митрополит Арсений (Стадницкий)

Глава I. 1902 год

Вторник. 1-е января.

Новый год встречал с отцом инспектором1 у себя. Всенощную служил в академическом храме2. Затем пригласил я отца инспектора ко мне, по обыкновению, беседовали о самых разнообразных материях, а в двенадцать часов выпили по бокалу донского (сошедшего за шампан­ское) и затем при взаимных добрых пожеланиях друг другу расстались, чтобы быть предоставленными самим себе.

Мысли о прежнем и о неведомом грядущем будущем роем тесни­лись в голове. Молитвою закончил прежний год и начал новый. Господи! Благослови венец лета нового!

В день Нового года служил в Троицком соборе3. Говорил проповедь о значении новогодних пожеланий. Заходил после служения к отцу наместнику4, у которого и трапезовал.

Зима стоит прекрасная: снегу много, морозы порядочные, санная дорога – удобная. Пишут, что в южной полосе России, начиная с Киева, зимы еще не было, все время стоит тепло, трава зеленеет, деревья распускаются. А у нас, как началась зима со второй половины октября, так продолжает стоять и теперь. Такая ровность климата, несомненно, весьма благоприятна для здоровья.

5-е января. Суббота. Вечерню и водоосвящение совершал в Троицком соборе с большим душевным услаждением.

6-е января. Воскресенье. Служил в Троицком соборе и после литургии, не переодеваясь, выходил на колодезь для освящения воды. Гра­дусов было около десяти; но главное – было ветрено, что значительно усиливало холод. Опасался простуды, тем более что накануне, по субботнему обыкновению, принимал горячую ванну. Но меня успокоили, что от иорданских водосвятных морозов никто никогда не заболевал еще. После этого трапезовал у отца наместника – старика. Вечером катался с отцом инспектором по направлению к скитам5. Хотели / было навестить болящего о. игумена Даниила 6; но оставили теперь свое намерение, опасаясь потревожить его. Вместо этого заехали по дороге к профессору Н.Ф. Каптереву7 – посидеть у него немного. Оказалось, мы попали на маленькое собрание гостей, в числе которых было несколько из наших. Хозяева были рады нашему визиту, и мы оставались у них до десяти часов.

Вторник. 8-е января. Проездом в Вятскую епархию посетил меня новоназначенный туда преосвященный Никон (Софийский)8. Он на год моложе меня. Очень красивый и представительный; культурность, правда, не особенно отпечатлелась на его благообразном лице. Это тот самый Никон, которого, в бытность его ректором Владимирской семи­нарии, чуть не зарубил топором воспитанник семинарии9.

Начинают съезжаться студенты. Много прислано прошений об отсрочке отпуска по болезни. Это и понятно, ввиду событий в нашей Академии10 и слухов о закрытии ее.

Воскресенье. 13-е января. Служил в Лавре. После литургии крестный ход по стенам вокруг Лавры в память избавления ее от осады поляков11. Было не особенно холодно, но сыро с ветром. А я опять накануне принимал ванну. Боялся простудиться, но, слава Богу, обошлось все благополучно. Трапезовал у добрейшего наместника; в числе гостей была его родственница, матушка Евгения12, игуменья Вознесенского женского, что в Кремле, монастыря13.

Сегодня в половине седьмого вечера приехал ко мне мой приятель С.Т. Голубев14, профессор Киевской академии. Он занимается в москов­ских архивах по истории Юго-Западной России и преимущественно Киевской академии по случаю приближающегося 300-летия ее15. Он меня очень любит, не менее и я его. Поэтому приезд его был для меня весьма приятен. В задушевной беседе мы провели с ним время до двух часов ночи. Предметов беседы было весьма много. Делился он со мною событиями из киевской жизни, и особенно Академии. Злобою дня у них является борьба преосвященного Димитрия16, ректора, с неугомон­ным А.А. Дмитриевским17, / которому Совет несколько раз отказывает в премиях. Виновником этого Дмитриевский считает преосвященного Димитрия. Дело восходило до митрополита, обер-прокурора18, с науч­ной почвы перешло на личную, вплоть до ругательств, инсинуаций, сплетен. Кончилось строгим выговором профессору А. Дмитриевскому и замечанием Голубеву, который исключительно по состраданию к больному Дмитриевскому выступил с отдельным мнением в защиту его. Вообще, этот вечер я с великим удовольствием провел.

Вечерний молебен Божией Матери служил в своем храме и воз­обновил прерванные во время Рождества собеседования19. Говорил я о тех мыслях и чувствованиях, которые должны возбуждать в нас истек­шие праздники.

Получил письмо от преосвященного Димитрия, ректора Киевской академии, в котором он извещает о неблагополучии и в его Академии20.

14-е января. Понедельник. Сегодня с шести часов вечера было у меня частное заседание всех профессоров для обсуждения наших злоб дня и ознакомления их на основании имеющихся и присланных мне документов о реформационном и агитационном движении наших неразумных юнцов21. Читаны были: а) воззвание наших студентов к сту­дентам других академий с приглашением присоединиться к ним в своих протестах; б) воззвание к семинариям с запросными пунктами, на которые желательны их ответы; в) выдержка из семинарского журнала «Звено»; г) некоторые «доверительные» письма высоких особ, без упо­минания имени. Много в этих документах смешного, задорного, прямо глупого – обезьянского, а наряду с этим и много грустного, особенно когда спрашивается мнение семинаристов об ослаблении надзора за богослужением, молитвами, постами... Дух-то, дух какой! Не скрою, что при обсуждении дело не обходилось и без самоосуждения. Не виноваты ли и мы во многом, часто заигрывая на либеральных струнах чуткой молодежи?! Виновно, бесспорно, и наше духовное ведомство, не обращающее внимания на недостатки нашей школы духовной, / мало этого – прямо-таки на весь ни к чему не годный строй ее, и даже не желающее вникать в это, ведя дело так называемой реформы келейным образом22. Подобные централизм и бюрократизм к добру не поведут. Дело реформы вовсе не в переставлении предметов или в сокращении уроков, а гораздо поглубже. Зачем, например, держать явных атеистов в Академии? Почему не выгнать их? Почему им выхода не дают в другое заведение? Сословность духовенства, кастовая замкнутость – великое зло... Уж, кажется, кого ближе касается дело реформы духовной школы, как не нас, стоящих во главе высших школ, как не Советов, – однако мы ничего не знаем. И в результате – мертворожденная реформа, как реформа 1884 года23... В заключение я обратился к гг. профессорам, прося их нравственно действовать на студентов, показать неразумие их действий и даже безнравственность в рассылке агитаций и смуще­нии семинаристов, а вместе с тем – указывать на печальное следствие этого – в закрытии Академии, что, конечно, никому не желательно.

После беседы была скромная закуска, прошедшая очень весело, благодаря неистощимому юмору на разные темы В.О. Ключевского24.

Среда. 16-е января. Среди студентов – брожение. Многие сознают бестактность и неразумие своих затей. Четвертый курс подал мне кол­лективное заявление о том, что они не принимали никакого участия в этих движениях остальных трех курсов. Теперь говорят, что они не думали, что дело примет такой оборот, что они были одушевлены искренним желанием улучшения учебного дела, что тут-де нет ничего преступного, что дело раздуто. Что же касается агитации по семина­риям, то прямо сознают, что тут перехвачено через край. Вообще, они не знают, как выйти из такого глупого положения. Будучи уверены, что мы / знаем главных деятелей, они теперь обеспокоены тем, как бы эти деятели не пострадали. Наше спокойное отношение их еще более смущает. Они даже рады бы были, чтобы мы что-нибудь предприняли в виде какого-либо наказания виновных, что дало бы им повод стать на защиту их. Но мы молчим, и эта неопределенность тяготит их. Слыш­но, что они готовят какое-то объяснение. Увидим.

Пятница.18-е января. Вечером был у меня профессор С. Глаголев25 с просьбою – взять его в руки (так в оригинале – прим. электронной редакции) и спасти его, так как он предан запою. Тяжело было выслушивать его скорбную, искреннюю исповедь. Долго с ним беседовал, просил, умолял остановить эту слабость. Сознается, что воли не имеет. Обещался бороться, прося у меня нравственной поддержки и молитвы. Жаль человека: он очень способный и плодо­витый богослов.

Воскресенье. 20-е [января]. Служил у себя. В четыре часа служил молебен с общим пением. Вел собеседование иеродиакон-студент о. Евгений26. Народу было много. В четверть девятого вечера случилось приключение, которое могло окончиться страшною бедою. Когда слу­житель церковный отпер храм наш для вечерней молитвы, обрушилась с потолка возле клироса штукатурка, на пространстве больше сажени в диаметре. Мусору по приблизительному соображению было около пятидесяти пудов. Куски весили более пуда. Страшно и подумать, что произошло бы, если бы это крушение случилось во время богослужения: много было бы изувеченных и убитых. Благодарю Господа, что Он не попустил быть этому великому несчастью. Тут, несомненно, перст Божий. По расследовании оказалось, что на том месте сгнила деревян­ная сетка, которая не могла удержать тяжелой штукатурки, вершка пол­тора, и притом давней – лет двадцать. Отчего она сгнила – различные предположения. Самое достоверное – это бывшая когда-то течь, хотя следов никаких нет. Ближайшим же поводом явилась очистка снега над / этим местом с крыши, которая здесь почти плоская. Очисткою снега она облегчилась, а отставшая штукатурка и обрушилась. Стукотворяемых дверей и послужил непосредственною причиною падения. Как бы там ни было, но, слава Тебе, Господи, что все окончилось бла­гополучно. Теперь опасаюсь, как бы еще чего-нибудь не случилось в другом месте, хотя и обстукали везде. В одном месте подозрительно.

Понедельник. 21-е [января]. Среди студентов внутреннее брожение. На дворе масса снегу. Холод не особенный.

Вторник. 22-е января. Сегодня мне исполнилось сорок лет. Две трети, по крайней мере, на хороший конец, прожито; сделано или мало, или, вернее, ничего. Тяжко подумать. Был в пещерах у Черниговской Божией Матери и у Преподобного. В молитве перед ними находишь большое успокоение.

Был на уроках в Вифанской семинарии, между прочим, у препо­давателя по истории и обличению раскола С. Зверинского27. Препо­даватель – плохой. Ему и раньше не раз уже было делаемо замечание. Человек пошел не по своей дороге. А между тем трагизм нашего поло­жения, что трудно избавиться от него благодаря существующему у нас формализму и бюрократизму...

Пятница. 25-е [января]. Был Совет. Представляли к разным преми­ям за труды наставников28. К стыду нашему, много премий, а некому их давать. С натяжкою приняты на соискание книжица профессора А. И. Введенского «О причинности» и профессора П.И. Цветкова «Стихотворный перевод Романа Сладкопевца» 29. Этот перевод скорее можно бы назвать «смехотворным» – столько здесь есть курьезов. В прошлом году он не прошел на премию; но в нынешнем профессор Муретов30 счел долгом товарищества указать в нем кое-какие досто­инства, и он допущен на премию. / На этом же Совете заслушано прошение профессора А.И. Введенского о соискании степени док­тора богословия за сочинение «Религиозное сознание язычества»31. От Совета рецензентом назначен Глаголев, а я – Андреева (так в оригинале – прим. электронной редакции)32.

Среда. 30-е [января]. Получен указ Св. Синода об увольнении в отставку по прошению профессора Г.А. Воскресенского 33. Свободна кафедра по русскому языку и русской литературе. Кандидатов нет. Меня это возмущает: тридцать лет преподавать и не подготовить себе преемника. Как ученый, он составил себе имя, но как лектор – никакого. Пример – налицо: ни одного ученика-преемника. Есть слух, что он хочет передать свою кафедру по родству – своему зятю, быв­шему стипендиатом, а теперь преподавателю Священного Писания в Орловской семинарии34. Препятствием служит то, что он был на историческом отделении (второй группы), а кандидатское писал по нравственному богословию 35. Но Григорий Александрович, известный своим чадолюбием и многочадием, надеется обойти это затруднение обычными путями – просить членов Совета. Я готов даже думать, что они согласятся на это; но, кажется, придется считаться с моим отдельным мнением.

Четверг. 31-еянваря. Был у меня жандармский офицер, говорил, что 9-го февраля в Москве готовятся студенческие беспорядки, что и наши студенты примкнут к этому движению, что для этого недавно в Посад приезжали десять студентов университета и три курсистки. Я сказал жандарму, что это вздор и я головой ручаюсь, что наши студенты не примкнут к этому неразумному движению. На это он мне ответил, что, по полученным им сведениям, у нас, в Академии, неспокойно, так как студенты собираются на сходки, и вчера была сходка у студентов, а у нас – экстренное заседание Совета. Я ему на это довольно внуши­тельно заметил, что его агент, вероятно, слишком ограничен, чтобы не сказать больше. Общежитие само по себе есть уже / настоящая сходка. Вчера были действительно сходки, но только не для обсуждения каких-либо политических дел, а просто для выпивок по случаю многих име­нинников – Василиев, Григориев и Иоаннов 36. Правда, бывают сходки теперь по поводу злобы дня, но они теперь очень желательны, так как тут разоблачается самоволие маленькой кучки агитаторов, присво­ивших себе право говорить от имени всех студентов. У нас был вчера Совет, только совершенно по другим делам. Вообще, я дал понять жандарму, чтобы он понадежнее и поумнее имел агентов и что мы сами прекрасно знаем, что у нас происходит.

2-е февраля. Суббота. Служил у себя. Народу множество, пели пре­красно. Погода снежная, морозная, бодрящая. Слышно, что студенче­ское волнение у нас совершенно затихает. Благоразумное большинство взяло перевес. Агитаторы запрятались в норы и оттуда беспомощно стучат зубами и кулаки показывают.

5-е февраля. Вторник. Приезжал преосвященный Трифон, епископ Дмитровский 37, для служения в Доме призрения, начальницею которого состоит Е.С. Кроткова38, пользующаяся известностью не только у нас, но и в Москве, известная и Высочайшему Двору. Сегод­ня праздновалось окончательное освобождение в административном отношении этого Приюта от Лавры39. Дело в том, что лет сорок тому назад Лавра учредила этот Приют и от нее, то есть от митрополита, зависело назначение начальницы; каковою и назначена была, по желанию тогдашнего наместника архимандрита Антония40, молодая тогда девица Кроткова. Повела она дело очень хорошо, надо отдать ей справедливость. Но ввиду перемен наместников и митрополитов, к которым нужно приспособляться и воззрение которых на дело управ­ления может быть различное, Е. С. Кроткова задумала передать это учреждение под покровительство Государыни Марии Феодоровны41, от которой и [будет] зависеть назначение начальницы. Таким образом, Лавра теперь будет только давать деньги (около тридцати тысяч), а сама касательства / не будет иметь никакого. Обвиняют митрополита, что он упустил из рук своих это дело42. Сегодня и праздновалось Высо­чайшее изменение устава Дома призрения43 в указанном смысле, а вместе с тем и избрание новой помощницы – Софии Ивановны Тют­чевой, фрейлины44.

Я избран почетным членом этого Приюта, хотя отношения к Прию­ту никакого не имею. Тут были профессор Н.И. Субботин, бывший во время профессорства в Академии членом Совета Приюта, А.А. Нейдгардт, А.Н. Столпаков45 и другие. Елена Сергеевна была наверху своей славы.

Суббота. 9-е февраля. Сегодня в пещерной церкви Гефсиманского скита во имя святых Антония и Феодосия Печерских пострижен мною в иночество студент II курса Сергий Симанский46, сын камер-юнкера47, получивший образование в Императорском лицее Цесаревича Николая 48 и в Московском университете по юридическому факультету. Он хотел еще в прошлом году постричься, но я испытывал его. Надеюсь видеть в нем хорошего инока, а впоследствии и полезного деятеля Святой Церкви. Наречен Алексием, во имя святителя Московского49. Обстановка в подземном храме, при обилии разноцветных теплящихся лампад, была прямо волшебная. Литургию совершал отец инспектор в сослужении о. Иосифа (Петровых)50 и чередного иеромонаха. Постри­жение было во время малого входа. По окончании мною сказана речь, она будет напечатана в третьем номере «Богословского вестника» 51.

Обыкновенно в таких случаях мы заходили к батюшке – Даниилу, игумену скита, на утешение, на которое только способна была любовь и гостеприимство добрейшего о. Даниила. Но теперь он безнадежно болен. Поэтому мы с отцом инспектором отправились ко мне и пообедали.

Воскресенье. 10-е февраля. Неделя блудного сына. Служил в Вифанской семинарии. После служения заходил на чай к отцу ректору52, где были собраны все преподаватели. Беседовал с ними о делах педагоги­ческих и о современных злобах дня – бунтах в семинариях53. /

Беседовал у себя. Народу весьма много.

Вторник. 12-е февраля. Доходят слухи о безобразиях, учиненных студентами 9-го февраля. Арестовано, говорят, около тысячи студентов. Причем полиция распорядилась очень хорошо; их арестовали без особенного затруднения. Говорят, что они будут высланы и навсегда уволены из университета. Ожидали помощи рабочих, но надежды ока­зались напрасными. Большинство из них требует не академической, а политической свободы54. В Киеве, говорят, в начале февраля были ужасные беспорядки в университете, который теперь закрыт55. Тут уже прямо происходило нечто революционное.

Четверг. 14-е февраля – мирской день Ангела. Получил письмо от обер-прокурора К.П. Победоносцева. Письмо – очень раздражитель­ное по поводу семинарских движений, в чем он обвиняет Московскую академию, т.е. студентов, за их прокламации, а потом вообще началь­ствующих в семинариях56. Я ему ответил очень резко, указав на то, что и до прокламаций в семинариях были частые бунты, что причину их нужно искать в другом. Эту причину я указал в отсутствии определен­ных взглядов на характер духовной школы в самих правящих сферах. В доказательство привел последние события в Московской академии за пять лет моего пребывания здесь. Письмо это и приблизительный черновик есть у меня57. Пусть гневается, – пора говорить не обиняка­ми, а прямо. Все несчастье наше, что мы играем в прятки.

Сегодня был у нас студенческий вечер, посвященный памяти Гоголя и Жуковского58, по поводу 50-летия со дня смерти. Чтение и пение состояло исключительно из произведений этих писателей. Вечер про­шел очень хорошо. Особенное впечатление произвел студент III курса малоросс Григорий Ващенко59 своим прочувствованным стихотворе­нием на тему сожжения «Мертвых душ»60. Он награжден был шумны­ми / аплодисментами студентов, а я расцеловал его.

Предполагаю на несколько дней уехать в Москву и послужить в Успенском соборе.

Пятница. 15-е [февраля]. Сегодня после лекций, по исконному обычаю, студенты отпущены на масленицу и первую неделю поста, так как завтра поминальная суббота. Таким образом, треть эта прошла спокойно, значит, и год окончится уже благополучно.

16–19-е февраля. В Москве.

16-го, в субботу, в два часа выехал в Москву, которую я доволь­но редко посещаю. Остановился в Чудовом монастыре. Всенощную слушал на Саввинском подворье, у преосвященного Парфения61. Он сообщил мне, что 19-го предполагается заупокойная литургия в Чудовом и панихида у памятника Александру II по инициативе рабочих московских фабрик, что является контрманифестацией рабочих62 и опровержением тех слухов, которые о них распространяются, главным образом студентами, как о революционерах и бунтарях. Не скрыл он и того, что по этому поводу ходят очень нелепые слухи, будто это повод только к страшной противоправительственной демонстрации, которая имеет произойти в этот день у памятника.

На другой день, в воскресенье, служил в Успенском соборе. Испы­тывал великое духовное наслаждение, как от сознания значения этого первого всероссийского собора, от присутствия здесь всероссийских святынь, от гробниц патриархов, так и от художественного пения синодального хора. После обедни заезжал с визитом к прокурору синодальной конторы князю А.А. Ширинскому63, а от него – к преосвященному Трифону, мать которого, старушка княгиня Туркестанова64, чтит меня. Здесь выпил чай, затем на обед поехал с братом, доктором в Ярославле65 (который совершенно неожиданно прибыл в Москву с больным офицером), к преосвященному Парфению. В семь часов вечера отправился в Императорский лицей Цесаревича Николая к уважаемым мною графам Камаровским66. В лицее в это время шла генеральная репетиция к гоголевским / празднествам 21-го февра­ля, которые будут происходить в лицее 19-го февраля в присутствии Великого князя67. Графини и дочери старшей не было: они уехали в Петербург. Был граф, сын его Сергей и младшая дочь Мария (Муся) 68. С удовольствием провел я здесь два часа.

Граф, состоящий и профессором Московского университета, ужасы рассказывал о безобразиях студенческих 9-го февраля, как они раз­грабили квартиру лаборанта, или что-то вроде этого, Чистякова69, как там (после слова «там» сверху над строкой автором вписано: «в актовом зале [универ­ситета]» – прим. электронной редакции) найдены финские ножи, револьверы. Очевидно, готовилось что- то грандиозное; ожидались, по предположениям студентов, рабочие. Но не вышло ничего, и всех их забрали в манеж; а затем по приказу министра они выключены из университета70. Бог знает что делается в университетах. Они являются очагом всяких безобразий, [студенты] не учатся, а только бунтуют. И чем больше делают им уступок, тем дальше идут их требования. Уж, кажется, полную свободу дали им, – только молчи, и даже не учись. Нет: давай им теперь политическую свободу, и не только им, а и всем, – хотя кто их уполномочивал на это. Министр просвещения Ванновский, заявивший себя излишней гуманностью, теперь, кажется, изменяет свою политику. Поэтому, говорят, он иполучил анонимное письмо с того света от предшественника его Боголепова, который пишет, что ему там хорошо и надеется на скорое свидание. Это, конечно, намек на предполагаемое убийство71. Вообще, большая теперь смута в умах. Была речь и о конкорд-манифестации 19-го февраля. Если она удастся благополучно, это будет большой шаг для успокоения общественного мнения.

Приехал в Чудов в половине десятого вечера. Не спал до часу – ходил один по громадным комнатам, скудно освещенным. Чего-чего я не передумал, ходя?! Вся история Смутного времени проносилась неоднократно перед моими мысленными очами, с убийствами, воз­мущением народным, с мученичеством святителей – патриархов. Все они / как раз смотрели на меня со стен, на которых повешены их изо­бражения. Особенно долго всматривался я в изображение патриарха Гермогена 72.

Я решил остаться в Москве на этом несомненно историческом собы­тии. Встал рано в понедельник, 18-го числа. Из моих окон видны приго­товления на площади для завтрашнего торжества. Разделяют площадь протянутыми веревками на несколько частей. Строят пред памятником громадную эстраду; покрытая красным сукном, она скорее напоминает эшафот... В девять часов навестил меня ректор Московской семинарии о. Анастасий (Грибановский)73, который тоже много передавал о воз­буждении умов по поводу завтрашнего торжества.

В десять часов прибыл молодой граф Камаровский – Сергей, с которым мы условились вчера поехать в Данилов монастырь покло­ниться могиле Гоголя. Скоро мы туда и поехали. В монастыре я первый раз. Войдя в монастырь, мы прежде всего совершенно не заметили каких-либо признаков того, что здесь лежит тот, на которого теперь обращены все взоры России. Тишина; все могилы покрыты толстым белоснежным покровом; тропинки тоже. Так что мы не знали, куда и направиться к могиле. Один из привратников отозвался даже незнани­ем пути к какому-то Гоголю; выручил его другой привратник, который и указал нам направление к могиле, и мы отправились по дорожке нечищеной. При нашем приближении два работника расчищали снег вокруг могилы бессмертного Гоголя. Страшно грустно стало при виде этой скромной могилы великого писателя. Она находится недалеко от монастырской стены. Памятник на могиле состоит из двух частей. Одна из них – около аршина высоты над землею массивная плита черного мрамора в форме гробницы. На верхней ее плоскости над­пись: «Здесь погребено тело Н.В. Гоголя, родился 19 марта 1809 года, скончался 21 февраля 1852 года». Остальные надписи расположены так. Спереди: «Гόрькимъ слόвомъ моимъ посмҕюся. Иеремии, гл. 20, ст. 8». / Справа: «Истиннымъ же уста исполнить смђха устнђ жє ихъ исповедания. Иова, гл. 8, ст. 21». Слева: «Мужъ разумивый престолъ чувствїя. Притчей, гл. 12, ст. 23. Правда возвышаетъ языкь. Притчей, гл. 14, ст. 34». К задней стороне этого памятника тесно примыкает другой: глыба гранита, неправильной формы и необделанная. На ней водружен высокий массивный крест, из толстых медных пластин, спаянных в углах. На глыбе надпись: «Єй, гряди, Господи Иисусе. Апокалипсис, гл. 22, ст. 20». Могила не окружена решеткой, над нею нет железного навеса, чтобы защитить памятник от атмосфериче­ских влияний; так что сравнительная прочность памятника в течение пятидесяти лет объясняется доброкачественностию материала, хотя и на нем уже видны следы всеразрушающего времени. Плита замет­но избочилась, врастая левою частию в землю, а медный массивный крест на глыбе еще больше накренился в ту же левую сторону; так что если не будут приняты меры для ограждения памятника, то он быстро пойдет к уничтожению. Неужели теперь не сделают этого?.. Медный крест весь испещрен надписями, нацарапанными чем-нибудь острым или карандашом. Их так много, что, в общем, они составили какой-то причудливый бесформенный узор. Толпа, конечно, стремится связать свое имя с именем гения, жаждая бессмертия... Поклонившись праху и молитвенно простояв несколько времени у могилы, мы направились в храм, где отправлялась поздняя литургия, чтобы пригласить иеромонаха и отслужить панихиду, причем я тщательно скрывал свое архиерейство. Действительно, нам дали скоро иеромонаха с двумя послушниками, и панихида была отслужена. Затем мы осматривали соседние могилы. Боже, сколько тут дорогих имен – нескучно лежит великий Гоголь. Тут и Н.М. Языков, и Валуев (Д.А.), и А.С. Хомяков, и жена его Катенька, к которой так привязан был Гоголь, и Ю. Венелин, а подальше несколько – вся семья Самариных74. Жаль, все это засыпано снегом, нужно приехать летом... /

Сегодняшний вечер провел у преосвященного Трифона. О многом-многом беседовали. Тут, между прочим, я узнал, что на завтрашний день на всякий случай делаются и явные и тайные приготовления: так, в госпиталях приготовлены места для раненых... В десять часов возвра­тился к себе и опять долго ходил. Теперь был у меня подъем духа.

Встал на рассвете. Народу на площади было еще мало; но полицей­ских очень много. Скоро прибыли два эскадрона конных жандармов, которые и скрыты были на всякий случай в ограде Чудова монастыря. Там же поместилась и одновременно прибывшая карета для подания первой помощи. Не особенно-то хорошее предзнаменование! Затем с московских фабрик и заводов потянулись в Кремль рабочие, раз­мещаясь с двух сторон у памятника Александру II. Погода не особен­но благоприятствовала торжеству; день был серенький, с холодным порывистым ветром. К восьми часам уже было много народа рабоче­го – тысяч до сорока. Хотя при громадности Кремлевской площади и при таком количестве народа она казалась довольно пустынною. Это не то, что было при освящении памятника в 1898 году, когда я тоже был. Среди толпы преобладали мужчины. Самими рабочими из своей среды были избраны сотские, имевшие красивые розетки из русских национальных лент; они стояли впереди и следили за порядком. В восемь часов утра в Алексеевском храме Чудова монастыря началась литургия, которую совершал преосвященный Парфений. Я стоял в алтаре. За богослужением присутствовали и депутаты от собравшихся рабочих. В это время к Чудову монастырю стало прибывать духовен­ство с иконами, крестами, хоругвями. В три четверти десятого прибыл в Чудов монастырь Великий князь Сергей Александрович, который не входил в храм, а остановился пред входом в монастырь, внизу. Тотчас же и выступил торжественный крестный ход, в котором и я принимал участие, а также кроме преосвященного Парфения преосвященные: Григорий, Трифон и Нафанаил 75. Раздался торжественный звон в [колокола] Ивана Великого; вся многотысячная толпа благоговейно обнажила голову. С паперти монастыря открывался чудный вид на эту трогательную картину, на фоне которой, среди моря обнаженных голов молящегося народа и сверкающего ризами духовенства, выделялся величественный памятник Александру II. Великий князь шествовал позади духовенства. Сверкающие / золотом хоругви кремлевских соборов были размещены полукругом на площадке памятника, между монументом и окружающей его галереей, на помосте; тут же разме­стилось и духовенство, а позади него Великий князь. Впереди помоста с левой стороны расположились депутации от рабочих с венками. Тотчас началась панихида, по окончании которой раздались звуки гимна «Коль славен»76, исполненного оркестром рабочих. Это была в высшей степени торжественная минута; десятки тысяч взоров были прикованы к монументу Императора, к подножию которого депутаты рабочих возлагали сооруженные по подписке на фабриках венки. Вен­ков было два: один громадный, серебряный, другой – фарфоровый, металлический. На серебряном венке на серебряных лентах надпись: «Великому Царю Освободителю в незабвенный для русского наро­да день 19-го февраля – от трудов московских заводско-фабричных рабочих 19-го февраля 1902 года»77. Венок этот, работы Хлебникова78, составлен из серебряных, дубовых и лавровых, ветвей; посредине на пальмовой ветви – эмалевый портрет Александра II. Говорят, стоит он около 1500 рублей79. Другой венок –от мастеровых Коломенского машиностроительного завода – Царю Освободителю, очень изящный, из [металлических] дубовых, лавровых и пальмовых ветвей с фарфоро­выми цветами.

Как только закончилось возложение венков, депутаты при полном молчании массы отошли на свои места. Началось благодарственное молебствие о здравии Государя80 и всего Царствующего Дома. По окончании молебствия оркестр медных грянул «Боже, Царя храни»81. Восторженные клики ура заглушали оркестр; энтузиазм охватил всех. Среди народных ликований Великий князь направился к памятнику и осмотрел возложенные венки. Сойдя с площадки при кликах ура, Его Высочество обратился с краткою речью к депутатам рабочих, в кото­рой выразил, что он рад был вместе с ними помолиться о упокоении незабвенного Родителя своего82, а также о здравии ныне царствующего Государя. Похвалив превосходные венки, Его Высочество поблаго­дарил депутатов, прося передать такую же [благодарность] и рабочим. Едва только закончилась беседа князя, снова раздались клики народ­ные, снова воздух запестрел шапками; музыка грянула Преображенский марш. В таком же порядке крестный ход возвращался назад. Его Высочество, постояв несколько времени на паперти монастыря и полюбовавшись живописным и трогательным зрелищем, отбыл. Так благополучно совершилось это народное торжество! /

Оценку этого события дали, между прочим, «Московские ведомо­сти» в прекрасной передовой статье «Русское народное чувство», кото­рую мы тут и прикладываем. Сегодня же вечерним поездом я выехал в Посад.

20-е февраля. Среда. Сегодня вечером, в восемь часов, скончался игумен Гефсиманского скита о. Даниил, известный своею добротою и гостеприимством, а также и приведением в цветущее состояние скита.

Суббота. 23-е февраля. Хоронили при громадном стечении народа отца игумена. Сказал приличное надгробное слово, в котором выска­зал свою и братии скорбь. Действительно, в лице его я потерял очень дорогого человека.

Воскресенье. 24-е февраля. Служил литургию в Лавре, а вечерню с прощением 83 – у себя. Утром и вечером говорил поучения.

25-е февраля–1-е марта. Первая неделя поста. Часы и литургию совершал у себя, а канон читал в Лавре.

2-емарта – день моего Ангела 84. Служил у себя и приобщал студен­тов. Много было поздравлений.

3-емарта. Литургию служил в Лавре. Говорил слово об исповедниках святой веры, а вечером на собеседовании у себя – о значении православной веры. Масса народу.

9-е марта. Суббота. Сегодня в академическом храме за всенощным бдением совершено мною при участии нашего монашествующего и лаврского духовенства пострижение в монашество студента IV курса М.И. Сенцова, наречено имя Леонид85. Пострижение было соверше­но с редкою торжественностию. Постригаемый из купеческой семьи. Окончил курс лет четырнадцать назад в Московском техническом учи­лище, затем в течение десяти лет был товарищем директора на фабри­ке в Зуеве. Поступил в Академию затем, благодаря мне. Человек, несо­мненно, религиозный и вполне созрел для монашеской жизни. Теперь ему тридцать восемь лет. Мною сказана подобающая речь, которая и будет напечатана в апрельской книжке «Богословского вестника» 86.

10-емарта. Воскресенье. Служил у себя при прекрасном пении ака­демического хора, который, к моему удовольствию, все более и более совершенствуется.

12-е марта. Вторник. Получил крайне неприятные сведения, подтверждавшие мои подозрения, о безнравственном поведении студентов-греков, из которых один русский грек, окончивший / Симферопольскую семинарию, С-в – студент способный87; остальные два – константинопольские греки Коцампопуло и Фотопулос88. Уди­вительная дрянь – эти, да и другие, иностранцы, слишком скоро при­спосабливающиеся к дамам, любящим иностранные моды. Поручил отцу инспектору сделать дознание, а затем решил прогнать, особенно одного из них, Коцампопуло, который развратничает с одною вдовою М-вою, усердною посетительницею нашего храма.

13-е марта. Среда. Отец инспектор прекрасно произвел дознание и после немалых усилий Коцампопуло сознался. Я мог бы еще простить, если бы за ним в течение трехлетнего пребывания его в Академии не было других беззаконий. А то я ему все время прощал. Наконец для чести Академии нужно изгнать.

14-е марта. Четверг. Был у меня этот студент. Просит оставить до каникул. Я сказал подать прошение по болезни об увольнении. Он подал. Сегодня вечером отец инспектор должен произвести дознание над другим студентом, С-м. С этим труднее будет сладить, так как он значительно умнее и хитрее.

15-е марта. Пятница. Отец инспектор докладывал о своей беседе с С-м. Так и оказалось: на все стороны изворачивался, хотя несомнен­на его виновность в преступном сожитии с племянницею названной вдовы.

17-е марта. Воскресенье. Неделя Крестопоклонная. Служил у себя. Рукоположен во иеродиакона постриженный мною инок Алексий (Симанский). Пели прекрасно. Вел собеседование при общенародном пении. Народу больше тысячи. Раздавал крестики.

Сегодня в шесть часов вечера был у меня очень желанный гость Н.Г. Михайлов, управляющий русскими подворьями в Иерусалиме и так внимательно относившийся к нам в бытность нашу в Иерусалиме 89. Человек он действительно прекрасный и на своем месте. Он в России около месяцу; все хлопочет по палестинским делам – постройкам, ввиду ежегодно увеличивающегося количества паломников. Пробыл он у меня около часу, а затем мы вместе отправились к Е.С. Кротковой, где назначено было его свидание с А.А. Нейдгардтом, подолгу живавшим в Палестине. / Отсюда в начале девятого мы отправились к моему спутнику палестинскому Н.Ф. Каптереву, которого я предупредил о предстоящем визите, а также чтобы он позвал и другого спутника – В.Н. Мышцына90. Тут мы и просидели в неумолкаемых разговорах и воспоминаниях о Палестине. Так и полетел бы туда вто­рично, если бы возможно было... Консул Яковлев 91 губит там русское дело, и, однако же, его держат... С удовольствием провел этот «пале­стинский» вечер.

22-е марта. Пятница. Известный на всю Россию архимандрит Исидор скандальным происшествием в бытность его исполняющим должность инспектора Петербургской академии назначен епископом Новгород-Северским, викарием Черниговским92. Такое назначение –несомненно соблазнительное. Накануне был у меня о. Никон, казна­чей Лавры 93, и сказал, что это оскорбление Святой Церкви и что он теперь ни за что не пойдет в архиереи, в компанию Исидора: «Я ничего не имею, что он умный человек; но ум его – нахальный. Раскольники теперь с торжеством и злорадством встретят подобное избрание, а в Черниговской епархии их много».

25-е марта. Понедельник. Служил у себя. Иеродиакона Евгения, студента IV курса, моего постриженника, рукоположил во иеромонаха, монаха Леонида (Сенцова) – во иеродиакона, на оо. Иосифа (Петровых) и Бориса (Шипулина)94 возложил за малым входом набедренники 95. Вел послеобеденное собеседование. Масса народу.

27-е [марта]. Среда. Читал в Лавре канон 96.

29-е [марта]. Пятница. В Лавре читал Похвалу Божией Матери97.

1-е апреля. Понедельник. Получил письмо от профессоров Киевской академии98. Пишут, что злобою дня – проводы епископа Уманского Сергия (Ланина) в Псков и назначение вместо него какого-то Агапита (Вишневского)99, кончившего курс Киевской академии только в 1896 году, и притом еле-еле, «безграмотного» ([по словам] Дмитриевского). Я полагал бы, что Киев и Златоверхий монастырь заслуживали бы незаурядного архиерея 100. Вообще, я начинаю убеждаться, что не Дух Святый назначает епископов на кафедры... /

2–23-е апреля. В течение этого времени многое случилось, что может быть занесено в эту «памятку».

Прежде всего, 2-го апреля убит министр внутренних дел Д.С. Сипягин. Убийство произошло в вестибюле Комитета министров, в Мариинском дворце101, около двух часов дня, куда министр приехал на засе­дание, и совершено военным в адъютантской форме, прибывшим сюда за четверть часа в шикарной карете. Выпущено четыре пули, из них две смертельных в министра, а две – в защищавшего его лакея, который и ранен. Через час министр скончался, исповедавшись и приобщившись Святых Тайн. В газетах сообщается о последних трогательных минутах его жизни, что он желал видеть Государя и пожелал ему и России благоденствия. В «BerlinerTagblatt»102и вообще в заграничных газетах, враждебных большею частию России, не особенно лестные отзывы о почившем. Ему там приписываются последние предсмертные слова: «Зачем меня убили? Я действовал только по внушению высших». Комментируя эти слова, «BerlinerTagblatt» говорит, что тут разумеется Победоносцев, который-де захватил в свои руки бразды правления, и что русский Царь может спасти отечество, освободившись от уз Победоносцева. Конечно, это вздор. Но если принять во внимание, что из числа трех министров, намеченных к убийству революционерами еще в прошлом году, два – Боголепов и Сипягин – пали уже от рук убийц, а остается еще К.П. Победоносцев103, то невольно является опасение, как бы и этот великий старец не подвергся участи их. Положим, это славная смерть – умереть на своем посту, но какую страшную смуту производят такие явления. Слышно, будто отчасти ввиду этого, отча­сти для отдыха скоро уезжает за границу. Дай Бог ему многих лет и здравия... Фамилия и звание убийцы точно не установлены. В русских газетах об этом ничего не пишут. В иностранных – фамилию его назы­вают то Балташев104, то Малишев, то Игнатьев. Он будто исключенный из III курса университета за беспорядки, но потом помилованный. /

5-го апреля, в пятницу, отпуск студентов на пасхальные каникулы, а вместе с тем и конец классных занятий.

6-го, в субботу, у меня было редакционное собрание, отчасти по поводу резолюции митрополита 105 на просьбы Совета об ассигновании трех тысяч рублей на переиздание «Творений святых отцов», в качестве субсидии «Богословскому вестнику»106, что выдавалась в течение двух лет, а также вообще для рассуждения о нынешнем положении редак­ции и других соприкосновенных делах.

Заседание было бурное, не в собственном, впрочем, смысле. Бурю эту я один произвел, высказав всем горькую правду, что по современ­ным вопросам гг. профессора не умеют писать, пусть и не берутся за это. Затронул же я этот вопрос по следующему поводу. В нынешнем году подписка на «Богословский вестник» понизилась на двести под­писчиков сравнительно с прошлым годом, который по количеству под­писчиков можно считать одним из выдающихся. Это вскружило голову прежде всего редактору, Спасскому 107, и его приверженцам, которые на одном из заседаний в конце прошлого года и подняли вопрос об увеличении жалованья редактору с пятидесяти рублей в месяц на семьдесят пять, под тем предлогом, что с увеличением подписки уве­личился и труд редактора, хотя это вздор; тут, собственно, увеличился труд редакционного служителя, о котором, кстати сказать, и забыли. Я тогда говорил против такого увеличения, но большинством голосов, руководившихся сторонними интересами, решен вопрос в утвер­дительном смысле. Но вот с начала нынешнего года подписка стала падать. Конечно, тут много причин: появление новых духовных жур­налов («Вера и Церковь» 108, «Православное русское слово»109), гораздо более интересных и доступных для среднего читателя, и многое другое. Теперь-то стали втихомолку говорить, что поспешили с увеличением жалованья. Редактору, конечно, неловко. И вот он начал проводить мысль, для оправдания себя, что подписка на журнал пала по... моей вине (?!!), так как я слишком строгий цензор и не пропускаю статей по современным вопросам. Это однажды и он мне осторожно намекнул. Я назвал это гнусною ложью / и сказал, что буду просить митрополита о сложении с себя цензорского звания110. Он не ожидал, что его намек вызовет с моей стороны такой протест, и старался всячески замять этот инцидент. Но тут вскоре после этого один из его приверженцев – и. д. доцента Городенский111, человек весьма задорный и вздорный, не могущий забыть по крайнему своему самолюбию, что я года четыре назад вычеркнул у него две фразы о Толстом112, и стал в моем же при­сутствии говорить о стеснениях цензуры, о невозможности посему писать на современные темы, что это служит причиною упадка под­писки, и подобный вздор. Я знал, с чьих слов он это говорит. И ждал я только подходящего случая, чтобы показать всю гнусность подобного вымысла, такого сваливания вины с больной головы на здоровую, хотя редактор, чувствуя свою вину и бестактность Городенского, приходил ко мне с извинением. И вот теперь случай и представился. В течение трех часов я говорил [речь], где раскрыл всю фальшь возводимых обвинений на придирчивость цензуры, указал на истинную причину упадка журнала, что наш журнал не соответствует своему назначению быть органом высшего духовного учебного учреждения, что мы не способны писать на современные темы, так как для этого нужно обла­дать широким кругозором, а он у нас слишком узок, дальше своего Посада не устремляем взоров, страдаем самомнительностью – удел всех провинциальных городов, и тому подобные совершенно верные вещи. В пример я указал на статью Заозерского против В.В. Розанова и ответ последнего в «Новом времени»113, где Розанов отхлестал про­фессора Заозерского, что называется, под орех, а также досталось и всем. Указал также на появившуюся как раз в это время в «Петербургских ведомостях» статью цензора архимандрита Антонина – образец схоластики114. В заключение я сказал, что буду просить митрополита об увольнении меня от должности цензора. Тут В.А. Соколов115 и другие просили меня не делать этого, так как мнения Городенского, разумеется и редактора, никто не разделяет. Высказав еще раз презрение по поводу подобных инсинуаций, я поблагодарил корпорацию и решил не возбуждать дела... После этой духовной пищи и нерадения я / напитал всех и телесною пищею, и мы разошлись в мире и спокойствии духа.

7-го апреля – Вербное воскресенье. Служил в Лавре, обедал у наместника; вечером – последнее собеседование в этом году в ака­демическом храме, которое я вел. Много трогательных выражений благодарности.

Почти всю Страстную седмицу служил в академическом храме. Чудные службы! В Страстной Четверг стало известным в Лавре, что ночью на Пятницу приезжает сюда поговеть новоназначенный министр внутренних дел вместо убитого Сипягина В.К. фон Плеве116. Конечно, такой необычный приезд возбудил много толков. Злые языки теперь и потом говорили, что цель его приезда – показать свое православие ввиду нерусской фамилии; а другие справедливо видели в этом душевную потребность подкрепления у гроба великого Печальника земли русской в нынешнее тревожное время. Действительно, в двенадцать часов ночи прибыл в Посад министр, остановился сначала в лаврской гостинице, а утром переселился в митрополичьи покои. Приехал он с сыном117, мужчиною лет тридцати. В Пятницу утром в девять часов он выслушал часы и прикладывался к мощам Преподобного, причем наместником была поднесена ему икона Преподобного, а казначей архимандрит Никон сказал прекрасную речь, где выяснил значение прибытия сюда министра. В час времени министр был у меня с визи­том в сопровождении сына своего и состоявшего при них полковни­ка Замятина118. Я приветствовал министра краткою речью, в которой пожелал ему бодрости и крепости духа. Пробыл он у меня с четверть часа. Разговор коснулся и волнений молодежи. Он сказал: «Вы стоите во главе такого заведения, которое в нынешнее мятущееся время долж­но служить противовесом и опорою». Я ответил, что, к сожалению, и опоры колеблются при общем колебании почвы. «Однако же у вас теперь все спокойно? Ведь вы сумели потушить всё вначале, не дали возгореться пожару, – сказал он не то в форме вопроса, не то в смысле одобрения. – Я / читал их наивные вопросы, рассылавшиеся по семи­нариям. Конечно, в них нет ничего особенно грозного, но совпадение такого движения, хотя бы в сфере академической, с общим движе­нием – вот что усиливает значение этого факта, неважного самого в себе». Из этого я понял, что г. министр знает и о наших увлечениях реформационных, принявших нежелательную форму агитационную. Кроме этого вопроса, была обычная речь о количестве студентов, профессоров, есть ли среди студентов из других сословий, вообще из академической жизни.

Министр производит впечатление человека с сильным характером, твердою волею и ясным многосторонним умом. Этому способствует и внешний вид его: крупные черты лица, высота роста с некоторою вну­шительною полнотою. Лет ему пятьдесят шесть.

Вынос плащаницы совершал я в Лавре, в три часа дня. Вечерня началась в Трапезной церкви 119. Тут присутствовал и министр. При много­численном стечении народа, при хорошей погоде плащаница была перенесена в Троицкий собор, где мною и сказана была речь на тему о современных распинателях Христа. После этого я ответил министру в митрополичьих покоях визитом. Высказав удовольствие по поводу речи, которую он-де выслушал внимательно, а также высказав удивле­ние свободной, плавной речи и «профессорским» приемам; он, узнав по расписанию, что я буду в семь часов совершать погребение Христа в академическом храме, выразил желание присутствовать при этом богослужении. Поблагодарив его, я сказал, что пришлю за ним двух студентов. В качестве адъютантов оказались по моему избранию два студента IV курса, «сливки нашего общества», кавалеры: М.В. Войцехович, холмяк (из Холма), и С. Лебедев (калужанин)120. Предварительно мною даны им надлежащие указания. В семь часов вечера началось у нас служение, а в четверть восьмого прибыл министр с сыном в сопро­вождении наших адъютантов. Прошел он через мои покои и стал в церкви на так называемом инспекторском месте, на возвышении, по правой стороне. Служба продолжалась до половины одиннадцатого. Пели и читали прекрасно. Я не / знаю, можно ли еще где-нибудь в другом месте устроить такую художественную службу. Запевы к кафизмам, по несколько стишков, пело трио студентов: Снегирев Вячеслав, IV курса, роскошный бас, Смирнов Александр Стефанович, III курса, приятнейший тенор с альтовым тембром, и Дорошевский Феодор, II курса121, сочный второй тенор. «Волною морскою» пели мы, священнослужители, на средине храма, обиходное – правый клирос, т.е., собственно, тоже трио. Канон я читал. Усталости и не чувствовалось, несмотря на длинноту службы этой и предшествующих. Министр про­стоял до конца. Несомненно, никогда так долго он не молился.

В Субботу Страстную служил я у себя и опять испытал нечто божественное. Эта литургия не сравнима ни с чем по своей художествен­ности, содержательности, знаменательности, а еще если поют хорошо, то, кажется, не может быть высшего духовного наслаждения. Этими мыслями и впечатлениями делился я со своим братом – средним, старшим врачом Ярославского лазарета, Михаилом. Он – очень религиозный человек и в восхищении от академических служб.

В ночь на Пасху звон – в одиннадцать часов и продолжался до двенадцати, тогда и начался крестный ход. Так в Лавре, так и у нас. Народу было так много, как никогда в течение шести лет, что я здесь. Лавра была иллюминована; иллюминован и наш садик, и Академия. А во время крестного хода происходило нечто невообразимое по части пиротехники. Наш субстароста о. Леонид, бывший Михаил Иванович Сенцов, заведовавший прежде непосредственно этим, в виду своего сана поручил это дело студенту IV курса Бурцеву122, детине здоровому, толстому, известному поклоннику Бахуса, но вместе с тем умному и расторопному. И действительно, Академия, несомненно, не видала и не увидит тех чудес, какие совершил этот Буцефал. Я уже начал было трусить, чтобы как-нибудь не было какого-нибудь несчастья. Но он заверил, что ничего не может быть. Затем началась заутреня с переодеваниями. Целовался я со всеми мужчинами. В половине заутрени присылал министр, который присутствовал за богослужением в Лавре, / когда начнется у нас литургия. Я послал тех же студентов с надлежащими указаниями. По окончании заутрени в Лавре он пришел к нам, но у нас еще не окончилась: я произносил Слово Златоуста. Тогда до начала литургии министр несколько отдыхал в моих покоях, ведя беседу со студентами по разным, преимущественно литературно- научным, вопросам. К началу литургии он пришел в наш храм, стоял до самого конца, несмотря на духоту. Его, по всей вероятности, утоми­ло многоязычное чтение Евангелия на языках: греческом, славянском, русском, болгарском, сербском, немецком, итальянском, еврейском, французском. Я читал на греческом, со всеми оттенками греческого чтения, как я слышал на Востоке. Греки потом, как мне передавали, были очень довольны и говорили, что это весьма похоже на их чтение, кроме какого-то экивока, которого я или не сделал, или сделал не так, как нужно.

После обедни, окончившейся в пятом часу, министр зашел ко мне и разговлялся со мною и с сыном своим. Он просил позволения раз­говляться полковнику Замятину, а я – своему брату, тоже полковнику. Присутствовал при этом и инспектор. Поздравил с праздником и, похристосовавшись, видя усталость министра, я полушутя попросил извинения за продолжительную службу и вызванную этим усталость его. Он ответил, что действительно никогда так долго не молился: стоять по часов семь в церкви! «Я, – сказал он, – удивляюсь вам и вообще духовным лицам, как можно вынести это». Министр держал себя очень просто и непринужденно. Он высказал свое искреннее удо­вольствие по поводу чинности богослужения у нас, прекрасного пения, а относительно продолжительности сказал, что мы смело можем кон­курировать с Лаврою. Затем с большою похвалою отозвался о пристав­ленных к нему студентах, как весьма вежливых, предупредительных, рассудительных, и что если все такие, то лучшего нечего и желать. / Я ответил, что у нас большинство таких, но, конечно, в семье не без уродов, и эти-то уроды все дело и портят. По этому поводу зашла речь вообще о современной молодежи, о ее распущенности, об уходе Ванновского и о назначении министра просвещения Зенгера123, бывшего до сих пор товарищем министра. По этому поводу г. фон Плеве сказал, что такое назначение довольно неожиданно, так как за две недели до этого Зенгер высказал Ванновскому свое намерение оставить пост товарища его. Когда Ванновский спросил о причине, тогда Зенгер ответил: «Помилуйте, у меня дети; я не знаю, где их учить; нужно ехать за границу», то есть, иначе говоря: вы так распустили школу, что страшно пускать туда детей. Зенгер – классик, Ванновский – разру­шитель классицизма. Что будет – трудно сказать. Но трудное наследие досталось Зенгеру. В конце г. министр высказал мне, что уносит самые приятные воспоминания от пребывания в Лавре и в Академии124. Я про­сил его и впредь не забывать нас своим посещением и что впредь не будем его так мучить долгою молитвою. Он ответил, что, быть может, в следующем году приедет, и тогда не так тягостны будут для него долгие службы, потому что образуется привычка, прибавил он в шутливом тоне. При этом хотел рассказать анекдот из духовного мира «о привыч­ке», но я сказал, что знаю. При взаимных пожеланиях мы расстались. Министр отсюда отправился прямо через Москву в Полтаву и Харьков, где в губерниях происходит прямо пугачевщина125.

По отбытии министра у меня начались общие разговены 126 со всеми священнослужителями и церковниками-студентами. В пять часов разошлись на отдых. В одиннадцать часов было официальное привет­ствие профессоров и посадских властей.

В четыре часа – вечерня, которую я служил. Тут произошел малень­кий инцидент: студент-регент Зверев127 несколько выпил, так что слиш­ком энергично управлял, и я его прогнал с клироса. После вечерни заходил он ко мне несколько раз, и только в четвертый раз я принял его. Оказалось, что он / действительно не столько выпил, сколько устал. На мой вопрос, почему же он все-таки выпил, он со слезами на глазах ответил: «Не еже бо хощу сие творю, но еже не хощу злое сие содеваю» 128. Конечно, я ему простил, ибо он действительно много потрудился, притом же я вообще к певчим питаю некую слабость... Вечер провел в беседе с отцом инспектором.

На другой день Пасхи, по обыкновению, служил в Лавре, а затем обедал у отца наместника с отцом инспектором и Никоном 129.

На третий день, тоже по обыкновению, поехал в Москву для офи­циальных визитов. Митрополит обыкновенно служит в этот день в Чудовом монастыре, а после литургии обед – для архиереев. Так и теперь было, только вдруг неожиданно, точно из земли, появился вездесущий «Сын человеческий», т.е. В.К. Саблер130, которого я не видал три года. Он сообщил, что в Великую Субботу умерли два архиерея: Модест, архиепископ Волынский, и Сергий, епископ Астраханский131. Бывший при этом, живущий на покое в Донском монастыре, епископ Антоний, когда-то викарий на Волыни132, человек нервно-болезненный, стал говорить Саблеру в полусерьезном тоне, что теперь ему, как бывшему викарию Модеста, должны предложить эту кафедру. Особенно интересных разговоров за столом не было. В пять часов я поехал к митрополиту и поднес ему в бархатном переплете изданное под моей редакцией или, собственно, почти все написанное мною описание моего путешествия «В стране священных воспоминаний»133. Тут были еще другие посетители, поэтому ни о чем особенном не при­шлось говорить; в шесть часов – всенощная, поэтому я распростился смитрополитом, который пригласил меня назавтра в час на обед. Отсю­да я поехал к преосвященному Трифону, у которого застал В.К. Саблера и архимандритов «чающих» о. Исидора, назначенного викарием Черниговским, ризничего о. Палладия 134 и о. ректора Московской семинарии архимандрита Анастасия. Разговор шел сначала на общие темы, причем весьма понятно было, как Саблер политикует. Наконец, поставлен был ему ребром вопрос о реформе / семинарий. Нужно было видеть, как он вилял во все стороны. Тут он сваливал всю вину то на начальствующих, то на учителей, то на владык, которые недо­статочно внимательно досматривают за духовно-учебными заведения­ми. Вот тут-то я и высказал ему много горькой правды, которая, быть может, не совсем по нутру пришлась ему. Между прочим, я ему гово­рил: «Владыки совершенно бессильны, потому что у них отнята всякая власть. Прежде семинарии были вполне архиерейскими учреждения­ми. Архиерей был непосредственный начальник. А теперь архиерей не только не имеет права сменить плохого преподавателя, назначить нового, известного ему, а даже перемещать с одной на другую кафедру. При назначении на начальственные должности в учебные заведения архиереев не спрашивают. Уволить преподавателя, заведомо нехоро­шего, чрезвычайно трудно, рискуя даже получить замечание. Да что? Даже студента Правлению Академии трудно уволить без того, чтобы не было запроса». В последнем случае я имел в виду увольнение одно­го грека – Коцампопуло – из Академии за блудодеяние и лишение двух греков казенного содержания. Коцампопуло поехал в Петербург к Саблеру и, по всей вероятности, выставив себя жертвою ректорского деспотизма, просил о переводе его в Петербургскую академию. Саблер вдруг посылает мне телеграмму: «За что уволен студент Коцампопуло?» Я ответил: «За порочную, блудодейственную жизнь». Вот на это я теперь и намекнул. Саблер чувствовал, видимо, себя очень неловко, особенно когда я сказал, что этот студент наверно облил грязью рек­тора, а вы выслушиваете, как бывает в таких случаях. «Нет, нет; я вам очень благодарен...» – и в подобном роде старался он замять это дело. Затем я продолжал прерванную речь: «Назначение окончивших курс производится Учебным комитетом совершенно случайно, рекомен­дациям нашим не доверяют или не обращают на них внимания», и в подобном роде многое я говорил. В девять часов с отцом Анастасием отправились к Камаровским. Тут уже был преосвященный Парфений. Вот семейство, в котором я отдыхаю. Я один просидел тут до двенадца­ти часов. / Палец, ушибленный дверцами кареты, барышни перевязы­вали в качестве сестер милосердия. В двенадцать часов вечера приехал в Чудов монастырь, в котором я имел пребывание.

На другой день в половине одиннадцатою я поехал с пасхальным визитом к Великому князю, которому и поднес в роскошном переплете бархатном мою книгу «В стране священных воспоминаний». Великий князь был весьма доволен и сказал, что с особенным удовольствием прочтет ее. Затем говорили о современных волнениях молодежи, осве­домлялся, как у нас – в Академии, о приезде министра к нам, о впе­чатлениях, вынесенных им. Пробыл у него двадцать минут. Хотел было зайти к Великой княгине135, но, к сожалению, она уехала помолиться с детьми Великого князя Павла Александровича136; книгу я передал через адъютанта. Отсюда поехал в женский Никитский монастырь к матушке Паисии 137 и к княгине В.А. Туркестановой. Тут была старушка Каткова, супруга известного М.Н. Каткова138. Затем к часу отправился к митропо­литу. Только что мы начали обедать, как доложили о приходе Саблера, который тоже примкнул к нам, заняв, по предложению митрополита, председательское место (!). Главным предметом разговора был вопрос о беспорядках в благотворительном доме в память митрополита Сергия, устроенном Е.С. Ляминой139, главным образом вследствие бесконтроль­ного заведования им Н.И. Никольским 140, доктором, который считает себя душеприказчиком покойного Владыки. Вскоре после обеда Саблер ушел, а я остался с Владыкою. Предметом разговора был вопрос редак­ционный, т.е. вопрос о ежегодном пособии в три тысячи рублей, выда­вавшемся доселе редакции «Богословского вестника» на переиздание «Творений святых отцов», в каком пособии Владыка теперь намерен отказать. Вопрос остался открытым. Говорил я с ним об академических делах; но, увы, как ни прискорбно сознаться, но Владыка наш имеет смутные понятия о сих делах. И что печальнее всего, как и бывает с лицом в таких случаях, не доверяет, а иногда даже как будто / нервни­чает. Вот и «действуй» в таких случаях, хотя он и дал мне право «действо­вать» во время Рождества, когда я его спросил, что мне делать...

17-го вечером уехал к себе в Посад. 20-го в субботу служил в акаде­мическом храме, раздавал артос 141 и сказал поучение о значении разда­чи артоса. 21-го служил в Лавре и обедал у наместника.

Среда. 24-е [апреля]. Утром с одиннадцати часов было заседание Совета. Заслушаны были отзывы С.С. Глаголева и И.Д. Андреева о докторском сочинении А.И. Введенского 142.

Четверг. 25-е [апреля]. Вечером был диспут преподавателя Холмской семинарии Кобрина. Защищал магистерское сочинение «День очищения в Ветхом Завете» 143. Оппонентами были В.Н. Мышцын и П.В. Тихомиров144. Диспутант плохо защищался. Защита признана удовлетворительною большинством голосов.

Воскресенье. 28-е апреля. Служил в академическом храме.

1-е мая. Среда. Сегодня начались экзамены. Сегодня же поданы кандидатские сочинения. По этому поводу в Академии было пьяно.

2-е мая. Слышатся со всех сторон похвалы редактированному, т.е. почти мною написанному, описанию моего путешествия «В стране священных воспоминаний». В «Московских ведомостях» появились две хвалебно-восторженные рецензии. Одна принадлежит JI. Тихомирову, а другая Басаргину, т.е. профессору А.И. Введенскому 145.

6-е мая. Понедельник. Служил в Лавре и обедал у отца наместника вместе с о. казначеем архимандритом Никоном и московским богатым купцом И.А. Колесниковым146 и его супругою. Сегодня день давно жданный для наградолюбцев. У нас получили: профессор Н.Ф. Каптерев произведен в действительные статские советники147, Шостьин148 получил Станислава 2-й степени, Мышцын и Спасский – Анны 3-й степени. По наградам наша Академия далеко отстала от других академий. Прежде очень скупо представляли.

Сегодня же официально подтвердились слухи о новых назначениях на кафедры: Антоний Уфимский назначен Волынским, Димитрий, ректор Киевской академии, – епископом Тамбовским, Платон, инспектор / Киевской академии, –ректором ее, Георгий Тамбовский – епископом Астраханским, архимандрит Климент, настоятель римской посольской церкви, – епископом Уфимским149. Чаша епархиального управления покамест миновала меня. Из этих назначений обращают на себя внимание и возбуждают разговоры первые два. В самом деле, в тридцать девять лет назначение на Волынскую кафедру! Это – уж совершенно необычное дело. Я не отрицаю способно­стей и талантов преосвященного Антония, но он молод все-таки для такой кафедры. Притом же сколько он бестактностей делает! В нашей профессорской шли по этому поводу горячие дебаты. Общее мнение таково, что это – ставленник Саблера и [что преосвященный Антоний] сообщает ему всякие небылицы о всех архиереях, а он их знает благодаря своим многочисленным приверженцам. Говорили также, что епископ Антоний является представителем дворянской партии в духовенстве. Вообще, много говорили, просто страшно было; даже эту любовь, которою будто бы он одушевлен, низвели до самого сильно­го, обдуманного эгоизма. Предрекали ему при этом скорую, большую будущность, вроде Московской митрополии, и тогда партия его при­хлебателей вознесется, а все, иже не с ним, будут низвержены... Всему этому я не верю и думаю, что все это будет ко благу Церкви. Не дай Бог, чтобы сбылись слова, как-то сказанные мне моим предшественником архимандритом Лаврентием, ныне епископом Курским150: «Я уже стар; недолго мне остается жить. Но вы еще поживите и увидите, сколько зла Церкви сделает Антоний...» Назначение Димитрия, прослужившеготридцать пять лет при Академии151, навряд ли по сердцу ему. По крайней мере, я ему послал такую телеграмму: «Радуюсь за Тамбовскую епархию, приобретающую достойнейшего Архипастыря». На нее он ответил: «Но я не радуюсь, назидаюсь 18-м стихом последней главы евангелиста Иоанна152». Тамбовская епархия, кажется, считается неплохой; но Волынская / лучше; почему же не послали его туда? Разве потому, что он – волынский уроженец. Но он так давно оттуда, что это, кажется, не могло бы служить препятствием. Если уже сдвигают такие столбы, то что говорить о нас – грешных? Лишь бы до августа не назначали. Буди воля Божия, которой я теперь особенно всецело предаюсь и потому чувствую себя хорошо.

Вечером с пяти до восьми был у здешней большой барыни Е.С. Кротковой и застал всегдашнего ее собеседника А.А. Нейдгардта, человека весьма умного, бывшего раньше прокурором Синодальной конторы и управляющего канцелярией прошений, на Высочайшее Имя приноси­мых, жившего затем в течение нескольких лет в Иерусалиме, а теперь живущего в Посаде в качестве «любителя церковных дел». Время про­вел здесь хорошо. Госпожа Кроткова недавно была у Великого князя Сергея Александровича, который поручил ей передать мне свою искреннюю благодарность за удовольствие, испытанное им от чтения редактированного мною путешествия в Палестину. То же самое про­сил передать и М.П. Степанов, товарищ председателя Палестинского общества, генерал-лейтенант153 – любимец Великого князя.

Среда. 8-е мая. Служил в Вифанской семинарии – храмовый день ее. Сказал сильную проповедь на тему о современных злобах дня – об увлечениях семинаристов новыми неразумными течениями, об отсутствии в них духа церковности и любви к пастырскому служению, о холодном, одним только умом усвоении истин христианской веры.

9-е мая. Четверг. Служил в академическом храме при громад­ном стечении народа. Рукоположил во иеромонаха переходящего на IV курс студента – иеромонаха Арсения (Жадановского)154. Монах он прекрасный.

14-е мая. Вторник. Сегодня вечером приехал преосвященный митрополит Владимир. Завтра предполагает быть на экзаменах.

15-е мая. Среда. Митрополит прибыл в Академию в четверть десятого с парадного поезда, шел пешком по стене; встретил я его в вестибюле с профессорами – членами экзаменационных / комиссий. Присутство­вал на экзамене в III курсе по русской церковной истории и на I курсе по теории словесности. Вопросов почти никаких не задавал. Сидел на обоих экзаменах в общем не более полутора часов. Видно, что прибыл только для формы. Чувствовал себя, как это заметно было, не совсем ловко. Уехал отсюда в Вифанию. Здесь присутствовал в 5-м классе по Священному Писанию. Передавали, что он здесь чувствовал себя значительно лучше, задавал вопросы, касающиеся преимущественно богослужебного употребления Священного Писания. Невежествен­ные ответы некоторых воспитанников вызвали негодование Владыки.

В пять часов был назначен выпускной экзамен в моей академиче­ской церковно-приходской школе155. Выпускалось восемь мальчиков. Я пригласил многих профессоров, студентов-законоучителей; так что, в общем, экзаменаторов было пятнадцать человек. Владыка изволил присутствовать на испытании и чувствовал себя прекрасно: задавал вопросы, смеялся, вообще был весел. Впечатление от школы вынес прекрасное и несколько раз благодарил меня. Одному мальчику, пре­красно отвечавшему по всем предметам, дал пять рублей. Остальным розданы мною Евангелия.

Четверг. 16-е [мая]. Сегодня в полдень Владыка отбыл в Москву. Не любит он здесь пребывать, как это делали митрополиты Филарет и Сергий 156.

Четверг. 23-е мая. Праздник Вознесения – последняя моя служба в академическом храме. Народу множество. Великолепно пели. Рукоположил во иеромонаха моего постриженника о. Леонида (Сенцова). К этому времени по моим настоятельным просьбам он изготовил белое серебряное облачение в академический храм, для меня и двух пар священников, и семь стихарей. Стоимость около тысячи пятисот рублей. Облачения – прекрасные, но сшиты не совсем ладно. Можно будет исправить. /

До 15-го октября.

Ретроспектирую на весь истекший немалый период времени. Экзамены закончились 1-го июня, пред Троицею. К празднику лаврскому прибыл Владыка 157. Прибыли также епископы – Климент (Берниковский), недавно хиротонисованный в Уфу вместо Антония, и Варсонофий, [епископ] Глазовский158, первый викарий Вятский. В параклисисе и всенощном бдении все мы сослужили Владыке. В самый день праздника я отдельно служил в Успенском соборе 159. На другой день я служил в Духовском лаврском храме. Владыка же вместе с епископами выехал в Москву. Епископ Климент производит приятное впечатление. Он – фаворит светского Синода. Еще не успел доехать на свою новую кафедру, а говорит о возможности его перевода в более «теплую» епархию, как об этом ему и намекали «там». Преосвященный Варсонофий, «вечный викарий», как он сам себя именует, с большою шишкою на носу, довольно вульгарен по виду и в обращении. Говорит, едет в Петербург, чтобы напомнить о себе, о желании быть самостоятельным.

5-го и 6-го [июня] был Совет. Прошло все обычным порядком. Теперь я уже совершенно не волнуюсь. Все наперед мною предусмо­трено; если иногда допускаю свободу многоглаголания членов Совета, то, в сущности, для того, чтобы они пришли к тому же решению, к какому я давно пришел. Тут только и видишь, как они мало осведом­лены о студентах, их успехах и поведении. В среде профессорской предположены следующие перемены: на место Татарского, подавше­го в отставку160, вследствие нервного расстройства, подал прошение исполняющий должность доцента Городенский, занимавший кафедру нравственного богословия. Такой странный переход обусловлен невозможностью дальнейшего пребывания Городенского на своей кафедре, которую он низвел почти до нуля, иногда никого у него не бывало слушателей. Я думал было затормозить такой переход, такое бегство и затормозил бы, если бы не имелось в виду такого достойного кандидата на нравственное богословие, как Тареев161, которого я лично не знаю, но привык / чтить за его статьи по вопросам нравственным. И в Академии о нем хорошего мнения. Только замена Городенского таким достойным кандидатом удержала меня от оппозиции. А то пред­полагалось «в семейных кругах» всадить на эту кафедру зятя профес­сора Воскресенского, преподавателя Орловской семинарии Минина. Я наложил на это бесповоротное «veto» (Запрещаю (лат.).

По окончании Совета была у меня приличная закуска, прошедшая очень оживленно, благодаря главным образом неисчерпаемому остро­умию В.О. Ключевского. После этого решили все поехать на Тарбеево озеро. Погода была прекрасная. На озере катались, удили, закусывали, а некоторые и выпивали, и довольно сильно. Н.А. Заозерский угобзился очень основательно, отчасти и его друг М.Д. Муретов. Отсю­да выехали около двенадцати ночи, я с отцом инспектором выехали последними, после того как усадили всех, и ехали сзади, чтобы кто не растерялся (sic! (Так (лат.).

8-го июня в два часа, в субботу, поехал я в Зосимову пустынь 162, по железной дороге до Арсак, а оттуда – пять верст. 9-го [июня] предпо­лагалось пострижение в иночество студента II курса нашей АкадемииАрсения Дверницкого163. Вместе со мною ехали семья графов Камаровских, княгиня Туркестанова, мать преосвященного Трифона, писатель Погожев (Поселянин)164. Чудная погода, прекрасное настроение. В четыре часа прибыли в пустынь, устроенную прекрасно трудами и средствами наместника Лавры о. Павла, который теперь с братиею и приветствовал нас. До начала всенощной – до шести вечера – мы все отправились погулять в окружающий лес и по лугам. Все в цвету, все благоухает. Рвали цветы, составляли букеты; и все это прилично. Удивительно мила семья Камаровских, особенно сам граф. Все они – такие чистые, хрустальные души, что так и хочется верить, что никакая грязь никогда не коснется их. Вообще, это – редкая семья. В шесть часов начался звон ко всенощной. Пел хор лаврских певчих. Выходил на литию и величание. Какое наслаждение доставила / мне эта всенощная, в обители, где все так уютно, где такой монашеский дух... При одном воспоминании об этом у меня дух захватывает. Ночь почти вся была белая. Я почти не спал, наслаждаясь с балкона пением соловьев; но несколько ослаблялось наслаждение кусанием комаров, которые напоминали о земном.

На другой день, в Неделю Всех святых, литургия началась в девять часов, при большом стечении народа. После малого входа был постри­жен в монашество студент Дверницкий с именем Игнатия 165. В свое время сказана была мною проповедь о гонениях, которым подвергались святые; затем сказана была речь и новопостриженному, и благословил его иконою Спасителя. Затем по трапезовании уехал в четыре часа на вокзал. Стал идти дождь. В той же компании, плюс отец инспектор, возвратились все мы домой, весьма довольные своею поездкою.

10-го числа отец инспектор уехал покупаться в Аренсбург166, на первую половину каникул. Я же остался дома; ко мне приехал мой племянник, воспитанник 6-го класса Кишиневской семинарии, А. Черноуцан167, с которым я и занялся описанием своей библиотеки. В таком занятии, в гуляниях по лесу незаметно прошло время, хотя, надо сказать, погода была большею частию дождливая и холодная.

4-го июля, в девять утра, прибыл на праздник Владыка. Прибыли также епископ Томский Макарий, присутствующий ныне в Синоде, и Сергий, епископ Угличский, викарий Ярославский168. Все вместе выхо­дили на параклисис. На другой день я с преосвященным Макарием сослужил Владыке, а епископ Сергий служил в Успенском соборе. В тот же день все владыки уехали восвояси. Преосвященный Макарий производит весьма приятное впечатление своим благостным видом, обходительностию, как видно, добротою. Преосвященный Сергий из протоиереев московских – толстый, высокий, громадный, с лицом полным, красным, с бородою козлиною; голос у него – удивительно пронзительный, высочайший тенор. Рассказывают, что старик прео­священный Ионафан 169 боится с ним служить, так как преосвященный Сергий оглушает его. / Но в разговоре производит приятное впечатле­ние. Проповедует он хорошо. Теперь ему годов шестьдесят семь.

8-го июля отец инспектор приехал из отпуска; 8-го же ночью, в двенадцать часов, я выехал в Ярославль, чтобы отсюда вместе с под­жидавшим меня братом, преподавателем Полтавской семинарии 170, совершить путешествие по Волге на Кавказ и в Крым. Решил я путе­шествовать «не в своем виде», то есть не в сущем архиерейском сане, а во образе иерея.

9-го [июля] в одиннадцать часов сели мы на пароход «Скопин- Шуйский» и при тихой погоде отплыли. Путешествовали по Волге до Царицына, останавливаясь, сколько время дозволяло, в прибрежных городах – Костроме, Нижнем [Новгороде], Казани, Самаре, Саратове. Симбирск ночью проезжали. Расписание пароходное составлено очень хорошо, так что на каждый из этих городов можно было посвятить не менее двух часов. Все хороши поволжские города; а лучше всех – Нижний. Плавание по Волге было восхитительное. Это – самый лучший отдых. А главное – чувствуешь свободу духа, так как никто тебя не знает; а кто поинтересуется, тому отвечаешь, что священник или протоиерей из Москвы, из Иркутска и т.п.

В Царицын прибыли 15-го и тут же пересели в поезд по направле­нию к Владикавказу. Владикавказ произвел на меня очень хорошее впечатление обилием растительности, своим треком (Так в оригинале) с ревущим Тере­ком, а также панорамою кавказских гор. Из Владикавказа до Тифлиса наняли отдельный фаэтон, стоящий со всем около пятидесяти рублей. Выехали в три часа, ночевали на станции Казбеги, затем – второй ночлег на станции Цилкани, а на третий день, в десять часов утра, в Тифлисе. На меня Кавказ произвел сильнейшее впечатление. Описы­вать впечатление не намерен, боюсь показаться банальным. Военно-Грузинская дорога – это нечто удивительное. По дороге снимал виды фотографические, которые, кажется, вышли удачно.

В Тифлисе провели целый день. Не понравился он мне, кроме / Головинского проспекта. Сионский собор снаружи – одна жалость. Был в знаменитых банях – не особенно приятное впечатление вынес. Останавливались в самой лучшей гостинице, против великолепного военного собора, Орианте (Восточной). Спрашивали билет – не дал; в листе расписался ярославским протоиереем. Утром в семь часов отправились на вокзал для следования в Батум. Половина пути первая очень живописная: то прорезанные горы, то туннели, то висячие мосты; вторая половина – ровная; плодороднейшая почва. Пред Батумом чайные плантации и вообще флора поражает своею роскошью, пышностию и разнообразием.

Батум произвел на меня хорошее впечатление своим завидным положением на берегу моря, своею роскошною флорою и чудным бульваром, ровностию улиц, хорошими постройками; а я представлял себе Батум грязным, типичным восточным. Оказалось – совершенно наоборот. Вечером гулял по городу; был канун воскресения. Церквей, кажется, одна или две; домовых военных несколько. Собор – величественный, но еще не отделанный, – служение в нем не совершается; причт соборного храма совершает богослужение в домовой церкви 171. Зашел я в нее; всенощная только началась. Слушаю и всматриваюсь: голос и лицо что-то знакомые. Оказалось, это мой товарищ по Акаде­мии Ральцевич, состоящий здесь настоятелем-протоиереем 172. Со дня окончания курса не видал я его. Не знаю, узнал ли бы и он меня; но я, во избежание открытия своего инкогнито, скрылся за колонну во время каждения им храма. Пароход отошел ночью в двенадцать часов. Было тихо, пароход плохой, первого класса нет; пассажиров много; едва удалось достать койку в каюте.

Утром в воскресенье прибыли в Поти; на берег не сходили; гово­рят, город весьма грязный. Началось волнение, хотя ветра не было; тут, говорят, всегда неспокойно, так как Черное море всею массою воды сюда ударяет, как о конечный срединный пункт свой. Многие пассажиры мужчины, а особенно женщины страшно страдали мор­ской болезнью. Я же, как и при прежних плаваниях, / не приразился этой болезни, что и вызывало зависть многих страдальцев, что «попа, видно, ничего не берет». Часа в два приехали в Сухум. На берег тоже не сходил. Городок выглядит очень уютно; окрестности живописны; по горам ютятся дачи.

В семь часов прибыли на Новый Афон. Еще издали он был виден; белый собор и окружающие его строения монастырские 173 давно мани­ли к себе. Несколько поодаль от берега остановился пароход, к кото­рому подплыли из монастыря лодки за богомольцами, которых было тут около пятидесяти человек. Вместе с ними сел на лодку и переехал на берег, а затем отправился в монастырь. Тут со мною приключился маленький казус. Прибыв в монастырскую гостиницу, я попросил себе номер. Гостинник, видя во мне священника, на мою просьбу дать мне отдельный номер с братом сначала отказал за неимением будто бы. После моих настойчивых просьб он согласился, но под условием немедленно дать свой вид. Не хотелось мне открывать своего инког­нито, но пришлось. Передал я приставленному ко мне помощнику гостинника. Получилась очень интересная картина. Пошли извине­ния, поклоны земные и просьбы не говорить настоятелю. Тут я сделал весьма внушительное наставление гостиннику, иеродиакону Симону, что он не почтил во мне вообще духовное лицо. И действительно, как много проигрывают монастыри, взирая на лица. Конечно, если бы он узнал во мне архиерея, то этого не было бы, а со священником можно поступать и грубо, и дерзко. Сейчас же дано было знать отцу архимандриту 174, пошла суета, просьбы переселиться в архиерейское помещение и т.д. Пробыл я здесь два дня, и мне оказываемо было большое вни­мание. Монастырь своим благоустройством произвел на меня самое лучшее впечатление175.

23-го [июля] во образе священника я отправился в Ялту, останав­ливаясь вместе с пароходом в попутных портах. 25-го утром прибыл в Ялту, и здесь на пристани ожидали меня мои студенты постриженники: о. Леонид (Сенцов), окончивший в нынешнем году Академию, и о. Алексий (Симанский), III курса. Вместе с ними отправились / в Алупку, где и жили на даче брата Сенцова176 до 9-го августа. Время было прекрасное: купался, гулял по Воронцовскому парку, по окрест­ностям, пешком восходил на Ай-Петри и т.д.

9-го [августа] на лошадях я в сопровождении их же выехал в Севастополь177. Ночевали в поэтическом Георгиевском монастыре 178; 10-го, посетив величественный Херсонес, прибыли в Севастополь; до вечера осмо­трели город и его достопримечательности: Малахов курган179, военный собор с могилами героев, музей180, братскую могилу181, Инкерман182. Вече­ром, в восемь часов, я один на скором поезде отправился восвояси.

12-го [августа] я уже был дома. Застал все благополучно.

14-го и 15-го [августа] служил в лаврском Успенском соборе, 17-го – в Гефсиманском скиту – погребение Божией Матери 183. Затем начались вступительные экзамены. Приехало мало: сорок четыре студента. Объ­ясняется трудностью экзаменов в силу синодального указа184, а потом бег­ством в университеты и другие высшие заведения. Принято сорок два.

5-го [сентября] был молебен в академическом храме и у Преподобного. Мною, по обыкновению, сказана речь «Об истинной мудрости».

6-го сентября выехал в свой епархиальный град Волоколамск, в первый раз. Прибыл вечером в девять часов и остановился у смотрителя училища М.К. Казанского 185. Встречу назначил на другой день в две­надцать часов. Собралось много горожан. Сказал проповедь о достойном хождении христианина («Молю вы, братие...» («Молю убо вас, братие...» (Рим. 12:1) – прим. электронной редакции). Вечером служил всенощную в соборе.

На другой день в праздник Рождества Богородицы 186 – литургию и освящал место под церковно-приходскую школу. В три часа выехал в Иосифов монастырь на праздник в честь Иосифа Волоцкого 187. Прибыл в шесть часов, и сейчас же началась всенощная, на которой я выходил на литию, величание и читал акафист; на другой день – литургия с крестным ходом вокруг монастыря. Грязь большая, погода – дрянная. Монастырь – величественный. Ладу между братиею, как видно, нет. Настоятель – неподходящий (архимандрит Геронтий 188), белоручка и не монашеского духа; братия его не любит, и он / платит тем же. Того же числа возвратился обратно. Вечер провел вместе с учителя­ми училища, беседуя о разных педагогических вопросах, так как мне поручено Владыкою обревизовать и училище. 7-го [сентября] я был на уроках у некоторых преподавателей, а 10-го – у остальных. Трудятся они очень усердно. Училище хорошее. Посещал и некоторые церкви. В Покровской церкви я видал очень интересную, но вместе крайне грустную вещь: голову бычачью, которой кланялись простолюдины. Она прикреплена была к паникадилу. По преданию, она помещена здесь в память спасения какой-то царицы от разъяренной коровы, лет двести назад. По всей вероятности, факт этот действительно был, и в память этого царица велела сохранить если не всю главу, то рога, а голову приделали, кажется, из дерева. В таком виде она, должно быть, хранилась в покоях царицы. Затем тут возник женский монастырь, и главу эту перенесли в храм и стали соединять с нею религиозное суеверие189. Она повешена была на паникадило; народ стал бросать на рога полотенца с непременным условием сразу попасть, так как тогда только жертва будет принята и исполнится задуманное; причту это было выгодно, и он молчал; не обращали внимания и архиереи, как бы не возбудить народного движения. Так «кормилица», по выражению простодушного дьячка, и висела в храме православном. Нынешним летом митрополит, во время посещения Волоколамска и этого храма, приказал убрать этот остаток язычества. Вот теперь он и поручил мне посмотреть, исполнено ли его приказание. Голова действительно была снята, но хранилась в шкафу возле свечного ящика, занавешенная. Так как и такое хранение я почел неудобным, тем более что со сторо­ны хотя бы того же дьячка могло быть злоупотребление религиозным невежеством народа, то я предложил убрать ее совершенно из храма / и отдать в наш академический церковно-археологический музей190, на что священник не с особенною охотою согласился. Вот что еще тво­рится у нас, на Святой Руси!

Из Волоколамска я по железной дороге в сопровождении студента иеродиакона Алексия отправился в Новый Иерусалим 191, не предупре­див никого о предполагаемом приезде. Поэтому со станции на про­стом извозчике отправились мы в монастырь. Было два часа дня. Братия отдыхала. Скоро стало известным – хотя я этого совершенно не желал – о моем приезде. Я попросил отслужить панихиду по патриархе Никоне 192. Затем под руководством настоятеля, почтеннейшего архимандрита Владимира 193, стали осматривать величественное соз­дание гениального Никона. Я сравнивал его с храмом Воскресения в Иерусалиме194. Очень много сходства, только куда этот величественнее. Чего стоит, например, один алтарь с пятью патриаршими местами?! Осмотрели затем дворец, музей, библиотеку – все бегло. Нужно было спешить на ночлег в Саввин монастырь 195. Наняли извозчика и в поло­вине пятого отправились по грунтовой дороге – сильная грязь была. В восемь часов прибыли в монастырь, где нас по предварительному распоряжению преосвященного Парфения очень любезно принимали.

На другой день, по обозрении монастыря, прекрасного по место­положению и благоустроенного, выехали в девять часов на лошадях на станцию Голицыно, а отсюда – в Москву, где являлся к Владыке со словесным отчетом о виденном. Вечером прибыл в Посад.

Жизнь академическая вступила в обычное течение. 13-го и 14-го сен­тября служил в академическом храме, первый раз в настоящем учеб­ном году.

23-го сентября вечером прибыл на Сергиев день Владыка. В десять часов на другой день был у меня с визитом, а затем вместе отправились на лекции патристики к профессору И.В. Попову 196. В три часа – малая вечерня с акафистом, читанным Владыкою пополам со мною; вечером – всенощная. Во время кафизм прибыл в храм Великий князь Сергей Александрович с Великою княгинею и стояли до канона, / а затем отправились в митрополичьи покои, где имели ночлег.

На другой день участвовал с Владыкою в совершении литургии в присутствии высоких гостей. После причащения говорил Слово об аскетизме. Затем состоялся обед для высоких гостей. Великий князь был со мною очень любезен, пригласив сесть рядом с собою. За обедом раз­говаривали с ним о Палестине, и он очень хвалил мою книгу «В стране священных воспоминаний», которую, видно, читал. В половине третье­го уехали в Москву. В шесть часов совершал всенощную в Вифанской семинарии, на другой день с Владыкою – литургию; вечером Владыка уехал, обещав прибыть к нам на наш праздник 1-го октября.

Утром, в этот день, в девять утра он и прибыл из Москвы. Встре­ченный мною и профессорами в моей квартире, он прямо направился в храм, где и совершил со мною литургию при громадном стечении народа. В конце молебна сказал он Слово о ложном направлениисовременной науки. Затем состоялся акт, на котором профессором Глаголевым была прочитана речь «О бессмертии прошедшего»197. После акта – обед в моей квартире. Владыка, видимо, был в духе. За обедом я поблагодарил Владыку за его приезд и выразил сожаление, что Владыка редко навещает нас. Владыка ответил, что множество епархиальных дел не дают ему возможности почаще бывать у нас, но это не препят­ствует быть с нами в духовном общении и не свидетельствует об отсут­ствии любви к Академии. После обеда он уехал. Вскоре разъехались и остальные гости. Этот день обыкновенно сопровождается усиленным пьянством студентов и доставляет много беспокойства начальству. Но теперь этот день прошел сравнительно очень покойно, так что я даже нашел возможным уехать вечером в гости к профессору В.А. Соко­лову, куда собралось и много профессоров. Вообще, теперь в Акаде­мии покойно, как никогда в это время в предшествующие годы моего инспекторства и ректорства, и, кажется, не предвидится каких-либо казусов. Говорят, / что Академия замирена на десяток лет. И неужели этот год спокойно пройдет? И неужели это плоды трудов твоих? И я теперь как-то чувствую себя хорошо. Чувствую, так сказать, свое вкоренение, привязываюсь к Академии, так что расстаться с нею будет тяжело. А тут, как нарочно, ходят усиленные слухи о моем переводе на епархию. Это, конечно, московские слухи, не имеющие реальной под­кладки. Я же положительно не желаю теперь расстаться с Академиею. Епархиальное управление так мне незнакомо и чуждо, столько там неприятностей, столько тяготы душевной от сознания своего бессилия сделать что-нибудь при настоящих условиях, что я молю Бога, да мимо идет меня чаша эта. Впрочем, предаюсь воле Божией; по крайней мере, как ничего до сих пор не просил, так и не намерен: пойду, куда пошлют, только бы не в Америку.

22-е октября. Вторник. Вчера возвратился из Москвы, куда ездил приветствовать от Академии Н.И. Субботина по поводу его 50-летия198. Выехал из Посада в воскресенье, 20-го, в восемь утра; и с вокзала отправился прямо в Богоявленский монастырь 199, где по этому поводу Владыка совершал литургию. Чествование происходило в квартире преосвященного Трифона, как председателя Братства святого Петра 200. Первым приветствовал Владыка в краткой речи, затем читан был адрес от Братства, а потом я прочитал адрес от Академии, а потом следова­ла масса приветствий и адресов. На адрес Академии Н.И. Субботин ответил довольно сдержанно, больше благодаря меня лично. Это объясняется натянутыми отношениями его к Академии по разным причинам... Я не оставался до конца приветствий: приторно было слу­шать, с одной стороны, восхваления до небес, а с другой – умаление себя до преисподней. Вообще, празднование юбилеев следовало бы воспретить... Это прямо кощунство... Я уехал с преосвященным Пар- фением на чтение для рабочих в аудиторию при Сергиевском храме, что в Рогожской201. / Народу было не особенно много. Чтение состояло из двух отделений – религиозно-нравственного и по физике. Первое чтение было предложено священником Беляевым о «Тайне искупления». Речь – книжная и малодоступная пониманию простого народа, что видно было по сонным лицам слушателей. Навряд ли такие чтения будут иметь успех. Отсюда в четыре часа поехал с Преосвященным к нему, наскоро пообедал, а затем к Владыке, где и пил чай до шести часов, разговаривая, между прочим, и о делах. В шесть часов отпра­вился к преосвященному Парфению, выслушал часть всенощной ввиду завтрашнего моего служения в храме Христа Спасителя 202, а затем отправился в Исторический музей203 на другое чтение для рабочих. Тут была масса народу. Читал священник Архангельский о приготовле­нии рода человеческого к принятию Спасителя. Речь тоже книжная, манеры – преподавателя семинарии. После этого я сказал неболь­шую речь применительно к евангельскому чтению о воскрешении сына вдовы Наинской 204, где раскрыл мысль о нашей мертвенности, от которой может воздвигнуть нас Христос. Речь, кажется мне, произвела сильное впечатление, потому что все слушали с затаенным дыханием. На другой день в газетах она именно в этом смысле была отмечена. 21-го служил в дорогом для меня храме Христа Спасителя. Народу сначала было мало по храму, а затем почти весь наполнился. Служение здесь доставило великую духовную усладу; умерялась она небреж­ным служением диаконов и их звероподобным ревом. Затем обедал у митрополита с другими викариями. За столом была речь о недавнем запрещении преосвященным Ювеналием, архиепископом Литовским, служить панихиды по скончавшемся командующем войсками в Вильне католике Гурчине205 и о бестактности некоторых либеральных газет по поводу этого вполне законного распоряжения. Я высказал желание, чтобы вопрос о поминовении инославных был авторитетно решен Св. Синодом ввиду неодинаковой практики у нас206... В четыре часа я уехал к себе, служил / всенощную, а сегодня – литургию в академическом храме. В четыре часа читал акафист, а затем предложена была беседа исполняющим должность доцента о. иеромонахом Иосифом (Петровых). Вечером навестил профессора Н.Ф. Каптерева. Погода – чисто осенняя: слякоть, выпал мокрый снег.

12-е ноября, вторник. Ездил в Москву откланяться Владыке по случаю скорого отъезда его в Петербург для заседаний в Синоде207.По обыкновению, обедал у него. Интересного в разговоре с ним, по обыкновению, тоже ничего не было. Академическими делами он очень мало интересуется, равно как и служащими. При таких отношениях часто очень трудно чувствуется: не с кем посоветоваться, получить руководственные указания, одобрение, порицание, внушение. Все как-то кисло, равнодушно, безразлично, пренебрежительно. С чем приходишь, с тем и выходишь. Существуешь ли ты или нет – для него безразлично. Право, это очень обидно.

Спросил он меня:

– Что там о. Евдоким, кажется, пишет статью против о. Никона?

Я ответил, что он вообще стоит на принципиальной точке зрения, противной взгляду Никона о монашестве как пупосозерцании только; что он проводит мысль, с чем и я согласен, о деятельном монашестве: «Иноки – на службе ближним». Развивая эту мысль, я сказал, что настоящее положение совершенно ненормально, и привел ему неко­торые факты из наблюдений над монастырскою жизнью.

– Встречаю, – говорил я, – несколько дней тому назад одного иеромонаха, гуляющим по успенскому садику во время вечерни. Поздоро­вавшись, я спросил: «Гуляете, батюшка?» – думая этим пристыдить его. «Да, гуляю уж пятую неделю, – был его спокойный ответ. – Жду очереди, которая наступит со следующей недели». Я был поражен. Спрашивается, что же он делает в это время? В лапту играет. Не шутя говорю, по крайней мере, о послушниках, облеченных (Облеченных в какую-либо одежду (устар.) – прим. электронной редакции) в рясу, – чему я неоднократно был свидетелем. Нечего им делать, едят, пьют, чувствуют избыток сил, вот и играют в лапту, а сад монастырский и другие работы исполняют поденщики или поденщицы. Недавно был я с отцом инспектором в Черниговском скиту. / Крайне неприятно поражены были тем, что монастырский сад убирали... женщины, под бдительным присмотром монаха. Что это? Насмешка над иноческим житием?

Говорил митрополиту также о сребролюбии монахов, которые, уми­рая, оставляют десятки тысяч:

– Недавно умер скоропостижно иеромонах Палладий и оставил около двадцати тысяч. А если покопаться в монастырских стенах и в щелях полов, где обыкновенно монахи зарывают свои неправедные стяжания, тогда вскроется очень много любопытного для монашеского миросозерцания...

Такие вылившиеся от сердца картинки, видимо, произвели впечат­ление на Владыку, который со вздохом сказал:

– Э-эх! Сами налагаем на себя руки. Встрепенемся – да поздно будет: придут другие в достояние наше.

В этот приезд был у обоих викариев, у ректора семинарии архимандрита Анастасия, посетил Епархиальный дом, а в заключение вечером с половины восьмого до половины десятого приятно провел время у моих добрых знакомых графов Камаровских; в двенадцать ночи я уже был дома.

Преосвященный Парфений выглядывает утомленным; прием у него всегда; старается быть популярным, особенно среди аристократии – кровной и денежной – купеческой; отчасти успевает в этом. Преосвященный Трифон, аристократ по происхождению, опытно познавший суетность и тщету большого света, мелочность интересов его, старается отстраниться от него, по крайней мере по видимости, и приблизиться к народу, чтобы заслужить название «народного» архиерея. В этом он и успевает отчасти, благодаря поучениям к народу. Но шила в мешке не утаишь: иногда аристократизм его выпирает. Он – дипломат, чего и сам не отрицает, хотя это оправдывает тем, что «каждому человеку нужно быть немного себе на уме». Жалуется на недоверие митрополита к нему, да и вообще к викариям. Это – правда. Тут была и его матушка – почтенная княгиня В.А. Туркестанова, относящаяся ко мне с большим уважением. К сожалению, она, видимо, тает и говорит, что, вероятно, скоро и конец, и просила приехать на погребение. Дай Бог, это еще не скоро будет. Отец ректор Анастасий – приветливый и добрый. / Вечно в суете и хлопотах на общую пользу; участвует во многочисленных комиссиях, везде служит, хотя это к семинарским обязанностям прямо и не относится. Одновременно почти прибыл сюда и преосвященный Парфений за мною. Отправились все вместе немного погулять в семи­нарский сад. Сюда пришел и инспектор С.З. Ястребцев208, почти одно­курсник мой, красивый и видный мужчина. Говорили о том, о сем.

Отсюда я с преосвященным Парфением поехал в недавно освящен­ный Епархиальный дом, построенный по «гениальной» мысли, как писалось в «Московских церковных ведомостях», митрополита, хотя преосвященный Парфений отрицает принадлежность ее одному толь­ко митрополиту, считая себя одним из главных творцов ее... Дом пре­красный. Тут будут помещаться все епархиальные просветительные учреждения. Он еще окончательно не отстроен209.

У Камаровских, по обыкновению, провел время очень хорошо; все они такие добрые, воодушевленные до энтузиазма, говорливые, что тут всегда приятно дышится и чувствуется.

14-е ноября, четверг. Служил у себя. После служения, в два часа дня, отправился в Царь-дар, имение Дома призрения, где ныне освящен преосвященным Трифоном, попечителем этого Дома, храм, построен­ный трудами начальницы его известной Е.С. Кротковой210. Расстояние верст восемь. Самая дорога – прекрасная. Несколько морозно; лес, покрытый снегом, представлял чудную картину. Поспел к обеду, на котором из знати был А.А. Нейдгардт, А. Столпаков. Кроткова имеет право гордиться, что удалось ей осуществить такую рискованную мысль... В шесть часов я уже был дома. На полчаса заезжал ко мне преосвященный Трифон. Говорил, что его настроение нехорошее от недо­верия митрополита и что он подумывает проситься на покой, чему я, конечно, не поверил и не верю: это, как говорит отец инспектор, лов­кий фортель выставлять себя страждущею стороною и дать понять, что «пора» уже, так сказать, на епархию. Кто весть от человек... Преосвященный Трифон говорил, как слух, о возможности перевода преосвященного Николая из Симферополя211, куда-нибудь в другую епархию. При этом передал следующий / инцидент, находящийся в связи с посе­щением Их Императорскими Величествами херсонесских раскопок в сентябре212. Преосвященному Трифону рассказал присутствовавший при этом преосвященный Антоний, бывший Вологодский, находя­щийся ныне на покое в Донском монастыре. Когда Государь рассма­тривал раскопки и особенно недавно открытый храм с колодцем, то преосвященный Николай стал читать относящееся, по его мнению, сюда место из летописи о взятии Корсуня Владимиром посредством отвода отсюда воды213, сопровождая это чтение патетическими ком­ментариями об исторической важности этого открытия. Когда он это окончил, то присутствовавший при этом заведующий раскопками Косцюшко214, выступив пред Государем, торжественно заявил, что приурочивание прочитанного преосвященным Николаем места из лето­писи к данному месту совершенно несправедливо, в доказательство чего он привел много данных. Конечно, положение Преосвященного было очень незавидное; и Государыня сказала Государю по-английски что-то очень нелестное по адресу Преосвященного. Нужно, впрочем, заметить, что это передавал хотя и присутствовавший при этом преосвященный Антоний, но человек не совсем нормальный.

Воскресенье. 17-е ноября. Вчера малую вечерню, а затем и всенощную служил в храме во имя преподобного Никона, по случаю дня памяти его215. Сегодня так же служил литургию. После обедни поздрав­лял с днем Ангела казначея Лавры о. архимандрита Никона и обедал у него. На обеде был ректор Вифанской семинарии, протоиерей Беляев, инспектор Академии и старшая братия – приверженцы казначейские. Отец наместник дипломатически уехал в Москву. Не было речи о печа­тающейся статье отца инспектора «Иноки на службе ближним» против о. Никона216. Погода прекрасная; морозно; снегу достаточно; путь санный вполне установился.

Понедельник. 18-е ноября. День памяти святых Романа и Платона 217, имя одного из которых носил великий святитель митрополит Московский Платон 218. Сегодня / Вифанская семинария праздновала свой годичный акт. По этому случаю вчера было всенощное бдение в семинарском храме 219, и я выходил на литию и величание. Сегодня в храме Вифанского монастыря 220 совершена была мною пред литургией панихида по Платоне, а в конце молебен. Чем более всматриваешься в этот двусоставный храм, тем все более и более проникаешь в гениальную идею устроителя его. Затем, исполнение ее прямо поразительно. Если я буду когда-нибудь устроять храм, то непременно по плану этого. После чаю в квартире ректора состоялся акт, на котором прочитаны были отчет и сочинение воспитанника 4-го класса о преподавании философии при Платоне. По окончании сказана была мною речь о современных идеалах и об идеале пастырского служения. Затем был обед, на котором были и некоторые профессора Академии.

Четверг. 21-е ноября. Служил в академическом храме при громадном стечении народа. Вечером был молебен, после которого я предложил беседу о воспитании, длившуюся сорок минут. После этого по случаю завтрашнего тезоименитства Наследника 221 была совершена всенощная с общенародным пением. Несмотря на большое количество народа, пение было очень стройное. Только после славословия тропарь святому спет был какофонически вследствие небрежности руководите­лей – студента и священников. По окончании службы я их пригласил к себе и дал им приличное назидание за такую небрежность, а вместе практически показал, как можно петь всякое песнопение, не прибегая к задаванию тонов, к другим певческим ухищрениям.

Пятница. 22-е ноября. После обеда катался с отцом инспектором до села Воздвиженского, сделав вперед и назад тридцать верст в полтора часа. Дорога санная – великолепная; погода хорошая, только слишком морозная – до двадцати пяти градусов. Вечером заходил ко мне о. каз­начей архимандрит Никон побеседовать.

– Как поживаете? – спросил я его.

– Э-эх, трудно! Только что / сдал в набор последний номер «Божией нивы» 222.

– Это что, – спрашиваю я, – дело или поделие монашеское?

Намек на его статью, против которой пишет отец инспектор в толь­ко что вышедшей ноябрьской книжке «Богословского вестника»223.

– Искушение. Какой я монах?

– А пишете о монашестве. Вы-то хоть поделием занимаетесь, а почти все лаврские монахи ни делом, ни поделием, а коплением пре­зренного металла, в чем, правда, и вы, достолюбезнейший авво казнодее (Отец казначей (слав.), не отступаете...

Так началась наша беседа, приправленная всегда маленькою пикировочкою. Беседа длилась часа два. С ним очень назидательно беседовать, когда не затрагивается финансовая сторона. Беседа вертелась почти все время около статьи отца инспектора, которая, как видно, страшно ему не по вкусу. Симпатии мои на стороне воззрений отца инспектора, и я доказывал отцу казначею всю ненормальность, все безобразие настоящей монашеской жизни в том смысле, что они ниче­го не делают.

– Вы-то зачем смотрите?

– Что ж я могу поделать?

– Много, да дрожите за свою шкуру, хотя она и слишком тоща, пожалуй, никому и не нужна, – вставил я смеясь.

В общем, наша беседа была скорбного характера. На статью отца инспектора пишет отповедь он и профессор А.И. Введенский, редак­тор «Душеполезного чтения», заявивший в примечании о солидар­ности своих взглядов на монашество с о. Никоном 224. Только, кажется, приемы полемики будут нечистоплотны: о. Никон намерен начать с инсинуаций. Дело в том, что почти одновременно явилась в «Петербургских ведомостях», кажется за 8-е ноября, статья против о. Никона, по содержанию сходная со статьей отца инспектора225. Отец Никон убежден, что и та – статья отца инспектора, хотя, насколько я знаю от самого отца инспектора, которому нет нужды мне говорить неправду, не он писал ее. Вот о. Никон и предполагает начать свою полемику с сопоставления этих статей, и так как «Петербургские ведомости» не пользуются фавором в официальных духовных сферах, то он и думает этим обратить внимание надлежащих сфер на него, как на сотрудника противоцерковных (?) ведомостей.

– Нехорошо, – / с чувством скорби воздыхал он. – Там посмотрят, что в Академии подобное настроение, и для вас неприятно...

– Ну, ничего. Читали, – говорю, – статью Знаменского в последних номерах «Православного собеседника» об инсинуациях Аскоченского против архимандрита Феодора (Бухарева), который вследствие этого принужден был снять сан 226? Так и ваша полемика с отцом инспекто­ром; только, конечно, дело не дойдет до снятия сана, а риз, пожалуй, – шутя, добавил я. – Ничего нет в истории нового. Только прошу вас, втаком серьезном деле становитесь на принципиальную точку зрения, обращайте внимание в полемике на существо, а не на «акциденцию» (Случайность (лат.) – прим. электронной редакции), на дело, а не на поделие.

Так мы расстались в самых хороших чувствах, усугубленных для него еще тем, что он взял с меня сорок два рубля за какие-то давниш­ние типографские работы.

– А все-таки сугубо приятно: и время провел хорошо, и за визит уплачено, – заключил он.

Суббота. 23-е ноября. Был у меня профессор В.О. Ключевский, ныне находящийся в годичном отпуску. Беседа с ним очень поучитель­на, хотя он весьма осторожен. Передавал много сплетен петербургских про предполагаемые перемены министров, про смертельную вражду между Витте и Плеве227, про какие-то мрачные слухи и т.п. А передавал он это со слов петербуржцев и одного из них даже назвал – извест­ного Кареева228. «Эх, господа, сказал я им, – со свойственным ему мефистофелевским «сатиризмом» говорил Василий Осипович, – ваш Петербург точно в прежнее время передняя у большого московского боярина...» Об университете говорил, что теперь тихо. «Я им гово­рю: – Господа! Что ж вы не бунтуете? Скоро уж кошки начнут мяукать, а вы сидите тихо», – нужно при этом представить манеру говорения Василия Осиповича...

Воскресенье. 24-е ноября. Служил в Лавре, говорил Слово о милосердном самарянине. Обедал у отца наместника вместе с семьею Камаров­ских, решивших провести здесь день именин обеих графинь – матери и дочери. Вечером в академическом храме служил молебен святой Екатерине 229 и беседовал об / исповедании Христа по примеру святой Екатерины. После беседы зашли ко мне Камаровские и просидели три часа, которые прошли незаметно при оживленных разговорах. Много они передали интересного, но не всегда радостного из «высших» сфер. Говорили о каком-то мяснике-французе Филиппе, спирите, который имеет сильное влияние на Государыню230, настолько, что прямо страш­но, так что он держит ее в своей власти, вызывая духов. Будто бы его выписали туда (в Ливадию) по совету греческой королевы и Милицы Николаевны, супруги Петра Николаевича 231, тоже занимающейся спиритизмом; что есть предположение, что этот Филипп –орудие иезуитов, что наш агент, кажется в Париже, наводил о нем справки, и оказались они весьма нелестные для него; представлены они были Государю, который разорвал и приказал удалить агента232. Словом, Бог знает, если хоть доля правды... Господи, спаси и помилуй Царя и насвсех. Передавали также нечто относящееся к предстоящему прослав­лению Серафима Саровского 233 со слов князя Ширинского, прокурора Московской синодальной конторы, брата графини. Государь написал собственноручное письмо К.П. Победоносцеву, в котором извещал, что на открытии мощей, которое имеет быть 19-го июля 1903 года, он намерен присутствовать со всем Августейшим Семейством. Победоносцев по этому случаю вызывал Ширинского, показал ему письмо и поручил негласно съездить в Саров234 для предварительных приготов­лений; на него как на такое лицо указал сам Государь. Ширинский действительно туда уже ездил; будто бы, не зная почему, высказал сомнение, есть ли мощи Серафима; но это, конечно, не обязательно для прославления, для чего требуются засвидетельствованные чудеса 235. При рассказе об этом мне стало неприятно, что такая миссия возлага­ется на светского чиновника. Ширинского же недавно обер-прокурор посылал в Ярославль и Кострому для ревизии якобы консисторий, но, конечно, и стариков архиереев – Ионафана / и Виссариона 236. По его же ревизии раньше архиепископа Кишиневского Неофита уволили на покой и епископа Подольского Иринея перевели в Екатеринбург 237. Это уж полнейшее безобразие. Ширинскому будто бы обер-прокурор предлагает место директора своей канцелярии, но Саблеру это ужасно неприятно, так как он усматривает в нем своего конкурента в случае смерти Победоносцева, и Саблер всячески отговаривает от этого, обе­щая свое содействие к назначению его губернатором на любое место. Словом, о многом-многом говорили. Все Камаровские, кажется, отно­сятся ко мне с уважением. Граф прочувственно сказал: «Вы поддер­живаете наш дух. Вы заменили нам батюшку Ильинского 238 (бывшего протопресвитера Успенского собора, скончавшегося три года назад), который был нашим утешителем». Семья действительно хорошая, и я глубоко чту их. Графиню-дочь я благословил прекрасною иконою Черниговской Божией Матери.

Зимняя погода прекрасная. Все деревья одеты пушистым снегом. Картина – волшебная.

Вторник. 26-е ноября. Вечером ходил по некоторым студенческим номерам. Везде тихо; почти все дома, занимаются; в номерах чисто, уютно, тепло. А что было года четыре назад? Противно и вспомнить: в номерах были и гардеробные с грязным бельем, калошами, носильным платьем. Теперь сами студенты подтянулись и блюдут чистоту. В одном номере в разговоре со студентами они высказали сожаление, что жизнь течет монотонно, никаких развлечений, возбуждающих дух, – всё книги да книги. И при этом позавидовали другим академиям. Наэту тему много беседовали, высказывая соображения proи contra (за и против (лат.) – прим. электронной редакции) существования Академии в Посаде. В конце пришли к заключению pro. Шутя я сказал: «Для разнообразия бунтовали бы». «Нет, доволь­но», – был ответ. И действительно, я даже не предполагаю теперь воз­можности бунта. Прежние ноябри в течение шести лет были для меня одно мучение. Теперь ноябрь проходит как и другие месяцы. Наконец, мир! / Большинство студентов, кажется, поняло меня, что я не зверь какой-нибудь – как некоторые старались представить меня в каких-то видах, – что я не формалист, что я могу любить не хуже других, но не кричу об этом... И действительно, я их люблю.

Четверг. 28-е ноября. Сегодня в двенадцать часов ночи возвратился из Москвы, куда выехал в пять часов вечера на первое богословское чтение в новом Епархиальном доме, предложенное ректором Москов­ской семинарии о. Анастасием на тему «Россия в Палестине» 239. Так как о. Анастасий был моим спутником в Палестину, то я и решил поехать, думая, что он сообщит что-нибудь на основании непосредственных наблюдений, но, оказалось, я ошибся. В качестве компаньона я при­гласил тоже моего спутника Н.Ф. Каптерева, а также взял пять студен­тов на свой счет. Всю дорогу беседовал с Каптеревым по поводу воз­никшей полемики между о. Никоном и отцом инспектором; симпатии его на стороне воззрений отца инспектора. Он теперь занимается с тою же целью изучением сочинений Максима Грека и думает напи­сать в «Богословском вестнике» целый ряд статей «Максим Грек как публицист»240. Он преклоняется пред Максимом, говоря, что это был истинный монах, и он сопоставит его монашеские воззрения с настоя­щим состоянием монашества. Он возмущается тем, что гроб его теперь находится в лавочке, где совершается торговля иконами и постоянно слышится звон денег. Большего поругания памяти этого великого мужа, истинного монаха-аскета, и вообразить нельзя. Это совершенно верно. Тут вместо лавочки непременно следовало бы устроить придел к Духовской церкви, в pedant (описка. Должно быть: pendant – пара (фр.) – прим. электронной редакции) с другим приделом во имя Филарета Милостивого, где покоятся митрополиты Филарет и Иннокентий 241. С вокзала мы с Николаем Феодоровичем на простом ваньке (легковой извозчик на плохой лошади с бедной упряжью (устар.) – прим. электронной редакции) поеха­ли в Епархиальный дом, куда уже начала собираться публика. Масса духовенства. Были преосвященные: Парфений, Трифон, Григорий и Нафанаил 242. Зал – роскошный. Чтение не оправдало наших ожиданий. Это просто самая обыкновенная история / возникновения Палестинского общества с предварительным кратким обзором паломничества до него и современное состояние русского дела в Палестине. Содержа­ние очень бедно; нового ничего, – на основании Хитрово и Н.Ф. Каптерева243. Непосредственными наблюдениями не оживлена была беседа; только одну или две выдержки прочитал из моей книги «В стране священных воспоминаний». А между тем как можно было бы оживить! Меня страшная досада взяла; почему-то мне даже обидно было. У меня явилась мысль, не прочитать ли как-нибудь и себе (так в оригинале. Должно быть «и у себя» – прим. электронной редакции) беседы, например, на тему «Современная Палестина как доказательство достоверности библейских сказаний» или что-нибудь в этом роде. Мне неприятно было, как по окончании лекции батюшки, может быть, сынки которых учатся в семинарии, разные любители, а особенно старые любитель­ницы духовного просвещения («особая порода людей») подходили к лектору и подобострастно благодарили за полученное наслаждение от беседы. И все ложь, возмутительная ложь! Я думаю, о. Анастасию, которого я люблю и уважаю, прямо было совестно от этих похвал. Он, очевидно, не подготовился, так как постоянно в суете и в бегах по многочисленным заседаниям, в которых он то по обязанности, так сказать (потому что у него настоящая обязанность ректорская, но она у московских ректоров между прочим), то добровольно, то по пригла­шениям. Немедленно мы с Николаем Феодоровичем таким же спосо­бом уехали на вокзал, в десять выехали, а в двенадцать дома. Николай Феодорович все бранился, а я смеялся. «Сколько содрал с меня; а если бы меня не было, то еще больше, а теперь многое пропустил... Вооб­ще, кажется, наш приезд был для него неприятным сюрпризом... Ну, теперь, по крайней мере, я доволен тем, что знаю, что это за богослов­ские чтения, чтобы больше никогда уже не ехать». Чем больше он воз­мущался, но очень благодушно и с юмором, тем я все больше смеялся. Так мы незаметно и прибыли обратно. /

Пятница. 29-е ноября. Заходил ко мне после своей лекции профес­сор А.И. Введенский, единомышленник по вопросу о монашестве о. Никона. Возмущался статьею отца инспектора в «Богословском вестнике» и статьею в «Петербургских ведомостях»244, тоже будто бы написанною им, хотя я это отрицал. Написал резкую статью против него и напечатает в январской книжке редактируемого им «Душеполезного чтения» 245. Возмущался антониевцами. Говорил о предполагаю­щемся 4-го декабря собрании у известного сотрудника «Московских ведомостей» Л. Тихомирова, где будут обсуждаться разные церковные вопросы, о монашестве и по поводу появившихся статей, о чиновничестве в Церкви и т.д. Приглашен и отец инспектор, только не знаю, поедет ли. Вообще, что-то интересное начинается. Вечером был у меня приехавший из Курска в Москву к доктору инспектор семинарии о. Борис (Шипулин), мой постриженник. Говорил о распущенности семинарии, о своих первых тяжелых шагах инспекторской деятельно­сти. Передавал мне на основании письма учителя Одесской семинарии о бунте в семинарии и о диком поступке, учиненном над ректором в одной из зал: повалили его на землю, топтали, кажется, изранили ножом, по крайней мере кровь пролита246. Причина: по переезде в новое здание ученики потребовали себе льгот, права ходить куда и когда угодно, свободы во всем. Последствием было предназначение к увольнению двадцати учеников, которые до утверждения журнала Преосвященным 247 жили еще в общежитии. Вот в это-то время, в начале ноября, и учинили они такую дикую расправу. Боже, Боже, что делается, и это – будущие пастыри! Нет, положение наших семинарий, как места подготовки пастырей, совершенно ненормальное.

Скончался вчера преосвященный Василий (Царевский), викарий Тверской 248. А отец инспектор, любящий архиерейские назначения, вчера или третьего дня назначал его в Рязань вместо Полиевкта, уво­ленного на покой249. Всуе мятемся! А еще куда-то стремимся! Один миг – и человека не стало. Быть может, и сам преосвященный Василий думал о самостоятельной епархиальной службе, а другие – несомненно, но Господь судил иначе, в назидание нам. /

1-е декабря. Воскресенье. Служил у себя в академическом храме. Вече­ром читал канон преподобному Сергию; беседовал студент III курса Остроумов250. Народу масса. Погода зимняя – прекрасная.

2-е декабря. Понедельник. Было заседание философского кружка. Реферировал студент III курса Одинцов, из Иркутска, с калмыцкою физиономиею, «о ноуменах и феноменах» Канта251. Обнаружил ясное понимание хитросплетений кантовских; речь – свободная; терми­нология кантовская вполне усвоена, вообще – философская голова. Возражали довольно толково студенты: Орлов Анатолий, Кобрин и Вершинский252. Резюме делал исполняющий должность доцента П.В. Тихомиров.

После ужина был музыкальный вечер, на котором студенты в моем присутствии играли и пели. Есть некоторые таланты, но в общем мало.

Философский кружок навряд ли долго протянет при настоящей постановке. Ведь философиею не все, далеко не все любят заниматься, а между тем на нем присутствуют, или могут присутствовать, все студенты, которые вместо этих чисто научных рефератов хотят сделать кружок – место обсуждения разных социальных вопросов, что им не дозволяется. Отсюда – недовольство. Нужно бы побольше создать подобных специ­альных кружков по разным предметам, под руководством специалистов профессоров, чтобы действительно эти кружки состояли из лиц, инте­ресующихся данною областью. Но навряд ли это будет. Тут требуются фактические знания, а по-философски каждый может более или менее рассуждать. Ввиду такой ненормальной постановки кружка один из инициаторов его возникновения – П.П. Соколов253 – устранился от участия в нем. А жаль будет, если заглохнет это дело, оно все-таки имело значение для студентов, отвлекая и развлекая их.

3-е декабря. Вторник. Отец инспектор ажитируется (ажитация (фр. agitation) – сильное волнение, возбужденное состояние – прим. электронной редакции) по поводу разных слухов касательно его статьи. Монахи лаврские инсинуиру­ют, что он уничтожает монашество; о. Никон угрожает «письменно» сокрушить. Отец инспектор написал очень резкое письмо известному сотруднику «Московских ведомостей» Тихомирову в ответ на пригла­шение его на какое-то тайное заседание. В ответе своем он изобличает ложь статьи его / в «Московских ведомостях» «Обмирщение христианства», написанной в защиту воззрений о. Никона 254. При этом очень резко говорит о современном направлении монашеской бездеятельной жизни.

5–7-е декабря, четверг–суббота. Сегодня я возвратился из Москвы, куда ездил служить в семинарию по случаю храмового праздника. В вагоне часть пути в Москву ехал в сообществе несчастного калеки, – отнята нога выше колена вследствие туберкулеза, – о. архимандрита Порфирия (Виноградова)255, бывшего ректора Таврической семинарии, а ныне проживающего на покое в Херсонесском монастыре 256. Все время он разглагольствовал о «священном» значении трагедии Шек­спира257 «Гамлет», считая ее чуть не богодухновенным произведением. Это – его fixe (фикс (от лат. fixus – твердый, неизменный – прим. электронной редакции) – сосредоточить внимание на чем- либо одном). Все сводит к Гамлету, о котором у него громадная тетрадь стихов. Он предлагал мне читать их, но я отклонил это; тогда он меня угощал чтением других своих стихотворений. Жалкое впе­чатление производит. Несчастье, обрушившееся на него, отразилось на его настроении, и он, почти несомненно, сойдет с ума. В Москве остановился я у о. ректора Анастасия, который и выезжал за мною на вокзал. Вечером служил всенощную в переполненном семинарском храме при протодиаконе Успенского собора Розове258. Пение в общем хорошее, но значительно хуже прежних годов. Причина – отсутствиехороших голосов, а потом – особенное направление пения: всё поют произведения нового композитора Кастальского259; переложения его, может быть, и хороши с музыкальной, технической стороны: стиль­ные, оригинальные, но для моего уха непривычны. Всенощная окон­чилась в три четверти десятого вечера.

Затем я вечер провел в интересной беседе с о. Анастасием по поводу реферата Л. Тихомирова 4-го декабря, на котором он присутствовал. Реферат оглавляется «Запросы жизни и церковное управление»260. На нем были и в обсуждении его, между прочим, принимали участие следующие лица: редактор «Московских ведомостей» В.А. Грингмут, В.М. Васнецов, известный гениальный живописец, Новоселов261, профессора наши А.И. Введенский и А. Спасский, о. архимандрит Никон, Поселянин (Е.Н. Погожев) и несколько других. Содержание реферата распадалось / на две части: а) фактическая и б) принци­пиальная. Референт, исходя из той мысли, что Церковь игнорирует различные вопросы, обращенные к ней современною жизнью, и тем теряет свое руководственное значение, представил несколько факти­ческих доказательств этого своего тезиса. Насколько помню, факты следующие. А) Вопрос о бракоразводных процессах. С каких пор этот вопрос выдвигался самою жизнью, а Церковь уклонялась от автори­тетного решения и теперь дождалась или скоро дождется, что светская власть берет процессуальную сторону в свои руки, предоставляя Сино­ду расторжение таинства, но в сущности эта уступка Церкви есть толь­ко прикрытие светскою властью захвата этого вопроса в свои руки262. Б) Вопрос о священнике Петрове. Многие говорят и пишут о его протестантских воззрениях, общество блазнится (соблазняться, впадать в соблазн (церк.-слав.) – прим. электронной редакции), а церковная власть молчит263. В) По вопросу о монашестве два архимандрита (разумеется, возгорающаяся полемика между о. Никоном и о. Евдокимом) высказывают противоположные взгляды, и авторитетная церковная власть молчит. Г) Вопрос о молитве по умершим иноверцам и различная практика в решении его оставляется без внимания Церковью, вселяя путаницу в умы общества. И отсюда происходят такие явления в Церкви: архиепископ Виленский Ювеналий запрещает совершать панихи­ды по скончавшемся командующем войсками Виленского округа като­лике Гурчине, чем вооружил против себя так называемую либеральную прессу и общество, а с другой стороны – на Кавказе служат по нем панихиды264. Д) Вопрос о старокатоликах265. Е) Вопрос об исправлении текста Священного Писания и богослужебных книг266(Со слов «Д) Вопрос о старокатоликах...» вписано автором сверху над строками).

Сколько бы еще можно привести подобных фактов! Все эти и подобные факты действительно показывают по меньшей мере на невнимание Церкви и на разрыв ее связи и влияния на общество, на современную жизнь. Причин этого явления очень много, но одна из главных – ненормальность постановки настоящего синодального управления с ежегодно меняющимися членами Синода и постоянною обер-прокуратурою, которая в этом находит свою силу (проводя свои воззрения, благодаря этому); с этою же целью она и вызывает угодных ей архиереев. Во всех коллегиальных учреждениях, министерствах такая переменчивость членов отсутствует с возложением ответствен­ности на одно лицо – / министра, который и сообщает направление подведомственному ему министерству. Только в Синоде, как анахро­низм, осталась эта сменяемость членов и отсутствие ответственного лица. Пусть таким будет иерарх стольного града, с титулом патриарха ли, митрополита ли – это для дела все равно. А то теперь Синод – что-то неопределенное, безличное, а вследствие этого прокуратура так усилилась, и представление о Синоде соединяется именно с нею. Затем должны быть поместные соборы, которые должны собираться дважды в год для обсуждения и решения разных дел, вызываемых временем.

Реферат этот, может быть, с некоторыми сокращениями обещал напечатать в «Московских ведомостях» Грингмут, после того как Тихо­миров указал на возможность напечатания его за границею, что ему очень нежелательно, так как это может быть истолковано нехорошо, а между тем если нигде у нас не напечатают, то он будет вынужден сделать это. Если Грингмут напечатает, то многое ему простится. Дей­ствительно, нужно, во имя блага Церкви, смелее говорить о том, что, в сущности, сознается многими, с любовью относящимися к Церкви и ревнующими о ее славе и благотворности. В добрый час, – напутству­ем мы эти благие начинания.

В день святителя Николая служил литургию и молебен. В обычное время сказал сильное Слово о ревности к вере, особенно для пастырей Церкви, по примеру святителя Николая, как «правила веры». По окончании служения в квартире ректора был обед с обычными тостами, об объединении или более тесной связи между духовными школами – высшей, средней, низшей, – представителями началь­ствующих которых здесь были: я, о. Анастасий и смотритель Заиконоспасского Духовного училища о. Леонид (Сенцов). Конечно, словами делу не поможешь... После обеда пришел сюда семинарский хор и спел несколько песнопений – духовных и патриотических. Тут, в комнате, он звучал довольно стройно. Тут же меня приятно удивило деклама­торское чтение одного воспитанника, берущего уроки декламации,недавно введенной в семинарии, кажется, на средства Владыки, под руководством известного московского декламатора Ухова267. /

В четыре часа поехал к преосвященному Парфению; пили чай; скоро приехал известный душеприказчик Медведниковой – Н.А. Цветков268. Очень симпатичный человек. Отсюда поехал поздравить с новосельем о. Леонида (Сенцова). Училище – без интерната – очень чистень­кое; квартира смотрителя – очень уютная и со вкусом обставленная. Посидел у него с час. Отсюда поехал по соседству к преосвященному Трифону; застал здесь мамашу его и архимандритов, известного уже о. Порфирия и ризничего синодального, вечно ноющего, о. архиман­дрита Палладия. Отец Порфирий разглагольствовал все о Гамлете. Преосвященный Трифон начал было возражать, но потом предпочел молчание. Я с ним ушел в другую комнату, и здесь несколько времени беседовали по душам. Преосвященный хандрит, но какого рода хан­дра, он и сам точно не может выяснить: то вспоминает об Оптиной пустыни, то о смотрительстве в Донском училище.

Отсюда поехал в лицей к Камаровским, которые с нетерпением ожидали моего приезда. Встретили, как и всегда, с неподдельною радостию. Сейчас же началось со всех сторон жужжание «комарей», как они сами говорят. О многом – радостном и печальном – беседовали. Рас­сказывали они подробнее теперь об упомянутом уже мною Филиппе, на основании осведомленного об этом редактора «Московских ведо­мостей» Грингмута, который только что пред прибытием моим вышел от них. Для памяти вношу сюда слышанное многое, хотя тяжело; но, может быть, это и неправда. Этого мясника Филиппа рекомендовала Милице Николаевне, супруге Великого князя Петра Николаевича, ее сестра Елена, королева италианская269. Филипп поселился в Петербурге, где-то, кажется, на Почтамтской улице. Туту него происходили спири­тические и гипнотические сеансы, на которых присутствовала Милица Николаевна, как завзятая спиритка. Мало того, очевидно, под влияни­ем ее, здесь бывал и Государь с Государыней. Как-то, где-то совершал молебен о. Иоанн Кронштадтский270 и в числе других благословил и этого Филиппа, который стал эксплуатировать этим благословением, говоря, что сам о. Иоанн, благословляя его, очевидно, ничего не нашел преступного в его занятиях спиритизмом. Как бы там / ни было, он, очевидно, завладел вниманием Высочайших особ, так как поехал и в Крым, где, очевидно, спиритические сеансы продолжались, кото­рые слишком отразились на нервной системе Государыни, и без того потрясенною августовским событием – неудачными родами. Этот мошенник имел такое влияние на Государыню, что убедил ее, что он может быть невидим для других, например когда гуляет с нею. И вот,однажды Государыня гуляла с ним по саду, будучи уверена, что ее спут­ника никто не видит. Навстречу шел к ним кто-то из Царствующей фамилии, кажется, Алексей Александрович 271. Филипп же в это время своротил в аллею. Повстречавшаяся особа спросила ее, с кем она гуля­ла; она отвергла это или, по крайней мере, высказала удивление, чтобы кто-нибудь мог видеть ее спутника, так как он уверял, что он, по жела­нию, может остаться невидимкою. Тогда, ввиду такой загадочности этого явления, дано было знать об этом Государыне-Матери272, жившей в Дании, чтобы она возможными ей путями посодействовала удалению этого опасного фокусника, прошлое которого неведомо. Эту миссию взял на себя, кажется, дворцовый комендант Гессе273, который вместе с тем поручил русскому агенту в Париже, Рачковскому274, собрать сведе­ния об этой загадочной личности и сообщить их и Матери-Государыне. По добытым сведениям оказалось, что этот Филипп несколько раз судился за шантаж и, вообще, личность – очень темная. Получив эти сведения, Гессе как-то, пользуясь минутою расположения Государя, сообщил их ему. На вопрос Государя, откуда он почерпнул их, Гессе назвал личность Рачковского; тогда Государь вспыхнул и приказал уволить Рачковского, говоря, что таких слуг ему не надо. Очевидно, после этого оставалось уйти и Гессе, который или ждал отставки, или сам думал уйти. Но тут, кажется, заступилась Мать-Царица, и вместе с тем получено было письмо Государем от Иоанна Кронштадтского, который написал его после / того, как узнал, что его благословением злоупотребляют. Государь после этого решил удалить этого мясника, которому все-таки уплачено восемьсот тысяч франков.

Передаю здесь то, что слышал, о чем говорят. Ни за, ни против этого ничего не могу сказать. Будущее покажет...

Слышал в Москве, что недавно ездил в Петербург преосвященный Димитрий Тамбовский и прочитал в Св. Синоде доклад по поводу предполагаемого прославления Серафима Саровского и поручения освидетельствовать целость мощей 275. Преосвященный на основании разных исторических справок из истории Греческой Церкви доказал, что освидетельствование мощей – это кощунство и мощи – вовсе не необходимое условие для прославления. Я вполне согласен.

Домой – в Посад – возвратился 7-го в два часа дня. Вечером видал­ся с отцом инспектором, который был теперь более обыкновенного взвинчен. Причина – кратковременное свидание с доцентом Петер­бургской академии иеромонахом Михаилом (Семеновым)276, заезжав­шим в Посад часа на три, по пути на родину – Симбирскую губернию, так как в Академии чтение лекций необязательно вообще (?!). Иеромонах Михаил теперь начинает входить в моду своими лекциями в Петербурге в народившемся недавно Философско-религиозном собрании; лекции его хотя и направлены против «нового христианства» в лице В.В. Розанова, Мережковского и К°; но по пошибу очень сходны277. Вообще, интересно будет проследить за этою личностью – несомненно даровитою. Будет ли это фейерверк или разгорится в пламень ревности о Церкви, по духу Ее, а не собственного «нутра». Вот этот-то самый Михаил своими рассказами о жизни в Петербурге, о собраниях разных, о митрополите Антонии 278, об его отношении к Академии, о либеральных воззрениях на разные вопросы... – всем этим взвинтил нашего горящего или, вернее, тлеющего, так как здесь у нас, в Посаде, негде разгореться, о. Евдокима, и без того взвинченного полемикою по вопросу о монашестве.

– Эх! – вздыхал он. – Почему я не в Петербурге? Сколько бы я там сделал. А то глохнешь, атрофируешься. Великую ошибку сделали, оставив Академию в Посаде. Ах, если бы она была там! Как бы жизнь / закипела! А то нет побуждений к работе. Право, мы мученики, – заключил он свою пламенную речь-слезницу.

На три четверти я с ним согласен. Сколько бы Академия сделала в Москве для религиозно-нравственного просвещения участием в раз­ных собраниях! А студенты – какой это богатый материал для разных целей! Нет применения их силам тут – в Посаде. Уж, кажется, чего-чего не делается тут для этого: и собеседования – в Академии и тюрьме, и школа воскресная, и чтения в Думе279, – но все-таки это мало, далеко не все находят для себя живое дело. Преосвященный митрополит, в один из моих последних визитов к нему, как-то и сказал: «Вот профессора Петербургской академии опередили ваших: они составили Общество для чтения богословских бесед280». Упрек совершенно неоснователь­ный! Если бы Академия в Москве была, тогда упрек имел бы смысл. А то, право, как ни близко Москва, а собраться в нее очень трудно, да и дорого. Притом же наши профессора в обиде, что не Академии пред­ложено руководство этими чтениями281.

Отец инспектор, со слов иеромонаха Михаила, узнал, что статья в «Петербургских ведомостях», относительно которой хотел инсинуиро­вать о. Никон, приписывая ее о. Евдокиму, написана ректором Петербургской семинарии архимандритом Сергием 282 и напечатана там с бла­гословения митрополита Антония, прочитавшего и одобрившего ее. Вот так сюрприз для о. Никона; интересно бы повидаться с ним. Отец инспектор «бешено» рад и думает написать по этому поводу о. Никону писульку с загвоздкою по поводу его инсинуаций.

Слухи, сообщаемые тем же Михаилом, о предполагаемых иерархических передвижениях следующие: в Рязань на место уволенногона покой преосвященного Полиевкта – Аркадия Туркестанского, который плачет и молит об изведении души и тела его из азиатских степей; на место его – Паисия, викария Волынского, от которого, очевидно, желает избавиться преосвященный Антоний, на его место предполагается ректор Тамбовской семинарии архимандрит Нафанаил 283. Преосвященный Герман, епископ Холмский, еще молодой, подал прошение об увольнении / на покой, должно быть, временный – для излечения от астмы; на его место – ректор Холмской семинарии архимандрит Евлогий 284. Преосвященному Донскому архиепископу Афанасию (Пархомовичу) дано понять о покое285; его место обещано епископу Томскому Макарию, присутствовавшему ныне в Синоде.

Вот сколько новостей сообщил петербургский гость! А мы живем в глуши, вдали от людей, но, быть может, вблизи Бога. Если бы так!

Воскресенье. 8-е декабря. С кем желал видеться, тот и явился ко мне. Это – о. Никон, пришедший ко мне в седьмом часу вечера и пробыв­ший до десяти часов. О многом-многом мы беседовали, так что его язык даже заболел, на что я ему и сказал: «Им же согрешиши, тем же и осудишься» 286. Визиты о. Никона, обыкновенно редкие, иногда учаща­ются и находятся в зависимости от «утесненного» положения его, когда он желает «отвести» душу. Так и теперь – полемические неприятности прежде всего: получил известное письмо отца инспектора, который, что называется, прижал его к стенке; то, в чем он хотел торжествовать победу и на чем изощрить свой острый язычок, оказалось санкциони­рованным высшею властию. И вот он теперь в недоумении, как посту­пить. Полемический пыл начинает в нем стынуть, и он говорит, что покамест не будет возражать «Богословскому вестнику». При этом вся­чески старался смягчить первоначальную свою точку зрения на мона­шество как исключительно на «святой эгоизм». Но я не думаю, чтобы о. Никон так-таки и сдался: не таков он! Правда, его смутило открытие об авторе статьи в «Петербургских ведомостях» с высшею санкциею. Он несколько сократится и станет осторожнее, но тем сильнее будет действовать иными потаенными ходами, настраивая на свой лад кого нужно. Это я уже заключил вот из чего. Он мне с торжеством сказал, что против воззрения о. Евдокима он получает очень много писем – от монастырей, от разных лиц, простых и ученых – с выражением сочувствия ему, о. Никону. Так, с особенным удовольствием говорил он о полученном им из Москвы сегодня пакете, в котором заключалась копия письма, без подписи, / отправленного о. Евдокиму от имени каких-то купцов (?) к сведению о. Никона. В этом письме говорится, что батюшка их церкви, не говорится какой, дал им для прочтения статью о. Евдокима, они недовольны ею и сочувствуют взглядам о. Никона. Затем по пунктам разбирают статью о. Евдокима с припра­вою замоскворецкого остроумия. Отец Никон в восторге рассказывал, считая, видно, это письмо за выражение общественного мнения.

Но не нужно быть особенно проницательным, чтобы видеть, что все это подстроено кем-нибудь из батюшек, доброжелателей о. Нико­на, и, пожалуй, его единомышленников. По крайней мере, в передаче содержания этого письма я нашел знакомые возражения, раньше высказанные мне о. Никоном. Я не хочу утверждать, что это дело само­го о. Никона, но, несомненно, как я и сказал, кого-нибудь из друзей его, прикрывшегося именем купцов. Что-то очень странно! Я подозре­ваю, что это дело его двоюродного брата священника Алексеевского монастыря о. Грузова287... Как бы там ни было, а это письмо сыграет большую роль, как выражение общественного мнения. И вот он даже спрашивал меня: можно ли ссылаться ему в своих возражениях на это письмо. Я сказал, что нет, так как это письмо не к нему. Вообще, как я вижу, почва у о. Никона колеблется. Наступит Рождество, поедет к митрополиту, авось дело пойдет на лад.

Одним из предметов разговора были современные порядки в Лавре при нынешнем безначалии, так как наместник совершенно немощной. Рассуждали о значении слов, сказанных при прощании о. Никону: «Скоро в Лавре будут большие перемены». Что это означает: перемену ли начальства или введение общежития, вопрос о котором возбужден Владыкою 288? Отец Никон, по словам его, мало надеется на наместниче­ство, да он будто бы и не желает (как кошка сало); хорошим наместни­ком, по его мнению, был бы о. Товия, чудовский наместник 289. Относи­тельно общежития – очень щекотливый вопрос. И о. Никон говорил, что в случае введения его он / все-таки не отдаст в монастырскую казну своих пяти-шести тысяч (я при этом заметил: «Какая скромность! Нужно прибавить два нуля»; на что он добродушно улыбнулся), тем более что закон обратного действия не имеет.

Много говорили об известном собрании у Л. Тихомирова, где и он присутствовал. Отец Никон всею душою сочувствует возбужденным там вопросам об освобождении Церкви от пленения... чиновников. Вообще, вечер провел очень хорошо. Отец Никон – очень умный человек; но, к прискорбию, вельми (весьма, очень (церк.-слав.) – прим. электронной редакции) корыстолюбив, и в этом – его пагуба. Не будь этого, авторитет его был бы куда как высок. К этому нужно присоединить его ненависть к Академии и небрезгание его ино­гда не совсем честными средствами для своих целей... Но вообще, это «исторический» человек.

12-е декабря. Четверг. Сегодня было заседание Совета. Был малень­кий инцидент, окончившийся, впрочем, благополучно. Дело вот в чем. Сегодня празднование столетия Юрьевского университета290. Недели две назад прислано было в Академию от Юрьевского университе­та приглашение принять участие в этом торжестве. Я поручил двум профессорам – В.А. Соколову и Н.А. Заозерскому – составить адрес, который вскоре был мне представлен. Но в это время я полу­чил от профессора богословия Юрьевского университета протоиерея А. Царевского печатную речь его, на правах рукописи, сказанную им в заседании филологического факультета пред избранием Л. Толстого в почетные члены Университета. Здесь о. Царевский высказал протест против такого избрания, мотивировав его тем, что Толстой – враг религии христианской, отрицает науку, называя ученых людей пара­зитами, враг государства и, наконец, отлучен от Церкви – и что такое избрание будет позором для университета. Тем не менее он был избран в этом заседании291. Эту речь я дал для прочтения профессору Соколову, принесшему мне составленный им адрес. На другой день он приходит и говорит, что он, по прочтении ее, не находит возможным посылать адрес и что вообще неудобно Академии, как заведению, служащему целям духовного образования, приветствовать университет, который высказывает солидарность с Толстым как врагом христианской рели­гии, и взял адрес назад. Думая, что его взгляд – / [взгляд] академи­ческой корпорации, с которой он поделился таким воззрением, я, не придавая особенного значения тому, будет ли от нас приветствие или нет, решил замолчать вопрос об этом. Но сегодня днем приходят ко мне два профессора, П.И. Цветков и Заозерский, и приносят проект телеграммы приветственной, предлагая подписаться под ней, говоря, что в противном случае будет послана она за подписью желающих, которых окажется довольно много. При этом сказали, что среди неко­торых профессоров, особенно молодых, возбуждение по поводу того, что я решил этот вопрос без их участия. Я просил передать им, что они не имеют права на официальное приглашение отвечать частным образом и что я вовсе не имел какого-либо умысла решить этот вопрос самостоятельно, но я думал, что взгляд В.А. Соколова разделяли и другие, и предложил представить этот вопрос на сегодняшнем заседа­нии Совета. Так я и сделал. Тут один из молодых профессоров – лидер молодежи – очень взволнованно начал говорить об оскорблении, нанесенном им самостоятельным решением этого вопроса, что на инсинуации Царевского обращать внимание не следует, что нужно отделять два факта – приветствие университета и не касающийся Академии вопрос об избрании Толстого в члены, что долг вежливости требует и т.д. Я указал, что положительно не имел злого умысла, что тут недоразумение. Меня поддержали старейшие члены, да и те, про­тестанты, успокоились. Решено было, хотя не без возражений, послать за моею подписью приветственную телеграмму, что и сделано было. Из этого я убедился, как сильно ученое самолюбие, как оно подозри­тельно, а потому как нужно быть осторожным, чтобы не раздражить его и тем не вызвать какой-нибудь истории. Могу смело сказать, что во все время ректорства я всегда тушил эти истории – то прещениями, то просьбами, то соглашениями. Так и теперь. Я всегда помнил слова Сираха: «Если подуешь на искру, она разгорится, а если плюнешь, то потухнет» 292.

На Совете были обычные дела. /

Понедельник. 16-е декабря. Наконец появилась давно жданная статья Л.А. Тихомирова, прочитанная раньше в качестве реферата в домаш­нем собрании у него, в последних трех номерах «Московских ведомо­стей», под заглавием «Запросы жизни и наше церковное управление»293. По-моему, эта статья – знамение времени. Хвала и честь «Московским ведомостям», что они поместили ее у себя. Эти номера есть у меня, поэтому я и не излагаю содержание ее, тем более что раньше суть ее изложена у меня.

По прочтении ее я написал Тихомирову следующее:

«Высокоуважаемый Лев Александрович!

Прочитал Ваши «Запросы» и не могу удержаться, чтобы не выска­зать Вам моей глубокой благодарности за слово правды, дышащее искреннею любовию к Святой Церкви и скорбью о Вавилонском пленении ее. Я думаю, Ваше слово найдет живой отклик в сердцах истинных сынов Церкви, и прежде всего – в сердцах так называемой «представительной» Церкви. Нам, более чем кому бы то ни было, ведомо ненормальное положение современного церковного управле­ния. Скорбь от этого усугубляется сознанием невозможности помочь выйти из такого положения. Вы совершенно верно говорите, что тут дело не в лицах, а в самом положении. Притом же мы разрознены, не знаем друг друга, каждый из нас действует на авось, с постоянно нависшим дамокловым мечом. Впрочем, теперь-то и мучеником не позволят сделаться... В «Записках» преосвященного Саввы говорится об известном архиепископе Агафангеле, что он со дня на день после своего проекта о судебной церковной реформе ожидал заточения, но нашли лучшим оставить его в покое294. Правда, о недостатках церковно­го управления я еще не могу судить опытно, потому что не несу креста служения епархиального архиерея, – чего сильно страшусь, – но они с достаточною силою и ясностию проявляются и в педагогическом деле, которому я по мере разумения своего, но с искреннею любовию служу уже восемнадцать лет в разных должностях и степенях. Я сокрушаюсь от той фальши, которая здесь царит во всей силе. Нам предписывают, приказывают, укоряют нас за какие-нибудь непорядки, часто кажу­щиеся, а как только вздумаешь применять / их предписания на прак­тике и несообразность их становится очевидною, тогда ты же виноват. Взывать же не к кому. Теперь тот начальник хорош, который умеет балансировать...

Спор о. Никона с о. Евдокимом начинают раздувать. Я вполне того мнения, что они не стоят на разных путях, а на одном и том же, только в разных концах: сначала о. Никон, а в конце о. Евдоким. Горячность статьи о. Евдокима объясняется той ненормальностью монастырской жизни, какая у нас пред очима... Будет очень жаль, если Ваша статья не будет иметь практического значения или понята будет ненадлежаще.

Простите за эти строки, вылившиеся из сердца сергиево-посадского отшельника в полной надежде, что они Вами только и будут прочтены. Этим я исполняю мой долг благодарности Вам за Вашу статью295, уяснив­шую мне многое и заставившую лишний раз вдуматься в то, что долж­но быть предметом постоянных дум всякого истинного христианина, любящего свою Церковь.

Призываю на Вас Божие благословение...»

Пятница. 20-е декабря. Сегодня – роспуск, в два часа чествова­ли М.Д. Муретова по случаю его 25-летия. Чествование было очень торжественное и единодушное. Началось моим приветствием и под­несением прекрасной иконы Спасителя. Затем говорил по заказу один из учеников его – профессор В.Н. Мышцын, но, увы, по тетрадке, чего я не могу переварить. По всегдашнему обыкновению, говорил «нечто» и Димитрий Феодорович Голубинский296, как в таком-то году, такого-то месяца и числа, в такой-то день, в столько-то часов и минут встретился он где-то, в каком-то месте с юбиляром, и тот разрешил его какое-то мучившее его недоумение, и в этом роде... За последовавшим вслед обедом сказал очень прочувственную речь новый профессор, тоже ученик юбиляра, М.М. Тареев. За обедом очень горячо спорили об известном Бухареве, по поводу появившихся статей Знаменского в «Православном собеседнике» и В.В. Розанова в «Новом времени»297, а именно: можно ли оправдать снятие им монашеского сана?

Мы с отцом инспектором уехали в десять вечера, а там еще остались играть и выпивать. / Профессор Н.А. Заозерский «угобзился до зела» (Обогатился (т. е. выпил) весьма (церк.-слав.) – прим. электронной редакции). И студенты в это время не дали промаху. Когда они утром поздравлялиего, то Муретов дал им пятьдесят рублей – специально на выпивку (?), так как де это традиция Московской академии. И действительно, вся Академия пьяна была; в некоторых номерах были разбиты лампы, и в одном чуть пожар не произошел. Что же тут делать? Когда сам про­фессор велит напиться...

25-е декабря. Среда. Служил в академическом храме. Сказал про­поведь на тему «С нами Бог». После служения было официальное поздравление корпорации и городских. Предложена была приличная закуска. В пять часов вечера была у нас всенощная по случаю завтраш­него служения моего в Лавре. Вечером от восьми до десяти посетил с отцом инспектором профессора Тареева, у которого было празднич­ное собрание нашей братии.

Четверг. 26-е декабря. Служил в Лавре. Обедал у отца наместника, старика. Вечер с отцом инспектором провели у секретаря Академии Всехсвятского 298, у которого тоже было праздничное собрание нашей корпорации.

27–28-е декабря. Пятница-суббота. Эти два дня проведены мною в Москве, куда я поехал для официальных визитов и во главе депута­ции для поднесения митрополиту диплома на звание почетного члена Московской академии299. Выехал из Посада в восемь часов; на подворье прибыл в половине одиннадцатого вместе с профессором Муретовым, которого я взял с собою в карету. Он приезжал поблагодарить Владыку за его телеграмму, посланную ему в день юбилея. Эта же телеграмма была ответом на следующую мою: «Осчастливьте, Владыко, привет­ственным благословением 20-го декабря двадцатипятилетие профес­сора Муретова». Я сейчас же был принят Владыкою.

По первом обычном приветствии он тотчас же начал:

– Все у вас здоровы? Физически? Нравственно? Как поживают оо. архимандриты Никон и Евдоким?

– Благодарю, – ответствую, – точат стрелы вражия.

– Зачем это они затеяли?

– Ничего, – говорю, – тут преступного нет. В конце они сойдутся на одном.

– А что это там, – начал о другом Владыка, – в «Московских ведо­мостях» реформируют Церковь. Что это за митрополит, / который является исполнительным орудием Собора. Обыкновенно соборы ни к чему не ведут. – И тут рассказал он какой-то комический случай из жизни сельского схода.

Я ответил, что тут предполагается собрание представителей Поместных Церквей, с их нуждами и потребностями.

– А теперь, – говорю, – Синод – какая-то фикция. Ну, теперь, если мне что нужно, я, как ваш викарий, обращаюсь к вам. Ну а епархиальный архиерей должен обращаться в Синод. Но кто же первона­чально вскрывает его бумагу? Куда и к кому она сначала попадает? Не к чиновнику ли канцелярии обер-прокурора, а от последнего зависит, дать или не дать ход ей. Говорят, когда обер-прокурор выговаривал начальнику Пекинской миссии архимандриту Иннокентию 300, почему он не доносил Синоду о состоянии Миссии во время русско-китайской войны301, то отец архимандрит преспокойно ответил, что он не знал, кому писать. У нас, – продолжал я, –распространился слух, что обер-прокурор предложил в Синоде удалить на покой преосвященного Ярославского Ионафана за старость и упущения по епархиальному управлению. Антоний, митрополит Петербургский, будто бы ответил: «Представьте, Ваше Высокопревосходительство, об этом доклад, и мы обсудим».

– Да, – в сердцах ответил наш Владыка, – так бы следовало ска­зать, но не сказано.

– Очень жаль, – сказал я. – А то судьба архиереев менее всего гарантирована от разных случайностей, от разных наветов, им же несть числа. Всему этому придается вера, и их кидают в разные стороны. А если бы были соборы, окружные или поместные, тогда они вместе с тем были бы и судебными инстанциями над епископами. А то мало ли на кого не пишут? Мало ли кого не обдают грязью, и тем больше, чем больше человек трудится. А посмотреть бы: сколько пишут на самого Константина Петровича и его товарища Владимира Карловича!

– Ну да, да! – с живостью подхватил Владыка. – Как-то сам Константин Петрович принес в Синод какое-то письмо, в котором его ругают, требуют отставки его и Саблера... И, конечно, посмеялись... Да и в самом деле, – продолжал Владыка, – за что перевели из Орла в Екатеринбург преосвященного Никанора? 302 За что уволили на покой преосвященного Пензенского / Павла? 303

– Так вот, видите, – перебил я его, – не прав ли г. Тихомиров в своей статье относительно ненормальностей в нашем строе церковной жизни?

Он ничего не ответил. А я себе подумал: «Если так беспомощно говорят самые высшие представители Церкви, то долго еще в рабстве находиться нашей Церкви». Недоуменные вопросы Владыки я еще добавлю одним: а кто виноват, что преосвященного Нестора, первого викария Московского, удалили на покой304 в Новоспасский монастырь, без права настоятельства, хотя раньше там он и был настоятелем, с квартирою в три или четыре этажа? Ведь он еще не дряхлый, викарием он мог бы еще быть. Владыка наш отнекивался тем, что это дело нарочно решалось в Синоде в его отсутствие, чтобы тем показать свою непричастность этому незаконному делу. Напрасно! Разве так поступа­ют самостоятельные владыки? Просто нужно было Саблеру очистить место для своего фаворита – преосвященного Трифона.

Разговор наш был довольно продолжительный и в несколько повы­шенном тоне, как об этом говорил сидевший в соседней комнате про­фессор Муретов. В заключение я попросил Владыку назначить время для поднесения диплома. Владыка как будто несколько обиделся – зачем-де такая торжественность. Я ответил, что это, прежде всего, постановление Совета, а затем, тут ничего торжественного нет. Назна­чено было явиться сегодня в половине пятого вечера. В половине вто­рого я трапезовал у Владыки вместе с его доктором В.И. Казанским и братом-священником 305. Особенно интересных разговоров не было.

К половине пятого в подворье прибыли заслуженные ординарные профессора П.И. Цветков, Н.Ф. Каптерев и В.А. Соколов – с дипло­мом. Поднося его, я сказал несколько приветственных слов и благо­дарил его за согласие принятия на себя этого звания.

Владыка не без смущения ответил кратко благодарностью за честь:

– Хотя я имею и малую ученую степень и не имею заслуг по ученой части, но это меня еще больше свяжет с Академиею и послужит побуж­дением к заботам о преуспеянии ее.

Тут кстати будет воспомянуть историю этого вопроса о почетном членстве Владыки. / Дело это затеяно в половине сентября, на Совете, когда предлагаются в почетные члены. Мы с профессором А.П. Голубцовым306 предложили избрать Владыку-митрополита. Но так как это вопрос щекотливый, ввиду отсутствия ученых трудов Владыки, а с другой – вследствие начальственного отношения его к Академии, то предложено было мне сначала частным образом поговорить об этом с Владыкою во время прибытия его в Лавру на день памяти препо­добного Сергия. Тогда-то я и завел с ним беседу об этом. Владыка сказал: «Да, я состою почетным членом других академий; но ведь я – начальник Московской академии». Я ответил, что это ничего не значит; ведь и государей избирают почетными членами тех или иных учреждений, но предварительно испрашивается Его милостивое соиз­воление. Так и в данном случае, мы предварительно испрашиваем у него, как своего начальника, согласия. Владыка предоставил это моему усмотрению, только на акте 1-го октября не объявлять об этом, как это обыкновенно водится. Тогда я поступил следующим образом. Ввиду того что об утверждении избранных Советом почетных лиц доносит­ся митрополитом Синоду и так как в настоящем случае митрополитдолжен бы сам себе испрашивать утверждения, то я решил обратиться частным образом к первоприсутствующему митрополиту Антонию, указав на эти затруднения, непредусмотренные уставом, чтобы он представил Синоду ходатайство Совета. Митрополит Антоний ответил согласием, и тогда ему был представлен журнал Совета об избрании почетным членом нашего Владыки «во уважение Его многоплодного, ознаменованного подвигами христианской любви архипастырского служения в разноплеменных концах России, ревностного попечения о христианском просвещении живым словом проповеди и неустан­ным поощрением всего, клонящегося к утверждению веры и благочестия, и отеческой внимательности к нуждам духовного образования и богословской науки» 307. Синод, конечно, утвердил избрание Совета. Теперь-то мы и подносили ему этот диплом. / Владыка затем пригла­сил нас в малую гостиную, где предложен был чай и фрукты. Почти все время предметом разговора был вопрос о монашестве по поводу статей оо. Евдокима и Никона. Разговор был очень оживленный, а по местам даже резкий. Владыка старался отстаивать точку зрения о. Никона, сторону его держал профессор Цветков; а Каптерев, Соколов стояли за деятельное монашество; я же примирял обе стороны. Каптерев был в большой ажитации против безобразий монашеской жизни и выстав­лял как образец монаха Максима Грека. При этом он опять указал на поругание в Лавре памяти Максима существованием у его могилы иконной лавки.

Тут и я с пафосом сказал:

– Вы, Владыка, обратите на это внимание; вы оставите по себе память, если уничтожите эту лавочку, а вместо нее устроите придел во имя святителя Филиппа 308, близкого по духу к Максиму.

На это ответил Владыка, правда, довольно равнодушно:

– Что ж? Может быть, это и будет.

Каптерев слишком увлекался Максимом, так что я сказал:

– Вы, Владыка, простите такое увлечение Николая Федоровича; он омаксимился, занимаясь Максимом.

Свидетелем этого разговора некоторое время был и Ф.И. Тютчев309. Он, должно быть, немало удивлялся смелости разговора профессоров с митрополитом. А мне так и хотелось сказать митрополиту: «Видите, мол, с кем приходится мне иметь дело», конечно, шутя. Чувствовалось, Владыке должно быть от такого разговора не совсем-то ловко.

От Владыки поехал я к викариям – преосвященному Парфению и Трифону. У последнего сидел до восьми часов, беседуя с ним и его мамашей. Затем поехал в лицей – к семье Камаровских. Приняли они меня, как и всегда, с великою радостью.

27-е декабря – это традиционный вечер, который я с преосвященным Парфением проводил у них уже четвертый год. Они ждали нас еще по особенным обстоятельствам, стрясшимся над ними. Граф вследствие недоразумений с директором лицея Георгиевским подал в отставку от старшего наблюдателя над университетским отделением лицея310. А это значит лишиться квартиры в одиннадцать комнат, тысяч трех жалованья и остаться только при четырех тысячах университет­ского жалованья, что им при их семье и известных привычках будет / тяжело. Неприятности между графом и директором давно уже нака­пливались, и главная причина их в различии характеров того и дру­гого: граф – весьма мягкая, деликатная натура, а директор – человек властный и самолюбивый. Ближайшей же причиною было следующее обстоятельство. В лицее образовалась партия во главе с директором, желающая отделения лицея от университета по разным причинам, например, чтобы оградить лицей, как привилегированное учрежде­ние, от бунтов, так частых в университетах, чтобы оставить в лицее репетиционную, а не лекционную, как в университете, систему обу­чения и др. Один из профессоров университета, а вместе и лицея, из первой партии, Соколовский, в «Памятной книжке лицея на 1903 год» и написал основания для выделения лицея311. Другая партия усмотре­ла в этом оскорбление университета, подала из лицея в отставку, и конечно, и граф. История эта произвела большую историю; общество стало обсуждать ее, и, конечно, за и против. Дошло до Великого князя как попечителя лицея. Он и написал попечителю312 (привожу со слов графа): «Постарайтесь всеми мерами, даже пользуясь моим именем, усмирить взбунтовавшихся профессоров». Так как центром противной партии был граф, который и пользуется большим уважением среди своей корпорации, то сегодня вечером по этому поводу он и был при­глашен попечителем; так что теперь его не было дома, а вся семья была в страшном нервном возбуждении по поводу происшедшего и неиз­вестного будущего. Но тем не менее все они настаивают, что дальше служить графу в лицее нельзя, что они готовы бедствовать, жить в двух комнатах, трудиться... Я всячески убеждал, что нужно пообождать хоть до лета, что так решать жизненные вопросы нельзя. Впрочем, все зависело от переговоров графа с попечителем. Поэтому с нетерпением ожидали прибытия его. В десять часов прибыл с облегченным сердцем. Попечитель просил его предложить какие угодно условия, лишь бы дело уладить, так как Великий князь желает, чтобы граф оставался в лицее. Одно из условий графа было удаление из лицея Соколовского как виновника этой истории. Попечитель обещал. После этого семья Камаровских несколько поуспокоилась. Завтра граф / идет по этомуделу к Великому князю, а я тоже – но с визитом. Тут еще был преосвященный Парфений с болезненным видом и уехал в часов десять; был немного также и о. Анастасий. Я оставался до двенадцати часов, а затем на простом извозчике уехал на ночлег к преосвященному Парфению.

На другой день в десять часов поехал в Нескучное приветствовать с праздником Великого князя. Прием был очень милостивый. Великий князь расспрашивал об Академии, о том, спокойно ли. Говорил, что ему здесь нравится жить, простор, отсутствие городской суеты, катанье в розвальнях на Воробьевы горы, к Новодевичьему монастырю.

– Инкогнито? – спрашиваю я.

– Разумеется, как вы имеете обыкновение путешествовать, – был ответ Великого князя.

– Значит, не в своем виде.

– Да, – ответил, смеясь, князь.

После этого поговорили еще несколько о палестинских делах, и я распростился, напутствуемый благожеланиями князя. В приемной я встретился с графом Камаровским и Ширинским-Шихматовым. Отсюда заезжал с визитом к попечителю учебного округа Некрасову и губернатору Кристи 313. Того и другого не застал. Затем отправился в женский Вознесенский монастырь в Кремле к матушке Евгении, у которой и обедал. В четыре часа выехал к себе в Посад с тем, чтобы в понедельник, 30-го, опять приехать по приглашению митрополита на освящение храма при устроенном им Епархиальном доме314.

Понедельник, 30-е декабря. Сегодня в шесть часов утра отправился в Москву. В половине девятого прибыл в Епархиальный дом, где ожида­ли уже прибытия Владыки. В храме был приехавший накануне Саблер, а к началу литургии прибыли Их Высочества Сергей Александрович, Елизавета Феодоровна со свитою. Пел смешанный хор любителей, и, надо сказать, прекрасно. Я не служил. Возмущался поведением диаконов, иподиаконов и всей архиерейской челяди в алтаре. Вот для кого потребно вервие315 (веревка (церк.-слав.) – прим. электронной редакции). А протодиаконы московские – это какие-то агвазилы316, это оскорбление всякого религиозного чувства. По окончании литургии было заседание в зале в присутствии Великих князей. Преосвященным Парфением, как председателем Строительной комиссии, была прочитана докладная записка о построении Епархиального дома. Дом стоит триста пятьдесят пять тысяч и действительно великолепен. Такие дома / должны бы быть во всех епархиальных городах. Отсю­да все именитые светские и духовные чины, кроме Великого князя и супруги, отправились в Чудов монастырь на обед. В шесть часов отправился к преосвященному Трифону на «святой вечер», устроенный им в качестве образца вместо «елки», против которой восстает, и, по-моему, напрасно, Владыка, кажется, отчасти под влиянием о. Никона. На этом вечере присутствовал Владыка, Саблер и beaumond'e (высший свет (фр.) – прим. электронной редакции). Начался пением тропаря Рождеству, затем преосвященный Трифон прочи­тал евангельское сказание о Рождестве и произнес по этому случаю речь. После этого началось чтение и пение разных религиозно-патриотических произведений. Хор пел под аккомпанемент фисгармо­нии и пианино под управлением монаха, что дало повод В.К. Саблеру заметить: «И монаси музицируют». Пение было хорошее; особен­но выделялся один мальчик-дискант, голос которого действительно примечательный и скорее похож на женский. Митрополит, видимо, остался очень доволен «святым вечером» и обратил внимание на него епархиального наблюдателя317, родственника его. Хотя, правду говоря, чем он отличается от «елки»; разве только отсутствием дерева. Говорят, что это «иноземный» обычай, немецкий. Ну и что же? В таком случае нужно противникам «елки» удалить из своей гостиной «венские стулья» и все заграничное.

По уходе Владыки я еще несколько времени оставался у Преосвященного, где беседовал по поводу «духовных злоб» дня. Такою злобою являются, прежде всего, беспорядки в семинариях. Возмутительное безобразие, как известно, было в Одесской семинарии 318. «Там»319 обви­няют Преосвященного и начальство. Меня возмущало то вышучива­ние, приправленное славянизмами, с каким рассказывал Саблер об этом грустном событии, как «буии юнцы, прикрывши ланитами свои лики, устремились на протопопа и сокрушили ему ребра, причинив ему велие досаждение»; как «матушка-протопопица» взмолилась на коленях, чтобы ради нее и детей «не предавали умертвию» протопопа, и в подобном шутовском тоне. Да что же это за глумление? Там тра­гедия, а тут – комедия! Противно было также, как Саблер не без удо­вольствия повествовал, что он получал письма от одесских семинари­стов (анонимы), которые вопияли о тех унижениях, какими они под­вергались от своего начальства. / Вот истоки сведений о начальстве! И «там» придают этим мутным источникам значение! Неудивительно поэтому, что владимирские семинаристы послали телеграмму на свое­го ректора320, прося прислать ревизора для удаления ректора. Одно безобразие! Чего же еще ждать? Наша школа – банкрот. Начальствующие или бегут – ректор Тверской семинарии архимандрит Иннокентий 321, или балансируют, прикрывая все. Так поступил ректор Донской семинарии «хитроумный» (по выражению Саблера) Симашкевич322, где было порядочное возмущение, поджог семинарии. Но он, по словам Саблера, так ловко отписался и прикрыл это паскудное дело, что хоть награждай его.

И ничего не делается для излечения больных сторон нашей школы. Все говорят о реформе, но если она и будет, то, несомненно, мертво­рожденная. Почему бы не устроить съезды ректоров, инспекторов, преподавателей? Боятся, чтобы не обнаружились воочию язвы нашей школы. Министерство просвещения не боится этого, обсуждают публично, собираются. Вот в Москве скоро будет учительский съезд городских учителей323.

С чувством грусти уехал я к десятичасовому поезду, чтобы отпра­виться к себе домой. В вагоне простудился (далее л. 41–41 об. – пустые – прим. электронной редакции).

* * *

1

(Отец инспектор – Евдоким (Мещерский Василий Иванович,01.04.1869–22.10.1935(6?)) – архимандрит, инспектор МДА, экстраординарный профессор по кафедре гомилетики и истории проповедничества (1898). С 09.12.1903 г. ректор МДА. 04.01.1904 г. хиротонисан во епископа Волоколамского, викария Московской епархии. В дальнейшем, в 1919–1922 гг., архиепископ Нижегородский, затем уклонился в обновленческий раскол. С 31.03.1923 г. обновленческий «митрополит Вятский». В 1923–1924 гг. председатель обновленческого «Священного Синода». Подробнее о нем см.: Арсений (Стадницкий), митр. Дневник. Т. 1: 1880–1901. По материалам ГА РФ. М., 2006. С. 514)

2

(Академический храм – храм Покрова Божией Матери (Покровский) в Московской Духовной академии (МДА), подробнее см.: Дневник. Т. 1. С. 634.)

3

(Троицкий собор – первый каменный собор, построенный на территории Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в 1422–1423 гг., подробнее см.: Дневник.Т. 1. С. 635.)

4

(Отец наместник – Павел (Глебов Петр, 1827–01.03.1904) – архимандрит, наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и настоятель Спасо-Вифанского монастыря (1891), один из устроителей Смоленской Зосимовой пустыни Владимирской губернии, приписанной к Лавре. Подробнее об архимандрите Павле (Глебове) см.: Дневник. Т. 1. С. 524.)

5

(...к скитам. – Речь идет о Гефсиманском и Черниговском скитах, находящихся в ведении Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Подробнее о них см.: Дневник. Т. 1. С. 635–636.)

6

(Л. 1 об. Игумен Даниил– Даниил (Соколов Димитрий, 1836–20.02.1902) – игумен, строитель Гефсиманского скита. Из вольноотпущенных дворовых людей. Образование домашнее. 20.11.1866 г. пострижен в монахи в Гефсиманском скиту. 18.11.1867 г. рукоположен во иеродиакона. 20.07.1872 г. рукоположен во иеромонаха. С 28.11.1875 г. казначей скита. С 27.12.1880 г. строитель скита. 23.05.1892 г. возведен в сан игумена. Подробнее о нем: РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. Ед. хр. 24994. Л. 154 об. – 155. Подлинник. Рукопись. Послужной список игумена Даниила (Соколова).)

7

(Н.Ф. КаптеревКаптерев Николай Федорович (08.07.1847–13.01.1917) – профессор МДА по кафедре всеобщей гражданской истории, доктор церковной истории, член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук (ИСПбАН). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 534–535.)

8

(...в Вятскую епархию... новоназначенный туда преосвященный Никон (Софийский). – 10.12.1901 г. епископ Нарвский, викарий С.-Петербургской епархии Никон (Софийский Николай Андреевич, 1861–1908) был назначен епископомВятским и Слободским. В дальнейшем, с 09.06.1906 г., архиепископКарталинский и Кахетинский, экзарх Грузии. Подробнее о нем см.: Дневник.Т. 1. С. 551–552.)

9

(...Никон, которого... чуть не зарубил топором воспитанник семинарии. – 09.05.1895 г. на архимандрита Никона (Софийского), ректора Владимирской Духовной семинарии (ДС), совершил покушение семинарист Виссарион Селин; подробнее см.: Дневник. Т. 1. С. 517, 551–552.)

10

(...ввиду событий в нашей Академии... – О событиях в МДА осенью и зимой 1901 г. см.: Там же. С. 383–385. В журналах заседаний Совета МДА за 1901 г. информация о тревожных событиях отсутствует.)

11

(13-е января... крестный ход по стенам вокруг Лавры в память избавленияее от осады поляков. – 12 января (ст. ст.), в день воспоминания об избавлении Лавры в 1610 г. от 16-месячной осады 30-тысячным отрядом польско-литовских интервентов и в некоторые другие праздничные дни совершается крестный ход по стене Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. В 1902 г. крестныйход был перенесен на воскресный день – 13 января.)

12

(Матушка Евгения– Евгения (Виноградова Екатерина Алексеевна,1837–?) – игуменья Вознесенского первоклассного девичьего монастыря в Москве. Родилась в семье диакона. Обучалась Закону Божию, первоначальным правилам грамматики и арифметики в Борисо-Глебском Аносине монастыре Звенигородского уезда Московской губернии. С 1854 г. послушница в Борисо-Глебском Аносине монастыре. В 1859 г. пострижена в рясофор и зачислена в число сестер. 27.01.1872 г. пострижена в монашество, назначена казначей Борисо-Глебского Аносина монастыря. 27.05.1875 г. переведена в Страстной монастырь в Москве. В 1878–1883 гг. главная распорядительница Приюта славянок при Страстном монастыре, преподавала Закон Божий. В 1883–1886 гг. распорядительница хора клиросных сестер, исполняла разные поручения по делам Страстного монастыря. С 17.06.1886 г. настоятельница Фроло-Лаврской общины в Подольском уезде Московской губернии. 28.06.1887 г. возведена в сан игуменьи митрополитом Московским Иоанникием (Рудневым) при преобразовании общины в Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь. С 26.04.1893 г. настоятельница Вознесенского монастыря г. Москвы. Подробнее о ней: РГАДА. Ф. 1185. Оп. 1. Ед. хр. 162. Л. 16–17. Подлинник. Рукопись. Послужной список игуменьи Евгении (Виноградовой).)

13

(...Вознесенского женского, что в Кремле, монастыря. – Московский Вознесенский 1-го класса необщежительный женский монастырь в Кремле основанв 1389 г. прп. Евфросинией (кн. Евдокией Дмитриевной), супругой блгв. кн. Димитрия Донского. Монастырь частично сгорел в 1415 г. Возобновлен в 1467 г. Великой княгиней Марией Ярославной, супругой Великого князя Василия Темного, сына прп. Евфросинии. В 1483 г. монастырь снова горел, в 1518–1519 гг. опять возобновлен. Пожары преследовали то храмы, то монастырские постройки. 07.07.1889 г., в день кончины прп. Евфросинии, монастырь праздновал 500-летний юбилей своего существования. В начале XX в. в монастыре имелось три каменных храма. Собор во имя Вознесения Господня с приделами иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» и Успения Богородицы был построен в 1587–1588 гг. В нем под спудом почивали мощи прп. Евфросинии. В этом же храме были погребены многие русские княгини, царицы и царевны. Обновление внутреннего убранства храма осуществлено в 1870 г. Храм прп. Михаила Малеина с приделом мч. Феодора Пергийского сооружен в 1634 г. Теплый храм в готическом стиле во имя вмц. Екатерины с приделами Казанской иконы Божией Матери и Рождества Иоанна Предтечи был заново возведен в 1808–1817 гг. по проекту архитектора К.И. Росси. В монастырской ризнице, располагавшейся над Успенским приделом Вознесенского собора, хранились старинные предметы церковной утвари, богослужебные книги, драгоценные вклады царей и цариц XVII – первой пол. XVIII в. В монастыре в начале XX в. подвизались 62 монахини и 45 послушниц. Монастырь владел 195 десятинами земли. В ноябре 1917 г. при артобстреле Кремля сильно пострадали храмы монастыря. В марте 1918 г. в Кремле разместилось большевистское правительство и от монахинь потребовали покинуть монастырь. В церкви вмц. Екатерины новая власть устроила гимнастический зал. Инокини монастыря с игуменьей нашли временный приют при больнице в Лефортове. В 1929 г. монастырь взорвали, когда расчищали территорию под строительство Военной школы им. ВЦИК. Незадолго до взрыва московским ученым удалось добиться разрешения перенести белокаменные гробы из усыпальницы в подклеть Архангельского собора. Иконостас Вознесенского собора установили в соборе Двунадесяти апостолов в Кремле; ряд монастырских икон сохранился в фондах Государственных музеев Московского Кремля и Государственной Третьяковской галереи. 07.07.2000 г. были вновь обретены мощи прп. Евфросинии и внесены в собор для всенародного поклонения. См.: Православные монастыри Российской Империи / Сост. Л.И. Денисов. М., 1908. С. 493–498; Сорок сороков: Краткая иллюстрированная история всех московских храмов: В 4 т. / Авт.-сост. П. Г. Паламарчук. 3-е изд., испр. И доп. М., 2003. Т. 1.С. 133–141.)

14

(С.Т. ГолубевГолубев Стефан Тимофеевич (05.11.1848–08.11.1920) – профессор Киевской Духовной академии (КДА) и Императорского Киевского университета (ИКУ) св. Владимира, специалист в области сектоведения иистории Западно-Русской Церкви XVI-XVII вв., отец архиепископа Ермогена (Голубева). Родился в Пензенской губернии. Окончил КДА (1874). С 1874 г. приват-доцент по кафедре истории Русской Церкви КДА; с 1884 г. профессор по кафедре истории и обличения русского раскола. С 1899 г. доктор церковной истории. С 13.12.1908 г. член-корреспондент ИСПбАН. Магистерское сочинение «Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники» (Т. 1. Киев, 1883); докторское сочинение «Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники» (Т. 2. Киев, 1898). Автор труда по «Истории Киевской Духовной академии» (Вып. 1: Период домогилянский. Киев, 1886) и ряда статей по истории Киевской епархии. О С.Т. Голубеве см.: Богданова Т.А.,Климентьев А.К., Крайний К.К. Голубев Стефан Тимофеевич – профессор КДА, историк Церкви // ПЭ. М., 2006. Т. 11. С. 714–716; Крайнiй К.К. Голубев Степан Тимофеевич // Історики Києво-Печерської лаври XIX – початку ХХ столiть. Київ, 2000. С. 150–175.)

15

(...истории... Киевской академии по случаю приближающегося 300-летия ее. – 300-летие КДА должно было отмечаться в 1915 г.; подробнее о КДА см.:Дневник. Т. 1. С. 414; Титов Ф.И., прот. Императорская Киевская Духовная академия в ее трехвековой жизни и деятельности (1615–1915 гг.): Ист. записка.2-е изд., доп. Киев, 2003.)

16

(Преосвященный Димитрий – Димитрий (Ковальницкий Михаил Георгиевич, 23.10.1839–03.02.1913) – епископ Чигиринский, викарий Киевской епархии, ректор КДА (1898–1902). С 27.04.1902 г. епископ Тамбовский и Шацкий. С 08.02.1903 г. архиепископ Казанский и Свияжский. С 26.03.1905 г. архиепископ Херсонский и Одесский (1905–1913), подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1.С. 419.)

17

(А.А. Дмитриевский Дмитриевский Алексей Афанасьевич (11.03.1856–08(10?).08.1929) – профессор КДА (1883), доктор церковной истории (1895),член-корреспондент ИСПбАН по отделению русского языка и словесности(1903). Подробнее о нем см.: Там же. С. 495/)

18

(...до митрополита, обер-прокурора... – Речь идет о митрополите Киевскоми Галицком Феогносте (Лебедеве Георгие Ивановиче, 1829–22.01.1903), подробнее о нем см.: Там же. С. 507. Обер-прокурор Победоносцев Константин Петрович (21.05.1827–10.03.1907) – обер-прокурор Св. Синода и член Комитета министров (1880–1905); подробнее о нем см.: Там же. С. 413–414.)

19

(...возобновил... собеседования. – Внебогослужебные собеседования проводилисьв Покровском храме МДА с 1898 г. почти во все воскресные и праздничные дни под непосредственным руководством ректора епископа Арсения (Стадницкого) студентами Академии, преимущественно имеющими священнический сан. Беседам предшествовало общенародное пение молитв и молебнов. В 1901 г. состоялось 24 собеседования по изъяснению заповедей Десятословия, молитвы Господней и заповедей блаженств; было роздано14 595 экземпляров Троицких листков. Число слушателей составляло от 200 до 1000 человек. См.: Из академической жизни // БВ. 1902. Т. 1, №2. С. 366–383; Голубцов С.А., протод. Московская Духовная академия в революционную эпоху: Академия в социальном движении и служении в начале XX века. М., 1999. С. 131–132.)

20

(...письмо от преосвященного Димитрия, ректора Киевской академии...о неблагополучии и в его Академии. – В письме от 06.01.1902 г. епископ Чигиринский Димитрий (Ковальницкий) писал и о воззваниях из МДА, называяэто «отражением смуты и педагогических блужданий» школы светской (ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 285. Л. 13–14 об. Подлинник. Рукопись).)

21

(...частное заседание всех профессоров... на основании имеющихся и присланныхмне документов о реформационном и агитационном движении наших неразумных юнцов. – Ректор МДА епископ Арсений получал много писем по поводу агитационногои реформационного движения, исходящего от студентов МДА.Письма были как от вышестоящего церковного начальства: митрополита Московского Владимира (Богоявленского), обер-прокурора К.П. Победоносцева (см. Примеч. к л. 5 об.) и товарища обер-прокурора В.К. Саблера, Учебного комитета, епархиальных архиереев (например, епископа Симбирскогои Сызранского Никандра (Молчанова)), ректоров Духовных академийи семинарий, так и от частных лиц. Например, в письме епископу Арсению митрополит Московский Владимир сообщал о сведениях, полученных обер-прокурором от товарища министра внутренних дел по поводу готовящихся беспорядков в Вифанской семинарии, о пьянстве (от которого уже пострадала Вологодская семинария), о сведениях из Владимирской семинарии о межсеминарском движении и об участии в этом движении студентов МДА(см.: ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 257. Л. 49–50 об. Подлинник. Рукопись). В ответе митрополиту Владимиру епископ Арсений писал: «Что касается участия студентов в подпольном журнале, издаваемом ярославскими семинаристами, мне уже было известно раньше. Далее я и о. инспектор употребили все средстваузнать участников. Наконец, нам удалось напасть на след и узнать по крайней мере одного участника, который сознался в своем авторстве одной статьи. Ввиду такого сознания, раскаяния и обещания прервать всякие сношения со “Звеном”, – так называется журнал, – мы покамест нашли лучшимоставить его безнаказанным и иметь его, так сказать, в качестве заложника. Кроме этого есть еще сильное подозрение на двух студентов. Один из них, тот ярославец, – племянник священника московского В.Ф. Соболева. Правдуговоря, он туп и потому-то лезет в реформаторы. Покамест оставили его впокое. Вообще, достоверно можно сказать, что участники этого подпольногожурнала очень малы, не более трех-пяти. Ходили также слухи о какой-то прокламации, приглашавшей студентов Академии присоединиться к какому то протесту семинаристов. Какой успех она имела, несмотря на все старания, не удалось пока узнать. Несомненно то, что будоражат собственно несколько человек и терроризируют массу. Но, в общем, настроение большинства, какэто мне известно из частных бесед со студентами, доброе, может, несколькоподавленное. И я теперь не опасаюсь никаких беспорядков» (Там же. Л. 47–48 об. Подлинник. Рукопись. Черновик письма епископа Арсения(Стадницкого) от 15.01.1902 г.). См. также: ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 364. Л. 1–1 об. Подлинник. Рукопись. Письмо епископа Симбирского и Сызранского Никандра (Молчанова) от 08.02.1902 г.)

22

(Виновно... и наше духовное ведомство, не обращающее внимания на недостатки нашей школы духовной... не желающее вникать в это, ведя дело-реформы келейным образом. – Речь идет о подготовке к проведению реформыв духовно-учебных заведениях, предложенной обер-прокурором Св. Синода К.П. Победоносцевым в январе 1896 г. Бунтарский дух, охвативший российские университеты и институты, перекидывался порой и на Духовные академии. Дерзость духовных студентов иногда превосходила дерзость светских студентов и переполняла чашу терпения церковного руководства. Настороженность и недовольство вызывали и сами наставники (о ревизииМДА в 1895–1897 гг. и особом мнении профессоров МДА см.: Дневник. Т. 1. С. 515–516). К.П. Победоносцев прямо обвинял «в равнодушии и недобросовестности начальников и преподавателей» (ГА РФ. Ф. Р-9452. Оп. 1. Д. 52. Л. 583 об.). Работа Учебного комитета и Комиссии по проведению реформы, созданной при Св. Синоде, затянулась с 1896 по 1905 г., продемонстрировав полную несогласованность на высшем церковном уровне (см.: Дневник.Т. 1. С. 548). Еще до начала реформы указом от 21.03–10.04.1895 г. за №1570 Св. Синод потребовал от академических Советов к 1 января 1896 г. представить в Св. Синод программы по преподаваемым в академиях наукам, а в годичные отчеты вносить сведения о реальном их выполнении, от ректоров – строго наблюдать за направлением преподавания. По собранным программам Учебный комитет составил сравнительные своды по каждому предмету и разослал в декабре 1896 г. ректорам академий – для замечаний профессорско-преподавательских корпораций. Отзывы были собраны в апреле–мае 1897 г. Так, например, ректор КДА епископ Сильвестр (Малеванский) в апреле 1897 г. прислал в Учебный комитет замечания на учебные академические программы от профессоров КДА: А. Олесницкого (по библейской археологии), А. Дмитриевского (по церковной археологии и литургике), архимандрита Димитрия (Ковальницкого) (по общей церковной истории), М. Олесницкого (по психологии), доцента А. Булгакова (по истории и разбору западных исповеданий) и программу чтений по логике и метафизике на 1896/97 учебный год профессора П. Линицкого (РГИА. Ф. 802. Оп. 9. 1895 г. Ед. хр. 16. Л. 9). Учебный комитет, утвердив программы, строго предписал академическим Советам следить, чтобы эти программы выполнялись в течение учебного года; в противных же случаях – отчитываться, почему программа не выполнена. Однако представленные программы являли лишь желаемый идеал, который год из года не выполнялся даже при «Уставе 1869 г.», когда большинство предметов читалось в более обширном объеме. При уменьшении количества часовна большую часть предметов при «Уставе 1884 г.» идеальные программы еще более отрывались от реальности, поэтому узаконенное их исполнение поставило преподавателей перед выбором: либо продолжать традицию «идеальных» отчетов, либо заявить о формализме, присутствующем в синодальном указе. За широту образования приходилось расплачиваться его поверхностностью,что практически лишало богословскую науку надежд на плодотворное развитие; приходилось опираться на творческую самостоятельность профессоров и студентов. Академические корпорации главную слабость академий в их настоящем состоянии видели в неудовлетворительной постановке учебной инаучной деятельности. В 1896 г. в академиях были созданы комиссии, членыкоторых представили свои проекты преобразования всего строя учебного процесса (Материалы комиссий духовных академий: ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 1.Ед. хр. 3360; ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 3. Ед. хр. 255; [Глубоковский Н.H.]. К вопросуо нуждах духовно-академического образования / Вафинский Н. // Странник. 1897. №8. С. 519–540). Во всех практически проектах прослеживалась мысль,что крайние варианты Уставов 1869 и 1884 гг. дали ценный опыт и идеи, невсегда верно понятые и реализованные. Однако Св. Синод не предполагалпроводить значительные перемены, и проекты остались нереализованными.Преобразования 1895–1905 гг. соединили четыре составляющие: а) желаниецерковной власти оградить академии от вредных внешних влияний (научныхи общественных), направить деятельность корпораций в сферу их непосредственных – учебных – задач; б) попытку Учебного комитета исполнитьсвои учебно-организационные и методические обязанности по отношению какадемиям; в) желание части преподавателей Духовных академий исправить недостатки учебного процесса корректировкой соответствующих положений действующего Устава; г) попытку другой части преподавателей Духовных академий сделать новый шаг в развитии высшего богословского образования, используя опыт двух предыдущих уставов и силы самих корпораций. Затянувшаяся работа Комиссии, вялые действия Учебного комитета, отсутствиеполноценных концепций у всех, кто был причастен к обсуждениям, иясности в том, какие именно недостатки действующих Уставов должны быть исправлены, привели к тому, что духовные школы, в том числе и академии, оказались беззащитными перед внешним влиянием наступающих нестроений. Преподаватели чувствовали себя отторгнутыми от решения дел, в которых они были наиболее компетентны и к которым имели непосредственное отношение. Безынициативность центрального духовно-учебного управлении среде. В конце 1890-х гг. в академиях стали заметны два направления деятельности преподавателей: одни работали над построением более удачных моделей научного богословского образования, другие искали выход в усилении практической составляющей богословского образования (кружковой и проповеднической деятельности студентов). На заседаниях академических советови в личной переписке активно обсуждались вопросы: расширения составакафедр в Духовных академиях в связи с развитием научного богословия; подготовки профессорско-преподавательских кадров; системы научной аттестации; научного развития гуманитарных наук в академиях. К началу 1900-х гг. самостоятельная деятельность студентов расширилась открытием кружков и обществ философской, психологической, литературной направленности. Студенты всех академий проповедовали не только в храмах Духовных академий, но и в городских, регулярно вели внебогослужебные собеседования в школах,на заводах и фабриках, в ночлежных домах, занимались миссионерской деятельностью.Для обмена опытом, мнениями по всем назревшим вопросами более четкой работы над реформой требовался съезд ректоров академий. Однако желанный съезд ректоров не состоялся ни в 1900–1901 гг., ни в 1902 г., несмотря на личную просьбу об этом к обер-прокурору К.П. Победоносцеву ректора МДА епископа Арсения в феврале 1902 г. (ГА РФ. Ф. Р-9452. Оп. 1. Д. 52. Л. 588; см. также Примеч. к л. 5 об.). Реформа так и остановилась настадии проектирования вплоть до 1905 г., когда потребовались экстренныемеры. Подробнее о несостоявшейся реформе 1896–1905 гг. см.: Сухова Н.Ю. Высшая духовная школа: Проблемы и реформы (вторая половина XIX века).М., 2006. С. 471–511; см. также: Устав Православных Духовных академий,Высочайше утвержденный 30 мая 1869 г. // ПСЗ. Собр. 2-е. СПб., 1873. Т. 44. №47154. Отделение 1. С. 515–555; Отделение 3. С. 424–426; Устав Православных Духовных академий, Высочайше утвержденный 20 апреля 1884 г. // ПСЗ.Собр. 3-е. СПб., 1887. Т.4. № 2160. С. 232–243.)

23

(…мертворожденная реформа... 1884 года... – Речь идет об Уставе Духовных академий, утвержденном в апреле 1884 г. и введенном в 1884/85 учебном году (см.: Устав 1884 г. С. 232–243; Дневник. Т. 1. С. 486–487). Проект Устава разработал особый Комитет при Св. Синоде под председательством архиепископа Казанского и Свияжского Сергия (Ляпидевского), с 1882 г. – архиепископа Кишиневского и Хотинского, в 1881–1882 гг. (РГИА. Ф. 796. Оп. 162. 1 отд. 3 ст. Д. 734. 1881–1884 гг. Об учреждении при Св. Синоде Комитета для обсуждения доставленных ректорами Духовных академий соображений о необходимых изменениях в существующей организации Духовных академий, какие, по указанию опыта, представлялись бы нужными и полезными). Несмотря на развитие богословской науки и активизацию Духовных академий в церковнопрактической деятельности, удовлетворенности «Уставом 1884 г.» не было ни среди епископата, ни среди преподавателей Духовных академий. К концу действия первого десятилетия «Устава 1884 г.» недовольство деятельностью академий возросло, но видение проблем и путей их разрешения было различным. О мнении архиереев и членов профессорско-преподавательских корпораций относительно реформы «Устава 1884 г.» и взглядах на исправление допущенных просчетов см.: Сухова Н. Ю.В ысшая духовная школа. М., 2006. С. 502–509.)

24

(В.О. Ключевский – Ключевский Василий Осипович (16.01.1841–12.05.1911) – историк, историограф, профессор МДА, ИМУ, академик ИСПбАН (1900); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 583.)

25

(С. ГлаголевГлаголев Сергей Сергеевич (09.10.1865–02.10.1937) – профессор МДА по кафедре основного богословия, доктор богословия (1901). 05.06.1937 г. арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. 19.09.1937 г. приговорен «Особой тройкой» УНКВД по Северной области к расстрелу. Подробнее о нем см.: Там же. С. 544–545.)

26

(Отец Евгений – священномученик Евгений (Зернов Семен Алексеевич,1877–1937) – иеродиакон (1900), студент МДА. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1902), преподавал в Черниговской ДС (1902–1904). В дальнейшем митрополит Нижегородский (Горьковский) (1934); подробнее о нем см.: Там же. С. 555–556.)

27

(С. Зверинский – Зверинский Сергей Васильевич, коллежский советник, преподаватель обличительного богословия, истории и обличения раскола Вифанской ДС, библиотекарь семинарии. В 1889 г. окончил МДА действительным студентом, с 10.02.1890 г. кандидат богословия. С 09.03–09.05.1891 г. преподаватель московского Мариинского епархиального женского училища, затем помощник инспектора в Пермской ДС. С 1895 г. помощник инспектора в Вифанской ДС, с 1898 г. преподаватель Вифанской ДС. См.: Именные списки лиц, служащих в духовно-учебных заведениях Московской епархии за 1902 год // МЦВед. 1902. №43. С. 96.)

28

(25-е... Совет. Представляли к разным премиям за труды наставников. – В МДА было учреждено шесть ежегодных премий. Две премии митрополита Московского Макария (из процентов с капитала) в 500 рублей за лучшие печатные труды наставников Академии и в 300 рублей за лучшее магистерское сочинение воспитанников Академии. Четыре премии епископа Курского Михаила за лучшие печатные труды наставников и воспитанников Академии по Священному Писанию по 210 рублей каждая (из процентов с капитала). В начале года на одном из первых заседаний Совета Академии выдвигались кандидаты на премии. В соответствии с правилами о присуждении премий митрополита Московского Макария: «Чрез два месяца после январского заседания Совета, в мартовском заседании должно происходить обсуждение достоинств представленных на премию сочинений и присуждение самих премий... В том же заседании Совет должен решать вопрос, какое из сочинений, написанных на степень магистра, заслуживает премии». Постановление Совета представлялось на утверждение епархиального начальства. Поположению о премии епископа Курского Михаила: обсуждение достоинств сочинений, предложенных на соискание премии, и присуждение премии должно проходить на мартовском заседании Совета (§9). Премии может быть удостоено сочинение, автор которого получил за свое произведение какую-либо другую меньшую премию, в противном случае сочинение не может быть удостоено премии епископа Михаила (§6). В соответствии с опубликованными журналами заседаний Совета заседание, на котором рассматривались указанные в Дневнике вопросы, проходило 01.02.1902 г. См.: Протоколы заседания Совета 1 февраля 1902 г. // Журналы заседаний Совета МДА за 1902 год. Сергиев Посад, 1904. С. 1–54; обсуждение вопроса о премиях см.: Там же. С. 12–54.)

29

...приняты на соискание книжица профессора А.И. Введенского «О причинности» и профессора П.И. Цветкова «Стихотворный перевод Романа Сладкопевца». – Имеются в виду: Введенский А.И. Закон причинности и реальность внешнего мира. Харьков, 1901; Песни св. Романа Сладкопевца на Страстнуюседмицу / В рус. пер. П.И. Цветкова. М., 1900. Введенский Алексей Иванович (псевд. Басаргин А., 14.05.1861–23.02.1913) – доктор богословия (1902), заслуженный профессор МДА (1912), автор более 150 работ по истории философии, особенно буддизма, по апологетике веры, социологии и религиоведению; подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 577. Цветков Петр Иванович (1845–1914) – профессор МДА по кафедре латинского языка и его словесности (1870–1908), доктор богословия (1891), автор статей о религиозной жизни Запада, Ближнего Востока и переводов с латинского языка; подробнее о немсм.: Там же. С. 585. Роман Сладкопевец (ум. в 510) – преподобный, автор многих православных песнопений. Память 1/14 октября.

30

(Муретов Муретов Митрофан Дмитриевич (12.08.1851–11.03.1917) – профессор МДА по кафедре Священного Писания Нового Завета, доктор богословия (1893); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 528.)

31

(...профессора А.И. Введенского... сочинение «Религиозное сознание язычества». Введенский А.И. Религиозное сознание язычества. Опыт философской истории естественных религий. Т. 1: Основные вопросы философской истории естественных религий (Prolegomena): Религии Индии. М., 1902.)

32

(Андреев Андреев Иван Дмитриевич (21.06.1867–28.06.1927) – профессор МДА по кафедре новой гражданской истории (1899–1907); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 539.)

33

(...указ Св. Синода об увольнении в отставку по прошению профессора Г.А. Воскресенского. Воскресенский Григорий Александрович (23.01.1849–23.03.1918) – профессор МДА по кафедре русского и церковнославянского языков с палеографией и историей русской литературы (1883), доктор богословия (1896), автор трудов по славянской филологии, древнеславянской и русской новозаветной библеистике, очерков по церковной жизни балканскихславян. 20.01.1902 г. вышел в отставку, но продолжал читать лекции доконца 1904/05 учебного года. Подробнее о Г.В. Воскресенском см.: Там же.С. 536–537.)

34

(...он хочет передать свою кафедру... своему зятю... преподавателю Священного Писания в Орловской семинарии. – Зятем профессора Г.А. Воскресенскогобыл Минин Петр Михайлович (15.05.1876 – после 1944(?)) – выпускник МДА. Сын псаломщика с. Покровского Скопинского уезда Рязанской губернии. Окончил Рязанскую ДС (1896), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1900), магистрант LV курса; оставлен при МДА профессорским стипендиатом. По истечении «стипендиатского» года указом Св. Синода за№1678 от 08.03.1901 г. определен преподавателем Св. Писания в Орловскую ДС. Профессор кафедры русского и церковнославянского языка и истории русской литературы МДА Г.А. Воскресенский, подав в декабре 1901 г. прошение об отставке, имел в виду в качестве преемника П.М. Минина, что невызвало поддержки ни ректора епископа Арсения, ни академического Совета. Например, в качестве возможного кандидата на замещение кафедры русскогои церковнославянского языка и истории русской литературы экстраорд. Профессор И.В. Попов, находясь в командировке с научными целями в Берлине,в письме от 23.12.1901 г. настойчиво рекомендовал выпускника МДА 1901 г.и профессорского стипендиата 1901/02 учебного года Александра Константиновича Мишина. Однако преемник профессору Г.А. Воскресенскому в тот момент не был избран, так как ни один из выдвигаемых кандидатов не специализировался в области славянского языка и русской литературы, и вкачестве заштатного профессора Воскресенский продолжал читать лекции до конца 1904/05 учебного года. В июне 1902 г. Г.А. Воскресенский вновь предложил П.М. Минина в качестве кандидата уже на замещение кафедры нравственного богословия, которую оставил Н.Г. Городенский, перешедший на кафедру теории словесности и истории иностранной литературы. И в этот раз кандидатура П.М. Минина не прошла (о его дальнейшей судьбе см. Примеч.к л. 49). На кафедру нравственного богословия был принят выпускник МДА 1891 г., магистр богословия и преподаватель Рижской ДС М.М. Тареев (см. Примеч. к л. 18–18 об.). Только в 1905 г. самого Г.А. Воскресенского сменил на кафедре Н.Л. Туницкий, выпускник МДА 1903 г., профессорский стипендиат 1903/05 учебных годов, специализировавшийся по славистике. Подробнее см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 2402. Личное дело студента МДА П.М. Минина; Там же. Д. 2435. Личное дело студента МДА А.К. Мишина; Там же. Д. 5123. Личное дело преподавателя МДА А.К. Мишина; ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 400. Л. 8–14. Подлинник. Рукопись. Письмо экстраорд. Профессора И.В. Попова ректору МДА епископу Арсению (Стадницкому) от 23.12.1901 г.; Отзыв и. д. доцента Н.Г. Городенского на кандидатское сочинение П.М. Минина // Журналы... МДА за 1900 г. 1901. С. 87–90; Отзыв экстраорд. профессора И.В. Попова на кандидатское сочинение А.К. Мишина // Журналы... МДА за 1901 г. 1902. С. 125–130.)

35

(Препятствием... он был на историческом отделении (второй группы), а кандидатское писал по нравственному богословию. – «Устав 1884 г.» разделял преподаваемые науки на общеобязательные и изучаемые лишь частью студентов. Последние были тематически сформированы в две группы, предоставляемые выбору студента, – словесную и историческую (§99–101, подробнее см.:Устав 1884 г. С. 232–243; Дневник. Т. 1. С. 486). Освобождавшаяся после отставки профессора Г.А. Воскресенского кафедра русского и церковнославянского языка с палеографией и историей русской литературы относилась к первой – словесной – группе. Студенты второй – исторической – группы этого предмета не изучали. Нравственное же богословие, по которому П.М. Минин писал кандидатское сочинение, относилось к общеобразовательным предметам и к словесной группе опять не имело отношения.)

36

(Вчера были действительно сходки... по случаю многих именинников – Василиев, Григориев и Иоаннов. –30 января (ст. ст.) – собор вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста.)

37

(Трифон, епископ Дмитровский – Трифон (князь Туркестанов Борис Петрович, 29.11.1861–14.06.1934) – епископ Дмитровский, викарий Московской епархии (1901), в дальнейшем митрополит (1931); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 524.)

38

(...в Доме призрения, начальницею которого... Е.С. Кроткова... – Дом призрения – женский странноприимный дом с богадельней, больницей и собственной домовой церковью в ведении Свято-Троицкой Сергиевой Лавры был построен в 1841 г. на частное пожертвование стараниями наместника Лавры архимандрита Антония (Медведева). В 1861 г. в Дом призрения перевели из Лавры начальное училище для мальчиков с приютом, а в 1865 г. открылось училище для девочек с приютом. В 1872–1873 гг. на месте обветшавшего здания построили новое здание по проекту архитектора Грудзина. При перестройке церкви Рождества Богородицы на втором этаже устроили придел в честь Успения Божией Матери и Ее Вознесения, а под алтарем – часовню для отпевания умерших. В 1879 г. Дом призрения вышел из-под непосредственной опеки Лавры и получил самостоятельность под покровительством Императрицы Марии Феодоровны, а также новое официальное название – «Александро-Мариинский» во имя Императора Александра II и его супруги Марии Александровны. В 1891 г. построили новое здание Филаретовского приюта с училищем для девочек. В начале XX в. Александро-Мариинский дом призрения обслуживал до 1000 женщин-паломниц, приходящих из разных мест поклониться святыням Лавры. В состав Дома входили: Филаретовское училище для девочек с приютом, начальное училище для мальчиков с приютом, женская богадельня, женская больница с лечебницей для приходящих и странноприимные палаты. В 1913 г. при Доме призрения была создана община сестер милосердия во имя прп. Сергия Радонежского. После революции 1917 г. и закрытия Лавры здания Дома призрения национализировали и превратили в фабричные корпуса. Главное здание с церковью переделали в обычный жилой дом, уничтожив световой барабан церкви и ее главу. В 1993 г. главное здание Дома призрения возвращено Троице-Сергиевой Лавре под Странноприимный дом для приезжих паломников. В настоящее время частично восстановлено. Кроткова Елизавета Семеновна (1830–14.01.1906) – помещица и меценатка, бессменная начальница Дома призрения с 1859 г. Неоднократно жертвовала на него свои деньги и завещала свое имение приюту при Доме призрения. Погребена в склепе под церковью при Доме призрения.)

39

(Сегодня праздновалось окончательное освобождение в административном отношении этого Приюта от Лавры. – Речь идет о Высочайшем утверждении изменения Устава Дома призрения, см. Примеч. к л. 5.)

40

(Наместник архимандрит Антоний – преподобный Антоний (Медведев Андрей Гаврилович, 1792–12.05.1877). Сын крестьянина Нижегородской губернии. Получил начальное домашнее образование. Был аптекарским учеником, в 1812 г. получил право на врачебную практику. В 1818 г. принят в Саровскую пустынь послушником. В 1820 г. перешел в Вознесенскую Высокогорскую пустынь, где 27.06.1822 г. был пострижен в монашество и 22.07.1822 г. рукоположен в иеромонаха. Путешествовал по святым русским местам. 09.07.1826 г. назначен строителем Высокогорской пустыни и присутствующим духовного правления в Арзамасе. С 11.03.1831 г. наместник Троице-Сергиевой Лавры; 15.03.1831 г. возведен в сан архимандрита. За 46 лет наместничества он привел Лавру в цветущее состояние: обновлял и расширял здания, украшал церкви, устраивал гостиницы, больницы, Дом призрения, училище для детей, иконописную мастерскую, поднял уровень внутренней монашеской жизни, издал много аскетических и духовно-нравственных сочинений. Прославлен в сонме Радонежских святых. День памяти 6/19 июля. Подробнее о нем см.: Толстой Д.Н. О. архимандрит Антоний, наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры: Некролог. М., 1877.)

41

(...Е. С. Кроткова задумала передать это учреждение [Дом призрения] под покровительство Государыни Марии Феодоровны... – Стараниями Е.С. Кротковой 05.03.1876 г. наместник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Антоний предложил Учрежденному собору Лавры образовать Временное совещательноеприсутствие, чтобы выработать «основание более прочного существования сего Дома» (Цветков П.И. Александро-Мариинский Дом призрения впервые двадцать пять лет самостоятельного его существования (1879–1904).[Сергиев Посад], 1904. С. 9). 10.03.1876 г. собор Лавры единодушно признал предложение и протоколом от 16 марта постановил «Проекты Положений Дома призрения и благотворительных при нем заведений» представить наместнику для ходатайства перед митрополитом Московским. 28.02.1877 г. Императрица Мария Феодоровна приняла Дом призрения под свое покровительствос присвоением названия «Александро-Мариинский Дом призрения». 06.04.1877 г. она утвердила представленный обер-прокурором проект Устава Александро-Мариинского дома призрения. Устав вступил в действие 01.07.1879 г.; см.: Там же. С. 20, 22. Мария Феодоровна (Дагмара, дочь датского короля Кристиана IX, 1847–1928) – Императрица всероссийская, супруга Императора Александра III (1866). С 1880 г. руководила Ведомством учреждений Императрицы Марии, в ведении которого были некоторые женские учебно-воспитательные учреждения, так называемые мариинские гимназии, училища и приюты. Также она возглавляла деятельность Российского общества Красного Креста, создавала общины сестер милосердия. После революции эмигрировала в Данию. Подробнее об Императрице Марии Феодоровнесм.: Императрица Мария Феодоровна (1847–1928 гг.): Дневники, письма, воспоминания / Сост. Ю. В.Кудрина. М., 2001.)

42

(Обвиняют митрополита, что он упустил... это дело. – Речь идет о митрополите Московском и Коломенском, которому непосредственно подчинялась Лавра и который именовался священноархимандритом Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, с каким титулом его имя и возносилось за лаврскими богослужениями. Митрополит Московский руководил Лаврой через назначаемого им наместника, осуществляя общее наблюдение за ведением лаврского хозяйства, за правильным учетом и расходованием денежных средств, за сохранностью имущества и зданий Лавры. В данном случае имеется в виду святитель Иннокентий (Попов-Вениаминов Иван Евсеевич, 26.8.1797–31.03.1879) – митрополит Московский и Коломенский (1868–1879); подробнее о митрополите Иннокентии см. Примеч. к л. 28 об. Только с согласия митрополита Московского Иннокентия и по его ходатайству перед Св. Синодом, начатому в 1876 г., мог произойти переход Дома призрения в Ведомство учреждений Императрицы Марии.)

43

(Сегодня и праздновалось Высочайшее изменение устава Дома призрения... – 13.01.1902 г. Император Николай II утвердил изменения в Уставе Александро-Мариинского дома призрения. См.: Изменения Устава Александро-Мариинского дома призрения, Высочайше утвержденные 13 января 1902 года // ПСЗ. Собр. 3-е. Т. XXII: 1902. СПб., 1904. С. 17–18; Определение Св. Синода от 15 января 1902 г. за №149 по проекту изменения и дополнения Устава Александро-Мариинского дома призрения // ЦВед. 1902. №4. С. 18–19.)

44

(...Софии Ивановны Тютчевой, фрейлины. – Тютчева София Ивановна (1870–1957) – внучка поэта Ф.И. Тютчева, фрейлина Царицы Александры Феодоровны, воспитательница детей Императора Николая II. В 1912 г. уволена от Двора (являлась противницей Григория Распутина). В дальнейшем член Елизаветинского благотворительного общества и Московского комитета общества Красного Креста.)

45

(...профессор Н.И. Субботин, бывший... членом Совета Приюта, А.А. Нейдгардт, А.Н. Столпаков... Субботин Николай Иванович (1827–30.05.1905) – ординарный профессор МДА по кафедре истории и обличения раскола, известный специалист по старообрядчеству. Окончил МДА (1852), преподавал в Вифанской ДС. С 1870 г. профессор на кафедре истории и обличения русского раскола МДА. В 1874 г. удостоен звания доктора богословия. Докторская диссертация «Происхождение ныне существующей у старообрядцев так называемой Австрийской, или Белокриницкой, иерархии: Историческое исследование» (М., 1874). В 1894 г. вышел в отставку. Член Совета Дома призренияв Сергиевом Посаде, учредитель и секретарь Братства святого Петра Митрополита, редактор-издатель журнала «Братское слово» (1875). Подробнеео Н.И. Субботине см.: Громогласов И.М. Профессор Николай Иванович Субботин (ум. 30 мая 1905 г.) // БВ. 1905. №7/8. С. 679–684; Тарасова В.А. С. 506–507. Нейдгардт Алексей Александрович (1832–05.12.1915) – управляющий канцелярией Московской синодальной конторы, затем прокурор Московской синодальной конторы (1883); почетный опекун. Столпаков Алексей Николаевич – управляющий Московским отделением Дворянского банка.)

46

(...пострижен мною в иночество студент II курса Сергий Симанский... – Алексий (Симанский Сергей Владимирович, 27.10.1877–17.04.1970) – Патриарх Московский и всея Руси. Родился в старинной дворянской семье. Получил начальное домашнее образование. С 1888 г. обучался в Лазаревском институте восточных языков, состоявшем тогда из пятиклассной гимназии и специальных классов с трехлетним сроком обучения арабскому, персидскому, турецкому языкам, а также истории, языкам и культуре стран Востока и Закавказья. В 1891 г. переведен в Императорский лицей Цесаревича Николая. По окончании лицея (1896) поступил на юридический факультет ИМУ. Научным руководителем С. В. Симанского был профессор кафедры международного права граф Л.А. Камаровский. Окончил ИМУ (1899), для отбывания воинской повинности поступил вольноопределяющимся в 7-й гренадерский Самогитский генерала Тотлебена полк. Летом 1900 г. уволен в запас в чине прапорщика и в сентябре 1900 г. принят студентом МДА. 09.02.1902 г. принял монашеский постриг, 17 марта рукоположен во иеродиакона, а 21.12.1903 г. – в иеромонаха. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1904), определен инспектором в Псковскую ДС. С 16.09.1906 г. ректор Тульской ДС с возведением в сан архимандрита; с 06.10.1911 г. ректор Новгородской ДС и настоятель монастыря прп. Антония Римлянина. 28.04.1913 г. хиротонисан во епископа Тихвинского, викария Новгородской епархии. С 21.02.1921 г. епископ Ямбургский, викарий Петроградской епархии; с 30.05.1922 г. – в. у. Петроградской епархией. В октябре 1922 г. был выслан в Казахстан, в марте1926 г. получил разрешение вернуться в Ленинград. 02.09.1926 г. назначен архиепископом Тихвинским, вскоре – Хутынским, в. у. Новгородской епархией. С июля 1927 г. член Временного Патриаршего Синода. С 18.05.1932 г. митрополит Старорусский, с 11 августа – Новгородский и Старорусский, правящий архиерей Новгородской епархии. С 05.10.1933 г. митрополит Ленинградский и Новгородский. С 15.05.1944 г. Местоблюститель Патриаршего престола. С 02.02.1945 г. Патриарх Московский и всея Руси. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 3719. Личное дело студента МДА Алексия (Симанского); Казем-Бек A.Л. Жизнеописание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I // Богословские труды. Сб. 34: Юбилейный сборник (к 120-летию со дня рождения Святейшего Патриарха Алексия I и к 80-летию восстановления Патриаршества). М., 1998. С. 13–185.)

47

(...сын камер-юнкера... – Имеется в виду Симанский Владимир Андреевич (1853–1929) – юрист, отец инока Алексия (Симанского). Окончил юридический факультет ИМУ (1876). С 1878 г. – камер-юнкер Императорского двора. Служил в канцелярии московского генерал-губернатора, затем помощник казначея и правитель дел Московского воспитательного дома. В 1891 г., выйдя в отставку, получил звание камергера и был пожизненно прикомандирован к канцелярии Св. Синода. С 1915 г. – при канцелярии обер-прокурора Св. Синода. Камер-юнкер – низшее придворное звание, введенное Императором Петром I, соответствующее прежнему придворному чину комнатного дворянина. Первые пожалования относятся к 1711 г. Согласно Табели о рангах 1722 г., этот чин относился к XI классу. После 1809 г. младшее придворное звание для лиц, имевших определенный военный или гражданский чин. С 1836 г. жаловалось чиновникам ѴІ–ІХ классов, а с 1850 г. – V–VIII классов. Упразднено после 1917 г. См.: Шепелев Л.Е.Отмеченные историей: Чины, звания и титулы в Российской империи. Л., 1977.)

48

(Императорский лицей Цесаревича Николая. – Лицей памяти Цесаревича Николая – закрытое высшее учебное заведение для детей высших слоев общества 1868–1917 гг. (первоначально частное, с 1872 г. – государственное в ведении Министерства народного просвещения), основанное 13.01.1868 г. М.Н. Катковым и профессором ИМУ П.М. Леонтьевым на средства московских предпринимателей; с 1869 г. под покровительством императора. С 1893 г. – Императорский лицей в память Цесаревича Николая. Был задуман как образцовое для других русских гимназий и вузов учебное заведение. Курс обучения включал 11 классов: гимназических (8 лет обучения по системе классического образования с двумя древними языками и подготовительное отделение) и лицейских (3 года на уровне университетских программ), организованных по отделениям: историко-филологическое, физико-математическое (до 1899 г.) и юридическое. В 1906 г. юридические классы преобразовали в самостоятельную высшую юридическую школу при лицее. Такая системаобучения, по мнению устроителей, активно способствовала формированию самостоятельности мышления, навыков административной и научной деятельности. Выпускники университетских курсов получали звание «кандидат» и «действительный студент», затем диплом 1-й или 2-й степени, а при поступлении на службу чин X или XI класса. В 1872–1878 гг. при лицее работала (на средства Каткова) Ломоносовская учительская семинария, в которую принимались мальчики «из народа». Часть лицеистов получала педагогическую подготовку для преподавания древних языков в гимназиях. Среди учащихся были главным образом пансионеры; остальные – полупансионеры и приходящие. Во внеучебное время для каждых 15 учащихся предусматривался воспитатель. Деятельностью лицея руководили Правление во главе с директором (до 1887 г. – Катков) и Совет (председатель – московский генерал-губернатор). При лицее была домовая церковь свт. Николая чудотворца, освященная в 1879 г. В феврале 1917 г. лицей закрыли. В его здании размещались Институт красной профессуры, затем Наркомпрос РСФСР, в 1945–1983 гг. Московский Государственный институт международных отношений, ныне Дипломатическая академия МИД РФ. См.: Календарь Императорского лицея в память Цесаревича Николая на [1869/70–1872/73, 1894/95–1912/13] учебный год. М., 1869–1912; Учебные заведения ведомства Министерства народного просвещения. СПб., 1907; ГА РФ. Ф. 3431. Оп. 1 Д. 569. Л. 116–119. Докладная записка от 25.03(07.04).1918 г. директора лицея памяти Цесаревича Николая и настоятеля Николаевской церкви о. Иоанна Соловьева о закрытии лицея и конфискации имущества 17 марта 1917 года. Цесаревич Николай Александрович (1843–1865) – Великий князь, старший сын Императора Александра II. Умерв Ницце во время заграничного путешествия от туберкулезного менингита. Был помолвлен с датской принцессой Дагмарой, впоследствии женой его брата, Императора Александра III. Подробнее о Цесаревиче Николае см.: Дом Романовых: Биографические сведения о членах Царствовавшего дома, их предках и родственниках / П. Гребельский, А. Мирвис. 2-е изд., доп. И перераб. СПб., 1992.)

49

(Наречен Алексием, во имя святителя Московского. – Имеется в виду святитель Московский Алексий (Бяконт Е.Ф., 1304–1378) – митрополит Киевский (с кафедрой в Москве) и всея России (1354), государственный деятель, дипломат. Память 12/25 февраля, 20 мая / 2 июня – обретение мощей, 5/18 октября – святителей Московских. Подробнее о свт. Алексие см.: Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви: В 2 т. Т. 1. М., 1997. С. 307–323.)

50

(Иосиф (Петровых) Иосиф (Петровых Иван Семенович, 15.12.1872–20.11.1937) – митрополит. Родился в семье мещан г. Устюжна Новгородской губернии. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1899); оставлен при МДА профессорским стипендиатом. С 09.09.1900 г. – и. д. доцента МДА 26.08.1901 г. пострижен в монашество. 30.09.1901 г. рукоположен во иеродиакона, 14.10.1901 г. – во иеромонаха. Магистр богословия (1903); утвержден в должности доцента МДА. Магистерская диссертация «История иудейского народа по археологии Иосифа Флавия: Опыт критического разбора и обработки» (Сергиев Посад, 1903). С 09.12.1903 г. инспектор и экстраординарный профессор МДА. 18.01.1904 г. возведен в сан архимандрита. С 30.06.1906 г. настоятель Онуфриева Яблочинского монастыря Седлецкой губернии. С 1907 г. настоятель Юрьева монастыря г. Новгорода. С 1909 г. настоятель Спасо-Яковлевского Димитриевского монастыря г. Ростова Ярославской губернии до его закрытия (1923). 15.03.1909 г. хиротонисан во епископа Угличского, викария Ярославской епархии. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. С 01.12.1917 г. по 20.01.1918 г. – в. у. Рижской епархией. 07.07.1919 г. арестован. С 22.01.1920 г. архиепископ Ростовский, викарий Ярославской епархии. 08.07.1920 г. арестован, 26.07.1920 г. приговорен к одному году заключения условно. В мае 1922 г. арестован, приговорен к четырем годам лишения свободы с подпиской о неучастии в церковных дела. 05.01.1923 гг. освобожден досрочно. С 1923 г. архиепископ Ростовский, в. у. Ярославской епархией. 06.12.1925 г. по завещательному распоряжению Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра назначен третьим кандидатом на должность Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. С 26.08.1926 г. митрополит Ленинградский, но был лишен возможности занять кафедру. В декабре 1926 г., после ареста Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия, возглавлял Русскую Православную Церковь. 28.12.1926 г. арестован. 13.09.1927 г. назначен митрополитом Одесским, назначения не принял. 06.02.1928 г. вместе с группой архиереев Ярославской епархии подписал декларацию об отделении от митрополита Сергия и учрежденного при нем Временного Патриаршего Священного Синода; возглавил оппозицию, получившую название «иосифлянской». 26.02.1928 г. вновь арестован, сослан в Николо-Моденский монастырь. 11.04.1928 г. уволен митрополитом Сергием на покой с запрещением в священнослужении. 09.09.1930 г. арестован по делу «Всесоюзной контрреволюционной монархической организации церковников “Истинно-Православная Церковь”». 03.09.1931 г. приговорен коллегией ОГПУ к 5 годам концлагеря с последующей заменой на 5 лет ссылки в Казахстан, где неоднократно подвергался арестам. 09.04.1935 г. освобожден из ссылки без права выезда за пределы Казахстана. 24.06.1936 г. арестован и 19.11.1937 г. приговорен к расстрелу. 20.11.1937 г. расстрелян в Чимкенте. Подробнее о митрополите Иосифе см.: Священномученик Иосиф, митрополит Петроградский: Жизнеописание и труды / Сост. М.С. Сахаров и Л.Е. Сикорская; Подг. текстов, коммент. и вступ. ст. Л.Е. Сикорская. СПб., 2006.)

51

(...речь... в третьем номере «Богословского вестника». – См.: Арсений (Стадницкий),еп. Речь при пострижении в монашество студента 2-го курса Московской Духовной академии Сергея Симанского, в иночестве Алексия, произнесеннаяв пещерной церкви Гефсиманского скита, 9 февраля 1902 г. // БВ.1902. Т. 1, №3. С. 431–435. См. также: [Бенеманский М.Н.]Из академическойжизни / Б-ский // Там же. Т. 3, №10. С. 217–233.)

52

(Отец ректор – имеется в виду протоиерей Андрей Андреевич Беляев(1848–1918) – ректор Вифанской ДС (1899–1908); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 572–573.)

53

(Беседовал с ними о... бунтах в семинариях. – В конце 1890-х гг. семинарскоедвижение приобрело организованные формы, и в 1899 г. стало известно о существовании тайной межсеминарской организации с центром в г. Казани. Результатом такой деятельности стали массовые волнения весной 1901 г. в Тульской, Калужской, Орловской, Рязанской, Казанской, Иркутской и Виленской Духовных семинариях. Семинарское движение имело тесную связь с движением студентов светских высших учебных заведений и путем агитации добивалось расширения общеобразовательного курса семинарий, права доступа семинаристов в университеты и изменения всей учебно-воспитательной системы в духовной школе. По некоторым сведениям, в июне 1901 г. предположительно в Казани состоялся всероссийский съезд семинарских делегатов, наметивший программу общих действий, осуществление которой началось осенью того же года. В ноябре 1901 г. произошли волнения в Ярославской, Вологодской и Полтавской Духовных семинариях, а в декабре – в Ставропольской, Донской, Тобольской и Пермской Духовных семинариях. В большинстве случаев местное начальство объясняло случившееся недовольством семинаристов инспекцией, условиями быта. В декабре 1901 г. были получены сведения о существовании в Казани тайного семинарского центра, выявлены и уволены некоторые воспитанники Казанской ДС – члены «Центрального организационного комитета». Семинарские волнения стали предметом специального обсуждения высшей церковной власти. Особо отмечалось воздействие на семинаристов революционных агитаторов. Циркулярным письмом Учебного комитета Св. Синода от 21.12.1901 г. местным семинарским начальствам предписывалось усилить контроль за внутренней жизнью семинаристов и пресекать волнения в самом их начале. Массовое уклонение от учения не должно быть терпимо. В подобных случаях последует распоряжение высшей церковной власти о роспуске всех воспитанников и признании всех уволенными из семинарии, новое поступление в которую может последовать лишь на основании новых прошений, при этом все неблагонадежные не будут приняты либо в лучшем случае будут принуждены ждать)

до нового учебного года. Однако в конце января – начале февраля 1902 г. произошли бурные массовые беспорядки в Тамбовской ДС, для подавления которых привлекалась полиция, затем в феврале – волнения в Пензенской и Симбирской ДС. В последнем случае обнаружилось сильное влияние на семинаристов прокламаций из МДА, о чем сообщал ректору Академии епископу Арсению (Стадницкому) епископ Симбирский и Сызранский Никандр (Молчанов) в письме от 08.02.1902 г. Администрации Симбирской ДС стало известно, что из МДА воспитанникам семинарии был прислан призыв к участию в общесеминарском движении с целью добиться от высшей церковной власти различных льгот и привилегий семинаристам, а также радикальной реформы всех духовных учебных заведений. От симбирских семинаристов требовались поименные подписи воспитанников под некой петицией и ответы на сто вопросов, которые и были отосланы семинаристами на имя студента IV курса МДА, имя и фамилия которого остались неизвестными, который якобы являлся руководителем всего этого движения. В 1902 г. волнения и беспорядки имели место и в ряде других семинарий, наиболее крупные из них произошли в Вятской ДС (апрель), в Одесской ДС (октябрь–ноябрь) и в Донской ДС (ноябрь–декабрь). В дальнейшем общесеминарское движение планомерно развивалось, достигнув высшего напряжения в 1905–1906 гг. См.: ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 9. Л. 1–1 об. Циркулярное письмо Учебного Комитета Св. Синода о мероприятиях, которые надлежит проводить в духовных учебных заведениях, в случае возникновения в них беспорядков; Там же. Д. 364. Л. 1–1 об. Автограф. Письмо епископа Симбирского Никандра; Титлинов Б.В. Молодежь и революция: Из истории революционного движения среди учащейся молодежи духовных и средних учебных заведений. 1860–1905 гг. 2-е изд., Л., 1925. С. 66–80.

54

(...о безобразиях, учиненных студентами 9-го февраля. Арестовано...около тысячи студентов... будут высланы и навсегда уволены из университета... Большинство из них требует... политической свободы. – Опубликованные 22.12.1901 г. «Временные правила о студенческих учреждениях» под внешними уступками содержали такое количество ограничений (см. Примеч. кл. 6 об.; Дневник. Т. 1. С. 594–595), что вызвали крайнее недовольство радикально настроенной части студенчества. В начале февраля 1902 г. волнения охватили 36 высших учебных заведений Российской Империи, более 30 тысяч студентов не посещали занятий. В ИМУ планировалось провести общегородскую сходку учащейся молодежи, а затем устроить уличную демонстрацию сучастием рабочих. Подготовка сходки продолжалась больше месяца. Средистудентов распространялись листовки и прокламации «Исполнительного комитета объединенных землячеств и организаций», студенческой революционной организации «Союз молодой России», в которых говорилось о необходимости ведения борьбы за политические свободы совместно с рабочими идемократической интеллигенцией. Утром 09.02.1902 г. студенты ИМУ и других учебных заведений Москвы стали собираться во дворе университета. Вышедший к ним ректор предложил пройти в актовый зал и там высказать свои требования, а затем – разойтись. К полудню в актовом зале собралось более 600 представителей московских высших учебных заведений. Комитет общегородской сходки предложил обсудить программу политических требований. На основе программы была выработана резолюция, принятая 518 голосами,102 человека в знак протеста покинули собрание. В резолюции недостатки существующего академического строя объявлялись проявлением общего политического строя, декларировался переход от академических к общеполитическим требованиям, содержались требования неприкосновенности личности,свободы печати, свободы совести, свободы собраний и организаций, непосредственной ответственности административных лиц, общедоступности образования, допущения женщин в университет, уравнения прав национальностей. Студенты потребовали 8-ми часового рабочего дня для рабочих иправа стачек. В резолюции говорилось о неспособности правительства к преобразованию общественного строя, о своевременности созыва Учредительного собрания, декларировалась готовность вынести протест на улицу и вместес рабочими силой добиваться своих требований. После принятия резолюции обсуждались вопросы тактики. Свыше 400 человек с пением революционных песен заняли ряд аудиторий университета, скинув российские триколоры, они вывесили в окнах красные флаги. Здание университета оцепили полиция и солдаты. Московским властям удалось предотвратить рабоче-студенческую массовую антиправительственную демонстрацию. Однако беспорядки в ИМУудалось подавить лишь около полуночи. Было арестовано около 900 человек,из них 470 человек в университете. 14 февраля приказом министра народного просвещения все участники сходки были исключены из университетов и институтов без права поступления в другие учебные заведения. Впоследствии по решению особого совещания 135 организаторов сходки и ее участников были сосланы в Восточную Сибирь на срок от 2 до 5 лет, 567 человек заключены в тюрьму на срок от 3 до 6 месяцев, 668 человек высланы из Москвы в административном порядке, 6 человек отданы под надзор полиции. См.: Временные правила организации студенческих учреждений в высших учебных заведениях ведомства Министерства народного просвещения, утвержденные 22 декабря 1901 г. СПб., 1902; Гусятников П.С. Революционное студенческое движение в России. 1899–1907. М., 1971. С. 79–83.)

55

(В Киеве... в начале февраля были ужасные беспорядки в университете...теперь закрыт. – 24.01.1902 г. сходка студентов Киевского университета отказалась признать министерские «Временные правила» и приняла решениео забастовке, до тех пор, пока студенческие требования не будут удовлетворены. 2–3 февраля в демонстрации на центральных улицах Киева участвовало около 300 студентов и до 1000 рабочих. Демонстранты выкрикивали лозунги: «Долой самодержавие!», «Да здравствует политическая свобода!» – и на площади демонстративно сожгли «Временные правила». 04.02.1902 г. в ИКУ была назначена лекция ректора профессора Ф.Я. Фортинского, на которую пригласили товарища министра народного просвещения Г.Э. Зенгераи попечителя учебного округа В.В. Вельяминова-Зернова. В ответ на призывыФортинского и Зенгера к благоразумию в аудитории поднялись шум исвист. За обструкцию речи Зенгера 80 студентов в тот же день исключили изуниверситета и выслали из Киева. На экстренном заседании Совета университетас участием Зенгера, в связи с невозможностью дальнейшего чтения лекций, было принято решение с 5 февраля прекратить занятия. См.: Гусятников П.С. Революционное студенческое движение в России. 1899–1907. М., 1971. С. 72–74, 77–78.)

56

(Получил письмо от обер-прокурора К.П. Победоносцева... он обвиняет Московскую академию... начальствующих в семинариях. – Письмо обер-прокурора К.П. Победоносцева ректору МДА епископу Арсению:)

10 февраля 1902 г.

«Конфиденциально...

Преосвященный Владыка!

Уверяют нас, что в Московской академии и в Казанской все спокойно. Однако все семинарии волнуются по поводу пущенного именно из Московской академии нелепого воззвания к совокупному мятежу и к составлению петиций по 100 пунктам каких-то фантастических требований о преобразовании учебных заведений!

Крайне прискорбно, что именно Московская академия проявляет такое бессмыслие и погрузилась в мечтания о делах, в коих путаются умы государственные. Разумеется, и здесь, как всюду, это свидетельствует об ослаблении или отсутствии нравственной связи между профессорами и студентами, и о преобладающем влиянии некоторых безумных, коим остальное стадо более разумных и спокойных не может дать отпора.

Не жалко ли думать, куда мысли их направлены! Наши семинарии постоянно волнуются – и главная, существенная и разумная причина состоит в равнодушии и недобросовестности начальников и преподавателей, из коих почти никому нет дела до души молодых людей, кои вверены их надзору; все превращаются в бездушных чиновников, чуждых делу образования и воспитания. Кто же эти начальники и преподаватели? Они бывшие студенты Академии, в свое время тоже поднимавшие мятеж против своих начальников и воспитателей. И нынешние студенты, сочиняющие проекты и требования преобразований, по тому же пути пойдут и тем же будут – вот о чем следовало бы им раздумать (“познай самого себя”) и что следовало бы внушать им. Кончат курс – станут просить, умолять, обивать пороги о местах преподавателей и начальников и погрузятся в ту же тину – не зная своих учеников. Примутся орудовать единицами, писать пространные мнения и сочинять кляузы в Советах, ссориться из-за пустяков, таскаться по клубам и театрам, да искать себе мест законоучителей и священников в жирных приходах... Вот и их судьба, если они о себе не подумают, в глубину, и станут путаться в болтовне протестов и преобразовательных рассуждений! Не жалость ли все это!

Вот недолго до весны, придет выпуск IV курса, и начнется опять погоня за местами! Не бесполезно было бы, когда бы Ваше Преосвященство конфиденциально сообщило мне обстоятельный список всех имеющих ныне кончить курс, с отметками даже о каждом! Ныне приходится с особливой осторожностью относиться к назначению на места!

С совершенным почтением имею честь быть покорнейший слуга

К. Победоносцев

Петербург»

(ГА РФ. Ф. Р-9452. Оп. 1. Д. 52. Л. 583–584. Подлинник. Рукопись).

57

(Я ему ответил очень резко... Письмо это и приблизительный черновик есть уменя.– Черновик письма ректора МДА епископа Арсения обер-прокурору Св. Синода К. П. Победоносцеву.)

10 февраля 1902 г.

«Ваше Высокопревосходительство!

(на л. 585 вверху автором письма сделана помета чернилами: «Черновик письма к г. обер-прокурору К.П. Победоносцеву в ответ на его письмо от 10 февраля 1902 г. NB. В беловике несколько сглажено» – прим. электронной редакции)

В Московской академии теперь действительно водворилась тишина после внутренней бури, навеянной несколькими безумцами, присвоившими себе совершенно нелепо говорить от имени всех студентов Академии. Между тем большинству из них совершенно не были известны цели этого значительного меньшинства и содержание нелепых 100 вопросов. Когда это я сделал известным всем профессорам и студентам, тогда агитаторы привлечены были к ответу самими же студентами и дело заглохло. Агитаторы, большею частью нам известные, теперь притаились и в страхе ожидают наказания. Как бы там ни было, а пакость сделана ими. Крайне прискорбно, если эти неразумные прокламации по семинариям достигли цели и семинарии бунтуют именно вследствие этого. Но бунты в семинариях за последние годы такое, к прискорбию, постоянное явление, что главную причину их, конечно, нужно искать в чем-нибудь другом. Как на такую причину Вы изволите указывать на равнодушие начальников и преподавателей – бездушных чиновников, чуждых делу образования и воспитания, – в семинариях, а в академиях на ослабление или отсутствие связи между профессорами и студентами. Совершенно верно, хотя не во всех отношениях. Но это одна сторона дела.

Я знаю нескольких прекрасных начальников семинарий – и однако и там бунты. Но я позволю себе обратить Ваше внимание и на современные условия церковно-общественной жизни, вследствие которых начальники часто являются мучениками, проливают слезы из-за сознания невозможностипомочь делу. Я прямо скажу, что современные начальники балансируют в разные стороны. И это шатание есть отголосок той путаницы и неопределенности в делах этого рода, о которой Вы говорите, что путаются и умы государственные. Вследствие этого начальники часто находятся в самом жалком положении быть обвиненными то в снисходительности, то в суровости, то индифферентности, – смотря по тому, что кому нужно. Или же один начнет созидать свое на развалинах других, ожидая такой же участи и своему детищу. Как после этого дело может идти?

Удивительно ли, что в умах учащихся создается путаница. Эти разносторонние веяния и влияния мне хорошо знакомы по Московской академии. В недавнее время она испытывала и влияние всепрощающей любви, и законной строгости. Следствием всего этого в течение 10 лет было смещено десять инспекторов, из которых несколько по желанию самих студентов, доносам которых давалось значение. Они и возомнили, что к их голосу прислушиваются, придают значение. Я помню эту возмутительную, три года назад, историю с [о.] Иннокентием, по поводу которого посылались телеграммы в Синод с требованием ревизора для изгнания его. Его немедленно перевели в цензуру (в ноябре 1898 г. в МДА проходили бурные сходки. Студенты, минуя о. ректора и Московского митрополита, обратились в Св. Синод с просьбой прислать ревизора и удалить из Академии инспектора о. Иннокентия (Пустынского). В 1899 г. архимандрита Иннокентия перевели в Комитет духовной цензуры в С.-Петербурге. См.: Дневник. Т. 1. С. 320, 329–332, 334–342, 513, 553 – прим. электронной редакции). А история с [о.] Кириллом (Кирилл (Лопатин) – иеромонах, инспектор МДА (1894–1895). Студенты, недовольныестрогостью дисциплинарных требований инспектора, несколько раз бросаликамни в окна его квартиры. Во время ревизии МДА в октябре 1895 г. требовали удалитьо. Кирилла. См.: Дневник. Т. 1. С. 286–289, 296, 299, 517. – прим. электронной редакции) и другие подобные истории. Дело, конечно, и отличности начальника весьма много [зависит], но и от известного направленияв известных учреждениях. А то это поведет к какому-то личному направлению,которое действует, пока управляет известная личность. Доказательствомэтого может служить преосвященный Антоний (Антоний (Храповицкий) – архимандрит, ректор МДА (1890–1895), ректор КаэДА(1895–1899), епископ Чебоксарский (1897–1899). См.: Там же. С. 284–286, 288–290, 296 – прим. электронной редакции). Пользуясь личным влиянием на студентов, он уничтожил все существующие правила, справедливо выражаясь, еще и тогда, что его преемнику достанется. Это и оправдалось на преемнике его преосвященном Лаврентии (Лаврентий (Некрасов) – архимандрит, ректор МДА (1895–1898); епископ Курскийи Белгородский (1898–1904). О трудностях служения ректором МДА архимандрита Лаврентия см.: Там же. С. 285–287, 301, 311–313, 318–319 – прим. электронной редакции), которому первому пришлось выносить на своих плечах последствия этого личного управления. Я теперь понимаю, когда он пишет, что в Казанской академии после него [преосвященного Антония] анархия, так как с личностью его ушло все, преемники его или отличаются другим направлением, или не обладают той степенью влияния, и студенты, не привыкши к дисциплине, обуславливаемой известным правилом, стали жить по-своему. Я говорю это, не желая бросить теньна о. Антония, ум и сердце которого я глубоко уважаю, а как иллюстрацию к сказанному мною. Ныне бунт в Академии ничего не значит вызвать, – потребовать только надлежащего исполнения правила и устава. Теперь не секрет, что многое только на бумаге...

Нравственная связь между профессорами и студентами отсутствует. Это, конечно, плохо, особенно в предположении, что она благотворна, что в свою очередь обуславливается качеством их. Но иной раз приходится благодарить Бога, что она не слишком тесна. Я опять возьму пример из недавнего прошлого нашей Академии. Вы помните, конечно, этот знаменитый профессорский протест против ревизии Нечаева в защиту нехождения студентов на лекции и в церковь и по другим пунктам (в сентябре 1896 г. в Совет МДА поступило заявление профессоров МДА в связи сревизией Академии в сентябре–октябре 1895 г. членом-ревизором Учебного комитета П.И. Нечаевым и его отчетом, поданным в Св. Синод в августе 1896 г. В заявлении давались объяснения и возражения против замечаний ревизора, в том числе и о непосещении студентами богослужений и лекций. После обсуждения оно было представленов Св. Синод. См.: Дневник. Т. 1. С. 290–294, 515–516 – прим. электронной редакции). Я хорошо помню это время, потому что оно совпало с моим переводом в Академию. Я жил тогда несколько дней в Петербурге (со слов «Ваше Высокопревосходительство» до слов «в Петербурге» запись сделана карандашом, далее написано чернилами – прим. электронной редакции) у покойного Сергия (имеется в виду Сергий (Ляпидевский) – митрополит Московский и Коломенский, находившийся в январе 1897 г. в Петербурге, куда приезжал архимандрит Арсений (Стадницкий), узнав о своем назначении инспектором в МДА – прим. электронной редакции), который посвящал меня во все эти вопросы и возмущался последствием такой связи. Я почти одновременно прибыл в Академию с указом. С настроем всех профессоров я хорошо знаком, и навряд ли бы принесла пользу тесная связь с некоторыми из них...

Что Устав потерял теперь всякую руководительную силу, доказывает то, что по многим учебно-воспитательным вопросам в четырех академиях – четыре практики. Этого нельзя оправдать особенностями разных академий: цели их одни. А между тем какая-нибудь послабленная практика в какой-нибудь [академии] относительно ли посещения лекции, богослужения и т.п. служит предметом соблазна и нарекания на строгость начальства. Я позволил бы себе высказать желание о необходимости собрать, например, нынешним летом на первый раз ректоров академий, пусть путем обмена мнениями познакомятся с теми или иными приемами, друг у друга научатся, одно исправят, от другого отстанут. По моему искреннему убеждению, съезд этот имел бы большое значение в деле уяснения современного исторического состояния школьной жизни.

Плохие начальники, а особенно преподаватели в семинариях, как я ужеговорил, часто по той причине, что до сих пор не делались достодолжные оценки реноме оканчивающих курс, да и на те не обращалось достодолжного внимания. Не раз приходилось только разводить руками при том или ином назначении какого-нибудь известного студента. Вот почему Ваше предложение доставлять Вам списки оканчивающих курс может быть встречено как решение назначать не по слепому случаю, а по достоинству. После Пасхи я представлю с обозначением каждого из них.

Мы ли, начальствующие, виноваты, современные ли условия церковнообщественной жизни, но к прискорбию должно признать, что дело в наших духовных школах не надлежаще стоит, т.е. они не соответствуют своим целям образования в духе веры и любви к Церкви. Меня всегда поражает, что есть разные специальные учреждения, [которые] готовят к известным целям, а мысль моя при этом переносится к греческим школам – Халкинской и школе Креста...»

(ГА РФ. Ф. Р-9452. Оп. 1. Д. 52. Л. 585–586 об. Подлинник. Рукопись).

58

(Гоголь и Жуковский – Гоголь Николай Васильевич (20.03.1809–21.02.1852) – писатель, публицист. Жуковский Василий Андреевич (29.01.1783–12.04.1852) – поэт, создатель русского романтизма.)

59

...студент III курса... Григорий Ващенко... – Вашенко Григорий Григорьевич (13.04.1878–02.05.1969) – известный украинский педагог, психолог, литератор. Родился в семье дворянина с. Блотницы Прилукского уезда Полтавской губернии. Окончил Полтавскую ДС (1898), с 04.10.1898 г. младший учитель и помощник законоучителя Блотницкого сельского народного училища Прилукского уезда Полтавской губернии. В 1899 г. поступил в МДА; окончил в звании действительного студента (1903). 23.09.1903 г. утвержден в степени кандидата богословия. С 05.11.1903 г. учитель русского языка в старших классах Кутаисского ДУ. С 1905 г. преподавал в Учительской семинарии и коммерческой школе г. Полтавы. После революционных событий 1905 г. переехал в г. Тихвин, преподавал в ДУ и в женской гимназии. С 1911 г. учитель в м. Тульчине Подольской губернии, затем – в г. Ромны Полтавской губернии. Занимался творчеством педагога П. Лесгафта. После февральской революции 1917 г. читал лекции по украинскому языку для украинизации педагогов в Прилуках, Ромнах, Хороле. С октября 1917 г. преподаватель педагогики, психологии, логики, теории и психологии художественного творчества Учительского института и директор Учительской семинарии в Полтаве. С 1921 г. преподавал в педагогической школе им. Б. Гринченко (для сельских учителей) в м. Белики Кобелянского уезда Полтавской губернии. С 1925 г. профессор кафедры педагогики Полтавского института народного образования. В конце 1933 г. уволен с должности и исключен из Союза работников образования за буржуазно-националистический уклон. Выехал в Москву. С 1936 г. профессор кафедры педагогики Сталинградского педагогического института. В 1940 г.возвращен на кафедру педагогики в Полтавский педагогический институт. В 1943 г. во время оккупации выехал из Полтавы в Киев. В 1944 г. эмигрировал с семьей в Германию. С конца 1945 г. профессор педагогики Украинского свободного университета в Мюнхене. С 1950 г. ректор Украинской богословской академии в Мюнхене. Скончался в Мюнхене. В 1995 г. открылось Всеукраинское педагогическое общество им. Гр. Ващенко. О Г.Г. Ващенко см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 542. Личное дело студента МДА Г.Г. Ващенко; Ващенко Григорій Григорович // Українська педагогіка в персоналіях: У 2 кн.: Навч. посіб. для студ. вищ. навч. закл. / За ред. О.В. Сухомлинської. Київ, 2005. Кн. 2: XX ст. С. 365–373.

60

(...на тему сожжения «Мертвых душ». – Речь идет о произведении Н.В. Гоголя «Мертвые души», второй том которого он дважды сжигал – в 1845 и 1852 гг.)

61

(...на Саввинском подворье, у преосвященного Парфения. – Речь идет оподворье Саввино-Сторожевского монастыря, которым стал в 1651 г., по указу царя Алексея Михайловича, Воскресенский Высокий монастырь на Тверской улице в Москве. В 1691 г. построен и освящен каменный храм Воскресения Христова с приделами в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» и прп. Саввы Сторожевского. В 1722 г. построена церковь свт. Николая, а несколькими годами позже – колокольня с трапезной палатой и часовня. В 1764 г. подворье поступило в ведение Коллегии экономии. В 1773–1787 гг. подворье принадлежало Крутицкому архиерейскому дому. Храм Казанской иконы Божией Матери, известный с 1785 г., после возвращения подворья Саввино-Сторожевскому монастырю в 1787 г. был освящен во имя прп. Саввы Сторожевского. С 1799 г. подворье стало местом пребывания викарного архиерея Московской епархии, являвшегося одновременно настоятелем Саввино-Сторожевского монастыря (в 1799–1877 гг. епископа Дмитровского, в 1877–1917 гг. епископа Можайского). В 1905–1907 гг. по проекту архитектора И.С. Кузнецова построено новое здание архиерейского дома Саввинского подворья, сохранившееся до настоящего времени. До 1914 г. в здании архиерейского дома располагалась редакция журнала «Душеполезное чтение». Чтимой святыней подворья являлась икона прп. Саввы Сторожевского XVII в., а также 56 частиц святых мощей, находившихся в деревянном киоте, и 49 частиц, вложенных в икону. В начале XX в. на Саввинском подворье размещалось Московское епархиальное общество свт. Алексия, получившее название «Братства призрения и воспитания бесприютных и нравственно покинутых детей». В 1922 г. подворье закрыли, а в его здании устроили жилые помещения. В 1938 г., при расширении ул. Горького, по инициативе архитектора А.Г. Мордвинова здание передвинули на 50 м вглубь, а на его месте построили жилой дом. В 2000 г. часть помещений подворья передана Русской Православной Церкви. В настоящее время деятельность подворья Саввино-Сторожевского монастыря возобновилась. См.: Сорок сороков. 2004. Т. 2.С. 265–267; Чапнин С.В. Православная Москва: Справочник монастырей и храмов. М., 2006. С. 52–53. Парфений (Левицкий Панфил Андреевич, 1858–1922) – епископ Можайский, викарий Московской епархии (1899–1904). В дальнейшем архиепископ Полтавский и Переяславский (1920); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 529.)

62

(...19-го предполагается... панихида у памятника Александра II по инициативе рабочих московских фабрик, что является контрманифестацией рабочих... – В 1901–1902 гг. в Москве по инициативе начальника Московского охранного отделения С.В. Зубатова были созданы легальные рабочие организации для улучшения экономического положения рабочих и мирного разрешения конфликтов, возникавших между рабочими и руководством предприятий. Так, в «Обществе взаимного вспомоществования рабочих в механическом производстве», «Совете рабочих механического производства Москвы», «Обществе взаимной помощи текстильщиков» состояло не менее 1800 человек. 19 февраля 1902 г. по инициативе этих обществ состоялась 30-тысячная рабочая манифестация к памятнику Императору Александру II в честь 40-летия отмены крепостного права. Генерал-губернатор Москвы Великий князь Сергей Александрович не только объявил день манифестации выходным, но пожелал лично присутствовать на торжестве.)

63

(А.А. Ширинский – князь Ширинский-Шихматов Алексей Александрович (06.11.1862–22.12.1930) – прокурор Московской синодальной конторы (1894). С 1903 г. тверской губернатор. В дальнейшем обер-прокурор Св. Синода (26.04.1906–9.07.1906), сенатор, член Государственного совета; подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 542.)

64

(Княгиня Туркестанова – княгиня Туркестанова Варвара Александровна (урожд. кн. Нарышкина, 1834–11.09.1913) – супруга князя Петра Николаевича Туркестанова (1858), имела шестерых детей. Рано осиротевшую княжну Варвару воспитала тетя – игуменья Мария (Тучкова Маргарита Михайловна), основательница Спасо-Бородинского монастыря.)

65

(...с братом, доктором в Ярославле... – Имеется в виду средний брат епископа Арсения – Стадницкий Михаил Георгиевич (1859–1917) – полковник медицинской службы, в дальнейшем генерал медицинской службы; подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 418.)

66

(...к... графам Комаровским... –Речь идет о семье графа Камаровского (Комаровского) Леонида Алексеевича, подробнее о нем см. далее: л. 6 об.)

67

(...репетиция к гоголевским празднествам 21-го февраля, которыебудут... в присутствии Великого князя. – 21.02.1902 г. исполнялось 50 лет содня смерти Н.В. Гоголя. Великий князь – имеется в виду Великий князь Сергей Александрович (29.04.1857–04.02.1905) – генерал-губернатор Москвы (1891–1904). С 01.01.1905 г. – главнокомандующий Московским военным округом; подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 441.)

68

(Графини и дочери старшей не было... Был граф, сын его Сергей и младшая дочь Мария (Муся). – Камаровская (Комаровская) Екатерина Александровна (урожд. кн. Ширинская-Шихматова) – графиня, дочь князя Александра Прохоровича Ширинского-Шихматова, товарища министра народного просвещения, сестра обер-прокурора А.А. Ширинского-Шихматова. Дочь старшая – графиня Камаровская Екатерина Леонидовна (1878–1965). С 1903 г. попечительница детского приюта в Москве под патронатом Великой княгини Ксении Александровны. С 1910 г. на службе при Дворе, в течениеряда лет воспитательница княжны Ирины Александровны – старшей дочериВеликой княгини Ксении Александровны и Великого князя Александра Михайловича. В 1913 г. вышла замуж за педагога и воспитателя Федора Александровича Виноградова, служившего в семье Великого князя Александра Михайловича. Граф – Камаровский Леонид Алексеевич (1846–08.12.1912) – известный юрист-международник, профессор ИМУ (1881), ректор ИМУ(1910), член-корреспондент ИСПбАН (1910). Подробнее о нем см.: Дневник.Т. 1. С. 578–579. Сергей – Камаровский Сергей Леонидович (1876–?) – граф,старший брат Екатерины Леонидовны Камаровской, однокашник Святейшего патриарха Алексия 1 (Симанского) по лицею памяти Цесаревича Николая и ИМУ. Окончил лицей (1895), затем – ИМУ (1899). Работал в Московском цензурном комитете, затем – земским начальником в Гродненской губернии, потом в Звенигороде. В дальнейшем член Правления Общества Московско-Казанской ж. д. Мария – графиня Камаровская Мария Леонидовна (1881–?).)

69

(Чистяков – Чистяков Иван Иванович, лаборант ИМУ, младший наблюдатель университетских курсов в Императорском лицее Цесаревича Николая.)

70

(...всех их забрали в манеж; а затем по приказу министра они выключены из университета. – См. Примеч. к л. 5 об. Министр – Ванновский Петр Семенович (24.11.1822–16.02.1904) – генерал от инфантерии (1883), военный министр (1881–1897), член Государственного совета (1898), министр народного просвещения (25.03.1901–11.04.1902); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1.С. 593.)

71

(Министр просвещения Ванновский, заявивший себя излишнею гуманностью, теперь... изменяет свою политику... и получил анонимное письмо с того света от предшественника его Боголепова... намек на предполагаемое убийство. – Первым делом новоназначенный министр просвещения П.С. Ванновский отменил ряд положений «Временных правил» от 29.07.1899 г., по которым студентов можно было отдавать в солдаты. Сосланных студентов вернули изармии, но не вернули в учебные заведения. Постарались вернуть и уволенную при Н.П. Боголепове профессуру. Министр пытался наладить отношения с профессурой либерального направления, чтобы со временем организовать научно-критическое изучение дарвинизма, марксизма и прочее (о взглядах П.С. Ванновского на деятельность учебных заведений и обучающихся в них,а также о подготовке Новых правил в 1901 г. см.: Дневник. Т. 1. С. 594–595).22.12.1901 г. министр утвердил новые «Временные правила организации студенческих учреждений» (см.: Временные правила организации студенческих учреждений в высших учебных заведениях ведомства Министерства народного просвещения. Утв. 22 дек. 1901 г. СПб., 1901). Однако ряд уступок, накоторые пошло правительство, относительно корпоративного объединения студентов носил ограниченный характер. Студенты всех высших учебных заведений отвергли эти «Временные правила», содержавшие массу условий, препятствующих их успешному введению. Так, киевское студенчество сожгло на площади «Временные правила» не Боголепова об отдаче студентовв солдаты, а «Временные правила» Ванновского, дававшие студенчеству некоторые права. О перемене правительственной политики по отношению кстуденчеству («Временные правила» 1899, 1901, 1902 гг.) и об антиправительственном движении студентов в конце XIX – начале XX в. см.: Иванов А.Е. Университетская политика царского правительства накануне революции1905–1907 годов // Отечественная история. 1995. №6. С. 93–105. Боголепов Николай Павлович (27.11.1846–02.03.1901) – министр народного просвещения. Окончил юридический факультет ИМУ со степенью кандидата права (1868); служил в 6-м департаменте Сената. С 1873 г. читал лекции по историиримского права на юридическом факультете ИМУ. В 1876 г. удостоен степени магистра гражданского права, назначен доцентом ИМУ. Магистерская диссертация «Значение общенародного гражданского права (jus gentium) в римской классической юриспруденции» (М., 1876). В 1881 г. удостоен звания доктора гражданского права, утвержден в звании ординарного профессора. Докторская диссертация «Формальные ограничения свободы завещаний вримской классической юриспруденции» (М., 1881). С 20.10.1883 по 27.09.1887 г.и с 23.11.1891 по 02.11.1893 г. ректор ИМУ. С 29.06.1895 г. попечитель Московского учебного округа. С 12.02.1898 г. управляющий Министерства народного просвещения, с 06.12.1898 г. министр народного просвещения. При нем министерство занялось подготовкой некоторых важных преобразований, таких, как реформа средней школы. 14.02.1901 г. во время приема просителей в здании министерства был ранен выстрелом из револьвера бывшим студентом П.В. Карповичем и 02.03.1901 г. после тяжелых мучений скончался. См.: Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802–1902. СПб., 1902. С. 699–702.)

72

(Патриарх Гермоген – Ермоген, Гермоген (в миру Ермолай, ок. 1530–17.12.1612) – Патриарх Московский и всея России (1606), священномученик. Во время Смуты противостоял изменникам и врагам Отечества. В 1611 г. поляки заточили его в темницу Чудова монастыря, где он умер от голода. Канонизирован Русской Православной Церковью в 1913 г. День памяти – 17 февраля / 2 марта.)

73

(…ректор Московской семинарии о. Анастасий (Грибановский)... Анастасий (Грибановский Александр Алексеевич, 06.08.1873–22.05.1965) – архимандрит, ректор МДС (1901–1906). В дальнейшем митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский, первоиерарх Русской Православной Церкви за рубежом (РПЦЗ) (1938–1964). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 582.)

74

(Тут и Н.М. Языков, и Валуев (Д.А.), и А.С. Хомяков, и жена егоКатенька... Ю. Венелин... вся семья Самариных. – Языков Николай Михайлович (04.03.1803–26.12.1846) – известный поэт, дворянин. С 1819 г. стал печататься. Окончил С.-Петербургский институт горных инженеров (1820), затем – Дерптский университет (1829) без получения диплома и переселился в Москву, где вскоре сблизился с братьями И.В. и П.В. Киреевскими и группой будущих славянофилов. Печатался в альманахе «Полярная звезда».В 1831–1833 гг. служил в Межевой канцелярии. В 1837–1843 гг. из-за болезни спинного мозга лечился за границей, где подружился с Н.В. Гоголем. По возвращении в Москву один из активных деятелей славянофильского кружка. Валуев Дмитрий Александрович (14.09.1820–23.11.1845) – историк, один из видных представителей славянофильства, племянник поэта Н.М. Языкова, дворянин. Окончил словесное отделение философского факультета ИМУ(1841). Входил в кружок московских славянофилов, возглавляемый А.С. Хомяковым. Валуев собирал и издавал документы по истории Московской Руси. Издал «Сборник исторических и статистических сведений о России и народахей единоверных и единоплеменных» (М., 1845). Хомяков Алексей Степанович (01.05.1804–23.09.1860) – известный религиозный философ, поэт, один из основоположников славянофильства. Окончил ИМУ со степенью кандидата математических наук (1821). Служил в Астраханском кирасирском полку (1822), затем в конной гвардии в С.-Петербурге, участвовал в русско-турецкой войне (1828–1829) и вышел в отставку. В 1830-е гг. разрабатывал идею славянофильства. С 1838 г. начал работу над «Записками о всемирной истории» – дневником мыслителя, который он вел в течение 20 лет. Критиковал католичество, развивал учение о соборности в Церкви. Член-корреспондент ИСПбАН (1858). См.: Хомяков А.С. Записки о всемирной истории // Полное собр.соч.: В 8 т. 2-е изд., доп. М., 1900. Т. 5–7. Катенька – Хомякова Екатерина Михайловна (урожд. Языкова, 1817–26.01.1852) – сестра поэта Н.М. Языкова. В 1836 г. сочеталась браком с А.С. Хомяковым. Н.В. Гоголь, хорошо знавшийи Хомякова и Языкова, сдружился с Екатериной Михайловной, достоинства которой он высоко ценил и часто с ней беседовал. Венелин Юрий Иванович (наст, фамилия Гуца, 1802–1839) – филолог, славист-романтик. Уроженец Северной Венгрии. В 1823 г. Венелин переселился в Россию, где оставался до конца жизни, посвятив себя изучению истории и литературы болгар. Семья Самариных. – Речь идет о захоронениях известной дворянской семьи Федора Васильевича Самарина (1784–1853), шталмейстера при Императрице Марии Феодоровне, общественного и военного деятеля, и его супруги Софии Юрьевны Самариной (1793–1879). К 1902 г. на участке Самариных были захоронены родители Федора Васильевича: отец – майор Василий Николаевич Самарин (1741–1811) и мать – Мария Васильевна (урожд. кн. Мещерская, 1743–1810), а также шесть из девяти детей Федора Васильевича: отрок Александр (1826–1835), девица Екатерина (1825–1840), сыновья: Михаил, умерший в Неаполе (1824–1848), участник обороны Севастополя Владимир Федорович (1827–1872), известный философ, славянофил, историк, участник подготовки крестьянской реформы Юрий Федорович (1819–1876), публицист, общественный деятель Дмитрий Федорович (1831–1901); и родственница Федора Васильевича. См.: Саладин А.Т. Очерки истории московских кладбищ. М.,1997. С. 124–125, 128.)

75

(...преосвященные: Григорий... Нафанаил... – Григорий (Полетаев Лев Петрович, 1831–14.06.1914) – бывший епископ Омский и Семипалатинский. Родился в семье причетника Нижегородской губернии. Окончил Нижегородскую ДС и КазДА (1854); оставлен при Академии преподавателем по кафедре Св. Писания и еврейского языка. 10.10.1854 г. пострижен в монашество. 21.11.1854 г. рукоположен в иеромонаха. Магистр богословия (1855), утвержден в звании бакалавра КазДА. С 05.07.1857 г. помощник инспектора академии, с 22.09.1864 г. эконом, с 23.01.1865 г. экстраординарный профессор. С 03.04.1867 г. ректор Уфимской ДС с возведением в сан архимандрита. 05.09.1869 г. уволен от духовно-учебной службы. С 19.01.1872 г. преподаватель Владимирской ДС. С 27.04.1877 г. ректор Иркутской ДС. С 26.01.1888 г. старший член С.-Петербургского комитета духовной цензуры (СПбКДЦ). 03.02.1891 г. хиротонисан в С.-Петербурге во епископа Ковенского, викария Литовской епархии. С 22.11.1892 г. епископ Туркестанский и Ташкентский. С 18.02.1895 г. епископ Омский и Семипалатинский. 17.12.1900 г. уволен от управления Омской епархией, с назначением сверхштатным членом Синодальной конторы с правом управления Донским монастырем. 08.06.1906 г. освобожден от управления монастырем; в дальнейшем проживал в Новоспасском монастыре. Нафанаил (Соборов Николай Иванович, 1824–1907) – епископ Архангельский и Холмогорский (1885–1890), на покое; подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 530.)

76

(«Коль славен» – «Коль славен наш Господь в Сионе» – гимн Российской Империи на рубеже XVIII-XIX вв. Муз. Д.С. Бортнянского, стихи М.М. Хераскова.)

77

«Великому Царю Освободителю... от трудов московских заводско-фабричных рабочих 19 февраля 1902 года». – См.: Кремлевское торжество 19 февраля // MB. 1902. №51, 20 февр. С. 2.

78

(Венок этот, работы Хлебникова... – Хлебников Иван Петрович (1819–1881) – золотых дел мастер, поставщик Двора Е. И. В. До 1867 г. работал в Петербурге. В 1870–1971 гг. основал фабрику бриллиантовых, золотых и серебряных изделий в Москве. После смерти Ивана Петровича его дело продолжили сыновья, создав «Товарищество Хлебников И.П., сыновья и К°», работавшее до 1918 г. Хлебниковы участвовали в украшении храма Христа Спасителя, изготовив почти 50 культовых предметов: дарохранительницы, потиры, водосвятные чаши, кадила и т.п. Работы Хлебниковых удостаивались наград на всемирных и международных выставках в Вене, Париже, Чикаго, Филадельфии и т.д. В 1902 г. стараниями братьев Хлебниковых был создан венок Царю освободителю.)

79

(...стоит он около 1500 рублей. – Этот венок, весом почти полпуда, стоил 1400 рублей; см.: Кремлевское торжество 19 февраля // MB. 1902. №51, 20 февр. С. 2.)

80

(Государь – Николай II (06.05.1868–04(17).07.1918), Император Всероссийский(1894); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 529.)

81

(«Боже, Царя храни» – официальный гимн Российской Империи с 1833 г. Муз. А.Ф. Львова, стихи В.А. Жуковского. Первые строки принадлежат А.С. Пушкину.)

82

(...о упокоении незабвенного Родителя своего... – Имеется в виду Александр II (17.04.1818–01.03.1881), Император Всероссийский (1855).)

83

(24-е февраля. Служил... вечерню с прощением... – Имеетсяв виду чин прощения на вечерне Недели сыропустной перед началом Великого поста.)

84

(2-е марта – день моего Ангела. – День памяти (по ст. ст.) святителя Арсения Тверского (ум. в 1409(10?)), небесного покровителя автора Дневника; подробнее см.: Дневник. Т. 1. С. 512.)

85

(...пострижение в монашество... М.И. Сенцова, наречено имя Леонид. – Леонид (Сенцов Михаил Иванович, 1863–1918) – архимандрит, начальник Русской Духовной миссии в Иерусалиме (1903–1918). 09.03.1902 г. пострижен в монашество епископом Арсением, 25.03.1902 г. рукоположен во иеродиакона, 23.05.1902 г. – во иеромонаха. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1902), был назначен преподавателем в Орловскую ДС, затем в том же 1902 г. переведен смотрителем в московское Заиконоспасское ДУ. Подробнее об архимандрите Леониде (Сенцове) см.: Дневник. Т. 1. С. 560–561.)

86

(...речь... будет напечатана в апрельской книжке «Богословского вестника». Арсений (Стадницкий), еп. Речь при пострижении в монашество студента 4-го курса Московской Духовной академии Михаила Сенцова, в иночестве Леонида, произнесенная при пострижении в академическом храме 9 марта1902 года // БВ. 1902. Т. 1, №4. С. 641–646.)

87

(...о безнравственном поведении студентов-греков, из которых один русский грек, окончивший Симферопольскую семинарию, С-в – студент способный... – Согласно списку выпускников МДА до 1910 г., данные о русском греке С-в, окончившем Таврическую ДС в Симферополе, отсутствуют. Вероятно, он был уволен из студентов еще до окончания Академии. Дело русского грека С-в также не сохранилось в архиве МДА.)

88

(…константинопольские греки: Коцампопуло и Фотопулос. – Коцампопуло Панаиот – греческий уроженец, студент МДА. Окончил МДС. Согласно указу Св. Синода за №4042 от 15.08.1899 г., в сентябре 1899 г. был допущен к приемным испытаниям в МДА и принят в число студентов курса. Во время учебы в Академии имел неоднократные нарекания за недостойное поведение, нарушение правил академической дисциплины и уклонение от посещения церковных служб. 17.05.1900 г. подавал прошение об увольнении из МДА и переводе в другую Академию ввиду «неблагоприятного для здоровья климата», но перевод не состоялся. 14.03.1902 г. подал вновь прошение об увольнении «ввиду расстроенного здоровья» и был уволен определением Правления Академии от 20.03.1902 г. (утвержденным митрополитом Московским 30.03.1902 г.). См.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 1829. Личное дело студента МДА П. Коцампопуло. ФотопулосКонстантин Афанасьевич (?.04.1875–1937) – греческий уроженец, выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в г. Волос (Османская Империя, с 1881 г. – Греция). Окончил Халкинское богословское училище (Османская Империя), в сентябре 1898 г. был принят в МДА без экзаменов согласно указу Св. Синода за №4742 от 27.08.1898 г. по ходатайству бывшего Вселенского патриарха Неофита. Во время учебы в Академии имел неоднократные нарекания за недостойное поведение; 17.05.1900 г. подавал прошение об увольнении из МДА и переводе в другую Академию ввиду «неблагоприятного для здоровья климата», но перевод не состоялся. Окончил МДА в звании действительного студента (1902), без права получения степени кандидата богословия по причине неудовлетворительных оценок по некоторым семестровым сочинениям и в связи с отказом в разрешении их переделать (несмотря на неоднократные прошения выпускника) из-за дурного поведения. Однако определением от 14.12.1906 г. Совет МДА предоставил все же Фотопулосу право на соискание кандидатской степени «по снисхождению к нему, как к иностранцу». 24.04.1908 г. утвержден в степени кандидата богословия «по выполнении поставленных ему условий». С 1902 г. работал помощником контролера в Государственном контроле Московско-Брестской ж. д. С 1911 г. – в Волынской контрольной палате. С 1919 г. ревизор и инструктор по трудоустройству в Рабоче-крестьянской инспекции в г. Житомире. С 1927 г. пенсионер по инвалидности. 15.02.1930 г. арестован по групповому делу «Дросси А.А.», отправлен в Москву и помещен в Бутырскую тюрьму на время следствия за хранение и перевод на греческий язык для пересылки за границу патриарху Константинопольскому Фотию документао гонениях на религию в СССР. 04.04.1930 г. осужден по ст. 58–5 УК РСФСР. Приговор – высшая мера наказания – расстрел с заменой заключения в концлагерь сроком на 10 лет в Управление северных лагерей особого назначения ОГПУ в г. Усть-Сысольск Коми АССР. 22.02.1933 г. судебная коллегия ОГПУ постановила досрочно освободить, лишив на оставшийся срок права проживания в 12 пунктах страны, Уральской обл. и местности, из которой был выслан. Проживал на высылке в Орле. 23.02.1934 г. и 23.05.1936 г. его сын обращался с ходатайствами об освобождении отца, которые были отклонены. В 1937 г. вновь арестован и расстрелян. Подробнее о нем: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 4601. Личное дело студента МДА К.А. Фотопулоса; ЦА ФСБ РФ. Д. Р-33647. Следственное дело К. Фотопулоса.)

89

(...Н.Г. Михайлов, управляющий русскими подворьями в Иерусалиме... внимательно относившийся к нам в бытность нашу в Иерусалиме. – Речь идет опосещении Иерусалима во время паломничества епископа Арсения с группой профессоров, студентов МДА и монахов Свято-Троицкой Сергиевой Лавры наАфон, Святую Землю и в страны Ближнего Востока летом 1900 г. Подробнее см.: Дневник. Т. 1. С. 351–355, 389–403; В стране священных воспоминаний. [Сергиев Посад], 1902. Михайлов Николай Григорьевич (бывший капитанторгового флота) – уполномоченный Императорского Православного Палестинского общества (ИППО), затем управляющий русскими подворьями в Иерусалиме (1889–1910).)

90

(В.Н. МышцынМышцын Василий Никанорович (1866–1936) – профессор МДА (1898–1906), доктор церковного права (1909). В дальнейшем проректор Ярославского университета (1919–1927), профессор факультета общественных наук, заведующий кабинетом истории религии и лектор по истории первобытной культуры. В 1934–1936 г. преподаватель педагогических курсов при Педагогическом техникуме г. Загорска. Подробнее о В.Н. Мышцыне см.: Дневник. Т. 1. С. 532.)

91

(Консул Яковлев – Яковлев Александр Гаврилович (1854–1909) – управляющий Генеральным консульством в Иерусалиме (1894), генеральный консул в Иерусалиме (1897–1907), пожизненный действительный член ИППО.)

92

(...архимандрит Исидор скандальным происшествием в бытность его исполняющим должность инспектора Петербургской академии назначен епископом Новгород-Северским... – Исидор (Колоколов Петр Александрович, 03.04.1866–20.09 (01.10?) 1918) – епископ Михайловский, викарий Рязанской епархии. В 1887 г. поступил в СПбДА. 28.09.1888 г. пострижен в монашество, 17.10.1888 г. рукоположен во иеродиакона, 28.04.1891 г. – во иеромонаха. В 1891 г. окончил СПбДА со степенью кандидата богословия; назначен преподавателем Священного Писания в Тифлисской ДС. С 18.07.1892 г. инспектор Тифлисской ДС. С 20.01.1893 г. инспектор СПбДА, 26.03.1893 г. возведен в сан архимандрита. В мае 1893 г. в СПбДА произошел скандал, связанный сархимандритом Исидором (Колоколовым). По свидетельству современника событий начальника архива и библиотеки Св. Синода А.Н. Львова, архимандрита Исидора обвинили в противоестественной интимной связи со студентом I курса СПбДА. Дело получило широкую огласку. Более ста студентовСПбДА подписали обращение, направленное к обер-прокурору Св. Синода К.П. Победоносцеву. Обер-прокурор заверил студентов, что архимандрит Исидор будет удален из Академии. Несмотря на покровительство митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Палладия (Раева) и товарища обер-прокурора Св. Синода В.К. Саблера, архимандрита Исидора по инициативе К.П. Победоносцева сначала отправили в отпуск на три месяца, азатем, уволив с должности инспектора СПбДА, в сентябре 1893 г. назначили епархиальным миссионером в Ставропольскую епархию. Сам архимандрит Исидор отрицал обвинения, объясняя случившееся интригой против него как инспектора вследствие деморализации СПбДА во всех отношениях, до политической неблагонадежности включительно. С 1894 г. управляющий Николаевским миссионерским монастырем Кавказского отдела Кубанской обл.С 1896 г. настоятель Никитского монастыря в г. Переславль-Залесском Владимирской губернии. В 1899–1900 гг. служил и проповедовал в С.-Петербурге. С 07.06.1900 г. настоятель Златоустовского монастыря в Москве. 12.05.1902 г. хиротонисан во епископа Новгород-Северского, викария Черниговской епархии. С 04.11.1903 г. епископ Балахнинский, викарий Нижегородской епархии. С 10.11.1906 г. епископ Михайловский, викарий Рязанской епархии. С 26.05.1911 г. проживал на покое в Валаамском Спасо-Преображенском монастыре. 19.10.1911 г. откомандирован в распоряжение преосвященного Омского с назначением местопребывания в Покровском монастыре Омской епархии, с 09.12.1911 г. управляющий Покровским монастырем. С июня 1913 г. переведен в Александро-Невский Филейский монастырь Вятской епархии,затем в декабре 1913 г. переведен в Трифонов Успенский монастырь в г. Вятке.С 1913 г. по август 1916 г. проживал в Вятке, затем в Петрограде. 21.12.1916 г. в Чесменской часовне отпевал убитого Григория Распутина. В 1916 г. назначен управляющим на правах настоятеля Свято-Троицким Тюменским монастырем. 08(21).03.1917 г. переведен в Казань в Успенский Свияжский монастырь. С июня 1917 г. проживал в Вятке. 06.09.1918 г. арестован. 19.09.1918 г. осужден Уральской областной ЧК за «монархизм и контрреволюцию». Приговор – высшая мера наказания – расстрел. 20.09(01.10?).1918 г. расстрелян. Подробнеео нем см.: Мануил (Лемешевский), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 г. (включительно): В 6 т. Т. 4. Erlangen, 1986. С. 64–65; История иерархии Русской Православной Церкви: Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 года. М., 2006. С. 700; «Быть может, и в моем песке и соре найдется какая-нибудь крупица...»: Дневник Аполлинария Николаевича Львова. 1891–1898 гг. // Нестор. 2000. №1. С. 71–76; Чудиновская Е.Н. Ближайший друг Григория Распутина был расстрелян в Вятке // Петряевские чтения – 98: (Тезисы докладов к чтениям). Киров-на-Вятке, 1998. С. 78–81.)

93

(...о. Никон, казначей Лавры... Никон (Рождественский Николай Иванович, 04.04.1851–30.12.1918/12.01.1919) – архимандрит, казначей Свято-Троицкой Сергиевой Лавры (1893–1904), духовный писатель. В дальнейшем архиепископ Вологодский и Тотемский (1913); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 520.)

94

(Борис (Шипулин) – Борис (Шипулин Владимир Павлович, 27.12.1874–23.02.1938) – иеромонах (1901), помощник инспектора МДА (1900); инспектор Курской ДС (1902). В дальнейшем архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский (1936). Подробнее о нем см.: Там же. С. 586–587.)

95

(Набедренник – четырехугольный несколько продолговатый плат с изображением креста – первая награда, даваемая священнику как знамение меча духовного, т.е. слова Божия, которым должен быть вооружен священник.)

96

(27-е [марта]. Среда. Читал... канон. – Речь идет об утрене четверга5-й седмицы Великого поста, установленной в конце VII в., именуется «Стояние прп. Марии Египетской». Во время этой утрени читается Великий покаянный канон прп. Андрея Критского (ум. в 712) и житие прп. Марии Египетской (ум. в 522).)

97

(29-е [марта]. Пятница... читал Похвалу Божией Матери. – Имеетсяв виду акафист Благовещению Пресвятой Богородице на утрене субботы 5-й седмицы Великого поста, называемой Похвала Пресвятой Богородицы, или Суббота Акафиста.)

98

(Получил письмо от профессоров Киевской академии. – Письмо в фондемитрополита Арсения (Стадницкого) (ГА РФ. Ф. 550.) не сохранилось.)

99

(...проводы епископа Уманского Сергия (Ланина) в Псков и назначение вместо него... Агапита (Вишневского)... – Сергий (Ланин Константин Иванович, 20.07.1852–05.08.1904) – архиепископ Ярославский и Ростовский. Родилсяв купеческой семье в Москве. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1882). В 1880 г. пострижен в монашество. 16.05.1882 г. рукоположен во иеромонаха. С 1885 г. ректор Костромской ДС, возведен в сан архимандрита.С 1890 г. ректор Симбирской ДС. С 1893 г. наместник Киево-Печерской Лавры. 02.06.1896 г. хиротонисан во епископа Уманского, викария Киевской епархии. С 16.03.1902 г. епископ Псковский и Порховский. 05.12.1903 г. возведенв сан архиепископа, назначен архиепископом Ярославским и Ростовским.См.: Мануил (Лемешевский), митр. 1989. Т. 6. С. 133. Агапит (Вишневский Антоний Иосифович, 16.07.1867–1925(6?)) – архиепископ Екатеринославский и Мариупольский. Родился в семье диакона Волынской губернии. ОкончилВолынскую ДС (1888). Служил псаломщиком в Троицкой церкви с. Дидковичи Овручского уезда Волынской губернии, 19.11.1889 г. рукоположенво диакона. 21.11.1889 г. рукоположен во иерея к церкви с. Бехи Овручскогоуезда. 29.05.1891 г. овдовел. 10.08.1895 г. принял монашеский постриг в Киево-Печерской Лавре. Окончил КДА со степенью кандидата богословия (1896). С 02.10.1896 г. инспектор Полтавской ДС. С июля 1898 г. ректор Екатеринославской ДС с возведением в сан архимандрита. С 01.04.1902 г. настоятельМихаиловского Златоверхого монастыря в Киеве. 07.04.1902 г. в Исаакиевском соборе С.-Петербурга хиротонисан во епископа Уманского, 3-го викарияКиевской епархии. С 03.01.1908 г. епископ Чигиринский, 1-й викарий Киевской епархии. С 16.09.1908 г. епископ Владикавказкий и Моздокский. С 04.10.1911 г. епископ Екатеринославский и Мариупольский. В 1917–1918 гг.член Поместного Собора Православной Российской Церкви. 05.05.1918 г.возведен в сан архиепископа. После захвата Киева петлюровцами в 1919 г.возглавил самочинный «Синод Украинской Православной Автокефальной Церкви», запретил поминовение за богослужением Святейшего патриарха Московского и всея России Тихона (Беллавина) и митрополита Киевского Антония (Храповицкого), за что был запрещен в служении Юго-Восточным Временным высшим церковным управлением (ВВЦУ) под председательством митрополита Киевского Антония. Оказавшись на территории, занятой Добровольческой армией, принес покаяние, впоследствии вернулся к управлению Екатеринославской епархией. В октябре 1922 г. перешел в обновленческий раскол. 14(27).01.1922 г. уволен на покой. Вскоре принес покаяние и был принят в общение с Церковью. В ноябре 1922 г. был арестован ГПУ. Скончался в Екатеринославе. Подробнее о нем см.: Цыпин В., прот. Агапит (Вишневский) – архиепископ // ПЭ. М., 2000. Т. 1. С. 227.)

100

(...Киев и Златоверхий монастырь заслуживали бы незаурядного архиерея. – Обычно Михаиловский Златоверхий монастырь в Киеве, куда был определен настоятелем епископ Агапит (Вишневский), являлся местом пребывания епископа Чигиринского, первого викария Киевской епархии.)

101

(...2-го апреля убит министр внутренних дел Д.С. Сипягин...в Мариинском дворце... – Сипягин Дмитрий Сергеевич (05.03.(08.09?) 1853–02.04.1902) – дворянин, министр внутренних дел. Родился в Киеве. Окончил юридический факультет ИСПбУ кандидатом (1874); назначен на службу в Департамент общих дел Министерства внутренних дел (МВД). В 1878 г. избрани утвержден кандидатом на должность предводителя дворянства Волоколамского уезда на 1878–1881 гг. В 1880 г. уволен по прошению от службы по МВД.В 1881–1887 гг. предводитель дворянства Волоколамского уезда, почетный мировой судья по Волоколамскому уезду. С 1885 г. камергер Двора Е. И. В.С 06.03.1886 г. харьковский вице-губернатор. С 31.03.1888 г. – и. д. курляндского губернатора, 01.01.1890 г. утвержден в должности губернатора. С 20.12.1891 г. московский губернатор (с оставлением придворного звания). С 31.05.1893 г. товарищ министра государственных имуществ. С 01.01.1894 г.товарищ министра внутренних дел. С 06.12.1894 г. егермейстер Двора Е. И. В.23.03.1895 г. главноуправляющий Канцелярией Е. И. В. по принятию прошений, на Высочайшее имя приносимых. С 20.10.1899 г. управляющий МВД. С 26.02.1900 г. министр внутренних дел. 02.04.1902 г. в Мариинском дворце был смертельно ранен членом боевой организации партии эсеров С.В. Балмашевым. Переодетый в адъютанта, Балмашев приехал в Мариинский дворецс расчетом, чтобы встретить министра в вестибюле. Вручая Сипягину пакет якобы от Великого князя Сергея Александровича, из Москвы, Балмашев выстрелил в него. Подробнее о Д.С. Сипягине см.: Шереметев С.Д. Д.С. Сипягин. М., 1902; Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи: Главы высших и центральных учреждений. 1802–1917. СПб., 2001. С. 596–598. Мариинский дворец построен в 1839–1844 гг. в С.-Петербурге архитектором А.И. Штакеншнейдером. Назван Мариинским в честь первой владелицы дворца дочери Императора Николая I, Великой княгини Марии Николаевны. В 1884 г. дворец куплен в казну, в нем разместились Государственный совет, Государственная канцелярия, Кабинет министров, Канцелярия по принятию прошений на Высочайшее имя, позднее Совет министров. В 1906–1907 гг. перестроен архитектором Л.Н. Бенуа для заседаний Государственного совета. См.: Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград: Энцикл. справ. М., 1992.С. 363–364; Курбатов В.Я. Петербург. СПб., 1993. С. 150–151.)

102

(«Berliner Tagblatt» – Описка, должно быть: «Berliner Tageblatt» (Берлинский ежедневник) – ежедневная газета, выходившая с 1872 г. по 1939 г. в Берлине. Одна из наиболее влиятельных немецких либеральных газет, отражала настроения либеральной торговой буржуазии. Редактор до 1906 г. – А. Левисон.)

103

(...Боголепов и Сипягин пали уже от рук убийц, а остается еще К.П. Победоносцев... – По разработанному эсерами плану, если бы С.В. Балмашевуне удалось стрелять в Сипягина, он должен был попытаться убить обер-прокурора Св. Синода Победоносцева. При удачном покушении на министра наметили позднее убить Победоносцева – на похоронах Сипягина, где ещеодин террорист должен был стрелять в обер-прокурора, а его невеста во время возникшей суматохи попыталась бы убить петербургского градоначальника Н.В. Клейгельса.)

104

(Балташев – неточно, должно быть: Балмашев Степан Валерианович(1881–1902) – сын ссыльного, студент. Один из организаторов Киевского союза социалистов. Осенью 1901 г. познакомился с лидером эсеров Г.А. Гершуни, подбиравшим людей для организации терактов. Зимой 1901/02 гг. вошел в партию эсеров. 03.05.1902 г. повешен.)

105

(Митрополит – имеется в виду священномученик Владимир (Богоявленский Владимир Никифорович, 1848–1918) – митрополит Московский и Коломенский (1898–1912). В дальнейшем митрополит Киевский и Галицкий(1915), доктор богословия (1915); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 543.)

106

(...на переиздание «Творений святых отцов»... «Богословскому вестнику»... – Речь идет о серии патристических изданий МДА под названием «Творениясвятых отцов в русском переводе» (см.: Дневник. Т. 1. С. 487). С 1899 г. «Творения» выходили в виде приложения к журналу МДА «Богословский вестник» (см.: Там же. С. 584).)

107

(Спасский – Спасский Анатолий Алексеевич (1866–1916) – профессор МДА, доктор церковной истории (1907). В 1898–1903 гг. занимал должность редактора «Богословского вестника». Подробнее о А.А. Спасском см.: Дневник. Т. 1. С. 514.)

108

(«Вера и Церковь» – богословско-апологетический журнал, выходивший в Москве (1899–1907), основатель и редактор-издатель – протоиерей Иоанн Соловьев.)

109

(«Православно-русское слово» – журнал, выходивший в С.-Петербурге (1902–1905) два раза в месяц, редактор – протоиерей Александр Дернов.)

110

(...просить митрополита о сложении с себя цензорского звания. – Согласно §112 «Устава 1884 г.» Православных Духовных академий: «Ректор одобряет к напечатанию тезисы, рассуждения и иные учено-литературного содержания сочинения и сборники, издаваемые в Академии», и далее в §173 дается уточнение: «Академии имеют свою цензуру для тезисов, рассуждений и иных учено-литературного содержания сочинений и сборников, ими издаваемых» (Устав Православных Духовных академий, Высочайше утвержденный 20 апреля 1884 г. // ПСЗ. Собр. 3-е. СПб., 1887. Т. 4. №2160. С. 233, 243). Дополнительно 18–29.10.1885 г. вышло распоряжение Учебного комитета Св. Синода за №2223 о цензуре Советов академий.)

111

(Городенский Городенский Николай Гаврилович (08.05.1871–27.02.1936) – и. д. доцента МДА по кафедре нравственного богословия (1896), профессор МДА (1905–1910); в дальнейшем – в Кубанском педагогическом институте в Краснодаре (1927–1936). Подробнее о Н.Г. Городенском см.: Дневник. Т. 1. С. 588.)

112

(Толстой – Толстой Лев Николаевич (28.08.1828–07.11.1910), граф, великий русский писатель, отлучен от Церкви за антихристианскую проповедь.)

113

(...статью Заозерского против В.В. Розанова и ответ последнего в «Новом времени»... – См.: Заозерский Н.А. Странный ревнитель святыни семейного очага. [Рец. на:] Розанов В.В. В мире неясного и нерешенного. Бесцензурноеизд. СПб., 1901 // БВ. 1901. Т. 3, №11. С. 446–469; Розанов В.В. Пол и душа // НВ. 1902. №9369, 4(17) апр. С. 2. Заозерский Николай Александрович (1851–1919) – профессор МДА по кафедре церковного права (1895), доктор церковного права (1895); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 538; Из академической жизни // БВ. 1902. Т 1, №4. С. 723–765. Розанов Василий Васильевич (20.04.1856–23.01/5.02.1919) – религиозный философ, литератор ипублицист. Окончил историко-филологический факультет ИМУ (1882). Преподавал в Брянской, потом в Елецкой гимназиях. В 1890-х гг. сотрудник газет «Московские ведомости», «Новое время», «Русский вестник». Развивал идею противопоставления язычества и традиционного христианства, которое подвергал критике. Духовное возрождение русского народа видел в «новом, правильно понимаемом» христианстве. Перед смертью примирился с Церковью. Подробнее о В.В. Розанове см.: Горбунов В.В. Философ-лирик // Кентавр.1993. №6. С. 117–129; Николюкин А.Н. Голгофа Василия Розанова. М., 1998. «Новое время»– одна из крупнейших российских газет (1868–1917), выходившая в С.-Петербурге (с 1869 г. – ежедневная). Первоначально либеральная, с переходом издания к А.С. Суворину (1876) консервативная. С 1905 г. органкрайне правых. Закрыта после октября 1917 г.)

114

(Указал... в «Петербургских ведомостях» статью цензора архимандрита Антонина – образец схоластики. – См:. Антонин (Грановский), архим. Односторонности жизнепонимания христианства // Санкт-Петербургские ведомости.СПб., 1902. №89, 2(15) апр. С. 2–3. Антонин (Грановский Александр Андреевич, 21.11.1865–14.01.1927) – епископ. Родился в семье диакона в Полтавской губернии. Окончил КДА со степенью кандидата богословия (1891). В 1890 г.принял монашеский постриг, в 1891 г. рукоположен во иеромонаха. Назначен помощником инспектора КДА, а затем смотрителем Донского ДУ в Москве.С 1893 г. смотритель Киево-Подольского ДУ, с 1895 г. инспектор Тульской ДС. С 1897 г. преподаватель Холмской ДС. С 1898 г. ректор Благовещенской (на Амуре) ДС с возведением в сан архимандрита. С 1899 г. младший, затем старший цензор СПбКДЦ. 15.01.1903 г. удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Книга пророка Варуха: Репродукция: Восстановление текста книги по первоисточникам» (СПб., 1902). 02.03.1903 г. хиротонисан во епископа Нарвского, третьего викария С.-Петербургской епархии, с1905 г. первый викарий. В 1908 г. уволен на покой по личному распоряжению Императора Николая II за непроизнесение на богослужениях при поминовении государя титула «Самодержавнейший», с назначением местопребывания в Сергиевой пустыни. С 22.12.1913 г. епископ Владикавказский и Моздокский.16.01.1917 г. уволен на покой по болезни с пребыванием в Москве в Богоявленском монастыре. 13.05.1922 г. примкнул к группе московских, петроградских и саратовских обновленцев, подписав их первый программный документ. С 19.05.1922 г. председатель обновленческого ВЦУ, один из идеологов движения. С 06.08.1922 г. обновленческий «архиепископ Крутицкий», с 20.08.1922 г. обновленческий «митрополит Московский и всея России». 24.08.1922 г. возглавил группу «Союз церковного возрождения». 22.09.1922 г. вышел из состава обновленческого ВЦУ и сделал заявление о прекращении «евхаристического общения» с «живоцерковниками». В октябре 1922 г. возглавил обновленческое ВЦУ в новом составе. 29.04–09.05.1923 г. почетный председатель обновленческого «Второго Всероссийского поместного собора». 24.06.1923 г. уволенна покой со всех занимаемых должностей. 29.06.1923 г. объявил об автокефалии обновленческого «Союза церковного возрождения». 26.10.1923 г. сложилс себя титул «митрополита», стал именоваться «епископом Союза церковного возрождения». 15.04.1924 г. Святейший патриарх Тихон издал указ о запрещении в священнослужении епископа Антонина и предании его церковному суду. До своей кончины в Москве продолжал возглавлять группу «Союз церковного возрождения». Подробнее о епископе Антонине (Грановском) см.: Обновленческий раскол: Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики. М., 2002. С. 670–673; Цыпин В., прот., Иннокентий (Павлов), игум. Антонин (Грановский) – епископ, деятель обновленческого раскола // ПЭ. М., 2001. Т. 2. С. 682–684.)

115

(В.А. Соколов Соколов Василий Александрович (17.08.1851–20.12.1918) – профессор МДА по кафедре истории и разбора западных исповеданий (1893), доктор богословия (1898). Член Правления МДА (1902–1904). 27.12.1904 г. вышел в отставку, жил в Москве и работал инспектором учебных заведений по Ведомству Императрицы Марии Феодоровны. Подробнее о В.А. Соколове см.: Дневник. Т. 1. С. 537.)

116

(...новоназначенный министр внутренних дел... В.К. фон Плеве. – Фон Плеве Вячеслав Константинович (08.04.1846–15.07.1904) – министр внутренних дел, действительный тайный советник (1899). Из семьи чиновника. Окончил юридический факультет ИМУ со степенью кандидата права (1867); определен на службу при прокуроре Московского окружного суда. С 1879 г. – и. д. прокурора, с 1880 г. прокурор Петербургской судебной палаты. С 1881 г. директор Департамента государственной полиции Министерства внутренних дел. С 20.07.1884 г. сенатор; с 11.01.1885 г. товарищ министра внутренних дел с оставлением сенатором. С 01.01.1894 г. государственный секретарь. С 14.05.1896 г. статс-секретарь Е. И. В. С 17.08.1899 г. – и. д. министра – статс-секретаря Великого княжества Финляндского, с 01.01.1900 г. министр статс-секретарь (с оставлением государственным секретарем). Проводил политику русификации Финляндии. При его деятельном участиибыл составлен новый Устав о воинской повинности в Финляндии, издан манифест о введении русского языка в делопроизводство Сената и административных учреждений края, усилено влияние генерал-губернатора нарешение производящихся в местном Сенате дел. С 04.04.1902 г. министр внутренних дел (с оставлением статс-секретарем, сенатором и министром статс-секретарем). Проводил жесткую политику в отношении оппозиционных движений. Убит эсером Е.С. Созоновым. Подробнее о В.К. Плеве см.: Шилов Д.Н. С. 514–517; Из архива С.Ю. Витте: Воспоминания. СПб., 2003. Т. 2. С. 622.)

117

(...с сыном... – Имеется в виду Плеве Николай Вячеславович (29.01.1872 – после 1929) – сенатор, член Государственного совета, сын В.К. Плеве. С 1906 г. помощник управляющего делами Совета министров, с 1907 г. камергер. С 1910 г. управляющий делами Совета министров. С 1911 г. действительный статский советник. С 1913 г. гофмейстер. С 1914 г. товарищ министра внутренних дел. С 1916 г. тайный советник и гофмейстер, затем сенатор. В 1917 г. член Государственного совета по назначению. В мае 1929 г. арестован. Погиб в лагерях. См.: Из архива С.Ю. Витте. Т. 2. С. 62; Иванов В.А. «Великий перелом» в судьбе Н.В. Плеве // Личность и власть в истории России ХІХ-ХХ вв.: Материалы науч. конф. / Отв. ред. А.Н. Цамутали. СПб., 1997. С. 90–94.)

118

(Замятин – Замятин Александр Николаевич (ум. в 12.08.1906) – полковник армейской кавалерии, при министре внутренних дел. Окончил Николаевское кавалерийское училище. С 05.04.1873 г. числился по армейской кавалерии. Впоследствии генерал-майор. 12.08.1906 г. был убит во время покушения напредседателя Совета министров П.А. Столыпина на его даче на Аптекарском острове в С.-Петербурге. См.: Список чиновников Министерства внутренних дел и его ведомства: В 2 ч. СПб., 1903. Ч. 1: Список чинов Министерства внутренних дел 1903 г.; Лебедев С.А. В.К. Плеве в Троице-Сергиевой Лавре: Воспоминания студента Духовной академии 1902 г. // Исторический вестник. 1909. Апрель. С. 166.)

119

(Трапезная церковь – храм прп. Сергия Радонежского с трапезной палатой, расположенный на южной стороне Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Сооружен по повелению царей Иоанна и Петра Алексеевичей в1686–1692 гг. По своей архитектуре и богатству декора фасадов храм относится к лучшим образцам московского барокко. В начале XX в. в храме сохранялись живопись и иконостас 1778–1780 гг. Особый интерес представляло медное паникадило перед амвоном с литыми изображениями Спасителя и двенадцати апостолов, а также костяной шар под паникадилом – работы Императора Петра I. Первоначальный иконостас храма не сохранился. В 1948 г. в храме установили позолоченный иконостас XVII в. (из разрушенного в 1930-е гг. московского храма Никола Большой Крест). В 1956 г. были освящены приделы свт. Иоасафа Белгородского и прп. СерафимаСаровского.)

120

(...два студента IV курса... М.В. Войцехович... (из Холма), и С. Лебедев(калужанин). – Войцехович Митрофан Викентьевич (23.11.1876–?) – выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье крестьянина дер. Ручмцы Виленского уезда Виленской губернии. Окончил Холмскую ДС (1898), решением Правления семинарии был отправлен на казенный счет вМДА. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1902), 2-й магистрант LVII курса; оставлен при Академии профессорским стипендиатом. В мае 1903 г. обратился с ходатайством об определении на службу в МВД. 22.07.1903 г. определен в Главное управление по делам печати. Работал в газете «Правительственный вестник», с 1910 г. главный редактор. См.: ЦИАМ.Ф. 229. Оп. 4. Д. 755. Личное дело студента МДА М.В. Войцеховича. Лебедев Сергей Александрович (22.09.1875–?) – выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье священника с. Ново-Александровка Мосальского уезда Калужской губернии. Окончил Калужскую ДС (1897). В 1898 г. волонтером поступил в МДА. В 1902 г. окончил МДА со степенью кандидата богословия. 26.09.1902 г. определен учителем русского и церковно-славянского языков в старшие классы Починковского ДУ. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Подробнее о С.А. Лебедеве см.: ЦИАМ.Ф. 229. Оп. 4. Д. 2073. Личное дело студента МДА С.А. Лебедева; Священный Собор Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Обзор деяний: Перваясессия. М., 2002. С. 320.)

121

(...Снегирев Вячеслав, IV курса... Смирнов Александр Стефанович... Дорошевский Феодор, II курса... – Снегирев Вячеслав Владимирович (25.03.1878–?) – выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье священника Троицкой соборной церкви г. Покрова Владимирской губернии. Окончил Вифанскую ДС (1898), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1902). 08.08.1902 г. определен помощником инспектора во Владимирскую ДС. См.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 3896. Личное дело студента МДАВ. В. Снегирева. Смирнов Александр Стефанович (21.04.1878–?) – выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье священника Златоустовской церкви г. Костромы. Окончил Костромскую ДС (1899), затем – МДА в звании действительного студента (1903). С 21.08.1903 г. помощник инспектора в Кутаисской ДС. 27.09.1903 г. утвержден в степени кандидата богословия. См.:ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 3799. Личное дело студента МДА А.С. Смирнова. Дорошевский Федор Алексеевич (11.03.1879–?) – выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье священника с. Новая Меловатка Богучарского уезда Воронежской губернии. Окончил Воронежскую ДС (1900), решением Правления Семинарии направлен в МДА. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1904); определен учителем географии и гражданской истории в Пензенском епархиальном женском училище. См.: ЦИАМ. Ф. 229.Оп. 4. Д. 965. Личное дело студента МДА Ф.А. Дорошевского.)

122

(...студент IV курса Бурцев... – Бурцев Александр Кондратьевич (01.06.1878 – после 1942) – выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье священника с. Покровское на Плаве Чернского уезда Тульской губернии. В 1893 г. поступил в Тульскую ДС, после 5-го класса в августе 1897 г. переведен по прошению в Астраханскую ДС, которую закончил в 1898 г. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1902). С 17.10.1902 г. преподаватель физики и математики в Олонецкой ДС. С 1917 г. учитель физики и математики в 1-й школе II ступени Петрозаводска. С 1921 г. учитель физики и математики в 1-й средней школе Петрозаводска. С 1941 г. учитель математикии физики в Шунгской средней школе. С февраля 1942 г. учитель математики и физики в средней школе г. Кемь. Об А.К. Бурцеве см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 485. Личное дело студента МДА А.К. Бурцева; электр. ресурс: http://gov.karelia.ru/)

123

(...о назначении министра просвещения Зенгера... – Зенгер Григорий Эдуардович (13.03.1853–07.07.1919) – министр народного просвещения. Окончил историко-филологический факультет ИСПбУ кандидатом (1874). Преподавал древние языки в 5-й петербургской гимназии. В 1875 г., оставаясь при ИСПбУ профессорским стипендиатом, продолжил научные занятия в Берлине. С 1877 г. – и. д. экстраординарного профессора по кафедре всеобщей истории в Нежинском историко-филологическом институте кн. Безбородко. С 1885 г. – и. д. доцента по кафедре всеобщей истории в Императорском Варшавском университете (ИВУ), в 1886 г. перемещен и. д. доцентана кафедру римской словесности. 24.10.1886 г. утвержден в степени магистра римской словесности. Магистерское сочинение «Критический комментарий к некоторым спорным текстам Горация» (Варшава, 1886). С 1887 г. экстраординарный профессор ИВУ. В 1894 г. удостоен ИМУ степени доктора римской словесности, без представления диссертации. В 1894 г. ординарный профессор по занимаемой кафедре. С 18.01.1896 г. декан историко-филологическогофакультета ИВУ, с 10.05.1897 г. ректор. 20.08.1899 г. уволен от занимаемой должности по прошению. С 13.03.1900 г. попечитель Варшавского учебного округа. С 17.11.1901 г. товарищ министра народного просвещения, с 11.04.1902 г. управляющий Министерством народного просвещения. 30.08.1902 г. произведен в тайные советники. С 06.04.1903 г. министр народного просвещения. С 23.01.1904 г. сенатор. 02.11.1905 г. уволен от службы с сохранением права ношения мундира. Последние годы жизни посвятил филологическим исследованиям. Проживал в Петрограде. После февральской революции 1917 г. лишился пенсии и 01.10.1917 г. поступил внештатным служащим в отделение филологии Публичной библиотеки. В 1918–1919 гг. сильно нуждался. Подробнеео Г.Э. Зенгере см.: Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства Народного просвещения. 1802–1902. СПб., 1902. С. 702–705; Шилов Д.Н. С. 255–259.)

124

(...министр... уносит самые приятные воспоминания от пребывания в Лавреи в Академии. – О пребывании В.К. Плеве в Лавре и МДА см.: Лебедев С.А. В. К. Плеве в Троице-Сергиевой Лавре // Исторический вестник. 1909. Апрель. С. 164–175.)

125

(Министр... отправился... в Полтаву и Харьков, где в губерниях происходит прямо пугачевщина. – Крестьянские волнения в Полтавской и Харьковской губерниях вспыхнули весной 1902 г. Поводом к ним послужил отказ внаделении землей и продаже семян тремстам крестьянам имения Карловка Полтавской губернии, оставшимся без средств после неудачной попытки переселиться в Уфимскую губернию. В ответ крестьяне запахали 2 тыс. десятин помещичьей земли и забрали из амбаров экономии семена. Примеру карловских крестьян последовали жители окрестных селений, а затем и смежныхуездов Харьковской губернии. В итоге волнения охватили 108 сел и деревень Полтавской и 57 Харьковской губерний с населением около 150 тыс. человек. Было разгромлено 80 помещичьих имений. Власти использовали для наведения порядка более 10 тыс. солдат и казаков. В район беспорядков прибыли командующий войсками Киевского военного округа генерал М.И. Драгомиров, харьковский и полтавский губернаторы, министр внутренних дел и шеф жандармов В.К. Плеве. 1092 участника волнений были привлечены ксуду. 836 человек приговорили к различным срокам наказания. 127 крестьян, лишенных всех прав, отправили в исправительные арестантские отделения сроком от одного года до четырех с половиной лет. Однако позже по ходатайству высшей инстанции суда для 761 осужденного наказания были смягчены. Суд взыскал с крестьян окладный сбор в сумме 800 тыс. рублей для возмещения убытков, понесенных помещиками. См.: История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. 6: Россия в период империализма 1900–1914. М., 1968. С. 52.)

126

(Розговены – имеется в виду разговление.)

127

(Студент-регент Зверев – Зверев Георгий Владимирович (04.04.1879–?) – выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье диакона погоста Новый Торг Новоторжского уезда Тверской губернии. Окончил Тверскую ДС(1900), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1904). В Академии исполнял обязанности регента студенческого хора. С 12.08.1904 г. учитель латинского языка в Макарьевском ДУ. См.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 1381. Личное дело студента МДА Г.В. Зверева.)

128

(«Не еже бо хощу сие творю, но еже не хощу злое сие содеваю» (церк.-слав.) – Рим. 7:19.)

129

(Никон – имеется в виду архимандрит, казначей Свято-Троицкой Сергиевой Лавры Никон (Рождественский).)

130

(В.К. Саблер– Саблер (Десятовский) Владимир Карлович (13.11.1845–09.09.1929) – государственный деятель, юрист, товарищ обер-прокурора Св. Синода (1892–1905); обер-прокурор Св. Синода (1911–1915). Подробнее о В.К. Саблере см.: Дневник. Т. 1. С. 506.)

131

(...умерли два архиерея: Модест, архиепископ Волынский, и Сергий, епископ Астраханский. – Модест (Стрельбицкий Даниил Константинович, 17.12.1823–13.04.1902) – архиепископ Волынский и Житомирский. Родился в семье священника. В 1848 г. пострижен в монашество, в 1849 г. рукоположен во иеромонаха. Окончил КДА (1854). В 1859 г. удостоен степени магистра богословия. С 14.12.1860 г. инспектор Минской ДС. 03.04.1862 г. возведен в сан архимандрита. С 31.08.1862 г. инспектор Литовской ДС, с 12.10.1866 г. инспектор Черниговской ДС. С 11.12.1868 г. ректор Иркутской ДС. 10.04.1877 г. хиротонисан во епископа Екатеринбургского, викария Пермской епархии. С 09.12.1878 г. епископ Люблинский, викарий Холмской (Варшавской) епархии. С 07.06.1885 г. епископ Нижегородский и Арзамасский. С 25.11.1889 г. епископ Волынскийи Житомирский, с 15.05.1892 г. архиепископ. См.: Мануил (Лемешевский), митр. 1986. Т. 4. С. 428–431; История иерархии. С. 73. Сергий (Серафимов Александр Алексеевич, 13.10.1836–13.04.1902) – епископ Астраханский и Енотаевский. Родился в семье пономаря Костромской епархии. Окончил МДА со степенью магистра богословия (1862). С 30.10.1862 г. преподаватель Костромской ДС. 26.08.1878 г. рукоположен во иерея. 07.10.1882 г. пострижен в монашество. 05.12.1882 г. хиротонисан во епископа Выборгского, викария С.-Петербургской епархии. С 24.04.1887 г. (по др. ист. – с 28.03.1887 г.) епископ Ладожский, викарий С.-Петербургской епархии. С 05.12.1887 г. епископ Вятский и Слободской. С 10.08.1896 г. епископ Астраханский и Енотаевский. См.: Мануил (Лемешевский), митр. 1989. Т. 6. С. 158–159; История иерархии. С. 783.)

132

(...живущий на покое в Донском монастыре, епископ Антоний, когда-то викарий на Волыни... – Донской 1-го класса ставропигиальный необщежительный мужской монастырь г. Москвы основан в 1593 г. в память чудесного избавления Москвы от нашествия в 1591 г. крымского хана кызы-Гирея. В Смутное время монастырь подвергся разорению и в первой половине XVII в. считался беднейшим из монастырей. Возобновленный и обеспеченный царями Михаилом Феодоровичем и Алексеем Михайловичем, монастырь становится «богомольем» царей, в него совершаются крестные ходы с участием царей. В 1650 г. был приписан к Андреевскому монастырю, но с 1687 г. вновь самостоятельныйс восстановлением игуменства. В 1745 г. получил статус ставропигиального. В стенах монастыря во время чумы в 1771 г. в результате народного бунта толпой был убит архиепископ Амвросий (Зертис-Каменский). В 1812 г. монастырь в очередной раз подвергся разорению. В 1799–1827 гг. при монастыре располагалась духовная цензура. На территории монастыря находилось Духовное училище. Главный собор монастыря во имя Донской иконы Божией Матери сооружен в 1684–1698 гг. с церковью Сретения Господня в нижнем этаже, устроенной в 1712 г. имеретинским царем Арчилом, являвшийся усыпальницей имеретинских царей и грузинских князей. Старый собор Донской иконы Божией Матери сооружен в 1591–1593 гг. Позднее перестраивался иимел приделы во имя прп. Сергия Радонежского и вмч. Феодора Стратилата. Кроме соборов на территории монастыря было еще 7 храмов, из которых последним по времени постройки в 1902–1910 гг. на новом монастырском кладбище по проекту архитектора З.И. Иванова был сооружен храм прп. Серафима Саровского и блгв. кн. Анны Кашинской с приделами Успения Богородицы и равноап. Марии Магдалины, Сошествия Святого Духа и всех святых. На монастырском кладбище похоронены многие известные общественные деятели, представители дворянства, известные деятели науки и искусства. В начале XX в. монастырем управлял наместник в сане архимандрита. Число братии составляли 30 монахов и 5 послушников. В 1922–1923 гг. в монастыре находился под стражей Святейший патриарх Тихон (Беллавин), который в 1925 г. был погребен в малом соборе монастыря. В 1926 г. монастырь закрыли, однако до 1929 г. в монастырских храмах продолжались богослужения. В 1927 г. храм прп. Серафима Саровского и блгв. кн. Анны Кашинской был перестроен в первый в Москве крематорий. С 1934 г. в монастыре находился Музей архитектуры. В 1946 г. возобновились богослужения в Малом соборе.В 1991 г. был освящен Большой собор. 19.02.1992 г. в Малом соборе произошло обретение мощей Святейшего патриарха Тихона. Богослужения в храме прп. Серафима Саровского на новом кладбище возобновлены в 1998 г. См.:Православные монастыри. С. 389–393; Сорок сороков. 2004. Т. 1. С. 281–312. Антоний (Флоренсов Михаил Семенович, 27.08.1847–20.02.1918) – епископ Вологодский и Тотемский (1894–1895). В 1890–1894 гг. епископ Острожский, викарий Волынской епархии. С 1895 г. на покое. Подробнее об епископе Антонии (Флоренсове) см.: Дневник. Т. 1. С. 586.)

133

(...описание моего путешествия «В стране священных воспоминаний». – В книге приводятся впечатления от поездки, совершенной в 1900 г. группой студентов и преподавателей МДА во главе с ректором епископом Арсением(Стадницким) в Палестину и Сирию с посещение Константинополя, о. Халки, Афона. В ней представлено 60 фотографий, большую часть которых сделал епископ Арсений; см.: В стране священных воспоминаний. СергиевПосад, 1902.)

134

(Ризничий о. Палладий – Палладий (Добронравов Николай Дмитриевич, 18.11.1865–1922) – епископ. Родился в семье коллежского советника Могилевскойгубернии. Окончил МДС (1887) и МДА со степенью кандидата богословия(1891). В 1888 г. пострижен в монашество, 15.04.1890 г. рукоположен во иеромонаха. С 02.10.1891 г. смотритель Коломенского, затем ЗвенигородскогоДУ. С 1892 г. преподаватель Вологодской ДС, с 1894 г. преподаватель Могилевской ДС, с 1896 г. преподаватель Тульской ДС. В 1897 г. возведен в санархимандрита; наблюдатель миссионерских курсов КазДА. В 1899 г. удостоен степени магистра богословия; назначен ректором Литовской ДС. С 1901 г. синодальный ризничий. 06.12.1903 г. хиротонисан во епископа Вольского, викария Саратовской епархии. С 28.11.1908 г. епископ Пермский и Соликамский. С 30.07.1914 г. епископ Саратовский и Царицынский. С 1918 г. епископ Сарапульский и Елабужский. В 1919 г. уволен на покой, настоятель Новоспасского монастыря г. Москвы. Подробнее о нем см.: электр. ресурс: www.ortho-rus.ru/)

135

(Великая княгиня – Имеется в виду преподобномученица Елисавета (Елизавета Феодоровна, урожд. принцесса Гессен-Дармштадтская, 1864–1918) – Великая княгиня, супруга Великого князя Сергея Александровича, создательница и настоятельница Марфо-Мариинской обители (1909–1918). Подробнее о прмц. Елисавете см.: Дневник. Т. 1. С. 525.)

136

(Великий князь Павел Александрович – Павел Александрович (21.9.1860–14(27).01.1919) – Великий князь, шестой сын Императора Александра II. С 1880 г. флигель-адъютант. С 20.11.1890 г. командир лейб-гвардии Конного полка. От первого брака с греческой принцессой Александрой Георгиевной (ум. в 1891) имел двоих детей – Дмитрия и Марию. С 1892 г. служил в лейб-гвардии Гусарском полку, с 1893 г. – генерал-майор. С 11.8.1896 г. командир 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, с 1897 г. генерал-адъютант. С 25.12.1898 г. командовал гвардейским корпусом, с 1901 г. генерал-лейтенант. В 1902 г. вступил в морганатический брак с Ольгой Валериевной фон Пистолькорс (урожд. Карнович; в 1904 г. королем Баварии ей пожалован титул графини Гогенфельзен, в 1915 г. – княгини Палей), за что 14.10.1902 г. уволен от службы с запрещением приезжать в Россию и установлением опеки над его имуществом. Проживал в Париже. В феврале 1905 г. прощен Императором Николаем II, но въезд супруги в Россию был запрещен, поэтому остался во Франции. С 14.04.1913 г. генерал от кавалерии. В 1914 г. получил разрешение вернуться в Россию. 29.06.1915 г. назначен шефом лейб-гвардии Гродненского гусарского полка. В 1916 г. переведен по просьбе в действующую армию, с 27.05.1916 г. командир 1-го гвардейского корпуса, действовавшего на юго-западном фронте. В конце 1916 г. назначен инспектором войск гвардии. После февральской революции в числе других членов Императорской фамилии 31.03.1917 г. уволен от службы по прошению с мундиром. Жил в Царском Селе. В августе 1918 г. арестован и помещен в Петропавловскую крепость. Расстрелян вместе с двоюродными братьями Дмитрием Константиновичем, Николаем и Георгием Михайловичами во дворе Петропавловской крепости. Подробнее о Великом князе Павле Александровиче см.: Дом Романовых: Биографические сведения. С. 150, 162; Из архива С.Ю. Витте. Т. 2. С. 619.)

137

(Матушка Паисия – Паисия (Плотникова Екатерина Ивановна, 23.10.1833 – до 1918) – игуменья Никитского монастыря. Родилась в г. Серпухове вкупеческой семье. Воспитание получила в семье под руководством старицы Введенского Владычного Серпуховского монастыря схимонахини Онуфрии. С 1858 г. послушница в Спасо-Бородинском монастыре. С 1861 г. келейница игуменьи Антонии (Троилиной) в Страстном монастыре в Москве. В 1871 г. последовала за игуменьей Антонией в Алексеевский монастырь, где с 1882 г. казначея монастыря. С 30.10.1897 г. игуменья Никитского монастыря. Ее стараниями в Никитском монастыре обновили церкви, построили новый келейный корпус, провели водопровод, открыли больницу и церковно-приходскую одноклассную школу, где бесплатно обучались девочки из бедных семей. Подробнее об игуменье Паисии см.: Михайлов К.П. Никитский женский монастырь в Москве: Исторические изыскания по московским древностям ипо Дому бояр Романовых. СПб., 1901. С. 227–234.)

138

(...Каткова, супруга известного М.Н. Каткова. – Каткова Софья Петровна (урожд. княжна Шаликова, ?–1913) вышла замуж за известного журналиста Михаила Никифоровича Каткова в 1852 г., см.: Феоктистов Е.М. За кулисами политики и литературы. 1848–1896. М., 1991. С. 391. Катков Михаил Никифорович (1818–1887) – русский публицист. С 1856 г. издатель журнала «Русский вестник» и редактор газеты «Московские ведомости» (1850–1855, 1863–1887). В 1830-х гг. примыкал к кружку Н.В. Станкевича. В 1850-х гг. умеренный либерал, сторонник английского политического строя. Со времени восстанияв Польше в 1863–1864 гг. консерватор, один из вдохновителей контрреформ. В 1868 г. основал в Москве лицей памяти Цесаревича Николая. Подробнее о М.Н. Каткове см.: [Щегловитов С.Г.] Катков и его время / С. Неведенский. СПб., 1888.)

139

(...в благотворительном доме в память митрополита Сергия, устроенном Е.С. Ляминой... – Речь идет о Сергиевском приюте для неизлечимых больных, открытом в 1901 г.; подробнее о приюте см.: Дневник. Т. 1. С. 540–541. Сергий (Ляпидевский Николай Яковлевич, 1820–1898) – архиепископ Кишиневский и Хотинский (1882), архиепископ Херсонский и Одесский (1891), член Св. Синода (1893), митрополит Московский и Коломенский (1893); подробнее о нем см.: Там же. С. 502. Лямина Елизавета Семеновна (урожд. Лепешкина, 1823–?) – благотворительница, дочь городского головы Москвы С.Л. Лепешкина, супруга известного московского купца и предпринимателя, общественного деятеля И.А. Лямина (1822–1894), городского головы Москвы (1871–1873). Имела семерых детей. С 1868 г. попечительница Александро-Мариинского замоскворецкого училища для детей из бедных семей обоего пола. Пожертвовала 300 тыс. рублей на строительство и ту же сумму на содержание Приюта для неизлечимо больных им. митрополита Сергия, открытого в 1901 г. Основательница и устроительница храма Иверской иконы Божией Матери и Иверской общины сестер милосердия при детской травматологической больнице. В начале XX в. на средства Ляминой был богато украшен храм сщмч. Климента, епископа Римского. В 1909 г. по ее распоряжению был передан ее особняк по улице Большая Ордынка под устройство Приюта для бездомных детей и престарелых. В конце жизни приняла тайный монашеский постриг. Подробнее о ней см.: Ульянова Г.Н. Благотворительность московских предпринимателей, 1860–1914. М., 1999. С. 101, 389.)

140

(Н.И. Никольский Никольский Николай Иванович, доктор Сергиевского приюта, практикующий врач. См.: Вся Москва: Адресная и справочная книг на 1902 г. М., 1902. С. 309.)

141

(Артос – хлеб квасный (в противоположность иудейским опреснокам), освящается в день Святой Пасхи особою молитвой и хранится в храме всю Светлую седмицу на аналое перед иконостасом, а в Пасхальную субботу раздробляется и раздается верующим как святыня для напоминания о пребываниис нами Спасителя.)

142

(24-е [апреля]... Заседание Совета. Заслушаны... отзывы С.С. Глаголева и И.Д. Андреева о докторском сочинении А.И. Введенского. – Неточность, по журналам Совета МДА отзывы были зачитаны на Совете МДА 26.04.1902 г. См.: Отзыв ординарного профессора по кафедре введения в круг богословских наук С.С. Глаголева о докторском сочинении экстраорд. профессора по кафедре метафизики и логики А.И. Введенского «Религиозное сознание язычества». Том 1. (М., 1902) // Журналы... МДА за 1902 год. 1904. С. 82–99; Отзыв экстраорд. профессора по кафедре новой гражданской истории И.Д. Андреева о докторском сочинении А.И. Введенского // Там же. С. 99–119.)

143

(...диспут преподавателя Холмской семинарии Кобрина... магистерское сочинение «День очищения в Ветхом Завете». – См.: Кобрин М.П. День очищения в Ветхом Завете: Библ.-археол. исслед. Холм, 1902. О диспуте см.: Из академической жизни: Магистерский диспут М.П. Кобрина // БВ. 1902. Т. 2, №5.С. 139–148. Официальными оппонентами М.П. Кобрина были экстраорд. профессор МДА по кафедре Св. Писания Ветхого Завета В.Н. Мышцын и и. д. доцента по кафедре истории философии П.В. Тихомиров. Большинством голосов защиту признали удовлетворительной и, согласно «Уставу1884 г.», приняли решение просить ходатайства митрополита Московскогопред Св. Синодом об утверждении диссертанта в степени магистра богословия. См.: Журналы... МДА за 1902 г. 1904. С. 77–78. Кобрин Михаил Петрович (21.10.1871–17.04.1956) – выпускник МДА, магистр богословия. Родился всемье крестьянина Красноставского уезда Люблинского (Холмского) воеводства. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1897); магистрант LII курса. С 1898 г. преподаватель истории и обличения раскола и обличительногобогословия Холмской ДС (состоял в этой должности до эвакуации семинарии в Москву в 1915 г. в связи с началом Первой мировой войны). В 1902 г. удостоен степени магистра богословия. Автор исследований по истории борьбы за утверждение православия в западном крае России. С 1907 г. председатель созданного в Холме «Народно-просветительского общества Холмской Руси», издававшего под редакцией М.П. Кобрина еженедельнуюгазету «Братская беседа». В 1915–1922 гг. проживал в Москве. В 1922–1931 гг.преподаватель Св. Писания Нового Завета, сравнительного и догматического богословия, философии в Кременецкой ДС (в связи с переводом Холмской ДС в г. Кременец). В 1930 г. секретарь президиума Предсоборного собрания Польской Православной Церкви в Варшаве. Активный деятель украинизации Польской Православной Церкви. Переводчик Св. Писания и богослужебных книг на украинский язык. С 1934 г. директор частной украинской гимназии в г. Кременец. В 1939 г. как нелояльный гражданин Польского государства помещен в польский концлагерь «Береза Картузская». После разгрома польской армии немецкими войсками смог вернуться в г. Кременец. В 1943 г. переехалв г. Львов, занимался научной работой; с 1947 г. сотрудничал с львовским журналом «Епархиальный вестник». Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4.Д. 1731. Личное дело студента МДА М.П. Кобрина; Лабынцев Ю.А., Щавинская Л.Л. Белорусско-украинско-русская православная книжность межвоенной Польши: Исследования и публикации по материалам экспедиции 1996 г. М., 1999. С. 251–254; электр. ресурс: www.pravoslavie.ru/)

144

(П.В. Тихомиров Тихомиров Павел Васильевич (03.01.1868–01.01.1925) – и. д. доцента МДА по кафедре истории философии (1898–1903), магистр богословия (1903), профессор МДА по кафедре истории философии (1904–1906). В дальнейшем приват-доцент ИКУ (1907–1918); подробнее о П.В. Тихомировесм.: Дневник. Т. 1. С. 532.)

145

(В «Московских ведомостях»... рецензии. Одна принадлежит Л. Тихомирову, а другая Басаргину, т.е. профессору А.И. Введенскому. – См.: [Тихомиров] Л. Святая земля / Л. Т. // MB. 1902. №119, 2 мая. С. 4; [Введенский А.И.] Знаменательноепаломничество / А. Басаргин // Там же. №121, 4 мая. С. 3. Тихомиров Лев Александрович (19.01.1852–10.10.1923) – религиозный публицист и философ. Родился в г. Геленджике в семье военного врача. Один из главныхидеологов революционной партии «Народная воля». После разгрома партии в 1881–1882 гг. эмигрировал в Париж, пережил духовный перелом и поворот к православию. В 1888 г. публично отрекся от своих революционных взглядов и написал работу «Почему я перестал быть революционером» (Paris, 1888; М.,1895). В том же году получил разрешение вернуться в Россию, где он много публиковался о монархии и православии. В 1909–1918 гг. редактор и издатель монархической газеты «Московские ведомости». Автор книг «Монархическая государственность» (М., 1905) и «Религиозно-философские основы истории» (М., 1997). Работу над этим сочинением Тихомиров закончил в 1918 г.; согласно завещанию, рукопись хранилась в Румянцевском музее и до 1997 г.не публиковалась. Умер в Сергиевом Посаде. Подробнее о Л. Тихомирове см.:Сто русских философов: Биограф, словарь / Сост. и ред. А.Д. Сухов. М., 1995.С. 245–247; Смолин М. Всеобъемлющий идеал Льва Тихомирова // Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. М., 1997. С. 5–10.)

146

(...московским богатым купцом И.А. Колесниковым... – Вероятно, имеется ввиду Колесников Иван Андреевич – дворянин, директор Правления Никольской мануфактуры С.Т. Морозова (1886), затем ее директор-распорядитель (1905).)

147

(Действительный статский советник – в Российской Империи по Табелио рангах гражданский чин IV класса (до 1917 г.), соответствовал должности директора департамента, губернатора, генерал-майора в армии, контр-адмирала во флоте и камергера на придворной службе. Давал право на потомственное дворянство.)

148

(Шостьин – Шостьин Александр Павлович (1862–1916) – профессор МДАп о кафедре пастырского богословия и педагогики (1896), магистр богословия (1890). Автор около 20 научных работ по догматике и педагогике. Подробнеео нем см.: Дневник. Т. 1. С. 540.)

149

(...о новых назначениях на кафедры: Антоний Уфимский назначен Волынским, Димитрий, ректор Киевской академии,епископом Тамбовским, Платон, инспектор Киевской академии, – ректором ее, Георгий Тамбовский епископом Астраханским, архимандрит Климент, настоятель римской посольской церкви, – епископом Уфимским. Антоний (Храповицкий Алексей Павлович, 17.03.1863–10.08.1936) – епископ Уфимский и Мензелинский (1900). 27.04.1902 г. был назначен епископом Волынским и Житомирским; с 06.05.1906 г. архиепископ. В дальнейшем митрополит Киевский и Галицкий (1918), председатель Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей (1922–1936). Подробнее об Антонии (Храповицком) см.: Дневник. Т. 1. С. 505–506; Яковлев А.И. Церковный воитель // Антоний (Храповицкий), митр. Избранные труды, письма, материалы. М., 2007.С. I–LI; Ходзинский П.В. Догмат любви / / Там же. С. LII–CLII. Димитрий (Ковальницкий) – епископ Чигиринский, викарий Киевской епархии и ректор КДА. 27.04.1902 г. назначен епископом Тамбовским и Шацким; также онем см. Примеч. к л. 1 об. Платон (Рождественский Порфирий Феодорович, 23.02.1866–20.04.1934) – архимандрит, инспектор и экстраординарный профессор КДА (1898). 27.04.1902 г. был назначен ректором КДА. 03.06.1902 г. хиротонисан во епископа Чигиринского, викария Киевской епархии. В дальнейшем митрополит Херсонский и Одесский (1918), митрополит всея Америкии Канады (1922). Подробнее о Платоне (Рождественском) см.: Дневник.Т. 1. С. 531–532. Георгий (Орлов Георгий Поликарпович, 1843–11.06.1912) – архиепископ Астраханский и Енотаевский. Родился в семье диакона Пензенской епархии. Окончил Томскую ДС (1860). В 1861 г. рукоположен во иерея. В 1866 г. овдовел. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1874); назначен преподавателем Томской ДС. С 1881 г. – и. д. инспектора Благовещенской ДС. В 1883 г. возведен в сан протоиерея. С 1885 г. ректор Благовещенской ДС. В 1889 г. пострижен в монашество и возведен в сан архимандрита. 24.01.1893 г. хиротонисан во епископа Селенгинского, викария Иркутской епархии. С 12.03.1894 г. епископ Забайкальский и Нерчинский. С 27.09.1898 г.епископ Тамбовский и Шацкий. С 27.04.1902 г. епископ Астраханский и Енотаевский; с 01.04.1911 г. архиепископ. Скончался в Ялте. См.: Мануил (Лемешевский), митр. 1981. Т. 2. С. 303; История иерархии. С. 637. Архимандрит Климент (Берниковский Константин Алексеевич, 02.02.1863–19.09.1909) – настоятель посольской во имя свт. Николая церкви в Риме. 26.05.1902 г. был хиротонисан во епископа Уфимского и Мензенского. С 26.11.1903 г. епископ Подольский и Брацлавский. 01.12.1904 г. уволен на покой с титулом епископа Винницкого, викария Подольской епархии и оставлением его присутствующим членом Св. Синода. 27.08.1905 г. освобожден от присутствия в Св. Синоде и уволен на покой с отменой наименования его епископом Винницким. Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 530; ум. Епископ Климент // ПрибЦВед.1909. №39. С. 1831.)

150

(...моим предшественником архимандритом Лаврентием, ныне епископом Курским... – Лаврентий (Некрасов Михаил Иванович, 01.11.1836–26.03.1908) – ректор МДА (1895–1898). 22.03.1898 г. был хиротонисан во епископа Курского и Белгородского. В дальнейшем епископ Тульский и Белевский (1904–1908). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 516.)

151

(...Димитрия, прослужившего тридцать пять лет при Академии... – ЕпископЧигиринский Димитрий (Ковальницкий) окончил КДА в 1867 г., был оставлен при Академии преподавателем нравственного богословия; с 1868 г. доцент. С 1878 г. экстраординарный профессор по кафедре церковной истории. С 1895 г. инспектор КДА, с 1898 г. ее ректор.)

152

(...назидаюсь 18-м стихом последней главы евангелиста Иоанна... – «Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь» (Ин. 21:18).)

153

(...М.П. Степанов, товарищ председателя Палестинского общества, генерал-лейтенант... – Степанов Михаил Петрович (10.02.1853–12.12.1917) – генерал от инфантерии, секретарь ИППО (1882–1889), товарищ председателя ИППО (1889–04.1917). Окончил Академию Генерального штаба, участвовал в войне с турками 1877–1878 гг. С 1889 г. адъютант Великого князя Сергея Александровича. С 1905 г. в свите Великой княгини Елизаветы Феодоровны. С 1910 г. генерал от кавалерии.)

154

(...иеромонаха Арсения (Жадановского). – Описка, должно быть: иеродиакона.Арсений (Жадановский Александр Иванович, 06.03.1874–27.09.1937) – епископ. Окончил Харьковскую ДС (1894). С 1894 г. учитель Осиновской церковно-приходской школы Харьковской губернии. С 1896 г. надзиратель-репетитор в Сумском ДУ. 17.07.1899 г. пострижен в монашество в Успенской Святогорской пустыни. 14.08.1899 г. рукоположен во иеродиакона. В 1899 г. поступил в МДА, 09.05.1902 г. рукоположен во иеромонаха. Окончил МДА состепенью кандидата богословия (1903). С 05.08.1903 г. преподаватель гомилетикии соединенных с ней предметов в Тифлисской ДС. С 02.09.1903 г. казначей Чудова мужского монастыря г. Москвы. С 26.03.1904 г. наместник Чудова монастыря. 27.03.1904 г. возведен в сан архимандрита. 08.06.1914 г. хиротонисан во епископа Серпуховского, викария Московской епархии, с оставлением в должности наместника Чудова монастыря. Был известен как духовный писатель.В 1912–1916 гг. издавал журнал «Голос Церкви». Был духовником схиигуменьи Фамари и сестер Серафимо-Знаменского скита Московской губернии. В 1923 г. уволен от управления Серпуховским викариатством. Подвергался арестам в 1926, 1931, 1932 и 1933 гг. В 1926 г. выслан в административном порядке в Нижегородскую губернию. После выхода июльской Декларации 1927 г. не имел литургического общения с единомысленными митрополиту Сергию (Страгородскому) архиереями и священнослужителями, не принимал новых назначений на кафедры. В 1933–1937 гг. проживал в с. Котельники Ухтомского района Московской области, совершал тайные богослужения, осуществлял духовное руководство. 14.04.1937 г. арестован по обвинению всоздании и руководстве контрреволюционной нелегальной монархической организации церковников – последователей Истинно Православной Церкви. 26.09.1937 г. – осужден «тройкой» при УНКВД СССР по Московской области и приговорен к высшей мере наказания. 27.09.1937 г. расстрелян на полигонев Бутове. Подробнее об Арсении (Жадановском) см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 1315. Личное дело студента МДА Арсения (Жадановского); За Христа пострадавшие. Кн. 1: А – К. М., 1997. С. 105–106.)

155

(...моей академической церковно-приходской школе. – Свято-Покровская академическая церковно-приходская школа, основанная по инициативе ректора МДА епископа Арсения (Стадницкого) на средства Посадского городского управления, ряда профессоров Академии и частных жертвователей торжественно открылась 05.10.1899 г., в день святителей Московских; располагалась в деревянном здании за монастырем, близ храма св. пророка Илии. В школе обучалось 50 мальчиков Сергиева Посада и окрестных сел. Дети из малообеспеченных семей получали иногда пособияиз академического попечительства о бедных. Школа находилась в ведении Дмитровского отделения Московского епархиального училищного совета Кирилло-Мефодиевского братства и содержалась на средства академической корпорации и отдельные пожертвования от архиереев, духовенства (например, прот. Иоанна Сергиева). Для этой же цели был организован специальный фонд. Епископ Арсений, покидая МДА в декабре 1903 г., пожертвовал особо на церковно-приходскую школу 500 рублей; к концу 1907 г. капитал школы в Московской конторе Государственного банка составлял 4700 рублей. Попечителем и заведующим школой был епископ Арсений, затем последующие ректоры МДА. При школе числился один штатный учитель (живущий при школе); законоучителями были студенты МДА в священническом сане, а учителями состояли студенты старших курсов (по преимуществу) – один-два человека. Испытания учащихся происходили в присутствии членов академической корпорации, под председательством преосвященного ректора. К 1909 г. число учащихся возросло до 78 человек. См.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 3. Д. 890, 926, 933; Там же. Оп. 4. Д. 5257–5263. Личные дела учителей академической церковно-приходской школы; Из академической жизни // БВ. 1902. Т. 1. №2. С. 380; Евдоким (Мещерский), еп. По церковно-общественным вопросам: В 3 т. Т. 3: Доброе прошлое Московской Духовной академии. [Сергиев Посад], 1915. С. 31–35; МДА в революционную эпоху. С. 128–130.)

156

(...митрополиты Филарет и Сергий. – Святитель Филарет (Дроздов Василий Михайлович, 26.12.1782(3?)–19.11.1867) – митрополит Московский и Коломенский (1825); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 525. Сергий (Ляпидевский) – митрополит Московский и Коломенский (1893–1898); см.Примеч. к л. 15 об.)

157

(...прибыл Владыка. – Имеется в виду митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский).)

158

(Варсонофий, [епископ] Глазовский– Варсонофий (Курганов Владимир Афанасьевич, 1834–07.01.1904) – епископ Глазовский, викарий Вятской епархии. Родился в семье священника Пензенской губернии, брат профессора КазДА Ф.А. Курганова. Окончил Пензенскую ДС (1856). В 1857 г. рукоположен во иерея. Через 10 лет священства овдовел. Окончил КазДА со степенью кандидата богословия (1870). С 1872 г. помощник инспектора КазДА. В 1873 г. утвержден в степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Устройство управления в Церкви королевства Греческого» (Казань, 1871). С 1876 г. законоучитель Казанского учительского института. В 1887 г. возведен в сан протоиерея. С 1889 г. ректор Орловской ДС, пострижен в монашество и возведен в сан архимандрита. С 1891 г. ректор Казанской ДС. 21.06.1892 г. хиротонисан во епископа Великоустюжского, викария Вологодской епархии. С 10.12.1894 г. епископ Глазовский, первый викарий Вятской епархии. Подробнее о нем см: Богданова Т.А. Варсонофий (Курганов) – епископ // ПЭ. М., 2003. Т. 6. С. 680–681.)

159

(Успенский собор – Успенский собор Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, пятиглавый шестистолпный, близок по архитектуре одноименному храмуМосковского Кремля. Сооружен по повелению царя Иоанна Грозного в 1559–1585 гг. Является самым большим храмом Лавры. Фрески внутри храма выполнены артелью ярославских и троицких иконописцев под руководством мастера Д. Григорьева в 1674 г. Внутри собора сохранились пятиярусный иконостас начала XVIII в. с иконами XVII в. и два бронзовых паникадила XVII в. работы мастеров Оружейной палаты. В алтаре собора устроены приделы вмч. Феодора Стратилата, мц. Ирины и свт. Николая. В настоящее время в соборе находятся две раки: с мощами свт. Иннокентия, митрополита Московского, и прп. Максима Грека; а также деревянный фоб прп. Сергия Радонежского, в котором его останки находились в земле в 1392–1422 гг. В крипте собора погребены Святейшие патриархи Алексий I и Пимен.)

160

(...Татарского, подавшего в отставку... – Татарский Иерофей Алексеевич (04.10.1850 – после 1916) – заслуженный экстраординарный профессор МДАпо кафедре теории словесности и истории иностранных литератур (1901). В 1902 г. почетный член МДА и в том же году уволен по болезни, согласно собственному прошению. Подробнее о И.А. Татарском см.: Дневник. Т. 1. С. 516.)

161

(ТареевТареев Михаил Михайлович (07.11.1867–04.06.1934) – профессор МДА. Родился в семье священника с. Козловские Выселки Михайловского уезда Рязанской губернии. Окончил Рязанскую ДС (1887), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1891); оставлен профессорским стипендиатом при Академии. С 14.10.1892 г. преподаватель гомилетики, литургики, практического богословия и французского языка в Псковской ДС. С 21.01.1899 г. преподаватель латинского языка в Рижской ДС. 18.02.1902 г. удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Искушения Господа нашего Иисуса Христа: Комментарий на Мф. 4:1–11; Мр. 1:12–13; Лк. 4:1–13» (М., 1900); удостоено премии митрополита Макария в 1902/03 учебном году. С 06.05.1902 г. экстраординарный профессор МДА по кафедре нравственного богословия. 26.08.1904 г. удостоен степени доктора богословия. Докторское сочинение «Уничижение Господа нашего Иисуса Христа (Флп. 2:5–11): Экзегет. и ист.-критич. исслед.» (М., 1901), «Жизнь и учение Христа. Ч. 1: Философия евангельской истории. Жизнь Иисуса Христа – Слава Божия» (Сергиев Посад, 1903). С 13.08.1905 г. ординарный профессор. С 03.03.1915 г. член Правления Академии; с 04.05.1917 г. редактор академического журнала «Богословский вестник». В мае–июне 1917 г. делегат от МДА в Комиссию по реформе высшей духовной школы. С 1919 г. преподавал педагогику в Военноэлектротехнической академии в Сергиевом Посаде; с 1923 г. – педагогику в педагогическом техникуме г. Сергиева. С 1927 г. проживал в Москве, занимался научными исследованиями. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 4259. Личное дело студента МДА М.М. Тареева; Там же. Д. 5229. Личное дело преподавателя МДА М.М. Тареева; МДА в начале XX века. С. 92–93.)

162

(Зосимова пустынь – Смоленская Зосимова мужская пустынь, в бывшей Ульяновской пустоши, близ реки Молокчи (Владимирской и Суздальской епархии), приписанная в 1867 г. к Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Основана, по преданию, схимонахом Зосимой в последней четверти XVII в. Упразднена в 1722 г. Восстановлена в 1728 г. и вновь упразднена в1764 г. Восстановлена в 1869 г. С 1892 г. стараниями наместника Лавры архимандрита Павла (Глебова) в пустыни были построены собор Смоленскойиконы Божией Матери (1894–1900) с приделами Архангела Рафаила и прп. Зосимы Соловецкого; трапезный храм во имя прп. Сергия Радонежского (1893) и надвратный храм во имя Всех святых. В пустыни хранилась Смоленскаяикона Божией Матери, принадлежавшая свт. Филиппу, митрополиту Московскому, с двумя ковчежцами (с частями честного пояса Божией Материи мощей вмч. Георгия). В соборе находилось каменное надгробие над местомп огребения основателя пустыни схимонаха Зосимы. В начале XX в. при монастыре действовал странноприимный дом. В состав братии входили: 7 иеромонахов, 4 иеродиакона, 5 монахов, 44 послушника. В пустыни подвизался прп. Алексий (Соловьев) (1846–1928). В 1923 г. пустынь закрыли. В 1992 г. передана Русской Православной Церкви. В 2000 г. схимонах Зосима прославлен в лике Владимирских святых. День памяти 23 июня / 6 июля. См.: Православные монастыри. С. 83–84.)

163

(...пострижение в иночество студента II курса нашей Академии Арсения Дверницкого. – Игнатий (Дверницкий Арсений Васильевич, 12.07.1878–08.05.1909) – иеромонах, выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье помощника начальника Измаильской почтово-телеграфной конторы. В 1896 г. окончил курс классической гимназии и поступил на историко-филологический факультет ИМУ. Летом 1901 г., не окончив университета, сдал вступительные экзамены и поступил для продолжения образования в МДА. 09.06.1902 г. пострижен в монашество; 23.06.1902 г. рукоположен во иеродиакона, 01.05.1905 г. – во иеромонаха. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1905), магистрант LX курса. С 03.09.1905 г. преподаватель гомилетики с соединенными предметами в Томской ДС. С 22.12.1906 г. настоятель университетской церкви в Томске. С 01.09.1908 г. заведующий Томской церковно-учительской школой. Принимал активное участие в монархическом движении, товарищ председателя томского губернского отдела «Союзарусского народа». 08.05.1909 г. убит двумя учениками церковно-учительской школы в Томске. Подробнее об Игнатии (Дверницком) см.: ЦИАМ.Ф. 229. Оп. 4. Д. 1109. Личное дело студента МДА Игнатия (Дверницкого); www.ortho-rus.ru/)

164

(Писатель Погожее (Поселянин) – Погожев (псевд. Поселянин) Евгений Николаевич (21.04.1870–13.02.1931) – духовный писатель. Родился в дворянской семье. Окончил юридический факультет ИМУ (1892). До 1917 г. состоял на службе чиновником в Министерстве юстиции и ИСПбАН. Был близок с Л.А. Тихомировым, М.А. Новоселовым и другими церковнообщественными деятелями. В 1913 г. побывал в Святой Земле. После революции член приходского совета Спасо-Преображенского собора в Петрограде. С 1922 г. зарабатывал на жизнь частными уроками. 12.04.1924 г. – арестован. С 1924 г. находился в ссылке в с. Богучаны Ангарского края. В 1926 г. вернулся из ссылки тяжело больным, проживал в Ленинграде. В 1930 г. арестован поделу «Преображенского собора». 13.02.1931 г. расстрелян. Подробнее о немсм.: БД ПСТГУ (http//kuz3/pstbi/ru/).)

165

(...пострижен в монашество студент Дверницкий с именем Игнатия. – См.: [Бенеманский М.И.] Из академической жизни: Пострижение в монашество С. Симанского (Алексия), М. Сенцова (Леонида) и А. Дверницкого (Игнатия) / Б-ский // БВ. 1902. Т. 3, №10. С. 217–233.)

166

(Аренсбург – город в Лифляндской губернии (до 1917 г.), совр. – г. Курессааре в Эстонии.)

167

(...мой племянник... А. Черноуцан... – Черноуцан Александр Минович (1882–01.11.1937) – протоиерей, племянник митрополита Арсения (Стадницкого). Родился в с. Секуряны Хотинского уезда Бессарабской губернии. Окончил Кишиневскую ДС (1903) и затем – СПбДА со степенью кандидата богословия (1907). С 24.01.1908 г. помощник смотрителя Кутаисского ДУ. С 10.08.1908 г. помощник смотрителя Пинского ДУ. С 29.03.1910 г. помощник смотрителя Минского ДУ. С 12.06.1916 г. помощник смотрителя Нижегородского ДУ. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви1917–1918 гг. от мирян Нижегородской епархии. После принятия священного сана (до 1922 г.) служил священником в г. Воткинске и Нижнем Новгороде. В 1926 г. арестован, 26.03.1926 г. осужден на 3 года ссылки, 22.06.1928 г. – на 3 года ИТЛ, в 1931 г. – на 3 года ссылки. После выхода из заключения служил протоиереем в г. Арзамасе. 06.09.1937 г. арестован. 23.10.1937 г. приговорен к высшей мере наказания. 01.11.1937 г. расстрелян. Реабилитирован в 1989 г. См.: Дамаскин (Орловский), иеромон. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви XX столетия. Кн. 1, Тверь, 1992. С. 58; БД ПСТГУ (http//kuz3/pstbi/ru/).)

168

(...епископ Томский Макарий... и Сергий, епископ Угличский, викарий Ярославский. – Макарий (Парвицкий-Невский Михаил Андреевич, 01.10.1835–01.03.1926) – митрополит Московский и Коломенский, «Апостол Алтая», святитель. Родился в семье пономаря с. Шапкино Ковровского уезда Владимирской губернии. Окончил Тобольскую ДС (1854), в которой получил фамилию Невский; поступил в состав Алтайской Духовной миссии. 16.03.1861 г. принял монашество и 19.03.1861 г. рукоположен во иеромонаха. В 1861–1864 гг. устроитель Благовещенского Чулышмановского монастыря, работал над грамматикой алтайского языка. С 1864 г. занимался изданием богослужебных и святоотеческих книг на алтайском языке. 29.07.1871 г. возведен в сан игумена.С 1875 г. помощник начальника Алтайской Духовной миссии; с 29.06.1883 г. ее начальник, возведен в сан архимандрита. 12.02.1884 г. хиротонисан во епископа Бийского, викария Томской епархии. С 26.05.1891 г. епископ Томскийи Семипалатинский; с 18.02.1895 г. именовался «Томский и Барнаульский». С 06.05.1906 г. архиепископ; с 17.10.1908 г. именовался «Томский и Алтайский».С 25.11.1912 г. митрополит Московский и Коломенский, член Св. Синода. 20.03.1917 г. уволен на покой с местом пребывания в Николо-Угрешском монастыре Московской епархии. 01.09.1920 г. во внимание к великим 50-летним миссионерским трудам на Алтае отмечен Святейшим патриархом Тихоном пожизненным почетным титулом «митрополита Алтайского». В 2000 г. причислен к лику Московских святителей. День памяти 16 февраля / 1 марта. Сергий (Воскресенский Алексей Сергеевич, 02.02.1835–26(29?).03.1906) – епископ Угличский, викарий Ярославской епархии. Родился в семье пономаря. Окончил Вифанскую ДС (1854). В 1855 г. рукоположен во диакона к церкви Архистратига Михаила в Москве. Учредил в Москве первую воскресную школу, где и преподавал. Был законоучителем в разных учебных заведениях Москвы: женском училище, приходской школе Пятницкой церкви, частных учебных заведениях Войлошниковой и княгини Друцкой. В 1873 г. рукоположенво иерея к Троицкой, в Больших Лужниках, церкви; был законоучителем и инспектором Александро-Мариинского училища. В 1900 г. возведен в сан протоиерея, пострижен в монашество, возведен в сан архимандрита, назначен настоятелем Московского Данилова монастыря. 18.03.1901 г. хиротонисан во епископа Угличского, викария Ярославской епархии. Подробнее о епископе Сергии (Воскресенском) см.: Наречение и хиротония архимандрита Сергия во епископа Угличского // ПрибЦВед. 1901. №12. С. 443–445; Мануил (Лемешевский), митр. 1989. Т. 6. С. 95.)

169

(Преосвященный Ионафан – Ионафан (Руднев Иоанн Наумович, 18.04.1816–19.10.1906) – архиепископ Ярославский и Ростовский. Родился в семье псаломщика Орловской губернии. Окончил КДА со степенью кандидата богословия (1843), назначен смотрителем Белгородской ДС, с 1846 г. учитель Орловской ДС. 30.09.1854 г. пострижен в монашество и 03.10.1854 г. рукоположен во иеромонаха. С 06.05.1855 г. инспектор Орловской ДС. С 06.10.1860 г. ректор Вологодской ДС, с 1864 г. ректор Олонецкой ДС. 04.09.1866 г. хиротонисанво епископа Кинешемского, викария Костромской епархии. С 29.08.1869 г. епископ Олонецкий и Петрозаводский. С 28.02.1877 г. епископ Ярославскийи Ростовский, с 15.05.1883 г. архиепископ. 26.11.1903 г. уволен на покой в Спасо-Преображенский Ярославский монастырь. Основал в Ярославле женское епархиальное училище, получившее название «Ионафановского». См.: Мануил (Лемешевский), митр.1986. Т. 4. С. 11–13.)

170

(...братом, преподавателем Полтавской семинарии... – Речь идет о Стадницком Александре Георгиевиче (1852 – после 1918) – старшем брате преосвященного Арсения, преподавателе греческого языка в Полтавской ДС.)

171

(Собор величественный, но еще не отделанный... причт соборного храма совершает богослужение в домовой церкви. – Кафедральный собор Рождества Пресвятой Богородицы в Батуме построен в 1898–1903 гг. В советское время неоднократно подвергался угрозе уничтожения. В 70-е гг. XX в. после реставрации возвращен первоначальный вид, обновлен интерьер, отреставрированы фрески. В 1980-е гг. возвращен Церкви. 16.05.1989 г. Каталикос-Патриарх Илия II освятил собор, после чего состоялось крещение около5 тыс. человек. Домовая церковь свт. Николая – кафедральный собор г. Батумадо 1903 г. Построен в 1865 г., являлся одним из наилучших архитектурных строений г. Батума. Первая литургия была отслужена в 1871 г. В 1894–1898 гг.на территории церкви открылись мужская и женская школы. В начале XX в. греки острова Хиоси преподнесли церкви иконы свт. Николая, Пресвятой Богородицы и вмч. Георгия. В 1930-е гг. церковь закрыли, а в 1941 г. всю богословскую литературу из нее перенесли в государственный музей. После окончания Второй мировой войны, в 1948 г., в церкви свт. Николая вновь начались службы. В 1963–1967 гг. в ней служил иеромонах Илия (Шиолашвили), в дальнейшем Католикос-Патриарх всея Грузии.)

172

(...Ральцевич, состоящий здесь настоятелем-протоиереем. – Ральцевич Александр – протоиерей, настоятель храма свт. Николая. Окончил Литовскую ДС (1873), затем – КДА (1885). С 1896 г. священник храма свт. Николаяв г. Батуме.)

173

(Новый Афон... белый собор и окружающие его строения монастырские... – Речь идет о Симоно-Кананитском Ново-Афонском общежительном монастыре. Основан в 1875 г. по просьбе братии Пантелеимоновского монастыря на Святой Горе Афон в связи с нестроениями, возникшими между русскими и греческими монахами этого монастыря (см.: Дневник. Т. 1. С. 82).В 1876 г. были построены четыре каменных здания нижнего монастыря схрамом во имя Покрова Пресвятой Богородицы, освященном 01.10.1876 г., и школой для абхазских мальчиков на 50 человек. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. монахи монастыря в числе братьев милосердия оказывали большую помощь раненым в Тифлисском военном госпитале, что былоотмечено правительственными наградами. Разоренный во время военных действий нижний монастырь отстроили заново, и в 1879 г. Покровский храм вновь освятили. В 1882 г. восстановили и освятили древний храм (VI в.) во имя св. апостола Симона Кананита, где под спудом почивали его святые мощи. В том же году освятили новое здание монастырской школы, а в1883 г. в Покровском храме освятили придел во имя Архистратига Михаила. В 1884 г. начались работы по возведению монастырских корпусов нагорного монастыря. 24.09.1888 г. во время посещения монастыря Императором Александром III со всем Августейшим семейством состоялась закладка собора.В 1889 г. со Святой Горы Афон была передана в благословение новоафонской братии чудотворная икона Божией Матери, именуемая «Избавительница». Монахи построили гидроэлектростанцию на реке Псыртцхе и провели канатнуюдорогу для подъема строительных материалов к строящемуся нагорному монастырю. В 1894 г. был освящен надвратный храм Вознесения Господня нагорного монастыря, затем – храм во имя св. апостола Андрея Первозванного, а в 1896 г. – храм во имя Всех афонских святых. В 1896 г. закончилось строительство корпусов монастыря. 26.09.1900 г. состоялось торжественное освящение главного престола собора во имя вмч. Пантелеймона. Собору, построенному в нововизантийском стиле, по величественности и благолепию не было равного во всем Закавказье; его высота 40 м, длина 53,3 м, ширина 33,7 м. В 1911–1914 гг. палехские мастера и группа московских художниковпод руководством Н.В. Молова и А.В. Серебрякова осуществили роспись собора. В 1908 г. был освящен храм во имя св. мч. Иерона, а в 1910 г. – храмв честь иконы Божией Матери «Избавительницы» при братском корпусе. К 1915 г. число братии монастыря достигло 750 человек. С началом Первойм ировой войны монастырь предоставил школьное и гостиничные здания под военный лазарет. По заказу Потийского военно-промышленного комитета монастырь изготовил 2600 девятисантиметровых чугунных снарядов для бомбометов. Ежегодно в армию отправлялась братия монастыря. В 1917 г. на фронт ушли более 50 человек-послушников. В годы войны монастырь почти лишился дешевой рабочей силы. Нарушились экономические связи с другими регионами страны. Сузился рынок сбыта монастырской продукции. Резко снизилось число паломников, приносивших монастырю большие денежные доходы. Участие монастыря в выполнении военных заказов не могло сколько-нибудь заметно оживить его экономическую деятельность, так как производственные мощности монастырских мастерских не позволяли разместить крупные военные заказы. 26.06.1917 г. было заключено соглашение об открытии лечебно-санитарного пункта «Всероссийского земского союза» на500 человек с передачей пункту гостиницы и школы со всеми принадлежащими им постройками, больницы для рабочих, семи помещений в корпусе, где находилась контора Русского общества пароходства и торговли, участка земли почтово-телеграфного отделения для постройки бараков, мастерских, мельниц, прачечной, хлебопекарни. В 1924 г. монастырь полностью закрыли «какочаг контрреволюционной пропаганды». Все земли передали совхозу, храмы разорили, ризницу с дарами Царской семьи разграбили. Многие монахи, кого не арестовали сразу, поселились в долине реки Псху, где тайно проживали до 24.04.1930 г., когда всех их арестовали и под конвоем отправили в Сухум. Подороге расстреляли около 150 монахов, в том числе престарелых и больных. Тех, кого все-таки довели до Сухума, разделили на две группы. 57 монахов вывезли в Новороссийск, а 56 монахов – в Тбилиси. 08.10.1930 г. вывезенных в Новороссийск монахов осудили по ст. 58 пп. 10, 11 УК РСФСР и расстреляли 26.10.1930 г. в Новороссийске. В советское время монастырский комплекс использовали в качестве санатория, собор стал клубом, а позднее – музеем. На месте погребения первого настоятеля схиархимандрита Иерона устроили танцплощадку. В 1975 г. монастырь превратили в туристический комплекс. В начале 1990-х гг. начались первые молебны у стен храма ап. Симона Кананита и собора вмч. Пантелеймона. В сентябре 1993 г. в Абхазию прибыл игумен Петр (Пиголь), бывший настоятель подворья Афонского монастыря в Москве. Он встретился с абхазскими политическими лидерами, предложив восстановить монастырь. Весной 1994 г. он с послушниками снова приехал в Абхазиюи начал приводить в порядок здания монастыря. 07.04.1994 г. была совершена первая литургия в храме ап. Симона Кананита, осенью 1994 г. в монастыре открылось Духовное училище. Всю работу по восстановлению обители игумен Петр согласовывал с Пантелеимоновским монастырем на Святой Горе Афон, обходя Грузинскую патриархию (так как это не нашло бы понимания средиабхазов), канонические границы которой включают и территорию Абхазии. Ситуация оказалась критической для обители, только что возобновившей духовную жизнь. Из Грузии последовали протесты в адрес Московской и Константинопольской патриархий, и игумена Петра отозвали на Афон в Пантелеймонову обитель. Оставшаяся без настоятеля новоафонская братия постепенно разошлась по монастырям России. В дальнейшем приостановившееся восстановление обители продолжили абхазские монахи, которые отремонтировали некоторые здания монастыря. Вновь было образовано епархиальное училище. Жизнь обители, несмотря на все трудности послевоенного времени, возрождается. Однако события на Новом Афоне по-прежнему не устраивают Грузинскую патриархию, так как проблемы церковной жизни в Абхазии тесно связаны с политическим противостоянием между Сухуми и Тбилиси. Это не может не влиять на процесс урегулирования церковной проблемы. Тем неменее 23.01.2007 г. началась полная реставрация Ново-Афонского монастыря. См.: Посещение их Императорскими Величествами Ново-Афонского монастыря // ПрибЦВед. 1888. №47, 19 нояб. С. 1315–1317; Москвич Г.Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Черноморскому побережью.21-е изд. СПб., 1914. С. 87; Цомая С.В., Вольский В.Ф. Новый Афон. Тбилиси,1958. С. 49; Воспоминания схиархимандрита Иерона о начале строительства нагорного монастыря // К свету. 1997. №16. С. 26–30.)

174

(...отцу архимандриту... – Иерон (Васильев Иван Васильевич, 1835–14.08.1912) – архимандрит, настоятель Ново-Афонского Симоно-Кананитского монастыря на Кавказе. Родился в крестьянской семье в Костромской губернии. В юности торговал на Введенском рынке в Петербурге. Семья хотела его женитьбы, и он тайно бежал на Афон. С 1862 г. послушник Пантелеимоновского (Руссика) монастыря на Афоне, где в 1864 г. принял монашеский постриг, а в 1875 г. рукоположен во иеромонаха. В 1876 г. послан в Закавказье для руководства работами по созданию Ново-Афонского монастыря на месте погребения св. апостола Симона Кананита. В 1879 г. возведен в сан игумена, а в 1889 г. – в сан архимандрита. Его стараниями был восстановлен древний храм св. апостола Симона Кананита, построены новые храмы и собор, открыта школа, разведены сады, устроены свечной, кирпичный и другие заводы, проведены дороги, электрическое освещение. 01 (2).05.1912 г. освобожден от должности настоятеля по болезни. Подробнее о нем см.: Абхазияи Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь. М., 1898; Бронзов А.А. Архимандрит Иерон, настоятель Ново-Афонского Симоно-Кананитского монастыря (ум. в 14 августа 1912 г.) // Христианское чтение. 1913. №3. С. 325–349; №4. С. 458–468; №5. С. 630–649; №6. С. 747–768.)

175

(Монастырь своим благоустройством произвел... самое лучшее впечатление. – Введенные с первых дней существования Ново-Афонского монастыря Афонский устав и правила общежительных монастырей Святой Горы строго соблюдались братией и содействовали благоустройству не только внутренней жизни обители, но и ее внешнему благолепию. В монастыре была построена гидроэлектростанция, проведен водопровод, телефонная связь. Удобные экипажные дороги соединяли здания нижнего и нагорного монастыря с пристанью, гостиницами и странноприимницами для паломников. Все продукты, дрова, строительные материалы развозились по монастырю по узкоколейной железной дороге, проходящей от пристани и соединяющей все хозяйственные постройки обители, включая мельницу, хлебопекарню, лесопильню, каменоломню, кирпичный завод. При монастыре находились многочисленные мастерские: портняжная, сапожная, малярная, столярная, токарная, слесарная,кузнечная, медничная, литейная, а также свечной завод. Монахи выжигали известь для нужд строительства, изготовляли черепицу для кровель, трубыдля водопровода. Были устроены квасоварня, винодельня, продовольственные склады, просфорня, библиотека, мастерские: иконописная, позолотная, переплетная, часовая; имелись больница и аптека. Обширное строительство, содержание братии обители и монастырской школы, многочисленных паломников, посетителей и рабочих, благотворительная деятельность монастыря требовала огромных расходов. Были посажены фруктовые сады, плодовые питомники, сад южных растений, виноградники, масличные рощи. Обитель имела хозяйственные хутора и пастбища в горах, покосы, пасеки, посевы пшеницы,овса, ячменя, кукурузы. В Бакинской губернии находились рыбные промыслыс хозяйственными помещениями и кельями. Были открыты монастырские подворья в Петербурге, Одессе, Новороссийске, Туапсе. В дальнейшем Ново-Афонский монастырь выполнял многочисленные заказы, поступающие от администрации санатория Смецкого, управления Гагрской климатической станции и строящейся Черноморской железной дороги.)

176

(Брат Сенцова – Сенцов Владимир Иванович.)

177

(Севастополь – военно-портовый город на юго-западе оконечности Таврического полуострова. Основан в 1783 г. после включения Крыма в состав Российской Империи как военно-морской порт и крепость.)

178

(Георгиевский монастырь– Георгиевский Балаклавский 1-го класса общежительный мужской монастырь основан, по преданию, в 891 г. греками, спасенными от гибели во время бури на море вмч. Георгием, явившимся наскале у мыса Фиолент. Монастырь возник при пещерной церкви, где в IV в. подвизались первые херсонесские епископы – сщмч. Василий и его преемники. Первое документальное свидетельство о монастыре относится к 1578 г. Сведений о монастыре в ХѴІІ–ХѴІІІ вв. почти не сохранилось, до 1794 г. монастырь находился в юрисдикции Константинопольского патриархата. В 1806 г. монастырь был возведен в 3-й класс, в 1850 г. переведен в 1-й класс без назначения положенного для первоклассных монастырей содержания. В начале XIX в. монастырь являлся местом пребывания флотских иеромонахов. В ходе Крымской войны 14.09.1854 г. был захвачен войсками союзников, которые сохранили его от разорения и поругания турками. В 1891 г. праздновалось тысячелетие существования монастыря. В монастыре было трихрама: 1) пещерный Рождества Христова, сооруженный по проекту архитекторов Н.М. Чагина и В.А. Фельдмана в 1893 г. на месте древнего пещерного храма IV в.; 2) вмч. Георгия, сооруженный трудами министра духовных делкн. А.Н. Голицына по проекту архитектора И. Домошникова в 1810–1816 гг.; 3) Крестовоздвиженский, сооруженный в 1848 г. по проекту архитектора В.А. Рулева. 17.10.1898 г., в ходе посещения монастыря Императором Николаем II, состоялась закладка соборного храма Вознесения Господня (построен небыл). В монастыре хранился список с чудотворной иконы вмч. Георгия с изображением событий его жизни, явленной на скале грекам в 891 г. (с 1970 г. – в Украинском музее изобразительных искусств в Киеве). В монастырской ризнице сохранялись старинные предметы церковной утвари, богослужебные книги и архиерейские облачения. В Георгиевском храме был погребен бывший министр духовных дел князь А.Н. Голицын. В начале XX в. в монастыреподвизались игумен, 23 монаха и 30 послушников. Монастырь владел 904 дес. земли и получал от казны 3000 руб. Его закрыли в 1929 г., но в Крестовоздвиженском храме богослужения совершались до 1930 г. Храм вмч. Георгия разрушили в начале 1930-х гг. (сохранились фундамент и подвальная часть). В 1993 г. в монастыре возобновилась монашеская жизнь. См.: Православные монастыри. С. 790–792; Катунин Ю.А. Монастыри Крыма в XIX-XX вв. (по материалам крымских архивов). Симферополь, 2000. С. 19–32; Кочетов Д.Б. Б алаклавский во имя великомученика Георгия Победоносца мужской монастырь // ПЭ. М., 2002. Т. 4. С. 280–281.)

179

(Малахов курган – мемориальный комплекс на Корабельной стороне Севастополя, объединивший более 15 памятников, сооруженных в честь подвигов героев первой и второй обороны Севастополя в 1854–1855 гг.)

180

(...военный собор с могилами героев, музей... – Адмиралтейский собор св. равноап. кн. Владимира, расположенный на центральном городском холме Севастополя, построен в византийском стиле по проекту архитектора К.А. Тона, доработанному и измененному академиком А.А. Авдеевым. Заложен15.07.1854 г. Во время войны 1854–1855 гг. работы приостановились и продолжились лишь в 1858 г. Нижний храм во имя свт. Николая был освящен 05.10.1881 г., а верхний освятили в 1888 г. во имя св. равноап кн. Владимира. Фрески Владимирского собора выполнил известный художник академик А.Е. Карнеев, орнаментальную роспись стен и свода исполнил швейцарский художник Р. Изелли, а мраморные работы (облицовка колонн, иконостас и клиросы) – скульптор из Италии В. Бонанни. Собор является усыпальницей русских адмиралов М.П. Лазарева, В.А. Корнилова, В.И. Истомина и П.С. Нахимова, а также морских офицеров, участников первой обороныгорода и командующих Черноморским флотом конца XIX – начала XX в. В нем установлены мраморные плиты с именами 33 героев первой обороны Севастополя, удостоенных ордена св. Георгия. В 1932 г. собор закрыли. В нем устроили мастерские Авиационно-строительного общества, затем склад Политуправления Черноморского флота. Во время Великой Отечественной войны собор сильно пострадал. После реставрации, начатой в 1966 г., здание в 1972 г. передали Музею героической обороны и освобождения Севастополя. 19.09.1991 г. состоялось освящение собора. В соборе хранятся частицы мощей св. прав. Феодора Ушакова. Музей Севастопольской обороны – создан в1869 г. В экспозиции были личные вещи руководителей обороны, оружие периода Крымской войны. В настоящее время это музей Черноморского флота.)

181

(Братская могила... – В дни обороны Севастополя защитников иногда хоронили недалеко от места их гибели. Но большую часть убитых увозили на Северную сторону, где в конце сентября 1854 г. по указанию вице-адмирала В.А. Корнилова устроили три кладбища, которые имели отделения, где хоронили моряков, саперов, артиллеристов, пехотинцев по полкам. Кладбищавскоре так разрослись, что воспринимались как одно, и впоследствии его назвали Братским. Могилы для братских захоронений рыли заранее – в основном солдаты и матросы арестантских рот. Погибших клали по 50, 100 иболее человек в одну могилу. В центре братской могилы ставили деревянный крест или клали камень, такие же кресты ставили и на могилах офицеров. Иногда вместо деревянных крестов выкладывали крест из неприятельских бомб и ядер. Пустые снаряды с отверстиями, обращенными наружу, постоянно во время ветра издавали гул, напоминающий отпевание или жалобный плач по убитым. В ходе боевых действий планы кладбищ не составлялись, и часть могил через несколько лет разыскать уже было невозможно. В 1856 г. для сохранения могил участников обороны воинские кладбища, всего 16, решили привести в порядок. К 1867 г. на Братском кладбище воздвигли 32 мраморныхпамятника над могилами офицеров и 34 памятника на братских могилах. Был сооружен храм-пирамида свт. Николая – общий памятник погибшим защитникам Севастополя (1857–1870). Кладбище было мемориальным, и с начала 1860-х гг. на его территории хоронили только по завещанию умерших участников обороны Севастополя (в 1912 г. состоялось последнее захоронение). В 1870 г. кладбище обнесли оградой из крымбальского камня с двумя чугунными воротами, при них построили небольшие привратные башни, повторяющие форму увенчанного каменным крестом храма-пирамиды. У ворот установили по два орудия времен Крымской войны. Было разработано 19 типовых проектов памятников на братских могилах. Часть надгробных памятников выполнили известные мастера: художник М.Н. Васильев, архитектор А.А. Авдеев, А.Г. Гронвальд и А.А. Карбоньер, скульпторы Б.В. Эдуарде, К.К. Серве-Годебский и др. На местах всех погребений 1854–1855 гг. установили каменные надгробия. Территорию кладбища благоустроили, построили дорогу. К 1875 г. высадили большое количество каштанов, сирени, белой и желтой акации, миндаля, туи. Уход за памятниками и территорией кладбища был постоянным. В 1910–1911 гг. на всех памятниках обороны Севастополя провели капитальные строительно-реставрационные работы на сумму около 60 тыс. руб. Всегона Братском кладбище было захоронено 127 583 защитника Севастополя.)

182

(Инкерман (тур. «пещерная крепость») – Инкерманский сщмч. Климента монастырь. Сщмч. Климент (ум. в 101), римский епископ (92–101), рукоположенный ап. Петром, был сослан за проповедь христианства императором Траяном в каменоломни в окрестностях Херсонеса, где претерпел мученическую кончину. Мощи св. Климента, обретенные чудесным образом черезгод после его кончины, хранились в Херсонесе до X в. сначала в подводном гроте, куда доступ открывался раз в год, в день смерти мученика, когда море отступало, потом на маленьком островке (ныне – остров Казачий) посредине бухты, где была построена церковь. Рядом с этой святыней, под защитой возведенной здесь в VI в. крепости Каламита, и возник в VIII-IX вв. пещерный монастырь. В IX в. часть мощей св. Климента вывезли в Рим святые братья Кирилл и Мефодий, где они и хранятся по сей день. Пещеры служили первым монахам и жильем, и подсобными помещениями. Храмы также устраивали в пещерах, из камня вырубали алтарь, престол, скамьи. Все помещения соединялись вырубленными в скале лестницами. Однако после захвата в1475 г. крепости турками монастырь постепенно пришел в упадок, периодически возрождаясь на короткое время. В 1783 г. Крым был присоединен к России, а 15.04.1850 г. основана Инкерманская киновия сщмч. Климента. 15.10.1852 г. состоялось освящение церкви во имя сщмч. Климента (бывший Георгиевский храм). Ее алтарь, сохранившийся с I в., имел престол (с крестом по середине), высеченный из скалы, по преданию, самим св. Климентом. Во время Крымской войны 1854–1855 гг. монастырь пострадал и был разграблен англичанами. После окончания войны монашеская жизнь возобновилась. В 1867 г. был построен дом настоятеля с домовой церковью во имя Святой Троицы, возобновлен храм сщмч. Климента и освящен еще один пещерный придел во имя свт. Мартина исповедника, сосланного в VII в. при императоре Констансе на херсонесские каменоломни. Восстановлением храма руководил московский археолог и художник Д.М. Струков. С правой стороны храма древний придел в честь апостола Андрея Первозванного, высеченный в скале сщмч. Климентом; в западной стене придела находится небольшая выдолбленная в скале комната, в которой предположительно он жил. 02.07.1900 г. этот придел освятили с новым стеклянно-мозаичным иконостасом, украшенным иконами на цинке. В 1895 г. в память о спасении Царской семьи в железнодорожной катастрофе состоялось освящение нового храма во имя вмч. Пантелеймона, построенного по проекту архитектора Г.П. Долина в византийском стиле с алтарем, вырубленным в скале. В 1896 г. открылась гостиница для паломников. В 1905 г. в обители появилось сразу несколько храмов, и киновия приобрела статус общежительного монастыря 2-го класса. Один из храмов на месте средневекового пещерного храма св. Евграфия освятили во имя вмч. Димитрия Солунского. На верхнем плато освятили собор во имя свт. Николая Чудотворца с двумя приделами. В том же году в присутствии Великого князя Александра Михайловича и ветеранов Крымской войны освятили пещерную церковь во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте», построенную по проекту архитектора А.М. Вейзена на месте древней Софийской церкви. В ней хранились образа войсковых частей, принявших участие в боях близ монастыря. К 1910 г. архитектурный облик обители сложился окончательно. Были построены два корпуса для братии с домовой церковью в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Монахи поддерживалив порядке исторический памятник, находившийся на территории монастыря, – крепость Каламиту. В начале XX в. в монастыре подвизались17 монахов и 35 послушников. С 1897 г. при монастыре действовала церковноприходская школа на 27 мальчиков. В годы гражданской войны монастырь поддержал белую армию барона Врангеля. После установления советской власти в Крыму земли монастыря национализировали и передали трудовой артели деревни Инкерман, куда вошли и монахи. С 1920 г. все монастырские храмы стали приходскими. В 1922 г. из них изъяли 68 серебряных предметов. Из-за недостатка денег на поддержание всех храмов в 1925 г. Инкерманская община отказалась от пяти церквей, оставив себе храм во имя сщмч. Климента и Троицкую церковь. В 1926 г. монастырь закрыли. Храмы и церковное имущество перешли в ведение Севастопольского музейного объединения. В 1927 г. сильное землетрясение повредило собор свт. Николая и Благовещенскую церковь, которую разобрали в том же году. Тогда же разобрали часовню на могиле воинов, погибших в инкерманском сражении. В 1928 г. Закрыли храм во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте». В 1932 г. уничтожили собор свт. Николая. Во время Великой Отечественной войны впещерах монастыря размещался штаб 25-й Чапаевской дивизии Приморской армии. В 1991 г. монастырь передан Русской Православной Церкви. См.: Православные монастыри. С. 794–795; Катунин Ю.А. С. 43–55.)

183

(...погребение Божией Матери. – Успение Пресвятой Богородицы – одиниз двунадесятых праздников Православной Церкви, отмечается 15 (28) августа и посвящен событиям, связанным с преставлением и погребением Божией Матери. Отличительной особенностью праздника является чин погребения Божией Матери, близкий по своему строю к утрене Великой Субботы – чинупогребения Спасителя.)

184

(...вступительные экзамены. Приехало мало... Объясняется трудностью экзаменов в силу синодального указа... – Речь идет об указе Св. Синода №7775 от 09.11.1901 г. «О порядке приема поверочных испытаний поступающих вДуховные академии воспитанников светских учебных заведений», вызванномтем, что в некоторых Духовных академиях воспитанники гимназий и других светских учебных заведений при приеме в академии подвергались сокращенному экзамену по богословским предметам (в пределах гимназической программы) и, поступив в академию без достаточного знания богословскихи философских наук, оказывались неподготовленными к усвоению академических лекций. Согласно заключению Учебного комитета, Св. Синод поручал митрополитам Санкт-Петербургскому, Московскому, Киевскому и архиепископу Казанскому подтвердить Советам академий при приеме студентов напервые курсы не делать различия между воспитанниками Духовных семинарий и воспитанниками светских учебных заведений и экзамены по предметам, назначаемым для конкурса Советами академий, проводить на общем основании при одинаковых для тех и других требованиях (см.: Протокол заседания Совета 19 декабря 1901 г. // Журналы... МДА за 1901 год. 1902. С. 317). Крометого, по существующим правилам в академию принимались только лучшие и в зависимости от вместительности академических зданий, и сверх того те из прочих, которые имели право жить в городе с родителями на квартире (см. Примеч. к л. 87). Такая практика «была причиной немалых недоумений для поступающих и давала повод утруждать высшее начальство неисполнимыми просьбами» (Протокол заседания Совета 4 июня 1902 г. // Журналы... МДАза 1902 год. 1904. С. 123). Жаловались в Св. Синод и иногородние, удовлетворительно сдавшие экзамены и имеющие право на поступление, прося сделать исключение и разрешить им жить на частной квартире, выписывая для этой цели одного из родителей. Поэтому 27.04.1902 г. Св. Синод издал указ №3096 на основании представления митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского) от 25.04.1902 г. за №3246 «Об установлении дополнительных правил для приема воспитанников на I курс Санкт-Петербургской Духовной академии». Митрополит Антоний предложил сделать условием приема в академию не средний бал, а допустимое число студентовна курсе, т.е., согласно вместимости академических зданий, признать курсовой нормой 50 человек. Выдержавшими условия приема считать тех,которые займут в списке место не ниже 50-го; прочие же все, независимо от того, имеют ли они или не имеют в городе родителей, объявлять в академию непринятыми. За условным «средним баллом» сохранялось значение минимума требований для поступающих в академию. Примечание к §113 «Устава 1884 г.» о праве жить вне стен академии (см. Примеч. к л. 87) сохраняло свое положение относительно лиц, окончивших полный университетский курс, но число их не могло превышать 10 человек. Указом №3096 Св. Синод определил руководствоваться изложенными дополнительными правилами. 04.06.1902 г. Совет МДА постановил дополнительные правила «принять к сведению и руководству» (Протокол заседания Совета 4 июня 1902 г. // Журналы... МДАза 1902 г. 1904. С. 126))

185

(М.К. Казанский – Казанский Михаил Константинович – статский советник, смотритель Волоколамского ДУ. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1886). С 14.07.1886 г. помощник секретаря Совета и Правления МДА. С 15.08.1889 г. секретарь Совета и Правления МДА. С 05.03.1896 г. смотритель Волоколамского ДУ. С 1902 г. товарищ председателя Совета Волоколамского уездного отделения Московского епархиального Кирилло-Мефодиевского братства. В 1917 г. также занимал должность смотрителя Волоколамского ДУ. См.: Именной список ректорам и инспекторам Императорских Духовных академий и семинарий... на 1902 год. СПб., 1902. С. 76; Тамже на 1917 год. Пг., 1917. С. 93.)

186

(Рождество Богородицы– двунадесятый праздник Православной Церкви вчесть рождения Девы Марии – Матери Христа. Отмечается 8 (21) сентября.)

187

(...в Иосифов монастырь на праздник в честь Иосифа Волоцкого... – Иосифо-Волоколамский монастырь в честь Успения Божией Матери основал в 1479 г. прп. Иосиф Волоцкий, поставив крест и часовню с образом Богоматери Одигитрии, а затем заложив деревянный Успенский храм, который 15.09.1479 г. освятили. В 1486 г. выстроили каменный собор, расписанный знаменитым Дионисием, а в 1490-х гг. – каменную колокольню. В 1543–1566 гг. появились первые каменные стены. В XVI в. в Иосифов монастырь часто приезжал Царь Иоанн Грозный, делал крупные вклады. В 1570-е гг. монастырь – один из богатейших на Руси, владел более 25 тыс. десятин земли. В Смутное время монастырь осаждали поляки; был захвачен сподвижником Лжедмитрия II князем Рожинским, но затем отбит отрядом воеводы Валуева. В память обэтом остались старинные пушки, из которых в XIX в. стреляли во время водоосвящения. В 1645 г. в монастыре началось восстановление разрушенных в Смутные времена каменных стен. В 1679 г. построена пятиглавая Петропавловская церковь. В 1682 г. построена пятиглавая церковь Богоявления. В 1688 г. завершилось строительство стен и башен монастыря: белоснежные башни с островерхими шатрами вокруг, высокая колокольня в центре – все в многоцветных изразцах. В 1692 г. построен новый белокаменный соборв лучших традициях барокко. Пятиглавый, украшенный изразцами типа «павлиний глаз», он возвышался над монастырем, поражая воображение посетителей. Ажурный иконостас собора, выполненный с большим вкусом, украшала резьба в виде вьющейся виноградной лозы. В 1764 г. обитель подверглась секуляризации, а в 1922 г. ее закрыли. В ней разместился краеведческий музей (филиал Волоколамского краеведческого, позднее – областного краеведческого). Книги монастырской библиотеки передали в собрание Государственного Румянцевского музея; в 1929–1931 гг. переплавили все колокола. В 1941 г. фашисты взорвали восьмигранную колокольню, которая служила центром монастырского ансамбля. От нее остался лишь небольшой фрагмент. 15.05.1989 г. монастырь передан в ведение Русской Православной Церкви. В мае 1999 г. начались богослужения. 29.12.1999 г. Иосифо-Волоколамский монастырь стал ставропигиальным. Иосиф Волоцкий (Санин Иван Иванович, 1439(40?)–09.09.1515) – игумен, церковный писатель и публицист, преподобный. Основал Успенский монастырь, позже получивший название Иосифо-Волоколамского. Боролся против ереси жидовствующих и являлся идеологом движения за владение монастырями значительной земельной собственностью. Известно его сочинение «Просветитель, или Обличение ереси жидовствующих / Творение преподобного отца нашего Иосифа, игумена Волоцкого», которое хранилось в рукописных списках в разных российских монастырях (из них наиболее древняя рукопись в Соловецком монастыре). Впервые было издано в 1855 г. в Казани в качестве приложения к журналу «Православный собеседник». В 1591 г. причислен к лику святых. День памяти 9/22 сентября.)

188

(Архимандрит ГеронтийГеронтий (Кургановский Гавриил Михайлович, 1838–26.11.1903) – архимандрит, настоятель Иосифо-Волоколамского Успенского второклассного монастыря. Получил домашнее образование. В 1846 г. поступил послушником в Рождество-Богородицкий Задонский монастырь. В 1859 г. принял монашеский постриг, в 1863 г. рукоположен во иеромонаха. Пел в монастырском хоре, с 1861 по 1880 г. был его регентом. В 1899 г. возведенв сан архимандрита, назначен настоятелем Свято-Духова Новосильского монастыря. С 1902 г. настоятель Ферапонтова Лужецкого монастыря. С 22.03.1902 г. настоятель Иосифо-Волоколамского необщежительного монастыря (см.: Определение Св. Синода о назначении архимандрита Геронтия (Кургановского) настоятелем Иосифо-Волоколамского необщежительного монастыря 22 марта 1902 г. // МЦВед. 1902. №15, 14 апр. Офиц. отд. С. 29). Автор исследований по истории ряда российских монастырей, знаток церковной музыки. Подробнее об архимандрите Геронтии (Кургановском) см.: Трейвас A.Л. Архимандрит Иосифо-Волоколамского монастыря Геронтий (Кургановский) как краевед и популяризатор церковно-исторической науки // История Волоколамского края и перспективы «Золотого наследия Руси». М., 1999. С. 82–90; Акиньшин А.Н. Ученые труды иеромонаха Геронтия // Воронеж православный. 1999. №6. С. 9; Акиньшин А.Н. Геронтий (Кургановский) – архимандрит // ПЭ. М., 2006. Т. 11. С. 413–414.)

189

(В Покровской церкви я видал... голову бычачью... прикреплена былак паникадилу... в память спасения какой-то царицы от разъяренной коровы, лет двести назад... возник женский монастырь, и главу эту перенесли в храм и стали соединять с нею религиозное суеверие. – В XV–XVII вв. на месте Покровского храма существовал Варварин монастырь (девичий). В 1695 г. по повелению Царицы Натальи Кирилловны был построен Успенский собор, который после упразднения монастыря в 1764 г. обратили в приходскую церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы с двумя приделами: Успения Богородицы и во имя вмц. Варвары. Храм кирпичный, бесстолпный, одноглавый. Украшен чертами московского барокко. Интерьер церкви – последней трети XIX в.В 1876–1878 гг. воздвигли новую колокольню. В храме имелось древнее паникадило с привешенной довольно большой деревянной позолоченной головой быка (тура) с весьма огромными, редкостными натуральными рогами. Храм в настоящее время действующий. В ноябре 1902 г. епископ Арсений обратился с письмом к митрополиту Владимиру о помещении бычьей головы из Покровской церкви г. Волоколамска в церковно-исторический музей МДА, см.: ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 257. Л. 30–30 об. Подлинник. Рукопись. Черновик письма епископа Волоколамского, ректора МДА Арсения (Стадницкого).)

190

(...академический церковно-археологический музей... – Идею об основании при МДА церковно-археологического музея впервые высказал еще в 1870 г. экстраординарный профессор Е.Е. Голубинский. Однако открылсямузей лишь в 1880 г., при митрополите Московском Макарии (Булгакове). Цель музея была двоякая: сохранить памятники церковной древности в интересах богословской науки и наглядно ознакомить студентов с этими памятниками. Хранителем музея в МДА являлся преподаватель кафедры церковнойархеологии и литургики. В коллекцию музея вошли старинные иконы XVII-XVIII вв., монеты, медали, русские и иностранные. См.: Голубинский Е.Е. Воспоминания // Полунов А.Ю., Соловьев И.В. Жизнь и труды академика Е Е. Голубинского. М., 1998. С. 206; Извлечение из Всеподданнейшего отчетаобер-прокурора Св. Синода К.П. Победоносцева по Ведомству православного исповедания за 1881 год. СПб., 1882. С. 137.)

191

(Новый Иерусалим – Ново-Иерусалимский Воскресенский ставропигиальный 1-го класса, общежительный мужской монастырь. Основан в 1656 г. Патриархом Никоном для воссоздания в России образа Святой Земли. Окрестности монастыря получили новые, библейские, названия. После опалы и смерти Патриарха Никона монастырь благоустраивался на пожертвования Царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича. В 1690–1694 гг. под руководством зодчего Я.Г. Бухвостова деревянные монастырские стеныи башню заменили на каменные. В 1720-х гг. монастырь пережил упадок. Возобновлен в 1744–1756 гг. по указу Императрицы Елизаветы Петровны усилиями архимандрита Амвросия (Зертис-Каменского), наместника Ново-Иерусалимского монастыря (1748), архитектором Ф. Растрелли. В дальнейшем монастырь получал большие вклады от Императрицы Екатерины II, Императоров Павла I и Александра I. В монастыре было пять храмов с 39 престолами.1. Собор Воскресения Христова с 29 приделами, холодный, сооружен в 1658–1685 гг. (внутри – точное воспроизведение храма Гроба Господняв Иерусалиме). Возобновлен в 1874 г. В приделе св. Иоанна Предтечи был погребен Патриарх Никон, здесь же находились его вериги и келейная икона Божией Матери. В соборе хранилась чудотворная икона Божией Матери «Троеручица», присланная в 1663 г. Патриарху Никону с Афона, и частица мощей мц. Татианы, подаренная в 1691 г. Царевной Татьяной Михайловной. 2. Храм Рождества Христова, сооруженный в 1686–1692 гг. по образу вифлеемской базилики (IV в.), с приделами: Обрезания Господня, Поклонения волхвов, Бегства в Египет, Избиения младенцев, в трапезной части – прп. Сергия Радонежского и мц. Татианы. 3. Надвратный храм Входа Господня в Иерусалим, сооруженный в 1694–1697 гг. 4. Храм Трех святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста (конец XVII в.). 5. Храм прп. Иоанна Рыльского (при настоятельских кельях), устроенный в 1846 г. В позднейших перестройках участвовали архитекторы М.Ф. Казаков, А.Н. Воронихин, К.А. Тон. В начале XX в. при монастыре была церковно-приходская школа и странноприимный дом для богомольцев. В состав братии входили: архимандрит, 20 монахов, 20 послушников и 60 трудников. Монастырская ризница представляла собой собрание драгоценных предметов церковной утвари и облачения – вкладов Царевны Татьяны Михайловны и других Высочайших особ. Недалеко от монастыря находился миниатюрный четырех этажный скит Патриарха Никона с аскетичным внутренним устройством, построенный в1658 г. с храмами Богоявления Господня и апп. Петра и Павла. В 1919 г. Монастырь закрыли, а в его стенах расположился краеведческий музей. В 1941 г., во время Великой Отечественной войны, музей разграбили немецкие войска, а 10.12.1941 г. монастырь взорвали, разрушив башни и колокольню, сильно повредив собор. С 1956 г. ведутся восстановительные работы. В настоящее время собор практически восстановлен, кроме внутренней отделки. В 1995 г. монастырь возвратили Русской Православной Церкви, и в нем возобновилась монашеская жизнь. В обитель была возвращена ее древняя святыня – мощи мц. Татианы. См.: Православные монастыри. С. 468–475.)

192

(Патриарх Никон – Никон (Минич Никита, 1605–17.08.1681) – Патриарх Московский и всея России (1652–1666), исправитель богослужебных книг, в результате чего возник раскол. Боролся за власть с Царем Алексеем Михайловичем. Осужден в 1666 г. Собором епископов и сослан в Ферапонтов Белозерский монастырь. В 1656 г. основал Ново-Иерусалимский Воскресенский монастырь.)

193

(...настоятеля... архимандрита Владимира... – Владимир (Филантропов Василий, 1841–1916) – епископ Ковенский, викарий Литовской епархии. Происходил из семьи священника. Окончил Владимирскую ДС (1862). С 17.06.1864 г. учитель Шуйского ДУ. С 1876 г. учитель Симферопольского ДУ.В 1880 г. уволен от учебной службы и назначен и. д. помощника синодального ризничего. 19.10.1880 г. пострижен в монашество, 06.12.1880 г. рукоположенв иеромонаха и утвержден в должности помощника синодального ризничего. С 1882 г. синодальный ризничий и настоятель синодальной Двунадесяти апостолов церкви. В 1886 г. возведен в сан архимандрита. С 1892 г. Настоятель Московского Знаменского монастыря. С 1895 г. настоятель ставропигиального Заиконоспасского монастыря. В 1896 г. освобожден по прошению от должности синодального ризничего. С 1898 г. настоятель Ново-Иерусалимского Воскресенского мужского монастыря. 22.02.1904 г. хиротонисан во епископа Киренского, викария Иркутской епархии. С 22.02.1908 г. епископ Ковенский, викарий Литовской епархии. 25.06.1911 г. уволен на покой с предоставлением управления Спасо-Преображенским Арзамасским монастырем на правах настоятеля. 04.07.1914 г. освобожден, по прошению, от управления монастырем и назначен в Московский ставропигиальный Новоспасский монастырь. Составил систематическое описание рукописей московской Синодальной (Патриаршей) библиотеки, дополнив описание славянских рукописей А.В. Горского и К.И. Невоструева. Была опубликована первая часть – каталоггреческих рукописей, вторая часть – описание славянских рукописей – не опубликована; см.: Владимир (Филантропов), архим. Систематическое описание рукописей Московской Синодальной (патриаршей) библиотеки. Ч. 1: Рукописи греческие. М., 1894. Подробнее о епископе Владимире (Филантропове) см.: [Соболевский А.И.] Епископ Владимир / С. А. И. // Русский филологический вестник. 1916. №3. С. 151–154; Богданова Т.А. Владимир (Филантропов) – епископ Ковенский // ПЭ. М., 2004. Т. 8. С. 668.)

194

(...сравнивал... с храмом Воскресения в Иерусалиме. – Речь идет о храме ВоскресенияХристова (Гроба Господня) на месте Голгофы в Иерусалиме, построенном в 326–335 гг. и освященном в 336 г. Подробнее о храме Воскресения Христова см.: Дневник. Т. 1. С. 628–629.)

195

(Саввин монастырь – Саввино-Сторожевский ставропигиальный мужской монастырь. Основан в 1398 г. прп. Саввой Сторожевским, учеником прп. Сергия Радонежского, по просьбе и при помощи звенигородского князя Юрия Дмитриевича. Обитель пользовалась покровительством российских государей. Монастырь считался «богомольем» великих князей и Царей Иоанна IV и Федора Иоанновича. В начале XVII в. был разорен. При Царе Алексее Михайловиче монастырь стал загородной царской резиденцией свозведением царского дворца и царицыных палат. В 1650-х гг. построили келейные корпуса, а монастырь обнесли каменной стеной с башнями. Храмы обители расписывали иконописцы Оружейной палаты Московского Кремля. Особое покровительство обители оказывал Царь Федор Алексеевич, прикотором она называлась «комнатной». В 1700 г. Император Петр I передал монастырь в подчинение Посольскому приказу. В 1743–1775 гг. он находился в ведении Св. Синода. В дальнейшем управлялся викарными епископами, оставался одним из богатейших и известнейших монастырей Подмосковья. В начале XX в. в монастыре было 5 храмов. 1. Собор Рождества Богородицы(ок. 1405 г.), один из немногих сохранившихся памятников периода расцвета раннемосковского зодчества. Паперть и придел во имя прп. Саввы Звенигородского, где находилась рака с мощами основателя монастыря, пристроены в середине XVI в., ризница над юго-западной частью паперти надстроена в1650-х гг., тогда же паперть и придел перестроили. В соборе сохранились иконостас середины XVII в. и роспись 1649 г. Богослужения прекращены в 1919 г. Во второй половине XX в. служил столовой военного санатория. В 1972–1973 гг. отреставрирован, восстановлена кровля по закомарам. Богослужения возобновлены в 1995 г. 2. Храм Троицы Живоначальной (теплый) сооружен в 1652 г. (первоначально Сергиевский, в 1825 г. переосвящен в Троицкий). Это последняя шатровая церковь на Руси, так как в этом же 1652 г. Патриарх Никон запретил строительство шатровых храмов. В 1652–1654 гг. была построена огромная трапезная палата, одна из самых больших трапезных в России. После того как в 1806 г. рухнули перекрытия ее четвертого этажа, трапезную перестроили, понизив до двух этажей. В 1807 г. к храму был пристроен придел во имя иконы Казанской Божией Матери. В 1857 г. к церкви с севера пристроили придел святителей Московских Петра, Алексия, Ионы и Филиппаи симметрично ему соорудили новый Казанский придел. В 1980-х гг. храм отреставрировали, причем вместо приделов 1857 г. вновь выстроили паперти. 3. Храм прп. Сергия Радонежского сооружен в 1652–1654 гг. (первоначально Троицкий, переосвящен в Сергиевский в 1825 г.) во втором ярусе монастырской колокольни – уникальной по компоновке трехшатровой постройки сбашней-часозвонницей. 4. Надвратный теплый храм прп. Алексия, человека Божия (1883), устроенный внутри Красной башни над восточными Святыми воротами монастыря. Башня, построенная в 1650-х гг., отреставрирована во второй половине XX в. Храм не возобновлен. 5. Храм Преображения Господня, построенный в 1680 гг. и освященный в 1693 г., примыкает с востока к трапезной палате. В версте от монастыря находится Саввинский скит, устроенный в 1862 г. на месте подвигов основателя монастыря, с храмами прп. Саввы и свт. Николая. В начале XX в. монастырь являлся необщежительным, 1-го класса, обладал богатой ризницей и библиотекой с собранием рукописей. В монастыре размещались Звенигородское ДУ (1800–1918), странноприимный дом, братская богадельня, больница. Монастырем управлял викарный епископ Можайский, в состав братии входили: архимандрит, 104 монаха и послушника. В середине 1919 г., с большим глумлением над мощами прп. Саввы, монастырь закрыли, устроив в нем колонию для несовершеннолетних. Монастырский архив ликвидировали, ризницу разграбили, некрополь уничтожили. В 1930-е гг. территория монастыря перешла в ведение НКВД, затемна его территории размешалась воинская часть, потом дом отдыха, санаторий и, наконец, с 1947 г. музей. В 1995 г. монастырь возвратили Русской Православной Церкви. В 1998 г. в него торжественно перевезли мощи прп. Саввы Сторожевского. В начале XXI в. в обители подвизалось 50 насельников. В соборе восстановлен иконостас XVII в., отреставрированы фрески. См.: Православные монастыри. С. 475–480; Православные храмы и монастыри / А. Ю. Низовский. М., 2007. С. 205–209.)

196

(И.В. Попов – мученик Иоанн, Попов Иван Васильевич (17.01.1867–08.02.1938) – профессор патристики МДА, доктор богословия (1917). В дальнейшем профессор ИМУ (1918), подробнее о И.В. Попове см.: Дневник. Т. 1. С. 579–580.)

197

(…профессором Глаголевым… прочитана речь «О бессмертии прошедшего». Глаголев С.С. Бессмертие прошедшего: Принцип сохранения явлений // БВ. 1903. Т. 1, №2. С. 193–225.)

198

...ездил приветствовать от Академии Н.И. Субботина по поводу его 50-летия. – О юбилее профессора Н.И. Субботина см.: 50-летний юбилейзаслуженного профессора Н.И. Субботина // МЦВед. М., 1902. №43, 27 окт.С. 511–514; Марков С., свящ. Празднование пятидесятилетия церковнообщественной деятельности профессора Н.И. Субботина. // БВ. 1902. Т. 3, №12. С. 509–551.

199

(Богоявленский монастырь – 1-го класса необщежительный мужской монастырь на Никольской улице в Москве, основан в 1296 г. блгв. кн. Даниилом Московским. Второй по древности основания монастырь Москвы. Первоначально в монастыре был деревянный храм Богоявления Господня с приделом Благовещения Пресвятой Богородицы. При князе Иване Калите воздвигли каменный храм, просуществовавший до конца XVII в. Одним из первых игуменов монастыря был прп. Стефан Московский, брат прп. Сергия Радонежского. В монастыре принял монашеский постриг свт. Алексий, митрополит Московский. В 1568 г. по указу Царя Иоанна IV в монастырской темнице втечение нескольких дней находился в заключении свт. Филипп, митрополит Московский. В монастыре в начале XX в. были: 1) двухъярусный каменный собор 1693–1696 гг., с сохранившейся в подклетной части постройки 1624 г.; в верхнем ярусе собора – главный престол Богоявления Господня с приделами Тихвинской иконы Божией Матери, вмч. Пантелеймона и РождестваИоанна Предтечи, в нижнем ярусе – Казанской иконы Божией Матери с приделами свт. Алексия, митрополита Московского, вмч. Георгия Победоносца и свт. Феодосия Черниговского; 2) церковь Спаса Нерукотворного под колокольней (1739–1742); 3) надвратный храм Рождества Иоанна Предтечи (XVII в.), разобранный в 1905 г. В начале XX в. монастырем управлял епископ Дмитровский, викарий Московской епархии; подвизалось 14 монахов и 18 послушников. В начале 1920-х гг. Спасскую церковь сломали. В 1929 г. закрыли собор Богоявления Господня. Здание заняли гражданские учреждения. В 1991 г. собор возвращен Русской Православной Церкви и освящен; в настоящее время – приходский храм. См.: Православные монастыри. С. 404–406; Сорок сороков. 2003. Т. 1. С. 168–174.)

200

(Братство святого Петра – противораскольническое братство, основанное с целью возвращения в лоно Православной Церкви старообрядцев. 24.08.1872 г. митрополит Московский и Коломенский Иннокентий (Попов-Вениаминов) утвердил Устав Братства, а 21.12.1872 г. состоялось его открытие. Находилось под покровительством Московского митрополита и состояло из лиц обоего пола всех званий и состояний. Совет Братства состоял из председателя, его помощника, казначея, секретаря и шести членов; ежегодно избирался на общем собрании в братский праздник 21 декабря. Председатель, помощник и не менее четырех членов Совета выбирались из духовных лиц. По новому уставу от 22.10.1898 г. Братство состояло при Высоко-Петровском монастыре. Оно занималось активной издательской деятельностью и организацией бесед и проповедей среди раскольников и живущих с ними; имело собственную типографию, книжную лавку и библиотеку. В 1875–1876 и 1883–1899 гг. по инициативе профессора МДА Н.И. Субботина и под его редакцией издавался журнал «Братское слово», посвященный изучению и обличению старообрядческого раскола. Было издано девять томов «Материалов для истории раскола за первое время его существования» (М., 1874–1894). Н.И. Субботин сыграл значительную роль в создании Братства и организации его деятельности. В 1872–1901 гг. он член-учредитель и секретарь Братства, с 21.12.1901 г. – товарищ председателя Совета Братства. В 1902 г. Председателем Совета являлся епископ Дмитровский Трифон (Туркестанов). См.: Отчет по Братству св. Петра митрополита за 1901 год // МЦВед. 1902. №26, 30 июня. С. 322–324; №27, 7 июля. С. 332–334; №28, 14 июля. С. 342–344; №29, 21 июля. С. 350–352; Православная Москва в начале XX века: Сб. документов и материалов / Авт.-сост. А.Н. Казакевич, А.М. Шарипов. М., 2001. С. 19.)

201

(...чтение для рабочих в аудитории при Сергиевском храме, что в Рогожской. – Общеобразовательные чтения для фабрично-заводских рабочих – одна из форм просветительской деятельности среди московских рабочих в1902–1917 гг. для восполнения школьного образования и расширения кругозора. Открытие чтений состоялось 16.06.1902 г. в аудитории Исторического музея молебном, который совершил митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский). Круг чтений был достаточно широк и включал темы богословские, исторические, географические, естественнонаучные, художественные и обзоры современных событий. Организацией чтений занималась комиссия при московском обер-полицмейстере, находившаяся вособом ведении московского генерал-губернатора. Чтения проходили в Историческом музее и в аудитории при храме прп. Сергия Радонежского в Рогожской слободе, затем в Епархиальном доме. Они проводились по воскресным дням и включали в себя две темы: обязательно богословскую и какую-либо из прочих лекционных предметов. Лекции по богословской тематике читали московские священники с высшим богословским образованием, законоучители средних учебных заведений (например, священники П. Архангельский, И. Полянский, Д. Беляев). Лекторы использовали различные демонстрационные материалы. Проводились занятия по церковному пению. Из музыкально одаренных рабочих был создан оркестр духовых музыкальных инструментов. Чтения пользовались большой популярностью в рабочей среде. См.: Из отчета Комиссии по организации общеобразовательных чтений для фабрично-заводских рабочих г. Москвы за 1902/03 академический год // Православная Москва в начале XX века. М., 2001. С. 206–211. Сергиевский храм – упоминается в письменных источниках уже в 1628 г. как деревянный храм с главным престолом Троицы Живоначальной и приделом прп. Сергия Радонежского; с 1722 г. числится как каменный. В 1800 г. построена новая трапезная с приделами прп. Сергия Радонежского и свт. Николая. В сентябре 1812 г. Отступавшие французы церковь разграбили и подожгли. В 1813 г. основное здание разобрали, восстановив лишь приделы. В 1818 г. воздвигли новый храм, который сгорел в 1834 г. в общем московском пожаре; удалось спасти иконы и утварь.В 1838 г. церковь полностью восстановили, а в 1864 г. построили новую высокую колокольню взамен старой шатровой. В храме хранилась богатая коллекция старинных икон. В главном иконостасе сохранялись иконы первой половины XVII в. 02.11.1899 г. состоялось освящение построенной рядом с храмом аудитории, вместимостью до 1000 человек, для собеседования со старообрядцами ,духовных концертов и религиозно-нравственных чтений. В 1938 г. храм закрыли. Здание заняли мастерскими и складом, затем – скульптурной мастерской Художественного фонда. Храм находился в скверном состоянии.В 1985 г. его передали в качестве филиала Центральному государственному музею древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева. К 1990 г.провели реставрацию, а 31.08.1990 г. храм возвратили верующим. В 1991 г. возобновились богослужения. См.: Сорок сороков. 2004. Т. 3. С. 262–265.)

202

(Храм Христа Спасителя – кафедральный соборный храм Христа Спасителя в г. Москве, построенный «в ознаменование благодарности нашейк Промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели в 1812 г.». Былзаложен в 1839 г. на Пречистенской набережной, на месте разобранных построек Алексеевского женского монастыря. Торжественное освящение храма совершил митрополит Московский и Коломенский Иоанникий (Руднев) 26.05.1883 г. в присутствии Императора Александра III. Храм являлся самым высоким зданием Москвы и самым большим храмом России (высота 103,5 м, вместимость 10 тыс. человек). Главный престол храма – Рождества Христова, приделы на хорах – свт. Николая и блгв. кн. Александра Невского. Надвнутренним убранством работали художники В.П. Верещагин, Г.И. Семирадский, В.И. Суриков, В.Е. Маковский, Ф.А. Бруни, И.Н. Крамской.Мраморные барельефы и скульптурный декор фасадов выполнили А.В. Логановский, Н.А. Рамазанов, П.К. Клодт и др. В галерее храма размещались 177 мраморных досок с датами важнейших сражений Отечественной войны 1812 г. и именами погибших, раненых и награжденных офицеров, названиями воинских частей. 15.08.1917 г. в храме состоялось открытие Поместного Собора Православной Российской Церкви, а 05.11.1917 г. – избрание Патриарха Всероссийского, которым стал митрополит Московский и Коломенский Тихон (Беллавин). В 1922–1923 гг. храм захватили обновленцы, а 05.12.1931 г. его взорвали. На его месте планировалось строительство Дворца Советов, однако проект не осуществился, и в 1960 г. на этом месте открылся бассейн «Москва». В 1990 г. принято решение о восстановлении храма. 07.01.1995 г. состоялась торжественная закладка храма. В 2000 г. завершились все внутренниеи внешние отделочные работы. 19.08.2000 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в сослужении собора архиереев совершилторжественное освящение главного престола. См.: Сорок сороков. 2004. Т. 2. С. 90–116; Чапнин С.В. Православная Москва: Справочник монастырей и храмов. М., 2006. С. 17–19; Храм Христа Спасителя: Сб. / Сост. Л.Д. Полиновская. М., 1996.)

203

(Исторический музей – крупнейший национальный исторический музей России, основанный в 1872 г. Начало собранию положили материалы исторического и севастопольского отделов Политехнической выставки 1872 г. вМоскве. В январе 1873 г. утверждены «Общие основания музея», основная цель которого – служить наглядной историей, для чего будут собираться все памятники знаменательных событий истории Русского государства. В августе1874 г. утвержден первый музейный устав, составленный А.С. Уваровым. В 1881 г. музей был передан в ведение Министерства народного просвещения, приобрел статус правительственного учреждения и получил название – Императорский Российский исторический музей. Для посетителей музей открылся в 1883 г., в день коронации Императора Александра III. Первая экспозиция(11 залов из запроектированных 43) охватывала период с древнейших времендо XII в. и имела археологически-вещеведческую и искусствоведческую направленность. С 1894 г. стал именоваться как Императорский Российский исторический музей им. Императора Александра III. С момента образования музей являлся крупнейшим культурно-образовательным центром. Еще в1874 г. состоялось учреждение комиссии народных чтений. С 1889 г. в музейной аудитории (позднее перестроенной и преобразованной в читальный зал при книжном собрании) читались публичные лекции по русской истории, культуре, проводились заседания научных обществ. С ноября 1917 г. получил название Государственный Российский исторический музей, тогда же возникла угроза расчленения собраний музея и изъятия части его коллекций. Специальная комиссия Наркомпроса определяла пути его реорганизации. С февраля 1921 г. – Государственный исторический музей (ГИМ).)

204

(...о воскрешении сына вдовы Наинской... – См.: Лк. 7:11–17.)

205

(...о... запрещении преосвященным Ювеналием, архиепископом Литовским, служить панихиды по скончавшемся... католике Гурчине... – Архиепископ Литовский и Виленский Ювеналий (Половцев) запретил служить панихиды по скончавшемуся командующему войсками Виленского военного округа А.В. Гурчину, принадлежавшему к римско-католическому вероисповеданию, на основании определения Св. Синода от 10.03.1874 г. Этот запретвызвал большой общественный резонанс и активизировал богословскуюи церковно-общественную дискуссию относительно возможности молитвенного поминовения инославных христиан. Ювеналий (Половцев Иван Андреевич, 21.10.1826–12.04.1904) – архиепископ Виленский и Литовский. Выпускник Михайловской артиллерийской академии; состоял на военной службе. С 1847 г. послушник в Оптиной пустыни. 29.04.1855 г. Пострижен в монашество. 11.07.1857 г. рукоположен во иеромонаха. С 22.10.1857 г .сотрудник Русской Духовной миссии в Иерусалиме. 10.10.1861 г. возведенв сан игумена, назначен настоятелем Рождество-Богородицкой Глинской пустыни. С 08.05.1862 г. настоятель Коренной Богородице-Рождественскойпустыни. 15.08.1862 г. возведен в сан архимандрита. С 21.12.1867 г. Наместник Александро-Невской Лавры. 26.06.1871 г. уволен по болезни на покой в Оптину пустынь. С 21.05.1884 г. наместник Киево-Печерской Лавры. 28.10.1892 г. хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии. С 03.09.1893 г. епископ Курский и Белгородский. С 07.03.1898 г. Архиепископ Литовский и Виленский. См.: История иерархии. С. 700–701; www.ortho-rus.ru/. Гурчин Александр Викентьевич (1833–15.09.1902) – генерал от инфантерии(1898), член Военного совета (1900), командующий войсками Виленскоговоенного округа. Воспитывался в брестском кадетском корпусе и в Дворянском полку. В 1866 г. произведен в полковники, командир Кавказской учебной роты. С 1869 г. командир 13-го лейб-гренадерского Эриванского Его Величества полка. С 1871 г. флигель-адъютант. С 1877 г. генерал-майор, командующий Кавказской стрелковой бригады. Участвовал в покорении Западного Кавказа. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. участвовал в Аладжинском бою (1877), овладел укрепленной позицией Базарджикских высот и заставил 26 турецких батальонов сложить оружие (01.01.1878 г. Был награжден орденом св. Георгия 4 степени). Участвовал в штурме Карса и блокаде Эрзерума. С 1886 г. генерал-лейтенант, командовал 38-й пехотной дивизией;с 1894 г. – 19-м армейским корпусом. С 1901 г. командующий войсками Виленского военного округа.)

206

(...чтобы вопрос о поминовении инословных был авторитетно решен Св. Синодом в виду неодинаковой практики у нас... – Молитвенное поминовение инославных христиан Российской Империи в конце XIX – начале XX в. не имелочеткого разрешения в практике Православной Российской Церкви. Особоостро стоял вопрос о совершении православными священниками молитвза усопших или убиенных российских воинов – инославных христиан – и был предметом неоднократного обсуждения Св. Синода. Определением от 24.08.1797 г. Св. Синод дал указание архиереям пограничных епархий вслучае смерти инославных христиан воинских чинов (протестантов, реформатов), при отсутствии пасторов их религий и наличии желания со стороныих родственников или начальства о погребении их по чиноположению Православной Церкви, почитая это желание за их благорасположение к православному исповеданию, дозволить православным священникам, несовершая над их телами никаких молитвоприношений по чину Православной Церкви, препроводить умершего от дома к месту погребения при пении в священническом облачении стиха «Святый Боже», не присовокупляя к этому больше ничего. В указе от 20.02.1800 г. Св. Синод подтвердил определение от 24.08.1797 г. для всех епархиальных архиереев. В 1847 г. Св. Синод сновао бсуждал указанный вопрос и определением от 10.03.1847 г. постановил: а) при погребении военных чинов римско-католического, лютеранского и реформатского исповеданий православное духовенство может, по приглашению, исполнять только то, что сказано в указе Св. Синода от 24.08.1797 г.;б) православное духовенство не имеет права отпевать таковых умерших по чиноположению Православной Церкви; в) тело такового умершего нельзя вносить перед погребением в православную церковь; г) полковое православное духовенство по таковым чинам не может совершать домовых панихид и включать их в церковное поминовение. Однако на практике допускались отступления от этого правила. Так, митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) допускал поминовение усопших инославных христиан на проскомидии и служение панихиды на дому при условии, что усопший при жизни почтительно относился к Православной Церкви и намеревался соединиться с ней. Инцидент с запретом церковного поминовения А.В. Гурчина в 1902 г. активизировал дискуссию по этой проблеме. Принципиальную возможность особого церковного заупокойного поминовения инославных христиан признавали, например, профессор МДА В.А. Соколов, публицист Л.А. Тихомиров. Авторитетный канонист профессор Юрьевского университета М.Е. Красножен считал единственной возможной уступкой в данном вопросе разрешение молиться за умершего дома с разрешения местного епископа. Профессор СПбДА протоиерей Е.П. Аквилонов был категорически против церковной молитвы за усопших инославных христиан, потому что заживых инославных христиан Церковь молится об обращении их «на правый путь», а умершие, упорствовавшие при жизни в своих заблуждениях, не могут принять никакой помощи от Православной Церкви. Принимая во внимание потребность в христианском утешении скорбных родных и близких умершего, просящих о поминовении и ищущих в молитвах Православной Церкви успокоения в постигшем их горе, а равно и исключительное положение усопших воинов, в 1904 г. Св. Синод признал возможным дополнительно к Определению от 10.03.1847 г. дозволить православным священникам совершать по усопшим воинам иной христианской конфессии панихиды в частных домах и в помещениях, принадлежащих военному ведомству. При этом отмечалось,что самим епархиальным архиереям не следует принимать участия в служении панихид по таким усопшим. Св. Синод оповестил об этом решении правящих архиереев конфиденциальным письмом первоприсутствующего митрополита Антония (Вадковского) от 31.01.1904 г. (см.: ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 19. Циркулярное письмо Св. Синода о порядке отпевания усопших неправославной веры). 10.10.1911 г. епископ Могилевский и Мстиславский Константин (Булычев) обратился в Св. Синод с рапортом, предлагая схему сокращенного чина отпевания инославных христиан. Определением от 10.10–17.11.1911 г.Св. Синод поручил архиепископу Финляндскому Сергию (Страгородскому) разработать и представить на синодальное рассмотрение чин последования отпевания инославных христиан. Однако 15.12.1911 г. епископ Саратовский Гермоген (Долганов) обратился с телеграммой к Императору Николаю II, опротестовав намерение Св. Синода, усмотрев в нем уклонение от православия. 21.01.1912 г. Св. Синод вынужден был официально заявить, что решениепо данному вопросу не принято, а в августе 1912 г. чин погребения был разослан на отзыв четырем архиереям. Окончательного разрешения дело неполучило. Вопрос о возможности молитвы за усопших инославных христиан рассматривался VI отделом Предсоборного Совета летом 1917 г. Однако выводы отдела по данному вопросу на Поместном Соборе 1917–1918 гг. не обсуждались из-за недостатка времени. Подробнее см.: Белякова Е.В. Церковный суд и проблемы церковной жизни. М., 2004. С. 517–528.)

207

(...для заседаний в Синоде. – Речь идет о сессиях Синода. Традиционно Св. Синод собирался дважды в год – на летнюю сессию (с 1 июня) и назимнюю (с 1 ноября).)

208

(С.З. Ястребцев – Ястребцов Сергей Захарович – кандидат богословия, инспектор МДА, статский советник. Родился в семье священника Тамбовской епархии. Двоюродный брат митрополита Владимира (Богоявленского). Окончил Тамбовскую ДС и затем КДА со степенью кандидата богословия (1884), был назначен преподавателем основного, догматическогои нравственного богословия в Волынскую ДС. С 23.08.1886 г. преподавал в Воронежской ДС. С 15.07.1894 г. инспектор Псковской ДС. С 16.10.1898 г. инспектор МДС. Исполнял обязанности ректора МДС в 1904, 1906, 1909 гг. См.: Именный список ректорам и инспекторам Императорских Духовных академий и семинарий... на 1910 г. М., 1910. С. 77.)

209

(Епархиальный дом... Тут будут... все епархиальные просветительные учреждения... окончательно не отстроен. – 10.11.1902 г. состоялось освящение Епархиального дома в Москве (Лихов пер., д. 6), построенного в 1901–1902 гг. по проекту архитектора П.А. Виноградова, стараниями митрополита Московского Владимира (Богоявленского). В нем разместились различные епархиальные, просветительские и благотворительные учреждения: Епархиальный училищный совет, Епархиальная библиотека, Московское общество любителей духовного просвещения, Православное миссионерское общество, редакции духовных журналов, Попечительство о бедных духовного звания, Музей иконописи, книжный магазин и другие епархиальные учреждения. Епархиальный дом стал центром московских православных братств: Кирилло-Мефодиевского; святителя Петра, митрополита Московского; Воскресения Христова и др. В нем проходили епархиальные собрания, различные заседания, беседы. Здесь же были организованы лекции для рабочих Москвыи первые богословские курсы для женщин, ставшие прообразом созданногонемного позже Высшего богословского женского института. В 1917–1918 гг. в Епархиальном доме проходили заседания Всероссийского Поместного Собора. В 1918 г. здесь начались занятия Православной Народной академии – уникального высшего учебного заведения, сочетавшего богословское образование сосветским. В 1920-е гг. Епархиальный дом закрыли, разграбили и в дальнейшем передали Центральной киностудии хроникально-документальных и учебных фильмов, затем перестроили. В 2003 г. мемориальное здание незаконно продалив частные руки в результате ложного банкротства. Возвращение здания государству стало возможным благодаря объединенным усилиям сотрудников государственной администрации, юристов и членов Попечительского совета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ). Состоялось более 30 арбитражных судов. В 2004 г. здание бывшего Епархиального дома возвратили Русской Православной Церкви. В 2005 г. Здание передали ПСТГУ в безвозмездное пользование. Идет реставрация здания.См.: ОР РГБ. Ф. 175. Московский Епархиальный дом; Освящение общеепархиальногодома в Москве // МЦВед. 1902. №45, 10 нояб. С. 542.)

210

(...Царь-дар, имение Дома призрения, где ныне освящен преосвященным Трифоном... храм, построенный... Е.С. Кротковой. – Речь идет о даче «Царь-Дар», пожертвованной Дому призрения в Сергиевом Посаде Императором Александром III. Дача располагалась в девяти верстах от Лавры, близ с. Подсосенье. Летом там проживали воспитанницы, с которыми всегда выезжала начальница Дома призрения Е.С. Кроткова. При даче имелись участки земли с лесом, сенокосы. В 1902 г. был построен каменный храм во имя св. Марии Магдалины, освященный 14.11.1902 г. преосвященным Трифоном (Туркестановым). См.: Цветков П.И. Новый храм в память почившей в Бозе Государыни Императрицы Марии Александровны. М., 1903.)

211

(...преосвященного Николая из Симферополя... – Николай (Зиоров Михаил Захарович, 21.05.1851–20.12.1915) – архиепископ Варшавский и Привисленский. Родился в семье протоиерея в г. Новомиргороде Херсонской губернии. Окончил Одесскую ДС и затем МДА со степенью кандидата богословия (1875). С. 10.10.1875 г. преподавал в Рязанской ДС. С 30.09.1883 г. – и. д. инспектора Вологодской ДС. С 08.11.1885 г. инспектор Могилевской ДС. 25.09.1887 г. пострижен в монашество, 27.09.1887 г. рукоположен во иеродиакона, 1 октября во иеромонаха и 16 ноября назначен ректором Могилевской ДС. 22.11.1887 г. возведен в сан архимандрита. С 30.05.1889 г. ректор ТифлисскойДС. 29.09.1891 г. хиротонисан во епископа Алеутского и Аляскинского. С 14.09.1898 г. епископ Таврический и Симферопольский. 26.03.1905 г. возведенв сан архиепископа, назначен архиепископом Тверским и Кашинским (по болезненному состоянию на кафедру не поехал). С 08.04.1905 г. на покое водном из монастырей Таврической епархии. С 15.07.1906 г. член Государственного совета от монашествующего духовенства. С 05.04.1908 г. Архиепископ Варшавский и Привисленский. В 1912 г. переизбран в члены Государственного совета от монашествующих. Подробнее об архиепископе Николае (Зиорове) см.: Георгий (Грязное), игум. Архиепископ Варшавский и Привисленский Николай (Зиоров) (к 125-летию со дня рождения) // ЖМП. М., 1976. №12. С. 66–70.)

212

(...в связи с посещением Их Императорскими Величествами херсонесских раскопок в сентябре. – Речь идет о посещении 18.09.1902 г. археологическогомузея и раскопок Херсонеса Императором Николаем II (см. Примеч.к л. 8) и его супругой Александрой Феодоровной (1872–1918), всероссийской Императрицей, страстотерпицей (подробнее о ней см.: Дневник. Т. 1. С. 545). См.: Косцюшко-Валюжинич К.К. Посещение Их Императорскими Величествами музея и раскопок в Херсонесе 18 сентября 1902 г. // Известия Таврическойученой архивной комиссии. 1902. Т. 34. С. 114–125. Херсонес – античный полис (V–I вв. до P. X.), затем – аристократическая республика, зависимая от Рима (I в.), от Византии (IV в.); в Средние века назывался Херсон, Корсунь. В 1399 г. разрушен татарами и больше не возрождался. Первые раскопки нахерсонесском городище начались в 1827 г. с целью нахождения места крещениясв. князя Владимира. Тогда было определено положение и контуры трех христианских храмов на центральной площади Херсонеса. Впоследствии раскопки велись отдельными лицами и организациями. В 1839 г. Одесское общество истории и древностей начало проводить систематические раскопки по всей территории Причерноморья, в том числе и в Херсонесе. Большую помощь в этом Обществу оказывал Черноморский флот. С 1861 по 1876 г. раскопки в Херсонесе проводил только Свято-Владимирский монастырь (см. Примеч. к л. 30 об.). Работы велись лишь в византийском Херсонесе сего многочисленными православными церквами и часовнями. Из находок, найденных на раскопках, при монастыре был создан христианский музей. В 1876–1888 гг. раскопки в Херсонесе вновь осуществляло Одесское общество истории и древностей. В ходе этих раскопок расчистили главную улицу, нашли бассейны для сбора дождевой воды и засолки рыбы, обнаружили мраморную плиту с надписью в честь понтийского полководца Диофанта, спасшего Херсонес от натиска скифов. С 1888 г. ответственность за организацию раскопок Херсонеса была возложена на Императорскую Археологическую комиссию. В дальнейшем было раскопано несколько городских кварталов, храмов, 2400 могил и склепов, найдена высеченная на каменной плите присяга гражданина Херсонеса, получившая мировую известность, а такжеряд других письменных памятников. В 1921 г. Херсонесский монастырь св. Владимира закрыли, и в 1925 г. все его помещения передали Херсонесскому музею. К сегодняшнему дню в фондах музея находится более 300 тыс. единиц хранения. С 1978 г. территория Херсонеса – Государственный историкоархеологический заповедник. См.: Сто лет херсонесских раскопок 1827–1927. Севастополь, 1927; Катунин Ю.А.С. 63.)

213

(...место из летописи о взятии Корсуня Владимиром посредством отвода отсюда воды... – См.: Повесть временных лет. СПб., 1996. С. 186–187. Корсунь –древнее название Херсонеса. Владимир Святославович (в крещении Василий, ок. 960–1015) – князь новгородский (969), Великий князь киевский (978), равноапостольный.)

214

(Косцюшко – Косцюшко-Валюжинич Карл Казимирович (20.04.1847–14.12.1907) – известный русский археолог. Родился в г. Могилеве. В 1859–1865 гг. обучался в Институте Корпуса горных инженеров в С.-Петербурге. В 1865 г., не закончив учебу, возвратился домой, где занимался сельским хозяйством в имении отца. С 1868 г. помощник главного инженера в управлении Динабургско-Витебской железной дороги. В 1879 г. переехал в г. Севастополь по причине заболевания легких, работал в управлении Лозово-Севастопольской железной дороги. В 1881 г. оставил службу, занялся изучением истории Крыма, стал неофициальным редактором газеты «Севастопольский листок». В 1882 г. организовал в Севастополе кружок любителей истории и древностей Крыма, с музеем и библиотекой. Членами кружка были многие высокопоставленные лица Севастополя. С 1885 г. товарищ директора Севастопольского городского банка и действительный член Императорского Одесского общества истории и древностей. В 1888 г., когда раскопки ХерсонесаТаврического перешли в ведение Императорской Археологической комиссии, К.К. Косцюшко-Валюжинич стал руководителем раскопок ихранителем находок. С 1892 г. член Императорской Археологической комиссии, основал в Херсонесе археологический музей «Склад древностей Императорской Археологической комиссии». Почти за 20 лет работы на своемпосту Косцюшко-Валюжинич произвел масштабные раскопки площади древнего городища, превратив его в «Русские Помпеи», были открыты жилые кварталы и улицы, лавки и мастерские, общественные здания, богато декорированные церкви с мозаичными полами, система водоснабжения, превосходной сохранности оборонительные сооружения. Занимался раскопкамии за пределами Херсонеса – в районе мыса Фиолент и на берегу Казачьей бухты. Лучшие из огромного количества археологических находок отправлялись в Императорский Эрмитаж для Высочайшего обозрения, что привлекло внимание к Херсонесу Царской семьи. Бюджет раскопок увеличился за времязаведования Косцюшко-Валюжинича с 2 до 10 тыс. рублей, что сделало Херсонессамым крупным археологическим изысканием в Российской Империи. О К.К. Косцюшко-Валюжиниче см.: Махов И.И. К.К. Косцюшко-Валюжинич (к годовщине его смерти) // Крымский вестник. 1908. №290, 14 дек. С. 2; Антонова И.А. Основатель Херсонесского музея // Крымский архив. 1997. №3. С. 57–67.)

215

(17-е ноября ...служил в храме во имя преподобного Никона, по случаю дняпамяти его. – Преподобный Никон Радонежский (сер. XIV в. – 17.11.1428) – второй игумен Троице-Сергиевой обители, ученик прп. Сергия Радонежского. Мощи прп. Никона находятся под спудом в храме, построенном в честьнего в 1552 г. Память 17/30 ноября. О храме во имя преподобного Никона см.:Дневник. Т. 1. С. 634.)

216

(...о... статье отца инспектора «Иноки на службе ближним» против о. Никона. – Речь идет о полемике по вопросу о монашестве, начатой в журнале «Душеполезное чтение» А. Кругловым и казначеем Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, издателем «Троицких листков», архимандритом Никоном (Рождественским) и продолженной в «Богословском вестнике» инспекторомМДА архимандритом Евдокимом (Мещерским). См.: Круглов А. На службемиру – на службе Богу // Душеполезное чтение. 1902. Ч. 3. Окт. С. 186–193; Никон (Рождественский), архим. Православный идеал монашества // Там же.С. 194–209; Евдоким (Мещерский), архим. Иноки на службе ближним // БВ.1902. Т. 3, №11. С. 305–358; №12. С. 576–635.)

217

(18-е ноября. День памяти святых Романа и Платона... – Роман (ум. в 297) – мученик, пострадал в Диоклетианово гонение; Платон Анкирский (ум. в 302(6?)) – мученик.)

218

(Митрополит Московский Платон Платон (Левшин Петр Георгиевич, 1737–11.11.1812) – митрополит Московский и Коломенский (1787–1812), историк Церкви и проповедник. Основатель Спасо-Вифанского монастыря(1783) и Вифанской ДС (1800). Проповеди митрополита Платона составили 20 томов. Его «Краткая российская церковная история» в двух частях (М., 1805) явилась первым в новой русской литературе систематическим обзором такого рода. Подробнее о митрополите Платоне (Левшине) см.: Снегирев И.М. Жизнь Московского митрополита Платона: В 2 ч. 3-е изд. М., 1856.)

219

(...в семинарском храме... – Имеется в виду церковь апостола и евангелиста Иоанна Богослова при Вифанской ДС.)

220

(…в храме Вифанского монастыря... – Речь идет о соборе в честь Тихвинской иконы Божией Матери, построенном в 1860–1866 гг., см.: Дневник. Т. 1. С. 633.)

221

(...по случаю завтрашнего тезоименитства Наследника... – 22 ноября (ст.ст.) – день памяти св. блгв. кн. Михаила Тверского (1271–1318). Наследник Михаил Александрович (22.11.1878–31.05/13.06.1918) – Великий князь, генерал-адъютант, член Государственного совета, младший сын ИмператораАлександра III, Наследник престола до рождения в 1904 г. Цесаревича Алексея. С02.06.1916 г. генерал-лейтенант. Вовремя Первой мировой войны 23.08.1914 г. командовал Кавказской туземной конной дивизией, с 04.02.1916 г. – 2-м кавалерийским корпусом. С 19.01.1917 г. генерал-инспектор кавалерии. После отречения 02.03.1917 г. Императора Николая II от престола в пользу Великого князя Михаила Александровича Великий князь 03.03.1917 г. под давлением определенно настроенных представителей Государственной думы отказался вступитьна престол до решения Учредительного собрания. Жил у себя в Гатчине. В августе 1917 г. был арестован, но вскоре освобожден. Оставался с семьей вГатчине и после большевистского переворота. 27.02/12.03.1918 г. был арестован и вскоре выслан в Пермь, куда с ним поехали его секретарь Н.Н. Джонсон, камердинер В.Ф. Челышев, повар Г.Ф. Митревели и шофер Борунов. В ночьна четверг 31.05/13.06.1918 г. (на праздник Вознесения Господня) в Перми былиубиты без суда и следствия Великий князь и его секретарь.)

222

(«Божия нива» – ежемесячный журнал для церковно-приходскихшкол. Издавался в 1902–1917 гг. Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой. Редактор – архимандрит, в дальнейшем архиепископ Никон (Рождественский).)

223

(Намек на его статью, против которой пишет отец инспектор в... ноябрьской книжке «Богословского вестника». – См. Примеч. к л. 25 об.)

224

(На статью отца инспектора пишет отповедь он и профессор А.И. Введенский, редактор «Душеполезного чтения», заявивший в примечании о солидарности своих взглядов на монашество с о. Никоном. – См.: Никон (Рождественский), архим. Делание иноческое и дело Божие: (Ответ о. архимандриту Евдокиму) // ДЧ. 1903. Ч. 1. Февр. С. 330–355; Введенский А.И. Недоразумение по важному вопросу // Там же. Ч. 1. Янв. С. 155–180. В октябрьском номере «Душеполезного чтения» за 1902 г. в предисловии к статье А. Круглова «Наслужбе миру – на службе Богу» (см.: ДЧ. 1902. Ч. 3. Окт. С. 186–193) редакцией было отмечено, что «мы ценим искренность высказанных в ней взглядов... видим в ней типичное выражение одного из широко распространенных в современном обществе предрассудков по вопросу о монашестве» (Там же. С. 186). Однако редакция журнала, не во всем согласная с А. Круговым, видя во многих пунктах его статьи «не что иное, как тонкую подмену православнорусского идеала монашества идеалом западным» (Там же), решила обратиться к архимандриту Никону (Рождественскому) с просьбой высказаться пов опросу о монашестве. Точку зрения на монашество архимандрита Никона в его статье «Православный идеал монашества» редакция «вполне разделяет» (Там же) и поэтому публикует вслед за статьей А. Круглова. См.: Никон (Рождественский), архим. Православный идеал монашества // Там же. С. 194–209. «Душеполезное чтение» – ежемесячный журнал, см.: Дневник. Т. 1. С. 495.)

225

(...в «Петербургских ведомостях»... за 8-е ноября, статья против о. Никона...сходная со статьей отца инспектора. – См.: [Сергий (Тихомиров), архим.] Наслужбе ближним или на службе себе? (Возможное будущее монастырей) /П. И-ъ // СПбВед. 1902. №306, 8 (21) нояб. С. 2. Архимандрит Никон ответили на эту статью, см.: Никон (Рождественский), архим. Еще об идеале монашества: (Ответ иноку из «Санкт-Петербургских ведомостей») // ДЧ. 1903. Ч. 1.Янв. С. 107–120.)

226

(...статью Знаменского... об инсинуациях Аскоченского против архимандрита Феодора (Бухарева), который... принужден был снять сан? – См.:Знаменский П.В. Богословская полемика 1860-х гг. об отношении православияк современной жизни // Православный собеседник. 1902. Т. 1. С. 554–561,640–654, 780–792; Т. 2. С. 325–352, 479–499, 639–657. В дальнейшем вышла отдельным изданием: Знаменский П.В. Богословская полемика 60-х годов об отношении православия к современной жизни. Казань, 1902. Знаменский Петр Васильевич (27.03.1836–02.05.1917) – профессор КазДА по церковной истории, известный историк Русской Церкви. Родился в семье диакона в Нижнем Новгороде. Окончил Новгородскую ДС (1856) и КазДА (1860), назначен преподавателем философии и логики в Самарскую ДС. В 1860 г. Удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Обозрение постановлений по церковным делам в России в начале XVII столетия» (Казань,1860). С августа 1861 г. преподавал в КазДА на кафедре математики, а с мая1862 г. – на кафедре русской церковной истории. С 1866 г. экстраординарный профессор, а с 1868 г. ординарный профессор КазДА. В 1873 г. удостоен степени доктора церковной истории. Докторское сочинение «Приходское духовенство в России со времени реформы Петра» (Казань, 1873). С 1875 г. председатель Комиссии по составлению «Описания рукописей Соловецкого монастыря», находящихся в библиотеке КазДА. Его усилиями в КазДА была создана научная историческая школа. С 1892 г. член-корреспондент ИСПбАН по Отделению русского языка и словесности. С 1895 г. сверхштатный преподаватель КазДА. В 1897 г. вышел на пенсию. Подробнее о П.В. Знаменском см.: Соловьев И.В. Профессор П.В. Знаменский как историк Русской Церкви // Знаменский П.В. История Русской Церкви: Учеб. рук-во. М., 2000. С. 3–9; Липаков Е.В. Знаменский П.В. – историк Русской Церкви // ПЭ. М.,2009. Т. 20. С. 297–301. «Православный собеседник» – журнал КазДА, издавался с мая 1855 г. Аскоченский (Оскошный, затем Отскоченский) Виктор Ипатьевич (01.10.1813–18.05.1879) – журналист, писатель и историк. Родился в семье священника в Воронеже. Окончил Воронежскую ДС, затем – КДА со степенью кандидата богословия (1839), оставлен в Академии преподавателем польскогои немецкого языков. В 1840 г. удостоен степени магистра богословия и словесных наук. С 1841 г. бакалавр по кафедре патрологии. С 1844 г. воспитатель вдоме генерал-губернатора Юго-Западного края Д.Г. Бибикова. С 1846 г.советник Волынского губернского правления в Житомире; с 1849 г. совестный судья и председатель гражданской палаты в Каменец-Подольске. В 1851 г.вышел в отставку, поселился в Киеве, с 1857 г. – в С.-Петербурге. В 1858–1877 гг. издавал журнал «Домашняя беседа» с целью защиты православия и консервативных начал против атеизма и либерализма. Борясь с неверием, Аскоченский яростно критиковал науку, европейское просвещение и всякое прогрессивное движение в общественной жизни. Журнал вел активную полемику с любыми проявлениями атеизма, нигилизма, западничества, либерализма, революционности в русской периодике и литературе, в том числецерковной. В 1860 г. В.И. Аскоченский на похвальный отзыв в адрес книги архимандрита Феодора (Бухарева) «О православии в отношении к современности» в №48 журнала «Сын Отечества» откликнулся критикой, положив начало многолетней полемике с архимандритом Феодором: «Лучше бы разбранили почтенного автора сочинения “О православии в отношении к современности”, лучше бы вовсе не было этого сочинения» ([Аскоченский В.И.] Журнальные заметки // Домашняя беседа. 1860. №51, 17 дек. С. 643). Аскоченски йписал, что в числе других идей о необходимости в России западноевропейского просвещения архимандрит Ф. Бухарев вносит мысль о том, чтобы православным познавать Бога, привлекая философию Гегеля, Фихте, Шеллинга, и тем самым стремиться к примирению «с папизмом и с лютеранизмом или с кальвинизмом... не на точном основании Символа веры» ([АскоченскийВ.И.] Православие и современность // Там же. 1861. №4, 28 янв.С. 79–84). Он ставил архимандрита Феодора на одну доску с еретиками Ариеми Несторием за его слова о том, что дары Святого Духа в семи церковных Таинствах «духом и силой»... «самоистощания Агнца Божия... разносятся вовсю землю» (Там же. С. 80), просвещая всех, в том числе и философов (см.:Там же). Аскоченский отмечал, что философские системы Фихте, Шеллинга и Гегеля – «ереси», так как авторы их не признают ни Триипостасного, ни «метафизического Бога» (Там же. С. 84); о полемике см. также: Журнальные заметки / Отсталый // Там же. 1861. №6, 11 февр. С. 119–123; [АскоченскийВ.И.] Отповедь «Домашней беседы» на объяснение «Православного обозрения» // Там же. № 7, 18 февр. С. 136–144. В дальнейшем выступал с критикой и книги А.М. Бухарева «О современных духовных потребностях мысли ижизни, особенно русской» (М., 1865). Последняя точка в полемике была поставлена после смерти Бухарева. В 1871 г. в ответной статье «духовной особе», обвинявшей В.И. Аскоченского в фанатизме и чуть ли не убийстве Бухарева, Аскоченский писал, что сам архимандрит Феодор в 1861–1862 гг. ни словом не опроверг написанного им, хотя имел «сподручный журнал “Сын Отечества”», он же (Аскоченский) неоднократно писал ему лично, высказывая намерение не касаться личности архимандрита Феодора в статьях, прося предоставить возможность «разделаться только с панегиристом “Сына Отечества”» и потому виновным себя в возводимых на него обвинениях в притеснениях Феодора (Бухарева) не считает (см.: Аскоченский В.И. Тяжелое, нонеобходимое объяснение // Там же. 1871. №19, 8 мая. С. 582–583). В 1877 г.Аскоченский заболел и последние полтора года провел в отделении для душевнобольных Петропавловской больницы С.-Петербург. Подробнее о B.И. Аскоченском см.: Минаков А.Ю. Аскоченский В.И. // ПЭ. М., 2001. Т. 3.C. 611. По поводу полемики с А.М. Бухаревым см.: Наместников А.В. Православиеи современность: Полемика архимандрита Феодора (А.М. Бухарева) и В.И. Аскоченского // Вестник Московского университета. Сер. 8: История.1999. №6. С. 41–47. Бухарев Александр Матвеевич (в монашестве Феодор) (22.07.1822–02.04.1871) – русский богослов, философ, экзегист, публицист. Родился в семье диакона Тверской губернии. Окончил Тверскую ДС (1842) изатем МДА со степенью магистра богословия (1846); оставлен при Академии бакалавром по библейской истории и греческому языку, затем по Священному Писанию. 08.06.1846 г. пострижен в монашество и рукоположен во иеромонаха. С 1850 г. соборный иеромонах Донского монастыря в Москве.С 13.11.1852 г. экстраординарный профессор МДА. 26.08.1853 г. возведен в сан архимандрита, назначен помощником инспектора. С 31.08.1854 г. ординарный профессор КазДА по кафедре догматического богословия. С 22.09.1855 г. инспектор КазДА. С 10.01.1858 г. член СПбКДЦ. Был одним из немногих церковных деятелей, интересовавшихся проблемами христианизации общества. Выпустил сборник статей «О православии в отношении к современности, вразных статьях архимандрита Феодора» (СПб., 1860), за который подвергся жесткой критике и обвинениям в «еретичестве» со стороны В.И. Аскоченского (см. выше). К этой критике стали прислушиваться высшие церковные иерархи. 0.3.03.1861 г. уволен с должности цензора и переведен в Никитский монастырь в г. Переславль-Залесский. Несмотря на вышедшую в защиту архимандрита Феодора брошюру А.А. Лебедева (впоследствии протоиерея, настоятеля Казанского собора в С.-Петербурге) «Приемы, знания и беспристрастие в критическом деле редактора “Домашней беседы” В.И. Аскоченского» (СПб., 1862), Св. Синод в 1862 г. запретил издание фундаментального богословского труда архимандрита Феодора «Исследование Апокалипсиса» (был опубликован в 1913–1916 гг. в «Богословском вестнике»). 20.07.1862 г.подал прошение в Св. Синод о снятии сана и монашества, которое 25.06.1863 г.было удовлетворено. 31.07.1863 г. расстрижен, лишен звания магистра. В томже году вступил в брак с А.С. Родышевской. После выхода из духовного звания фактически оказался без средств к существованию. Позднее Бухарев ответил на нападки Аскоченского в книге «Моя апология по поводу критических отзывов о книге “О современных духовных потребностях мысли и жизни, особенно русской”» (М., 1866). Книга А.М. Бухарева «О современных духовных потребностях мысли и жизни, особенно русской» вышла в 1865 г. вМоскве. Скончался в Переславле-Залесском. В своих сочинениях рассматривал проблемы соотношения богословского и философского опытов, считая, что опыт новейшей рационалистической философии не чужд христианству.Его богословие направлено на философское обоснование идеи воцерковления культуры. См.: Феодор (Бухарев), архим. О православии в отношении к современности, в разных статьях архимандрита Феодора. СПб., 1860; Бухарев А.М. О современных духовных потребностях мысли и жизни, особенно русской. М., 1865; Исследования Апокалипсиса / А.М. Бухарев // БВ. 1913. Т. 3, №10. С. 1–32; №11. С. 33–64; №12. С. 65–96; 1914. Т. 1, №1. С. 97–128; №2. С. 129–160; №3. С. 160–208; №4. С. 209–240; Т. 2, №5. С. 241–272; №6. С. 273–304; №7/8. С. 305–336; Т. 3, №9. С. 337–368; №12. С. 369–400; 1915. Т. 1, №1. С. 401–432; №2. С. 433–464; №3. С. 465–496; №4. С. 497–528; Т. 2, №5. С. 529–560; №6. С. 561–576; №7/8. С. 577–608; 1916. Т. 1, №3/4. С. 609–624; Т. 2, №5. С. 625–640; №6. С. 641–649; вышло отдельным изданием: Исследования Апокалипсиса / А.М. Бухарев. Сергиев Посад, 1916. Об А.М. Бухареве см.: Белоруков А.М., свящ. Внутренний перелом в жизниА.М. Бухарева (архим. Феодора) // БВ. 1915. Т. 3, №10/12. С. 785–867; АрхимандритФеодор (А.М. Бухарев): pro et contra: Личность и творчество архимандритаФеодора (Бухарева) в оценке русских мыслителей и исследователей:Антология / Подг. Б.Ф. Егоров и др. СПб., 1997; Фатеев В.А. Бухарев Александр Матвеевич // ПЭ. М., 2003. Т. 6. С. 398–401.)

227

(...предполагаемые перемены министров, про смертельную вражду между Витте и Плеве... – В начале XX в. в России происходило обострение социально-экономических и политических противоречий. Особо остро стал «аграрный вопрос», связанный с «земельным голодом» (в результате быстрого увеличения населения средний надел на одного землепашца уменьшился почти на 50% по сравнению с 1861 г., а арендная плата и цены на землю существенно повысились) и началом массовых крестьянских волнений. На платежеспособности крестьян держались государственный бюджет и развитие промышленности. Министр финансов С.Ю. Витте и его сторонники заговорилио «перенапряжении платежных сил сельского населения». Противники Витте усилили нападки на политику индустриализации. На фоне грандиозных перемен в промышленности и торговле патриархальная деревня являла собой разительный контраст. Русская крестьянская община просуществовала почти в неизменном виде вплоть до начала XX в. Дальнейшее развитие экономики требовало модернизации крестьянского хозяйства и изменения крестьянского законодательства. Возникла необходимость в пересмотре курса правительственной политики в целом. В правящих кругах развернулась дискуссия о путях развития России, о приоритетах в экономической политике, приведшая к столкновению двух ключевых ведомств – Министерства финансов, во главе с С.Ю. Витте (1893–1903), и Министерства внутренних дел, во главе с В.К. Плеве (1902–1904). В борьбе представителей Министерства финансов и МВД и их сторонников решалось, в каком направлении будут вестись преобразования аграрного сектора. Мотивы, двигавшие Министерством финансов, лежали прежде всего в области экономики. Витте внес предложения о разрушении крестьянской общины, об улучшении положения рабочих. МВД исходило главным образом из политических соображений. Плеве утверждал, что все общественные конфликты можно преодолеть административно-полицейскими мерами. Конкуренция этих двух министерств особо ярко проявилась в 1902 г., когда в январе было образовано особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности под председательством С.Ю. Витте (межведомственное совещание для выяснения экономических вопросов сельского хозяйства), а в июне В.К. Плеве создал редакционную комиссию МВД по пересмотру крестьянского законодательства. Создание двух параллельныхцентров по обсуждению проектов аграрных преобразований свидетельствовало об отсутствии единого правительственного курса в решении крестьянского вопроса. Меры по изменению положения крестьянства вырабатывались в результате острых дискуссий, проходивших на заседаниях совещания между сторонниками традиционного аграрного курса и его противниками. В Манифесте от 26.02.1903 г. Император Николай II под влиянием Плеве провозгласил «неприкосновенность общинного строя крестьянского землевладения», хотя и с некоторыми оговорками. К этому времени господствующее положение в правящих кругах стала занимать группировка А.М. Безобразова («Безобразовская клика»), настаивающая на проведении более активной, хотя и закулисной, политики России на Дальнем Востоке. В состав «клики» входили Великий князь Александр Михайлович, А.М. Безобразов (с мая 1903 г. статс-секретарь), контр-адмирал А.М. Абаза, предприниматель В.М. Вонлярлярский, граф Ф.Ф. Сумароков-Эльстон и др. Группировка пользовалась определенной поддержкой со стороны министра внутренних дел. Стараниями В.К. Плеве и А.М. Безобразова в июле 1903 г. было образовано наместничество на Дальнем Востоке во главе с адмиралом Е.И. Алексеевым, с передачей ему части дипломатических полномочий при проведении переговоров с Японией о статусе Кореи. Таким образом, Витте был оттеснени от рычагов управления дальневосточной политикой, находившихся дотого в его почти исключительном владении. Все это наряду с нараставшими расхождениями по ряду важных аспектов внутренней и внешней политики, особенно по поводу дальневосточных дел и русско-японских отношений, привело в августе 1903 г. к отставке Витте с поста министра финансов. Витте получил крупное единовременное вознаграждение (около 400 тыс. рублей) и был назначен председателем Комитета министров. Должность почетная, но маловлиятельная, так как Комитет занимался в основном мелкими текущими делами. Сам Витте сравнивал свое пребывание на этом посту с тюремным заключением. См.: Симонова М.С. Кризис аграрной политики царизма наканунепервой российской революции. М., 1987; Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. С.Ю. Витте и его время. СПб., 1999; История дипломатии: В 5 т. 2-е изд. Т. 2.М., 1963; Романов Б.А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны: 1895–1907. 2-е изд., М.: Л., 1955. Витте Сергей Юльевич (17.06.1849–28(21?).02.1915) – граф, государственный деятель, министр финансов и председатель правительства. Окончил физико-математический факультет Новороссийского университета кандидатом (1870). 01.07.1871 г. поступил на государственную службу в канцелярию новороссийского и бессарабского генерал-губернатора. С 11.04.1877 г. помощник управляющего по движению Одесской ж. д. С 1880 г. начальник эксплуатации Юго-Западных ж. д. С 27.09.1886 г. управляющий Юго-Западными ж. д. С 10.03.1889 г. директор Департамента ж.-д. дел Министерства финансов. С 15.02.1892 г. управляющий Министерством путей сообщения. С 01.01.1893 г. министр финансов. 14.05.1896 г. пожалован в статс-секретари к Е. И. В. (с оставлением в занимаемых должностяхи при Высшем рескрипте). С 16.08.1903 г. председатель Комитета министров, с 17.08.1903 г. член Государственного совета, с 19.08.1903 г. член Комитета финансов. В 1902–1905 гг. возглавлял особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности. 01.07–15.09.1905 г. командирован в Портсмут первым уполномоченным для заключения мира с Японией. С 24.10.1905 г. председатель Совета министров. 22.04.1906 г. уволен от должностей председателя Совета и Комитета министров (с оставлением статс-секретаря, члена Государственного совета и Комитета финансов). 27.04.1906 г. назначен к присутствованию в Государственном совете. С 09.1911 г. председатель Комитета финансов. Витте много сделал для индустриализации России. При нем развернулось железнодорожное строительство, был введен на железных дорогах единый тариф; осуществлены государственное регулирование внутреннейи внешней торговли, винная монополия; расширено частное предпринимательство и стимулирование иностранных капиталовложений; гибкое налоговое законодательство; укрепление национальной валюты за счет введения золотого эквивалента рубля. См.: Витте С.Ю. Воспоминания: В 3 т. Берлин,1922–1923. Плеве – см. Примеч. к л. 12.)

228

(Кареев – Кареев Николай Иванович (24.11.1850–18.02.1931) – философ, историк, социолог. В 1869 г. окончил историко-филологический факультет ИМУ. В 1876 г. удостоен степени магистра. С 1879 г. экстраординарный профессор по кафедре всеобщей истории ИВУ. С января 1884 г. преподавал в Александровском лицее в С.-Петербурге. В 1884 г. удостоен докторской степени. Докторское сочинение «Основные вопросы философии истории» в двух томах (М., 1883). С августа 1884 г. приват-доцент ИСПбУ, с 1886 г. ординарный профессор, также читал курс всеобщей истории на Высших женских курсах. Разрабатывал вопросы философии истории. В 1889–1917 гг. председатель Исторического общества при ИСПбУ. После студенческих волнений в 1899 г. вместе с некоторыми профессорами ИСПбУ подписал письмо министру народного просвещения с протестом против репрессий в отношении участников студенческих волнений, после чего в сентябре 1899 г. былуволен из ИСПбУ и с Высших женских курсов по подозрению в политической неблагонадежности; в Александровском лицее преподавал до 1907 г. С 1902 г. читал лекции на экономическом отделении С.-Петербургского политехнического института. В 1904–1906 гг. гласный С.-Петербургской городской думы. В 1905 г. избран в I Государственную думу от партии кадетов. В основанном в1905 г. Союзе деятелей высшей школы состоял председателем «академической комиссии», разрабатывавшей основные вопросы строя и быта высших учебных заведений. С 1906 г. вновь профессор ИСПбУ и Высших женских курсов. С 1910 г. член-корреспондент ИСПбАН. После октябрьской революции былуволен из университета, голодал. С 1929 г. почетный член АН СССР.)

229

(Святая Екатерина – Екатерина (IV в.), дочь правителя Александрии Египетской Конста, великомученица. Пострадала при Императоре Максимиане. День памяти – 24 ноября / 7 декабря.)

230

(...о ... мяснике-французе Филиппе, спирите... имеет сильное влияние на Государыню... – Филипп (фр. Philippe, наст, имя Низьер-Вашоль Филипп) (1849–20.07.1905) – французский гипнотизер, целитель, член ордена мартинистов, один из видных представителей французского оккультизма. Родился в крестьянской семье в Савойе (Франция). В 13 лет начал заниматься знахарством, позже осел в Лионе в качестве «месмериста» (последователя Ф.А. Месмера). С ним познакомилась за границей Великая княгиня Милица Николаевна, азатем Великие князья Николай и Петр Николаевичи. В 1901 г. был представлен Их Императорским Величествам. Он произвел на них сильное впечатление и несколько раз, в 1901 и 1902 гг., посещал по их приглашению Россию, месяцами проживая секретно в летних резиденциях, занимаясь беседами и мистическими сеансами. В награду за успешное лечение Император Николай II пожелал удостоить его степени доктора медицины. Военно-медицинская академия обратилась за справками во Францию; было установлено, что Филипп начал своюкарьеру подмастерьем мясника и законченного образования не имел. Император Николай II назначил его государственным советником в чине генерала.Несмотря на то что Филиппа любила и боготворила Императорская чета вместес черногорскими княгинями и их мужьями, против этого знакомства выступала Императрица-Мать Мария Феодоровна, Великий князь Сергей Александровичи его супруга Великая княгиня Елизавета Феодоровна и их окружение. Чтобы обезвредить Филиппа, дворцовый комендант П.П. Гессе обратился за сбором сведений к заведующему заграничной агентурой Департамента полиции П.И. Рачковскому. После ознакомления с докладом П.И. Рачковского и поддавлением окружающих Император Николай II вынужден был удалить Филиппа из России. В письме Царю Николаю II от 14.12.1916 г. Царица Александра Феодоровна вспоминала его как «нашего друга месье Филиппа». Подробнее о Филиппе см.: Бурышкин П.А. Филипп – предшественник Распутина // Новый журнал. Нью-Йорк, 1955. Кн. 40. С. 179–199. О борьбе против влияния Филиппна Царскую чету см.: Великая княгиня Елисавета Феодоровна и Император Николай II: Документы и материалы (1884–1909 гг.). СПб., 2009.)

231

(...греческой королевы и Милицы Николаевны, супруги Петра Николаевича... – Ольга Греческая (урожд. Великая княжна Ольга Константиновна, 22.08.1851–09.06.1926) – королева Греции (1867), супруга короля Георга I (1845–1913), сына короля Дании Кристиана IX из династии Глюксбургов. Родилась в семье Великого князя Константина Николаевича, сына Николая I. Вела обширную благотворительную деятельность. Имела восьмерых детей. 18.03.1913 г., за два месяца до окончания первой Балканской войны, король Георг I был убит террористом в Салониках. Овдовев, Ольга Константиновна уехала в Россию, а в1918 г. – в Европу. В 1917 г. ее сын король Константин I, наследовавший отцу, был свергнут в результате переворота, отрекся от престола в пользу своего сына Александра. Внук Ольги Константиновны, король Александр, в 1920 г. умер от заражения крови, и осенью 1920 г. королева Ольга вернулась в Грецию, приняв ненадолго регентство. Ее сын Константин I вернулся на трон, нов 1922 г. после тяжелого поражения в греко-турецкой войне вновь отрекся от престола в пользу другого своего сына, Георга II, которому греческий парламент предложил выехать за границу, пока не определится новая форма правления в стране. Королева Ольга вынуждена была переехать в Рим к своему сыну Христоферу, где и скончалась. Много позже ее прах перевезли в Грецию и похоронили в резиденции греческих монархов «Татой», неподалеку от Афин. Подробнее о ней см.: Дом Романовых: Биографические сведения. С. 140. Милица Николаевна (14.07.1866–1951) – Великая княгиня, дочь черногорско гокнязя Николая Петрович-Негоша, с 1889 г. супруга Великого князя Петра Николаевича. В 1919 г. вместе с супругом покинула Россию, уехав в Италию, а затем в Антиб, на юг Франции. В 1931 г. овдовела. В 1935 г. переехала в Италию, откуда в 1946 г. вместе со своей сестрой королевой итальянской Еленой Савойской эмигрировала в Египет. Петр Николаевич (10.01.1864–17.06.1931) – Великий князь, генерал-лейтенант, член Совета государственного коннозаводства, второй сын Великого князя Николая Николаевича (старшего). Из-за туберкулеза легких продолжительное время жил в Египте. В 1919 г., покинув Россию, уехал в Италию, а затем в Антиб, на юг Франции. Подробнее о немсм.: Дом Романовых: Биографические сведения.)

232

(...наш агент... в Париже, наводил о нем справки... представлены они были Государю... приказал удалить агента. – Имеется в виду Рачковский Петр Иванович (1851(3?)–19.10.1910) – известный деятель политического сыска, действительный статский советник (1901). Служил судебным следователем. С 1885 г. заведующий заграничной агентурой Департамента полиции (Париж, Женева). По некоторым сведениям, был причастен к публикации «Протоколов сионских мудрецов». В 1902 г. по просьбе дворцового коменданта П.П. Гессе оставил доклад о прошлом «целителя» Филиппа, имевшего влияние на Царскую чету. Император Николай II остался недоволен докладом ивысказал порицание министру внутренних дел В.К. Плеве. По указанию министра началась проверка дел, к которым имел отношение Рачковский (фактически он попал под следствие). Была обнаружена его связь с французскими правящими кругами, и в 1903 г. его отправили в отставку. Рачковскому не разрешили возвращаться в Петербург, позволив обосноваться в Варшаве. В январе 1905 г., после назначения генерал-майора Трепова петербургским генерал-губернатором и одновременно товарищем министра внутренних дели заведующим полицией свиты Его Величества, Рачковскому была предложена должность вице-директора Департамента полиции по политической частии выдано содержание за все время его вынужденной отставки. В 1905–1906 гг. Рачковский получил право на регулярные доклады Императору, минуя директора Департамента полиции и министра внутренних дел. После теракта в августе 1906 г. на даче министра внутренних дел Столыпина провокатор Азефа передал объяснительную записку министру о том, что он предупреждал П.И. Рачковского о готовящемся покушении. Рачковского отправилив отставку с назначением пенсии в размере 7 тыс. рублей в год. Поселился в Варшаве, к политической деятельности полиции не возвращался. Подробнеео нем см.: Брачев В.С. Мастера политического сыска дореволюционной России.СПб., 1998.)

233

(…нечто... к предстоящему прославлению Серафима Саровского со слов князя Ширинского... Серафим Саровский (Мошнин Прохор Исидорович, 1760–01.01.1833) – иеромонах, преподобный. Память 2/15 января и 19 июля/1 августа. Впервые о прославлении Серафима Саровского заговорил настоятельСаровской пустыни архимандрит Рафаил (Трухин). В 1882 г. он организова лкомиссию по вопросу о прославлении о. Серафима, которая собрала материалы о его житии и чудесах и представила их в Тамбовскую духовную консисторию. В 1892–1894 гг. по поручению Св. Синода особая комиссия в 28 епархиях России провела расследование о знамениях и исцелениях, явленных по молитвам о. Серафима (94 случая) и в 1895 г. представила свой отчетв Св. Синод. В августе 1902 г. по поручению Св. Синода епископ ТамбовскийДимитрий (Ковальницкий) произвел предварительное освидетельствование фоба и останков Преподобного. 11.01.1903 г. по постановлению Св. Синода ис одобрения Государя Николая II комиссия под председательством митрополита Московского Владимира произвела окончательное освидетельствование останков и составила акт освидетельствования, в котором отмечалось, что тело предалось тлению. 29.01.1903 г. было обнародовано деяние Св. Синода о канонизации прп. Серафима и о совершении 19 июля 1903 г. торжественного открытия мощей прп. Серафима. Подготовка торжеств поручалась настоятелю Спасо-Евфимиева Суздальского монастыря архимандриту Серафиму (Чичагову) и прокурору Московской синодальной конторы кн. А.А. Ширинскому-Шихматову. Ширинский – Имеется в виду князь А.А. Ширинский-Шихматов,см. Примеч. к л. 6.)

234

(Саров – имеется в виду Успенская Саровская мужская пустынь Темниковского уезда Тамбовской губернии. Основана в XVII в.)

235

(...есть ли мощи Серафима; но это... не обязательно для прославления... требуются засвидетельствованные чудеса. – Об освидетельствовании мощей см.Примеч. к л. 33, 75.)

236

(ВиссарионВиссарион (Нечаев Василий Петрович, 13.03.1822–30.05.1905) – епископ Костромской и Галичский, проповедник и духовный писатель. Родился в семье диакона. Окончил Тульскую ДС (1844) и МДА по первому разряду (1848). 03.10.1850 г. утвержден в степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Святый Димитрий, митрополит Ростовский» (М., 1849). С 1848 г. преподаватель Тульской ДС, с 1849 г. – Вифанской ДС, с 1852 г. – Московской ДС. 08.12.1853 г. рукоположен во иерея; в 1855 г. оставил духовно-учебную службу и служил на приходе церкви свт. Николая в Толмачах в Москве. В 1859 г. участвовал в основании журнала «Душеполезное чтение», с 1866 г. – его издатель и редактор. 27.03.1874 г. возведен в сан протоиерея. 03.06.1889 г. пострижен в монашество. 11.06.1889 г. возведен в санархимандрита. 30.07.1889 г. хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московской епархии. С 14.12.1891 г. епископ Костромской и Галичский. 20.06.1894 г. удостоен степени доктора богословия (МДА) по совокупности научных трудов. Автор большого количества толкований на Св. Писание, проповедей, научных трудов. Подробнее о нем см.: Корсунский И.Н. Преосвященный Виссарион, епископ Костромской. М., 1898; Ромашков Д.И., свящ. Преосвященный Виссарион, бывший епископ Костромской и Галичский, как церковный проповедник и духовный писатель // ДЧ. 1906. №5. С. 7–34; Руднев М. Воспитанники МДА в сане епископа за 100 лет существования Академии // ПрибЦВед. 1915. №40. С. 2155–2165.)

237

(...архиепископа Кишиневского Неофита уволили на покой и епископа Подольского Иринея перевели в Екатеринбург. – Неофит (Неводчиков Николай Васильевич,1819–10.03.1910) – архиепископ Кишиневский и Хотинский. Окончил МДА (1844). В 1858 г. рукоположен во иерея. С 1864 г. инспектор Одесской ДС.В 1880 г. принял монашество. 10.08.1880 г. хиротонисан во епископа Елисаветградского, второго викария Херсонской епархии. С 06.08.1883 г. – епископ Туркестанский и Ташкентский. С 21.11.1892 г. архиепископ Кишиневскийи Хотинский. С 26.01.1898 г. на покое. Ириней (Орда Харисим Михайлович,1837–10.04.1904) – епископ Орловский и Севский, талантливый проповедник,духовный писатель. Родился в с. Самовец Полтавской губернии. Из семьи священника. Окончил КДА (1861), преподавал в Екатеринославской ДС.С 1864 г. магистр богословия, преподаватель КДС. В 1877 г. рукоположен во иерея. В 1883 г. пострижен в монашество, назначен ректором Киевской ДС свозведением в сан архимандрита. 09.05.1888 г. хиротонисан во епископа Уманского, викария Киевской епархии. С 12.07.1890 г. епископ Чигиринский, викарий Киевской епархии. С 19.12.1892 г. епископ Могилевский и Мстиславский.С 17.07.1893 г. епископ Тульский и Белевский. С 02.11.1896 г. епископ Подольский и Брацлавский. С 29.03.1900 г. епископ Екатеринбургский и Ирбитский.С 28.03.1902 г. епископ Орловский и Севский. В 1904 г. внезапно скончался от разрыва сердца. Издавал и редактировал журнал «Воскресное чтение». Редактировал журнал «Руководство для сельских пастырей». Подробнее о епископе Иринее см.: Мануил (Лемешевский), митр. 1986. Т. 4. С. 49–51.)

238

(Ильинский – Ильинский Александр Симеонович (1828–1900), протопресвитер, настоятель московского Большого Успенского собора (05.01.1897); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 546.)

239

(...первое богословское чтение в новом Епархиальном доме... о. Анастасием на тему «Россия в Палестине». – См.: Анастасий (Грибановский), архим. Россия в Палестине / Публичные богословские чтения // МЦВед. 1902. №47, 24 нояб. С. 568.)

240

(Он теперь занимается... изучением сочинений Максима Грека и думает написать в «Богословском вестнике» целый ряд статей «Максим Грек как публицист». – В начале 1903 г. профессор Н.Ф. Каптерев опубликовал статьюо взглядах прп. Максима Грека на монашество, см.: Каптерев Н.Ф. В чем состоит истинное монашество по воззрениям преп. Максима Грека? // БВ. 1903. Т. 1, №1. С. 114–171. Других статей Н. Каптерева о прп. Максиме Грекев журнале опубликовано не было. Максим Грек (Триволис Михаил, ок. 1470–1556) – церковный деятель, преподобный. Из семьи крупного греческого чиновника. Учился в Италии, во Флоренции. 14.06.1502 г. постригся в монахи доминиканского монастыря во Флоренции. Затем покинул его, возвратился в Грецию. В 1505 г. прибыл на Афон, где в 1507 г. принял православный монашеский постриг с именем Максим в монастыре Ватопед. В 1518 г. по просьбе московского Великого князя Василия III прибыл в Россию для исправления переводов церковных книг. Благодаря широкому образованию, блестящемууму занял заметное положение при великокняжеском дворе и в кругах русскогодуховенства. Обличал сильных мира сего в пороках и злоупотреблениях. Принял деятельное участие в спорах между нестяжателями и иосифлянами. Осудил действия митрополита Даниила во время развода Великого князяВасилия III с Соломонией Сабуровой. Был заключен в Симонов монастырь. На Соборах, специально созванных в 1525 г. и 1531 г., осужден за преднамеренную порчу книг и государственную измену в пользу Турции (фактически за поддержку взглядов нестяжателей). Содержался в Иосифо-Волоколамском монастыре, затем в Успенском Отрочь монастыре в Твери. В 1551 г. освобожден. Последние годы провел в Троице-Сергиевом монастыре. Митрополит Макарий включил ряд его сочинений в «Великие Четьи-Минеи». Максим Грек признавал божественное происхождение царской власти, считая, что царь обязан действовать в согласии с духовенством и боярами. Канонизирован Русской Православной Церковью в 1988 г. День памяти 21 января/3 февраля и 21 июня/4 июля. Подробнее о нем см.: Синицына Н.В. Сказанияо преподобном Максиме Греке (ХѴІ-ХѴІІ вв.). М., 2006; Она же. Максим Грек. М., 2008.)

241

(...с... приделом во имя Филарета Милостивого, где покоятся митрополиты Филарет и Иннокентий. – Филарет Милостивый (VIII в.) – византийскийсвятой. Будучи и в богатстве и в нищете, отличался исключительным милосердием,щедро раздавая милостыню, за что и получил свое имя. День памяти 1/14 декабря. Филарет (Дроздов) – митрополит Московский и Коломенский (1825), святитель; см. Примеч. к л. 17 об. Иннокентий (Попов-Вениаминов Иван Евсеевич, 26.08.1797–31.03.1879) – митрополит Московский и Коломенский (1868), святитель. Окончил Иркутскую ДС (1817). В 1821 г. рукоположен во иерея. В 1823 г. направлен в Алеутскую миссию. Овдовев, принял монашество. 15.12.1840 г. хиротонисан во епископа Камчатского, Курильскогои Алеутского; с 1850 г. архиепископ. В 1852 г. к его епархии присоединили Якутию, а в конце 1850-х гг. и Амурский край. С 02.01.1868 г. митрополит Московский и Коломенский. Канонизирован в 1977 г. День памяти 31 марта/13 апреля.)

242

(...Григорий и Нафанаил... – Имеются в виду бывший епископ Омский и Семипалатинский Григорий (Полетаев) и бывший епископ Архангельский и Холмогорский Нафанаил (Соборов); подробнее см. Примеч. к л. 8.)

243

(...история возникновения Палестинского общества... и современное состояние русского дела в Палестине... на основании Хитрово и Н.Ф. Каптерева. – Об Императорском Православном Палестинском обществе и состоянии русского дела в Палестине см.: Дневник. Т. 1. С. 564–565, 568–570. Хитрово Василий Николаевич (05.07.1834–05.05.1903) – религиозный и общественный деятель, востоковед. Окончил Императорский Александровский лицей в Царском Селе. Служил в Государственном контроле. С 1858 г. – в Комиссариатском департаменте Морского министерства. С 1863 г. – в Министерстве финансов. Создал систему сберегательно-ссудных товариществ и руководили ми в течение 20 лет. Его усилиями было основано Палестинское общество,с 1884 г. член его Совета. С 1889 г. ученый секретарь ИППО. Автор множества материалов о Святой Земле, см.: Хитрово В.Н. Православие в Святой Земле: Православный Палестинский сборник. Т. 1. Вып. 1. СПб., 1881; Он же. Русские паломники Святой Земли // Чтения о Святой Земле. Вып. 38–42,44. СПб., 1896–1898 и др. ...на основании... Н.Ф. Каптерева. – Профессор Н.Ф. Каптерев к 1902 г. опубликовал целый ряд работ об отношениях России с Православным Востоком, см.: Каптерев Н.Ф. Характер отношений Россиик Православному Востоку в XVI и XVII столетиях. М., 1885 (работа удостоена Уваровской премии); Он же. Сношения Иерусалимского патриарха Досифея с русским правительством (1669–1707 гг.). М., 1891; Он же.Сношения Иерусалимских патриархов с русским правительством: В 2 т. СПб., 1895–1898; Он же. Господство греков в Иерусалимском патриархате с первой половины XVI до половины XVIII в. Сергиев Посад, 1897.)

244

(...статьею отца инспектора в «Богословском вестнике» и статьею в «Петербургских ведомостях»... – Речь идет о статье архимандрита Евдокима (Мещерского) «Иноки на службе ближним» (см. Примеч. к л. 25 об.) и о статье архимандрита Сергия (Тихомирова) «На службе ближним или на службе себе?» (см. Примеч. к л. 26 об.).)

245

(...резкую статью... напечатает в январской книжке... «Душеполезного чтения». – О статье А.И. Введенского «Недоразумение по важному вопросу» см. Примеч. к л. 26 об.)

246

(...о бунте в [Одесской] семинарии и о диком поступке, учиненном над ректором... кровь пролита. – беспорядки в Одесской ДС происходили в октябре–ноябре 1902 г. Были избиты ректор, инспектор, разгромлена учительская комната. Для усмирения семинаристов привлекли полицию. Семинарию закрыли. См.: Титлинов Б.В. Молодежь и революция. 1860–1905 гг. Л., 1925.С. 82. Ректор– Флоровский Василий Антонович (1858–03.03.1928) – протоиерей, ректор Одесской ДС (1900–1903), отец известного богослова протоиерея Георгия Флоровского. С 1905 г. настоятель Спасо-Преображенского кафедрального собора в Одессе. В январе 1920 г. эмигрировал в Болгарию.)

247

(Преосвященный – имеется в виду Иустин (Охотин Иоанн Яковлевич, 12.11.1823–25.05.1907) – архиепископ Херсонский и Одесский (1893–1905). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 508.)

248

(Скончался вчера преосвященный Василий (Царевский), викарий Тверской. – Василий (Царевский Александр Александрович, 1848–27.11.1902) – епископ Старицкий, викарий Тверской епархии (1900), магистр богословия (1898). В тексте Дневника неточность: преосвященный Василий скончался не 28 ноября, а 27 ноября 1902 г. Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 565.)

249

(...Полиевкта, уволенного на покой. – Полиевкт (Пясковский Петр, 1817–07.04.1906) – епископ Рязанский и Зарайский. Родился в семье священника Могилевской губернии. Окончил Могилевскую ДС (1843), рукоположен во иерея. Овдовев, в 1847 г. был пострижен в монашество. Окончил СПбДА (1853), назначен смотрителем Великолуцкого ДУ и настоятелем Великолуцкого Троице-Сергиева монастыря. В 1856 г. магистр богословия. В 1860 г. возведен в сан архимандрита, настоятель Спасо-Елеазарова монастыря Псковской епархии. С 1862 г. инспектор Вологодской ДС. С 1863 г. настоятель Спасо-Каменного Преображенского монастыря Вологодской епархии. С 1864 г. ректор Вологодской ДС и настоятель Спасо-Прилуцкого Димитриева монастыря Вологодской епархии. С 1867 г. настоятель Витебского Свято-Троицкого Маркова монастыря. С 1873 г. настоятель Белевского Спасо-Преображенского монастыря. С 1874 г. настоятель УспенскогоПустынского Мстиславского монастыря Могилевской епархии; с 1877 г. настоятель Рождество-Богородицкого Белыничского монастыря той же епархии. С 1881 г. настоятель Иоанно-Предтеченского Трегуляева монастыря Тамбовской епархии. С 1886 г. настоятель Лебедянского Троицкого монастыря. С 1894 г. – настоятель Покрово-Болдинского монастыря близ Астрахани. 11.06.1895 г. хиротонисан во епископа Михайловского, викария Рязанскойе пархии. С 22.01.1900 г. епископ Рязанский и Зарайский. 07.11.1902 г. уволен на покой. С 1903 г. проживал в Московском Новоспасском монастыре, где и скончался. См.: Мануил (Лемешевский), митр. 1987. Т. 5. С. 478–479.)

250

(...студент III курса Остроумов... – Серафим (Остроумов Михаил Митрофанович, 06.11.1880–28.11(08.12?).1937) – архиепископ Смоленский и Дорогобужский, священномученик. Родился в семье псаломщика Ильинской церкви на Воронцовом поле в Москве. Окончил МДС (1900) и затем МДАсо степенью кандидата богословия (1904), второй магистрант LIX курса; оставлен профессорским стипендиатом. 14.09.1904 г. пострижен в монашество; 18.09.1904 г. рукоположен во иеродиакона, 19.09.1904 г. рукоположен воиеромонаха. 28.10.1904 г. назначен и. д. доцента МДА по кафедре гомилетики митрополитом Московским Владимиром вопреки решению Совета МДА. С 19.02.1906 г. лекций не читал, бойкотированный студентами за назначение на должность преподавателя административно, вопреки мнению большинства Совета и без прочтения пробных лекций, что противоречило Высочайше утвержденным 20.01.1906 г. «Временным правилам об автономии Академий». 11.04.1906 г. Совет МДА постановил уволить иеромонаха Серафима от должностии просить перевести в другую епархию. 30.04.1906 г. указом Св. Синода переведен в Холмскую епархию в распоряжение Холмского преосвященного. С 15.08.1906 г. законоучитель Яблочинской второклассной школы сцерковно-учительскими курсами, а с 02.10.1906 г. ее заведующий. 02.02.1908 г.возведен в сан архимандрита, наместник Онуфриева Яблочинского монастыря. С 29.01.1914 г. – и. д. ректора Холмской ДС, а с 01.07.1914 г. ее ректор. 03.04.1916 г. хиротонисан во епископа Вельского, викария Холмской епархии. С 24.04.1916 г. временно управляющий Холмской епархией. С 25.05.1917 г. временноуправляющий Орловской епархией. С 18.08.1917 г. епископ Орловскийи Севский (по избранию). Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. 14.03.1918 г. арестован в г. Орле, затем освобождени 06.07.1918 г. вновь арестован. В июне 1922 г. арестован по делу «об изъятии церковных ценностей»; Орловским губернским ревтрибуналом осужден на7 лет заключения; срок был сокращен до полутора лет. 29.05.1924 г. возведен в сан архиепископа. В декабре 1926 г. арестован и выслан из пределов Орловской епархии. С 01.11.1927 г. архиепископ Смоленский и Дорогобужский. 11.11.1936 г. арестован по обвинению в антисоветской агитации. 27.03.1937 г. осужден Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58–10, ч. 2, 58–11 УКРСФСР. Приговорен к 5 годам лишения свободы. Отбывал заключение вКарлаге г. Караганды. В ноябре 1937 г. вторично привлечен к уголовной ответственности «по вновь вскрывшимся обстоятельствам». 28.11.1937 г. осужден «тройкой» при УНКВД СССР по Смоленской обл., приговорен к высшей мере наказания. 08.12.1937 г. расстрелян. Канонизирован определением Св. Синода от 17.07.2001 г. День памяти 25 ноября/8 декабря. Подробнее об архиепископеСерафиме (Остроумове) см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 2880. Личное дело студента МДА М.М. Остроумова; Там же. Д. 5146. Личное дело преподавателя МДА Серафима (Остроумова); Временные правила об автономии Духовных академий, введенные определениями Св. Синода от 26 нояб. 1905 г. за №6081, от 25 янв. 1906 г. за №459 и от 21 февр. 1906 г. за №1058 // Отчет о состоянии Московской Духовной академии в 1905/06 учебном году. Сергиев Посад, 1907. С. 19–23; Журнал заседания Совета МДА от 11 апреля 1906 г. // Извлечение из Журналов собраний Совета МДА за 1906 г. Сергиев Посад, 1907. С. 60–66; МДА в начале XX века. С. 111; БД ПСТГУ (http//kuz3/pstbi/ru/).)

251

(Реферировал студент III курса Одинцов, из Иркутска... «о ноуменах и феноменах» Канта. – Одинцов Михаил Васильевич (27.10.1879–1965(9?)) – профессор педагогики, кандидат богословия. Родился в семье канцелярского служащего, бухгалтера Иркутской гражданской больницы. Окончил Иркутскую ДС (1900), затем МДА со степенью кандидата богословия (1904), магистрант LIX курса. До 1917 г. преподавал в Иркутской ДС и Иркутской гимназии; редактор неофициальной части «Иркутских ЕВ». Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. После революции был профессором кафедры педагогики, логики и психологии Иркутского государственного университета. 13.09.1938 г. арестован. 19.11.1940 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден по ст. 58–7, 58–9 УК РСФСР и приговорен к пяти годам ссылки в Оренбургскую область. В 1943 г. вернулся из ссылки. В 1943–1955 гг. возглавлял кафедру педагогики Иркутского университета. 24.10.1958 г. реабилитирован Военным трибуналом Забайкальского военного округа. Подробнеео М. В. Одинцове см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 2765. Личное дело студентаМДА М.В. Одинцова; Священный Собор Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Обзор деяний: Первая сессия. М., 2002. С. 344; электр. ресурс: www.ihst.ru/projects/sohist/repress/professors.htm. Ноумен (греч. νούμενον) – умопостигаемая сущность, предмет интеллектуального созерцания. Феномен(греч. Φαινόμενον – являющееся) – явление, постигаемое в чувственном опыте, объект чувственного созерцания. О взглядах И. Канта на ноумен ифеномен см.: Кант И. Критика чистого разума // Сочинения: В 6 т. М., 1964.Т. 3. С. 307–333. Кант Иммануил (1724–1804) – немецкий философ, родоначальник немецкой классической философии; профессор университета вКенигсберге.)

252

(...студенты: Орлов Анатолий, Кобрин и Вершинский. – Орлов Анатолий Петрович (25.03.1879–21.12.1937) – протоиерей, ректор МДА, магистр богословия. Родился в семье священника с. Рыбницы Даниловского уезда Ярославской губернии. Окончил Ярославскую ДС (1900), затем МДА со степенью кандидата богословия (1904), первый магистрант LIX курса; оставлен профессорским стипендиатом. С 27.05.1905 г. – и. д. доцента по кафедре истории западных исповеданий. 11.06.1908 г. удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Тринитарные воззрения Илария Пиктавийского: Историко-догматическое исследование» (Сергиев Посад, 1908); удостоено премии митрополита Московского Макария. С 27.06.1908 г. доцент МДА. С 14.08.1909 г. по 23.12.1909 г. редактор журнала «Богословский вестник». С 10.12.1909 г. профессор. 10.09.1917 г. избран ректором МДА (сроком на 5 лет; пробыл им до апреля 1922 г.). 05.10.1917 г. рукоположен в сан диакона, 08.10.1917 г. рукоположен во иерея, 09.10.1917 г. возведен в сан протоиерея. С 15.05.1919 г. настоятель Троицкой церкви на Арбате в Москве, согласно прошению приходского совета; с 11.04.1920 г. второй священник Казанской церквина Калужской площади. 08.04.1922 г. арестован в связи с сопротивлением изъятию церковных ценностей, приговорен к высшей мере наказания, замененной на 5 лет тюрьмы, срок сокращен. 08.03.1924 г. арестован и осужден заучастие в собрании католиков-абрикосовцев на 3 года ссылки в Нарымский край. 15.04.1931 г. вновь арестован, осужден и выслан на Север. 22.09.1937 г. арестован в г. Тарусе; 09.12.1937 г. приговорен к высшей мере наказания «тройкой» НКВД по Тульской области. 21.12.1937 г. расстрелян. Основные труды: Сотериология Ансельма Кентерберийского (в связи с антропологическимии христологическими его воззрениями). Сергиев Посад, 1915; Сотериология Петра Абеляра (в связи с антропологическими его воззрениями) // БВ. 1916. Т. 1, №3/4. С. 537–550; Т. 2, №5. С. 74–94; №6. С. 253–274; 1917. Т. 1, №1. С. 77–113. Подробнее об А.П. Орлове см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 2810.Личное дело студента МДА А.П. Орлова; Там же. Д. 5143. Личное дело преподавателя МДА А.П. Орлова; Профессура МДА в начале XX века. С. 67–68; Голубцов С.А., протодиак. Стратилаты академические. М., 1999. С. 155–169. Кобрин Николай Петрович (30.04.1878–?) – выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье крестьянина с. Стенжицы Красноставского уезда Люблинской губернии. Окончил Холмскую ДС (1900) и МДА в звании действительного студента (1904). 23.09.1911 г. утвержден в степени кандидата богословия. Подробнее о Н.П. Кобрине см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 1732. Личное дело студента МДА Н.П. Кобрина. Вершинский Георгий Павлович (20.04.1879–?) – выпускник МДА, кандидат богословия. Родился в семье священника с. Логиницы Борисовского уезда Минской губернии. Окончил Минскую ДС (1899). В августе 1899 г. поступил в МДА. Летом 1900 г., перейдя на II курс, заболел психическим расстройством и был помещен в московскую больницу им. Императора Александра III, где пробыл до апреля 1901 г. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1904); магистрант LIX курса. С 07.10.1904 г. помощник инспектора Минской ДС. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 589. Личное дело студента МДА Г.П. Вершинского.)

253

(П.П. Соколов – Соколов Павел Петрович (1863–1923) – заслуженный профессор МДА по кафедре психологии, профессор ИМУ. Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 559.)

254

(Отец инспектор написал очень резкое письмо... сотруднику «Московских ведомостей» Тихомирову... изобличает ложь статьи его... «Обмирщение христианства», написанной в защиту воззрений о. Никона. – См.: Тихомиров Л.А. Обмирщение христианства // MB. 1902. №277, 8 окт. С. 5; №278, 9 окг. С. 4. Этой статьей Л. Тихомиров откликнулся на полемику, развернутую в журнале «Душеполезное чтение» под общим заглавием «“Переоценка ценностей” в области вопросов религиозных» в сопровождении заметки отредакции журнала (см.: «Переоценка ценностей» в области вопросов религиозных // ДЧ. 1902. Ч. 3. Окт. С. 170–173). Он писал, что заметка редакции привлекает внимание, так как составлена по поводу «мыслей и проектов людей», вроде бы «не желающих подрывать веру и церковь», но на деле своими предложениями в печати занимающихся именно этим. «...То средне е(здесьи далее курсив Л. Тихомирова) отступление от духа христианского, которое выражается в обмирщении христианства, имеет теперь характер повальный» (Тихомиров Л.А. Обмирщение христианства // MB. 1902. №277, 8 окт. С. 5)и представляется наиболее опасным. Остановившись на статье А. Круглова «На службе миру – на службе Богу» (см. Примеч. к л. 26), который предложил засадить монахов за дело школьное, больничное и разные общеполезные занятия, считая, что служба миру не противоречит прямой задаче монастырей и покоится на любви к ближнему, Тихомиров заявил, что эта идея «противна духу христианства», и сослался на мнение архимандрита Никона (Рождественского) в его статье «Православный идеал монашества» (см. Примеч. кл. 26) о том, что христианин «может... и обязан воздействовать на мир, во имя своего служения Богу, но служить двум господам нельзя... и архимандрит Никон справедливо указывает, что г. Круглов требует... замены высшего низшим» (Тихомиров Л.А. Обмирщение христианства // MB. 1902. №277, 8 окт.С. 5). Л. Тихомиров отметил слова архимандрита Никона о том, что мысль монаха должна быть сосредоточена «исключительно на своем личном спасении» (Там же. №278, 9 окт. С. 4), условием которого является удаление отмира, и процитировал его резкие слова из возражения А. Круглову: «Автор неговорит, а мы скажем: это голоса из того лагеря, который считает монастыри бесполезными учреждениями, иноков – “дармоедами”» (Там же). Л. Тихомиров поддержал мнение архимандрита Никона о том, что если монастыри превратятсяв благотворительные заведения, то они перестанут соответствовать идеалу монастыря, реформация монастырей есть признак «дехристианизации» (Там же. № 277, 8 окт. С. 5) общества. Письмо инспектора МДА архимандрита Евдокима (Мещерского) в фонде Л.А. Тихомирова (ГА РФ. Ф. 634) не сохранилось.)

255

(Порфирий (Виноградов)Порфирий (Виноградов), архимандрит. Автор нескольких сочинений по истории Успенского Княгинина монастыря в г. Владимире. В 1902 г. проживал на покое в Свято-Владимирском Херсонесском монастыре, до этого занимал должность ректора Таврической ДС.)

256

(Херсонесский монастырь. – Свято-Владимирский Херсонесский 1-го классао бщежительный мужской монастырь основан на месте древнего греческого города Херсонеса Таврического, в соответствии с определением Св. Синода от 04.05.1850 г., в память о крещении в 988 г. в Херсонесе св. равноап. Великого князя Владимира и в ознаменование начала крещения Руси. Первоначально имел статус общежительной киновии. В 1853 г. был освящен храм во имя св. равноап. Великой княгини Ольги. В ходе Крымской войны и осады Севастополя киновию заняли французские войска. В результате боевых действийее разрушили до основания. В 1857 г. вновь открыта с освящением храмаво имя Семи священномучеников, епископов Херсонесских. Определением Св. Синода от 18.03.1861 г. во внимание к историческому значению местности киновию перевели на степень первоклассного монастыря с назначением штата и оклада. 02.04.1861 г. освящен новый храм во имя Семи священномучеников Херсонесских, сооруженный на месте прежнего. 23.08.1861 г. состоялась торжественная закладка собора при участии Императора Александра II и Императрицы Марии Александровны. 14.07.1863 г. освящен домовый храм Покрова Богородицы при настоятельских келиях. 14.08.1867 г. при закладке верхнего храма собора Великий князь Владимир Александрович принял насебя звание ктитора собора. Свято-Владимирский собор был сооружен по проекту архитектора Д.И. Гримма в 1877 г. Освящение престола нижнего храма во имя Рождества Богородицы состоялось 13.07.1888 г. Под руководством академика Н.М. Чагина к осени 1891 г. закончилась внутренняя отделка собора, в которой приняли участие художники и архитекторы А.И. Корзухин, П.Ф. Тихобразов, В.И. Нефф и др., а также мастера-литейщики И.Т. Сафронов и И.А. Морозов. 17.10.1891 г. архиепископ Таврический и Симферопольский Мартиниан (Муратовский) совершил освящение главного престола верхнего храма во имя равноап. Великого кн. Владимира. Позднее освятили приделы во имя блгв. кн. Александра Невского и ап. Андрея Первозванного. С 1858 г., по Высочайшему повелению, ежегодно 15 июля совершался крестный ход из Севастополя в монастырь в память крещения св. равноап. Великого кн. Владимира. В 1859 г. Император Александр II передал монастырю частицу мощей св. равноап. Владимира. С 1874 г. на территории монастыря начались раскопки Херсонеса, которые с 1888 г. проводила Императорская Археологическая комиссия. С 1899 г. монастырь являлся общежительным. В начале XX в. в состав братии монастыря входили архимандрит, 21 монах и 28 послушников. Монастырь получал от казны 4085 руб., располагал земельными владениями, имел швейную, малярную, сапожную, кузнечную и столярную мастерские. В 1921 г. монастырь закрыли; часть монастырских зданий заняли воинские части, в настоятельском доме разместился Дом призрениядля инвалидов. В храмах монастыря, ставших приходскими, до 1924 г. совершались богослужения. В 1941–1945 гг. в ходе Великой Отечественной войны Свято-Владимирский собор был серьезно поврежден. В 1992 г. в нем возобновились богослужения, как в приходском храме в составе Симферопольской и Крымской епархии Украинской Православной Церкви Московского патриархата. Подробнее см.: Православные монастыри. С. 792–794; Катунин Ю.А.С. 104–118.)

257

(Шекспир – Шекспир, Уильям (23.04.1564–23.04.1616), великий английский драматург и поэт.)

258

(Розов – Розов Константин Васильевич (10.02.1874–17(30).05.1923) – архидиакон Успенского собора Московского Кремля. Родился в семье священника Симбирской губернии. Окончил Симбирскую ДС (1895), определен псаломщиком к Всехсвятской церкви г. Симбирска. 13.09.1896 г. рукоположен во диакона, назначен клириком Троицкого кафедрального собора г. Симбирска; в 1897–1898 гг. состоял законоучителем городского приходского училища. С 1898 г. диакон кафедрального собора Христа Спасителя в Москве. В 1902 г. возведен в сан протодиакона, назначен клириком Большого Успенского собора Московского Кремля. С 1904 г. протодиакон собора Зимнего дворца в С.-Петербурге. С 1907 г. вновь протодиакон Большого Успенского собора Московского Кремля. В 1918 г. возведен в сан архидиакона Святейшим патриархом Тихоном. После закрытия Успенского собора служил в храме Христа Спасителя. 19.09.1921 г. в честь 25-летнего юбилея диаконского служения удостоен титула «Великого архидиакона». В 1920-е гг. солист Московской Государственной академической капеллы; церковного служения не оставлял. Подробнее о нем см.: Розова Л.К. Великий архидиакон. М., 1994.)

259

(Кастальский – Кастальский Александр Дмитриевич (1856–1926) – композитор, хоровой дирижер, фольклорист. Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 547–548.)

260

(Реферат... «Запросы жизни и церковное управление». – Впервые напечатан в газете «Московские ведомости». См.: Тихомиров Л.А. Запросы жизни инаше церковное управление // MB. 1902. №343, 13 дек. С. 1–2; №344, 14 дек. С. 2; №345, 15 дек. С. 2. Позже реферат вышел отдельным изданием: Тихомиров Л.А. Запросы жизни и наше церковное управление. М., 1903. См. также: Тихомиров Л.А. Запросы жизни и наше церковное управление // Апология Веры и Монархии / Сост., вступ. статья и примеч. М.Б. Смолина. М., 1999. С. 372–390.)

261

(...редактор «Московских ведомостей» В.А. Грингмут, В.М. Васнецов... Новоселов... – Грингмут Владимир Андреевич (1851–1907) – публицист, критик, политический деятель. В 1894–1896 гг. директор лицея Цесаревича Николая. С 1896 г. – редактор «Московских ведомостей». В 1905 г. создали возглавил Русскую монархическую партию. Автор работ по классической филологии, статей в защиту классического образования. В области политической публицистики отстаивал приоритет интересов российской государственности, выступал апологетом неограниченной монархии. Подробнее о В.А. Грингмуте см.: Памяти Владимира Андреевича Грингмута. М., 1909; Владимир Андреевич Грингмут: Очерк его жизни и деятельности. М., 1913. Васнецов Виктор Михайлович (03.05.1848–23.07.1926) – русский живописец. Автор росписи Владимирского собора в Киеве. Новоселов – мученик Михаил, Новоселов Михаил Александрович (1864–1938) – известный религиозный деятель. Окончил историко-филологический факультет ИМУ, в молодости увлекался идеями Л.Н. Толстого. В 1888 г. создал одну из первых в Россиитолстовских земледельческих общин, просуществовавшую около двух лет. Состоял в переписке с Л. Толстым (1886–1901). В 1902 г. начал издавать серию «Религиозно-философской библиотеки» (РФБ), сначала в Вышнем Волочке, затем в Москве и в Сергиевом Посаде, продолжавшуюся до 1917 г. Всего вышло 39 выпусков «РФБ». Также издавал «Листки РФБ» в двух сериях: «Семена Царствия Божия» (из писаний святых отцов) и «Русская религиозная мысль» (размышления о вере и религиозной жизни выдающихся русских писателей и ученых). Всего вышло более 80 «Листков». В марте 1905 г. сделал доклад на собрании кружка православных ревнителей Церкви «О воссоздании живой церковности в России» о проведении церковных реформ только после всестороннего продумывания и обсуждения (см.: Новоселов М.А. О воссоздании живой церковности в России // Русское дело. 1905. №11, 24 марта. Прил. С. 1–4). В 1907 г. организовал «Кружок ищущих христианского просвещения в духе Православной Христовой Церкви». В 1912 г. избран почетным членом МДА за заслуги в деле духовного просвещения. 12.07.1922 г. на его квартиру прибыли чекисты с обыском и последующим арестом, но Новоселова не оказалось дома. 19.03.1923 г. дело было прекращено. С 1923 г. жилна нелегальном положении, продолжая работать; написал книгу «Письма к друзьям». В конце 1928 г. был арестован в г. Ярославле как один из организаторов и идеологов оппозиции митрополиту Сергию (Страгородскому). 17.05.1929 г. Особым совещанием при коллегии ОГПУ осужден на 3 года по ст. 58–10 УК РСФСР. Отбывал срок в Ярославском политизоляторе. 12.09.1931 г., находясь в тюрьме, получил новый срок – 8 лет. 07.02.1937 г. срок заключения был увеличен еще на 3 года по обвинению в «контрреволюционной деятельности». 26.06.1937 г. переведен из Ярославской тюрьмы в Вологодскую тюрьму, где 17.01.1938 г. был приговорен к расстрелу. Расстрелян. Канонизирован Архиерейским собором Русской Православной Церкви в 2000 г. День памяти 8/21 января. Подробнее о мч. Михаиле см.: Полищук Е.С. Михаил Александрович Новоселов и его «Письма к друзьям» // Новоселов М.А. Письма кдрузьям. М., 1994. С. V–LIII.)

262

(Вопрос о бракоразводных процессах... прикрытие светскою властью захвата этого вопроса в свои руки. – См.: Тихомиров Л.А. Запросы жизни... С. 7–12. В начале XX в. в Российской Империи признавался развод, совершенный только церковным судом. Епархиальный архиерей ведал бракоразводными делами, а окончательное решение принимал Св. Синод. Брак мог быть расторгнут церковным судом по просьбе (иску) одного из супругов на основании: 1) доказанного прелюбодеяния другого супруга или его неспособности к брачному сожитию; 2) когда один из супругов приговорен к наказанию с лишением всех прав состояния или же сослан на житье в Сибирь слишением всех прав и преимуществ; 3) при безвестном отсутствии другого супруга; 4) при согласии обоих супругов принять монашество, если они неимели малолетних детей. В 1892 г. были внесены изменения в закон о разводе в случае ссылки одного из супругов: сосланному предоставлялось право просить о расторжении брака, если другой супруг не последовал за ним вссылку. Наибольшей общественной критике подвергался процесс церковного судопроизводства, а именно установление факта прелюбодеяния. Основными доказательствами этого факта считались: а) показания двух или трехсвидетелей и б) «прижитие» детей вне законного брака, доказанное метрическими актами и доводами о незаконной связи с посторонним лицом. Иные доказательства: письма, свидетельствующие о незаконной связи ответчика, показания свидетелей, не бывших свидетелями прелюбодеяния, но знающих о нем по достоверным сведениям или по слухам и др., – имели силу присоединении с одним из главных доказательств или же в своей совокупности свидетельствовали о преступлении. При этом признание ответчиком своей вины не являлось доказательством, если оно не согласовалось с обстоятельствами дела и не подтверждалось вышеуказанными доказательствами. Такая система судопроизводства, основанная на теории формальных доказательств, смешении судебной и административной функций, следственных и состязательных начал, создавала благоприятные условия для лжесвидетельств и фальсификаций. Вопрос о реформе бракоразводного процесса поднимался неоднократно. В 1870–1873 гг. Комитет для составления основных начал преобразования судебной части под председательством архиепископа Макария (Булгакова) разработал проект преобразования церковного суда с передачей всветский суд дел о браках и их расторжении, оставляя за архиереем право увещанияи окончательного вынесения решения о расторжении брака. Этот проектне поддержал епископат и духовные консистории, и его отверг Св. Синод.В 1877 г. обер-прокурор Св. Синода Д.А. Толстой предложил изменить судопроизводство о брачных делах, предоставив светскому уголовному суду установление факта прелюбодеяния, приговоры которого становились основанием для церковной власти к расторжению браков. Св. Синод и Государственный совет рассматривали его предложения, но никакого решения не приняли. Не получил движения и доклад, подготовленный в 1879 г. Министерством юстиции, выводы которого сходны с решением Комитета 1870 г. В 1902 г. был опубликован проект Гражданского уложения, в котором предлагалось рассматривать дела о разводе светскому суду, а церковному суду выносить решение на основании уже состоявшегося решения светского суда. Проект вводил положения по ряду поводов «раздельное жительство супругов или разлучение», дела о раздельном жительстве всецело передавались ведению светского суда. В том же 1902 г. при Министерстве юстиции была учреждена Комиссия о пересмотре действующих правил о подсудности и порядке производства дел о расторжении браков лиц православного исповедания. По проекту Комиссии иск о разводе подавался в окружной суд, который уведомлял об этом церковную власть. Та в течение трех месяцев производила увещание, после чего дело поступало в светский суд и, в случае подтверждения факта прелюбодеяния, архиереем выносилось решение о разводе. Таким образом, установление факта прелюбодеяния как повода к разводу предлагалось передать в ведение светского суда, чтобы следствие производилось по правилам «Устава гражданского судопроизводства 1864 г.». Проект с некоторыми замечаниями был одобрен в 1906 г. Св. Синодом. В 1907 г. Министерство юстиции вновь внесло проект «О подсудности и порядке производства дел о расторжении браков лиц православного исповедания вследствие прелюбодеяния или неспособности к брачному сожительству», доработанный и одобренный Св. Синодом, на рассмотрение Государственной думы. Этот законопроект предлагал передать следствие по этим делам гражданскому суду. Однако председатель думской комиссии по делам Православной Церкви В.Н. Львов считал, что государство не может рассматривать и изменять церковные законы, и вследствие его позиции проект был отозван из Государственной думы. Реформа бракоразводного процесса последовала лишь после февральской революции 1917 г. См.: Белякова Е.В. Церковный суд и проблемы церковной жизни. М., 2004. С. 210–217, 226–229, 245–246.)

263

(Вопрос о священнике Петрове... о его протестантских воззрениях... а церковнаявласть молчит. – В работе Л. Тихомирова «Запросы жизни и наше церковное управление» прямо не упоминается фамилия священника, но речь идет, как и указал автор Дневника, именно о священнике Григории Петрове: «В это время один популярный петербургский священник на публичном собрании защищал против мирянина христианство графа Л. Толстого. Тут дело не в самом графе, идеи которого уже получили должную оценку, а в том, каких пастырей видит пред собой наше общество» (Тихомиров Л.А. Запросы жизни... С. 23). Петров (псевд. В. Курбатский, Пастырь, Русский) Григорий Спиридонович (26.01.1866–18.06.1925) – бывший священник, публицист. Родился в г. Ямбурге С.-Петербургской губернии. Окончил СПбДС (1886),затем СПбДА со степенью кандидата богословия (1891). В 1891 г. рукоположен во иерея. С 1893 г. служил в церкви св. блгв. кн. Александра Невского при Михайловской артиллерийской академии, с 1895 г. настоятель церкви.С 1899 г. сотрудник либерально-буржуазной газеты «Русское слово». Сторонник христианского социализма и широкого участия Церкви в общественной жизни. Автор книги «Евангелие как основа жизни» (СПб., 1898), выдержавшей около 20 переизданий, и ряда брошюр на церковную тему. В 1900–1901 гг. редактор журнала «Друг трезвости». Участник Религиозно-философских собраний в С.-Петербурге (1901–1903). С 1902 г. профессор богословия в С.-Петербургском политехническом институте. В 1903 г. освобожден от занимаемой должности в политехническом институте и от места настоятеля в церкви св. Александра Невского как «неблагонадежный» священник, отправлен за штат. Входил в группу «32-х петербургских священников», опубликовавших 17.03.1905 г. в журнале «Церковный вестник» записку «О необходимости перемен в Русской Церкви». С 01.01.1906 г. редактор газеты «Правда Божия», деятельность которой в июне 1906 г. приостановили, а Петрову запретили публицистическую деятельность без особого на то разрешения епархиального начальства и начали следствие. 10.01.1907 г. указом за №16 Санкт-Петербургская Духовная консистория осудила Г. Петрова «ввиду его политической деятельности и протестантских тенденций», постановив сослать на три месяца в Иоанно-Богословский Череменецкий монастырь Лужского уезда с запрещением священнослужения, на клиросное послушание и с воспрещением вредной публицистической деятельности и с подчинением последующей цензуре епархиального начальства (см.: ГА РФ.Ф. 550. Оп. 1. Д. 515. Л. 75. Дневник митрополита Арсения (Стадницкого). Автограф). 26.01.1907 г. о. Григорий Петров подал апелляцию в Св. Синод с опубликованием в газетах. 05.02.1907 г. Св. Синод постановил: а) утвердить постановление епархиального начальства и предложить Петрову немедленно исполнить его; б) войти Консистории в новое обсуждение и при необходимости принять решение о снятии сана. 06.02.1907 г. о. Петров передал митрополиту С.-Петербургскому Антонию через секретаря просьбу об отпуске в Финляндию до 17.02.1907 г. (день выборов в Государственную думу), заявив при этом, что он, не дожидаясь такого или иного решения, уезжает. Тогда же он подал прошение в Св. Синод о том, чтобы его вызвали для объяснения в Св. Синод. 07.02.1907 г. Св. Синод постановил передать это прошение кделу – в Консисторию и «через полицию переслать ему синодский указ о консисторском наказании, с извещением, что если в течение трех дней он неисполнит указа, то возбуждено будет решение о снятии сана». 10.02.1907 г. о. Петров согласился понести наказание епархиального начальства (см.: Тамже. Л. 86, 88 об. – 89 об., 92, 93 об.). 17.02.1907 г. избран в депутаты II Государственнойдумы; по возвращении из ссылки 15.05.1907 г. принял участие в ее заседаниях. 12.01.1908 г. Св. Синод, рассмотрев представленное священником Г. Петровым «Петербургскому духовному управлению письменное изложение своих религиозных и политических воззрений, напечатанное особой брошюрой под заглавием: “Письмо священника Г.С. Петрова к митрополиту Антонию”, нашел, что она содержит в себе поношение Православной Российской Церкви и отречение от Нее и вообще воззрения, совершенно противные Православной Церкви, а вместе с тем и отрицание существующей властии поругание существующего государственного строя России. Принимая во внимание таковый противоцерковный и революционный характер этой брошюры, Св. Синод определил: лишить священника Григория Петрова сана, как недостойного носить оный, а о поругании Петровым в его брошюре существующего государственного строя России и отрицании им существующей власти предоставить г. обер-прокурору сообщить надлежащей власти. <...> Состороны гражданских властей Г.С. Петрову был запрещен въезд в столицы, вступление на государственную и общественную службы по выборам дворянскими городским; участие в съездах для избрания гласных в земские собрания,в городские думы и – по последним узоконениям – в Государственную думу. Въезд в столицы воспрещался в течение семи лет; вступление на службу– в течение двадцати лет, при этом поставлялось условием: запрещения эти снимать только на основании одобрений начальства или представителей сословий» (ГА РФ. Ф. Р-9452. Оп. 1. Д. 119. Л. 46 об. – 7. Дневник Новгородского архиерея. Газетная вырезка). Проживал в Финляндии, в Крыму. Занимался литературной работой, много путешествовал по России, выступая с лекциями, печатался в «Русском слове». После февральской революции 1917 г. новоизбранный Св. Синод с обер-прокурором В.Н. Львовым 28.04.1917 г.принял определение «о предоставлении всем священнослужителям, которыебыли лишены священнического сана за их политические убеждения, войтив Святейший Синод с ходатайством о пересмотре их дел и о восстановлении их в сане» (Цит. по: Кривошеева Н.А. К вопросу о времени восстановления в правах митрополита Арсения (Мацеевича) и бывшего священника Григория Петрова // XV Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: Материалы 2005 г. М., 2005. Т. 1. С. 335). Однако восстановление Петрова в сане в то время уже не могло произойти по причине вступления его во второй, не венчанный, гражданский брак. В конце 1920 г. эмигрировал в Сербию, потом переехал во Францию. В 1923 г. закончил перевод своей книги «Страна болот: Финляндские впечатления» (М., 1910) на сербский язык, вышла под названием «Задари живота»(«Созидатели жизни»). Получив большую популярность, переведена на болгарский язык. В 1925 г. опубликована в Болгарии уже после смерти автора «В страната на белите лилии» («В стране белых лилий»), выдержала 14 изданий. В 1928 г. ее перевели на турецкий язык. В Турции книга переиздавалась 16 разот 12 до 25 тыс. экземпляров. В 2004 г. издана в РФ, см.: Петров Г.С. Страна болот: Финляндские впечатления. М., 1910; Он же. Финляндия, страна белых лилий / Авт. вступ. ст. и пер. М.А. Витухновская. СПб., 2004. О Г.С. Петровесм.: Петров Г.С. Письмо священника Григория Петрова митрополиту Антонию.СПб., 1908; Преображенский И.В. Новый и традиционный духовные ораторы о.о. Григорий Петров и Иоанн Сергиев, Кронштадтский. СПб., 1902; Руманов А.В. Священник Г.С. Петров, член Государственной думы: Биографияи история ссылки в монастырь. М., 1907; Фирсов С.Л. Священник Григорий Спиридонович Петров // Российская интеллигенция на историческом переломе. Первая треть XX века: Тезисы докладов и сообщений науч. конф. С.-Петербург. 19–20 марта 1996 г. СПб., 1996. С. 208–211; Кривошеева Н.А. К вопросу о времени восстановления в правах митрополита Арсения (Мацеевича) и бывшего священника Григория Петрова // XV Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: Материалы 2005 г. М., 2005. С. 334–335; Витухновская М. Григорий Петров: «Будьте строителями жизни» // Родина. 2002. №2. С. 58–63.)

264

(...архиепископ Виленский Ювеналий запрещает совершать панихиды по... католике Гурчине... а... на Кавказе служат по нем панихиды. – См.: Тихомиров Л.А. Запросы жизни... С. 25–28. О запрете архиепископа Виленского совершать панихиды по инославному см. Примеч. к. л. 23 об. Генерал от инфантерии А.В. Гурчин большую часть жизни в 1866–1901 гг. служил на Кавказе, оставив о себе доблестную память защитника Отечества, поэтому на Кавказе по нем отслужили панихиды. Подробнее о нем см.: Там же.)

265

(Вопрос о старокатоликах. – См.: Тихомиров Л.А. Запросы жизни...С. 27–28. Старокатоличество – течение, зародившееся в Германии вследствие неприятия введения новых догматов о непогрешимости римского папы и о непорочном зачатии Божией Матери и отделившееся от католицизма после I Ватиканского собора 1870 г. По инициативе католического священника профессора Мюнхенского университета Иоганна Иосифа Деллингера в августе 1870 г. группа немецких богословов собралась в Нюрнберге и выразила протест против новых догматов. Протест выразила и группа богословов и мирян, собравшаяся в Кенигсвинтере. Католический епископат эти действияне поддержал. Тем не менее Мюнхенский университет избрал Деллингера ректором, а его сторонники заняли ведущие кафедры. Эти богословы и их единомышленники приступили к организации своих общин. 22–24.09.1871 г. в ходе работы специально созванного конгресса в Мюнхене собравшиеся официально объявили себя «старокатоликами», т.е. католиками, придерживающимися учения древней неразделенной Церкви. Кельнский конгресс 1872 г. принял решение об исполнении епископских обязанностей, ввиду отсутствия у старокатоликов своей иерархии, епископом Утрехтской Церкви (отделилась от Католической Церкви в 1723 г.). Начался процесс подготовки выборов первого старокатолического епископа. В 1889 г. по организационному оформлению старокатоличества была принята Утрехтская декларация, положения которой стали обязательными для всех отдельных национальных объединений старокатоликов. Изначально старокатолики продемонстрировали заинтересованность в диалоге с Православной Церковью и другими христианскими конфессиями. В решениях Мюнхенского конгресса 1871 г., на котором присутствовали по приглашению русские богословы, было подчеркнуто стремление старокатоликов к воссоединению с Православной Церковью и примирению с другими вероисповеданиями. Однако старокатолики продолжали считать себя чадами Католической Церкви, а Православную Восточную Церковь, находящуюся в схизме по отношению к Единой Христовой Церкви. По решению Кельнского конгресса 1872 г. была образована комиссия для сношений с различными Церквами по вопросам воссоединения. В ходе Боннских конференций 1874–1875 гг. с участием старокатолических, англиканских и православных богословов было достигнуто согласие втом, что для желаемого единения должны быть положены вероисповедные формулы первых церковных столетий. Старокатолики признали незаконной вставку «филиокве» (лат. filioque – и от сына), сделанную Западной (Римской) Церковью в Никео-Цареградский Символ веры , IV века, в догмате Троицы: об исхождении Святого Духа не только от Бога-Отца, но «и от Сына». Желательность достижения единства с Православной Церковью подчеркивалась на II Международном старокатолическом конгрессе в Люцерне (1892), III конгрессе в Роттердаме (1894) и IV конгрессе в Вене (1897). 15.12.1892 г. указом Св. Синода была учреждена богословская Комиссия под председательством архиепископа Финляндского Антония (Вадковского) для рассмотрения вопроса о возможности воссоединения старокатоликов и православных. Кроме того, особой активностью в отношении старокатолического движения отличалось петербургское отделение Общества ревнителей религиозного просвещения. Сторонниками идеи объединения считались протопресвитер И.Л. Янышев, профессор СПбДА И.Т. Осинин и А.А. Киреев. Бесперспективными считал переговоры обер-прокурор Св. Синода К.П. Победоносцев. 27.08.1894 г. была учреждена Голландско-Роттердамская комиссия из голландских, швейцарских и немецких ученых. Основная дискуссия развернулась о «филиокве». Согласившись со временем устранить эту позднейшую вставку из Символа веры, старокатолики утверждали, что «филиокве» – это не заблуждение, а богословское мнение некоторых отцов Церкви. Русская сторона потребовала четкого определения тринитарного догмата, указав на принципиальное значение этого вопроса в деле возможного воссоединения Церквей. В этом контексте особое значение получили «Тезисы о Filioque» профессора СПбДА В.В. Болотова, считавшего, что римско-католическое учение в этом вопросе может быть терпимо в качестве богословского мнения, но ни в коем случае не как догмат. Однако его позиция вызвала неоднозначное восприятие в среде русских богословов. Проблемными также являлись вопросы о пресуществлении хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы в Таинстве Евхаристии, о признании постановлений Семи Вселенских Соборов и о точном определении канонической состоятельности утрехтских рукоположений. В 1908 г. Роттердамская комиссия в последний раз ответила на поставленные перед ней вопросы синодальной комиссии. В 1910 г. синодальная комиссия закончила заседания, констатировав «единогласие» Православной и Старокатолической Церквей в исповедании догмата о Святом Духе. В предреволюционный период среди русских богословов разгорелась полемика по вопросу о возможности объединения со старокатоликами. Сторонниками объединения считались А.А. Киреев и профессор ИКУ протоиерей П.Я. Светлов. Противниками компромиссов со старокатоликами являлись епископ Сергий (Страгородский), протоиерей А.П. Мальцев (Берлин), профессора КазДА А.Ф. Гусев и В.А. Керенский. Лишь в 1922 г. представители старокатоликов констатировали свое признание кафолического характера Православной Церкви. Контакты русской Православной Церкви со старокатоликами возобновилисьв 1948 г. Вопрос о возможности воссоединения со старокатоликами получил в начале XX в. общеправославное обсуждение. В результате обмена мнениями между Православными Поместными Церквами, инициированного посланиями Вселенской патриархии 1902 и 1904 гг., выяснилось, что православное сообщество считает необходимым продолжение дальнейших переговоров со старокатоликами, констатируя при этом наличие многих неразрешенных вопросов. Особые опасения православных вызывало сближение старокатоликов и англикан (в 1879 г. между отдельными старокатолическими и англиканскими епископами установилось евхаристическое общение). В дальнейшем вопрос о возможности воссоединения разрабатывался на конференциях в Женеве (1920) и в Бонне (1931), а также затрагивался в1960-х гг. на нескольких межправославных совещаниях. В 1966 г. в Белграде комиссия по старокатолическому вопросу констатировала, что догматическое учение старокатоликов еще недостаточно ясно сформулировано и недостаточно известно Православным Церквам. См.: Ринкель Андрей, архиеп. Старокатоличество и Православие // ЖМП. 1962. №2. С. 44–52; Сергеенко А., прот. Старокатоличество – история и перспективы: К 100-летнему юбилею Старокатолической Церкви // ЖМП. 1970. №8. С. 73–79; Смолич И.К. История Русской Церкви. 1700–1917. Ч. 2. М., 1997. С. 375–378.)

266

(Вопрос об исправлении текста Священного Писания и богослужебных книг. – В опубликованном тексте реферата Л.А. Тихомирова упоминание об исправлении текста Св. Писания и богослужебных книг отсутствует, см.: Тихомиров Л.А. Запросы жизни... Об исправлении богослужебных книг см. подробнее: Балашов Н., прот. На пути к литургическому возрождению. М., 2001; Кравецкий А.Г., Плетнева А.А. История церковнославянского языка в России (конец XIX-XX в.). М., 2001.)

267

(...уроки декламации... введенной в семинарии... декламатора Ухова. – В 1902/03 учебном году в МДС в двух высших классах были введены занятия по декламации, которую преподавал артист Драматической труппы Императорского театра Федор Акимович Ухов (псевд. Акимов) см.: МЦВед. 1902. №42. С. 501.)

268

(...душеприказчик Медведниковой Н.А. Цветков. – Медведникова Александра Ксенофонтовна (1815–1899) – жена купца-мецената, иркутского городского головы Ивана Лонгиновича Медведникова (1807–1889). На их средства в селе Поречье Звенигородского уезда Московской губернии открылся Приют для престарелого духовенства с церковью во имя иконы Казанской Божией Матери. На благоукрашение храмов Данилова монастыря А.К. Медведникова пожертвовала 9667 рублей (см.: Дионисий (Виноградов), архим. Даниловский мужской монастырь третьего класса Московской епархии: Краткий очерк. М., 1898. С. 117). Всего она завещала пять миллионов рублей на благотворительность в Москве и Иркутске. Душеприказчик Н.А. Цветков полностью выполнил волю завещательницы. Один миллион рублей (по завещанию) он потратил на строительство в Москве больницы и богадельни (1901–1903). 30.12.1903 г. состоялось освящение больницы для неизлечимо больных (на 150 коек) и богадельни на 60 человек им. И. и А. Медведниковых. После революции 1917 г. – 5-я городская больница. С 1992 г. – больница им. свт. Алексея, передана Русской Православной Церкви. Цветков Николай Алексеевич – известный финансист, товарищ председателя правления Московского купеческого банка, потомственный почетный гражданин Москвы.)

269

(Елена, королева Италианская – Елена Савойская (княжна Петрович-Негош, 08.01.1873–30.11.1952(28.11.1953?)) – дочь князя, с 1909 г. – короля, Николая I Черногорского (Петровича-Негоша) и Милены Вукотич; королева Италии, супруга короля Викторио Эммануила III (Bittorio Emanuele III, King of Italy) (1900–1946). Состояла в родстве с Российским Императорским домоми воспитывалась в С.-Петербурге. В начале октября 1896 г. перешла в католическуюверу в г. Бари. 24.10.1896 г. вступила в брак с наследным принцем Неаполя Викторио Эммануилом Фердинандом (11.11.1869–28.11.1947). После убийства 29.07.1900 г. короля Италии Умберто I и возведения на престол еесупруга стала королевой Италии. После отречения 29.05.1946 г. короля Викторио Эммануила III от престола и провозглашения 11.06.1946 г. Италии республикой Елена Савойская вместе с супругом отправилась в изгнание. Проживала в Александрии, а по смерти супруга переехала в Монпелье. Подробнеео ней см.: Пчелов Е.В. Романовы. История династии. М., 2001. С. 315–318;Серова О.В. От Тройственного союза к Антанте: Итальянская внешняя политикаи дипломатия в конце XIX – начале XX в. М., 1983. С. 208.)

270

(О. Иоанн Кронштадтский – праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев Иоанн Ильич, 19.10.1829–20.12.1908) – протоиерей. Родился в с. Сура Архангельской губернии в семье псаломщика. Вначале ему с трудом давалось учение, но по молитве он обрел способность к нему. Окончил АрхангельскуюДС (1851) и затем СПбДА со степенью кандидата богословия (1855). В 1855 г. рукоположен во иерея к Андреевскому собору г. Кронштадта, в котором прослужил 53 года. В 1882 г. учредил в Кронштадте «Дом трудолюбия» для бедняков. В 1888 г. организовал постройку трехэтажного ночлежного приюта, а в 1894 г. – Странноприимного дома. В 1890–1894 гг. вышло его «Полное собрание сочинений» в шести томах. По молитве о. Иоанна совершалось огромное число исцелений не только православных, но и инославных, и иноверцев. Слава о нем как о пастыре, проповеднике и чудотворце распространилась по всей России, в Кронштадт приезжали десятки тысяч богомольцев. В 1990 г. причислен к лику святых. День памяти 20 декабря/2 января.)

271

(Алексей Александрович – Алексей Александрович (02.01.1850–01.11.1908) – Великий князь, сын Императора Александра II, адмирал (1888). С 1881 г. член Государственного совета, главный начальник флота и морского ведомства. С 1892 г. член Комитета министров. В июне 1905 г., после поражения русского флота в Цусимском сражении, вышел в отставку и уехал в Париж, где и скончался. Бездеятельность Алексея Александровича на высшем военно-морском посту привела к снижению боеспособности флота, что стало одной из причин поражений флота в русско-японской войне 1904–1905 гг.См.: Коршунов Ю.Л. Последний генерал-адмирал (Великий князь Алексей Александрович) // Новый часовой. 1996. №4. С. 188–195.)

272

(Государыня-Матерь – имеется в виду Императрица Мария Феодоровна, см. Примеч. к л. 4 об.)

273

(Гессе – Гессе Петр Павлович (1846–1905) – дворцовый комендант. С 1875 г. флигель-адъютант. В 1877–1878 гг. участник русско-турецкой войны. С 1882 г. командир лейб-гвардии Эриванского полка и с 1884 г. – Сводногогвардейского батальона. С 1888 г. генерал-майор, командующий Императорской главной квартирой; с 1889 г. генерал-майор свиты Е. И. В. С 1896 г. дворцовый комендант, генерал-лейтенант, генерал-адъютант. Подробнее о нем см.: Из архива С.Ю. Витте: Т. 2. С. 580.)

274

(Рачковский – о нем см. Примеч. к л. 27 об.)

275

(...преосвященный Димитрий Тамбовский и прочитал в Св. Синоде доклад по поводу предполагаемого прославления Серафима Саровского и поручения освидетельствовать целость мощей. – В августе 1902 г. по особому поручению Св. Синода епископ Тамбовский Димитрий (Ковальницкий) произвел предварительное освидетельствование гроба и останков иеромонаха Саровского монастыря Серафима (Мошнина).)

276

(Иеромонах Михаил (Семенов) – Михаил (Семенов Павел Васильевич, 1873–27.10.1916) – архимандрит, затем лишен сана; впоследствии старообрядческий епископ Канадский. Родился в семье еврея-кантониста, принявшего православие. Окончил Симбирскую ДС (1895) и поступил в МДА. 08.03.1897 г. подал прошение в Совет МДА о переводе в КазДА (с сохранением казенной стипендии), в связи с необходимостью изучения «некоторых инородческих наречий» для последующей миссионерской деятельности и с необходимостью лечения нервного расстройства, которое было удовлетворено. Окончил КазДА со степенью кандидата богословия (1899); оставлен профессорским стипендиатом. 26.11.1899 г. принял монашеский постриг. 25.02.1900 г. рукоположен во иеродиакона, 26.02.1900 г. – во иеромонаха. 01.03.1900 г. командирован на полгода в Константинополь для знакомства с первоисточникамидля написания магистерской диссертации. С 26.08.1900 г. преподаватель основного, догматического и нравственного богословия в Воронежской ДС. 26.04.1902 г. удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Законодательство римско-византийских императоров о внешних правах и преимуществах Церкви: От 313 до 565 г.» (Казань, 1902). С 01.09.1902 г. доцент по кафедре церковного права СПбДА. 20.03.1905 г. возведен в сан архимандрита; с 05.09.1905 г. экстраординарный профессор. В 1901–1903 гг. активный участник собраний Петербургского религиозно-философского общества, после закрытия которого основал группу «Голгофское христианство» (ее программамало отличалась от основных положений «неохристианства»); был близок В.В. Розанову. В 1902–1906 гг. участвовал в диспутах, лекциях Общества распространения религиозно-нравственного просвещения. В 1905 г. вошел в группу «32 священников», выступивших в мае месяце с инициативой реформирования Русской Православной Церкви. 24.11.1906 г. в газете «Товарищ» открыто признал себя членом Трудовой народно-социалистической партии, в программе которой было требование равноправия евреев и уничтожения черты оседлости. После чего подал прошение об увольнении из СПбДА и назначении к одной из заграничных церквей, где бы он вдали от суеты мог заниматься наукой. 29.11.1906 г. Св. Синод определил за нарушение правительственного распоряжения о непринадлежности служащих к партиям вообще, а тем более к противоправительственным партиям, сослать архимандрита Михаила в Задонский монастырь Воронежской епархии и отстранить от преподавательской деятельности. 07.02.1907 г. архимандрит Михаил подал прошение о разрешении вместо Задонского монастыря проживать в Симбирске; Св. Синод отказал. 28.02.1907 г. самовольно вернулся изссылки, сотрудничал в газете «Товарищ». Проживал у отца в Симбирске или при столичных инородческих редакциях; был осужден и сослан в Валаамский монастырь. В октябре 1907 г. Св. Синод поручил архиепископу ФинляндскомуСергию (Страгородскому) сделать отзыв о последних статьях архимандрита Михаила, особенно по статье «О браке» в газете «Столичное утро», которую из-за нее закрыли. 23.10.1907 г. «в сущем сане» присоединился к старообрядческой церкви белокриницкого согласия через миропомазание «епископом Нижегородским» Иннокентием, желавшим этим действием вызвать раскол в Православной Церкви. Большинство старообрядцев, особенно московские, встретили этот переход несочувственно. 05.11.1907 г. Св. Синод определил: «извергнуть архимандрита Михаила из сана, лишить монашеского звания, почислив уклонившимся в раскол, а следовательно отлученным от Церкви Православной. Повинно здесь прежде всего Воронежское епархиальное начальство, в лице местного архиепископа Анастасия, в распоряжение которого был сослан расстриженный ныне архимандрит Михаил... Стремясь быть присоединенным в раскол в «сущем сане» без запрещения в священнослужении, систематически обманывал архиепископа Финляндского Сергия умильными просьбами об отпуске на родину по случаю мнимой болезни брата. Успокаивал архипастыря письмами, что он отправится на Валаам к концу отпуска 8 ноября 1907 г.» (цит. по: Измена и подлость // Колокол. 1907. №52, 7 нояб.). Также был лишен права проживания в столицах. В 1908 г. хиротонисан во «епископа» на Канадскую кафедру (единолично «епископом Нижегородским» Иннокентием), за что старообрядческий «Освященный собор» под председательством «архиепископа» Иоанна наложил епитимью на «епископа» Иннокентия, а «епископу» Михаилу запретил священнодействовать до следующего очередного собора. 27.09.1909 г. собор старообрядческих преосвященных разрешил «епископа» Иннокентия, а «епископа» Михаила направил в Канаду. «Епископ» Михаил направился в Америку, но за нехваткой средств возвратился и продолжил заниматься пропагандой так называемого «социального» христианства. 31.08.1910 г. он вновь запрещен старообрядцами в служении (27.10.1916 г. запрещение было снято). Жил литературным трудому сестры в Симбирске. В 1916 г. с серьезным нервным расстройством привезен лечиться в Москву. 15–17.10.1916 г. его обокрали, а затем избили, от чего и скончался. Похоронен на архиерейском месте на Рогожском кладбище. Основные труды: Собрание церковных уставов Константинопольского патриарха 1858–1899 гг. в русском переводе с историей их происхождения / Сост. препод. Воронежской Духовной семинарии иером. Михаил (Семенов). Казань, 1902; О. Иоанн Кронштадтский: Полная биография с ил. СПб., 1903. Подробнее о «епископе» Михаиле см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 3674. Личное дело студента МДА П.В. Семенова; Мануил (Лемешевский), митр. 1986. Т. 4. С. 404–414.)

277

(Иеромонах Михаил... начинает входить в моду своими лекциями в... Философско-религиозном собрании, лекции его... против «нового христианства» в лице В.В. Розанова, Мережковского и Ко; но по пошибу очень сходны. – Иеромонах Михаил (Семенов) был направлен с миссионерской целью в числе других представителей Церкви на открывшиеся в ноябре 1901 г. собрания Петербургского религиозно-философского общества (1901–1903), на которых представители Церкви и светская интеллигенция обменивались мнениями по тем или иным религиозным вопросам. Собрания происходили преимущественно в зале Географического общества (на 200 человек), всегда переполненном. Учредителями Общества стали ректор СПбДА епископ Ямбургский Сергий (Страгородский), Д.С. Мережковский, публицист В.С. Миролюбов, писатель В.В. Розанов, чиновник Св. Синода В.А. Тернавцев (казначей собраний), которые составили его Совет. Также членами-учредителями считались священник И. Альбов, З.Н. Гиппиус, Е.А. Егоров (секретарь собраний), А.В. Карташев, профессора Духовных академий П.П. Соколов, Н.Д. Кузнецов, В.В. Успенский, ректор СПбДС архимандрит Сергий (Тихомиров), П.П. Перцов, М.А. Новоселов, журналист Д.В. Философов, Н.М. Минский, А.Н. Бенуа и др. Председателем Общества был выбран епископ Сергий (Страгородский). В собраниях Общества участвовали журналист М.О. Меньшиков, генерал А.А. Киреев, протопресвитер И.Л. Янышев, профессор СПбДА А.И. Бриллиантов, Н.А. Бердяев, В.П. Свенцицкий, В.Ф. Эрн, священник Г. Петров. На прениях по докладам бывал и митрополит Антоний (Вадковский). Всего состоялось 22 собрания по март 1903 г.; были закрыты обер-прокурором К. П. Победоносцевым. В небольшом количестве протоколы собраний сохранились в архиве РГАЛИ. Часть протоколов под редакцией Мережковского была опубликована в журнале «Новый путь»; см.: Записки Религиозно-философских Собраний в Санкт-Петербурге // Новый путь. 1903. Январь. С. 1–56. Согласно этим документам, большая часть выступлений принадлежала литераторам (декадентам-символистам) и философам, вынесшим на обозрение свои представления о христианстве, об отношениях Церкви и государства, о реформах в Церкви и ее месте в обществе. Уже на первом заседании Общества в ноябре 1901 г. В.А. Тернавцев произнес речь, вкоторой озвучил все идейные аспекты «учения» о новом религиозном сознании, легшего в основу понятия «нового христианства». Хотя его разработчики Д.С. Мережковский, Д.В. Философов, В.В. Розанов первоначально утверждали, что они не предлагают нечто новое, а лишь «открывают» забытое, утраченное в ходе веков «историческим» христианством, и подчеркивали, что Церковь в настоящее время, «будучи сама несвободной, нуждается в религиозном обновлении» (цит. по: Фирсов С.Л. Русская Православная Церковь накануне перемен (конец 1890-х–1918 гг.). М., 2002. С. 107). Сторонники «нового христианства» говорили об «отсутствии религиозно-социального идеала у деятелей Церкви», что «есть главная причина безысходности ее собственного положения» (Записки Религиозно-философских Собраний в Санкт-Петербурге // Новый путь. 1903. Январь. С. 16). Мережковский объявил проблему «противоречия» души и тела в христианстве нерешенной Церковью: «Христос утверждает не противоположность духа и плоти, а... мистическое единство... мы не замечаем... что тут самый роковой для нас вопрос: быть или не быть всему христианству, или мы должны отказаться совершенно от мира... или должны отказаться от христианства» (РГАЛИ. Ф. 2176. Ед. хр. 2.Л. 14). Согласно его воззрениям, эта «проблема» ждет своего решения в новой религиозной эпохе – эпохе Третьего завета. Он говорил и писал о необходимости третьего Откровения – «религии Святого Духа», которая сочетает земноес небесным, освятит доселе антирелигиозное или внерелигиозное культурное творчество, примирит религию с мирской жизнью и тем завершит богочеловеческий процесс. Важнейшей задачей Мережковский считал формирование нового религиозного культурного идеала, который не отвергал бы, а прославлял земную жизнь и творчество. Его убеждения разделял В.В. Розанов,разрабатывавший с этих позиций тему «пола и брака в христианстве». Многочисленные выступления Розанова в печати привлекли к себе внимание российской интеллигенции. Выступления иеромонаха Михаила (Семенова) первоначально отличались отстаиванием церковною, святоотеческого мнения по тому или иному вопросу прений в Обществе. Постепенно, с ростом популярности, он стал увлекаться социальным христианством, утверждая, что истинные проповедники должны выявлять социальные приоритеты и обращать деятельное внимание на устроение Царства Божия на земле, как на небе. Профессор МДА А.И. Введенский, бывавший на собраниях Общества, писал, что практически половина тех истин, которые исповедуются в Символе веры, в «новом религиозном сознании» изменена (см.: Введенский А.И. «Религиозное обновление» наших дней. М., 1903; Он же. Перелом в современном общественном сознании. Сергиев Посад, 1911). С.М. Терещенков писал, что религиозная система Мережковского представляет собою «попытку соединения идей александрийской школы с... гносеологическими воззрениями философии Канта» (Терещенков С.М. Проповедник конца: г. Д. Мережковский о Толстом и Достоевском // Русская мысль. 1903. Кн. 3. С. 59). Мережковский Дмитрий Сергеевич (02.08.1865–09.12.1941) – писатель, религиозный философ, идеолог декадентства и основатель русского символизма. Родился в небогатой дворянской семье в С.-Петербурге. Окончил историко-филологический факультет ИСПбУ. В 1892 г. выпустил сборник стихов «Символы», давший имя зарождавшемуся направлению русской поэзии. В начале 1900-х гг. возглавил движение «неохристианства», пытаясь объединить евангельский идеал с полножизненным «языческим» началом, утверждая «равно святость» духа и плоти. Один из организаторов и активных участников религиозно-философских собраний в С.-Петербурге (1901–1903), на которых широко пропагандировал идею «нового религиозного сознания» с ожиданием в мире откровения Святого Духа в виде Третьего завета, заимствовав его концепцию у христианского мистика XII века итальянского аббата Иоахима Флорского (1132–1202). Теоретические концепции религиозного возрождения развивал в сочинениях: «Л. Толстой и Достоевский» (В 2 т. СПб., 1901–1902), трилогии «Христос и Антихрист» (СПб., 1902) и др. После 1905 г. пришел к мысли о необходимости расторжения метафизической связи русского православия с самодержавием. В марте 1906 г. Мережковский уехал в Париж, где жил до 1914 г. с периодическими наездами в Россию. Выпустил сборник «Грядущий хам» (СПб., 1906), в котором выразил резкое неприятие революционных исканий русской интеллигенции. Начал работу над трилогией по материалам российской истории конца XVIII–начала XIX в. После выхода первой части трилогии «Павел I» (СПб., 1908) подвергся судебному преследованию. В 1908–1910 гг. фактически возглавил возобновившиеся заседания Религиозно-философского общества, где пропагандировал идеи своего ученияи связь религиозной революции с революцией социальной. В 1914 г. вышло его Полное собрание сочинений в 24 томах. Проза Мережковскогопереводилась на многие языки и была популярна в Европе. В России она подвергалась жестокой цензуре из-за высказываний автора против самодержавия и официальной Церкви. В 1917 г. приветствовал февральскую революцию, но отверг революцию в октябре. В январе 1920 г. уехал из Петрограда на юг России; в конце 1921 г. обосновался в Париже. В эмиграции оставался верен идееТретьего завета в сочинениях «Тайна Трех. Египет – Вавилон» (Прага, 1923), «Тайна Запада. Атлантида – Европа» (Белград, 1931), «Иисус Неизвестный» (Белград, 1932–1934). В 1927 г. организовал литературное и религиозно-философское общество «Зеленая лампа», просуществовавшее до начала Второй мировой войны. Выпускал журнал «Новый корабль». В 1930-х гг. изучал идеи фашизма, встречался с Б. Муссолини, в котором видел спасителя Европы от коммунизма. Возлагал надежды на войну Гитлера против России. Подвергся бойкоту со стороны русской эмиграции. Умер в бедности в оккупированном Париже. Подробнее о нем см.: Гиппиус-Мережковская З.Н. Д. Мережковский. Париж., 1951; Д. С. Мережковский: Мысль и слово: [Материалы Междунар. конф., март 1991 г. / Редкол. В.А. Келдыш и др.]. М., 1999; Ильин И.А. Русские писатели, литература и художество. Вашингтон, 1973; Бердяев Н.А. О русских классиках. М., 1993.)

278

(...о митрополите Антонии... – Имеется в виду Антоний (Вадковский Александр Васильевич, 3.08.1846–2.11.1912) – митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский (25.12.1898–02.11.1912); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 507–508.)

279

(А студенты... собеседования – в Академии и тюрьме, и школа воскресная, и чтения в Думе... – В 1898 г. по инициативе ректора МДА архимандрита Арсения (Стадницкого) возобновилась проповедническая и преподавательская деятельность студентов МДА. 1. Собеседования с народом после воскресных и праздничных богослужений в Покровском храме Академии, на которых бывало до 1 200 человек. 2. Народные чтения по воскресным и праздничным дням в зале городской думы Сергиева Посада, которыми заведовал инспектор архимандрит Евдоким (Мещерский). Чтения включали в себя общеобразовательные лекции самой широкой тематики (преимущественно религиозно-нравственной) и сопровождались духовными и патриотическими песнями в исполнении любительского студенческого хора, демонстрацией картин. Чтения пользовались большой популярностью, однако из-за малой вместительности зала на них могло присутствовать не более 200 слушателей. Тем не менее в 1901 г. их посетили более 4000 человек. В дальнейшем чтения перенесли в более обширный зал городского мужского училища. Также чтения проводились в образцовой академической церковно-приходской школе, в двухклассном женском училище Сергиева Посада и нерегулярно в тюремном замке. 3. Преподавание в детской церковно-приходской школе и в воскресной школе для взрослых. С 1899 г. при Покровском храме МДА активно действовала образцовая церковно-приходская школа для детей, в которой преподавали выпускники и студенты старших курсов МДА, а законоучителями были студенты в священническом сане. В 1900 г. для ликвидации безграмотности среди взрослых открылась воскресная мужская школа (при академической церковно-приходской школе) на 40–50 учеников, разделенных на пять групп. Первоначально в I группе были совершенно безграмотные, а учащиеся V группы сдавали экзамены на первый классный чин и на получение звания народного учителя. С 1903 г. группы I–III занимались по программе одноклассной церковно-приходской школы, а группы IV-V – по программе двухкласснойцерковно-приходской школы. Общее заведование школой осуществлял ректор МДА епископ Арсений (Стадницкий), а ближайший надзор за ней в первые годы ее существования – профессор МДА И.Д. Андреев. В школе преподавали от 15 до 20 студентов старших курсов Академии. См.: Из академической жизни // БВ. 1902. Т. 1, №2.С. 366–383; Отчет о состоянии МДА в 1901/02 учебном году. 1903. С. 53–54; МДА в революционную эпоху. С. 130–133.)

280

(...профессора Петербургской академии... составили Общество для чтения богословских бесед. – В 1902 г. Совет Общества распространения религиознонравственного просвещения в духе Православной Церкви при участии профессоров СПбДА организовал «Чтения для образованных слушателей». 25.10.1902 г. собрание членов Совета и профессоров СПбДА определило,что чтения в виде лекций на отдельные ученые темы предназначаются для интеллигенции. После каждой лекции проводилось выступление церковныххоров. В конце 1902 г. состоялось четыре лекции доцента по кафедре церковного права иеромонаха Михаила (Семенова) и две лекции экстраординарного профессора по кафедре введения в круг богословских наук Е.П. Аквилонова. На лекциях присутствовали митрополиты Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) и Московский Владимир (Богоявленский), епископы Томский Макарий (Невский), Нарвский Иннокентий (Беляев), Ямбургский Сергий (Страгородский), Гдовский Константин (Булычев). С пением выступили хоры: митрополичий, Казанского собора, церкви при Экспедиции заготовления государственных бумаг, хор Архангельского и хор студентов СПбДА. См.:Отчет о деятельности Высочайше утвержденного 4 апреля 1881 года Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви на 1902 год. СПб., 1903. С. 20.)

281

(...наши профессора в обиде, что не Академии предложено руководство этими чтениями. – Речь идет о чтениях, которые стали проводиться в открывшемся Епархиальном доме в Москве. Руководство этими чтениями митрополит Московский Владимир возложил на Московское общество любителей духовного просвещения, которое с 1863 г. вело духовные общественные проповеди. В дальнейшем это Общество не избежало искушений «церковного обновления». Начиная с 1905 г. в зале Епархиального дома велись шумные разговоры о церковных преобразованиях. Было выказано неповиновение своему попечителю и архипастырю. Подробнее см.: ОР РГБ. Ф. 206. Общество любителей духовного просвещения.)

282

(Архимандрит Сергий Сергий (Тихомиров Сергей Алексеевич, 1871–11.08.1945) – архимандрит, ректор СПбДС (1899–1905). В дальнейшем митрополит Японский (1931). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 509.)

283

(...в Рязань... Арка