• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Православные чудеса в XX веке. Свидетельства очевидцев. Кн. 3 — Сост. Губанов В.А. Автор: Губанов Владимир Алексеевич

Православные чудеса в XX веке. Свидетельства очевидцев. Кн. 3 — Сост. Губанов В.А.

(13 голосов: 4.31 из 5)

«Православные чудеса в XX веке» — это сборники свидетельств о чудесах, происшедших со святыми и с грешниками, с верующими и атеистами. Ложным чудесам дается православная оценка. Для сравнения и подтверждения приводятся одно-два чуда из девятнадцатого века.

 

 

 

Книга третья, 1993 г.

«Православные чудеса в XX веке» — это сборники свидетельств о чудесах, происшедших со святыми и с грешниками, с верующими и атеистами. Ложным чудесам дается православная оценка. Для сравнения и подтверждения приводятся одно-два чуда из девятнадцатого века. Приводятся и научные объяснения, которые подтверждают Библию (хотя Библия не нуждается в подтверждениях, как и верующие не нуждаются в доказательствах внешних своей веры). Чудеса в этой книге удивительны, непостижимы, они утверждают в вере: только Богу возможно все.

Ксения Петербургская спасает солдат в Праге

Людмила Павловна Шпаковская написала в редакцию «Собеседника православных христиан» (№ 2, 1992 г.) удивительное письмо о блаженной Ксении Петербургской:

Когда я была пятилетним ребенком (часовня тогда была еще закрыта), мама нередко возила меня на Смоленское кладбище, рассказывала о Ксении. В день ее памяти, 24 января (6 февраля по новому стилю), мы в 50-е годы ходили с зажженной свечкой вокруг часовни и молились. К стыду своему, в дальнейшей жизни проявила я небрежение или нерадение, почти не бывала там. А когда, уже взрослая, наконец приехала на Смоленское кладбище позапрошлым летом, то, по-видимому, в назидание произошла необыкновенная встреча. Ко мне обратилась незнакомая женщина с просьбой объяснить, как и что надо сделать в благодарение Ксении. Вот что она рассказала:

«Мой родной брат живет в Белоруссии. На днях там по центральной программе показали передачу «600 секунд», и в ней был сюжет о Ксении блаженной. Брат увидел эту передачу и страшно обрадовался, что наконец может отблагодарить ту, что спасла его в годы войны. Он был совсем молодой солдат, освобождали Прагу; отстреливались в паре с бывалым воином, в подвале одного из домов. И вдруг, откуда ни возьмись, около них оказалась женщина в платке и по-русски сказала, что они немедленно должны уйти (указала, куда), ибо сюда попадет снаряд и они погибнут. Оба солдата опешили и удивленно спросили: «Кто ты?»

— Я Ксения блаженная, пришла спасти вас, — последовал ответ.

После этих слов она исчезла. Спаслись солдаты, но очень долго не знал молодой воин, кто такая Ксения, искал ее, и вот через сорок пять лет — такое чудо! После передачи он срочно позвонил в наш город своей родной сестре, чтобы та немедленно поехала в часовню — поблагодарить. Конечно же, был отслужен молебен и сделано все, как подобает в таком случае…»

Добавим еще, что солдат не мог найти Ксению блаженную потому, что она очень долго не была канонизирована (причислена в России к лику святых в 1988 г.), а скончалась она в XIX веке, за многие десятки лет до второй мировой войны.

Спасение из батисферы

(Эти две истории рассказал работник таможни Василий Е., житель подмосковного города Б.).

Бес напал на матроса и тот упал на рундук

Когда, меня призвали в армию, мать моя сказала мне:

— Вася, когда будет тебе плохо там, помяни Господа…

— Да ладно тебе, — буркнул я.

Я был неверующий. А сейчас верю, мало, но верю — знаю, Бог помогает.

Я попал в Морфлот, но часть была на берегу. Однажды, лежу на верхних нарах (койке) и вдруг — бес стал душить меня…

— Ты видел беса? — спрашиваем мы Василия.

— Нет. Он почти невидим, но его чувствуешь, когда он есть. Еще не было темно, я не спал, но только хотел задремать, как бес схватил меня за горло. Раньше у меня такого никогда не было. Я не знал, что делать. Задыхаясь уже, я вспомнил слова матери: «Помяни Господа». И я внутри себя вскрикнул:

— Господи, помилуй!

И тут же бес отлетел от меня. Нет, я не видел его, но в то же время как-то все-таки видел: темный клубок, как дым, но живой.

Потом я уже пришел в себя и снова хотел было задремать, как вдруг второй раз он схватил меня за горло. Нет, не в воображении, а буквально, схватил за горло, очень больно. Тут я не стал дожидаться, сразу взмолился Богу:

— Господи, помилуй! Помоги!

И бес тут же отлетел. В мгновение стало легко.

Но тут, вы не поверите, раздался грохот — мой напарник Коля упал на рундук. Рундук — это ящик для белья и прочего, как сундук, только узкий, уже, чем нары. Так вот Николай упал с нижних нар на рундук под нарами и продолжает спать, сложив руки на груди! По законам физики это невозможно: он должен был упасть в пролет между нарами, а он упал по диагонали на рундук, который уже нар. Понимаете? И спит лежит. Я спускаюсь к нему, бужу его:

— Коль, ты как сюда попал? Как ты упал-то?

Он проснулся и ничего не понимает, как это он с нар попал на рундук, да еще и не проснулся.

Это первая история, когда Бог отогнал от меня беса, а бес напал на моего соседа. Вторая история пострашнее.

Спасение из батисферы

Наша часть была на берегу, мы испытывали батисферу. Батисфера — это такой как бы шар металлический, пустотелый, большой, с люком, отверстием, которое задраивается крышкой: завинчиваются 24 гайки (или около этого, не помню) и батисферу опускают глубоко в воду. Причем, без связи с берегом: без телефона и без подачи воздуха.

Так вот, мы однажды выпили с дружком и полезли отсыпаться в батисферу. Никто этого не знал.

Закрыли нас крышкой, завинтили все гайки и опустили на глубину.

А мы там. Воздуха все меньше, — и мы проснулись. Кругом вода, полная тьма, а мы полусонные, полупьяные, полуживые. Вот тут я и понял, что только Бог может меня спасти отсюда. Да, и я опять взмолился:

— Господи, прости меня, помоги, спаси отсюда!

А в это время на берегу командир нашей воинской части сидел в своем кабинете. Он услышал явственно голос (ангела или Бога, не знаю): — Поднять из воды — там люди!

Он снял телефонную трубку и отдал приказ поднять лебедку, то есть, батисферу.

Подняли, отвинчивают 24 гайки, открывают крышку — а мы там. Вылезаем.

— Ребята, вы живы?

— Живы, — говорим, а сами дышим, дышим, щуримся, полухмельные, полусонные, но счастливые: — Бог спас!

Крест сильней нагана

Блаженный Николай за 10 лет предсказывает свержение царя и разгон лавры. Его причащают ангелы

Был у Зосимы (впоследствии — Захария [1]) друг в Сергиевой лавре — блаженный Николай. Замечательная это была личность. Фамилия его Ивансон, Николай Александрович. Отца его звали Оскаром. Он переменил имя, принял православие. Имя его матери Наталия. Блаженный Николай по званию своему был военный. Но он не долго был здоров. Тяжелый крест болезни нес он: заболев, он 40 лет не вставал с постели. Сначала он лежал на частной квартире, а впоследствии его перевели в монастырскую богадельню. Родные его умерли и ухаживать за ним было некому — всем он был чужой. Он мужественно терпел и молился.

За его необыкновенное терпение и смирение Господь одарил его прозорливостью. Отец Зосима стал к нему часто хаживать, и блаженный очень полюбил его.

Николай за 10 лет до революции предсказывал, что царя не будет и что Сергиева лавра будет закрыта и всех монахов разгонят и будут они жить по частным квартирам.

Отцу Зосиме сказал место его будущего жительства: «В Москве будешь жить и дадут тебе разоренное подворье монастыря. У чад своих духовных жить будешь. И в Москве же сделают тебя архимандритом. Я говорю вам, готовьтесь вон из лавры».

Никто ему в то время не верил, странными и нелепыми казались всем его слова.

Однажды исцелил Николай болящую слепотою Марию, сестру отца Зосимы. Десять лет не видела старушка Божьего света. Блаженный благословил помазать ей глаза из лампадки, горевшей у него перед иконой, и прозрела раба Божия Мария и еще 10 лет прожила зрячею.

Однажды пришел к Николаю один молодой человек, а отец Зосима сидел у своего дружка. Блаженный выхватил у него его шапку и говорит: «Не отдам, не твоя, — твоя за вагоном валяется». Когда он вышел от блаженного, отец Зосима попросил открыть ему, что он сделал со своей шапкой. «А вот что, — произнес молодой человек. — Когда я вышел из вагона, смотрю, пьяный валяется, а около него лежит новая шапка, и я взял ее себе, а свою старую бросил за вагон, вот и обличил меня блаженный, видимо, ему все открыто».

Поистине это был дивный раб Божий.

Несколько лет подряд причащали его ангелы, приходя в виде монахов во главе с игуменом, который исповедовал его. Монахи дивно пели… Приходили они к нему ночью. Блаженный не знал, что это небесная милость к нему, принимая их за монахов и думая: «Вот как хорошо ко мне относятся игумен с братией. Днем им некогда, так вот ночью в святые дни они утешают меня многострадального».

Отец Зосима не знал об этом и, когда узнал от братий, что в монастырской богадельне есть тяжко болящий Николай и что его вот уже более 30 лет никто не приобщал святых Таин Христовых, он пошел к нему причастить и исповедовать его. Поблагодарил его блаженный Николай и сказал ему: «Я так счастлив! Во все большие праздники игумен с братией причащает меня», — и рассказал ему все.

Вложил в сердце отец Зосима слова блаженного, но ничего не сказал ему и только по смерти его поведал о дивном чуде, явленном многострадальной душе, которая с великим терпением несла свой крест.

Серебряный крест растаял во рту

Однажды старец Захария взял в рот серебряный крестик довольно большой величины и молитвенно воззвал к Творцу: «Господи, Господи, войди в меня в кресте Твоем, пусть растает этот крест в устах моих и я проглочу его и пусть крест живет во мне…». И растаял крест и проглотил его старец, как живую воду, святую, благословенную.

Крест сильней нагана

Вся братия из Троице-Сергиевой лавры была выселена и остался один Зосима (в схиме Захария).

Пришли несколько человек из администрации и стали требовать, чтобы старец немедленно оставил свою келию. «Уходи вон из лавры». — «Нет, сейчас я не пойду», — сказал старец. «Мы вытолкнем тебя. Что это такое!» — гневно кричали на старика.

Старец взял крест и им обвел свое помещение, вернее, обнес, и сказал: «Попробуйте-ка, осмельтесь перейти через эту черту, которой я обвел эту келию, попробуйте и тотчас вы упадете мертвыми».

«Что это за старик?» — смущенно заговорили пришедшие. Сила слова старца так была велика, что никто из них не осмелился переступить за черту, за которую не велел им заходить отец Зосима. Странно даже было — молодые, здоровые, вооруженные почувствовали страх и сказали: «Оставим этого старика, он сам уйдет». Постояли и разошлись.

(…) Наконец пришло и его время, и отец Зосима последним ушел из Троицкой лавры преподобного и Богоносного отца нашего Сергия игумена Радонежского.

(Из книги: «Старец Захария. Подвиги и чудеса», издательство «Трим», Москва, 1993 г.)

«Сигнал с того света»

Я раньше не верил в чудеса. Теперь верю, — сказал Михаил.

Михаил приехал с далекого Севера. А прежде он жил в Москве на Арбате. Он крестился недавно и венчался, потом уехал с женой Ниной на Север, где у нее свой дом. Работал там учителем.

— А теперь приехал крестить своих детей, — сказал Михаил.

Хотя дети не его, а Нины, от первого брака, но он считает их своими.

Он рассказал, почему приехал крестить детей:

— Представь: Север. Домик заметен снегом, глушь. Мы спим, я, жена, дети, и собака. Внезапно ночью раздается стук, как будто кто за дверью стоит и стучит. Первой просыпается, как самая чуткая, собака. Потом просыпается жена. А я-то глухой, туговат на ухо, — просыпаюсь последним. Иду открывать.

За дверью — никого! Только снег, чистый, ровный, и никаких следов ни около двери, ни вокруг дома. И так повторялось несколько раз, не одну ночь. Как тут не уверовать? Да и страшновато немного. Вокруг на сотни километров ни церкви, ничего. Воду святую, привезенную из Москвы, расходуем экономно. Это у вас тут столько святыни, а мы там на голодном пайке.

— Неужели этот стук от Бога? — спрашиваем его.

— От Бога или нет, не знаю. Но если Бог попустил такое, значит думать надо… и креститься, пока не попустил еще что-нибудь похуже. Это сигнал с того света…

(В. Г.).

Чудеса, сотворенные Господом по молитвам старца Симеона [2] из Псково-Печерского монастыря

(Память его 5-го января — 18 января нового стиля)

Исцеление от порчи [3]

(Рассказ Прохоровой Александры, проживающей в Л-де (ныне Санкт-Петербург)

Вплоть до 1956 года по Божьему попущению я страдала болезнью нервной системы, которая не поддавалась врачебно-медицинскому лечению (по народному сказать, во мне была порча). Но по милости Божией, Матерь Божия обратила Свой взор на мои страдания и указала обитель, где жил старец врач (через фотокарточку старца Симеона). В церковь я вообще не ходила и ничем духовным не интересовалась. Узнав от одной женщины, которая показала мне фотокарточку отца Симеона, его адрес, я быстро согласилась поехать к нему в Печоры, не считая его духовным врачом, а считая его обыкновенным врачом, помогающим больным. У меня не было никакого понятия ни о вере, ни о Богослужении, ни о постах и священных таинствах, не было никаких религиозных чувств. Все было для меня совершенно закрытым и непонятным и неинтересным. Приехав в обитель к концу службы, я сразу пошла к старцу, как к обыкновенному врачу, и стала говорить ему, что у меня порча. Батюшка мне дал поцеловать крест и сказал: «Откуда ты знаешь, что это порча!». Потом меня стало рвать и мне сделалось дурно, и внутри меня кто-то кричал, а дальше не помню, что со мною было. Меня рвало, и люди, которые были у батюшки, стали ухаживать за мной, выносили тазы со рвотой, которая была как зелень. После мне стало легче, и, когда я утром приобщилась святых Таин, то мне стало светлей и отрадней. В церковь без молитвы отца Симеона я бы не вошла, сопротивник мучил меня. Дома перед отъездом в Печоры он давал мне веревку повеситься. Но Матерь Божия не допустила моего самоубийства, а послала мне добрых людей, которые и направили меня к старцу. Прожила я в обители около месяца, и как было радостно мне и друзьям моим, которые ухаживали за мной во время моей болезни, на виду у которых я исцелилась. С тех пор я постоянно посещаю обитель и благодарю Матерь Божию и Господа Иисуса Христа за любовь нашего батюшки Симеона.

Другое исцеление от порчи

(Рассказ Анастасии Черех)

Анастасия со своим мужем Гавриилом долгие годы прожила в мире и согласии. Но вот, по непонятным причинам, она возненавидела своего мужа, да так, что собралась с ним разводиться. Гавриил очень переживал ненависть жены и пытался покончить жизнь самоубийством. Их совместная жизнь стала нестерпимой, и она уехала из дома. Кто-то сказал ей про старца Симеона, и она приехала к нему за советом.

Сразу по ее приезде мать Александра напоила ее чаем. Анастасия сказала ей, что приехала на недельку, но по какой причине — не сказала. Вдруг из своей келии вышел отец Симеон и стал звать Анастасию на исповедь. Но мать Александра стала доказывать отцу Симеону, что Анастасия только что приехала и к исповеди еще не подготовлена. «Да и время у нее еще есть», — добавила она. Но батюшка настоял на своем и начал исповедь. Она вышла от батюшки светлая и радостная. На второй день она причастилась святых Таин и уехала. Все, что сказал ей отец Симеон, сбылось. Домой она приехала любящей женой. Она рассказала мужу, со слов батюшки, что на них злыми людьми наведена порча на колосьях и что эти колосья лежат где-то в сарае. Они пошли вместе искать их и нашли перепутанные колосья в ее переднике. Тогда они пошли к себе в дом сжечь их, как велел батюшка. В это время с криком в их дом вбежала соседка и стала кричать, взявшись за голову: «не жгите, не жгите!» Тогда муж пригрозил ей, что и ее сунет в печь, и соседка убежала. Оказалось, что она была колдуньей и из зависти к их мирной жизни внесла такой разлад, что муж бы удавился, если бы Анастасия не вернулась к нему так скоро. Вот почему батюшка требовал немедленного ее покаяния и возврата домой к мужу.

Исцеление от беснования

(Рассказ Антонины, 65-ти лет, проживающей в г. Печоры)

В 1959 году приехала в Печоры из Тулы моя знакомая Нина, остановилась у меня. Она была одержима бесом и никак не могла войти в келию к отцу Симеону на благословение и все кричала: «Ой, Сенька идет, я его боюсь!» По благословению отца Симеона ее отчитывал отец Афиноген. Она была до того буйная, что во время молитвы над нею ее связывали.

Еще будучи больной, Нина увидела идущую в храм мать Александру и забегала, крича: «Сенька идет!» Мать Александра ее успокоила, сказав, что батюшка болен и в храм не придет. Нина начала метаться по храму, ища места, где бы скрыться и оттуда кричать еще пуще: «Ой, Сенька идет!» И, действительно, совершенно неожиданно батюшка пришел к полунощнице. Удивительно, как одержимые бесом чувствовали появление отца Симеона. Уехала Нина из Печор совсем здоровая. И до ныне (1965 год) приезжает в Печоры помолиться.

Причащение из рук ангельских

Отец Симеон ослабел телом. И уже три дня мать Александра не могла с утра вычитать батюшке правило к причащению, так как он ранее благословил ее печь просфоры. Она вошла в келию батюшки и посетовала, что батюшка в этот день не приобщился святых Таин. На это батюшка смиренно ответил: «Да, не приобщился». В час ночи она освободилась и спросила у батюшки благословения отдохнуть; он благословил.

В три часа ночи она снова вошла к нему, узнать, как он себя чувствует, и видит: батюшка светлый, как солнце! Он сказал: «Я уже приобщился». Мать Александра удивилась, так как никто в это время не приходил к батюшке. Видя ее удивление, батюшка говорит ей: «Приобщился сам, а Чащу чудесным образом принесли».

После этой ночи отец Серафим каждый раз приходил в два часа ночи и приобщал отца Симеона.

Пророческий призыв на свое погребение (Снятие епитимии)

Перед смертью отец Симеон сказал: «Я теперь все распределил, теперь только осталось снять епитимию с тех, на кого я возложил». На другой день все предстали, о которых он говорил. Одного духовного сына из Л-да мать Александра спрашивает, как он явился, к батюшке?! Тот отвечает: «Не знаю, как сюда попал, и не знаю, как отсюда попаду». Сняв со всех епитимию, батюшка сказал: «Ну, теперь я спокойно отойду».

«Не плачь, придешь последняя…»

Замечательно, что многие духовные дети батюшки, находясь за несколько сотен километров от Печор, в день и час его смерти почувствовали, что на земле уже нет батюшки.

Одна его духовная дочь была у него на Рождество Христово в 1960 году. Он ей сказал, что он скоро умрет, больше они не увидятся. Она заплакала о том, что не будет знать, когда он умрет, и не придется ей быть на его погребении. На это он ответил ей: «Не плачь, придешь последняя…». Так и получилось: она действительно чудесным образом успела на погребение. Когда узнала о смерти батюшки, то сразу пошла на вокзал, чтобы ехать в Печоры, — это был уже третий день, откладывать поездку было нельзя. На вокзале в кассе ей сказала кассир, что продала ей последний билет, и добавила, что в последние два дня масса людей едет хоронить какого-то старца, и что все предъявляют телеграммы, или со слезами объясняют причину скорби и срочного отъезда в Печоры.

Забыл взять свои костыли и исцелился

Однажды, рассказывает монахиня Александра, я пригласила некоего приезжего Николая попить чаю — он только что прибыл с монастырского покоса, где косил вместе с монастырскими работниками.

Во время чая он схватился руками за голову и вскричал: «Что это со мной? Как это получилось, что я стал другой?». Я попросила его сказать, что с ним случилось. И он рассказал:

«У меня сильно болели ноги, я не мог ходить. В больнице врачи предлагали мне отнять ноги. Я согласился на операцию, но в то же время повстречался с… одним человеком, который мне сказал, что в Печорах есть такой врач, который всех лечит без операций. Он дал мне Печерский адрес и я отправился к этому врачу. Попал я к старцу Симеону и рассказал ему о своем несчастье. Старец побеседовал со мной, потом сказал: «3автра приобщись святых Таин». Выходя от батюшки, я забыл взять свои костыли и не заметил, что я здоров. На другой день я приобщился и меня молодой дьякон пригласил с братией на покос, я с удовольствием согласился, и повторяю, что забыл, что мои ноги болели, даже к батюшке не зашел, а быстро уехал на луг. Там я отдался весь работе, забыл, что я был больной, забыл, что я приехал лечиться. Вот, даже забыл, что привез врачу гостинца».

Я ему сказала, чтобы он пошел к батюшке и отнес гостинца. Он пошел к старцу, и стал просить его дать ему наставление, как жить. Батюшка благословил ему жениться, хотя ему было около сорока лет. Потом указал, в какие праздники приезжать в обитель, и как жить, чтобы спастись. Николай так и сделал. Женился, у него родился сын. Когда приезжает в обитель, всегда просит молиться за сына. Всегда с благодарностью вспоминает милость Божию.

Спасение от крушения поезда

Некая Мария приехала на несколько дней в обитель по случаю отпуска. Чтобы не просрочить рабочего дня, она должна была выехать в определенный день, чтобы попасть на работу во время. Она пришла к батюшке благословиться на выезд вечером. Батюшка сказал:

— Поедешь завтра.

Она стала уговаривать его, сказала, что завтра должна уже быть на работе. А батюшка опять сказал: — Ну, что же, завтра поедешь.

Тогда Мария пошла к матери Александре и стала просить ее, чтобы она уговорила батюшку благословлять ее на выезд. Они стали вдвоем уговаривать батюшку, но он спокойно ответил:

— Поедешь завтра.

Мария послушалась, осталась до завтра.

Через несколько дней она прислала письмо, в котором сообщила, что с поездом случилось крушение, — с тем самым, с которым ей не было благословения выехать, несмотря на все уговоры и просьбы.

Вместо именин попала в больницу

Любовь в день своих именин из Пскова в Печоры приехала в обитель помолиться. А к вечеру надо было прибыть в Псков, где будут ожидать ее гости, приглашенные на именины. После службы зашла она к батюшке на благословение ехать домой. Отец Симеон не благословил ей ехать в тот день. Она ему говорила, что ее ждут гости, приглашенные вечером на именины.

Но батюшка не давал благословение на выезд. Тогда она пошла к матери Александре просить ее, чтобы она уговорила батюшку. Пришли вдвоем и особенно стали доказывать и просить: «Ведь там ждут гости, и вдруг я не приеду…». Старец поневоле отпустил ее на именины. — Мать Александра вышла провожать Любу на автобус, но на него нельзя было сесть за многолюдством. Подвернулась грузовая машина попутная.

Мать Александра ушла, довольная, что уговорила батюшку и проводила Любу, которая успеет домой на именины.

Но в пути с машиной случилась авария — и все пассажиры были выброшены из машины и получили ранения. Попала в больницу и Люба. Вот что значит непослушание. Вместо именинного накрытого стола она увидела покрытый простыней больничный операционный стол. Так потом она писала об этом матери Александре.

Прозорливость старца («Врач удалять зубы не будет»)

Этот случай описывает С. П.:

В 1958 году я приехала в обитель на праздник Сретения Господня. В дороге у меня ужасно разболелись зубы под коронками. Я без благословения батюшки пошла к врачу. Врач сказал, что надо срочно удалить зубы под коронками и вместе с ними и мостик. Я побоялась это делать в Печорах и решила срочно выехать в Л-град. Зашла к отцу Симеону рассказать о своем несчастье. Он встретил меня словами: «Ну, расскажи мне, что у тебя болит? Раскрой-ка рот!» Он провел пальцем по моим зубам и сказал: «Иди к врачу, он удалять зубы не будет и будешь здорова». Я пошла, и на мое счастье был другой врач, который предложил мне небольшую операцию, Я согласилась. Врач подрезал мне десну, выпустил гной, и я через несколько часов была уже здорова.

Исцеление зубной боли

(Рассказ Екатерины)

С одной знакомой я поехала в Печоры в отпуск. По дороге у меня сильно заболели зубы. Зубной протез нажал на десну, вызвал кровотечение и нестерпимую боль. Сразу по приезде в Печоры мы пошли к батюшке Симеону; я была впервые. Он встретил меня словами: «Покажи мне свой рот», и стал пальцем касаться моих зубов. Я не догадалась, почему он это сделал. А моя знакомая стала меня укорять: «Ты, наверно, много попусту болтаешь, вот батюшка и посмотрел твой нечистый рот». Я очень страдала от ее слов и забыла про зубы. Оказалось, что батюшка своим прикосновением снял мою зубную боль, и я стала совершенно здоровой.

Исцеление головной боли

(Рассказ Екатерины)

В 1951 году я приехала из Мурманска в обитель в Печоры. У меня были сильные головные боли, от которых я не имела покоя. К батюшке Симеону я боялась войти и все думала: как он меня встретит, такую грешницу. Оказалось, что он встретил меня радостно и просто со мной поговорил, благословил. Я исповедалась у него и приобщилась святых Таин, и мне стало легко на сердце. С тех пор у меня перестала болеть голова, и вот уже 13 лет я живу и никакой боли не ощущаю.

Другое исцеление от беснования

В 1953 году я была свидетельницей исцеления. В передней ожидало несколько человек. В это время пришла незнакомая женщина лет 50-ти и сразу направилась в келию отца Симеона. Когда она открыла к нему дверь, то сразу упала, а батюшка из келии закричал, топнув ногою: «Выйди, сейчас же выйди!» Дверь закрылась. Через некоторое время эта женщина вышла из келии, и все молилась и благодарила батюшку за его молитвы и исцеление от беса. Села она рядом со мною и рассказала такой случай. Ее родственница сделала ей порчу и она по совету одной духовной дочери батюшки поехала в Печоры к нему. Отец Симеон ее принял и исцелил, но предупредил, чтобы она не общалась с той родственницей, а избегала бы ее. Но вот через два года эта злая женщина подослала к ней свою дочку и снова вселила в нее беса, и вот она опять приехала сейчас к батюшке. «Мне, — говорит она, — очень трудно было переступить порог батюшкиной келии, все члены мне сковало, я никак не могла перекреститься, потому я и упала без сознания, к тому же у меня началась сильная рвота. Батюшка же словами: «Выйди вон!» тотчас же изгнал из меня беса и я смогла встать. И снова батюшка строго предупредил меня избегать мою злую дальнюю родственницу». В продолжение этого рассказа женщина все время крестилась и благодарила Бога и батюшку за его молитвы и вторичное исцеление.

«Были Симеоны, есть Симеоны, и будут Симеоны»

(Рассказ паломницы)

Когда я была еще девочкой, моя мама рассказывала мне про отца Иоанна Кронштадтского и про чудеса от него. Он у нас часто бывал в доме, и мама его очень почитала. Мама умерла, когда я была уже взрослая. Незадолго до этого она мне говорила о предсказании отца Иоанна Кронштадтского, что многие церкви в последнее время закроются, а также и монастыри, но Печерский монастырь не закроют, и что там будет последний великий старец иеросхимонах Симеон. Я была христианка не особенно ревностная и за жизненной суетой все предавала забвению. Но однажды я была во Пскове и случайно услышала о Псково-Печерском монастыре, и об отце Симеоне. Тогда мне вспомнились слова мамы о монастыре, и я собралась и поехала в обитель. Зашла на благословение к отцу Симеону и все ему рассказала, что слышала от мамы о нем. Тогда батюшка и строго сказал: «Были Симеоны, есть Симеоны, и будут Симеоны». Вот так батюшка смирялся.

Гадалка не поможет

Некий Сергий имел контакт с гадалкой, вот его признание:

Долгие годы моя жена болела. Была у меня знакомая, которая гадала, и я ходил к ней за советами. По настоянию дочери и жены, я поехал в Печоры к отцу Симеону. Батюшка меня встретил и сразу сказал: «Тебе надоело верно уж по чужим домам скитаться, пора за ум взяться». Я поисповедовался, приобщился святых Таин, и поехал в Л-д обновленным. Спустя несколько лет меня снова потянуло к гадалке, но та меня встретила и сказала: «Теперь я бессильна тебе что-нибудь сделать, зачем ты ездил к Симеону? После его молитв мы уже ничего не знаем о будущем человека».

Исцеление глаз

Павлова Евдокия Георгиевна, 62-х лет, рассказывает:

Я болела глазами 15 лет, лечилась у многих врачей, долгие годы состояла на учете, ничего мне не помогало. Боли были настолько сильны, что приходилось ставить грелки к глазам. В 1958 году глаза стаж застилаться бельмами. И вот 12 декабря по совету одной верующей я поехала в Печоры к старцу Симеону. Переступив порог батюшкиной келии, я залилась слезами и от слез не могла ничего сказать. Батюшка сказал: «О чем ты так горько плачешь?» и провел своей рукой по моим глазам и по лицу. Я долго не могла сказать ни слова. Наконец проговорила, что у меня 15 лет болят глаза. Он еще раз провел по моим глазам и сказал: «Посмотри, какие у тебя чистые глаза, и совсем не болят».

С этого времени у меня не было и мысли, что я тяжело болела. А ведь врачи мою болезнь считали неизлечимой.

Домой я приехала совсем здоровой, к врачам не пошла. И они сами приехали ко мне посмотреть мои глаза. Врачи диву дивились и спрашивали: у кого я лечилась? Я сказала, что меня излечил старец. Врачи подумали, что он давал мне примочку, а когда узнали, что он только провел рукой по лицу, замолчали. С тех пор прошло 7 лет, и я забыла, что у меня болели глаза и были бельма на них.

Исцеление от рака

Звонкова Евдокия, 55-ти лет, рассказывает:

Я болела женской болезнью 30 лет. Несколько раз мне делали операцию. Наконец, мне сказали, что у меня рак.

Тут Господь послал мне знакомую, которая повезла меня в Печоры к батюшке Симеону. К тому же времени у меня разболелась и рука. Когда я пришла к батюшке, он провел рукой по моей спине и сказал: «Ничего у тебя не болит, ты будешь здорова, только рука поболит, а если рука не будет болеть, то ты забудешь, что надо усердно молиться». С тех пор я стала здорова.

Исцеление от болезни ног

Рассказ Николая Николаевича, 49-ти лет, из города Петрограда:

15 лет я страдал болями в ногах. Боли были настолько нестерпимые, что и наркоз не помогал. Я долгие годы лежал.

И вот знакомые посоветовали мне поехать в Печоры к профессору — так как знали, что я к священнику не поехал бы.

Когда я приехал и вошел в келию, то сразу забыл, что я болел! Батюшка сказал мне, чтобы я пришел на исповедь и приобщился. Я так и сделал.

Пробыл я в монастыре пять дней и вернулся совершенно здоровым.

Исцеление от язвы желудка

Иванова, 55-ти лет, из города Л-да, свидетельствует:

В 1955 году, приехав в Печоры поездом, я зашла в монастырь, причастилась святых Таин, а на другой день собиралась ехать в Л-д. Но Господу было неугодно. Ночью я заболела, меня повезли в поликлинику, где мне сделали процедуры. Но ничто не помогло, боли все нарастали.

Утром меня отвезли на «скорой помощи» в больницу, где мне сделали операцию, которая длилась три часа. Я была совсем умирающая, мне удалили часть кишечника.

На утро второго дня ко мне пришла знакомая — духовная дочь отца Симеона, принесла просфору и сказала, что батюшка просил меня быть спокойней и что я скоро поправлюсь и поеду домой. Медперсонал — врачи, сестры, — зная мою болезнь, считали мое состояние безнадежным. Но я поверила батюшке. Действительно, я на 14-ый день уехала в Л-д. И вот уже после того я живу 10 лет и, слава Богу, совсем здорова.

Исцеление от паралича

С. П., 54-х лет, из города Петрограда, пишет:

Я болела нарушением обмена веществ 15 лет, так что временами совсем не действовали ни руки, ни ноги. Наконец в 1953 году у меня парализовало руки и ноги. Я лежала в разных больницах, но помощи не имела. В 1954 году я со знакомыми поехала в Печоры к батюшке Симеону; заочно он уже молился о моем здоровье. При первой встрече батюшка сказал:

— Не сокрушайся, что за тобою некому ухаживать и нет денег. Скоро будут и деньги и человек по уходу, и еще сама будешь работать.

Всему я поверила, но, что буду работать, усомнилась.

От батюшки я вышла совсем окрепшая. Прожила я в Печорах все лето и после Успения Божией Матери уехала в Л-д. Все родные удивились, видя меня на ногах и здоровой. 16 февраля 1955 года, в день ангела батюшки, я уже работала. В 1956 году я получила пенсию по старости и до настоящего времени живу в Печорах и уже сама себя обслуживаю.

Прозорливость и чудесная дальнозоркость

Приехал к отцу Симеону из города Орла престарелый человек по имени Симеон. Он рассказал, историю своего друга, старца Василия Ивановича. Василий был родом из Псковской области и приехал на жительство в город Орел еще молодым. Он служил у орловского владыки послушником более 30-ти лет, и все послушание он выполнял ревностно. Весь народ того края любил и владыку и его послушника.

Но в начале 30-х годов владыку сослали и вместе с ним Василия Ивановича. Когда В. И. отбыл свой срок, то стал уже старым и немощным, но его родные не захотели брать его на иждивение.

Симеон и его орловские друзья решили взять Василия Ивановича в Орел и сообща кормить и ухаживать за ним.

Старик Симеон рассказал батюшке Симеону обо всем этом и стал просить у него благословения на выполнение своего решения. Батюшка благословил, но сказал: «А вот, когда будешь проезжать город Псков, выйди из вагона и посмотри город».

Так Симеон и сделал. Остановка в Пскове 15 минут. Вышел он в Пскове, смотрит и не верит своим глазам: конвоиры ведут группу арестованных, а среди них Василий Иванович, за которым он ехал.

Симеон сразу подбежал к ним и сказал конвоиру, что хочет взять В. И. на иждивение. Для оформления надо было идти в милицию. Пока Симеон оформлял, от В. И. и след простыл. Тогда Симеон вернулся в Печоры к батюшке, говоря: «Нашел и потерял». Но батюшка его успокоил и сказал: «Поезжай в Псков, он там у сестры своей».

Так оно и оказалось. Симеон сразу же забрал В. И. и повез в Орел, где они живут до сего времени.

(«Русский паломник», № 6)

Вещий сон отцу будущего патриарха

В кругу близких людей патриарх Тихон рассказывал:

«Когда я был еще очень маленьким мальчиком, в то время мой родитель (Иоанн), священник Города Торопцы Псковской епархии подвергался слабостям запоя на 4–5 дней, а затем приходил в себя… Однажды после запоя родитель мой забрал всех нас троих детей на сеновал… Мы скоро все уснули, уснул и отец. И вот он видит: в тонком сне явилась ему его мать, а наша бабка, уже усопшая, и говорит: «Сын мой, дорогой и милый, что ты делаешь, зачем ты поддаешься такой ужасной пагубной страсти — винопитию, помни, ведь ты — иерей, ты строитель тайн Божиих, при совершении которых со страхом предстоят небесные силы, тебе дана власть решать и вязать души перед тобою кающихся всемогущему Богу, и ты все это забываешь и своим поступком прогневляешь Господа». Далее она просила его исправиться, а затем, обратившись к детям и указав на старшего, сказала, что он будет недолговечен (и, действительно, он умер по окончании семинарии); указывая на среднего, сказала, что он будет жалконькой (он вскоре умер в Америке, ничего не окончив), а, указывая на меня, бабка моя сказала моему отцу: «А этот будет у тебя великий». С этого дня мой отец совершенно оставил свой порок и не возвращался к нему до своей смерти».

(Московский журнал, № 4,1992 г., стр. 60).

Чудесная радуга

В 1991 году совершилось второе обретение мощей преподобного Серафима. Он подвизался в Сарове в конце 18-го — начале 19-го веков. В соседнем Дивееве в обители подвизались девы, Серафим опекал их, по-отцовски заботясь об их духовном и материальном устроении. И вот теперь, спустя многие десятилетия, в Дивеево возвращались мощи преподобного старца Серафима. Возвращение святых мощей и обустройство заново дивеевского собора сопровождалось Божиими знамениями с неба: игранием радуги и игранием солнца. Впервые радуга стала знамением мира, когда Ной после потопа вышел из ковчега. А солнце играет на православную Пасху, утром. А здесь, в Дивееве, солнце играло вечером, накануне прибытия мощей, во время всенощного бдения, около 18 часов вечера. Солнце не слепило, на него можно было смотреть не мигая, диск солнца все время был в движении, перемещаясь то влево, то вправо. Это было удивительно — так солнце играло здесь на Пасху, на празднование Владимирской иконы Божией Матери и все эти дни, когда совершалось торжество обретения мощей.

А когда на Троицком соборе устанавливали последний, пятый по счету, крест, — заиграла радуга. Верующие собрались внизу у стены собора и сопровождали работу верхолазов молитвенным пением. Человек пятьдесят без всякого управления слаженно пели тропарь Кресту, Символ веры. Вдруг кто-то воскликнул:

— Смотрите, радуга!

На небе действительно сияла семицветная радуга, вытягиваясь в сторону храма. Радуга то утончалась, то вырастала, ни на мгновение не исчезая. Люди опустились на колени, многие плакали — от радости. И пока укрепляли крест на куполе, а с земли молитвенно пели, радуга играла на небе. Местные жители сказали, что всякий раз, когда на куполе храма водружался крест, на небе появлялась радуга. Она появилась и в другой день, когда несколько человек перед заходом солнца собрались читать акафист преподобному Серафиму.

(По материалам: «Русский Вестник», № 19, 1991 год; «Преподобный Серафим Саровский и его советы», 1993 г., стр. 169–170).

Пророческое видение о революции 1917 г.

В 1917 году перед февральской революцией священнику Марфо-Мариинской обители в Москве отцу Митрофану (Серебровскому) было во сне видение: три сменявшие друг друга картины.

Первая: стоит прекрасный храм, и вдруг появляются языки пламени — и вот весь храм в огне, зрелище величественное и страшное.

Вторая: преподобный Серафим Саровский стоит коленопреклоненный на камне с молитвенно воздетыми руками.

И третья: изображение царской семьи в черной рамке, из краев которой начинают вырастать побеги, которые потом закрывают все изображение белыми лилиями.

Отец Митрофан рассказал о видении игумении обители великой княгине Елисавете Феодоровне. Она сказала, что может изъяснить этот сон. Первая картина означает, что за грехи наши, беззакония и оскудение любви церковь и страна будут ввергнуты в тяжкие бедствия: будут разрушены храмы, монастыри, начнется страшная братоубийственная война. Но Россия и Церковь не погибнут. По молитвам преподобного Серафима Саровского, великого святого русской Церкви, и других святых и праведников нашей отчизны Россия будет помилована. Третья картина означает, что в России будет революция и царская семья погибнет во искупление вины своей перед народом и тех беззаконий, которые творились при дворе (Распутин и многое другое).

Все это сбылось. Тогда же произошло и восстановление патриаршества на Руси — сбылось пророчество преподобного Серафима Саровского.

(Московское общество, № 1, 1992 г.).

На крыше вагона

(Рассказ Марии Ар.)

Голод был тогда в Москве. Выдавали на человека по осьмушке хлеба с мякиной. Ничего нет: ни картошки, ни крупы, ни капусты, а уж о мясе забывать стали.

Александра, Екатерина и я пришли к отцу нашему духовному Михаилу проситься в поездку за хлебом. Многие уезжают с вещами и привозят хлеб, почему же и нам не съездить.

Отец Михаил выслушал нас, неодобрительно покачал головой, подошел к иконе и долго молился. Потом повернулся к нам и сказал: «Вручаю вас Заступнице нашей Матери Божией. Возьмите каждая по образку Владимирской и молитесь Ей. Она и святой Георгий помогут вам. Трудно, ох, как трудно будет. Я за вас здесь тоже молиться буду». И как бы не для нас сказал:

— Матерь Божия и угодниче Божий Георгие, помогите им, спасите и сохраните от опасностей, страха и поругания.

Вот так мы и поехали. Всю дорогу вспоминали, почему наш батюшка святого Георгия призывал?

Родные нас долго не отпускали, но мы поехали. Из Москвы ехали в теплушках, где на подножках, в тамбурах. Сентябрь был на исходе.

Наменяли мы пуда по два муки и по пуду пшена. Тащим, мучаемся, но очень счастливы.

Застряли далеко от Москвы. Всюду заградительные отряды отнимают хлеб. На станциях в поезда не сажают. Идут только воинские эшелоны.

Три дня сидели на станции, питались луком и жевали сухое пшено. До сих пор его вкус на губах чувствую. Ночью пришел большой состав из товарных вагонов. Пошли разговоры, что это воинский и идет в сторону Москвы. Утром открылись двери, солдаты высыпали из вагонов и пошли менять у крестьян яблоки, соленые огурцы, печеную репу, лук. Проситься в вагон боимся. Женщины говорят, что к солдатам в вагоны влезать опасно. Рассказывают ужасы.

Где-то вспыхнула холера. Страшно и безвыходно. Вот тогда и вспомнили слова отца Михаила. Солдаты сидят на полу, на нарах, курят, смеются, сплевывают семечки, кричат: «Бабы, к нам! Прокатим! Скоро поедем!» Мы боимся. Несколько женщин решаются ехать. Солдаты с шутками втаскивают их в вагоны.

Несколько женщин, в том числе и мы, юные, решаем влезть на крышу вагона — другого способа ехать нет. С трудом взбираемся по лесенке, втаскиваем мешки. Солнце печет. Распластываемся на середине ребристой крыши.

Мы молимся. На крышах почти все заполнено, в основном, одними женщинами. Паровоз нестерпимо дымит, топят дровами. Наконец поезд сдвигается с места и, набирая скорость, идет вперед.

Проплывает станция, заполненная шумящей толпой людей, некоторые пытаются вскочить на буфера, подножки, срываются, падают и опять делают попытки уехать, но это удается немногим.

Поезд вышел в степь, глухую, безлюдную. Черный дым паровоза. Искры жгут руки, лицо, прожигают одежду, мешки. Отмахиваемся от искр, словно от мух, тушим друг на друге, отряхиваемся.

Саша тихо просит, чтобы мы все трое легли друг к другу головами. Осторожно перекладываемся, и Саша по памяти читает нам акафист Владимирской Божией Матери. Читает его несколько раз.

Жарко, душно, трудно гасить искры и цепляться за гребни крыши. Мешки съезжают в сторону, их беспрерывно приходится поправлять.

Едем, едем. Вдруг поезд внезапно останавливается. С поезда соскакивают люди, бегут вдоль состава, что-то обсуждают. Поезд стоит. Мы лежим. Солнце опускается за горизонт. Искры больше не летят. Хочется пить. Двери вагонов открываются, солдаты выскакивают, идут к редким придорожным кустам, беззлобно ругаются, смеются. Мы сверху смотрим на них.

Вдруг кто-то из солдат восклицает: «Братва, баб-то сколько на крышах!» И мгновенно происходит перемена в настроении. «Ребята! Айда к бабам!».

Вагоны пустеют, все высыпают на насыпь. Многие лезут на крыши. Шум, смех, крики, визг.

«Господи! — проносится мысль, — что же делать?» На крышах появляются солдаты, сперва немного, но потом все больше и больше. С соседних крыш раздаются крики, кто-то просит, умоляет, плачет. «Охальник! Что делаешь? Я тебе в матери гожусь!» — «Солдатики! хлебушка-то не повредите, дома дети мал-мала-меньше остались голодные». — «Хлеб твой, тетка, не повредим, нас начальство кормит». Сапоги стучат по железу, гулко, страшно. Кто-то из женщин исступленно рыдает, молит, кто-то борется, прыгает с крыши, разбивается. Несколько солдат появляются и на нашей крыше. Я молюсь, обращаясь к Божией Матери. Катя, прижавшись ко мне, плачет и, всхлипывая, молится вслух. Саша сурово смотрит — я знаю, она не сдастся, не отступит. Вспоминаю слова отца Михаила о святом Георгии, начинаю просить и его.

Обходя других женщин, к нам подходит солдат, скуластое лицо, гладкая стриженая голова, бездумные раскосые глаза. Хватает меня за руку и говорит примиряюще: «Ложись девка, не обижу!». Я отталкиваю его, начинаю отступать и, смотря ему в лицо, крещусь несколько раз. Беззлобно ухмыляясь, он наступает, протянув вперед руки. На крышах копошатся, борются, просят, сдаются. Всякая борьба, конечно, бессмысленна, солдат много, и они совершенно не представляют того, что делают. Им кажется происходящее веселым развлечением. Сопротивление смешит их и еще больше разжигает.

Раскосый идет, я отступаю. Катя кричит: «Крыша кончается». Отступать некуда. Снизу поднимается матрос в тельняшке, высокого роста, с озлобленным лицом, на котором, сверкают, именно сверкают, большие глаза.

Матрос хватает меня за плечи, отстраняет в сторону и говорит сильным, но дрожащим от злости голосом: «Спокойно, сейчас разберемся, а с крыши всегда успеешь спрыгнуть». Шагает к раскосому, бьет его в грудь и говорит: «А ну… вон отсюда!» — после чего раскосый немедленно спрыгивает в провал между вагонами. Матрос идет по крыше, подходит к какому-то лежащему солдату, поднимает его за шиворот и кричит: «Ты что, контра, делаешь, рабоче-крестьянскую власть и армию позоришь!»

Солдат отчаянно ругается, пытается ударить матроса, но тот выхватывает наган и стреляет ему в лицо. Падая, солдат соскальзывает с крыши и летит на насыпь.

Начинается митинг. На крышах остаются одни женщины и несколько мешочников-мужчин. Митинг продолжался минут пятнадцать, но паровоз стал подавать гудки, солдаты забрались в вагоны, наскоро похоронив расстрелянного. Матрос, подойдя к нам, сказал: «Пошли, девушки, в вагон, спокойней доедете».

Относились к нам очень хорошо в вагоне, кормили, поили. Матрос, его звали Георгий Николаевич Туликов, был комиссар полка. Саша рассказывала ему, малознакомому человеку, о нас, о вере, об университете, о том, как мы надеялись на помощь Матери Божией и святого Георгия, находясь на крыше. Георгий задумчиво слушал нас, ни разу не осудив, не выразив насмешки.

Два или три раза поезд встречали заградительные отряды, пытаясь снять сидевших на крыше женщин и зайти в вагоны, но, встреченные вооруженной охраной поезда, с руганью и угрозами отходили. Довезли нас до Подольска, дальше эшелон не шел. Георгий и спутники его посадили нас в пригородный поезд, и мы благополучно доехали до Москвы.

Прощаясь, мы благодарили Георгия и тех из военных, кто ехал в вагоне. На прощание Георгий сказал: «Может быть, и встретимся, жизнь-то переплетенная».

А Саша, наша тихая Саша, всегда излучавшая умеренность и спокойствие, подошла к Георгию, положила ему руки на плечи и сказала: «Да сохранит вас Бог для хороших дел и будьте всегда добрым, отзывчивым. Прощайте!». И низко поклонилась в пояс.

Радость родных по поводу нашего возвращения была безмерна, а мы, только успев умыться, поспешили к отцу Михаилу.

Батюшка нас уже дожидался. Выслушав нас, сказал:

— Благодарю Тебя, Господи, за великую милость. Георгия матроса не забывайте. Молитесь о нем, еще придется кому-нибудь из вас с ним встретиться, тогда обязательно помогите ему.

Прошло более двадцати лет, шел военный 1943 год. Отец Михаил умер в ссылке в 1934 году, там же с ним погибла в добровольной ссылке наша молитвенница Саша. Катя давно была замужем, связь моя с ней порывалась. В 1943 году я работала хирургом в военном госпитале по 18-20 часов в сутки, домой неделями не приходила, в церковь попадала от случая к случаю.

Госпиталь был офицерский, раненых привозили много. Привезли без сознания одного полковника. Ранение тяжелое, запущенное. Оперировали ночью четыре с лишним часа, несколько раз переливали кровь. После операции я, как была в операционной одежде, так и свалилась без сил и уснула.

Проспала часа четыре и сразу к больному кинулась. Медленно к нему жизнь возвращалась, много с ним хлопот было, но выходили. Каждый день к нему раза по три приходила, уж очень хотелось спасти его.

Пришла как-то на двадцатый день после операции. Лежит слабый, бледный, прозрачный, только глаза одни еле светятся. Посмотрел на меня и вдруг тихо сказал: «Машенька! Сколько ходите ко мне, а все не узнаете!».

Возмутилась я, резко ему сказала, что я военврач, а не Машенька. Ведь пришла с целой группой врачей. А он:

— Эх, Машенька, а я вас с Катей и Сашей всю жизнь помню! — здесь-то меня и захватило прошлое. Закричала:

— Георгий! — бросилась к нему, обнимаю. Стали врачи и сестры из деликатности выходить из палаты, а я, как девочка, схватила его за голову и плачу.

Смотрю, а на его кровати табличка висит, как у всех, а на ней: «Георгий Николаевич Туликов». Почему же я раньше это не заметила?

Глаза Георгия еще больше оживились. Сказал: «Идите с обходом, после зайдете».

Два месяца я приходила к нему после обходов и дежурств. Но первый его вопрос был: по-прежнему ли я верующая?

Рассказы Саши тогда в вагоне отложили в душе его какой-то отпечаток, который не стерся, а заставил относиться к вере, религии и людям с осторожностью, вниманием и доброжелательностью. В 1939 году, будучи в чине полковника, попал в лагерь. «Там, — рассказывал Георгий, — повидал я людей хороших и плохих, но из многих встреченных запомнился мне на всю жизнь юноша лет двадцати трех, несший столько добра и тепла людям, что все любили его, даже лагерные уголовники. Вот он и познакомил меня с Богом, именно познакомил. В начале сорок первого года Глеб (так звали его) погиб в лагере. А меня освободили в августе и послали на фронт в чине капитана, теперь опять до полковника дослужился. До ранения дивизией командовал, поправлюсь и опять на фронт. За плечами академия генерального штаба, гражданская, Халхин-Гол, Испания, финская война, а теперь вот отечественная».

Расстались мы с Георгием большими друзьями. Всю войну переписывались. А в 1948 году он переехал в семьей в Москву, стали встречаться часто. Вышел на пенсию в большом чине, живет почти все время под Москвой, воспитывая внуков. Встречаемся так же часто, но встречи наши бывают и в соборе Троице-Сергиевой лавры. Неисповедимы пути Твои, Господи!

(Из книги: Отец Арсений, Москва, 1993 г., Братство во имя Всемилостивого Спаса)

Смертельные каверны [4]

(Из рассказов матери Арсении)

Сейчас это маленькая сгорбленная старушка в черной бархатной скуфейке и длинной монашеской мантии. Ей восемьдесят четыре года, но она еще бодро двигается, опираясь на палочку, и не пропускает ни одной церковной службы. Зовут ее мать Людмила.

Много лет тому назад она была высокой стройной послушницей, но все окружающие смотрели на нее с жалостью: каверны покрывали ее легкие, и она доживала последние дни, так сказал известный таллинский врач, к которому ее возила матушка игумения.

Терпеливо ждала молодая послушница своей смерти.

Как-то в ясный весенний день в монастырь приехал отец Иоанн Кронштадтский. Радость охватила насельниц. Найдя удобный момент, игумения, держа под руку, привела к нему больную.

— Благословите, дорогой батюшка, нашу больнушу, — попросила она.

Отец Иоанн внимательно посмотрел на девушку и сокрушенно покачал головой:

— Ах, какая больная, какая больная!

И, не сводя с больной пристальных глаз, он коснулся ее груди и сделал такой жест, как будто собирал вместе какую-то расползшуюся ткань. Собрал, крепко сжал пальцами и даже повернул их в сторону, чтобы было покрепче. Потом притронулся к другому месту на груди и, покачивая головой, повторил тот же жест, затем перевел руку дальше, и таким путем он, сокрушенно вздыхая и молясь, как бы стягивал невидимые окружающим раны. Потом благословил больную и очень просто сказал:

— Ну, слава Богу: поживешь и долго поживешь, правда, болеть будешь, но это ничего.

Никто не придал особенного значения странным действиям великого батюшки, но все заметили, что после его отъезда больная начала поправляться.

Через год после этого случая матушка игумения ехала в Таллин и захватила с собой выздоравливавшую девушку, чтобы показать для проверки тому врачу, который предсказал ей скорую смерть.

Старый врач был очень удивлен, увидев свою пациентку поздоровевшей. Внимательно осмотрев ее, он попросил разрешения сделать рентгеновский снимок легких и, рассматривая его, качал головой:

— Ничего не понимаю! Ваши легкие были испещрены дырками, но какая-то могущественная рука починила их, затянув смертельные каверны и покрыв их рубцами. Вы давно должны были умереть, но вы живы и будете жить. Дорогое дитя, над вами совершено великое чудо!

(Сборник «Непридуманные рассказы»)

У православных нет стигматов [5]

Стигматы — особые раны или знаки на теле, возникающие нерукотворно (поддельные стигматы мы не рассматриваем). У католиков обычно возникают стигматы в тех местах, где были раны от гвоздей и копья в теле Христа, и они считаются признаком святости, отмеченности Богом. У православных нет стигматов (как признаков святости), нет стигматизованных святых. По учению Церкви, для спасения довольно одних естественных болезней и скорбей, перенесенных терпеливо.

Известны случаи, когда у симулянтов появлялись те болезни, какие они симулировали, и именно в тех местах, где они притворно указывали.

Загипнотизированному человеку положили на руку холодную пятикопеечную монету и сказали, что она раскаленная. На том месте у него вскочил волдырь, как от ожога.

Кроме этих, произвольных, бывают и непроизвольные стигматы. Вот три истории.

Евгений М-в, житель города Б., рассказывал, что у него перед свадьбой его появилась на груди стопа — отчетливый след человеческой ступни, красноватого цвета.

— Что это? — спрашивал он. — Это знак, что я буду под пятой жены?

Изображение ступни на груди исчезло через несколько дней. Причем, нужно заметить, что он не был тогда православным, не ходил в церковь, не читал духовных книг, ничего не знал о стигматах.

Вторая история. Женщина была колдунья. Она была злая, жила одна, о соседями не общалась, наговаривала и нашептывала — колдовала. Она призналась, что не может мыться в бане: если увидит на ком-нибудь из моющихся женщин болячку — и болячка тут же появляется и у нее, в том же самом месте. Чирий, лишай или еще что-нибудь, как только увидит их, тут же все переходит на нее.

Ясно, что стигматы могут быть и у неверующих, и у колдунов.

И вот третий случай, исключительный. Его рассказала матушка Н., жена московского священника В.

— Я никогда не верила в стигматы (да и не верю). Я православная, а у нас не может быть стигматов. Но вот однажды утром я увидела у себя на руке, с внутренней стороны, повыше запястья, крест. Крест был ровный, красноватый, с четкими краями. Не зная, что это, я удивилась и… пошла к врачу.

Показываю врачу руку и спрашиваю: что это?

Врач посмотрел с недоумением и говорит:

— Это вы наверно сами себе сделали.

— Зачем? Мне не нужен больничный лист…

Но он остался при своем мнении.

Вывод: стигматы не являются признаком святости или отмеченности Богом — ведь Бог и шельму метит, говорит пословица. И если Бог кого наказал болезнью, это не значит, что тот человек святой. Очевидно, что только самообольщение римо-католиков позволяет им считать эти раны признаком святости.

(В. Г.)

Мироточивая икона в Канаде

В 1982 году, в Монреале, около частицы мощей новомученицы Елисаветы (Феодоровны) начала мироточить Иверская икона, копия знаменитой афонской иконы Богоматери. Это произошло в Канаде, в доме православного испанца Хозе Муньоса. Приводим с некоторыми сокращениями его рассказ.

Однажды, во время паломничества на Афон, мы поехали в скит, где трудились несколько греков иконописцев. Я просил продать мне чудного письма икону — копию Иверской чудотворной. Игумен сказал: «За такую святыню деньги брать нельзя. Бери икону, она должна быть с тобой».

Мы вернулись в Канаду. 3 ноября 1982 года я поставил икону рядом с частицами мощей из Киево-Печерской лавры и новомученицы Елисаветы, полученными мною от покойного архиепископа Леонтия Чилийского. Все время пред ней теплилась лампада и каждый день пред сном я читал пред ней акафисты.

24 ноября в 3 часа ночи я проснулся от сильного аромата роз. Вся комната была им наполнена. Осмотревшись, я увидел, что икона была покрыта благоуханным маслом.

Вскоре мироточивую икону стали возить по приходам Православной Церкви и этим миром помазывать прихожан.

Этот же елей милостью Божией был привезен и в Россию.

Чудеса в Оптиной пустыни (1988; 1989 гг.)

11 ноября 1988 года в пятом часу вечера в Введенском соборе Оптиной пустыни совершалось чудесное явление благодатной росы на Казанской иконе Пресвятой Богородицы и истечение благовонного мира от образа преподобного Амвросия.

Свидетели чуда видели выступившую на изображении Богородицы прозрачную, как слеза, влагу. Сначала возникла как бы испарина, а затем появились и капли, постепенно увеличивавшиеся. Их собрали, икону вытерли досуха, а они явились снова на том же месте или рядом на оранжево-красном одеянии Богомладенца, под Его благословляющей рукой. Это видела братия, видели паломники, работавшие в монастыре. Роса тщательным образом была снята с иконы, и сразу же, до начала службы, отцом наместником архимандритом Евлогием был прочитан акафист, после которого роса появилась вновь. Всенощная, соединенная со службой чудотворному образу, окончилась в 22 часа 30 мин, а в 23 часа стало известно, что начала источать миро икона Преподобного Амвросия.

Этот образ святого Амвросия был написан для Оптиной студентом московской семинарии с участием игумена Зинона. Образ находился постоянно во Введенском соборе рядом с мощами преподобного Амвросия.

Вот как описывает это событие свидетель — послушник Оптиной:

«Сначала на иконе появилось подобие испарины — мельчайшие капельки влаги (в области, соответствующей сердцу преподобного). Вскоре стало отчетливо заметно очерченное маслянистое благоухающее пятно. Затем капли, подобные блестящим бисеринкам, стали появляться и в других местах — на мантии преподобного и на свитке в его руке, на котором написано: «Подобает убо нудитися возрастати в смирении».

Капельки то тут, то там загорались, увеличиваясь на наших глазах, превращались в полновесные капли, а потом некоторые из них уменьшались и исчезали.

Истечение мира сопровождалось благоуханием. Оно действовало как бы волнами, то сразу захватывая всех, то пропадая до едва ощутимого. Среди земных запахов ему нельзя подобрать аналогичный. Если постараться назвать производимое им впечатление, то это как бы благовонная, сконцентрированная свежесть.

Происходящее чудо было просто и страшно одновременно. В храме в это время шла обычная уборка, и за заботами люди как бы не замечали иконы и стоящих около нее в изумлении иноков. То, что происходило перед нашими глазами, поражало простотой. Мы, далекие от экзальтации, спокойно переговаривались, обменивались впечатлениями. Всеми ощущалось присутствие преподобного Амвросия, взгляд которого обрел дивную глубину и ясность. Читался канон преподобному, мы пели величание…

Постепенно истечение мира переместилось в область раскрытого свитка, и несколько крупных капель появилось на словах «возрастати в смирении».

Мироточение остановилось ночью».

Другой свидетель чуда рассказывал, следующее: «В эту ночь я зашел в храм около двух часов. Никого не было в нем, только уставший от впечатлений спящий сторож да послушник, читавший псалтирь около мироточивой иконы. Он окончил чтение, миро было тщательно собрано, и все ушли. Я остался один пред чудотворным образом. Было страшно и радостно. Я прочитал кафизму и подошел к иконе. Но на ней ничего не было, разве только едва видимый след. Я был расстроен, что, возможно, не увижу чуда, но вдруг на иконе опять появилась блестящая точечка мира, превратившаяся на моих глазах в капельку. Господь по молитвам преподобного Амвросия утешил меня созерцанием чуда».

В последующие дни икона преподобного неоднократно начинала мироточить. Так, миро появилось на иконе в день тезоименитства покойного святейшего патриарха Пимена. Были и другие случаи, один из которых заслуживает особого внимания, ибо тогда чудесное истечение мира удалось заснять на кинопленку. Об этом рассказал очевидец иеродиакон Сергий.

17 сентября 1989 года после литургии готовилась съемка программы для фестиваля киноискусства в Амстердаме. На вопрос отца Сергия о его вере в Бога кинооператор ответил отрицательно. Было неясно, как строить рассказ о монастыре для неверующего, и отец Сергий пошел поклониться мощам преподобного, чтобы тот сам все управил, а его вразумил, что делать и говорить. После того, как все было подготовлено к съемке, отец Сергий подвел оператора к Казанской иконе Божией Матери и поведал ему уже описанные нами события, связанные с этим образом. Затем они перешли в другой придел к иконе преподобного, и отец Сергий замер в изумлении: на иконе явственно были видны два пятна с потеками мира. В храме никого не было, кроме послушников у свечного ящика в другом конце собора. Отец Сергий, по его собственным словам, не смог скрыть своего удивления, — что бесстрастно зафиксировала камера. Оператор заметил ему: «Я вижу, что с вами что-то происходит». Отец Сергий, по его собственным словам, не смог скрыть своего удивления, — что бесстрастно зафиксировала камера. Оператор заметил ему: «Я вижу, что с вами что-то происходит». Отец Сергий указал на причину. После этого позвали послушника, и когда у иконы появился второй свидетель, началась съемка. Ощутивший божественный аромат, оператор воскликнул: «Жаль, что нельзя снять запах!»

Фильм был показан на фестивале в Амстердаме и имел большой успех. Так преподобный, имеющий «болезное сердце о всех с верою притекающих к нему», вновь вышел на проповедь к людям, и свидетельство о нем распространилось за пределы дальние.

В современном мире, скованном вторгшимся в плоть и кровь людей безбожием, чудеса, подобные оптинскому, наполняют душу христианина горячей надеждой на заступничество Владычицы небесной и святых.

Величественно и сокровенно происхождение этих явлений, исходящих из Царствия небесного в наш грешный мир. Как следует нам, православным людям, относиться к подобного рода знамениям?

Вот что находим о знамениях в творениях Исаака Сириянина (Слово тридцать шестое): «Господь не во всякое время, когда Он близок к святым Своим, в помощь им, без нужды явно показывает силу Свою в каком-либо деле и чувственном знамении… и делает сие, промышляя о святых и желая показать им, что и на час не прекращает тайного Своего о них попечения, но во всяком деле предоставляет им, по мере сил, показать свой подвиг и трудиться в молитве. Если же дело требует обнаружения (явной помощи Божией), то ради нужды и делает это; и способы Его бывают самые премудрые, достаточные в скудности и в нужде, а не какие-либо случайные. Кто же без нужды осмеливается на сие или молит Бога и желает, чтобы в руках его были чудеса и силы, тот искушается в уме своем ругателем и демоном и оказывается хвастливым и немощным в своей совести».

В русских летописных текстах имеется много свидетельств о мироточении, из которых мы видим, что чудеса и знамения были в то время распространены.

«Для нас чудотворение — это знак небесный к возрождению, — поясняет эти события настоятель, — оно даруется нам для покаяния и усиления молитвы».

По словам отца настоятеля, к покаянию призывает братию и всех православных Царица небесная, явившая Свой плач о мире в росе благодатной на

Своей святой иконе. Постоянную память об этом чуде, как и о благодатной помощи мироточивого образа преподобного Амвросия, братья должны положить в основание своей духовной жизни. На это указывает дата — день возвращения обители, ибо ровно через год после решения о возвращении Оптиной пустыни Русской Православной Церкви совершилось здесь первое чудо мироточения.

(«Заступница Усердная». Иеросхимонах Филадельф (Боголюбов), М., Русский духовный центр, 1992 г.).

Прозорливость отца Алексия († 1928 г.), старца Зосимовской пустыни

Вот некоторые случаи, записанные его духовным сыном И. Н. Четверухиным.

Мой товарищ по духовной академии, Н. И. П., был однажды в 1908 году у батюшки на исповеди. Прощаясь с ним, батюшка вдруг сказал про его сестру: «Ах, бедная, бедная ваша сестра!» Н. И. П. не понял слов батюшки, но, когда приехал домой, нашел извещение от матери, что его сестра сошла с ума.

Похожий случай был в 1915 году с одной учительницей, бывавшей еженедельно у отца Алексия. Однажды батюшка встретил ее словами:

— Ты почему приехала сегодня? Зачем? Я тебя сегодня не ждал. Братья-то твои все у тебя живы?

— Все, батюшка, живы, — недоумевая о такой встрече, ответила она.

По приезде в Москву она нашла у себя телеграмму о смерти брата-юнкера.

Одна знакомая рассказывала, как однажды во время германской войны она побывала у батюшки, у которого только что была молодая женщина, тосковавшая по своему мужу, бывшему на фронте. Отец Алексий ей ничего не сказал, а нашей знакомой обмолвился: «Вот у меня сейчас была Олечка, она тоскует по своем муже, а ведь муж ее убит». Как мог это знать батюшка, Господь его знает, но через две недели после этого Оле прислали извещение о смерти мужа.

(Московский журнал, № 4, 1992 г., стр. 7)

Пророк Иона был во чреве кита

О том, что пророк Иона был во чреве кита три дня и три ночи, рассказано в Библии. Пророк Иона жил в восьмом веке до Рождества Христова — то есть, две тысячи восемьсот лет назад. И вот теперь, в двадцатом веке, честные ученые представили доказательства, что событие с пророком Ионой правда. А ведь еще не так давно лжеученые утверждали, что кит не мог проглотить Иону, и эту ложь утверждали почти двести лет. Но вот теперь, по промыслу Божию, некоторые открытия и события XX века изменили мнение даже отъявленных атеистов. Приводим доказательства правдивости Библии по материалам статьи из книги: Закон Божий, составитель протоиерей Серафим, типография преподобного Иова Почаевского, 1967 год, стр. 231—233.

***

Поверхностные и неверующие критики считают, будто существует много препятствий, чтобы допустить, что Иону действительно проглотил кит и что пророк находился во чреве кита три дня и три ночи, а потом был извержен на сушу.

Конечно, ни один человек, верующий во Христа, не может сомневаться насчет происшедшего с пророком Ионой, ибо Сам Христос положил печать на сей предмет, когда Он сказал: «ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Мф. 12:40). Здесь Христос опровергает — по крайней мере, поскольку это касалось Его учеников — идею, что книга пророка Ионы является аллегорией (иносказанием), как это нравится предполагать критикам. Ибо ведь если сказано только в аллегорическом смысле, что Иона находился во чреве кита, тогда следует заключение, что и пребывание Христа в сердце земли, в течение трех дней и трех ночей, тоже имеет значение только аллегории. Тут мы имеем снова пример того, как отрицание Ветхого Завета прокладывает путь к отрицанию Самого Христа и Его слов.

Отрицать историю с пророком Ионою равносильно отрицанию всего священного Писания, а это значит — отказаться от веры. Неужели для человека все еще недостаточно тех многочисленных поражений, так называемых «научных возражений» против святой Библии? Сколько раз опровержения и насмешки «мудрецов века сего» над святой Библией обращались против них самих. Ведь простое ознакомление с текстом подлинника и некоторое научное знание дают нам во многом ответ.

Известно, что подлинник святой Библии (Ветхий Завет) написан на еврейском языке, а Новый Завет — на языке греческом.

Но на еврейском языке (каким написан Ветхий Завет и, в частности, книга пророка Ионы) кит называется словом «таннин». В Библии же, в Ветхом Завете, морское живое существо, поглотившее Иону, названо не словом «таннин», а словом «даг», а слово «даг» означает «большую рыбу» или «чудовище глубин».

Святая Церковь свидетельствует об этом уже более 1500 лет, называя это существо, поглотившее Иону, «водным зверем». Так, например, в ирмосе 6-й песни пятничного канона на утрени, глас 8-й, говорится (по-славянски): «»Воднаго зверя» во утробе, длани Иона крестовидно распростер, спасительную страсть проображаше яве.»

В 6-й песни утреннего канона, во вторник, глас 5-й, сказано: «якоже пророка от зверя избавил еси, Господи, и мене из глубины неодержимых страстей возведи, молюся».

Также и в ирмосе крестовоскресного канона на утрени, глас 6-й, песнь 6-я: существо, поглотившее Иону, называется не только китом, но зверем.

И в ирмосе 6-й песни вторничного канона на утрени, глас 2-й, сказано: «но якоже Иону от зверя, и мене от страстей возведи, и спаси мя».

И в среду на утрени, в ирмосе 6-й песни, глас 3-й, богородичного канона, сказано: «спаси Спасе, якоже спасл еси от зверя пророка».

И в воскресном каноне на утрени, в ирмосе 6-й песни, глас 7-й, говорится: «Плавающаго в молве житейских попечений, с кораблем потопляема грехи, и душетленному зверю приметаема, яко Иона, Христе, вопию ти: из смертоносныя глубины возведи мя».

Можно привести еще множество текстов из Ирмология (сборника ирмосов), где говорится о водном звере.

А теперь о китах. В науке известны разнообразные породы китов. Так, например, есть род китов имеющих 44 зуба в нижней челюсти и достигающих 60–65 футов длины (18–20 метров). Но они имеют очень маленькую глотку. Вероятно, это и послужило поводом утверждать, что Иона не мог быть поглощен китом.

Есть другой вид кита, так называемый «бутылочно-носовой» или «с клювом». Это небольшой кит, до 30 футов длины (9 метров). Хотя он и малый, но имеет довольно большую глоту и вполне мог бы проглотить человека. Но пророк не мог быть поглощен им, потому что он пережевывает пищу и имеет зубы. То есть, он скорее сжевал бы Иону, нежели извергнул из себя.

Есть киты, не имеющие зубов, но снабженные «китовым усом». Среди такого типа китов есть киты, называющиеся «Фин-Бак». Эти киты бывают до 88 футов (26 метров и 40 см) длины. Желудок такого кита имеет от 4 до 6 камер или отделений, причем, в любом из них могла бы свободно поместиться небольшая группа людей. Этого типа киты дышат воздухом, имеют в голове воздушную запасную камеру, являющуюся расширением носовых полостей. Прежде чем проглотить слишком большой предмет, кит «Фин-Бак» проталкивает его в эту камеру. В случае, если в голове этого кита окажется слишком большой предмет, то он плывет к ближайшей суше, ложится в мелкие воды и выбрасывает ношу.

Ученый доктор Рансон Гарвей свидетельствует, что его приятель, весом в 200 фунтов (около 80 килограммов), вполз изо рта мертвого кита в эту воздушную камеру. Этот же ученый указывает, что собака, упавшая за борт китоловного судна, через 6 дней была найдена в голове кита живой. Из сказанного видно, что Иона мог пробыть во «чреве», т. е. в воздушной камере такого кита 3 дня и 3 ночи и остаться живым. Так из научных данных и из непосредственного опыта мы можем видеть, что Иона мог быть поглощен и китом.

Франк Буллен, известный автор труда: «Плавание «Кашалота»», установил, что кашалот (один из видов кита) часто, когда он умирает, извергает содержимое его желудка.

Но библейское слово «даг» указывает на «большую рыбу». Отсюда мы можем заключить, что Иона действительно мог быть поглощен морским существом — большой рыбой. В таком случае следует указать на рыбу, именующуюся «кит-акула» или «костяная акула».

Свое название «кит-акула» получила от того, что не имеет зубов. Кит-акула достигает 70 футов длины (21 метра), процеживает пищу через большие пластинки (усы) во рту. Эта акула имеет вполне достаточный желудок, чтобы там поместился человек.

А о том, что Иона пробыл во чреве большого морского существа три дня и три ночи и остался живым, можно сказать словами Писания: «у Бога все возможно». Затем не бесполезно вспомнить и о сообщении в «Литерари Дайджест» о том, что один моряк был поглощен китом-акулой. Через 48 часов (т. е. через двое суток) акула была убита.

Когда же вскрыли кита-акулу, то каково же было удивление всех собравшихся, когда нашли, поглощенного этим зверем, моряка живым, — но только в бессознательном состоянии. Причем, моряк не имел никаких последствий своего пребывания во чреве кита-акулы, кроме потери волос и нескольких волдырей на коже. Потом моряк рассказывал, придя в себя, что только страх не давал ему покоя, когда он был во чреве кита. Как только он приходил в сознание и понимал, где он находится, то снова моментально терял сознание.

Недавно, — пишет отец И. С., — на Гавайских островах японские рыбаки убили большую белую акулу. В ее желудке нашли полный скелет человека. Оказалось, что это был занесенный в список дезертиров солдат в одежде образца Сев.-Ам. армии.

Итак, мы видим, что Иона мог быть поглощен большой рыбой даже и без нарушений естественных законов природы. Отпадают все «несуразности» и «противоречия». Верно и неизменно слово Божие, оно никогда не может находиться в противоречии с истинной наукой.

Но все же для нас, верующих людей, вполне очевидно, что в событии с пророком Ионой безусловно действовала сила Божия. Ибо Господь, как Творец и самих законов природы, имеет свободную волю управлять ими, если это Ему нужно, по Своему промыслу.

Чудеса по молитвам святителя Серафима (Соболева)

Предсказание матери сбылось

Мать владыки Серафима (Соболева) в страшных страданиях не могла разрешиться от бремени, и по решению врачей требовалось приступить к операции — извлечению младенца по частям, для спасения жизни родительницы. Придя в сознание и узнав о решении врачей, она с клятвой запретила мужу: не допустить убийства своего младенца. После ночи, проведенной в страшных муках, при первом ударе церковного колокола 1 декабря 1881 года в 5 часов утра, младенец родился сам без всякой посторонней помощи. Тогда мать попросила: «Покажите мне мое детище, от которого я чуть не умерла», и, когда ребенка поднесли, она сказала: «Ах, какой серьезный мухтар родился».

После этого домашние иногда называли его «мухтаром». Только через много лет он узнал из книги, что по-арабски слово «мухтар» значит «епископ». Николай (так назвали его при крещении) стал епископом Серафимом в 1920 году 1 октября, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Так сбылось предсказание матери, через 39 лет.

***

В Греции вышла книга в 1991 году, в которой помещено 27 кратких описаний чудес святителя Серафима, сотворенных Господом по его молитве при жизни святителя и после его кончины. Приводим два из посмертных чудес.

Спасение инкассатора

(Рассказывает чиновница Е. К.)

Когда моя близкая родственница, глубоко верующая, рассказала о чудесном избавлении святителем Серафимом молодого солдата от смерти, слушая ее, я не предполагала, что в том же 1952 году попаду в страшную беду и также получу дивную помощь от архиепископа Серафима. Вот что случилось со мной.

В середине июля 1952 года я болела. Неожиданно получаю сообщение из Страхового института (события происходят в Болгарии), где я работала инкассатором, явиться по поводу ревизии, которую сделали в моем отсутствии. Я сразу же пошла в свое учреждение. Ревизор мне заявил, что ревизия уже закончена и меня обвиняют в злоупотреблении суммой в 4.800.000 лв (левов). Оставалось только написать акт и мне подписаться под ним. После всего этого мне стало плохо. Ревизор хладнокровно предложил пообедать и потом подписать ревизионный акт, который он сам после обеда составит.

Я вышла, шатаясь, бессильная и сокрушенная. В отчаянии направилась к центру города с намерением броситься под трамвай. Вдруг в этот роковой момент мне вспомнилось ясно чудо владыки Серафима с юношей. Во мне появилась надежда, что он поможет мне.

Я поспешила в Русскую церковь, попросила пустить меня в крипту (подземную часовню) и там долго, со слезами молилась, прося владыку Серафима, чтобы открылась моя невиновность. К трем часам после обеда я со страхом пошла в институт. Однако ревизор почему-то не явился ни в тот день, ни на последующий. Потом я узнала, что во время обеда ему стало очень плохо и его отвезли в больницу, где он скоропостижно скончался!

На его место был прислан новый ревизор. Он не захотел подписать чужой ревизионный акт и пожелал сам проверить все сначала. После тщательной проверки он открыл, что была сделана умышленная фальсификация. Оказалось, что документы других двоих инкассаторов, которые злоупотребили суммой в 4.800.000 лв, были подменены и переброшены на меня. Случилось так, что в скором времени смерть внезапно скосила и их! Впоследствии я узнала, что первый ревизор довел до тюрьмы многих инкассаторов и большинство их них пострадали невинно.

Е. К. заканчивает свой рассказ словами: «Слава Богу и Его угоднику архиепископу Серафиму, по молитвам которого Господь Своей Божественной правдой победил человеческую неправду!»

Вещий сон женщине, шоферу такси

Женщина, шофер такси (Болгария), рассказывала, что долгие годы не имела детей. Однажды ей приснилось, что в ее машине лежит младенец и плачет. Она недоумевала, откуда появился этот ребенок. Вдруг слышит во сне ответ: «С улицы Царя Освободителя № 3».

Утром женщина с интересом пошла посмотреть, что же находится по этому адресу. Она очень удивилась, когда поняла, что это — адрес церкви.

Войдя в церковь, она рассказала свой странный сон церковным служителям, которые посоветовали ей помолиться на могиле архиепископа Серафима. Вскоре у нее родился ребенок и она прославила Бога и владыку Серафима.

Чудо схождения Благодатного Огня

Ежегодно, перед Пасхой, в православном храме в Иерусалиме.

В первом сборнике «Православные чудеса в XX веке» мы писали уже о чуде схождения благодатного огня, упоминали об этом и во втором сборнике. И вот, в третьей книге, — новые доказательства.

Это чудо, единственное по своему величию в истории христианского мира, совершается каждый год. Напомним, чудо схождения огня происходит в православном храме, на православную Пасху, празднуемую по православному, старому стилю, когда службу совершает православный патриарх. Попытка католического епископа принять благодатный огонь окончилась крахом, точнее, наказанием Господним: священный огонь не сошел внутри храма, но молния ударила в дерево около храма, опалив дерево и расщепив. Больше никто из неправославных не дерзнул незаконно получить священный огонь.

Чудо это совершается в храме Воскресения Господня, в Иерусалиме. Огонь сходит сам, от Бога, — не зажигаемый никаким человеком, ни спичками, ни зажигалками, ни другими человеческими изобретениями. Для этой цели патриарха перед входом специально проверяют, причем тщательно, иноверцы.

Огонь сходящий называется благодатным, потому что несет с собою благодать от Бога — благодать, которая освящает человека, освобождает от грехов, исцеляет болезни, дает таланты и духовные дары. Греки этот огонь называют святым светом: агиос-фотос. Первые мгновения этот огонь не опаляет, не жжет, потом становится обыкновенным, стихийным.

Сошествие священного огня разные очевидцы, жившие в разные века, описывают очень схоже, с незначительными разностями, которые только дополняют друг друга. Ибо, если их описания были бы тождественны, возникло бы подозрение, что один списывает у другого.

В Библии сказано: «при устах двух или трех свидетелей станет всяк глагол», то есть, для достоверности нужно два, три свидетеля.

Так и мы, для сравнения и совершенной достоверности, приведем описания двух очевидцев схождения огня, одного — жившего в XIX веке, другого — в XX веке.

В 1859 году госпожа Варвара (Б. д. С.-И.) присутствовала при схождении благодатного огня и описала это чудо в письме к своему духовному отцу игумену Антонию.

***

В великую субботу в Феодоровском монастыре рано утром все монахини и паломницы связывали в пучки маленькие пестрые свечи так, чтобы каждый пучок состоял из 33 свечей — в память числа лет Христа.

В 10 часов утра, после литургии, наши православные на гробе Господнем потушили лампады, а в церкви все свечи. (Гроб Господень — место погребения Господа Иисуса Христа, бывший склеп, а ныне часовня).

Во всем городе, и даже в окружности, не осталось ни искры огня. Только в домах католиков, евреев и протестантов огонь не угасал. Даже турки следуют православным и в этот день приходят в храм Гроба Господня. Я видела, как их дети держали в руках пучки свечей, и говорила с ними через переводчицу. С детьми были и взрослые.

В 12 часов дня двери храма отворены, и собор полон народу. Все без исключения, старый и малый, идут в церковь Воскресения Господня. Сквозь толпу народа мы с трудом пробрались туда. Паломниками были полны все пять ярусов хоров, и даже на стенах, где только можно было как-нибудь держаться, везде были арабы. Один обратил на себя особое внимание: он уселся на ручке большого канделябра пред иконой и посадил себе на колени дочь свою, лет семи. В храм набежали с гор бедуины с бритыми головами, женщины с нанизанными на голове и на носу деньгами и прикрытые белыми чадрами, с детьми разных возрастов. Все суетились, хлопотали, нетерпеливо ожидая благодатного огня. Между паломниками стояли турецкие солдаты и ружьями унимали волнующихся арабов.

На все это смотрели с любопытством католические монахи и иезуиты, между ними был и наш русский князь Гагарин, перешедший 18 лет тому назад в латинскую церковь.

Царские врата были отворены, и там виднелось высшее духовенство всех христианских вероисповеданий. (Воскресенский собор — единственное место на земле, где вместе присутствуют представители всех вероисповеданий, — как исключение из правила, которое все же подтверждает правило: нельзя молиться с еретиками).

Иерусалимскому патриарху впервые случилось присутствовать здесь — в прежние годы он проживал в Константинополе. Однако в алтаре распоряжался наместник его, митрополит Петр Мелетий, и сам принимал благодатный огонь. С воскресения (недели ваий) митрополит ничего не вкушал, кроме просфоры, и даже не позволял себе выпить воды; от этого он был бледнее обыкновенного, впрочем, спокойно говорил с причтом.

Каждый имел в руках пучок свечей, а другие, стоявшие на хорах, спустили на проволоках несколько таких пучков и эти пучки висели по стенам для принятия небесного огня. Все лампы налиты маслом, в люстрах новые свечи: фитили нигде не обожжены. Иноверцы с недоверчивостью тщательно вытирают все углы в Кувуклии (Кувуклия — место гроба Господня, где лежало тело Христа), и сами кладут вату на мраморную доску гроба Господня.

Торжественная минута приближается, у каждого невольно бьется сердце. Все сосредоточены на мысли о сверхъестественном, но у одних возникает сомнение, другие, благочестивые, молятся с надеждою на милость Божию, а иные, пришедшие по любопытству, равнодушно ждут, что будет.

Вот луч солнца блеснул в отверстие над Кувуклией. Погода ясная, жарко. Вдруг показалась туча и заслонила солнце. Я испугалась, что уже не будет благодатного огня и что народ от, досады растерзает митрополита. Сомнение омрачило мое сердце, я стала укорять себя, зачем осталась, зачем было ожидать несбыточного явления? Размышляя так, я все более волновалась. Вдруг в церкви все стемнело. Мне стало грустно до слез; я усердно молилась… Арабы начали кричать, петь, ударяли себя в грудь, молились вслух, поднимали руки к небу; кавасы и турецкие солдаты стали унимать их. Картина была страшная, тревога всеобщая!

Между тем в алтаре начали облачать митрополита — не без участия в этом иноверцев. Клир помогает ему надеть серебряный стихарь, подпоясывает его серебряным шнуром, обувает; все это совершается в присутствии духовенства армянского, римского и протестантского. Облачив, его ведут под руку с обнаженною головою между двух стен солдат в предшествии нарядных кавасов до двери Кувуклии и запирают за ним дверь. (Кувуклия пуста, ее предварительно обыскивают).

И вот он один у гроба Господня. Опять тишина. На народ спускается облако росы. Досталось и мне на мое белое батистовое платье.

В ожидании огня с неба все смолкает, но не надолго. Опять беспокойство, кричат, мечутся, молятся; волнующихся снова унимают. Наша миссия была на кафедре над царскими вратами: мне видно было благоговейное ожидание преосвященного Кирилла. Взглянула я и на стоявшего в толпе князя Гагарина. Лицо его выражало грусть, он пристально всматривался в Кувуклию.

В передней комнате с обеих сторон Кувуклии есть в стенах круглые отверстия, чрез которые игумены и настоятели окрестных монастырей подают высокопреосвященнейшему наместнику (митрополиту) свечи.

Вдруг из бокового отверстия показывается пучок зажженных свечей… В один миг архимандрит Серафим передает свечи народу. Вверху Кувуклии все зажигается: лампады, люстры. Все кричат, радуются, крестятся, плачут от радости, сотни, тысячи свечей передают свет одна другой… Арабы опаляют себе бороды, арабки подносят огонь к обнаженной шее. В тесноте огонь пронизывает толпы; но не было случая, чтобы произошел пожар. Общего восторга описать нельзя: это чудо неизобразимое. После солнца — тотчас облако, потом роса — и огонь. Роса падает на вату, которая лежит на гробе Господнем, — и мокрая вата вдруг загорается голубым пламенем. Наместник необожженными свечами прикасается к вате — и свечи зажигаются тусклым голубоватым пламенем. Зажженные таким образом свечи наместник передает стоящим у отверстий лицам. Замечательно, что вначале от такого множества свечей в церкви — полусвет; лиц не видно; вся толпа в каком-то голубом тумане. Но потом все освещается и огонь горит ярко. Передав всем огонь, наместник выходит из Кувуклии с двумя огромными пучками зажженных свечей, как с факелами.

Арабы хотели, по обыкновению, нести его на руках, но владыка от них уклонился и сам, как в тумане, прошел скорыми шагами из Кувуклии в алтарь Воскресенского храма. Каждый старался зажечь свою свечку от его свечей. Я была на пути его шествия и тоже зажгла. Он казался прозрачным; весь он был в белом; вдохновение горело в его очах: народ видел в нем вестника небесного. Все плакали от радости. Но, вот, в народе прошел невнятный гул.

Нечаянно я взглянула на князя Гагарина — у него градом текут слезы и радостью сияет лицо. Вчера он превозносил преимущества римского исповедания, а сегодня, пораженный действием небесной благодати, даруемой только православию, льет слезы. Не есть ли это поздний плод раскаяния?…

Наместника принял в свои объятия патриарх. А бедуины в диком восторге собираются в кружок и пляшут посредине церкви, вне себя от радости становятся друг другу на плечи, поют и молятся, пока не падают обессиленные. Никто не останавливает их.

Последовала обедня, после нее все бегут зажигать лампады: кто — домой, кто — к Илии пророку, в Крестный монастырь, кто — в Вифлеем, кто — в Гефсиманию. Огни по улицам в продолжении дня, при солнечном свете — зрелище необыкновенное!

Его высокопреосвященство, наместник Петр Мелетий говорил, что вот уже 30 лет, как Бог сподобляет его принимать небесный огонь:

— Ныне благодать уже сошла на гроб Господень, когда я взошел в Кувуклию: видно, вы все усердно молились, и Бог услышал ваши молитвы. А бывало, долго молюсь со слезами, и огонь Божий не сходил с небес до двух часов дня. А на этот раз я уже видел его, лишь только заперли за мною дверь! А на тебя пала ли роса благодатная?

Я отвечала, что и теперь еще видны следы росы на моем платье, будто восковые пятна. «Они навсегда останутся», — сказал владыка. Это так и есть: 12 раз отдавала я мыть платье, но пятна все те же.

Я спросила, что владыка чувствовал, когда выходил из Кувуклии, и отчего так скоро шел? «Я был, как слепой, ничего не видел, — отвечал он, — и если бы не поддерживали меня, упал бы!» Это и приметно было: глаза у него как будто не глядели, хотя и были открыты.

Таково краткое изложение письма госпожи Варвары Б. де С.-И.

В этом описании нужно особенно обратить внимание, что здесь не одно чудо, а два: кроме благодатного огня сходит и благодатная роса из благодатного облака. Это подтверждается и другим очевидцем, иноком Парфением с горы афонской. Он говорит: после того, как патриарх выходит из гроба Господня, — «народ бросается внутрь гроба Господня прикладываться; и я (инок Парфений) сподобился приложиться. Весь Христов гроб был мокрый, якобы дождем вымочен; но я не мог узнать, отчего это. Посреди гроба Господня стояла та великая лампада, которая сама зажглась, и великим светом горела». (М., 1855 г., инок Парфений).

***

А вот, что говорит очевидец о благодатном огне, сошедшем в 1982 году.

Время 10 часов, до благодатного огня осталось часа четыре.

Вот уже запечатали двери Кувуклии, поставили печать из воска. Сейчас идут арабы крестным ходом.

Шум, крики, музыка. Арабы обращаются к Богу очень бурно, с южным темпераментом.

Мимо нас проходит патриарх Диодор. Через несколько минут патриарх войдет к гробу Господню в одном хитоне. У двери Гроба стоят копт и армянин. Они будут стоять как свидетели получения благодатного огня.

В этот день каждый православный христианин, каждый верующий старается прийти в храм Воскресения. Приезжают паломники из разных стран.

Патриарх уже вошел в Кувуклию, сейчас будет молиться о ниспослании благодатного огня.

…Благодатный огонь сошел в этом году необыкновенно быстро.

Крики, шум, плач.

Все зажигают благодатным огнем свечи, протягивают свечи, видны сотни рук, и весь храм как бы зажигается, кругом огни, огромные пучки свечей, в каждой руке по 2–3 пучка. Весь храм озаряется.

Выйдя из храма, мы видим: все улицы Иерусалима запружены людьми, все несут благодатный огонь.

Вот рассказы некоторых сестер после схождения огня.

— Огонь я видела и вокруг Кувуклии, и вокруг купола храма, в виде треугольных молний.

— Испытывая радость, некоторые сестры плакали, даже рыдали около меня, когда благодатный огонь сошел.

— А около меня были русские из Бельгии. «Ура!» — кричали.

У кого радость, у кого слезы. В общем, нет такого настроения, как в нашей церкви в России.

Какой Господь милостивый: ведь рядом и ругаются, и полиция кое-кого разнимает, всякое бывает… а благодать сходит, всем одинаково видно.

Сестры рассказывают, что благодать еще проявляется после первого схождения, после огня.

— Я вижу, сверкает опять над Кувуклией, вокруг Кувуклии молнии такими зигзагами, то там сверкнет, то на самом куполе Кувуклии… Вдруг появился шар (как шаровая молния). В какой-то момент он вдруг распался, сверкнув зигзагом. Тут же мы все вскочили: благодать! Какое чудо.

— Мы стоим все в ожидании. Вдруг засвистали все, смотрю, прямо на образ Воскресшего голубой шар сошел. И выходит патриарх, уже получил благодатный огонь.

— Приходим мы на Голгофу, вдруг опять как засияет весь храм, и опять благодать на Голгофе!

— Когда я в первый раз приехала сюда, мне сказали: благодать исцеляет. У меня руки так болели ревматизмом, все скручены были. «Господи, — думаю, — буду я на Свет прикладывать руки, прямо на благодать». А благодать теплая и не печет. Я прикладываю и чувствую, Господь дал мне утешение, — я от радости не помню, какой, горячий или холодный огонь. И с такою радостью шла до здания Миссии, ничего не чувствовала, есть болезнь или нет, но одна в душе радость такая, что не передашь. Я от радости не знала, что делать, плакать или кричать

***

Итак, свидетельства разных веков однозначно сходятся: благодатный огонь бывает каждый год. Но чудо не одно, а два: кроме огня является и роса из облака. А благодатный огонь сопровождает явление молний, не только внутри Кувуклии, но и снаружи ее, снаружи храма Воскресения и в других священных местах Иерусалима, освященных пребыванием Господа Иисуса Христа.

(По материалам книги: Благодатный огонь над гробом Господним. Автор архимандрит Троице-Сергиевой лавры Наум. Издательство «Пересвет», Москва, 1991 г.)

Меня исцелил преподобный Серафим

Летом я был в гостях. Жара, духота. Я прислонился к ледяной батарее отопления — приятная прохлада разлилась по телу. Но через некоторое время левый бок, которым я прижимался к батарее, заболел. От острой боли иногда я не знал, куда деться. Лечился, прикладывал к боку шерсть, мех, кожу, гладил теплым утюгом, прикладывал ладонь, в общем, делал все, но ничего не помогало. Минутные утешения сменялись опять ноющими болями.

Прошло несколько лет. Я был в гостях в другом доме. Мы читали по очереди акафист преподобному Серафиму Саровскому. Божия благодать окружала нас, мы чувствовали присутствие Бога: сердце горело от радости и блаженства. Я почувствовал за спиной своей присутствие преподобного Серафима. Я видел его, но не глазами, не затылком, а всем своим телом, как будто все тело было единым оком. Мысленно я обратился к преподобному:

— Отче Серафиме, только прикоснись перстом своим к моему левому боку, вот здесь — и, я верю, он исцелится! Только прикоснись, отче!

И вдруг, он приблизился ко мне и — я чувствую, вижу, как преподобный Серафим вонзил свой перст в мой правый бок в области поясницы и, не вынимая перста, провел им внутри от правого бока до левого. В это мгновение я почувствовал: я исцелен! Это было удивительно: я ожидал, что он прикоснется к левому боку, а он начал с правого бока, и не прикоснулся, а вонзил в тело перст, как в воду. Слава Богу! — мысленно, со страхом благодарил я, не прерывая чтения акафиста. — Благодарю тебя, отче Серафиме!

Прошло около пятнадцати лет после исцеления, а я все помню, как будто это было вчера.

(Владимир)

Может быть, птицы и звери Господа умолят?

Собрались на охоту. Выпили. Один из охотившихся уснул после выпивки и умер во сне.

Что делать родственникам? В Библии сказано: пьяницы царствия Божия не наследуют. Значит, отпевать его в церкви нельзя? Но ведь умер-то он не от пьянства (хотя и был пьян).

В общем, отпели в церкви, заказали поминать на сорок дней. Но чувствуют они, что сделали мало.

Подумали родные и решили: собрать денег и послать монахам на Афон, — это гора такая, где живут одни монахи. Пусть они помолятся Богу.

Собрали сто рублей и выслали. Проходит около года. Приходит с горы афонской письмо: пишут монахи, что молились, но не могут умолить Господа.

Посовещались родственники: что делать? Наверно, мало денег послали. Собрали с трудом еще сто рублей и выслали монахам: молитесь.

Проходит еще полгода или год, приходит с Афона письмо от братии монашеской и с письмом двести рублей денег. В письме говорится: приимите обратно ваши двести рублей. Мы молились Господу о вашем усопшем, но, видно, наши молитвы не угодны Господу — Он не принимает их. Или, может, усопший ваш был грешник большой?

А вы лучше вот что сделайте: купите на эти деньги, на двести рублей, зерна для птиц, корма всякого для зверюшек лесных и рассыпьте в лесу — может быть, птицы и звери Господа умолят.

(Сборник «Непридуманные рассказы»; В. Г.)

Примечания

[1] Старец Захария (1850–1936 гг.) — схиархимандрит Троице-Сергиевой лавры. Похоронен в Москве на Немецком кладбище.

[2] Старец Симеон скончался в 1960 году. В послушниках его имя было Василий. Большинство сведений о нем сохранилось в записи матери Александры.

[3] Порчей называется болезнь, наведенная кем-то на человека или на скотину. Некоторые из православных не признают порчи, считая, что это просто болезнь, попущенная Богом в наказание или вразумление. Порча — это только простонародное название болезни, которую под действием беса наводит колдун или колдунья. На святых порча не действует.

[4] Каверна (лат. caverna) — полость, возникающая в органе при разрушении его тканей (преимущественно в легких при туберкулезе).

[5] 3а последние годы Россию посетило множество зарубежных проповедников, якобы для ее евангелизации, а на самом деле для борьбы против Православной Церкви. Несколько раз, в частности, по российскому телевидению показывали католического стигматика, который проповедовал свое инославие. Весной 1992 года немало москвичей побывало на его выступлениях, проводившихся на одной из больших спортивных арен столицы. Учитывая это, мы решили поместить рассказы о ложности стигматов вообще.

Оставить комментарий » 1 Комментарий
  • Фотиния М., 23.10.2016

    Спаси Бог,  для меня маловерной такое чтение очень полезно.

    Ответить »
Авторы
Самое популярное (читателей)
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес: