Гиперактивный ребенок: какой он?

Гиперактивный ребенок: какой он?

(4 голоса4.8 из 5)

Пер­вое, что бро­са­ет­ся в гла­за при зна­ком­стве с гипер­ди­на­ми­че­ским ребен­ком, это его чрез­мер­ная по отно­ше­нию к кален­дар­но­му воз­рас­ту и какая-то “бес­тол­ко­вая” подвижность.

Будучи мла­ден­цем, такой ребе­нок самым неве­ро­ят­ным обра­зом выпу­ты­ва­ет­ся из пеле­нок. Толь­ко что мла­ден­чи­ка упа­ко­ва­ли, поло­жи­ли в акку­рат­нень­ко засте­лен­ную кро­ват­ку, накры­ли оде­яль­цем. Вро­де заснул. Не про­шло и часа, как оде­яль­це смя­то и ском­ка­но, пелен­ки валя­ют­ся сбо­ку, а сам ребе­нок, голый и доволь­ный, лежит либо попе­рек кро­ва­ти, либо вооб­ще нога­ми на подуш­ке. Оста­вить тако­го мла­ден­ца на пеле­наль­ном сто­ле или на диване невоз­мож­но даже на мину­ту с самых пер­вых дней и недель его жиз­ни. Сто­ит толь­ко чуть зазе­вать­ся, как он обя­за­тель­но как-нибудь извер­нет­ся и с глу­хим сту­ком сва­лит­ся на пол. Впро­чем, как пра­ви­ло, все послед­ствия огра­ни­чат­ся гром­ким, но корот­ким воплем.

 

Не все­гда, но доста­точ­но часто у гипер­ди­на­ми­че­ских детей наблю­да­ют­ся те или иные нару­ше­ния сна. Ребе­нок может всю ночь вопить, тре­буя ука­чи­ва­ния, хотя вро­де бы и пелен­ки сухие, и поел недав­но, и тем­пе­ра­ту­ры нет… Может спо­кой­но “гулять” с трех ночи до вось­ми утра, а потом спать до шести вече­ра. Может спать не боль­ше двух часов кря­ду, изма­ты­вая мать бес­ко­неч­ны­ми про­буж­де­ни­я­ми и корот­ки­ми, но ярост­ны­ми пери­о­да­ми актив­но­сти. При­чем все опи­сан­ные слож­но­сти могут наблю­дать­ся в раз­ное вре­мя у одно­го и того же мла­ден­ца. Раци­о­наль­но объ­яс­нить их (режут­ся зуб­ки, болит живо­тик и т. д.) обыч­но не уда­ет­ся ничем, кро­ме вза­им­но­го рас­по­ло­же­ния звезд.

 

Ино­гда нали­чие гипер­ди­на­ми­че­ско­го син­дро­ма (син­дро­ма дефи­ци­та вни­ма­ния с гипе­р­ак­тив­но­стью — СДВГ) мож­но пред­по­ло­жить у мла­ден­ца, наблю­дая за его актив­но­стью по отно­ше­нию к игруш­кам и дру­гим пред­ме­там (прав­да, сде­лать это может толь­ко спе­ци­а­лист, кото­рый хоро­шо зна­ет, как мани­пу­ли­ру­ют пред­ме­та­ми обыч­ные дети тако­го воз­рас­та). Иссле­до­ва­ние пред­ме­тов у гипер­ди­на­ми­че­ско­го мла­ден­ца носит интен­сив­ный, но крайне нена­прав­лен­ный харак­тер. То есть ребе­нок отбра­сы­ва­ет игруш­ку преж­де, чем иссле­ду­ет ее свой­ства, тут же хва­та­ет дру­гую (или несколь­ко сра­зу) толь­ко для того, что­бы спу­стя несколь­ко секунд отбро­сить и ее. Вни­ма­ние тако­го мла­ден­ца очень лег­ко при­влечь, но совер­шен­но невоз­мож­но удержать.

 

Как пра­ви­ло, мотор­ные навы­ки у гипер­ди­на­ми­че­ских детей раз­ви­ва­ют­ся в соот­вет­ствии с воз­рас­том, часто даже опе­ре­жая воз­раст­ные пока­за­те­ли. Гипер­ди­на­ми­че­ские дети рань­ше дру­гих начи­на­ют дер­жать голов­ку, пере­во­ра­чи­вать­ся на живот, сидеть, вста­вать на нож­ки, ходить и т. д. В мане­же тако­го ребен­ка обыч­но не удер­жать. Имен­но эти дети про­со­вы­ва­ют голов­ки меж­ду пру­тья­ми кро­ват­ки, застре­ва­ют в манеж­ной сет­ке, запу­ты­ва­ют­ся в под­оде­яль­ни­ках и быст­ро и сно­ро­ви­сто науча­ют­ся сни­мать все, что на них наде­ва­ют забот­ли­вые родители.

 

При нали­чии воз­мож­но­сти, пол­зать эти дети начи­на­ют рань­ше, чем ходить, ино­гда про­сто фан­та­сти­че­ски рано. Авто­ру дове­лось наблю­дать вось­ми­ме­сяч­но­го ребен­ка, кото­рый бод­ро, как соба­чон­ка, бежал на чет­ве­рень­ках за иду­щей мате­рью, прак­ти­че­ски от нее не отста­вая. Как толь­ко гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок ока­зы­ва­ет­ся на полу, в жиз­ни семьи насту­па­ет новый, чрез­вы­чай­но ответ­ствен­ный этап, целью и смыс­лом кото­ро­го ста­но­вит­ся убе­речь жизнь и здо­ро­вье ребен­ка, а так­же семей­ное иму­ще­ство от воз­мож­ных повре­жде­ний. Актив­ность гипер­ди­на­ми­че­ско­го мла­ден­ца неоста­но­ви­ма и сокру­ши­тель­на. Ино­гда у род­ных созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что он дей­ству­ет круг­лые сут­ки, прак­ти­че­ски без перерыва.

 

Нет тако­го шка­фа, кото­рый гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок не сумел бы открыть, нет тако­го дива­на, сту­ла или сто­ла, на кото­рый он не сумел бы взо­брать­ся (а потом упасть отту­да). Имен­но эти дети в воз­расте от года до двух — двух с поло­ви­ной лет стас­ки­ва­ют на пол ска­тер­ти со сто­ло­вым сер­ви­зом, роня­ют теле­ви­зо­ры и ново­год­ние елки, засы­па­ют на пол­ках опу­сто­шен­ных пла­тя­ных шка­фов, без кон­ца, несмот­ря на запре­ты, откры­ва­ют газ и воду, а так­же опро­ки­ды­ва­ют на себя кастрюли с содер­жи­мым раз­лич­ной тем­пе­ра­ту­ры и консистенции.

 

Одна­жды ко мне на при­ем при­ве­ли сим­па­тич­но­го бело­го­ло­во­го маль­чи­ка Федю. Спи­сок Феди­ных дея­ний, кото­рый огла­си­ла слег­ка оглу­шен­ная про­ис­хо­дя­щим мама, был весь­ма впе­чат­ля­ю­щим. К двум с поло­ви­ной годам он насчи­ты­вал следующее:

 

1. В шесть меся­цев был остав­лен спать в коляс­ке под окна­ми (семья живет на пер­вом эта­же). Проснул­ся и выва­лил­ся через борт коляс­ки на асфальт. Пока мать бежа­ла по лест­ни­це, успел пере­вер­нуть­ся и заполз­ти в бли­жай­шую лужу.

2. В девять меся­цев каким-то обра­зом выло­мал прут из кро­ват­ки и воткнул обло­мок себе под под­бо­ро­док. Нало­жи­ли три шва.

3. В год и один месяц опро­ки­нул на себя кастрю­лю с горя­чим супом, кото­рая сто­я­ла на пли­те. Месяц в ожо­го­вом отделении.

4. В год и восемь меся­цев играл с двер­ца­ми тум­боч­ки, на кото­рой сто­ял теле­ви­зор. Огром­ный импорт­ный теле­ви­зор рух­нул на пол и раз­бил­ся вдре­без­ги. Толь­ко откры­тая двер­ца тум­боч­ки убе­рег­ла ребен­ка от вер­ной гибели.

5. В два года три меся­ца пере­ре­зал нож­ни­ца­ми с неизо­ли­ро­ван­ны­ми руч­ка­ми про­вод­ку, по кото­рой шел ток. Полу­чил лег­кую контузию.

 

Ника­кие попыт­ки вра­зум­ле­ния на гипер­ди­на­ми­че­ских детей, как пра­ви­ло, не дей­ству­ют. У них все нор­маль­но с памя­тью и пони­ма­ни­ем речи. Про­сто они не могут удер­жать­ся. Сво­и­ми гла­за­ми мне дове­лось видеть трех­лет­не­го ребен­ка с гипер­ди­на­ми­че­ским син­дро­мом, кото­рый со сло­ва­ми “нель­зя Ване в шкаф лазить, нель­зя вазоч­ку брать. Разо­бьет­ся!” лез в посуд­ный шкаф и доста­вал отту­да ту самую упо­мя­ну­тую вазочку.

 

Совер­шив оче­ред­ную кавер­зу или раз­ру­ши­тель­ное дея­ние, гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок сам искренне рас­стро­ен и совер­шен­но не пони­ма­ет, как это полу­чи­лось. “Она сама упа­ла!”, “Я шел, шел, залез, а потом — не знаю…”, “Я это и не тро­гал совсем!” — так или при­бли­зи­тель­но так зву­чат их оправ­да­ния в ответ на воз­му­щен­ные или испу­ган­ные сето­ва­ния родителей.

 

Доволь­но часто у гипер­ди­на­ми­че­ских детей наблю­да­ют­ся раз­лич­ные нару­ше­ния раз­ви­тия речи. Неко­то­рые начи­на­ют гово­рить поз­же сверст­ни­ков, неко­то­рые — вовре­мя или даже рань­ше, но вот беда — их никто не пони­ма­ет, пото­му что они не про­из­но­сят две тре­ти зву­ков рус­ско­го язы­ка, заме­ня­ют сло­во “соба­ка” сло­вом “ва”, а сло­во “само­лет” сло­вом “силт”. Непре­рыв­ная бол­тов­ня таких детей с “кашей во рту” очень уто­ми­тель­на для окру­жа­ю­щих и тре­бу­ет вме­ша­тель­ства лого­пе­да. Ино­гда, впро­чем, роди­те­ли науча­ют­ся снос­но пони­мать их “язык” и очень удив­ля­ют­ся и даже оби­жа­ют­ся, что в сади­ке или в поли­кли­ни­ке никто ребен­ка не понимает.
Гипер­ди­на­ми­че­ские дети с само­го нача­ла не ходят, а бега­ют. Когда гово­рят, мно­го и бес­тол­ко­во раз­ма­хи­ва­ют рука­ми, пере­ми­на­ют­ся с ноги на ногу или под­пры­ги­ва­ют на месте.

 

Еще одна осо­бен­ность гипер­ди­на­ми­че­ских детей — они не учат­ся не толь­ко на чужих, но даже на сво­их ошиб­ках. Вче­ра ребе­нок на дет­ской пло­щад­ке гулял с бабуш­кой, залез на высо­кую лесен­ку, не мог слезть. При­шлось про­сить ребят-под­рост­ков снять его отту­да. Ребе­нок явно испу­гал­ся, на вопрос: “Ну что, будешь теперь на эту лесен­ку лазить?” — исто­во отве­ча­ет: “Не буду!” На сле­ду­ю­щий день на той же дет­ской пло­щад­ке он пер­вым делом бежит к той самой лесенке…

 

Имен­но гипер­ди­на­ми­че­ские дети — это те дети, кото­рые теря­ют­ся. “Граж­дане, у кого поте­рял­ся маль­чик?” — вспом­ни­те сакра­мен­таль­ную фра­зу из совет­ских филь­мов, да и из реаль­ной вок­заль­ной дей­стви­тель­но­сти. В вок­заль­ной суе­те, в суто­ло­ке око­ло киос­ков, в оче­ре­ди, про­сто в тол­пе что-то при­влек­ло вни­ма­ние гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка, и он тут же забыл про мать, про бабуш­ку, про то, что ему веле­ли сто­ять здесь и не схо­дить с это­го места, и пошел, пошел, вле­ко­мый, слов­но маг­ни­том, сво­им крат­ко­вре­мен­ным, но все­по­гло­ща­ю­щим инте­ре­сом. Что это там за жел­тая маши­на? А что это тот дядя дела­ет? А чего это вон там про­да­ют? А куда вот эта двер­ка ведет? И уже мечут­ся с выта­ра­щен­ны­ми гла­за­ми поте­ряв­шие ребен­ка роди­те­ли, хва­та­ют за рука­ва про­хо­жих: “Вы тут маль­чи­ка не виде­ли? Тако­го малень­ко­го, в крас­ном ком­би­не­зон­чи­ке!” Кача­ют голо­ва­ми сер­до­боль­ные тет­ки-про­хо­жие, пыта­ют­ся успо­ко­ить, помочь (“Гос­по­ди! Ужас-то какой! А если бы мой про­пал!” ), тре­вож­но хму­рят бро­ви муж­чи­ны (“Неуже­ли еще один маньяк?!” ), осуж­да­ю­ще под­жи­ма­ют губы вез­де­су­щие ста­руш­ки (“Луч­ше сле­дить надо было за ребен­ком, милоч­ка!” ). Нако­нец, когда ситу­а­ция дости­га­ет мак­си­маль­но­го нака­ла и раз­да­ют­ся сове­ты немед­лен­но, по горя­чим сле­дам обра­тить­ся в мили­цию, про­дав­щи­ца моро­же­но­го ука­зу­ю­ще вытя­ги­ва­ет тол­стый палец и спра­ши­ва­ет: “А вон там за ларь­ком, в мусо­ре не ваш ковыряется?”

 

И ругать нашед­ше­го­ся ребен­ка уже совер­шен­но нет сил, да он и сам тол­ком не пони­ма­ет, что про­изо­шло. “Ты сама ушла!”, “Я толь­ко ото­шел посмот­реть!”, “А вы меня раз­ве иска­ли?!” — все это обес­ку­ра­жи­ва­ет, злит, раз­дра­жа­ет, застав­ля­ет сомне­вать­ся в умствен­ных и эмо­ци­о­наль­ных воз­мож­но­стях ребенка.

 

Об эмо­ци­о­наль­ных воз­мож­но­стях. Гипер­ди­на­ми­че­ские дети, как пра­ви­ло, не злы. Они не спо­соб­ны дол­го вына­ши­вать оби­ду или пла­ны мести, не склон­ны к рас­счи­тан­ной, целе­на­прав­лен­ной агрес­сии. Все оби­ды они быст­ро забы­ва­ют, вче­раш­ний обид­чик или оби­жен­ный сего­дня у них — луч­ший друг. Но в запа­ле дра­ки, когда отка­зы­ва­ют и без того сла­бые меха­низ­мы тор­мо­же­ния, такие дети могут быть без­от­чет­но жесто­ки и неостановимы.

 

- Его в клас­се драз­нят, под­на­чи­ва­ют, — жало­ва­лась мама вось­ми­лет­не­го Ники­ты. — Он неде­лю вни­ма­ния не обра­ща­ет, сме­ет­ся толь­ко. А потом что-то как щелк­нет, так он бро­са­ет­ся и впи­ва­ет­ся, как буль­дог. Ничем не ото­рвать. Недав­но двое стар­ше­класс­ни­ков и учи­тель­ни­ца рас­тас­ки­ва­ли. В шко­ле гово­рят: веди­те его к пси­хи­ат­ру, он у вас ненормальный!

Впо­след­ствии такие дети могут сами искренне рас­ка­и­вать­ся в совер­шен­ном и даже не пом­нить, как все полу­чи­лось. Никита:

- Я не хотел его об стен­ку бить. Потря­сти толь­ко. Чтоб не обзы­вал­ся. Я за ним погнал­ся, мы дол­го бега­ли. Потом я его догнал, схва­тил, он мне дви­нул в живот, потом… потом не пом­ню. Я не хотел голо­вой, что я, отмо­ро­жен­ный, что ли… Ну, обзы­вал­ся, гово­рил “бол­ван”, поду­ма­ешь… Я так про­сто… Сам не знаю, как полу­чи­лось… Чест­но! Я потом сам у него про­ще­ния про­сил. Он меня про­стил, даже ластик мне дал. А я ему книж­ку про ужа­сти­ков. Толь­ко учи­тель­ни­ца все рав­но маму вызвала.

 

При обще­нии с гипер­ди­на­ми­че­ски­ми детьми надо учи­ты­вать, что все их чув­ства доста­точ­но поверх­ност­ны, лише­ны объ­е­ма и глу­би­ны. Если гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок не кор­рек­ти­ру­ет сво­е­го пове­де­ния из-за недо­мо­га­ния мате­ри, уста­ло­сти отца или непри­ят­но­стей, постиг­ших при­я­те­ля, то он вовсе не бес­чув­ствен­ный эго­ист, как может пока­зать­ся с пер­во­го взгля­да. Ско­рее все­го, он про­сто не заме­тил все­го выше­пе­ре­чис­лен­но­го. Позна­ние, оцен­ка чувств и состо­я­ния дру­гих людей — слож­ная ана­ли­ти­че­ская рабо­та, тре­бу­ю­щая боль­шо­го напря­же­ния и кон­цен­тра­ции вни­ма­ния на объ­ек­те (дру­гом чело­ве­ке). А вот с кон­цен­тра­ци­ей-то у гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка — бо-оль­шие про­бле­мы! Поэто­му не сто­ит ждать от тако­го ребен­ка чудес пони­ма­ния — луч­ше про­сто ска­зать ему о том, что имен­но вы (или кто-то из окру­жа­ю­щих) сей­час испы­ты­ва­е­те. Гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок лег­ко при­мет это как факт и, воз­мож­но, поста­ра­ет­ся как-то учесть.

 

Насто­я­щие про­бле­мы гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка (и его семьи) начи­на­ют­ся вме­сте со школь­ным обу­че­ни­ем. Ино­гда чуть рань­ше — при под­го­тов­ке к шко­ле. На сооб­ра­зи­тель­ность и соб­ствен­но умствен­ные спо­соб­но­сти гипер­ди­на­ми­че­ских детей жалу­ют­ся редко.

 

- Да он все может, если захо­чет! Сто­ит ему толь­ко сосре­до­то­чить­ся — и все эти зада­ния ему на один зуб! — так
или при­бли­зи­тель­но так гово­рят девять из деся­ти обра­тив­ших­ся ко мне родителей.

Вся беда в том, что как раз сосре­до­то­чить­ся гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок кате­го­ри­че­ски не может. Уса­жен­ный за уро­ки, он уже через пять минут рису­ет в тет­рад­ке, ката­ет по сто­лу машин­ку или про­сто смот­рит в окно, за кото­рым игра­ют в фут­бол стар­шие ребя­та или чистит перья воро­на. Еще десять минут спу­стя ему очень захо­чет­ся пить, потом есть, потом, есте­ствен­но, в туалет…

- Вы пред­став­ля­е­те, мы каж­дый день дела­ем уро­ки с трех часов до девя­ти, ино­гда до пол­де­ся­то­го! — говорит
мне мама пер­во­класс­ни­ка Вовы.
— Это невоз­мож­но! — кате­го­ри­че­ски заяв­ляю я. — Ни в одной, даже самой замуд­рен­ной шко­ле в пер­вом классе
столь­ко не задают.
— Вы что дума­е­те, я вам вру, что ли?! — воз­му­ща­ет­ся мама. — Вова, подтверди!
Вова соглас­но кивает.
— А как же вам это уда­ет­ся? — спра­ши­ваю я с неволь­ным ува­же­ни­ем в голосе.
— А вот так! Там все­го-то зада­ний по его спо­соб­но­стям — на пол­ча­са, ну, на час, если очень мно­го зада­но. А он сидит, и тянет, и тянет… Толь­ко я отой­ду, он уже где-то в обла­ках вита­ет. Ска­жу: пере­пи­сы­вай вот этот стол­бик при­ме­ров. При­хо­жу через пол­ча­са — все на том же месте. Или еще хуже — отве­ты напи­са­ны про­сто так. Явно над ними совсем не думал. При­хо­дит­ся, есте­ствен­но, пере­пи­сы­вать… Или вот в туа­лет идет, и пол­ча­са его нет. Ты что, спра­ши­ваю, там уто­нул, что ли? Да нет, гово­рит, сей­час иду. Еще и воз­му­ща­ет­ся: что, в туа­лет схо­дить нель­зя?! Вче­ра руч­ку два­дцать пять минут под сто­лом искал. Я по часам заме­ти­ла… Если идет мимо ком­на­ты, где бабуш­ка теле­ви­зор смот­рит, так обя­за­тель­но в две­рях застре­ва­ет. Хоть там сери­ал идет, хоть ново­сти, хоть рекла­ма… А вы гово­ри­те: не бывает!

 

В клас­се про­ис­хо­дит при­бли­зи­тель­но то же самое. Гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок для учи­те­ля — вро­де сорин­ки в гла­зу. Он бес­ко­неч­но вер­тит­ся на месте, отвле­ка­ет­ся и бол­та­ет с сосе­дом по пар­те. Сажать его одно­го бес­по­лез­но, пото­му что в этом слу­чае он дер­га­ет тех, кто сидит впе­ре­ди, или обо­ра­чи­ва­ет­ся к тем, кто сидит сза­ди, и тогда учи­тель, вооб­ще, видит толь­ко его заты­лок. Может так­же общать­ся через про­ход с сосед­ней колон­кой, или пере­да­вать запи­соч­ки, или пус­кать под пар­той само­ле­тик, или… В общем, про­дел­ки и при­дум­ки гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка неис­то­щи­мы и почти все­гда неуместны.

 

В рабо­те на уро­ке он либо отсут­ству­ет и тогда, будучи спро­шен­ным, отве­ча­ет нев­по­пад, либо при­ни­ма­ет актив­ное уча­стие, ска­чет на пар­те со вздер­ну­той к небу рукой, выбе­га­ет в про­ход, кри­чит: “Я! Я! Меня спро­си­те!” — или про­сто, не удер­жав­шись, с места выкри­ки­ва­ет ответ. При­чем ответ, как пра­ви­ло, непол­ный или неточ­ный. Посколь­ку подоб­ные эпи­зо­ды, нерав­но­мер­но чере­ду­ясь, повто­ря­ют­ся каж­дый учеб­ный день, то учи­те­лю крайне труд­но воз­дер­жать­ся от раз­дра­жен­ных выска­зы­ва­ний в адрес тако­го ребен­ка, а при слу­чае (напри­мер, на собра­ни­ях) и в адрес его родителей.

 

Тет­рад­ки гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка (осо­бен­но в началь­ных клас­сах) пред­став­ля­ют собой жал­кое, душе­раз­ди­ра­ю­щее зре­ли­ще. Коли­че­ство оши­бок в них сопер­ни­ча­ет с коли­че­ством гря­зи и исправ­ле­ний. Сами тет­рад­ки почти все­гда мятые, с загну­ты­ми и заму­со­лен­ны­ми угол­ка­ми, с надо­рван­ны­ми облож­ка­ми, с пят­на­ми какой-то невра­зу­ми­тель­ной гря­зи, как буд­то бы на них кто-то недав­но ел пирож­ки. Строч­ки в тет­ра­дях неров­ные, бук­вы упол­за­ют то вверх, то вниз, в сло­вах про­пу­ще­ны или заме­не­ны бук­вы, в пред­ло­же­ни­ях — сло­ва. Зна­ки пре­пи­на­ния сто­ят как буд­то бы в совер­шен­но про­из­воль­ном поряд­ке — автор­ская пунк­ту­а­ция в наи­худ­шем смыс­ле это­го сло­ва. Мно­гие сло­ва узна­ют­ся с тру­дом, хотя отда­лен­но что-то напо­ми­на­ют — как в поэ­зии Вели­ми­ра Хлеб­ни­ко­ва. Имен­но гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок может сде­лать в сло­ве “еще” четы­ре ошиб­ки. Дога­да­лись, как? Не дога­да­лись? Пожа­луй­ста, очень про­сто — “исчо”. На науч­ном язы­ке это назы­ва­ет­ся — дисграфия.

 

Про­бле­мы с чте­ни­ем воз­ни­ка­ют зна­чи­тель­но реже, чем с пись­мом, но тоже встре­ча­ют­ся. Как пра­ви­ло, они отме­ча­ют­ся у тех детей, кото­рым на преды­ду­щем эта­пе ста­ви­ли “задерж­ку раз­ви­тия речи”. Если “дис­гра­фия” — это доста­точ­но одно­род­ное явле­ние, то “дислек­сия” (нару­ше­ния чте­ния) может выгля­деть по-раз­но­му в каж­дом инди­ви­ду­аль­ном слу­чае. Неко­то­рые гипер­ди­на­ми­че­ские дети чита­ют очень мед­лен­но, запи­на­ясь на каж­дом сло­ве, но сами сло­ва про­чи­ты­ва­ют пра­виль­но. Дру­гие чита­ют быст­ро, но изме­ня­ют окон­ча­ния и “про­гла­ты­ва­ют” сло­ва и целые пред­ло­же­ния. В тре­тьем слу­чае ребе­нок чита­ет нор­маль­но по тем­пу и каче­ству про­из­но­ше­ния, но совер­шен­но не пони­ма­ет про­чи­тан­но­го и не может ниче­го запом­нить или пересказать.

 

Про­бле­мы с мате­ма­ти­кой встре­ча­ют­ся еще реже и свя­за­ны, как пра­ви­ло, с тоталь­ной невни­ма­тель­но­стью ребен­ка. Он может пра­виль­но решить слож­ную зада­чу, а потом запи­сать непра­виль­ный ответ. Лег­ко пута­ет мет­ры с кило­грам­ма­ми, ябло­ки с ящи­ка­ми, и полу­чив­ши­е­ся в отве­те два зем­ле­ко­па и две тре­ти его совер­шен­но не сму­ща­ют. Если в при­ме­ре сто­ит знак “+”, гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок лег­ко и пра­виль­но про­из­во­дит вычи­та­ние, если знак деле­ния, выпол­нит умно­же­ние, и т. д. и т. п.

 

Гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок посто­ян­но все теря­ет. Он забы­ва­ет шап­ку и вареж­ки в раз­де­вал­ке, порт­фель в скве­ри­ке воз­ле шко­лы, крос­сов­ки — в физ­куль­тур­ном зале, руч­ку и учеб­ник в клас­се, а днев­ник с оцен­ка­ми — где-нибудь в рай­оне помой­ки. В его ран­це спо­кой­но и тес­но сосед­ству­ют кни­ги, тет­ра­ди, ботин­ки, яблоч­ные огрыз­ки и недо­еден­ные конфеты.

 

На пере­мене гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок — это “вихрь враж­деб­ный”. Нако­пив­ша­я­ся энер­гия насто­я­тель­но тре­бу­ет выхо­да и нахо­дит его. Нет такой пота­сов­ки, в кото­рую наш ребе­нок не ввя­зал­ся бы, нет шало­сти, от кото­рой он отка­жет­ся. Бес­тол­ко­вая, сума­сшед­шая бегот­ня на пере­мене или на “про­длен­ке”, кон­ча­ю­ща­я­ся где-то в рай­оне сол­неч­но­го спле­те­ния кого-нибудь из чле­нов педа­го­ги­че­ско­го кол­лек­ти­ва, и соот­вет­ству­ю­щее слу­чаю вну­ше­ние и репрес­сии — неиз­беж­ный финал почти каж­до­го школь­но­го дня наше­го ребенка.

 

Уже гово­ри­лось, что прак­ти­че­ски все шало­сти гипер­ди­на­ми­че­ских детей спон­тан­ны, не под­ле­жат пла­ни­ро­ва­нию и обду­мы­ва­нию. Еще одной осо­бен­но­стью этих детей, чрез­вы­чай­но огор­ча­ю­щей и их самих и роди­те­лей, явля­ет­ся то, что имен­но они все­гда попа­да­ют­ся. Сколь­ко угод­но детей может хули­га­нить на пере­мене, кидать­ся снеж­ка­ми, участ­во­вать в свал­ке, пере­да­вать запис­ки на уро­ке или курить в туа­ле­те. Попа­дет­ся все­гда — гипер­ди­на­ми­че­ский. Труд­но ска­зать, в чем тут сек­рет, но фено­мен — нали­цо. Боль­шин­ство детей и роди­те­лей зна­ют об этом и с гру­стью гово­рят о “судь­бе”, “роке” или про­сто о том, что “мне (мое­му) все­гда не везет”. Отбро­сив мисти­ку, мож­но пред­по­ло­жить, что здесь одно­вре­мен­но дей­ству­ют два фак­то­ра — “дур­ная репу­та­ция” гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка (“Как что слу­чит­ся — так сра­зу дума­ют, что это я!” ) и отсут­ствие в его харак­те­ре хит­ро­сти, изво­рот­ли­во­сти и уме­ния пред­ви­деть последствия.

 

Прак­ти­че­ски все окру­жа­ю­щие гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка люди (роди­те­ли, учи­те­ля, даже одно­класс­ни­ки) пре­бы­ва­ют в неиз­быв­ной уве­рен­но­сти, что ребе­нок вполне может изба­вить­ся от всех про­блем и недо­стат­ков, попро­сту “взяв себя в руки”, “собрав­шись” и т. д. К сожа­ле­нию, они ошибаются.

 

Неко­то­рое вре­мя каж­дый гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок будет пытать­ся соот­вет­ство­вать ожи­да­ни­ям окру­жа­ю­щих его людей, “напря­гать волю”, “сле­дить за собой” и выпол­нять дру­гие, столь же цен­ные сове­ты. Посте­пен­но, одна­ко, и он, и дру­гие убеж­да­ют­ся в том, что ника­ких успе­хов все это не при­но­сит. Более того, чем боль­ше ребен­ка сты­дят и руга­ют, тем хуже у него идут дела. Нерв­ная систе­ма гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка, и без того рабо­та­ю­щая с пере­гру­зом, полу­ча­ет допол­ни­тель­ную нагруз­ку. Ребе­нок живет в состо­я­нии непре­рыв­но­го стрес­са. Ухо­дя утром в шко­лу, он зна­ет, что у него опять “не вый­дет” и его опять будут ругать. Даль­ше ситу­а­ция может раз­ви­вать­ся несколь­ки­ми путями.

 

Ребе­нок может “опу­стить руки” и попро­сту плю­нуть на мне­ние окру­жа­ю­щих. “Ну и пусть я буду самый пло­хой! Чем хуже — тем луч­ше!” — так отныне зву­чит его лозунг. Понят­но, куда при­бли­зи­тель­но ведет этот путь. Доволь­но быст­ро такой ребе­нок нахо­дит место, где все его осо­бен­но­сти при­ни­ма­ют­ся и даже одоб­ря­ют­ся. Это место — ули­ца, двор. Здесь все в стро­ку — и тупо­ва­тое бес­стра­шие гипер­ди­на­ми­че­ских детей, и их лег­кость на подъ­ем, и веч­ная готов­ность к любым про­дел­кам, и отход­чи­вость, и даже неуме­ние про­счи­ты­вать послед­ствия. Послед­ним, увы, часто поль­зу­ют­ся про­дав­цы нар­ко­ти­ков и вер­бов­щи­ки “кад­ров” из кри­ми­наль­ных струк­тур. На ули­це, где собра­лись такие же отвер­жен­ные обще­ством (по раз­ным при­чи­нам) дети и под­рост­ки, гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка ждет не толь­ко при­ня­тие и пони­ма­ние, но и раз­но­об­раз­ный досуг. Соби­рать бутыл­ки и обсле­до­вать помой­ки, лазать по кры­шам и жечь кост­ры, катать­ся на авто­бу­сах и элек­трич­ках, “тусо­вать­ся” с дру­зья­ми — все это зна­чи­тель­но инте­рес­нее, чем решать зада­чи и писать дик­тан­ты. Тем более что ни то, ни дру­гое у ребен­ка не получается.

 

Дру­гой ребе­нок, с более сла­бым здо­ро­вьем, начи­на­ет мно­го и раз­но­об­раз­но сома­ти­че­ски болеть, про­пус­кая шко­лу по полгода.

- До шко­лы он вооб­ще ничем не болел. Мог три часа на ули­це бегать в мок­рых ботин­ках — и ниче­го. А с кон­ца пер­во­го клас­са — нача­лось. Сна­ча­ла у него был грипп, потом под­хва­тил брон­хит, потом — вос­па­ле­ние лег­ких, — рас­ска­зы­ва­ет мама деся­ти­лет­не­го Иго­ря. — Потом вро­де все выле­чи­ли, а кашель остал­ся, да такой страш­ный, что про­сто до рво­ты. Посла­ли к нев­ро­па­то­ло­гу. Он про­пи­сал какие-то таб­лет­ки, вро­де помень­ше ста­ло. Потом вдруг гер­пес полез, да не толь­ко на губах, а по все­му лицу. Пока лечи­ли, нашли шумы в серд­це. Обсле­до­ва­лись. Вро­де все ниче­го, толь­ко собра­лись в шко­лу — тем­пе­ра­ту­ра. Отче­го — непо­нят­но. Пока сда­ва­ли ана­ли­зы, тем­пе­ра­ту­ра исчез­ла, но нача­ли суста­вы болеть…

 

Тре­тий ребе­нок, самый силь­ный и муже­ствен­ный, несмот­ря на все колос­саль­ные труд­но­сти, про­дол­жа­ет бороть­ся за место под солн­цем, пыта­ясь хоть как-нибудь при­спо­со­бить­ся к обсто­я­тель­ствам, в кото­рых как буд­то бы спе­ци­аль­но “все про­тив него”. Ино­гда у него что-то полу­ча­ет­ся — он ста­но­вит­ся фор­вар­дом школь­ной фут­боль­ной коман­ды, или пев­цом в школь­ном ансам­бле, или “вели­ким хими­ком”, или запис­ным школь­ным юмо­ри­стом, или про­сто класс­ным шутом. Все это, как пра­ви­ло, дела­ет­ся вопре­ки воле семьи и педа­го­ги­че­ско­го кол­лек­ти­ва. Но когда место най­де­но, все взды­ха­ют с облег­че­ни­ем — про­яв­ле­ния син­дро­ма рез­ко идут на убыль.

 

Отно­ше­ния со сверст­ни­ка­ми у гипер­ди­на­ми­че­ских детей могут скла­ды­вать­ся по-раз­но­му, в зави­си­мо­сти от сте­пе­ни про­яв­ле­ния син­дро­ма. Почти все­гда такие дети очень общи­тель­ны, лег­ко зна­ко­мят­ся как с детьми, так и со взрос­лы­ми. У малень­ко­го гипер­ди­на­ми­че­ско­го ребен­ка почти все­гда мно­же­ство при­я­те­лей (сам он часто назы­ва­ет их друзьями).

 

- С кем ты из груп­пы дру­жишь? Кто твой луч­ший друг? — спра­ши­ваю я шести­лет­не­го Сашу.
— Я со все­ми дру­жу! — отве­ча­ет Саша. — И с маль­чи­ка­ми, и с девоч­ка­ми. Толь­ко Вера Тапи­ще­ва мне не друг,
пото­му что она пла­чет все вре­мя. С ней дру­жить пря­мо некогда!

 

Одна­ко, несмот­ря на общи­тель­ность, гипер­ди­на­ми­че­ско­му ребен­ку ред­ко уда­ет­ся постро­ить дли­тель­ные и глу­бо­кие дру­же­ские отно­ше­ния. Насто­я­щая друж­ба тре­бу­ет посто­ян­но­го “уче­та” чувств, мне­ний и настро­е­ний дру­го­го чело­ве­ка. А вот это наше­му ребен­ку дает­ся с тру­дом. И когда ребе­нок под­рас­та­ет, ино­гда начи­на­ют­ся жало­бы: “А поче­му они со мной не играют?!”

 

Гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок любит шум­ные, подвиж­ные игры. Побе­гать и “побе­сить­ся” любят все здо­ро­вые малень­кие дети. Но, под­рас­тая, они все боль­ше вре­ме­ни уде­ля­ют тихим, слож­ным, роле­вым играм или играм “с пра­ви­ла­ми”. Гипер­ди­на­ми­че­ский ребе­нок не любит (а ино­гда, в тяже­лых слу­ча­ях, попро­сту не может) играть в такие игры. И опять оста­ет­ся один или нахо­дит себе ком­па­нию таких же сорванцов.

 

- У нас вро­де бы при­лич­ная семья, — жалу­ет­ся мама деся­ти­лет­не­го Вади­ма. — Я сама учи­тель, папа — про­грам­мист. Мы его с дет­ства ста­ра­лись в музеи водить, в теат­ры. Прав­да, в теат­ре его было на сту­ле не удер­жать… Но книж­ки я ему все­гда хоро­шие чита­ла. Объ­яс­ни­те мне, поче­му же его все вре­мя тянет к каким-то детям… ну, соци­аль­но запу­щен­ным, что ли… В клас­се веч­но выби­ра­ет себе самых хули­га­нов. И вот у нас в парад­ной есть такая семья, ну, роди­те­ли пьют и все такое. Там трое детей, так он веч­но с ними… Нет, что­бы с Вита­ли­ком играть со вто­ро­го эта­жа или с Мари­ной с пято­го. Что это его туда так тянет?

 

Все очень про­сто. “Соци­аль­но запу­щен­ные” дети из семьи алко­го­ли­ков гото­вы играть в те игры, кото­рые пред­ло­жит Вадим. А вот согла­сит­ся ли Мари­на с пято­го этажа?

 

Ино­гда гипер­ди­на­ми­че­ские дети избе­га­ют обще­ства сверст­ни­ков и любят возить­ся с детьми, млад­ши­ми по воз­рас­ту. Роди­те­ли склон­ны сето­вать на это, обви­няя сво­их чад в неко­ей “умствен­ной недо­ста­точ­но­сти”. Но ведь и здесь все про­сто и вовсе не пло­хо. Малень­кие дру­зья и подруж­ки дают гипер­ди­на­ми­че­ско­му ребен­ку воз­мож­ность раз­ряд­ки, воз­мож­ность поиг­рать в те самые подвиж­ные игры, кото­рых ему так не хва­та­ет. И малень­кие, как пра­ви­ло, вполне этим довольны.

 

Шести­класс­ник Але­ша из чис­ла моих гипер­ди­на­ми­че­ских кли­ен­тов еще с про­шло­го года подру­жил­ся с целым клас­сом маль­чи­шек-пер­во­кла­шек. При­хо­дил к ним на пере­ме­нах, гулял с ними после уро­ков на “про­длен­ке”, рас­ска­зы­вал страш­ные исто­рии и учил делать само­ле­ти­ки, захо­дил в гости поиг­рать на ком­пью­те­ре. Малы­ши были польще­ны вни­ма­ни­ем “боль­шо­го пар­ня”. А парень, отвер­жен­ный и обве­шен­ный ярлы­ка­ми в сво­ем “род­ном” клас­се, нахо­дил сре­ди малы­шей так необ­хо­ди­мое ему при­ня­тие и вос­хи­ще­ние. Кому от это­го плохо?

 

Разу­ме­ет­ся, вовсе не у каж­до­го ребен­ка с диа­гно­зом “гипер­ди­на­ми­че­ский син­дром” име­ют­ся все выше­пе­ре­чис­лен­ные осо­бен­но­сти пове­де­ния. Все это может быть выра­же­но сла­бее или силь­нее, а что-то может отсут­ство­вать вовсе. Пред­став­лен­ный порт­рет — ярко выра­жен­ный гипер­ди­на­ми­че­ский син­дром (СДВГ) во всей его кра­се. В таком “цве­ту­щем” виде он встре­ча­ет­ся все­го лишь у каж­до­го чет­вер­то­го-пято­го ребен­ка с диа­гно­зом “гипер­ди­на­ми­че­ский синдром”.

 

Автор: Е. В. Мурашова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Ольга, 02.07.2016

    Спа­си­бо. Посме­я­лась со сле­за­ми на глазах. ))))
    Пря­мо порт­рет ребен­ка про­чи­та­ла. Бьет всех, но без зла. Теря­ет все ‚что мож­но и где толь­ко мож­но. Тре­щит без умол­ку, при­чем не гово­рит, а кри­чит. Если даю ему зада­ние, он после пер­во­го сло­ва уже умчал­ся. Когда дого­во­ри­ла до кон­ца, уже бросил.
    Но самое жут­кое — это кри­ки, по пово­ду и без. Голо­ва уже рас­ка­лы­ва­ет­ся от веч­ных кри­ков. Ино­гда уже мол­чишь, не гово­ришь, лишь бы не кричал.

    Ответить »
  • Олжа, 07.08.2015

    Спа­си­бо за инте­рес­ную статью,у меня гипе­р­ак­тив­ный маль­чик кото­ро­му 8лет,я очень боюсь за его жизнь,как из него сде­лать хорошего,умного вос­пи­тон­но­го ребенка?и как сним вести себя,когда он что то натво­ря­ет я уже уста­ла ругать ‚ино­гда бить

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки