О Причащении на Пасху и Светлую седмицу


 


Кратко об осо­бен­но­стях при­ча­ще­ния в Свет­лую Сед­мицу

  1. Как часто. 66‑е пра­вило VI Все­лен­ского Собора пред­пи­сы­вает всем хри­сти­а­нам всю Свет­лую Сед­мицу еже­дневно при­ча­щаться.
  2. Пост. Евха­ри­сти­че­ский пост, как всегда, начи­на­ется в пол­ночь. “Соблю­дав­шие Вели­кий пост хри­сти­ане в период Свет­лой сед­мицы при­сту­пают ко свя­тому при­ча­ще­нию, огра­ни­чи­вая пост нев­ку­ше­нием пищи после полу­ночи” (Об уча­стии верных в Евха­ри­стии).
  3. Молитвы. Под­го­то­ви­тель­ные молитвы состоят из Часов Пасхи и После­до­ва­ния ко Свя­тому При­ча­ще­нию без псал­мов. Если есть воз­мож­ность, то полезно про­честь также и Канон Святой Пасхи. Сле­дует учи­ты­вать и осо­бен­но­сти молит­вен­ного пра­вила в дня Святой Пасхи.
  4. Испо­ведь. Во многих при­хо­дах суще­ствует прак­тика При­ча­стия без Испо­веди на Свет­лой Сед­мице для верных, кото­рые при­ча­ща­лись в период с Вели­кого Чет­верга до дня Пасхи вклю­чи­тельно.

***

про­то­и­е­рей Димит­рий Смир­нов

66‑е пра­вило VI Все­лен­ского Собора пред­пи­сы­вает всем хри­сти­а­нам всю Свет­лую Сед­мицу еже­дневно при­ча­щаться Святых Хри­сто­вых Тайн. Это пра­вило Все­лен­ского Собора. 

У многих людей до сих пор суще­ствует ере­ти­че­ское пред­став­ле­ние (это ересь – насто­я­щая, осуж­ден­ная Все­лен­ским Собо­ром), что мясо и при­ча­стие несов­ме­стимы. Туда при­вно­сят какие-то инду­ист­ские сооб­ра­же­ния: что это убитое живот­ное и прочая ерунда. Как будто кар­тошка – это не убитое рас­те­ние. Это совер­шенно не хри­сти­ан­ское пред­став­ле­ние, потому что ска­зано: «Кто гну­ша­ется мяса по при­чине нечи­стоты, ана­фема да будет». Но у многих людей к мясу какое-то спе­ци­фи­че­ское отно­ше­ние. Был пост – чело­век постился, сейчас нет поста – чело­век не постится.

Я не запре­щаю при­ча­щаться. А я сам? Я сам вчера ел мясо, а сего­дня я служу. Если я, свя­щен­ник, это делаю, значит, полу­ча­ется, что мне можно, а ему нельзя? По какому такому праву? Непо­нятно. Свя­щен­ник должен жить строже, чем миря­нин. Полу­ча­ется, что свя­щен­ник сам-то себе все поз­во­ляет, а другим нельзя. Это же лице­ме­рие.

***

О При­ча­ще­нии на Пасху и Свет­лую сед­мицу

про­то­и­е­рей Вален­тин Уляхин

Обра­тимся к прак­тике древ­ней Церкви. «Они посто­янно пре­бы­вали в учении Апо­сто­лов, в обще­нии и пре­лом­ле­нии хлеба и в молит­вах» (Деян.2:42), то есть они посто­янно при­ча­ща­лись. И вся книга Деяний гово­рит о том, что первые хри­сти­ане апо­столь­ского века при­ча­ща­лись посто­янно. При­ча­стие Тела и Крови Христа было для них сим­во­лом жизни во Христе и суще­ствен­ным момен­том спа­се­ния, самым глав­ным в этой быст­ро­те­ку­щей жизни. При­ча­стие было для них всё. Так гово­рит апо­стол Павел: «Ибо для меня жизнь – Хри­стос, и смерть – при­об­ре­те­ние» (Флп.1:21). Посто­янно при­ча­ща­ясь Чест­ного Тела и Крови, хри­сти­ане ранних веков были готовы и на жизнь во Христе, и на смерть ради Христа, о чём сви­де­тель­ствуют акты муче­ни­че­ства.

Есте­ственно, все хри­сти­ане соби­ра­лись вокруг общей Евха­ри­сти­че­ской Чаши на Пасху. Но нужно отме­тить, что первое время поста пред При­ча­стием вообще не было, сна­чала шла общая тра­пеза, молитва, про­по­ведь. Об этом мы читаем в посла­ниях апо­стола Павла и в Дея­ниях.

В Чет­ве­ро­е­ван­ге­лии не регла­мен­ти­ру­ется при­част­ная дис­ци­плина. У еван­ге­ли­стов-синоп­ти­ков гово­рится не только о совер­шён­ной на Тайной Вечере в Сион­ской гор­нице Евха­ри­стии, но и о тех слу­чаях, кото­рые яви­лись про­об­ра­зами Евха­ри­стии. На пути в Эммаус, на берегу Ген­ни­са­рет­ского озера, во время чудес­ного улова рыб… В част­но­сти, при умно­же­нии хлебов Иисус гово­рит: «Отпу­стить же их не евшими не хочу, чтобы не осла­бели в дороге» (Мф.15:32). В какой дороге? Не только веду­щей домой, но и на жиз­нен­ном пути. Не хочу оста­вить их без При­ча­ще­ния – вот о чём слова Спа­си­теля. Мы думаем иногда: «Этот чело­век недо­ста­точно чист, ему нельзя при­ча­щаться». Но именно ему по Еван­ге­лию и пред­ла­гает Гос­подь Себя в Таин­стве Евха­ри­стии, чтобы этот чело­век не осла­бел в дороге. Тело и Кровь Хри­стовы нам необ­хо­димы. Без этого нам будет намного хуже.

Еван­ге­лист Марк, рас­ска­зы­вая о при­умно­же­нии хлебов, под­черк­нул, что Иисус, выйдя, увидел мно­же­ство народа и сжа­лился (Мк.6:34). Гос­подь сжа­лился над нами, потому что мы были как овцы, не име­ю­щие пас­тыря. Иисус, при­умно­жая хлебы, посту­пает как добрый пас­тырь, отда­ю­щий душу свою за овцы. И апо­стол Павел напо­ми­нает нам, что всякий раз, вкушая Евха­ри­сти­че­ский Хлеб, мы воз­ве­щаем смерть Гос­подню (1Кор.11:26). Именно 10‑я глава Еван­ге­лия от Иоанна, глава о добром пас­тыре, была древним пас­халь­ным чте­нием, когда все при­ча­ща­лись в храме. Но как часто нужно при­ча­щаться, в Еван­ге­лии не гово­рится.

Посто­вые тре­бо­ва­ния появи­лись только с IV–V веков. Совре­мен­ная цер­ков­ная прак­тика осно­вана на Цер­ков­ном Пре­да­нии.

Что такое При­ча­ще­ние? Награда за хоро­шее пове­де­ние, за то, что ты постился или молился? Нет. При­ча­стие – это То Тело, это Та Кровь Гос­пода, без Кото­рых ты, если погиб­нешь, то погиб­нешь окон­ча­тельно.

Васи­лий Вели­кий отве­чает в одном из своих писем жен­щине по имени Кеса­рия Пат­ри­ция: «При­об­щаться каждый день и при­ча­щаться Свя­того Тела и Крови Хри­сто­вых хорошо и полезно, так как Сам [Гос­подь] ясно гово­рит: “Тот, кто ест Мою Плоть и пьет Мою Кровь, имеет жизнь вечную”. Кто же сомне­ва­ется, что при­ча­щаться непре­станно жизни есть не что иное, как жить мно­го­об­разно?» (то есть жить всеми душев­ными и телес­ными силами и чув­ствами). Таким обра­зом, Васи­лий Вели­кий, кото­рому мы часто при­пи­сы­ваем многие епи­ти­мии, отлу­ча­ю­щие от При­ча­стия по грехам, очень высоко ценил достой­ное При­ча­ще­ние каждый день.

Иоанн Зла­то­уст также раз­ре­шал частое При­ча­ще­ние, тем более на Пасху и на Свет­лой сед­мице. Он пишет, что сле­дует непре­станно при­бе­гать к Таин­ству Евха­ри­стии, при­ча­щаться с долж­ной под­го­тов­кой и тогда можно насла­диться тем, чего желаем. Ведь истин­ная Пасха и истин­ный празд­ник души – это Хри­стос, Кото­рый при­но­сится в Жертву в Таин­стве. Четы­ре­де­сят­ница, то есть пост Вели­кий, один раз в год бывает, а Пасха трижды в неделю, когда при­ча­ща­ешься. А иногда и четыре, точнее же, столько раз, сколько мы захо­тим, ибо Пасха – это не пост, но При­ча­стие. Под­го­товка не в том, чтобы вычи­ты­вать три канона неделю или сорок дней гове­ния, а в очи­ще­нии сове­сти.

Бла­го­ра­зум­ному раз­бой­нику потре­бо­ва­лись счи­тан­ные секунды на кресте, чтобы очи­стить свою совесть, при­знать в Рас­пя­том Мессию и первым войти в Цар­ство Небес­ное. Неко­то­рым тре­бу­ется год и больше, иногда вся жизнь, как Марии Еги­пет­ской, чтобы при­об­щиться Пре­чи­стому Телу и Крови. Если сердце тре­бует При­ча­стия, то должно при­ча­щаться и в Вели­кий Чет­вер­ток, и в Вели­кую Суб­боту, и на Пасху. Испо­веди же доста­точно одной нака­нуне, если только чело­век не совер­шил греха, кото­рый надо испо­ве­до­вать.

А под­твер­жде­ние тому, что При­ча­ще­ние воз­можно и на Свет­лой сед­мице, есть во всех древ­ней­ших ана­фо­рах. В молитве перед При­ча­ще­нием ска­зано: «Спо­доби дер­жав­ною Твоею рукою пре­по­дати нам Пре­чи­стое Тело Твое и Чест­ную Кровь, и нами всем людям». Эти слова мы читаем и на Пас­халь­ной литур­гии Иоанна Зла­то­уста, что сви­де­тель­ствует об общем При­ча­ще­нии мирян. После При­ча­ще­ния свя­щен­ник и народ бла­го­да­рят Бога за эту вели­кую бла­го­дать, кото­рой они удо­ста­и­ва­ются.

***

О при­ча­ще­нии на Пасху. Вси насла­ди­теся. Пред­пас­халь­ное слово

иеро­мо­нах Анто­ний

Закан­чи­вая Вели­кий пост, всмот­римся в его конеч­ную цель, в свя­щен­ную, в све­то­нос­ную ночь Пасхи. Эта ночь, в кото­рую Цер­ковь укра­ша­ется в свои лучшие одежды, и поет свои вдох­но­вен­ней­шия песни, встре­чая вос­крес­шаго Жениха — Христа. Бодр­ствуют хри­сти­ане пра­во­слав­ные! В древ­но­сти особо строго наблю­да­лось, чтобы никто не спал в эту ночь… Одним словом, гото­вимся к чему-то вели­кому.

И спра­вед­ливо: если Вла­дыка Анто­ний [веро­ятно, Хра­по­виц­кий — ред.] про­ник­но­венно объ­яс­нял, что каждый празд­ник есть таин­ство, то празд­ник празд­ни­ков — Пасха, есть таин­ство таинств, о кото­ром я не смею и не умею любо­мудр­ство­вать.

Впро­чем, оста­но­вив­шись над глу­би­ною Пасхи, уловим хотя бы ту истину, что в ту ночь Чело­ве­ко­лю­бец к нам как бы сугубо мило­стив. Мно­же­ство без­за­ко­ний наших, в иное время столь тягост­ных для сове­сти, если только она не усып­лена, и если мы сокру­ша­лись о них, здесь облег­ча­ются одним вздо­хом уми­ле­ния. Пове­рим в это «богат­ство бла­го­сти», о кото­ром воз­гла­шает боже­ствен­ный Иоанн, насла­димся «пиром веры», на кото­рый его зла­тыми устами зовет Цер­ковь. Слово Зла­то­уста, на кото­рое я ссы­ла­юсь, так совер­шенно гово­рит о Пасхе, что в свет­лую ночь никто не заме­няет его и не допол­няет своею про­по­ве­дью. В рус­ских храмах оно чита­ется неиз­менно… Впро­чем, о рус­ском народе и вообще известно, что ни один другой народ так не празд­нует Пасху. За это бла­го­да­ре­ние Гос­поду!

Но минуя наш доро­гой и любез­ный рус­скому сердцу пас­халь­ный быт, минуя неска­зан­ную кра­соту рус­ского пат­ри­ар­халь­наго бого­слу­же­ния, заду­ма­емся о глав­ном, о высо­чай­шем моменте празд­ника Пасхи. И заду­ма­емся, и сми­римся, и при­знаем, что многие и многие из нас еще не научи­лись истинно цер­ков­ному празд­но­ва­нию Пасхи.

Что за пир веры, на кото­рый зовет нас Зла­то­уст?

В вос­кре­се­ние, в кото­рое чита­ется Еван­ге­лие о блуд­ном сыне, когда мы еще при­го­тов­ля­емся к Вели­кому посту, цер­ков­ное тол­ко­ва­ние этой притчи, пояс­няя, что Блуд­ный это мы, а Отец его — Отец наш Небес­ный, гово­рит: «И тельца упи­тан­ного его ради (т. е. нас ради!) зака­лает, Сына Своего Еди­но­род­наго Отец, и Плоти Его дает при­ча­сти­тися и Крови» (Синак­са­рий в Hеделю блуд­наго сына). Чудная притча, а испол­не­ние ее — Пасха.

Только мы вспом­ним об Отце нашем Hебес­ном, только дви­немся к Hему, Он отвер­зает объ­я­тия Отча и дает нам при­ча­ститься Сына Своего Еди­но­род­наго. Если так бывает при каждом обра­ще­нии греш­ника, то пас­халь­ная ночь, как бы пре­дельно сокра­щает грань вре­мени между реше­нием пойти к Отцу и объ­я­ти­ями Отчими, в кото­рые падают души наши, чтобы насла­диться совер­шенно неза­слу­жен­ной тра­пе­зой Тела и Крови Хри­сто­вых. Вот почему Зла­то­уст все в том же зна­ме­ни­том слове гово­рит: «Тра­пеза испол­нена, насла­ди­теся вси, Телец упи­тан­ный, никто же да изыдет алчай: вси насла­ди­теся пира веры…»

Слы­шите: «Вси насла­ди­теся!»

Вот почему в древ­но­сти именно в пас­халь­ную ночь при­ча­ща­лись все — и старцы, и дети, и мужи, и жены, и здо­ро­вые, и боль­ные (послед­ним Св. Тайны носи­лись на дом). Даже в вечер Вели­каго чет­верга, когда и уста­нов­лено таин­ство, при­ча­ща­лись пре­иму­ще­ственно свя­щен­ники, как слу­жи­тели алтаря, ибо алтарь есть гор­ница Тайной вечери. А на Пасху при­ча­ща­лись все.

Читаем в 66 пра­виле VI-го Все­лен­скаго собора: «От свя­таго дня Вос­кре­се­ния Христа Бога нашего до недели новыя, во всю сед­мицу верные должны во святых церк­вах непре­станно упраж­няться во псал­мех и пениях духов­ных, раду­яся и тор­же­ствуя во Христе, и чтению Боже­ствен­ных писа­ний внимая и свя­тыми Тай­нами насла­жда­яся… Ибо таким обра­зом (читаем мы дальше) со Хри­стом купно вос­крес­нем и воз­не­семся».

Если так рас­су­дили отцы даже о целой свет­лой сед­мице, как нам не вспом­нить об этом в первый ее и свет­лей­ший день.

Ведь от забве­ния насла­жде­ния Св. Тай­нами, увы, многие пере­шли к тому, что стали пре­не­бре­гать пас­халь­ной литур­гией и, выстояв свет­лую заут­реню, кото­рая служит к ней лишь при­уго­тов­ле­нием, уходят раз­гов­ляться.

Но ведь не к роз­го­ве­нам же нас звал цер­ков­ный коло­кол! Не для того были и свечи и мно­го­крат­ное «Хри­стос вос­кресе!»

«Да будет известно, — гово­рит цер­ков­ный устав об освя­щен­ных пас­халь­ных яствах (мясе, куличе, яйцах, сырной пасхе), — что это не Пасха и не Агнец, как неко­то­рые гово­рят и пони­мают, и осо­бенно бла­го­го­вейно вку­шают, как бы некую свя­тыню, но про­стое при­но­ше­ние, ибо его надо при­но­сить не как жертву Богу, а лишь для того, чтобы свя­щен­ник молит­вою бла­го­сло­вил сие начи­на­ю­щым после поста вку­шать мясо и сыр (вообще ско­ром­ное)… Ибо Пасха и Агнец — это Сам Хри­стос, взяв­ший на себя грех мiра, при­но­си­мый свя­щен­ни­ком на Пре­столе Богу и Отцу в пре­чи­стых Тайнах Чест­наго Тела и Живо­тво­ря­щей Крови. И тому (Христу) при­ча­ща­ю­щи­еся, истин­ную ядят Пасху.»

Об этом поется и в анти­фо­нах Вели­кой Пят­ницы: «Не якоже иудее празд­нуем: ибо Пасха наша за ны пожрен бысть Хри­стос» (анти­фон 15).

Но, скажут мне, мы при­об­ща­емся Христу и тогда, когда при­об­ща­емся Св. Тайнам, на 1‑й или на 4‑й неделе поста, в Вели­кий Чет­верг, Вели­кую суб­боту и другие дни…

Воис­тину так, и более того! «Пасха вожде­ленна, — как об этом гово­рит преп. Феодор Студит, — есть очи­ще­ние грехов, сокру­ше­ние и сми­ре­ние сердца, слезы уми­ле­ния, чистота сове­сти, устра­не­ние плот­ских стра­стей… Кто спо­до­бился достиг­нуть в тако­вые дела доб­ро­де­те­лей, тот празд­нует Пасху Гос­поду и совер­шает свет­лый и мно­го­во­жде­лен­ный празд­ник, не одна­жды в год, но во всю свою жизнь» (преп. Феодор Студит, поуч. огл.).

Явле­ние чаши народу всегда озна­чает Вос­кре­се­ние, и за каждой полной литур­гией свя­щен­ник, при­ча­стив­шись, тайно читает пас­халь­ные песни «Све­тися, све­тися, новый Иеру­са­лиме» и «О, Пасха велия».

Но почему эти же пес­но­пе­ния все в ту же вели­кую ночь впер­вые звучат явственно? Почему стих: «Тело Хри­стово при­и­мите, Источ­ника без­смерт­наго вку­сите», кото­рый обычно сопро­вож­дает при­част­ни­ков к чаше, когда тако­вые име­ются, в пас­халь­ную ночь поется непре­менно еще до явле­ния чаши, как бы всем пове­ле­вая при­сту­пить? И как можно, имея в иные дни спа­си­тель­ную жажду при­ча­ще­ния, не гореть этой жаждой бого­об­ще­ния в Его день — Хри­стов день?

Вот и цар­ские врата от пас­халь­ной ночи семь дней не закры­ва­ются. В Вели­кий чет­вер­ток, в дивный вечер Таин­ства, их откроют для при­ча­ще­ния верных мiрян, как всегда, после Тайной вечери свя­щен­ни­ков. Но на Пасху всем дано видети и самую Тайную вечерю.

«Не сердце ли наше горело в нас?» (Лк.24:31), гово­рит Лука и Клеопа, когда Он открылся им в пре­лом­ле­нии хлеба. Как же не заго­римся мы, знающе, Кто этот Хлеб, и что Он вос­крес?!

И 7 дней перед алта­рем будет стоять хлеб-артос в напо­ми­на­ние о хлебе жизни — Вос­крес­шем Христе.

Зачем пас­халь­ную литур­гию ука­зано совер­шать «по рану»? Куда это Цер­ковь нас торо­пит, вернее, куда нас так стре­ми­тельно влечет в эту спа­си­тель­ную ночь Сам Хри­стос Бог наш?!

«Питие новое… во Цар­ствии Моем… пию, якоже бо Бог с вами, боги (т. е. богами), буду», — обе­щает Хри­стос апо­сто­лам (канон Вели­каго чет­вертка, песнь 4). А в свет­лую ночь мы все услы­шим: «При­и­дите, пиво пием новое… Нетле­ния источ­ник» (ирмос 3 Пас­халь­ного канона).

Еще с вечерни Вели­кой Суб­боты про­ро­че­ским чте­нием (Исх.12:1–11) о поспеш­ном ядении про­об­ра­зо­ва­тель­ного агнца Моисей под­го­то­вил нас к этой стре­ми­тель­но­сти.

Пре­кра­сен рус­ский обычай начи­нать пас­халь­ное бого­слу­же­ние в пол­ночь, и не пре­ры­вая, совер­шать вечерю Гос­подню до утра.

Немощ­ные есте­ством, но пре­по­я­сан­ные силою свыше, кре­сто­об­разно сложив руки, и с жезлом молитвы, все поспе­шим к чаше. Сия Пасха есть Гос­подня! (Исх.12:11).

Ты гово­ришь: не смею, не под­го­тов­лен… — Но ты дерзал в иные дни. А в эту ночь Гос­подь всё про­щает. К Петру отрек­ше­муся Он на рас­свете этого дня через ангела посы­лает миро­но­сиц с бла­го­ве­стием (Мк.16:7).

Ска­жешь: как я буду празд­но­вать, есть и пить? — Но в этот день Цер­ковь не только не спра­ши­вает с нас поста, а прямо запре­щает его (Ап. пост. пр. 64 и Гангр. соб. 18).

— Буду в обще­стве, не смогу удер­жать ум собран­ным… — Что же, вспомни, что сила и вели­чие Его отра­жа­ется в каждой капле.

Слышал я об иерее Божием, кото­рый в пас­халь­ную ночь пред­ло­жил всем остав­шимся у литур­гии при­ча­ститься, даже не испо­ве­ды­вав­шимся. Если бы он ввел это как все­гдаш­нее пра­вило, было бы крайне соблаз­ни­тельно. Но если он лишь одна­жды возрев­но­вал, и дерз­нул взять на свою совесть непод­го­тов­лен­ность паствы, чтобы раз­бу­дить ее и пока­зать, что для нея Гос­подь даро­вал эту св. ночь, я не дерзну под­нять на него камень.

Встре­тил я и дру­гого иерея, кото­рый хва­лился, что отучил при­хо­жан при­ча­щаться на Пасху. «Ведь у нас, гово­рят, в России этого не было…» Что ска­зать на это?!

Весь Вели­кий пост есть под­го­товка к тому, чтобы на Пасху при­сту­пить к чаше. Вот за неделю до его начала Цер­ковь поет: «Воз­ве­демся к пока­я­нию, и чув­ства очи­стим, к ним же брань, вход поста тво­ряще, надеж­дою бла­го­дати сердца извест­ву­юще… И снестся нами Агнец Божий во свя­щен­ной и све­то­нос­ной нощи Вос­кре­се­ния; нас ради при­ве­ден­ное зако­ле­ние, уче­ни­ком при­об­щен­ное в вечер таин­ства, и тьму раз­го­ня­ю­щее неве­де­ния, светом его Вос­кре­се­ния» (неделя мясо­пуст­ная, сти­хира на сти­ховне вечера).

Через два дня слышим: «Помо­лимся видети образ­ныя зде Пасхи совер­ше­ние и истин­ныя явле­ние» (Втор­ник сырн. на стих. веч).

Еще через неделю молимся: «Да достойни будем при­ча­стия Агнца, за мiр заклан­наго волею Сына Божия и духовно празд­нуем из мерт­вых Спа­сово Вос­кре­се­ние» (Втор­ник 1 седм. на стих. веч.).

Про­хо­дит два дня, снова поем: «Жела­юще Боже­ствен­ныя Пасхи при­ча­сти­тися, не из Египта, но из Сиона гря­ду­щия, гре­хов­ный квас отымем пока­я­нием» (Чет­верг 1 седм. стих. на стих. веч.).

На другой день: «Назна­ме­на­имся Кровию о нас Веден­наго на смерть волею, и не кос­нется нас губи­тель: и снемы Пасху Хри­стову свя­щен­ней­шую» (Пят­ница 1 седм. стих. на утр.)

В среду чет­вер­той сед­мицы: «Спо­доби при­ча­сти­тися и боже­ствен­ныя Пасхи Твоея» (стих. на Гос­поди воз­звах).

Чем ближе Пасха, тем неудер­жи­мее наше стрем­ле­ние: «Радо­стию поте­цем пред­ва­рити и страш­ное и святое Вос­кре­се­ние» (неделя 4‑ая, вечер­няя сти­хира на Гос­поди воз­звах).

Нельзя, чтобы такая напря­жен­ная под­го­товка завер­ши­лась только сим­во­ли­че­ским, хотя и вдох­но­вен­ным празд­но­ва­нием Вос­кре­се­ния Хри­стова!

В этот день, «сотво­рен­ный Гос­по­дом», когда бла­го­вест­ву­ется, что «Слово Плоть бысть и все­лися в ны» (Ин.1:14), рас­про­стра­ним сердца наши, вме­стим в себя и мы Бога Слово в пре­чи­стых таинах Его Тела и Крови, чтобы Он обитал с нами и в нас.

Послу­шайте: как хри­сти­а­нин вообще гото­вится к при­ча­ще­нию? Молит­вой, испо­ве­дью… А еще? Скажем: постом, чте­нием духов­ных книг, при­ми­ре­нием с ближ­ними…

А как нас всех Цер­ковь гото­вит к Пасхе?

Постом… Здесь вели­кая Четы­ре­де­сят­ница, и перед самой Пасхой един­ствен­ная в году строго пост­ная Суб­бота, Вели­кая Суб­бота.

Чте­нием… В посту уси­ленно пере­чи­ты­ва­ется в Церкви Псал­тырь, чита­ются книги Бытия, Прит­чей, св. про­рока Исаии… Перед самой свет­лой заут­ре­ней про­чи­ты­ва­ется вся книга деяний апо­столь­ских.

Что каса­ется при­ми­ре­ния с ближ­ними, то вспомни, как в пер­вен­ству­ю­щей Церкви каждый раз перед воз­но­ше­нием Св. Даров, после слов «воз­лю­бим друг друга», веру­ю­щие (а все они гото­вилсь при­ча­щаться) цело­вали друг друга. Это, как объ­яс­няет Симеон Солун­ский: «в знак того, что людям должно любить друг друга… что жела­ю­щий при­ча­ститься Его (Христа) должен пред­стать без вражды, и что в буду­щем веке все будут дру­зьями». Впо­след­ствии этот обычай цело­ва­ния должен был быть уни­что­жен, может быть, потому же, почему был уни­что­жен и непре­мен­ный обычай при­ча­щаться за каждой боже­ствен­ной литур­гией или в каждый празд­ник, потому что те, древ­ние, были духов­нее, потому что ослабли мы. Но в пас­халь­ную ночь, кото­рая есть образ буду­щаго века, и мы, все, все при­гла­ша­емся к свя­щен­ной тра­пезе и поем: «Про­стим вся Вос­кре­се­нием», и даем друг другу трой­ное лоб­за­ние мира.

Один иерей рас­ска­зы­вал мне, как маль­чи­ком забе­гал он в пас­халь­ное утро в уже опу­стев­ший после тор­же­ствен­наго бого­слу­же­ния храм. Светло, нарядно, но без­молвно и без­людно… И маль­чику ста­но­ви­лось грустно: Хри­стос один!

Братие! В день Вос­кре­се­ния не подо­бает остав­лять Христа оди­но­ким. Все стран­но­при­и­мем Его, Еди­наго, не имев­шаго где пре­кло­нить главу, в сердца наши. Все при­и­мем в себя Тело и Кровь Его. Аминь.

сбор­ник «Вос­кре­се­ние Хри­стово» 1947 г. Источ­ник пуб­ли­ка­ции — «Пра­во­слав­ная Русь», №7, 1992 г.

***

О при­ча­ще­нии на Свет­лой Сед­мице

мит­ро­по­лит Ила­рион (Алфеев)

Я считаю, что свя­щен­ники, кото­рые не бла­го­слов­ляют при­ча­щаться на Пасху, допус­кают очень грубую ошибку. Почему? Потому что Литур­гия слу­жится для того, чтобы люди при­ча­ща­лись.

В Вели­кий Пост по будням – по поне­дель­ни­кам, втор­ни­кам и чет­вер­гам – Литур­гия не слу­жится. И это отсут­ствие воз­мож­но­сти при­ча­ститься и явля­ется знаком пока­я­ния и поста. А тот факт, что Устав пред­пи­сы­вает слу­жить Литур­гию на Свет­лой Сед­мице каждый день, как раз и озна­чает, что люди при­зы­ва­ются каждый день при­ча­щаться.

Почему они не должны поститься в Пас­халь­ную сед­мицу? Потому что, как сказал Хри­стос, «могут ли печа­литься сыны чер­тога брач­ного, пока с ними жених?»

Пасха – самый глав­ный празд­ник хри­сти­ан­ской Церкви. Весь Вели­кий Пост явля­ется под­го­тов­кой к Пасхе. Как можно тре­бо­вать от чело­века, чтобы он ещё и в Свет­лую сед­мицу тоже постился, если он хочет при­ча­щаться!

***

О при­ча­ще­нии на Пасху и на Свет­лую сед­мицу

игумен Петр (Пру­тяну)

Мне уже неод­но­кратно зада­вали сле­ду­ю­щий вопрос: «Можно ли нам при­ча­щаться на Пасху? А в Свет­лую сед­мицу? Чтобы при­ча­ститься, нам надо про­дол­жать пост?»

Вопрос хоро­ший. Однако он выдает отсут­ствие чет­кого пони­ма­ния вещей. На Пасху не просто можно, но даже нужно при­ча­щаться. В пользу этого утвер­жде­ния мне бы хоте­лось при­ве­сти в обоб­щен­ном виде ряд аргу­мен­тов:

  1. В первые века исто­рии Церкви, как мы видим в кано­нах и свя­то­оте­че­ских трудах, уча­стие в Литур­гии без при­ча­ще­ния Святых Тайн было просто немыс­лимо.  Однако со вре­ме­нем, осо­бенно в наших краях, уро­вень бла­го­че­стия и пони­ма­ния среди хри­стиан стал падать, и пра­вила под­го­товки к при­ча­стию стали строже, местами даже чрез­мерно (в том числе двой­ные стан­дарты для духо­вен­ства и мирян). Несмотря на это, при­ча­ще­ние на Пасху было общей прак­ти­кой, сохра­ня­ясь по сей день во всех пра­во­слав­ных стра­нах. Однако неко­то­рые откла­ды­вают при­ча­стие до самой Пасхи, словно им кто-то мешает при­сту­пать к Чаше каждое вос­кре­се­нье Вели­кого поста и всего года. Таким обра­зом, в идеале нам сле­до­вало бы при­ча­щаться на каждой литур­гии, осо­бенно в Вели­кий Чет­верг, когда была уста­нов­лена Евха­ри­стия, на Пасху и на Пяти­де­сят­ницу, когда роди­лась Цер­ковь.
  2. Тем, на кого воз­ло­жена епи­ти­мья по при­чине какого-либо тяже­лого греха, неко­то­рые духов­ники раз­ре­шают при­ча­ститься (только) на Пасху, после чего, еще неко­то­рое время, они про­дол­жают нести свою епи­ти­мию. Эта прак­тика, кото­рая, тем не менее, не явля­ется и не должна быть обще­при­ня­той, имела место еще в древ­ние вре­мена, в помощь каю­щимся, чтобы укре­пить их духовно, поз­во­лив и им при­об­щиться к радо­сти празд­ника. С другой сто­роны, поз­во­ле­ние каю­щимся при­ча­ститься на Пасху ука­зы­вает на то, что про­стого тече­ния вре­мени и даже личных усилий каю­ще­гося недо­ста­точно, чтобы изба­вить чело­века от греха и смерти. Ведь для этого необ­хо­димо, чтобы Сам вос­крес­ший Хри­стос послал свет и укреп­ле­ние душе каю­ще­гося (подобно тому, как пре­по­доб­ная Мария Еги­пет­ская, кото­рая вела рас­пут­ный образ жизни до самого послед­него дня своего пре­бы­ва­ния в миру, смогла встать на путь пока­я­ния в пустыне только после при­ча­ще­ния Христу). Отсюда появи­лось и рас­про­стра­ни­лось в неко­то­рых местах оши­боч­ное пред­став­ле­ние о том, будто на Пасху при­ча­ща­ются только раз­бой­ники и блуд­ники. Но разве у Церкви есть отдель­ное при­ча­стие для раз­бой­ни­ков и блуд­ни­ков, а другое – для тех, кто ведет хри­сти­ан­скую жизнь? Разве Хри­стос не Один и Тот же на каждой литур­гии в тече­ние года? Разве Ему не при­ча­ща­ются все – и свя­щен­ники, и цари, и нищие, и раз­бой­ники, и дети? Кстати, слово свт. Иоанна Зла­то­уста (в конце пас­халь­ной утрени) при­зы­вает всех без раз­де­ле­ния к при­ча­ще­нию Христу. Его призыв «Постив­ши­еся и непо­стив­ши­еся — воз­ве­се­ли­тесь ныне! Тра­пеза обильна: все насы­щай­тесь! Телец велик и упитан: никто не уйдет голод­ным!» явным обра­зом отно­сится к при­ча­стию Святых Тайн. Уди­ви­тельно, что неко­то­рые читают или слу­шают это слово, не пони­мая, что нас при­зы­вают не к тра­пезе с мяс­ными блю­дами, но к при­ча­ще­нию Христу.
  3. Также крайне важен дог­ма­ти­че­ский аспект этой про­блемы. Народ тол­ка­ется в оче­ре­дях, чтобы купить и отве­дать на Пасху ягня­тины – для неко­то­рых это един­ствен­ная «биб­лей­ская запо­ведь», кото­рую они соблю­дают в своей жизни (так как осталь­ные запо­веди их не устра­и­вают!). Однако когда в книге Исхода гово­рится о закла­нии пас­халь­ного агнца, это отно­сится к еврей­ской Пасхе, где ягне­нок был про­об­ра­зом Христа-Агнца, заклан­ного за нас. Поэтому вку­ше­ние пас­халь­ного агнца без при­ча­ще­ния Христу озна­чает воз­вра­ще­ние к Вет­хому Завету и отказ при­знать Христа «Агнцем Божьим, Кото­рый берет на Себя грех мира» (Ин 1:29). Кроме того, люди пекут все­воз­мож­ные куличи или другие блюда, назы­ва­е­мые у нас «пасхой». Но разве мы не знаем, что «Пасха наша – Хри­стос» (1Кор 5:7)? Поэтому все эти пас­халь­ные яства должны быть про­дол­же­нием, но не заме­ной при­ча­стию Святых Таин. Об этом не особо гово­рится в храмах, но мы все должны знать, что Пасха это во первых Литур­гия и при­ча­ще­ние Христу Вос­крес­шему.
  4. Неко­то­рые также гово­рят, что на Пасху нельзя при­ча­щаться, потому что потом ты будешь вку­шать ско­ром­ное. Но разве свя­щен­ник не делает то же самое? Зачем тогда совер­ша­ется Пас­халь­ная Литур­гия, и после нее бла­го­слов­ля­ется вку­шать молоч­ное и мясное? Разве не ясно, что после при­ча­стия можно вку­шать все? Или, может быть, кто-то вос­при­ни­мает Литур­гию как теат­раль­ный спек­такль, а не как призыв к при­ча­ще­нию Христу? Если бы вку­ше­ние ско­ром­ного было несов­ме­стимо с при­ча­ще­нием, тогда на Пасху и Рож­де­ство не совер­ша­лась бы Литур­гия, либо не было бы раз­гов­ле­ния. Причем, это каса­ется всего литур­ги­че­ского года.
  5. А теперь о при­ча­стии на Свет­лой Сед­мице. 66-ое пра­вило Трулль­ского собора (691 год) пред­пи­сы­вает, чтобы хри­сти­ане «насла­жда­лись Свя­тыми Тай­нами» в тече­ние всей Свет­лой Сед­мицы, несмотря на то, что она явля­ется сплош­ной. Таким обра­зом, к при­ча­стию при­сту­пают без поста. Иначе не было бы литур­гии, либо пост про­дол­жался бы. Пред­став­ле­ние о необ­хо­ди­мо­сти поститься перед при­ча­стием каса­ется, прежде всего, евха­ри­сти­че­ского поста перед при­ня­тием Святых Тайн. Такой стро­гий евха­ри­сти­че­ский пост пред­пи­сан в тече­ние не менее шести, а то и девяти часов (не так, как като­лики, кото­рые при­ча­ща­ются спустя час после тра­пезы). Если же мы гово­рим о мно­го­днев­ном посте, то вполне доста­точно семи­не­дель­ного поста, кото­рый мы дер­жали, и нет нужды – более того, даже запре­щено – про­дол­жать поститься. По окон­ча­нии Свет­лой Сед­мицы мы будем поститься по средам и пят­ни­цам, а также в тече­ние трех других мно­го­днев­ных постов. В конце концов, свя­щен­ники не постятся на Свет­лой Сед­мице перед при­ча­стием, и тогда непо­нятно, откуда взя­лось пред­став­ле­ние о том, что в эти дни должны поститься миряне! Тем не менее, на мой взгляд, к при­ча­стию в дни Свет­лой сед­мицы могут под­хо­дить только те, кто соблю­дал весь Вели­кий пост, кто ведет цель­ную, урав­но­ве­шен­ную хри­сти­ан­скую жизнь, всегда стре­мится ко Христу (а не только постами) и при­ча­стие вос­при­ни­мает не как награду за свои труды, но как лекар­ство от духов­ных болез­ней.

Таким обра­зом, каждый хри­сти­а­нин при­зван гото­виться к при­ча­стию и про­сить его у свя­щен­ника, осо­бенно на Пасху. Если же свя­щен­ник отка­зы­вает безо всяких осно­ва­ний (в том случае, если у чело­века нет таких грехов, за кото­рые поло­жена епи­ти­мья), но пус­кает в ход раз­ного рода отго­ворки, то, на мой взгляд, веру­ю­щий может пойти в другой храм, к дру­гому свя­щен­нику (только если при­чина ухода в другой приход ува­жи­тель­ная и не явля­ется лукав­ством). Такое поло­же­ние дел, кото­рое осо­бенно рас­про­стра­нено в Рес­пуб­лике Мол­дова, необ­хо­димо как можно скорее испра­вить, тем более что высшая иерар­хия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви дала четкие пред­пи­са­ния свя­щен­ни­кам не отка­зы­вать веру­ю­щим в при­ча­стии без оче­вид­ных кано­ни­че­ских осно­ва­ний (см. Поста­нов­ле­ния Архи­ерей­ских собо­ров 2011 и 2013 гг.). Таким обра­зом, сле­дует искать мудрых духов­ни­ков, и если мы тако­вых нашли, надо им послу­шаться и под их руко­вод­ством при­ча­щаться как можно чаще. Не стоит вве­рять свою душу кому попало.

Бывали такие случаи, когда неко­то­рые хри­сти­ане на Пасху при­сту­пали к при­ча­стию, а свя­щен­ник под­ни­мал их на смех перед всем цер­ков­ным собра­нием, говоря: «Разве тебе не было доста­точно семи недель, чтобы при­ча­ститься? Почему ты нару­ша­ешь обычаи села?». Хоте­лось бы спро­сить у такого свя­щен­ника: «А тебе разве не хва­тило четы­рех-пяти лет учебы в духов­ном заве­де­нии, чтобы опре­де­литься: либо ты ста­нешь серьез­ным свя­щен­ни­ком, либо пой­дешь пасти коров, потому что «домо­стро­и­тели тайн Божиих » (1Кор 4:1) не могут гово­рить такие глу­по­сти…». И об этом надо гово­рить не ради насмешки, но с болью о Церкви Хри­сто­вой, в кото­рой служат и такие неком­пе­тент­ные люди. Насто­я­щий свя­щен­ник не только не запре­щает людям при­ча­щаться, но и при­зы­вает их к этому и учит жить так, чтобы они могли при­сту­пать к Чаше на каждой литур­гии. И тогда уже сам свя­щен­ник раду­ется тому, насколько иной ста­но­вится хри­сти­ан­ская жизнь его паствы. «Име­ю­щий уши слы­шать да слышит!».

Поэтому «со стра­хом Божьим, верой и любо­вью при­сту­пим» ко Христу, чтобы лучше понять, что значит «Хри­стос вос­крес!» и «Воис­тину вос­крес!». Ведь Он Сам гово­рит: «истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Чело­ве­че­ского и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я вос­крешу его в послед­ний день» (Ин. 6:53–54).

пере­вод Елены-Алины Патра­ко­вой

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки