не гово­рил: «Я Бог покло­няй­тесь мне», лгут, что Биб­лия пол­на пор­но­гра­фии и непри­стой­но­сти! Лгут, что Кидар, Фаран и Фемай­ская зем­ля име­ет место быть к про­ро­че­ству Мухам­ма­да. Лгут, что хри­сти­а­нам запре­ще­но есть сви­ни­ну, ссы­ла­ясь на закон наро­ду Изра­и­ля и ссы­ла­ясь, яко­бы, на то, что Хри­стос уста­но­вил, что надо, яко­бы, соблю­дать закон Мои­сея. Лгут, что Биб­лия иска­же­на, а Коран остал­ся неиз­мен­ным! Лгут, что Биб­лия не име­ет уче­ния о Боже­ствен­но­сти Иису­са Хри­ста, лгут, что Мухам­мад явля­ет­ся уте­ши­те­лем, о кото­ром Гово­рил Хри­стос! Лгут, что Биб­лия запре­ща­ет почи­тать свя­тых, обви­няя нас в покло­не­нии им! Лгут, что Хри­стос не был рас­пят! Лгут, что Хри­стос при­шел толь­ко к Овцам Изра­и­ля! Лгут, что Мои­сей про­ро­че­ство­вал о Мухаммаде!

Я не гово­рю о всех мусуль­ма­нах, я гово­рю о тех, кто скры­ва­ет исти­ну, или доб­ро­воль­но отво­ра­чи­ва­ет­ся от нее, ста­ра­ясь ули­чить нас, хри­сти­ан во всем этом! Может, они это дела­ют по неве­де­нию, может, они это дела­ют не по зло­бе… Может… Но это не оправ­ды­ва­ет ложь на Исти­ну… И я искренне желаю всем стать на пря­мой Путь Гос­по­да Наше­го Иису­са Христа.

Руслан Мамедов

р. Б. Ростислав

Гос­подь при­вел меня к Нему в 19 лет. до это­го вре­ме­ни я счи­тал себя мусуль­ма­ни­ном и гово­рил всем вокруг об этом, но затем в моей жиз­ни про­изо­шло собы­тие (не имею пра­ва рас­ска­зы­вать о нем) и Гос­подь пока­зал мне что Он есть и что Он имен­но Хри­стос Спа­си­тель ‒ с того само­го как сей­час пом­ню лета я начал воцер­ков­лять­ся. Сла­ва Богу, я сей­час цер­ков­но­слу­жи­тель ‒ поно­марь, бла­го­слов­лен­ный мит­ро­по­ли­том, у меня самая насто­я­щая малая Цер­ковь Хри­сто­ва, я счаст­ли­вый чело­век. Сла­ва Хри­сту Богу за все во веки веков! Аминь!

Андрей Эсторский

Здрав­ствуй­те! Хоте­лось бы рас­ска­зать о при­ня­тии моей женой христианства.

Поже­ни­лись мы в далё­ком 1993 году. Я вос­пи­ты­вал­ся в духе «сов­де­по­в­ско­го интер­на­ци­о­на­лиз­ма» и толе­рант­но­го отно­ше­ния к рели­ги­ям. На тот момент моя жена Рим­ма была мусуль­ман­кой, чита­ла Коран (на татар­ском), моли­лась (прав­да не 5 раз в день) как её научи­ла бабуш­ка (неней­ка). Сест­ра её Алия как, впро­чем, и роди­те­ли не отли­ча­лись осо­бой рели­ги­оз­но­стью, но на мусуль­ман­ские празд­ни­ки, кото­рые в то вре­мя ста­ли рекла­ми­ро­вать­ся, они все­гда езди­ли в мечеть. Да и неней­ка её (когда была жива), пери­о­ди­че­ски езди­ла в мечеть. Одно вре­мя бабуш­ка, хоте­ла, что­бы над нами совер­ши­ли никях (мусуль­ман­ский обряд бра­ко­со­че­та­ния). Но мул­ла отка­зал в тай­ной её прось­бе, узнав, что я кре­щён.

Лич­но я осо­бым хри­сти­ан­ским рве­ни­ем не отли­чал­ся, делал кое-как пер­вые шаги в вере (хотя кре­щён был в ещё более далё­ком 1985 году на Украине).

Родил­ся сын, но мы не торо­пи­лись его кре­стить. Это мож­но рас­це­нить как ошиб­ку. Но у Гос­по­да Бога даже нака­за­ние и то ведёт к добру.

В 1994 году я силь­но забо­лел и нахо­дил­ся на гра­ни жиз­ни и смер­ти. Вра­чи уже гово­ри­ли жене: «Дай­те ему уме­реть спо­кой­но!». После этих слов они с моей мате­рью взя­ли молит­во­сло­вы и ста­ли молить­ся. Через неде­лю я выздо­ро­вел, а через месяц вышел из боль­ни­цы, и по выхо­ду мы окре­сти­ли сына и окре­сти­ли жену. Так она ста­ла Марией.

С тех пор мы всем семей­ством посе­ща­ли свя­тые места. Сынок наш вырос, учит­ся и рабо­та­ет ‒ в алта­ре помогает.

Сест­ра жены тоже вышла замуж за рус­ско­го пар­ня, кре­сти­лась. Мой пле­мян­ник, есте­ствен­но, кре­щён. Забав­но было как бабуш­ка и дедуш­ка (тата­ры) отсто­я­ли весь чин кре­ще­ния (прав­да в сто­рон­ке), выпол­няя ВСЁ, что гово­рил свя­щен­ник (перед чином, он дол­го и подроб­но рас­ска­зы­вал о Таин­стве, о вере).

Рас­ска­зать ВСЁ ‒ слож­но. Но с уве­рен­но­стью ска­жу, что Мария нисколь­ко не жале­ет о при­ня­тии в свою жизнь Христа.

Сла­ва Гос­по­ду и Спа­су наше­му Иису­су Христу.

История крещеной в детстве с именем Иулия, во взрослом возрасте осознанно принявшей ислам, Ширин Закировой

Я хочу рас­ска­зать о том, что мне и знав­шим меня людям неко­гда каза­лось невоз­мож­ным – о моем ухо­де из ислама.

Сра­зу ого­во­рюсь, что меня нель­зя еще пока назвать хри­сти­ан­кой в пол­ном смыс­ле это­го сло­ва, но я к это­му иду.

Несколь­ко лет назад я созна­тель­но ста­ла соблю­да­ю­щей мусуль­ман­кой. Я не могу ска­зать, что что-то или кто-то на меня повли­ял. Я не могу ска­зать, что кто-то меня при­зы­вал к это­му. Меня при­влек­ла доволь­но-таки баналь­ная вещь. Будучи совсем еще юной, я не стал­ки­ва­лась с соблю­да­ю­щи­ми мусуль­ма­на­ми вжи­вую. Были зна­ком­ства с номи­наль­ны­ми «этни­че­ски­ми» адеп­та­ми исла­ма и не более. К тому же, в силу мое­го про­ис­хож­де­ния, ислам мне казал­ся чем-то род­ным. Настал какой-то пери­од, когда мне дико захо­те­лось духов­но­сти. Сей­час, будучи уже хоть и моло­дой, но взрос­лой девуш­кой, я пони­маю, что духов­ность нуж­но было искать не там, но на тот момент, види­мо, ина­че быть не мог­ло. Мне хоте­лось упо­ря­до­чен­но­сти. Имен­но это и при­вле­ка­ет мно­гих про­зе­ли­тов: не нуж­но думать, за тебя уже итак все про­ду­ма­ли; все вопро­сы, начи­ная от того, как пить воду и как под­ни­мать руки в молит­ве. Я, в силу того, что семья у меня нере­ли­ги­оз­ная, конеч­но же, в поис­ках все­го это­го полез­ла в интер­нет. И, конеч­но же, что я там откры­ваю для себя? Самое рас­про­стра­нен­ное «ислам не такой! ислам хоро­ший!». Идея обо­лган­ной и окле­ве­тан­ной рели­гии очень хоро­шо рабо­та­ет в плане «даа­ва­та». Ты начи­на­ешь верить в какую-то свое­об­раз­ную «ислам­скую» прав­ду, отри­цая напрочь дей­стви­тель­ность. К тому же есть осо­бый тип людей – эти люди не могу пости­гать что-то новое, будучи абстра­ги­ро­ван­ны­ми от это­го; им нуж­но обя­за­тель­но «про­чув­ство­вать», «испы­тать» на себе, оку­нуть­ся в атмо­сфе­ру их инте­ре­са. К тако­му типу людей отно­си­лась и я. Я не ста­ла изу­чать ислам перед тем, как оку­нуть­ся в него. И ред­ко кто это дела­ет вообще.

«К момен­ту, когда я дей­стви­тель­но ста­ла уде­лять вни­ма­ние изу­че­нию Кора­на и хади­сов, я уже чита­ла намаз, пости­лась и была пол­но­стью убеж­де­на в истин­но­сти этой рели­гии. Срав­ни­вать ислам мне было не с чем, ибо изу­че­нию дру­гих рели­гий я не уде­ля­ла вре­ме­ни вооб­ще. Все, что я зна­ла о дру­гих веро­ва­ни­ях, было почерп­ну­то из ислам­ских источ­ни­ков. Шло вре­мя, я ста­но­ви­лась все рели­ги­оз­ней и рели­ги­оз­ней. Вышла замуж, наде­ла хиджаб. Все вро­де бы долж­но было быть нор­маль­ным. Но настал момент, когда я ста­ла откры­вать для себя, что ислам не так прост, как кажет­ся. Что в нем есть жесто­кость, что в нем есть мра­ко­бе­сие. На тот момент я пыта­лась глу­шить в себе все это, как-то это оправ­ды­вать. Я иска­ла инфор­ма­цию об этом на раз­лич­ных фору­мах. И, конеч­но же, нахо­ди­ла. Я всту­па­ла в спо­ры с людь­ми об этом. Сей­час я пони­маю, что даже это было попыт­кой како­го-то само­вну­ше­ния. Но что-то уже сиде­ло во мне на тот момент, в чем мне – саля­фит­ке ‒ было страш­но при­знать­ся вслух.

Настал момент, когда мне дове­лось пооб­щать­ся с одной жен­щи­ной на тему исла­ма и истин­но­сти Биб­лии. Очень дол­го пере­ска­зы­вать, в прин­ци­пе, то, что было обго­во­ре­но при этом, поэто­му я это делать не ста­ну. Глав­ная идея в том, что меня про­сто ткну­ли носом в мою сле­пую веру. Я дей­стви­тель­но заду­ма­лась. Что застав­ля­ет меня верить Мухам­ме­ду? С ним нико­го не было в пеще­ре Хира, что­бы под­твер­дить факт обще­ния с Гав­ри­и­лом. С ним нико­го не было, когда он, яко­бы, «пере­нес­ся» в Иеру­са­лим­ский Храм. Все, во что верят мусуль­мане, осно­ва­но лишь на сло­вах чело­ве­ка. При­чем чело­ве­ка, у кото­ро­го не было сви­де­те­лей при клю­че­вых момен­тах его «послан­ни­че­ской мис­сии». Но таким обра­зом может любой себя про­воз­гла­сить про­ро­ком. Имей хариз­му, имей идео­ло­гию, имей талант к сочи­ни­тель­ству ‒ и все, пол­де­ла сде­ла­но. Раз­ве нуж­на Богу сле­пая вера? За что мне отве­чать, если я верю сле­по? За что полу­чать награ­ду, если опять же верю сле­по? Тогда все вста­ло на свои места. Имен­но тогда я поня­ла, во что я вери­ла. Для меня тогда ста­ло ясно одно. Биб­лия – это сло­во Бога. Это тоже было мною поня­то имен­но из раз­го­во­ра с этой дамой (но опять же пере­ска­зы­вать все очень дол­го и мутор­но)». Отре­шив­шись от ислам­ских убеж­де­ний, я ста­ла пони­мать, что все, во что я вери­ла, было деструк­тив­ным. Все вело к интел­лек­ту­аль­но­му само­убий­ству. Для меня ислам стал куль­том смер­ти, не боль­ше и не мень­ше. И я счаст­ли­ва, что этот «мусуль­ман­ский» пери­од для меня закон­чил­ся. К сожа­ле­нию, я не могу гово­рить об этом откры­то. Мне до сих пор ино­гда при­хо­дит­ся стро­ить из себя мусуль­ман­ку по лич­ным обсто­я­тель­ствам, кото­рые, как я наде­юсь, тоже в ско­ром вре­ме­ни ней­тра­ли­зу­ют­ся. Сей­час я изу­чаю Биб­лию, изу­чаю раз­лич­ную лите­ра­ту­ру. Мно­гое для меня не понят­но, но я стрем­люсь это понять. Когда мусуль­мане гово­рят, что все, кто поки­да­ет ислам, нико­гда в нем не были или не зна­ют его, они про­сто зани­ма­ют­ся само­уте­ше­ни­ем. Я зна­ла ислам слиш­ком хоро­шо. Конеч­но, я не учи­лась в ислам­ских уни­вер­си­те­тах, но я зна­ла и знаю фикх. Я зна­ла и знаю ислам­ское веро­убеж­де­ние. Я дей­стви­тель­но соблю­да­ла. Но есть вещи, кото­рые гораз­до силь­нее фана­тиз­ма, и рано или позд­но они ста­но­вят­ся толч­ком к тому, что­бы заду­мать­ся. Ничто не дис­кре­ди­ти­ру­ет ислам так, как его фило­со­фия и его идео­ло­гия. Ника­кие СМИ, ника­кие «кяфи­ры» не смо­гут очер­нить ислам, пока не откро­ешь ислам­скую литературу.

Рассказ о приходе ко Христу

По прось­бе авто­ра пуб­ли­ку­ет­ся анонимно

Хочу рас­ска­зать вам свою исто­рию, ну буду мак­си­маль­но кра­ток. От себя лишь добав­лю, ни делай­те преж­де­вре­мен­ных выво­дов, я тоже спер­ва сде­лал их, ну, при ана­ли­зе всех фак­тов как с науч­ной сто­ро­ны, так и рели­ги­оз­ной я понял, что я поспе­шил, я про­сто не знал Биб­лию. И не путай­те насто­я­щее Пра­во­сла­вие с тем, что в наро­де в нем дей­стви­тель­но мно­го суе­ве­рий, язы­че­ско­го, обряд­но­сти, читай­те поболь­ше свя­тых отцов, изу­чай­те Биб­лию. Я сно­ва при­шел к Хри­сту, и я не жалею о том, что было в про­шлом ‒ это послу­жи­ло для меня хоро­шим уро­ком, может без него я бы и не при­шел к Истине. Мож­но мно­гое было бы тут ска­зать и напи­сать ну думаю оно не к чему, у каж­до­го чело­ве­ка свой путь. «Про­си­те, и дано будет вам; ищи­те, и най­де­те; сту­чи­те, и отво­рят вам». (Мф. 7:7)

Ну и самое главное:

Если я гово­рю язы­ка­ми чело­ве­че­ски­ми и ангель­ски­ми, а люб­ви не имею, то я ‒ медь зве­ня­щая или ким­вал звучащий.
Если имею дар про­ро­че­ства, и знаю все тай­ны, и имею вся­кое позна­ние и всю веру, так что могу и горы пере­став­лять, а не имею люб­ви, ‒ то я ничто.
И если я раз­дам все име­ние мое и отдам тело мое на сожже­ние, а люб­ви не имею, нет мне в том ника­кой пользы.
Любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ству­ет, любовь не зави­ду­ет, любовь не пре­воз­но­сит­ся, не гордится,
не бес­чин­ству­ет, не ищет сво­е­го, не раз­дра­жа­ет­ся, не мыс­лит зла,
не раду­ет­ся неправ­де, а сора­ду­ет­ся истине;
все покры­ва­ет, все­му верит, все­го наде­ет­ся, все переносит.
Любовь нико­гда не пере­ста­ет, хотя и про­ро­че­ства пре­кра­тят­ся, и язы­ки умолк­нут, и зна­ние упразднится.
Ибо мы отча­сти зна­ем, и отча­сти пророчествуем;
когда же наста­нет совер­шен­ное, тогда то, что отча­сти, прекратится.
Когда я был мла­ден­цем, то по-мла­ден­че­ски гово­рил, по-мла­ден­че­ски мыс­лил, по-мла­ден­че­ски рас­суж­дал; а как стал мужем, то оста­вил младенческое.
Теперь мы видим как бы сквозь туск­лое стек­ло, гада­тель­но, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отча­сти, а тогда познáю, подоб­но как я познан.
А теперь пре­бы­ва­ют сии три: вера, надеж­да, любовь; но любовь из них больше.
(1 Кор. 13)

Всем мира и добра.

Решил мно­го не писать.

История Мадины

Позна­ко­ми­лась я с Мади­ной. Девоч­кой из Узбе­ки­ста­на. Дело в том, что мы в июле орга­ни­зу­ем лет­ний волон­тер­ский лагерь для моло­де­жи в г. Несви­же. Но Мади­на пере­пу­та­ла меся­цы и при­е­ха­ла на месяц рань­ше поло­жен­но­го. При­шлось моей подру­ге Юле ‒ пра­во­слав­ной девоч­ке ‒ посе­лить её у себя. В сво­ей семье. Так вот, вопре­ки всем утвер­жде­ни­ям наших оппо­нен­тов, что мусуль­мане ‒ это не обра­ща­е­мые люди, что при­вер­жен­це исла­ма ста­но­вит­ся все боль­ше и из «пра­виль­но­го и хоро­ше­го исла­ма никто не ухо­дит» ‒ Мади­на ушла из исла­ма. Доб­ро­воль­но и осо­знан­но. Её, как и мно­гих до неё, отвер­ну­ло от исла­ма то, что Бог в исла­ме ‒ это автор зла, как и добра. И теперь она на пути к хри­сти­ан­ству. Она при­зна­лась, что очень любит Гос­по­да Иису­са Хри­ста и хочет узнать о Нем как мож­но боль­ше! В дет­стве, ещё в шко­ле, один мис­си­о­нер дал ей дет­скую Биб­лию. Она при­ня­лась её читать. Одно­класс­ни­ки уви­де­ли это и набро­си­лись на неё, ото­бра­ли Биб­лию, изо­рва­ли её, а саму девоч­ку изби­ли. Но о Хри­сте она про­чла все рав­но. Успе­ла. С тех пор её не поки­да­ла мысль узнать о хри­сти­ан­стве боль­ше. Она коче­ва­ла по раз­ным сек­там, и вот нако­нец сего­дня попа­ла к пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам. Бог так устро­ил. Сего­дня она была с нами на биб­лей­ском круж­ке. Чита­ли кни­гу Бытие. И не слу­чай­но попал­ся момент для ком­мен­та­рия о гре­хо­па­де­нии пер­вых людей и обе­ща­ние Бога о Иску­пи­те­ле от семе­ни Жены. Отец Сер­гий у нас биб­ле­ист и ком­мен­та­тор хоро­ший. Вы бы виде­ли с какой жад­но­стью она лови­ла каж­дое сло­во свя­щен­ни­ка! С какой жаж­дой она чита­ла Еван­ге­лие! Она про­сто уткну­лась в него и не выпус­ка­ла из рук, даже когда заня­тие закон­чи­лось! Мы ей пода­ри­ли Биб­лию на рус­ском язы­ке. Как она была счаст­ли­ва ‒ это про­сто надо было видеть! У них ведь Биб­лия под запре­том. Сплош­ная цен­зу­ра ислам­ско-госу­дар­ствен­ная. Мади­на хочет вый­ти замуж за хри­сти­а­ни­на. За мусуль­ма­ни­на она кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­ет­ся выхо­дить, хотя её дома чуть ли не насиль­но сва­та­ют за како­го-то узбе­ка. Ей 24 года ‒ по мер­кам узбе­ков, ста­рая дева. Но зна­е­те ‒ я такую жаж­ду бого­по­зна­ния ред­ко вооб­ще вижу в людях. И вот, кто потом ска­жет, что Гос­подь не хочет спа­се­ния всем людям, а наи­па­че тем, кто искрен­ним серд­цем жаж­дет познать Его.

Рассказ нашего Яхъи (во святом крещении Иоанна), о том, как он уверовал в Господа и принял Христа своим Господом и Искупителем

У меня брат дво­ю­род­ный обра­тил­ся в хри­сти­ан­ство сна­ча­ла, при­чем объ­явил это пуб­лич­но, при двух семьях. У всех, мяг­ко гово­ря, был шок. Мой отец чуть не заду­шил его в свое вре­мя. До это­го момен­та мы даже не заду­мы­ва­лись о таком, что­бы кто-то из нас стал кафи­ром. Меня тоже это поверг­ло в раз­ные чув­ства: в гнев, в уны­ние, в жалость по отно­ше­нию к сво­е­му бра­ту. И вот, как-то раз, вкон­так­те мой брат поде­лил­ся запи­сью рели­ги­оз­но­го харак­те­ра, где у него было обсуж­де­ние на эту тему. Сама запись была хри­сти­ан­ская, мой брат и его тогдаш­ние собе­сед­ни­ки что-то обсуж­да­ли меж­ду собой. На тот момент я силь­но обо­злил­ся на хри­сти­ан­ство, поэто­му я начал обви­нять всех в неве­рии. Один из собе­сед­ни­ков обра­тил на меня вни­ма­ние, и мы с ним гово­ри­ли. Я хотел бы попро­сить у него про­ще­ния за все те оскорб­ле­ния, кото­рые я ему говорил.

Он вытер­пел все и про­дол­жал со мной гово­рить, несмот­ря на мое пове­де­ние. Я узнал столь­ко все­го ново­го, что с бесе­ды у меня аж под­ня­лось настро­е­ние, я чув­ство­вал себя с най­ден­ным тро­фе­ем. С пода­чи собе­сед­ни­ка-бра­та я стал изу­чать хри­сти­ан­ство. Но по про­ше­ствии вре­ме­ни, посколь­ку хри­сти­ан­ство дава­лось мне весь­ма труд­но, я решил его оста­вить, для себя осо­знав, что нуж­но под­ни­мать все с нуля, так как ислам и хри­сти­ан­ство ‒ это вещи раз­ные. Но после после­до­вал вто­рой при­зыв ‒ со мной заоб­щал­ся один хри­сти­а­нин, пытав­ший­ся побе­се­до­вать со мной о лже­про­ро­че­стве Мухам­ма­да, но я смог отве­тить на все его вопро­сы, посколь­ку об исла­ме он ниче­го не знал. Толь­ко это послу­жи­ло даль­ней­ше­му изу­че­нию хри­сти­ан­ства. Вновь всплыл раз­го­вор о Тро­и­це ‒ с тех пор я очень хотел узнать, как Тро­и­ца явля­ет­ся Еди­ным Богом, несмот­ря на стран­ные дог­ма­ты. В кон­це кон­цов, я нашел ответ у Сер­ге­е­ва.

Фор­му­ли­ров­ка Сер­ге­е­ва о Тро­и­це зву­ча­ла так: непри­зна­ние Отца ведет к отри­ца­нию Боже­ствен­но­го Разу­ма. Непри­зна­ние Сло­ва или Сына озна­ча­ет непри­зна­ние сло­вес­но­сти Бога, а зна­чит, упо­доб­ле­ние Его идо­лам, напри­мер, тех, кото­рых раз­ру­шил Авра­ам. Непри­зна­ние Духа Свя­то­го ‒ упо­доб­ле­ние Его идо­лам, у кото­рых есть фор­ма, нару­ша­ет­ся сифат бес­по­до­бия. Я был очень рад, когда я смог объ­яс­нить для себя это, я и по сей день счи­таю его самым иде­аль­ным в пра­виль­ном пони­ма­нии Свя­той Тро­и­цы. Что каса­ет­ся строк Кора­на, то на тот момент я про­чи­тал у Абу-Аде­ля такое: «И не гово­ри­те «тро­и­ца» (Три)». Мухам­ма­ду не была понят­на при­ро­да Тро­и­цы, пото­му он посчи­тал это за куфр, и за ним был запи­сан этот аят. Я пытай­ся мно­гих мусуль­ман убе­дить сде­лать син­тез из таухи­да и три­ни­тар­но­го бого­сло­вия. Но тогдаш­ние мои еди­но­вер­цы мусуль­мане вся­че­ски отре­ка­лись от это­го, пыта­ясь мне дать ещё объ­яс­не­ние, поче­му Иса дол­жен быть Сыном Божьим.

Затем я все же согла­сил­ся попы­тать­ся объ­яс­нить, поче­му Хри­стос есть Сын Божий, пото­му что в рас­суж­де­ни­ях их были ошиб­ки. При том я все ещё верил в Ису как в про­ро­ка. И тогда я понял: то, что я при­во­дил и писал, заста­ви­ло меня жесто­ко сму­тить­ся, так как я фак­ти­че­ски начал в это верить. Я понял, что впал в куфр, но встал реаль­ный уль­ти­ма­тум в моей жиз­ни: либо ислам, либо хри­сти­ан­ство. По сове­ту хоро­ших я решил помо­лить­ся, дабы Гос­подь мне дал пра­виль­ный путь. И серд­це мне под­ска­за­ло почи­тать Псал­тирь. Оста­но­вил­ся на 21 псал­ме: за 28 поко­ле­ний про­рок и царь Давид пред­ска­зал Рас­пя­тие так, буд­то сам у кре­ста Гос­по­да сто­ял. И тогда я при­нял реше­ние кре­стить­ся

P.S. Яхъя при­нял реше­ние кре­стить­ся тай­но от роди­те­лей. Он видел реак­цию род­ствен­ни­ков на веру дво­ю­род­но­го бра­та, и пото­му решил скрыть свое обра­ще­ние. Он кре­стил­ся с име­нем Иоанн 11 сен­тяб­ря это­го года. Одна­ко, по сло­ву Спа­си­те­ля «зажег­ши све­чу ‒ не ста­вят её под сосуд». Гос­подь устро­ил так, что роди­те­ли юно­ши все-таки узна­ли об этом ‒ крест слу­чай­но выпал из коф­ты. После это­го был скан­дал и Иоан­на выгна­ли из дома. Гос­подь дал ему уже сей­час венец испо­вед­ни­че­ства. Маль­чи­ку нет ещё и 18 лет. Сей­час он живет на подво­рье одно­го из мона­сты­рей. Моли­тесь за него, бра­тия и сестры!

Интервью бывшего мусульманина

Нач­ну, пожа­луй, с того, что родил­ся я в семье номи­наль­но пра­во­слав­ной. Все были кре­щё­ны­ми, но соблю­да­ю­щим и моля­щим­ся был толь­ко дед. Он обу­чил меня мно­го­му из пра­во­сла­вия, но всё же боль­шую часть вре­ме­ни я про­во­дил с роди­те­ля­ми, и их скеп­ти­цизм не то, что­бы ранил меня – был мне не слиш­ком приятен.

Так про­дол­жа­лось при­мер­но до 12 лет, когда родил­ся мой млад­ший брат. Так уж полу­чи­лось, что он тяж­ко забо­лел и несколь­ко лет нахо­дил­ся на гра­ни меж­ду жиз­нью и смер­тью. Я посчи­тал это выс­шей неспра­вед­ли­во­стью, что дети долж­ны стра­дать, а оба роди­те­ля, досе­ле ярые про­тив­ни­ки моей рели­ги­оз­но­сти, с голо­вой уда­ри­лись в веру. Это меня и под­ко­си­ло, я тогда посчи­тал это чудо­вищ­ным лице­ме­ри­ем. Пони­ма­ние при­шло толь­ко сей­час, спу­стя мно­го-мно­го лет после этих собы­тий, а тогда я был в вели­чай­шей оби­де и отка­зал­ся от Хри­ста. Тем не менее, в душе обра­зо­ва­лась пусто­та, кото­рую надо чем-то занять.

Тогда и нача­лось то, что я назвал духов­ным поис­ком. Я рас­смат­ри­вал уче­ния раз­ных рели­гий с помо­щью книг, интер­не­та, филь­мов. И так уж полу­чи­лось, что в моём обще­стве ока­за­лось несколь­ко пред­при­им­чи­вых мусуль­ман. В тот момент мне пока­за­лось, что ислам дал мне отве­ты на все мои вопро­сы. В его стро­го­сти и упо­ря­до­чен­но­сти я видел истин­ный путь к Богу и Истине. Да, я был в кур­се, что в Коране есть при­зы­вы к убий­ству невер­ных, но тогда мне каза­лось, что это пере­жи­ток про­шло­го, в кон­це кон­цов, вой­ны за веру были в исто­рии любой кон­фес­сии. Это заблуж­де­ние ста­ра­тель­но под­дер­жи­ва­ли мои зна­ко­мые магометане.

Неко­то­рое вре­мя я дер­жал своё наме­ре­ние в тайне от близ­ких, а когда объ­явил – раз­ра­зил­ся скан­дал. Что, в целом, неуди­ви­тель­но, но я был юн, страст­но алкал зна­ния, и в душе тлел ого­нёк оби­ды на родителей.

Мы руга­лись, мно­го и часто, и вот одна­жды я тай­но от них при­е­хал в мечеть, где пого­во­рил с има­мом. Он дал мне какую-то кни­жеч­ку с руко­вод­ством по совер­ше­нию нама­за и вот тогда-то, соб­ствен­но, и пере­шли мои стрем­ле­ние в актив­ную фазу. Я при­нёс шахаду и был при­нят в общину.

И чем боль­ше я прак­ти­ко­вал, тем боль­ше вопро­сов зада­вал сам себе. «Что тол­ку молить­ся на араб­ском, если ты даже не пони­ма­ешь зна­че­ния боль­шей части молитв? Зачем молить­ся так часто? Зачем слу­шать про­по­ве­ди на араб­ском? Поче­му в пост нель­зя есть весь день, но после зака­та мож­но нае­дать­ся до отва­ла, что­бы тош­ни­ло?». Бес­по­ко­и­ло меня и пове­де­ние боль­шин­ства мусуль­ман – и прав­да, их рели­гия подоб­на бом­бе, кото­рую горст­ка мир­ных людей с тру­дом дер­жит на сво­их пле­чах, в то вре­мя как огром­ная тол­па дру­гих пыта­ет­ся под­жечь фитиль, вися­щий высо­ко над зем­лей. Даль­ше – боль­ше. Я читал Коран и до это­го, но мне обра­ща­ли вни­ма­ние на доб­рые и милые суры, вро­де Аль-Кафи­рун – «для вас ваша вера, для меня моя». Когда же я стал неин­те­ре­сен, как уже обра­тив­ший­ся, я смог более бес­при­страст­но оце­нить писа­ние и был непри­ят­но пора­жён, сколь­ко там на самом деле было наси­лия и извра­ще­ний. Я знал, что Мухам­мед вое­вал, дер­жал ору­жие в руках, но когда я обра­тил вни­ма­ние на то, что каса­ет­ся взя­тия жен­щин в плен, женить­бы на мало­лет­них – я не знал, что и думать.

Я раз­ры­вал­ся меж­ду ответ­ствен­но­стью за сде­лан­ный выбор и осо­зна­ни­ем того, что выбор был оши­боч­ным. В том чис­ле, я опа­сал­ся, что чле­ны общи­ны будут искать меня, если я их отри­ну. К сча­стью, обо­шлось без это­го. К тому же, мне при­шла повест­ка в армию и это была бле­стя­щая воз­мож­ность уйти неза­мет­но. Прав­да, перед этим я попро­сил про­ще­ния у роди­те­лей за всю кровь, выпи­тую у них моим поведением.

Любых слов будет мало, что­бы иску­пить мою вину перед роди­те­ля­ми, ибо при всём их рели­ги­оз­ном непо­сто­ян­стве (в чём я ока­зал­ся, в ито­ге, ничуть не луч­ше), они явля­ют­ся хоро­ши­ми роди­те­ля­ми. Я испы­ты­ваю горь­кое разо­ча­ро­ва­ние в себе, впро­чем, после тако­го дол­го­го путе­ше­ствия мно­гое из хри­сти­ан­ства ста­но­вит­ся более понят­ным и полезным.

История Али

Я родил­ся в Чечне. Мои роди­те­ли и роди­те­ли моих роди­те­лей жили все­гда в Чечне. Сам я с рож­де­ния был мусуль­ма­ни­ном. Был мусуль­ма­ни­ном сре­ди мусуль­ман. Потом нача­лась пер­вая чечен­ская ком­па­ния. Появи­лись вах­ха­би­ты. Они уби­ли мое­го дядю. Моей семье при­шлось поки­нуть род­ную рес­пуб­ли­ку. Не из-за рус­ских сол­дат, а из-за тер­ро­ри­стов. Они были веч­но под кай­фом и стре­ля­ли куда захо­тят. Моих сосе­дей уби­ли имен­но эти живот­ные. А рус­ские сол­да­ты вывез­ли нас из-под обстре­ла. Я не оправ­ды­ваю воен­ные дей­ствия в Чечне, но вой­на нача­лась имен­но из-за араб­ских «вой­нов». Т.е. террористов.

При­шлось обу­стра­и­вать­ся на новом месте. В Челя­бин­ске. При­жи­лись нор­маль­но. Не чув­ство­ва­ли себя чужи­ми. Рос­си­яне и рос­си­яне. Про­шло несколь­ко лет, я позна­ко­мил­ся со сво­ей буду­щей женой. Пра­во­слав­ной от рож­де­ния. Жени­лись. Родил­ся сын. Я бли­же узнал хри­сти­ан, рань­ше я почти их не видел и не знал. Я был пора­жен их доб­ро­той и при­вет­ли­во­стью. Не путать истин­ных пра­во­слав­ных с дру­ги­ми людь­ми. Если в Чечне все мусли­мы, то в Челя­бин­ске дале­ко не все православные.

Я пого­во­рил с женой, и было при­ня­то реше­ние покре­стить сына. Тут, навер­ное, я и сде­лал реша­ю­щий шаг в сто­ро­ну пра­во­сла­вия. Стал читать Биб­лию. Начал Еван­ге­лия. Бла­го был инет. И попал на нуж­ную груп­пу. «Хри­сти­ан­ство и Ислам. Все точ­ки над I». Очень силь­но в моем реше­нии помог­ла мне Анге­ли­на Жадь­ко (хра­ни ее Гос­подь). Она объ­яс­ня­ла мне мно­гие момен­ты Биб­лии. И реше­ние при­шло как бы свер­ху. Ехал с рабо­ты, поче­му-то про­мор­гал нуж­ный пово­рот и поехал в объ­езд. Тут цер­ковь. Где сына кре­сти­ли. Дай думаю зай­ду. Зашел, узнал, когда кре­стят.… Вот и все. Покре­стил­ся ‒ и меня как буд­то под­ме­ни­ли. Из мол­ча­ли­во­го серьез­но­го чело­ве­ка пре­вра­тил­ся в весе­ло­го счаст­ли­во­го маль­чиш­ку. Мне все гово­ри­ли, что я даже помо­ло­дел. В общем, одни плю­сы. Как зано­во родил­ся. Даже роди­те­ли мои не ста­ли меня осуж­дать. Я до сих пор для них их люби­мый сын. Огром­ное им спа­си­бо за такую под­держ­ку. Нико­го не хочу ни в чем убеж­дать, но жизнь моя изме­ни­лась очень силь­но. Как буд­то я снял чер­но-белые очки и выта­щил из ушей вату. Всем мира и добра. Хра­ни вас Господь!

История Даниила

Здрав­ствуй­те мои бра­тья и сест­ры во Христе!

Сего­дня луч­ший день в моей жиз­ни, моё вто­рое рож­де­ние. Преж­де все­го я бы хотел начать мою исто­рию с того как я при­шел ко Хри­сту. Вся моя семья и род­ствен­ни­ки ‒ соблю­да­ю­щие мусуль­мане. Они молят­ся 5 раз в день и это ужас­но, когда вся твоя семья зацик­ле­на на исла­ме. В исла­ме ты боишь­ся за все что бы ты ни делал, ведь Аллах толь­ко нака­зы­ва­ет людей, он не любит греш­ни­ков, он любит толь­ко тех, то испол­ня­ет его закон. Это может пока­зать­ся пра­виль­ным на пер­вый взгляд, но не явля­ет­ся исти­ной. Ислам дела­ет людей зом­би и каж­дый из мусуль­ман боит­ся, что хри­сти­ан­ство ока­жет­ся исти­ной. Так вот, когда мне было 15 лет я начал ходить в мечеть, что­бы получ­ше узнать «Алла­ха». На самом деле, я знал об Алла­хе доволь­но нема­ло, но я хотел стать более веру­ю­щим, так как эти зна­ния явля­ют­ся важ­ны­ми в нашей жиз­ни, так­же я хотел испол­нить все пове­ле­ния Алла­ха, что­бы спа­сти свою душу. Я и мои бра­тья ходи­ли в мечеть каж­дый день. Мы изу­чи­ли мно­го раз­ных вещей, в том чис­ле как нуж­но делать намаз, как читать, Коран слиш­ком тяжел для пони­ма­ния, в том чис­ле и его пони­ма­ние на араб­ском язы­ке. Мы нача­ли учить араб­ский, выучи­ли наизусть мно­го аутов. Со вре­ме­нем изу­че­ние нам дава­лось все лег­че и лег­че, и мы закон­чи­ли изу­че­ние кни­ги. Наш глав­ный пре­по­да­ва­тель рас­ска­зал нам о мно­гих вещах, кото­рые каса­лись исла­ма и Алла­ха. Я стал очень рели­ги­оз­ным и полю­бил Алла­ха от все­го серд­ца, я мог думать о Нем весь день и со всех сил пытать­ся испол­нять Его пред­пи­са­ния. Наш учи­тель так­же рас­ска­зал нам о про­ро­ках, а в част­но­сти, о про­ро­ке Мухам­ма­де, о том, что он послед­ний из про­ро­ков. Он так­же нам рас­ска­зал о Хри­сте как об обыч­ном про­ро­ке, я заин­те­ре­со­вал­ся Хри­стом и стал зада­вать мно­же­ство вопро­сов о Нем. Но я про­сто счи­тал Его про­ро­ком Алла­ха. Мы нача­ли изу­чать хри­сти­ан­ство, нас учи­ли, что хри­сти­ане покло­ня­ют­ся трем богам (Отцу, Сыну и Свя­то­му Духу). Это нам каза­лось сума­сше­стви­ем, ведь как мож­но было верить в выдум­ку о каких-то трех богах. Я очень хотел объ­яс­нить хри­сти­а­нам, что они оши­ба­ют­ся и это учи­не­ние искон­но непра­виль­но, хотел объ­яс­нить, что Хри­стос не Бог и не Сын Бога. Аллах нико­гда не имел сына, не рож­дал его и нико­гда не будет рож­дать, Бог Един. Мы изу­ча­ли все боль­ше и боль­ше, вско­ре закон­чи­ли кур­сы, полу­чи­ли диплом. 2 года спу­стя я пошел в кол­ледж, 1 курс был самым луч­шим кур­сом в моей жиз­ни, я позна­ко­мил­ся со мно­ги­ми людь­ми, в том чис­ле и с новы­ми одно­группни­ка­ми. К сча­стью, я нашел мно­го хоро­ших дру­зей, мно­гие из них были стро­го соблю­да­ю­щие мусуль­мане. Я поду­мал, что мне повез­ло пото­му, что они были похо­жи на меня, так­же искренне вери­ли в Бога. Они так­же моли­лись 5 раз в день, мы ста­ли очень хоро­ши­ми дру­зья­ми. Мы реши­ли ходить в мечеть каж­дую пят­ни­цу и ста­рать­ся не про­пус­кать молит­ву, ведь это грех. Но в одну из ночей мы с семьей воз­вра­ща­лись домой, и я уви­дел кра­си­вый храм и ска­зал сво­ей маме: «Ух ты…он такой кра­си­вый, я хочу зай­ти в храм», но эта мысль была как бы в шут­ку, ведь я знал, что мне запре­ще­но туда вхо­дить. Я думал об этой идее весь день, я дей­стви­тель­но хотел рас­смот­реть этот храм, но я боял­ся вой­ти туда, поэто­му я про­сто меч­тал. Я знал, что если вой­ду туда, то совер­шу грех, но все же эта мысль вопло­ти­лась в жизнь. Я убе­дил сво­е­го дру­га пой­ти со мной, но он не был уве­рен, что это хоро­шая идея. Он был так­же напу­ган. Он спро­сил меня поче­му я хочу пой­ти в эту цер­ковь, я отве­тил, что она очень кра­си­вая. Мы вошли внутрь и почув­ство­ва­ли себя как-то стран­но. Я рас­смат­ри­вал кар­ти­ны на сте­нах… Как Хри­стос висел на кре­сте, когда я смот­рел на Рас­пя­тие я нечто почув­ство­ва­ла так­же Его любовь. Каж­дый день, когда я про­хо­дил мимо это­го хра­ма некая сила как буд­то удер­жи­ва­ла меня и я хотел вой­ти туда сно­ва и сно­ва, но пони­мал, что нехо­ро­шо для мусуль­ма­ни­на захо­дить в хри­сти­ан­ский храм, но зна­е­те, что?!В тот день я дей­стви­тель­но захо­тел кре­стить­ся. Я начал изу­чать Еван­ге­лие и узнал мно­гое о Хри­сте. Я на самом деле влюб­лен в пра­во­сла­вие. Я бы хотел срав­нить Алла­ха и Хри­ста, но я думаю, что это срав­не­ние не име­ет ника­ко­го зна­че­ния. Я все бли­же и бли­же при­бли­жал­ся ко Хри­сту, вер­нее Он ко мне, у меня воз­ни­ка­ло мно­же­ство вопро­сов о пра­во­сла­вии, я коле­бал­ся и думал, а что будет если мои роди­те­ли узна­ют, что я хочу поки­нуть ислам? Роди­те­ли узнали…были угро­зы изгна­ния из дома, угро­за адом и шай­та­на­ми, раз­го­во­ры с мул­лой в Джу­ма-мече­ти о моем «про­све­ще­нии». Ну а я в оче­ред­ной раз убе­дил­ся, что мул­лы ниче­го не зна­ют о хри­сти­ан­стве и един­ствен­ным источ­ни­ком позна­ния пра­во­слав­ной веры явля­ет­ся Коран, кото­рый совер­шен­но непра­виль­но истол­ко­вы­ва­ет хри­сти­ан­ство. Было нема­ло попы­ток кре­стит­ся, но на моем пути встре­ча­лись серьез­ные пре­пят­ствия и вот сего­дня утром я кре­стил­ся, и я дей­стви­тель­но счаст­лив! Я хочу побла­го­да­рить сво­их дру­зей, кото­рые настав­ля­ли меня все это вре­мя и помог­ли мне пере­жить это. Я Хри­сти­а­нин. Я кре­стил­ся в Пра­во­слав­ной Церк­ви. Это наи­луч­шее бла­го­сло­ве­ние, кото­рое я когда-либо полу­чал. Я хотел бы ска­зать нечто для моих бра­тьев и сестер во Хри­сте. Нико­гда не сомне­вай­тесь в пра­во­слав­ной вере (сомне­вай­тесь в ваших сомне­ни­ях). Сата­на рабо­та­ет не покла­дая рук, вы и не заме­ти­те как собье­тесь с пути. Хри­стос Бог и наш Спа­си­тель. Моли­тесь, не схо­ди­те с это­го пути и все­гда стой­те в пра­вой вере. Ста­рай­тесь сле­до­вать за Хри­стом в испол­не­нии Его запо­ве­дей и чте­нии Писа­ния. Вы даже не пред­став­ля­е­те насколь­ко вы нахо­ди­тесь в Его креп­кой руке, Он тот, кто при­нес мир в наши души, толь­ко Он Истин­ный Путь и Жизнь. Это мое сви­де­тель­ство о Христе.

Пусть всех вас да бла­го­сло­вит Господь!

История Н.

По прось­бе авто­ра пуб­ли­ку­ет­ся анонимно

Мир вам бра­тья и сест­ры. Зовут меня Мария в кре­ще­нии. Сама я роди­лась в хри­сти­ан­ской армян­ской семье, но нево­цер­ко­в­лен­ной. В хра­мы ходи­ли толь­ко по празд­ни­кам, кре­сти­ли меня в пра­во­слав­ной церк­ви лет в 6–8. В школь­ные годы я не заду­мы­ва­лась о Боге, хотя и были момен­ты, когда начи­на­ла читать Биб­лию. После шко­лы я посту­пи­ла в мед.колледж, в кото­ром 80% учи­лись мусуль­мане. Я очень труд­но пере­но­си­ла сме­ну кол­лек­ти­ва, так как нико­гда не обща­лась с мусли­ма­ми. Видя то, что их так мно­го, я ста­ла посе­щать храм, толь­ко вот не пра­во­слав­ный, а армян­ский. Пра­во­слав­ную цер­ковь я вооб­ще пре­зи­ра­ла, счи­та­ла их мно­го­бож­ни­ка­ми, кото­рые покло­ня­ют­ся ико­нам и поче­му-то все­гда счи­та­ла Иису­са Сыном, но никак не Богом. Я часто спо­ри­ла и обсуж­да­ла рели­гию с мусли­ма­ми. И пом­ню, что как-то ска­за­ла, что луч­ше я умру, чем когда-нибудь при­му ислам. Я ста­ла нена­ви­деть ислам и мусуль­ман. Как-то в соц­се­тях я уви­де­ла армян­ку, кото­рая при­ня­ла ислам. И мне ста­ло инте­рес­но поче­му она при­ня­ла ислам, как она мог­ла, ведь они нас реза­ли (гено­цид).

Я нача­ла с ней общать­ся, потом с ещё одним армя­ни­ном, при­няв­шим ислам. После чего я ста­ла заду­мы­вать­ся, а, а может все же ислам ‒ это исти­на. Я ста­ла срав­ни­вать 2 рели­гии, зада­ва­ла вопро­сы мусли­мам. Но не знаю поче­му я не инте­ре­со­ва­лась этим у хри­сти­ан. Мне очень тяже­ло было при­нять тот факт, что ислам может быть исти­ной, так как моя армян­ская гор­дость не дава­ла мне спо­кой­ствия. Где-то на про­тя­же­нии полу года я моли­ла Бога ука­зать мне на исти­ну, у меня были исте­ри­ки, я посто­ян­но пла­ка­ла. Но так и ни раз не схо­ди­ла в храм что­бы спро­сить мне­ния хри­сти­ан­ства по это­му пово­ду. И в один день я реши­ла при­нять ислам. Сидя дома ночью я про­из­нес­ла шахаду и ста­ла мусульманкой.

Я ста­ла общать­ся с мусли­ма­ми, читать Коран и раз­ные мусуль­ман­ские кни­ги. Я скры­ва­ла это от роди­те­лей зная, что у меня буду про­бле­мы. Потом, как-то меня позна­ко­ми­ли с одним армя­ни­ном, при­няв­шим ислам, с кото­рым мы реши­ли поже­нить­ся. Он при­шёл ко мне домой, пого­во­рил с роди­те­ля­ми, но про ислам мы, есте­ствен­но, ниче­го не ска­за­ли. Мы не виде­лись с ним, обща­лись толь­ко по теле­фо­ну и то очень ред­ко. В один день роди­те­ли узна­ли о его рели­гии и мне при­шлось ска­зать, что я тоже при­ня­ла ислам. Меня конеч­но чуть не уби­ли дома, там были раз­бор­ки с тем пар­нем, хоте­ли меня забрать из кол­ле­джа. Но я ска­за­ла им, что я ото­шла от исла­ма, и что все хоро­шо. Но это была оче­ред­ная ложь. Я ста­ла посто­ян­но обма­ны­вать роди­те­лей, после пар ходи­ла к девоч­кам дела­ла намаз, изу­ча­ла ислам, таухид. Счи­та­ла я себя саля­фит­кой. Через неко­то­рое вре­мя я узна­ла, что неко­то­рых дру­зей мое­го жени­ха поса­ди­ли, но за что я так и не смог­ла узнать. У меня были мыс­ли пере­стать общать­ся с ним, но мы все­гда начи­на­ли общать­ся зано­во. После того как я закон­чи­ла кол­ледж, мы реши­ли поже­нить­ся. Мы поста­ви­ли никах у меня в горо­де и уеха­ли в сто­ли­цу, толь­ко после при­бы­тия туда мы сооб­щи­ли моим роди­те­лям. Там, конеч­но, нача­лись угро­за, ругать, попыт­ки меня пере­убе­дить, но я все рав­но не вер­ну­лась. Через 2 дня при­е­хал мой папа и они с мужем дого­во­ри­лись, что мы поедим ко мне домой и все решим по нор­маль­но­му. На утро мы при­ле­те­ли домой, дома было спо­кой­но, никто не ругал­ся, не кричал.

На сле­ду­ю­щий день при­е­ха­ли его род­ствен­ни­ки, и там, конеч­но, нача­лись ругань, оскорб­ле­ния и угро­зы. В ито­ге, мои род­ствен­ни­ки ска­за­ли ему что­бы он поехал пока домой, а через 10 при­е­хал и забрал меня. Но потом мы поня­ли, что они нас обма­ну­ли, у меня забра­ли пас­порт, теле­фон, я не выхо­ди­ла на ули­цу, даже спать одной не пус­ка­ли. Роди­те­ли боя­лись, что я с собой что-нибудь сде­лаю. При­гла­си­ли свя­щен­ни­ка, что­бы освя­тить дом, я есте­ствен­но на все это смот­ре­ла с отвра­ще­ни­ем, мама застав­ля­ла читать молит­вы, я в этот момент нена­ви­де­ла всех их.

Я не мог­ла про­из­не­сти пра­во­слав­ные молит­вы, мне что-то внут­ри не дава­ло. Нача­ли водить насиль­но в хра­мы. Сколь­ко я с ними руга­лась, какие толь­ко у меня мыс­ли не появ­ля­лись в голо­ве, как же силь­но я их нена­ви­де­ла. И как-то раз в один из похо­дов в храм я поче­му-то реши­ла поце­ло­вать мощи, я даже не пом­ню чьи, но я хоро­шо пом­ню слё­зы мамы в этот момент. Я не пони­ма­ла, поче­му она пла­чет, я счи­та­ла их чуди­ка­ми, кото­рые посто­ян­но пла­чут, молят­ся, поче­му-то про­сят у меня про­ще­ния, гово­ря, что это их вина, что они не досмот­ре­ли, что за их гре­хи мне при­шлось рас­пла­чи­вать­ся. И самое ужас­ное, смот­ря на их слё­зы у меня не было ни кап­ли жало­сти к ним, наобо­рот мне было смеш­но. Потом я как-то ста­ла заду­мы­вать­ся, неуже­ли Бог откро­ет для меня Рай, если я так отно­шусь к роди­те­лям. Я ста­ла смот­реть лек­ции Дани­и­ла Сысо­е­ва, читать тол­ко­ва­ние Еван­ге­лия, ста­ла изу­чать истин­ную рели­гию Пра­во­сла­вие, кото­рое я все­гда презирала.

Я ста­ла общать­ся с воцер­ко­в­лен­ны­ми ребя­та­ми. И как раз в этот пери­од мне сде­ла­ли экс­трен­ную опе­ра­цию, аппен­дикс уда­ли­ли. Мама со мной лежа­ла в боль­ни­це, не смот­ря на то что мне 22, я тогда поня­ла на сколь­ко они меня любят и ста­ла осо­зна­вать куда бы я мог­ла попасть. Я дол­го боя­лась пой­ти на испо­ведь, так как нико­гда не испо­ве­до­ва­лась. И перед Рож­де­ством я все же реши­ла испо­ве­до­вать­ся. Я нико­гда не забу­ду ту, самую первую мою испо­ведь, я не мог­ла оста­но­вить сле­зы, они тек­ли из глаз, и я не мог­ла про­из­не­сти ни одно­го сло­ва, я воз­не­на­ви­де­ла себя, я поня­ла, что посту­пи­ла как Иуда, это было неопи­су­е­мое состо­я­ние. Так, через пока­я­ние меня при­со­еди­ни­ли к Церк­ви, и я впер­вые при­ча­сти­лась. Что ещё очень инте­рес­но, после мое­го при­со­еди­не­ния, когда мы воз­вра­ща­лись домой на машине всей семьей, наша маши­на чуть не пере­вер­ну­лась на ров­ном месте, и тогда я поня­ла насколь­ко это нена­вист­но было сатане. После того, как я при­ня­ла Иису­са Хри­ста сво­им Богом, я почув­ство­ва­ла ту самую бла­го­дать от кото­рой было ощу­ще­ние, что я летаю, каж­дая литур­гия про­хо­ди­ла со сле­за­ми, с пока­я­ни­ем и глав­ное пони­ма­ни­ем на сколь­ко Бог любят меня, что молит­вы всех близ­ких и милость Божья спас­ли меня. Я очень бла­го­дар­на Богу, за то, что Он про­явил свою милость. Я совер­ши­ла столь­ко гре­хов, я отка­за­лась от Спа­си­те­ля, я нена­ви­де­ла сво­их род­ных, я опо­зо­ри­ла роди­те­лей и при­чи­ни­ла им мно­го боли. У каж­до­го сво­е­го пути к позна­нию исти­ны и Бога, мой путь был через очень мно­го гре­хов. Но, как гово­рил мне мой дядя: пути Гос­под­ня неисповедимы.

P.S: У мужа я потре­бо­ва­ла раз­вод, после того, как он начал оскорб­лять моих род­ствен­ни­ков, гово­рить, что была б его воля он бы все их убил и, что они вра­ги алла­ха и что я с ними не буду общать­ся. Сла­ва наше­му Гос­по­ду Иису­су Хри­сту за все. Аминь

История Ливии

Здрав­ствуй­те!

Я дар­гин­ка (народ­ность в Даге­стане). В резуль­та­те духов­но­го поис­ка (это было в 19 лет, в 1995 году) созна­тель­но, зная отно­ше­ние исла­ма к «мур­та­дам» (отступ­ни­кам от исла­ма) «сме­нив­ше­му веру ‒ голо­ва с плеч» (есть такой аят), при­ня­ла Кре­ще­ние в Пра­во­сла­вии. До это­го счи­та­ла себя истин­ной мусуль­ман­кой. Роди­те­ли, и вооб­ще мои пред­ки – все мусуль­мане. Род мой насчи­ты­ва­ет око­ло 1000 чело­век, так назы­ва­е­мые «туху­мы». Посту­пок мой ‒ счи­та­ет­ся «из ряда вон». Един­ствен­ные, кто об этом зна­ют, моя семья, и дер­жит­ся в сек­ре­те даже от род­ни. Отец даже пред­при­ни­мал попыт­ку запу­гать: в тот момент (мне было 19 лет) после мое­го при­зна­ния в Кре­ще­нии и прось­бы отпу­стить меня в мона­стырь, выстре­лил из писто­ле­та, как ока­за­лось ‒ газо­во­го. Дума­ла, что уже всё, уби­ли, еще удив­лен­но поду­ма­ла: «Уже? Так быст­ро! И это, ока­зы­ва­ет­ся, не страш­но». Папа у меня кру­то­го нра­ва, быв­ший воен­ный, «афга­нец». Пом­ню, мать при­чи­та­ла: «Позор! Если об этом узна­ют, мы будем вынуж­де­ны тебя убить, мы счи­та­ем­ся поря­доч­ной семьей! Мои отец и дед из рода «кьа­ди» (так ска­зать, свя­щен­ни­че­ский судеб­ный сан ‒ суди­ли по шари­а­ту, к ним обра­ща­лись все в слож­ных ситу­а­ци­ях)! Твою сест­ру никто не возь­мет замуж, за тво­их бра­тьев никто не выдаст сво­их доче­рей, мы ста­нем изго­я­ми. Тако­го в нашем роду не было. Мол­чи! Нико­му не гово­ри! Какой мона­стырь?! Сошла с ума!» и т.д., и т.п. В семье я самая стар­шая. При­шлось, скре­пя себя, ради млад­ших бра­тьев и сест­ры, в надеж­де на Бога, дер­жать все в тайне.

Надо доба­вить, что наша семья посто­ян­но про­жи­ва­ла в Рос­сии по дол­гу служ­бы отца. При­ез­жа­ли в Даге­стан на вре­мя кани­кул на все лето в наш дом в селе, обща­лись с бабуш­ка­ми и дедуш­ка­ми, мно­го­чис­лен­ны­ми род­ствен­ни­ка­ми. В нашей семье все зна­ют род­ной, дар­гин­ский язык. До 6 клас­са я учи­лась в селе. Потом ‒ в гар­ни­зон­ных шко­лах. Вос­пи­ты­ва­лись мы очень стро­го. Пом­ню, отец нас, дево­чек, очень гроз­но пре­ду­пре­ждал «если что ‒ камень на шею и ‒ по лёд Вят­ки, или в лесу зако­паю». Ника­ких дис­ко­тек и гуля­нок, толь­ко уче­ба и домаш­нее хозяй­ство, и уход за млад­ши­ми. Мы боя­лись даже взгля­нуть на маль­чи­ков. Даже при­кос­но­ве­ние к руке счи­та­лось сты­дом. Поэто­му в рус­ских шко­лах мы были изго­я­ми. С дет­ства вну­ша­лась мысль, что с рус­ски­ми нель­зя общать­ся и дру­жить, что вера их ‒ это вера «капу­ров» (т.е. кяфи­ры, отступ­ни­ки), что они ‒ блуд­ни­ки и пья­ни­цы. Сто­ит ли объ­яс­нять, что из нас мог­ло вырас­ти в резуль­та­те тако­го «вос­пи­та­ния»? В кон­тек­сте ска­зан­но­го могу толь­ко удив­лять­ся «Неис­по­ве­ди­мы пути Твои, Гос­по­ди!». с чело­ве­че­ской точ­ки зре­ния, я по опре­де­ле­нию не мог­ла стать никем иной, кро­ме мусуль­ман­ки. Я ощу­ща­ла себя мусуль­ман­кой, я гор­ди­лась тем, что я мусуль­ман­ка, я при­ня­ла реше­ние изу­чать Коран, нача­ла изу­чать араб­ский язык, так как счи­та­ла, что чело­век дол­жен пони­мать сло­ва молит­вы, кото­рые про­из­но­сит ‒ так чест­нее. Про­си­ла маму научить меня читать по-араб­ски, так как она зна­ла, ходи­ла в мечеть в дет­стве ‒ детям кади­ев вме­ня­лось в обя­зан­ность изу­чать Коран и араб­ский язык, научить меня совер­шать намаз. Я искренне стре­ми­лась к Алла­ху, чита­ла молит­вы по-араб­ски, моли­лась сво­и­ми сло­ва­ми. С дет­ства мы заучи­ва­ли араб­ские молит­вы, неко­то­рые я до сих пор пом­ню, такие как «Кьул­гьу» и «АлхIям». У меня и мыс­ли не было быть кем-то иным. Но…У Бога свои планы.

В 20 лет вышла замуж за сво­е­го одно­сель­ча­ни­на и одно­класс­ни­ка, кото­рый мне нра­вил­ся еще со школь­ной ска­мьи. Муж мусуль­ма­нин. Его роди­те­ли ‒ оба «хаджи». Поря­доч­ная семья, отно­сят­ся хоро­шо. Муж не знал о моем «мур­тад­стве», ина­че вряд ли женил­ся бы. Мне очень жаль его, нена­ви­жу себя, но от Пра­во­сла­вия не могу отка­зать­ся: для меня это Исти­на, Путь и Веч­ная Жизнь. Молюсь за него, про­шу у Бога про­ще­ния за грех неволь­но­го обма­на. Мы после сва­дьбы сра­зу уеха­ли в Рос­сию, на место служ­бы отца. Мы и сей­час там про­жи­ва­ем. Я поз­же при­зна­лась мужу в при­ня­тии Кре­ще­ния, кода дети уже под­рос­ли и всту­пи­ли в под­рост­ко­вый воз­раст, ведь мне необ­хо­ди­мы были испо­ведь и при­ча­стие. А посе­щать храм не было воз­мож­но­сти. Наде­я­лась, что он отпу­стит меня в мона­стырь. Все-таки, он дол­жен был знать прав­ду и посту­пить так, как сам счи­та­ет нуж­ным. Я нена­ви­жу ложь, и мне очень пло­хо было жить в этой лжи столь­ко лет. Был скан­дал. Муж дол­го при­хо­дил в себя, хотел уехать на роди­ну, бро­сив все. Но при­нял реше­ние остать­ся, как он гово­рил, ради детей. Дого­во­ри­лись, что я, опять-таки, дер­жу все в тайне, верить и посе­щать ино­гда цер­ковь он мне не запре­ща­ет, но так, что­бы об этом не зна­ли его зна­ко­мые и про­жи­ва­ю­щие у нас в город­ке зем­ля­ки, а храм посе­ща­ла бы где-нибудь в горо­де, где никто не узна­ет (И на том спасибо!).

А поче­му при­шла в Пра­во­сла­вие? Чита­ла мно­го и раз­мыш­ля­ла о смыс­ле жиз­ни, иска­ла отве­ты на извеч­ные вопро­сы «кто я» и «какое мое место в жиз­ни». Пер­вая навод­ка на хри­сти­ан­ство мне попа­лась имен­но в Коране (Сура «Семей­ство Имра­на»). Как я уже гово­ри­ла, я все­рьез тогда реши­ла изу­чать Коран. Нечест­но было бы не про­ве­рить ссыл­ки на Инджиль (Еван­ге­лие), кото­рые были в Коране. Как мож­но изу­чать Коран, не зная предыс­то­рии исла­ма? И я взя­лась и за Тору, и за Евангелие…

Невоз­мож­но крат­ко объ­яс­нить, что при­ве­ло меня в Пра­во­сла­вие, не опи­сав свой пси­хо­ло­ги­че­ский порт­рет на тот момент. Все, что я напи­са­ла ниже – это не попыт­ка себя оправ­дать или осу­дить кого-то, или вызвать жалость, или жела­ние покра­со­вать­ся (да и нечем тут гор­дить­ся). Нет, все, что Гос­подь попу­стил мне пере­жить, было необ­хо­ди­мо для меня, что­бы сде­лать меня силь­нее и креп­че духом. Это попыт­ка пока­зать, из како­го, порой, про­сти­те, дерь­ма, Гос­подь доста­ет свои поги­ба­ю­щие созда­ния. Сколь­ко тер­пе­ния, люб­ви и мило­сер­дия в Гос­по­де к сво­им созда­ни­ям! Это само­ана­лиз, попыт­ка объ­яс­нить при­чи­ны, обу­сло­вив­шие мой пере­ход в Православие.

Как я уже писа­ла, вос­пи­та­ние детей в нашей семье было очень стро­гим, даже жесто­ким. Отно­ше­ния меж­ду роди­те­ля­ми были слож­ны­ми. Мой отец, как я поз­же поня­ла из книг по пси­хо­ло­гии, ока­зал­ся семей­ным тира­ном, счи­та­ю­щим, что семья долж­на слу­жить его инте­ре­сам, хотя сам часто любил повто­рять «это все ради вас, ради ваше­го сча­стья», «я муча­юсь с вашей мате­рью, что­бы вы были счаст­ли­вы», «вы потом меня пой­ме­те» и т.п. Я не сомне­ва­юсь, что он желал добра и луч­шей доли сво­им детям, но его мето­ды доне­се­ния сво­их мыс­лей до нас были из рук вон пло­хи. И при этом он счи­тал себя экс­пер­том во всех обла­стях, преж­де все­го – меди­ци­ны (он воен­ный врач-хирург) пси­хо­ло­гии и пси­хи­ат­рии, зна­то­ком чело­ве­че­ских душ, и счи­тал, что наша мать меша­ет ему вос­пи­ты­вать детей, хотя у той было педа­го­ги­че­ское обра­зо­ва­ние. Сам того не заме­чая, он внед­рял в наше созна­ние (в част­но­сти ‒ в моё: может я ока­за­лась самой чув­стви­тель­ной к таким выска­зы­ва­ни­ям) мысль, что мы ста­ли при­чи­ной их несчаст­ли­во­го бра­ка, и если бы не мы, то он (отец)мог бы быть более счаст­лив. На душе накап­ли­вал­ся тем­ный оса­док, воз­ник­ло отри­ца­ние себя, посте­пен­но под­кра­лась мысль о бес­смыс­лен­но­сти жиз­ни, из жиз­ни ушла радость, жела­ние жить, нарас­та­ла пусто­та. Воз­ник­ли мыс­ли о том, что я в тягость сво­им роди­те­лям, что я неже­лан­на, что мне не рады. Нико­гда с роди­те­ля­ми у нас не было теп­лых дове­ри­тель­ных отно­ше­ний, я была замкну­та, чуж­да­лась людей, была мол­ча­ли­ва. Внешне это вос­при­ни­ма­лась как скром­ность и вос­пи­тан­ность, но в душе был мрак. Мать была издер­га­на неспра­вед­ли­вы­ми при­дир­ка­ми отца и его семьи, часто выме­ща­ла свой гнев на нас. Боль­ше все­го доста­ва­лось мне, как самой стар­шей: я часто заси­жи­ва­лась за кни­га­ми в ущерб сво­им домаш­ним обя­зан­но­стям. Но когда я через мно­го лет спро­си­ла ее, поче­му она жила в таких усло­ви­ях, поз­во­ляя такое отно­ше­ние к себе и детям, она отве­ти­ла, что не мог­ла раз­ве­стись, так как у нас не при­ня­то было раз­во­дить­ся, замуж выхо­ди­ли раз – и навсе­гда, шари­а­том и ада­та­ми (обы­ча­я­ми) пред­пи­сы­ва­лось тер­петь. Это теперь люди схо­дят­ся и рас­хо­дят­ся лег­ко, даже в наших кра­ях, что, конеч­но же, нехо­ро­шо, но, по край­ней мере, люди боль­ше осо­зна­ют свое досто­ин­ство и не будут тер­петь таких унижений.

Сто­ит еще пояс­нить, из какой семьи мой отец. Семья мое­го отца – люди с очень слож­ным харак­те­ром. Люб­ви в этой семье не было. Отно­ше­ние к девоч­кам было ненор­маль­ным. За то, что моя мама роди­ла двух дево­чек (меня и мою млад­шую сест­ру), ее посто­ян­но этим упре­ка­ли, жале­ли мое­го отца, что ему при­хо­дит­ся содер­жать двух дев­чо­нок, и какой он несчаст­ный, что жена не роди­ла ему наслед­ни­ка. Когда они виде­ли, как мама нас опе­ка­ет, забо­тит­ся, обсти­ры­ва­ет, соблю­да­ет режим, они (в част­но­сти – бабуш­ка, папи­на мама) с ехид­цей пого­ва­ри­ва­ли «что этих девок кор­мить и уха­жи­вать за ними – дев­ки живу­чи, они не про­па­дут». В ответ на это моя мама еще боль­ше ста­ра­лась окру­жать забо­той сво­их дочек. Что­бы еще боль­ше оха­рак­те­ри­зо­вать семью мое­го отца, опи­шу еще один слу­чай. Когда мама роди­ла мою млад­шую сест­рен­ку (это было в Забай­каль­ском воен­ном окру­ге, пост Джид­да), папа взял отпуск, и они с мамой поеха­ли в Даге­стан к род­ным. В Махач­ка­ле их встре­ти­ла род­ня отца. Папи­на сест­ра взя­ла мою сест­ру на руки, и когда у нее спро­си­ли, кто родил­ся у ее бра­та, скри­ви­ла лицо в пре­зри­тель­ной гри­ма­се и отве­ти­ла «Рур­си (девоч­ка)». Мама гово­ри­ла, что нико­гда не забу­дет тако­го отно­ше­ния к себе и детям, ведь не блуд­ни­ца же она какая-то, в кон­це кон­цов, род­ные же внуч­ки и племянницы.

По рас­ска­зам мате­ри, отец вооб­ще вел себя так, как буд­то у него кто-то умер, помрач­нел, погруст­нел. А то, как же, – вто­рая доч­ка роди­лась! И он решил «зале­чить свои раны» в сана­то­рии Кис­ло­вод­ска, оста­вив маму со мной и месяч­ной сест­рен­кой в доме сво­их роди­те­лей, где не было ника­ких усло­вий, топи­ли дро­ва­ми, за кото­ры­ми надо было ходить куда-то дале­ко, все удоб­ства на дво­ре, месяч­ный ребе­нок на руках, а на дво­ре ‒ январь. Из всех теп­лых поме­ще­ний – лишь одна – его роди­те­лей, и то, веч­но про­ку­рен­ная дедом. Тогда мама и реши­ла поехать с ребен­ком за отцом в сана­то­рий, а меня оста­ви­ли на попе­че­нии бабуш­ки. До сих пор пом­ню тяже­лый про­ку­рен­ный воз­дух ком­на­ты, мат­рас на полу за огром­ным ткац­ким стан­ком. Рань­ше тка­ли ков­ры на дому. Роди­те­ли отсут­ство­ва­ли где-то месяц. За это вре­мя я забо­ле­ла двух­сто­рон­ним вос­па­ле­ни­ем лег­ких, не ела, ото­ща­ла, как дис­тро­фик, не вста­ва­ла, ноги меня не дер­жа­ли. В селе уже гото­ви­лись к тому, что я умру. Пом­ню, не хва­та­ло воз­ду­ха. В доме бабуш­ки посто­ян­но пре­бы­ва­ли род­ствен­ни­ки, справ­ля­ясь о моем здо­ро­вье. Никто не верил, что я выжи­ву. Все были уве­ре­ны, что я боль­ше не жилец. Не пони­маю, поче­му они не отвез­ли меня в боль­ни­цу. Когда роди­те­ли при­е­ха­ли, они и заста­ли такую кар­ти­ну: дом, пол­ный род­ствен­ни­ков, гото­вя­щих­ся к моей смер­ти. Тогда отец, все-же в нем было еще что-то чело­ве­че­ское, потре­бо­вал у сво­ей мате­ри отве­та, как такое мог­ло про­изой­ти за какой-то месяц, на что полу­чил леде­ня­щий ответ: «Даже если бы она (то есть я) умер­ла, я не дума­ла, что это тебя так рас­стро­ит, сын». Види­мо, жесто­ко­сер­дие род­ной мате­ри так потряс­ло мое­го отца (хотя он тоже не отли­чал­ся доб­ро­той), что он ска­зал: «Раз так, то пусть все твои дети, кро­ме меня, умрут!». Бабуш­ка тогда запри­чи­та­ла – запла­ка­ла. Н‑да, какие «высо­кие» отно­ше­ния, про­сти, Господи!

Моя мать бро­си­ла все свои силы на мое спа­се­ние, выха­жи­ва­ла, кор­ми­ла с ложеч­ки кисе­ля­ми и жид­ки­ми каша­ми насиль­но. Орга­низм уже почти ниче­го не при­ни­мал, меня, пом­ню, все вре­мя тош­ни­ло. Меня, пяти­лет­нюю, вози­ли в коляс­ке сест­ры, так как я была очень сла­ба. На вре­мя моя мама пере­се­ли­лась к сво­ей мате­ри, где были хоть какие-то усло­вия для жиз­ни. Папе надо было уез­жать, закан­чи­вал­ся отпуск. И он, оста­вив маму с дву­мя детьми на попе­че­нии ее мате­ри, уехал в Джи­ду. Маме не хоте­лось обре­ме­нять бабуш­ку, у кото­рой и так было мно­го детей, и как толь­ко, как ей пока­за­лось, я немно­го окреп­ла, она на поез­де, через Моск­ву, поеха­ла в Забай­ка­лье, так как там и квар­ти­ра теп­лая, и горя­чая вода. В поез­де в плац­кар­те на сосед­нем месте, на мое сча­стье, ока­за­лась рус­ская женщина‒ врач, педи­атр. В поез­де она про­слу­ша­ла мои лег­кие и ска­за­ла маме «вы ее живой не дове­зе­те, оста­вай­тесь в Москве, пока не под­ле­чи­те». Но маму невоз­мож­но было пере­убе­дить. На сча­стье, у вра­ча с собой ока­за­лись шприц и анти­био­ти­ки, и все семь дней, пока мы еха­ли в поез­де, она лечи­ла меня. Это чудо, что Гос­подь послал мне в кри­зис­ный момент тако­го чело­ве­ка. Эта рус­ская жен­щи­на спас­ла меня тогда. Надо же, род­ные бабуш­ка и тети, совер­ша­ю­щие нама­зы по пять раз на дню и шту­ди­ру­ю­щие Коран, спо­кой­но дожи­да­лись моей смер­ти из прин­ци­па «Аллах дал, Аллах взял», а совер­шен­но чужая рус­ская жен­щи­на взя­лась и выхо­ди­ла меня. Види­мо, у Гос­по­да был свой Про­мы­сел на мой счет! Види­мо, неспро­ста мне была пода­ре­на новая жизнь! Неис­по­ве­ди­мы пути Твои, Гос­по­ди! Я не знаю име­ни этой жен­щи­ны, но Бог зна­ет, и я молюсь за нее.

Это сей­час я пони­маю, какие же они (семья отца) несчаст­ные люди, не веда­ю­щие люб­ви, не пони­ма­ю­щие, что они тво­рят. Да испра­вит их пути Гос­подь! А тогда такое отно­ше­ние выхо­ло­ди­ло всю душу. Мне было тогда 5 лет, но уже тогда я чув­ство­ва­ла, что что-то вокруг меня нелад­но. Эта зло­ба отра­ви­ла и меня. Уже с семи лет я нача­ла зада­вать­ся вопро­са­ми, в чем смысл мое­го суще­ство­ва­ния, нача­ла осо­зна­вать себя лич­но­стью. Уже тогда я инту­и­тив­но пони­ма­ла, что во всем есть какой-то смысл, и я пыта­лась уло­вить этот смысл во всем, понять окру­жа­ю­щий меня мир, доко­пать­ся до сути вещей и явле­ний. Я ста­ла похо­жей на вол­чон­ка. Я была белой воро­ной даже у себя в Даге­стане, где учи­лась до 6 клас­са, быва­ло, дра­лась, хотя учи­лась на одни пятер­ки. Учить­ся в наци­о­наль­ной шко­ле было неслож­но, ведь я хоро­шо зна­ла рус­ский язык, а пре­по­да­ва­ли на рус­ском. Пом­ню, все­гда всем ста­ра­лась помочь, под­ска­зы­ва­ла, реша­ла за дру­гих задач­ки. Я люби­ла учить­ся. Это стрем­ле­ние живо во мне и сейчас.

Не буду опи­сы­вать все семей­ные пери­пе­тии, поверь­те, их хва­тит на целый пси­хо­ло­ги­че­ский трил­лер. Рож­де­ние сыно­вей не сде­ла­ло мое­го отца и его семью мяг­че. Чего сто­ит его выска­зы­ва­ние «Детей нуж­но вос­пи­ты­вать в нена­ви­сти»! Мама мне потом, когда я уже ста­ла взрос­лой, рас­ска­зы­ва­ла, как папа, что­бы вос­пи­тать детей в стра­хе, пред­ла­гал ей сле­ду­ю­щее: «Я буду бить мебель, а ты кри­чи, буд­то я тебя изби­ваю – пусть дети дума­ют, что меня надо боять­ся и ува­жать, у отца дол­жен быть авто­ри­тет в гла­зах детей, осо­бен­но сыно­вей, боль­ший, чем у мате­ри». Моя мама на это не согла­си­лась. Папе все­гда каза­лось, что мать име­ет осо­бое вли­я­ние на детей, а его, отца, выстав­ля­ет перед детьми в невы­год­ном све­те. Нас, детей, он счи­тал адво­ка­та­ми мате­ри. Его подо­зри­тель­ность не зна­ла меры. Он лег­ко мог впасть в ярость, когда что-то шло не по его сце­на­рию. Имея огром­ную физи­че­скую силу, мог уда­рить, осо­бо не рас­счи­ты­вая меры. Так, за какую-то незна­чи­тель­ную про­вин­ность, он силь­но уда­рил мое­го млад­ше­го бра­та (ему тогда было око­ло 9 лет) по голо­ве сло­ман­ной пал­кой-удоч­кой, так что рас­сек голо­ву. Брат поте­рял созна­ние, у него было сотря­се­ние моз­га, его рва­ло, он не мог встать. Мать рас­ска­зы­ва­ла, как, при­дя с рабо­ты, уви­де­ла сына, пере­бин­то­ван­но­го, на кро­ва­ти, чуть не лиши­лась чувств. Бра­та повез­ли в лаза­рет, где папа, сам врач, хирург, нало­жил швы. Для наро­да была при­ду­ма­на вер­сия, что он уда­рил­ся о бата­рею. Может, Афган сде­лал отца таким, не знаю. Но пом­ню, что жили в стра­хе. Оскорб­ле­ния со сто­ро­ны были обыч­ным делом. А с его меди­цин­ским обра­зо­ва­ни­ем – еще и изощ­рен­нее. Нас дево­чек, он мог оскор­бить, упо­ми­ная жен­ские физио­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти, что было наи­бо­лее оскор­би­тель­ным, вызы­ва­ло отвра­ще­ние к самой себе как к жен­щине и как чело­ве­ку. Дети без­за­щит­ны перед взрос­лы­ми, осо­бен­но, если эти взрос­лые – самые близ­кие люди, и ведь страш­но было воз­ра­зить. Попыт­ка при­звать его к сове­сти мог­ла закон­чить­ся пла­чев­но, что мы неод­но­крат­но испы­ты­ва­ли на себе. А млад­ше­го бра­та (когда он был под­рост­ком и учил­ся в стар­ших клас­сах) за попыт­ку всту­пить­ся за мать, при­пуг­нул охот­ни­чьим ружьем, пря­мо наста­вил на него в упор в кори­до­ре, зажав в углу. При этом повто­рял с нена­ви­стью: «Я тебя поро­дил – я тебя и убью!». Толь­ко несколь­ко лет спу­стя, когда млад­ший брат попы­тал­ся покон­чить жизнь само­убий­ством, в голо­ве отца что-то щелк­ну­ло. Вклю­чи­лась само­кри­ти­ка. Он понял, что излиш­няя жесто­кость его мето­дов, как он гово­рил, вос­пи­та­ния, спо­соб­но при­ве­сти к непо­пра­ви­мо­му, и оста­вив нас всех с мате­рью в город­ке, уехал на роди­ну (к тому вре­ме­ни он уже ушел в запас по выслу­ге лет). Это был 2008 год, когда млад­ший брат совер­шил ДТП, в его машине погиб его друг, дру­гой полу­чил пере­лом ног, маши­на не под­ле­жа­ла вос­ста­нов­ле­нию. Отец уехал имен­но в тот момент, когда он был более все­го нужен – ДТП сына, повлек­шее смерть чело­ве­ка, пред­сто­я­щее судеб­ное раз­би­ра­тель­ство, депрес­сия и поте­рян­ность сына. Имен­но тогда чуть было не про­изо­шло непо­пра­ви­мое с моим млад­шим бра­том. Да, брат совер­шил серьез­ный про­сту­пок и очень об этом пере­жи­вал, а жесто­ко­сер­дие отца чуть не дове­ло его до само­убий­ства. В то тяже­лое вре­мя я (уже будучи хри­сти­ан­кой 13 лет) неисто­во моли­лась за бра­та, за нас всех. Пом­ню, тот Вели­кий пост все 40 дней я дер­жа­ла за сво­е­го бра­та. Тот пери­од был полон мисти­че­ских собы­тий, под­твер­жда­ю­щих пря­мое уча­сти Бога в нашей жиз­ни. Но об этом в дру­гой раз.

В под­рост­ко­вом воз­расте и ран­ней юно­сти я меч­та­ла сбе­жать из дома или уме­реть: так было невы­но­си­ма пси­хо­ло­ги­че­ская обста­нов­ка дома. В то вре­мя я учи­лась в медучи­ли­ще, 5 дней жила на квар­ти­ре у одной доб­рой ста­руш­ки, а на выход­ные езди­ла домой. Даже в горо­де я не мог­ла поз­во­лить себе ниче­го лиш­не­го. Весь пери­метр моих похож­де­ний: учи­ли­ще – биб­лио­те­ка – дом. Кни­ги были един­ствен­ным моим уте­ше­ни­ем. Но душа уже тогда нача­ла черст­веть и отми­рать. Я теперь пони­маю, что все мое дет­ство про­шло в посто­ян­ном пси­хо­ло­ги­че­ском стрес­се. Ско­рее это и повли­я­ло на ста­нов­ле­ние мое­го харак­те­ра. В под­рост­ко­вом воз­расте я была уже озлоб­лен­ным на мир суще­ством, оби­жен­ным на мир и само­го Алла­ха за то, что он никак не отве­ча­ет на мои молит­вы и прось­бы о помо­щи. Я про­сто тону­ла в вол­нах нега­ти­ва, кото­ры­ми заря­жа­лась дома. И в то же вре­мя я счи­та­ла себя чище и достой­нее всех, нико­гда не кури­ла, не пила, не совер­ши­ла ни одно­го поступ­ка, кото­рый мог омра­чить лицо моих роди­те­лей, в душе ста­ла высо­ко­мер­ной. Внешне это выгля­де­ло доволь­но при­лич­но: вос­пи­тан­ная, скром­ная, немно­го­слов­ная, целе­устрем­лен­ная девоч­ка-под­ро­сток, недур­на собой, с хоро­шим при­да­ным (мама с 1985 года «пере­стро­и­лась» и, оста­вив педа­го­ги­че­скую дея­тель­ность, заня­лась ком­мер­ци­ей, кото­рая при­но­си­ла ощу­ти­мый доход, но ско­рее все­го – для того, что­бы полу­чить хоть какую-то неза­ви­си­мость от отца).

К 16 годам я хоро­шо усво­и­ла, что чело­ве­ка судят по его поступ­кам, так было напи­са­но в Коране, за изу­че­ние кото­ро­го я все­рьез реши­ла занять­ся. А вот о мыс­лях там ниче­го не ска­за­но. И в этих мыс­лях я была предо­став­ле­на самой себе. О, Боже, сколь­ко тогда демо­нов гнез­ди­лось в моих мыс­лях! Так полу­чи­лось, что я как бы вела двой­ную жизнь. Одна сто­ро­на – внеш­няя – для людей, что­бы не осуж­да­ли, дру­гая – для самой себя, мыс­лен­ная, где я была всем! Лице­ме­рие впи­лось в меня сво­и­ми клеш­ня­ми и разъ­еда­ло все живое и доб­рое, что во мне еще оста­ва­лось. Внешне скром­ная и доб­рая, внут­ри себя я пре­вра­ща­лась в нена­ви­дя­щее вся и всех, оби­жен­ное на весь мир суще­ство. Все поро­ки тогда гнез­ди­лись во мне, осо­бен­но гор­ды­ня, тще­сла­вие и нена­висть. Нена­ви­де­ла даже саму себя. Мож­но ли ожи­дать люб­ви и мило­сти от того, кто сам себя нена­ви­дит, сам себя отри­ца­ет? Думаю, ответ оче­ви­ден. Мне было очень пло­хо, но я не пони­ма­ла, что такое со мной про­ис­хо­дит. Ислам не при­но­сил облег­че­ния. Все мои моль­бы и сле­зы ухо­ди­ли в пусто­ту. Пом­ню, как мама ска­за­ла: «Из Кора­на каж­дый усва­и­ва­ет свое: хоро­ший – хоро­шее, пло­хой – пло­хое». То есть, эта­кое посо­бие для тех, кто захо­чет стать либо греш­ни­ком, либо пра­вед­ни­ком. При­зы­вы к мило­сер­дию чере­до­ва­лись с при­зы­ва­ми к наси­лию и даже убий­ствам над вра­га­ми Алла­ха. Да, в Коране мно­го гово­рит­ся и о доб­рых делах, и о необ­хо­ди­мо­сти быть мило­серд­ным. Но ведь для того, что­бы тво­рить доб­ро, оно долж­но на чем-то бази­ро­вать­ся. Ведь как воз­мож­но тво­рить мило­сты­ню, будучи злым? Это­го вот уче­ния о доб­ре и люб­ви в Коране не было! Были толь­ко инструк­ции, как себя вести и санк­ции за их нару­ше­ние. Но я чест­но пыта­лась сле­до­вать им в надеж­де, что это мне помо­жет стать счаст­ли­вее. Я при­хо­ди­ла в отча­я­ние. От попы­ток сов­ме­стить в себе несов­ме­сти­мое, почерп­ну­тое из Кора­на, я чуть не тро­ну­лась умом. Что­бы хоть как-то соот­вет­ство­вать поня­тию мусуль­ман­ки, я насиль­но впи­хи­ва­ла в себя кора­ни­че­ские посту­ла­ты. Я боя­лась Алла­ха, боя­лась нака­за­ния, хотя ни на йоту не чув­ство­ва­ла себя счаст­ли­вой от это­го. Внут­ри был раз­драй. Если осно­вой Исла­ма являл­ся Коран, я счи­та­ла себя обя­зан­ной его знать. Пом­ню, меня поко­ро­би­ла нело­гич­ность сур, ана­хро­низм собы­тий, опи­сан­ных в нем, стран­ность поступ­ков Мухам­ме­да – его мно­го­жен­ство, соче­та­ние доб­ро­ты и жесто­ко­сти, инструк­ции о том, как бить жен, брак с мало­лет­ней Айшей, то, как он при­сво­ил себе жену сво­е­го при­ем­но­го сына Зей­да – Зей­наб, то, что он «ревел, как моло­дой вер­блюд», когда на него «нака­ты­ва­ло» и мно­гое дру­гое. Имея сред­нее мед обра­зо­ва­ние и отца-вра­ча, счи­та­ю­ще­го себя к тому же вели­ким пси­хи­ат­ром, и сама увле­ка­ю­ща­я­ся чте­ни­ем книг по пси­хо­ло­гии и пси­хи­ат­рии, я подо­зре­ва­ла, что здесь широ­кое поле для дядюш­ки Фрей­да. Все во мне сопро­тив­ля­лось, но я убеж­да­ла себя, что это нуж­но при­нять. Это было наси­лие над соб­ствен­ной душой.

Читая Коран, я не мог­ла изба­вить­ся от стой­ко­го ощу­ще­ния, что меня пыта­ют­ся обма­нуть. Теперь я пони­маю, поче­му столь­ко мусуль­ман про­дол­жа­ют оста­вать­ся мусуль­ма­на­ми – он про­сто не углуб­ля­ют­ся в изу­че­ние Кора­на, а доволь­ству­ют­ся поверх­ност­ны­ми суж­де­ни­я­ми сво­их има­мов, кото­рым при­ня­то дове­рять. Ислам в дей­ствии – это ИГИЛ. Это воен­ная док­три­на, в кото­рой про­пи­са­ны как пра­ви­ла для веде­ния войн, так и пра­ви­ла для вре­ме­ни крат­ко­вре­мен­но­го пере­ми­рия, когда Ислам наби­ра­ет­ся сил для совер­ше­ния оче­ред­но­го брос­ка ‒ джи­ха­да во имя Алла­ха. Внеш­няя мир­ность исла­ма – это кол­ли­зия, кото­рую не пони­ма­ют порой даже сами «мир­ные» носи­те­ли Исла­ма. И «мир­ные» мусуль­мане, и вах­ха­би­ты-сала­фи­ты чер­па­ют свои силы из Кора­на и при­кры­ва­ют­ся им же. И те, и дру­гие, в оправ­да­ние сво­их дел опи­ра­ют­ся на Коран, при­во­дя кучи ссылок.

Совесть, зало­жен­ная Богом в чело­ве­ка, инту­и­тив­но чув­ству­ет, где доб­ро, а где зло, пото­му и сопро­тив­ля­ет­ся злу, так как зло не свой­ствен­но чело­ве­ку, зло – есть откло­не­ние от Божье­го Замыс­ла. Если бы в Боге уме­ща­лись бы одно­вре­мен­но и злое, и доб­рое, как утвер­жда­ет Коран, то смыс­ла в борь­бе со злом не было бы. Не име­ла бы смыс­ла и борь­ба со гре­хом. Бог, вме­ща­ю­щий в себя и зло, и доб­ро, и при этом тре­бу­ю­щий от чело­ве­ка соблю­де­ния каких-то инструк­ций и покло­не­ния Себе, выгля­дел бы жесто­ким лице­ме­ром-кук­ло­во­дом, насме­ха­ю­щим­ся над сво­им тво­ре­ни­ем. Имен­но такой порт­рет Алла­ха пред­ста­вил­ся мне, когда я нача­ла изу­чать Коран. И толь­ко уси­лие воли само­го чело­ве­ка застав­ля­ет душу сми­рить­ся с таким пред­став­ле­ни­ем о Боге.

Вот меха­низм само­об­ма­на чело­ве­ка: чело­ве­ка застав­ля­ют съесть что-то горь­кое, но при этом убеж­да­ют его, что это слад­кое, да так, что вско­ре и сам чело­век начи­на­ет верить, что это слад­ко, и даже начи­на­ет ощу­щать сла­дость. Это мои наблю­де­ния и мои выво­ды, кото­рые я сде­ла­ла за пери­од само­по­зна­ния. И зна­е­те, каким бы отец ни был, я бла­го­дар­на ему за то, что он научил нас думать, все под­вер­гать сомне­нию и тща­тель­ной про­вер­ке. Прав­да, потом сам же пытал­ся подав­лять в нас эту чер­ту, сето­вал на то, что слиш­ком мно­го дал нам сво­бо­ды, и во всем винил, как обыч­но, мать (ста­рая песня).

Что­бы понять то исто­ри­че­ское вре­мя и ход мыс­лей Мухам­ме­да, надо было знать исто­рию того вре­ме­ни. И я ста­ла углуб­лен­но изу­чать исто­рию воз­ник­но­ве­ния исла­ма. А посколь­ку ислам пре­тен­ду­ет на свое нача­ло от Авра­ама (Ибра­ги­ма), то я реши­ла начать с иуда­из­ма. Так логич­нее, согла­си­тесь. В Торе (Вет­хом Заве­те) я уви­де­ла исто­рию гре­хо­па­де­ния, и весь Танах был про­ни­зан ожи­да­ни­ем Мес­сии, Кото­рый дол­жен был родить­ся от чистых кро­вей и иску­пить вину Ада­ма. Мысль, что спа­се­ние чело­ве­ка может быть совер­ше­но толь­ко Богом, и то, что Мес­сия – не может быть никем иным, как Самим Богом, Кото­рый в силу Сво­е­го могу­ще­ства может вопло­тить­ся, пока­за­лась мне логич­ной. А что, раз­ве есть что-то невоз­мож­ное Богу? Он ведь не огра­ни­чен ничем и никем, тем более жал­кой чело­ве­че­ской мыс­лью с его скром­ны­ми поня­ти­я­ми о воз­мож­но­стях Бога. И даже если чело­ве­ку кажет­ся эта идея абсурд­ной, но так ведь и Бог выше поня­тий чело­ве­че­ских. Идея Бого­во­пло­ще­ния не пока­за­лась мне невоз­мож­ной. И Авра­ам верил в Спа­си­те­ля, кото­рый гря­дет, вопло­тив­шись, от рода Иса­а­ка («но Завет Свой уста­нов­лю с Иса­а­ком» ‒ не от Изма­и­ла, заметь­те!). Новый Завет стал логи­че­ским про­дол­же­ни­ем Торы – испол­ни­лось ожи­да­ние чело­ве­че­ства. Но вот загвозд­ка – иудеи не при­зна­ли в нем сво­е­го Мес­сию, Кото­ро­го так жда­ли, и рас­пя­ли Его. А мусуль­мане уви­де­ли в нем толь­ко про­ро­ка, хотя в Коране Хри­стос назван Сло­вом Алла­ха. А раз так – Сло­ву надо верить, А Сло­во гово­ри­ло – «Я Есмь и Путь, и Исти­на, и Жизнь…», «И никто не при­хо­дит к Отцу, как толь­ко через Меня», «Я и Отец одно….», «Видев­ший Меня видел и Отца», «Преж­де, неже­ли был Авра­ам, Я Есмь». И рас­пять-то Хри­ста хоте­ли не за доб­рые дела и чуде­са, а за то, что, по сло­вам фари­се­ев «будучи чело­ве­ком, дела­ешь себя Богом». То есть сами иудеи при­зна­ют то, что Иисус назы­вал Себя Богом. Сами поду­май­те, даже само жела­ние рас­пять долж­но быть обос­но­ва­но серьез­ны­ми моти­ва­ми, ведь не за доб­рые же дела и чуде­са, ей-Богу, рас­пи­нать чело­ве­ка?! И здесь – глав­ный дис­со­нанс: иудеи утвер­жда­ют, что рас­пя­ли бого­хуль­ни­ка, назы­ва­ю­ще­го себя Богом, а мусуль­мане при­ни­ма­ют это­го «бого­хуль­ни­ка» за про­ро­ка – Сло­во Алла­ха, но Сло­ва Его отвер­га­ют. Воз­ни­ка­ет вопрос – кто прав? Это само по себе неви­дан­но-неслы­хан­но: чело­век, назы­ва­ю­щий себя Богом, кото­ро­го рас­пя­ли (по вер­сии иуде­ев) или хоте­ли рас­пять, но Аллах заме­нил жерт­ву на Кре­сте дру­гим чело­ве­ком, а Иису­са воз­нес (по вер­сии мусуль­ман). Чест­но гово­ря, идея заме­ще­ния одной жерт­вы дру­гой пока­за­лось мне недо­стой­ной Бога. Не может Бог быть хуже чело­ве­ка и посту­пать таким обра­зом – это нечест­но и недо­стой­но Бога под­став­лять дру­го­го. Что­бы разо­брать­ся с этим вопро­сом, надо было хотя бы про­честь Новый Завет, узнать, что имен­но этот чело­век гово­рил, что его реши­ли рас­пять, несмот­ря на все его чуде­са. И я ста­ла читать Новый Завет, кото­рый был у бабуш­ки, на чьей квар­ти­ре я жила, когда учи­лась в медучилище.

Когда я начи­на­ла изу­чать Тору, в моей голо­ве посте­пен­но нача­ла про­яс­нять­ся кар­ти­на мира, создан­но­го Богом. Все было таким таким незна­ко­мым, захва­ты­ва­ю­щим, но логич­ным и понят­ным. Для меня слов­но откры­лось дру­гое виде­ние, отлич­ное от того, что мне вну­ша­лось с дет­ства. Но насто­я­щее потря­се­ние я испы­та­ла, когда ста­ла изу­чать Еван­ге­лия. Мне откры­ва­лись неиз­вест­ные досе­ле реа­лии. Я нико­гда не чита­ла тако­го, не слы­ха­ла таких слов! Пом­ню, Нагор­ная Про­по­ведь поверг­ла меня в когни­тив­ный дис­со­нанс. Ну как, как воз­мож­но любить нена­ви­дя­щих нас? Бла­го­слов­лять про­кли­на­ю­щих нас?! Под­став­лять дру­гую щеку, когда бьют по дру­гой!? Неуже­ли есть те, кто живет по таким пра­ви­лам? Как мож­но любить, когда мне всю жизнь вну­ша­лось «Чело­век чело­ве­ку ‒ волк»?!Такое невоз­мож­но! Нере­аль­но! Мне нуж­но было это понять. Ведь кто-то же живет так! Ведь за это когда-то люди шли на муче­ни­че­ство! Поче­му? Самое важ­ное, что я вдруг выяс­ни­ла ‒ то, я для Бога глу­бо­ко небез­раз­лич­на, более того – из люб­ви и состра­да­ния к нам, несчаст­ным, Он даже решил вопло­тить­ся, бла­го­вест­во­вать о про­ще­нии, зная, что Его убьют. Это было невоз­мож­но выду­мать чело­ве­ку, пора­бо­щен­но­му гре­хом. Для меня, всю жизнь про­жив­шей в посто­ян­ном пси­хо­ло­ги­че­ском прес­син­ге, нелюб­ви и посто­ян­но вну­ша­е­мым чув­ством непол­но­цен­но­сти, это было как баль­зам на душу. Это уче­ние было уди­ви­тель­ным, жиз­не­утвер­жда­ю­щим, Еван­ге­лию хоте­лось верить. Но это было слиш­ком хоро­шо, что­бы сра­зу пове­рить. Я боя­лась обма­нуть­ся. Я уже тогда нача­ла отта­и­вать, коро­ста с души посте­пен­но отсла­и­ва­лась слой за сло­ем. Но я боя­лась дове­рить­ся это­му ново­му чув­ству. Я к тому вре­ме­ни уже была настоль­ко разо­ча­ро­ва­на в жиз­ни, что боль­ше уже не жда­ла от жиз­ни ниче­го. Я была мерт­ва душой. Оче­ред­ной обман мог про­сто вычерк­нуть меня из жиз­ни. И я тихонь­ко ста­ла про­сить Его: «Если все, что я узна­ла – прав­да, дай мне знать». Эта моя мимо­лет­ная роб­кая прось­ба име­ла свое продолжение.

Не пом­ню, с чем это было свя­за­но, но оче­ред­ной скан­дал меж­ду роди­те­ля­ми пере­ки­нул­ся и на детей. В запа­ле отец всем нам раз­дал пси­хи­ат­ри­че­ские диа­гно­зы. Обви­нил мать в попыт­ке «пере­тя­нуть власть». Он искренне пола­гал, что заня­тия ком­мер­ци­ей сде­ла­ли мать более неза­ви­си­мой от него. Он пани­че­ски боял­ся поте­рять вли­я­ние. Мать он назы­вал псих­боль­ной, хотя у нее неве­ро­ят­но силь­ная пси­хи­ка, раз смог­ла выне­сти столь­ко. Нас он тоже назы­вал боль­ны­ми. Что бы мы ни дела­ли, как бы хоро­шо ни ста­ра­лись себя вести, отцу уго­дить было невоз­мож­но. Он во всем видел изъ­ян. Все­гда под­чер­ки­вал, что «если бы не он, вы сей­час не были бы здесь», совер­шен­но не заме­чая, как он отрав­ля­ет всех ядом. Бед­ный человек!

Пом­ню, после это­го я твер­до реши­ла, что не хочу жить. Жизнь окон­ча­тель­но померк­ла для меня. В поне­дель­ник я уеха­ла в город на уче­бу в самом мрач­ном рас­по­ло­же­нии духа. Дождав­шись, когда я оста­нусь на квар­ти­ре одна, взя­ла Еван­ге­лие, кото­рое мне каза­лось нере­аль­ной сказ­кой, так хоте­лось верить в чудо. Я вспо­ми­на­ла и пере­осмыс­ли­ва­ла свою жизнь, пла­ка­ла. Мне вдруг так ста­ло жаль себя. Что же я тако­го натво­ри­ла, что Аллах допус­ка­ет такое со мной. Я хоте­ла знать, в чем моя вина. И если Еван­ге­лие гово­рит прав­ду, то где Он, Хри­стос!? Поче­му не видит и не слы­шит, неуже­ли и Ему все рав­но, а ведь такие сло­ва гово­рил?! Раз­ве не Его сло­ва «не хочу смер­ти греш­ни­ка, но, что­бы обра­тил­ся и жив был»?! Если даже раз­бой­ник был поми­ло­ван и блуд­ни­ца про­ще­на, то неуже­ли и для меня не най­дет­ся капель­ка люб­ви?! Зачем я живу, если никто не рад мне, даже род­ной отец? Это был крик души, вызов, бро­шен­ный все­му Небу, отча­я­ние. Я тре­бо­ва­ла отве­та. Лишь отча­я­ние мог­ло толк­нуть меня на такую неслы­хан­ную дерзость.

Не могу пере­дать сло­ва­ми то, что со мной про­изо­шло потом. Меня слов­но накры­ло теп­лое живое обла­ко. Я не виде­ла, не слы­ша­ла, но почув­ство­ва­ла при­сут­ствие Его рядом. В этом обла­ке было столь­ко теп­ла, люб­ви и состра­да­ния, что я была оше­лом­ле­на. Меня вдруг оку­та­ла такая тиши­на, чув­ство над­мир­но­сти и покоя, куда-то уле­ту­чи­лись веч­ная скорбь и отча­я­ние. Все это было так мне незна­ко­мо, что я даже испу­га­лась. Во мне появи­лось пони­ма­ние все­го, что про­ис­хо­ди­ло со мной. Все мы, люди, греш­ни­ки, и каж­дый все­го боит­ся, но пря­чет­ся за раз­ны­ми мас­ка­ми, но при этом каж­дый жаж­дет, что­бы его люби­ли, даже самый отъ­яв­лен­ный пре­ступ­ник, и все мы нуж­да­ем­ся в про­ще­нии. И что это про­ще­ние было уже при­не­се­но нам, людям, оста­лось толь­ко при­нять его, про­тя­нув руку. Спа­се­ние рядом. В эту мину­ту я явствен­но поня­ла, почув­ство­ва­ла, что Бог, дей­стви­тель­но, есть Любовь. Одно­вре­мен­но меня охва­ти­ла неве­до­мая ранее мне радость, и сожа­ле­ние о соб­ствен­ных гре­хах, и сво­ей недо­стой­но­сти, и надеж­де на спа­се­ние. Я не мог­ла оста­но­вить слез, каза­лось в душе раз­верз­лись хля­би, счи­щая с души и серд­ца коро­сты гре­ха и ока­ме­не­лость. Это был катар­сис. Впер­вые за мно­го лет я поня­ла, что услы­ша­на там, на Небе­сах. Мне отве­ти­ли. Я впер­вые почув­ство­ва­ла лег­кость и свет в душе. Впер­вые за дол­гие годы мне захо­те­лось жить! Я чув­ство­ва­ла себя такой чистой и люби­мой. В созна­нии всплы­ли сло­ва «Но даже если и мать оста­вит свое дитя, Я не остав­лю тебя». Для меня все было реше­но. Мне был дан ответ, да какой! Это не про­сто Вера, это – Зна­ние! Исти­на, кото­рую я впи­та­ла в себя, как мол­нию. Я ста­ла дру­гой! Это был мой пер­вый духов­ный опыт. И меня пере­пол­ня­ло жела­ние доне­сти исти­ну, что мне откры­лась до дру­гих. Но преж­де я пошла в Свя­то-Сера­фи­мов­ский собор и как раз попа­ла на Кре­ще­ние. Я не зна­ла ника­ких цер­ков­ных пра­вил, про­сто сра­зу вста­ла с осталь­ны­ми кре­ща­е­мы­ми и при­ня­ла Кре­ще­ние и Пома­за­ние. Так полу­чи­лось, что Кре­ще­ние я полу­чи­ла в Пра­во­слав­ной Церк­ви. Если бы мне при­шлось при­нять Кре­ще­ние вновь, то я, не раз­ду­мы­вая, при­шла бы имен­но в Пра­во­сла­вие. После Кре­ще­ния я нача­ла мно­го читать про хри­сти­ан­ство, чита­ла Жития, чита­ла срав­ни­тель­ные ана­ли­зы хри­сти­ан­ских тече­ний, и убе­ди­лась в пра­виль­но­сти сво­е­го выбо­ра, хотя я счи­таю, что имен­но Гос­подь при­вел меня в Пра­во­сла­вие. Это был июнь 1995 года. Мне было 19 лет. Сна­ча­ла я шла логи­че­ским путем, потом Гос­подь нашел меня. И сей­час, огля­ды­ва­ясь назад, я пони­маю, что Гос­подь все­гда был рядом, про­сто я не чув­ство­ва­ла, не там иска­ла, что все было для меня и ради меня. Окру­жа­ю­щие меня люди неволь­но спо­соб­ство­ва­ли мое­му обра­ще­нию к Истине. За это я бла­го­дар­на людям, даже тем, кто делал мне боль­но, даже отцу, кото­ро­го я боя­лась. Теперь я не боюсь ниче­го, даже смер­ти. Я всех про­сти­ла, обре­ла внут­рен­нюю силу и уве­рен­ность, обре­ла досто­ин­ство в Боге. И молюсь за тех, бла­го­да­ря кому я ста­ла той, кто я есть.

Сла­ва Богу за все!

Беседа с бывшим мусульманским проповедником, принявшим Православие в Великобритании

Интер­вью, опуб­ли­ко­ван­ное в бло­ге свя­щен­ни­ка Нико­лая Савченко

Мы бесе­ду­ем с новым пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном Лон­до­на, кото­рый сего­дня был кре­щен с име­нем Дани­ил. Дани­ил – дале­ко не обыч­ный мусуль­ма­нин. Хотя све­де­ния о его пере­хо­де в хри­сти­ан­ство неиз­беж­но рас­про­стра­нят­ся сре­ди мусуль­ман Лон­до­на, мы из сооб­ра­же­ний его без­опас­но­сти наме­рен­но не даем о нем подроб­ной инфор­ма­ции, посколь­ку очень часто встре­ча­ют­ся слу­чаи наси­лия и угроз, а ино­гда даже слу­чаи убийств быв­ших мусуль­ман, от рук фана­ти­ков. Одна­ко опыт Дани­и­ла весь­ма ценен для православных.

С Дани­и­лом бесе­ду­ет свя­щен­ник Нико­лай Савчен­ко, испол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти насто­я­те­ля Успен­ско­го хра­ма Лон­до­на Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви Заграницей.

– Дани­ил, рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, о себе.

– Я дол­гие годы был убеж­ден­ным мусуль­ма­ни­ном и так­же вос­пи­ты­вал мою жену и детей. Я родил­ся в Вели­ко­бри­та­нии, но в сво­ей жиз­ни я мно­го путе­ше­ство­вал по мусуль­ман­ским стра­нам. Я пре­крас­но знал как англий­скую куль­ту­ру, так и мусуль­ман­скую. Мно­го про­жил в Сау­дов­ской Ара­вии, где учил­ся тео­ло­гии и помо­гал в мусуль­ман­ской мис­сии сре­ди ино­стран­ных рабо­чих. Так­же неко­то­рое вре­мя я про­вел в Афга­ни­стане во вре­мя прав­ле­ния Тали­бов, в Паки­стане и в Джам­му и Каш­ми­ре с паки­стан­ской сто­ро­ны. Бывал так­же в Бос­нии. Послед­ние годы я посто­ян­но про­жи­ваю с семьей в Лон­доне, где неко­то­рое вре­мя назад я стал пред­ста­ви­те­лем исла­ма в одной извест­ной меж­ре­ли­ги­оз­ной орга­ни­за­ции, зани­ма­ю­щей­ся миро­твор­че­ством. Послед­ние два года я так­же являл­ся совет­ни­ком по исла­му Архи­епи­ско­па Кен­тер­бе­рий­ско­го. Два дня назад я позво­нил ему и сооб­щил, что при­ни­маю Пра­во­сла­вие в Рус­ской Церкви.

– Какое было его отношение?

– Архи­епи­скоп Кен­тер­бе­рий­ский очень обра­до­вал­ся. Он сра­зу ска­зал мне, что недав­но двое его работ­ни­ков из пер­со­на­ла адми­ни­стра­ции Англи­кан­ской церк­ви при­ня­ли Пра­во­сла­вие и он ува­жа­ет их выбор, а они сами про­дол­жат свою рабо­ту в адми­ни­стра­ции Англи­кан­ской церкви.

– Что Вас при­ве­ло ко Христу?

– Пер­вый раз жела­ние подроб­но изу­чать Новый Завет у меня воз­ник­ло, когда я сто­ял перед Каа­бой в Мек­ке. Тогда я неко­то­рое вре­мя про­жи­вал в Мек­ке. Хри­сти­ан­ская лите­ра­ту­ра в Сау­дов­ской Ара­вии стро­го запре­ще­на и даже забло­ки­ро­ва­ны очень мно­гие интер­нет-сай­ты, но при совре­мен­ном раз­ви­тии теле­ком­му­ни­ка­ций не состав­ля­ет тру­да най­ти Сло­во Божие тем, кто ищет его. Через неко­то­рое вре­мя я дол­жен был убе­дить при­нять ислам одно­го аме­ри­кан­ца, рабо­тав­ше­го тогда в сто­ли­це Ара­вии. Когда я бесе­до­вал с ним, то он отве­чал мне доста­точ­но сме­ло и убе­ди­тель­но. Я уди­вил­ся его сме­ло­сти, посколь­ку в Сау­дов­ской Ара­вии чело­ве­ка, кото­рый про­по­ве­ду­ет хри­сти­ан­ство, могут запро­сто убить. Бесе­ды с хри­сти­а­на­ми в Сау­дов­ской Ара­вии были очень важ­ны­ми для меня. Как чело­век, свя­зан­ный с мис­си­ей исла­ма в Ара­вии я встре­чал­ся со мно­ги­ми ино­стран­ца­ми. Я посто­ян­но заме­чал, что в боль­шин­стве слу­ча­ев люди при­ни­ма­ли ислам не пото­му, что это был их сво­бод­ный выбор, но затем, что­бы остать­ся еще рабо­тать в Сау­дов­ской Ара­вии и полу­чить осво­бож­де­ние от нало­га на нему­суль­ман. Дело в том, что зара­бот­ная пла­та у нему­суль­ман там ниже, чем у мусуль­ман по при­чине необ­хо­ди­мо­сти пла­тить спе­ци­аль­ный налог, уста­нов­лен­ный еще самим Маго­ме­том. Зара­бот­ная пла­та в Сау­дов­ской Ара­вии для филип­пин­цев хри­сти­ан очень неболь­шая и неко­то­рые при­ни­ма­ют ислам, что­бы поболь­ше зара­бо­тать. При этом боль­шин­ство филип­пин­цев из тех, кто воз­вра­ща­ет­ся к себе домой, сра­зу ухо­дят из исла­ма. Я стал подроб­нее изу­чать хри­сти­ан­ство и посте­пен­но почув­ство­вал его пре­вос­ход­ство над исла­мом. С Пра­во­сла­ви­ем я пер­вый раз осо­знан­но встре­тил­ся в сто­ли­це Бос­нии Сара­е­во. К сожа­ле­нию свя­щен­ни­ки в Сара­е­во не гово­ри­ли на англий­ском и я не смог выяс­нить мно­гое из того, что хотел. Дождав­шись, когда груп­па има­мов отой­дет подаль­ше от церк­ви, я вошел в Серб­ский храм и, чув­ствуя на себе удив­лен­ный взгляд серб­ско­го свя­щен­ни­ка, пере­кре­стил­ся по пра­во­слав­но­му и покло­нил­ся зем­ным покло­ном. Тогда я уже знал, что Пра­во­сла­вие мне бли­же из всех хри­сти­ан­ских испо­ве­да­ний. Я стал еще боль­ше изу­чать хри­сти­ан­ство и Пра­во­сла­вие, читать кни­ги и смот­реть филь­мы. Мне так­же очень понра­вил­ся фильм «Ост­ров». Посте­пен­но я при­нял реше­ние о кре­ще­нии в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

– Послед­нее вре­мя мы слы­шим все боль­ше сооб­ще­ний о рас­про­стра­не­нии хри­сти­ан­ской мис­сии в мусуль­ман­ских стра­нах. Замет­но ли это в стра­нах исла­ма изнутри?

– Я согла­сен с тем, что в Сау­дов­ской Ара­вии живет мно­го тай­ных хри­сти­ан. Я сам несколь­ко раз встре­чал людей, кото­рые ско­рее все­го были тай­ны­ми хри­сти­а­на­ми. Надо пони­мать, что и в Ара­вии, и в дру­гих стра­нах навер­ное боль­шин­ство мусуль­ман ходят в мече­ти не пото­му, что их вера побуж­да­ет к это­му, а пото­му, что они обя­за­ны делать это под дав­ле­ни­ем зако­нов и обы­ча­ев. Посе­ще­ние мече­тей ста­но­вит­ся для них обу­зой. Рели­ги­оз­ность совре­мен­ных мусуль­ман гораз­до мень­ше, чем при­ня­то думать в хри­сти­ан­ском мире. В мусуль­ман­ских стра­нах вокруг мно­го мече­тей и в них про­во­дят­ся все молит­вы пять раз в день, но кро­ме пят­ни­цы никто не ходит в мече­ти. Кро­ме пят­ни­цы в любой мече­ти на молит­ве Вы уви­ди­те от силы пять чело­век, хотя рядом сто­ят дома, насе­лен­ные одни­ми мусуль­ма­на­ми. Боль­шин­ство мусуль­ман не ходят в мече­ти даже в пят­ни­цу. Неко­то­рые начи­на­ют ходить в рама­дан, но после окон­ча­ния поста они исче­за­ют до сле­ду­ю­ще­го года. В мече­ти в буд­ний день в рама­дан может быть сто чело­век, хотя долж­ны быть тыся­чи, а после окон­ча­ния рама­да­на будет сно­ва пять чело­век. В мусуль­ман­ских стра­нах очень мно­го людей ищу­щих Исти­ну, поэто­му хри­сти­ан­ская мис­сия будет рас­ти. Чаще все­го хри­сти­ан­ство рас­про­стра­ня­ет­ся сре­ди зна­ко­мых, а в послед­нее вре­мя ста­ло гораз­до боль­ше теле­ка­на­лов и Интер­нет-сай­тов, посвя­щен­ных мис­сии сре­ди мусуль­ман. Очень мно­го мусуль­ман вооб­ще отхо­дит от исла­ма и осо­бен­но вид­но это в стра­нах Запа­да. В Англии мно­го мусуль­ман при­ня­ло хри­сти­ан­ство. В Англи­кан­ской церк­ви коли­че­ство мусуль­ман, при­няв­ших хри­сти­ан­ство, оце­ни­ва­ет­ся в 100 тысяч чело­век. Мно­го сре­ди них паки­стан­цев. У них есть свои хри­сти­ан­ские церк­ви, кото­рые они вынуж­де­ны скры­вать из опас­но­сти мести со сто­ро­ны мусуль­ман. Есть так­же при­няв­шие хри­сти­ан­ство ара­бы и бен­галь­цы. Очень мно­го при­ни­ма­ют хри­сти­ан­ство по при­чине сме­шан­ных браков.

– Недав­но было мно­го сооб­ще­ний в прес­се о боль­шом росте исла­ма в стра­нах Запа­да и даже утвер­жда­лось, что коли­че­ство веру­ю­щих мусуль­ман ско­ро пре­взой­дет коли­че­ство при­хо­жан хри­сти­ан­ских церк­вей. При этом кажет­ся стран­ным, что ука­зан­ное прес­сой коли­че­ство мусуль­ман, при­хо­жан мече­тей, мно­го­крат­но пре­вос­хо­дит вме­сти­мость самих мече­тей. Но об этом в прес­се не гово­рит­ся. Како­ва дей­стви­тель­ная картина?

– Посе­ща­е­мость мече­тей в Вели­ко­бри­та­нии очень низ­кая. Боль­шин­ство мусуль­ман нико­гда не ходят в мече­ти. Моло­дежь уже в дей­стви­тель­но­сти оста­ви­ла ислам, хотя и гово­рит еще о том, что они мусуль­мане. В мече­тях они не нахо­дят общий язык с има­ма­ми из Паки­ста­на или Бан­гла­деш. Моло­дежь уже почти не гово­рит на Урду или Бен­га­ли, а толь­ко на англий­ском, мно­гие сты­дят­ся исла­ма по при­чине тер­ро­риз­ма. Наш меж­ре­ли­ги­оз­ный совет иссле­до­вал посе­ща­е­мость мече­тей и мы зна­ем дей­стви­тель­ную кар­ти­ну и она очень тре­вож­ная имен­но для исла­ма, но неко­то­рым выгод­но пред­ста­вить ислам, как мно­го­чис­лен­ную огром­ную силу. Если взять спис­ки мече­тей в мусуль­ман­ских изда­ни­ях, то, напри­мер, в Запад­ном Лон­доне, мы най­дем все­го лишь око­ло 20 мече­тей и во всех есть сво­бод­ное место, хотя коли­че­ство жите­лей Лон­до­на мусуль­ман­ско­го про­ис­хож­де­ния тако­во, что долж­но быть гораз­до боль­ше мече­тей, если бы боль­шин­ство посе­ща­ли их. В круп­ной лон­дон­ской мече­ти на пят­нич­ной молит­ве может быть 300 чело­век. А в мече­ти помень­ше – чело­век 30. Мно­гие мече­ти – это про­сто неболь­шие залы, кото­рые сни­ма­ют­ся толь­ко на пят­ни­цу. В целом при­хо­жан мече­тей очень мало и мно­гие из при­хо­жан – это дети, кото­рых при­во­дят роди­те­ли. Когда они вырас­та­ют, то исче­за­ют. Хри­сти­ан­ство пред­ла­га­ет сво­бод­ный выбор, поэто­му хри­сти­ан­ство гораз­до луч­ше при­спо­соб­ле­но к жиз­ни в усло­ви­ях все­доз­во­лен­но­сти, а ислам не выдер­жи­ва­ет это­го испытания.

– В Сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции гово­ри­лось о при­ня­тии исла­ма мно­ги­ми бри­тан­ца­ми. Мусуль­мане ино­гда рису­ют кар­ти­ну чуть ли не побед­но­го шествия исла­ма по Запа­ду. Одна­ко дей­стви­тель­ные циф­ры бри­тан­цев, испо­ве­ду­ю­щих ислам, весь­ма низ­ки, все­го лишь око­ло 1200 чело­век. Как Вы отно­си­тесь к это­му противоречию?

– Вопрос не про­стой. Я мно­го зани­мал­ся мис­си­ей исла­ма сре­ди бри­тан­цев и могу ска­зать, что при­ни­ма­ю­щих ислам очень мало. На пят­нич­ной молит­ве в сред­ней лон­дон­ской мече­ти белых бри­тан­цев-мусуль­ман будет может быть 1%. А за пре­де­ла­ми Лон­до­на их вооб­ще не будет. Все мусуль­мане зна­ют дей­стви­тель­ное коли­че­ство ново­об­ра­щен­ных в ислам. Есть те, кото­рые при­ни­ма­ют ислам по при­чине бра­ка с мусуль­ма­на­ми. Такие бри­тан­цы в мече­ти не ходят, и их при­ня­тие исла­ма было фор­маль­ным. Весь­ма часто они оста­ют­ся для всех хри­сти­а­на­ми. Сре­ди при­ни­ма­ю­щих ислам по при­чине бра­ка боль­шин­ство – это жен­щи­ны. Кро­ме того, мно­гие потом­ки мусуль­ман­ских имми­гран­тов назы­ва­ют себя бри­тан­ца­ми, хотя они – дети паки­стан­ских пере­се­лен­цев. Их тоже нель­зя назвать в пол­ном смыс­ле бри­тан­ски­ми мусуль­ма­на­ми. Я бесе­до­вал со мно­ги­ми жен­щи­на­ми, кото­рым их мусуль­ман­ские мужья дали раз­вод и могу ска­зать, что на моей памя­ти в Лон­доне было око­ло 25 бри­тан­ских жен­щин, кото­рые оста­лись мусуль­ман­ка­ми после раз­во­да с мужем мусуль­ма­ни­ном. Но, как пра­ви­ло, сме­шан­ный брак при­во­дит к отхо­ду от исла­ма. Мис­сия исла­ма на Запа­де не дает успе­хов. В Лон­доне есть мис­си­о­нер­ская орга­ни­за­ция, зани­ма­ю­ща­я­ся про­по­ве­дью исла­ма. В основ­ном это моло­дежь. Но они про­во­дят мис­сию сре­ди имми­гран­тов-мусуль­ман, посколь­ку это гораз­до более эффек­тив­но, а бри­тан­цы ислам не принимают.

Когда неко­то­рые мусуль­мане гово­рят, что ислам – это самая быст­ро­рас­ту­щая рели­гия в мире, то лон­дон­ские има­мы им отве­ча­ют, что рост этот идет толь­ко за счет рож­да­е­мо­сти, а мис­сии ника­кой нет. Для меня нет сомне­ний, что хри­сти­ан­ство гораз­до силь­нее в миссии.

– Мно­го ли мусуль­ман при­ни­ма­ет хри­сти­ан­ство в Великобритании?

– С одной сто­ро­ны дей­стви­тель­но мно­го. Это про­ис­хо­дит без вся­кой рекла­мы. Ведь, по мне­нию боль­шин­ства школ исла­ма, отступ­ник от исла­ма дол­жен быть каз­нен, хотя има­мы глав­ной лон­дон­ской мече­ти гово­рят, что нель­зя каз­нить за отступ­ни­че­ство от ислама.

Одна­ко с дру­гой сто­ро­ны мож­но ска­зать, что мало, посколь­ку намно­го боль­ше мусуль­ман про­сто отхо­дят от сво­ей веры и ста­но­вят­ся без­ре­ли­ги­оз­ны­ми. Без­ре­ли­ги­оз­ность – это общая болезнь всех. Неко­то­рые мусуль­мане пыта­ют­ся пред­ста­вить ате­изм и без­ве­рие чуть ли не как свой­ство хри­сти­ан­ской циви­ли­за­ции, одна­ко сами мусуль­мане еще силь­нее, чем хри­сти­ане, теря­ют веру в Запад­ном мире. Одна­ко есть очень хоро­ший при­мер Рос­сии и дру­гих пра­во­слав­ных стран, где Цер­ковь рас­тет, несмот­ря на сво­бо­ду выбо­ра. Я очень наде­юсь когда-то посе­тить Рос­сию, а пока мне пред­сто­ит пере­стра­и­вать свою жизнь как жизнь пра­во­слав­но­го христианина.

Источ­ник: форум «Азбу­ка веры» / Пра­во­слав­ные татары

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки