Ребёнок, мама и бабушка: о границах власти, ресурсах и помощи

Ребёнок, мама и бабушка: о границах власти, ресурсах и помощи

(3 голоса3.7 из 5)

В нашей стране бабушки и дедушки тра­ди­ци­онно зани­мают осо­бое место в жизни семьи. Какие под­вод­ные камни могут встре­чаться в отно­ше­ниях трёх поко­ле­ний? Веду­щий пере­дачи «Фор­мула семьи» Вла­ди­слав Юртов бесе­дует с пси­хо­ло­гом Ната­лией Власихиной.

Ино­гда любовь к бабуш­кам и дедуш­кам пре­вос­хо­дит любовь к роди­те­лям. А ино­гда роди­тель­ские роли отсту­пают на вто­рой план или исче­зают, а бабушки с дедуш­ками ста­но­вятся для детей един­ствен­ными, кто зани­ма­ется их вос­пи­та­нием. Какие встре­ча­ются ситу­а­ции и как пра­вильно вести себя, чтобы сохра­нить мир в семье?

Доро­гие дру­зья, сего­дня мы c нашим посто­ян­ным экс­пер­том по пси­хо­ло­гии и душе­по­пе­че­нию Ната­лией Вла­си­хи­ной будем обсуж­дать, кем и чем явля­ется для нас бабушки и дедушки: бла­го­сло­ве­нием или проклятием? 

80295614 - Ребёнок, мама и бабушка: о границах власти, ресурсах и помощи

Может ли бабушка заме­нить маму, и что делать, если в семье кроме бабу­шек и деду­шек на самом деле никого нет в каче­стве стар­ших род­ствен­ни­ков – тех, кто может быть зна­чи­мым для нас и наших детей, кто их вос­пи­ты­вает?

– Да, сего­дня мы пого­во­рим о бабуш­ках, об их роли и о том, могут ли они заме­нить маму.

– Могут ли, и что делать, если заме­нили в силу объ­ек­тив­ных при­чин – напри­мер, роди­те­лей нет в живых, либо они уехали далеко-далеко на зара­ботки, за гра­ницу, не могут вер­нуться в род­ную страну из-за коро­на­ви­руса, как пример. 

Давай нач­нём с тебя. Тебя кто вос­пи­ты­вал: бабушки-дедушки или папа с мамой?

– В моей ситу­а­ции бабушки при­ни­мали актив­ное уча­стие в моём вос­пи­та­нии. Бабушка жила в том же доме, только на пер­вом этаже, в той же парад­ной, и соот­вет­ственно, в вос­пи­та­нии при­ни­мали уча­стие все – и мама, и папа, и бабушка. Мне кажется, что эта исто­рия – если мы пого­во­рим про совет­ское вос­пи­та­ние – была очень обыч­ная. То есть роди­тели рабо­тают, а дети остав­лены на попе­че­ние бабуш­кам и дедушкам.

Да, в совет­ское время это была обыч­ная ситу­а­ция: есть бабушка и дедушка, кото­рые тоже с нами. И мно­гие из нас о бабушке и дедушке очень нежно вспоминают. 

Для неко­то­рых это было про­сто какое-то сча­стье, бабушки нас все­гда закарм­ли­вали вкус­но­стями, и ино­гда мы бежали за вкус­но­стями именно к бабуш­кам и дедуш­кам, а не к папам и мамам.

– Гуляя во дворе, я знала, что за какими-то про­стыми нуж­дами: попить, пере­ку­сить вкус­нень­ким и всем осталь­ным, мне легче пойти к бабушке – сбе­жать на пер­вый этаж проще, чем под­ни­маться домой. Поэтому – да, я вспо­ми­наю это время именно с неж­но­стью и с хоро­шим настроением.

Давай сна­чала пого­во­рим, навер­ное, о мину­сах, а о плю­сах потом, чтобы завер­шить в пози­тив­ном ключе. О мину­сах – когда в семье есть актив­ные бабушки с дедуш­ками, кото­рые хотят при­ни­мать уча­стие в вос­пи­та­нии детей. 

Есть в этом какие-то минусы, как от этих мину­сов изба­виться, не оби­жая никого и не остав­ляя своих детей, что назы­ва­ется, брошенными?

– Суще­ствует такая ситу­а­ция: рож­да­ется ребё­нок, и роди­тели – папа с мамой для этого ребёнка играют глав­ную роль, или как мини­мум должны играть, они несут за него ответ­ствен­ность. И когда рож­да­ется ребё­нок, есте­ственно, папа и мама осва­и­вают эту роль, посте­пенно вживаются.

И также вжи­ва­ются в роли бабушки и дедушки, и им тоже нужно пере­стро­иться. И вот здесь мне хочется сде­лать акцент, что за ребёнка несут ответ­ствен­ность именно мама и папа.

Если бабушки с дедуш­ками помо­гают, то они пом­нят: ответ­ствен­ность всё-таки несут мама и папа. И если они сидят с ребён­ком, напри­мер, мама много рабо­тает, то бабушка выпол­няет ука­за­ния мамы. 

Если бабушка спра­ши­вает у мамы, как с ребён­ком быть, чем кор­мить, что давать, что не давать, сле­дует этим реко­мен­да­циям и под­чер­ки­вает мамин авто­ри­тет – тогда, в общем, всё хорошо. 

Потому что у ребёнка откла­ды­ва­ется, что глав­ное – мама и он, ребё­нок, и есть бабушка, кото­рая забо­тится, любит, есть забот­ли­вый взрос­лый рядом.

А вот если такого не про­ис­хо­дит – напри­мер, у мамы и у бабушки не очень хоро­шие отно­ше­ния, и бабушка по каким-то своим при­чи­нам вся­че­ски начи­нает зани­мать место мамы, то есть она так или иначе делает всё по-сво­ему, она при­ни­мает реше­ния, кото­рые должна при­ни­мать мама, – то мама в гла­зах ребёнка идёт на понижение.

Потому что если бабушка вос­при­ни­ма­ется как мама, то мама начи­нает вос­при­ни­маться как сестра. И часто это выли­ва­ется в тот симп­том, с кото­рым потом при­хо­дят к пси­хо­логу: ребё­нок не слу­ша­ется маму, когда оста­ётся с ней. Потому что раз­ные прин­ципы вос­пи­та­ния, раз­ные тре­бо­ва­ния, и вот здесь это зна­чит, что вы пере­пу­та­лись ролями.

И тогда воз­ни­кает мно­же­ство вопро­сов и к маме, и к бабушке. Зачем бабушка это всё про­де­лы­вает, то есть какие там есть мотивы. Может быть, это какое-то искуп­ле­ние, может быть, это какая-то самореализация.

Если, напри­мер, у бабушки нет своей жизни, она живёт только вну­ками, и для неё вот это –  един­ствен­ный смысл, то тогда будет про­ис­хо­дить  некий  раз­рыв. И в этой ситу­а­ции слож­нее всего ребёнку. 

У него про­ис­хо­дит вот эта меша­нина, и маме бывает сложно уста­но­вить кон­такт с ребен­ком.  И если мама чело­век доста­точно муд­рый, тер­пе­ли­вый, и затем, когда ребё­нок под­рас­тает, уста­нав­ли­вает с ним кон­такт, выдер­жи­вает агрес­сию ребёнка, непо­слу­ша­ние и тер­пе­ливо-тер­пе­ливо выстра­и­вает этот кон­такт, тогда всё закан­чи­ва­ется хорошо.

Есть раз­ные ситу­а­ции, когда, напри­мер, мама уез­жает рабо­тать,  и воз­ни­кает вопрос рас­пре­де­ле­ния ролей в этой иерар­хии, опять же: кто глав­ный? И вто­рой момент: как это объ­яс­няют ребёнку?

Потому что одно дело – мама уехала в дру­гой город, и у них есть только skype, или в дру­гую страну, и тогда они созва­ни­ва­ются, и вот тут, если, опять же, есть доб­рые отно­ше­ния между мате­рью и доче­рью – это одно.

4978 - Ребёнок, мама и бабушка: о границах власти, ресурсах и помощи

Я имею в виду бабушку и маму. Если бабушка маме посто­янно гово­рит, что это не так, это не так, это ты дела­ешь не так,  или, наобо­рот, они с бабуш­кой пока­зы­вают, что они сде­лали какую поделку с ребен­ком, как они хорошо про­вели время, вот мы сей­час маме пока­жем. То есть мама оста­ётся на своём месте в этой иерархии.

Тогда полу­ча­ется мостик, и для ребёнка нет раз­рыва отно­ше­ний. Но при этом, если ребё­нок, напри­мер, видит, что мама зани­ма­ется сво­ими делами – рабо­тает, да, но при­хо­дит, потом ухо­дит, – то у ребёнка очень много вопро­сов. И затем, когда он уже вырас­тает, бабушки не веч­ные, и ребе­нок воз­вра­ща­ется к маме, то здесь может быть много слож­но­стей. Потому что не все­гда хва­тает тер­пе­ния у мамы заново узна­вать сво­его ребенка.

А тут полу­ча­ется… заново. При­шла вече­ром, погу­ляла, ушла – у ребёнка вопросы: «зачем ушла, куда ушла?» – и у него  про­ис­хо­дит раз­рыв. Таким обра­зом, для мамы потом это будет  вызы­вать опре­де­лён­ные труд­но­сти, и отно­ше­ния не все­гда скла­ды­ва­ются очень хорошо.

– Пишет Леночка: «Да, конечно, могут (отве­чая на вопрос, могут ли бабушки заме­нить маму), очень много их, таких бабу­шек, конечно, могут, а вот должны ли – в этом тоже как бы боль­шой вопрос: должны заме­нить маму эти самые бабушки?» 

Но я хочу вер­нуться непо­сред­ственно к нашим бабушкам. 

Имеет ли зна­че­ние, по каким при­чи­нам бабушка ста­ра­ется, или неосо­знанно зани­мает гла­вен­ству­ю­щую роль? Напри­мер, она же может это делать в смысле, что она как бы опытна и знает лучше, а моло­дые не пони­мают, не знают, навыка нет. 

56577 - Ребёнок, мама и бабушка: о границах власти, ресурсах и помощи

А, будучи лиде­ром, она захва­ты­вает тер­ри­то­рию даже без боя. Либо она, напри­мер, хочет захва­тить это лидер­ство от про­тив­ного, или она, напри­мер, по раз­ным при­чи­нам не очень любит свою дочь и её осуж­дает, и хочет вос­пи­тать внучку не так. 

То есть какой-то нега­тив­ный момент при­сут­ствует. Имеет ли зна­че­ние, по каким при­чи­нам бабушка зани­мает лиди­ру­ю­щую роль?

– Без­условно, имеет, но это вопросы, ско­рее, к бабушке, и, ско­рее и к маме, то есть к её дочери или к сыну, если там дру­гой рас­клад. Захват лидер­ства чаще всего пока­зы­вает, что бабушка не справ­ля­ется со своей жиз­нью, то есть у неё  дру­гой жизни нет.

И это про­ис­хо­дит на ста­дии, когда взрос­лый ребё­нок, её дочь, выпар­хи­вает из гнезда и строит жизнь само­сто­я­тельно. Вот здесь фор­ми­ру­ются гра­ницы вот этой иерар­хии. И задача и тех, и дру­гих – постро­ить такие отно­ше­ния из раз­ряда «взрос­лый-взрос­лый».

Это не зна­чит, что все поза­быты-поза­бро­шены. Но есть очень чет­кие гра­ницы, когда у бабушки воз­ни­кает новый смысл, новая жизнь.

Если у бабушки ника­ких жиз­нен­ных смыс­лов не постав­лено, тогда будут сде­ланы выводы о своей бес­по­лез­но­сти, ник­чём­но­сти,  мол,  тогда я положу всю жизнь на вну­ков, своё отвоюю. 

При­чём это может про­ис­хо­дить не агрес­сивно, а очень мягко: она, дочка, бед­нень­кая, устаёт, много рабо­тает… – но это не меняет сути. Всё равно про­ис­хо­дит захват вла­сти, и дочь опус­ка­ется в ста­тусе на  уро­вень ребёнка.

С дру­гой сто­роны, мама как взрос­лый чело­век может выстра­и­вать отно­ше­ния со своей мамой и таким обра­зом выстав­лять гра­ницы и вос­пи­ты­вать своих детей, и как-то участ­во­вать больше. Но поста­новка гра­ниц может быть затруднена.

Навер­ное, самый  жёст­кий из жёст­ких при­ме­ров в лите­ра­туре – это «Похо­ро­ните меня за плин­ту­сом» – авто­био­гра­фич­ная книга Павла Сана­ева. И там опи­сана ужас­ная кар­тина захвата вла­сти, где по опре­де­лён­ным при­чи­нам про­гля­ды­вает такое лидер­ство бабушки. 

Хочу про­ком­мен­ти­ро­вать то, что ты ска­зал: бабушки опыт­ные, они знают лучше. Да, всё это так. Но, опять же, смотря какой опыт. Это был их опыт с кон­крет­ным ребен­ком, а у роди­те­лей – их опыт с кон­крет­ным ребен­ком. Им важно научиться это делать. И здесь вопрос, как про­ис­хо­дит пере­дача этого опыта.

Если это про­ис­хо­дит в каче­стве ува­же­ния, сове­тов: «зна­ешь, вот, может быть, так», то это одна исто­рия. Если про­ис­хо­дит насаж­де­ние сво­его: «вот так, и не иначе» – это дру­гая исто­рия. И здесь надо вспом­нить, что жизнь меня­ется, опыт меня­ется, и какие-то советы, кото­рые были верны тогда, могут не под­хо­дить сейчас.

– А вообще-то, бабушка в семье как чело­век, кото­рый пыта­ется захва­тить лидер­ство, сама себе задаёт этот вопрос, и её дочка, чье лидер­ство она пыта­ется захва­ты­вать – она спра­ши­вает себя, для чего её мама пыта­ется сме­стить её с пьедестала? 

Или она про­сто эмо­ци­о­нально реа­ги­рует на агрес­сию, на дав­ле­ние со сто­роны мамы по отно­ше­нию к себе, и всё?

– Кстати, про вытес­нен­ную агрессию.

У нас много непол­ных семей, где маме при­хо­дится рабо­тать, а бабушка сидит с ребён­ком. Такая, зна­ешь, «нор­маль­ная» рос­сий­ская «одно­по­лая семья». И, если у мамы с доче­рью не очень хоро­шие отно­ше­ния, но они как-то пыта­ются сдер­жи­вать эту агрес­сию, то дети, как пра­вило, её демон­стри­руют без зазре­ния совести. 

Потому что у них ещё нет кон­троля, то есть сдер­жи­ва­ния. И одна девочка шести лет бабушку закрыла на бал­коне зимой, когда та пошла туда. Зачем закрыла? И потом все трое при­шли к пси­хо­логу. Вот, девочка про­де­мон­стри­ро­вала агрес­сив­ное отно­ше­ние, кото­рое тща­тельно скры­ва­лось между бабуш­кой и мамой.

Осо­знан­ность, по край­ней мере, стрем­ле­ние к пси­хо­ло­ги­за­ции сей­час наи­бо­лее выра­жено, потому что очень много доступ­ной информации.

Но ты совер­шенно прав, спро­сив, зачем бабушка захва­ты­вает лидер­ство. Кстати, это был твой вопрос, что они думают. Вот как бы и думают, и не думают, потому что прежде чем это осо­зна­вать, дочь и мать могут идти на эмо­циях, потому что эмо­ции очень болезненны.

И вот, чем это болез­нен­нее, чем труд­нее ситу­а­ция, тем она, ска­жем, не сразу до всех дой­дет, потом будет рас­те­рян­ность, здесь могут быть какие-то вопросы: «а что же с этим делать и как двигаться?»

Но если отно­ше­ния дей­стви­тельно очень не устра­и­вают и есть ощу­ще­ние тупика, то добро пожа­ло­вать к пси­хо­логу. То есть здесь можно всё по полоч­кам раз­ло­жить и посмот­реть. Потому что бабушка не монстр, она хоро­ший чело­век, она пыта­ется помочь. Но понятно, что у неё есть свои смыслы, свои задачи, и здесь вопросы будут ко всем.

И, конечно, захо­чется сразу махать шаш­кой, то есть ска­зать: «уйди от моих детей, что ты тут гово­ришь!» – но здесь вопрос пла­но­мер­ный работы.

– Если, допу­стим, жен­щина или муж­чина – мы сей­час гово­рим про жен­ский пол больше, – если мама, жен­щина, заме­тила, что её мама – бабушка уже захва­тила часть мате­рин­ских функ­ций, что назы­ва­ется, часть тер­ри­то­рии, и она пони­мает, что это плохо и нужно эту тер­ри­то­рию обратно отво­е­вы­вать – как пра­вильно рас­ста­вить всё по местам, как вер­нуть себе территорию?

– Во-пер­вых, нужно раз­би­раться в каж­дой ситу­а­ции. Мы с тобой гово­рили про тёщ и све­кро­вей, и мы гово­рили, что, если зять воюет с тёщей, то это не их война, это не про­яс­нен­ные отно­ше­ния дочери и матери. Вот так и тут. То есть вот здесь фокус опус­ка­ется не на роди­тель­ство, а на сту­пень ниже.

Пораз­мыш­ляем о том, а что же такое про­ис­хо­дит у нас в отно­ше­ниях с мамой. Потому что часто бывает, что мно­гие корни рас­тут из про­шлого. И вот здесь может быть замес в насто­я­щем вот из этого самого прошлого.

Нужно отде­лять зёрна от пле­вел, про­шлое от насто­я­щего, реа­ги­ро­вать на то, что идёт из про­шлого, реа­ги­ро­вать на то, что есть в насто­я­щем. То есть очень кро­пот­ли­вая работа, потому что видишь: если в про­шлом много чего накоп­лено, это будет эта­ким комом в настоящем. 

То есть будет казаться, что тут всё плохо, или наобо­рот, вот мне как хорошо, а на самом деле вот там что такое про­ис­хо­дит инте­рес­ное. То есть идёт кро­пот­ли­вая работа к тому, что они хотят, вот та же мама, а может быть, и бабушка. Потому что может быть наобо­рот, что бабушка готова помо­гать, но, допу­стим, не очень интен­сивно. А дочь счи­тает, что она должна жизнь поло­жить на внука, есть же и такие ситуации.

– Ком­мен­та­рий: а если бабушка объ­ек­тивно гораздо умнее, муд­рее и силь­нее дочери? Внуки тоже не дураки, и с воз­рас­том видят, за кем можно идти, а за кем нет.

– Вот здесь мне очень инте­ресно слово «объ­ек­тивно». Что зна­чит объ­ек­тивно, это как? То есть потому что чего-то не умеет дочь, никто не отби­рает у бабушки авто­ри­тет. То есть речь не о том, кто лучше, кто хуже, а здесь именно пере­дача опыта, как бы не «что», а «как». То есть это не зна­чит что «ах, вот ты умная-разум­ная, у тебя полу­чи­лось – всё, вот, на тебе детей», а дочь такая неразумная.

Но если мать такая муд­рая, то что же про­ис­хо­дит с доче­рью? То есть у меня здесь, напри­мер, есть подо­зре­ние – есть такое слово – об «инва­ли­ди­за­ции» дочери. А с чего вы взяли, что она глу­пая? Потому что бывает, что бабушке самой невы­годно, чтобы дочь справ­ля­лась, чтобы это происходило.

И будет вот эта инва­ли­ди­за­ция, при­зна­ние её бес­по­мощ­ной – это, кстати, не только по отно­ше­нию к детям, это может быть по отно­ше­нию жен к мужьям и мужей по отно­ше­нию к женам. Поэтому я очень насто­ро­женно отно­шусь вот к этому «объ­ек­тивно она муд­рее». Не знаю, с чего вы это взяли.

 – В этой ситу­а­ции мы часто забы­ваем о том, что моло­дые роди­тели апри­ори будут совер­шать ошибки, их будет много, этих оши­бок. Поскольку эта ситу­а­ция новая, они в ней впер­вые, но они впер­вые муж и жена, у них впер­вые ребё­нок, и они, есте­ственно, стал­ки­ва­ются со мно­гими про­бле­мами, кото­рых не знали.

Но есть реше­ния, о кото­рых знают бабушка с дедуш­кой, и важно, навер­ное, чтобы и бабушки с дедуш­кой были муд­рыми, и пыта­лись научить мягко, мягко пере­дать свой опыт, не пытаться сде­лать самим, а мягко научить?

– И согласна, и не согласна с этим, потому что у них свой опыт, а у детей – свой, и опыт не повто­ря­ется. Здесь не коли­че­ствен­ная харак­те­ри­стика, а качественная.

Ты видишь, какая исто­рия: бабушка и дедушка, с дру­гой сто­роны, ничего посо­ве­то­вать не могут, потому что они тоже в этой ситу­а­ции не были – с этими людьми, с этими детьми. Поэтому здесь некор­рект­ное срав­не­ние. То есть это дру­гая река, ты не можешь в неё войти, потому что у тебя своя река.

У тебя были дру­гие люди, дру­гие обсто­я­тель­ства, дру­гое, совет­ское время, дру­гой доступ к инфор­ма­ции, рецепты из жур­нала «Кре­стьянка». А у моло­дых роди­те­лей сей­час есть доступ к инфор­ма­ции, они могут посмот­реть 150 точек зре­ния на один вопрос. 

И это их семей­ная задача – стать роди­те­лями. Трудно? Да, без­условно. Могут ли бабушки и дедушки помочь, под­ска­зать – могут. Но опять же, здесь вопрос насаж­де­ния опыта. 

Могут ли они маме ска­зать: «слу­шай, да не нерв­ни­чай так, всё нор­мально, дети икают, дети пукают, и, да, у них бывает, болит живо­тик». Они могут под­дер­жать, под­ска­зать, успо­ко­ить, мол, всё, хва­тит нерв­ни­чать, иди поспи, а я его на руках поношу, отдохни.

– Ты раньше ска­зала о том, что захват вла­сти может на самом деле про­хо­дить вовсе не агрес­сивно, то есть не так, как мы гово­рим – вот я сей­час изго­няю тебя со своей тер­ри­то­рии и захва­ты­ваю власть, – а совер­шенно нежно, лас­ково и как-то заботливо. 

Сна­чала ты пока­зы­ва­ешь своей дочке или сыну, как пам­перс пра­вильно наде­вать на ребёнка, и у тебя полу­ча­ется это лучше, или если в пеле­ночку запе­ле­нать. Потом ты пред­ла­га­ешь своей дочке: давай я уложу ребё­ночка, устала, давай, я поза­бо­чусь, ты иди, отдохни. И ты пони­ма­ешь, что, шаг за шагом…

–  Потом ребе­нок пере­ез­жает к бабушке…

Потом ты кор­мишь его, потом ты с ним гуля­ешь, и ока­зы­ва­ется, что мама оста­ется не у дел, а всем зани­ма­ется бабушка. Более того, она, воз­можно, пери­о­ди­че­ски еще это в вину ста­вит своей дочке: вот, я за твоим ребён­ком уха­жи­ваю, а ты с подруж­ками гуля­ешь. И как из всего этого выбраться?

– Опять же, выбраться кому? Если это каса­тельно дочери, то, конечно, есть такое про­стое слово «нет». Бабушка, спа­сибо боль­шое, люблю-не могу, но я хочу быть со своим ребён­ком. Ну и что, да, я могу устать, но ребё­нок при этом будет со мной.

Или, если бабушка сидит с ребён­ком, заби­рать его после работы, чтобы ребе­нок нахо­дился с ней. То есть это, может, не так про­сто в плане сил, не так оче­видно, потому что я согласна, люди устают на работе. И они при­хо­дят, и тут бабушка весело гово­рит, что, мол, бед­ня­жечка, устала, давай он оста­нется у меня. Раз оста­нется, два оста­нется, три, а потом ребё­нок в резуль­тате живёт с бабушкой.

И вот здесь, конечно, соблаз­ни­тельно дочери на всё это согла­ситься, потому что сильно устает. Но это и выбор дочери: ска­зать – нет, я всё пони­маю – ничего; устала – сей­час при­дём, отдох­нём, поиг­раем, потом спать пойдём.

– Ком­мен­та­рий про агрес­сию: «Очень труд­ные отно­ше­ния с мамой. После послед­ней ссоры поняла, что вос­при­ни­маю её как не шибко умную, вечно про­блем­ную, изба­ло­ван­ную, бес­по­мощ­ную стар­шую сестру, и все эти речи про то, что надо обну­лить обиды, это же твоя мама, всё это мимо». 

Вот если отно­ше­ния обост­ри­лись на фоне вос­пи­та­ния детей и дошли до такого – можно ли вер­нуть эту неж­ность, хоро­шие отно­ше­ния мамы с доч­кой – или это уже навсе­гда и невоз­можно ничего поменять?

– Нет, можно. Я бы хотела бы про­ком­мен­ти­ро­вать вот это слово «обну­лить». Обиды никуда не ухо­дят, обиды оста­ются, и здесь их важно про­го­ва­ри­вать, и это тоже хоро­ший запрос на работу с пси­хо­ло­гом, то есть обну­лить можно, когда эти обиды будут отданы про­шлому, когда они возникли.

И после этого воз­можно уви­деть мать как живого чело­века. То есть живого чело­века, кото­рый, может быть, реа­ги­рует таким обра­зом, но у него на то есть при­чины. То есть потому что этот чело­век много что про­шёл, он вырас­тил умную вас, и в этом смысле это тоже его заслуга.

И тут воз­можно уви­деть всё не с пози­ции ребёнка, а с пози­ции взрос­лого чело­века. Но это должно пройти  через обиды, то есть  спе­ци­ально такое сложно сде­лать – всё, с поне­дель­ника я на маму не оби­жа­юсь. Нет, такого не бывает.

  – Ещё один ком­мен­та­рий, его оста­вила Татьяна: «Мне кажется, что если для мамы вос­пи­та­ние ребёнка – это тяж­кий крест, кото­рый она пыта­ется нести, боясь соци­аль­ного неодоб­ре­ния, то лучше ей отпу­стить ребенка, она только кале­чит, лучше уж бабушка в этом случае».

– Но почему тяж­кий крест? Если в этом смысле мама не забо­тится о ребёнке, и у неё нет этого ресурса – ну, конечно, для ребёнка тогда будет лучше с бабуш­кой. То есть это будет более устой­чи­вый взрос­лый. И бывает, если мама очень рано родила, бабушка больше дает ребенку. Но за это время и мама может меняться, может взрос­леть, и вот здесь будет немножко дру­гая динамика.

Я знаю исто­рии – и бла­го­по­луч­ные, и не очень, когда пол­но­стью вос­пи­ты­вала бабушка, она была более ресурс­ным чело­ве­ком, и затем, когда ребё­нок уже в под­рост­ко­вом воз­расте воз­вра­щался к матери, есть удач­ные при­меры, когда матери уда­ва­лось уста­но­вить с ребён­ком кон­такт. И есть очень неудач­ные при­меры, когда с этим никто не справился.

  – Если гово­рить о послед­ствиях вос­пи­та­ния детей мамами и бабуш­ками, то есть ли тут оче­вид­ные вещи, кото­рые слу­ча­ются в резуль­тате с людьми, вос­пи­тан­ными бабуш­ками, у них есть какая-то общая черта, и что с людьми, вос­пи­тан­ными мамами, есть какие-то наблюдения?

– Здесь есть важ­ный момент, кото­рый хочется озву­чить. Мама для ребёнка будет мамой все­гда, вот эту полочку никто не зай­мёт. Соот­вет­ственно, будет ресурс­ная бабушка, будет созна­тельно много бла­го­дар­но­сти. Но ребё­нок всё равно внут­ренне будет стро­ить какие-то отно­ше­ния, ори­ен­ти­ру­ясь на фигуру матери.

Если он с мате­рью, неважно, при каких обсто­я­тель­ствах им уда­ётся постро­ить кон­такт, мать может заново позна­ко­миться с ребен­ком, если они, ска­жем, вос­со­еди­ни­лись и как-то стали жить вме­сте. Если мама может выдер­жать агрес­сию ребенка, дать ребенку время и дать себе время, чтобы узнать его, тогда всё скла­ды­ва­ется очень благополучно.

Ребё­нок вырос­ший всё равно ори­ен­ти­ру­ется на мать. Вот, бабушки созна­тельно фигуры важ­ные, и это ресурс, на кото­рый взрос­лый чело­век потом опи­ра­ется, но фигура матери всё равно оста­ётся в фокусе. 

– Для меня все­гда оста­ва­лась цен­ность бабу­шек и деду­шек как неких хра­ни­те­лей хоро­ших тра­ди­ций, обы­чаев, кото­рые пере­да­ются из поко­ле­ния в поко­ле­ния, и в этом смысле бабушки и дедушки гораздо важ­нее и нуж­нее, чем роди­тели. Такие тра­ди­ции явля­ются ценностью.

1155207 - Ребёнок, мама и бабушка: о границах власти, ресурсах и помощи

Андрей пишет: «Бабушка может захва­тить власть как раз-таки созда­нием или демон­стра­цией тра­ди­ций, пра­вил и обычаев». 

Вот эта фраза, кото­рую я слы­шал много раз – не от своих бабу­шек и деду­шек, слава Богу: «А вот в нашей семье при­нято так!» И потом пошло пере­чис­ле­ние того, что у них при­нято. И вот это дав­ле­ние тра­ди­ци­ями, обы­ча­ями и опы­том поко­ле­ний – они начи­нают этот захват власти.

– Ну, давай всё-таки раз­де­лять две исто­рии. Есть тра­ди­ции, обы­чаи и дру­гое: как стро­ятся отно­ше­ния и как они транс­ли­ру­ются. Опять же, если это агрес­сив­ное насаж­де­ние, это одна исто­рия, и вот это «а у нас в нашей семье при­нято» – так это не ваша семья больше – в узком понимании.

У вас была своя семья, а у моло­дых людей – своя семья, кото­рую они строят само­сто­я­тельно, и им важно стро­ить само­сто­я­тельно, иначе это будет раз­мы­тость гра­ниц. Моя более чем два­дца­ти­лет­няя прак­тика пока­зы­вает, что ничего хоро­шего из этого не бывает.

Тра­ди­ции – это пре­красно, и в этом смысле ресурс бабу­шек гран­ди­о­зен. То есть своих бабу­шек, деду­шек я про­сто обо­жаю, они дают вну­кам столько вни­ма­ния, столько вре­мени – это, зна­ешь, есть такая шутка, мне она очень нра­вится: «Когда я была малень­кая, мне гово­рили: ешь, что дают. А сей­час бабушка с моим ребён­ком гово­рит: а тебе сыр наре­зать колеч­ками или звёздочками?»

У бабу­шек есть вот этот ресурс – откли­каться на нужды ребенка так, как дей­стви­тельно, может, роди­те­лям  пока трудно – зани­маться, ковы­ряться, лепить всё это…

– Ты ска­зала фразу, кото­рая ника­кого отно­ше­ния ко мне не имеет, но она даже меня немножко оби­дела. Да, я поду­мал о том, как всё-таки оскор­би­тельно эта фраза зву­чит, когда ты ска­зала о том, что у нас своя семья, и не надо лезть в нашу семью, мы будем по-сво­ему её стро­ить, как нам удобно, как мы видим лучше. 

Вот, пред­став­ляю, что если бы я ска­зал такую фразу сво­ему папе, как это было бы уни­зи­тельно и оскор­би­тельно. И даже если я скажу мягко, нежно: мамочка, у нас своя семья, и пожа­луй­ста, не надо в нее лезть. Это жутко обидно. Как её пра­вильно ска­зать, чтобы не оби­деть человека?

– Дело не в фразе, есте­ственно, её прак­ти­че­ски никто не гово­рит, и эта фраза отра­жает именно реак­цию на посыл бабушки. Ты ска­зал: а вот в нашей семье были такие тра­ди­ции, зна­чит, мы будем им сле­до­вать. Ну конечно, хочется ска­зать: это же в вашей семье было, а мы тут при­чём, почему должны сле­до­вать этому?

Здесь уже идёт агрес­сив­ная подача с какой-то из сто­рон. И вот здесь бывает:  фраза-то не зву­чит, но начи­на­ется пас­сив­ная агрес­сия. Может, там никто ничего не гово­рит, но если думать об отно­ше­ниях, то часто бабушки и дедушки, если гово­рят так­тично: зна­ешь, вот у нас было при­нято так, вы посмот­рите, как вам эта тра­ди­ция?.. Либо они ничего не гово­рят, но они пред­ла­гают участ­во­вать моло­дым в этих традициях.

Тут же не что-то насиль­ствен­ное, правда? Здесь вопрос в том, чтобы тра­ди­ция нра­ви­лась, и тогда я её заби­раю себе, я вижу через тра­ди­цию пере­дачу любви и тепла. Это вообще раз­ные истории.

А когда мне гово­рят: «зна­чит, так, упал, отжался, и у нас было так, зна­чит, вот тут будет так!», – ну, тогда мы опять воз­вра­ща­емся к раз­го­вору, кто коман­дует парадом.

– По поводу объ­ек­тив­но­сти: «Бабушка про­счи­ты­вала на несколько шагов впе­рёд, мама давала волю эмо­циям как пяти­лет­ний ребё­нок, не думая, как это потом отра­зится на отно­ше­ниях, до сих пор не может решить эле­мен­тар­ную ситу­а­цию, пока не выне­сет всем мозг и вытреп­лет всем нервы. 

Да и в хозяй­стве бабушка гораздо ком­пе­тент­нее. Честно ска­зать, уже есть мысли начать назы­вать маму про­сто по имени, так как мамой была бабушка, по сути».

– Ну, вот это та ситу­а­ция, когда же бабушка ока­за­лась вот этим ресурс­ным взрос­лым. Но здесь у меня воз­ни­кает вопрос, как эта ситу­а­ция сло­жи­лось со сто­роны мамы. То есть со сто­роны девушки, кото­рая напи­сала ком­мен­та­рий, уже слы­шится к маме пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние. И вот здесь вопрос: что вы хотите, и хотите ли вы нала­жи­вать эти отношения?

– Я согла­шусь, что у этой девушки есть пре­тен­зии к маме, но мне кажется, что они спра­вед­ливы, обоснованы. 

То есть если тебя бабушка всю жизнь любила, пока­зы­вала при­мер, забо­ти­лась о тебе и была с тобой ува­жи­тельна, а мама исте­ричка, как тут напи­сано, как пяти­лет­ний ребё­нок, то как бы ты ни хотел хорошо отно­ситься к этой жен­щине, ты всё равно будешь больше любить и ува­жать бабушку.

– Здесь надо рас­смат­ри­вать кон­крет­ную ситу­а­цию. Потому что всё-таки «исте­ричка, как пяти­лет­ний ребё­нок» – это общие фразы и ярлыки, и там надо смот­реть, что про­ис­хо­дит. И меня все­гда насто­ра­жи­вает, когда в семьях идет игра в пло­хого и хоро­шего поли­цей­ского. Потому что исто­рию с мамой до конца мы не знаем. Ну, вот, сфор­ми­ро­ва­лась такое отно­ше­ние, и вот здесь вопрос, опять же в этом надо разбираться.

– Но ведь игра в пло­хого и хоро­шего поли­цей­ского – это не все­гда игра, это все­гда как бы вынуж­ден­ная роль. 

Если мы гипо­те­ти­че­ски попро­буем эту ситу­а­цию обсу­дить: если мама, допу­стим, на дочку посто­янно орёт, тре­ти­рует её, исте­рит, руга­ется на неё, то кому-то – в дан­ном слу­чае бабушке, при­хо­дится в эту ситу­а­цию вкли­ни­ваться, чтобы не дать этой агрес­сией вырасти до побоев, в конце концов. 

И полу­ча­ется, что она не хочет быть хоро­шим поли­цей­ским, но у неё нет дру­гого выхода.

– Здесь есть слож­но­сти и с точки зре­ния дочери, то есть что она хочет делать со своей агрес­сиёй, не хочет, ну, тогда – да, бабушка вклю­ча­ется, более ресурс­ный взрослый.

– Ещё хотя бы пару слов о дедуш­ках. Есть реаль­ная ситу­а­ция, напри­мер, папа на работе, моло­дой папа. Или папа – это совре­мен­ный такой хип­стер-шми­стер, а дедушка – насто­я­щий пол­ков­ник. И рас­тёт внук, для кото­рого, конечно же, при­ме­ром муже­ствен­но­сти, мас­ку­лин­но­сти в этой ситу­а­ции будет дедушка, а не папа.

– Не факт.

 – Воз­ни­кают ли такие же слож­но­сти в вопро­сах деду­шек и вну­ков, как и у бабушек?

– Здесь опять вопрос, какую роль зани­мает дедушка, каки отно­ше­ния. Здесь очень мно­гое зави­сит от ребёнка. Если ребё­нок, напри­мер, интел­лек­ту­ально раз­вит, ему инте­ресно то же про­грам­ми­ро­ва­ние, то у него могут сфор­ми­ро­ваться вообще дру­гие пред­став­ле­ния о мужественности.

Ну и потом, всё равно мы имеем дело со сте­рео­ти­пами, кото­рые есть у раз­ных людей – и у дедушки, и у папы. А моё мне­ние: надо видеть, в первую оче­редь, живых людей, не сте­рео­типы, не слу­шать очень стран­ные раз­го­воры про каких-то насто­я­щих муж­чин, насто­я­щих жен­щин, и неиз­вестно, где они существуют.

Есть люди с опре­де­лён­ным тем­пе­ра­мен­том, с опре­де­лён­ными наклон­но­стями. Есть чув­стви­тель­ные, есть не очень, и вот с ними надо стро­ить отно­ше­ния и их ува­жать, в том числе и детей. А не ковать по какому-то образу и подо­бию, не втис­ки­вать в про­кру­стово ложе.

– А что если роди­тели рабо­тают далеко за гра­ни­цей – у меня был такой одно­класс­ник, у него роди­тели на кос­мо­дроме Бай­ко­нур всю жизнь отра­бо­тали, он про­жил всю жизнь с бабуш­кой, с дедуш­кой. Как бабуш­кам и дедуш­кам пра­вильно (и нужно ли это делать вообще) под­дер­жи­вать образ роди­те­лей для ребенка?

– Это посто­ян­ное обще­ние, это забота и дея­тель­ность с ребён­ком, направ­лен­ная на то, что: а давай мы пока­жем папе с мамой; а папа с мамой рабо­тают, они зани­ма­ются серьез­ным делом – то есть вот  такая транс­ля­ция. Но, кстати говоря, это очень хоро­ший спо­соб уста­но­вить контакт.

И в этом смысле ребе­нок не стра­дает, потому что, с одной сто­роны, есть забот­ли­вый взрос­лый, есть хоро­шие отно­ше­ния между поко­ле­ни­ями, и никто нико­гда не выпа­дает из этого кон­такта. Это не мешает, напри­мер, папам стро­ить отно­ше­ния: они могут много рабо­тать, видеться с ребён­ком утром, вече­ром, но при этом как-то быть вме­сте, играть, и для ребёнка всё равно папа будет. То есть будет кон­такт, и, если папа вкла­ды­ва­ется как роди­тель, то всё хорошо. Так и тут.

 – «Мама тупо ски­нула меня на бабушку, подала на раз­вод с “пло­хим” мужем, а сама рабо­тала сутки, трое шля­лась, изви­ните, по мужи­кам, искала себе мужа». Обида на мать всё равно у девушки есть, что ты скажешь?

– Здесь с этими оби­дами важно раз­би­раться, чтобы не тащить дальше в свою жизнь, и, слава Богу, что был ресурс­ный взрослый.

По ито­гам раз­го­вора при­хожу к выводу, что в нашей стране и в мире вообще нужны не только курсы моло­дых роди­те­лей, но и курсы бабу­шек и деду­шек: как быть пра­виль­ной бабуш­кой и пра­виль­ным дедуш­кой, чтобы вос­пи­тать хоро­ших внуков.

– И очень важно их любить и ценить, потому что бабушки и дедушки – это вели­чай­ший ресурс. По себе знаю, очень им благодарна.

Соб. инф.

Беседа состо­я­лась на радио «Теос»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки