Смерть Запада — Бьюкенен Патрик Дж.

Смерть Запада — Бьюкенен Патрик Дж.

(119 голосов4.1 из 5)

Оглавление

Смерть Запада: чем вымирание населения и усиление иммиграции угрожают нашей стране и цивилизации
Введение
Глава 1. Исчезающий вид
Европа
Германия. Месть Клемансо
Италия. Парк развлечений
Россия
Великобритания
Япония
Глава 2. "Куда подевались эти дети?"
А. Новая экономика
Б. Конец "семейной ренты"
В. "Популяционная бомба". Истерия
Г. Феминизм
Д. Масс-культура
Е. Коллапс морали и религии
Глава 3. Революционный катехизис
"Рак человечества"
Преступления ненависти
Глава 4. Они совершили революцию
Франкфуртская школа приходит в Америку
Глава 5. Новое великое переселение
"Катастройка"
По ком звонит колокол
Иран и Персидский залив
Европа – живой труп
Окончательное решение проблемы старения
Израиль и Ближний Восток[248]
Возвращение пророка
Израиль как метафора
Глава 6. Новая реконкиста
Кто погубил рейгановскую коалицию?
Американский Квебек?
Что такое нация?
Глава 7. Война против прошлого
Прежняя история
Прощай, Колумб!
Отцы-основатели
Только вчера
Новая история
Глава 8. Дехристианизация Америки
Провокации
Права гомосексуалистов и гражданские права?
Великий эксперимент
Бойскауты становятся фанатиками
Чем же так важна битва бойскаутов?
Глава 9. Запуганное большинство
Две Америки
Глава 10. "Дом, в себе разделенный..." (15)
Ассимиляция
Вопрос суверенитета
Культурная война
Политика
Имперское судоустройство
Омоложение кадров
Открытое сопротивление политкорректности
Противодействие расовой пропаганде
Законы об абортах
Гражданские бойкоты
Инициативы и референдумы
Финансовый голод
Передача полномочий
Цензура
Преподавание истории
Благодарности
Примечания

Смерть Запада: чем вымирание населения и усиление иммиграции угрожают нашей стране и цивилизации

Вот так закон­чится мир,
Вот так закон­чится мир,
Вот так закон­чится мир,
Не взрыв, но всхлип.

Т.С. Элиот. Полые люди

Что-то словно щелк­нуло у нее в созна­нии, она смяг­чи­лась, улыб­ну­лась – и рас­ска­зала исто­рию о своем дедушке, кото­рый при­сут­ство­вал в каче­стве пажа на коро­на­ции коро­левы Виктории.
- Это был дру­гой мир, – ска­зал он.
– Дру­гая циви­ли­за­ция, – попра­вила она, – та самая, к кото­рой я при­над­лежу по праву рож­де­ния. И эта циви­ли­за­ция, осно­ван­ная на семей­ных цен­но­стях, умерла – не исчезла, а именно умерла, потому что была живым орга­низ­мом. Ей на смену при­шло нечто нежи­вое – раз­дроб­лен­ное на атомы обще­ство, лишен­ное тепла и уюта, самый насто­я­щий хаос меха­ни­че­ских свя­зей. О, мы оба пре­красно знаем, что в преж­нем мире отнюдь не все было заме­ча­тельно, что там хва­тало неве­же­ства и нищеты. Но пра­виль­нее было бы не раз­ди­рать на клочки тот мир и не менять его на анар­хию. Семей­ные цен­но­сти – такая штука, кото­рую нужно рас­тить, холить и лелеять.

Сторм Джей­ми­сон. Ран­ние годы Сти­вена Хайда (1966) (1)

Введение

- Пат, мы теряем страну, в кото­рой выросли. Снова и снова во время бес­ко­неч­ной изби­ра­тель­ной кам­па­нии 2000 года я слы­шал эту горест­ную фразу от мно­же­ства муж­чин и жен­щин по всей Аме­рике. Но заду­ма­емся – что же они имели в виду?

Каким обра­зом печаль и грусть – как будто уми­рает род­ной отец и ты ничего не можешь поде­лать, только бес­по­мощно смот­ришь,- каким обра­зом печаль и грусть про­никли в сердца аме­ри­кан­цев на пороге “вто­рого аме­ри­кан­ского сто­ле­тия”? Разве, как не уста­вал напо­ми­нать нам мистер Клин­тон, мы живем не в луч­шие вре­мена, когда без­ра­бо­тица сокра­ти­лась до мини­мума, инфля­ции не раз­гля­деть и в мик­ро­скоп, уро­вень пре­ступ­но­сти неуклонно падает, а доходы выросли до небес? Разве мы, как не пере­ста­вала заме­чать Мад­лен Олбрайт, не “нация, без кото­рой невоз­можно пред­ста­вить себе мир”? Разве сего­дня, как неод­но­кратно под­чер­ки­вал мистер Буш, у нас оста­лись сопер­ники в воен­ном могу­ще­стве, эко­но­ми­че­ской мощи или куль­тур­ном вли­я­нии?[1]Мы выиг­рали “холод­ную войну”. Наши идеи – аме­ри­кан­ские идеи – и иде­алы рас­про­стра­ня­ются по всему миру. Откуда же грусть и печаль? С чем они связаны?

На мой взгляд, вот с чем: Аме­рика про­шла через соци­аль­ную и куль­тур­ную рево­лю­цию. Ныне США – совсем не та страна, кото­рую мы пом­ним по 1970‑м или даже по 1980‑м годам. Дру­гая страна, дру­гой народ; после кам­па­нии 2000 года один из выбор­щи­ков, Уильям Макин­турф, заявил в интер­вью газете “Вашинг­тон пост”: “У нас име­ются две про­ти­во­бор­ству­ю­щих силы. Пер­вая – сель­ская, хри­сти­ан­ская, кон­сер­ва­тив­ная, почти пури­тан­ская. Вто­рая – соци­ально толе­рант­ная, пред­при­им­чи­вая, свет­ская, родом из Новой Англии или с Тихо­оке­ан­ского побе­ре­жья”[2].

Диз­ра­эли гово­рил, что в вик­то­ри­ан­ской Бри­та­нии два народа – бога­тые и бед­ные[3]. Рома­нист Джон Дос Пас­сос писал после суда над Сакко и Ван­цетти и их казни: “Все в порядке, мы теперь не одна нация, а две”[4]. Сам я, слу­шая ина­у­гу­ра­ци­он­ную речь пре­зи­дента Буша, с удив­ле­нием обна­ру­жил, что мистер Буш словно уло­вил мои мысли: “А порой,- заявил он,- раз­ли­чия ста­но­вятся настолько кар­ди­наль­ными, что кажется, будто мы живем не в одной стране, а лишь на одном кон­ти­ненте”[5].

Ужас­ные собы­тия 11 сен­тября объ­еди­нили страну – впер­вые со вре­мен тра­ге­дии в Перл-Хар­боре; аме­ри­канцы под­дер­жали пре­зи­дента Буша в его реши­мо­сти ото­мстить за гибель более 5000 граж­дан США; однако эти собы­тия выявили и новый “водо­раз­дел”. В нашей стране людей раз­де­ляет не уро­вень дохо­дов, не идео­ло­гия и не вера, но этни­че­ская при­над­леж­ность и иден­ти­фи­ка­ция. Вне­запно выяс­ни­лось, что среди мил­ли­о­нов неко­рен­ных аме­ри­кан­цев треть – неле­галь­ные имми­гранты, что десятки тысяч наших сограж­дан – при­вер­женцы режи­мов и дик­та­тур, с кото­рыми Соеди­нен­ные Штаты ведут войну, что неко­то­рые наши сограж­дане – спе­ци­ально обу­чен­ные тер­ро­ри­сты, при­быв­шие к нам уби­вать аме­ри­кан­цев. Впер­вые с 1815 года, когда Эндрю Джек­сон изгнал бри­тан­цев из Луи­зи­аны, враг про­ник на нашу тер­ри­то­рию и аме­ри­канцы ока­за­лись в опас­но­сти в своей соб­ствен­ной стране. После собы­тий 11 сен­тября мно­гие с изум­ле­нием осо­знали, что мир рази­тельно переменился.

Когда в 1969 году Ричард Ник­сон при­но­сил при­сягу, в Соеди­нен­ных Шта­тах насчи­ты­ва­лось 9 мил­ли­о­нов неко­рен­ных аме­ри­кан­цев. Ко вре­мени пре­зи­дент­ства мистера Буша-млад­шего число таких людей пере­ва­лило за 30 000 000. Каж­дый год в США при­бы­вает почти мил­лион офи­ци­аль­ных имми­гран­тов – плюс почти пол­мил­ли­она неза­кон­ных. Сред­ний пока­за­тель 2000 года опре­де­ляет коли­че­ство неле­галь­ных имми­гран­тов в США в 9 000 000 чело­век. По оценке Северо-Восточ­ного уни­вер­си­тета в северо-восточ­ных шта­тах эта цифра воз­рас­тает до 11 000 000, схо­жие пока­за­тели при­во­дят в шта­тах Ала­бама, Мис­си­сипи и Луи­зи­ана[6], в Кали­фор­нии неко­рен­ных аме­ри­кан­цев 8,4 мил­ли­она – это больше, чем все насе­ле­ние штата Нью-Джерси; в штате Нью-Йорк неко­рен­ных аме­ри­кан­цев больше, чем в Южной Каро­лине. С нынеш­ним поло­же­нием дел не срав­нить даже Вели­кую волну имми­гра­ции (1890–1920).

“Аме­рика – пла­виль­ный тигель Гос­пода, гран­ди­оз­ный алем­бик, в кото­ром пла­вятся и пере­со­зда­ются заново все нации Европы”,- писал Изра­эль Занг­вилл, рус­ский дра­ма­тург еврей­ского про­ис­хож­де­ния, автор зна­ме­ни­той пьесы “Алем­бик” (1908)[7]. Но цунами имми­гра­ции, накрыв­шее ныне США, вызвано отнюдь не “всеми наци­ями Европы”. Вели­чай­шее пере­се­ле­ние наро­дов в исто­рии вызвано эми­гра­цией из стран Азии, Африки и Латин­ской Аме­рики, при­чем эти нации вовсе не “пла­вятся и пересоздаются”.

Стр. 1 из 79 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • ЕвропееЦ, 18.02.2014

    Вели­кая скорбь что тво­рится с Евро­пой и Белой Расой! И нет дела до этого никому! Это самое страш­ное и омер­зи­тель­ное! Все не видят самого оче­вид­ного, поги­бели Запад­ной Цивилизации.

    Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки