Клятва

***

Кля́тва — 1) тор­же­ствен­ное утвер­жде­ние, уве­ре­ние, под­креп­лен­ное упо­ми­на­нием чего-нибудь свя­щен­ного, цен­ного, авто­ри­тет­ного, при­сяга; 2) закля­тие, про­кля­тие; 3) клятва цер­ков­ная — отлу­че­ние от цер­ков­ного обще­ния.

Клятва была при­нята в вет­хо­за­вет­ные вре­мена и имела в виду при­зы­ва­ние Бога в сви­де­тели: Клятва пред Гос­по­дом да будет между обоими, — запо­ве­дует Бог изра­иль­тя­нам через Моисея (Исх.22:11). Утвер­ждая завет с Авра­амом, Ави­ме­лех гово­рит ему: покля­нись мне здесь Богом…, И сказал Авраам: я кля­нусь… тут оба они кля­лись (Быт.21:23–31). Давид пишет: клялся хра­нить пра­вед­ные суды Твои, и исполню (Пс.118:106).

При­меры нера­зум­ных клятв: клятва Иеффая о своей дочери (Суд.11), клятва Саула (1Цар.14:24), в Новом Завете – клятва Ирода (Мф.14:6–7), апо­стола Петра (Мф.26:72–74).

Иисус Хри­стос пояс­нил, какой должна быть клятва в (Мф.5:33–37) и (Мф.23:16–22), то же и у апо­стола Иакова (Иак.5:12). Третья запо­ведь Вет­хого Завета запре­щает опро­мет­чи­вые клятвы и ложные сви­де­тель­ства. Изра­иль­тяне легко при­бе­гали к клятве, чтобы при­дать своим утвер­жде­ниям допол­ни­тель­ный вес, но клятва пора­бо­щает чело­века, поэтому Спа­си­тель запре­тил Своим уче­ни­кам клясться. Истин­ный смысл этой запо­веди – призыв к абсо­лют­ной чест­но­сти в любых словах.

***

Запре­тил ли Хри­стос клясться, и если да, то в чём (чем) и почему?

Как известно, в дохри­сти­ан­ские вре­мена клятва состав­ляла одну из тра­ди­ци­он­ных форм дого­вор­ных отно­ше­ний между людьми.

Так, Ави­ме­лех просил Авра­ама клят­венно пообе­щать, что не при­чи­нит зла ни ему самому, ни его сыну, ни его внуку, и будет хорошо посту­пать с той землей, на кото­рой гостит. Авраам отнёсся к этому с пони­ма­нием и тут же выпол­нил просьбу, сказав: «Я кля­нусь» (Быт.21:22–24).

В другой раз Авраам сам тре­бо­вал клятвы: от слуги. Содер­жа­ние клят­вен­ного заве­ре­ния каса­лась пред­по­ла­га­е­мой женитьбы его наслед­ника, буду­щего пат­ри­арха, Исаака. Причём, согласно замыслу, слуге пред­сто­яло поклясться не Кем иным, как Богом неба и земли (Быт.24:2–3).

Пат­ри­арх Иаков (родо­на­чаль­ник две­на­дцати колен Изра­иля) просил перед смер­тью сына, Иосифа, чтобы тот клят­венно под­твер­дил, что похо­ро­нит его не на тер­ри­то­рии язы­че­ского Египта, но в гроб­нице отцов (Быт.47:29–30).

Таким обра­зов, во вре­мена Вет­хого Завета клятва, сама по себе, не счи­та­лась чем-то бого­про­тив­ным. Осуж­де­нию мог под­верг­нуться либо кля­ну­щийся непри­стойно, либо нару­шив­ший клятву (без соот­вет­ству­ю­щих изви­ни­тель­ных причин).

Несколько иначе выра­зил отно­ше­ние к клят­вам Спа­си­тель. Напо­ми­ная Своим уче­ни­кам о древ­нем запрете на нару­ше­ние клят­вен­ных обя­за­тельств, Он со всею реши­тель­но­стью заявил: «А Я говорю вам: не кля­нись вовсе: ни небом, …ни землею, …ни Иеру­са­ли­мом, …ни голо­вою твоею» (Мф.5:34–36). При этом доба­вил: «Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет, а что сверх этого, то от лука­вого» (Мф.5:37).

Это настав­ле­ние обу­слов­лено рядом причин.

Во-первых, всё нахо­дится под вла­ды­че­ством Божьим. Когда хри­сти­а­нин кля­нется Богом или свя­ты­ней, или даже соб­ствен­ной голо­вой, по стро­гому счёту он кля­нётся тем, что при­над­ле­жит не ему, даже он сам (хри­сти­ане почи­тают себя за рабов Божьих и по чув­ству сми­ре­ния, и зная, что «куп­лены доро­гою ценою» (1Кор.7:23), то есть искуп­лены).

Во-вторых, давая ту или иную клятву, чело­век далеко не всегда пред­ви­дит все воз­мож­ные усло­вия и обсто­я­тель­ства, необ­хо­ди­мые для её испол­не­ния; сле­до­ва­тельно, он под­вер­гает себя риску стать воль­ным или неволь­ным клят­во­пре­ступ­ни­ком (если при этом он клялся Богом, храмом, Небом, соб­ствен­ной голо­вой или здо­ро­вьем своих близ­ких, его ответ­ствен­ность перед Судом Божьей Правды может воз­расти).

В‑третьих, даже во вре­мена Вет­хого Завета лже­сви­де­тель­ство оце­ни­ва­лось как грех (Мк.10:19). Для хри­сти­а­нина ложь ещё более чужда (в данном случае мы не каса­емся вопроса об исклю­чи­тель­ных слу­чаях «обла­го­ро­жен­ной» лжи). Стало быть, хри­сти­а­нин, давая обе­ща­ние, должен стре­миться выпол­нить его уже просто потому, что обещал.

Особым обра­зом сле­дует отно­ситься к тор­же­ствен­ным клят­вам, преду­смот­рен­ным госу­дар­ствен­ным зако­но­да­тель­ством либо осо­быми обще­ствен­ными, про­фес­си­о­наль­ными или иными тра­ди­ци­ями, как напри­мер, Воен­ная При­сяга, Клятва Гип­по­крата и пр.

Почему во вре­мена Вет­хого Завета Бог запо­ве­до­вал веру­ю­щим клясться Его Святым именем, тогда как во вре­мена Нового сказал: «не кля­нись вовсе» (Мф.5:34)?

Во вре­мена Вет­хого Завета клят­вой под­твер­жда­лись особо важные, особо зна­чи­мые обе­ща­ния. В среде язы­че­ских наро­дов было в обык­но­ве­нии клясться име­нами (ложных) богов. Есте­ственно, при этом счи­та­лось, что покляв­шийся таким обра­зом чело­век брал на себя ответ­ствен­ность не только перед тем, кому давал обе­ща­ние (во многих слу­чаях ответ­ствен­но­сти перед обма­ну­тым он мог бы и не стра­шиться, и не сты­диться, напри­мер, в случае, если царь давал обе­ща­ние рабу), но и перед тем, чьим именем клялся. Поэтому невы­пол­не­ние клятвы счи­та­лось серьёз­ным про­ступ­ком.

Бог же, заклю­чив Завет с еврей­ским наро­дом, потре­бо­вал от евреев, чтобы в случае необ­хо­ди­мо­сти особой, воз­вы­шен­ной клятвы, кото­рую пред­по­ла­га­лось испол­нить и кото­рая не про­ти­во­ре­чила Божьему закону, они кля­лись не именем ложных богов, но Его святым именем: «Гос­пода, Бога твоего, бойся, и Ему [одному] служи, [и к Нему при­ле­пись,] и его именем кля­нись» (Втор.6:13).

Таким обра­зом, пове­ле­ние клясться Боже­ствен­ным именем было свя­зано, как мини­мум, с двумя аспек­тами: во-первых, кля­нясь Его именем, иудей испо­ве­до­вал истин­ную веру в Бога, а во-вторых, брал на себя обя­за­тель­ство осу­ще­ствить ска­зан­ное перед лицом Выс­шего Судьи. Потен­ци­ально воз­мож­ное нару­ше­ние этого обя­за­тель­ства осо­зна­ва­лось им не только как вина перед ближ­ним (ино­род­цем, ино­вер­цем), но и как тяжкий грех против Гос­пода: «Не кля­нись именем Моим во лжи, и не бес­че­сти имени Бога твоего» (Лев.19:12).

С наступ­ле­нием Нового Завета многие нрав­ствен­ные тре­бо­ва­ния были допол­нены или уси­лены. Это объ­яс­нимо, так как с совер­ше­нием Искуп­ле­ния и обра­зо­ва­нием Церкви чело­век полу­чил воз­мож­ность бла­го­дат­ного пре­об­ра­же­ния. Те тре­бо­ва­ния об обя­за­тель­но­сти испол­не­ния клятвы, кото­рые нала­га­лись на вет­хого чело­века, в отно­ше­нии обнов­лен­ного бла­го­да­тью хри­сти­а­нина рас­про­стра­ня­ются на обе­ща­ния вообще. По стро­гому счёту, он должен про­яв­лять хри­сти­ан­скую ответ­ствен­ность и давая, и соблю­дая свои обе­ща­ния, даже если они не уси­лены допол­ни­тель­ным словом «кля­нусь».

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки