По молитвам святого праведного Иоанна Кронштадтского

По молитвам святого праведного Иоанна Кронштадтского

Мно­гие люди не верят в чуде­са, пото­му что нико­гда с ними не стал­ки­ва­лись. А меж­ду тем они абсо­лют­но реаль­ны и про­ис­хо­дят доволь­но часто. Надо про­сто впу­стить их в свою жизнь, научить­ся их видеть. 
Ниже при­ве­де­ны три исто­рии обра­ще­ния в пра­во­сла­вие из кни­ги «СВОИХ НЕ БРОСАЮ! и дру­гие рас­ска­зы. Совре­мен­ные чуде­са Иоан­на Крон­штадт­ско­го и не только».

Отец Джон (Пакистан): обращение в православие католического священника

Паки­стан воз­глав­ля­ет спи­сок госу­дарств, в кото­рых опас­но быть хри­сти­а­ни­ном. Хри­сти­ан­ские погро­мы — явле­ние здесь неред­кое. Но если като­ли­ков госу­дар­ство хотя бы офи­ци­аль­но при­зна­ёт, у них есть заре­ги­стри­ро­ван­ная общи­на, то пра­во­слав­ные обде­ле­ны эле­мен­тар­ны­ми пра­ва­ми. На их детей ока­зы­ва­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние в школах.

Пра­во­слав­ный вынуж­ден пла­тить не толь­ко за воду, но и за ста­кан, если это­го тре­бу­ет мусуль­ма­нин. Их при­тес­ня­ют все, даже дру­гие хри­сти­ане. Но и в этой стране есть храм Иоан­на Крон­штадт­ско­го! А жизнь его насто­я­те­ля, отца Джо­на Тан­ви­и­ра, паки­стан­ца по рож­де­нию, пра­во­слав­но­го по вере, — посто­ян­ное испы­та­ние на прочность.

Джон Тан­ви­ир родил­ся и был вос­пи­тан в като­ли­че­ской паки­стан­ской семье. И, став свя­щен­ни­ком, постро­ил 17 церк­вей и 7 школ, высту­пал с при­вет­ствен­ным сло­вом перед Папой Рим­ским в Вати­кане. Но в 1990‑е годы впер­вые попал на пра­во­слав­ное бого­слу­же­ние. Стал изу­чать бого­слов­ские тек­сты и обна­ру­жил мно­го раз­ли­чий в уче­ни­ях като­ли­че­ской и пра­во­слав­ной церк­вей. Его выбор окон­ча­тель­но опре­де­ли­ла кни­га Иоан­на Крон­штадт­ско­го «Моя жизнь во Хри­сте», кото­рую ему при­сла­ли из-за гра­ни­цы. Про­чи­тав её, Джон Тан­ви­ир осо­знал, что исти­на — в православии.

По молитвам святого праведного Иоанна Кронштадтского

Поки­нув Рим­ско-като­ли­че­скую цер­ковь, он рабо­тал жур­на­ли­стом-меж­ду­на­род­ни­ком. Сего­дня Джон Тан­ви­ир — един­ствен­ный пра­во­слав­ный свя­щен­ник из корен­ных жите­лей во всём Паки­стане. Он при­вёл с собой в пра­во­сла­вие 350 паки­стан­цев. Теперь Джон Тан­ви­ир слу­жит в Пер­вом пра­во­слав­ном хра­ме Бла­го­ве­ще­ния. Пре­по­да­ет в шко­ле при хра­ме, где учат­ся хри­сти­ане и мусуль­мане, затем посту­па­ют в уни­вер­си­те­ты. Отец Джон верит, что обра­зо­ва­ние — вер­ный спо­соб выбрать­ся из нище­ты, и таким обра­зом помо­га­ет сво­ей пастве. Прав­да, не так дав­но шко­лу при­шлось вре­мен­но закрыть за неиме­ни­ем средств на её содер­жа­ние. А это все­го лишь 500–600 дол­ла­ров в месяц

Отцу Джо­ну Тан­ви­и­ру при­шлось про­дать всю фото и кино­ап­па­ра­ту­ру, кото­рую он при­об­рёл в быт­ность жур­на­ли­стом. На выру­чен­ные день­ги купил муку, сахар и мас­ло для людей, постра­дав­ших во вре­мя страш­но­го наводнения.

Джон Тан­ви­ир — так­же насто­я­тель хра­ма Иоан­на Крон­штадт­ско­го в горо­де Хафи­за­ба­де. Здесь отец Джон орга­ни­зо­вал бла­го­тво­ри­тель­ную швей­ную мастер­скую. В ней зара­ба­ты­ва­ют на жизнь пра­во­слав­ные паки­стан­ские жен­щи­ны, мно­гие из кото­рых постра­да­ли от наси­лия преж­них рабо­то­да­те­лей, муж­чин-мусуль­ман. Часов­ня в честь свя­то­го отца Иоан­на в Хафи­за­ба­де постро­е­на пря­мо на кры­ше дома семьи при­хо­жан, пра­во­слав­ных пакистанцев.

По молитвам святого праведного Иоанна Кронштадтского
Швей­ный центр в Хафизабаде

— Вам очень, очень повез­ло, пото­му что вы живё­те в сво­бод­ной стране, у вас есть сво­бо­да веро­ис­по­ве­да­ния, — обра­ща­ет­ся он к рос­си­я­нам. — И вы счаст­ли­вые люди, вы не опа­са­е­тесь при­ме­не­ния зако­на о бого­хуль­стве, кото­рый здесь, в Паки­стане, висит над нами. В любой момент в любом месте с нами может про­изой­ти всё, что угодно.

Напри­мер, матуш­ку Рози, супру­гу Джо­на Тан­ви­и­ра, учи­тель­ни­цу, пере­вод­чи­цу, писа­тель­ни­цу, выпуск­ни­цу Окс­фор­да, уво­ли­ли толь­ко за то, что она пра­во­слав­ная. Сей­час матуш­ка Рози пере­во­дит на язык урду кни­гу Иоан­на Крон­штадт­ско­го «Моя жизнь во Хри­сте». Отец Джон был потря­сён той свет­лой радо­стью веры, кото­рой про­ник­ну­то это про­из­ве­де­ние, и выбрал отца Иоан­на сво­им духов­ным наставником.

— У нас непро­сто испо­ве­до­вать пра­во­слав­ную веру, но я могу ска­зать, что семья в Хафи­за­ба­де у нас очень креп­кая. И общи­на в Вази­ра­ба­де очень силь­ная, — гово­рит отец Джон. — Они креп­ки в вере, несмот­ря на то что им не хва­та­ет на еду, на то, что­бы про­кор­мить сво­их детей. Здесь мно­го дру­гих церк­вей — Рим­ско-като­ли­че­ская, Апо­столь­ская, Пре­сви­те­ри­ан­ская, но эти люди пре­да­ны имен­но пра­во­слав­ной вере, пото­му что счи­та­ют её насто­я­щей, бла­го­слов­лен­ной самим Христом.

Во вре­мя поез­док по Паки­ста­ну батюш­ка ста­ра­ет­ся помочь лекар­ства­ми тыся­чам нищен­ству­ю­щих — хри­сти­а­нам и мусуль­ма­нам. Сей­час глав­ная меч­та отца Джо­на — мик­ро­ав­то­бус, в кото­ром мож­но было бы открыть пере­движ­ную амбу­ла­то­рию, ездить по стране и ока­зы­вать первую меди­цин­скую помощь всем нуждающимся.

Его общи­на — насто­я­щий фор­пост пра­во­сла­вия в мусуль­ман­ской стране. На вопрос, как ему уда­ёт­ся сохра­нять такую неве­ро­ят­ную бод­рость духа, отец Джон отве­тил: «Читай­те Еван­ге­лие и «Мою жизнь во Хри­сте».

Отец Джеймс (США): обращение в православие протестантского пастора

В горо­де Лин­кольн, сто­ли­це аме­ри­кан­ско­го шта­та Небрас­ка, так­же есть храм Иоан­на Крон­штадт­ско­го. Его постро­ил аме­ри­ка­нец Джеймс Дэнк. Он тоже, подоб­но паки­стан­цу Джо­ну Тан­ви­и­ру, пере­жил обра­ще­ние в пра­во­сла­вие. Когда-то Дэнк был хип­пи, потом стал про­те­стант­ским пас­то­ром, слу­жил в сво­ём храме.

Но одна­жды во сне ему явил­ся свя­той Иоанн Крон­штадт­ский. Ска­зал: «Твоя вера — хоро­шо. Но пра­во­сла­вие — это исти­на». Джеймс ока­зал­ся в непро­стой, даже страш­ной ситу­а­ции. Отверг­нуть такое яркое и ясное зна­ме­ние он не мог. Но он даже не знал, кто такой Иоанн Крон­штадт­ский! Не знал рус­ско­го язы­ка и имел рас­плыв­ча­тое пред­став­ле­ние о Рос­сии. Тем не менее он стал инте­ре­со­вать­ся Иоан­ном Крон­штадт­ским, про­чёл «Мою жизнь во Хри­сте». И в кон­це кон­цов пере­шел в православие.

По молитвам святого праведного Иоанна Кронштадтского
Отец Джеймс Дэнк

Ста­ти­сти­ка гово­рит, что пра­во­слав­ных в Лин­кольне толь­ко 0,3 про­цен­та насе­ле­ния. В горо­де сот­ни хра­мов дру­гих кон­фес­сий — люте­ран, мето­ди­стов, бап­ти­стов, пре­сви­те­ри­ан, като­ли­ков, иуде­ев, мусуль­ман, масо­нов. Но пра­во­слав­но­го хра­ма не было ни одно­го. Джеймс Дэнк постро­ил един­ствен­ный — неболь­шую дере­вян­ную цер­ковь Иоан­на Крон­штадт­ско­го. И теперь слу­жит в нём. Вокруг него сло­жи­лась неболь­шая англо­языч­ная общи­на людей, объ­еди­нён­ных име­нем отца Иоан­на, кото­рый не оста­вил их в тяжё­лую минуту.

— Мы стро­и­ли эту цер­ковь с вели­ким тру­дом, — вспо­ми­на­ет отец Джеймс. — Чис­ло при­хо­жан посто­ян­но меня­лось. Ино­гда оста­ва­лось все­го две­на­дцать чело­век. Но как раз в это вре­мя про­изо­шло собы­тие, изме­нив­шее всю мою даль­ней­шую жизнь. Из-за посто­ян­но­го стрес­са я попал в боль­ни­цу. И во вре­мя опе­ра­ции под общим нар­ко­зом у меня было виде­ние, буд­то я лежал на кана­ли­за­ци­он­ной решёт­ке в каком-то гро­мад­ном горо­де. Сни­зу выры­ва­лись дым, грязь, нечи­сто­ты. А у меня не было ни рук, ни ног, как у инвалида.

Я неустан­но молил­ся: «Иоанн Крон­штадт­ский, умо­ляю, помо­ги мне!» И я уви­дел отца Иоан­на, иду­ще­го ко мне. Он под­нял меня, и я тут же уви­дел, что у меня появи­лись руки и ноги. А вокруг нас ста­ла соби­рать­ся огром­ная тол­па людей. И я ска­зал: «Отец Иоанн, пожа­луй­ста, бла­го­сло­ви их!» Он отве­тил: «Ты свя­щен­ник, это ты дол­жен их бла­го­сло­вить». Я пере­кре­стил людей, а когда обер­нул­ся, Иоанн Крон­штадт­ский уже исчез. Вот так он под­дер­жал меня в самый слож­ный пери­од сомне­ний и коле­ба­ний. Пока­зал, что с его под­держ­кой все труд­но­сти будут пре­одо­ле­ны. И я пове­рил, что отец Иоанн с нами, с нашим при­хо­дом, что он бла­го­сло­вил нас. Мы все спло­ти­лись толь­ко бла­го­да­ря ему.

Игуменья Иулиания (Чили): арабская наследница русских княгинь — мама чилийских беспризорников

А в сто­ли­це Чили — Сантья­го две жен­щи­ны тянут на себе шко­лу для бес­при­зор­ных детей име­ни Иоан­на Кронштадтского.

Матуш­ке Иули­а­нии 86 лет, но она бод­рая, водит авто­мо­биль и каж­дый день чита­ет детям в шко­ле кни­гу свя­то­го «Моя жизнь во Хри­сте». Она хоро­шо гово­рит по-рус­ски. При­чём на том, дав­нем рус­ском язы­ке XIX века. Хотя сама матуш­ка араб­ско­го про­ис­хож­де­ния. Трёх­лет­ней девоч­кой она попа­ла в Гор­нен­ский жен­ский мона­стырь на Свя­той зем­ле, в Пале­стине. Рус­ские мона­хи­ни, бле­стя­ще обра­зо­ван­ные жен­щи­ны из дво­рян­ских семей, бра­ли на вос­пи­та­ние араб­ских девочек.

Буду­щую Иули­а­нию учи­ла рус­ско­му язы­ку эми­грант­ка кня­ги­ня. Малень­кая Юля хоро­шо пела.

По молитвам святого праведного Иоанна Кронштадтского

И это пред­опре­де­ли­ло её судь­бу. Её самы­ми род­ны­ми людь­ми ста­ли регент мать Ксе­ния (Румян­це­ва) и ико­но­пи­сец мать Алек­сия (Ерма­ко­ва). Вос­пи­тан­ни­цы учи­лись в вифан­ской шко­ле, после окон­ча­ния кото­рой выда­вал­ся атте­стат, поз­во­ляв­ший вести само­сто­я­тель­ную учи­тель­скую деятельность.

Когда вско­ре после Вто­рой миро­вой вой­ны вспых­нул ара­бо-изра­иль­ский кон­фликт, Гор­нен­ский мона­стырь ока­зал­ся на линии огня. И тогда вла­ды­ка Леон­тий Чилий­ский позвал мона­хинь в Южную Аме­ри­ку — откры­вать в Чили дет­ский при­ют и шко­лу для бес­при­зор­ных. Со вре­ме­нем мать Иули­а­ния ста­ла игу­ме­ньей Успен­ско­го жен­ско­го мона­сты­ря в Сантьяго.

А в создан­ном при­юте в раз­ное вре­мя про­жи­ва­ло до 200 детей. И у каж­до­го ребён­ка — свое несча­стье. Южно­аме­ри­кан­ская стра­на была дале­ко от войн, но стра­да­ла от соци­аль­ных про­блем. При­хо­ди­лось посто­ян­но спа­сать детей. Мать Иули­а­ния вспо­ми­на­ет, что дево­чек-сирот ино­гда бук­валь­но выпра­ши­ва­ли в поли­цей­ских участ­ках. Напри­мер, девоч­ку-воров­ку, кото­рая потом устра­и­ва­ла пред­став­ле­ния: мог­ла выта­щить клю­чи из любой закры­той сум­ки. Неко­то­рым детям, попав­шим в при­ют, дава­ли рус­ские имена.

— Сашень­ку мама топи­ла два раза в воде на бере­гу моря, не хоте­ла её, — рас­ска­зы­ва­ет мать Иули­а­ния. — Когда я при­вез­ла девоч­ку и вла­ды­ка кре­стил её, она, уви­дев купель, испу­га­лась, что её опять будут топить.

А у Ната­ши мать боле­ла раком, отец умер. Она три дня дома не ела ниче­го. Ока­зав­шись у нас, ста­ла кушать, но её орга­низм не усва­и­вал пищу, бед­няж­ка ночью мучи­лась животом.

А дру­гая девоч­ка не мог­ла есть кар­тош­ку. Пото­му что её папа заре­зал маму как раз в тот момент, когда та чисти­ла кар­тош­ку. Так с кар­тош­кой в руке и умер­ла на гла­зах у дочери.

А ещё у двух дево­чек, наобо­рот, мать уби­ла отца. Тот при­шёл домой с рабо­ты, уви­дел жену с дру­гим. Любов­ни­ки уби­ли мужа вдво­ём. Мать попа­ла в тюрь­му на пять лет, а когда вышла, девоч­ки не захо­те­ли с ней жить.

Вот такие сирот­ки были у матуш­ки Иули­а­нии. Эти труд­ные дети её и обма­ны­ва­ли, и обкра­ды­ва­ли, и пре­да­ва­ли, она нико­го всё рав­но не бро­си­ла. Сей­час юве­наль­ная поли­ция офи­ци­аль­но закры­ла при­ют — мол, каче­ли во дво­ре опас­ные. Хотя на них пол­ве­ка кача­лись вос­пи­тан­ни­цы и не полу­чи­ли ни одной травмы.

Но шко­ла име­ни Иоан­на Крон­штадт­ско­го суще­ству­ет до сих пор. Часть сирот из при­ю­та оста­лась при ней. Что­бы кор­мить их, матуш­ка Иули­а­ния про­сит в супер­мар­ке­тах про­сро­чен­ные про­дук­ты, сама печёт булоч­ки и пирож­ки, дела­ет варе­нье, про­да­ёт мест­ным жите­лям и на эти день­ги помо­га­ет шко­ле, а ещё уха­жи­ва­ет за клад­би­щем, где поко­ят­ся рус­ские эмигранты.

Ей помо­га­ет Мари­на, кото­рую ещё мла­ден­цем под­ки­ну­ли в кор­зин­ке к воро­там при­ю­та. Она нико­гда не виде­ла сво­их роди­те­лей, и в дет­стве малень­кая Мари­на, гля­дя на висев­ший на стене порт­рет Иоан­на Крон­штадт­ско­го, все­рьёз дума­ла, что это её отец. Так и назы­ва­ет его до сих пор «мой папито».

По молитвам святого праведного Иоанна Кронштадтского
Пер­вый состав сирот­ско­го приюта

Источ­ник: «“СВОИХ НЕ БРОСАЮ! и дру­гие рас­ска­зы. Совре­мен­ные чуде­са Иоан­на Крон­штадт­ско­го и не толь­ко»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки