Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)<br><span class="bg_bpub_book_author">Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)</span>

Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)
Схиархимандрит Серафим (Бит-Хариби)

Пре­по­доб­ный Иоанн Зедаз­ний­ский и 12 его уче­ни­ков: Авив, епи­скоп Некрес­ский, Анто­ний Март­коб­ский, Давид Гареджий­ский, Зенон Икалт­ский, Фад­дей Сте­панц­миндский, Исе, епи­скоп Цил­кан­ский, Иосиф, епи­скоп Алаверд­ский, Иси­дор Сам­та­вий­ский, Миха­ил Улум­бий­ский, Пирр Брет­ский, Сте­фан Хир­ский, Шио Мгвим­ский – свя­тые сирий­ские (кап­па­до­кий­ские) подвиж­ни­ки, осно­ва­те­ли гру­зин­ско­го мона­ше­ства, при­шед­шие в Гру­зию из Кап­па­до­кии в сере­дине VI века.

Они учи­ли народ, настав­ля­ли его в вере, уни­что­жа­ли мрак суе­ве­рия и истреб­ля­ли остав­ши­е­ся в гор­ных тес­ни­нах идо­ло­слу­же­ние и капи­ща, вме­сто чего воз­дви­га­ли свя­той крест и свя­тые хра­мы, устро­я­ли в наро­де гражданственность.

В Гру­зии, в 25 кило­мет­рах от сто­ли­цы нахо­дит­ся асси­рий­ское село Кан­да, где в мона­сты­ре в честь три­на­дца­ти свя­тых асси­рий­ских отцов слу­жит асси­рий­ский схи­ар­хи­манд­рит Сера­фим (Бит-Хари­би). Он вто­рой свя­щен­но­слу­жи­тель в мире, кото­рый слу­жит Боже­ствен­ную литур­гию на ара­мей­ском (язык, на кото­ром гово­рил Хри­стос Спа­си­тель) язы­ке. До это­го на этом язы­ке бого­слу­же­ние совер­ша­лось толь­ко в сирий­ском горо­де Маа­лю­ля. О том, как он выбрал этот путь и как стал свя­щен­но­слу­жи­те­лем, с кор­ре­спон­ден­том пор­та­ла Православие.Ru бесе­ду­ет батюш­ка Серафим.

– Отец Сера­фим, рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, как вы рас­по­зна­ли Бога и как ста­ли мона­хом – ведь у вас была семья и трое детей…

– Когда мне было 10–11 лет, мама пода­ри­ла мне дет­ское Еван­ге­лие, кото­рое я про­чи­тал несколь­ко раз, но тогда для меня это была кра­си­вая сказ­ка, пото­му что все­гда сомне­вал­ся в суще­ство­ва­нии Бога. А когда я уве­ро­вал в Бога, то при­нял мона­ше­ство. У меня была семья и трое детей. В 2001‑м году моя жена тяже­ло забо­ле­ла. Она была на вось­мом меся­це бере­мен­но­сти. Вра­чи не остав­ля­ли нам надеж­ды на спа­се­ние, они откры­то ска­за­ли, что её спа­сти невоз­мож­но, что нуж­но думать, как спа­сти ребёнка.

Проснув­шись утром я не узнал свою жену: она очень опух­ла, и вра­чи не смог­ли поста­вить диа­гноз. Гемо­гло­бин упал до соро­ка. Ее сроч­но гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ли. В тече­ние 10 дней её поло­же­ние было кри­ти­че­ским. Потом я забрал её из боль­ни­цы, так как уже ни на что не наде­ял­ся. Тогда я отвёл её на моги­лу стар­ца Гав­ри­и­ла (Ургеб­ад­зе, ныне кано­ни­зи­ро­ван как пре­по­доб­ный Гав­ри­ил, испо­вед­ник и юро­ди­вый). Мы при­шли, и я обра­тил­ся к стар­цу. Я гово­рил, как мог, как умел. Я ска­зал: «Если прав­да то, что о тебе гово­рят, умо­ляю тебя, помо­лись перед Богом о моей семье, что­бы роды моей жены окон­чи­лись бла­го­по­луч­но, что­бы и она, и ребё­нок оста­лись в живых. Если ты мне в этом помо­жешь, обе­щаю, что я бро­шу всё и ста­ну мона­хом». На вто­рой же день свер­ши­лось чудо – она пошла на поправ­ку. Это про­изо­шло все­го за одну ночь – с вече­ра до утра. Я понял, что так и долж­но было быть, что­бы я про­шёл этот путь. Конеч­но, и Богу не нра­вит­ся наше муче­ние – Он же есть любовь. Но, долж­но быть, эти иску­ше­ния были нуж­ны нам.

Впо­след­ствии, конеч­но, я поза­был свои обе­ща­ния. Тогда я зани­мал­ся спор­том и был четы­рёх­крат­ным чем­пи­о­ном Гру­зии по восточ­ной борь­бе, у меня чёр­ный пояс и вто­рой дан. Пре­зи­дент Феде­ра­ции совсем недав­но узнал, что я уже свя­щен­но­слу­жи­тель, они при­е­ха­ли и при­сво­и­ли мне тре­тий дан. Это, конеч­но, раду­ет меня, но уже ниче­го не значит.

27-го чис­ла появи­лась на свет моя доч­ка – Кете­ван. После выздо­ров­ле­ния жены я уехал в Киев и открыл там спор­тив­ную шко­лу. Но нер­вы у меня сда­ва­ли, серд­це­би­е­ние уси­ли­ва­лось… Тогда я решил сме­нить рабо­ту, об обе­те сво­ем не пом­нил, таким обра­зом шла моя жизнь.

Я часто ездил в Свя­то-Тро­иц­кий Ионин­ский мона­стырь в Кие­ве, где была ико­на свя­то­го Геор­гия, напи­сан­ная гру­зин­ским ико­но­пис­цем. Все гру­зи­ны обыч­но там и собирались.

Одна­жды, вый­дя из мона­сты­ря, я на тро­пин­ке встре­тил матуш­ку Ксе­нию. Она была бело­рус­ка по наци­о­наль­но­сти, пере­дви­га­лась с пал­кой, очень пло­хо виде­ла и пло­хо слы­ша­ла. Но она была про­зор­ли­вой. Я тогда был моло­дым пар­нем в джин­сах, с сига­ре­той в руках, гулял так, ради удо­воль­ствия, а она шла навстре­чу мне. Когда я про­хо­дил мимо неё, она ска­за­ла: «Бла­го­сло­ви­те, отец Сера­фим…» Я даже не посмот­рел в её сто­ро­ну, так как поду­мал, что сза­ди идет какой-то отец Сера­фим, и она у него про­сит бла­го­сло­ве­ние. Я про­дол­жил свой путь, но тут она с такой силой уда­ри­ла меня пал­кой по голо­ве, что я упал.

– Гос­по­жа, что вы дела­е­те? Как вам не стыд­но? – ска­зал я. На ней не было мона­ше­ско­го оде­я­ния, и я не понял, что это монахиня.

– Я ведь попро­си­ла у вас бла­го­сло­ве­ние, – отве­ти­ла она.

Я поду­мал, что она какая-то сумасшедшая.

– Как я могу вас бла­го­сло­вить? Вот мона­стырь, иди­те и попро­си­те бла­го­сло­ве­ние у мона­хов, я же про­стой миря­нин, и иду сво­ей дорогой.

– Нет, ты Сера­фим. Бог избрал тебя в тво­ём роде, ведь у тебя боль­ше нет ни бра­та, ни дво­ю­род­ных бра­тьев (она под­ра­зу­ме­ва­ла муж­чин), все умерли.

Я был очень удив­лён ее сло­ва­ми, пото­му что был боль­ше реа­ли­стом, чем мисти­ком. А она ска­за­ла, что я буду тем чело­ве­ком, кото­рый будет молить­ся за свой народ, что тако­ва воля Божия.

После это­го моя жизнь очень изме­ни­лась. Я начал видеть раз­ные сны. Поз­же я ещё раз встре­тил­ся с матуш­кой Ксе­ни­ей, и она повто­ри­ла мне: ты будешь тем, кем я сказала.

– Умо­ляю, матуш­ка, объ­яс­ни­те, – про­сил я, – ну какой из меня монах, я ведь отец семей­ства, у меня трое детей, уже позд­но мне ста­но­вить­ся монахом…

– Ты сам пой­мёшь, – отве­ти­ла она.

– А когда это будет? – спро­сил я.

– Бог Сам даст тебе об этом знать, – был ответ.

И вот там, на Укра­ине, 14 мар­та 2006 года, в день изгна­ния Ада­ма и Евы из рая, я дей­стви­тель­но стал мона­хом (а потом и схим­ни­ком). А в 2010 году, по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Илии II меня руко­по­ло­жи­ли в сан диа­ко­на. Это было уже в Грузии.

– А как вы позна­ко­ми­лись со Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом-Като­ли­ко­сом Илией?

– Я даже не думал, что когда-нибудь встре­чусь с ним. Это было в 2008 году. Насто­я­те­лем хра­ма свя­то­го Дио­ни­сия тогда был архи­манд­рит Сера­фим (Кико­ни­шви­ли). В послед­ствии он при­нял схи­му с име­нем Миха­ил. 11 октяб­ря 2013 года он пре­ста­вил­ся ко Гос­по­ду. Это он позна­ко­мил меня со Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом, кото­рый пред­ло­жил мне остать­ся в Гру­зии. А я тогда соби­рал­ся на Свя­тую Гору Афон.

– Вы же асси­ри­ец? – спро­сил меня Святейший.

Я кив­нул.

– Так вот, я поду­мал, может быть, вас отпра­вить в асси­рий­скую дерев­ню, что­бы вы слу­жи­ли там на род­ном для вас язы­ке. Ведь это ваш народ, вы зна­е­те их при­ро­ду и харак­тер, и вы смо­же­те при­смот­реть за ними…

Я ниче­го не смог отве­тить. Понял, что что это было бла­го­слов­ле­ние от Хри­ста… Я очень люб­лю Свя­тей­ше­го Илию…

– Но в этой деревне была доста­точ­но тяжё­лая ситу­а­ция. Вам пона­до­би­лось мно­го уси­лий, что­бы при­ве­сти этот народ в храм… Как вы суме­ли обра­тить всё село к Богу?

– С Божи­ей помо­щью… Мы соби­ра­лись раз в неде­лю (это ста­ло тра­ди­ци­ей) и бесе­до­ва­ли. Гово­ри­ли обо всём – начи­ная с при­ми­тив­ных вопро­сов и кон­чая серьёз­ны­ми и тео­ло­ги­че­ски­ми вопро­са­ми. Так мы зна­ко­ми­лись друг с дру­гом… Если я видел, что пар­ни сиде­ли на ули­це, я при­гла­шал их во двор мона­сты­ря и пред­ла­гал позна­ко­мить­ся, побе­се­до­вать. Боль­шую роль сыг­ра­ло бла­го­сло­ве­ние Свя­тей­ше­го – он точ­но знал, что делал…

– Но к вам ходят не толь­ко асси­рий­цы, при­ез­жа­ют ещё и из Тбилиси…

– Не толь­ко из Тби­ли­си… При­ез­жа­ют из Кута­и­си, Тки­бу­ли… Думаю, слиш­ком гром­ко ска­за­но, что это духов­ные чада, а я – духов­ник… Они при­ез­жа­ют не к отцу Сера­фи­му как к лич­но­сти, а для того, что­бы выслу­шать бого­слу­же­ние на том язы­ке, на кото­ром гово­рил наш Хри­стос Спаситель…

– Отец Сера­фим, я знаю, что вы стро­и­те боль­шой храм…

– Храм уже постро­ен. Это боль­шой храм во имя три­на­дца­ти свя­тых асси­рий­ских отцов, ско­ро всё уже будет готово…

– Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, о ваших песнопениях.

– В про­шлом году наши пес­но­пе­ния побе­ди­ли в кон­кур­се на Укра­ине и полу­чи­ли Гран-при. Неко­то­рые дума­ют, что это ста­рин­ные пес­но­пе­ния, что эти мело­дии созда­ны 2000 лет назад, но это не так. Пес­но­пе­ния созда­ём мы, сего­дня, я ста­ра­юсь, что­бы они были полифоническими…

– Как вы сего­дня оце­ни­ва­е­те свою про­шед­шую жизнь?

– Зна­е­те, с дет­ства до мона­ше­ства моя жизнь была чудом. Гос­подь сохра­нил мне ее. В дет­стве я упал внутрь бето­но­ме­шал­ки, выжил толь­ко чудом… Потом два года не мог встать на ноги, потом сидел в коляс­ке, потом с тру­дом ходил на косты­лях… Руки прак­ти­че­ски были отруб­ле­ны, в кли­ни­ке пяте­ро вра­чей рабо­та­ли над мои­ми рука­ми, они меня спас­ли… Потом меня сби­ла маши­на, потом я выпил пер­гид­роль, позд­нее даже аппен­ди­цит выре­за­ли… – всю жизнь со мной про­ис­хо­ди­ли иску­ше­ния. Даже когда уже был мона­хом, со мной про­ис­хо­ди­ли такие иску­ше­ния. Навер­ное, это о чём-то гово­рит. Когда я жил на Укра­ине, к нам в гости при­е­хал архи­манд­рит Фила­рет. Мы узна­ли, что в горо­де толь­ко что появи­лась какая-то новая сек­та, она назы­ва­лась «Новое мис­си­о­нер­ское дви­же­ние». Отец архи­манд­рит пред­ло­жил мне поехать туда и про­по­ве­до­вать у них. Они сни­ма­ли зда­ние кино­те­ат­ра. Я был в вос­тор­ге от сво­ей веры и думал: кто же смо­жет это сде­лать, если не мы… А нас там так изби­ли, что дол­гое вре­мя мы лежа­ли в боль­ни­це без созна­ния, и толь­ко чудом, с Божьей помо­щью, спас­лись… Вся моя моло­дость была пол­на таки­ми при­клю­че­ни­я­ми. Я так изму­чил этим сво­их роди­те­лей, что счи­таю – это моя тра­ге­дия. Ино­гда по ночам я пла­чу, когда вспо­ми­наю, как изму­чи­лась моя мама – ведь она всё вре­мя была в боль­ни­цах вме­сте со мной…

Но я всё-таки счаст­лив тем, что нико­гда не пре­ре­кал­ся с роди­те­ля­ми. Я вырос так, что мой отец до сих пор гла­ва семей­ства, и его сло­во для меня до сего­дняш­не­го дня закон. Так­же отно­сит­ся мой папа к сво­е­му отцу – я даже стал сви­де­те­лем того, что мой 70-лет­ный дед дал пощё­чи­ну сыну, то есть мое­му отцу, кото­ро­му 50 лет, со сло­ва­ми: «Как тебе не стыд­но, как ты раз­го­ва­ри­ва­ешь с отцом!» А мой папа толь­ко скло­нил голо­ву и попро­сил про­ще­ния. Я счаст­лив тем, что все­гда ува­жал сво­их роди­те­лей, и что это до сих пор так.

Я молю Бога, что­бы Он дал мне силы для слу­же­ния там, где меня поста­вил. Я неод­но­крат­но попро­сил Свя­тей­ше­го отпу­стить меня на пен­сию – ведь я уже 5 лет слу­жу совсем один. Но он не согла­ша­ет­ся. Я бла­го­да­рю Бога и Свя­тей­ше­го за то, что я постав­лен на слу­же­ние сво­е­му наро­ду. Я асси­ри­ец и люб­лю свой народ. Мать у меня гру­зин­ка, я родил­ся и вырос в Гру­зии, здесь слу­жил в армии.

– Мы все скор­бим о собы­ти­ях в Сирии и в Ира­ке, о том, что бой­цы «Ислам­ско­го госу­дар­ства» так жесто­ко и бес­по­щад­но уби­ва­ют совер­шен­но невин­ных хри­сти­ан-асси­рий­цев… Извест­но, что вы орга­ни­зо­ва­ли митинг про­те­ста про­тив это­го события…

– Да. Вось­мо­го мар­та я побы­вал у Пат­ри­ар­ха Илии со сво­ей скор­бью, что опять начал­ся гено­цид про­тив мое­го наро­да, они же моя плоть и кровь… Меня при­ня­ли очень тепло.

Мы без­мер­но скор­бим, наше серд­це раз­ры­ва­ет­ся от боли и пла­чет о судь­бах асси­рий­ских хри­сти­ан на Ближ­нем Восто­ке. Сего­дня, как нико­гда, гоне­ния на хри­сти­ан достиг­ли мас­шта­бов пер­вых веков хри­сти­ан­ства, когда убий­ства и каз­ни име­ли мас­со­вый харак­тер. Еще совсем недав­но, в пери­од Пер­вой миро­вой вой­ны, нача­ли совер­шать­ся чудо­вищ­ные пре­ступ­ле­ния по отно­ше­нию к асси­рий­цам. Это пла­но­мер­но пере­рос­ло в уни­что­же­ние цело­го наро­да, когда было уби­то око­ло 4 мил­ли­о­нов чело­век, мил­ли­он из кото­рых состав­ля­ли ассирийцы.

Еще не зажи­ли раны тех вре­мен, а мы вновь сто­им на поро­ге новой вол­ны гено­ци­да, по сво­ей бес­че­ло­веч­ной жесто­ко­сти не усту­па­ю­щей тем кро­ва­вым событиям.

Мы при­зы­ва­ем всех веру­ю­щих пра­во­слав­ных хри­сти­ан спло­тить­ся в молит­ве, стать еди­ной сте­ной, под­нять свой голос в под­держ­ку тех, кто гоним, кто без­за­щи­тен в эти тяже­лые дни! Наших бра­тьев во Хри­сте уби­ва­ют в их домах все­го лишь за их веру.

Мы устро­и­ли митинг, и рядом с нами сто­я­ли не толь­ко асси­рий­цы, но и гру­зи­ны, они раз­де­ля­ли нашу боль, спа­си­бо им за эту поддержку…

Со схи­ар­хи­манд­ри­том Сера­фи­мом (Бит-Хари­би) бесе­до­ва­ла Хату­на Раквиашвили

Источ­ник: Православие.ру

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки