Николай Забелкин: «Ребёнок – маленький человек, а значит – Маленький Принц»

Николай Забелкин: «Ребёнок – маленький человек, а значит – Маленький Принц»

(8 голосов5.0 из 5)

Делимся радо­стью: стихи одного из авто­ров «Азбуки вос­пи­та­ния» в октябре 2019 года опуб­ли­ко­вала «Рос­сий­ская газета». Новое и ста­рое из осен­ней тет­ради Нико­лая Забел­кина можно про­честь в руб­рике «Кален­дарь поэ­зии», кото­рую ведет  неслу­чай­ный для наших чита­те­лей чело­век обо­зре­ва­тель «РГ» Дмит­рий Шеваров.

Учат в школе

Читали ли вы вме­сте с детьми на нашем сайте  “Как будто дет­ские стихи”  Н. Забел­кина? Не читали? Много потеряли!

В конце про­шлого лета мы подробно рас­ска­зы­вали о поэте и его твор­че­ской био­гра­фии, и пуб­ли­ка­ция вызвала инте­рес и  много поло­жи­тель­ных откли­ков. Поэтому мы решили поздра­вить автора с дебю­том в «РГ» и, поль­зу­ясь пово­дом, снова заго­во­рить о его твор­че­стве. И раз­го­вор этот  неслучаен.

Уди­ви­тель­ный факт: Нико­лай Забел­кин – состо­яв­шийся совре­мен­ный рус­ский поэт, но как автор пока что одной  издан­ной книги до сих пор широко не изве­стен. Его не встре­тишь на пре­зен­та­циях и гром­ких поэ­ти­че­ских кон­кур­сах, не услы­шишь на пло­ща­дях, он не зани­ма­ется пиа­ром ни себя самого, ни сво­его твор­че­ства, и это его созна­тель­ный выбор.

При этом автор мно­гим зна­ком, дорог и бли­зок, и его поэ­зия полю­би­лась школь­ни­кам и педа­го­гам. Спра­ши­ва­ется, почему?  Потому что это – дей­стви­тельно поэзия.

И, воз­можно, потому, что в потоке поэ­ти­че­ского «кон­тента» интер­нета  при всем его изоби­лии  не так-то про­сто найти талант­ли­вые, нрав­ственно  и духовно напол­нен­ные, без­опас­ные для дет­ской души сти­хо­тво­ре­ния наших совре­мен­ни­ков  –  помимо всех пере­чис­лен­ных досто­инств,  отве­ча­ю­щие клас­си­че­ским пред­став­ле­ниям о поэтике.

Ведь, по сло­вам поэта Юрия Кубла­нов­ского, рус­скому чело­веку свой­ственно  выра­жать себя в слове – такова осо­бен­ность мен­та­ли­тета, и сего­дня в Рос­сии пишут  и издают несу­разно много, а вот каче­ство этих тек­стов остав­ляет желать лучшего.

Что в этой непро­стой ситу­а­ции делать школь­ни­кам и педа­го­гам?  Как сори­ен­ти­ро­ваться в мире совре­мен­ной поэ­зии? Тол­стых лите­ра­тур­ных жур­на­лов, из кото­рых раньше узна­вали о новых име­нах, нет, «Лите­ра­тур­ная газета» пуб­ли­кует узкий круг авторов.

Хорошо, что есть руб­рика Дмит­рия Шева­рова «Кален­дарь поэ­зии», живы лите­ра­тур­ные стра­нички в жур­нале «Фома» и на пра­во­слав­ных порталах.

Ведь у уча­щих и уча­щихся – задачи не только твор­че­ские, но и  прак­ти­че­ские, свя­зан­ные с учеб­ным про­цес­сом: как про­ве­сти урок лите­ра­туры или основ пра­во­слав­ной куль­туры, под­го­то­виться к кон­курсу, выучить сти­хо­тво­ре­ние к празд­нику или собы­тию, найти мате­риал для лите­ра­турно-худо­же­ствен­ной ком­по­зи­ции или цитату  для  поста­новки школь­ного театра.

Неко­то­рые учи­теля, имея сво­боду выбора при состав­ле­нии про­граммы, уже вклю­чили  про­из­ве­де­ния Нико­лая Ана­то­лье­вича в свои уроки по совре­мен­ной лите­ра­туре. Об этом факте упо­ми­на­ется в под­борке «РГ».

Вот и мы гово­рим с пол­ной ответ­ствен­но­стью: да, стихи этого автора можно без опа­се­ний читать и пре­по­да­вать детям. Давайте   про­ли­стаем его произведения.

«Ребёнок – маленький человек,
А значит – Маленький Принц» 

Еван­ге­лие может быть пра­вильно вос­при­нято и при­нято на веру только дет­ским созна­нием – счи­тает Вла­ди­мир Зелин­ский, автор книги «Будьте как дети. Тео­фа­ния детства».

image 300x187 - Николай Забелкин: «Ребёнок – маленький человек, а значит – Маленький Принц»

Нико­лай Забел­кин гово­рит о том же, но  своим поэ­ти­че­ским язы­ком.  В его сти­хах, посвя­щен­ных Экзю­пери, мла­ден­че­ство воз­рас­тает до Богомладенчества:

«И как бы ни тщился наш взрос­лый век
Дет­ство поверг­нуть ниц,

Ребё­нок – малень­кий человек,
А зна­чит – Малень­кий Принц.

И если больше не рассветёт,
И ста­нет не жаль ничего –

Над нашей померк­шей Зем­лёй взойдёт
Цар­ство боль­шое Его».

Люби­мый лири­че­ский герой Н. Забел­кина – взрос­лый, кото­рый не утра­тил  дет­ское вос­при­я­тие в его ясно­сти, прав­ди­во­сти и чистоте:

«Принц Малень­кий, ты – одуванчик:
Был – золо­той, теперь – седой,
И скоро уле­тишь Домой –
В пустыню голу­бую неба,
Где – только стих­нет бой вдали –
Мы осо­знаем: есть, наверно,
Среди бес­край­них мёрт­вых небул
Всех наших стра­хов, лжи и скверны –
Оазисы живой земли…»

Божий мир в гла­зах такого героя очень хру­пок, ско­ро­те­чен, непро­чен. Тихая музыка миро­зда­ния, слыш­ная поэтам и детям, ста­но­вится еле уловимой:

«Послу­шай, что за музы­кой сегодня
Напол­нен этот хруп­кий мир Господний!

Лучи Его созвез­дий не спугни –
Не так уж долго све­тят нам они…»

Может, поэтому  поэту так сильно тос­ку­ется по Экзю­пери – про­по­вед­нику истины о том, что «все мы – родом из детства»:

«Небо тебе – в самый раз;
А мы – как тут будем – без?..
Не уле­тай без нас,
Веч­ный Сент-Экс».

Автор верит, что время дет­ства нико­гда не закан­чи­ва­ется – дет­ство заново обре­та­ется – воз­вра­ща­ется  к нам бла­го­даря вос­по­ми­на­ниям, ассо­ци­а­циям. Оно при­хо­дит, когда мы отправ­ля­емся в дет­ские места или погру­жа­емся в дет­ство наших детей:

«Снова насту­пает время детства:
Время, ста­но­вя­ще­еся местом

Самого пря­мого в мире действия
Звон­ких, уменьшительно-ласкательных,

На вет­вях про­рос­ших прилагательных –
Тех, кото­рыми пте­нец любой

В песне зали­ва­ется ликующей
Перед веш­ним, вечно существующим,

Свет­лым суще­стви­тель­ным: любовь…»

P4031187 300x296 - Николай Забелкин: «Ребёнок – маленький человек, а значит – Маленький Принц»

Любовь – одно из имён Бога, кото­рое  явил Хри­стос.  На слуху у  роди­те­лей и моло­дых людей фильм Скор­сезе «Мол­ча­ние», кото­рый ста­вит про­блему:  пере­жи­ва­ние чело­ве­ком мол­ча­ния Бога, молитвы, кото­рая, по нашим ощу­ще­ниям, не нахо­дит ответа. «Зовёшь, зовёшь… Никто не отзо­вётся…» – писал Н. Рубцов.

Нико­лая Забел­кина тоже тре­во­жит этот  вопрос, и в нём он рас­став­ляет акценты по-сво­ему: а зовем ли мы так, чтобы быть услышанными?

«Исчез из жизни зва­тель­ный падеж –
Как будто Сол­нышко зашло за окоём…

Но если гря­нет над зем­лёй мятеж,
Ещё мы во весь голос позовём,

При­пом­нив имена и падежи –
Того, Кто всё про­стит и отзовётся

Со дна души, как из глу­бин колодца
Взмы­ва­ю­щее вновь над миром Солнце –

То, без Чьего ответа не прожить.

Кро­ва­вым днём, кро­меш­ной вра­жьей ночью
Мир оза­рит как будто тихий свет,

В кото­ром смерти нет, сирот­ства нет –
Завет­ный зов, корот­кий возглас:

– Отче…»

P4031191 300x254 - Николай Забелкин: «Ребёнок – маленький человек, а значит – Маленький Принц»

Нет сомне­ний, с Руб­цо­вым Нико­лая Забел­кина свя­зы­вает дав­нее духов­ное род­ство, оче­видно, что эти стихи ему  близки, воз­можно, поэтому авторы в чем-то пере­кли­ка­ются. Гра­ницы вре­мени сти­ра­ются. Полу­ча­ется заво­ра­жи­ва­ю­щий перефраз:

«Деревня под осен­нею водой
Исчезла – ты один Деревню видишь

Не зато­нув­шей, веч­ной, молодой,
Све­тя­щей всеми окнами – святой

Дерев­ней Китеж…»

Насто­я­щие стихи цели­тельны, поне­многу вра­чуют любые, даже, каза­лось бы,  неис­це­ли­мые раны:

«Неслы­шен выстрел – но свинцовый
Мрак не даёт дышать с утра…

Но снова пере­чту Рубцова
И – заруб­цу­ется дыра».

Посвя­ще­ния поэтам и дея­те­лям род­ной куль­туры в твор­че­стве Нико­лая Ана­то­лье­вича – отдель­ная боль­шая тема, и музыка среди них – осо­бая глава.

Может, поэтому его стихи так насы­щены музы­кой – и  фоне­ти­че­ски, и по смыс­лам. «…Моцарт лез из тре­щин на асфальте» – гово­рит поэт, и  сразу и видишь, и слы­шишь, как вме­сте с пер­вой трав­кой в город по весне про­би­ва­ется музыка.

И, конечно, стихи Н. Забел­кина  про­пи­таны любо­вью к рус­ской поэ­зии и её тра­ди­ции, полны Пуш­ки­ным и поэтами его эпохи, Сереб­ря­ным веком и  поэ­зией воен­ных лет, желе­зо­бе­тон­ным «веком» девя­но­стых и нулевых.

Вот, напри­мер, строки из посвя­ще­ния Борису Рыжему:

«…Боря Рыжий вдруг встал – и с празд­ника в ночь ушёл.
В этом жесте – подо­бье зем­ного почти-закона:
Поэты ухо­дят, когда им ста­но­вится хорошо».

Хорошо… Но если так хорошо, то почему тогда поэты ухо­дят? Ответ таков:

«Бывают такие празд­ники у нашей нынеш­ней жизни,
На кото­рых поэту стыдно про­слыть своим».

А вот погру­же­ние в поэ­зию Сереб­ря­ного века:

«Наот­машь Ман­дель­штам – почти кричал
(Когда решался – и его читал он)

Боже­ствен­ною густо­той начал
И смерт­ной густо­той своих финалов…

Читая, вновь и вновь он постигал:
Тем более живёт стихотворенье,

Чем более кон­цов в нём и начал,
Чем менее в нём – пере­ход­ных звеньев…»

И  как мета­фо­рично и метко – о том  же поэте:

«Спрес­со­ваны стихи, как жизнь твоя –
В чугун­ную пылинку бытия».

А вот – из сти­хов памяти Васи­лия Шук­шина, набро­сок, в кото­ром быстро и мастер­ски схва­чено порт­рет­ное сход­ство с адресатом:

«Род­ной зем­лёй – в род­ное небо
Про­шёл сквозь смерть, как сквозь пургу;

А жизнь была – белее снега,
Крас­ней калины на снегу».

Сло­вом,  рус­ская лите­ра­тура для Нико­лая Забел­кина – его род­ная сти­хия, так же как и рус­ский лес, в кото­ром он с дет­ства чув­ствует себя самим собой:

«Лите­ра­тура вся – в Природе:
Здесь Чудо в рифму происходит.

Здесь в чащах свет­лые полянки –
Вос­тор­женны,  как слог Бианки;

Про­стор­ные, как вздох, опушки,
Искрятся Солн­цем, словно Пушкин;

А берез­няк вокруг так Берестов,
Так полон жизни дет­ским шелестом,

Что сердце, словно зверь израненный,
В его свя­тое лепетание,

Боль забы­вая, окунётся –
И, вновь здо­ро­вое, проснётся…

Здесь При­швин про­то­рил по лугу
Свой путь к Неве­до­мому Другу,

Как чистый муд­ро­сти родник –
И снова ты к нему приник;

В небес­ном зер­кальце болотца
Тво­рятся реки Заболоцкого;

В бес­сон­ных песен­ках скворцов
Бес­страш­ный слы­шится Рубцов;

А Досто­ев­ского гроза? –
Об этом Хлеб­ни­ков сказал;

Ска­зал про Тют­чев­скую ночь,
Чью без­гра­нич­ность превозмочь

Не в силах раз­де­лён­ный мир;
Ска­зал – и вырос Велимир

На зане­бес­ных тех полях –
И хле­бом Веч­но­сти пропах…

А на земле, в печаль­ной мгле –
Оста­лись мы в род­ной золе,

Где в самый бес­сло­вес­ный час
Спа­сает нас поэтов глас.

Здесь сквозь осен­ний день – весенний
День – вос­кре­сает, как Есенин;

Здесь прян Цве­та­ев­ский настой,
А лес – густой, как Лев Толстой…»

Но, конечно, в мире поэта далеко  не всё  играет бли­ками,  как в лет­нем  лесу – ско­рее, в  нем всё также непро­сто, как и в лесу род­ной лите­ра­туры.  Как и вся­кий поэт, автор порой горестно раз­мыш­ляет: кто я и зачем в огром­ном миро­зда­нии, где моё место в нём?

«Ночь, испол­нена очей…
Я – никто, и я – ничей;

Но под этими лучами
Тают горь­кие печали,

Про­ли­ва­ются ручьями
В землю – за ручьём ручей…

И в ноч­ном весен­нем свете
Вновь ста­но­вится заметен

Каж­дый – в том числе и я:
Я – частица бытия».

И  потому так важно не погру­жаться в уны­ние, а дове­риться радо­сти – может быть, май­скому голосу соло­вья, кото­рый нико­гда не обманет:

«И хле­щет, словно кровь, побед­ный этот крик –
Навы­лет, напро­лёт – до хрипа, до надсада…

Ему не прекословь!
Он – до тебя возник.

Он – смерть перепоёт.
…Печа­литься – не надо».

На один из самых важ­ных бытий­ных вопро­сов, кото­рыми мы зада­емся с дет­ства – а как, соб­ственно, жить в этом непро­стом мире? – поэт, пораз­мыс­лив, отве­чает так:

«Про­го­няя вся­кий страх,
Жить тепло и просто:
Друг у друга на руках –
И на руках у Господа…»

P4031264 300x235 - Николай Забелкин: «Ребёнок – маленький человек, а значит – Маленький Принц»

Стихи Нико­лая Забел­кина, гово­рят ли они о печаль­ном и тра­ги­че­ском или о радост­ном и вооду­шев­ля­ю­щем – все­гда сла­во­сло­вие Творца. Именно к Нему они вос­хо­дят от тво­ре­ния, от при­роды  – от кра­соты и гар­мо­нии мира.

Сердце – глав­ный инстру­мент поэта, кото­рым он и пишет. Одна из новелл Цвейга назы­ва­ется «Нетер­пе­ние сердца».  Здесь дру­гое – тер­пе­ние сердца, рож­да­ю­щее иной слух и иное зрение.

И поэ­ти­че­ское сердце  автора по-сво­ему воз­ра­жает жесто­кому и порой неспра­вед­ли­вому  миру – но не ответ­ным уда­ром наот­машь, а сми­ре­нием и при­ня­тием всего, что про­ис­хо­дит, – то есть гово­рит с миром по-христиански.

Пора­зи­тельно  сер­деч­ное цело­муд­рие, с кото­рым поэт  вгля­ды­ва­ется в  про­ис­хо­дя­щее сво­бод­ным от житей­ского опыта взгля­дом  ребенка – как будто ищет вокруг ещё не стер­тые при­меты Рая. Это ред­кое духов­ное уме­ние – отстра­ниться и обосо­биться  от себя самого, чтобы хоть миг, но видеть в чистоте.

Навер­ное,  поэ­зию Нико­лая Забел­кина можно точно опре­де­лить сло­вами  самого автора – «Раз­но­об­ра­зье форм бла­го­да­ре­нья». Бла­го­дар­ность Созда­телю – её неумол­ка­ю­щий рефрен:

«…И чётче яви этот яркий сон,
В кото­ром слову каж­дому дано
Под­няться до заоб­лач­ных курсивов;
В кото­ром всё закон­читься должно
Одним неумол­ка­ю­щим «Спа­сибо»,

Где свет высот гра­нит уще­лий тьма,
Чтоб луч искрил боль­ней и вдохновенней
Где смерть – точиль­ный круг.
Где жизнь сама –
Раз­но­об­ра­зье форм благодаренья».

Вален­тина Киденко
Фото и илл. из откры­тых источников

При­ве­дём в неболь­шом сокра­ще­нии  новую пуб­ли­ка­цию сти­хо­тво­ре­ний поэта в «Рос­сий­ской газете». «В сти­хах Нико­лая Забел­кина можно обре­сти насто­я­щее, а не лубоч­ное пра­во­сла­вие», – гово­рится в ней.

Одинокий пешеход

Письмо в редакцию:

“Доро­гой Дмитрий!

Бла­го­дарю за руб­рику и новые поэ­ти­че­ские имена, кото­рые вы нахо­дите. Раз­ре­шите и мне поде­литься важ­ной для меня находкой.

Люби­мого совре­мен­ного рус­ского поэта я обрела, про­смат­ри­вая ресурс “Стихи. Ру”. Его имя – Нико­лай Забел­кин. Он родился в 1971 году, окон­чил био­ло­ги­че­ский факуль­тет МГУ.

Стихи пишет с дет­ства, в школе зани­мался в литературно–творческом объ­еди­не­нии при Мос­ков­ском город­ском Дворце пио­не­ров и школь­ни­ков на Ленин­ских горах. Посе­щал семи­нар моло­дых поэтов при музее Пау­стов­ского, учился в Линг­ви­сти­че­ской школе. Его стихи опуб­ли­ко­ваны на сайте поэтов МГУ.

… Мне хочется под­дер­жать и вооду­ше­вить его, ведь как и боль­шин­ство людей, ода­рен­ных свыше, он не зани­ма­ется “про­дви­же­нием” сво­его твор­че­ства. В интер­нете у него немало бла­го­дар­ных чита­те­лей, и все же его твор­че­ство заслу­жи­вает большего.

От мамы Нико­лая знаю, что его стихи ввели в про­грамму по совре­мен­ной рус­ской лите­ра­туре в одной из школ города Ива­ново, но пока эта школа – одна на всю Россию.

Стихи Нико­лая – испо­ве­да­ние хри­сти­ан­ской веры. В них – насто­я­щее, а не лубоч­ное православие.

Про­шлым летом вышла неболь­шая под­борка его сти­хо­тво­ре­ний на нашем сайте “Азбука вос­пи­та­ния”. Было много про­смот­ров и ком­мен­та­риев. Чита­тели искренне удив­ля­лись: почему никто не знает этого поэта?

Недавно Юрий Кубла­нов­ский, один из самых доро­гих мне поэтов, посе­то­вал на то, что рели­ги­оз­ная поэ­зия в Рос­сии – явле­ние ухо­дя­щее. “Поэ­зия – отра­же­ние жизни, а рели­ги­оз­ность вымы­ва­ется из жизни…”

Хочется отве­тить Юрию Михай­ло­вичу: рели­ги­оз­ная поэ­зия жива, достой­ные поэты есть, и имя одного из них – Нико­лай Забел­кин. В его сти­хах – пока­ян­ное чув­ство, бла­го­го­ве­ние перед свя­то­стью, искрен­нее человеколюбие…

Из осенней тетради Николая Забелкина

31p shevarov 1000 d 850 nov - Николай Забелкин: «Ребёнок – маленький человек, а значит – Маленький Принц»

* * *

Облака, словно блюдца.
Небо льется в глаза…
И хотел бы вернуться –
Да, наверно, нельзя.

Вот и кон­чи­лось лето,
Про­шеп­тало: “Про­щай!”
Там, на облаке где-то,
Мы допили свой чай…

Но лучом самым ранним
Я при­никну к плечу –
И тебе: “До свиданья,
Жизнь моя!” – прошепчу.

s1200 2 300x207 - Николай Забелкин: «Ребёнок – маленький человек, а значит – Маленький Принц»

 

Оди­но­кий пешеход

Не спо­ткнись
на мок­рых листьях,
Оди­но­кий пешеход!
Осень бьет вол­ною чистой.
Все про­хо­дит. Все пройдет –

Не про­хо­дит только ветер,
Как заглав­ный тот вопрос,
До кото­рого дорос;
Пусть он будет безответен,

Глав­ное – задать его;
Глав­ное – пройти по чистым
Листьям осени лучистой,
Не при­своив ничего, –

Но вды­хая благодарно
Этот ветер – и до дна
Выды­хая лучезарный
Свет созрев­шего добра.

Все прой­дет – но не проходит
Оди­но­кий пешеход:
Мед­лит он над чем-то вроде
Сердца, пав­шего с высот;

И, земли недол­гий житель,
Оси­ян­ный идиот,
Словно по морю – Спаситель –
Нынче посуху пройдет.

1525027612 11345 1010x505 300x150 - Николай Забелкин: «Ребёнок – маленький человек, а значит – Маленький Принц»

В гостях у матушки Матроны

Зами­рает время пред иконой –
Может, миг один,
а может, век…

Говорю я с матушкой
Матроной –
Отве­чает близ­кий человек;

Отве­чает на мои печали –
Радо­стью ста­но­вятся они,

Будто кры­лья плещут
за плечами –
И за тучей теп­лятся огни.

..Пусть огни погас­нут без остатка,
Кры­лья обле­тят листвой
с ветвей;

Пусть про­щаться мне
с тобой несладко –
Падая на землю без оглядки,

Я целую теп­лую брусчатку
Пред свя­той ико­ною твоей.

Про ежей

Вы слы­хали, как поют ежи?
Не слы­хали? Много потеряли!
…Накорми, согрей и уложи
Ежика на мяг­ком одеяле,

При­го­лубь и рюмочку налей, –
Тут же зазвучит
неудержимый –
Над про­сто­ром дрем­лю­щих полей –
Голос чистый, тре­пет­ный – ежиный.

Те, кто слы­шал, знают: у ежа
Тембр яркий, теплый
– самый лучший;
Тает у вни­ма­ю­щих душа,
На гла­зах смяг­ча­ются колючки…

Ласки на ежа не пожалей –
Вос­па­рит, воспрянет,
зазве­нит он!
…Про­сто дрем­лет в ежике
забытом
Никому не нуж­ный соловей.

Ключ к примирению

Поли­тика для мира не годится;
При­рода – при­ми­ре­ния богиня:
Неда­ром каж­дая лес­ная птица
Мне лас­ково твердит
про Си Цзиньпиня…

Пер­вый поэт

Кто был поэтом пер­вым? – Тот,
Кого мы с дет­ства знаем: кот!
Меж нами он –
не про­сто ходит,
И вовсе неспро­ста урчит:
“Идет направо –
песнь заводит,
Налево – сказку говорит”.

***

Хотя мы боимся верить,
Бродя по зем­ным путям –
Но све­тятся души деревьев
И падают под ноги нам.

Пер­вый снег

Мир зами­рает на бегу,
Юнея нежно и стыдливо –
Навек – назло календарю;
И фраза “я тебя люблю”
Зву­чит осо­бенно правдиво
На све­же­вы­пав­шем снегу…

* * *

Снег – просьба с неба:
Не забы­вайте о тех,
Кому холодней.

Текст в РГ: Дмитрий Шева­ров

Рос­сий­ская газета – Неделя № 221(7979)

Также читайте: Дмит­рий Шева­ров “Ого­нек в золо­той шапочке”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки