митрополит Арсений (Стадницкий)

Дневник: Т. 2. 1902–1903

Глава II. 1903 год

1–15-е января. Среда – среда.

Встреча Нового года по-прошлогоднему. Служение в Лавре при болезненном лихорадочном состоянии. Обед у именинника профессо­ра В.А. Соколова. Служение 6-го в Лавре. Освящение воды в лаврском кладезе, несмотря на инфлюэнцу; градусов –10°C, но без ветра. Обед у наместника. Довольно серьезное недомогание. Предписано не выхо­дить из комнаты.

14-го, во вторник, в семь часов вечера пришел ко мне профессор А. Спасский, он же и редактор «Богословского вестника», и про­читал мне предназначенную им для январской книжки статейку под общим заглавием «По вопросам современной жизни»324. Туда, между прочим, входит отповедь профессору А. Введенскому на его статью, помещенную в «Душеполезном чтении» и направленную против ста­тьи отца инспектора «Иноки на службе ближним» 325. Отповедь эта из двух маленьких частей: в первой – площадная ругань, во второй – протестантский взгляд на монашество, называемый «принципиально богословскою точкою зрения». Статейка эта, по заявлению Спасского, читана была будто бы им профессорам и получила одобрение; теперь только нужна моя цензура. На это я заметил, что профессорское одо­брение для меня не обязательно и что ответственность, пока я цензор, лежит исключительно на мне, и меня, как ректора и цензора, в случае чего привлекут к ответу, как это и случилось недавно в Казанской академии. А случилось там, как об этом говорил мне В.К. Саблер и из частных писем, следующее. На акте, 8-го ноября, в Казанской ака­демии профессор Благовидов произнес речь, точно не знаю заглавия, об университетских уставах326. Но еще значительно раньше пущена была доброжелателями, конечно, Благовидова и ревнующими о его славе, реклама, якобы он будет произносить речь о современных студенческих беспорядках. Цель была достигнута. На акт собралась масса молодежи, и университетской преимущественно. По прочтении речи, – в каком духе, точно не знаю, но с сильным либеральничанием,

 

Храм Христа Спасителя (начало XX в.)

Из кн.: Свете Тихий: В 2 т. Т. I. М., 1996

 

Священномученик Владимир (Богоявленский), митрополит Московский и Коломенский в 1898–1912 гг.

ЦИА ПСТГУ

 

Успенский собор в московском Кремле (конец XIX в.)

 

Константин Васильевич Розов, протодиакон Успенского собора

Из кн.: Современники о Патриархе Тихоне: Сб. в 2 ч. Ч. 1. М. 2007

 

Трифон (Туркеетанов), епископ Дмитровский в 1901–1916 гг.

ЦИА ПСТГУ

 

Иннокентий (Пустынский),

архимандрит, наместник Чудова монастыря в 1903 г.

Из газ.: Московский листок. Иллюстрированное прибавление. 1903. №94

 

Вознесенский монастырь. Внутренний дворик (начало XX в.)

 

Вознесенский монастырь в московском Кремле (конец XIX в.)

 

Палладий (Добронравов), архимандрит, синодальный рнзннчнй в 1901–1903 гг.

Из газ.: Московский листок. Ишюстрированное прибавление. 1903. №48

 

Парфений (Левицкий), епископ Можайский в 1899–1904 гт.

Из газ.: Московский листок. Ишюстрированное прибавление. 1903. №48

 

Патриаршие палатыв Кремле

Из кн.: Зененская Г.М. Новый Иерусалим: Образы дольнего и горнего. М., 2008

 

Гефсиманский скит при Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Внутренний вид

Из кн.: «Свете Тихий»: Жизнеописание и труды епископа Серпуховского Арсения (Жадановского): В 2 т. Т. 1. М., 1996

 

Павел (Глебов), архимандрит, наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в 1891–1904 гг.

Из кн.: «Свете Тихий»: Жизнеописание и труды епископа Серпуховского Арсения (Жадановского): В 2 т. Т. I. М., 1996

 

Данилов монастырь со стороны Москвы-реки. Начало XX в.

Из кн.: ПЭ. М., 2006. Т. 14

 

Могила Н.В. Гоголя в Даниловом монастыре Начало XX в.

 

Д.Ф. Голубинский, профессор МДА по кафедре естественнонаучной апологетики

 

Н.И. Субботин, профессор МДА по кафедре истории и обличения русского раскола в 1870–1894 гг,

 

Е. Е. Голубинский, профессор МДА по кафедре истории Русской Церкви в 1874–1895 гг.

 

А.П. Лебедев, профессор МДА по кафедре церковной истории в 1874–1895 гг.

 

В.О. Ключевский, профессор МДА по кафедре русской гражданской истории

 

П.И. Цветков, профессор МДА по кафедре латинского языка и словесности

 

Н.А. Заозерский, профессор МДА по кафедре церковного права

 

А.П. Голубцов, профессор МДА по кафедре литургики и церковной археологии

 

М.Д. Муретов, профессор МДА по кафедре Священного Писания Нового Завета

 

Г.А. Воскресенский, профессор МДА по кафедре русского и церковнославянского языков с палеографией и историей русской литературы

 

А.Д. Беляев, профессор МДА по кафедре догматического богословия

 

В.А. Соколов, профессор МДА по кафедре истории и разбора западных исповеданий

 

А.П. Шостьин, профессор МДА по кафедре пастырского богословия и педагогики

 

И.А. Татарский, профессор МДА по кафедре теории словесности и истории иностранных литератур

 

А.А. Спасский, профессор МДА по кафедре обшей церковной истории в 1897–1907 гг.

 

Мученик Иоанн Попов, профессор МДА по кафедре патристики в 1898–1910 гг.

 

М.М. Тареев, профессор МДА по кафедре нравственного богословия

 

И.Д. Андреев, профессор МДА по кафедре новой гражданской истории

 

П.В. Тихомиров, доцент МДА по кафедре истории философии

 

В.Н. Мышцын, профессор МДА по кафедре Священного Писания Ветхого Завета

 

П.П. Соколов, и. д. доцента МДА по кафедре психологии в 1889–1906 гг.

 

Священномученик Илия Громогласов, и. д. доцента МДА по кафедре истории и обличения русского раскола в 1894–1910 гг.

 

Н.Г. Городенский, доцент МДА по кафедре нравственного богословия (с 1902 г. – теории словесности и истории иностранных литератур)

 

С.И. Смирнов, и. д. доцента МДА по кафедре истории Русской Церкви в 1896–1906 гг.

 

Трапезная МДА

ЦИА ПСТГУ

 

Комната с роялем в МДА

ЦИА ПСТГУ

 

Пристань в Костроме. 1900-е гг.

Из кн.: Российская Империя в фотографиях. СПб., 2004

 

Нижний Новгород. Вид на мост через Волгу

Из журн.: Наше наследие. 1990. №3

 

Владикавказ. Мечеть (начало XX в.)

Из жури.: Наше наследие. 1990. №5

 

Владикавказ. Кафедральный собор (начало XX в.)

Из журн.: Наше наследие. 1990. № 5

 

Владикавказ. Городская управа (начало XX в.)

Из журн.: Наше наследие. 1990. №5

 

Александре-Невский военный собор в Тифлисе (начало XX в.)

 

Сионский собор в Тифлисе (начало XX в.)

 

Гостиница Ориент на Головинском проспекте в Тифлисе (начало XX в.)

 

Тифлисская Духовная семинария (начало XX в.)

 

Новый Афон. Древний храм ап. Симона Кананита

Из кн.: Правооювные русские обители. СПб., 1911

 

Иерон (Васильев), архимандрит,

настоятель Ново-Афонского Симоно-Кананитского монастыря

Из альманаха: К свету. Вып. 16. М., 1997

 

Новый Афон. Симоно-Кананитский монастырь. Общий вид (начало XX в.)

Фотография С.М. Прокудина-Горского

 

Вид на Алупку и гору Ай-Петри (начало XX в.)

Из кн.: Азупкинский дворец-музей. Киев, 1976

 

Набережная Ялты. 1900-е гг.

Из кн.: Российская Империя в фотографиях. СПб., 2004

 

с приведением разных пикантностей, относящихся к прежним попе­чителям и министрам, – говорят, началась / вакханалия, несмотря на присутствие архиепископа Арсения, губернатора и других высших лиц, приглашенных на акт. Тогда донесено было об этом Синоду, кото­рый, кажется, временно, до расследования дела, воспретил Благовидову чтение лекций327. Благовидов поехал в Петербург и представил кому нужно свою речь, цензурованную ректором Академии328, с пропусками. Тогда Благовидова отпустили и потребовали от ректора объяснения. Не знаю, какое объяснение дал ректор, но, по словам Саблера, он так запутался, что ему трудно будет выйти из этого затруднения. «Вот, – говорю я теперь Спасскому, – с кого взыскивают».

Тут Спасский в запальчивости стал говорить, что он так не сдела­ет, не свалит вины на меня, что ответит за себя, и в подобном роде. Я попросил его прочесть мне свою статью. Я выслушал и заявил, что первую часть, заключающую в себе полемику с Введенским, я про­пущу, хотя с некоторыми поправками, а вторую часть – нет, так как принципиальная точка зрения его чисто протестантская, и попросил его оставить у меня эту статью для прочтения. С неудовольствием он согласился на это, обещая на другой день зайти за нею, в надежде, что я разрешу ее к печати.

Прочитав ее, я еще более убедился, что ее никоим образом нельзя разрешить, собственно вторую часть. Здесь он говорит, что мона­шество не согласно ни с Христовым, ни с апостольским учением и что Церковь в первые века смотрела очень неодобрительно на этот институт. В доказательство того, как в апостольское время смотрели на явления, аналогичные с монашеством, он приводит место из Первого послания к Тимофею, 4 гл. 1–6329. Большего нахальства и представить нельзя. Затем он говорит, что Церковь первых трех веков не знала ника­кого учреждения, подобного монашеству, и есть (?) основание думать, что если бы такое учреждение возникло в то время, оно не нашло бы себе одобрения в сознании церковном. А основатель общежительного монашества Пахомий330 был человек необразованный, проповедовавший какие-то несуразные учения, за что и подвержен был суду епископов; что Церковь осудила монтанистов, якобы проповедовавших монашеские воззрения331. И в таком роде были другие доказательства, якобы осуждавшие возникновение монашества. / Нелепость этой тен­денциозной статьи была так очевидна, что приходилось удивляться, как профессор церковной истории мог написать ее. Так и кажется, что он списал ее у какого-нибудь самого заядлого протестанта, и притом низкопробной учености. Такого же мнения были и некоторые про­фессора, побывавшие у меня, даже из тех, которые раньше слушали ее и на мнение которых Спасский якобы опирался. Когда пришел ко мне на другой день Спасский, я и разоблачил крайнюю тенденциозность и ненаучность его статьи, ниспровергающей такой исторический факт, как монашество. Спасский с крайним неудовольствием стал защищать свои воззрения, апеллировать к свободе научного исследования, что я стесняю ее... и прочие безумные глаголы. Тогда я ему решительно заявил, что не пропущу, так как его статья противоцерковна и против­на моим убеждениям. Он на это сказал, что откажется от редакторства. «Как угодно», – был мой ответ. И вот он со своими единомышленниками затеяли ходатайствовать пред Св. Синодом об освобождении меня от обязанности цензора академического издания, а цензуру поручить самому же редактору или кому-нибудь из профессоров. Но как это сделать? Для этого редактор решил созвать некоторых про­фессоров для обсуждения этого дела. Собрание у редактора назначено 17-го января.

Четверг. 16-е января. Сегодня корпорация давала в моей квартире прощальный обед вышедшему в отставку профессору И.А. Татарско­му по болезни. Татарский не оставил никакого следа в Академии, хотя прослужил двадцать семь лет. Говорят, что в молодости он подавал большие надежды, но их совершенно не оправдал. Это – жуир (Человек, ищущий в жизни только удовольствий (от фр. jouir) – прим. электронной редакции) в соб­ственном смысле. В прошлом году он заболел нервным расстройством, выразившимся в мании преследования со стороны разных членов кор­порации, а главным образом меня, хотя об этом преследовании никто и не думал, а я относился к нему самым благожелательным образом. Общее мнение таково, что почва для этого создалась его бездеятельно­стью, чего он не мог [не] сознавать, что и мучило его, а затем создалась мания преследования. Перед каникулами он подал прошение об отстав­ке и о выдаче ему полной пенсии за 27-летнюю службу в 2000 рублей вместо положенных 1600 рублей. С официальной стороны сделано было все для этого: свидетельствование / трех местных докторов, нашедших в нем какие-то страшные, особенно на латинском языке, болезни, главным образом полового характера; затем это свидетель­ство утверждено было врачебною управою и послано в Синод. Но там, хотя с формальной стороны не было никаких упущений, решили дать ему только 1600 рублей, мотивируя такое решение одинокою жизнью его. По существу, поступлено очень хорошо, так как действительно и этой суммы для холостого вполне достаточно, да, кроме того, он теперь почти совершенно здоров, что, по всей вероятности, там и знали. Дей­ствительно, теперь состояние здоровья его удовлетворительно, так какон теперь свободен от сознания своей бездеятельности. В корпорации он не пользовался авторитетом; уход его из Академии никакого ущерба не принес ей. Тем не менее, по традиции, решили на прощание пред­ложить ему хлеб-соль и поднести альбом. Сегодня же меня просили сказать несколько слов при поднесении альбома. Признаюсь, задача не из легких, так как недоумевал, что сказать. Обдумав несколько, решил сказать на общую тему: прощаюсь, Ангел мой, с тобою332.

Речь моя была в таком роде:

– Дорогой наш сослуживец Иерофей Алексеевич! Итак, мы расста­емся с вами. Вы покидаете нас. И вот мы, ваши сослуживцы, по чув­ству христианской любви собрались теперь проститься с вами и благо­словить нашими напутственными благожеланиями ваше исхождение. Расставание всегда сопровождается большим или меньшим чувством горести с обеих сторон. Нет сомнения, что вы теперь испытываете особенно сильную грусть, так как вы расстаетесь с тою школою, в которой протекла лучшая половина вашей жизни. Здесь вы духовно возрастали, усовершались, а затем содействовали по мере сил и воз­можности духовному возрастанию и юношей, преподавая любимый вами предмет. Вы расстаетесь с тою школою, которая была для вас матерью alma(Кормящая (лат.), т.е. молочною, так как она воскормила, воздоила(Так в оригинале. Должно быть: вспоила) вас млеком духовной мудрости. Вы расстаетесь с корпорациею, которая вам, одинокому человеку, заменяла семью. Здесь прошли весна и лето вашей жизни; здесь наступила и осень ее. Каждое время года имеет свою прелесть; всякий возраст хорош в своем роде. Хороша зима со своим белоснежным саваном, приятна осень, ласкательна нега лета, / бодряща жизнерадость весны. Но я лично предпочел бы зиме и осени весну и лето. Но что ж делать? Таков закон круговращательной приро­ды! Нужно ему покориться. Грустно и нам расставаться с вами, членом нашей семьи, нашим добрым сослуживцем. Некоторым утешением в этой взаимной грусти может служить сознание того, что и теперь связь эта не порывается. Вы по-прежнему сохраняете за собою титул профессора; вы носите звание почетного члена нашей Академии; вы по-прежнему остаетесь членом нашей семьи. Где бы вы ни были, вы не будете чувствовать себя одиноким. Надеемся, что вы не забудете нас в своем сердце. А если бы это и было, то взгляните в этот альбом, который мы подносим вам, и вспомните о тех, которые с вами жили, трудились, сорадовались, а то и горевали вместе. Такое воспоминание будет несомненною усладою вашей жизни и вдали от нас. Мы же будем помнить вас и всегда рады будем видеть вас не один раз в нашей семьев качестве дорогого гостя. В заключение просим вас, по христианской любви, простить нас, если когда-нибудь волею или неволею причи­няли вам какую-либо неприятность. Со своей стороны прощаем вас и благословляем самыми лучшими пожеланиями ваше исхождение. Просим принять от нас хлеб-соль как выражение нашей любви и как залог непрерываемой связи нашей с вами.

Dixi, quodpotui (сказал то, что смог (лат.) – прим. электронной редакции) в данном трудном случае; но, кажется, речь моя при­шлась по вкусу нашим, а особенно самому виновнику этого печально­го торжества. Он тоже кратко ответил что-то в этом роде. Обед прошел очень вяло и напоминал поминальную трапезу. 21-го числа предстоит ответный обед, несмотря на то что мы отговаривали его от подобной вежливости. Не согласился. А главное, мне неприятно, так как обед опять будет в моей квартире, несмотря на мое сильное нежелание, так как после подобных оказий в квартире чувствуется запах кабака.

Суббота. 18-е января. В профессорской мне рассказали кое-что о вчерашнем частном собрании у редактора Спасского. Говорили, что он отзывался обо мне с большим уважением, восхвалял мою энергию, что лучшего ректора для Академии и не нужно, и прочие льстивые глаголы, цена которым – грош, / и что если и бывают какие-либо недоразумения, то только по цензуре, и то не вследствие моей цен­зурной придирчивости, а вследствие моего положения как иерарха, которому неудобно иногда брать на себя ответственность за некоторые статьи, касательно, например, недостатков современного церковного управления. Решено было в таком смысле представить доклад общему редакционному собранию, при условии моего согласия на это, в чем г. Спасский наивно был убежден и других уверял. Я тут же заявил, что никакого согласия я на это не даю, так как мне нет надобности хода­тайствовать пред Синодом об освобождении от цензуры; отставить меня – другое дело. Спасский между тем думает поехать в Петербург, чтобы лично где нужно хлопотать об этом, для чего и думает восполь­зоваться редакционными суммами.

Вторник. 21-е января. Был ответный обед Татарского и корпорации в моей квартире. По-прежнему мертвенно. Оживлял несколько своим остроумием В.О. Ключевский, приехавший поблагодарить меня за возбуждение дела о производстве в тайного советника, какого он и получил по министерству просвещения в качестве сверхштатного академика, и случайно попал на этот обед. Были прочие застольные речи – В.А. Соколова и юмористическая Н.А. Заозерского. Послеобеда Спасский, несколько подвыпивши, – а пьет он, вообще, весьма изрядно, – подходит ко мне с обычными льстивыми речами, заводит речь о бывшем собрании, что он уже составил доклад, самый лестный для меня, и что я должен согласиться с ним. Я ответил, что не помеша­ло бы мне предварительно посмотреть его, как председателю собрания, через которого по закону все бумаги поступают на обсуждение. На это он стал уверять меня, что боится испортить то прекрасное впечатле­ние, какое на меня произведет этот доклад, впервые выслушанный в собрании. Я не настаивал, решивши воспользоваться этим, чтобы уклониться от собрания. Когда же я высказал, что с представленными доводами доклада, насколько они мне ведомы по частным разговорам, я не соглашусь, тогда зверь пробудился в нем и он с запальчивостью / сказал: «Если вы не согласитесь, тогда мы сделаем скандал и вызовем ревизию». «Стыдитесь, – спокойно ответил я, – говорить такие глу­пости. Впрочем, поступайте как вам угодно».

Вечером я приглашен был на чай к профессору Мышцыну. Тут было много профессоров со своими женами. Был и профессор Спасский, совершенно пьяный. В таком состоянии он возмутительно ведет себя и нахально пристает ко всем, особенно же к дамам, со своими бурсац­кими любезностями. В одно время хотели было выпроводить его; но он несколько угомонился, хотя не переставал хвастать своею ученостью, которой, к счастью, никто не признает, своим либерализмом, несо­мненным успехом затеянного им дела о цензуре, и тому подобные глу­пости. Со мной был изысканно любезен и все утверждал, что доклад мне понравится. Я скоро ушел от Мышцына, но потом передавали, что он затем продолжал вести себя крайне неприлично, покамест, нако­нец, не выпроводили его домой.

Среда. 22-е января. Сегодня начинается сорок вторая годовщина моей мизерной жизни. Время идет; седина вступает в свои права. Не оглянешься, как и окончишь свое бренное существование. Что ж? Грустно... Сегодня скончался в Петербурге митрополит Киевский Феогност, который так внимательно относился ко мне в бытность мою ректором и инспектором Новгородской семинарии, а затем и в после­дующее время. Царствие небесное! Замечательно, скончался в день своей хиротонии, просвятительствовав тридцать шесть лет333.

Сегодня же происходило очень интересное заседание по делам редакции. Оно заслуживает того, чтобы внести его сюда – в памятку.

Пред началом заседания я сказал следующее:

– Вы, господа, приглашены сюда по желанию редактора «Богословского вестника» профессора А. Спасского для выслушивания его доклада, предварительно мне не представленного, по вопросу об осво­бождении меня от цензорства, для представления Синоду. Причина этого заключается в стеснении мною якобы научной свободы и свобо­ды обсуждения по разным современным вопросам. Это – неправда, ложь. Научных статей по вопросам, допускающим разнообразие реше­ний, я никогда не запрещал и не запрещаю; равно как не запрещаю и обсуждение по современным вопросам. Я только восставал и буду восставать против тенденциозной псевдонаучности / и пошлого либеральничания. Ближайшим поводом к возбуждению этого дела послу­жило запрещение мною к напечатанию тенденциозной, совершенно ненаучной, совершенно в протестантском духе статейки о монашестве. Понятно, что для чести журнала и Академии я не мог пропустить ее. С мнением моим согласились и те из вас, господа, которым г. Спасский читал ее предварительно, думая найти себе в этом поддержку, но, как видно, ошибся. Ни один из вас, как вы изволили мне говорить, не согласился бы подписаться под нею. Мало того, сам г. Спасский согласился со мною, что такая статья не может быть напечатана в «Богословском вестнике». И что же? Вместо того чтобы благодарить меня, что я уберег его и журнал от бесчестия, он возбуждает дело об освобождении меня от цензуры. Правда, доводы, выставленные в докладе, как слышно, проникнуты уважением ко мне и мотивированы трудностию моего положения цензорского, но, во-первых, я не жалу­юсь, а во-вторых, нужно быть слишком близоруким, чтобы не увидеть настоящей подоплеки этого дела. Мне неприятно одно, что из этой затеи ничего не выйдет, а между тем она дает основания заподозрить добрые отношения, которые существуют между нами. Впрочем, чтобы не стеснять вашей свободы обсуждения, а также принимая во внима­ние то, что я, как председатель собрания, не был заранее ознакомлен с докладом, имеющим здесь быть прочитанным, так как г. Спасский не изволил его мне дать, чтобы «не испортить доброго впечатления», а затем чувствуя себя не совсем здоровым, я не могу присутствовать на этом заседании, а потому предоставляю председательствование отцу инспектору.

Картина! Ведь никто этого не ожидал. Прежде всего, нужно было видеть изумление бедного отца инспектора; затем бешенство г. Спасского, который размахивал руками, как рассказывали потом, кричал, волновался, чуть не с кулаками накидывался на инспектора с требова­нием, чтобы он привел меня, а между тем я уже выехал кататься, напе­ред заказав лошадей. Наконец, он торжественно, по-наполеоновски, поднял руку и возгласил: «В таком случае я закрываю заседание!» Конечно, это возбудило смех, так как не он председатель. / Тогда г. Спасский предпочел сам удалиться, так и не прочитав доклада.

После такого кунсштюка (От нем.kunststück – фокус, выходка, проделка; совр. – кунштюк – прим. электронной редакции) даже его приверженцы оказались в не осо­бенно ловком положении, и все единогласно решили не возбуждать этого дела, если не последует соглашения моего по существу с редакто­ром. Само собою, что все прекрасно сознавали, что это равносильно прекращению этой затеи. Начало закрадываться у многих убеждение в ненормальности Спасского.

Четверг. 23-е января. Приходил ко мне утром Спасский. Прочитал мне свой доклад, говоря, что он потому мне раньше не представил его, что это необязательно-де (?). Когда я ему объяснил, что все бумаги в собрание должны идти через председателя, то он и познакомил меня с содержанием. Сущность доклада действительно такая, как по слухам ее передавали. Высказывается, между прочим, желание цензором назна­чить самого редактора и под его председательством двух профессоров, которые, собственно говоря, ничего не будут делать, а будут на случай ответственности и во избежание опасности, так как тогда вина раз­ложится на троих, но троим-де «не посмеют ничего сделать». В заклю­чение доклада сказано, что и я согласен на это. Когда же я ответил, что абсолютно не согласен, тогда он по-прежнему начал кричать и метаться по комнате, угрожая какими-то скандалами и поездкою в Петербург. С этим я и отпустил, причем он просил созвать еще Совет для обсуждения этого дела, несмотря на то что он не пришел со мною к соглашению, как постановлено было.

У меня гостит вот уже несколько дней бывший исполняющий долж­ность инспектора Московской академии и [ныне] ректор Тверской семинарии архимандрит Иннокентий (Пустынский). Человек он очень интересный для психолога... Он назначен в распоряжение Московского митрополита и, по слухам, будет наместником Чудова монастыря вместо архимандрита Товии, который будет назначен настоятелем Знаменского монастыря 334. С о. Иннокентием мы в добрых отношениях. С ним-то я теперь и делю свою скорбь. /

25–26-е [января]. Субботу и воскресенье я проводил в Москве, куда выехал для служения в Успенском соборе, где мы – викарии, по желанию Владыки, сами себе назначаем время для произнесения проповеди. Таким днем я и назначил себе Неделю мытаря и фарисея. Всенощную служил на Саввинском [подворье] у преосвященного Парфения, у него же потом вечерял, а ночевал в покоях Чудова монастыря. На другой день служил в Успенском и проповедовал. Чудный храм исторический, святыни, мощи святителей, прекрасное пениесинодального хора, масса богомольцев, но только почти из простого народа, – все это делает служение в Успенском соборе единственным по производимому им на душу впечатлению. Обедал у преосвященного Парфения. В два часа поехали с ним на чтение для рабочих в Епархиальный дом335. Читал миссионер священник Полянский336, и очень хорошо, главное – просто и понятно для народа, о Священном Писа­нии и Предании. Отсюда с ним же поехали к известному публицисту Л.А. Тихомирову, который был очень рад нашему посещению. Говори­ли о том, о другом – на злобы дня. В ответ на его вопрос: «Что это так сердиты ваши профессора?» (разумея пасквильную статью Спасского в первом номере «Богословского вестника» и полемическую Введенского в «Душеполезном чтении» 337), шутя, я ему сказал: «Вы взвинтили их на своем заседании».

Вечер, по обыкновению, провел в семье Камаровских. Они тоже успокоились. В девять часов прибыл сюда преосвященный Парфений, а я в четверть десятого уехал на вокзал, а в двенадцать прибыл в бого­спасаемый Посад.

Понедельник. 27-е января. Отец инспектор сегодня утром выпросил у меня недельный отпуск к больному деду, о чем я и телеграфировал митрополиту. Вскоре после этого приходит ко мне Спасский и про­сит назначить заседание редакционное завтра, в моей квартире, на что я согласился, но сказал при этом, что я не буду на нем по болезни, но и отец инспектор не сможет быть, так как он сегодня уезжает. Как вскипел Спасский, как начал волноваться, что я не должен отпускать его ввиду серьезности дела, что он пойдет к нему, уговорит его, нако­нец, прикажет ему остаться. Действительно, встретясь с инспектором в приемной, он очень энергично и убедительно стал наступать на него. Отец инспектор отговорился / беседовать дальше присылкою дров.

Потерпев здесь фиаско, он с мрачным, озлобленным видом пришел ко мне и выпалил следующее:

– Ваше Высокопреосвященство! Корпорация с вами корректно поступает, а вы строите какие-то кунсштюки, отпуская инспектора, когда его присутствие здесь так необходимо, как вашего заместителя.

Я ему на это ответил:

– Раз вы предполагаете с моей стороны какие-то кунсштюки, то вы – клеветник и ябедник.

Так мы и расстались. Все более и более стал я убеждаться, что он ненормальный человек, под влиянием алкоголя, и одержим манией величия.

Спасский решил попытаться еще раз назначить у себя заседание и разослал приглашения на завтра.

Среда. 29-е января. Вчера, рассказывают, действительно было засе­дание у Спасского, но только... из четырех человек, и то по предва­рительному соглашению и совету членов корпорации, чтобы не обо­стрить его болезненного состояния. Тут окончательно убедились в его ненормальности. Но все-таки результатом этого заседания явилось то, что он подал заявление об отставке от редакторства, с инсинуациями против меня, рассчитывая, что Совет упросит его остаться. Но вместе с этим он решил не покидать мысли о поездке в Петербург, чтобы там «окончательно доконать меня: или он, или я». Заявление принесено было мне секретарем редакции, исполняющим должность доцента С.И. Смирновым 338. Оно настолько характерно, что я его здесь при­веду. В своем бессилии, оставленный всеми, на которых он возлагал все упование свое, потеряв надежду на мое согласие хлопотать о своем освобождении от цензора, несмотря на прежние льстивые похвалы его, думая, что я поддамся на удочку, он разразился следующим заявлением в Совет Академии: «Честь имею заявить Совету Академии о том... (далее л. 47–47 об. – пустые – прим. электронной редакции)» /

Ввиду этого я решил завтра же созвать частное заседание членов Совета339, чтобы решить вопрос о редакторстве, а вместе и о лечении, так как ненормальность его очевидна, и жена, по словам Смирнова, просит прийти к ней на помощь.

Четверг. 30-е января. После литургии в одиннадцать часов собра­лись члены Совета. Констатирован факт ненормальности Спасского. В этом еще более убедились все по прочтении мною его заявления, которое есть сплошная ложь. Болезнь определяют маниею величия, которая-де давно уже замечалась в нем. Вопрос о новом редакторе решили несколько отложить, а то это может обострить его болезнь. Ведение редактирования поручено секретарю редакции Смирнову и мне. Решили также послать к нему более близких лиц, Каптерева и Мышцына, для наблюдения и сообщения мне, чтобы я сделал соот­ветствующие распоряжения доктору. В восемь вечера действительно пришли ко мне Каптерев и Мышцын и сообщили о грустном впечат­лении, которое производит на них теперь Спасский как своим почти догола остриженным видом, так и маниею величия, поездкою в Петер­бург, где он сотрет меня: «Насколько прежде я любил и щадил его, настолько буду мстить: или он, или я». Ясно, что лечить нужно.

Я сделал распоряжение, чтобы завтра к половине девятого утра прибыл ко мне академический доктор340, а затем написал митрополиту следующее: «Долгом считаю сообщить Вашему Высокопреосвященству о следующем прискорбном событии в нашей академической корпорации. Профессор Спасский, редактор «Богословского вестника», заболел нервным расстройством, вызванным излишним употреблени­ем алкоголя (deliriumtremens341(Белая горячка (лат.)). Выражается оно в мании ученого и редакторского величия, призывающего его к решению разных миро­вых вопросов, к реформированию церковной жизни на началах «здра­вого разума и исторической критики», в создании разных проектов об увеличении подписки на «Богословский вестник» и обогащении редактора и сотрудников, вроде приложения к журналу сочинений Толстого с научными комментариями и т. п. Сначала этому вздору не придавали серьезного значения. Но вот недавно он представил мне для цензуры статейку по вопросу о монашестве, в которой доказывается, что монашество противно учению евангельскому и апостольскому и канонам церковным. Отказ в напечатании ее, неодобрение со сторо­ны профессоров, в которых он думал найти / себе поддержку, сильно возбудили его и привели к мысли, что ему невозможно будет прово­дить своих «научных» воззрений в редактируемом им журнале до тех пор, пока он будет находиться под стеснительною цензурою ректора, а потому он решил возбудить дело в Совете об освобождении ректо­ра от цензуры академического журнала и предоставлении ее самому же редактору. Так как этот вопрос не подлежит компетенции Сове­та, потому что обязанность цензора, по указу Синода, соединяется с должностью ректора, то Совет отказался от обсуждения его342, тем более что он совершенно не сочувствует этой праздной затее. Это еще более возбудило «свободомыслящего» редактора. С тех пор эта идея стала для него фиксом; он только и говорит о ней, возмущается, не слушает никаких советов, угрожает скандалом и поездкою в Петербург, чтобы лично ходатайствовать об этом пред Вашим Высокопреосвященством, а о приложениях к «Богословскому вестнику» сочинений Толсто­го – перед митрополитом Антонием. При этом в его болезненном воображении рисуется картина того, как подписка на «Богословский вестник» возрастет до ста тысяч подписчиков; так он и его сотрудники разбогатеют, причем на его долю, как инициатора этой гениальной идеи, должно достаться не менее 75%. Ввиду такого явно ненормаль­ного состояния его я созвал на частное заседание членов Совета, кото­рые со своей стороны поведали о других ненормальностях профессора Спасского. Предметами обсуждения были вопросы о новом редакторе и лечении прежнего. По первому вопросу решено было пока не выби­рать нового редактора, чтобы не обострять болезненного состояния Спасского, а временно поручить мне и секретарю редакции, исполняю­щему должность доцента С. Смирнову. Гораздо труднее вопрос о лечении его. В Москву он не поедет, насильно взять невозможно. Думаем вызвать психиатра из Москвы, который бы известными ему способами определил степень болезни Спасского, и тогда можно будет что-нибудь предпринять. Сообщаю об этом прискорбном событии Вашему Высо­копреосвященству с ведома членов академической корпорации, как по служебному долгу, так и на случай письменного его заявления Вам или поездки в Петербург (куда он всеми силами стремится, вопреки благожелательным советам его товарищей и больной его жены), чтобы Вы были осведомлены о характере болезни его. Если Вы найдете нуж­ным принять его, то Ваше авторитетное слово о неразумной затее его, полагаем, успокоит его; а самый даже малейший одобрительный намек может его еще более возбудить. / С крайнею грустию сообщаю об этом событии. Я надеялся было, что, по крайней мере, этот год обойдется без нервнобольных, которых в прошлом году было достаточно, чтобы [не] опасаться, как бы и самому не заболеть. Но, видно, у нас такая почва... В остальном все благополучно. Студенты до сих пор вели себя прекрасно; надеюсь на это, Бог даст, и впредь».

Суббота. 1-е февраля. Поручил академическому доктору С.Н. Успенскому съездить в Москву и пригласить психиатра. Настроение нехоро­шее. Не с кем поговорить. Инспектор отсутствует. Всенощную под Сретение 343 служил у себя с академическим духовенством. Народу много. Праздничная обстановка и служение облегчили мой дух.

Воскресенье. 2-е февраля. Служил литургию в академическом храме. Пели прекрасно. После литургии заходили ко мне некоторые профес­сора: Н.Ф. Каптерев, В.А. Соколов, Д.Ф. Голубинский. Пили чай. Говорили о Спасском, о его ненормальных поступках; но точно никто еще не мог определить характера его болезни до приезда психиатра. В половине четвертого, по обыкновению, был молебен с акафистом Спасителю, который я один прочитал, а затем мы беседовали на тему «Порочная юность и добрая старость». Тема указана совпадением Сретения – праздника старости – с Неделею блудного сына. Чувствова­лось, что сказано действенно. Вечером поехал к профессору Г.А. Воскресенскому, у которого было собрание академической и семинарской корпорации. Из опасений, как бы не прибыл сюда Спасский, который своим поведением мог омрачить это собрание, ему послана была хозя­евами записка с извещением, что у них собрания не будет. Профессор Воскресенский только что сегодня возвратился из Петербурга, куда он ездил хлопотать о назначении своего зятя, преподавателя Орловской семинарии, Минина в Московскую семинарию вместо недавно умер­шего преподавателя Рождественского 344. Был у «всех». «Все» приняли его любезно, с обетованиями; один только «наш» принял его вообще, не предложив даже чашки чаю. «Видно, что не академический человек наш митрополит», как будто даже / не знает, о чем говорить с профес­сором. То ли дело митрополит Антоний! Говорил попросту, расска­зывал о трудности своего служения, беседовал о научных вопросах... Был у Саблера, – конечно, обещал и даже записал фамилию. Был у К.П. Победоносцева. Принял весьма любезно, но такие «глупости», как перевод какого-то Минина в Москву, устранил от себя, сказав, что это дело П.А. Смирнова 345. Он начал говорить с ним по ученым вопросам, о переводах славянских священных книг, по поводу издан­ного недавно самим К.П. Победоносцевым Евангелия от Иоанна в русском переводе346. Был у П.А. Смирнова. Обещал, если «митрополит не испортит». Из беседы с Петром Алексеевичем Григорий Александрович вынес то убеждение, что они – Учебный комитет – не обра­щают внимания на разные предложения архиереев о назначении тех или иных кандидатов; приходится только еще обращать внимание на митрополитов. Это – большое и вредное безобразие... Передавал, что скоро последует извещение Св. Синода о предстоящем прославлении 19-го июля Серафима Саровского. Мощей нет; при освидетельствова­нии оказались кости и череп 347.

Среда. 5-е февраля. Приезжал известный психиатр из Москвы Фомин 348, который уже оказывал нам столько услуг. Он прямо прибыл ко мне. Я его познакомил со всеми обстоятельствами из последних событий жизни Спасского. В сопровождении профессора В.Н. Мышцына, которого я призвал к этому времени, он отправился на кварти­ру к Спасскому. После разного рода перипетий, и даже комического характера, психиатру удалось внушить к себе доверие больного, и он беседовал с ним и даже позволил себя освидетельствовать. Беседа вертелась относительно редакционных вопросов и разных проектов. По осмотре больного г. Фомин явился ко мне и высказал следующий диагноз: «Спасский – несомненно душевнобольной. У него психоз в маниакальной форме на органической почве и выражается в мании величия. Есть очень много данных к тому, что, к сожалению большому, у него прогрессивный паралич». Грустно, особенно за семью. А может быть, Господь милостив, этого не будет. /

Посетил меня, прибывший из Петербурга, где он гостил, о. архи­мандрит Никон, предпославши гостинец в виде сига. Такая необычная любезность его дала мне повод сказать ему следующее: «Я думал, отче Никоне, что вы только признаете духовную милостыню, а оказывает­ся, – я ошибался». Отец Никон, конечно, побывал в Петербурге у всех, и притом с небескорыстными целями. Был у министра внутренних дел Плеве, нашего знакомого по прошлогоднему посещению Лавры. При­нял очень любезно. Вспоминал с удовольствием о пасхальных службах. Интересовался статьями Л. Тихомирова. Спрашивал мнение о. Никона, который высказался в их пользу. Передавал, что патриархом Константинопольским 349 присланы митрополиту Антонию четыре вопроса: о календаре, старокатоликах, о раскольниках и о желательном более тесном общении Автокефальных Церквей в связи с созывом Собора 350. Передано это в наш Синод. Думают и недовольны, что Патриарх сам не высказал своего мнения. Еще бы! Следовало бы нашей Церкви сна­чала предложить Патриарху эти вопросы, и тогда не было бы необхо­димости сначала высказаться. Говорил, что по вопросу о монашестве «все» на его стороне. Конечно, о личном о. Никон умолчал. Во всяком случае, с ним очень интересно говорить. Оставил мне для предвари­тельного прочтения и мнения свою статью в гранках, предполагаемую в «Душеполезном чтении» против статьи Спасского 351.

Назначен новый митрополит Киевский – Флавиан, архиепископ Харьковский352. Дальнейшее передвижение предполагается такое: в Харьков –архиепископа Казанского Арсения 353; в Казань – епископа Тамбовского Димитрия, с возведением в сан архиепископа 354; а в Там­бов – первого викария Петербургского Иннокентия 355.

Сегодня приехал гостить ко мне, дня на три, молодой граф Камаровский Сергей, служащий теперь в цензуре. Прекрасный молодой человек! Таких чистых, идеальных натур весьма редко можно встретить. На балу у Великого князя Сергея Александровича приглянулась ему девушка – дворянка Шамшева. Думает поять (взять, забрать (церк.-слав.) – прим. электронной редакции) ее себе в супруги. При­ехал поэтому помолиться у Преподобного и испросить моего совета. /

Четверг. 6-е февраля. Чередной был Совет. Предполагалось и общее редакционное собрание для выбора редактора; но решено было ввиду неопределенного исхода болезни редактора Спасского, а вместе с тем – и того впечатления, какое мог произвести на него выбор нового редактора, этот вопрос пока отложить. На Совете предназначены к премиям сочинения: Введенского (докторское), профессора Николая Никаноровича Глубоковского, воспитанника Московской [академии], по Священному Писанию, и Н.А. Заозерского об Иоанне Постнике 356. Премии присуждаются на мартовском заседании. Заслушаны были удовлетво­рительные отзывы профессоров Введенского и Глаголева о докторском сочинении «Религия, ее сущность и происхождение» Т. Буткевича357. Заслушаны также отзывы Мышцына и Шостьина о сочинении Яворского, уже моего воспитанника, ныне преподавателя Тульской семинарии, «Книга пророка Осии» 358. Представлены сочинения на степень магистра нашими «заслуженными» исполняющими должность доцен­тами: Городенским и Тихомировым359. Рецензентами Советом назначены для обоих: Тареев и Воронцов360; а мною: Попов и Мышцын.

Пятница. 7-е февраля. Сегодня после уроков отпуск на масленицу, по традиционному обычаю. Сразу уехало человек сто.

Проездом в Новгород был у меня новоназначенный туда ректором семинарии архимандрит Сергий, из ректоров Ардонской семинарии 361. Много интересно-печального рассказывал он о религиозно- нравственном и политическом положении Осетии и вообще кавказ­ских племен362. Жаль, сколько на них идет русских денег363, но против русских. Они мечтают о какой-то политической обособленности. В русских видят своих поработителей через православие 364. В маго­метанстве видят оплот своей национальной самобытности. Поэтому представители таких взглядов, магометане, обратились к правитель­ству с просьбою о признании за ними прав дворянства365. Против этого подала протест духовная власть / и, кажется, гражданская. Если это, к несчастию, случится, тогда и православные осетины перейдут в маго­метанство. Да! Много времени еще пройдет, когда многочисленные племена, населяющие Россию, составят единый, не механический, организм, в котором хотя и много членов, но объединенных.

9-е февраля. Воскресенье. Сегодня я в первый раз совершал освящение обновленного храма во имя св. мученицы Параскевы, бывшего приходского, но затем взятого Лаврою 366. Правда, я еще участвовал рань­ше во время путешествия на Восток в освящении храма в Андреевском скиту на Афоне вместе с патриархом Константинопольским Иоакимом III 367, пребывавшим тогда на Афоне в заточении. Но самостоятель­но – теперь, в первый раз. После этого трапезовал у отца наместника вместе с о. казначеем Никоном и старшею братиею Лавры.

Сегодня же исполнилось шесть лет со времени моего пребывания в Академии в качестве инспектора, тогда было 16-е февраля (так в оригинале – прим. электронной редакции). Как скоро время прошло! Но сколько произошло перемен в моей жизни, да и в жизни Академии!

11-е февраля–25-е марта. В этот промежуток времени ничего осо­бенного не произошло, чтобы быть нарочито отмеченным. Схема про­шедшего такова. С 11-го по 14-е февраля я провел в Москве, куда ездил со студентами IV курса в сопровождении профессора А.П. Голубцова для осмотра церковных древностей Москвы. Были в Румянцевском музее368, в кремлевских соборах – синодального и дворцового ведомств369, в синодальной библиотеке370, в патриаршей ризнице 371 и прочее. 12-го февраля, в день Алексия, митрополита Московского 372, служил в Чудовом монастыре, где и имел пребывание, литургию, а нака­нуне – всенощную. Наместником теперь архимандрит Иннокентий, бывший исполняющий должность инспектора Московской академии, а в самое последнее время – ректор Тверской семинарии. Воспользо­вавшись пребыванием в Москве, я подлечил зубы у зубного врача – француза Натюреля, по рекомендации Камаровского. 16-го февраля, в Прощеное воскресенье, служил у себя, в Академии. После литургии были у меня прощеные «профессорские» блины. Время за блинами проведено очень весело и приятно. Много было разного рода расска­зов и из архиерейского быта. Между прочим / профессор Заозерский рассказал, по его словам, быль, как митрополит Леонтий 373 производил в одном женском институте экзамен по русскому языку: «Какого рода «котъ»?» – спрашивает серьезно он. «Мужского», – робко отвеча­ет ученица. «А ты почем знаешь?» – «Потому что на конце твердый знак», – отвечает ученица... «Satis (довольно, достаточно (лат.) – прим. электронной редакции)!»

В четыре часа была вечерня, а после прощание. Я речь говорил. Народу масса. Впечатление и настроение прекрасное. В девять вечера, по обычаю, было у меня собрание всего академического духовенства, человек двадцать, кроме уехавших. За стаканом чаю и сладостями про­вели время до часов одиннадцати, а затем по-христиански простились. На первой неделе поста канон читал в Лавре, в среду и пяток служил у себя Преждеосвященные литургии, а в субботу после совершения литургии Златоуста приобщал студентов. В воскресенье служил литур­гию в Лавре, где говорил проповедь о божественности христианской веры; обедал у отца наместника. Вечером собеседование у себя о необ­ходимости познания веры. Утомился, горло пересохло. В десять часов был уже в постели.

25-го [февраля], во вторник, ездил обыденно в Москву к зубному же врачу для пломбировки зуба. Вечером до десяти часов был у Камаровских, так сказать, на смотринах невесты молодого графа, дворянки Шамшевой. Девушка, как видно, очень воспитанная, серьезная, и по виду приятна. После моего отъезда и высказанного благоприятного мнения молодой граф сделал предложение. Дай Бог им счастья!

В четверг, 27-го [февраля], было редакционное общее собрание для выбора редактора. Предполагали, что собрание будет бурным, таккак на нем будет Спасский, который может выкинуть какие-нибудь штуки. Но дело обошлось благополучно. В начале заседания я просто заявил, что не может дальше оставаться в неопределенном положении дело о редакторе; я нахожу неудобным для себя подобное исполнение редакторских обязанностей. Курьезнее всего то, что Спасский в пер­вый раз услышал, что он был уже фиктивным редактором. По поводу высказанного им недоумения я ответил с тою же решительностью, что Совет, в виду его болезни несомненной, предложил мне исполнение редакторских обязанностей. /

– Странно! – сказал он.

– Ничего нет странного, а польза дела требовала, не личного, а ака­демического.

Затем Спасский стал требовать, чтобы его прошение об увольнении было заслушано. Я ответил, что оно, как написанное в болезненном состоянии и заключающее в себе оскорбительные выражения для меня, не может быть заслушано, и я, пользуясь своими председатель­скими правами, не выношу его в Совет, суду которого я не подлежу.

– Можете жаловаться на меня митрополиту или Синоду.

– Ну, хорошо, – многозначительно сказал он, – в таком случае я ухожу из заседания.

– Как вам угодно, мы и без вас выберем редактора.

Он действительно взбешенный вышел, но через несколько минут возвратился, уже значительно успокоенный. Редактором избран про­фессор И.В. Попов, его и я желал. После заседания, принимая от меня благословение, он [Спасский] спросил меня, намерен ли я возбуждать какое-нибудь дело перед высшими инстанциями по поводу происшед­шего; я ответил, что нет.

– Ну, в таком случае я ничего не намерен предпринимать, – сказал он снисходительно.

– Давно бы так, – говорю я. – Ведь мы с вами жили хорошо, зачем ссориться?!

– Да я против вас лично никогда ничего не имел, – лучшего ректо­ра, да и цензора, я и не желаю, да дело в принципе.

– Э! Стоит ли пустяками заниматься? – сказал я, смеясь, лишь бы скорее отделаться.

Так кончилась комедия редакторская! Редактор усмирен, а те, которые, быть может, думали прикрыться редактором и взвинчивали его, пристыжены... Впрочем, комедия «окончательно» закончилась в гостинице, куда бывшие на собрании отправились для чествования выбывшего редактора, впрочем, больше для собственного самоуслаж­дения, соединенного с компанейскою выпивкою и закускою. Конечно, тут речи были о «высоком знамени редакторства» в лице Спасского и о других доблестях, о которых, может быть, сам Спасский тут первый раз услыхал...

2-е марта – воскресенье, день моего иноческого Ангела. До сих пор, так как о нем мало кто знал, я никого не стеснял приглашениями, не был и в претензии, что некоторые не приветствовали. Теперь же за литургиею и молебном собралась вся корпорация наличная и пришла ко мне с приветствием. Закуски никакой я не уготовал, потому что, прежде всего, не знал, сколько будет людей, да и вообще не желал, чтобы не говорили, что ради закуски пришли. / Правду говоря, я был тронут таким вниманием в первый раз за шесть лет.

Я поблагодарил, предложил по чашке чаю и сказал: «Такое внимание ваше дает теперь и мне право приветствовать вас с такими же днями. Хлеба-соли не уготовал, так как не знал о таком общем проявлении вашего внимания по мне. Я исправлюсь в следующем году». Такое вни­мание объясняется пережитыми мною неприятностями со Спасским, признанием правоты моей и корректного отношения к Спасскому.

10-го марта, в понедельник, ездил в Москву, – выехал в пять вечера, приехал в двенадцать ночи, – на лекцию в Епархиальном доме графа Камаровского. Предмет чтения из области его науки – международ­ного права – и излюбленной идеи о мире «Нравственные и правовые нормы международных отношений как условие мира»,374 приблизи­тельно. Великолепный зал полон был преимущественно стареющими барынями. Лекция очень содержательная и прочитана была с большим убеждением.

12-го [марта], в среду, опять пришлось поехать в Москву на такую же лекцию действительного тайного советника, почетного опекуна375 [В.] С. Арсеньева, почтенного старика, за семьдесят лет, гегельянца на благочестивой почве. Предмет лекции: «Истина, добро и изящное в их взаимоотношении»376. Конечно, beau-mondбыл в его представитель­ных, но преимущественно – старых, отставных генералах, волочащих ноги, действительных тайных графах, князьях, графинях, княгинях и т.п. (?) Материя – философская, втискивавшаяся в условные рамки богословские. Для большинства, конечно, эти terra incognito (неизвестная земля (лат.) – прим. электронной редакции) – «паче ума». А нужно быть на лекции почтеннейшего Василия Сергеевича, а то как же – оскорбится. Таким же мотивом, замечу, и меня побудили поехать на эту лекцию: как же, скажут: на лекции графа были, а тут нет? Нельзя, – нужно прибыть... Ввиду этого пришлось быть неволь­ным свидетелем очень многих характерных сцен, свидетельствующих о понятности лекции, в виде храпенья, спанья и зевот. Лекция, несомненно, содержательная. Отсюда, в половине десятого, я с графом Камаровским поехал к нему; сюда же вскоре прибыл и преосвященный Парфений. Сидели в приятной беседе до двенадцати ночи. Ночевал в Чудовом монастыре... На другой день заезжал ко мне преосвященный Парфений. Обедали у о. наместника архимандрита Иннокентия. / Слух о приезде Государя в Москву на Страстную и Светлую [седмицы]. Выехал в четыре вечера, прибыл в Посад в шесть. Все благополучно.

19-го марта читал канон Андрея Критского в Лавре. 21-го – Похвала Божией Матери. Читал в Лавре акафист. На дворе теплеет. В десять часов – гром и молния. Явление очень редкое, даже для юга. 23-го, в воскресенье, служил в Вифанской семинарии. Погода вдруг изме­нилась – похолодало. Простудился. Принял на ночь хины377. В горле заложило.

25-е марта. Вторник. Служил у себя. Народу масса. Пели прекрасно: Херувимскую Львова 378, греческого распева, «Милость мира» Виноградова379, вместо причастна 380 «К Богородице прилежно» Архангельского 381. Вечером читал в храме акафист Божией Матери, затем произносил беседу о значении для нас праздника. Народу более тысячи. По окон­чании беседы долго-долго черною лентою тянутся из храма.

Окончательно известно о прибытии Царя и Царицы в Москву 29-го марта. Посетят, конечно, и Лавру, но когда – неизвестно. Неко­торые же говорят, будто они в Лавре будут говеть. Но это известие принадлежит к числу благочестивых фантазий, на что так падки наши обыватели, находясь под влиянием благочестивых иноков.

28-го марта. Пятница. Отпуск на Пасху. Почти конец года, прошед­шего так благополучно. Сегодня же разбираются два сенсационных дела у мирового и земского начальников382 о «профессорах и извозчи­ках». Одно дело относится еще к тому времени, когда Спасский в своей гордыне потрясал кулаками и думал, что весь мир у его ног. 21-го янва­ря после ответного обеда Татарского профессорская братия устроила катанье с женами до Воздвиженского [села]. Спасский был пьян, при­ставал нахально к дамам. На одном извозчике с ним были В.О. Клю­чевский, М.Д. Муретов, В.И. Мышцын. В это время, на возвратном пути, он и оскорбил извозчика, выдирая от него вожжи и, кажется, заушая383 его. Насилу его сдерживали. На другой или третий день извоз­чик являлся к Спасскому, требуя у него рубля три за оскорбление. Он его прогнал. Тогда извозчик и решил обратиться по месту жительства к земскому. Вызываются профессора свидетелями. Никто, конечно, не поедет / под разными предлогами. Жаль Василия Осиповича, который числится в отпуску, а между тем «в чужом пиру похмелье»384... Спасский представил свидетельство о своей невменяемости вследствие психи­ческого расстройства; быть может, только это, по словам присяжного поверенного Фоминского, которому поручено вести это дело, спасет его от неминуемого ареста. Говорят, Спасский очень угнетен такими ущемлениями его «бурсацкого» самолюбия, которому не было удержу со стороны его собратий, пока наконец не осекся о меня. Когда мне профессора рассказывали об этом, я, смеясь, говорил: «Это наказание, что дерзнул восстать на власть». Теперь Спасский, в общем, здоров, так что я думаю, что все его сумасшествие было, в сущности, сплош­ное пьянство, в каком состоянии его грубая, мужицкая натура вполне сказалась.

Наряду с этим, как причина первого, разбирается другое дело с теми же персонажами – профессорами и извозчиками, только с обратной стороны: профессора – обвинители, извозчик –обвиняемый. Возникло по следующему поводу: как-то перед масленицею несколько молодых профессоров – И.В. Попов, П.В. Тихомиров, С.И. Смирнов и Н.Г. Городенский – совершали послеобеденный променад по Вифанской улице. Навстречу им ехал свадебный поезд. Один из извозчиков, желая показать свою извозчичью удаль, вдруг повернул лошадей на гуляющих профессоров, которые шарахнулись в сторону и окунулись в снег. Результатом этого явилась подача жало­бы мировому судье. Тогда-то извозчики и подговорили извозчика, оскорбленного Спасским, подать земскому начальнику жалобу по месту жительства в селе Воздвиженском. Профессор Введенский, сотрудник «Московских ведомостей» под псевдонимом Басаргина, рассказывал сегодня, что в редакцию поступила из Посада корре­спонденция «Профессора и извозчики – кто победит?». Конечно, она не будет напечатана. Результат суда: Спасский помирился... заплатив двадцать пять рублей, а во втором случае – извозчик при­сужден к семидневному аресту. /

Суббота. 29-е марта. Приезд Их Величеств в Москву. Необычайный подъем духа. «Московские ведомости» весьма красноречиво описыва­ют эти знаменательные события385.

Всенощную служил и раздавал вербу в академическом храме. Моля­щихся множество.

Воскресенье, 30-е [марта]. Служил в Троицком соборе. Обычного крестного хода не совершал, так как чувствую себя не особенно здо­ровым от бронхита. В академическом храме была вечерня с общим пением. Последнее, прощальное в этом году мое собеседование с наро­дом. После речи, которая, как видно, произвела сильное впечатление,слышны были всхлипывания, а затем народ громогласно возгласил мне: «Спасибо, спасибо за ваши наставления». Это меня сильно тро­нуло. Нравственно я вполне удовлетворен.

Страстная седмица, с 31-го марта по 3-е апреля,прошла так уми­лительно в церковных служениях, совершаемых мною, как может она проходить только в академиях, где интеллигентный состав священно­служителей и певчих и осмысленность чтения. Я глубоко убежден, что редко-редко где такие службы могут быть. Если я буду расставаться с Академией, которую я теперь так полюбил, я буду сильно скорбеть, что не придется уже наслаждаться подобными осмысленными службами.

Пятница. 4-е апреля. Вынос плащаницы совершал из Трапезной церкви в Троицкий собор. Огромная Трапезная церковь, наполненная народом с возжженными свечами, представляла неописуемое зрелище. «Тебе одеющагося» исполнено было лаврским хором весьма мощно и церковно. При выносе плащаницы с паперти открылся чудный вид на толпу богомольцев, стоящих на ступенях Успенского храма и на всем пространстве обширного лаврского двора. Такая картина молящего­ся народа никогда не забудется. В Троицком соборе по троекратном каждении вокруг плащаницы сказана мною краткая, но сильная речь на слова Спасителя: «Не плачитеся обо Мне, обаче плачитеся о себе»386. Многие плакали. Начавшись в три часа, служба окончилась в половине шестого. Затем в половине восьмого в академическом храме началось погребение Христа и продолжалось до половины одиннад­цатого. Я статии читал с отцом инспектором и о. Иосифом. Канон я читал, и мы все, священнослужители, пели обиходное «Волною 5. морскою», хор повторял турчаниновское. Некоторые статии / пелись нашими чудными солистами: Смирновым, Дорошевским и Благоволиным387. Служба прошла весьма благолепно. Бывшая на этой службе семья Камаровских и другие москвичи искренне говорили, что ничего подобного им не приходилось видеть, да и вряд ли где можно видеть. Я этому вполне верю и еще раз говорю, как, кажется, неоднократно и раньше, что только в академиях могут быть устрояемы подобные осмысленные службы.

Этот же день ознаменован для меня следующим совершенно неожиданным для меня событием. В час дня, сидя в своем кабинете и разговаривая с братом-доктором из Ярославля, прибывшим ко мне на Страстную, я получил из Москвы через нарочного какую-то посылку. Расписавшись в получении ее, я раскрыл ее и нашел там завернутую коробку с футляром с надписью «Орден святой Анны 1-й степени»388. Не ожидая для себя такого награждения, я подумал: «Кому бы это,какому профессору или кому другому». Но тут же были приложены следующие два письма – митрополита Владимира и Саблера.

Письмо митрополита:

«Ваше Преосвященство! Приветствуя Вас с наступающим праздником Светлого Христова Воскресения, поздравляю вместе и с Монар­шею милостью, вещественные знаки коей при сем препровождаются. Благостному нашему Государю благоугодно было в ознаменование своего пребывания в Москве наградить к празднику Пасхи всех действующих архиереев Москвы. За такую любовь да воздаст ему Воскресший Своею любовию.

Как хотите распорядиться пасхальным временем? Не угодно ли будет на второй день Пасхи послужить со мною в храме Христа, в Чудове монастыре? Говорю: может быть, потому что наверное еще не знаю, буду ли там служить в нынешнем году или нет. Вечером в этот день предполагаем устроить в Епархиальном доме духовный концерт, а потому может потребоваться и время, и сбережение сил.

Передайте мой праздничный привет и благословение всей акаде­мической корпорации. Вашего Преосвященства неизменный добро­хот и покорный слуга Владимир, митрополит Московский. 4 апреля. 1903 год»389.

Письмо Саблера:

«Преосвященнейший Владыка, милостивый Архипастырь и Отец!

Государю Императору благоугодно было ко дню Святой Пасхи Всемилостивейше сопричислить Ваше Преосвященство / к ордену святой Анны 1-й степени.

Препровождая при сем орденский знак, приношу Вашему Преосвященству мое искреннее поздравление с Монаршей милостию. Грамота будет Вам доставлена из Капитула орденов390.

Испрашивая Ваших святых молитв, остаюсь Вашего Преосвященства покорнейшим слугою Владимир Саблер. О получении ордена прошу уведомить»391.

Я тотчас же послал телеграмму митрополиту: «Московская акаде­мия почтительнейше приветствует Ваше Высокопреосвященство с великим днем Воскресения Христова и молитвенно желает милостей Воскресшего Господа. Несказанно обрадован Монаршею милостию и Вашим отеческим вниманием. Рад сослужить. Прибуду половине деся­того вечером в Москву. Благословите остановиться Чудовом монастыре». Благодарственное письмо за извещение написал и Саблеру.

Итак, день погребения Христа ознаменован для меня знаком сует­ной славы... Я стал звездоносцем; звезда эта не утренняя, а если и не вечерняя, то послеполуденная. Жаль мне также, что, быть может, эта звезда предшествует скорому моему исходу из Академии, чего я теперь положительно не желаю. Теперь я начал обрабатывать свои многочис­ленные материалы по истории Румынской Церкви; если выйдет что-нибудь, то, быть может, представлю и на доктора. А на епархии дохнуть некогда будет. Жаль, что я раньше не взялся за это. Буди воля Божия. Погода стояла сегодня довольно хорошая. Тепло.

Суббота. 5-е апреля. Служил у себя. Чудная служба. Хор прекрасно пел посредине храма вокруг меня и плащаницы. Трио «Воскресни Боже» исполнено художественно. «Да молчит» и «Не рыдай» – осмысленно. «Придите, ублажим» 392 и статии из 17-й кафизмы – умилительно и трогательно. После обедни зашли ко мне барышни Камаровские вместе с И. Г. Зубчаниновою и живущею у них домоправительницею М. Игнатьевою. Тут я впервые объявил о Царской милости и просил барышень уготовать мне ленту орденскую, так как здесь в Посаде никто не умеет, по наведенным мною справкам. Они с великим удовольстви­ем согласились, и мы условились, что она будет готова ко второму дню, когда я и пошлю за нею, думая, что тогда будут официальные приемы.

В семь часов вечера одновременно получены мною / две телеграм­мы – митрополита и Саблера: «Приезжайте с наместником Лавры, казначеем и благочинным393 в Чудов монастырь завтра к десяти часам утра для принесения поздравления Их Величествам. Митрополит Владимир»; «Высочайший прием духовенства назначен завтра одиннад­цать. Благоволите пожаловать своевременно. Саблер». Соответствен­но этому сделаны мною надлежащие распоряжения; прием профес­соров объявлен был тотчас после литургии, а не в одиннадцать часов, как раньше было, [чтобы] выехать поездом в шесть утра. Но в девять вечера вдруг получил такую телеграмму Саблера: «Извините, напрасно потревожил известием о приезде».

Ничего не понимаю. Стал волноваться, отменять прежние распоря­жения, спрашиваю брата, что бы сей сон означал. Наконец, задал себе ехидный вопрос: «Кто мой начальник: митрополит или Саблер? – и ответил: – Митрополит». (К сожалению, в настоящее время порабо­щения Церкви даже и о таких вещах нужно подумать.) Тогда я и решил ехать, так как от митрополита нет контртелеграммы. На этом я и успо­коился. Пасхальная служба чудно сошла. Народу масса. Шедший до одиннадцати часов сильный дождь перестал. Наступила прекрасная весенняя погода. Крестный ход совершен при роскошной иллюмина­ции и разрывчатых ракетах и разных пируэтических штуках. На чтении Евангелия Академия блеснула своим разноязычием. В четыре утра церковная служба окончилась. Зашел предварительно в студенческую трапезную, где при громком пении радостных юношей благословил трапезу. Затем пошел к себе, где были собраны все профессора и весь клир церковный – человек до сорока студентов, светских и духов­ных. Разговены прошли очень оживленно; в первый раз у меня раз­говлялись студенты и профессора. Молодежь, как видно, была очень польщена этим. Скоро попросили у меня позволения спеть мне много­летие по случаю праздника и Монаршей милости. Затем, в конце, отец наместник произнес за меня тост на тему, что, наконец, и у нас на небосклоне начинают появляться звезды, и выразил пожелание, чтобы наш академический небосклон все более и более ярче блистал. На это я ответил на тему о духовном блеске, которым должны блистать мы – представители науки, а эти звезды способны возбудить тщеславие, что они – суета. Но, во всяком случае, я благодарен всем – профессорам и студентам – как за пасхальны6й привет, / так и за Монаршую милость. Радость моя – радость ваша, и наоборот. Громкое, одушевленное мно­голетие было ответом на мою речь. Разошлись в пять часов, в шесть нужно поспешать на поезд.

Первый день Пасхи. 6-е апреля. Чудное пасхальное утро. Природа воскресает. Несмотря на бодрственную ночь, чувствуется хорошо: едем к Царю. Со мною в купе: старик-наместник – о. архимандрит Павел, казначей – «известный» о. Никон и благочинный Лавры – о. Серафим. Наместник – дряхлый и все ворчит, зачем его потревожили. Отец Никон – кислый, даже в день Пасхи. Не знаю, какая тому причина. Из уст его услыхал я буквально такие слова: «Архиереев награждают, а архимандритов ничего?» Сказано это было полусерьезно, но очень характерно для о. Никона, распинающегося за идеал монашества... Благочинный безразличен и безличен. Скучно стало с ними, и я пере­шел в другое купе к моим спутникам-студентам, которых я взял с собою: о. диакона Алексия (Симанского) и Илию Абурруса, сирийца394. Оба очень хорошие и, кажется, расположены ко мне. С ними я очень оживленно в беседе провел две трети пути до Москвы. Тут о. Алексий поведал мне сон свой о моем награждении. Сон очень любопытный. «О вашем награждении, – говорил он, – я узнал только сегодня. Между тем три дня назад мне снится, будто я с вами еду в вагоне 1-го класса, вижу у вас на груди низко прицепленную звезду и говорю: «Владыко! У вас звезда низко прицеплена, нужно ее поднять несколько выше"». Действительно, звезда у меня низко прицеплена, по моему неумению как ее носить. Даже до субботы никто у нас не знал о моей награде. Симанский, живущий рядом со мною, не только не знал, но даже и не думал о возможном награждении меня. Сомневаться в искренности его рассказа я положительно не могу, зная его за правдивого человека, да притом же не было положительно никакого побуждения для него выдумывать. Он сказал, что этот сон и исполнение его так поразили, что он не решался даже поведать о нем, боясь, как бы я не счел это за выдумку. Словом, это – факт и относится к области ясновидения, что ли, во всяком случае, очень любопытен. Отец Алексий – довольно нервный человек. /

С вокзала в карете, присланной из Чудова, я поехал с о. Алексием в Чудов монастырь, в келию отца наместника. Затем о. Алексия послал к Камаровским, которым дана была вчера телеграмма о приготовлении орденской ленты, за лентою. В главных покоях Чудова монастыря шли приготовления к праздничной закуске. Владыка служил в Успенском соборе. К половине десятого часа стали собираться поздравители: духовенство московское, старосты, благотворители, ктиторы и в этом роде; высшего общества, т.е. представителей администрации, не было. Был здесь, конечно, и наш В.К. Саблер, в своем сенаторском красном мундире.

Подойдя к нему, я сказал, облеченный395 в красную ленту:

– Благодарю вас, Владимир Карлович, за весть о награждении меня. Думаю, что это случилось не без вашего содействия.

– Да, да! – с живостью ответил он. – Очень рад, очень рад, что мне удалось исхлопотать ко дню Святой Пасхи награждение вас «лентионами»396. Я на всякий случай из Капитула орденов взял эти лентионы и привез их сюда в Москву, в полной надежде, что Государь изъявит397 Свое соизволение398. Относительно вас не было возражения, потому что вы и без того уже имели права на награждение, но относительно ваших коллег... Впрочем, всё, слава Богу, устроилось.

Так вот кто нас награждает!

В десять часов прибыл Владыка. После обычного пасхального молитвословия началось поздравление пасхальное. Я поздравил Владыку от имени Академии и поблагодарил его за отеческое внимание. После этого между митрополитом, Саблером и нами – викариями – стал дебатироваться вопрос: идти ли нам, викариям, к Государю. Дело в том, что вчера в часов двенадцать назначен был Высочайший прием духовенства, после чего и послана была мне телеграмма митрополитом и Саблером. Но затем, когда, в два часа примерно, спрошено было: в каком составе представляться духовенству, то последовал ответ (конеч­но, не Высочайший, а окрест стоящих): в прежнем составе, т. е. как три года назад. Так как тогда викарии не представлялись, то, значит, и теперь также. Этим и объяснялась вторичная телеграмма Сабле­ра, которой я, слава Богу, не послушался. И теперь Саблер всячески отклонял наше «представление», ссылаясь на нарушение придворного этикета и тому подобное. Но мы выразили желание представиться и поблагодарить за Монаршую милость, и Владыка нас поддержал. В три четверти одиннадцатого мы отправились в Успенский собор и облачились в / мантии, а затем во главе с Владыкою, у которого одно­го был жезл, отправились через двери, находящиеся против западных дверей Успенского собора, во дворец. Вместе с нами шли представители Лавры – отец наместник, казначей и благочинный; наместник Чудова монастыря, синодальный ризничий 399 и причт Успенского собора – пресвитеров и диаконов около пятнадцати. Сзади – неиз­менный В.К. Саблер. Проходили через многие залы – Георгиевскую, Владимирскую, и еще через какие-то комнаты, где стояла внутренняя стража, и, наконец, спустились в нижний коридор, где шныряло много гоф-курьеров400 в странных костюмах с громадными перьями на треу­голках, арабы в своих живописных костюмах, а затем впустили нас в большую комнату, должно быть столовую. Здесь мы стояли добрых полчаса. В это время какой-то важный придворный чин с моноклем, не то Корф, не то Бенкендорф, о чем-то шептался с Саблером, что-то записывал, выходил, входил401. Посреди комнаты стоял стол; явились лакеи и, не стесняясь присутствием митрополита, стали отодвигать стол к стене, обрезать прикреплявшие его веревки. По правде сказать, эта процедура ожидания, эта суета с лакеями, эти шныряния при­слуги... не понравились мне. Раз назначен прием, должно быть все уготовано, а не заставлять даже митрополита ожидать, хотя бы ему отвели особое место. Конечно, в этом виновата нераспорядительность «окрест стоящих».

В половине двенадцатого наконец араб распахнул дверь и появи­лись Царь и Царица, ставши у столика с правой стороны, в пол­оборота к нам. В это время митрополит сказал возглас: «Благословен Бог наш», и «заревели» наши успенцы «Христос воскресе» 402, «Ангел вопияше» 403, «Многолетие». Я никогда не слышал чего-либо подобного. Право, если бы какой-нибудь иностранец услышал что-либо, то он ужаснулся бы этому буквально львиному реву. Но вслушаться – это нечто поразительное, оригинальное, чисто русское пение, выражение русского духа, широкого, большого, пожалуй, еще не культивирован­ного, самобытного, породившего и царя-колокола, и царя-пушку, и царя-попа (так в Москве называют в шутку громадного сакеллария с жалким же голосом В.Г. Субботина), и царя-баса (так называют зна­менитого оперного артиста Шаляпина)404.

После этого митрополит сказал приветствие. Вкратце его можно передать так: «Все радуются прибытию Вашему к нам и выражают это громкими кликами, пушечными выстрелами и другими знаками вос­торга, а мы, духовные, / выражаем эту радость молитвою к Воскресшему о вожделенном здравии Ваших Величеств». Речь по форме была цветистая. Но, признаюсь, после велегласия (громогласие (церк.-слав.) – прим. электронной редакции) Успенского причта слова Владыки о духовном восторге как-то звучали диссонансом.

После этого началось христосование. Целовались с Государем три раза в щеку, затем рука в руку, хотя нам в Успенском соборе сказа­но было, согласно записи прошлого христосования, не делать этого; может быть, остальное духовенство этого и не делало. Каждый из нас – викариев – по христосовании говорил: «Приносим благодар­ность Вашему Величеству за Монаршую милость». С Государыней христосовались целованием ее руки, а она – намерением поцеловать нашу, причем вручала каждому по художественному, расписанному в древнерусском стиле по фарфору, яйцу. Мне досталось с изобра­жением святителя Николая. Пока происходило христосование духо­венства, я старался как можно глубже и сильнее запечатлеть в своей душе образ Царя и Царицы. Мне посчастливилось уже их видать три раза, если не больше. Царь – среднего, если не меньше, роста, в про­стом офицерском костюме, с Владимиром в петлице; лицо приятное, глаза – голубые и чрезвычайно добрые; голос с маленькой хрипотой; цвет лица – бледноватый. Царица – весьма грациозная, в кружев­ном платье кремовом – светло-желтом; голова несколько наклонена; взгляд несколько грустный; лицо красноватое, кажется, по местам с нервною сыпью; нос – несколько заостренный; черты лица тонкие и приятные. Стоит – стройна и грациозна, но точно думу какую-то думает... После христосования с духовенством Царь немного погово­рил с митрополитом.

Разговор почти буквально был следующий:

– Однако, у вас в Москве хорошие голоса.

– Да, Ваше Величество. Здесь набираются голоса со всей России.

– У вас новый протодиакон 405?

– Да, Ваше Величество.

– А где же прежний406?

– Умер.

– Вот как! Давно? Ведь он был еще не стар.

– Около году. Он умер от гангрены вследствие неосторожного обре­за ногтя.

Затем мы раскланялись и тем же порядком возвратились. Много мыслей в это время у меня роилось в голове под впечатлением этого христосования. Конечно, Царь и Царица – простые люди. Но тут важна идея. Царь и Царица русские! Ведь это целая история! Ведь это событие в твоей жизни! Иной, а таких целые миллионы, так / и умрет с неудовлетворенною жаждою увидеть их, а тут не только видишь – христосуешься, говоришь. Действительно, этот день сугубо велик для меня...

При гуле ивановских колоколов 407 возвратились мы в Успенский собор, а оттуда в Чудов. Сюда, впрочем, пришел митрополит, Саблер и я. Саблер с обычной поспешностью, перебегая, точно пташка, с предмета на предмет, что-то начал расспрашивать меня о состоянии Академии, церковности, дисциплине и т.п. Причем начал возбужден­но говорить о тяжелых временах, переживаемых Церковью, о «Новом пути» 408, о священнике Ус-м, который пишет возмутительные статьи409, об отсутствии твердой церковной власти, то есть о чем только он и не говорил!

Обильный поток его красноречия, которому очень равнодушно внимал Владыка, гораздо больше меня знакомый с подобными шабло­нами, я прервал следующими недоуменными вопросами:

– А ведь, Владимир Карлович, «Новый путь» издается в Петербурге, и притом, как слышно, духовные статьи находятся под ведением духов­ной цензуры и даже, как говорят, чуть ли не самого Владыки.

– Ах! Да, да! Что делать, что делать! К сожалению, к прискорбию... – и только ахи, вздохи, и больше ничего.

Затем вопрошаю я Владыку:

– Слыхали ли, Владыка, что в Москве на Святой [седмице] ожи­дают священника Петрова, который будет читать публичную лекцию в Историческом музее, и, по сообщению «Русских ведомостей», даже определена тема – «Всеобщее апостольство» 410.

– Нет, ничего не знаю.

– Полагаю, не будет же он читать без вашего соизволения.

– Нас теперь об этом не спрашивают.

Владимир Карлович при этом все возбужденно вертелся, то ахал, то возмущался, то утверждал, то отрицал одно и то же.

– Ведь вот, – продолжал Владыка, – Великая княгиня Елизавета Феодоровна интересуется им. Ну и пусть устрояет там у себя аудито­рию для него, – всякий волен делать в своем доме, что ему угодно.

Замечу, что я о Петрове заговорил вовсе не потому, чтобы я имел что-либо против него – напротив, я его с большим интересом читаю, – а только на тему «об ослаблении церковной власти», об усилении которой так заботится Владимир Карлович, уничтоживший ее, – он с другими ему подобными предшественниками.

На этом разговор окончился. Владимир Карлович отправился с визитами, Владыка – к Великому князю, а я – тоже с визитами. Был у князя Ширинского – не застал, у губернатора Кристи – тоже, у помощника генерал-губернатора А.Г. Булыгина411 – тоже. / Наконец, спросил наудачу полицейского, где остановился министр внутренних дел Плеве, даже не зная, здесь ли он. Оказалось – здесь и в гостинице National. Я отправился к нему на правах старого знакомого. К моему удовольствию, он оказался дома, что так редко бывает в это время, и сейчас же принял. Прием был весьма любезный. Сущность разговора, весьма для меня лестного, передаю не в целях автобиографических для самовосхваления, а для памяти своей. Высказав удовольствие по поводу прошлогоднего своего пребывания в Академии на Страстной и Пасхальной службах, за прекрасный строй службы, так что и семича­совое стояние за службами его не утомляло, он затем начал говорить комплименты мне. Из этих комплиментов я со спокойною совестью могу отнести к себе следующие слова, характеризующие мое отноше­ние к студентам: «Я заметил: не допуская фамильярного обращения со студентами, вы не держитесь и в отдалении от них. Это обеспечи­вает порядок, который есть душа всякого учреждения». Дальше я счи­таю только комплиментом: «У вас железная рука, твердый характер, у вас порядка не может не быть». «О, если бы!» – приходится на это сказать.

Видя подобные незаслуженные похвалы себе, я стал отражать их подобным же оружием и сказал министру:

– Эту твердую руку мы видим в вас. Академия никогда не забудет вашего пребывания и молитв в ее храме в то время, когда вы, год тому назад, взяли в свои руки тяжкий подвиг служения России. Годичных юбилеев нет, но в настоящее время достойно и такие юбилеи празд­новать. Я очень счастлив, что имел удовольствие в то время встречать светлый день Пасхи с вами – дорогим гостем.

Он поблагодарил меня и сказал по поводу «твердой руки»:

– Твердость наша обуславливается твердостью начальников отдель­ных частей, а без этого, если начальник – тряпка, и наша твердость почвы не имеет.

Поговорив затем еще о разных злобах дня в общем около четвер­ти часа, мы расстались, причем он проводил меня до дверей и помог надеть верхнюю рясу. Отсюда я поехал в Чудов, где Владыка ожидал меня с обедом. За обедом делились впечатлениями переживаемого. /

В три часа была в Успенском соборе Пасхальная вечерня, совер­шаемая митрополитом, в сослужении, кроме меня, преосвященных: Трифона, Григория, Нафанаила и многочисленного духовенства. Народу – негде яблоку пасть. Хор синодальный великолепно пел. Во время облачения пели мальчики трио «Воскресни Боже». Ангельские голоса их переливались, как пение птичек. Настроение умилительно- торжественное, кажется, единственно возможное в такой полноте только в первом всероссийском храме. Поучение говорил преосвящен­ный Трифон, слишком с претензиею на эффект.

После вечерни отправился к о. наместнику Иннокентию, где пили чай; а затем отправились в древнейшую монастырскую церковь, устро­енную святителем Алексием во имя чуда святого Архангела Михаила. Храм очень интересный, а особенно – подземные своды его, несо­мненно, заключавшие в себе два храма. Тут есть и место заточения патриарха Гермогена 412. Этот храм и своды под ним осматривали на Страстной седмице Государь и Государыня с Великими князьями. Отец Иннокентий давал очень подробные сведения, которые теперь он и повторил. В семь часов поехали мы с визитом к преосвященному Парфению, а от него проехали по Тверской до Валаамского подворья, а оттуда – обратно. Везде возжигалась иллюминация. Тверская вся бли­стала огнями. Проезд был только до Страстного монастыря, оттуда мы и повернули мимо Страстного бульвара и насилу добрались домой. Вся Москва блестит. Погода стояла чудная. Уснул в десять часов. Сквозь сон в три часа утра чудною гармониею разносился ивановский звон.

Понедельник. 7-е [апреля]. Служил с митрополитом в храме Христа. До прибытия Владыки видался в алтаре с «известным» ныне деятелем по открытию мощей Серафима архимандритом комендантом Суздальского монастыря Серафимом (Чичаговым) 413, бывшим артиллерий­ским полковником, со множеством звезд и орденов и с мальтийским крестом. Архимандрит – очень представительный. Я его мало знаю. Почему-то многие неодобрительно отзываются о нем, считая его за нахала-хвастуна. Один уже ответ его на мой вопрос о длительности пребывания в Москве очень характерен: «Долго пробудете здесь, в Москве?» «Это будет в зависимости от пребывания здесь Государя!» – таков его ответ. Много он мне говорил о тех хлопотах, какие выпадают на его долю по работам для уготовления помещений ко дню откры­тия мощей. Говорил, что Их Величества и многие из Царской семьи будут на открытии; что он хлопочет (?), чтобы кроме / назначенных архиереев – Тамбовского и Нижегородского 414 – дозволено было при­сутствовать и другим, вопреки «манипуляциям» победоносцевским, и в таком роде. Когда же я спросил, а будет ли на открытии преосвященный Димитрий (Ковальницкий) Казанский, то он с живостью ответил: «О, нет-нет, ни за что! Хорошо, что его убрали. Ведь это – человек академический, жизни не знает; человек слишком самостоятельный, что себе говорит, то уж неизменно добьется. Нет, нет!..» Я хотел было возразить, что все это к чести его относится, а не к укоризне, но тут зазвонили во вся – Владыка прибыл. О причине неудовольствия Серафима на преосвященного Димитрия я, кажется, уже говорил.

Хор пел, как вообще архиерейские хоры. Народу множество. Служить в таких храмах – на людях – большое удовольствие. Владыка пригласил к себе на обед. К двум собрались у него: преосвященные викарии, протопресвитер И.Л. Янышев415, неизбежный В.К. Саблер и случайно приглашенный визитер Гуськов, должно быть, большой благотворитель. За чаем, в ожидании сбора гостей, то есть собственно Саблера, который где-то рыскал, шла оживленная беседа со мною и с обаятельнейшим Иоанном Леонтьевичем о церковной жизни Запада и Востока, отчасти в сравнении с нашей. Оба мы были там, поэтому материалов было достаточно. Отсюда я еще пришел к глубокому убеж­дению, насколько полезны путешествия. Беседа началась с рассказа о. Янышева о том, как религиозны Царь, Царица и детки, как чинно, благоговейно и молитвенно стоят они во храме.

Я, имея в виду многие данные неблагоговейного стояния в храме, сказал:

– О, если бы и все подлежащие власти брали с них пример; а то как ведут себя, особенно в провинциальных городах!

– Во многом мы, пастыри, виноваты, – ответил Янышев. – Рас­скажу Вам пример из своей заграничной практики, из пребывания во дни молодые еще в Висбадене. В храм приходило много иностранцев, но также и русских, сановных людей, привыкших у себя на родине к разного рода вольностям. Вижу, ведут себя в храме возмутительно: смеются, разговаривают, тогда как иностранцы – чинно. Вот я в удоб­ное время выхожу на солею и обращаюсь вежливо: «Возлюбленные! Если вы Бога не боитесь и не стыдитесь, то постыдитесь вот этих ино­странцев и иноверцев (а они-то по-русски не понимают), которые так чинно ведут себя в храме. / Помолимся же». Раз-другой сказал, и боль­ше никогда подобного у меня не повторялось, не только здесь, но и в других местах моего служения – уж такую репутацию заслужил.

Беседовали о старокатоликах, о расколе, об ересях и т.п. Могу толь­ко сказать, что такие люди, как Янышев, – украшение нашего клира по широте богословских взглядов. За обедом главным собеседником был тот же просвещеннейший Иоанн Леонтьевич. Рассказывал он о царских девочках416, как они забегают иногда к нему в комнату, как он любуется ими, с каким благоговейным страхом приступала к испове­ди в первый раз старшая – семилетняя Ольга Николаевна 417, сколько им удовольствия доставляет пребывание в Москве, как их одаривают теперь москвичи. В числе подарков он назвал, между прочим, куклу в виде ребенка, приготовленную Вознесенским женским монастырем. Это дало повод Саблеру сострить: «Ах, ах! Хитроумная матушка Евгения (настоятельница) 418 соорудила ребеночка». Вообще, ВладимирКарлович только острит, говорит славянизмами, хотя это только, быть может, один из дипломатических приемов, чтобы не говорить о деле.

Пред последним блюдом келейник доложил Владыке, что велели передать о прибытии к нему в половине четвертого часа Царских особ. Было три часа. Мы встали тотчас из-за стола и уехали. Остался только в задних комнатах, как «богоглаголивый Аввакум на божественной страже» 419, многоглаголивый Владимир Карлович. Действительно, через четверть часа посетили митрополита их Высочества, а через три чет­верти часа – Их Величества с Наследником.

Вечер провел у Камаровских, по обыкновению мило и радушно.

Вторник. 8-е апреля. Принимал некоторых визитеров. Была «хитро­умная» матушка-старушка Евгения. Рассказывала, как матушки- игуменьи представлялись вчера Их Величествам, как христосовались с тремя старшими царскими девочками-ангелами, как одаряли их пасхальными подарками. Трогательно, по ее рассказам, было, как пре­старелая игуменья Зачатьевского монастыря 420 в порыве восторга пала до земли пред детьми со словами: «Ангелы Божии» – и не могла встать, только что ее подняли. Вообще, много-много рассказов теперь созда­ется из времени пребывания в Москве Государя и детей.

В одиннадцать часов поехал к Великому князю Сергею Александровичу, где назначен был пасхальный прием. Получил чудное фарфоро­вое яйцо с изображением святителя Алексия. / Сегодня предполагался «святой вечер» в Епархиальном доме, устрояемый митрополитом. Перенесен на завтра по каким-то соображениям. Поэтому я решил уехать домой, чтобы завтра приехать. В четыре часа заехал к одному из распорядителей вечера ректору семинарии о. Анастасию за билетами. Он передавал об инциденте, происшедшем только между преосвященным Парфением и другим распорядителем о. архимандритом Серафимом (Голубятниковым)421. Преосвященный попросил у него несколько билетов, а о. Серафим спросил: «Для кого?»; тогда Преосвященный возвратил их ему с неудовольствием. В пять часов заехал к Владыке; он угостил меня ужином, и я уехал от него в половине восьмого на вокзал и в десять прибыл к себе в Посад. Нашел много поздравле­ний. Поздравлял меня митрополит Антоний с Пасхою и Монаршею милостью.

Среда. 9-е апреля. В пять часов вечера выехал в Москву; со мною ехали профессор Каптерев с супругою, Мышцын и секретарь Всехсвятский на святой вечер. К половине восьмого у Епархиального дома была уже масса экипажей и народа, которые думали, что Государь будет присутствовать на вечере. В самой зале было полно избранного общества – архиереев, духовенства и аристократии, местной и петербургской, много придворных. Был и министр Плеве. Часть залы была занята большою эстрадою, покрытою красным сукном, для концерта соединенных хоров –синодального, чудовского, [храма] Христа Спасителя и Общества любителей церковного пения 422. Вечер этот состоял из двух отделений.

В первом отделении предложил свое чтение сам Владыка «О значении Воскресения и его действительности»423. Владыка читал очень тихо, так что даже мы, сидящие в первых рядах, не всё слышали, о других нечего говорить. Длилось чтение три четверти часа и всех утомило. Я просто диву давался: проповеди произносит Владыка очень живо, зажигатель­но, а тут – монотонно и вообще неудачно... По-моему, лучше было бы ему не выступать на этой кафедре. Хорошо, что Государя не было.

Во втором отделении говорил преосвященный Трифон, тоже о Воскресении 424. Это была самая простая проповедь; по содержанию слишком мелка, но зато произнесена с присущими ему театральными замашками, с дрожанием голоса, с переливами от forteк piano (от громкого к тихому (итал.) – прим. электронной редакции) и нао­борот. Поэтому, несомненно, произвела впечатление, особенно среди дам, разных старых графинь и княгинь, которые / по-французски вос­хищались «князем-епископом». В обоих отделениях пели хоры отдель­но и вместе, под управлением директора синодального хора Орлова425. Пели в общем хорошо, но и только. Особенно удачно исполненным показалось мне «Да воскреснет Бог» Смоленского426, исполненное сме­шанным хором любителей. На концерте пришлось мне сидеть рядом с И.Л. Янышевым, а затем я, по просьбе Саблера, пересел к Плеве, чтобы занимать его разговором. Вообще, вечер можно считать неудав­шимся и, как ни прискорбно, благодаря чтению Владыки.

На другой день после концерта, в четверг, в четыре часа выехал к себе и в шесть прибыл домой.

Суббота. 12-е [апреля]. Служил в академическом храме. Раздавал артос, пред чем произносил маленькое поучение.

Воскресенье. 13-е [апреля]. Служил в Лавре. Обедал у наместника. Получил сегодня приглашение на царский обед, на 15-е.

Вторник. 15-е апреля. Сегодня в половине второго выехал в Москву. С визитом прямо поехал к Владыке, у которого пил чай. В шесть часов назначен сбор нас, архиереев-викариев, с Владыкою в Чудове, чтобы отсюда всем поехать во дворец. В половине седьмого прибыл Владыка, и в три четверти седьмого мы приехали во дворец, с подъезда против Москвы-реки. Гоф-курьер указывал нам путь и привел в Александровскую залу, где уже были приглашенные, около четырехсот военных и гражданских чинов. Величественная зала вся была зали­та электрическим светом. Звезды сияли на грудях, пестрели разные ленты. Присутствие черных клобуков как-то не гармонировало с этою средою. Главный стол занимал середину залы в длину ее, а от него пер­пендикулярно были расположены другие столы. Место каждого было обозначено карточками с именами. На столах стояли громадные вазы с великолепными живыми цветами, раскиданными, кроме того, по сто­лам. Множество лакеев в красном одеянии разносило предварительно холодные закуски. Ровно в семь часов из Тронной залы показались Их Величества в сопровождении Их Высочеств, фрейлин и придворных чинов. Воцарилась тишина. Поклоном приветствовали мы их появ­ление. Затем заняли свои места. Митрополит прочитал «Отче наш» и благословил стол. В центре заняли места Их Величества. По левую руку Государя заняли места: Великая княгиня Елизавета Феодоровна, Рихтер427; / по правую руку Государыни: Великий князь Сергей Александрович, фрейлина княгиня Голицына428, министр внутренних дел Плеве, графиня Олсуфьева, граф Кутайсов, княгиня Уварова429 и другие. Против Государя сидел министр Двора Фредерикс430, по левую руку его митрополит, преосвященный Парфений, Трифон, я, Данилов, Малахов 431 и т.д. Царица и княгиня блистали бриллиантами, изумрудами и другими драгоценными камнями. Я в первый раз понял всю прелесть блеска камней. Все были в откровенном декольте. Все время музыка играла; но навряд ли кто внимал ей; я даже думаю, что музыка нарочи­то играла, чтобы имели возможность друг с другом разговаривать. Нам подавали постное – рыбное. Меню я взял с собою на память. Обед продолжался около полутора часов. После этого все перешли в сосед­нюю Тронную залу, где и стали полукругом. Царь с Великим князем некоторое время отсутствовали, вероятно курили. Осталась Царица, к которой подходили некоторые по указанию обер-церемониймейстера, кажется Долгорукого432. Первым подошел митрополит, с которым она беседовала минут десять, затем – Парфений, Трифон и я. И нас она удостоила своей милостивою беседою.

Меня она спросила на русском языке с немецким оттенком:

– Вы были в Иерусалиме?

– Имел счастье, Ваше Величество.

– Интересно?

– Весьма интересно и назидательно.

– Говорят, там провели железную дорогу. Это нэ хорошо. Лучше так. Прежде лучше. Нэ нужно было.

– Совершенно верно, Ваше Величество.

– Нам в старый Иерусалим трудно ехать. Но мы были в Новом Иерусалиме 433, в субботу. Много интэресно. Хорошо там. Вы были?

– Был, Ваше Величество.

– Похожи один на другой?

– Кувуклия очень сходна. Но в Новом Иерусалиме куда чище. Греки не блюдут чистоты.

– Очень жаль!

На этом разговор и кончился. Затем явился Государь с Великим князем и тоже начал удостаивать некоторых Своею беседою, обходя ряды. Тоже начал с духовных.

Со мною разговор:

– Полный комплект у вас студентов?

– Полный, – двести двадцать человек.

– Все интерны?

– Экстернов десять студентов.

– Какой год ректором?

– Шестой.

– Значит, мы виделись в прошедший мой приезд в Лавру.

– Имел счастье видеть Ваше Величество.

– Сожалеем, что теперь не пришлось быть в Лавре по недостатку времени; в следующий наш приезд непременно будем.

Нужно видеть, как всякий горит желанием, чтобы Государь / заго­ворил с ним. Но далеко не все удостаиваются этой высокой чести. Великий князь обращает внимание Государя на кого нужно. Саблер, стоявший сзади нас, архиереев, и знающий все тонкости придворной жизни и лиц придворных и чиновных, служил, так сказать, нашим толмачом. Он обращал наше внимание, как уловляют многие психо­логические моменты, что Государь обратил внимание и т.д. «Вот-вот, уловил. Теперь он будет другом многим, которые и знать его доселе не хотели...» Вообще, я думаю, скользка придворная жизнь...

В половине десятого Их Величества откланялись, и начался разъ­езд. Я отправился в Чудов, куда сегодня прибыл мой приятель Степан Тимофеевич Голубев для работы в архивах. С ним мы просидели в беседе до трех утра.

Четверг. 17-е [апреля]. Вчера приехал из Москвы в два часа. В вагоне просквозило; вечером сильно лихорадило; сегодня также. Доктор про­писал липу с фенацетином. В семь часов заходил ко мне преосвященный Минский Михаил (Темнорусов)434, прибывший на похороны своего старого отца – протоиерея, проживавшего на покое в Посаде, куда он прибыл из Архангельска. Преосвященный Михаил – мой сослуживец по Кишиневской семинарии. В 1890 году в Кишиневе же пострижен в монахи, был затем инспектором Ставропольской семинарии, ректо­ром Новгородской семинарии, Могилевской, викарием Виленским и епископом Минским с 1899 г. Теперь ему сорок восемь лет, уже седины много; архиерей – благообразный, хотя несколько маловат ростом. Рассказывал о полякующих губернаторах и об унижении ими православного духовенства и покровительстве полякам. Свою мысль иллюстрировал он многими примерами.

Погода стоит чудная, просто невероятно, чтобы в двадцатых числах апреля было так тепло. Почки распускаются; аромат свежести всюду. Хорошо. Жаль, если настанут холода в конце месяца, как предсказует Демчинский435.

Воскресенье. 20-е апреля. Служил у себя. Вечер провел у профессора В.А. Соколова, у которого были также Н.Ф. Каптерев и Н.А. Заозерский и зять П.В. Тихомиров. В приятной беседе незаметно прошло время до половины одиннадцатого вечера, когда я и уехал домой. Визиты профессорам я отдаю по вечерам, по очереди. /

Понедельник. 21-е апреля. Был Совет. Рассмотрели экзаменацион­ное расписание. Экзамены начинаются 28-го апреля, оканчиваются 31-го мая. Прочитаны были рецензии М. Тареева и И. Попова на магистерское сочинение Н. Городенского «О нравственном созна­нии человечества»436. Признано удовлетворительным. Заслушано также прошение и. д. доцента по библейской истории о. Иосифа о назна­чении рецензентов магистерского сочинения его «Иосиф Флавий» 437. Прошение это, так сказать, фиктивно, потому что сочинение еще не все напечатано. Но ему желательно ускорить дело и, если возможно, устроить диспут в начале июня. Рецензентом назначен В. Мышцын, а вторым я себя назначил.

Больше официальных дел в Совете не было. Да, заслушано проше­ние исполняющего должность доцента П. Тихомирова об увольнении его в отпуск за границу на год. Прошение очень мотивировано. Про­фессор Андреев просит также отпуска заграничного – в Париж, на каникулы, для занятия в Парижской национальной библиотеке. Тот и другой просят исхлопотать субсидии. Совет будет просить, но будет ли удовлетворена его просьба – это еще вопрос.

После официальных дел говорили «вообще». Между прочим, новый редактор И.В. Попов рассказывал о своем визите митрополиту с просьбою о продолжении субсидии в две тысячи рублей на нужды редакции, собственно на издание святоотеческих творений. Митрополит весьма любезно принял. Субсидии продолжать обещал, но при этом сказал: «Даю на издание именно святоотеческих творений, но не на «Богословский вестник», в котором иногда помещаются статьи не в святоотеческом духе». Очевидно, разумеет здесь статьи о мона­шестве, идущие вразрез со статьями архимандрита Никона, не пере­стающего инспирировать Владыку. Об этой инсинуации профессор Попов говорил, что он имеет самые верные сведения. Это замечание Владыки пришлось весьма по сердцу о. Никону, который на другой же день услышал его и с торжеством говорил: «Хорошо им досталось от Владыки!»

А теперь как раз печатается статья С. Смирнова «Как жили иноки в древней Руси»438, всецело направленная против эгоистического взгляда на монашество о. Никона. Вообще, ума в Никоне не отрицаю, но чест­ности – очень мало.

Среда. 23-е апреля. Царский молебен 439 служил у себя. Вечером загля­нул на часок к нашей, да и всероссийской знаменитости Е.Е. Голубинскому440. Барский дом здесь у него, прекрасно культивированная усадьба. Конечно, застал его в халате. Старик еще бодрый. / Приемы его в обращении очень оригинальны, так что иного могут привести в смущение. Смеется очень характерно – сильными, порывистыми взрывами; очень часто «чертыхается». Но очень симпатичный старик. Сообщил мне, что 19-го мая он избран штатным академиком441, за что будет получать четыре с половиною тысячи.

– Черт его знает, сколько денег. И за что? Чтобы показаться только в Петербурге раз-два!

Я отвечаю:

– За честь, которую вы им окажете.

Взрыв страшного смеха.

– Черт побери, какая честь?!

С большим удовольствием, но вместе и с ирониею, рассказывал он, как Св. Синод при канонизации останков Серафима воспользовался его «Канонизацией святых на Руси»442, какая книга доставила ему пре­жде много неприятностей. Евгений Евстигнеевич говорил даже, что и «Синодальное деяние» составлено под влиянием его идей443.

– За это, – шутя я сказал, – пожалуй, и вас можно будет канонизовать.

– Нет, не нужно, – тоже смеясь, ответил он.

Гуляли мы с ним по его усадьбе, где каждое деревцо им посажено. Выходили в калитку на поле, любовались видами на поля, зеленеющие леса, скиты. Теперь он занят переизданием второй половины первого тома своей «Истории»444. Дал мне свою «Канонизацию» и первую поло­вину первого тома своей «Истории»445.

Был у меня сегодня и бывшим Саратовский преосвященный Иоанн (Кратиров), пребывающий теперь на покое в Симоновом монастыре в качестве настоятеля его446. В бытность его ректором Петербургской академии он меня постриг и рукоположил во диакона и иеромонаха447. Он теперь с маленьким параличом. Говорит очень неразборчиво. Ногу одну волочит. С виду он и теперь представительный. Говорил, что и меня имели в виду на его место – в Саратов. Назначен туда его викарий Гермоген 448; по словам Иоанна, он очень недалекий, с «пустою головою». Быть может, такая аттестация объясняется не совсем братскими отношениями, существовавшими между ними, что и послужило, кажется, одною из причин ухода на покой преосвященного Иоанна.

Четверг. 24-е апреля. Пред вечером заезжал к профессору М.Д. Муретову якобы с визитом, а на самом деле взять у него немецкие пособия относительно Иосифа Флавия. У него свой дом с усадьбою, правда, не особенно культивированною. Обложен книгами. Вполне опреде­лившийся старый холостяк, подозрительный, особенно относительно политической неблагонадежности. Про него рассказывают в этом отношении массу анекдотов. Вот, например, теперь. Вижу, висят у него очень нехорошие портреты Их Величеств.

– Что это, Митрофан Дмитриевич, / у вас такие плохие портреты?

– Да это я купил в приезд сюда Государя, на коронацию. У меня внизу жил жандарм. Кто его знает: мог еще донести куда, что у меня портретов нет. Вот я взял и купил. Да еще вот что. Был у него хоро­шенький мальчик, теперь учится прекрасно в здешней гимназии. Я ему как-то подарил книгу «Приключения Гулливера», что ли. На обертке нарисованы какие-то бандиты с револьверами. Он возьми да и выставь ее на окно. Прохожу как-то и вижу эти револьверы. Я поспешил к нему и говорю: «Что вы, что вы? Ведь тут Государь проезжать будет. Убрать сейчас же эту книгу. Разве я вам для того давал, чтобы вы меня под­водили?»

И все это рассказывается в серьезном тоне, без всякого подозре­ния, насколько комичен сам почтенный Митрофан Дмитриевич в излишней подозрительности. Но вообще Митрофан Дмитриевич пре­красный человек и, несомненно, ученейший муж.

От него зашел по соседству к профессору Н.Ф. Каптереву – един­ственное семейство, где я себя чувствую непринужденно. Кажется, и они относятся ко мне хорошо. Супруга Николая Феодоровича, Вера Сергеевна, дочь бывшего ректора Академии Смирнова 449, очень почтен­ная и умная дама, с которой приятно и есть о чем поговорить. У них чудный дом с великолепною усадьбою. Гуляли по саду, среди березо­вых и сосновых аллей. Все дышало свежестью и ароматом. Впрочем, было несколько сыровато, и мы отправились в дом, собственно на балкон, откуда великолепный вид на скиты. Здесь же были профессор Мышцын с супругою, секретарь Н.Д. Всехсвятский с супругою и зуб­ной врач – девица Бурундукова – друг семьи Каптеревых. В приятных разговорах, в воспоминаниях о Палестине, в слушании пения (Мыш- цына и Бурундуковой) и игры на фисгармонии (сама хозяйка), в ужине с питием весьма незаметно прошло время до половины одиннадца­того, когда я и отправился домой. Погода великолепная. Луна светит полным блеском. Долго еще ходил у себя по аллеям нашего садика, наслаждаясь чудною, весеннею ночью, причудливыми тенистыми очертаниями колокольни... Вообще, такой ранней, теплой весны не помнят. Что она предвещает? К добру ли? Как жаль будет, если ударит мороз и все сожрет своим холодным дыханием... /

28-е [апреля]. Понедельник. Начало экзаменов. Был, между прочим, и экзамен по моему предмету. Экзамены у нас не строгие, и им мало значения у нас придают. Злобою дня теперь служат статьи по вопросу о монашестве, одновременно появившиеся в майской книжке «Душепо­лезного чтения» и апрельской «Богословского вестника». В «Душеполезном чтении» статья главным образом против Спасского за его зна­менитую статью, бывшую для него лебединою редакторскою песнею, профессора А.И. Введенского и [статья] о. архимандрита Никона 450. Статьи кусательные, но фельетонного пошиба. В «Богословском вестнике» статья С.И. Смирнова 451, хотя несколько и тенденциозная, но с эрудицией. Статья, несомненно, умная, а главное – тонко ядовитая, обижающая «идеальные» монашеские воззрения о. Никона, которые в существе являются грубо материальными. После фактов, приведенных Смирновым, из истории русского монашества, из жизни самого основателя Лавры преподобного Сергия, Никону будет трудно что-нибудь возразить, кроме разве разных инсинуаций по адресу Академии.

Вторник. 29-е апреля. Был у меня бывший настоятель Валаамского монастыря игумен Гавриил, переведенный в сане архимандрита насто­ятелем Алатырского монастыря, Симбирской епархии 452. Что послу­жило причиною такого падения, неизвестно для меня. Я спрашивал архимандрита, но он уклонился от ответа. Не пьянство ли? Кажется, я уловил некие признаки в нем этого порока. А ведь Валаам известен своею трезвенностию. Во всяком случае, какая-нибудь должна быть сильная причина, принимая во внимание сильные связи его, как настоятеля Валаама, даже с Высочайшими особами, – но и они оказа­лись бессильными. Как мог, утешал его. Несколько умиротворенный он вышел от меня.

Вечером был у меня живущий здесь на покое А.А. Нейдгардт пред отъездом на время в Петербург и в Ригу, на взморье, и в монастырь сестер Мансуровых453. Человек он весьма начитанный и дышащий любовию к Церкви. Не имея возможности сам что-нибудь сделать, он, по привычке старых людей, говорит, и сильно говорит, побуждая дру­гих к деятельности, все осуждает, сожалеет о бездеятельности иерар­хии, связанной по рукам чиновниками и т.д. С ним весьма интересно поговорить. Как человек, отрешенный от жизни и дел, не ответствен­ный, следовательно, ни за что, он настоящий идеалист и теоретически перестраивает весь строй Церкви 454. / Во мне вполне справедливо он видит своего единомышленника и человека, по его пристрастному суждению, если не дельного, то одушевленного желанием к деятель­ности на пользу Церкви. Он считает сферу моей настоящей деятель­ности слишком узкою; нужна-де для меня сфера живой, епархиальной деятельности. Я с ним в данном вопросе не согласился и сказал, что я совершенно не хочу на епархию, страшусь епархиальной деятельности и доволен настоящим положением. Между прочим, он желает меня видеть епископом Американским ввиду слухов об оставлении еписко­пом Тихоном своей кафедры и возвращении его в Россию455. А я, надо сказать, совершенно этого не желаю.

– Вот, я еду в Петербург, – сказал он. – Буду у митрополита Анто­ния (с которым он в добрых отношениях), у Саблера и порекомендую вас в Америку.

– Благодарю, – ответил я. – Я не гожусь туда, так как не обладаю данными для этого: нет у меня дипломатической тонкости, языков не знаю хорошо, чтобы говорить. Порекомендуйте преосвященного Трифона, обладающего этими качествами.

После этого он об Америке не говорил ни слова. Надо заметить, что он, как и другие аристократы, видят в преосвященном Трифоне вели­кое, несравненное светило, которое предназначено светить на великой свещнице, чуть ли не на Московской456. После этого понятно его мол­чание на мое предложение посветить преосвященному Трифону на американской свещнице...

Среда. 30-е апреля. Подача кандидатских. В Академии веселье: питие, лики и тимпаны 457.

Воскресенье. 4-е мая. Служил у себя. Был у меня преосвященный Трифон, служивший в Доме призрения, где он состоит попечителем. В Москве у него я не бываю с некоторых пор, когда он не принял меня под предлогом болезни.

– Я думал, что вы не примете меня, – начал он полушутя.

– Я не одержим капризами московских викариев, – ответил я.

С час времени сидел он у меня. Время прошло незаметно в непри­нужденных разговорах. Может быть, в самом деле, некоторые стран­ности его объясняются болезненным состоянием его.

Вторник. 6-е мая. Служил в Лавре. Трапезовал у отца наместника. Сегодня день наград. Мало архиереев награждено. Высшие награды получены: преосвященным Макарием Томским – / крест на клобук, и преосвященным Николаем Таврическим – Александра Невского 458.

Убит уфимский губернатор Богданович в семь часов вечера в саду во время гуляния двумя или тремя анархистами; выпущено в него девять пуль. Причина – месть за усмирение бунта рабочих в Златоусте (в оригинале описка – «в Златоустове» – прим. электронной редакции), когда по приказанию губернатора прибегли к войскам, последствием чего застрелено несколько десятков рабочих-бунтарей459. Богданович, по отзывам, весьма гуманный человек. Тяжкие времена! В немецких газетах очень пессимистически смотрят на настоящее положение у нас и каркают о дальнейших предположенных анархистами политических убийствах.

Среда. 7-е мая. В газетах напечатаны и наши награды академиче­ские. По моему представлению получили шесть человек, сверх нормы на два человека: действительного статского советника – В.А. Соколов и Н.А. Заозерский; [святого] Станислава 2-й степени – Голубцов и Глаголев; [святой] Анны 3-й степени – Андреев и секретарь Всехсвят- ский. Небольшие, правда, награды, но я сделал все, что мог, чтобы под­винуть Московскую академию, которая по разным причинам сильно отстала от других. В сборной перед экзаменами по этому случаю было очень весело. Особенно предметом невинных шуток было «генераль­ство» Н.А. Заозерского, который, не скрывая, очень рад «высокому чину». «Братцы! – патетически восклицал он. – Высокий чин! Боюсь, как бы не убили! Одно только спасает – молодость (а ему за пятьдесят лет, и почти весь седой)! Не подумают, что в такие молодые лета и такой большой чин!.. Уж не знаю, пойти ли на экзамен? Как-то генералу не подобает. Пусть идут, сидят, пыхтят эти мелкие сошки – разные там титулярные, губернские, коллежские, статские460, а генералам непри­лично», – и в таком роде. Нужно знать и видеть Заозерского, эту чисто русскую широкую натуру, чтобы понять соль этого юмора. Удивитель­но, как при его несчастно сложившейся личной жизни (жена бросила) он еще сохранил такое благодушие.

Всенощную совершал в храме Вифанской семинарии.

Четверг. 8-е мая. Служил в Вифанской семинарии по случаю храмового праздника. Сказана мною речь на тему «Вемы, яко Сын Божий прииде...» 461. Всенощную служил у себя. Народу масса. Погода чудная, весенняя. /

Пятница. 9-е мая. Служил в академическом храме. Народу, по обыкновению, много.

Сегодня в пять часов пришли ко мне две барыни, довольно пожи­лые, сестры. Одна из них отрекомендовалась генеральшей Иолшиною462, а другая Студелининою. Пришли они ко мне с жалобою на студента IV курса А. Малевича463, якобы он обесчестил дочь одной из них –Студелининой – глухую, выставляя ее как самую воплощен­ную невинность, «опасавшуюся даже от одних поцелуев забереме­неть». Эти барыни слишком откровенно и даже цинично рассказы­вали мне об этом романе. Но хорошо, что раньше я слыхал об этой барышне, которая имела уже роман с окончившими курс Горчуковым и Светловым Анатолием 464. От неудачной любви она травилась спич­ками. И вообще, эта семья – гнездо разводов, романов, проститу­ции. В доме этой Иолшиной живут ее племянницы – все разводки. Заманивают к себе студентов с известными преступными целями. Я, не подавая виду, что знаю что-нибудь об этом гнезде, стал защищать Малевича.

– Откуда, – спрашиваю, – вы знаете об обесчестении вашей дочери?

– Да помилуйте, все говорят.

– Все, – говорю, – тут ни при чем, если грех этот был, то, полагаю, без свидетелей; почему такие люди подлежат суду Божию.

– Ну да, да! Это совершилось в апреле истекшего года, на линии железной дороги. Это сама дочь мне говорила.

– Мало ли что дочь ваша может говорить. Следов в смысле беремен­ности никаких ведь нет.

– Докторское свидетельство можно представить.

– Но ведь, – говорю, – оно только засвидетельствует наличность греха, но с кем он совершен – медицина до этого еще не дошла.

– Он ее изнасиловал! За это ему угрожает Сибирь, каторга, – рас­ходились барыни.

– Успокойтесь, – говорю. – Ваша дочь совершеннолетняя; ника­кого насилия, наверно, не было; а скорее – обоюдное согласие, если только грех был.

Затем они стали угрожать мне митрополитом, Саблером (?) и тому подобные глупости.

В заключении сказали:

– Мы вас предупреждаем, что она; убьет его и ее оправдают. Заставь­те его жениться, не допустите к экзаменам и т.д.

Я весьма вежливо выпроводил рассвирепевших дам, возревно­вавших о чести своей дочери, / которую они же наталкивали на грех с целью заловить в сети молодого человека. Положим, г. Малевич, кажется, не особенно высокой нравственности, но он хороший, умный студент (второй) и может быть даже оставлен стипендиатом профессорским. Вызову его и потребую объяснения.

Вечером на часок заезжал к исполняющему должность доцента П.П. Соколову. Умнейший человек! Но не пишет магистерской дис­сертации, хотя состоит в Академии с 1889 года. Всячески побуждал его; все обещает. У него только жена, детей нет и не было. Над этим трунят наши, говоря «философия не производительна», разумея в виду П.П. Соколова и П.В. Тихомирова, тоже бездетного.

Суббота. 10-е мая. Заходил ко мне досточудный о. Никон, чтобы поговорить относительно завтрашнего Кирилло-Мефодиевского школьного праздника465, пригласив от имени наместника служить в Троицком соборе, куда соберутся школьники из наших церковноприходских школ и соседних. Жалуется на боль языка, на что получил мой обычный ответ о самонаказании. Имел удрученный вид. Я пола­гаю, причиною этого статья Смирнова «Как жили иноки в древней Руси», направленная против него и его воззрений и слишком ядовито написанная. Но об этом у нас теперь не было речи, тогда как прежде, когда он чувствовал себя победителем, только и была речь о монашестве.

Рассказывал он также о своей недавней поездке в Москву на закрытое заседание в Епархиальном доме для обсуждения вопроса «О влиянии проповедей священника Петрова на общество» и вообще для суждения о нем.

– Грустное впечатление вынес я отсюда, – говорил с сокрушенным сердцем о. Никон. – Большинство московских священников высказа­лось за него.

– Жаль, что меня там не было, – перебил я его, – я подкрепил бы их своим одобрением проповеднической деятельности Петрова.

После этого как-то замялся о. Никон; заряд его пропал. Обвинения его священника Петрова в том, что он не пользуется святоотеческими творениями, а в качестве материала для проповедей пользуется про­изведениями светской литературы, народной мудрости, христианской и дохристианской, совершенно неосновательны. Священник Петров думал было прочесть несколько лекций в Москве, но митрополит / наш не разрешил.

Воскресенье. 11-е мая. Служил в Троицком соборе, наполненном учащимися. Вид молящихся детей усугублял радостное, молитвенное настроение. Пред молебном речь сказал о. Никон, и я после молебна. Трапезовал у отца наместника, который скептически относится к этим «никоновским» затеям, вызывающим ропот богомольцев, которые не попадают в собор, так как их не пускают на это время. Вообще, отец наместник не скрывает своих чувств к о. Никону. Это, впрочем, и понятно, помимо личных характеров того и другого: наместник стар, делами не занимается, а потому и брюзжит против о. Никона, который фактически заправляет всем через митрополита, слушающегося его, кажется, во всем. По-моему, отцу наместнику следовало бы уйти на покой и назначить сюда наместником какого-нибудь сильного чело­века, который ввел бы в оглобли самого о. Никона, слишком различно понимающего монашеские обязанности – на бумаге и в действитель­ности...

Понедельник. 12-е мая. Обедал с экзаменационною комиссиею, председателем которой я был, у и. д. доцента по философии П.В. Тихомирова. Тут, в Академии, существует хорошая традиция: обеды экза­менационной комиссии у профессора, по предмету которого был экзамен. Правда, не все блюдут эту традицию. С пяти вечера до девяти происходил выпускной экзамен в «моей» академической школе466 под моим председательством в присутствии многих членов (до десяти) ака­демической корпорации. Выпущено девять воспитанников. Отвечали, в общем, прекрасно. Вообще, школа производит весьма приятное впечатление. И если прежде некоторые из профессоров скептически относились к ней, отчасти браня и меня за затею, которой я хотел отличиться, то теперь все умолкли, и все должны сознаться, что доброе дело восторжествовало и школа пользуется большим доверием со сто­роны посадского общества, и сами профессора и члены академиче­ской корпорации дают сюда своих детей.

По окончании экзамена вся экзаменационная комиссия по тради­ции отправилась к живущему тут же секретарю Академии, где в про­стой, задушевной беседе провели время до одиннадцати часов. /

13-е мая. Вторник. Канун отдания Пасхи и Коронации. В Лавре служил я вечерню и утреню, совершенно по-пасхальному. В пять вечера вошел я в Троицкий собор со встречею. Приложившись к местным иконам, я пошел на облачальное место посреди храма, где и облачали меня. В это время пели 9-й час. В конце его вышло из алтаря все духовенство, и я благословил начало вечерни возгласом; затем стихи «Да воскреснет Бог»467 с крестом и трисвещником 468. Во время «Свете Тихий» 469 вошел в алтарь и затем совершил каждение при пении Είε πορλλα…(многая... (греч.) – начальные слова «Многая лета...», обращенные к служащему архиерею – прим. электронной редакции). Причем во время каждения клиросов и народа говорил: «Христос воскрес». Затем после стихир «Да воскреснет...» вышел прямо со служащими на средину и начал утреню, которая и соверша­лась затем совершенно по-пасхальному. Пасхальная служба в Лавре совершается только в одном соборе.

14-е мая. Среда. Служил в Лавре, совершенно по-пасхальному при открытых царских вратах даже во время причастна. Молебен без стихов «Да воскреснет Бог» в начале. Молитва, положенная на молебне с коленопреклонением, читана была стоя, о чем раньше был предупре­жден наместник и архидиакон 470. Наместник сказал: «В первый раз встречаю архиерея, который в данном случае поступает согласно уставу», что я, конечно, принял как любезность. А архидиакон Димитриан, надо заметить, знающий плохо устав, но мнящий себя таковым, на мое распоряжение ответил иронически: «Что это – по-новому?!» Я тогда ничего ему не сказал. Молитва предварена была только «Господу помолимся». После службы я ему в присутствии всех служащих сделал выговор и указал на незнание им устава, что ему стыдно и ставится в вину непонимание своих обязанностей. Вообще, насколько я заме­чал, в Лавре не точно соблюдается правило о поклонах. Я постоянно приучаю их к этому.

Трапезовал у отца наместника. Вечером, накануне Вознесения, была совершена в нашем храме весьма торжественная всенощная, при шести парах священнослужащих, выходивших в моем первостоятельстве на литию и величание. Масса народа. Прекрасное пение. И опять подумал я: «Только в учебных заведениях могут быть такие торжественные службы». /

Четверг. 15-е мая. Великий праздник Вознесения. Служил у себя. По всей вероятности, это последняя служба моя в Академии в исте­кающем учебном году, а может быть, и вообще последняя. Сослужило почти все многочисленное академическое духовенство – пять пар. Облачения белые, блестящие. Певчие постарались на славу. Херувимскую пели Музыческу471; Милость мира –Виноградова. Масса народу. Чувствовалась приподнятость духа. Служил я не без гордости на всю богослужебную обстановку, на чинность и думал: «Ведь это всё мое. Ведь это всё я создал! А давно ли было, когда некому (вследствие нехо­тения) было читать в церкви...»

После обедни зашла ко мне почти вся академическая корпорация для поздравления с праздником и Монаршею милостью. Признаюсь, я не ожидал этого; тем приятнее была такая неожиданность. Осо­бенно приятно было мне присутствие здесь и нашего знаменитого ученого Е.Е. Голубинского, недавно избранного академиком. Чем Бог дал – угостил всю любезную ученую братию. Угощение было не столь обильно яствами, сколько тем веселием непринужденным, каким оно сопровождалось. Душою был незаменимый Н.А. Заозерский, кото­рый, несмотря на свое генеральство, все же остался таким простым смертным, как и был. Была маленькая речь отца инспектора, привет­ственная. Затем все обратились, по обыкновению шутя, к Николаю Александровичу сказать что-нибудь. Он все отнекивался, но наконец сказал на тему «О нравственных и неискомых звездах», применивши это ко мне и к корпорации. Речь по своей оригинальности и, так ска­зать, замыслу вышла очень осмысленной и заслужила всеобщее одо­брение. Затем я отвечал. Был взволнован таким сочувствием; говорил отрывисто, но искренно и сильно на тему о любви моей к Академии, с которой я теперь сроднился и, кажется, не могу себя мыслить отде­ленным от нее. «Если я получил звезду, – в завершение сказал я, – то благодаря вам, благодаря тому, что каждый из вас представляет из себя звезду». Речь моя произвела впечатление, и все троекратно про­пели многолетие. Произнесен был единодушный тост за славу и красу Московской академии – новоизбранного академика Е.Е. Голубин­ского. / Решено было тут же как-нибудь собраться к нему для привет­ствия и выражения своего почтения. Евгений Евстигнеевич, видимо, был тронут, но, по обыкновению, молчал и как будто сердился, пре­рывая иногда молчание характерными взрывами хохота по поводу той или иной удачной остроты Н.А. Заозерского. Грустным был М.Д. Муретов. Говорят, его снедает зависть к генеральству других. Я не шучу. Говорят, он обижен. По этому поводу я тонко заметил за обедом, что я всех желал бы видеть генералами, но не могу. Митрофан Дмитриевич при всех своих хороших качествах имеет и некоторые несимпатичные, и главным образом подозрительность – свойство старых холостяков, и, как ни тяжко сказать, зависть. Но в общем все прошло прекрасно.

Сегодня в шесть часов снимался с наличным академическим духовенством. В семь часов поехал прокатиться в скиты. Чудная, восхи­тительная погода! В восемь часов поехал к Глаголевым. Посидел до десяти вечера. Милые они люди; только несчастье, как я неоднократ­но говорил, – [Сергей Сергеевич] страдает запоем. Были очень рады моему посещению, всячески высказывая это, и, как думаю, искренно, потому что они не могут не заметить моего благожелательного отно­шения к ним.

Пятница. 16-е [мая]. Читаю присылаемое на листах магистерское сочинение о. Иосифа (Петровых) об Иосифе Флавии. Рецензентом я себя назначил. Хочется ему до каникул диспутировать472, а между тем сочинение еще не готово. Надеется окончить его к 25-му мая. Тогда, быть может, можно будет составить Совет для выслушания рецензий, а затем к числу 5-му июня и диспут. Тогда предполагается целый ряд ученых торжеств: диспуты П.В. Тихомирова, Городенского и о. Иосифа.

Понедельник. 19-е [мая]. Был на экзамене по пастырскому богословию в IV курсе. Один студент, М.П. Успенский, проявил признаки помешательства473, выразившиеся в поразившем нас незнании самого элементарного и в нелепостях. Дано знать доктору.

Вторник. 20-е [мая]. Был в Вифании на экзаменах: по нравственному богословию в 6-м классе, по пению и чтению в 5-м и по геометрии во 2-м. В общем мало развиты. Поют сносно по квадратным нотам; читают значительно хуже. /

22-е мая. Четверг. В восемь часов вечера прибыл в Лавру Владыка митрополит с преосвященным Таврическим Николаем, возвращаю­щимся из Синода во свою епархию.

Представлялся Владыке. Сказал, что завтра пойдет на экзамен в семинарию, а в субботу, по всей вероятности, будет у нас – на экзаме­не. Владыка выглядит бодрым. Да и мудрено было бы болеть при такой чудной погоде.

23-е мая. Пятница. Председательствовал на экзамене по церковному праву у нового генерала Н.А. Заозерского. Экзамен он действи­тельно производит по-генеральски, то есть совершенно для формы. Поэтому приходилось самому беседовать со студентами. Вообще, в Московской академии относительно экзаменов такая «формальная» традиция. И я ее признаю, потому что экзамены при нынешней систе­ме совершенно излишни.

В сборной после экзаменов, где предлагается казенный чай, было сегодня весело, благодаря В.О. Ключевскому, прибывшему сюда. Он только что возвратился из Крыма, и со свойственным ему умением, подогретым изрядно монопольною474, он рассказывал о своих не столь­ко впечатлениях, сколько приключениях.

Например, он очень хорошо рассказал о посещении им Севасто­польского музея:

– Проводником по музею был довольно надменный юноша, как видно, весьма недалекого образования и ума, и который при объяснениях немилосердно врал. Я же все поправлял. Сперва он презрительно посмо­трел в мою сторону. Я не обращаю внимания. А он продолжает врать: «Генерал Хрущов...», – «Хрулев475», – поправляю я. Посмотрел на меня и, кажется, хотел уничтожить меня. «Потонул корабль «Чесма»...» – «"Трех святителей"», – поправляю я. Наконец он не выдержал и говорит при всех, а тут дам было много, что хуже всего: «Не участвовали ли вы при обороне Севастополя, что так прекрасно знаете современные обстоя­тельства». Сразил меня, мошенник! Но и я вывернулся. Я ему с чувством достоинства, затронутого указанием на мои лета, да еще при дамах, ска­зал: «Я, милостивый государь, не настолько еще стар, чтобы иметь честь оборонять Севастополь», – но главное, все это было рассказано Василием Осиповичем мастерски и вызвало дружный хохот. /

Митрополит был на экзаменах в Вифании. Преосвященный Нико­лай в двенадцать часов был у меня с визитом, но не застал, так как я был на экзамене. В четыре часа я ему ответил. Визит продолжался час. Преосвященного Николая я раз только видел, когда он из Америки ехал в свою новую епархию Таврическую. Но он мне всегда нравился своей энергией и смелою деятельностию. При нем спать трудно. За это его в епархии в общем не любят, как в этом я имел случай лично убедиться в прошлом году во время кратковременного летнего пре­бывания в Крыму. Но я и тогда всячески защищал его. Словом, он – архиерей в моем духе. Теперь при свидании я ему и выразил свое удо­вольствие по поводу истинной архипастырской деятельности, которая удостоена Высочайшего одобрения пожалованием ему знаков ордена Александра Невского. При этом он рассказал мне много эпизодов, показывающих крайне тяжелое положение епархиального архиерея, особенно при столкновении с высшими мира сего. За эти-то эпизоды именно его и страшно ругали в прошлом году. Теперь-то мне и инте­ресно было выслушать о них из уст, так сказать, самого героя их. Один эпизод был по поводу запрещения хоронить одного мичмана, кажется Иловайского, убитого на дуэли476. Об этом запрещении донесено было морским начальством министру477, тот – Великому князю Алексею Александровичу, затем – Государю, который потребовал объяснения у Победоносцева, а этот – у преосвященного Николая. Преосвященный отвечал телеграммою Победоносцеву, что до тех пор, пока в православ­ном катехизисе дуэль будет считаться тройным убийством – престу­плением, он не может разрешить убитого на дуэли хоронить в Церкви 478. Дуэль есть незаконное явление, хотя оно и разрешено Самодержавною властью479. Но она также может быть уничтожена другою Самодержавною властью, о чем он и подает записку, которая может быть пред­ставлена на Высочайшее усмотрение. Ввиду этого он по совести не может разрешить христианского погребения. Если это угодно сделать Синоду, пусть делает. Выход из этой коллизии найден был такой, что нашелся какой-то, кажется военный священник, Цветков, который свидетельствовал, что он прочел над умирающим мичманом разрешительную молитву. / Но так как это оказалось ложью, то священника Цветкова куда-то перевели; а затем издано было распоряжение, чтобы убитым на дуэли не воздавать воинских почестей.

Рассказывал он также об инциденте с освящением памятника адмиралу Нахимову480. Военным начальством составлен был церемо­ниал, которым предполагался крестный ход к памятнику и соверше­ние здесь молебна. Представлен он был преосвященному Николаю, который сделал следующие замечания: учреждение крестных ходов зависит от Синода, но он не считает его нужным по отношению к памятнику Нахимова; затем совершение пред памятником молебна он не считает уместным, так как молебны совершаются пред прослав­ленными Церковью святыми; тут нужна панихида, а так как открытие памятника предполагается в воскресенье, когда панихиды по уставу не полагаются, то совершить ее в субботу. Эти замечания Преосвященного произвели страшный шум. Доведено было до сведения высших властей и, кажется, Государя. Великий князь Алексей Александрович спросил Победоносцева: «Что это преосвященный Симферопольский запрещает молиться Богу?» Пошла переписка. Но дело окончилось согласно предложениям Преосвященного. Моряки, конечно, страшно озлобились на Преосвященного и при всяком случае стараются пока­зать это. Так, рассказывал Преосвященный, кажется, в прошлом году 22-го июля прибыл он в Севастополь и пожелал послужить в военной Владимирской церкви. Послал известить главного начальника порта; но он ответил, что архиерейское служение слишком длинное, а потому они предпочитают священническое служение. Так Преосвященный и не служил481.

Рассказывал еще Преосвященный, что министр внутренних дел Плеве составил обширную записку по поводу последних беспорядков в духовно-учебных заведениях. Особый отдел составляет и прошлогод­нее реформационное движение в Московской академии.

По поводу крестьянских беспорядков в Харьковской и Полтавской губерниях482 Плеве в своем докладе Государю обвинял духовенство, что оно не содействовало прекращению их. Резолюция Государя: «Обра­тить внимание Победоносцева на это печальное явление в духовенстве». Также по поводу избиения евреев в Кишиневе на Пасху нынешнего года483 Плеве тоже в / Высочайшем докладе говорил, что духовенство ничего не делало для предупреждения этого печального события. В Синоде рассуждали по этому поводу и нашли, что теперь обвиняют духовенство в бездеятельности, а если бы духовенство действовало, то могли бы обвинить его, что оно раздуло известный факт. «Вообще, – сказал Преосвященный, – теперь во всем обвиняют духовенство: мол­чишь – ставят в вину; действуешь – тоже».

Преосвященный Николай говорил также, что, по всей вероятно­сти, и меня скоро возьмут отсюда куда-нибудь на епархию, так как многие архиереи или стары, или изнервничались. Через два месяца примерно последуют назначения новые. Преосвященному Ионафану 484 дают понять, чтобы он шел на покой, но он не внемлет. Преосвященный Полтавский Иларион слишком стар485 и взял отпуск для лечения. Преосвященный Климент Уфимский взял четырехмесячный отпуск за границу по болезни и, по всей вероятности, не вернется в Уфу486. Его могут назначить на вновь открывающуюся Холмскую епархию, а то назначат преосвященного Американского Тихона, окончательно воз­вращающегося в Россию487. Преосвященный Екатеринбургский Никанор взял двухмесячный отпуск, и, по всей вероятности, его переведут на другую епархию; на место него предполагается Михей Сарапульский, викарий Вятский488. В Уфу намечается викарий Нижегородский Нестор 489.

В Синоде намечается проект духовно-учебной реформы, но очень странный, например, чтобы при обсуждении учебных дел в семинариях участвовали и представители от учеников. «Нелепее этого, – гово­рил Преосвященный, – ничего нельзя и придумать».

Преосвященный Пермский Иоанн (Алексеев) полуразбит парали­чом490, еще молодой, года сорок два. Его вызвали в Синод из сожаления, чтобы дать ему возможность здесь полечиться. Ректором в закрытую в нынешнем году Одесскую семинарию назначен настоятель Казанского миссионерского монастыря архимандрит Андрей (князь Ухтомский)491, из кандидатов Московской академии. Возмущался ревизиею семинарии, произведенною Нечаевым492. Ректором Минской семинарии вместо назначенного епископом Балтским Тихона (Василевского) назначен инспектор Новгородской семинарии Феодосий (Алмазов)493, выпускник Московской академии 1896 года, оставивший по себе в Академии очень дурную память.

В заключение преосвященный Николай предложил мне погостить каникулами в его епархии в одном из приморских монастырей – Херсонском494 или Балаклавском / Георгиевском. Я избрал последний, куда и намереваюсь прибыть числа 10-го июля. По поводу прошлогодне­го моего пребывания в Крыму incognito (инкогнито (от лат. incognitus – неизвестный, неузнанный) – скрытно, тайно, не обнаруживая своего имени и личности – прим. электронной редакции). Преосвященный высказал маленькое неудовольствие, что я его не известил об этом. Я сказал, что не желал его беспокоить; да притом же я не скрывал своего архиерейства, а только не желал пользоваться привилегиями моего сана. Но мое архиерейство ведомо было многим, например местному алупкинскому священнику 495, затем благочинному, который и был у меня.

Суббота. 24-е мая. Преосвященный митрополит был в Академии на экзаменах. Предварительно зашел ко мне и просидел три четверти часа. Я поговорил с ним о некоторых академических делах; между прочим – о студенте Малевиче. Оказалось, что генеральша Иолшина, тетка якобы обесчещенной девицы, была у митрополита. Я митрополиту разъяснил дело и представил его в пользу Малевича.

Говорил митрополит о скандале в Заиконоспасском монастыре, где недавно пьяные монахи побили недавно переведенного сюда из Симонова монастыря настоятеля архимандрита Никона. Митрополит возмущался действиями Синода (?!): эти монастыри ставропигиальные 496.

– Перевели его на низшее место, – в Симонов назначен бывший Саратовский преосвященный Иоанн, – здесь его побили, а теперь уво­лили на покой497. А хуже всего то, что сюда опять назначили прежнего настоятеля – Игнатия, который, собственно, и распустил монастырь и не захотел ехать на ректуру в Тулу и попросился на покой в Полтавский Лубенский монастырь 498. А все это – дело Саблера, который видит в Игнатии «живую струю». А это просто юродивый.

На мое негодование:

– Почему же никто не противодействует Саблеру? – он ответил:

– Там (вероятно, митрополит Антоний) не желают этого делать, дозволяют ему распоряжаться. Вот, например: зачем преосвященного Климента, человека больного, взяли из Рима и назначили епископом в Уфу? Вот теперь, через год, он и берет отпуск по болезни. А все Саблер, который усмотрел в нем «живую струю».

Я все негодовал:

– Какое дело Саблеру распоряжаться назначением архиереев, гово­рить, что такой-то создан для самостоятельной кафедры, такой-то предназначается, о таком-то памятуем?!

– Гордый он человек, – сказал митрополит. – / Желает, чтобы ему кланялись, – таких он и жалует.

– Ну, дождется, – говорю я, – от меня поклонов!

Был на экзамене по догматическому богословию у профессора Беляева499 в первой половине IV курса. Тут я председателем, а профессор Глаголев – ассистентом. При нем спрошены четыре студента. Между прочим, я вызвал студента Малевича, который отвечал хорошо, и иеромонаха Арсения (Жадановского), чтобы митрополит на всякий случай обратил на него внимание. Митрополит задавал несколько вопросов. В общем отвечали хорошо. Затем я повел его на другую половину, экзаменовавшуюся по нравственному богословию у профессора Тареева. Спрошены были два студента. Один из студентов (Спасский А. 500) отвечал о нравственности вообще. Решая вопрос о том, что естествен­ная нравственность не может удовлетворить человека в стремлении к добру, счастию и истине, он подтверждал эти свои положения примера­ми героев из произведений Золя, Достоевского501. Митрополит высказал неудовольствие, что вместо слова Божия и святых отцов прибегают к светским писателям, и, видимо, недовольный, вышел и отправился через мою квартиру. Тут он все мне говорил, что так неудобно основы­ваться на таких авторитетах. Я старался оправдать профессора, что это, мол, вводная часть, а дальше – предлагаются основы нравственности из слова Божия и святых отцов. Мне жаль профессора Тареева, кото­рый очень много трудился, и такой пассаж вышел...

В три часа была малая вечерня с акафистом, который читался нами, тремя архиереями. У преосвященного Николая странный голос, поши­ба тенорового, но какой-то пискливый, и интонация не музыкальная. Странное впечатление производит контраст между его массивною фигурою и тоненьким голоском. В пять часов окончилась; в шесть часов началась всенощная и окончилась в десять вечера.

Воскресенье. 25-е мая. Пятидесятница. Служили мы втроем. После часов был молебен по случаю дня рождения Государыни. Затем – литургия, а после – вечерня. Три молитвы читали мы по очереди. Окончилась служба в два часа. Затем, после чаю и малой закуски в митрополичьих покоях, отправились в монастырскую трапезу, на которой присутствовали и профессора. В четыре часа окончилась трапеза. В семь часов двадцать три минуты вечера митрополит и преосвященный Николай отправились в Москву. Я с отцом инспектором про­вожали, а затем до девяти вечера катались по Московскому шоссе. /

Понедельник. 26-е мая. Служил в Духовской церкви. Возвел в сан игумена строителя Гефсиманского скита о. Илария 502. Приветствовал его речью. Обедал у о. Никона, так как отец наместник уехал в свою Зосимову пустынь. Отец Никон был любезен, но «с грустью» на сердце. Больно уязвлен статьею С.И. Смирнова.

Вторник. 27-е мая. Был Совет. Прочитаны были рецензии на магистерское сочинение П.В. Тихомирова и о. Иосифа: Мышцына и Е.А. Воронцова, Мышцына и мое503. Диспут Тихомирова назначен мною на 2-е июня, а о. Иосифа – на 6-е июня.

Среда. 28-е мая. Сегодня в три часа ездил с А.А. Нейдгардт в Царь-дар к нашей большой барыне Е.С. Кротковой. Хвала и честь ей, как она устроилась на Высочайше подаренной лесной даче, а равно устроила и призреваемых детей. Накануне Пятидесятницы посетили ее преосвященные митрополит и Николай Таврический. Теперь это не сходит с ее уст. Несомненно, она умная, энергичная барыня; но под старость стала слишком говорлива и часто фигурирует ее «я». Погода совершенно летняя, даже жаркая. Вечера лунные. Повторяю, трудно и выдумать лучшую весну.

Четверг. 29-е мая. Больной психически студент М. Успенский отправлен в тамбовскую психиатрическую больницу в сопровождении приехавшей матери и сестры его, и академического служителя. [Успенский] находится в состоянии столбняка.

Суббота. 31-е мая. Сегодня окончание экзаменов. В одиннадцать часов отслужено мною с академическим духовенством в академиче­ском храме молебствие, пред началом которого сказана речь окончив­шим курс. Отслужен был мною же молебен в Троицком соборе.

Теперь только и толкуют и в газетах, и в беседах о трагическом собы­тии в Белграде, Сербии, – убийстве короля Александра и королевы Драги и нескольких министров. Переворот произведен войсками504. В истории, кажется, подобных событий не было. Кончена династия Обреновичей505. Провозглашен королем Петр Карагеоргиевич, живущий в изгнании в Швейцарии506. Причина убийства – неспособность к управлению короля, ненависть к Драге и намерение объявить наслед­ником брата королевы Никодима Луньевица 507. /

Воскресенье. 1-е июня. Служил в Черниговском скиту, в большом храме. Чудный храм! Люблю его и вообще этот скит. Получил высокое духовное наслаждение. После литургии у нового о. игумена Илария был обед. Невольно вспомнился мне покойный игумен о. Даниил, в гостеприимстве с которым трудно сравняться кому бы то ни было.

Понедельник. 2-е июня. В актовом зале проходил диспут исполняющего должность доцента по кафедре философии П.В. Тихомирова508. Сочинение его «Пророк Малахия» –экзегетическое исследование509. Выбор такой темы объясняется прежним преподаванием его еврейского языка и библейской археологии. Книга большая, со множествомпримечаний; видно не столько знание еврейского языка, сколь­ко немецких пособий. Оппонентами были: профессор Священного Писания Ветхого Завета В.И. Мышцын и и. д. доцента еврейского языка Е.А. Воронцов. Возражения были, по самому свойству пред­мета, специального характера510. Защищался очень толково; видно, что изучил данный предмет очень хорошо. Но сорвал диспут, что называ­ется, профессор Муретов, возражения которого были очень серьезны и касались вопроса о личности Малахии и некоторых экзегетических толкований. Профессор Муретов, как оказывается, переводил «Толкования святого Кирилла на Малахию» и снабдил примечаниями его 511. Тихомиров с некоторыми из них не соглашался в своей книге. В том и состоит тайная подкладка некоторой придирки в возражениях. Впро­чем, все обошлось благополучно, и Тихомиров единогласно удостоен магистерской степени. О специальности диспута и о том, какое впе­чатление произвел он на простую публику, которую составляли иноки Лавры, можно заключить по следующему характерному отзыву одного из них. На вопрос одного студента, обращенный к одному иноку, какое он вынес впечатление и что понял, он ответил: «Что тут поймешь, когда одно слово говорят по-русски, а десять по-французски (?)», очевидно, разумея иностранные термины. После диспута в квартире диспутанта предложено было весьма приличное угощение.

Вторник. 3-е июня. Сегодня опять диспут исполняющего должность доцента по кафедре теории словесности Н.Г. Городенского. Сочи­нение <...>512 До нынешнего года он читал нравственное богословие, с которого счел за полезное сбежать. Оппонентами были: профессор нравственного богословия М.М. Тареев и И.В. Попов. Тареев в тече­ние получаса читал / лекцию, содержание которой можно озаглавить «Взгляд и нечто». О чем только он не говорил! Обо всем, только не относящемся прямо к сочинению. Говорил притом с пафосом, оче­видно, желая произвести эффект. Сначала слушали, а потом надоело. Так диспутировать нельзя. Получился действительно эффект, когда диспутант ответил, что обо всем этом он и говорит в своем сочинении и вполне согласен с оппонентом. Так зачем же было огород городить? Получилось впечатление стреляния с пушки по воробьям. Затем сде­лано было несколько мелочных возражений, – тем и окончил. Впечат­ления никакого. Гораздо серьезнее и основательнее возражал Попов. Единогласно признан был удостоенным магистерской степени. На диспуте присутствовал бывший Саратовский преосвященный Иоанн, ныне настоятель Симонова монастыря. После диспута в квартире нового магистра было приличное угощение.

Четверг. 5-е июня. Последнее заседание Совета. Окончило 54; из них 12 магистрантов, 31 – кандидаты, а остальные – действительные студенты до августа, когда будут удостоены кандидатов, по существую­щим у нас, со времени моего ректорства, правилам. Оставлены стипен­диатами второй и третий студенты: Туницкий и Зеленцов513. Туницкий предназначен на кафедру русского языка. Первым окончил Малевич, но вследствие известной истории не оставлен при Академии. После Совета у меня была прощальная трапеза. Очень весело прошла. Обра­тил на себя внимание профессор Заозерский, генерал, своею речью, в которой, восславляя меня, каялся в своей до сих пор двуличности ко мне и вообще в своем «фиглярстве»; что он теперь совершенно пере­менится. Такой «покаянный» тон показался всем нам очень странным, особенно в устах нашего присяжного оратора.

Пятница 6-е июня. Опять диспут исполняющего должность доцента по кафедре библейской истории, моего адъюнкта, о. Иосифа (Петровых). Сочинение «История иудейского народа по археологии Иосифа Флавия»514. Сочинение очень большое. Оппонентами были: я и про­фессор Мышцын. Я в первый раз выступал в такой роли, и, скажу по правде, не без смущения. Поэтому я готовился. Стыдно было ударить лицом в грязь. Не хваля себя, скажу, что по отзыву всех я провел его блестяще. Краткий отчет о нем будет, по всей вероятности, в «Богословском вестнике». Мышцын, очевидно, очень мало готовился. Сделал также / возражение и Муретов по вопросу о подлинности известного выражения Флавия о Христе515. Отец Иосиф признан был магистром. После диспута –обед в моей квартире. В речах было много похвал и мне. Отец инспектор благодарил за поддержание чести монашества. Странностями в речи своей, тоже покаянного тона, обратил внимание Заозерский.

Суббота. 7-е июня. Сегодня во время малого входа на литургии, в пещерной церкви Черниговского скита во имя Антония и Феодосия, совершенной отцом инспектором, о. Иосифом и о. Евгением (Зерно­вым), совершено мною пострижение в мантию окончившего только курс Академии сирийского уроженца Илии Абурруса, причем наречено имя Игнатия. В конце сказана мною речь516, произведшая сильное впечатление, так что многие плакали, и я прослезился. В речи своей я, между прочим, изобразил печальное состояние Сирийской Церкви, известное мне по личному наблюдению517. Это тот Абуррус, который со мною путешествовал на Восток и в доме которого мы гостеприимно были приняты. Он – прекрасный человек: благочестивый, с добрым, мягким сердцем. Несомненно, ему принадлежит блестящее будущее на его родине: митрополита, а то и патриарха. Теперь он назначен управляющим Антиохийским подворьем в Москве518.

После обеда отец инспектор уехал в отпуск на первую половину каникул. Он уехал с тремя студентами в Саров, причем от Арзамаса предполагают идти пешком519. При настоящей жаре это будет подвигом, достойным памяти новопрославленного.

Вторник. 10-е июня. Сегодня в пять часов вечера жандармы при­везли в Академию профессора Н.А. Заозерского, который на вокзале в Хотькове буйствовал и вообще обнаружил признаки нервного рас­стройства. Он помещен в академическую больницу.

Среда – суббота. 11–14-е [июня]. Был несколько раз у Заозерско­го. В общем состояние здоровья неопасное. Нервность несомнен­на; слишком повышенное настроение. Тщеславие генеральством не сходит с его уст; о каких-то любовных вожделениях говорит. Иногда буйствует. При мне смирен. Дежурят при нем служители день и ночь. По всей вероятности, нервность его объясняется несколькими при­чинами: общим предрасположением, так как он раньше, вскоре после женитьбы, уже болел нервным расстройством, что и послужило при­чиною его развода с женою, хотя и неоформленного; / нервным пере­утомлением от чтения семестровых и кандидатских сочинений в мае; злоупотреблением спиртными напитками не столько в диспутантских угощениях, сколько в компании со своим знакомым тульским купцом, известным самовароделателем Баташевым и известным также «водкопойцею», а вместе с этим и недосланными ночами. Все это и привело его к настоящему состоянию. Полагаю, что все это пройдет при уходе за ним и режиме. Телеграфировал брату его, священнику, о приезде.

Воскресенье. 15-е июня. Служил в Троицком соборе. Рукоположил в диакона новопостриженного инока Игнатия. Сказал ему приличное наставление. Обедал у отца наместника. Вчера в Академии приютил пятьдесят пять самарских семинаристов-экскурсантов во главе с рек­тором о. Вениамином (Казанским) 520 и семью преподавателями. Они в Академии ночевали, ужинали, а на другой день обедали. Отец рек­тор ночевал у меня. Его я знаю еще со времени моего пострижения в Петербургской академии521, он тогда был студентом IV курса и неза­долго до того был пострижен. Первые службы в Академии я совершал с ним; я – иеромонахом, а он – иеродиаконом. Весьма скромный и молчаливый. Производит приятное впечатление; еще молодой – около тридцати лет. В Самаре ректором второй год. Самарские семи­наристы любят путешествовать. В 1899 году они уже были здесь. Теперь путешествуют на Валаам через Петербург. Нет сомнения, что экскур­сии подобные имеют значение. Но накладны для нас, находящихся в центральном месте. Скоро прибудут курские семинаристы, казанские академисты. Семинаристам я сказал речь о том, как с пользою путе­шествовать. Ректор ответил мне благодарственною речью. Затем я экзаменовал семинаристов по церковному пению, заставлял их петь и давал наставления, касающиеся требований от церковного пения и недостатков. Поют, в общем, хорошо. Вчера в семь часов вечера они уехали.

Понедельник. 16-е июня. Заозерскому лучше. Был у него. Говорит довольно здраво. Сознает, что с ним что-то неладно. О прошлом вспо­минает смутно. Брат его приехал и думает взять домой, а предваритель­но перевез его на квартиру. Я усиленно занимаюсь по вечерам – до трех ночи – приведением в порядок своих многочисленных материа­лов по Молдавской Церкви. /

Вторник – воскресенье. 17–22-е июня. Чудная летняя погода! Такое лето редко: не особенно жарко, дождички перепадают, листвы на дере­вьях полно, цветы благоухают. Настроение поэтому хорошее. Выезжаю после обеда в скиты, в лес, иногда один, а иногда вдвоем с иеродиаконом Алексием (Симанским), студентом IV курса, моим постриженником и ставленником. По вечерам гуляю то с о. Иосифом (Петровых), то с о. Игнатием (Абуррусом), то с помощниками в уютнейшем нашем садике. Луна светит, воздух благорастворенный, монастырская тиши­на. Просто прелесть. Чувствуется прекрасно, не то что в каком-нибудь ноябре, когда в природе слезливо, а на душе тоскливо. Впрочем, и нояб­ри теперь не страшны. Я так теперь привык к своему месту, к Лавре, что я положительно говорю, что ничего другого, никакой перемены не желаю. И, о если бы меня подольше оставили в покое! Я ко всем при­вык, ко мне тоже, – чего же лучше? Впрочем, да будет воля Божия, а о своей воле я никому не намерен заявлять... Такое настроение свое отмечаю на добрую память.

В воскресенье, 22-го, рукоположил во иеромонаха в Троицком соборе о. Игнатия (Абурруса). Первенствовал в служении тоже араб, о. Александр (Тахан), из III курса Киевской академии, настоятель Антиохийского подворья в Москве, избранный синодом Антиохийским в митрополиты Тарсийские522. Он очень приятное впечатление производит: и своим внешним благообразием, и внутренними каче­ствами – умен, деликатен, дипломатичен и, говорят, добр. На место его и назначается о. Игнатий. Но о. Александру очень не хочется уез­жать из Москвы, потому что на митрополитстве (в Сирии все епископы – митрополиты) не будет тех удобств, какими теперь он пользуется. Поэтому он всячески оттягивает свой отъезд, то под предлогом, что паства его греческая и он не получил от нее приглашения (конечно, если ждать приглашения, то он никогда не дождется), то нужно соблю­дение каких-то формальностей, то в Петербург поехать с какой-то целью секретною и т.п. Служит он хорошо, хотя с характерным вос­точным тембром голоса. На великом входе поминал я Блаженнейшего патриарха Антиохийского Мелетия 523. / Благодать хиротонии получил о. Игнатий с особенным благоговением. По окончании литургии ска­зал ему довольно продолжительное наставление и возложил на него иерейский крест и кандидатский, хотя он не имеет еще права носить, так как утверждение в кандидатстве последует в сентябре. Но ввиду сильного желания его я надел на него в качестве подарка от меня лично, чем он был несказанно польщен.

Речь свою я так начал:

– В третий уже раз в течение краткого времени – двух недель (со слов «в течение краткого...» вписано автором сверху над строкой – прим. электронной редакции) – возлагаю на тебя руку свою для сообщения тебе благодати – благодати при вступлении в новую жизнь и благодати священства, укрепляю­щей, немощная врачующей и оскудевающая восполняющей. В созна­нии своего смирения ты мог бы сказать вместе с Ефремом Сирином: «Ослаби ми, Господи, волны благодати Твоея...» 524 Но да будет воля Божия... – и т.д.

В извлечении она, кажется, будет напечатана в «Московских ведо­мостях»525. Возлагая кандидатский крест, я говорил, намекая на его сильное желание украсить себя им: «Пусть он не служит для тебя зна­ком тщеславия, а знаком того, что свою ученость ты должен приносить к подножию Христа...»

Обедал у наместника вместе с прибывшим по пути из Сухума в Тверь епископом Сухумским Арсением 526, восьмидесятилетним старцем. Он очень симпатичный старец, но – многоглаголив.

Вечером, в половине восьмого, уехал вместе с о. Алексием (Симан- ским) в Москву, куда приглашен на завтра для сопровождения крестного хода с Владимирскою Божиею Материю. На вокзале встретил меня о. наместник Чудова монастыря, архимандрит Иннокентий, где я и имел ночлег.

Понедельник. 23-е июня. В восемь часов вечера прибыл из Москвы. В крестном ходе не участвовал, так как, вследствие нераспорядитель­ности саккелариев527, назначен был для обратного сопровождения хода преосвященный Нафанаил. Вместо этого я поехал в Симоновмонастырь, в котором никогда не был. Монастырь очень хороший и благоустроен. Здесь я навестил преосвященного Иоанна (Кратирова), бывшего Саратовского, ныне управляющего монастырем. Покои у него прекрасные. По-видимому, он здоров, но речь неясная. Кажется, доволен своим положением.

С четырех до половины шестого был у Владыки. Был очень любе­зен. Извинялся, что вышло некоторое замешательство с моим при­ездом. О делах, по обыкновению, мало говорили. Главный предмет бесед – предстоящее открытие останков / преподобного Серафима 528 и связанные с этим толки и опасения. Появилось в «Новом времени» письмо митрополита Антония в ответ против «Союза борьбы с православием» 529, рассылающего тысячами листки, изобличающие якобы обман Синода относительно мощей Серафима, и угрожающего разо­блачением, даже насильственным. Лжи тут, конечно, нет никакой. Но в «Деянии» синодальном действительно сказано об этом несколько прикровенно: «...Признать останки за святые мощи». Нужно было одновременно с «Деянием» обнародовать и акт засвидетельствования530. Этого не сделано вовремя, что и послужило поводом к разным толкам и инсинуациям. Теперь только в «Церковных ведомостях» опублико­ван этот акт, но несвоевременно и как будто выглядит вынужденно. Это – большая ошибка. Предсказывают беспорядки во время откры­тия 19-го июля. А тут еще будет почти вся Царская фамилия, хотя против этого К.П. Победоносцев, который сам не поедет, а посылает вездесущего Саблера. Говорят, и справедливо, что нужно было про­славление, а не открытие мощей, которых нет. Дай Господи, чтобы все обошлось благополучно к славе Пресвятой Церкви и на посрамление врагов ее. 26-го, в четверг, ожидается в Москве митрополит Антоний, по пути в Саров, а оттуда поедет до октября в Кисловодск на лечение. «Хорошо Петербургскому митрополиту, – говорит Владыка, – разъ­езжать; летом почти никаких дел нет, да и никому до этого дела нет; а в Москве почти каждый день то службы, то крестные ходы, то еще что-нибудь; да притом же что еще станут говорить москвичи в случае отсутствия, хотя бы на время для лечения».

Вторник – пятница. 24–27-е [июня]. По-прежнему погода стоит прекрасная. Гуляю по садику по вечерам. Настроение хорошее. Зани­маюсь обработкою материалов по истории Молдавской Церкви 531.

Воскресенье. 29-е [июня]. Служил с отцом наместником в Успенском соборе. Народу весьма много. Говорил проповедь о благовестнических трудах апостолов и о причинах гонений на людей праведных. Обедал у отца наместника. Приехал сегодня зять мой о. Мина Черноуцан с сыном Николаем, учителем Кишиневского женского епархиального училища532, и старшим моим братом Александром. /

2-е июля. Среда. В восемь часов вечера прибыл митрополит в Лавру на праздник Преподобного. Ночью уехал по железной доро­ге в Махру – ссыльный монастырь 533. Обратно в Лавру возвратился 3-го числа к вечеру.

4-е июля. Пятница. В десять часов сегодня посетил меня митропо­лит. Посидел у меня полчаса. Интересных разговоров не было. Затем вместе с ним, в одной карете, навестили болящего Д.Ф. Голубинского. Очень тронут был таким вниманием, показывал реликвии – старые зонтики (1849 и 1862 годов), фуражку (1840 года), часы (1825 года) и в таком роде. На всем веет дыхание смерти. По прибытии в Лавру навестили вместе отца наместника и казначея, архимандрита Никона. Обедал с Владыкою.

В три часа служил с Владыкою параклис. Народу много. Архиереев чуждых не было. В шесть всенощная; окончилась в половине одиннад­цатого вечера. Чудные лаврские службы.

5-е июля. Суббота. Лаврский праздник. Служил с Владыкою. Из сослужащих сторонних были: протоиерей тифлисский о. Сергий Городцев, по словам митрополита, благоговейнейший пастырь, о. Павел, помощник настоятеля Константинопольской посольской церкви 534.

Проповедь говорил о. Иосиф (Петровых). Тема – «Явление Богоматери преподобному Сергию». Общая трапеза. Нельзя сказать, чтобы монахи особенно чинно вели себя в трапезе. Владыка как-то не обра­щает на это внимания. Всенощную под воскресенье слушал с Владыкою в домовой церкви при митрополичьих покоях. Затем вместе ужинали.

6-е июля. Воскресенье. Владыка уехал в семь часов на освящение храма возле станции Пушкино535. Я служил в Успенском соборе. Пого­да продолжает стоять чудная. По вечерам часто гуляю с о. Иосифом, о. Игнатием, который услаждает нас арабскими песнопениями, а мы ему держим ϊσος (ровный, одинаковый, подобный (греч.) – нижний, «базовый» голос в византийском церковном пении – прим. электронной редакции).

7-е июля. Понедельник. Обедал у Камаровских, живущих в Вифании на даче, по случаю прошедшего дня Ангела их сына, Сергея. Пробыл у них до шести вечера. По обыкновению, / время прошло незаметно. Тут я распрощался с ними пред выездом моим в отпуск.

8-е июля. Вторник. Обедал у профессора Каптерева по случаю его дня рождения. Со мною был брат мой Александр. На обеде еще были: профессора В.А. Соколов, А.П. Шостьин, секретарь с супругою. Обед был в саду под тенью березы. Погода прекрасная. Расположение духа прекрасное было сначала; под конец испортилось полученным мною отчаянным письмом профессора Н.Г. Городенского о безнадежном почти состоянии и. д. доцента С.И. Смирнова, живущего на даче в Хотькове, с мольбою, как и чем могу помочь. Настроение у всех сразу понизилось. Я поехал домой и послал академического врача и фельд­шера. С.И. Смирнов – весьма здорового телосложения; немного с зимы начал прихварывать. А тут надорвался над работою «Как служили иноки в древней Руси», писанной против Никона.

9-е июля. Среда. Сегодня в девять утра возвратился из каникуляр­ной поездки отец инспектор. Сегодня же я тоже выезжаю на месяц – в Крым. В одиннадцать часов из Хотькова прибыл ко мне друг и род­ственник Смирнова Городенский с неутешительными вестями. Он буквально рыдал и просил выписать какого-нибудь специалиста из Москвы. Характера болезни точно определить не могут; сходятся, кажется, в том, что это – сильнейшая дизентерия, отражающаяся на мозг, а отсюда и мозговой бред. Я послал помощника инспектора со своим письмом к некоторым специалистам. Из Посада я выехал вме­сте с отцом инспектором в пять часов вечера с тем, чтобы навестить больного в Хотькове, а затем – дальше. Навестил. Застали его в бессо­знательном, бредовом состоянии. Когда его спросили: узнает ли меня, он со слезами, в возбужденном состоянии сказал: «Академия доро­гая! Боже... Академия дорогая, родная!.. Серафим Саровский... да... Серафим. Вот комната, где я родился... Мамочка... Я умираю... Вот я уже умер... Серафим...» – и в таком роде. Очевидно, он обращался с молитвою к новопрославляемому преподобному Серафиму о выздо­ровлении. Нельзя было удержаться от слез... Тут жена беременная, тутгодичный ребенок, / бедная, убогая обстановка, растерянность всех, плач, слезы... Благословивши его, можно сказать, на смерть, так как, по-видимому, другого исхода не предвиделось, я уехал по железной дороге дальше в Москву. Со мною ехал и брат мой Александр.

На вокзале встретили меня о. Иннокентий и о. Игнатий, и мы все вме­сте отправились в Чудов монастырь, так как поезд на Севастополь идет около одиннадцати, а теперь было около девяти. Тут я встретил бывшего моего инспектора Киевской академии И.Н. Королькова, ныне протоиереякиевского Владимирского собора 536. Нельзя сказать, чтобы он оставил по себе приятное воспоминание. Тем не менее свидание было оченьсердечное. Много воспоминаний. Здесь он живет почти каждое лето под предлогом собирания материалов для докторской диссертации. Что-то об Иоанне Лествичнике, собственно не об учении его, а о списках, хра­нящихся в разных библиотеках537. Но это, кажется, одна только фикция. Поужинавши здесь у радушного о. Иннокентия, мы отправились на Кур­ский вокзал и в сорок минут одиннадцатого отправились вместе с братом на юг в Севастополь, а затем в Георгиевский монастырь.

Останавливался в Симферополе по телеграфическому предложе­нию преосвященного Николая. Он мне устроил торжественную встре­чу, чего я не ожидал. Посему видя на вокзале духовенство в параде, в числе которого были ректор семинарии538, члены Консистории, ключарь, секретарь Консистории, и не думая, что это меня встречают, я, по остановке поезда, спросил кондуктора: «Кого это встречают?», он же мне ответил: «Какого-то Преосвященного московского». С вокзала вместе с ректором семинарии, которого я пригласил с собою в каре­ту, я поехал к преосвященному Николаю, который весьма радушно встретил меня. Целый день я провел в живой и интересной беседе с ним. Преосвященный – весьма интересный собеседник. Много рас­сказывал об американской жизни и настоящей своей архипастырской деятельности, о заседаниях в Синоде, о приготовлениях к канонизации Серафима преподобного, о беседах с Высочайшими особами. Я про­сил его все это записывать. Он сказал, что у него весьма много запи­сано и весьма много интересного. Эти записки он думает со временем пожертвовать М. А-не и дать деньги / на издание по его смерти. Гово­рил он мне, что министр Плеве представил Государю два объемистых тома о беспорядках в духовно-учебных заведениях за последнее время. Государь передал это обер-прокурору, а этот – Синоду. Преосвящен­ный часть читал их. «Тут, – говорил он, – фигурирует и Московская академия. Но тут Плеве весьма расхвалил вас. Он писал, что начав­шиеся беспорядки в Московской академии прекращены благодаря энергии и тактичности ректора ее». И на том спасибо, что хоть неглас­но хвалят. Досталось Казанской и Петербургской академиям. Говорил далее, что много было закрытых заседаний у митрополита Антония по поводу предстоявшего открытия останков Преподобного. Пере­давал, что Милица Николаевна, супруга Петра Николаевича, живущая в Крыму, в Дюльбере539, живо интересуется богословскими вопросами, толчок к чему дал переход ее сестры Елены, королевы итальянской, в католичество540. Ее занимает вопрос: «Спасется ли она?» И она ищет решения этого вопроса.

Архиерейский дом – неважный. Садик маленький: одна аллея, по которой Преосвященный по утрам, с часов восьми, гуляет – бегает,очевидно, в гигиенических целях, чтобы поубавить толщину. Перено­чевав здесь, на другой день в восемь утра я отправился далее на Севастополь. Преосвященный был так добр, что провожал на вокзал вместе с вчерашним составом.

В Севастополе встретили меня местный благочинный о. Владимир Баженов541 и игумен Георгиевского монастыря о. Феодосий 542. Они и проводили меня в Херсонесский монастырь, откуда, после отдыха и обеда, часа в четыре отправился в Георгиевский монастырь. Настоятелем Херсонеса состоит преосвященный Иннокентий, бывший епископ Благовещенский 543. Ему лет шестьдесят, еще довольно бодрый; доброты и смирения высокого и искреннего. Любимая его поговорка: «Спаси, Господи, и помилуй» или «Слава Богу, слава Богу», и это он произно­сит таким сердечным тоном, что проникаешься глубоким уважением к этому святому старцу, променявшему суету епархиального управления на такую скромную монастырскую жизнь.

В Георгиевском была уготована надлежащая встреча, хотя я сначала не хотел было этой помпы, но приказано встретить. Поместили / меня с братом в отдельном архиерейском корпусе, возле храма святого Георгия. Помещение из трех комнат, на втором этаже, с балконом, откуда вид на море. Местоположение монастыря – восхитительное: море, горы, а также степь. Это было 12-го июля.

14-го [июля], в три часа я опять выехал в Херсонес, чтобы принять участие в торжественном храмовом служении в монастыре. Оказалось, что около получаса назад прибыл сюда и преосвященный Платон, рек­тор Киевской академии, возвращающийся из своего путешествия по Кавказу. Таким образом, мы вчетвером служили всенощную и литургию: преосвященный Николай, Иннокентий, я и Платон. Чудный храм вечером и утром был переполнен молящимися. Испытывал я высокое религиозное наслаждение, представляя себе значение этого «святого места» и священных, спасительных событий, совершившихся здесь. Чудную картину представлял крестный ход из Севастополя, которому мы вышли навстречу. Преосвященный Николай величествен своей фигурою в облачении, но служит и читает немузыкально, и притом голосом, не соответствующим его высокой фигуре. Кроме того, нет надлежащей истовости и плавности движений. На всенощной заметил особенность: Преосвященный произносит «Слава Тебе, показавшему нам свет» с дикирием и трикирием 544, которым и осеняет народ, выйдя на солею. Хор пел прилично, но и только. Металличность маленьких голосов обращала мое внимание, отвыкшее от них на севере. Протодиакон – молодой – с голосом, но довольно неотесанным; служит всредних нотах, и певчие так поют, что теперь странно для меня, при­выкшего к широкой гармонии в С dur (до мажор (итал.) – прим. электронной редакции).

После литургии был обед, за которым присутствовали: вице-адмирал, командующий Черноморским флотом Н.И. Скрыдлов545, градоначальник, городской голова546 и другие. Скрыдлов пригласил нас, преосвященных, назавтра к себе на завтрак в половине первого, на свою приморскую дачу, Гилландию, для чего предложил и свою яхту, на что мы с удовольствием согласились. Вечер 15-го посвящен был осмотру раскопок древнего Корсуня под руководством самого преосвященного Николая, который очень подробно знакомил нас с ними. Весьма много интересного. Сколько храмов! Преосвященный / указал даже крещальню, в которой, по его предположению, крестился святой Владимир. Но это – навряд ли. До часов девяти вечера мы ходили по раскопкам. Затем, после купания, поужинали с интересною беседою. Преосвященный Платон – очень приятный. Но у него какая- то особая манера женственная, слащавая; и когда говорит, то не зна­ешь – в шутку или всерьез; и как принимать его замечания, делаемые им по какому-либо поводу. Такими замечаниями и в таком шутливо-серьезном тоне он все обращался к преосвященному Николаю, вроде того, например, что в алтарной абсиде неправильно написано, напри­мер, «Твоя от твоих...» запятые неверно расставлены; или живопись такой-то иконы не совсем удачна, или она не симметрична, или под­ставка нехороша и так далее. Это навряд ли нравилось преосвященному Николаю, да и едва ли и уместно.

На другой день, в семь часов утра, на балконе мы втроем снялись – сидя и стоя – преосвященный Николай, Платон и я; преосвященный Иннокетий отказался, говоря, что он никогда не снимался. Снимал монастырский послушник Кузьма. В восемь утра прибыл катер, и мы вчетвером отправились сначала в Инкерманский монастырь 547. Здесь пробыли до двенадцати часов, осматривая монастырь и любуясь вида­ми на окрестности, обагренные кровью русских в Севастопольскую войну. В половине первого причалили к Гилландии, где встретил нас адмирал Скрыдлов с супругою, генерал Церпицкий, «герой китай­ский»548, и некоторые моряки. Адмирал с адмиральшею гостеприимно нас угощали. После этого мы отправились осматривать броненосец «Георгий Победоносец». После этого преосвященный Николай ска­зал, что он не поедет в Георгиевский монастырь, как решено было накануне, так как ему нужно завтра утром непременно возвратиться в Симферополь. Преосвященный же Платон в обычном жеманном тоне начал упрашивать преосвященного Николая поехать, говоря, что он впротивном случае вечером уедет домой. Преосвященному Николаю, видно, это не нравилось, и он с неудовольствием поехал в одном эки­паже с преосвященным Иннокентием, а я в другом – с преосвященным Платоном.

В Георгиевском монастыре была обычная встреча в верхнем храме. Но тут-то и проявилась невыдержанность и нервность характера преосвященного Николая, выведенного из равновесия настойчивою просьбою преосвященного Платона. Все это обрушилось на бедного о. игумена Феодосия, которого преосвященный Николай стал обви­нять в небрежности, в каких-то непорядках, и притом при всех, так что . тут же ни в чем / не повинный игумен в слезах попросил увольнения от должности. Сцена эта была очень неприятна и, надо сказать, не в пользу преосвященного Николая. Преосвященный Николай посидел у меня два часа, а затем с преосвященным Иннокентием отправился в Херсонес, а преосвященный Платон остался у меня ночевать с тем, чтобы завтра выехать в Херсонес, а оттуда, 18-го, в Симферополь, чтобы служить с преосвященным Николаем первую службу преподобному Серафиму. Действительно, на другой день, под вечер, он уехал в Херсонес, но сильно колебался, ехать ли после этого в Симферополь. Как видно из полученного теперь, уже здесь в Посаде, 27-го августа письма ко мне преосвященного Николая, преосвященный Платон не заезжал, а махнул, по его выражению, к Псковскому «саврасу», т.е. к преосвященному Сергию (письмо есть у меня)549.

Игумен Феодосий подал прошение об увольнении с просьбою отпуска на два года для путешествия по святым местам. Преосвященный Николай не разрешил этого, а просил Св. Синод уволить его «по нервному расстройству» (?) с причислением к какому-нибудь миссионерскому монастырю. Бедного о. Феодосия, похмелившегося в чужом пиру, к 30-му июля уволил Синод и причислил к московскому Покров­скому миссионерскому монастырю. Тут-то я увидал теневые стороны характера преосвященного Николая; тут-то я увидал, как он в один миг может осчастливить человека и как погубить. Между тем о. Феодосий (Ганицкий), насколько я узнал его, прекрасный монах и с благими намерениями относительно благоустроения монастыря. Он – студент Киевской семинарии (выпуска 1881 года), долгое время состоял учите­лем и чиновником и только около четырех лет пострижен в монашество самим же преосвященным Николаем, который, вообще, относился к нему хорошо. Обращение с архиереями, кроме положительной сторо­ны, приносит и косвенную пользу: видишь, чего не нужно делать.

После отъезда преосвященного Платона из Георгиевского мы с братом зажили правильною, строго определенною жизнью, никуда невыезжая, кроме как раз в Балаклаву и Севастополь на короткое время. Порядок жизни был такой: вставали в шесть утра и отправлялись к морю купаться, спускаясь с громаднейшей горы (в две тысячи футов); возвращались к восьми часам, пили чай с яйцами на закуску, затем чтение, в час – обед, до половины третьего лежание с полудремотой, затем гуляние, в пять часов опять спуск к морю для купания, в семь часов – вечерний чай, от восьми до десяти / прогулка, в десять ужин, состоящий из двух яиц и стакана молока, в одиннадцать часов – ноч­ной отдых. Кроме маленьких отступлений, это была наша обычная норма. Двукратно в день спуски и подъемы не всякий может выдер­жать. Сначала было весьма трудно и нам, но потом попривыкли, и осо­бенного труда не представлялось. Купание в открытом море – идеаль­ное. Но мы, кажется, злоупотребляли им, сидя в воде от десяти минут до получаса, и притом два раза в день, вопреки всяким медицинам. Температура воды бывала разная от 11 до 20 градусов. Единственно, в чем выражалось влияние такого обильного купания, это отсутствие надлежащего сна. К этому еще присоединились москиты, которые иногда почти всю ночь лишали сна. Так мы прожили до 4-го августа, отнюдь не скучая.

4-го августа выехали на почтовых по шоссе в Ялту. Дорога – одно наслаждение. Ночевали в Алупке на прошлогодней даче у Сенцова.

5-го [августа] прибыли в Ялту и остановились на прекрасно устро­енном архиерейском подворье. Хвала и честь преосвященному Николаю за устроение такого подворья. Тут есть и хорошая церковь, в кото­рой я и выслушал всенощную под Преображение.

7-го [августа], в шесть вечера, выехали на пароходе из Ялты с наме­рением высадиться в Судаке, а оттуда посетить Кизиль-Таш и женский Топловский монастырь 550. Но, к сожалению, не пришлось осуществить этого предположения: вследствие сильного волнения пароход не мог пристать к Судаку и держал курс прямо в Феодосию. Здесь я пробыл три дня у своего товарища, сослуживца по Кишиневской семинарии, ныне директора Учительского института С.Д. Маргаритова 551. Здесь в семье его я прекрасно провел время. Ходили купаться. Купанием, говорят, славится Феодосия, но я не променяю Георгиевского монастыря на нее. Вечером 10-го курьерским поездом отправился к себе домой – в Посад.

12-го [августа], в девять утра, прибыл в Москву. Встречали меня о. Иннокентий, о. Арсений (Жадановский), ныне окончивший курс Московской академии и по моей рекомендации назначенный казначе­ем Чудова монастыря, настоятель Антиохийского подворья о. Игнатий (Абуррус). Тут же я случайно встретился с преосвященным Сергием, ректором Петербургской академии552, который только что прибыл нижегородским поездом из Сарова и родины – Арзамаса и теперь / отправлялся в Петербург. Кратковременное наше свидание для меня было очень приятно. С вокзала уехал я в Чудов, а оттуда – на Антиохийское подворье к о. Игнатию, у которого и трапезовал раститель­ными яствами в восточном стиле. Владыка отсутствовал на Угреше 553. В четыре выехал из Москвы и прибыл домой в шесть, встреченный на вокзале отцом инспектором и экономом554. В Академии, слава Богу, все благополучно. Как пришел в свои келии, подумал: «Где-где, а дома лучше». Сейчас же пошел к Преподобному 555 и возблагодарил его за благополучно совершенное путешествие.

15–17-е [августа], пятница – воскресенье. Всенощную накануне Успения и литургию в праздник совершал в Успенском соборе. Вече­ром была лития с крестным ходом вокруг собора, а после литургии – крестный ход вокруг всей Лавры. Погода была хороша. Богомольцев – поразительное множество, до сотни тысяч. По крайней мере, в течение семилетия моего я не видал такого стечения. Объясняют различно: одни – подъемом религиозного чувства, благодаря открытию мощей преподобного Серафима, другие – благоприятными климатическими условиями нынешнего лета, вследствие чего уборка хлеба совершена была благовременно, так что крестьяне к Успению были свободны, третьи – тем, что здесь было перепутье для отправлявшихся в Саров и возвращавшихся оттуда. Чудный был крестный ход. Обедал у отца наместника. 16-го молебен после малой вечерни, а затем и особый чин погребения Божией Матери я совершал в нижней церкви Гефсиманского скита 556. В три четверти одиннадцатого окончилось служение, после чего я поехал к себе домой. На другой день там же совершал литургию, а после нее крестный ход вокруг скита. Все время моросил дождь, тем не менее крестный ход был совершен под звон колоколов и деревянных бил.

18-е августа–5-е сентября. В течение этого времени шли вступи­тельные экзамены, дополнительные, и очередные советовские дела, накопившиеся за каникулы. Немного прибыло на экзамены, не дости­гая даже положенной нормы в пятьдесят человек, – / всего сорок семь воспитанников, из них два не выдержали испытаний, так что под­верглось испытаниям сорок пять; двадцать – присланных, а двадцать пять – волонтеров557. Такое оскудение объясняется многими сложны­ми причинами, которые затем мы еще более осложнили трудностиюэкзаменов. Это уже второй год, когда, по непонятному синодальному распоряжению, во всех академиях введено однообразие испытаний по всем предметами семинарского курса558. Зачем и для чего? Это прямо неразумно, нецелесообразно и оправдать ничем нельзя, так как с неко­торых пор все меньше и меньше стал замечаться прием семинаристов в академии. А тут еще преграды ставятся им, да и воспитанникам свет­ских заведений, требуя от них предварительного испытания в семинарии 559. Вот почему, между прочим, большинство перворазрядников-семинаристов предпочитают идти в светские школы. Притом же в академии идут далеко не лучшие студенты. Это обнаружилось на испытаниях как устных, так особенно – письменных. Письменные испытания были: по философии (далее две строки пустые– прим. электронной редакции)560, по нравственному богословию – «Нравственное значение евангельского учения о Царстве Божием» и по гомилетике – «Блажен не осуждаяй себе, о нем же искушается» (Рим. 14:22) (обложка сочинения, см. Приложение 1 (Л. 80а) – прим. электронной редакции). Все почти экспромты написаны крайне бедно, убого, вяло, мертвенно, нет живой струи. Средний балл, принятый за норму для поступления, был – три, по которому все сорок пять и приняты.

В числе советовских дел одно-два были довольно интересны в смысле бестактности Учебного комитета. Пред каникулами Совет через митрополита ходатайствовал пред обер-прокурором Св. Синода о прикомандировании к Петербургскому университету профессор­ского стипендиата Н.Л. Туницкого, предназначаемого на кафедру русского языка и литературы. Петербургский университет выбран по многим причинам, а главное потому, что там А.И. Соболевский561, известный филолог. Причины эти, понятно, не указывались в офици­альной бумаге. Тем не менее почему-то эта бумага попала в Учебный комитет, которому показалось странным и недоуменным [делом] / такая командировка в отдаленный Петербургский университет, а не свой – Московский. И вот в таком смысле он и делал запрос нам: на каком-де основании и т.д. Совет Академии крайне возмущен был бестактностью Комитета и потому ограничился таким ответом, что «он имел достаточно оснований для прикомандирования Туницкого к Петербургскому, а не к Московскому», т.е. в сущности – ничего. Или еще: кандидат Академии Лучинин, назначенный помощником инспектора во Владимирскую семинарию, отказался от этого назначе­ния ввиду желания отбыть воинскую повинность, хотя он и имел льго­ту562. Воспитывался же он и в семинарии, и в Академии на стипендии, которая не обязывает к службе по духовно-учебному ведомству563. И вот Учебный комитет шлет нам запрос: на каком основании Лучининпоступил в военную службу, имея право льготы? Конечно, это – его личное дело, – в таком смысле и отвечено. Вот, значит, какой недо­статок в кандидатах на духовно-учебную службу! И мы вертимся в противоречиях: с одной стороны, затрудняют доступ в академии, а с другой – жалуются на недостаток кандидатов. Просто злость и досада берут при мысли о такой путанице, которая, несомненно, происходит оттого, что дела решаются кабинетным образом, и притом чиновни­ками... Еще пример неустойчивости и противоречий. Недавно издан был циркуляр, по которому иностранцы, получающие образование в семинариях, при поступлении в Академию подчиняются всем пра­вилам наравне с русскими воспитанниками, то есть должны быть студентами564. Некто серб Раич 565, учившийся в Вифанской семинарии и окончивший по второму разряду, пожелал поступить в Академию. Я ему отказал на основании недавно последовавшего циркуляра. И что же? Едет он в Петербург к Саблеру, и нам высылают указ о допущении к экзамену Раича. Что это? Насмешка, фиглярство! Издают законы, чтобы сейчас же нарушить их. Просто противно!..

5-е сентября. Пятница. Сегодня был молебен пред началом учения: в одиннадцать часов в академическом храме, а в двенадцать в Троицком соборе. Пред молебном сказана мною речь о цели академическо­го образования. Студентов собралось приблизительно три четверти. После молебнов была у меня закуска. Было очень весело. / Приехал и наш свихнувшийся генерал Н. А. Заозерский, был на закуске. По-видимому, теперь он здоров, по крайней мере, усиленно он под­черкивает это, чем несколько наводит на подозрение о совершенной нормальности его. По-прежнему старается шутить, но как-то не выхо­дит ничего. После закуски делились каникулярными впечатлениями. Особенно интересны были приключения профессора И.Д. Андреева в Париже в погоне за манускриптом Никифора Исповедника, находив­шимся в национальной библиотеке566. Дело об этом начато было после Пасхи. Пошли дипломатические сношения обер-прокурора с Мини­стерством иностранных дел и т.д. На командировку ему было выдано триста рублей. Но так его и не допустили к занятию этим манускрип­том под тем предлогом, что им занимается французский ученый Сер­виз567. Но дело в том, что этот манускрипт взят был этим ученым тогда, когда стало известно, что Андреев приедет им заниматься; и потому профессору Андрееву не дали возможности заняться и сфотографи­ровать этот манускрипт, чтобы не предвосхитил француза. Это очень поучительная история. И что же? В конце концов, обвинен был про­фессор Андреев в официальной бумаге посольства к обер-прокурору, что он-де не указал точно номер манускрипта. Совершенно с больной головы на здоровую. Профессор Андреев, узнав об этом, хотел все дело представить на суд общественного мнения и за разрешением лично поехал к обер-прокурору, который отсоветовал делать это, так как тут замешано русское посольство, придется его послушаться... словом, заварится каша, которую «придется нам же расхлебывать». Так, оче­видно, дело станет историческим и, быть может, когда-нибудь будет обнародовано. Словом, почти иерусалимская история с консулом Яковлевым 568, который кругом виноват, а вину свалили на других.

6-е сентября. Суббота. Сегодня начались лекции. Я уезжал в Москву к Владыке за благословением на начало учебного года. Со мной до Москвы ехали моя добрейшая княгиня В.А. Туркестанова и молодой граф С. Камаровский, свадьба которого должна быть 8-го сентября. У Владыки обедал. По обыкновению, / особенно интересных разгово­ров не было. Просил его приехать к нам на акт 1-го октября. Обещал, если ему не воспрепятствует приезд митрополита Антония из Кисло­водска, где он уже третий год лечится от ревматизма. К этому времени приурочивается его возвращение, и он обещал на перепутье остано­виться дня на два в Москве. Я просил в таком случае приехать обоим Владыкам и послужить у нас. Вопрос так и остался нерешенным. В Москве заезжал только к наместнику Чудова монастыря о. Иннокентию, который праздновал храмовый день своего монастыря. В четыре часа я выехал и в шесть был у себя.

Понедельник. 8-е сентября. Служил в лаврском Троицком соборе, а по окончании службы, по обыкновению, трапезовал у отца наместника. Вечером навестил нашу большую барыню Е.С. Кроткову, у которой застал ее всегдашнего собеседника А.А. Нейдгардта. Кроткова недав­но возвратилась из своей паломнической поездки в Саров. Стечение народа и теперь громадное. Она вынесла прекрасное впечатление от этой поездки и получила религиозное утешение. Только мы с Алексеем Александровичем острили по поводу той торжественной обстановки, с какою она путешествовала на богомолье. В свите ее было человек десять, Великий князь Сергей Александрович содействовал, чтобы в Сарове ей оказали должный прием и т.д. Вообще, вечер провел хоро­шо, в интересной беседе о различных предметах.

Воскресенье. 14-е сентября. Вчера и сегодня в первый раз после кани­кул служил в академическом храме, переполненном богомольцами. На всенощной воздвизал (поднимать, возвышать (церк.-слав.) – прим. электронной редакции) крест при весьма умилительном пении «Господи помилуй» 569. Меня поддерживали отец инспектор и о. Иосиф. В служении литургии принимали участие шесть пар священнослужителей- студентов. Великий собор! И всё чинно, чисто. Я уверен, как, кажется, не раз и говорил, что подобные чинные службы могут только быть в духовно-учебных заведениях, особенно же в академиях; хотя и здесь можно испакостить красоту богослужения. И если бросить ретро­спективный взгляд на недавнее прошлое и у нас, то встретимся с не особенно утешительным явлением, с которым пришлось бороться, и теперь смело могу сказать, что у нас богослужение / в настоящей своей красоте.

Понедельник. 15-е сентября. Навестил болящего нашего доцента С.И. Смирнова, который недавно с большими предосторожностями перевезен из Хотькова. Слава Богу, он теперь на пути к выздоровле­нию, хотя еще от слабости ходить не может. Я его благословил иконою святого Пантелеймона. Он был очень тронут. Когда я уезжал в Крым, 9-го июля, я совершенно не надеялся, что по возвращении увижу его: так он тогда плох был. Да и доктора потеряли было всякую надежду. Но, Боже мой, что значит любовь ближних, выражающаяся, конеч­но, в различных проявлениях – вещественных и духовных. Его бук­вально исхитили от оков смертных любовь его родственника доцента Н.Г. Городенского и профессора И.В. Попова, которые дни и ночи просиживали над больным, прислушиваясь к его предсмертному дыханию, как бы восполняя его своим жизненным дыханием. Выздоровле­ние его в своем роде можно назвать чудом по предстательству препо­добного Серафима, к молитвам которого многие, из знавших Сергея Ивановича, обращались. Удивительно, что и сам Сергей Иванович в бреду, в каком я тогда его застал, часто произносил имя преподобного Серафима...

Воскресенье. 21-е сентября. Служил в Троицком соборе. Пил у наместника чай, а затем поспешил на именины к нашему добрейшему Димитрию Феодоровичу Голубинскому. Нехорошее впечатление про­извел он своим болезненным видом. Должно быть, развязка не осо­бенно далека. Погибнет тогда одна из славных традиций Московской академии.

Сегодня же открытие в академическом зале внебогослужебных собеседований. Служил я в четыре часа с академическим духовенством молебен с каноном преподобному Серафиму по печатной службе, но еще не авторизованной (официально одобренной (от фр. autoriser – разрешать, позволять– прим. электронной редакции) Синодом 570; да навряд ли она и будет автори­зована, так как во многих местах составлена безграмотно. Народу дляпервого раза было достаточно, около шестисот душ, судя по розданным листкам. После молебна я говорил вступительное слово о преподобном Серафиме. С большим вниманием оно было выслушано. В этом году будут беседы по общей церковной, а затем по русской истории. Про­грамма чтений составлена и мною одобрена. Я же, по обыкновению, буду беседовать не в очередь на «злобы дня». /

Вторник. 23-е сентября. Сегодня в девять утра прибыл к празднику преподобного Сергия Владыка. В десять часов посетил меня и пробыл полчаса. Беседовали о разных обыденных вещах. А затем я завел речь о болезни С.И. Смирнова и попросил позволения ходатайствовать через него пред обер-прокурором об отпуске ему единовременного пособия. Владыка сказал, что от обер-прокурора неоднократно были напомина­ния, чтобы не беспокоить его относительно этих денег, так как ассиг­нованных денег очень мало, а просителей всегда весьма много.

Я ответил:

– Болезнь Сергея Ивановича, человека семейного, явила глубо­кое сочувствие к нему академической корпорации, которая помогала ему – кто словом, кто и делом. Прося теперь о пособии ему, я уверен, что являюсь выразителем желания всей корпорации. Случаи обраще­ния за помощью со стороны Академии так редки, что было бы обидно за отказ. Притом же я обращаюсь к вам как к митрополиту нашему. Если вам откажут, то что же тогда говорить об обыкновенных архиереях. Что бы там ни говорил обер-прокурор, но позвольте мне в свое время, когда вы будете в Синоде, обратиться с этим ходатайством, в успехе которого я не сомневаюсь при вашем содействии.

Владыка изъявил согласие, сказав при этом:

– Если ассигнованные на пособие деньги уже израсходованы, пусть позволят мне выдать из местных средств.

Я при этом подумал, как было бы прелестно, если бы Сергею Ивановичу выдано было бы пособие из лаврских сумм. Пожалуй, этого не вынес бы о. Никон, который теперь точит стрелы против Смирнова за его, убийственную для него, статью «Как служили в старину иноки ближним». При этом Владыка вручил мне для передачи Смирнову сто рублей, с пожеланием ему скорого выздоровления.

В половине одиннадцатого мы вместе отправились на лекции. Были у В.О. Ключевского, Н.А. Заозерского и о. Иосифа. Лекция Ключевского была не из особенно благодарных по предмету «О влиянии физических условий – поверхности рек, озер, лесов – на духовные особенности русского народа в первое время его истории». Поэтому лекторский талант его здесь не обнаружился. Заозерский смело, со свойственным ему апломбом, с некоторою ажитациею, сопровождае­мою / жестикуляциею, без особенных забот о форме и содержании, читал о различии права естественного от нравственного, церковного. Отец Иосиф в певуче-проповедническом тоне давал характеристику Давида 571, отмечая и дурные его стороны. Отсюда Владыка в сопрово­ждении меня и отца инспектора осматривал ремонтированную столо­вую (духовая печь, новый куб для кипячения воды, новые столы с ящи­ками и т.д.), кухню, гардеробную, канцелярию и т.п. Везде было чисто. Владыка все спрашивал, откуда мы берем деньги на такие ремонты. Отвечали: «Жертвуем из своих». Вообще, Владыка остался всем весьма доволен и сказал: «Недаром вас хвалил министр В.К. Плеве». А при прощании сказал: «Благодарю вас за все». В первый раз за все время я услышал от него слово благодарности.

Вечером было заседание Совета, на котором избирались почетные члены к предстоящему празднику. Избраны: преосвященный Николай, епископ Таврический (по моему предложению), московские протоиереи – Петропавловский и Елеонский 572, настоятель Берлин­ской посольской церкви протоиерей Мальцев573 и генерал-лейтенант Киреев 574.

Среда. 24-е сентября. Владыка был на уроках в Вифанской семинарии. В три часа была малая вечерня с последующим затем акафистом, прочитанным пополам Владыкою и мною. Вечером с шести до десяти была праздничная всенощная. Собор весь битком набит народом. Но богомольцев, вообще, мало, – погода нехорошая, холодная, с начи­нающимся снегом.

За богослужением в соборе присутствовали заморские гости: из Северной Америки глава Фондюлакской англиканской епископаль­ной епархии епископ Графтон575 в сопровождении диакона Фея и И.В. Биркбека576, известного уже в России за ревностного сторонника единения Англиканской Церкви с Православною Русскою. Преста­релый (семидесяти трех лет), хотя не по летам бодрый и здоровый, симпатичный епископ Графтон известен не только своими симпа­тиями к Православной Церкви, но еще и тем, что он является первым основателем монашеской общины в Оксфорде, где он положил начало монастырю, известному под названием Cowley, который все более и более расширяет свою деятельность, открывая филиальные отделения в Соединенных Штатах Америки, Канаде, Индии и Южной Африке577.Таким образом, Графтон сделал первую попытку / восстановить на почве Англии мужской монастырь (см. о нем «Церковный вестник» № 8). Прибыл он в Россию по вопросу, имеющему уже почтенную историческую давность, о соединении Церквей 578. Приехали они сна­чала в Петербург 579, но ввиду отсутствия митрополита Антония, пребываюшего на кавказском курорте, единственного, с кем можно побесе­довать по данному вопросу, отправились в Москву и Сергиеву Лавру. Простояли они у правого клироса малую вечерню с акафистом, а затем и половину всенощной. Весьма внимательно следили за богослужени­ем, имея в руках служебник на англо-греческом языке. Крестились, и, вообще, на лицах, особенно у епископа, было молитвенное настрое­ние. На епископе была одежда: нечто вроде подрясника с пелериною, лилового цвета; на голове – прилегающая к темени скуфеечка, на груди – большой крест. Смотря на них, я думал: «Господи, когда сие будет? Когда Ты услышишь молитву нашу об единении Церквей?» Припомнилось мне при этом известное изречение Платона, сравни­вавшего различные христианские вероисповедания с перегородка­ми580... Подготовлен ли русский народ к этому вопросу? На последний вопрос я как раз в конце службы услышал ответ.

Один из монахов совершенно серьезно спрашивает другого:

– А они, значит, веруют во Христа?

– Стало быть, веруют – ведь кресты на себе полагали.

– Да ведь это, может быть, так себе, для нас.

И нужно заметить, что это говорили монахи, во всяком случае, интеллигенция из народа. Да, долго еще придется молиться.

Вместе с ними прибыл из Москвы и наместник Чудова монастыря о. Иннокентий (Пустынский), сопровождающий их, так как, как бывший в Америке, знает несколько по-английски. Он остановился у меня, а английские гости – в старой лаврской гостинице.

Четверг. 25-е сентября. Служил со Владыкою в лаврском соборе в сослужении высших лаврских властей и приезжих архимандритов, в числе которых был громаднейший ректор Рязанской семинарии Григорий (Яцковский). Из «представительной» Москвы были помощ­ник генерал-губернатора А.Г. Булыгин, губернатор Г.И. Кристи и Шрамм, начальник жандармов. Английские гости присутствовали с самого начала581. Речь говорил о. Иннокентий. Тон голоса его очень странный. После литургии английско-американские гости навестили меня, а затем я повел их осматривать Академию582. Я напомнил / им о посещении шесть лет назад епископа Маклагана583. Переводчиком был профессор В.А. Соколов. Отсюда мы отправились в митрополичьи покои, где было много поздравителей и корпорация академическая и вифанская, и другие. На пути нас окружала и бегала толпа зевак, не только мальчиков, но и взрослых. Не то же ли было бы или еще хуже, если бы, например, русский епископ в своем костюме появился в Англии. Биркбек и говорил, что митрополит Антоний во время посе­щения Англии всегда привлекал массу любопытных. От митрополита, после легкой закуски, мы вместе с ним и гостями отправились в трапезу, по церемониалу. Епископ Американский сидел по правую сторону митрополита; по левую – Булыгин, я и губернатор.

Весьма симпатичный А.Г. Булыгин. Он, между прочим, с удоволь­ствием говорил о том прекрасном впечатлении, какое на него, да и, вероятно, на других, произвело молитвенное настроение американ­ских гостей, особенно во время торжественных богослужебных момен­тов. И затем со свойственным ему остроумием прибавил: «Не то, что попечитель наш (Некрасов), как раз в самые важные моменты – во время «Тебе поем», «Отче наш» – непременно ухитрится подступить с каким-нибудь служебным вопросом или с разговором о каком-нибудь бунте... Как ни стараешься отделаться, ничего не выходит», – закон­чил он, смеясь.

После обеда заходил ко мне с визитом губернатор Кристи. Ему лет сорок пять. Весьма быстро карьеру сделал: три года назад он еще был здешним – Дмитровским – уездным предводителем дворянства. «А теперь, – не без гордости говорил он, – являюсь здесь же губерна­тором». Он мой земляк – из Кишинева. Семью его я прекрасно знаю. Карьерою своею он обязан своей супруге, урожденной княгине Трубец­кой. Сам же по себе, кажется, ничего выдающегося не представляет.

Вечером был в Вифании, где служил всенощную по случаю завтраш­него храмового праздника. Погода мерзкая, сырая, холодная.

Пятница. 26-е сентября. Владыка вместе со мною служил в Вифанской семинарии. Присутствовали и американские гости. Все было хорошо. Но неприятное впечатление произвел своим усыпительным произношением проповеди старый преподаватель Некрасов584. К при­скорбию, «русская проповедь показана была лицом, во всей своей красе». По окончании службы с молебном / все мы с американскими гостями отправились в ученическую столовую. Американский епископ попробовал было пробную порцию, но сделал уморительную гримасу, как будто после чего-то противного, сказав при этом: «Как можно жить без мяса?» Оказывается, он рыбы не любит, и вообще у них не едят рыбного. Что-то не так! Но затем я за столом действительно видал, что он, например, до ухи из стерляди даже не дотронулся. Икру очень любят.

Последовавший за этим акт прошел очень скоро – в полчаса: ника­ких утомительно-научных речей не было. Прочитано было извлечение из отчета, розданы награды, пропета была какая-то неопределенная кантата, гимн русский с аккомпанементом на органе и английский гимн на органе, исполненный о. Иннокентием с благословения митро­полита, к большому удовольствию гостей. Оба гимна выслушаны были стоя. После этого все во главе с Владыкою трапезовали. Академиче­ская корпорация была почти вся налицо. После тостов за Государя, митрополита Владимира, меня, епископа Графтона и гостей, акаде­мическую и семинарскую корпорации, произнесенных митрополитом и мною, следовала не особенно длинная, но содержательная речь епископа Графтона. Манера его произношения, при специфических особенностях английского языка, очень характерна. Речь его сопрово­ждалась очень выразительною мимикою, умеренною жестикуляциею и равномерным как бы приседанием. Вид епископа в это время, с умными, добрыми, устремленными в одну точку глазами, был вдохно­венным, привлекательным. Речь его переводил профессор В.А. Соко­лов. Епископ, между прочим, говорил, что он рад присутствовать за православно-русским богослужением, где так осязательно выражается идея общения Церкви небесной, Церкви святых, с земною. Рад он был посетить Академию с ее знаменитыми учеными, имена которых известны в Северной Америке, и теперь рад быть в семинарии, кото­рая готовит юношей на служение Церкви Христовой, утвержденной на учении о семи таинствах. «Православно-русская Церковь, – говорил в заключение Графтон, – имеет высокую миссию. Англо-американская Церковь вполне сознает эту миссию ее и, относясь братски к ее святым стремлениям, желает осуществления этой миссии». Последние / слова произнесены были с дрожью в голосе. После этого наш Владыка пред­почел ответить что-то тихо, как бы по секрету. Я услышал только поже­лание, чтобы они столковались с Первоприсутствующим и пришли к каким-либо определенным результатам.

Из Вифании митрополит уехал в одной карете с епископом, а я – с изящнейшим женоподобным диаконом. Действительно, у него удиви­тельно женский облик: безбородый, мягкие черты лица, совершенно чистого и матовой белизны, волосы светло-желтые, льняные. Наш специалист по дамским вопросам Н.А. Заозерский, по его словам, все подбирался как-нибудь удостовериться относительно пола его, но боялся, как бы не натолкнуться на какой-нибудь неприятный сюр­приз. Когда я ехал с ним, то многие обыватели очень удивленно на меня смотрели. Как потом оказалось, они действительно приняли диакона за даму, а мою совместную с ним поездку объясняли тем, что я ее окрестил (?) в Вифании.

Владыка с гостями уехал в Москву поездом в пять часов двадцать две минуты. Я и отец инспектор выезжали проводить. Я просил Владыку пожаловать к нам 1-го октября на акт. Он сказал, что все будет зависеть от времени проезда митрополита Антония.

Приезжавший на праздники родной Вифанской семинарии новый настоятель Антиохийского подворья, мой постриженник, о. Игнатий (Абуррус) вручил мне послание Антиохийского патриарха Мелетия с чудным, художественной работы архиерейским посохом, в благо­дарность за воспитание, пострижение и посвящение о. Игнатия. Послание, которое отдельно хранится у меня, написано очень тепло и с риторическими восхвалениями, в восточном стиле585. Архиерейский посох – с инкрустациями из перламутра, черепахи и слоновой кости. Стоимость его, по словам о. Игнатия, двести рублей. Конечно, этот подарок впоследствии дорого будет мне стоить...

Начинает снежить. Неужели зима?! Уж лучше, чем слякоть. /

Четверг. 2-е октября. Отпраздновали, и, слава Богу, благополучно, без всяких инцидентов, которые, кажется, отошли в область истории. 30-го, по обычаю, была торжественная заупокойная служба; речь говорил студент IV курса М. Остроумов, на тему «Приидите, и истяжемся» 586. Вечером – торжественная всенощная в сослужении шести пар священнослужителей, лаврского протодиакона Димитриана. Во время всенощной прибыл ректор Вифанской семинарии о. архимандрит Анастасий 587, передал от Владыки привет с сожалением, что он не приедет, так как не имеет никаких вестей об Антонии, который может с часу на час приехать. Я просто думаю, что это предлог. Служба, как всегда у нас, прошла великолепно, при прекрасном пении хора студен­ческого, при переполненном храме. Вместо второй кафизмы прочитан был мною акафист Божией Матери. Окончилась всенощная в полови­не десятого. У меня имел ночлег о. Анастасий, мой ученик, большой дипломат и, по всей вероятности, пойдет, как говорится, далеко. Но я его все-таки люблю. Ведь я ему и создал карьеру, взявши в Академию, в помощники. На другой день тоже великолепно прошла служба в том же составе сослужащих. Проповедь говорил, по обычаю, первый студент IV курса А. Орлов на тему «О любви как едином начале, объединяющем духовную жизнь». После молебна заходил в столовую, поздравил сту­дентов с праздником. Настроение доброе. После чая у меня состоялся акт, на котором профессор М.Д. Муретов прочитал речь «Новозаветная песнь любви» (по апостолу Павлу к Коринфянам) по сравнению с ветхозаветною (Песнь Песней) и языческою (Συμπόσιον (симпосион –место пира, пирушка, попойка (греч.) – прим. электронной редакции) – Платона) любовью588. Выставлено три типа любви. Тема –прекрасная. Обработ­ка – тщательная. К удивлению, и прочитана была хорошо, а не так, как он лекции читает. Как потом он говорил, этот предмет, так сказать, задача всей его ученой жизни. Он начал ее еще на IV курсе в качестве магистерского экзамена, а затем только теперь нашел ее возможным написать и произнести. «При другом начальстве, – сам говорил он торжественно в тосте за мое здоровье, – я бы не посмел ее произ­нести». Чтобы понять значение этих слов, нужно знать Митрофана Дмитриевича, его трусость и излишнюю подозрительность. Во мне он уверен и верит мне, / что я не подкопаюсь под него. После акта была у меня трапеза с обычными тостами. Из посторонних гостей были: ректор и инспектор Московской семинарии, корпорация Вифанской семинарии, бывший профессор А.П. Лебедев589, благочинный при­дворных церквей в Москве о. Н. Благоразумов590, протоиерей Петропавловский и местная аристократия, кончая почтмейстером. Вечер я провел у профессора В.А. Соколова, у которого были некоторые из академической корпорации. Никаких безобразий особенных среди студентов не было; в некоторых номерах пили, но все благообразно и по чину. Не было разбито, как это бывало раньше, ни одного стекла, ни одной лампы, ничего не было поломано. Вообще, пьянственная традиция начинает становиться историческим достоянием. Прежде я всегда с каким-то страхом ожидал этого дня, а теперь был совершенно спокоен. Начинают создаваться новые традиции... Инспектор семинарии С.З. Ястребцев, родственник митрополита, говорил, – в правде его слов я не имею оснований сомневаться, – что митрополит не раз говаривал, что мне уже давно пора на епархию, но он не желает меня отпускать для блага Академии. О, если бы он подольше держался подобных взглядов!

На дворе снег на пол-аршина, идет уже несколько дней. Санная дорога установилась. Такая ранняя зима бывает очень редко! Кажется, уже если не по календарю, то в действительности началась зима.

Суббота. 4-е октября. Посетил меня проездом из Омска преосвященный Сергий (Петров), переведенный из самостоятельных архиереев в викарии Виленские591. Какая причина – не ведаю. Он говорил, что по болезни просился оттуда, но я не думаю, чтобы – в викарии. Он – лет моих; выглядит несколько болезненным, – говорит, что у него неврастения. Он говорил, что и теперь хотел было с месяц поехать на юг, о чем просил Саблера, который ответил, что замедле­ние нежелательно. Признаюсь, это меня очень покоробило и унизило сразу в моих глазах Преосвященного. Зачем он обращается к Саблеру? Какое ему дело? Болен, так проси надлежащим образом у Синода разрешения на отпуск. Вот тем и сильны разные Саблеры, что к ним обращаются с подобными просьбами, которые они поэтому и не удо­влетворяют. /

Понедельник. 6-е октября. Был у меня прокурор Московской синодальной конторы князь А.А. Ширинский-Шихматов, брат моей доброй знакомой графини Камаровской, деятель по устройству саровских торжеств и т.д. Он теперь возвращался из Ярославля, где гостил у своего товарища – губернатора Роговича592. Это – тип духовного чиновника. До саровских торжеств очень много говорили о нем как о будущем обер-прокуроре. После торжеств фонды его, как слыш­но, упали: хлеба не стало для богомольцев! Затем вышел конфликт с известным протоиереем Ф. Орнатским593, которому он сделал заме­чание за то, что тот произнес поучение в храме в присутствии Царя. Митрополит Антоний, которому пожаловался отец протоиерей, сделал приличное назидание не в свое дело вмешавшемуся прокурору.

Говорят, будто митрополит после богослужения, приветствуя Царя с принятием Святых Тайн, как будто невзначай спросил о впечатлении от проповеди, на что Государь ответил:

– Как кстати и хорошо произнесено было поучение!

– Прикажете передать эти милостивые Ваши слова отцу протоиерею?

– Непременно, непременно! – ответил Государь.

Митрополит, передавая затем эти слова отцу протоиерею, этимсамым выразил свое неудовольствие Ширинскому. Вообще, у него есть замашки «оседлать» духовенство, и даже архиереев, но не всегда успешно. Видно, еще неопытный наездник!.. Во всяком случае, если он будет обер-прокурором – не приобретение для Церкви.

Рассказывал он о дряхлости преосвященного Ионафана и возму­щался, как он не догадается удалиться на покой... и что в конце этого месяца он будет в Петербурге и там будет жаловаться на такое безоб­разие.

Слышно, у него с нашим Владыкою нелады.

Четверг. 9-е октября. Был у меня проездом к новому месту служения в Казань в качестве законоучителя в юнкерском училище военный священник из Варшавы о. Евгений Запольский594. Это – мой ученик по Кишиневской семинарии. Судьба его довольно примечательна. Как первого ученика, его предназначили в Академию, но он влюбился в «епархиалку», мою дальнюю родственницу, предпочел узы Гименея595 науке, причем я был венчальным отцом. Затем как-то удалось / ему поступить в военные священники в местечке Меджибож, Подольской губернии. Но, насладившись брачными удовольствиями, он вспомнил о брошенной им единственно верной подруге – науке и воспылал рве­нием поступить в Киевскую академию. Но по уставу семейным нельзя быть в числе студентов Академии596. После больших усилий ему удалось исхлопотать синодальный указ, разрешавший быть вольнослушате­лем Академии, с правом, по выдержании экзаменов в конце IV курса, пользоваться званием кончившего курс. Вместе с этим ему удалось получить перевод в Киев. Два года тому назад он удостоен степени кандидата богословия, а затем переведен был в Варшаву, откуда по прошению переведен теперь в Казань. Батюшка он очень приличный, весьма толковый, и я думаю, он пойдет, как говорится, далеко.

Он мне порассказал много любопытного из «духовной» жизни в войсках. Между прочим, любопытен инцидент по поводу так назы­ваемых драгомировских заповедей. Драгомиров597 в своем Киевском округе приказал начертать в казармах и вообще знать солдатам две заповеди: а) возлюбиши Господа Бога... и б) возлюбиши ближнего. Что же касается десятословия 598, то оно, по его мнению, излишне. «К чему там – волы, ослы, села...»599 Между тем в каждой роте есть школы, где батюшки преподают Закон Божий и, между прочим, разумеется, изу­чают десятословие. На экзамене, где присутствовали военные власти, батюшка (Преображенский, кажется) и спрашивает солдата: «Скажи первую заповедь», разумея заповедь десятословия. Солдат же, видя пред собою властей, которые, быть может, не раз спрашивали его о запове­дях по драгомировскому катехизису, недоумевал, какую первую заповедь сказать. Батюшка, видя его заминку, подсказывает: «Аз есмь...»600 Солдат повторяет. Тогда рассердился какой-то из чинов и громко сказал: «Что это вы, батюшка, морочите их еврейскими заповедями». Батюшка тогда встал и сказал: «Мое присутствие здесь излишне», с этим и вышел. Затем донес об этом протопресвитеру601, который ничего не сделал для вразумления бестактного военного чина; виноватым / оказался священник, которого обвинили в доносе(?!), и потому он был переведен в другое место, кажется в Симферополь. Отец Запольский говорил о нелюбви вообще Драгомирова к духовенству, хотя для виду он оказывает ему почтение и даже подходит под благословение, но при этом скорчит такую физиономию, что «хоть святых уноси». Передавал о любопытном представлении новому генерал-губернатору Драгомирову известного «чиновника особых поручений по сектантским делам» при предшественнике Драгомирова Игнатьеве602– В.М. Скворцова603. Когда Скворцов возглашал свой титул, Драгомиров, приставивший руку к уху, переспросил несколько раз: «По каким, по каким делам? Не слышу... А? Не понимаю. Никаких сект я не развожу и не намерен разводить, и никаких дел у меня не будет». Этим он дал понять, что такой чиновник для него не нужен. И действительно, Скворцов скоро перебрался в Петербург, где стал чиновником при обер-прокуроре и... вообще, делает дела под «миссионерским» прикрытием.

Воскресенье. 12-е октября. Служил у себя. Вечером беседовал в пере­полненном храме по поводу евангельского чтения о Наинской вдове, о чувствах матерей при смерти их детей. Погода дрянная: ни на санях, ни на колесах. С трудом поехал часов в восемь вечера к профессору А.А. Спасскому, где собралась наша братия с семействами. Спасский после перенесенной болезни и теперь выглядит не совсем хорошо. Неужели диагноз доктора Фомина оправдается? Жаль его, супруги и деток, которых у них четверо. Да сохранит их Господь!

Понедельник. 13-е октября. Недаром не люблю я 13-х чисел. Сегодня нашу Академию посетило горе: в Москве, в Яузской больнице, скон­чался студент II курса Василий Мелиоранский604 от воспаления брю­шины и прободения червовидного отростка. Прекрасный был студент, воистину «краса» Академии, как назвал я его в своей речи к студентам после только что совершенной панихиды. Угас в три дня. Заболел он в два часа ночи на пятницу. На другой день, в восемь утра, / отправили его в Москву, куда он прибыл в десять, затем около двенадцати был уже на операционном столе, который оказался для него смертным ложем. В понедельник в три часа дня скончался, в присутствии отца инспекто­ра, который еще в воскресенье поехал туда. Тут же были и родители – мелкие купцы Рязанской губернии, из села Александровского. Можно себе представить горе родителей, потерявших в лице сына свою надежду!.. В семь часов вечера получил я телеграмму о кончине «Васи». Вместо молитвы, в присутствии всех студентов, была совершена панихида при торжественном общем пении двухсот студентов, стоявших с возжженными свечами. После этого сказана мною речь, посвященная памяти усопшего и той скорби, какую понесла Академия в лице его. Затем тут же сделаны мною распоряжения и указания желающим поехать завтра в Москву для прощания с усопшим, отпевание которого имело быть совершено на его родине.

Вторник. 14-е октября. Приехал из Москвы отец инспектор и рас­сказывал о последних минутах угасавшей молодой жизни, как ему хотелось жить, как он целовал, обнимал его, умоляя спасти его. Покойник был близок к отцу инспектору, так как летом они вместе паломни­чали в Саров. Кроме этих грустных рассказов, он передавал и много комического, а то и трагически-комического.

Комическим был рассказ его о гробовщиках, которые продавали свой товар, перебранивались, толкая друг друга, хватая за полы заказ­чика. «Подъезжаю, – рассказывал он, – вечером к больнице, нахо­дящейся во дворе; в темноте вырисовывается громадный силуэт ее с бесчисленными светящимися точками – окнами. Вижу: во дворе тоже какие-то силуэты, на почтительном расстоянии друг от друга, точно в засаде, движутся, какие-то манипуляции творят. Меня и оторопь взяла, – уж не мошенники ли. И вдруг, к ужасу моему, накинулись на меня и давай предлагать гробы, отталкивая друг друга, ругаясь чуть ли не матерными словами. Атакованный ими, насилу спасся в больнице».

Трагикомический рассказ касался причта больничного. «Батюшка – толстый-претолстый, – рассказывал с обычным юмором отец инспектор, – полное отсутствие на лице / чего-нибудь священного; псаломщики – вполне хитрбвцы. И вот, когда явились мы со студен­тами, из которых были два священника, для совершения панихиды, чтобы затем отправить на вокзал, на что уже было испрошено изво­ление губернатора, причт не позволял, стал ворчать. Тут священники-студенты вступили в препирательство. Тогда я понял, в чем дело, и потихоньку всунул батюшке в руку золотой. Моментально все успоко­илось. Совершили мы панихиду торжественно, при прекрасном пении прибывших студентов. Но лишь только кончили мы, как они все-таки, вероятно в ограждение себя от какого-либо обвинения, затянули что-то. Я сначала не понял, что это они творят. Буквально раздавалось какое-то ворчание собак, которым в зубы воткнули палки. С большим усилием я понял, что это лития. Большей профанации церковной службы я не видел. И это в Москве! Недаром нас ненавидят». Много мы рассуждали об этом, иллюстрируя свои рассказы весьма яркими иллюстрациями.

Был отец инспектор также у митрополита с докладом о случившем­ся. По обыкновению, ничего утешительного не вынес. Митрополит весьма холодно встретил это известие. Затем тотчас же перешел к вопросу об академических делах, о которых он имеет часто превратные сведения от посторонних, вроде нашего друга о. Никона.

– Все ли у вас благополучно?

– Слава Богу, так, как, кажется, никогда.

– Так ли?

– Насколько знаем, так; может быть, вы, Владыко, имеете какие-нибудь сведения?

– Да! Ведь вот секретные указы были о готовящихся беспорядках в некоторых семинариях... – И начал что-то говорить вообще.

– Вообще, лучше бы не ходил к нему, – заключил отец инспектор.

15-е октября–8-е ноября. Кратко запишу, что случилось в течение этого времени. 20-го октября выехал в Москву для участвования в служениях, по предложению Владыки. Остановился в Чудове, где и слушал всенощную. Вместе со мною приехал и тут же ночевал студент IV курса о. Алексий (Симанский), который и служил мне в качестве иподиакона. На другой день я служил с Владыкою и преосвященным Иоанном, бывшим Саратовским, в Успенском соборе. Была вся знать, военная / и гражданская, во главе с помощником генерал-губернатора А.Г. Булыгиным. Великий князь был в своем имении. Пел синодальный хор под управлением директора синодального училища605. Пение прекрасное. Херувимскую пели Музыческу в d'dur (ре мажор (итал.) – прим. электронной редакции). «Милость мира» –Архангельского, кажется, №4. Вместо причастна – «Господи, силою»606. Протодиакон прекрасный, а главное – держит себя хоро­шо – Розов. Служба вообще идет чинно, только до начала ее – в алтаре ведут себя безобразно священнослужащие. Комическое впечатле­ние производит, например, о. Климент 607, настоятель Новоспасского монастыря: толстый-претолстый и все качается, не имея как бы устоя. В числе сослужащих были еще: Игнатий, настоятель Заиконоспасского монастыря, ризничий Палладий, предполагающийся викарий Саратовский и протопресвитер Марков 608.

Во время чтения Апостола митрополит подозвал к себе саккелария 609 и с сердцем сказал: «Скажите полиции: пусть пускают народ в храм, ведь места много, а они стоят вне собора. Что за безобразие! Я пожалу­юсь Великому князю». Действительно, вскоре пустили народ.

После обедни и молебна Владыка пригласил меня с ним поехать в одной карете к нему на обед. Владыка был в духе. За обедом был всег­дашний посетитель его доктор Казанский. По обыкновению, о делах не беседовал – Владыка этого не любит, по крайней мере, об академических делах беседовать.

Да! В соборе я видал пожалованный ему Высочайше архиерейский жезл, золотой в иных местах, позолоченный и с драгоценными кам­нями, за освидетельствование мощей преподобного Серафима. Злые языки говорят, что он по ошибке (?!) прислан ему, а предназначался митрополиту Антонию как открывавшему мощи. И что в дворцовой конторе перепутали свидетельствовавшего и открывавшего мощи. Не знаю, как это возможно было. Но замечу то, что слышал, и притом не от plebs'a (народ (лат.) – прим. электронной редакции), а от представителей beaumond'a. Полагаю, это враки.

Вечером всенощную вместе с преосвященным Трифоном служил у него в Богоявленском монастыре, где есть придел во имя Казанской Божией Матери. Служба идет очень чинно; поют хорошо, собственно, тут один великолепный дискант все красит. На литию и величание вместе выходили. Акафист читали пополам; народ стоял со свечами. Какая-то кликуша «бешено» вопила во время величания. После всенощной / заходил к Преосвященному, у которого ужинал вместе с егомамашею В.А. Туркестановой и о. архимандритом Палладием, страст­но желающим архиерейства. Ночевал в Чудове.

На другой день сопровождал крестный ход из Успенского собора до Казанского собора, где и литургисал 610. Московские крестные ходы – это нечто величественное, внушительное. Трогательный момент – это осенение крестом с лобного места на четыре стороны. В Казанском пела часть синодального хора под управлением Кастальского – представителя нового направления в церковной музыке, то есть нового в смысле возвращения к древним, народным напевам; но гармонизация их так трудна, что исполнение их, пожалуй, и возможно только сино­дальному хору. Притом не все эти мотивы церковного характера, по крайней мере не располагают к молитве. Пели, например, «Милость мира» самого Кастальского611. Какие чудные переливы мальчиков, точно птички перекликаются, а там – удаль теноров, мощь басов – но в общем церковности нет; поневоле перенесешься к нашему лаврскому простому напеву, при котором хочется молиться.

После службы навестил настоятеля собора о. А. Смирнова (брата председателя Учебного комитета П. Смирнова), бывшего когда-то доцентом нашей Академии612 и известного у нас под именем почему-то «Иеговы». Была предложена закуска, после чего я поехал в жен­ский Вознесенский монастырь, куда приглашен был на обед вместе с о. Иннокентием матушкою игуменьею Евгениею.

После обеда вместе с о. Алексием поехал в приют имени Сергия, устроенный Е.С. Ляминою. Приют великолепно устроен и находится под наблюдением доктора Н.И. Никольского. Он устроен для неизле­чимо больных. Боже, Боже! Чего-чего не пришлось мне здесь видеть! С тяжелым чувством от виденного мною оставил я приют и с благо­дарною памятью о моем благодетеле преосвященном Сергии. Вечер провел в семье Камаровских, которые теперь живут в наемной квар­тире против храма Христа Спасителя. Мое первое посещение их здесь совпало с приездом молодых – сына их Сергея и невестки М. П-ны. Уж как они рады были мне. Между молодыми, кажется, что-то не совсем ладно. Графиня и дочери со слезами поведали мне со слов сына и брата, который со слезами рассказывал им о семейных сценах. Я, как мог, старался утешить их. В десять вечера я выехал к себе и в двенад­цать прибыл в Посад. /

26-го октября я служил литургию и отпевал в Воскресенском храме пятнадцатилетнюю девушку Анюту Корсунскую, дочь, четыре года [как] скончавшегося, профессора И.Н. Корсунского613. Умерла она в Москве, в именины, от той же болезни, как и наш студент. Это было, можно сказать, общестуденческое или даже академическое горе. СемьяКорсунских издавна славилась своим гостеприимством, здесь бывало очень много студентов, которые, благодаря уменью и гостеприимству хозяев, а в последнее время вдовы Ольги Алексеевны, находили очень приятное развлечение. Семейство их и составляли три дочери, из кото­рых старшей двадцать лет, а младшей Анюте – пятнадцать. Все они, как родители их, очень маленькие ростом, точно дети. Анюта была общею любимицею. Они все были усердные посетительницы нашего храма и стояли впереди. Анюта – милое дитя. И я бывал иногда в их доме, особенно со смерти добрейшего Ивана Николаевича. И эта девочка так была ласкова, как только могут добрые дети. Неудиви­тельно, что такая преждевременная смерть возбудила такую большую скорбь в академической семье. Студенты прекрасно пели, возложили венок, на руках несли гроб. Я говорил речь над самым гробом, как бы беседуя с нею. Такую форму речи я счел самою удобною в этом случае. И я ее произносил действительно в форме беседы, причем почти экс­промтом, так как я и не думал было говорить. От этого она и вышла такою непосредственною и вызвала слезы как у меня самого, так и у всех. Бедная Ольга Алексеевна! Сколько ей ударов! Да укрепит ее Господь и подаст утешение.

3-го ноября было заседание Правления, в котором, между прочим, заслушан мой рапорт о студенте IV курса Михаиле Созонове614. Дело в следующем. 25-го октября после всенощной я позвал к себе этого сту­дента, который не присутствовал в церкви, хотя он и состоит регентом левого клироса, имея в виду сделать необходимые распоряжения отно­сительно завтрашнего пения в академическом храме, так как правый клирос будет при моем служении в Вознесенском храме 615. В десять вечера явился ко мне, исполняя мое приказание, в нетрезвом виде. Я его, конечно, прогнал. Больно было мне, потому что в течение трех лет он часто попадался в пьянстве, и я неоднократно беседовал / с ним, просил его бросить этот порок; он многажды обещал, но многажды и нарушал свое обещание, как все алкоголики. Не мог он не видеть моего участливого отношения к нему. Но как неблагородный человек, не пощадил во мне этого доброго чувства к нему, насмеявшись над ним или слишком понадеявшись на мою доброту. Конечно, это мне было слишком больно, и я решил расстаться с ним, не слишком боль­но покарав его, а уволив его на год. Но чтобы не входить с рапортом, я предложил ему подать прошение об увольнении на год. Он отказался и всячески умолял простить его, обещая, по обыкновению в сотый раз, исправиться. Надеясь, что я и теперь не накажу его, а ограничусь толь­ко угрозами, он не хотел подать прошение, чем вынудил меня подать о нем рапорт. В рапорте я писал, что «вынужден донести Правлению» об этом прискорбном случае, многократно повторявшемся в студенче­ской жизни Созонова, которого я «просил, умолял, угрожал» и вообще употреблял всякого рода меры нравственного воздействия. В Правле­нии склонялись к тому, чтобы его окончательно уволить, но я просил только на год. И вот, когда это решение стало известным, тогда-то почувствовал Созонов, что тут дело не шуточное, что и в самом деле его могут выгнать; и вот он обратился с просьбою к товарищам за зашитою, умолчав о тех многократных беседах, какие я с ним вел, о многократных обещаниях его. Естественно, что товарищи его вско­лыхнулись, что это – жестокость ректорская, что же тогда ожидает и многих других, которые тоже повинны в этом грехе. И вот они посыла­ют ко мне общего дежурного, в одно время сходившего с ума, Вершинского, который передает мне не то просьбу, не то требование студентов не наказывать Созонова. Я, конечно, указал ему на дверь, сказав при этом, что пусть студенты познакомятся с самим делом и тогда увидят, достоин ли он лучшей участи и виновата ли тут «жестокость» ректора или скорее тут проявлена по отношению к нему чрезмерная милость. И вот депутация из лучших студентов отправилась к инспектору и к членам Правления с просьбою спасти их товарища. Но, к удивле­нию / своему, от профессоров они узнали не о жестокости ректора, а, напротив, что ректор просил их смягчить участь пьяницы и что и теперь милость может оказать только он же. И вот 6-го числа вечером явилась ко мне депутация от IV курса: Орлов, Остроумов, Васильков 616 и Дорошевский. Они меня упрашивали не увольнять его, указывая на то, что он пропадет, так как ему пристанища нигде нет. Вот я тут-то и побеседовал с ними. В своей беседе я говорил, что они берут только настоящий факт увольнения, считая его жестокостию с моей стороны, а не знают того, что я здесь в течение трех лет по целым часам просил его бросить этот порок – и он обещал. Но они только просили и про­сили оставить его, оказать ему последнюю милость. Я их отпустил, ничего определенного не сказав.

2-го ноября я освящал новый храм в Посаде, на Красюковке, во имя Архистратига Михаила 617. Красюковкою называется предместье Посада по имени отставного офицера М.Н. Красюка618, приобретше­го эту местность лет тридцать назад очень дешево – за три тысячи рублей, а потом разделившего ее на участки и распродавшего в десять раз дороже. Теперь тут образовался целый поселок. До сих пор тут не было храма, и обитатели должны были ходить в отдаленный Рожде­ственский храм или в Лавру. Но в дурную погоду это было слишком затруднительно. Теперь это затруднение устранено. Храм – домовый, при богадельне 619, где будут призреваться убогие старики и старушки, содержащиеся на счет благотворительного общества во имя [преподобных] Сергия и Никона. Храм может вместить до четырехсот людей. Со мною служили иноки лаврские и скитские: эконом Досифей620, игумен Иларий, о. Аполлос 621, протоиерей М. Багрецов622 и о. Георгий Раевский, при лаврском протодиаконе Димитриане и лаврских певчих. В конце литургии мною сказано Слово о значении храма вообще, в частности для этой местности, и указано на благодеяние Красюка. Это уже третий храм, освященный мною: первый – на Афоне, 16-го июня 1900 года, в Андреевском скиту вместе с патриархом Иоакимом III, второй – 9-го февраля 1902 года, так называемый Пятницкий, принадлежащий Лавре 623, и третий – этот. Теперь уже достаточно имею в этом отношении практики (далее л. 91–91 об. пустые, л. 92–96 об. – отрывок из дневника архимандрита Лаврентия (Некрасова), вложенный епископом Арсением (Стадницким) в конец своего дневника, см. Приложение 2– прим. электронной редакции).

ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 512. Л. 1–91. Автограф).

* * *

324

(...профессор А. Спасский... прочитал статейку... «По вопросам современной жизни». – Спасский А.А. Из текущей журналистики. Вопрос омонашестве: Кто подменил тему? Литературные приемы редакции «Душеполезного чтения» (Статьи архим. Евдокима «Иноки на службе ближним» в «Богословском вестнике» и проф. А.И. Введенского «Недоразумение по важному вопросу» в «Душеполезном чтении» 1903, январь) // БВ. 1903. Т. 1, №1. С. 172–180.)

325

(...против статьи отца инспектора «Иноки на службе ближним». – См. Примеч. к л. 25 об.)

326

(...профессор Благовидов произнес речь... об университетских уставах. – См.: Благовидов Ф.В. Этюд из истории высшего образования в России завремя царствования императоров Александра I и Николая I. Казань, 1902. Благовидов Федор Васильевич (1865–?) – доктор церковного права, экстраординарный профессор КазДА. Родился в Симбирской губернии. Окончил Симбирскую ДС (1885), затем – КазДА со степенью кандидата богословия (1889). С 15.08.1889 г. по 15.08.1890 г. профессорский стипендиат при Академии. С 12.09.1890 г. преподавал гражданскую историю во Владимирской ДС. С 10.01.1891 г. магистр богословия. Магистерское сочинение «Деятельность русского духовенства в отношении к народному образованию в царствование Императора Александра II» (Казань, 1891). 16.10.1891 г. избран накафедру русской гражданской истории КазДА. С 01.03.1892 г. доцент КазДА. С 10.07.1899 г. экстраординарный профессор КазДА. Состоял действительным членом Общества археологии, истории и этнографии при Императорском Казанском университете. С 11.04.1901 г. доктор церковного права. Докторское сочинение «Обер-прокуроры Св. Синода в XVIII и в первой половине XIX столетия: (Отношения обер-прокуроров к Св. Синоду)» (Казань, 1900). С 25.10.1908 г. ординарный профессор КазДА – 14.08.1909 г. уволен из Академии, согласно прошению, с назначением пенсии. В 1911–1913 гг. директор Тифлисских высших женских курсов. Дальнейшая судьба неизвестна. Подробнеео Ф.В. Благовидове см.: Журавский А.В. Благовидов Федор Васильевич – историк, публицист // ПЭ. М., 2002. Т. 5. С. 294.)

327

(По прочтении речи... с сильным либеральничанием... началась вакханалия, несмотря на... архиепископа Арсения, губернатора... донесено... Синоду, который... до расследования дела, воспретил Благовидову чтение лекций. – Ф.В. Благовидов придерживался либерально-критических взглядов.Содержавшаяся в докладе критика Николаевской эпохи едва не привела к увольнению Благовидова из КазДА. После предложения оставить Академию Благовидов выпросил себе отсрочку. Впоследствии дело о его увольнении не возобновлялось. Арсений (Брянцев Александр Дмитриевич, 27.08.1839–20.04.1914) – архиепископ Харьковский и Ахтырский. Родилсяв семье псаломщика с. Волста-Пятница Юхновского уезда Смоленской губернии. Окончил Смоленскую ДС (1863), затем КДА со степенью магистра богословия (1867). 02.02.1868 г. рукоположен во диакона, 04.02.1868 г. – во иерея, назначен законоучителем в гимназию м. Белая Церковь. С 1869 г. настоятель Воскресенской церкви на Печерске в Киеве, законоучитель в киево-подольской прогимназии и киевском епархиальном женском училище. С 11.04.1872 г. настоятель и законоучитель Киевского института благородных девиц. В 1872 г. овдовел. С 19.03.1873 г. ректор Таврической ДС, 09.04.1873 г. возведен в сан протоиерея. 26.04.1875 г. пострижен в монашество. 27.04.1875 г.возведен в сан архимандрита. В 1873–1882 гг. редактор «Таврических ЕВ», председатель Симферопольского Александра Невского братства; в 1877–1882 гг. возглавлял епархиальный цензурный комитет. 17.05.1882 г. хиротонисан во епископа Ладожского, викария С.-Петербургской епархии; являлся председателем Комитета историко-статистического описания церквей и приходов Санкт-Петербургской епархии, первенствующий член синодальной конторы. С 22.10.1883 г. ректор СПбДА, профессор нравственного богословия.С 28.03.1887 г. епископ Рижский и Митавский; 15.05.1893 г. возведен в сан архиепископа. Основал Успенский Пюхтицкий женский монастырь (1891) и в Риге: Свято-Троицкую женскую общину (1892) и Алексия, человека Божия, мужской монастырь (1896). С 04.10.1897 г. архиепископ Казанский и Свияжский. С 08.02.1903 г. архиепископ Харьковский и Ахтырский. На всех занимаемых кафедрах открывал историко-статистические комитеты по подготовке материалов по истории епархий. Участвовал в работе Предсоборного Присутствия: выступал за церковные реформы в рамках канонов. Подробнее о нем см.: Богданова Т.А., Гаврилин А.В. Арсений (Брянцев) – архиепископ Харьковский и Ахтырский // ПЭ. М., 2001. Т. 3. С. 397–398. Губернатор – Полторацкий Петр Алексеевич (1842–1909) – тайный советник, казанский губернатор. Выпускник Пажеского Его Величества полка (1860). Перешел награжданскую службу, коллежским секретарем. С 22.02.1874 г. камергер, новгородский вице-губернатор. С 03.09.1882 г. действительный статский советник, архангельский губернатор. С 22.07.1883 г. уфимский губернатор. С 16.02.1889 г. тайный советник, казанский губернатор. С 16.12.1904 г. член Государственного совета.)

328

(Ректор Академии – имеется в виду Алексий (Молчанов Алексей Васильевич, 05.10.1853–20.05.1914) – архиепископ Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии. Родился в с. Кильмезь Сарапульского уезда Вятской губернии. Окончил Вятскую ДС (1876), определен учителем в земскую школу с. Сметановского Яранского уезда, затем заведовал 2-классным Кукорским земским училищем. В 1883 г. поступил в КазДА. 21.11.1883 г. рукоположен во диакона, 22.10.1885 г. – во иерея. Окончил КазДА со степенью кандидата богословия (1887). С 01.09.1887 г. законоучитель 3-й казанской гимназии. 19.05.1888 г. удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение«Святой Киприан Карфагенский и его учение о Церкви» (Казань, 1888). С 09.11.1890 г. законоучитель в казанском училище глухонемых детей, с12.08.1892 г. – в Мариинской женской гимназии, с 01.01.1895 г. – в 1-й казанской гимназии. В 1897 г. овдовел. 04.09.1899 г. пострижен в монашество. С 07.09.1899 г. ректор КазДС, с возведением в сан архимандрита. С 20.07.1900 г. ректор КазДА. 09.09.1900 г. хиротонисан во епископа Чистопольского, викария Казанской епархии. С 26.03.1905 г. епископ Таврический и Симферопольский. С 05.11.1910 г. епископ Псковский и Порховский. С 17.04.1912 г. епископ Тобольский и Сибирский. С 02.11.1913 г. архиепископ Карталинскийи Кахетинский, экзарх Грузии, член Св. Синода. Погребен на родине, в Вятской губернии. Основные труды: «Христианский взгляд на бедствия и несчастья жизни» (Казань, 1891); «От чего душа болит» (Симферополь, 1905); «Антихрист» (М., 1914). Подробнее о нем см.: Архиепископ Карталинскийи Кахетинский, экзарх Грузии Алексий: Некролог // ПрибЦВед. 1914. №21. С. 972; Мануил (Лемешевский), митр. 1979. Т. 1. С. 130–143; История иерархии.С. 587–588; Алексей (Молчанов) – архиепископ Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии // ПЭ. М., 2000. Т. 1. С. 669–670.)

329

(...из Первого послания к Тимофею, 4 гл. 1–6. – «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителями учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением. Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою. Внушая сие братиям, будешь добрый служитель Иисуса Христа, питаемый словами веры и добрым учением, которому ты последовал».)

330

(...основатель общежительного монашества Пахомий... Пахомий Великий (292–15.05.348) – преподобный, основатель первого общежительного монастыря ок. 325 (330?) г. в Тавеннисии египетской пустыне Фиваиде. Составил строгий общежительный монастырский устав. День памяти 15/28 мая.)

331

(Церковь осудила монтанистов, якобы проповедовавших монашеские воззрения. – Монтанисты – последователи монтанизма – ереси, возникшей в середине II в. во Фригии. Ее основатель Монтан, бывший языческий жрец, отрицал авторитет епископов, обряды и проповедовал живое духовное общение с Божеством, проявляющееся в индивидуальных харизмах, т.е. в особыхдарах Св. Духа, преимущественно в даре пророческом. Пророческий дар у монтанистов выражался в экстатических припадках с возвещением главным образом скорого второго пришествия Христа. Для устройства собственной церковной жизни они следовали строжайшему аскетизму, доходившему до изуверства. Ересь получила распространение в Малой Азии, Африке, Галлиии на Балканах; была осуждена I Вселенским Собором в Никее (325 г.). Просуществовала до VII в. Впоследствии идеи монтанистов переняли некоторые протестантские течения, в частности пятидесятники.)

332

(...прощаюсь, ангел мой, с тобою. – Начальные слова известного городского романса, использованные М.Е. Салтыковым-Щедриным в своем произведении «Помпадуры и помпадурши» в названии первой главы о прощании с начальниками. См.: Салтыков-Щедрин М.Е. Помпадуры и помпадурши: Очерки. СПб., 1873.)

333

(22-е января... скончался... митрополит Киевский Феогност... внимательно относился ко мне в бытность мою ректором и инспектором Новгородской семинарии... скончался в день своей хиротонии... – 22.01.1867 г. Феогност (Лебедев) был хиротонисан во епископа Балтского, викария Подольской епархии. В годы инспекторства и ректорства автора Дневника в Новгородской ДС (1895–1897) преосвященный Феогност был архиепископом Новгородскими Старорусским (1892–1900), см.: Дневник. Т. 1. С. 270–285, 507.)

334

(...Иннокентий (Пустынский)... назначен в распоряжение Московского митрополита и... наместником Чудова монастыря вместо архимандрита Товии, который будет... настоятелем Знаменского монастыря. – Об архимандрите Иннокентии (Пустынском) см. Примеч. к л. 41. Архимандрит Товия (Цимбал) назначен настоятелем Знаменского монастыря в Москве 31.01.1903 г. с переводом в сей монастырь; подробнее о нем см. Примеч. к л. 34 об.)

335

…на чтение для рабочих в Епархиальный дом. – См.: Краткая историческая записка о публичных богословских чтениях в Москве // МЦВед. 1903. №11. С. 139–141; №14. С. 178–181; №15/16. С. 205–207; №18. С. 228–229.

336

(миссионер священник Полянский – протоиерей Иоанн Васильевич Полянский служил и преподавал в Филаретовском епархиальном женском училище в Москве. Окончил СПбДА со степенью кандидата богословия (1900). Член бюро IV Всероссийского миссионерского съезда, член Православного миссионерского общества. Автор книги «Записки миссионера» (Вып. 1–7. М., 1912). В 1922 г. настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери, что в Малых Лужниках в Москве.)

337

(...статью Спасского в первом номере «Богословского вестника» и полемическую Введенского в «Душеполезном чтении»... Спасский А.А. Из текущей журналистики // БВ. 1903. Т. 1, №1. С. 172–180; подробнее см. Примеч. кл. 42; Введенский А.И. Против очевидности и мимо запросов жизни // ДЧ.1903. Ч. 2. Май. С. 119–139.)

338

(С.И. Смирнов – Смирнов Сергей Иванович (1870–1916) – и. д. доцента по кафедре истории Русской Церкви (1896). Магистр богословия(1906). Доцент МДА (1906). В дальнейшем профессор МДА по кафедре истории Русской Церкви, доктор церковной истории (1914). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 582–583.)

339

(...я решил завтра же созвать частное заседание членов Совета... – Частное заседание Совета МДА состоялось 30.01.1903 г., а официальное заседание Совета прошло 01.02.1903 г. см.: Протокол заседания Совета 1 февраля1903 г. // Журналы... МДА за 1903 г. 1904. С. 1–54.)

340

(Академический доктор – имеется в виду Успенский Сергей Николаевич (01.04.1865–30.05.1919) – врач МДА. Окончил медицинский факультет ИМУсо степенью лекаря (1889). 02.11.1889 г. утвержден в звании уездного врача. тС 1890 г. земский врач Сергиева Посада. С 18.03.1900 г. врач МДА и Вифанской ДС (с апреля 1900 г.). 16.08.1910 г. уволен, согласно прошению, из МДА. См.: МДА в начале XX века. С. 98.)

341

(Delirium tremens (лат.) – белая горячка – острое отравление алкоголем (сивушным маслом); выражается бессонницей, бредом и галлюцинациями зрения и слуха, повышенной температурой; иногда заканчивается смертью.)

342

(...возбудить дело в Совете об освобождении ректора от цензуры академического журнала... этот вопрос не подлежит компетенции Совета... Совет отказался от обсуждения его... – О возложении Св. Синодом на ректора Академии обязанности цензора см. в Примеч. к л. 11 об. Вопрос о цензуре в Духовных академиях рассматривался в Св. Синоде и в 1905 г. Согласно §89 определения Св. Синода от 26.11.1905 г. за №6081, «журналы по делам, относящимсядо ученой деятельности академии, могут быть печатаемы вполнеили с извлечениями с разрешения ректора, на основании постановленияСовета» (Временные правила, введенные в Устав Духовных академий по указу Св. Синода от 26 ноября 1905 года. Казань, 1907. С. 10).)

343

(Сретение – двунадесятый непереходящий праздник, основанный на евангельском повествовании (Лк. 2:21–39) о принесении Пресвятой Богородицей Богомладенца Иисуса на 40-й день после Его Рождения, согласно закону Моисееву, в Иерусалимский храм, где произошла встреча (сретение – церк.-слав.) Его с праведным Симеоном и пророчицей Анной. Праздник известен с IV в. Отмечается 2/15 февраля.)

344

(Профессор Воскресенский... ездил хлопотать о назначении своего зятя... Минина в Московскую семинарию вместо... умершего преподавателя Рождественского. – Преподавателя Св. Писания в Орловской ДС Петра Михайловича Минина профессор Г. А. Воскресенский дважды (в декабре 1901 г. и в июне 1902 г.) пытался перевести в МДА, но безрезультатно (см. Примеч. к л. 4). В феврале 1903 г. Воскресенский вновь начал хлопоты о переводе П.М. Минина, но уже в Московскую ДС на место умершего педагога Рождественского. Профессор Воскресенский дошел до высшего церковного руководства, обратившись с просьбой не только к митрополиту Московскому Владимиру (Богоявленскому), но и к митрополиту С.-Петербургскому Антонию (Вадковскому), обер-прокурору К.П. Победоносцеву, товарищу обер-прокурора В.К. Саблеру, председателю Учебного комитета при Св. Синоде протоиерею П.А. Смирнову. В результате П.М. Минина перевели в Московскую ДС, где он прослужил до 1917 г. Основные труды П.М. Минина: «Мистицизм и его природа» (Сергиев Посад, 1913), «Главные направления древне-церковной мистики» (Сергиев Посад, 1915). В конце 1930-х и начале 1940-х гг. неоднократно издавалась его методика «О преподавании русского языка: В помощь учителю» (М., 1938; М., 1944 и др.). Рождественский Сергей Дмитриевич – статский советник, преподаватель догматического богословия. Окончил МДС, затем – МДА, по 1-му разряду (1864). С 9.11.1864 г. помощник инспектора МДС; с 25.08.1866 г. преподаватель теории словесности и латинского языка. С 07.01.1867 г. магистр богословия. С 29.01.1873 г. преподаватель догматического богословия МДС; с сентября 1876 г. преподаватель нравственногои основного богословия; с 1885 г. преподаватель догматического богословия. См.: Именные списки. С. 93.)

345

(П.А. Смирнов – Смирнов Петр Алексеевич (11.03.1831–08.12.1907) – протоиерей, председатель Учебного комитета при Св. Синоде. Родился в семье священника Ярославской губернии. Окончил МДА со степенью магистра богословия (1854). В 1858 г. рукоположен во иерея; служилв различных храмах г. Москвы. С 1860 г. законоучитель во 2-й московской мужской гимназии. В 1886–1897 гг. настоятель Исаакиевского кафедрального собора С.-Петербурга. С 1896 г. помощник председателя Училищного советапри Св. Синоде. С 04.10.1897 г. председатель Учебного комитета при Св. Синоде. С 29.10.1907 г. в отставке. В 1888–1905 гг. редактор журнала «Церковные ведомости». Автор учебных пособий по Закону Божию и церковной истории истатей, посвященных проблемам образования. О П.А. Смирнове см.: электр. ресурс: www.uchkom.ru/)

346

(...изданного недавно... К.П. Победоносцевым Евангелия от Иоанна в русском переводе. – См.: Святое Евангелие Господа нашего Иисуса Христа от Иоанна на славянском и русском языках, с присовокуплением русского текста в новой редакции. СПб., 1902. Издание имело примечание: «Напечатано по распоряжениюобер-прокурора Святейшего Синода в небольшом числе экземпляров,не для обращения к публике» (Воскресенский Г.А. К вопросу о новом пересмотре славянского перевода Библии // БВ. 1903. Т. 1, №2. С. 226–246). Обэтом издании К.П. Победоносцев писал В.В. Розанову: «Перевод сделанв виде опыта над русским текстом, и не было ходатайства об авторизации его для распространения в публике. Он напечатан без затруднения в числе 300 экземпляров и разослан в виде опыта к <...> всем епископам» (НИОРРГБ. Ф. 249. К. М-3821. Ед. хр. 34. Л. 1. Рукопись. Письмо К.П. Победоносцева к В.В. Розанову; см. также: Сосуд избранный: История российских духовных школ (1888–1932). СПб., 1994. С. 71). В 1903 г. К.П. Победоносцев выполнил перевод оставшихся трех Евангелий. Цель и задачу перевода он видел в приближении русского перевода к церковнославянскому тексту Священного Писания путем вкрапления церковнославянизмов в текст русского синодального перевода. См.: Святое Евангелие Господа нашего Иисуса Христа от Матфея / На слав, и рус. языках с присовокуплением рус. текста в новой ред. СПб., 1903; Святое Евангелие Господа нашего Иисуса Христа от Луки / На слав, и рус. языках... СПб., 1903; Святое Евангелие Господа нашего Иисуса Христа от Марка / На слав, и рус. языках... СПб., 1903; Грехнев М.В., Миркина М.А. К вопросу о литературном творчестве К.П. Победоносцева // Нестор. 2000. №1; Логачев К.И. Издания русских переводов Библии // ЖМП.1975. №7. С. 76–79; №11. С. 73–80; Ианнуарий (Ивлиев), архим. Опыт характеристики русских переводов Священного Писания Нового Завета, связанных с С.-Петербургом – Ленинградом // Из истории православия к северу и западу от Великого Новгорода. Л., 1989. С. 85–114.)

347

(...скоро последует извещение Св. Синода о... прославлении 19-го июля Серафима Саровского. Мощей нет; при освидетельствовании оказались кости и череп. – Освидетельствование святых мощей иеромонаха Серафима (Мошнина) осуществила 11.01.1903 г. по поручению Св. Синода особая комиссия под председательством митрополита Московского и Коломенского Владимира (Богоявленского) в составе восьми человек: епископа Тамбовского и Шацкого Димитрия (Ковальницкого), епископа Нижегородского и Арзамасского Назария (Кириллова), настоятеля Спасо-Евфимиева Суздальского монастыря архимандрита Серафима (Чичагова), настоятеля Успенской Вышенской пустыни архимандрита Аркадия, настоятеля Саровской пустыни игумена Иерофея, казначея Саровской пустыни иеромонаха Климента, ключаря Тамбовского Спасо-Преображенского собора священника Тихона Поспелова,прокурора Московской синодальной конторы кн. А.А. Ширинского-Шихматова. В составленном «Акте освидетельствования» состояние мощей охарактеризовано следующим образом: «В фобу присутствующие увидели: ясно обозначенный остов почившего, прикрытый остатками истлевшей монашеской одежды. Тело приснопамятного старца о. Серафима предалось тлению. Кости же его, будучи совершенно сохранившимися, оказались правильно размещенными, но легко друг от друга отделяемыми. Волосы главы и брады седовато-рыжего цвета сохранились, хотя и отделились от своих мест. Подушка под главой приснопамятного о. Серафима оказалась наполненной мочалой. На ногах имеются лычные “ступни”. Под руками приснопамятного о. Серафима обнаружен медный литой крест размером приблизительно в тривершка» (цит. по: Акт освидетельствования честных останков приснопамятного саровского старца иеромонаха отца Серафима // Да будет воля Твоя: Житие и труды священномученика Серафима (Чичагова). М., 2003. С. 82).)

348

(Фомин – Фомин Сергей Иванович, доктор больницы им. Императора Александра III. В ноябре 1901 г. доктор Фомин приезжал в МДА для освидетельствования психически больного студента Колмакова, см.: Дневник. Т. 1. С. 383, 596–597.)

349

(Патриарх Константинопольский – Иоаким III (Деведзис Христос,18.01.1834–13.11.1912) – патриарх Константинопольский (1878–1884, 1901–1912). Проводил деятельную политику по укреплению дисциплины в Церкви, был любим народом. Во время своего первого патриаршества наладил дружественные отношения Вселенского патриархата со Св. Синодом Русской Православной Церкви. Однако у патриарха Иоакима возник конфликт с премьер-министром Греческого королевства Харилаосом Трикуписом, который проводил жесткую националистическую политику с опорой на Англию и требовал того же от своих представителей на территории Турции. Это привел ок разногласиям среди членов Синода и Смешанного совета. В 1884–1901 гг. патриарх вынужден был оставить кафедру из-за разногласий с турецкимправительством в борьбе за права и привилегии Церкви, жил на Афоне. В 1912 г. выступил как противник имяславцев. См.: Герд Л.А., Казачков Ю.А. Иоаким III – патриарх Константинопольский // ПЭ. 2009. Т. 23. С. 157–160; Россия и Православный Восток. Константинопольский патриархат в конце XIX в. Письма Г.П. Беглери к профессору И.Е. Троицкому 1878–1898 гг. СПб., 2003. С. 383.)

350

(...патриархом Константинопольским присланы... четыре вопроса: о календаре, старокатоликах, о раскольниках и о... более тесном общении Автокефальных Церквей в связи с созывом Собора. – В посланиях от 30.06.1902 г. и 12.05.1904 г. Вселенская патриархия обратилась к Поместным Православным Церквам спожеланием укрепления братских взаимоотношений Поместных Православных Церквей и предложением обсудить вопросы об отношении к инославным Церквам, о церковном календаре и пасхалии. Послания были подписаны Святейшим патриархом Константинопольским Иоакимом III и членами Священного Синода. Ответные послания Св. Синода Российской Православной Церкви датируются 25.02.1903 г. и 18.03.1905 г. См.: Послание Вселенской патриархии к Святейшему Правительствующему Российскому Синоду // ЦВед. 1903. №23. Офиц. отд. С. 240–244; Ответное послание Святейшего Правительствующего Синода ко Вселенской патриархии // Там же. №24. Офиц. отд. С. 250–257; Послание Вселенского патриарха Святейшему Всероссийскому Синоду о взаимообщении поместных Церквей и по вопросу об изменении Юлианского календаря // Там же. 1906. №1. Офиц. отд. С. 11–15;Ответное послание Святейшего Правительствующего Синода Вселенскойпатриархии // Там же. №2. Офиц. отд. С. 30–35. ...о календаре... – В посланииот 30.06.1902 г. запрашивалось мнение Поместных Православных Церквей относительно возможности изменения действующего в Православной Церкви юлианского календаря или принятия григорианского календаря, а также пересмотра связанной с календарем церковной пасхалии. Подчеркивалось отсутствие единства позиции православного сообщества по этим вопросам инеобходимость их всеправославного обсуждения и разрешения (см.: Послание Вселенской Патриархии к Святейшему Правительствующему Российскому Синоду // Там же. 1903. №23. Офиц. отд. С. 243–244). В 1923 г. в Константинополе состоялось совещание представителей Православных Церквей, на котором обсуждался и календарный вопрос. Участники совещания одобрили предложенный сербским астрономом М. Миланковичем проект нового календаря, получившего наименование новоюлианского. К настоящему времени на него перешло большинство Поместных Православных Церквей, кроме Иерусалимской, Русской, Грузинской и Сербской. О календарной проблеме подробнее см.: Календарный вопрос: Сб. статей / Ред.-сост. А. Чхартишвили. М., 2000. ...о... старокатоликах... – См. Примеч. к л. 31. ...о раскольниках...– Под «раскольниками» автор Дневника имеет в виду, по всей вероятности, последователей Римско-Католической Церкви и протестантов, о которых идет речь в послании Вселенской патриархии от 30.06.1902 г. ...о... более тесном общении Автокефальных Церквей в связи с созывом Собора. – Автокефальная Церковь – самоглавенствующая (от греч. Αύτός – сам и χεφαλή – голова) Поместная Церковь. В послании от 30.06.1902 г. выражались «добрые надежды на улучшение взаимных отношений между единоверными Церквами к более славной и богатой религиозной пользе» (Послание Вселенской патриархии к Святейшему Правительствующему Российскому Синоду// ЦВед. 1903. №23. Офиц. отд. С. 241). Однако прямые указания на необходимостьсозыва Собора отсутствовали. В ответном послании Св. Синода РПЦ Вселенской патриархии от 25.02.1903 г. говорилось о желательности специальных собраний православных епископов, в особенности предстоятелей Церквей, и их совещаний по всем вопросам, волнующим православных христиан. Всеправославный Собор, по мнению Св. Синода, является самым лучшим и совершенным выражением братской любви и единения Поместных Православных Церквей. Однако ввиду невозможности собрания всех православных епископов в современных условиях ближайшая задача Поместных Православных Церквей и их предстоятелей заключалась в приближении к соборному идеалу вселенского общения и поддержании между собой постоянной связи «посредством письменных и других сношений, обмениваясь братскими посланиями по случаю всяких радостных и печальных событий всвоей церковной жизни, испрашивая братских советов и указаний в случаях затруднительных, делясь с прочими своим опытом в ведении дел церковных» (Ответное послание Святейшего Правительствующего Синода ко Вселенской Патриархии // Там же. №24. Офиц. отд. С. 251). Подробнее о подготовке ксозыву Всеправославного Собора см.: Скобей Г.Н. Межправославное сотрудничество в подготовке Святого и Великого Собора Восточной Православной Церкви // Церковь и время. М., 2002. №2 (19). С. 54–199.)

351

(...статью... в «Душеполезном чтении» против статьи Спасского. – Никон (Рождественский), архим. Нужно читать, как написано // ДЧ. 1903. Ч. 2. Май. С. 140–148.)

352

(Назначен новый митрополит Киевский Флавиан, архиепископ Харьковский. – Архиепископ Харьковский и Ахтырский Флавиан (Городецкий НиколайНиколаевич, 26.07.1840–04.11.1915) назначен митрополитом Киевским и Галицким с 01.02.1903 г.; подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 542–543.)

353

(...в Харьков архиепископа Казанского Арсения... – Архиепископ Казанскийи Свияжский Арсений (Брянцев) назначен архиепископом Харьковскими Ахтырским с 08.02.1903 г.; подробнее о нем см.: Примеч. к л. 42 об.)

354

(...в Казань – епископа Тамбовского Димитрия, с возведением в сан архиепископа... – Епископ Тамбовский и Шацкий Димитрий (Ковальницкий) назначенна Казанскую и Свияжскую кафедру с 08.02.1903 г. с возведением в сан архиепископа; см. также Примеч. к л. 1 об., 16–16 об.)

355

(...в Тамбов первого викария Петербургского Иннокентия. – Иннокентий (Беляев Иван Васильевич, 23.09.1862–09.09.1913) – епископ Нарвский, викарий С.-Петербургской епархии. Родился в семье священника Владимирской губернии. Окончил Владимирскую ДС (1881) и затем – КазДА со степенью кандидата богословия (1885); назначен преподавателем русской словесности и литературы в женское епархиальное училище г. Тобольска; затем преподавал в Тобольской Мариинской женской гимназии. С 1887 г. инспектор классов той же гимназии. Овдовел; в марте 1895 г. пострижен в монашество; 26.03.1895 г. рукоположен во иеромонаха, затем возведен в сан архимандрита; назначен ректором Литовской ДС и настоятелем Свято-Троицкого Виленского монастыря. С 1899 г. магистр богословия. Магистерское сочинение «Пострижение в монашество. Опыт историко-литургического исследования обрядов и чинопоследований пострижения в монашество в греческой и русской Церквах до XVII века включительно» (Вильно, 1899). 01.08.1899 г. хиротонисан во епископа Сумского, викария Харьковской епархии. С 10.12.1901 г. епископ Нарвский, викарий С.-Петербургской епархии. С 08.02.1903 г. епископ Тамбовский и Шацкий. С 07.12.1909 г. архиепископ Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии. Основные труды: Иннокентий (Беляев), еп. Слова и речи: В 2 т. СПб., 1907. Подробнее о нем см.: Мануил (Лемишевский), митр. 1984. Т. 3. С. 235–239; Смолич И.К. С. 749, 757, 768, 777.)

356

(На Совете предназначены к премиям сочинения: Введенского (докторское), профессора Николая Никаноровича Глубоковского... по Священному Писанию, и Н.А. Заозерского об Иоанне Постнике. – 06.02.1903 г. Совет МДАобсуждал вопрос о выдвижении сочинений наставников и воспитанников Академии на ежегодные премии: две премии Макария, митрополита Московского,– в размере 485 руб. за лучшие печатные труды наставников Академиии 291 руб. за лучшее магистерское сочинение воспитанников Академии; четыре премии епископа Курского Михаила, по 201 руб. каждая, – за лучшие печатные труды наставников и воспитанников Академии по Священному Писанию. На премию митрополита Макария в 485 руб. были выдвинуты книга ординарного профессора Н.А. Заозерского и А.С. Хаханова «Номоканон Иоанна Постника в его редакциях: грузинской, греческой и славянской» (М., 1902) и докторское сочинение экстраординарного профессора А.И. Введенского «Религиозное сознание язычества: Опыт философии истории естественных религий» (Т. 1. М., 1902). На премию епикопа Курского Михаила выдвинули сочинение ординарного профессора СПбДА Н.Н. Глубоковского «Благовестие христианской свободы в Послании апостола Павла к Галатам» (СПб., 1902). На премию митрополита Макария за лучшее магистерское сочинение выдвинули два сочинения: экстраординарного профессора М.М. Тареева «Искушения Господа нашего Иисуса Христа. Комментарий на Мф. 4:1–11; Мр. 1:12–13; Лк. 4:1–13» (2-е изд., М., 1900) и преподавателя Холмской ДС М.П. Кобрина «День очищения в Ветхом Завете: Библейско-археол. исследование» (Холм, 1902). Согласно правилам о присуждении премий митрополита Макария и епископа Михаила, обсуждение достоинств сочинений и присуждение премий должно проходить на мартовском заседании Совета. Премии епископа Михаила сочинение могло быть удостоено и вслучае, если автор уже получил за него какую-либо меньшую премию, если же большую, то не могло. 18.03.1903 г. на заседании Совета МДА премию митрополита Макария в 485 руб. поделили пополам и присудили Н.А. Заозерскому и А.И. Введенскому, а в 291 руб. присудили М.М. Тарееву; назначение жечетырех премий епископа Михаила отложили до следующего года, так как засочинение Н.Н. Глубковского Совет СПбДА уже присудил премию митрополита Макария в 800 руб. См.: Журналы... МДА за 1903 г. 1904. С. 39–43, 61–62. Глубоковский Николай Никанорович (1863–1937) – профессор СПбДА по кафедре Священного Писания (1898), доктор богословия (1898). Подробнеео нем см.: Дневник. Т. 1. С. 535–536. Иоанн IV Постник (?–595) – патриарх Константинопольский (582–595). Получил прозвание Постник за свою удивительную подвижническую жизнь; известен как составитель Покаянного номоканона (епитимийника). День памяти 2/15 сентября.)

357

(...отзывы профессоров Введенского и Глаголева о докторском сочинении «Религия, ее сущность и происхождение» Т. Буткевича. – Отзывы на сочинение протоиерея, профессора богословия ИХУ Т.И. Буткевича «Религия, ее сущность и происхождение. Обзор философских гипотез» (В 2 т.: Т. 1. Харьков, 1902), представленном на соискание степени доктора богословия, ординарного профессора МДА С.С. Глаголева см.: Журналы... МДА за 1903 г. 1904. С. 6–22; и экстраординарного профессора МДА А.И. Введенского см.: Там же. С. 22–28. Буткевич Тимофей Иванович (21.02.1854–31.12.1925) – протоиерей, доктор богословия, профессор ИХУ. Родился в семье священника с. Большая Рогозянка Харьковского уезда. Окончил Харьковскую ДС (1875), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1879). 19.11.1878 г. рукоположен во иерея к Троицкой церкви слободы Беловодской Старобельского уезда. В 1880 г. зачислен в клир Покровского собора в г. Старобельске. 25.09.1882 г. переведен в Харьков, где проходил ряд должностей и зарекомендовал себя серьезными энергичным деятелем. С 1884 г. клирик Успенского кафедрального собора Харькова. В 1884 г. удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Жизнь Господа нашего Иисуса Христа» (М., 1883). С 10.06.1891 г.ключарь Харьковского кафедрального собора. В 1893 г. возведен в сан протоиерея. Сочетал пастырскую и административную деятельность с научной. Автор многочисленных богословских сочинений. Активно печатался в журнале«Вера и разум». С 12.09.1894 г. профессор богословия в ИХУ. В 1903 г.удостоен степени доктора богословия. Докторское сочинение «Религия, ее сущность и происхождение. Обзор философских гипотез» (Т. 1. Харьков, 1902). В 1906–1917 гг. член Государственного совета. В 1906 г. участвовал в работе Предсоборного Присутствия. С 1908 г. член особого совещания приСв. Синоде по миссионерским делам, председатель синодальной комиссии по сектантским делам; с 1910 г. состоял в комиссии по старокатолическому и англиканскому вопросам при Св. Синоде. До апреля 1917 г. входил в состав Учебного комитета при Св. Синоде. После 1917 г. вернулся в Харьков, служил в кафедральном соборе. Подробнее о Т.И. Буткевиче см.: Буткевич Тимофей Иванович – протоиерей, доктор богословия / О. Т. Е. // ПЭ. М., 2003. Т. 6.С. 392–393.)

358

(...отзывы Мышцына и Шостьина о сочинении Яворского... «Книга пророка Осии». – Отзывы о сочинении преподавателя Тульской ДС, кандидата богословия, В.С. Яворского «Символические действия пророка Осии. Последовательное объяснение первых трех глав книги пророка Осии», представленном (в рукописи) на соискание степени магистра богословия: а) экстраординарного профессора МДА по кафедре Священного Писания Ветхого ЗаветаВ.Н. Мышцына см.: Журналы... МДА за 1903 г. 1904. С. 29–30; б) экстраординарногопрофессора МДА по кафедре пастырского богословия и педагогикиА.П. Шостьина см.: Там же. С. 30–34. Яворский Василий Степанович(21.03.1877–?) – выпускник МДА, магистр богословия. Сын священника с. Иван озера Веневского уезда Тульской губернии. Окончил Тульскую ДС(1897), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1901); определен преподавателем Тульской ДС. 29.01.1904 г. Советом МДА удостоен степени магистра богословия, в которой утвержден Св. Синодом 19.03.1904 г. Магистерское сочинение «Символические действия пророка Осии. Последовательное толкование первых трех глав книги пророка Осии» (Сергиев Посад, 1903). Основные труды: «Новый вопрос и старая наука. К предполагаемой в России реформе календаря. Научно-популярный очерк» (Тула,1903); «Реформа календаря при Петре Великом и взгляд на нее раскольников XVIII в. Историко-археологический очерк по поводу юбилейных празднеств Петербурга» (Тула, 1903). Подробнее о В.С. Яворском см.: ЦИАМ. Ф. 229.Оп. 4. Д. 4876. Личное дело студента МДА В. С. Яворского. Осия (VIII в. до P. X.) – пророк, автор ветхозаветной «Книги пророка Осии». День памяти 17/30 октября.)

359

(...сочинения на степень магистра... доцентами: Городенским и Тихомировым. – См.: Городенский Н.Г. Нравственное сознание человечества. Сергиев Посад, 1903; Тихомиров П.В. Пророк Малахия. Сергиев Посад, 1903.)

360

(Воронцов – Воронцов Евгений Александрович (21.01.1867–31.10.1925) – протоиерей, магистр богословия, автор исследований по библеистике, гебраистике и востоковедению. Родился в семье чиновника Московского губернского правления. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1897); оставлен профессорским стипендиатом. С 27.06.1898 г. преподаватель Минской ДС. С 05.02.1900 г. – и. д. доцента МДА. С 02.09.1900 г. на кафедре еврейского языка и библейской археологии МДА. В 1909 г. рукоположен во иерея. В 1910 г. удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Домасоретская и масоретская Библия, как манускрипт, в связи с историей древнееврейского письменного дела» (Вып. 1: Общие положения. Сергиев Посад, 1909). С 01.09.1910 г. экстраординарный профессор МДА. В 1917 г. возведенв сан протоиерея. С 1921 г. настоятель Введенского храма в Сергиевом Посаде. Подробнее о Е.А. Воронцове см.: МДА в начале XX века. С. 27.)

361

(...архимандрит Сергий, из ректоров Ардонской семинарии. – Сергий (Титов Александр Михайлович, 09.08.1870–1911) – архимандрит. Сын крестьянина деревни Заполье Кадниковского уезда Вологодской губернии. Окончил Вологодскую ДС (1892), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1896). С 16.01.1897 г. преподаватель греческого языка Астраханской ДС. С 14.10.1897 г. законоучитель Симбирской чувашской учительской школы. В 1898 г. принял монашеский постриг. С 1899 г. игумен Богородице-Алексиевского Томского монастыря. С 1899 г. инспектор Холмской ДС. С 1902 г. ректор Александровской миссионерской семинарии в Ардоне. С февраля 1903 г. ректор Новгородской ДС. Впоследствии вышел за штат по состоянию здоровья и проживал в Новоспасском монастыре в Москве, где и скончался. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 4294. Личное дело студента МДА А.М. Титова; Устрицкий Д., свящ. Речь при погребении бывшего ректора Новгородской Духовной семинарии архимандрита Сергия (Титова) // Новгородские ЕВ. 1913. №7. С. 228–231. Ардонская семинария – Александровская миссионерская Духовная семинария в селении Ардоне Терской области (Владикавказской епархии) открылась 01.10.1895 г. на базе Ардонского ДУ. В семинарию принимались дети осетин и других туземцев, равно и русских, без различия сословий. Дозволялось принимать детей магометанского исповедования с целью расположения их к христианству (§2, см.: Положение об Александровской миссионерской Духовной семинарии в селении Ардоне (Терской области) // Андрей (Мороз), игум. История Владикавказской епархии. Элиста, 2006. 234–236). В 1904 г. семинария переехала в новое здание с храмом в честь Покрова Божией Матери. 31.05.1908 г. преобразована в обычную семинарию. С 1918 г. гимназия. Подробнее см.: Александровская миссионерская Духовная семинария // Там же. С. 127–146.)

362

(...о религиозно-нравственном и политическом положении Осетии и вообще кавказских племен. – В данном случае речь идет о той части Осетии, которая в начале XX в. входила в Терскую область. Ее население представляло чрезвычайно пеструю смесь национальностей, отличающихся по языку, религии,обычаям и занятиям. Основную массу составляли кавказские горцы(202 588 чеченцев, 105 847 осетин, 84 791 кабардинцев, 49 105 ингушей, 33 822 кумыков, всего – 513 683 чел.), затем следовали русские (363 268 чел.), кочевые караногайцы (33 334 чел.), армяне (14 603 чел.), немцы (11 808 чел.), калмыки (2 092 чел.) и т.д. Такая пестрота порождала постоянное брожение вкрае вследствие столкновения интересов разных национальностей и разных культур, нередко противоположных друг другу. Численное преобладание кавказских горцев в религиозном отношении обусловливало преобладание магометанства. В 1860 г. было создано Общество восстановления православного христианства на Кавказе для противостояния мусульманской пропаганде, составлена осетинская азбука, а в дальнейшем русско-осетинский словарь. Осетины с детской простотой воспринимали благовестие, но требовалась дальнейшая работа по утверждению их в православии. Они сохранили память о прежних веках христианства, но, не имея пастырей, постепенно смешали христианские представления с языческими. Из-за утраты понимания истинного смысла назначения икон и других священных предметов, которые ими сохранялись с благоговейным почитанием вместе с полуразрушенными храмами, у осетин появился новый обряд. В нем особое место занимали «деканозы – это страшная, весьма древняя некая власть. Осетинские деканозы – простые безграмотные мужики, но в руках их издавна до настоящего времени находились разные древние церковные вещи, иконы и кресты, которые онихранили в горных пещерах, им только известных, и в нарочитые дни народных празднеств выносили на чтимые издавна места, сами, без священников, совершали перед ними своеобразные молебствия, произносили своего сочинения молитвы, закалывали жертвы, благословляли суеверный народ и трапезу, собирали пожертвования деньгами и вещами и, по окончании пиршеств, все уносили опять в известные им тайники» (цит. по: Андрей (Мороз), игум. С. 22). Священнику отводилась роль молчаливого свидетеля. Православные осетины сплошь и рядом давали своим детям языческие и магометанские имена (см.: Гатуев А.Г., прот. Христианство в Осетии: Исторический очерк. Владикавказ, 2007. С. 86), исполняли языческие обряды и всем христианским святым приписывали свойства языческих богов, приносили им жертвы ивообще обнаруживали полную религиозную неустойчивость (см.: Там же.С. 29–30). Часто они оставляли языческие заблуждения лишь за денежное вознаграждение (см.: Там же. С. 74). Были случаи неоднократных крещений (см.: Там же. С. 72). В 1873 г. состоялись съезды осетинского духовенства, накоторых рассматривались вопросы борьбы с ренегатством, многоженством, колдунами, разорительными поминками, суевериями. В 1875 г. было образовано Владикавказское викариатство Грузинского экзархата, которое возглавил епископ Иосиф (Чепиговский) (1875–1889), в 1885 г. преобразованное во Владикавказскую епархию в результате реорганизации Кавказской и Екатеринодарской епархий. С целью христианского просвещения в 1894 г. было создано Михаило-Архангельское братство. К 1902 г. число христиан увеличилось из-за притока переселенцев из внутренней России и на 01.01.1902 г. в Терской области составило 50,8% (419 486 православных, 35 965 раскольников, 29 671 др. христианских исповеданий). Однако большая часть их не имелаздесь оседлости и, несмотря на численный перевес христиан, преобладающей религией оставалось магометанство. Большое количество раскольников и сектантов возникло благодаря переселенцам с хуторов, уединенно и удаленноживших от православного населения и православных церквей. В 1901 г. в Пятигорске прошел съезд епархиальных миссионеров, выработавший новуюпрограмму противораскольнической и противосектантской миссии с широким участием мирян через организацию на приходах, зараженных сектантством, братств и обществ православного благочестия и миссионерских курсов. Было решено проводить подобные съезды ежегодно. Это стало особо актуально после 1905 г. и, особенно, к 1910 г. В связи с начавшимися миграционными процессами многие горцы уезжали на заработки в Северную Америку, где знакомились с американским баптизмом. Активная проповедническая деятельность баптистов и других сектантов на самом Северном Кавказе привела к массовому отпадению православных. Подробнее см.: Терский календарьна 1903 г. Вып. 12. Владикавказ, 1903. С. 13–17, 197. Политическое положение Осетии – тесно связано с ее экономическими и религиозными проблемами. Остро стоял земельный вопрос. Земля была поделена на гражданскую территорию – 4,67 млн. десятин (дес.) и войсковую – 2 млн. дес. Гражданская территория состояла из городских земель, сельских (3,6 млн. дес.), казенных и частной собственности. Войсковая территория состояла из станичных земель (1,7 млн. дес.), войсковых и частной собственности. Русское население представляло собой войсковое и казачье сословие – 202 536 чел. и крестьянское – 102 543 чел.; остальная часть русских, не казачьего сословия, жила преимущественно в городах и слободах, а также в казачьих станицах, особыми селами и хуторами. При этом в русских станицах на душу населения приходилось от 12до 29 дес., а у горцев 0,5–0,9 дес. В 1906 г. в Государственной думе говорилось об 0,1 дес. на душу в некоторых горских селениях. Ухудшению обеспеченностигорцев землей содействовала также переселенческая политика правительства. В конце XIX–начале XX в. Терская область превратилась в один из районов колонизации переселенцами из южных регионов России, в основном из Малороссии. На территории Владикавказского округа в 1901–1903 гг. образовалось 12 хуторов (по 25–38 дворов) переселенцев, главным образом из крестьян Полтавской и Харьковской губерний, где весной 1902 г. произошли волнения из-за неудачной попытки переселения в Уфимскую губернию (см. Примеч. к л. 14), а также Черниговской губернии. Между православными казаками с хуторянами и магометанами происходили постоянные стычки и конфликты из-за земельных проблем. Так, жители, основанного в 1902 г., Каменец-Подольского хутора с 15 дворами рядом с Вольно-Магометанским селом в 1907 г. вынуждены были уехать из-за постоянных конфликтов с местными жителями. В начале XX в. увеличился масштаб борьбы крестьянства против органов местного управления и окружной администрации. Почти вовсех осетинских селах наблюдались многочисленные случаи оскорбления старшин, факты оказания им вооруженного сопротивления на насильственное взыскание налогов, недоимок и многочисленных сборов за порубки лесаи т.д. Наиболее крупное выступление крестьян за земельные права произошло в 1901–1902 гг. в старинном осетинском селе Дур-Дуре. Помещики Тугановы в 1900 г. решили продать свои земли и через мировой суд потребовали выселить 19 крестьянских семей с этих земель. 19.01.1901 г. крестьянам объявили об их выселении, однако они не подчинились. На защиту переселенцев встали жители села. 24.04.1902 г. в село прибыл батальон казаков, который 02.05.1902 г. бунт подавил. Вместо первоначальных 19 выселили 143 семейства. Однако выселенных крестьян отказывались принимать села, куда их переселяли. Жители Ардонского, Ольгинского, Веселого и Вольно-Магометанского сел пытались опротестовать решение о переселении. Неменее остро выступили жители села Гизель в апреле 1902 г. против своего старшины, который их притеснял. Власти направили в село отряд казаков. Возмущенные крестьяне выгнали казаков, вооружились и отказались подчиниться властям, требуя сменить старшину. Крестьян возглавили сельские учителя. 29.04.1902 г. прибыли казаки 81-го Апшеронского полка, окружили село и к 3 мая восстание подавили, арестовав 58 человек. 28.09.1902 г. суд приговорил 16 активных участников восстания к различным срокам заключения, остальные подверглись штрафу. Всех жителей лишили права иметь и носить оружие навсегда. Можно отметить еще один – нравственный – аспект.В 1902 г. в Терской области на 74,4% возросло число осужденных по сравнению с 1901 г., причем более всего за ското- и конокрадство. См.: Терский календарь на 1903 г. Вып. 12. Владикавказ, 1903. С. 3–15, 51; Циркуляр №1026от 22.01.1902 г. Главноначальствующего гражданской частью на Кавказе гг. губернаторам Кавказского края по восстановлению насильственного, самоуправного или просто самовольного нарушения владения или его границ // Там же. С. 131–132; Дзидзоев В. Из истории борьбы осетинского крестьянства // Дарьял. 2003. №1 (http://www.darial-online.ru/2003_l/dzidzoev.shtml;http://grants.rsu.ru).)

363

(...сколько на них идет русских денег... – В 1902 г. правительственные субсидии по Терской области составили 354 311 руб., а доходы за счет нефтяных промыслов, рыбных промыслов, аренды земель и войсковых лесов достигли 1 316 271 руб. 66 коп., что превысило доходы по смете, утвержденной Военным советом, на 395 516 руб. 66 коп. См.: Терский календарь на 1903 г. Вып. 12. Владикавказ, 1903. С. 33.)

364

(В русских видят своих поработителей через православие. – К началу Кавказской войны в 1817 г. среди горцев распространился мюридизм (от араб. «мюрид» – ученик, послушник). Это течение в исламе, разновидность суфизма, последователи которого полностью подчинялись своим наставникам (муршидам) на пути постижения Бога, стало идеологией антиколониального движения горцев с главной идеей «священной войны за веру» (газават) против «неверных» (т.е. немусульман) за торжество веры – ислама. Начиная с1840-х гг., когда «священную войну» России возглавил имам Шамиль, остростал ренегатский вопрос, так как число отпавших в ислам горцев постоянно росло. Только пленение имама Шамиля в 1859 г. привело влиятельного князя Осетии генерал-майора М. Кундухова к решению покинуть Россию. Он предложил российскому правительству план переселения некоторой части горских народов в Турцию, и в 1859–1865 гг. около 50 тыс. мусульман переселилось в Турцию. Исход мусульман на некоторое время ослабил влияние ислама в Осетии. Российские власти пытались привлечь на свою сторону осетинских правителей, исповедовавших ислам. Однако эти влиятельные князья активно противодействовали распространению христианства. Используя государственные субсидии, отпускаемые на улучшение быта осетин, направлялиих преимущественно на решение материальных проблем мусульман, умышленно допуская дискриминацию по отношению к христианам. Земельный вопрос решался таким же образом, как и вопрос с деньгами.)

365

(...представители таких взглядов, магометане, обратились к правительству с просьбою о признании за ними прав дворянства. – Функции по охране и удостоверению прав и привилегий всех сословий принадлежали Сенату. Он рассматривал дела о доказательстве сословных прав отдельных лиц и о переходеиз одного состояния в другое. Доказательствами дворянства в Российской Империи считались: дипломы на пожалование дворянским достоинством, жалованные от монархов титулы и гербы, патенты на чины, пожалованные ордена, жалованные грамоты или привилегии (ст. 18 (п. 2–3), 20, 53, 55; см.: Свод законов Российской Империи. СПб., 1899. Т. 9: Законы о состояниях. Кн. 1. Разд. I. С. 8–9, 18, 20); указы на пожалование земель или деревеньи т.п. (ст. 959; см.: Там же. С. 190); указы, наказы или грамоты, данные напосольство, посланничество или иную посылку, доказательства о дворянской службе предков, о том, что отец и дед вели благородную жизнь или состояние, или службу, сходственную с дворянским названием, по свидетельству 12 дворян (ст. 56–57, 59; см.: Там же. С. 19); купчие, закладные, рядные и духовные о дворянском имении, доказательства, что отец и дед владели деревнями и т.д. (ст. 64, 960; см.: Там же. С. 20, 190). Первоначально доказательства на дворянство рассматривали дворянские депутатские собрания, состоявшие издепутатов от уездных дворянских обществ (по одному от уезда) и губернского предводителя дворянства. Собрания вели губернские родословные книги, отсылали сведения и выписки из этих книг в губернские правления и в Департамент герольдии Сената, а также выдавали свидетельства о дворянстве (ст. 152, 156, 158, 350; см.: Там же. С. 36, 69). Права дворянских депутатских собраний ограничивались внесением в родословную книгу только тех лиц, которые уже неопровержимо доказали свое дворянство, а также отставных военных или чиновников, избравших при отставке местом жительства данную губернию, при предъявлении патентов на чины и заверенных послужныхили формулярных списков, а также утвержденных духовными консисториями метрических свидетельств на детей (ст. 363, 370; см.: Там же. С. 72–74). Возведениев дворянство или восстановление в дворянстве не входило в их компетенцию. Они не имели права толковать или пояснять действующие законы; только рассматривать доказательства тех лиц, которые владеют или владели в данной губернии недвижимостью сами или через жен (ст. 360, 362, 367; см.: Там же. С. 72–73). Решение о внесении нового рода в родословную книгу принималось не менее чем двумя третями голосов депутатского собрания. Определения депутатских собраний поступали на ревизию в Департамент герольдии Сената, кроме дел о лицах, приобретших дворянство в порядке службы. Для отдельных местностей и народов (конфессий, в том числе магометан) существовал особый порядок рассмотрения дел о доказательстве дворянства. Например, военная служба кавказским горцам не давала прав на дворянство, если выслуживший высокий чин был из податного сословия; награждение орденами давало им право на выход из податного сословия вместе с детьми,с последующей возможностью получения дворянства при награждении высокими орденами; выходец же из киргизских магометан только освобождался от телесных наказаний в случае совершения преступления (ст. 372; см.: Там же. С. 75; ст. 149; см.: Там же. 1892. Т. 1. Ч. II: Учреждения государственные. Кн. VII. Разд. II. С. 22). При рассмотрении дел об отыскивающих дворянство греках и магометанах, в случае недостатка или отсутствия доказательств, депутатские собрания обязаны были свои отрицательные заключения, не приводя их в исполнение и не объявляя просителям, отсылать губернатору, который имел право, если дворянство данного лица «не подлежало сомнению или было доказано какими-либо особыми событиями», направлятьсвои представления об этом министру юстиции, последний же вносил их на рассмотрение в Департамент гражданских и духовных дел Государственного совета. Кавказские магометане получали дворянство в основном как служившие в армии или имевшие земли. Так, офицер за безупречную выслугу (25 лет) в офицерских чинах награждался орденом Св. Владимира 4-й степени, что давало право на получение потомственного дворянства (ст. 143, см.:Там же. Кн. XVII. С. 21). Однако ожидание дворянства иногда растягивалось на многие годы. Например, в 1829 г. нарский осетин Бессарион Хетагуров впервые обратился с прошением о правах дворянства. Приведенные грамоты грузинских царей, как жалованные последними еще до присоединения Грузиик России, давали неоспоримое право фамилии Хетагуровых пользоваться дворянским званием. Однако, ввиду запутанности дела о сословных правах туземцев Терской области, нарские осетины Хетагуровы и в 1899 г. продолжали ожидать ответа на ходатайство о признании их дворянами, как и другие претендующие на дворянство туземцы. К началу XX в. дворянство на Кавказев основном состояло из дворянства военного; дворянства, приобретенного награжданской службе, и потомственного дворянства, получившего это право по ордену. Служившие на Кавказе офицеры и чиновники приобретали земли или жаловались ими и, выходя в отставку, оставались там. По статистическим данным, на 01.01.1902 г. в Терской области числилось 6 837 дворян. См.: Свод законов Российской империи. СПб., 1892. Т. 1. Ч. II. Кн. VII. Разд. II. С. 22;Кн. XVII. С. 21; Там же. 1898. Т. 9. Кн. I. Разд. I. С. 8–9, 18–20, 36, 69, 190; Терский календарь на 1903 г. Вып. 12. Владикавказ, 1903. С. 5; Список дворян, внесенных в дворянские родословные книги Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областей с 1795 г. по 1 декабря 1912 г. / Сост. Ставропольское дворянское депутатское собр. Ставрополь, 1912.)

366

(9 февраля... я в первый раз совершал освящение обновленного храма воимя св. мученицы Параскевы... взятого Лаврою. – 09.02.1903 г. в Сергиевом Посаде на Подоле с юго-восточной стороны от Свято-Троицкой Сергиевой Лавры ректор МДА епископ Волоколамский Арсений в сослужении казначея Лавры архимандрита Никона (Рождественского), эконома Лавры игумена Досифея (Андреева) и других иеромонахов освятил древний во имя мученицы Параскевы Пятницы храм, который был построен еще в 1547 г. на месте старого, деревянного при Пятницком Подольском мужском монастыре около Троицкого монастыря. В 1608–1610 гг. во время осады Троицкого монастыря поляками Пятницкий монастырь сильно пострадал. В 1611 г. церковь восстановили. В 1621 г., когда оставшиеся в живых после осады монахи умерли, монастырь превратили в женский. В 1660 г. монастырь упразднили и сделали местом ссылки преступников. В 1679 г. храм стал приходскою церковью Нижней служебной слободы. В 1896 г. его передали Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. К 1903 г. ученики лаврской иконописной школы завершили обновление росписи храма. В 1919 г. храм вновь стал приходским. В 1928 г. егозакрыли, а 01.07.1929 г. городские власти передали кооперативному обществу«Смычка» под склад. В период деятельности общества здание храма пришло в крайне запущенное состояние. В 1960-х гг. был передан Загорскому музею-заповеднику, начались исследовательские и реставрационные работы.В 1991 г. храм возвращен Лавре, в настоящее время – действующий. Об освящении храма в 1903 г. см.: Возобновление древнего храма: Сергиев Посад. 9 февраля. // MB. 1903. №41, 10 февр. С. 3. Параскева (III в.) – великомученица, именуемая Пятница. Родилась в богатой семье в Иконии. В юности посвятила себя аскетической жизни. Пострадала во время гонений Диоклетиана. День памяти 28 октября/10 ноября.)

367

(...я еще участвовал... в освящении храма в Андреевском скиту на Афоне вместе с патриархом Константинопольским Иоакимом III... – Об освящении 16.06.1900 г. собора Андрея Первозванного в Андреевском скиту на Афонесм.: Дневник. Т. 1. С. 604. О патриархе Константинопольском Иоакиме III см. Примеч. к л. 50.)

368

(Румянцевский музей – учрежденный в 1828 и основанный в 1831 г. в С.-Петербурге, был образован на основе коллекции и библиотеки гр. Н.П. Румянцева; с 1845 г. входил в состав Императорской Публичной библиотеки. В 1861 г. перевезен из С.-Петербурга в Москву. Открылся для всеобщего обозрения в 1862 г. и состоял из трех отделов: 1) русской и западноевропейской живописи ХѴІІІ-ХІX вв.; 2) русской и западноевропейской гравюры, и 3) коллекций русских путешественников И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского, а также частных коллекций, подаренных Румянцевскому музею; тогда же открылась и библиотека. Первоначально музей находился вдоме Пашкова, первым директором был писатель и музыковед В.Ф. Одоевский. В 1925 г. музей ликвидировали; его фонды распределили между Музеем изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Третьяковской галереей и Музеем народов СССР (ныне Этнографический музей народов России). Библиотека Румянцевского музея послужила основой Российской государственной библиотеки.)

369

(...в кремлевских соборах синодального и дворцового ведомств... – В подчинении Московской конторы Св. Синода в Кремле находились Большой Успенский собор, собор Двунадесяти апостолов и церковь св. Иоанна Лествичника, а также синодальная библиотека, патриаршая (синодальная) ризница, ставропигиальные монастыри г. Москвы, синодальное училище церковного пения, подворья автокефальных Церквей в Москве. Московская контора Св. Синода располагалась в здании Патриарших палат в Кремле; ее возглавлял прокурор в чине статского советника. К дворцовому ведомству относились Архангельский и Благовещенский соборы в Кремле, а также церкви, расположенные в Императорских дворцах (в частности, в Большом Кремлевском), которые подчинялись протопресвитеру придворного духовенства. См.: Православная Москва в начале XX века: Сб. док. и материалов / Авт.-сост. А.Н. Казакевич, А.М. Шарипов. М., 2001. С. 10.)

370

(Синодальная библиотека – возникла в XVI в. как библиотека московских митрополитов из собранных рукописей и старопечатных изданий; к концуXVII в. стала именоваться Патриаршей. В 1721 г. получила статус синодальной. К началу XX в. одна из выдающихся библиотек Москвы; ею заведовал помощник синодального ризничего. Библиотека была непубличной. В советское время книжное и рукописное собрание синодальной библиотеки перешло в Исторический музей, в 1938 г. часть книг была передана в Историческую библиотеку. См.: Там же. С. 594.)

371

(Патриаршая ризница – Патриаршая (синодальная) ризница Московского Кремля вместе с Патриаршей библиотекой размещалась в Патриарших палатах и к началу XX в. включала богатейшее собрание церковных древностей, старопечатные издания и письменные источники, предметы, принадлежавшие русским патриархам, митрополитам, и воспринималась современниками как Синодальный исторический музей. В XIX в. ризница была открыта для бесплатного посещения.)

372

(...в день Алексия, митрополита Московского... – См. Примеч. к л. 5.)

373

(митрополит Леонтий – Леонтий (Лебединский Иван Алексеевич, 22.01.1822–01.08.1893) – митрополит Московский и Коломенский (1891–1893). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 541.)

374

(...графа Комаровского... «Нравственные и правовые нормы международных отношений как условие мира»... – См.: Комаровский Л.А. Христианская нравственность и международные сношения / Публ. богосл. чтения //МЦВед. 1903. №10, 9 марта. С. 130.)

375

(Почетный опекун – почетное звание, приравненное к III классу чинов гражданской службы по Табели о рангах. Установлено в 1798 г. для награжденияим членов опекунских советов – органов, ведавших благотворительными учреждениями; в 1873 г. объединенных в один Опекунский совет учреждений Императрицы Марии. Нередко это звание давалось за крупные пожертвования на благотворительные цели. Указанное звание присваивалось пожизненно.)

376

(...С. Арсеньева... «Истина, добро и изящное в их взаимоотношении». – Здесь и далее неточность, должно быть: Арсеньев Василий Сергеевич (1829–1915) – действительный тайный советник, почетный опекун, член Московского присутствия Опекунского совета учреждений Императрицы Марии. См.: Адрес-календарь... на 1905 год. 1905. Ч. 1. С. 116. О лекции см.: Арсеньев В.С. О внутреннем соотношении между истиною, добром и изяществом и о связи их исимволизации / Публ. богосл. чтения // МЦВед. 1903. №10, 9 марта. С. 130.)

377

(Хина (хинин) – порошок из коры хинного дерева (cinchona L, из семейства мареновых) используется в медицине как противолихорадочное, противомалярийное и тоническое средство.)

378

(Львов – Львов Алексей Федорович (25.05.1798–16.12.1870) – духовныйк омпозитор, скрипач, дирижер, музыкальный писатель. Крупнейший представитель русского скрипичного искусства первой половины XIX в. Окончил Институт инженеров путей сообщения. С 1818 г. на службе при военных поселениях А.А. Аракчеева. С 1825 г. адъютант А.X. Бенкендорфа. В 1828–1829 гг. участник русско-турецкой войны. С 1834 г. – флигель-адъютант. В 1840 г. основал симфонический оркестр в С.-Петербурге. С 02.01.1837 г. по 22.06.1861 г. директор Придворной певческой капеллы. Сделал попытку унификации обиходных мелодий всего круга церковных песнопений. С 1843 г. генерал-майор. С 1855 г. сенатор. С 1861 г. обер-гофмейстер. «Обиход» А.Ф. Львова широко использовался до начала XX в. Автор гимна «Боже царя храни» (1833).)

379

(Виноградов – Виноградов Михаил Александрович (08.11.1809–30.01.1888) – протоиерей, духовный композитор. Из семьи священника с. Заборовские Гаи Ряжского уезда Рязанской губернии. Обучался в Рязанской ДС, затем в Тверской ДС. С 1819 г. певчий архиерейского хора в Рязани, затем помощник регента; в 1827–1870 гг. его регент. 08.11.1834 г. рукоположен во диакона ккафедральному Успенскому собору Рязани. 31.05.1843 г. рукоположен во иерея к Благовещенской церкви Рязани. С 16.01.1845 г. служил в Борисоглебской церкви Рязани. С 1869 г. ключарь Успенского собора Рязани. С 1870 г. в Екатерининской церкви Рязани. 23.04.1879 г. возведен в сан протоиерея. Относится к особой группе русских духовно-музыкальных композиторов-самоучек, управлявших церковными хорами. Известно 37 его духовно-музыкальных произведений, из них 11 гармонизаций уставных мелодий; один из лучших продолжателей духовно-музыкального творчества А.Ф. Львова. См.: Гарднер И.А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви: В 2 т. Джорданвилль, 1982. Т. 2. С. 395–396; Серафим (Питерский), игум., Панкова Т.М. Виноградов Михаил Александрович – протоиерей, духовный композитор //ПЭ. М., 2004. Т. 8. С. 522–523.)

380

(Причастен – причастный стих или киноник (от греч. Χοινονέω – причащаю, делаю общим), обычно стих из псалма, связанный с содержанием празднуемого события; поется на литургии после возношения Святых Даров во время причащения священнодействовавших. Подробнее см.: Дневник. Т. 1. С. 499.)

381

(«К Богородице прилежно» Архангельского. – Тропарь 4-го гласа из службы Смоленской иконе Божией Матери (28 июля ст. ст.) входит в чинопоследование общего молебна Божией Матери. Архангельский Александр Андреевич (11.10.1846–16.11.1924) – духовный композитор, хоровой дирижер, педагог. Родился в семье священника с. Старое Тезиново Пензенской губернии. Окончил Пензенскую ДС. С 1862 г. регент архиерейского хора в Пензе. С 1870 г. проживал в С.-Петербурге. В 1870–1871 гг. вольнослушатель хирургического отделения Военно-медицинской академии, в 1871–1873 гг. студент химического факультета Технологического института. В 1872 г. сдал экзамен в Придворной певческой капелле на звание регента. С 1873 г. служил регентом различных хоров в С.-Петербурге и преподавал пение в различных учебных заведениях. С 1880 г. по согласию с церковными властями начал заменять в церковных хорах детские голоса женскими. В этом же году создал смешанный хор (вначале из 20, в последствии до 90 чел.), который возглавлял до 1923 г. В 1887 г. реформировал состав хора, полностью заменив голоса мальчиков женскими. В 1901 г. создал С.-Петербургское певческое благотворительное общество, объединившее все хоры С.-Петербурга. В 1902–1908 гг. организовал бесплатные курсы хорового пения, их руководитель и педагог. С 1906 г. главный инспектор Св. Синода по устройству и инспектированию церковных хоров. В 1923 г. возглавил Общестуденческий русский хор в Праге, который впоследствии носил его имя. Архангельский один из первых трактовал песнопения литургии и всенощного бдения как единый цикл, имеющий гармоническиеи интонационные связи. Мелодика его сочинений близка обиходны мраспевам и народной песне. Большинство его произведений с преобладанием тихой грусти и скорбного настроения доступны для небольших хоров. Подробнеео нем см.: Ткачев Д. В. Александр Андреевич Архангельский, 1846–1924: Очерк жизни и деятельности. Л., 1974; Александр Андреевич Архангельский: Воспоминания современников. Духовно-музыкальные сочинения. М., 1999. Гарднер И.А.С. 475–481; Плотникова Н.Ю. Архангельский Александр Андреевич – русский хоровой дирижер, композитор, педагог // ПЭ. М., 2001. Т. 3. С. 485–486.)

382

(...у мирового и земского начальников... – Мировой судья – должность, учрежденная в результате судебной реформы 1864 г. для разбора гражданских исков на сумму менее 500 руб. и мелких правонарушений. Мировой судья избирался на уездных земских собраниях или городскими думами сроком на три года. Там, где не было земств, мировой судья назначался администрацией. Всех мировых судей утверждал Сенат. См.: История России с древнейших времен до 1917 года: В 5 т. Т. 3: К–М. М., 2000. С. 612. Земский [участковый] начальник – в 1889–1917 гг. должностное лицо, как правило, из дворян, контролировавшее деятельность органов крестьянского местного самоуправления; являлся первой судебной инстанцией для крестьян и других податных сословий. Назначался министром внутренних дел по представлению губернаторов и предводителей дворянства. Земский начальник долженбыл иметь высшее образование, трехлетний стаж деятельности в должности предводителя дворянства, мирового судьи, мирового посредника или члена Губернского присутствия по крестьянским делам. См.: Там же. Т. 2: Д–К. М., 1994. С. 264.)

383

(Заушать(устар.) – ударить по уху, по щеке, дать пощечину.)

384

(...«в чужом пиру похмелье»... – Фраза, взятая из названия комедии А.Н. Островского «В чужом пиру похмелье», опубликованной в 1856 г. См.: Островский А.Н. В чужом пиру похмелье // Соч.: В 2 т. СПб., 1859. Т. 2. С. 133–176.)

385

(29 марта. Приезд Их Величеств в Москву... «Московские ведомости»... описывают эти знаменательные события. – Неточность, 29 марта 1903 г. «Московские ведомости» лишь сообщили, что Император с семьей отъезжает в Москву (см.: MB. 1903. №87, 29 марта. С. 2). Прибытие состоялось 30 марта. См.: Прибытие их Императорских Величеств в Москву // MB. 1903. №88,30 марта. С. 1–2.)

386

(«Не плачитеся обо Мне, обаче плачитеся о себе» (церк.-слав.). – «Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе» (Лк. 23:28).)

387

(...солистами: Смирновым, Дорошевским и Благоволиным. – Смирнов Александр Стефанович, о нем см. Примеч. к л. 13. Дорошевский Федор Алексеевич, о нем см.: Там же. Благоволин Федор Алексеевич (13.02.1871–?) – выпускник МДА. Сын диакона погоста Липовицы Муромского уезда Владимирской губернии. Окончил Владимирскую ДС (1891). С 1897 г. преподавал Закон Божий в Никольском двух классном училище в Покровском уезде Владимирской губернии. В 1901 г. поступил в МДА; окончил в 1905 г. со степенью кандидата богословия. Подробнее о нем: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 323. Личное дело студента МДА Ф.А. Благоволина.)

388

(Орден святой Анны 1-й степени – орден святой Анны учрежден в немецком княжестве Голштейн в 1735 г., в России – в 1742 г. как частная награда. В 1797 г. введен Императором Павлом I в иерархию государственных наград Российской Империи для отличия широкого круга государственных чиновникови военных, имел три степени, с 1815 г. – четыре степени. С 1796 г. имел Знак отличия. Орден святой Анны 1-й степени украшался бриллиантами или Алмазами.)

389

(Письмо митрополита: «Ваше Преосвященство! <...> митрополит Московский. 4 апреля. 1903 год». – ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 257. Л. 32–33. Автограф. Письмо митрополита Московского и Коломенского Владимира (Богоявленского) от 04.04.1903 г.)

390

(Капитул орденов – капитул (позднелат. capitulum) – совет, коллегия.В XVIII в. каждый из российских орденов имел свою администрацию, ведавшую орденскими делами. По «Установлению о российских орденах»от 05.04.1797 г. все орденские корпорации были объединены в «Кавалерское общество Всероссийской Империи» с учреждением канцелярии (с 1798 г. – Капитул орденов), которое возглавлял канцлер из числа кавалеров орденасв. Андрея Первозванного. Была введена официальная иерархия государственных наград России. Для каждого ордена устанавливались дни орденских праздников, особые храмы и специальная парадная одежда. Капитул орденов отвечал за изготовление орденских знаков, медалей, наградного офицерского оружия, за вручение самих наград и удостоверений к ним. При Капитуле числились Кавалерские думы, советы из наиболее уважаемых кавалеров определенных орденов, занимавшихся на своих собраниях рассмотрением дел о награждении низшими степенями соответствующих орденов. Капитул распоряжался значительными денежными суммами из казенных ассигнований и разовых взносов. Взносы платили все награждаемые орденом, за исключением кавалеров военного ордена св. Георгия. Средства шли на пенсии ограниченному статутом количеству кавалеров по каждому ордену икаждой степени. В 1832 г. Капитул орденов переименовали в «Капитул Российских Императорских и Царских орденов». В 1842 г. Капитул орденов былприсоединен к Министерству Императорского двора, должность канцлера Капитула приравнивалась к министру Двора. Функции Капитула орденов значительно расширились с учреждением в 1892 г. под его председательством Комитета для рассмотрения представлений к высочайшим наградам, который в 1894 г. был преобразован в Комитет о службе чинов гражданского ведомстваи о наградах. С 06.05.1897 г. по 28.03.1917 г. канцлером Капитула Российских Императорских и Царских орденов был министр Императорского двора и уделов Владимир Борисович Фредерикс.)

391

(Письмо Саблера: «Преосвященнейший Владыка <...> О получении ордена прошу уведомить». – ГА РФ. Ф. Р-9452. Оп. 1. Д. 52. Л. 502. Оригинал. Рукопись. Со слов «остаюсь Вашего Преосвященства...» до конца – автограф В.К. Саблера.)

392

«Приидите, ублажим» (церк.-слав.) – «Приидите, ублажим Иосифа приснопамятного...» – начальные слова стихиры, сопровождающей целование Плащаницы в конце утрени Великой Субботы. Стихира призывает восхвалить прав. Иосифа Аримафейского, не устрашившегося попросить у Понтия Пилата Тело своего Учителя и Господа для погребения.

393

(Благочинный [Лавры] – имеется в виду Серафим (Бочков Стефан,1859–08.12.1915) – игумен, благочинный Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, казначей Спасо-Вифанского монастыря. Из крестьян Пензенской губернии. Обучался в Наровчатовском уездном училище. 10.03.1891 г. пострижен в монашество в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. 25.05.1892 г. рукоположен во иеродиакона; 06.07.1897 г. – во иеромонаха. С 19.11.1898 г. благочинный Лавры, с 20.12.1904 г. казначей Спасо-Вифанского монастыря. В 1913 г. возведен в сан игумена. Подробнее о нем см.: РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. Ед. хр. 25226. Л. 156 об. – 57. Рукопись. Послужной список игумена Серафима (Бочкова). Благочинный – помощник епископа в Русской Православной Церкви сXVIII в.; надзирал за духовенством ряда церквей или монастырей, входившихв благочиннический округ.)

394

(Илия Абуррус – Игнатий (Абуррус Илья Агапович, 07.07.1877–?) – архимандрит, сириец, выпускник МДА, кандидат богословия. В 1893–1899 гг. учился в Вифанской ДС. В 1899 г. поступил в МДА. В период учебы в российскихдуховных школах получал особую стипендию Св. Синода, а во время учебы в МДА получал ежемесячное денежное пособие от ИППО, которое также оплатило ему поездку на родину и обратно летом 1900 г. 21.03.1903 г. подал прошение о пострижении в монашество на имя ректора МДА епископа Волоколамского Арсения (Стадницкого). По ходатайству патриарха Антиохийского Мелетия II (грамота от 25.01.1903 г. за №112) Св. Синод указом за №2899 от 31.03.1903 г. поручил постричь И. Абурруса в монашество споследующим рукоположением во иеродиакона и иеромонаха. 07.06.1903 г. епископом Арсением (Стадницким) пострижен в монашество в пещерном храме во имя свв. Антония и Феодосия Печерских Черниговского скита. 15.06.1903 г. рукоположен во иеродиакона; 22.06.1903 г. – во иеромонаха тем же епископом Арсением в Троицком соборе Свято-Троицкой СергиевойЛ авры. В 1903 г. окончил МДА со званием действительного студента с правом на получение степени кандидата богословия по представлении новых семестровых сочинений по Священному Писанию Нового Завета и церковной археологии с литургикой. 27.09.1903 г. по исполнении означенных условийСоветом МДА удостоен степени кандидата богословия и утвержден в ней митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским); назначен настоятелем Антиохийского Патриаршего подворья в Москве. 07.05.1905 г. возведен в сан архимандрита ректором МДА епископом Евдокимом(Мещерским). В феврале 1909 г. освобожден от должности настоятеля Антиохийского подворья в Москве. С сентября 1909 г. ректор Белемендской (совр. – Баламандской) семинарии (в 80 км от Бейрута). С сентября 1910 г. по февраль 1914 г. (далее неизвестно) – ректор Белемендской семинариии настоятель ставропигиального монастыря во имя иконы БелемендскойБожией Матери, при котором располагалась семинария. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 5. Личное дело студента МДА И.А. Абурруса; ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 306. Письма архимандрита Игнатия (Абурруса) архиепископуАрсению (Стадницкому).)

395

(Облеченный (устар.) –о детый, экипированный.)

396

(Лентион (греч. λεντιον) – длинное узкое полотно, полотенце.)

397

(Изъявить (устар.)– выразить, высказать.)

398

(Соизволение (устар.)– согласие, позволение, воля.)

399

(Синодальный ризничий – архимандрит Палладий (Добронравов); см. Примеч. к л. 14 об.)

400

(Гоф-курьер – придворный чин, соответствовавший IX классу Табели орангах, то есть штабс-капитану в армии, лейтенанту во флоте и титулярному советнику в штатской службе. См.: Табель о рангах // Российское законодательство Х–ХХ вв.: В 9 т. М., 1986. Т. 4. С. 56–66; Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры и ордена Российской империи. М., 2004.)

401

(...важный придворный чин... не то Корф, не то Бенкендорф... что-то записывал, выходил, входил. – Имеется в виду барон Корф Павел Павлович (1845–1935) – обер-церемониймейстер Двора (1900).)

402

(«Христос воскресе» – тропарь Пасхи – главное песнопение праздника Пасхи: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим вогробех живот даровав» (церк.-слав.), многократно повторяется в течение всего сорокадневного попразднества, особенно Светлой седмицы, не только в качестве тропаря, но и в качестве замены некоторых молитвословий.)

403

(«Ангел вопияше» (церк.-слав.) – задостойник Пасхи. Состоит из запева, начинающегося словами «Ангел вопияше благодатней...» и ирмоса 9-й песни Пасхального канона.)

404

(...выражение русского духа... породившего и царя-колокола, и царя-пушку, и царя-попа (...громадного сакеллария... В.Г. Субботина), и царя-баса (...Шаляпина). – Царь-колокол – памятник литейного искусства в Московском Кремле; масса свыше 200 т (высота с ушками 6,14 м, диаметр 6,6 м); отлит в 1733–1735 гг.русскими мастерами И.Ф. и М.И. Материными. Во время пожара 1737 г. от Царь-колокола отвалился кусок в 11,5 т. Царь-пушка – памятник литейного искусства в Московском Кремле – артиллерийское орудие (мортира), отлитоев 1586 г. русским мастером А. Чоховым. Масса ствола 40 т, длина 5,34 м, калибр 890 мм. Предназначалась для обороны Кремля (но из нее никогда нестреляли). Субботин Василий Григорьевич – протоиерей, сакелларий Большого Успенского собора Московского Кремля. В мае 1917 г. избран делегатом на Всероссийский съезд духовенства и мирян в Москве от синодального духовенства. Весной 1918 г. занимал должность сакеллария указанного собора. См.: Вся Москва. Стб. 640; Православная Москва в 1917–1921 годах: Сб. док. и материалов. М., 2004. С. 67, 400. Шаляпин Федор Иванович (1873–1938) – знаменитый певец (высокий бас), народный артист РСФСР (1918; первым получил это звание). Выходец из крестьян. Начальное образование получил в Казани, там же обучался сапожному и др. ремеслам, пел в церковных хорах. Карьеру оперного певца начал самоучкой в странствующих театральных труппах.В 1895 г. дебютировал в Мариинском театре в С.-Петербурге. С 1896 г.пел в Московской частной русской опере С.И. Мамонтова. С 1899 г. пел в Большом и одновременно в Мариинском театрах. С 1901 г. гастролировал зарубежом. Завоевав мировую славу, продолжал выступать и в России. С 1918 г.художественный руководитель Мариинского театра, выборный член директорий Большого и Мариинского театров. В 1922 г., выехав за границу на гастроли, на родину не вернулся. Скончался в Париже. Автор мемуаров «Страницы из моей жизни» (Л., 1927), «Маска и душа» (Париж, 1932). См.: Шаляпин Ф.И. Летопись жизни и творчества: В 2 кн. Л., 1988–1989.)

405

(Новый протодиакон – речь идет о протодиаконе Константине Васильевиче Розове, см. Примеч. к л. 30)

406

(Прежний [протодиакон] – речь идет о Смирнове Семене Михайловиче (ум. в 1901), протодиаконе митрополита Владимира (Богоявленского).)

407

(При гуле ивановских колоколов... – Имеются в виду колокола колокольни Ивана Великого при церкви Иоанна Лествичника в Московском Кремле.)

408

(«Новый путь» – религиозно-философский ежемесячный журнал (1903–1904) – орган Религиозно-философских собраний в С.-Петербурге. Печатал «Записки Религиозно-философских собраний» и материалы духовномистического содержания. Редакторы Д. Мережковский и В. Розанов. Редактор-издатель П. Перцов, с июня 1904 г. – Д. Философов. В марте 1903 г. журнал «Миссионерское обозрение» опубликовал проповедь о. Иоанна Кронштадтского от 25.02.1903 г. в Иоанновском женском монастыре, где он говорил, что «...в нынешнее время появились неучи, недоученные люди, знающие лишь светскую науку, которые проповедуют другой путь. <...> Умники неумные, вроде Толстого и его последователей, хотят найти другой путь и, сбившись с истинного пути, находят путь заблуждения, отвержения Христа; не хотят веровать в то, что веками установлено, Самим Богом открыто и возвещено, отвергают Церковь, таинства, руководство священнослужителей и даже выдумали журнал “Новый путь”. Этот журнал задался целью искать Бога, как будто Господь не явился людям и не поведал нам истинного пути. Не найдут они больше никакого пути, как только во Христе Иисусе, Господе нашем. <...> Другие пути все ведут к погибели. Это сатана открывает эти новые пути, и люди, бессмысленные буии (церк.-слав. – невежды. – Примеч. ред.), не понимающие, что говорят, губят себя и народ, так как свои сатанинские мысли распространяют среди него. Крепко, остро уши держите, знайте Единый Путь, чрез который спаслись миллионы людей» (Отец Иоанн Кронштадтский о старом и новом пути спасения // Миссионерское обозрение. 1903. №5. С. 691–692). После публикации митрополит Антоний распорядился прекратить собрания и «Записки». 19.04.1903 г. состоялось последнее собрание (см.: Письма З.Н. Гиппиус к П.П. Перцову / Публ. М.М. Павловой // Русская литература. 1992. №1. С. 140). 18.12.1903 г. вышел указ Св. Синода о запрещении допечатывать «Записки» собраний. В январском номере за 1904 г. были опубликованы «Записки» 20-го заседания. В 1905 г. журнал выходил под названием «Вопросы жизни».)

409

(...о священнике Ус-м... пишет возмутительные статьи... – Имеется в виду Устьинский Александр Петрович (1854–1922) – протоиерей. Окончил Новгородскую ДС (1878) по 1-му разряду, затем – СПбДА (1881) со степенью кандидата богословия. Служил в Димитровской церкви в Старой Руссе, затем в Рождество-Богородицком Десятинном женском монастыре в Новгороде. В 1898–1919 гг. переписывался на темы «нового религиозного сознания» с писателем В.В. Розановым (см.: НИОР РГБ. Ф. 249. К. 4209. Ед. хр. 1–16; РГАЛИ. Ф. 419. Оп. 1. Ед. хр. 673. Письма прот. А.П. Устьинского к В.В. Розанову). Статьи о. Александра в виде писем публиковались в 1899–1901 гг. (см., например: Устьинский А.П., прот.О В. Розанове и его религии брака: Два письма редактору / Протоиерей А. У-ский // Русский труд. 1899. №24, 12 июня. С. 11–14; Он же. Путь спасения в браке / Протоиерей А. У-ский // Гражданин. 1900. №3, 13 янв. С. 5–7; Он же. О «незаконнорожденных»: Письмо в редакцию / Протоиерей А. У-ский // Новое время. 1901. №9238, 21 нояб. С. 4). В 1901 г. его письма вошли в сборник статей о браке в христианстве (см.: Сущность брака. Сб. М., 1901. С. 115–125). В том же году В.В. Розанов опубликовал письма о. Александра Устьинского в своей книге «В мире неясного инерешенного» (СПб., 1901). В 1903 г. он вновь опубликовал в журнале «Новый путь» пять писем о. Александра по поводу проекта семейного уложения и спора В.В. Розанова относительно язычества и христианства с М.О. Меньшиковым, см.: Розанов В.В. Из писем другое и недругов // Новый путь. 1903. №2. С. 142–150). Протоиерей Александр Устьинский обвинил Меньшикова в «непонимании и искажении христианства» (Там же. С. 147). Публикация вызвала ряд критических статей, например, см.: Меньшиков М.О. Титан и пигмеи // Новое время. 1903. №9716, 23 март. С. 2–3; [Колышко И.И.] Маленькие мысли / Серенький // Гражданин. 1903. №21. С. 3–6; №23. С. 4–7; №25. С. 4–6; №27. С. 5–27. Духовная консистория потребовала от протоиерея Александра Устьинского объяснений по поводу содержания его корреспонденции (см.: РГАЛИ. Ф. 2176. Оп. 1. Ед. хр. 5. Л. 1–4). После письменного объяснения епископу Новгородскому и Старорусскому Гурию (Охотину) отправлен на двухмесячное покаяние в Варлаамо-Хутынский монастырь, запрещено печататься и вести переписку с В.В. Розановым (что не исполнил). В апреле 1917 г. протоирей Александр вошел в число учредителей Новгородского братства ревнителей церковного обновления (см.: Новгородские ЕВ. 1917. №7. С. 330). В июне 1917 г. опубликовал в православно-кафолическом (католическом) журнале «Слово истины» обращение к объединению Восточной и Западной Церквей, см.: Устьинский А.П. прот. Основы для соединения и взаимного общения Церквей Восточной и Западной, по взгляду православного священника // Слово истины. 1917. №55–56, июнь. С. 663). В том же году издал брошюру «Тезисы для обновления быта религиозной стороны жизни православных христиан» (Пг., 1917), которую послал на имя министра исповеданий А.В. Карташева. Протоиерей Александр предлагал вводитьрусский язык в богослужение, но делать это постепенно, начиная с чтения на нем псалмов, Апостола, Евангелия. Считал полезным ввести в богослужение и русскую стихотворную речь. Писал о богослужебном творчестве: «Предоставить епископам право сочинять новые литургии... Где же русское религиозное вдохновение? <...> Русские святители могли бы создать новые, захватывающие душу и сердце, чины литургии» (цит. по: Балашов Н., прот. На пути к литургическому возрождению. М., 2001. С. 420). В области церковного строительства предлагал «строить новые церкви, где того местные жителипожелают, без иконостасов, с открытым для взора престолом, причем иконы можно ставить на восточной стороне алтаря» (Там же. С. 374). В 1917–1918 гг. публиковался в журнале «Вешние воды»; см.: Устьинский А., прот. Письмо в редакцию // Вешние воды. 1917. Т. 25–27. С. 118–119; Он же. Доклад Всероссийскому Поместному собору о примирении между христианскими вероисповеданиями// Там же. Т. 28–29. С. 70–71; Он же. К вопросу о соединении Церквей // Там же. 1918. Т. 30. С. 84–86.)

410

(...ожидают священника Петрова... будет читать... лекцию... по сообщению «Русских ведомостей»... тема «Всеобщее апостольство». – См.: Московские вести // Русские ведомости. 1903. №87, 29 марта. С. 3.)

411

(А.Г. Булыгин – Булыгин Александр Григорьевич (06.08.1851–05.09.1919) – московский губернатор (1893–1902), помощник московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича (1902–1905), министр внутренних дел (20.01–20.10.1905). В дальнейшем статс-секретарь (1913). В 1919 г. расстрелян. Подробнее о А.Г. Булыгине см.: Дневник. Т. 1. С 525.)

412

(Патриарх Гермоген – патриарх Московский и всея России (1606), священномученик, см. Примеч. к л. 7.)

413

(Архимандрит, комендант Суздальского монастыря Серафим (Чичагов) – священномученик Серафим (Чичагов Леонид Михайлович, 09.06.1856–11.12.1937) – митрополит. Потомок адмиралов В.Я. и П.В. Чичаговых. В 1875 г. окончил Императорский Пажеский корпус. В чине поручика участвовалв русско-турецкой войне 1877–1878 гг., георгиевский кавалер, герой Плевны. В 1891 г. вышел в отставку. 28.02.1893 г. рукоположен во иерея кмосковской синодальной церкви Двунадесяти апостолов. С 1895 г. – священник церкви свт. Николая на Старом Ваганькове. В 1895 г. овдовел. В 1898 г. пострижен в монашество, причислен к братству Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. В 1899 г. возведен в сан архимандрита, настоятель Спасо-Евфимиева Суздальского монастыря, благочинный монастырей Владимирской епархии. Составил «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», заведовал подготовкой к прославлению иеромонаха Серафима (Мошнина). С 1904 г. настоятель Ново-Иерусалимского Воскресенского монастыря. 10.04.1905 г. хиротонисан во епископа Сухумского. С 03.02.1906 г. епископ Орловский и Севский. С 16.09.1908 г. епископ Кишиневский и Хотинский, с 16.05.1912 г. – архиепископ. С 20.03.1914 г. архиепископ Тверской и Кашинский. Осенью 1917 г. отправлен на покой. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. С 17.09.1918 г. митрополит Варшавский и Привислинский; выехать для управления епархией не смог, так как польские власти отказались выдать въездную визу. В 1919–1921 гг. жил в Гефсиманском скиту при Троице-Сергиевой Лавре. В 1921 г. переехал в Москву; служил в московских храмах. 24.06.1921 г. заочно осужден коллегией ВЧК к двум годам высылкив Архангельскую губернию. 14.01.1922 г. вновь приговорен президиумом ВЧК к высылке на два года (условно). 16.01.1922 г. освобожден. 25.04.1922 г. арестован в Москве. Осужден судебной коллегией ГПУ к ссылке на один год. В 1922–1923 гг. – в ссылке в г. Архангельске. В мае 1922 г. вновь осужден; приговорен к высылке на Север, оставлен в г. Архангельске. 15.04.1923 г. выслан в г. Краснококшайск Казанской губернии на два года. В 1924 г. выслан в г. Шую Иваново-Вознесенской губернии; проживал в Воскресенском Феодоровском женском монастыре в Шуйском уезде. С февраля 1928 г. митрополит Ленинградский. 14.10.1933 г. уволен на покой. В 1934–1937 гг. проживал на покое в поселке при ст. Малаховка, затем при ст. Удельная Московско-Казанскойж. д. 30.11.1937 г. арестован. 07.12.1937 г. осужден «тройкой» при УНКВД СССРпо Московской обл. по обвинению в «контрреволюционной монархической агитации». Приговорен к расстрелу. 11.12.1937 г. расстрелян в поселке Бутово Московской обл. 23.02.1997 г. канонизирован Архиерейским Собором РПЦ. День памяти 28 ноября/11 декабря. Подробнее о нем см.: Да будет воля Твоя: Житие и труды священномученика Серафима (Чичагова) / Сост. игум. Серафима (Черная-Чичагова). М., 2003.)

414

(...назначенных архиереев – Тамбовского и Нижегородского... – Имеется в виду епископ Нарвский, викарий С.-Петербургской епархии Иннокентий(Беляев), назначенный 08.02.1903 г. епископом Тамбовским и Шацким; см. Примеч. к л. 50. ...Нижегородский... – Назарий (Кириллов Николай Яковлевич, 04.12.1850–02.07.1928) – будущий митрополит Курский и Обоянский. Родился в семье священника Донской епархии. Окончил Донскую ДС (1873). 19.05.1874 г. рукоположен во иерея к Никольской церкви Богаевской станицы; с 04.06 1874 г. законоучитель богаевского приходского училища. Овдовев, в 1876 г. поступил в КДА. Окончил КДА со степенью кандидата богословия (1880). С 31.08.1880 г. учитель Екатеринодарского ДУ; с 26.08.1881 г. законоучитель реального училища Ростова-на-Дону, с 01.01.1883 г. – новочеркасской мужской гимназии. В 1892 г. пострижен в монашество, рукоположен во иеромонаха; назначен ректором Ставропольской ДС с возведением в сан архимандрита. 24.10.1893 г. хиротонисан во епископа Кирилловского, викария Новгородской епархии. С 13.11.1893 г. епископ Гдовский, викарий С.-Петербургской епархии. С 21.10.1897 г. епископ Олонецкий и Петрозаводский. С 20.01.1901 г. епископ Нижегородский и Арзамасский (участвовал в освидетельствовании мощей прп. Серафима Саровского); с 06.05.1909 г. архиепископ. С 13.08.1910 г. архиепископ Полтавский и Переяславский. С 08.03.1913 г. архиепископ Херсонский и Одесский; с 28.09.1917 г. на покое; в 1919 г. управлял Московским Донским монастырем. С 1920 г. – в. у. Курской епархией; арестован в Курскепо «делу Виленских угодников» (во время управления Донским монастырем архиепископом Назарием там находились мощи св. Виленских мучеников), перевезен в Москву; освобожден с разрешением жить на частной квартире. С 1921 г. архиепископ Курский и Обоянский. В августе 1921 г. возведен в санмитрополита; 06.10.1923 г. уволен на покой. С 1925 г. по 02.07.1927 г. – в. у. Курской епархией. Подробнее о нем см.: Мануил (Лемешевский), митр. 1987. Т. 5. С. 15–18; История иерархии. С. 260–261, 524–525, 732, 875.)

415

(Янышев – Янышев Иоанн Леонтьевич (1826–1910), протопресвитер, доктор богословия (1899), духовник Царской семьи (1883), богослов, писатель, церковно-общественный деятель; подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 546.)

416

(...о царских девочках... – Речь идет о дочерях Императора Николая II Великих княжнах Ольге (1895–1918), Татьяне (1897–1918), Марии (1899–1918) и Анастасии (1901–1918) – царственных страстотерпицах. Канонизированы Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2000 г.)

417

(Ольга Николаевна – Ольга Николаевна (03.11.1895–17.07.1918) – страстотерпица, Великая княжна, старшая дочь Императора Николая II. Арестована вместе со всей Царской семьей 22.03.1917 г.; находилась в заключении в Царском Селе, Тобольске и Екатеринбурге. Расстреляна со всей Царской семьей в Екатеринбурге. Память 4 июля/17 июля.)

418

(Матушка Евгения (настоятельница) – имеется в виду Евгения (Виноградова), игуменья Вознесенского монастыря в Москве, см. Примеч. к 1 об.)

419

(«богоглаголивый Аввакум на божественной страже» – ирмос 4-й песни Пасхального канона, творения прп. Иоанна Дамаскина. Аввакум (VII в. до P. X.) – древнееврейский пророк, один из двенадцати малых пророков. Автор книги Ветхого Завета, носящей его имя. Память 2/15 декабря.)

420

(Игуменья Зачатьевского монастыря – Валентина (в крещении Варвара,1821–30.12.1908) – игуменья, настоятельница Зачатьевского женского монастыряв Москве. Из мещанского сословия. Оставшись сиротой, с детства проживала в Спасо-Бородинском монастыре, под духовным руководством игуменьи Марии (Тучковой) и монахини Антонии (Троилиной). 09.12.1859 г. Варвара (в иночестве – Таисия) в качестве келейницы монахини Антонии перешла вместе с ней в Борисоглебский Аносин монастырь. С 23.10.1861 г. келейница игуменьи Антонии (Троилиной) в московском Страстном монастыре; 20.11.1863 г. приняла монашеский постриг с именем Валентины; с1870 г. казначея монастыря. С 02.02.1871 г. келейница игуменьи Антонии, ставшей настоятельницей Новоалексеевского монастыря в Москве; с 1880 г. казначея монастыря. С 30.09.1881 г. настоятельница Зачатьевского монастыряв Москве с возведением в сан игуменьи. За годы ее настоятельства был надстроен и расширен северный корпус сестринских келий, началось строительство нового трапезного корпуса и храма Казанской иконы Божией Матери. Похоронена в некрополе Донского монастыря в Москве. Подробнее о ней см.: Иулиания (Самсонова), мон. К 100-летию со дня блаженной кончины настоятельницы Зачатьевского монастыря игуменьи Валентины // Москва. 2009. №2. С. 228–235.)

421

(Архимандрит Серафим (Голубятников) – Серафим (Голубятников Сергей Георгиевич, 1856–1921) – епископ Екатеринбургский и Ирбитский. Родился в семье священника Задонского уезда Воронежской губернии. Окончил Воронежскую ДС (1879); определен учителем в Новосотинское народноеучилище Острогожского уезда Воронежской губернии. С 1880 г. учитель в народном училище ст. Большинской области Войска Донского. С 26.09.1880 г. псаломщик церкви Рождества Христова ст. Большинской. 02.08.1881 г. рукоположен во иерея к церкви свт. Николая пос. Балабинского области ВойскаДонского. С 1885 г. настоятель церкви Александра Невского на Туроверово-Глубокинском хуторе, одновременно законоучитель и участковый наблюдатель церковно-приходских школ. В 1890 г. овдовел. В 1895 г. поступил в МДА. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1899); магистрант LIV курса. 09.10.1899 г. – пострижен в монашество. С 25.10.1899 г. казначей Чудова монастыря в Москве. С 11.05.1900 г. настоятель Высоко-Петровского монастыря в Москве, с возведением в сан архимандрита; с 20.12.1901 г. столичный наблюдатель церковно-приходских школ, а с 1902 г. – монастырских школ для послушников. 02.01.1905 г. хиротонисан во епископа Можайского, викария Московской епархии. С 15.02.1908 г. епископ Подольский и Брацлавский. С 20.03.1914 г. епископ Екатеринбургский и Ирбитский. 10.05.1917 г. решением епархиального съезда за проповедь с осуждением февральской революции отправлен на покой с проживанием в Новоспасском монастыре в Москве. В январе 1918 г. Новоспасский монастырь был обращен в тюрьму, епископ Серафим – его первый заключенный (предположительно расстрелян). Подробнее о епископе Серафиме см.: Новый архипастырь, Преосвященнейший Серафим, епископ Екатеринбургский и Ирбитский / П. Под. // Екатеринбургские ЕВ. 1914. №14. Неоф. отд. С. 279–281; Последние днипребывания Преосвященного Серафима в Подолии // Там же. №17. Неофиц. отд. С. 363–374; Мануил (Лемешевский), митр. 1989. Т. 6. С. 42–43; Смолич И.К. С. 719, 736, 691; БД ПСТГУ (http//kuz3/pstbi/ru/).)

422

(Общество любителей церковного пения (ОЛЦП) – открылось в Москве 06.12.1880 г. стараниями епископа Дмитровского Амвросия (Ключарева), под покровительством и наблюдением митрополита Московского и Коломенского, с целью «поддерживать и развивать существующую в русском народе склонность к хоровому церковному и вообще духовному пению чрез обучениеи упражнение в оном» (Устав ОЛЦП // Православное обозрение. 1881. №6/7. С. 552). Цель Общества: сохранить и очистить от искажений употребляемые по преданию в Православной Церкви напевы, ввести в употребление церковное обиходное и хранящееся в рукописях забытое древнее церковное пение (см.: Самарин П.Д. Желательно ли и возможно ли дальнейшее существование Общества любителей церковного пения. М., 1905). Впервые в России для сохранения и закрепления в нотной записи устной певческой церковной традиции, так называемого обычного напева, Общество стало печатать «Круг церковных песнопений обычного напева Московской епархии». Это вызвало широкое обсуждение проблем богослужебной музыки. В связи с недостатком певчихв храмах ОЛЦП организовало церковно-певческую воскресную школу для подготовки церковных певцов и регентов из взрослых (1881–1894), а позже – регентские курсы (1908–1916). Общество осуществляло издательскую, научнопросветительскую и концертную деятельность; просуществовало до 1918 г. См.: Русская духовная музыка в документах и материалах: В 6 т. Т. 3: Церковное пение пореформенной России в осмыслении современников (1861–1918). Поместный Собор Русской Православной Церкви 1917–1918 годов. М., 2002. С. 196–328; Устав ОЛЦП // Православное обозрение. 1881. №6/7. С. 552–555.)

423

(...предложил свое чтение сам Владыка «Означении Воскресения и его действительности». – Беседа Высокопреосвященнейшего митрополита Московскогои Коломенского Владимира на третий день Пасхи // МЦВед. 1903. №15/16,13 и 20 апр. С. 187–194.)

424

(...говорил преосвященный Трифон... о Воскресении. – Беседа Его Преосвященства, Преосвященного Трифона, епископа Дмитровского // МЦВед. 1903. №15/16, 13 и 20 апр. С. 194–195.)

425

(Директор синодального хора Орлов – Орлов Василий Сергеевич (25.01.1856 (21.01.1857?)–10.11.1907) – один из выдающихся хоровых дирижеров, создатель крупнейшей русской дирижерско-хоровой школы. Родился вс. Ржавки Московского уезда Московской губернии. Окончил Московское синодальное училище (1874), затем Московскую консерваторию свободнымхудожником (1880) по классу фагота. С 1880 г. регент Московского хорового общества, преподавал хоровое пение в различных учебных заведениях Москвы. С 1886 г. преподаватель Синодального училища церковного пения и регент синодального хора. С 1901 г. директор Московского синодального училища церковного пения; с осени 1906 г. разрабатывал программу преобразования училища в высшее музыкальное учебное заведение. Синодальный хорпод его руководством завоевал мировое признание. Подробнее о В.С. Орлове см.: Московский синодальный хор // Локшин Д.Л. Выдающиеся русские хоры и их дирижеры. М., 1953. С. 25–40; Русская духовная музыка... В 6 т. Т. 1: Синодальный хор и училище церковного пения. М., 1998. С. 165–171, 661; Гарднер И.А.С. 435–439; Металлов В.М., прот. Синодальное училище церковного пения в его прошлом и настоящем. М., 1911.)

426

(...«Да воскреснет Бог» Смоленского... – Стихиры Пасхи знаменного распевав гармонизации С.В. Смоленского пользовались большой любовью богомольцев, особенно в Москве и епархиях центральной части России. Ценность этой гармонизации в простоте и в том, что знаменный распев сохраненбез сокращений и изменений. Гармонизация местами напоминает радостный пасхальный колокольный звон. См.: Гарднер И.А. С. 446. Смоленский Степан Васильевич (08.10.1848–20.07.1909) – музыковед, палеограф, педагог, хоровой дирижер. Родился в Казани. Окончил Казанский университет: юридический (1867) и филологический (1875) факультеты, преподавал в Казанской учительской семинарии. В университете управлял студенческим хором. Получил хорошую домашнюю музыкальную подготовку (фортепьяно, скрипка), обучался у Леонида Федоровича Львова, брата директора Придворной певческой капеллы. Занимался разбором певческих рукописей Соловецкого монастыря, хранившихся в КазДА с 1872 г.; изучал столповое пение старообрядцев. С 1889 г. директор Московского синодального училища церковного пения, профессор консерватории в Москве. В 1901–1903 гг. управляющий Придворной певческой капеллой в Петербурге. С 1906 г приват-доцент истории русского церковного пения ИСПбУ; руководил научной экспедицией Общества любителей древней письменности на Афон. В 1907 г. основал в Петербурге регентские курсы. Смоленский много сделал в области изучения древнерусской музыки, собирания памятников церковно-певческого искусства, публикации и комментирования старинных трактатов, повышения уровня подготовки хоровых дирижеров. Скончался в г. Васильсурске Нижегородской губернии. Подробнее о нем см.: Русская духовная музыка... В 6 т. Т. 4: Степан Васильевич Смоленский: Воспоминания. 2002; Гарднер И.А.С. 441–450.)

427

(Рихтер – Рихтер Оттон Борисович (01.08.1830–02.03.1908) – генералот инфантерии, член Государственного совета. Родился в семье дворянина Лифляндской губернии. Окончил Пажеский корпус. С 1848 г. корнет лейб-гвардии Конного полка. С 1856 г. адъютант главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом князя Барятинского. С 1857 г. полковник в Куринском пехотном полку. С 1858 г. при Цесаревиче Николае Александровиче, с1859 г. флигель-адъютант. С 1864 г. генерал-майор. С 1866 г. управляющий делами Императорской главной квартиры и начальник штаба войск гвардии Петербургского военного округа, а также член Главного комитета поустройству и образованию войск. С 04.04.1871 г. – командир 13-й пехотной дивизии, 10 сентября произведен в генерал-лейтенанты, 5 октября пожалован в генерал-адъютанты. В 1877–1878 гг. участвовал в русско-турецкой войне. С 1881 г. – командующий Императорской главной квартирой и с 1884 г. по1896 г. исполнял обязанности по принятию и направлению на ВысочайшееИмя приносимых прошений и жалоб. В 1886 г. произведен в генералы отинфантерии. С 1898 г. состоял при Особе Е. И. В., пользовался исключительным доверием Императоров Александра III и Николая II. С 1889 г. – член Государственного совета. Подробнее о нем см.: [Левенсон М.Л.] Государственный совет. СПб., 1907. С. 11.)

428

(Фрейлина княгиня Голицына – Голицына Мария Михайловна (урожд. Пашковская, 1834–?) – светлейшая княгиня, статс-дама, обер-гофмейстерина Двора Императрицы Александры Феодоровны; член Комитета Главного попечительства детских приютов, почетный член Попечительствао домах трудолюбия и работных домах. См.: Мосолов А.А. При дворе последнего императора. СПб., 1992. С. 132–133.)

429

(...графиня Олсуфьева, граф Кутайсов, княгиня Уварова... – Олсуфьева Александра Андреевна (урожд. Миклашевская, 04.08.1846–06.02.1929) – графиня, гофмейстерина Двора Великой княгини Елизаветы Феодоровны, жена графа А.В. Олсуфьева. Являлась попечительницей Голицынской школы Московского благотворительного общества. См.: Адрес-календарь... на 1903 г. 1903. С. 72, 1063. Граф Кутайсов Павел Ипполитович (1839–05.07.1911) – государственный деятель, генерал от инфантерии. Происходил из дворян Московской губернии. Окончил школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, затем Николаевское инженерное училище (1855); назначенв главный штаб Кавказской армии. В 1854–1855 гг. участвовал в севастопольской кампании, затем – в кавказской кампании 1861–1864 гг. С 1864 г. подполковник. С 1866 г. полковник по особым поручениям при Е. И. В., главнокомандующем Кавказской армией. С 1870 г. военный атташе в Лондоне. В 1873–1880 гг. нижегородский губернатор. С 1882 г. начальник Варшавского жандармского округа. С 1884 г. член Совета министра внутренних дел. С 1896 г. сенатор. С 24.05.1903 г. по 01.01.1906 г. иркутский генерал-губернатор. С 1904 г. член Государственного совета, почетный опекун. Весной 1905 г. по повелению Императора Николая II разрабатывал проект «Положения» об учреждении земств в Сибири. Подробнее о нем см.: Государственный совет. С. 37–38. Уварова Прасковья Сергеевна (урожд. кн. Щербатова, 28.03.1840–30.06.1924) – графиня, фрейлина Императрицы Марии Феодоровны, известный археолог, жена графа А.С. Уварова. С 1885 г. председатель Императорского Московского археологического общества. Организатор Всероссийских археологических съездов (начиная с VII); редактор и издатель трудов Московского археологического общества. Автор мемуаров и многочисленных научных трудов, большая часть которых по археологии Кавказа. В годы Гражданской войны эмигрировала в Сербию. Последние годы жизни посвятила истории Московского археологического общества. См.: Уварова П.С. Кавказ: Путевые заметки. В 3 т. М., 1887–1904; Она же. Былое: Давно прошедшие счастливые дни / Подгот. текста и писем, коммент. Н.Б. Стрижовой. М., 2005.)

430

(Министр Двора Фредерикс – Фредерикс Владимир Борисович (16.11.1838–01(05?).07.1927) – барон, с 1913 г. – граф; государственный деятель. Получил домашнее образование. С 1856 г. унтер-офицер на правах вольноопределяющегося в 4-м дивизионе лейб-гвардии Конного полка. С 1869 г. полковник; с 1871 г. флигель-адъютант Е. И. В., командир 2-го дивизиона полка. С 1875 г. командующий лейб-гвардии Конным полком. С 01.01.1879 г. генерал-майор. С 1881 г. командир 1-й бригады 1-й гвардейской Кавалерийской дивизии. В 1884–1885 гг. член Главного военного суда. С 16.03.1891 г. управляющий придворных конюшен; с 30.08.1891 г. генерал-лейтенант и шталмейстер Е. И. В. С 04.12.1893 г. помощник министра Императорского двора и уделов. В 1896 г. член коронационной комиссии, присутствовал на торжествах коронации. С 05.04.1898 г. министр Императорского двора и канцлер российских орденов, а с 14.06.1898 г. также командующий Императорской главной квартирой. С 06.12.1900 г. генерал от кавалерии. С 04.11.1905 г. член Государственного совета. С 11.02.1906 г. член совещания (Е. И. В.) для рассмотрения изменений, предположенных в учреждениях Государственного совета и Государственной думы. В феврале 1917 г. находился при Императоре, скрепил своей подписью Манифест об отречении Государя от престола; решением Временного правительства был удален от Государя. С 28.03.1917 г. в отставке. В 1924 г. выехал в Финляндию, где и скончался. Подробнее о нем см.: Шилов Д.Н. С. 695–698.)

431

(Данилов, Малахов – Данилов Михаил Павлович (15.05.1825–17.01.1906) – генерал-адъютант, генерал от инфантерии, член Военного совета. Окончил Пажеский корпус, назначен прапорщиком в лейб-гвардии Егерского полка. Участвовал в Восточной войне, в обороне Севастополя 1854–1855 гг. С 1860 г. полковник. С 1863 г. командир Малороссийского гренадерского полка, участвовал в усмирении польского мятежа. С 1868 г. генерал-майор, помощник начальника 3-й гренадерской дивизии. С 1872 г. в свите Е. И. В. С 1877 г. командующий 3-й гренадерской дивизией. В 1877–1878 гг. участвовал в русско-турецкой войне. С 1878 г. генерал-лейтенант. С 1884 г. начальник 1-й гвардейской пехотной дивизии, с 1888 г. командир 1-го армейского корпуса. С 1892 г. генерал от инфантерии. С 1896 г. член Военного совета, помощник командующего войсками Московского военного округа. С 1898 г. генерал-адъютант. См. о нем: Военная энциклопедия: В 16 т. СПб., 1912. Т. 8. С. 599. Малахов Николай Николаевич (06.05.1827–1908) – генерал от инфантерии. С 1846 г. прапорщик лейб-гвардии Егерского полка. С 1863 г. полковник, командир роты гвардейских подпрапорщиков. С 1864 г. начальник формировавшегося тогда Виленского пехотного юнкерского училища. С 1871 г. генерал-майор, помощник начальника14-ой пехотной дивизии. С 1874 г. командир 1-ой бригады 26-й пехотной дивизии, с которой участвовал в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. С 1879 г. командующий 26-й пехотной дивизией. С 1881 г. генерал-лейтенант. С 1888 г. начальник 1-ой пехотной дивизии. С 1889 г. командир Гренадерского корпуса. С 1895 г. генерал от инфантерии. С 1903 г. помощник командующего войсками Московского военного округа; с 1905 г. командующий войсками этого округа. С 1906 г. в распоряжении военного министра. Подробнее о нем см.: Военная энциклопедия: В 16 т. Пг., 1914. Т. 15. С. 136.)

432

(Обер-церемониймейстер... Долгорукий – Обер-церемониймейстер – придворный чин III класса по Табели о рангах. В статской службе соответствовал чину тайного советника, в армии – генерал-лейтенанту, во флоте – вице-адмиралу. Долгорукий Александр Сергеевич (29.10.1841–07.06.1912) – князь, член Государственного совета, обер-гофмаршал. Окончил Пажеской корпус. С 1858 г. на службе в отделении Собственной Е. И. В. канцелярии. С 1859 г. в МИДе. С 1860 г. в Императорской миссии в Берлине; с 1861 г. камер-юнкер. С 1862 г. в российском посольстве в Париже; в 1863 г. причислен к канцелярии МИД. С 1883 г. церемониймейстер Высочайшего двора, а вскоре – и. д. обер-церемониймейстера, с производством в действительные тайные советники. С 1890 г. обер-церемониймейстер Двора; в 1896 г. верховный церемониймейстер во время коронации Императора Николая II. С 1899 г. обер-гофмаршал, с оставлением в МИДе. С 1905 г. член Государственного совета. Подробнее онем см.: Государственный совет. С. 36.)

433

(...в Новом Иерусалиме... – Имеется в виду Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь в Звенигородском уезде, см. Примеч. к л. 22.)

434

(Преосвященный Минский Михаил (Темнорусов) – Михаил (Темнорусов Павел Михайлович, 1854–1912) – епископ Минский и Туровский (1899–1911), с 1911 г. архиепископ; подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 512.)

435

(Демчинский – Демчинский Николай Александрович (1851–1915) – инженер путей сообщения, писатель. Окончил Новороссийский университет (1884) в Одессе, кандидат права. Разработал собственную систему прогнозирования погоды с использованием методики метеорологической астрологии. С 1900 г. публиковал в газете «Новое время» статьи с предсказаниями погоды. В 1900–1903 гг. издавал журнал «Климат». Автор работ по прогнозированию погоды и атмосферным явлениям, публицистических статей на сельскохозяйственные и др. темы. Его долговременные метеорологические прогнозы погоды для России, США и Японии были удивительно точными.)

436

(...рецензии М. Тареева и И. Попова на магистерское сочинение Н. Городенского «О нравственном сознании человечества». – Рецензии на магистерское сочинение и. д. доцента МДА по кафедре теории словесности иистории иностранных литератур Н.Г. Городенского «Нравственное сознание человечества»: а) экстраординарного профессора по кафедре нравственного богословия МДА М.М. Тареева см.: Журналы... МДА за 1903 год. 1904.С. 67–80; б) экстраординарного профессора МДА по кафедре патристики И.В. Попова см.: Там же. С. 80–87.)

437

(...о. Иосифа... сочинения его «Иосиф Флавий». – См.: Иосиф (Петровых), иером. История Иудейского народа по археологии Иосифа Флавия: Опыт критического разбора и обработки. Сергиев Посад, 1903. Иосиф Флавий (Йосефбен Маттитьяху, ок. 37 – после 100) – знаменитый еврейский историк и военачальник. Изучал различные направления в иудаизме. Участвовал в Иудейской войне с Римом (66–73). В 69 г. попал в плен к римскому полководцу Веспасиану Флавию; предсказал ему, что он вскоре станет императором. Став императором, Веспасиан освободил Иосифа, и тот взял себе родовое имя Веспасиана – Флавий. Иосиф Флавий жил в Риме, написал исторические произведения «Иудейская война» (о войне 66–73 гг.) и «Иудейские древности» (о истории евреев от сотворения мира до Иудейской войны) с ценным и уникальным материалом также по истории Парфии, Армении, Набатейского царства, Римской Империи. В 18-й книге «Иудейских древностей» содержится первое нехристианское свидетельство об Иисусе Христе, привлекавшее внимание многих богословов и историков, писавших полемические труды о достоверности этой записи.)

438

(...статья С. Смирнова «Как жили иноки в древней Руси»... Смирнов С.И. Как служили миру подвижники древней Руси? (Историческая справка к полемике о монашестве) // БВ. 1903. Т. 1, №3. С. 516–580; Т. 2, №4. С. 716–788.)

439

(23-е апреля. Царский молебен... – Высокоторжественные дни – дни рождений и тезоименитств Императора, Императрицы, Наследника Цесаревичаи его супруги, членов Императорской фамилии, восшествия на престол и коронования Императора – приравнивались к великим церковным праздникам. Определением Св. Синода от 28.09.1733 г. и его указом от 29.09.1733 г. в дни высокоторжественные и викториальные (дни побед русской армии) во всех храмах Российской Империи совершался благодарственный молебен, после которого возглашалось многолетие лицам Царствующего дома. С 1862 г. по Высочайшему разрешению царские молебны по случаю дней рождений и тезоименитств лиц Императорской фамилии, за исключением дней рождений и тезоименитств Императора, Императрицы, Наследника престолаи цесаревны, переносились на ближайшие воскресные и праздничные дни. 23 апреля – день памяти мц. царицы Александры (ум. в 303) – являлся днем тезоименитства Императрицы Александры Феодоровны. См.: Нечаев П.И. Практическое руководство для священнослужителей, или Систематическое изложение полного круга их обязанностей и прав. 12-е изд. Пг., 1915. С. 383–385.)

440

(Е.Е. Голубинский – Голубинский (Песков) Евгений Евстигнеевич (28.02.1834–07.01.1912), крупнейший русский церковный историк, доктор богословия (1881). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 527.)

441

(19-го мая он избран штатным академиком... – Описка. Е.Е. Голубинский был избран штатным академиком общим собранием ИСПбАН19 апреля 1903 г., а Высочайше утвержден 26 июня 1903 г., см.: Полунов А.Ю., Соловьев И.В. Жизнь и труды академика Е.Е. Голубинского. М., 1998. С. 224.)

442

(...Св. Синод... воспользовался его «Канонизацией святых на Руси»... – Голубинский Е.Е. История канонизации святых в Русской Церкви // БВ. 1894.Т. 2, №6: I. О канонизации святых в древней Греческой церкви. С. 418–436;Т. 3, №7: II. Канонизация святых в Русской Церкви от начала христианства в России до Макариевских соборов 1547 и 1549 годов. С. 61–100; Т. 3, №8: III. Макарьевские соборы 1547 и 1549 годов; IV. Пространство времени от Собора1549 г. до учреждения Св. Синода. С. 181–242; Т. 3, №9: V. Время от учреждения Св. Синода до наших дней. С. 336–351; Т. 4, №10: VI. Общее обозрение канонизации святых в Русской Церкви. С. 67–106; Т. 3, №9. VII. К истории канонизации святых в Русской Церкви. Дополнения, поправки и оговорки ксписку святых и прежде всего – о невозможности составить список их полный и верный. С. 1–39; То же. Сергиев Посад, 1894. Отд. отт.; То же. 2-е изд.,испр. и доп. М., 1903.)

443

(Евгений Евстигнеевич говорил... «Синодальное деяние» составлено под влиянием его идей. – Речь идет об обнародованном 29.01.1903 г. Деянии Св. Синода по канонизации прп. Серафима Саровского. Е.Е. Голубинский в своей работе «История канонизации святых в Русской Церкви» аргументировано доказывал, что святость праведных людей определяется их богоугодной и благодатной жизнью, а потом уже чудесами; нетленность мошей является дополнительным и необязательным признаком.)

444

(...он занят переизданием второй половины первого тома своей «Истории». – Вторая часть первого тома «Истории Русской Церкви» вышла в 1904 г., см.: Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. 2-е изд. Т. 1. Ч. 2. М., 1904.)

445

(Дал... первую половину первого тома своей «Истории». – См.: Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. 2-е изд., испр. и доп. Т. 1. Ч. 1. М., 1901.)

446

(...преосвященный Иоанн (Кратиров)... на покое в Симоновом монастыре в качестве настоятеля его. – Иоанн (Кратиров Иван Александрович, 27.07.1839–12.02.1909) – епископ Саратовский и Царицынский. Родился всемье священника с. Лохта Тотемского уезда Вологодской губернии. Окончил Вологодскую ДС (1860), затем – МДА (1864) по первому разряду. Преподавал в Вологодской ДС. 24.04.1867 г. удостоен степени магистра богословия.С 15.11.1967 г. преподавал в Ярославской ДС. С 31.08.1870 г. секретарь Советаи Правления МДА. С 07.04.1883 г. ректор Харьковской ДС. 07.05.1883 г. рукоположен во диакона, 8 мая – во иерея, 5 июня – возведен в сан протоиерея. В 1888 г. овдовел. 25.04.1893 г. хиротонисан в епископа Сумского, викария Харьковской епархии. С 17.01.1895 г. епископ Елисаветградский, викарий тойже епархии. С 23.08.1895 г. епископ Нарвский, викарий С.-Петербургской епархии, с 31.08.1895 г. ректор СПбДА. С 03.10–05.12.1898 г. – в. у. С.-Петербургской епархией. С 03.02.1899 г. епископ Саратовский и Царицынский. С 12.03.1903 г. штатный член Московской синодальной конторы и управляющий Симоновым монастырем. С 05.12.1908 г. на покое. Похоронен в Симоновом монастыре. Подробнее о нем см.: Глубоковский Н.Н. Преосвященный Иоанн (Кратиров), бывший епископ Саратовский, ректор Санкт-Петербургской Духовной академии (1895–1899 гг.) // Христианское чтение. 1900. №3. С. 421–440. Симонов монастырь – 1-го класса ставропигиальный необщежительный мужской монастырь, основанный в Москве в 1370 г. Феодором, учеником и племянником прп. Сергия Радонежского, впоследствии архиепископом Ростовским. Название получил от инока Симона, в миру боярина Ховрина, пожертвовавшего землю монастырю. Первоначально монастырь находился на месте современного расположения храма Рождества Богородицы (1509) в Старом Симонове. В 1379 г. монастырь перенесли на то место, где находится ныне. Секуляризация монастырей 1764 г. привела к упадку Симонова монастыря. Большинство иноков разбрелись, и во время чумы 1771 г. монастырь упразднили и превратили в чумной карантин. В 1795 г. восстановили. В начале XX в. в монастыре имелось шесть храмов: 1) соборный Успения Пресвятой Богородицы (1379–1405) с приделом Казанской иконы Божией Матери и ризницей (1834–1845); 2) трапезный Тихвинской иконы Божией Матери (1677) с пристроенными приделами (1840) во имя св. мцц. Валентины и Параскевы, св. блж. Василия Московского, прп. Сергия Радонежского, свт. Афанасия Александрийского и мц. Гликерии, прпп. Ксенофонта и Марии; 3) надвратный Спаса Всемилостивого (1593); 4) надвратный свт. Николая (1623) с позднейшими перестройками; 5) больничный прп. Александра Свирского (1700); 6) свт. Иоанна, патриарха Цареградского и блгв. кн. Александра Невского и святых, память которых празднуется Церковью 30 августа (ст. ст.), во втором ярусе колокольни, сооруженной по проекту архитектора К.А. Тона (1835–1839). Высота монастырской колокольни составляла 94,5 м, что на 13,5 м выше колокольни Ивана Великого. В начале XX в. в монастыре подвизались архимандрит, 16 монахов и 6 послушников. В 1923 г. монастырь закрыли и открыли в нем музей «оборонного зодчества». В мае 1929 г. закрыли последний храм монастыря, действовавший как приходский. 21.01.1930 г. пять храмов, колокольню, часть стены и башен монастыря взорвали. В 1991 г. была создана приходская община; в 1994 г. остатки монастыря передали Русской Православной Церкви. Единственный сохранившийся храм Тихвинской иконы Божией Матери начала восстанавливать уникальная православная община плохо слышащих и глухих. С 11.12.1995 г. регулярно совершается богослужение с сурдопереводом. Подробнее о монастыре см.: Православные монастыри. С. 399–400; Сорок сороков. 2004. Т. 1. С. 337–352.)

447

(В бытность его ректором Петербургской академии он меня постриг и рукоположил во диакона и иеромонаха. – См.: Дневник. Т. 1. С. 271–273.)

448

(Назначен туда [в Саратов] его викарий Гермоген... – Гермоген (Долганев (Долганов) Георгий Ефремович, 25.04.1858–29.06.1918) – в дальнейшем епископ Тобольский и Сибирский, священномученик. Родился в семье единоверческого священника Херсонской губернии. Окончил юридический факультет Новороссийского университета, прошел курс математического факультета. В 1889 г. поступил в СПбДА. 28.11.1890 г. пострижен в мантию, 02.12.1890 г. рукоположен во иеродиакона, 15.03.1892 г. – во иеромонаха. Окончил СПбДА со степенью кандидата богословия (1893); назначен инспектором Тифлисской ДС, а в 1898 г. – ее ректором с возведением в сан архимандрита. 14.01.1901 г. хиротонисан во епископа Вольского, викария Саратовской епархии. С 21.03.1903 г. епископ Саратовский. В 1911 г. на очередной сессии Св. Синода выступил против введения института диаконис и чина заупокойного моления за инославных. 15.01.1912 г. Св. Синод предписал ему немедленно отбыть из С.-Петербурга в свою епархию. Невзирая на приказ, Преосвященный задержался в столице; выступал против Г. Распутина. 17.01.1912 г. Император подписал указ об увольнении его от управления Саратовской епархией с назначением пребывания в Успенском Жировицком монастыре Гродненской епархии. 25.08.1915 г. в связи с эвакуацией переведен в Николо-Угрешский монастырь Московской епархии. С 08.03.1917 г. епископ Тобольский и Сибирский. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. 28.04.1918 г. арестован в Тобольске во время совершения городского крестного хода в Вербное воскресенье. 29.06.1918 г. утоплен большевиками в реке Туре при приближении белых к Тобольску. Канонизирован Архиерейским Собором РПЦ в 2000 г. День памяти 16/29 июня. Подробнее о нем см.: Мраморнов А.И. Церковная и общественно-политическая деятельность епископа Гермогена (Долганова, 1858–1918). Саратов, 2006.)

449

(Бывший ректор Академии Смирнов – Смирнов Сергей Константинович (05.09.1818–16.02.1889) – протоиерей, доктор богословия, церковный историк и богослов, член-корреспондент ИСПбАН, историограф МДС и МДА. Окончил МДА со степенью магистра богословия (1844). Магистерское сочинение «Предъизображение Господа нашего Иисуса Христа и Церкви Его в Ветхом Завете» (М., 1852). Был назначен бакалавром МДА по кафедрам русской гражданской истории и греческого языка. С 1855 г. преподаватель истории русского раскола и полемики против него. С 1857 г. экстраординарный профессор, с 1859 г. ординарный профессор по кафедре греческого языкаи словесности. С 1870 г. инспектор МДА. В 1873 г. удостоен степени доктора богословия. Докторское сочинение «Филологические замечания о языке новозаветном в сличении с классическим при чтении послания апостола Павла к Ефесянам» (М., 1873). С 1874 г. помощник ректора по церковнопрактическому отделению. С 1875 г. ординарный профессор. В 1878 г. рукоположенво иерея, назначен ректором МДА с возведением в сан протоиерея. В 1879 г. возглавил комитет по возобновлению издания Академией «Творений святых отцов в русском переводе». В 1886 г. освобожден от занимаемых должностей по прошению. Ему принадлежит большое количество работ по патрологии, агиологии, русской церковной и гражданской истории. Подробнеео нем см.: Корсунекий И.Н. Протоиерей Сергий Константинович Смирнов, бывший ректор Московской Духовной академии. М., 1889; Муретов М.Д. Протоиерей Сергей Константинович Смирнов // Памяти почивших наставников: Сб. статей. Сергиев Посад, 1914. С. 139–274.)

450

(…о монашестве... В «Душеполезном чтении» статья... против Спасского... профессора А.И. Введенского и [статья] о. архимандрита Никона. – См.: Спасский А.А. Из текущей журналистики. Вопрос о монашестве: Кто подменил тему? // БВ. 1903. Т. 1, №1. С. 172–180; подробнее о статье Спасского см. Примеч.к л. 42. Введенский А.И. Против очевидности и мимо запросов жизни // ДЧ. 1903. Ч. 2. Май. С. 119–139; Никон (Рождественский), архим. Нужно читать, как написано // Там же. С. 140–148. А.А. Спасский на эти статьи опубликовал в «Богословском вестнике» еще одну статью, см.: Спасский А.А. Что написанопером, того не вырубишь топором. Короткий ответ на два длинных обвинения (по поводу статей в «Душеполезном чтении» 1903, май – проф. А.И. Введенского«Против очевидности и мимо запросов жизни» и архим. Никона «Нужно читать, как написано») // БВ. 1903. Т. 2, №5. С. 188–195.)

451

(В «Богословском вестнике» статья С.И. Смирнова... – О статье С.И. Смирнова «Как служили миру подвижники древней Руси?» см. Примеч. к л. 62 об.)

452

(...настоятель Валаамского монастыря игумен Гавриил, переведенный...настоятелем Алатырского монастыря, Симбирской епархии. – Гавриил (Гаврилов Георгий Гавриилович, 08.11.1848–07.11.1910) – архимандрит, настоятель Свято-Троицкого Алатырского монастыря. С 21.05.1866 г. послушник Спасо-Преображенского Валаамского монастыря; в 1867 г. переведен в Назарьевскую пустынь, затем в скит Иоанна Предтечи, один из самых строгих по уставу. В 1873 г. – рясофорный монах Георгий, назначен начальником скита Всех святых. В 1880 г. пострижен в мантию с именем Гавриил. 24.12.1881 г. рукоположен во иеродиакона, а 21.05.1884 г. во иеромонаха. С 1887 г. помощник эконома, затем казначей, наместник монастыря. С 1891 г. настоятель Валаамской обители. Он завершал строительство Спасо-Преображенского собора, обустраивал иконостасы в нижнем и верхнем храмах, проводил живописные работы. Вместе с другими монастырскими иконописцами трудился над росписью верхнего Спасо-Преображенского собора. На сводах церквион написал всех херувимов, а также некоторые иконы. При нем расписалинижний храм Предтеченского скита в честь трех святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста и Никольский храм этого же скита; построили каменные церкви островных скитов: в Тихвинском скиту – во имя Тихвинской иконы Божией Матери (1899); в Сергиевском – во имя прпп. Сергия и Германа Валаамских (1899); в Германовском заложили храм в честьсв. блгв. кн. Александра Невского (1901). В местечке Никоново заложили храм в честь Воскресения Христова (1902). В монастыре надстроили третий этаж юго-западного братского корпуса внешнего каре и зимней гостиницы. В Москве открылось двухэтажное подворье монастыря (1901). Отец Гавриил инициировал запись нотных текстов валаамских распевов, сохранявшихся вустной традиции. Число братии при нем увеличилось с 400 до 1000 человек. Однако он неоднократно подвергался критике за расширение строительной деятельности, слабую дисциплину и слишком мягкое руководство братией монастыря. По его инициативе в 1901 г. на Валааме осуществилась закладка большого дока для рыболовецких судов, вызвавшая недовольство части монастырской братии. По негативной оценке архиепископа Финляндского и Выборгского Николая (Налимова) игумена Гавриила отстранили от управления Валаамским монастырем. 06.03.1903 г. переведен настоятелем в Свято-Троицкий Алатырский мужский монастырь Симбирской епархии с возведением в сан архимандрита. 03.04.1903 г., в Великий Четверг, о. Гавриил, испросив прощения у братии, покинул Валаамскую обитель. В Алатырском монастыре проводил масштабные строительные работы. При нем увеличилосьчисло братии, улучшилось состояние монастырского хозяйства. Скончался от воспаления легких. Похоронен в том же монастыре. Подробнее о нем см.: Рогозянский Л. Жизнь и свершения Валаамского игумена Гавриила (Гаврилова) //ЖМП. 2002. №12. С. 53–59.)

453

(...монастырь сестер Мансуровых. – Речь идет о Свято-Троицком Сергиевом монастыре в Риге. 01.05.1891 г. фрейлины Высочайшего двора Екатерина Борисовна и Наталья Борисовна Мансуровы открыли в Риге Приют для бедныхдевочек и богадельню для престарелых. 05.10.1892 г. благотворительное учреждение Св. Синод преобразовал в Свято-Троицкую женскую общину, с целью «доставления приюта лицам женского пола, посвящающим свою жизнь на дела благочестия и благотворительности, и приюта тем малолетним, которые нуждаются в призрении и покровительстве», выделив участок земли. 25.09.1892 г. состоялась закладка церкви и дома для новооткрытой общины. 20.06.1893 г. храм общины освятил архиепископ Рижский Арсений (Брянцев). В 1899 г. в Митавской лесной казенной даче открылось отделение общины – Спасо-Преображенская пустынь с храмом, освященным 20.06.1899 г., часовней, жилыми постройками для сестер и духовенства, странноприимным домом, в верхнем этаже которого разместилась церковная школа. Определением Св. Синода от 31.12.1901 г. община была преобразована в Свято-Троицкий Сергиев монастырь, настоятельницей назначена учредительница общины монахиня Сергия (Мансурова Екатерина Борисовна). 15.09.1902 г. епископ Рижский Агафангел (Преображенский) совершил открытие монастыря. В 1902 г. в нем подвизались 2 мантийные монахини, 37 рясофорных монахинь, 75 послушниц. При монастыре действовали свечной завод, детский приют на 40 девочек, двухклассная с четырьмя отделениями школа, вкоторой обучались до 40 учениц, иконописная и швейная мастерские, столовая для бедных. 18.11.1907 г. был освящен собор Пресвятой Троицы. Во время Первой мировой войны, в 1915 г., насельниц монастыря эвакуировали в Новгород, где они проживали до 1925 г. в Мало-Кирилловом монастыре. После эвакуации жизнь в Рижской обители не прекратилась. Оставшиеся сестры кормили голодающих. После октября 1917 г. возникла угроза закрытия монастыря. В мае 1921 г. новая власть произвела полную опись монастыря, вплотьдо нательного белья, и конфисковала многие постройки, земли. К 1930 г. началось возрождение Спасо-Преображенской пустыни. В начале XXI в. в монастыре подвизалось 140 сестер. См.: Свято-Троицкий Сергиев монастырь в гор. Риге // ПрибЦВед. 1902. № 38. С. 1330–1331; История возникновения «Женского трудового общежития» при Свято-Троицком Сергиевом женском монастыре в городе Риге и деятельность общежития в течение 1915 года. Новгород, 1916; Демина Н., Евфросиния (Седова), ин. Рижский Троице-Сергиевженский монастырь // ЖМП. 2006. №7. С. 38–53. Сестры Мансуровы – схиигуменьи Сергия (Мансурова Екатерина Борисовна, 1861–1926(7?)) и Анна (в монашестве Иоанна, Мансурова Наталья Борисовна, 1868–1935) – основательницы Свято-Троицкого Сергиева женского монастыря в Риге и Спасо-Преображенской пустыни под Митавой (совр. – Елгава), бывшиефрейлины Высочайшего двора. Дочери действительного статского советника, члена Государственного совета Б.П. Мансурова и М.Н. Мансуровой (урожд. кн. Долгорукой), известной благотворительницы, в 1887 г. приехали в Ригув связи с болезнью младшей дочери Натальи. После исцеления Натальи, в знак благодарности Богу, в 1891 г. сестры при участии родителей основалиприют для девочек и богадельню, вокруг которых постепенно образовалась Свято-Троице-Сергиева община. В сентябре 1894 г. приняли монашеский постриг (рясофор) с оставлением прежних имен, так и не получив согласия родителей. Монахиня Екатерина возглавила общину, а Наталья взяла на себя заботы по устроению Спасо-Преображенской пустыни под Митавой Курляндской губернии. 19.11.1901 г. сестры приняли мантийный постриг сновыми именами: старшая – Сергия в честь покровителя Рижской обители прп. Сергия Радонежского, а младшая – Иоанна, в честь покровителя Спасо-Преображенской пустыни прп. Иоанна Лествичника. С 31.12.1901 г. монахиня Сергия – настоятельница Свято-Троицкого Сергиева монастыря, преобразованногоиз общины. 10.02.1902 г. возведена в сан игуменьи епископом Рижским Агафангелом (Преображенским). Во время Первой мировой войны в монастыре был организован лазарет. В 1915 г. насельниц монастыря с приютом эвакуировали в Новгород в Мало-Кириллов монастырь. В 1923 г. игуменья Сергия приняла схиму с тем же именем. Около 1926 г. перебрались в пос. Пушкино под Москвой. В 1931(2?) г. мать Иоанна была арестована и сослана предположительно в Среднюю Азию. По дороге в ссылку удалось скрыться. Последние годы жила, скрываясь, в г. Геническе Херсонской области. В конце жизни приняла схиму с именем Анна. Прах матери Сергии в 1985 г. перенесен в Преображенскую пустынь, могилу же матери Иоанны в Геническе найтине удалось. Подробнее о них см.: Рижский Свято-Троице-Сергиев женский монастырь и Спасо-Преображенская Пустынь // Московский церковный вестник. 1988. №4. С. 4–5; Самарины. Мансуровы: Воспоминания родных. М., 2001. С. 211.)

454

(...человек, отрешенный от жизни и дел... настоящий идеалист и теоретически перестраивает весь строй Церкви. – О взглядах А.А. Нейдгардта на устройство и деятельность Православной Российской Церкви см.: Письмо А.А. Нейдгардта по церковным вопросам // История Русской Православной Церкви. От восстановления Патриаршества до наших дней. Т. 1: годы 1917–1970 / Сост. М.Б. Данилушкин, Т.К. Никольская, М.В. Шкаровский и др.; Под общ. ред. М.Б. Данилушкина. СПб., 1997. С. 744–758.)

455

(...слухов об оставлении епископом Тихоном своей кафедры и возвращении его в Россию. – Тихон (Беллавин Василий Иванович, 19.01.1865–07.04.1925) – Патриарх Московский и всея России, исповедник. Родилсяв семье священника погоста Клин Торопецкого уезда Псковской губернии. Окончил Псковскую ДС (1878), затем СПбДА со степенью кандидата (магистранта) богословия (1888). С 11.06.1888 г. преподаватель основного, догматического и нравственного богословия, а также французского языка в Псковской ДС. 14.12.1891 г. пострижен в монашество, 22.12.1891 г. рукоположен во иеромонаха. С 17.03.1892 г. инспектор Холмской ДС. С 16.06.1892 г.ректор Холмской ДС, с возведением в сан архимандрита. 19.10.1897 г. хиротонисан во епископа Люблинского, викария Холмско-Варшавской епархии.С 14.09.1898 г. епископ Алеутский и Аляскинский, 07.02.1900 г. переименован в епископа Алеутского и Северо-Американского; 06.05.1905 г. возведен в сан архиепископа. С 25.01.1907 г. архиепископ Ярославский и Ростовский.С 22.12.1913 г. архиепископ Литовский и Виленский. 21.06(04.07).1917 г. свободным голосованием клира и мирян Московской епархии избран архиепископом Московским и Коломенским. С 23.06(06.07). 1917 г. архиепископ Московский и Коломенский. 13(26).08.1917 г. возведен в сан митрополита; председатель Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг., председатель Соборного Совета; третий кандидат на Патриарший престол. 5(18).11.1917 г. Поместным Собором (по жребию) избран и нарече нПатриархом Московским и всея России. 21.11(04.12).1917 г. в Успенском соборе Московского Кремля совершилось поставление (интронизация) нареченного патриарха, митрополита Московского и Коломенского Тихона в Патриарха Московского и всея России; возглавил в качестве председателяСвященный Синод и Высший Церковный Совет. С 24.11.1918 г. под домашним арестом на Троицком подворье в Москве; 06.01.1919 г. освобожден. С 25.11.1919 г. вновь под домашним арестом на Троицком подворье, обвинялсяв «контрреволюционной агитации путем рассылки воззваний и в сношении с Колчаком и Деникиным»; 06.01.1920 г. освобожден. В июне 1920 г. проходил в качестве свидетеля по «делу виленских мучеников» в Московском народном суде. 05.05.1922 г. допрошен в Московском трибунале в качестве свидетеля по обвинению в противодействии изъятию церковных ценностей.12.05.1922 г. выпустил послание о временной передаче патриарших прав и обязанностей митрополиту Ярославскому Агафангелу (Преображенскому). С 06.05.1922 г. под домашним арестом в Донском монастыре; официальное постановление о домашнем аресте было подписано 31.05.1922 г., тогда Святейшего патриарха заключили под стражу со строгим режимом в Донском монастыре. Обвинялся в «контрреволюционной деятельности, невыполнении декретов советской власти и возбуждении населения к массовым волнениямс использованием религиозных предрассудков масс». 19.04.1923 г. заключен во внутреннюю тюрьму ГПУ. 16.06.1923 г. обратился в Верховный суд РСФСР с заявлением, в котором просил освободить его из-под стражи.27.06.1923 г. освобожден. В ноябре 1923 г. сделал завещательное распоряжение о преемстве высшей церковной власти в Русской Православной Церкви на случай своей кончины. 13.03.1924 г. Президиум ЦИК СССР постановил прекратить следственное дело по обвинению Святейшего патриарха Тихона. 07.01.1925 г. сделал новое завещательное распоряжение о преемстве высшей церковной власти. С 13.01.1925 г. в частной клинике Бакуниных на Остоженке. В марте 1925 г. ОГПУ СССР постановило открыть новое следственное дело за составление сведений о репрессиях, применяемых советской властью по отношению к церковникам с целью дискредитации советской власти. 09.10.1989 г. причислен к лику святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви. Дни памяти 25 марта/7 апреля, 26 сентября/9 октября, 5/18 ноября.)

456

(...светить на великой свещнице, чуть ли не на Московской. – Свещник (церк.-слав.) – подвечник, светильник, факел. В данном случае имеется в виду«светить» на Московской кафедре.)

457

(...лики и тимпаны. – Лики (старослав.) – ликования, радостные крики, хоры. Тимпан (греч.) – ударный музыкальный инструмент, распространенный в античной Греции, у шумеров, иудеев и др. народов древнего мира.)

458

(Высшие награды... Александра Невского. – Имеется в виду орден Александра Невского. Александр I Ярославович Невский (30.05.1220(1?)–14.11.1263) – князь новгородский (1236), тверской (1247), Великий князь владимирский, киевский и новгородский (1252), выдающийся полководец и государственный деятель, сын князя Ярослава Всеволодовича. Перед смертью пострижен в монашество с именем Алексий. Причислен к лику св. благ, князей. Дни памяти – 30 августа/12 сентября, 23 ноября/6 декабря.)

459

(Убит уфимский губернатор Богданович... месть за усмирение бунта рабочих в Златоусте... застрелено несколько десятков рабочих-бунтарей. – Богданович Николай Модестович (1856–06.05.1903) – уфимский губернатор. Окончил юридический факультет ИСПбУ (1875), служил в Министерстве юстиции.С 1879 г. товарищ прокурора Петербургского окружного суда. С 1887 г. вице-губернатор в Ломже, с 1890 г. – в Риге, затем тобольский губернатор. С мартапо октябрь 1896 г. возглавлял Главное тюремное управление МВД, затем уфимский губернатор. 10 марта 1903 г. по призыву революционного кружка рабочих казенного оружейного завода в г. Златоусте на Урале началась стачка из-за решения Министерства земледелия и государственных имуществ ввести новые расчетные книжки с отменой льгот рабочих в пользовании заводской землей, увеличением размеров штрафов и т.п. 12 марта, арестовав рабочих, выбранных для переговоров с администрацией, губернатор Н.М. Богданович призвал забастовщиков возобновить работу. 13 марта несколько тысяч рабочих собрались на площади, требуя освобождения арестованных. По приказу Богдановича солдаты открыли огонь, убив 69 человек и около 250 ранив. 6 мая1903 г. в четыре часа вечера в городском саду Уфы губернатора Н.М. Богдановича убил социал-революционер Е.О. Дулебов. См.: Федоров В.А. История России 1861–1917. М., 2001. С. 227; Богданович А.В. Три последних самодержца. М., 1990. С. 284–285, 521.)

460

(...мелкие сошки... титулярные, губернские, коллежские, статские... – Титулярные – имеется в виду титулярный советник. В России по «Табели орангах» это гражданский чин IX класса, соответствовал гоф-фурьеру на придворной службе. С 1845 г. давал личное дворянство. Губернские – речь идет огубернском секретаре – гражданском чине XII класса, давал право на личное почетное гражданство. Для получения этого чина следовало прослужить не менее трех лет коллежским регистратором. Коллежские – имеются в виду: а) коллежский советник – гражданский чин VI класса; лица, его имевшие, могли занимать средние руководящие должности (начальника отделения, делопроизводителя в центральных учреждениях); б) коллежский асессор – гражданский чин VIII класса; с 1845 г. давал право на личное дворянство; в) коллежский секретарь – гражданский чин X класса; лица, его имевшие, занимали низшие руководящие должности; г) коллежский регистратор – младший гражданский чин XIV класса; с 1845 г. давал личное почетное гражданство. Статские – речь идет о статском советнике – гражданском чине V класса, соответствовал должности вице-директора департамента, вице-губернатора, председателя казенной палаты и др. Лицам, его имевшим, давалправо на личное дворянство. Для производства в этот чин необходимо было отслужить пять лет в предыдущем чине.)

461

(«Вемы, яко Сын Божий прииде...» (церк.-слав.) – Ин. 5:20.)

462

(Генеральша Иолшина – вероятно, речь идет о супруге генерал-майора Иолшина Михаила Александровича (1830–1883), участника военных действий на Кавказе во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг.)

463

(Студент IV курса А. Малевич – Малевич Анатолий Игнатьевич (1872–?), выпускник МДА (1903), кандидат богословия; подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 591.)

464

(...с окончившими курс Горчуковым и Светловым Анатолием. – Горчуков Мирон Афиногенович (16.08.1873–10.08.1952) – педагог и общественный деятель. Родился в семье казака станицы Кочетовской области Войска Донского. Окончил Донскую ДС (1894), затем – МДА со степенью кандидата богословия(1898), магистрант LIII курса. С 28.01.1899 г. преподаватель Священного Писания в Симбирской ДС. Впоследствии занимался педагогической деятельностьюв г. Новочеркасске и станице Урюпинской области Войска Донского. С 1917 г. депутат Донского Войскового круга, вместе с которым выехал заграницу. В лагере интернированных на о. Лемнос организовал гимназию для взрослых, затем преподавал в Чехословакии; редактировал в Праге журнал «Тихий Дон»; являлся ближайшим помощником Донского атамана генерала П.X. Попова. С 1949 г. проживал в США; в последние годы жизни преподавал в Свято-Троицкой ДС в Джорданвилле. Похоронен там же на монастырском кладбище. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 1017. Личноедело студента МДА М.А. Горчукова; www.cossackdom.com/enciclopedic/g. htm. Светлов Анатолий Андреевич (05.08.1872–?) – иерей, выпускник МДА, кандидат богословия. Из семьи священника с. Любомирки Балтского уезда Подольской губернии. Окончил Новгородскую ДС (1894), затем – МДА созванием действительного студента (1898). 14.12.1898 г. утвержден митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским) в степени кандидата богословия; магистрант LIII курса; тогда же подал документы для определения на священническое место к церкви свт. Николая в Котельниках вМоскве. Поданным на 1914 г., клирик домового храма св. Екатерины при Воспитательном доме на Солянке в Москве. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 3645. Личное дело студента МДА А.А. Светлова; www.petergen.com/)

465

(Кирилло-Мефодиевский школьный праздник. – Св. Синод определением от 20.03.1901 г. за №1148 установил 11 мая днем празднования учащимися церковно-приходских школ памяти свв. Кирилла и Мефодия, учителей Словенских.)

466

(...в «моей» академической школе... – Речь идет о Свято-Покровской академической церковно-приходской школе; см. Примеч. к л. 17 об.)

467

(...стихи «Да воскреснет Бог»... – Это первые три стиха 67-го псалма, которые постоянно используются в богослужении всего пасхального сорокадневного периода в качестве запевов или стихов к тропарю Пасхи и запевов к стихирам Пасхи, почему иногда и сами стихиры называют «Да воскреснет Бог».)

468

(Трисвещник (церк.-слав.) – подсвечник для трех свечей, тоже что трикирий.)

469

(«Свете Тихий» – гимн, воспевающий Господа Иисуса Христа, неизменяемое песнопение на вечерне. По уставу, как один из наиболее важных богослужебных текстов, он должен читаться предстоятелем, но по традиции поется хором. Тихим светом святой славы Небесного Отца здесь называется Господь Иисус Христос, дарующий жизнь, Которому подобает быть воспетым святыми.)

470

(Архидиакон – имеется в виду Димитриан (1843–07.12.1903) – архидиакон Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Сын дьячка Курской епархии. Обучался ввысшем отделении Рыльского ДУ. 24.11.1874 г. рукоположен во диакона. Овдовев, по прошению от 19.12.1888 г. принят в братство Александро-Невской Лавры; 06.10.1889 г. пострижен в монашество. 05.12.1890 г. по прошению перемещенв Троице-Сергиеву Лавру. 21.03.1892 г. возведен в сан архидиакона. Подробнее о нем см.: РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. Ед. хр. 24994. Л. 41 об. – 42. Подлинник. Рукопись. Послужной список архидиакона Димитриана.)

471

(Музыческу – Музическу (рум. Musicescu), Музыченко Гавриил Вакулович (1847–1903) – молдавский и румынский композитор, хоровой дирижер, педагог, музыкально-общественный деятель. С 1872 г. преподаватель консерватории в Яссах, в Румынии, и с 1876 г. дирижер хора Ясской митрополии; с 1901 г. ректор той же консерватории. Сыграл видную роль в развитии хоровой культуры Бессарабии и Румынии.)

472

(Диспутировать (устар.) – обсуждать, дискутировать (от лат.dusputare – рассуждать, спорить).)

473

(...студент, М.П. Успенский, проявил признаки помешательства... – Успенский Михаил Павлович (06.12.1878–?) – студент МДА. Сын священника с. Вяжли Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Окончил Тамбовскую ДС (1899). В 1899 г. поступил волонтером в МДА. 08.09.1899 г. подал прошениев Совет МДА об оказании ему помощи в оплате обучения по причине его крайне тяжелого материального положения. На IV курсе МДА, работая над кандидатским сочинением на тему «Организация епархиального суда в XVIII в.», заболел психическим заболеванием, лечился в Тамбовской психиатрической лечебнице. 04.09.1903 г. Совет МДА определил дозволить М.П. Успенскому сдать экзамены по выздоровлении, о чем позднее, 15.09.1903 г., подал письменное прошение его отец Павел Успенский, священник с. Карандеевки Кирсановского уезда. Однако сведения об окончании М.П. Успенским МДА отсутствуют; см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 4511. Личное дело студента МДАМ.П. Успенского.)

474

(...подогретым изрядно монопольною... – Имеется в виду пшеничная водка, на которую в России к 1902 г. была введена полная монополия государства, отчего в просторечии называлась «монополька». Однако официальнодо 1906 г. доминировал термин «хлебное вино».)

475

(Хрулев – Хрулев Степан Александрович (1807–22.05.1870) – генерал-лейтенант (1853), герой обороны Севастополя. С 1826 г. на военной службе. В 1849 г. участвовал в венгерской кампании, полковник. С 1851 г. командир 1-й бригады 1-й драгунской дивизии, участник Среднеазиатских походов. С 1854 г. в Дунайской армии. С декабря 1854 г. командовал дивизией в юго-восточной части обороны Севастополя, с июня 1855 г. – на его Корабельной стороне. Прославился многими подвигами, показав личную отвагу, хладнокровие и распорядительность. 27.08.1855 г. во время последнего штурма Севастополя был тяжело ранен. С 1856 г. в распоряжении главнокомандующего Отдельным кавказским корпусом. С осени 1861 г. командир 2-го армейского корпуса; с 1862 г. в запасе. Похоронен в Севастополе, где ему поставлен памятник. Подробнее о нем см.: Ивановский А.Д. Степан Александрович Хрулев. СПб., 1871.)

476

(...мичмана... Иловайского, убитого на дуэли. – Мичман Владимир Степанович Иловайский служил на Черноморском флоте. 20.01.1901 г. ранен на дуэли из-за карточного долга лейтенантом Черноморского флота М.С. Рощаковским. 28.01.1901 г. скончался, был похоронен на городском кладбище г. Севастополя. 30.05.1901 г. в военно-морском суде лейтенанта Рощаковского признали виновным в сделанном раньше времени выстреле без умысла и в неразрешенной дуэли; приговорили к трем годам заключения в крепости без лишении прав (ст. 1503), см.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Изд. 1885 г., с включением статей по Продолжениям 1890 и 1891 годов. СПб., 1892. С. 441–442; Корягин С.В. Иловайские. М., 2001. С. 94 (Генеалогия и семейная история Донского казачества; Вып. 17); Русский провинциальный некрополь. Кн. 4. М., 1996. С. 173.)

477

(...министру... – Имеется в виду Тыртов Павел Петрович (04.07.1836–04.03.1903) – управляющий Морским министерством, адмирал (1901), член Государственного совета, непосредственно возглавлял работу по планированию и осуществлению военно-морского строительства в России.)

478

(...пока в православном катехизисе дуэль будет считаться тройным убийством... он не может разрешить убитого на дуэли хоронить в Церкви. – Поскольку разрешать частные споры – дело правительства (то есть правительственного учреждения – суда), а поединщик своевольно решается на дуэль, которая грозит ему и сопернику явной смертью, то «в поединке заключается три ужасных преступления: мятеж против правительства, убийство и самоубийство» (Филарет (Дроздов), митр. Пространный Православный Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. 5-е изд. М., 1856.С. 154–155; То же. СПб.; М., 2002. С. 160). Согласно ст. 1472 «Уложения онаказаниях уголовных и исправительных», человек, лишивший себя жизни с намерением и не в безумии, убитый на разбое (разбойник) и на дуэли «лишается церковного отпевания и христианского погребения на православных кладбищах» (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб.,1885. С. 427).)

479

(Дуэль... незаконное явление... разрешено Самодержавною властью. – На основании Высочайше утвержденного «Свода морских постановлений» в соответствии с «Правилами о разбирательстве ссор, случающихся в офицерской среде» (ст. 167, примеч. «Свода морских постановлений» за 1895 г.) командиру экипажа или начальнику части дело о всяком оскорблении, нанесенном или полученном офицером, полагалось передавать на рассмотрение Совета посредников (офицеров, прослуживших в офицерском звании не менее 6 лет). Совет посредников в соответствии со ст. 186 «Военно-морского дисциплинарного устава» (далее Устава) принимал меры к примирению, если считал его согласным с достоинством офицера и с традициями флота, или постановлял, что поединок – единственное средство для удовлетворения оскорбленной чести офицера. Если в двухнедельный срок по решению Совета посредников о необходимости поединка поединок не происходил, то офицер, отказавшийся от поединка, должен был в трехдневный срок подать прошение об увольнении от службы; в случае отказа офицера подавать прошение командиру экипажа полагалось представлять дело на обсуждение в Суд капитанов (см.: ст. 188 Устава). Постановленный Судом капитанов приговор приводился в исполнение согласно ст. 202 Устава на общих основаниях. Офицер, уволенный по приговору, лишался права награждения чином и ношения мундира. См.: Свод морских постановлений. Кн. 17: Военно-морской дисциплинарный устав. СПб., 1895. С. 60, 66–67, 69, 87–88.)

480

(...освящением памятника адмиралу Нахимову... – Нахимов Павел Степанович (23.06.1802–30.06.1855) – великий флотоводец, адмирал, геройо бороны Севастополя (1854–1855). 18.11.1898 г. к 45-летию Синопского боя по проекту художника генерал-лейтенанта А.А. Бильдерлинга и скульптора И.Н. Шредера в Севастополе состоялось открытие и освящение памятника П.С. Нахимову в присутствии Императора Николая II при громадном стечениивойск и народа. Памятник был разрушен большевиками; восстановлен в 1959 г.)

481

(...в прошлом году 22-го июля прибыл он в Севастополь... послужить в военной Владимирской церкви. Послал известить главного начальника порта... они предпочитают священническое служение. Так Преосвященный и не служил. – 22–24.06.1902 г. в Севастополе прошли торжественные мероприятия по случаю столетия со дня рождения адмирала П.С. Нахимова. Всех жителей города пригласили принять участие в праздновании, убрать свои дома флагами и коврами, а вечером зажечь иллюминацию. В субботу, 22 июня, в храме св. Владимира (верхнем) в 10 часов утра началась торжественная заупокойная литургия по адмиралу П.С. Нахимову, а по ее окончании – панихида на могиле адмирала в нижнем храме. Литургию и панихиду совершил протоиерейо. Верольский. На богослужении присутствовали главный командир Черноморского флота С.П. Тыртов, чины морского ведомства с семействами, чины севастопольского гарнизона, господа консулы, представители севастопольского общественного управления, прибывшие на торжества защитники Севастополя и участники Синопского боя, а также учащиеся местных учебных заведений и родственники покойного. 23 июня, в воскресенье, в день рождения адмирала, была отслужена торжественная заупокойная литургия поадмиралу П.С. Нахимову в храме св. Владимира защитником Севастополя протоиереем о. Сокальским, бывшим священником Белостокского полка, ив Михаиловской церкви на Екатерининской улице, где отпевали адмирала. После ее окончания состоялся парад войск морского ведомства и севастопольского гарнизона на площади у памятника адмиралу П.С. Нахимову с провозглашением многолетия Их Императорским Величествам, производством императорского салюта и расцвечиванием флагами судов, стоявших на рейде,с молебном и прохождением церемониальным маршем войск – участников парада – мимо памятника адмиралу Нахимову и дома, где он проживал; надоме была установлена мемориальная доска. Командовал парадом генерал-лейтенант К.В. Церпицкий, начальник 13-й пехотной дивизии. В параде участвовали ветераны – защитники Севастополя и Синопского боя, а также представители от семи экипажей Черноморской флотской дивизии, ходившей под началом Нахимова; две роты от Брестского и Белостокского полков 13-й пехотной дивизии, входивших в эскадру вице-адмирала Нахимова всентябре 1853 г. при переброске войск на Кавказ, и 4-я батарея 13-й артиллерийской бригады, в офицерский лазарет которой на Северной стороне былдоставлен смертельно раненный адмирал. После парада состоялось бесплатно народное гулянье. 24 июня, в день памяти Чесменского боя, прошла парусная гонка судов, стоявших на севастопольском рейде, для офицеров и нижних чинов на соискание призов в честь адмирала П.С. Нахимова. См.: Хроника // Крымский вестник. 1902. №186. С. 3. Главный начальник порта – Тыртов Сергей Петрович (19.08.1839–10.01.1903) – вице-адмирал (1894), главный командир Черноморского флота и портов (1899–1903). См.: Некролог: Тыртов Сергей Петрович // Новое время. 1903. №9646, 11 янв. С. 2. Преосвященный и не служил. – Только 22.06.1902 г. епископ Таврический и Симферопольский Николай (Зиоров) соборно с городским духовенством Севастополя отслужил молебен по случаю высокоторжественного дня тезоименитства вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны в возобновленном храме свв. Петра и Павла при громадном стечении народа.)

482

(По поводу крестьянских беспорядков в Харьковской и Полтавской губерниях... – См. Примеч. к л. 14.)

483

(...избиения евреев в Кишиневе на Пасху нынешнего года... – Кишиневский погром начался 06.04.1903 г. – на последний день еврейской Пасхи и в первый день Пасхи православной. Причиной послужила статья в газете «Бессарабец» о произошедших ритуальных убийствах православных детей. За двадня погромов было убито 37 человек (по др. ист. – 42), из которых четыре христианина; около 500 человек ранено. 664 человека привлекли к уголовной ответственности. Почти одна треть городских зданий оказалась поврежденной или разрушенной. С осуждением событий в Кишиневе выступил о. Иоанн Кронштадтский. Подробнее см.: ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 413. Л. 109–112 об. Рукопись. Письмо кишиневского епархиального миссионера священника Иоанна Сахарова от 13.04.1903 г.; Кишиневский погром 1903 года: Сб. док. и материалов. Кишенэу, 2000. С. 8–20; Слово о. Иоанна Кронштадтского: Мысли мои по поводу насилий христиан с евреями в Кишиневе // Материалы для истории антиеврейских погромов в России: В 2 т. Т. 1. Пг., 1919. С. 353.)

484

(Преосвященный Ионафан – имеется в виду архиепископ Ярославский Ионафан (Руднев), см. Примеч. к л. 19.)

485

(Преосвященный Полтавский Иларион слишком стар... – Иларион (Юшенов Иван Ефимович, 22.02.1824–18.01.1904) – епископ Полтавский и Переяславский. Родился в семье священника Смоленской губернии. В 1844 г. окончил Смоленскую ДС. 05.11.1844 г. рукоположен во иерея. В 1856 г. овдовел. С 1859 г. настоятель Успенского кафедрального собора и благочинный церквей г. Смоленска. В 1873 г. пострижен в монашество, назначен настоятелем Троицкого монастыря г. Смоленска с возведением в сан архимандрита. С 1878 г. наместник Киево-Печерской Успенской Лавры. 29.04.1884 г. хиротонисан во епископа Прилуцкого, викария Полтавской епархии. С 14.11.1887 г. епископ Полтавскийи Переяславский. Подробнее о нем см.: Смолич И.К. С. 739; История иерархии. С. 395, 670.)

486

(Преосвященный Климент Уфимский взял... отпуск... не вернется в Уфу. – 26.11.1903 г. епископ Уфимский и Мензенский Климент (Берниковский) был назначен епископом Подольским и Брацлавским. Подробнее о нем см. Примеч. к л. 16–16 об.)

487

(...а то назначат преосвященного Американского Тихона... возвращающегося в Россию. – Епископ Алеутский и Северо-Американский Тихон (Беллавин) возвратился в Россию лишь в январе 1907 г. уже в сане архиепископа; подробнее о нем см. Примеч. к л. 64 об.)

488

(Преосвященный Екатеринбургский Никанор взял... отпуск... его переведут на другую епархию; на место него предполагается Михей Сарапульский... – 26.11.1903 г. епископ Екатеринбургский и Ирбитский Никанор (Каменский) был назначен епископом Гродненским и Брестским. 29.11.1903 г. епископом Екатеринбургским и Ирбитским был назначен епископ Оренбургский и Уральский Владимир (Соколовский-Автономов Василий Григорьевич, 31.12.1852–31.06.1931). Михей (Алексеев Михаил Феодорович, 23.01.1851–03(16).02.1931) – епископ Сарапульский. Родился в дворянской семье вС.-Петербурге. В 1872 г. окончил С.-Петербургский Морской кадетский корпус; служил в военно-морском ведомстве. В 1890 г. вышел в отставку вчине капитана I ранга. По благословению о. Иоанна Кронштадтского поступил послушником в Оптину пустынь. В 1892 г. поступил вольнослушателем в МДА. 10.10.1892 г. пострижен в монашество, 17.10.1892 г. рукоположен во иеродиакона, 16.05.1893 г. рукоположен во иеромонаха. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1896), назначен смотрителем Жировицкого ДУ.С 04.12.1896 г. синодальный ризничий. 20.05.1897 г. возведен в сан игумена. С декабря 1897 г. настоятель Иосифо-Волоколамского монастыря Московской губернии. 30.01.1898 г. возведен в сан архимандрита. С 02.06.1901 г. настоятель Свято-Владимирского Херсонесского монастыря. 19.05.1902 г. хиротонисан во епископа Сарапульского, викария Вятской епархии. С 25.08.1906 г. епископ Владимиро-Волынский, викарий Волынской епархии. С 31.10.1908 г. епископ Архангельский и Холмогорский. С 17.04.1912 г. епископ Уфимский и Мензелинский. С 22.12.1913 г. на покое; проживал в Оптиной пустыни. В 1923 г. арестован; освобожден в том же году. Проживал и служил в г. Козельске, где и скончался. См.: Смолич И.К. С. 673, 684, 688, 766.)

489

(В Уфу... викарий Нижегородский Нестор. – 26.11.1903 г. епископом Уфимскими Мензелинским был назначен епископ Каменец-Подольский Христофор (Смирнов Феодор Алексеевич, 08.02.1842–после 1918). Нестор (Фомин Николай Дмитриевич, 31.08.1849–19.08.1910) – епископ Новгород-Северский, викарий Черниговской епархии. Родился в семье генерал-майора Ковенской губернии. Окончил Императорское училище правоведения (1970), служил в Министерстве юстиции. В 1887 г. поступил в СПбДА. 16.09.1889 г. пострижен в монашество, 02.02.1890 г. рукоположен во иеромонаха. Окончил СПбДА со степенью кандидата богословия (1891). С 16.08.1891 г. наместник Свято-Духова монастыря в г. Вильне. 25.05.1892 г. возведен в сан архимандрита. С 28.04.1895 г. настоятель церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Биаррицеи русской православной церкви в г. По во Франции. 15.04.1901 г. хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии. С 04.11.1903 г. епископ Новгород-Северский, викарий Черниговской епархии. См.: Мануил (Лемешевский), митр. 1987. Т. 5. С. 54.)

490

(Преосвященный Пермский Иоанн (Алексеев) полуразбит параличом... – Иоанн (Алексеев Илья Иванович, 16.06.1862–01.01.1905) – епископ Пермский и Соликамский. Родился в семье ремесленника в С.-Петербурге. В 1883 г. окончил СПбДС. В 1885 г. пострижен в монашество. 04.04.1887 г. рукоположен во иеромонаха. В 1887 г. окончил СПбДА со степенью кандидата богословия; с 12.08.1887 г. смотритель Александровского ДУ в с. Ардоне Терской обл. С января по август 1888 г. инспектор Псковской ДС, затем вновь смотритель Ардонского ДУ. В 1892 г. возведен в сан архимандрита. С 01.10.1895 г. ректор Александровской миссионерской ДС в Ардоне. 24.03.1899 г. хиротонисан во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии. С 05.04.1902 г. епископ Пермский и Соликамский. Подробнее о нем см.: Мануил (Лемешевский), митр. 1984. Т. 3. С. 274–275.)

491

(Ректором в закрытую в нынешнем году Одесскую семинарию назначен настоятель Казанского миссионерского монастыря архимандрит Андрей (князь Ухтомский)... – О закрытии Одесской ДС см. Примеч. к л. 29 об. Неточность: архимандрит Андрей (кн. Ухтомский) не был назначен в ОдесскуюДС. 06.06.1903 г. ректором Одесской ДС был назначен архимандрит Анатолий (Каменский Алексий Васильевич, 03.10.1863–20.09.1925), с 1898 г.служивший при Архиерейском доме в Сан-Франциско Алеутской и Северо-Американской епархии. С 1906 г. епископ Елисаветградский, викарий Херсонской епархии. В дальнейшем архиепископ Иркутский (1923–1924). Андрей(князь Ухтомский Александр Алексеевич, 26.12.1872–04.09.1937) – епископ Уфимский и Мензелинский. Родился в дер. Вослома Рыбинского уезда Ярославской губернии. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1895); назначен учителем Казанского ДУ. 02.12.1895 г. пострижен в монашество,05.12.1895 г. рукоположен во иеродиакона, 06.12.1895 г. рукоположен во иеромонаха.С 1897 г. инспектор Александровской Ардонской миссионерской ДС. С 1899 г. наблюдатель Миссионерских курсов при КазДА и наместник Преображенского монастыря г. Казани с возведением в сан архимандрита.04.10.1907 г. хиротонисан во епископа Мамадышского, викария Казанской епархии. С 25.07.1911 г. епископ Сухумский. С 22.12.1913 г. епископ Уфимский и Мензелинский. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. В 1918 г. на Сибирском церковном совещании в Томске был избран членом ВВЦУ Сибири. В 1918–1919 гг. руководил духовенством 3-й армии А.В. Колчака. В 1920 г. арестован; освобожден после заявления о лояльности по отношению к советской власти. В 1921 г. арестован; в 1922 г. оправдан Московским ревтрибуналом. В 1923 г. арестован и сослан. В 1925 г. предпринял попытку соединения со старообрядцами (беглопоповцами), вследствие чего был запрещен в священнослужении митрополитом КрутицкимПетром. С 1927 г. неоднократно подвергался арестам, тюремным заключениями ссылкам. Расстрелян в ярославской тюрьме 04.09.1937 г. Подробнеео нем см.: Журавский А.В. Андрей (кн. Ухтомский) – епископ Уфимский и Мензелинский // ПЭ. М., 2001. Т. 2. С. 361–365.)

492

(Нечаев – Нечаев Петр Иванович (1842–1905), действительный статский советник, член-ревизор Учебного комитета при Св. Синоде (1888); подробнеео нем см.: Дневник. Т. 1. С. 515.)

493

(Ректором Минской семинарии вместо назначенного епископом Балтским Тихона (Василевского) назначен инспектор Новгородской семинарии Феодосий (Алмазов)... – Тихон (Василевский Николай, 05.05.1867–17.07.1926(7?)) – архиепископ Курский и Белгородский, обновленческий «митрополит».Родился в семье псаломщика Полтавской губернии. Окончил КДА со степенью кандидата богословия (1891); был назначен инспектором Ладинского епархиального женского училища. С 1892 г. учитель Херсонского ДУ. С 1893 г. учитель Полтавского ДУ. 28.06.1895 г. пострижен в монашество, 17.07.1895 г. рукоположен во иеромонаха и назначен инспектором Томской ДС. С 1897 г.инспектор Минской ДС. В 1898 г. возведен в сан архимандрита и назначен ректором Минской ДС. 26.05.1903 г. хиротонисан во епископа Балтского, викария Подольской епархии. С 16.06.1905 г. епископ Костромской и Галичский.11.07.1914 г. возведен в сан архиепископа, назначен архиепископом Курским и Обоянским. С 15.05.1917 г. архиепископ Курский и Белгородский. С 02.09.1917 г. на покое. В 1918–1919 гг. временно управлял Алатырским викариатством Симбирской епархии. С 1920 г. архиепископ Воронежский и Задонский; основал викариатства в Валуйках, Боброве, Задонске. В 1920–1924 гг. – в. у. Симбирской епархией. В 1922 г. уклонился в обновленческий раскол. С 1923 г. обновленческий «архиепископ Воронежский». С июля1923 г. «архиепископ Гомельский». С августа 1923 г. «митрополит Киевский».С ноября 1923 г. «митрополит Воронежский». Скончался без покаяния. Подробнеео нем см.: Акты... С. 910, 919, 927, 994; Смолич И.К. С. 707, 709, 737;История иерархии. С. 17, 43–44, 115–117, 221, 241–242, 261–262, 477–478, 795, 873; Обновленческий раскол. С. 962–963. Феодосий (Алмазов Константин Захарьевич, 21.05.1870 – после 1935) – архимандрит. Родился в семье священника Смоленской губернии. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1896); сверхштатный член Смоленской духовной консистории.14.09.1896 г. пострижен в монашество, 15.09.1896 г. рукоположен во иеродиакона,26.09.1896 г. – во иеромонаха. С 1897 г. преподаватель Воронежской ДС; с 1899 г. инспектор Владимирской ДС; с 1900 г. инспектор Волынской ДС; с 1902 г. инспектор Новгородской ДС. С 1903 г. ректор Минской ДС.20.05.1903 г. возведен в сан архимандрита. С 1903 г. синодальный ризничий.С 1905 г. настоятель Спасо-Преображенского монастыря в г. Старая Русса.С 1910 г. преподаватель Курской ДС. С 1912 г. учитель Каргопольского ДУ; с 1913 г. преподаватель Иркутской ДС; с 1914 г. преподаватель Астраханской ДС.С 1916 г. полковой священник. С 1917 г. священник в Петрограде. В 1918 г. и 06.04.1924 г. подвергался арестам. В июле 1927 г. арестован и 13.07.1927 г. осужденпо ст. 58, пп. 5, 10, 12, 13 УК; приговорен к трем годам каторжных работи отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения. 14.07.1929 г. отправлен в ссылку в Нарымский край, откуда в 1930 г. бежал в Румынию. С 1930 г.служил в греческой церкви в Кишиневе. С 1932 г. преподавал в Болгарии в Пастырско-богословском училище в монастыре свв. мчч. Кири ка и Иулиты.Автор воспоминаний. См.: Феодосий (Алмазов), архим. Мои воспоминания:(Записки соловецкого узника). М., 1997.)

494

(...в одном из приморском монастырей – Херсонском... – Описка, должно быть: Херсонесском. Речь идет о Свято-Владимирском Херсонесском монастыре Севастопольского уезда, см. Примеч. к л. 30 об.)

495

(…алупкинскому священнику... – Имеется в виду Павел Фанагорейский (04.11.1834–21.12.1904) – священник храма Архангела Михаила поселка Алупки в Крыму, участник обороны Севастополя (1855).)

496

(Монастыри ставропигиальные (от греч.σταυρός – крест и πήγνυμι – вбиваю,воздвигаю). – В древней Церкви на месте закладки ставропигиального монастыря предстоятель вбивал (воздвигал) крест в знак того, что он брал монастырь под свое непосредственное попечение. Этот обычай символически сохранился в Русской Церкви: монастырю, получившему статус ставропигиального, патриарх передавал крест, который хранился в алтаре. Ставропигиальные монастыри подчинялись непосредственно патриарху, а не епархиальному архиерею; в синодальный период находились в непосредственном ведении Св. Синода; управление ими осуществлялось черезМосковскую синодальную контору. Настоятелей этих монастырей назначал по представлению Св. Синода Император. Указом Св. Синода от 22.02.1721 г. к ставропигиальным монастырям были определены Новоспасский, Симонов, Заиконоспасский, Высоко-Петровский в Москве, Ново-Иерусалимский Воскресенский в Московской епархии, Спасо-Яковлевский в г. Ростове Ярославской губернии, Спасо-Преображенский Соловецкий, Троицкий Ипатьевский в г. Костроме. Тогда же Св. Синод определил именовать ставропигиальными Киево-Печерскую Лавру и Елецкий Успенский монастырь в Чернигове. В начале XX в. ставропигиальными монастырями числились Донской, Заиконоспасский, Новоспасский, Симонов в Москве; Ново-Иерусалимский Воскресенский в Московской епархии, Спасо-Преображенский Соловецкийи приписанный к нему Троицкий Трифонов Печенгский монастырь в Архангельской епархии. После восстановления патриаршества ставропигиальные монастыри находятся в непосредственном ведении Святейшего патриарха. Патриарх управляет этими монастырями через своих наместников. Ему принадлежит право надзора за управлением и жизнью монастыря, право вершить суд по делам братии. Подробнее см.: Определение Св. Синода 7–22 февраля1721 г. // Полное собрание постановлений и распоряжений по Ведомству православного исповедания. СПб., 1721. Т. 1. С. 34; Андроник (Трубачев), игум., Бовкало А.А., Федоров В.А. Монастыри и монашество. 1700–1998 гг. // ПЭ. М., 2000. Т. 1. С. 325–345; Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество вXIX и начале XX века. М., 2002.)

497

(...в Симонов назначен бывший Саратовский преосвященный Иоанн, здесь егопобили, а теперь уволили на покой. – Имеется в виду преосвященный Иоанн (Кратиров). 12.03.1903 г. уволен от управления Саратовской епархией, пребывал на покое в Симоновом монастыре в качестве настоятеля его; подробнее онем см. Примеч. к л. 63.)

498

(...назначили прежнего настоятеля – Игнатия, который... и распустил монастырь и не захотел ехать на ректуру в Тулу и попросился на покой в Полтавский Лубенский монастырь. – Игнатий (Иваницкий Иерофей Яковлевич) – архимандрит. Окончил Волынскую ДС (1885) и МДА кандидатом богословия (1889) с четверкой по поведению за дерзость инспектору архимандриту Антонию (Коржавину). Волынский архиерей отказал ему в рукоположении во священство. Некоторое время работал в канцелярии губернатора г. Холма,затем послушником в Киево-Печерской Лавре: убирал отхожие места, юродствовал.Митрополит Иоанникий обратил на него внимание и как кандидата МДА направил на ревизию типографии Киево-Печерской Лавры. После прекрасно выполненной работы митрополит Иоанникий допустил Иваницкогок монашескому постригу, затем он был рукоположен во иеромонаха. С 1897 г. инспектор Холмской ДС. С 1898 г. настоятель Заиконоспасского монастыря в Москве, возведен в сан архимандрита. В начале 1903 г. назначен ректором Тульской ДС, от назначения отказался. С мая 1903 г. настоятель Петропавловской пустыни в г. Раненбурге, где прослужил до 1910 г., затем был переведен. См.: Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни: Воспоминания. М., 1994.С. 94–96; Доронкин В., свящ. Памятка о Раненбургской Петропавловской пустыни Рязанской губернии // Русский инок. 1912. Февр. №4. С. 34–75.)

499

(Беляев – Беляев Александр Дмитриевич (1849–29.10.1919) – профессор МДА по кафедре догматического богословия, доктор богословия (1899); подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 538; Из академической жизни: Юбилей профессора А.Д. Беляева и профессора Н.А. Заозерского // БВ. 1902. Т. 1, №4. С. 723–765.)

500

(Спасский А. – Спасский Алексей Николаевич (06.02.1879–?) – выпускник МДА, кандидат богословия. Сын священника с. Остроуховки Тамбовского уезда Тамбовской губернии. Окончил Тамбовскую ДС (1899), затем – МДА состепенью кандидата богословия (1903); магистрант LVIII курса. С 17.09.1903 г. преподаватель словесности и истории русской литературы в Подольской ДС, но 24.10.1903 г. назначен помощником инспектора в Калужскую ДС. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 4125. Личное дело студента МДА А.Н. Спасского.)

501

(...Золя, Достоевского. – Золя Эмиль (1840–1902) – французский писатель, основатель натуралистического метода в литературе. В 1875–1880 гг. сотрудничал в петербургском журнале «Вестник Европы». В 1897–1899 гг. в связи с делом Дрейфуса жил в эмиграции в Англии, скрываясь под чужими именами. См.: Золя Э. Собр. соч.: В 20 т. М., 1992–1998; Пузиков А.И. Портреты французских писателей. М., 1981. С. 275–574. Достоевский Федор Михайлович (30.10.1821–28.01.1881) – писатель. В 1838 г. поступил в Петербургское военно-инженерное училище, в 1842 г. произведен в подпоручики. С 1843 г. полевой инженер-подпоручик в инженерном корпусе при Петербургской инженерной команде. В 1844 г. вышел в отставку, занялся литературной деятельностью. С 1847 г. член нелегального социалистического кружка Петрашевского. В 1849 г. в числе других петрашевцев арестован и приговорен к смертной казни, замененной в последний момент четырьмя годами каторги и поселением в Сибири. В 1850–1854 гг. в Омской каторжной тюрьме, затем рядовой в 7-м линейном батальоне в Семипалатинске. В 1859 г. вернулся в Петербург, возобновил литературную деятельность. Подробнее о нем см.: Ф.М. Достоевский и Православие: [Сб.] / Сост. А.И. Стрижев. М., 1997; Летопись жизни и творчества Ф.М. Достоевского, 1821–1881 / Сост. И.А. Битюгова, И.Д. Якубович и др.: В 3 т. СПб., 1999; Фудель С.И. Наследство Достоевского. М., 1998.)

502

(Возвел в сан игумена строителя Гефсиманского скита о. Илария. – Иларий (Жирнов Иван, 1842–02.10.1912) – строитель, игумен. Из крестьян Московской губернии. Получил домашнее образование. С 17.10.1869 г. послушник Гефсиманского скита. 18.12.1870 г. пострижен в монашество.01.01.1877 г. рукоположен во иеродиакона. 05.07.1880 г. рукоположен во иеромонаха.С 03.01.1885 г. казначей скита. С 05.06.1896 г. за отсутствием строителя скита исправлял его должность. 06.03.1902 г. утвержден в должности строителя скита. 26.05.1903 г. возведен в сан игумена. Проходил послушание в Ильинской часовне в Москве. Похоронен в Гефсиманском скиту. Подробнее о нем см.: РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. Ед. хр. 25200. Л. 162 об. –163. Подлинник.Рукопись. Послужной список игумена Илария (Жарикова).)

503

(27-е мая... Совет... рецензии на магистерское сочинение П.В. Тихомироваи о. Иосифа: Мышцына и Е.А. Воронцова, Мышцына и мое. – Отзывы на сочинение «Пророк Малахия» (Сергиев Посад, 1903) и. д. доцента МДА по кафедре истории философии П.В. Тихомирова, представленное на соискание степени магистра богословия: а) экстраорд. профессора Академии по кафедре Священного Писания Ветхого Завета В. Мышцына, см.: Журналы... МДА за1903 год. 1904. С. 95–101; б) и. д. доцента Академии по кафедре еврейского языка и библейской археологии Е. Воронцова см.: Там же. С. 101–104. Отзывына сочинение «История Иудейского народа по археологии Иосифа Флавия (Опыт критического разбора и обработки)» (1903) и. д. доцента МДА по кафедре библейской истории иеромонаха Иосифа (Петровых), представленное на соискание степени магистра богословия: а) ректора Академии Арсения (Стадницкого), епископа Волоколамского, см.: Там же. С. 105–113; б) экстраорд. профессора Академии по кафедре Священного Писания Ветхого Завета В. Мышцына см.: Там же. С. 113–116.)

504

(...о трагическом событии в Белграде, Сербии, убийстве короля Александра и королевы Драги и нескольких министров. Переворот произведен войсками. – В начале XX в. правление короля Александра Обреновича потеряло всякий авторитет в Сербии. В марте 1903 г. в Белграде прошли массовые митинги против его политики, которые закончились столкновениями с полицией. 29.05.1903 г. офицеры, члены тайной организации «Черная рука», осуществили государственный переворот, свергнув короля Александра, проводившего проавстрийский курс. Непосредственной причиной заговора офицеров стало требование короля признать наследником престола брата королевы Никодима Луньевица (ввиду отсутствия детей у королевской четы). Заговорщики ворвались во дворец и потребовали от короля отречься от престола в пользудинастии сербских князей Карагеоргиевичей. Король отказался, убив одного из заговорщиков и ранив другого. После чего был убит сам, королева Драга, ее братья Никодим и Николай, две ее сестры и 14 человек стражи. Изуродованные тела короля и королевы выбросили в окно. В результате переворота на престол взошел князь Петр Карагеоргиевич. Александр Обренович (02.08.1876–29.05.1903) – король Сербии (1889), сын короля Милана Обреновича (1854–29.01.1901). 06.03.1889 г. Милан отрекся от престола в пользу 12-летнего Александра, назначив регентов для управления государством. 02.04.1893 г. король Александр объявил себя совершеннолетним, арестовав регентский совет и министров, и приступил к формированию министерств. 09.05.1894 г. отменил конституцию 1889 г., ограничивавшую права монарха, и восстановил конституцию 1869 г. Настойчиво проводил проавстрийский курсво внешней политике. За годы царствования сменил 24 правительства, распустил Скупщину и Сенат, сменил несменяемых судей. В августе 1900 г. женился на фрейлине королевы-матери Наталии, вдове Драге Машин, несмотря на возражения родителей и ее сомнительную репутацию. Этот брак окончательно оттолкнул от короля Александра сербское общество. В 1901 г. утвердил новую конституцию с введением двухпалатного парламента с одновременным усилением режима личной власти. Недовольное правлением короля Александра офицерство решило призвать на престол князя Петра Карагеоргиевича, жившего в изгнании в Женеве. В ночь на 29.05.1903 г. в результате заговора королевская чета была убита. Драга Луньевица (1867–29.05.1903) – королева Сербии (1900). Получила весьма посредственное образование, но уже вовзрослом возрасте в совершенстве изучила языки. Ее первый муж инженер Машин через три года после свадьбы внезапно скончался от удара. Молодая вдова с крошечной пенсией попала в милость к королеве-матери Наталии и стала ее фрейлиной. В Биаррице познакомилась с королем Александром и в1900 г. вышла за него замуж. У нее не было детей, и король Александр объявил наследником престола ее брата Никодима Луньевица, для чего была изменена конституция. См.: Белградская трагедия: Жизнь и мученическая кончина короля и королевы Сербских. М., 1903; Попов Н.В. Кровавая ночь в Белграде // Цареубийства: Гибель земных богов. М., 1998. С. 429–439.)

505

(Кончена династия Обреновичей. – Обреновичи – княжеская (1815–1842, 1858–1882), затем королевская (1882–1903) династия в Сербии. Основатель династии князь Милош Обренович (1815–1839) возглавил в 1815 г. восстание сербов против турецкого ига, а в 1839–1842 гг. Сербией управлял его сын Михаил Обренович. Затем власть этой династии прервалась почти на полтора десятка лет и была восстановлена в 1858 г. Во внешней политике Обреновичи придерживались курса на сближение с Австро-Венгрией. В 1881 г. Австро-Венгрия и Сербия заключили тайное соглашение, по которому Милан Обренович брал обязательства не вести переговоров и не заключать политических соглашений с другими государствами и не разрешать размещение на своей территории чужих войск, даже добровольческих. За это Вена гарантировала сохранение династии Обреновичей и невмешательство в интересы Сербии в Македонии. В 1882 г. Милан Обренович провозгласил Сербию королевством. В правление Александра Обреновича (1889–1903) произошел фактический разрыв Сербии с Россией и подчинение ее Австро-Венгрии. В стране созрел заговор. 29.05.1903 г. король и его супруга были убиты, что стало концом династии Обреновичей. См.: Содомов А. Сербия. М., 1915. С. 17–25. Теплов В. Сербская неурядица. СПб., 1903.)

506

(Провозглашен королем Петр Карагеоргиевич... – Петр I Карагеоргиевич (11.09.1844–16.08.1921) – князь, полковник, король Сербии (1903–1914), король Югославии (1918–1921). Сын сербского князя Александра Карагеоргиевича, свергнутого с престола в 1858 г. Родился в Белграде. Учился в Женевеи Париже, закончил французскую Сен-Сирскую военную школу (1864). В 1870–1971 гг. сражался под Седаном во время Франко-прусской войны. В 1875–1876 гг. под именем Петра Марковича принял участие в Герцеговино-боснийском освободительном восстании против Австро-Венгрии. В 1883 г. женился на дочери князя Николая Черногорского, княжне Зорке (1864–1890), жил в Черногории. После смерти жены поселился в Швейцарии. В 1903 г. провозглашен королем Сербии, возвратился на родину. 09.10.1912 г. Сербия под руководством короля Петра I совместно с Болгарией, Грецией и Черногорией начала войну против Османской империи, а 29.06.1913 г. начала военные действия вместе с Грецией и Черногорией против Болгарии, захватившей в борьбес турками больше других. Болгария за один месяц была разгромлена, и Сербия получила Северную Македонию. 15.06.1914 г. в Белграде произошел переворот, король Петр отрекся от престола в пользу сына Александра. В 1915 г., вовремя Первой мировой войны, когда на помощь австро-венгерским войскам был брошен германский корпус Макензена, сербский фронт рухнул, и произошел 250-тысячный исход сербов в Черногорию и Албанию во главе с королем Петром. В 1916–1918 гг. жил в эмиграции. В декабре 1918 г. провозглашен королем Королевства сербов, хорватов и словенцев (Югославии). Подробнее о нем см.: Кудрявцева Е.П. Король Петр I // Монархи Европы: Судьбы династий / Ред.-сост. Н.В. Попов. М., 1996. С. 500–551.)

507

(Никодим Луньевиц – брат сербской королевы Драги, убит 29.05.1903 г. вместе с королевской четой.)

508

(...диспут исполняющего должность доцента по кафедре философии П.В. Тихомирова. – См.: Тихомиров П.В. Иудейство в V веке до P. X. Речь пред защитой магистерского сочинения «Пророк Малахия» // БВ. 1903. Т. 3,№9. С. 63–76; Магистерский диспут и. д. доцента П.В. Тихомирова («Пророк Малахия». Троице-Сергиева Лавра, 1903) // Там же. С. 102–126.)

509

(Сочинение... «Пророк Малахия»экзегетическое исследование. – Исследование способов толкования Ветхого Завета, а именно Книги Пророка Малахии. См.: Тихомиров П.В. Пророк Малахия. Сергиев Посад, 1903. Малахия (V в. до P. X.) – пророк, последний из 12 малых пророков, автор ветхозаветной Книги пророка Малахии. День памяти 3/16 января.)

510

(Возражения были... специального характера. – См. выше, а также: Тихомиров П.В. Невежественная критика. Ответ «Церковным ведомостям» (по поводу рецензии А. Петровского в №41 «Церковных ведомостей» 1903 г. на книгу: Пророк Малахия. Троице-Сергиева Лавра, 1903) // БВ. 1903. Т. 1, №3.С. 591–600.)

511

(Профессор Муретов... переводил «Толкования святого Кирилла на Малахию» и снабдил примечаниями его. Кирилл, архиеп. Александрийский, св. Толковани ена пророка Малахию / Пер. и примеч. М.Д. Муретова // БВ. 1898. Т. 3, №8. Прил. С. 233–240; №9. Прил. С. 241–256; Т. 4, №10. Прил. С. 257–272; №11. Прил. С. 273–304; №12. Прил. С. 305–336. Кирилл (375(8?)–444) – святитель, архиепископ Александрийский (412). Вел активную борьбу с еретиками новацианами, арианами и несторианами. Принимал участие в III Вселенском Соборе в Ефесе. Оставил большое литературное наследие – Толкования на Псалмы, Книгу пророка Исаии, 12 малых пророков и на другие книги Священного Писания; большое количество полемических сочинений против еретиков. Память 9/22 июня и 18/31 января. См.: Сидоров А.И. Святитель Кирилл Александрийский, его жизнь, церковное служение и творения // Кирилл, еп. Александрийский, свт. Творения. М., 2000. Кн. 1. С. 3–122; Флоровский Г.В., прот. Восточные отцы V–VIII веков. Репр. воспр. изд.: Византийские отцы V–VIII веков: Из чтений в Православном богословском институте в Париже (Париж, 1933). – М., 1992. С. 43–73.)

512

(...диспут исполняющего должность доцента по кафедре теории словесности Н.Г. Городенского. Сочинение <...> – Пропуск в тексте, см.: Городенский Н.Г. Нравственное сознание человечества. Сергиев Посад, 1903. О диспуте см.: Городенский Н.Г. Речь пред защитой магистерского сочинения «Нравственное сознание человечества» // БВ. 1903. Т. 2, №7/8. С. 564–574. Магистерский диспут и. д. доцента Академии Н.Г. Городенского «Нравственное сознание человечества» // Там же. Т. 2, №7/8. С. 575–587; Т. 3, №9. С. 91–101.)

513

(Оставлены стипендиатами второй и третий студенты: Туницкий и Зеленцов. – В соответствии с §54–56 «Устава 1884 г.» Совет МДА имел право оставлять при Академии на годичный срок профессорских стипендиатов для подготовки к занятию преподавательских вакансий в Академии. Профессорские стипендиаты избирались из числа наиболее способных студентов, окончивших академический курс с отличными результатами. Указанные лица получали денежное содержание в размере не свыше 700 рублей на каждого. По истечении годичного срока они представляли Совету отчет о своих занятияхи могли быть назначены на соответствующие их подготовке вакантные кафедры со званием исправляющих должность доцента до окончательного утверждения в степени магистра – срок получения степени не более двух летсо дня вступления в должность. В случае отсутствия вакансии в Академии,они в установленном порядке назначались на преподавательскую должностьв Духовной семинарии. См.: Устав 1884 г. С. 235; Тарасова В.А. С. 166–170. Туницкий Николай Леонидович (16.09.1878–30.03.1934) – магистр богословия, экстраординарный профессор МДА, специалист в области славяноведения и славянской филологии. Родился в семье священника с. Памфил(ы) Переяславского уезда Полтавской губернии. Окончил Полтавскую ДС (1899), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1903). С 16.08.1903 г. профессорский стипендиат при МДА (Совет Академии продлил время пребывания профессорским стипендиатом еще на год с разрешения Св. Синода, см.: Журналы... МДА за 1904 год. 1905. С. 207); прослушал лекции в ИСПбУ по ряду дисциплин у ведущих профессоров по филологии. В 1905 г. прочитал две пробные лекции, которые Совет Академии признал удовлетворительными. С 16.08.1905 г. – и. д. доцента МДА по кафедре русского и церковно-славянского языка и истории русской литературы; с 1911 г. – только истории литературы. В 1913 г. удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Св. Климент, епископ Словенский. Его жизнь и просветительная деятельность» (Сергиев Посад, 1913). С 07.12.1913 г. экстраординарный профессор МДА. С 1916 г. приват-доцент ИМУ по кафедре славянской филологии. В 1917 г. член Комиссии по реформе высшей духовной школы от МДА. С августа 1917 г. до марта 1918 г. председатель городской думы Сергиева Посада, затем профессор Киевского университета, преподавал украинский, польский, сербский языки в киевских вузах. С 1922 г. преподавал в вузах Москвы, Нижнего Новгорода и Твери. В начале 1930-х гг. профессор на кафедре языкознания Московского педагогического института им. Бубнова. 09.02.1934 г. арестован по ложному обвинению как член контрреволюционной «Российской национальной партии». 28.03.1934 г. освобожден под подписку о невыезде.После освобождения из-под стражи 30.03.1934 г. повесился. 14.04.1934 г. ОГПУ приняло решение о прекращении дела Туницкого в связи «с недоказанностью факта его участия в контрреволюционной организации». Подробнеео нем см.: МДА в начале XX века. С. 97–98. Ашнин Ф.Д., Алпатов Б.М. Дело славистов: 30-е годы. М., 1994; Журналы... МДА за 1905 год. 1906. С. 71. Зеленцов Иван Иванович (26.05.1879–1950) – выпускник МДА, кандидат богословия, заслуженный учитель РСФСР. Сын священника с. Зимарово Раненбургского уезда Рязанской губернии. Окончил Рязанскую ДС (1899), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1903), магистрант LVIII курса; оставлен на год профессорским стипендиатом (см.: Журналы... МДАза 1904 год. 1905. С. 231). 12.08.1904 г. определен на должность преподавателя логики, психологии, начальных оснований и краткой истории философии и дидактики в Литовскую ДС. 23.12.1904 г. уволен от должности преподавателя Литовской ДС за истечением четырехмесячного срока неявки к месту службы с взысканием с него долга духовному ведомству 712 рублей 60 копеек сполна и единовременно для получения документов об образовании (см.: ЦИАМ.Ф. 229. Оп. 4. Д. 1398. Личное дело студента МДА И.И. Зеленцова); назначен преподавателем русского языка, истории и педагогики в Мариинскую женскую гимназию г. Рыбинска. Вскоре начал преподавать и психологию в мужской гимназии. Создал и в течение 12 лет руководил семейно-педагогическим кружком: читал лекции для родителей по литературе, искусству, педагогике. Для детей устраивал литературные вечера, посвященные творчеству русских писателей. Участвовал в работе религиозно-философского общества. С 1912 г. общественный инспектор Рыбинской мужской гимназии, присяжный заседатель Ярославского окружного суда, гласный Рыбинской городской думы. В 1918 г. переехал в Москву. С 1920 г. преподавал в московской школе №100,созданной на базе двух старейших московских гимназий, затем преобразованной в школу №10, а в дальнейшем – в школу №110. В 1944 г. в связи с 40-летием педагогической деятельности был награжден орденом Ленина.С 1949 г. заслуженный учитель РСФСР. Подробнее о нем см.: «Ты, солнце святое, гори!»: Книга о московском учителе словесности Иване Ивановиче Зеленцове: [Сб. / Сост. Г.Д. Поневежская, С.О. Шмидт]. М., 2000.)

514

(...диспут исполняющего должность доцента по кафедре библейской истории, моего адъюнкта, о. Иосифа (Петровых). Сочинение «История иудейского народа по археологии Иосифа Флавия». – О диспуте см.: Иосиф (Петровых), иером. Речь пред защитой магистерского сочинения «История иудейского народа по археологии Иосифа Флавия» // БВ. 1903. Т. 3, №10. С. 298–304; Магистерский диспут и. д. доцента Академии иеромонаха Иосифа («История иудейского народа по археологии Иосифа Флавия». Св.-Троицкая СергиеваЛавра, 1903) // Там же. С. 305–330. Адъюнкт (от лат. adjunctus – присоединенный)– в России до 1917 г. лицо, проходящее научную стажировку и занимающее младшую ученую должность в академиях и в высших учебных заведениях; помощник академика или профессора. Сочинение – см. Примеч.к л. 62 об.)

515

(...известного выражения Флавия о Христе. – Имеется в виду отрывок из «Иудейских древностей» Иосифа Флавия (Книга XVIII (До гибели Анилея): Гл. 3, п. 3), посвященный Иисусу Христу: «Около этого времени жил Иисус, человек мудрый, если его вообще можно назвать человеком. Он совершил изумительные деяния и стал наставником тех людей, которые охотно воспринимали истину. Он привлек к себе многих иудеев и эллинов. То был Христос. По настоянию наших влиятельных лиц Пилат приговорил Его к кресту. Но те, кто раньше любили Его, не прекращали этого и теперь. На третий день Он вновь явился им живой, как возвестили о Нем и о многих других Его чудесах боговдохновенные пророки. Поныне еще существуют так называемые христиане, именующие себя таким образом по Его имени» (Иосиф Флавий. Иудейские древности: В 2 т. Минск, 1994. Т. 2. С. 439).)

516

(...пострижение в мантию... Илии Абурруса... наречено имя Игнатия... сказана мною речь... Арсений (Стадницкий), еп. Речь при пострижении в монашество кандидата Академии И. Абурруса, в иночестве Игнатия, 7 июня 1903 г. // БВ. 1903. Т. 2, №7/8. С. 393–399.)

517

(...печальное состояние Сирийской Церкви, известное мне по личному наблюдению. – В своей речи при пострижении в монашество Илии Абурруса епископ Арсений о Сирийской Церкви говорил о том, что «...с начала седьмоговека... тяжелая рука ислама налегла на Сирию и весь христианский Восток. И томится с тех пор в угнетении славная Сирийская страна <...> и только величественные руины свидетельствуют о былом величии их. Храмы поражаютсвоим убожеством – изнутри и снаружи; икон почти нет... торжественность церковного богослужения отсутствует...» (Там же. С. 397). О состоянииСеверо-Сирийских церквей преосвященному Арсению писал из Триполив 1900 г. помощник инспектора заведующего северо-сирийскими школами ИППО Ефим Иванович Тарасов: «...иконы малого размера. Об утвари неможет быть и речи. Ризы из самой простой материи, поношенные. Бедность такая, что некоторые церкви находятся в пещерах. В одной из таких пещеря нашел только две картинки, изображающие Спасителя и Божию Матерь. Завеса у царских врат из простой синей панёвы. Больше ничего не оказалось.Единственным украшением церкви являются сталактиты, которые длинными сосульками спускаются и свешиваются с потолка. Храмы язычников более украшены. На Восток идет много пожертвований из России, но, к сожалению,из всех пожертвований ничего не остается на долю Северной Сирии. Все идет в Палестину к греческим монастырям...» (ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 456. Л. 2–3. Подлинник. Рукопись. Письмо Е.И. Тарасова от 25.08.1900 г.).)

518

(Антиохийское подворье в Москве – с 1849 г. размещалось при храме Вознесения Господня в Ипатьевском переулке в Москве, который был известен с 1472 г. как храм священномученика Ипатия, епископа Гангрского. В XVIXVII вв. являлся подворьем Троицкого Ипатьевского монастыря в г. Костроме. В 1635 г. главный престол храма был освящен в честь Вознесения Господня. В 1652 г. сооружено новое каменное здание храма на средства Ф.А. Олябьева. Храм несколько раз перестраивался, последний раз в 1755–1757 гг. Колокольня постройки 1756 г. разобрана в 1880-х гг. В 1929 г. храм закрыли и подвергли поэтапному разрушению. Остаток храмового здания (алтарная апсида) уничтожен в 1967 г. См.: Сорок сороков. 2004. Т. 2. С. 75–76.)

519

(...отец инспектор уехал... с тремя студентами в Capo в... от Арзамаса предполагают идти пешком. – О поездке в Саров инспектора МДА архимандрита Евдокима см.: Евдоким (Мещерский), архим. У мощей преподобного Серафима Саровского. Сергиев Посад, 1903.)

520

(Ректор о. Вениамин (Казанский) – священномученик Вениамин (Казанский Василий Павлович, 17.04.1873–13.08.1922) – архимандрит, ректор Самарской ДС (1902–1905), ректор СПбДС (1905–1910). В дальнейшем митрополит Петроградский и Гдовский (1917–1922). Подробнее о сщмч. Вениамине см.: Дневник. Т. 1. С. 509.)

521

(Его я знаю... со времени моего пострижения в Петербургской академии... – См.: Там же. С. 271.)

522

(...о. Александр (Тахан)... настоятель Антиохийского подворья в Москве, избранный... в митрополиты Тарсийские. – Александр III (Тахан, 09.05.1869–17.06.1958) – патриарх Антиохийский. Родился в Дамаске. 12.06.1886 г. пострижен в монашество. В 1894 г. окончил Халкинскую богословскую школу, незадолго до окончания которой рукоположен во иеродиакона. В 1897–1900 гг.учился в КДА. 20.04.1900 г. рукоположен во иеромонаха патриархом Антиохийским Мелетием II; назначен настоятелем Антиохийского Патриаршего подворья в Москве. В апреле 1903 г. возведен в сан архимандрита митрополитом Московским Владимиром (Богоявленским). 30.11.1903 г. хиротонисан во епископа, назначен митрополитом Тарсским и Аданским. С 21.01.1908 г. митрополит Триполийский. В 1913 г. сопровождал патриарха Антиохийского Григория IV во время его визита в Россию. В 1928 г. после смерти патриарха Григория IV часть православных Ливана выступила за создание Автокефальной Ливанской Церкви. В результате напряженных переговоров в 1929 г. стороны пришли к соглашению, что патриарший престол останется в Дамаске. 31.01.1931 г. митрополит Александр был избран патриархом Антиохийским, интронизация совершена в патриаршем соборе Дамаска. Одновременно в Бейруте семь архиереев избрали патриархом митрополита Лаодикийского Арсения (Хаддада). Разрешению конфликтной ситуации содействовали представители Константинопольского, Александрийского и Иерусалимского патриархатов и Франции. Каноническое признание всех автокефальных Церквей получил патриарх Александр III. После смерти митрополита Арсения в январе 1933 г. патриарх Александр объединил весь патриархат под своей властью. Занимал дружественную позицию по отношению к Русской Православной Церкви; неоднократно посещал Москву. В 1950 г. за церковную и богословскую деятельность получил звание доктора богословия и почетного члена МДА. См.: Казем-Бек А. Блаженнейший Александр III, Патриарх Антиохии и всего Востока. (Некролог) // ЖМП. 1958. №7. С. 57–67; Нелюбов Б.А. Александр III (Тахан) – патриарх Антиохийский // ПЭ. М., 2000. Т. 1. С. 504–505; Наджим М., свящ., Фразиер Т.Л. и др. Антиохийская Православная Церковь // ПЭ. М., 2001. Т. 2. С. 526.)

523

(Патриарх Антиохийский Мелетий – Мелетий II (Думани, 1837–08. 02.1906) – патриарх Антиохийский (15.04.1899–08.02.1906). Родился в Дамаске, где получил хорошее образование. В молодости был пострижен в монахи, состоял секретарем патриарха Антиохийского Иерофея, был хорошо знаком с церковными делами в Сирии. В 1865 г. хиротонисан в митрополита Лаодикийского. С 12.05.1898 г. Местоблюститель Антиохийский. 27.04.1899 г. избран на патриарший престол в результате долгих прений на Соборе архиереев Антиохийской Церкви, заседавшего более года с декабря 1897 г., между сторонниками антиканонической традиции, предлагавшими кандидатуры греков, и противниками эллинического возглавления Церкви, поддерживающими кандидатуру местного уроженца митрополита Лаодикийского Мелетия, замечательного церковного администратора и разносторонне образованного человека. Константинопольский, Александрийский и Иерусалимский патриархи в течение 10 лет в знак протеста уклонялись от общения с Антиохийской Церковью. Избрание Мелетия II открыло практику возглавления Антиохийской Церкви арабами. В 1906 г. отравлен морфием. См.: История Православной Церкви в XIX веке: Православный Восток. Репр. воспр. изд. 1901 г. (С.-Петербург). – Сергиев Посад, 1998. С. 245–254; Наджим М., свящ., Фразиер Т.Л. и др. Антиохийская Православная Церковь // ПЭ. М., 2001. Т. 2. С. 524, 529.)

524

(...сказать вместе с Ефремом Сирином: «Ослаби ми, Господи, волны благодати Твоея» (слав.) – эти слова прп. Ефрема Сирина приводит св. Иоанн Лествичник в своей книге «Лествица» (Слово 29. О беспристрастии); см.: Преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы, Лествица.7-е изд. Сергиев Посад, 1908. С. 243. Ефрем Сирин (ок. 306–373) – преподобный, сирийский подвижник, экзегет, гимнотворец. Автор толкований на Священное Писание, богословских, апологетических, нравственных сочинений, молитв и песнопений. Память 28 января/10 февраля. Подробнее о нем см.: Житие преподобного отца нашего Ефрема Сирина // Избранные жития святых III–IX вв. М., 1992. С. 125–132; О жизни преподобного Ефрема Сирина // Ефрем Сирин, св. Духовные наставления. М., 1998. С. 7–12; Флоровский Г.В. Восточные отцы IV века. Репр. воспр. изд. 1931 г. (Париж). – М., 1992. С. 227–233.)

525

(...кажется, будет напечатана в «Московских ведомостях». – В «Московских ведомостях» речь не опубликовали.)

526

(Епископ Сухумский Арсений – Арсений (Изотов Алексей Федорович, 10.01.1823–16.04.1909) – епископ Сухумский. Родился в г. Осташкове Тверской губернии в семье священника. Окончил Тверскую ДС (1845), затем Горы-Горицкий земледельческий институт в м. Горки Могилевской губернии. С 1847 г. преподаватель Тверской ДС. В 1858 г. рукоположен во иерея; служил в Христорождественском монастыре, с 1874 г. – в церкви Иоанна Предтечи г. Твери. В 1878 г. возведен в сан протоиерея. В 1880 г. пострижен в монашество. С 1881 г. игумен Николаевской Теребенской пустыни. В 1884 г. возведен в сан архимандрита. С 1885 г. настоятель русской посольской церкви в Константинополе. С 1893 г. настоятель Симонова монастыря в Москве. С 1894 г. управляющий делами Русской Духовной миссии в Иерусалиме. 02.02.1895 г. хиротонисан во епископа Сухумского. С 26.03.1905 г. на покое. Скончался в Успенском Желтиковом монастыре. Подробнее о епископе Арсении (Изотове) см.: Мануил (Лемешевский), митр. 1979. Т. 1. С. 382–383.)

527

(Саккеларий – казначей (от евр. saccus – торба, мошна), священник, заведующий ризницей; в России один из старших священников Большого дворца. или кафедральных соборов. Подробнее см.: Дневник. Т. 1. С 546.)

528

(...предстоящее открытие останков преподобного Серафима... – О подготовке к канонизации см. Примеч. к л. 27 об., 33, 49 об. 03.07.1903 г. мощи иеромонаха Серафима (Мошнина), подвижника Саровского, поставили в храме свв. Зосимы и Савватия Успенской Саровской пустыни. С 15 июляи до самого открытия мощей практически непрерывно во всех храмах и часовнях монастыря служились заупокойные богослужения с поминовением иеромонаха Серафима. 17 июля состоялся крестный ход из Успенского собора Саровской пустыни навстречу общему крестному ходу из Серафимо-Дивеевского монастыря и из Серафимо-Понетаевской обители. В этот же день в Саров прибыл Император Николай II и многие члены Императорского дома. 18 июля во всех храмах и часовнях монастыря совершалось всенощное бдение, в Успенском соборе служил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский). При пении литийных стихир начался крестный ход из Успенского собора к церкви, где временно пребывали мощи о. Серафима. Они были торжественно перенесены в Успенский собор и поставлены в его центре. Непосредственное открытие мощей совершилось во время полиелея, когда впервые было пропето величание Преподобному. После всенощного бдения и до ранней литургии во всех храмах и часовнях непрерывно служились молебны прп. Серафиму. 19 июля во время литургии на малом входе священнослужители обнесли мощи вокруг престола и положили их в приготовленную раку. В конце литургии мощи опять выставили в центр храма и по ее окончании крестным ходом обнесли вокруг храмов монастыря. Мощи несли Император и Великие князья. 20 июля Царская фамилия посетила Дивеевский монастырь. Торжество прославления Преподобного завершилось 21 июля освящением во имя его устроенного храма в Сарове. См.: Церимониал торжественного открытия святых мощей преподобного отца Серафима, Саровского чудотворца. Тамбов, 1903; Открытие мощей и прославление св. преподобного Серафима, Саровского чудотворца, в присутствии Их Императорских Величеств в июле 1903 г. М., 1903; Вениамин (Федченков), митр. Всемирный светильник преподобный Серафим Саровский. М., 2000. С. 388–395.)

529

(...в «Новом времени» письмо митрополита Антония в ответ против «Союза борьбы с православием»... – Ввиду смущения в народе, вызванного расхожим представлением о мощах как о нетленной плоти и инспирируемого прокламациями «Союза борьбы с православием», 21.06.1903 г. митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) опубликовал в газете «Новое время» особое послание об останках мощей прп. Серафима, в котором разъяснил, что святость праведных людей определяется их богоугодной и благодатной жизнью, а потом уже чудесами, нетление мощей является дополнительным инеобязательным признаком. В тот же день в журнале «Церковные ведомости» опубликовали акт освидетельствования мощей. См.: Акт свидетельствования честных останков в Бозе почивающего старца Серафима Саровского // ЦВед. 1903. №25, 21 июня. Офиц. отд. С. 259–261; №26, 22 июня. Офиц. отд.С. 983–984; Антоний (Вадковский), митр. Необходимое разъяснение // НВ 1903. №9803, 21 июня (4 июля). С. 2; Он же. Об останках отца Серафима. Акт освидетельствования. СПб., 1903. «Союз борьбы с Православием» – организация, объявившая своей целью «защищать» русский народ от православнойверы. В своих гектографированных листках его тайные функционеры грозились«разоблачить» тысячи чудес преподобного Серафима, провести «частное независимое расследование», чтобы «доказать» миру, что никаких цельбоносных мощей в Саровской обители нет, а Св. Синод по приказу самого Царя якобы устроил подлог. Никаких сведений о названном Союзе, а также копий гектографированных листков обнаружено не было.)

530

(...в «Деянии» синодальном... сказано... «...Признать останки за святые мощи». Нужно было одновременно с «Деянием» обнародовать и акт засвидетельствования. – Определение Св. Синода за №531 о канонизации прп. Серафимаи распоряжение об открытии мощей от 29.01.1903 г. (см.: Определение Св. Синода о канонизации // ЦВед. 1903. №5. Офиц. отд. С. 31–33, №24. Офиц. отд. С. 247–250) в виде «Деяния Св. Синода от 29 января 1903 г.» (СПб., 1903) вышло отдельным выпуском, и этим же определением предписывалось прочитать «Деяние» во всех церквах. Акт освидетельствования был опубликовантолько через пять месяцев после «Деяния», в июне 1903 г., см. выше.)

531

(Занимаюсь обработкою материалов по истории Молдавской Церкви. – В 1904 г. епископ Арсений был удостоен степени доктора церковной истории за сочинение «Исследования и монографии по истории Молдавской Церкви» (В 2 т., СПб., 1904).)

532

(...о. Мина Черноуцан с сыном Николаем, учителем Кишиневского женского епархиального училища... – Черноуцан Мина, протоиерей, зять митрополита Арсения (Стадницкого), благочинный по Хотинскому уезду Кишиневской епархии. Проживал в м. Секуряны Хотинского уезда Бессарабской губернии. В 1917 г. был еще жив, но тяжело болел. Отец протоиерея Александра Миновича Черноуцана, члена Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. по избранию от мирян Нижегородской епархии. См.: Благочинные Кишиневской епархии в 1901 году // Труды Бессарабской Губернской ученой архивной комиссии. Т. 2. Кишинев, 1902. С. 118; ГА РФ.Ф. 550. Оп. 1. Д. 495. Л. 57. Черноуцан Николай Минович (1877–1912(3?)) – племянник митрополита Арсения (Стадницкого). Родился в семье священника с. Маркоуцы Хотинского уезда Бессарабской губернии. Окончил Кишиневскую ДС (1897), затем – КДА (1901). С 1901 г. учитель Кишиневского епархиального женского училища. См.: Лотоцкий П.А. Список и краткие биографии окончивших полный курс Кишиневской Духовной семинарии за сто лет ее существования (1813–1913). Кишинев, 1913. С. 109.)

533

(...в Махру – ссыльный монастырь. – Имеется в виду Троицкий Стефанов Махрищский монастырь в Александровском уезде Владимирской губернии, приписанный к Троице-Сергиевой Лавре. Основан около 1370 г. В Махрищский монастырь отправляли провинившихся монахов из Лавры на исправление.)

534

(...протоиерей тифлисский о. Сергий Городцев... о. Павел, помощник настоятеля Константинопольской посольской церкви. – Варфоломей (Городцов (Городцев) Сергей Дмитриевич, 05.07.1866–01.06.1956) – митрополит Новосибирский и Барнаульский. Родился в семье священника Рязанской губернии. Окончил Рязанскую ДС (1886), затем – СПбДА со степенью кандидата богословия (1890); назначен помощником инспектора Могилевской ДС. 11.12.1892 г. рукоположен во диакона, 13.12.1892 г. рукоположен во иерея. С 1892 г. иерей храма св. блгв. кн. Александра Невского в Тифлисе. С 01.01.1893 г. настоятельК азанской миссионерской церкви в Тифлисе. В 1903 г. возведен в сан протоиерея. Состоял председателем Епархиального грузинского училищного совета, благочинным русских церквей, законоучителем школы слепых, законоучителем и инспектором классов Иоанникиевского епархиального женского училища. 27.12.1906 г. был ранен в Тифлисе националистом. В 1914 г.удостоен степени магистра богословия, магистерское сочинение «Книга пророка Иова. Опыт библейско-психологического обозрения содержания книги» (машинопись). В последние годы перед революцией являлся настоятелем церкви св. блгв. кн. Михаила Тверского в Тифлисе. В 1918–1920 гг. преподаватель Закона Божия в мужской гимназии в г. Елисаветполе. С 1920 г. служил в храмах г. Баку. В 1923 г. арестован, выслан в Уфу. В 1924 г. отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения. С 1926 г. в ссылке в Западно-Сибирскомкрае. С 01.01.1930 г. проживал в г. Богучары Воронежской области. В 1935 г. овдовел, назначен священником в дер. Воловниково Клинского района Московской области. В 1941–1942 гг. проживал в дер. Рабочий Поселок Завидовского района Калининской области. 29.05.1942 г. пострижен в монашество митрополитом Сергием (Страгородским) в г. Ульяновске. 31.05.1942 г. хиротонисан во епископа Можайского, викария Московской епархии, 01.06.1942 г. возведен в сан архиепископа. С ноября 1942 г. архиепископ Ульяновский. С 26.07.1943 г. архиепископ Новосибирский и Барнаульский, временно управляющий всеми сибирскими епархиями, не имевшими архиереев. Член Архиерейского Собора 1943 г., избравшего митрополита Сергия (Страгородского) патриархом. В 1948 г. участвовал в совещании глав и представителей Поместных Православных Церквей. 24.04.1949 г. возведен в сан митрополита. 08.12.1949 г. избран почетным членом МДА. 24.06.1951 г. за совокупность научных трудов удостоен степени доктора богословия. Славился прозорливостьюи беспримерным милосердием. Погребен в приделе преподобного Серафима Саровского Вознесенского кафедрального собора Новосибирска. См.: Пивоваров Б., прот., Косик О.В. Варфоломей (Городцов, Городцев) – митрополит Новосибирский и Барнаульский // ПЭ. М., 2003. Т. 6. С. 713–715. Павел (Вильковский Павел Яковлевич, 23.08.1870–07.05.1933) – архиепископ. Родился в семье псаломщика в г. Николаеве Херсонской губернии. Окончил Одесскую ДС (1881), затем – КДА со степенью кандидата богословия (1895). С 1895 г. служил в синодальной типографии в С.-Петербурге. С 1896 г. послушник Макарьевской пустыни (бывш., с 1893 г. Воскресенский миссионерский монастырь) Новгородской епархии, где в 1898 г. был пострижен в монашество, рукоположен во иеромонаха. С 1903 г. настоятель посольской церкви в Константинополе и заведующий русскими школами при храме св. Стефана в Константинополе, изучил в совершенстве греческий язык; одновременно корреспондент журнала «Церковные ведомости». С 1910 г. смотритель Торопецкого ДУ. С 28.07.1911 г. ректор Таврической ДС с возведением в сан архимандрита. С декабря 1911 г. настоятель Успенского монастыря г. Уфы. С 1913 г. ректор Уфимской ДС. 01.10.1914 г. хиротонисан во епископа Елецкого, викария Орловской епархии. С 26.05.1917 г. епископ Михайловский, викарий Рязанской епархии. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. С января 1919 г. – в. у. Бакинской епархией, с конца 1920 г. епископ Бакинский. В 1923–02.(15).03.1923 г. – в. у. Витебской епархией. С 02.03.1923 г. епископ Бакинский. С 1924 г. епископ Оханский, викарий Пермской епархии. В 1925 г. арестован и сослан в Нижегородскую область на три года. С октября 1927 г. епископ Минский; с 10.1930 г. архиепископ. С 13.12.1930 г. архиепископ Пятигорский. С 05.1932 г. на покое, проживалв г. Старой Руссе. 19.02.1933 г. арестован. 02.04.1933 г. осужден за «участие в церковно-монархической контрреволюционной организации “Южно-Русский Синод”» по ст. 58–10, 58–11 УК РСФСР, приговорен к высшей мере наказания. 07.05.1933 г. расстрелян в Ростове-на-Дону. См.: История иерархии. С. 41, 93, 167, 291–292, 296, 361, 405, 752; БД ПСТГУ (http//kuz3/pstbi/ru/).)

535

(6-е июля... Владыка уехал... на освящение храма возле станции Пушкино. – В воскресенье, 6 июля 1903 г., в 9 часов утра при деревне Черкизово, близ Тарасовской платформы Московско-Ярославской ж. д., состоялось освящение храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы с приделами в честь свт. Николая Чудотворца и прп. Сергия Радонежского. Храм никогда не закрывался, вмещает до 500 верующих.)

536

(...инспектора Киевской академии И.Н. Королькова, ныне протоиерея... – Корольков Иоанн Николаевич (1840–1928) – протоиерей, профессор КДА по кафедре греческого языка и словесности. Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 502, 533.)

537

(Что-то об Иоанне Лествичнике, собственно не об учении его, а о списках, хранящихся в разных библиотеках. – В 1899 г. профессор КДА протоиерей И.Н. Корольков нашел рукопись IX в. (на греческом языке) творений св. Иоанна Лествичника, существенно отличную от версии, изданной Минем.Профессор обратился за помощью к И.В. Помяловскому посодействовать изданию «Лествицы» в «Православном Палестинском сборнике». См.: Сухова Н.Ю. Высшая духовная школа. М., 2006. С. 463. Иоанн Лествичник (ок. 570–649) – преподобный, прозванный по своему сочинению Лествица, в котором изобразил степени восхождения к духовному совершенству. Написал также «Слово к пастырю», где изложил обязанности духовного пастыря. Память 30 марта/12 апреля. См.: Святый Иоанн Лествичник: краткое сведение о нем // Добротолюбие: В 5 т. Репр. воспр. изд. 1895 г. (Москва). – Св.-Троицкая Сергиева Лавра, 1992. Т. 2. С. 489–554; Флоровский Г.В., прот. Восточные отцы V–VIII веков. М., 1992. С. 179–185.)

538

(Ректор семинарии – имеется в виду Знаменский Василий Васильевич (1857–после 1929(?)) – протоиерей, ректор Таврической (Симферопольской) ДС. Родился в семье причетника Тамбовской епархии. Окончил КДА со степенью кандидата богословия (1882); назначен преподавателем гомилетики и соединенных с нею предметов в Воронежскую ДС. С 20.05.1885 г. смотритель Задонского ДУ. С 15.08.1885 г. рукоположен во иерея к Успенскому собору г. Задонска. С 31.11.1887 г. настоятель Боголюбского собора г. Козлова. В 1889 г. возведен в сан протоиерея. С 07.03.1892 г. законоучитель в Тамбовском Александровском институте благородных девиц. С 04.02.1894 г. законоучитель мужской гимназии и в старших классах женской гимназии в Тамбове. С 15.04.1897 г. преподаватель гомилетики и соединенных с нею предметов в Таврической ДС и законоучитель Симферопольской женской гимназии. С 22.06.1898 г. ректор Таврической ДС. В 1898–1899 гг. председатель Таврического миссионерского и цензурного комитетов. С 02.07.1899 г. председатель Епархиального училищного совета. С 04.07.1899 г. по 01.09.1903 г. редактор «Таврических ЕВ». С 1909 г. настоятель Успенского собора в Вильне. С 1918 г. священник в г. Усмани Тамбовской епархии. В 1922 г. уклонился в обновленческий раскол. Будучи вдовым, хиротонисан обновленческими епископами во «епископа Липецкого», викария Тамбовской епархии, 18.07.1924 г. возведен в сан «архиепископа». С 19.07.1924 г. «архиепископ Таврический и Симферопольский», обновленческий. С 25.11.1924 г. «архиепископ Липецкий», обновленческий. С 25.06.1925 г. «архиепископ Севастопольский», обновленческий. С 06.05.1927 г. «архиепископ Острогожский», временно управляющий, состоящий на покое. С 09.1928 г. «архиепископ Тамбовский». 12.10.1929 г. уволен за штат. См. о нем: Личный состав служащих в духовно-учебных заведениях Таврической епархии в 1903–1904 гг. // Таврические ЕВ. 1903. №21. С. 1406–1407; Именной список ректорам и инспекторам Императорских Духовных академий и семинарий... на 1904 год. СПб., 1904. С. 113; Обновленческий раскол. С. 683–684.)

539

(Дюльбер (тюрк.) – прекрасный, великолепный. Дворцово-парковый ансамбль, принадлежавший Великому князю Петру Николаевичу, был построен в Мисхоре в 1895–1897 гг. ялтинским архитектором Н.П. Красновым, впоследствии академиком. Орнаментация Дюльбера выполнена в строгом вкусе лучших памятников Египта X–XII вв. По оценке специалистов: «...здание столь же удачное, сколь и необычное, в высшей степени истинно-изящное и целесообразное» (Калинин Н., Земляниченко М. Романовы и Крым: «У всех нас осталась тоска по Крыму...». Симферополь, 2002. С. 157–161).)

540

(...переход ее сестры Елены, королевы итальянской, в католичество. – Княжна Елена Черногорская после помолвки в сентябре 1896 г. с итальянским наследным принцем, впоследствии королем, Виктором Эммануилом III незадолго до обручения приняла католическую веру в г. Бари. В дальнейшем Елена Савойская, королева итальянская, подробнее о ней см. Примеч. к л. 32.)

541

(Благочинный о. Владимир Баженов – Баженов Владимир Дмитриевич, протоиерей. Окончил Тульскую ДС. В 1871 г. рукоположен во иерея. В 1887 г. возведен в сан протоиерея. С 1892 г. законоучитель казенной женской гимназии. С 1894 г. настоятель Свято-Владимирского Херсонесского и Климента сщмч. Инкерманского монастырей, благочинный севастопольских церквей. С 1905 г. настоятель Покровского собора в Севастополе.)

542

(Игумен Георгиевского монастыря о. Феодосий – священноисповедник Феодосий (Ганицкий Иван Федорович, 1858(60?)–03.05.1937) – епископ Коломенский и Бронницкий, викарий Московской епархии. Родился в семье диакона с. Руда Васильковского уезда Киевской губернии. Окончил Киевскую ДС (1881); преподавал Закон Божий в Ак-Шенхском народном училище Перекопского уезда Таврической губернии, затем работал бухгалтером в Казенной палате. 17.04.1899 г. пострижен в монашество, 19.04.1899 г. рукоположен во иеродиакона, 20.04.1899 г. рукоположен во иеромонаха, назначен настоятелем церкви при Таврическом епархиальном свечном заводе. С 05.05.1899 г. эконом Таврического архиерейского дома. С 15.08.1899 г. настоятель Успенского Бахчисарайского скита. 17.12.1900 г. возведен в сан игумена. С 28.12.1900 г. настоятель Георгиевского Балаклавского монастыря. С 11.08.1903 г. по прошению указом Св. Синода освобожден от должности настоятеля Георгиевского монастыря, назначен в братство Покровского миссионерского монастыря в Москве. С 10.04.1904 г. по 10.11.1905 г. настоятель походной церкви отряда Красного Креста при Братстве св. Евгении на Дальнем Востоке. С 12.07.1906 г. казначей Чудова монастыря г. Москвы. 25.03.1909 г. возведен в сан архимандрита, настоятель Златоустовского монастыря г. Москвы до закрытия монастыря. 18.05.1920 г. хиротонисан во епископа Коломенского и Бронницкого, викария Московской епархии. В 1920-е гг. неоднократно подвергался арестам. 25.09.1929 г. арестован и заключен в тюрьму г. Коломны. 03.02.1930 г. приговорен к пяти годам ссылки в Северный край. 28.05.1933 г. освобожден со свободным проживанием. Скончался в с. Сушково Луховицкого р-на (ныне г. Луховицы). Канонизирован определением Св. Синода от 11.04.2006 г. День памяти 20 апреля/3 мая. Подробнее о нем см.: БД ПСТГУ (http//kuz3/pstbi/ru/); Ведомости Московской епархии (http://vedomosti.meparh.ru/).)

543

(...преосвященный Иннокентий, бывший епископ Благовещенский. – Иннокентий (Солодчин Иван Васильевич, 1842–23.10.1919) – епископ Приамурский и Благовещенский. Родился в семье священника с. Малеевского Касимовского уезда Рязанской губернии, затем служившего в с. Тальменка Барнаульского округа Томской губернии. Окончил Томскую ДС (1863); поступил в СПбДА. 12.12.1865 г. уволен из СПбДА согласно прошению для поступления в Алтайскую Духовную миссию. Служил учителем Улалинского Филаретовского миссионерского училища. С 16.02.1874 г. сотрудник Забайкальской Духовной миссии. 30.11.1875 г. пострижен в монашество, 07.12.1875 г. рукоположен во иеромонаха; 21.05.1876 г. назначен на приход в Таробогатейском стане. С октября 1878 г. священник к Крестовой архиерейской церкви в Томске. С марта 1880 г. возобновил миссионерское служение. С 03.08.1882 г. священник к Братству при Бийском архиерейском доме; с 01.08.1884 г. заведующий Катандийским станом. С 28.02.1885 г. духовник Томской ДС; в 1889 г. возведен в сан игумена. С 19.09.1890 г. помощник начальника Алтайской Духовной миссии. В 1893 г. возведен в сан архимандрита. С 07.04.1894 г. епархиальный наблюдатель церковных школ Томской епархии, организатор педагогических курсов. С 31.08.1898 г. настоятель Богородице-Алексиевского Томского монастыря. 09.02.1899 г. хиротонисан во епископа Приамурского и Благовещенского (при разделении Камчатской епархии на две). С 24.09.1900 г. на покое. С 1902 г. управлял Свято-Владимирским Херсонесским монастырем. С 30.01.1906 г. управлял Успенским Свияжским монастырем; с 28.04.1909 г. вновь переведен в Херсонесский монастырь. 02.05.1915 г. освобожден, согласно прошению, от управления монастырем и определен на жительство в Покровский монастырь Московской епархии. Есть сведения, что был пострижен в схиму с именем Иоанн (см.: Мануил (Лемешевский), митр. 1984. Т. 3. С. 260–261). Похоронен во Владимирском соборе Свято-Владимирского Херсонесского монастыря. Подробнее о нем см.: Преосвященный Иннокентий, епископ Приамурский и Благовещенский // Камчатские ЕВ. 1899. №7. Неофиц. отд. С. 92–94; Смолич И.К.С. 675.)

544

(Дикирий и трикирий. – Дикирий (греч. –двусвечник) – подсвечник для двух свечей – принадлежность архиерейского богослужения. Трикирий греч. – трехсвечник) – подсвечник для трех свечей. Согласно литургическим толкованиям, две свечи соответствуют двум естествам Иисуса Христа, а три свечи символизируют три лица Святой Троицы. Во время богослужения дикирием и трикирием архиерей благословляет молящихся.)

545

(Н.И. Скрыдлов – Скрыдлов Николай Илларионович (01.04.1844–04.10.1918) – адмирал, военно-морской деятель. Окончил Морской корпус (1864), служил на кораблях Балтийского флота. С 1875 г. командовал яхтой «Никса». Участвовал в русско-турецкой войне (1877–1878), командовал минным катером Дунайской флотилии, с 1877 г. – пароходом «Карабия». С 1878 г. старший офицер на фрегате «Светлана». С 1882 г. начальник практического отряда миноносок Балтийского флота, с 1883 г. командир клипера «Стрелок». С 1886 г. командовал фрегатом «Дмитрий Донской», с 1889 г. – броненосцем «Гангут». С 30.08.1893 г. контр-адмирал, младший флагман Балтийского флота. С 1894 г. главный инспектор минного дела, начальник минного отдела Морского технического комитета. С 1898 г. командовал эскадрой в Средиземном море; с 1899 г. – сводным отрядом флотских экипажей Балтийского флота, с 1900 г. – эскадрой Тихого океана; с 03.07.1900 г. вице-адмирал. С 1903 г. главный командир Черноморского флота и портов Черного моря. С 01.04.1904 г. главнокомандующий флотом Тихого океана, в связи с блокадой Порт-Артура управление осуществлял из Владивостока. С 1904 г. член Адмиралтейского совета. С 1906 г. вновь главный командир Черноморского флота и портов Черного моря. С 28.08.1907 г. адмирал. С 1909 г. в отставке; занимался проблемами торгового мореплавания. Погиб в Петрограде в дни красного террора. Подробнее о нем см.: Доценко В.Д. Морской биографический словарь / Под ред. И.В. Касатонова. СПб., 1995. С. 377.)

546

(...градоначальник, городской голова [Севастополя]... – Речь идет о контр-адмирале А.М. Спицком, градоначальнике Севастополя (07.1902–11.1905) и о предпринимателе А.А. Максимове, городском голове Севастополя (1901–1908).)

547

(Инкерманский монастырь – Климента сщмч. Инкерманская киновия, см. Примеч. к л. 21.)

548

(...генерал Церпицкий, «герой китайский»... – Церпицкий Константин Викентьевич (11.12.1849–14.11.1905(6?)) – генерал-лейтенант. Окончил 1-е военное Павловское училище. С 1865 г. командир 3-го Западно-Сибирского линейного батальона. С января 1886 г. командир 51-го пехотного Литовского полка; с ноября 1887 г. – 85-го пехотного Выборгского полка. С сентября 1892 г. командир 37-го пехотного Е. И. В. Великого кн. Алексия Александровича полка. С июля 1895 г. начальник 2-й Закаспийской строевой бригады,генерал-майор. С 1897 г. командир 1-й Закаспийской строевой бригады, с февраля 1898 г. начальник 5-й строевой бригады. С 1900 г. генерал-лейтенант, участвовал в боевых действиях русской армии во время ихэтуаньского восстания в Китае. В сентябре 1900 г. командовал 2-й Восточно-Сибирской стрелковой бригадой при наступлении на крепость Бэйтан. При взятии крепости 7 сентября получил ранение, но продолжил с боями продвигаться к г. Шаньхайгуань и занял его 18–19 сентября. С октября 1900 г. – в распоряжении командующего войсками Квантунской области. С июня 1901 г. в распоряжении военного министра. С февраля 1902 г. начальник 13-й пехотной дивизии, а с декабря 1903 г. командир 1-го Туркестанского армейского корпуса. Скончался во Франции, в Каннах, где проходил лечение. Подробнее о нем см.: Список генералам по старшинству. Сост. по 1-е июля 1906 года. СПб., 1906. Дацышен В.Г. Русско-китайская война. Маньчжурия 1900–1901 гг.: В 2 ч.СПб., 1996. Ч. 1. С. 114–115; Ч. 2. С. 111–114.)

549

(...из... письма... Платон не заезжал, а махнул... к преосвященному Сергию (письмо есть у меня). – Письмо преосвященного Николая (Зиорова) в фонде митрополита Арсения (Стадницкого) (ГА РФ. Ф. 550) не сохранилось. Преосвященный Сергий – епископ Псковский и Порховский Сергий (Ланин), о нем см. Примеч. к л. 10.)

550

(...Кизиль-Таш и женский Топловский монастырь. – Имеется в виду свт. Стефана Сурожского Кизильташский мужской монастырь в Феодосийском уезде Таврической губернии. Основан в 1851 г. близ м. Судак. Топловский монастырь – Параскевиевский Топловский общежительный женский монастырь у дер. Топлу Феодосийского уезда Таврической губернии. Основан в 1858 г.)

551

(С.Д. Маргаритов – Маргаритов Сергей Дмитриевич (1862–1921) – директор Учительского института в Феодосии. Окончил Рязанскую ДС, затем МДА со степенью кандидата богословия (1885); магистрант XL курса; назначен преподавателем в Кишиневскую ДС. В 1898 г. удостоен степени магистра богословия. Магистерское сочинение «Лютеранское учение в его историческом развитии при жизни Мартина Лютера» (Кишинев, 1898). С 1902 г. инспектор народных училищ Кишиневского уезда. С 1910 г. директор народных училищ Таврической губернии. См.: Адрес-календарь... на 1903 г. 1903. Ч. 1. С. 297.)

552

(Преосвященный Сергий, ректор Петербургской академии – Сергий (Страгородский Иван Николаевич, 1867–1944) – епископ Ямбургский, викарий С.-Петербургской епархии (1901), ректор СПбДА (1901–1905). В дальнейшем Патриарх Московский и всея Руси (1943). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 518.)

553

(...на Угреше. – Речь идет о Николо-Угрешском монастыре Московской епархии.)

554

(Эконом – имеется в виду Иринарх (Калинин Илья Андреевич, 28.07.1862–07.02.1916) – иеромонах, эконом МДА. Уроженец Ярославской губернии. С 29.02.1888 г. послушник Варлаамо-Хутынского монастыря, 16.08.1893 г. перемещен в Новгородский Антониев монастырь. 28.11.1893 г. пострижен в монашество, 19.12.1893 г. рукоположен во иеродиакона. С 15.05.1898 г. ризничий Новгородского Антониева монастыря. С 18.03.1900 г. эконом МДА. 29.08.1901 г. рукоположен во иеромонаха. 09.10.1909 г. уволен из МДА по прошению. Впоследствии снял с себя монашество и занимался торговлей в Ярославской губернии. Подробнее о нем см.: МДА в начале XX века. С. 50.)

555

(...пошел к Преподобному... – Речь идет о мощах прп. Сергия Радонежского.)

556

(...в нижней церкви Гефсиманского скита. – Имеется в виду церковь во имяГефсиманского моления Спасителя; подробнее о Гефсиманском ските см.: Дневник. Т. 1. С. 635–636.)

557

(...прибыло на экзамен... двадцать – присланных, а двадцать пять волонтеров. – Согласно §109–112 «Устава 1884 г.», абитуриенты Духовных академий подразделялись на две категории: присланных из Духовных семинарий (по назначению правлений семинарий) и волонтеров. Ежегодно перед началом нового академического года Совет Академии решал, сколько из какой семинарии необходимо вызвать лучших воспитанников в состав нового академического курса, и делал через епархиального архиерея представление в Св. Синод о вызове таковых в Академию. См.: Устав 1884 г. С. 239–240.)

558

(...по... синодальному распоряжению, во всех академиях введено однообразие испытаний по всем предметам семинарского курса. – Принимая вовнимание, что Советы Духовных академий ежегодно назначали для приемных испытаний различные предметы по выбору Совета и поэтому экзамены вразличных академиях бывали не одинаковые как по количеству назначаемых предметов, так и по степени их трудности, а также то, что для слушания академическихлекций особенно важное значение имела подготовка поступающих по богословским предметам, Св. Синод определением от 04–13.12.1901 г. за №4939 признал необходимым «установить общим для всех Духовных академий правилом, чтобы поступающим в них приемные испытания производились,в пределах семинарского курса, по Священному Писанию Ветхого и Нового Завета, догматическому богословию, церковной истории общей и русской и одному из древних языков (по выбору самих студентов); независимо от сего экзаменующиеся должны написать на заданные темы сочиненияпо нравственному богословию, философским предметам и поучение» (Отчето состоянии Императорской Московской Духовной академии в 1901/02 учебном году. Сергиев Посад, [1902]. С. 24); см. так же: Журналы... МДА за1902 год. 1904. С. 1–2.)

559

(...преграды ставятся... и воспитанникам светских заведений, требуя от них предварительного испытания в семинарии. – В соответствии с определением Св.Синода от 13–20.11.1902 г. за №5051, Высочайше утвержденным 18.12.1902 г., был изменен §111 «Устава 1884 г.»: «Желающие поступить в академию допускаютсяк поверочному испытанию, если представят установленный аттестато вполне удовлетворительном знании курса наук семинарии, и принимаются не иначе как по успешном выдержании означенного испытания. Примечание: окончившие курс учения в классических гимназиях и соответствующих им светских учебных заведениях, для допущения к приемному в Духовные академии экзамену, представляют свидетельства об успешном выдержании ими испытаний при Духовных семинариях по всем богословским предметам семинарского курса учения» (Журналы... МДА за 1903 год. 1904. С. 44). В дополнение к этому Св. Синод определением за №118 от 10–22.01.1903 г. постановил: «а) воспитанники гимназий и других соответствующих им светских учебных заведений, для допущения к приемному в Духовные академии экзамену, получают свидетельства об успешном выдержании ими испытаний при Духовных семинариях лишь в том случае, если познания их, применительно к требованиям Синодального циркулярного указа, от 21.10.1869 г., на испытаниях повсем предметам богословского курса будут отмечены баллом не ниже 4; балл 3 допускается только по одному предмету, и б) те из воспитанников светскихсредних учебных заведений, кои не изучали древних языков, на означенном испытании освобождаются от экзамена по сим языкам, с обязательством, однако же, в случае поступления в академию, в течение академического курса сдать экзамен по одному из древних языков» (Там же. С. 45).)

560

(Письменные испытания... по философии... – Вступительное испытание по философии летом 1903 г. было на тему «Искренность выражения мысли, в общежитии и литературе, может ли быть возводима в безусловное требование?» (Журналы... МДА за 1903 год. 1904. С. 251).)

561

(А.И. Соболевский – Соболевский Алексей Иванович (26.12.1856–24.05.1929) – известный филолог, славист, этнограф. Родился в семье мелкого чиновника в Москве. Окончил историко-филологический факультет ИМУ (1878). В 1882 г. удостоен магистерской степени, назначен доцентом ИКУ. Магистерское сочинение «Исследования в области русской грамматики» (Варшава, 1881). В 1884 г. удостоен докторской степени, назначен профессором русского языка и словесности ИКУ. Докторское сочинение «Очерки из истории русского языка» (Киев, 1884). С 1888 г. профессор ИСПбУ и Археологического института в С.-Петербурге. С 04.12.1893 г. член-корреспондент по Отделению русского языка и словесности ИСПбАН, с 07.10.1900 г. ординарный академик (в дальнейшем АН СССР). Наиболее известный его труд «Лекции по истории русского языка» (1-е изд. Киев, 1888), представляющий разработку вопросов фонетики и морфологии. Скончался в Москве.)

562

(...кандидат Академии Лучинин... отказался от... назначения ввиду желания отбыть воинскую повинность, хотя он и имел льготу. – На основании ст. 63 «Устава о воинской повинности» выпускникам Духовных академий предоставлялось право на годичную отсрочку по отбыванию воинской повинности для приискания места по духовному ведомству. Лучинин Лев Васильевич(13.11.1877–?) – выпускник МДА. Сын лектора немецкого языка МДАВ.П. Лучинина. Окончил Вифанскую ДС (1899), затем МДА со степенью кандидата богословия (1903). 31.07.1903 г. назначен помощником инспектораво Владимирскую ДС. 28.08.1903 г. освобожден от указанного назначения попричине его зачисления на военную службу. Подробнее о нем см.: ЦИАМ.Ф. 229. Оп. 4. Д. 2187. Личное дело студента МДА Л.В. Лучинина.)

563

(Воспитывался же он и в семинарии, и в Академии на стипендии, которая не обязывает к службе по духовно-учебному ведомству. – О стипендии см.: Дневник.Т. 1. С. 496–497. Правовое положение выпускников Духовных академий регулировалось §159–161 «Устава 1884 г.». См.: Об окончивших курс в академии // Устав 1884 г. С. 242.)

564

(...циркуляр, по которому иностранцы, получающие образование в семинариях, при поступлении в Академию подчиняются всем правилам наравне с русскими воспитанниками, то есть должны быть студентами. – Св. Синод определением за №3031 от 08–20.08.1901 г. постановил воспитанников из иностранцев, изъявивших желание, по окончании курса в русской Духовной семинарии, поступить в Духовную академию, обязательно подчинить всем тем постановлениям, какие установлены для русских. См.: Журналы... МДА за 1901 год. 1902. С. 261–263.)

565

(Серб Раич – Владимир (Раич Любомир, 11.01.1882–14.02.1956) – епископ Рашко-Призренский. Окончил Вифанскую ДС (1903). Определением Св. Синода за №3949 от 27.08.1903 г. был допущен к приемным испытаниям в МДА, «с назначением ему, в случае принятия в академию, стипендии в установленном размере из духовно-учебного капитала». 29.09.1903 г. принят в число студентов МДА определением Совета МДА, утвержденным митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским). Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1907); вернулся в Сербию, преподавал в гимназии в Белграде. Овдовел, был пострижен в монашество патриархом Сербским Варнавой (Росичем) в Михаила Архангела Раковицком монастыре. 10.05.1937 г. рукоположен во иеродиакона, 13.05.1937 г. рукоположен во иеромонаха. С 1937 г. редактор «Вестника Сербской Православной Церкви». 30.10.1938 г. хиротонисан во епископа Мукачевско-Прешовской епархии, входившей в то время в состав Сербской Православной Церкви. 11.04.1941 г. (после нападения Венгрии и Германии на Югославию) был арестован в Мукачеве, 19.07.1941 г. выслан в Белград. 22.10.1945 г. присутствовал на заседании Св. Синода РПЦ в Москве и выразил согласие на передачу Мукачевской епархии в ведение Русской Церкви. Во время визита в Москву обсуждал с председателем Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Г.Г. Карповым вопросы открытия подворья Сербской Православной Церкви в Москве и возможности обучения сербских студентов в МДА. С 20.05.1947 г. епископ Рашко-Призренский. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 3397. Личное дело студента МДА Л. Раича; Списки студентов, окончивших полный курс Императорской Московской Духовной Академии за первое столетие ее существования (1814–1914 гг.). Сергиев Посад, 1914. С. 139; ШестаковА.И. Владимир (Раич Любомир) – епископ Рашко-Призренский // ПЭ. М., 2004. Т. 8. С. 658–659.)

566

(...в Париже в погоне за манускриптом Никифора Исповедника, находившимся в национальной библиотеке. – Речь идет о творении святителя Никифора I Исповедника, патриарха Константинопольского, хранящемся в Национальной библиотеке Франции и посвященном критике и опровержению определения иконоборческого собора 815 г. Полностью это большое сочинение было опубликовано в 1997 г. См.: Nicephori, Patriarchae Constantinopolitani. Refutatioet Eversio definitionis synodalianni 815, ed. J. M. Featherstone, CorpusChristianorum, SeriesGraeca 33. Turnhout, 1997. P. 3–335. Никифор I Исповедник (около 758–828) – святитель, патриарх Константинопольский (806), защитник иконопочитания. В 815 г. при императоре-иконоборце Льве V Армянине был низвергнут с Патриаршего престола и сослан в монастырь на греческий остров Проконнис, Мраморного моря, где провел 13 лет в заточении, до самой смерти не прекращая защищать иконопочитание. Память 2/15 июня, 13/26 марта.)

567

(...этим манускриптом... занимается французский ученый Сервиз. – Описка. Речь идет о французском ученом Д. Серрюи (фр. D. Serruys), который напечатал отрывки из неизданного творения святителя Никифора (см. выше) об иконах в сборнике «Археологическая и историческая смесь» в 1903 г. См.: Melanges d’ Archéologie et d’ Histoire. №23. Paris; Roma, 1903. P. 345–351.)

568

(...почти иерусалимская история с консулом Яковлевым... – Речь идет об инциденте между профессором В.Н. Мышцыным и генеральным консулом в Иерусалиме А.Г. Яковлевым во время путешествия в 1900 г. епископа Арсения (Стадницкого) с профессорами и студентами МДА на Святую Землю, о котором консул донес не только министру, но и Великому князю Сергею Александровичу; подробнее см.: Дневник. Т. 1. С. 354–355, 361, 364, 571–572, 582.)

569

(На всенощной воздвизал крест при весьма умилительном пении «Господи помилуй». – Имеется в виду всенощное бдение праздника Воздвижения Животворящего Креста Господня 14/27 сентября.)

570

(Служил... молебен с каноном преподобному Серафиму по печатной службе, но еще не авторизованной Синодом... – Службу прп. Серафиму Саровскому составил по поручению Св. Синода протоиерей Иоанн Звездинский, настоятель Свято-Троицкой единоверческой церкви в Москве, отец будущего священномученика Серафима (в миру – Николая Звездинского), епископа Дмитровского. Службу, стихиры, канон, тропарь и кондак преподобному Серафиму о. Иоанн написал в благодарность за исцеление в конце января1902 г. сына Николая, воспитанника 3-го класса МДС, по молитвам о. Серафима Саровского от гнойного воспаления желез, грозившего неизбежной смертью. В 1903 г. протоиерей Иоанн вместе с сыном стал свидетелем и участником прославления иеромонаха Серафима и открытия его мощей. По желанию Государя на всенощном бдении канон святому читал о. Иоанн. Император Николай II наградил его за службу прп. Серафиму Саровскому наперсным крестом, украшенным бриллиантами, и собственноручно подписанной иконой Преподобного, молящегося на камне. «Служба преподобномуи богоносному отцу нашему Серафиму, Саровскому чудотворцу» была напечатана в 1904 г. Московской синодальной типографией для церковнослужебного пользования, снабжена литографическим изображением Преподобного. Ранее напечатанной «Службы» были обнародованы тропарь икондак Преподобному, которые в измененном виде вошли в состав «Службы». См.: [Звездинский И., свящ.] Служба преподобному и богоносному отцу нашему Серафиму, Саровскому чудотворцу. М., 1904; Все вы в сердце моем: Жизнеописание и духовное наследие священномученика Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского / Сост., предисл. И.Г. Менькова. 2-е изд., испр., доп. М., 2007. С. 15–19.)

571

(Давид – Давид (конец XI в. – ок. 950 г. до P. X.) – второй царь израильский, пророк. Родился в г. Вифлееме. В 19 лет помазан на царство пророком Самуилом. Став оруженосцем царя Саула, прославился после победы над филистимлянином исполином Голиафом. Заняв высокое положение при дворе, женился на дочери Саула, но из-за зависти царя вынужден был скрываться. Во время войны с филистимлянами царь Саул покончил жизнь самоубийством, и Давид стал царствовать над коленом Иудиным, а через 7,5 лет был торжественно помазан на царство над всеми коленами Израилевыми. Его царствование продолжалось более 40 лет. Он завоевал Иерусалим и сделал его столицей. Во время войны с аммонитянами впал в тяжкий грех – вступил в незаконное сожительство, перед этим поспособствовав гибели мужа той женщины. Этим навлек на себя гнев Божий и различные бедствия на царскую семью. Давид глубоко раскаялся в грехопадении, выразив свое сокрушение в 50-м псалме. В 70 лет передал царство своему сыну Соломону и мирно скончался. Псалмы, написанные Давидом, ставят его в ряд величайших пророков. См.: Богородский А.А. Еврейские цари. 2-е изд. Казань, 1906. С. 106–270; Лопухин А.П.Б иблейская история Ветхого Завета. Репр. воспр. изд. 1887 г. (Монреаль, 1986). М., 1990. С. 222–250.)

572

(...протоиереи – Петропавловский и Елеонский... – Петропавловский Иоанн Дмитриевич (1844–1907) – протоиерей, настоятель Спасо-Преображенской церкви в Каретном ряду (Б. Спасский пер.) в Москве (1892). Окончил МДА со степенью магистра богословия (1870). Преподавал в женской учительской семинарии. Был избран почетным членом МДА во внимание к плодотворной профессорской, учено-литературной и организаторской деятельности на пользу православно-христианского просвещения. Председатель Комиссии по устройству богословских чтений в Москве. Подробнее о нем см.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 5656. Личное дело И.Д. Петропавловского, почетного члена МДА; Вся Москва. 1903. С. 338. Елеонский Николай Александрович (1843–25.10.1910) – протоиерей, профессор богословия ИМУ, экзегет, специалист по библейской истории. Окончил МДА (1868), магистр богословия, назначен преподавателем в Харьковскую ДС. С 1870 г. доцент по кафедре Священного Писания Ветхого Завета в МДА. С 1879 г. ординарный профессор богословия в Сельскохозяйственном институте в Москве. С 1892 г. профессор богословия в ИМУ. Служил в церкви мч. Татианы при ИМУ. Подробнее о нем см.: Соловьев И.И., прот. Заслуженный профессор богословия Московского Императорского университета протоиерей Н.А. Елеонский // БВ. 1910. Т. 3, №12. С. 709–728.)

573

(...настоятель Берлинской посольской церкви протоиерей Мальцев... – Мальцев Алексий Петрович (1854–1915) –протоиерей, магистр богословия. Окончил СПбДА со степенью кандидата богословия (1878), был определен преподавателем СПбДС. В 1879 г. утвержден в степени магистра богословия. В 1882 г. рукоположен во иерея к Троицкой церкви при училище и дирекции С.-Петербургских Императорских театров. С 1886 г. настоятель посольской церкви во имя св. равноап. кн. Владимира в Берлине, возведен в сан протоиерея. Автор переводов богослужебных книг на немецкий язык. В 1890 г. основал Свято-Владимирское православное Братство в Берлине, в дальнейшем устроил русское кладбище с церковью свв. равноап. Константина и Елены (освященной в 1908 г.). В 1906 г. член Предсоборного Присутствия. Издавал журнал «Церковная правда». Скончался в Петрограде. Подробнее о нем см.: Талин В. Протоиерей А.П. Мальцев – к пятидесятилетию со дня кончины // ЖМП. 1965. №11. С. 72–78; №12. С. 62–69.)

574

(Генерал-лейтенант Киреев – Киреев Александр Алексеевич (23.10.1833–13.07.1910) – генерал от кавалерии (1907), публицист, общественный деятель. По взглядам был близок к славянофилам. Участник Крымской войны 1853–1856 гг. С 1862 г. адъютант Великого князя Константина Николаевича (участвовал в подавлении польского восстания 1863–1864 гг.; в 1877 г. причислен к его Двору, в 1892 г. к Двору его вдовы Великой княгини Александры Иосифовны. В 1872–1877 гг. секретарь С.-Петербургского отделения Общества любителей духовного просвещения. Сотрудничал с журналами «Богословский вестник», «Русское обозрение», «Церковные ведомости», «Русь» и др. Являлся представителем охранительного крыла в позднем славянофильстве, категорическим противником конституционного устройства. С возникновением в Европе движения «старокатоликов», не признавших решений I Ватиканского Собора 1870 г. (догмата о непогрешимости папы римского), Киреев в ряде книг и статей развивал идею о сближении православной и «старокатолической» Церквей с целью подрыва влияния римского католицизма, прежде всего в польской среде. В 1901–1903 гг. участник заседаний С.-Петербургских религиозно-философских собраний, а в 1906 г. – Предсоборного Присутствия. См.: История России с древнейших времен до 1917 года: В 5 т. М., 1996. Т. 2. С. 571–572.)

575

(...глава Фондюлакской англиканской епископальной епархии епископ Графтон... – Имеется в виду Фонд-дю-Лакская епархия англиканской Епископальной Церкви США. См.: Лаврова П.В., Соловьева Т.С. и др. Англикано-православные связи // ПЭ. М., 2001. Т. 2. С. 316. Графтон Чарльз Чепмен (англ. Grafton Charles Chapman) (12.04.1830–30.08.1912) – епископ Фонд-дю-Лакский в штате Висконсин. Из состоятельной бостонской семьи. В 1853 г.окончил Гарвардский университет со степенью бакалавра права. 23.12.1855 г. посвящен во диакона Епископальной Церкви епископом штата Мэриленд,30.05.1858 г. – во пресвитера. В 1865 г. отправился в Англию для ознакомления с монашеской жизнью, где встретился с лидерами Оксфордского движения и присоединился к трем британским единомышленникам, основавшим в 1866 г. в местечке Коули (Cowley) монашескую общину – Братство св. Иоанна евангелиста. В 1872 г. Графтон с монахами перебрался в Америку в Бостон. «Отцыиз Коули», как называли членов Братства в церковных кругах, сконцентрировали свою деятельность на образовательной и миссионерской работе. 15.12.1888 г. посвящен во епископа г. Фонд-дю-Лак (фр. Fond du Lac – Озерная Глубь), близ Великих озер на севере штата Висконсин.)

576

(И.В. Биркбек – И.В. (Иван Васильевич) – так называли Брикбека в России, где он неоднократно бывал, как официально, так и частным образом. Биркбек (Бёркбек, англ. Birkbeck) Уильям Джон (13.02.1859–09.06.1916) – английский религиозный деятель, музыковед, известный в Англии знаток Православной Церкви и поборник идеи единения Церквей. В 1884–1885 гг. обучался в Королевском музыкальном колледже в Лондоне. Впоследствии изучал средневековую музыку Западной Церкви. В 1888 г. посетил Россию в качестве полномочного представителя архиепископа Кентерберийского Эдварда Бенсона в связи с торжествами, посвященными 900-летию Крещения Руси, после чего стал ревностным апологетом православия в Англии. В 1889 г. предпринял большое путешествие по России; в Москве изучал древне-церковное пение под руководством С.В. Смоленского. Впоследствии многократно посещал Россию, изучал ее историю, культуру, церковную музыку, был знаком с К.П. Победоносцевым, св. прав. Иоанном Кронштадтским. Был сторонником постепенного сближения Англиканской Церкви с Православной Церковью и в конечном счете соединения с ней; инициировал ряд взаимных официальных визитов их представителей. В 1912 г. читал курсы лекций по церковной истории в Оксфорде, а в 1914–1916 гг. – в Кембридже. Подробнее о нем см.: Зверева С.Г., Соловьева Т.С. Биркбек (Бёркбек, англ. Birkbeck) Уильям Джон – английский религиозный деятель // ПЭ. М., 2002.Т. 5. С. 224–225.)

577

(Графтон... является первым основателем монашеской общины в Оксфорде...положил начало монастырю... Cowley... открывая... отделения в Соединенных Штатах Америки, Канаде, Индии и Южной Африке. – Неточность: основателем монашеской общины в Cowley являлся англиканский священник Ричард Мьюкс Бенсон. 27.12.1866 г., вдень св. ап. Иоанна Богослова (по католическому календарю), в пригороде Оксфорда, местечке Коули, была создана первая монашеская община в Англиканской Церкви «Mission Priests of St. John the Evangelist» (Священники-миссионеры св. Иоанна Евангелиста) и три священника принесли монашеские обеты. Во главе общины (супериором) стал Р. Бенсон. Устав был заимствован у бенедиктинцев и некоторых др. католических орденов, в основном священнических. Богослужение совершалось по «Книге общих молитв», принятой в Англиканской Церкви, с добавлением семи дореформационных служб суточного круга. В общине соблюдались посты. Во время трапезы монахи слушали чтения, практиковалась регулярная частная исповедь. Никакой особой одежды, кроме священнических сутан, «отцы-евангелисты» не носили. В 1879–1883 гг. основали отделения сообщества в США, Индии и Южной Африке. В 1884 г. Р. Бенсон закончил составление конституции и устава для «Священников-миссионеров», действующих в ордене и в настоящее время. Подробнее об общине см.: Чернов В.В. Бенсон Ричард Мьюкс – англиканский священник / ПЭ. М., 2002. Т. 4. С. 625–626.)

578

(Прибыл он [Графтон] в Россию по вопросу, имеющему... почтенную историческую давность, о соединении Церквей. – Впервые англиканские епископы-нонджулеры (от англ. non-jurors – неприсягнувшие, т.е. отказавшиеся в 1688 г. присягнуть на верность королю Вильгельму III и потому низложенные со своих кафедр) обратились в 1716 г. к России, а через Россию и к патриарху Константинопольскому Иеремии III принять их в церковное общение. В 1722 г. англикане отправили в Россию второе послание, направленное через русский Св. Синод всем православным Поместным Церквам.Англикане уверяли, что все препятствия к объединению будут устранены имежду ними и православными воцарится мир и полное согласие. В 1723 г. патриархи Константинопольский Иеремия, Антиохийский Афанасий и Иерусалимский Хрисанф послали через Св. Синод свой ответ, в котором, приветствуя ревность англичан, решительно отказались дискуссировать поспорным вопросам, так как догматы и учение нашей Церкви непозволительно изменять. В 1726 г. архиепископ Кентерберийский Уэйк в письме Св. Синоду разъяснил схизматическое положение «неприсягающих» в английской церкви и контакты русских на время прекратились. Вновь контакты с англиканами возобновились в XIX в. Значительное влияние на эти контакты оказало «Оксфордское движение» – движение части англикан, стремившихся вернуться к полноте древнецерковного предания и благочестия. Контакты Православной Российской Церкви (ПРЦ) с англиканами активизировались в 60-е годы XIX в. вследствие соприкосновения обеих Церквей на северо-западном побережье Америки. С 1862 г. по 1877 г. при Генеральной конвенции Северо-Американской Епископальной Церкви действовал Греко-русский комитет для координации связей с православными, живущими в Америке. В 1863 г. была организована «Ассоциация Восточной Церкви», с целью завязать отношения с Православной Церковью, и в 1864 г. секретарь Ассоциации посетил Россию. В 1896 г. папская булла вовсе не признала Англиканскую Церковь, что подвигло англикан обратиться к Православной Церкви, и в том же году епископ Питерборо Манделл Крейтон, представлявший английскую королеву на торжествах коронования Императора Николая II, обсуждал возможности сближения англикан с Православной Церковью, а в 1897 г. – архиепископ Йоркский Уильям Маклаган в соответствии с постановлениями 4-й Ламбертской конференции (1897 г.) об активизации контактов с Православной Церковью. ПРЦ занимала в отношении с англиканами достаточно выдержанную позицию. В 1903 г. патриарх Константинопольский Иоаким III обратился ко всем Православным Церквам с просьбой сообщить об их отношении к другим христианским конфессиям. В ответном послании Св. Синод ПРЦ одобрил существовавшие дружественные связи с англиканами, однако подчеркнул, что единство Церквей может быть достигнуто, если стремление к объединению проявит все англиканское сообщество. Синод также отметил,что в отношении православных к англиканам должны быть «братская готовность помочь им разъяснениями, обычная внимательность к их лучшим желаниям, возможная снисходительность к естественным, при вековом разделении, недоумениям, но в то же время твердое исповедание истины нашей Вселенской Церкви» (Ответное послание Святейшего Правительствующего Синода ко Вселенской Патриархии // ЦВед. 1903. №24. С. 255). В связи с темчто в Америке постоянно росло число православных христиан славянского происхождения, в начале XX в. заметно активизировались дружественные отношения ПРЦ с Епископальной Церковью США. В 1899–1907 гг. этому способствовал и архиепископ Алеутский и Северо-Американский Тихон (Беллавин), имевший дружественные отношения с епископом Фон-дю-Лакским Чарлзом Графтоном. В 1903 г. епископ Графтон посетил митрополита Санкт-Петербургского Антония (Вадковского) с официальным визитом, имея рекомендательные письма от главы Епископальной Церкви США и Комитета внешних церковных связей. Епископ Графтон представил обращение к ПРЦ, в котором говорилось о необходимости сплочения истинных христиан, атакже что Англиканская Церковь согласна с православной экклезиологией, учением о таинствах, признает авторитет семи Вселенских Соборов. Дополнительных консультаций требовал вопрос об иконопочитании и Filioque. Православные богословы в откликах на обращение епископа Графтона признали соединение Церквей в ближайшем будущем невозможным по причине отсутствия единства по данному вопросу внутри самого англиканского сообщества и должного почитания авторитета Церкви. См.: Письмо епископа Графтона Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Антонию, митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому, Первенствующему члену Святейшего Правительствующего Всероссийского Синода и Свято-Троицкой Александре-Невской Лавры священноархимандриту и пр. и пр. и пр. // ЦВ.1903. №43, 23 окт. С. 1346–1349; №44, 30 окт. С. 1381–1385; Соколов В.А. Отклик на призыв: По поводу приезда в Россию Ч. Графтона, епископа Американской Епископальной Церкви // БВ. 1904. Т. 1, №3. С. 484–521; Из Сергиева Посада: Церковные торжества в присутствии иностранных гостей / И. // ЦВ. 1903. №41, 9 окт. С. 1287; Лаврова П.В., Соловьева Т.С. и др. Англикано-православные связи // ПЭ. М., 2001. Т. 2. С. 315–317.)

579

(Приехали они сначала в Петербург... – См.: Летопись церковной иобщественной жизни в России: Иностранные гости в Петербурге // ЦВ. 1903. №41, 9 окт. С. 1304; Сергий (Тихомиров), еп. Начало церковных сношений с американцами // Там же. №43, 23 окт. С. 1345.)

580

(...изречение Платона, сравнивавшего различные христианские вероисповедания с перегородками... – Речь идет о Платоне (Городецком Н.И., 1803–1891), митрополите Киевском и Галицком (1882–1891); подробнее о митрополите Платоне см.: Дневник Т. 1. С. 423. В 1888 г. при встрече англиканских послов во главе с У.Д. Бёркбеком, посетивших Россию по случаю празднования 900-летия Крещения Руси, митрополит Платон высказался о том, что «...церковные перегородки не доходят до небес», чем вызвал возмущение обер-прокурора К.П. Победоносцева. Подобную мысль высказывал и митрополит Московский Филарет (Дроздов), см.: Фиолетова Н.Ю. История одной жизни // Минувшее. Исторический альманах. М., 1992. Т. 9. С. 76.)

581

(Служил... был...ректор Рязанской семинарии Григорий (Яцковский)... Шрамм, начальник жандармов. Английские гости присутствовали с самого начала. – См.: Из Сергиева Посада: Церковные торжества в присутствии иностранных гостей / И. // ЦВ. 1903. №41, 9 окт. С. 1287. Григорий (Яцковский ГавриилИулианович (Юльевич), 13.07.1866–09.03(26.04?).1932) – архиепископ Екатеринбургский и Ирбитский, глава «григорианского» раскола. Родился в крестьянской семье Подольской губернии. Окончил Подольскую ДС. С 1888 г. послушник Киево-Печерской Лавры. 04.08.1890 г. пострижен в монашество. В 1890 г. поступил в КДА. 09.09.1890 г. рукоположен во иеродиакона. Окончил КДА со степенью кандидата богословия (1894). 28.06.1894 г. рукоположен во иеромонаха. С 19.08.1894 г. учитель Александровского Ардонского ДУ в Терской обл. С 03.01.1895 г. преподаватель церковной и библейской истории Томской ДС. С 08.11.1896 г. инспектор Иркутской ДС. С 27.10.1897 г. ректор Томской ДС; возведен в сан архимандрита. С 28.07.1901 г. ректор Рязанской ДС. 21.11.1908 г. хиротонисан во епископа Козловского, викария Тамбовской епархии. С 13.12.1912 г. епископ Бакинский, викарий Грузинского экзархата. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. С 17.11.1917 г. епископ Екатеринбургский и Ирбитский, с 1922 г. архиепископ; позже Свердловский и Уральский. В 1922–1925 гг. в заключении. 22.12.1925 г. возглавил раскол, названный по его имени «григорианским». 29.01.1926 г. запрещен в служении Заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским). 01.01.1927 г. Патриарший Местоблюститель Петр (Полянский) осудил деятельность архиепископа Григория как раскольническую. 15.11.1927 г. на григорианском «предсоборном съезде» возведен в сан «митрополита Свердловского и Уральского». В 1928 г. удалился в Свердловскую епархию (григорианскую), которую возглавлял до кончины. Скончался в Свердловске вне общения с Русской Православной Церковью.См.: Иоанн (Снычев), митр. Стояние в вере: Очерки церковной смуты. СПб.,1995; Васильева Н.Ю., Каплин П.В. Григорий (Яцковский) – архиепископ бывший Свердловский // ПЭ. М., 2006. Т. 12. С. 598–599. Шрамм Константин Федорович – генерал-лейтенант. С 1863 г. состоял в Отдельном корпусе жандармов. С 1881 г. полковник, начальник Калужского губернского жандармского управления. С 1891 г. начальник Московского губернского жандармского управления. См.: Вся Москва. 1900. С. 369.)

582

(...английско-американские гости навестили меня... я повел их осматривать Академию. – См.: Американские гости в Духовной академии // ЦВ. 1903. №42, 16 окт. С. 1321–1323.)

583

(...напомнил... о посещении шести лет назад епископа Маклагана. – Примас Англии архиепископ Йоркский Уильям Маклаган посетил Россию с целью непосредственного ознакомления с ее религиозной жизнью и знакомства с представителями православной церковной иерархии. Активизации контактов представителей Англиканской Церкви с Православной Церковью способствовало издание в сентябре 1896 г. буллы Папы Льва XIII «Apostolicae Curae», объявившей о недействительности англиканских рукоположений. В феврале 1897 г. Англиканская Церковь обнародовала ответ на папскую буллу, который, с приложением особою послания, прислала и высшим представителям русской церковной иерархии. Архиепископ Маклаган в сопровождении Бёркбека прибыл к шестой седмице Великого поста 1897 г., чтобы присутствовать в Москве во время Страстной седмицы и праздника Пасхи. 15 апреля, на третий день праздника Пасхи, англиканский иерарх посетил Свято-Троицкую Сергиеву Лавру и МДА. В актовом зале Академии, в присутствии академической корпорациии студентов, гость выслушал приветственные речи инспектора архимандрита Арсения (Стадницкого), профессора В.А. Соколова и студента IV курса МДА Н. Преображенского. Ему поднесли сочинение протоиерея С.К. Смирнова «История Московской Духовной Академии до ее преобразования» с дарственной надписью. После представления архиепископу всех членов академической корпорации он осмотрел актовый зал, церковно-археологический музей, академическую церковь, одну из аудиторий и библиотеку МДА. 16 апреля англиканский иерарх отбыл из Сергиева Посада. См.: Соколов В.А. Посещение Московской Духовной академии примасом Англии архиепископом Йоркским (15 апреля 1897 г.) // БВ. 1897. Т. 2, №5. С. 216–224.)

584

(Некрасов – Некрасов Михаил Алексеевич, статский советник, старший преподаватель философии, психологии, логики и дидактики Вифанской ДС. Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1879); назначен преподавателем в Тверское ДУ. С 1881 г. преподаватель Вифанской ДС. См.: Именные списки. С. 95–96.)

585

(...послание Антиохийского патриарха Мелетия... в восточном стиле. – ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 353. Л. 1–2 об. Рукопись. Перевод на русский язык.)

586

(«приидите, и истяжемся» (церк.-слав.) – Ис. 1:1.)

587

(...прибыл ректор Вифанской семинарии о. архимандрит Анастасий... – Описка, должно быть: ректор Московской Духовной семинарии о. архимандрит Анастасий (Грибановский).)

588

(Муретов прочитал речь «Новозаветная песнь любви» (по апостолу Павлук Коринфянам) по сравнению с ветхозаветною (Песнь Песней) и языческою (Συμπόσιον Платона) любовью. – См.: Муретов М.Д. Новозаветная песнь любви сравнительно с «Пиром» Платона и «Песнью Песней»: Актовая речь // БВ. 1903. Т. 3, №11. С. 461–499; №12. С. 559–612. £ Συμπόσιον (греч.) – «Симпосион» – сочинение Платона, написанное в 70-х гг. IV в до P. X., дословно обозначает жанр философской беседы на пиру. В русском переводе известнопод названием «Пир». Платон в этом сочинении, выбрав тему любви и олицетворяющее ее божество Эроса, изложил учение об эросе. Платон (наст. имя Аристокл, 427–347 гг. до P. X.) – греческий мыслитель. Сын родовитого афинского гражданина, ученик Сократа. После смерти учителя Платон уехал из Афин в Мегару, посетил Египет, некоторое время жил в Южной Италии и Сицилии, где общался с представителями пифагорейской школы. По возвращении в Афины (ок. 387 г. до P. X.) основал школу, получившую название Академия. Сохранились многочисленные философские произведения Платона, написанные в форме диалогов, и собрание писем. Учение Платона охватывает широкий круг вопросов о мире и его происхождении, о душе, опознании, об обществе, о разделении труда, о воспитании, об искусстве и др.; оказало огромное влияние на развитие мировой философской мысли и науки. См.: Платон. Сочинения: В 4 т. СПб., 2006; Асмус В.Ф. Платон. М., 1975; Лосев А.Ф., Тахо-Годи А.А. Платон. Аристотель. М., 1993. С. 5–176.)

589

(А.П. Лебедев Лебедев Алексей Петрович (02.03.1845–14.07.1908) – профессор МДА по кафедре церковной истории (1874) и ИМУ (1895), доктор богословия (1879). Подробнее о нем см.: Дневник. Т. 1. С. 527.)

590

(...благочинный придворных церквей в Москве о. Н. Благоразумов... – Благоразумов Николай Васильевич (1836–21.12.1907) – протопресвитер, магистр богословия. Родился в семье сельского священника Пензенской губернии. Окончил Пензенскую ДС (1857), затем СПбДА со степенью магистра богословия (1861); назначен преподавателем Пензенской ДС. С 1862 г. преподаватель МДС. В 1863 г. рукоположен во иерея. С 1869 г. ректор МДС в сане протоиерея. С 1892 г. протопресвитер Большого Успенского собора Московского Кремля. С 1894 г. настоятель Покровской церкви в Кудрине. С 1898 г. настоятель придворного собора в честь Спаса Нерукотворного Образа на Верху в Кремлеи благочинный московских придворных соборов и церквей. С 19.10.1902 г. почетный член МДА. Подробнее о нем см.: Кедров Н. Памяти наставника нашего и отца Николая Благоразумова (бывшего ректора Московской Духовной семинарии), настоятеля московского придворного Верхоспасского собора и благочинного московских придворных соборов и церквей // МЦВед. 1908. №10. С. 248–249; Сухова Н.Ю. Благоразумов Николай Васильевич – протопресвитер, магистр богословия // ПЭ. М., 2002. Т. 5. С. 315.)

591

(...преосвященный Сергий (Петров), переведенный из самостоятельных архиереевв викарии Виленские. – Сергий (Петров Стефан Алексеевич, 30.01.1864–11.01.1935) – епископ Ковенский. Окончил Донскую ДС ( 1886), затем историко-филологический факультет ИМУ (1890). Прослушав несколько лекций намиссионерских курсах при КазДА, стал сотрудником Алтайской Духовной миссии. В 1892 г. пострижен в монашество, рукоположен во иеромонаха, назначен помощником начальника Киргизской Духовной миссии. 12.02.1899 г. хиротонисан во епископа Бийского, викария Томской епархии. С 20.01.1901 г. епископ Омский и Семипалатинский. С 06.09.1903 г. епископ Ковенский, викарий Литовской епархии. С 25.01.1907 г. епископ Новомиргородский, викарий Херсонской епархии. С 22.12.1913 г. епископ Сухумский. Член Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Участник Ставропольского Юго-Восточного русского церковного собора 1919 г., временно управляющий Новороссийской епархией, с 1920 г. епископ Новороссийский, впоследствии архиепископ Черноморский и Новороссийский. Эмигрировал в Константинополь, а затем в Сербию. Скончался в сербском монастыре Гавриила и Михаила Архангелов в с. Привина Глава. См.: Акты... С. 937, 992; Смолич И.К. С. 712, 727, 763, 770, 781; электр. ресурс: www.ortho-rus.ru/)

592

(Губернатор Рогович – Рогович Алексей Петрович (27.07.1858–после 1931) – потомственный дворянин, крупный землевладелец, государственный деятель. Окончил ИМУ со степенью кандидата (1881); поступил на службу в МВД с назначением в распоряжение черниговского губернатора, с1882 г. чиновник для особых поручений при губернаторе, затем директор черниговского комитета Общества попечения о тюрьмах. С 1885 г. советник Эстляндского губернского правления и директор тюремного комитета; впоследствии на службе в эстляндской комиссии по крестьянским делам. С 1886 г. эстляндский вице-губернатор, с 1892 г. – и. д. эстляндского губернатора. С 18.01.1895 г. управляющий канцелярией киевского, подольского и Волынского генерал-губернатора; с 1896 г. в звании камергера. С 1899 г. ковенский губернатор и почетный мировой судья Ковенского округа. С 1902 г. директор Департамента общих дел МВД; с августа 1902 г. ярославский губернатор. С началом русско-японской войны – председатель местного управления Российского общества Красного Креста. В связи с революционными событиями 1905 г. причислен к МВД; переехал в С.-Петербург. С 12.05.1906 г. сенатор, произведенв тайные советники. С 30.05.1906 г. гофмейстер. С 20.08.1906 г. товарищ обер-прокурора Св. Синода. В 1907 г. и 1909 г. – и. о. обер-прокурора. С 1911 г. член Особого совещания для выработки основных начал преобразования управления Туркестанским краем. С 01.01.1912 г. член Государственного совета. 01.05.1917 г. выведен за штат, 25.10.1917 г. уволен. В январе 1918 г. вошелв группу лиц (в основном членов Государственного совета), пытавшихся облегчить участь Царской семьи. Эмигрировал. 25.05–04.06.1921 г. участник съезда хозяйственного восстановления России в г. Рейхенгалле (Бавария). Проживал в Берлине, затем переехал в Брюссель. С октября 1926 г. по июнь 1931 г. староста Никольской церкви в Брюсселе. Подробнее о нем см.: Марасанова В.М., Федюк Г.П. Ярославские губернаторы, 1777–1917: Историко-биогр. очерки. Ярославль, 1998. С. 320–333; Рожков В., прот. Церковные вопросы в Государственной думе. М., 2004. С. 519–520.)

593

(Протоиерей Ф. Орнатский – Орнатский Философ Николаевич (21.05.1860–30.10.1918) – священномученик, протоиерей, духовный писатель. Родилсяв семье священника Новгородской губернии. Окончил СПбДА со степенью кандидата богословия (1885). 28.07.1885 г. рукоположен во иерея к церкви воимя иконы Божией Матери «Утоли Моя Печали» при Приюте принца Ольденбургского. С 26.08.1892 г. настоятель церкви прмч. Андрея Критского в С.-Петербурге. 14.11.1898 г. возведен в сан протоиерея. Стараниями о. Философа в Петербурге и его окрестностях было возведено 12 храмов и при них открыты духовно-просветительские центры и благотворительные учреждения. С октября 1913 г. настоятель Казанского собора в С.-Петербурге, председатель Общества распространения религиозно-нравственного просвещения и Александро-Невского общества трезвости С.-Петербурга. 09.08.1918 г. арестован во время «красного террора»; 30.10.1918 г. расстрелян вместе с сыновьями на берегу Финского залива. Канонизирован Архиерейским Собором РПЦ в 2000 г. День памяти 31 мая/13 июня. Подробнее о нем см.: Ходаковская О. Протоиерей Философ Николаевич Орнатский // Веди. Алматы, 1998. №4–5. С. 24–30. Польский М., протопресв. Новые мученики Российские: В 2 т. Репр. воспр. изд. 1949–1957 гг. (Джорданвилль). – М., 1994. Т. 1. С. 184.)

594

(Евгений Запольский – Запольский Евгений Иоаннович (ум. в 1931) – протоиерей. Окончил Кишиневскую ДС и КДА со степенью кандидата богословия. Служил военным священником в Подольской губернии, Киеве, Варшаве. С 1905 г. священник военной церкви во имя Спаса Нерукотворного в кремле г. Казани. С 1913 г. служил при церкви протопресвитера военно-морскогофлота. Впоследствии уклонился в обновленчество. В 1922 г. состоял управляющим делами обновленческого Петроградского епархиального управления. С 1924 г. преподаватель патрологии в Ленинградском обновленческом богословском институте. Отличался либеральными взглядами. С августа 1924 г. по 10.02.1925 г., затем с ноября 1926 г. по 1927 г. настоятель Введенской церкви Ленинграда; до второго назначения во Введенскую церковь служилв Казанском соборе. Участник «обновленческого» собора 1925 г. Возглавив обращение 42-х ленинградских священников, членов собора, о. Евгений выступил за «обсуждение мер к скорейшей ликвидации нашей церковной распри» (цит. по: Обновленческий раскол. С. 426–427), предложил послать делегацию Патриаршему Местоблюстителю Петру (Полянскому) и начать переговоры о немедленном примирении двух враждующих течений. См.: Левитин-Краснов А.Э., Шавров В.М. Очерки по истории русской церковной смуты. М., 1996. С. 464; Санкт-Петербургская епархия в двадцатом веке в свете архивных документов, 1917–1941: Сб. док. СПб., 2000. С. 111, 139; электр. ресурс: www.petergen.com/)

595

(Гименей – в Древней Греции первоначально божество земледельческого культа, впоследствии бог брака. Культ Гименея был широко распространен иу римлян.)

596

(...по уставу семейным нельзя быть в числе студентов Академии. – Согласно §113 «Устава 1884 г.», студентам Духовных академий запрещалось жить вне академических зданий и вне надзора академической инспекции. «Своекоштные» студенты также обязаны были жить в зданиях академии, подчиняясь всем правилам, установленным для «казеннокоштных» студентов (см.: Устав 1884 г. С. 240). В примечании к §113 отмечалось, что студенты, окончившие с успехом полный университетский курс и решившие пройти курс в академии, находясь на собственном содержании, имеют право жить у родителей или на квартире. См.: Журналы... МДА за 1904 год. 1905. С. 231. В дополнение к §113 Св. Синод определением от 12.06–15.07.1885 г. за №1148 и определением от 28.11–14.12.1886 г. за №2601 признал невозможным разрешить «принятие семейных священников в число академических студентов»(Деятельность Академии // БВ. 1902. Т. 4, №10. С. 25). §115 «Устава 1884 г.» допускал их только к слушанию академических лекций, они не могли «подвергаться переходным испытаниям и подавать сочинение на соискание ученой степени или звания» (Журналы... МДА за 1904 год. 1905. С. 234). Впоследствии Св. Синод определением от 16–21.06.1906 г. разрешил прием в академии представителей белого духовенства, окончивших курс учения в Духовной семинарии по 1 -му разряду и имеющих одобрительные отзывы от епархиального начальства семейных священников. В соответствии с «Уставом Православных Духовных академий 1910 года» семейные священники могли приниматься только в КДА и КазДА, каждый раз с особого разрешения Св. Синода. См.: Устав Православных Духовных академий 1910 года // ЦВед1910. №18. С. 1–145; Тарасова В.А. С. 261–262.)

597

(Драгомиров – Драгомиров Михаил Иванович (08.11.1830–15.10.1905) – генерал от инфантерии (1891), военный теоретик и педагог. Родился в семье офицера. В 1849 г. начал военную службу. В 1856 г. окончил Николаевскую академию Генштаба. С 1860 г. преподаватель, с 1863 г. профессор кафедры тактики Николаевской академии Генштаба. С 1869 г. генерал-майор, начальник штаба Киевского военного округа. С 1873 г. командир 14-й пехотной дивизии, участвовал в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. С 1878 г. генерал-адъютант, начальник Николаевской академии Генштаба. С 1889 г. командующий войсками Киевского военного округа, а с 1898 г. – также киевский, подольский и волынский генерал-губернатор. С 1903 г. член Государственного совета. Придавая большое значение моральному фактору в бою и развивая идеи А.В. Суворова, требовал учить солдат только тому, что необходимо в бою; выступал против муштры. Исключительную роль отводил военной дисциплине и выступал за внедрение в армии строгой законности, обязательной для всех военнослужащих. Автор трудов по военной истории, тактике, обучению и воспитанию войск. Подробнее о нем см.: Бескровный Л.Г. М.И. Драгомиров // Драгомиров М.И. Избранные труды. М., 1956. С. 3–39; Лобов В.Н. Русский военный мыслитель и педагог // Военная мысль. 1990. №2. С. 43–51.)

598

(Десятословие – десять заповедей – десять нравственно-юридических положений, которые легли в основу всего Моисеева законодательства, а затем перешли и в законодательства всех христианских народов. Эти десять положений, ввиду их особенной важности, были выбиты на двух каменных досках (скрижалях), хранившихся как особая святыня в Кивоте Завета, и записаны в 20 главе книги Исход и в 5 главе книги Второзаконие Ветхого Завета.)

599

(«К чему там волы, ослы, села...» (церк.-слав.). – Речь идет о десятой заповеди: «Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякогоскота его, ни всего, елика суть ближняго твоего» (Исх. 20:17; Втор. 5:21).)

600

(«Аз есмь...» (церк.-слав.) – «Аз есмь Господь Бог твой, изведый тя от земли египетския, от дому работы» (Исх. 20:2; Втор. 5:6).)

601

(...протопресвитеру... – Имеется в виду Желобовский Александр Алексеевич (28.10.1834–29.04.1910) – протопресвитер военного и морского духовенства. Родился в семье псаломщика в Новгородской губернии. Окончил СПбДА со степенью магистра богословия (1859). 17.09.1859 г. рукоположен во иерея 14-го Митавского гусарского полка. С 1866 г. служил в С.-Петербургепри полковых церквах. В 1873 г. возведен в сан протоиерея. С 1880 г. благочинныйгвардейского духовенства. С 1882 г. настоятель Сергиевского всей артиллерии собора. С 1888 г. главный священник гвардии и гренадер, армии ифлотов. 1890 г. протопресвитер военного и морского духовенства: заботился о развитии христианской настроенности в войсках и о должном значении полковых священников. При нем значительно улучшилось материальное ислужебное положение военного и морского духовенства, приведены в порядок воинские кладбища, устроены церковно-приходские школы в войсковых частях, при военных церквах были заведены библиотеки религиозно-нравственного содержания, стали проводиться внебогослужебные собеседования для нижних чинов, основан военно-свечной завод, доходы от которого шли на благотворительные цели. С 1905 г. член Св. Синода. Известен как законоучитель, автор ряда руководств по Закону Божию, выдержавших несколько изданий. См.: электр. ресурс: www.ortho-rus.ru/ и www.encspb.ru/)

602

(Игнатьев – Игнатьев Алексей Павлович (22.05.1842–09.12.1906) – граф, государственный деятель, генерал от кавалерии. Окончил Пажеский корпус (1859) и Николаевскую академию Генштаба (1862). С 1865 г. флигель-адъютант. С 1871 г. командир 2-го лейб-уланского Курляндского полка. С 1873 г. командир Кавалергардского полка. С 1874 г. командир 1-й бригады 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, член Главного комитета по устройству и образованию войск. С 1875 г. генерал-майор Свиты. С 1878 г. председатель Комиссии для составления проекта устава о внутренней службе в кавалерии. С 1881 г. начальник штаба гвардейского корпуса. С 1885 г. восточносибирский генерал-губернатор, командующий войсками Иркутского военного округа. С 1886 г. генерал-лейтенант. С 1887 г. иркутский генерал-губернатор. С мая по август 1889 г. товарищ министра внутренних дел, затем – киевский, подольский и волынский генерал-губернатор. С 1896 г. член Государственного совета. С 1898 г. генерал от кавалерии. В 1904 г. генерал-адъютант. В 1905 г. председатель Особых совещаний для пересмотра исключительных законов об охране государственного порядка и по вопросам веротерпимости. Убит в Твери эсером С.Н. Ильинским. Подробнее о нем см.: Игнатьев А.П. // Исторический вестник. 1907. №1. С. 393–394; Петергофское совещание о проекте Государственной думы 1905 г. Пг.; М., 1917; Климаков Ю.В. Кровавая свобода // Молодая гвардия. 1996. №12. С. 206–221; Из архива С.Ю. Витте. Т. 2. С. 591–592.)

603

(В.М. Скворцов – Скворцов Василий Михайлович (12.01.1859–03.05.1932) – миссионер, церковный публицист, участник монархического движения. Родился в семье священника. Выпускник КДА, преподаватель Казанской ДС. С 1890 г. чиновник особых поручений при киевском генерал-губернаторе А.П. Игнатьеве со специальным назначением заниматься сектантскими делами. С 1895 г. чиновник особых поручений при обер-прокуроре Св. Синода. В 1896–1916 гг. редактор-издатель журнала «Миссионерское обозрение». В 1906–1917 гг. издавал церковно-политическую газету «Колокол». В 1915 г. вышел в отставку в чине тайного советника; один из основателей Отечественного патриотического союза, выступал за равноправие евреев. После революции 1917 г. в эмиграции, жил в Сербии. В 1921 г. член Карловацкого Всезаграничного Церковного Собора. Преподавал в Сараевской ДС. Подробнее о нем см.: Русские писатели эмиграции: Биографические сведения ибиблиография их книг по богословию, религиозной философии, церковной истории и православной культуре. 1921–1972 / Сост. Н.М. Зернов. Бостон, 1973; Рожков В., прот. Церковные вопросы в Государственной Думе. М., 2004. С. 531; электр. ресурс: www.rusinst.ru/)

604

(Василий Мелиоранский – Мелиоранский Василий Петрович (11.08.1882–13.10.1903) – студент МДА. Родился в семье личного почетного гражданина с. Верхнего Якимца Раненбургского уезда Рязанской губернии П.Л. Мелиоранского. Окончил Рязанскую ДС (1902). В 1902 г. поступил в МДА. См.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 2340. Личное дело студента МДА В.П. Мелиоранского.)

605

(...директора Синодального училища... – Имеется в виду Орлов Василий Сергеевич, директор Синодального училища церковного пения, подробнее см. Примеч. к л. 61.)

606

(«Господи, силою» – видимо, имеется в виду четырехголосный концерт Д.С. Бортнянского «Господи, силою Твоею» на второй и шестой стих20-го псалма: «Господи, силою Твоею возвеселится царь и о спасении Твоем возрадуется зело. Славу и велелепие возложиши на него». Традиция исполнять авторские песнопения известных церковных композиторов или любимые обиходные песнопения во время причастия духовенства, когда в древности по уставу пелся причастен знаменного роспева, укоренилась в XVIII в. и существует по сей день. См.: Партитурное собрание четырехголосных и трехголосных мелких духовных песней с переложением на фортепиано, употребляемых на литургии и других церковных службах при Высочайшем Дворе: Муз. Бортнянского и др. сочинителей. Кн. 1. СПб., 1845. С. 113–115.)

607

(Отец Климент – Климент (Стояновский Ксенофонт Иванович, 1847–18.01.1906) – архимандрит, знаток и любитель церковного пения. Из семьи священника Киевской епархии. Окончил Киевскую ДС, затем КДА со степенью кандидата богословия (1873); назначен смотрителем Каменецкого ДУ. В 1884 г. пострижен в монашество, рукоположен во иеродиакона, затем – во иеромонаха. С 08.11.1885 г. инспектор Вологодской ДС. С 05.08.1887 г. преподаватель гомилетики Воронежской ДС. С 1893 г. ректор Витебской ДС, возведен в сан архимандрита. С 1896 г. старший член СПбКДЦ. С 1898 г. настоятель Новоспасского монастыря в Москве. В усыпальнице бояр Романовых под соборной Спасо-Преображенской церковью соорудил храм в честь св. Романа Сладкопевца; благолепно возобновил монастырские храмы, устроил при монастыре церковно-приходскую школу. Автор нескольких духовно-музыкальных произведений. Подробнее о нем см.: Некролог: Архимандрит Климент Стояновский/ С. // Вологодские ЕВ. (Прибавл.). 1906. №4. С. 102–104; Архимандрит Климент: (Некролог) / С. Коробк-н // МЦВед. 1906. №5. С. 61.)

608

(Протопресвитер Марков – Марков Владимир Семенович (1841–29.12.1917) – протоиерей, магистр богословия. Из семьи священника. Окончил МДС (1864), затем – МДА со степенью магистра богословия (1868). Преподавал в Вифанской ДС и МДС. С 1871 г. настоятель Троицкого храма на Арбате в Москве. С 1901 г. протопресвитер Большого Успенского собора Московского Кремля. С 1911 г. настоятель храма Христа Спасителя. Производилинвентаризацию и оценку рукописных собраний монастырей. Был редактором журнала «Миссионер». Подробнее о нем см.: Храм Христа Спасителя. Сб. М., 1996. С. 211; Соловьев С.М., свящ. Памяти протопресвитера В.С. Маркова // БВ. 1918. №6/9. С. 247.)

609

(Сакелларий – имеется в виду саккеларий (ключарь) Большого Успенского собора в Кремле протоиерей Николай Иванович Пшеничников.)

610

(Литургисать (от греч. Λειτουργία – служение, общее дело) – отправлять литургию.)

611

(...«Милость мира»... Кастальского. – К 1903 г. было издано пять вариантов этого песнопения в обработке А.Д. Кастальского: сербского напева, знаменного распева №1 и 2, Ипатьевского напева, киевского распева. См.: Зверева С. Александр Кастальский: идеи, творчество, судьба. М., 1999. С. 232–233.)

612

(...настоятеля собора о. А. Смирнова... бывшего когда-то доцентом нашей Академии... – Смирнов Александр Алексеевич (1839–02.01.1906) – протоиерей, духовный писатель. Родился в семье священника Ярославской губернии; брат протоиерея П.А. Смирнова – председателя Учебного комитета при Св. Синоде (см. Примеч. к л. 49 об.). Окончил МДА со степенью магистрабогословия (1864); назначен доцентом по кафедре патристики в МДА.С 1871 г. законоучитель в Московском кадетском корпусе и священник при нем. С 1901 г. настоятель Казанского собора на Красной площади в Москве. Подробнее о нем см.: электр. ресурс: www.ortho-rus.ru/)

613

(...четыре года [как] скончавшегося, профессора И.Н. Корсунского... – Корсунский Иван Николаевич (1849–1899), профессор МДА покафедре греческого языка (1891), автор большого числа трудов в области филологии, истории Церкви. Подробнее о И.Н. Корсунском см.: Дневник. Т. 1. С. 536.)

614

(Студент IV курса Михаил Созонов – Созонов Михаил Васильевич (19.10.1879–?) – выпускник МДА. Сын крестьянина Богословской слободы Костромского уезда Костромской губернии. Окончил Владимирскую ДС (1900) и поступил в МДА. 31.05.1904 г. подал прошение в Совет МДА об оставлениив числе студентов IV курса еще на один год с предоставлением права пользоваться казенной стипендией (по состоянию здоровья). Окончил МДА со степенью кандидата богословия (1905); магистрант LX курса. См.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 3927. Личное дело студента МДА М.В. Созонова.)

615

(...при моем служении в Вознесенском храме. – Описка. 26.10.1903 г. епископ Арсений служил в Воскресенском храме (см. с. 163).)

616

(Васильков– Васильков Павел Николаевич (15.02.1879–?) – выпускник МДА. Сын псаломщика с. Студенки Рыльского уезда Курской губернии. Окончил Курскую ДС (1900), затем – МДА со степенью кандидата богословия (1904); магистрант LIX курса. С 11.09.1904 г. помощник инспектора во Владимирской ДС. См.: ЦИАМ. Ф. 229. Оп. 4. Д. 535. Личное дело студента МДА П.Н. Василькова.)

617

(2-го ноября я освящал... храм в Посаде, на Красюковке, во имя Архистратига Михаила. – Храм Архангела Михаила, расположенный к востоку от Троице-Сергиевой Лавры (между Лаврой и Гефсиманским скитом), в районе Красюковки (по имени бывшего владельца этих земель М.Н. Красюка),был построен в 1902–1903 гг. по плану самого Красюка. Трехэтажное здание с основанием в виде восьмигранника напоминает симбиоз водонапорной башни и железнодорожного блокпоста, из-за чего духовные власти долгоне утверждали строительную документацию. Храм располагался на втором этаже, на первом этаже – богадельня, третий этаж – чердачное помещение.Внутреннее пространство здания перекрыто фигурными сводами. Звонница располагалась на кровле храма. С юга к храму примыкал двухэтажный жилой дом М.Н. Красюка. После закрытия Лавры в 1919 г. и ее скитов в 1920 г. храм временно стал центром духовной жизни для многих монашествующих. В нем часто молился начальник Гефсиманского и Черниговского скитов игумен Израиль с братией. На клиросе пели сестры Покровского Хотькова женского монастыря во главе с игуменьей Варсонофией. В качестве приходского священникав нем служил епископ Сергиевский Никон (Соловьев). Последним настоятелем храма перед его закрытием с 1929 г. был архимандрит Иероним (Захаров), в дальнейшем архиепископ Ростовский и Новочеркасский. В 1929 г. развернулась кампания за закрытие храма и использование его подклуб шелкоткацкой фабрики им. 8-го Марта. В январе 1930 г. храм закрыли,а здание передали школе в связи с постановлением о всеобщем начальном образовании. В 1971 г. школу сменило медучилище, затем строительномонтажная контора, кооператив. В 1990 г. храм вернули Русской Православной Церкви. См.: Храм Архангела Михаила в Сергиевом Посаде (http:elijah.ru/mixail_Ser_Pos.htm). Красюковка– территория современных Бульварной, Огородной и Полевой улиц, включенная в октябре 1917 г. распоряжением МВД Временного правительства в состав городской черты Сергиева Посада. Этот уникальный район зародился в последней четверти XIX в. стараниями М.Н. Красюка, имя которого до сих пор сохранила народная топонимика. В то время землей на месте Красюковки владели жители с. Кукуева. Земледелие на этих почвах было убыточным, а выпас скота затрудняла железная дорога, поэтому земли за гроши были проданы Братству во имя прпп. Сергияи Никона Радонежских. По инициативе М.Н. Красюка, возглавлявшего Братство, участки стали продавать под жилую застройку и дачи. Сам Михаил Николаевич построил дома себе и двум своим сестрам. В Красюковке, близкой к городу, станции и святыням Лавры, стали селиться московская профессура, люди искусства, духовенство. Здесь обосновался ученик К. Леонтьева и издатель его литературного наследия А.А. Александров (1861–1930). В своем доме, построенном в неорусском стиле, разместил он обширные коллекции,на основе которых в 1920-е гг. создал первый в городе частный музей. Особенно ценны были его собрания фарфора. С осени 1917 г. в Красюковке проживал В.В. Розанов. В воспоминаниях и мемуарной литературе отражено пребывание в Красюковке И. Бабеля, актрисы А. Тарасовой, писателя А. Платонов аи многих др. Жизнь обитателей Красюковки ярко изображена в дневниках писателя М.М. Пришвина. Подробнее см.: Шпанькова Т.Н. Сергиев Посад, Красюковка. Сергиев Посад, 2007.)

618

(...отставного офицера М.Н. Красюка... – Красюк Михаил Николаевич (сер. 1830-х гг.–01.1907) – штабс-капитан (1864) в отставке. Из многодетной дворянской семьи в Александровском уезде. Во время русско-турецкой войны (1877–1878) работал казначеем в Сергиево-посадском отделении Российского общества Красного Креста, заведовал ремонтом и оборудованием зданий госпиталей; затем до конца жизни возглавлял Братство во имя прпп. Сергияи Никона Радонежских.)

619

(Храм – домовый, при богадельне... – М.Н. Красюк построил домовый храм в честь своего небесного покровителя Архангела Михаила при богадельнепо благословению прп. Варнавы Гефсиманского. По преданию, старецсам определил место для сооружения богадельни, домовой церкви и дома. Богодельня – приют для инвалидов, созданный Братством во имя прпп. Сергияи Никона Радонежских; в 1918 г. перешел под контроль отдела социального обеспечения. В 1921 г. в помещении приюта Высшая электрошкола (ВЭШ) организовала детский дом для детей голодающего Поволжья. Осенью 1923 г., когда электрошкола, став академией, переехала в Петроград, детдом сменилашкола первой ступени №3, затем – начальная школа №13.)

620

(Эконом Досифей – Досифей (Андреев Димитрий, 1837–после 1919) – архимандрит, казначей Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Из крестьян Владимирской губернии. Образование домашнее. 29.10.1877 г. пострижен в монашество. 22.11.1877 г. рукоположен во иеродиакона. 25.09.1886 г. рукоположен во иеромонаха. С 03.03.1893 г. эконом Лавры. 20.05.1901 г. возведен в сан игумена; с 11.03.1904 г. казначей Лавры. 09.05.1904 г. возведен в сан архимандрита. О нем см.: РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. Ед. хр. 25235. Л. 2 об. – 4. Подлинник. Рукопись. Послужной список архимандрита Досифея (Андреева).)

621

(Отец Аполлос – Аполлос (Беляев Александр, 1839–07.01.1921) – архимандрит, экклисиарх Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Сын священника, обучался в среднем отделении Калужской ДС. 14.12.1868 г. пострижен вмонашество в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. 19.02.1871 г. рукоположен во иеродиакона. 25.09.1881 г. рукоположен во иеромонаха. 09.01.1895 г. утвержден братским духовником. С 24.11.1896 г. ризничий Лавры. С 06.12.1896 г. член учрежденного Собора Лавры. 17.05.1904 г. возведен в сан архимандрита. С 24.06.1906 г. экклисиарх Лавры. О нем см.: РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. Ед. хр. 25235. Л. 4 об. – 6. Подлинник. Рукопись. Послужной список архимандрита Аполлоса (Беляева).)

622

(М. Багрецов – Багрецов Михаил, протоиерей. Окончил МДС (1864), рукоположен во иерея к церкви Рождества Христова Сергиева Посада. В 1918 г. входил в состав комиссии при Совете советов для защиты имущества Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и приходских церквей Сергиева Посада (от Совета приходских церквей); см.: Из «Дневника» профессора А.Д. Беляева // Богословский сборник. Вып. 6. М., 2000. С. 133.)

623

(...третий храм, освященный мною: первый – на Афоне... в Андреевском скиту... второй... Пятницкий, принадлежащий Лавре... – Об освящении Андреевского собора в Андреевском скиту на Афоне см.: Дневник. Т. 1.С. 604. Об освящении храма мч. Параскевы Пятницы см. Примеч. к л. 5.)


Комментарии для сайта Cackle