Толкование на книгу св. пророка Исаии (главы 1–12). Часть 1

Источник

Содержание

Введение 1. Место книги пророка Исаии в каноне ветхозаветных книг 2. Происхождение Исаии, продолжительность и время его пророческой деятельности 3. Политическое состояние царства иудейского, его отношение к соседям и религиозно-нравственное состояние народа иудейского во время Исаии 4. Сущность пророческого учения Исаии 5. Деление книги пророка Исаии 6. Первоначальный текст и древние переводы книги пророка Исаии 7. Пособия к истолкованию книги св. пророка Исаии Глава I Главы II–IV Глава II Глава III Глава IV Глава V Глава VI Главы VII–IX, 7 Главы VIII–IX, 7 Глава VIII Глава IX Глава X Гл. X, 5–XII гл.  

 

Введение

1. Место книги пророка Исаии в каноне ветхозаветных книг

Книга пророка Исаии, в нынешней еврейской Библии, занимающая первое место между тремя книгами больших пророков (Исаия, Иеремия, Иезекииль, – Даниил в евр. Библии стоит между книгами Есфирь и Ездры), некогда стояла и теперь иногда – особенно в германских и французских евр. рукописях – стоит между ними последней. В Талмуде этот порядок больших пророческих книг ставится в связь с их содержанием. Книга Иеремии вся состоит из обличений и угроз; Иезекииль, начав угрозами, оканчивает утешениями; Исаия же во всей своей книге утешает и подаёт надежды на милость и спасение Божие: таково талмудическое объяснение древнего порядка больших пророческих книг в евр. Библии1. Но так как не только в первых 39 главах книги пр. Исаии, но отчасти и в последних 27 главах немало обличений и угроз, то вероятнее другое мнение, по которому книга Иеремии стоит иногда непосредственно после книг Царей потому, что в последних главах этих книг содержится история последних дней царства иудейского, более подробно – не только с внешней, но и с внутренней стороны – содержащаяся и в книге пророка Иеремии. Порядок больших пророческих книг, принятый в общеупотребительной теперь евр. Библии, засвидетельствован Мелитоном сард. († около 171 г.), Оригеном († 254) и блаж. Иеронимом († 420), получившими сведения о том от евреев непосредственно2. Порядок пророческих книг в переводе 70 толковников и славянском даёт также некоторое основание думать, что в еврейском оригинале толковников книга пророка Исаии стояла первою между пророческими книгами.

2. Происхождение Исаии, продолжительность и время его пророческой деятельности

Имя пророка Исаии в евр. тексте его книги произносится יְשַׁעְַיׇהוּ (Ешаягу) или (по Вавилонскому, изданному в С.-Петербурге, списку 916 г. по Р. Хр.). יְשַׁעְַיׇהוּ (Ешааягу) и значит: «спасает Господь». Отец пророка в слав.-греческом переводе называется А҆мѡ́с = Ἀμὼς, т. е. носит имя, тожественное с именем одного из малых пророков – Амоса из пастухов фекойских. На основании этого тожества имён в греч. Библии, Климент Александрийский (Strom. I, 327 ed. Sylburg), писатель приписываемой Епифанию Кипрскому книги «Vitae prophetarum» и писатель апокрифической книги Ascensio Iesaiae (4:22) отожествляли отца пророка Исаии с пророком из пастухов фекойских. Против такого мнения справедливо высказывались уже блаж. Иероним (prooem. ad Amos) и блаж. Августин (de civitate Dei 18:27). В евр. тексте Библии отец пророка Исаии называетсяאָמוֺץ = Амоц, между тем как имя пророка из Фекои пишется עָמוֺס = Амос. Еврейское предание, по которому отец Исаии – Амоц – был брат царя иудейского Амасии, по евр. называемая Амацьягу или Амацья, основывается, очевидно, только на созвучии имён אמוץ и אְַמַצְיׇח = אְַמַצְיָח, – основание, очевидно, недостаточное и сомнительное! Положительные указания книги Исаии дают основание только утверждать, что пророк вёл семейную жизнь, имел жену и детей (Ис.8:3; 7:3) и что он имел постоянное местопребывание в Иерусалиме (Ис.37:2 и сл.; Ис.38:1; 39:3). О деятельности его вне Иерусалима не упоминается в книге ни единым словом.

Исаия был призван к пророческому служению в год смерти иудейского царя Озии (Ис.6:1), иначе называемого Азарией (4Цар.15:1). Эту смерть один еврейский толкователь, раби Соломон Исааки, сокращённо называемый обыкновенно Раши († 1105), понимал в смысле не естественной смерти, а смерти политической, т. е. удаления от дел государственных после поражения проказой (2Пар.26:16–21). Такое небуквальное понимание указания на смерть царя Озии представлялось упомянутому толковнику нужным для того, чтобы объяснить, почему 6 главе, в которой упомянуто о той смерти, предшествуют в книге пророка Исаии ещё 5 глав. Эти пять глав относили, по их происхождению, ко времени царствования Озии не только Раши, но и Карпцов (Carpzovii Introductio in Vetus Testamentum III, p. 94) и И.Г. Михаэлис (Bibl. hebr. praef. ad Ies. § 4). Другой евр. толкователь, Абарбанел († 1508), полагал даже, что Исаия пророчествовал во всё продолжение 52-летнего царствования Озии, потому что в 2Пар.26:22 Исаия представляется писателем истории царствования этого царя, – чтобы писать историю царствования, надо будто бы быть его очевидным свидетелем и современником. Между тем, с одной стороны, текст Ис.6:1 не даёт основания под смертью Озии разуметь его удаление от дел государственных, с другой – происхождение I главы естественнее всего приурочивается к событиям царствования Ахаза, а гл. 2–5 могли быть произнесены сколько в царствование Озии, столько же и в царствование Иоафама (см. ниже, предварит. замеч. к толкованию этих отделов). Пророческие речи Исаии в его книге расположены не исключительно в хронологическом порядке (см. ниже).

Относительно продолжительности пророческой деятельности Исаии, 1 ст. 1 гл. не даёт ещё права думать, что эта деятельность не продолжалась после смерти Иудейского царя Езекии. Ст. 1 гл. 1 служит надписанием только первых 12 глав книги, где содержатся действительно видения Исаии «на Иудею и на Иерусалим», но не может относиться уже к 13, и следующим главам, где пророк говорит о судьбе народов иноплеменных и язычников. По еврейскому преданию, записанному в Талмуде (tr. Iebamoth f. 49, 2; Sanhedr. f. 103:2) и известному древним христианским писателям (св. Иустин Муч. в «Разговоре с Трифоном иудеем» и Тертулиан в слове «О терпении»), Исаия скончался насильственной смертью от рук телохранителей царя Манассии, повелевшего убить пророка за его порицание нечестью царя. При этом, когда палачи царские искали приговорённого к казни, то он скрылся было от них в дупле большого дерева, где однако же преследовавшие заметили его и, перепиливши дерево, перепилили и пророка, в нём укрывавшегося. Может быть, это самое событие имеет в виду и апостол Павел, когда в Евр.11:37 о ветхозаветных святых говорит, что они претрени быша, – так по крайней мере думали в древне-христианской церкви многие, по свидетельству блаж. Иеронима (в толков. на Иc.57:1–2). Возможность мученической кончины святого мужа, поборника правды и истинной веры, в царствование и по воле Манассии представляется ясно на основании 4Цар.21:16, где сказано, что Манассия пролил много крови, так что наполнил ею Иерусалим от края до края. Что св. Исаия жил ещё и после кончины царя Езекии, положительное, хотя и косвенное, свидетельство об этом можно видеть в 2Пар.32:32, где свящ. писатель делает ссылку на «видение Исаии, сына Амосова, пророка», как на книгу, в которой описаны деяния и добродетели Езекии более полно и подробно, чем как в кн. Паралипоменон. Продолжение жизни и деятельности Исаии и во время царствования Манассии нельзя, во всяком случае, считать невероятным. Если пророк призван был к своей деятельности в год смерти Озии и если ему в то время было не менее 25 лет, – возраст, не раньше которого вступали в служение при скинии или храме левиты (Числ.8:23–26, ср. Числ.4:3, 23:30), – то, по истечении 16*2 лет царствований Иоафама и Ахаза и 29 лет царствования Езекии, в год вступления на престол Манассии Исаия был 86 лет от роду. При той, если не аскетической (см. выше), то, несомненно, строгой и воздержанной жизни, которую вёл Исаия, следуя обычаю, принятому между пророками со времени Илии, и внешним признаком которой была грубая власяница, обыкновенно носимая пророками (Зax.13:4) и, как обыкновенная одежда Исаии, упоминаемая в Ис.20:2, – при такой жизни, пророк мог достигнуть не только 86-летнего возраста, но и возраста первосвященника Иодая, дожившего до 130 лет (2Пар.24:15). Если Манасия не упоминается в книге пророка Исаии, то это ещё не значит, что в его царствование пророк уже не говорил к народу и даже уже не был в живых. В царствование Иоафама Исаия, несомненно, уже обращался к народу со своими речами, и однако же имя Иоафама, кроме надписания Ис.1:1, нигде в книге не упоминается. Даже имя Езекии, кроме того же надписания и исторического отдела 36–39 глл., не упоминается в книге, и однако же ко времени царствования этого царя относятся, по происхождению, бо́льшая часть речей, содержащихся в первой половине книги (1–39 глл.).

Чтобы определить место пророческой деятельности Исаии в ряду событий древней истории человечества, необходимо коснуться хронологии событий, которых он был современником. Относительно этой хронологии свящ. книги В. З. дают одни свидетельства, а внебиблейские исторические памятники – другие. При значительных разногласиях тех и других свидетельств, в некоторых пунктах они согласны между собой; и именно во время пророческой деятельности Исаии имело место одно из тех событий, время которых определяется внебиблейскими свидетельствами согласно с Библией. Падение израильского царства или взятие Самарии ассириянами как по Библии, так и по ассирийскому канону энонимов, т. е. списку правителей, имело место в 722 г. до Р. Хр.3 Раньше этого события, при недостатке точного согласия исторических дат по библейским и внебиблейским памятникам, в ассирийском списке эпонимов противником Феглаффелассара ассир. царя (по ассир. памятникам, 745–727 до Р. Хр.) представляется иуд. царь Aзария, называемый также Озией, между тем, как израильский царь Манаим называется данником того же ассир. царя. И по 4Цар.15:19 и сл. Манаим, воцарившийся в 39 году 52-летнего царствования Азарии (там же 17 ст. ср. ст. 1), платил дань ассир. царю Фулу, по новым исследованиям ассириологов, тожественному с Феглаффелассаром (Е. Schrader, Die Keilinschriften und Geschichtsforschung, Giessen 1878, стр. 422–460). Из событий, позднейших падения израильского царства, нашествие Сеннахерима на Иудею, по 4Цар.18:13, Ис.36:1 имевшее место в 14 год Езекии, царя иудейского, следовательно, спустя 8 лет после падения Самарии, последовавшего в 6 год Езекии (4Цар.18:10), по ассирийскому списку эпонимов совершилось в 701 году до Р. Хр., т. е. спустя 21 год после взятия Самарии ассириянами ( = 17 лет царствования Саргона, окончательно взявшего Самарию и выведшего израильтян в плен, и 4 первые года царствования Сеннахерима). Но, далее, царствование Манассии по ветхозаветным историческим книгам относится (принимая за исходный пункт даты падения Самарии и израильского царства) к тому самому времени, в которое и по памятникам ассирийского клинообразного письма имела место вынужденная зависимость названная иудейского царя от ассирийских царей, выражавшаяся в уплате первым дани последним. Ассирийские памятники называют именно Манассию, царя иудейского, в Числе данников Асаргаддона и, вероятно, Асурбанипала (см. Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament 2 Aufl. Giessen 1883 г. стр. 354 и сл. 366 и сл.) И если по ассирийским памятникам Асаргаддон царствовал с 681 г. до Р. Хр., а его преемник Асурбанипал с 668 по 626 год, то по свящ. ветхозаветным книгам Манасия, преемник Езекии, вступил на иудейский престол в 23 году после падения Самарии, следовательно, в 699 году, и царствовал 55 лет (4Цар.21:1; 2Пар.33:1), следовательно, до 649 года включительно4.

3. Политическое состояние царства иудейского, его отношение к соседям и религиозно-нравственное состояние народа иудейского во время Исаии

Начало продолжительной пророческой деятельности Исаии относится ко времени, когда в царствование Озии и Иоафама – царство Иудейское проявило значительную силу в отношениях к соседям. Сильно укрепив свою столицу и умножив средства её обороны, Озия завёл и хорошо вооружил многочисленное войско, с которым успешно воевал против соседей: на юге «имя его дошло до границ Египта» (2Пар.26:8) и до Чермного моря, на берегу которого (у Эланитского залива) он овладел Элафом, значительной торговой гаванью (4Цар.14:22; 2Пар.26:2); на западе, овладев Филистимской страной, «построил в ней города» для занятия их преданными ему людьми, по преимуществу – вероятно – военными, и для поддержания чрез них покорности в покорённой стране (2Пар.26:6); на востоке ему давали дань аммонитяне и побеждены были им некоторые арабские народности (2Пар.26:7–8). Внешнее усиление государства сопровождалось увеличением в народе внутреннего довольства и богатства, которые однако привели многих к роскоши, между тем как успехи оружия вызвали в народе самомнение и гордость. В религиозном отношении сам царь «делал угодное в очах Господних», но не разрушил высот – противозаконных мест богослужения, на которых народ совершал жертвы и курения Господу (4Цар.15:3–4). При Иоафаме внутренние дела Иудеи шли по направлению, принятому ими при Озии. И во внешних сношениях с соседями Иоафам начал подражанием политике его отца: аммонитяне, вероятно пытавшиеся освободить себя от обязанности платить дань иудейскому царю, были принуждены в исполнение этой обязанности силой оружия (2Пар.27:5). Но в последние годы Иоафама царству иудейскому стали грозить израильское и сирийское царства. Сирийское царство, состоявшее из нескольких союзных государств с Дамаском во главе, было тогда настолько сильно, что не без успеха сопротивлялось покушениям ассирийского царя Феглаффелассара на его независимость, – сколько раз царь ассирийский вынуждал сириян уплачивать дань, столько же почти раз Сирия снова восставала против Ассирии и начинала независимую политику (см. Smith, Assyria стр. 77 и след.). Война Сириян в союзе с израильтянами против иудеев была одним из проявлений этой независимой политики. Приготовления к ней, по 4Цар.15:37, начались ещё во время царствования Иоафама, главные же военные действия имели место уже в первые годы царствования Ахаза. Ахаз не только пригласил к себе на помощь ассир. царя Фефлаффелассара, но и заимствовал у язычников их религиозные обряды и верования. Он сам не только стал совершать жертвы и курения на высотах, но и «провёл сына своего чрез огонь» (4Цар.16:3; 2Пар.28:3) т. е., вероятно, сжёг его в жертву Ваалу или Молоху (ср. Иep.7:31; 19:5; 32:35). Сирийское царство было разгромлено ассирийским царём; но Ахаз одну беду променял на другую, при том гораздо более тяжкую. Купив поражение сириян и израильтян ценой больших подарков (4Цар.16:7 и след.), он должен был в то же время принять обязательство уплачивать и вперёд ежегодную дань, – обязательство, от которого он не мог освободиться до самой смерти своей (ср. 4Цар.18:14). Решение освободиться от этого обязательства принято было только преемником Ахаза, Езекией, который был предан Господу до того, что не только сам не хотел, но запретил и народу совершать жертвы и курения на высотах. «На Господа, Бога Израилева, уповал он» (4Цар.18:5), и главным образом в этом уповании почерпнул решимость свергнуть ассирийское иго, хотя без влияния на эту решимость не осталась, вероятно, и та значительная партия, образовавшаяся между его подданными и особенно приближёнными, которая ожидала помощи от Египта и стояла за союз с последним против Ассирии (ср. Ис.30 и след.). О том и другом побуждении к свержению ассирийского ига ясно упоминается в 4Цар.18:21–22. Пророк Исаия, упрекая народ Иудейский в его надеждах на Египет (Ис.30 и след.), угрожая Иудее опустошительным нашествием царя ассирийского (Ис.5), и ни в том, ни другом случае не упоминая о царе Езекии, как руководителе тех надежд и главном виновнике опустошения Иудеи ассириянами, тем самым косвенно слагает с Езекии вину обращения к чужеземной помощи. Не только сам ассирийский царь своей надменностью и неумолимой жестокостью к Иудее (Ис.10:5 и сл.), но и Езекия своим упованием на Господа навели погибель на ассирийское войско под стенами Иерусалима. Только во вторую половину своего царствования Езекия заслужил упрёки пророка Исаии, сделав необыкновенно радушный приём посольству вавилонского царя. Последний находился тогда в неприязненных отношениях к ассирийскому царю, и Езекия, вероятно, не чужд был тайной надежды на поддержку Вавилона в случае, если бы ассирийский царь захотел поправлять свою неудачу под Иерусалимом. Пророк Исаия спешит предупредить царя иудейского, что Вавилон не может дать Иудее лучшей помощи, чем какая оказана была ассирийским царём Ахазу. Царское семейство с его богатствами из Иерусалима будет переведено в Вавилон и там будет в рабстве у царей вавилонских (4Цар.20:16 и след.). Правда, уже преемник Езекии, Манассия, был отведён в Вавилон, но был он там пленником не вавилонского, а ассирийского царя (2Пар.33:11). Исаия не этот плен имел в виду, но предупреждал Езекию скорее о том же, что предсказывал «дщери Сиона», т. е. всем иудеям, другой того же времени пророк Михей, говоря: ныне ты выйдешь из города, и будешь жить в поле, и дойдёшь до Вавилона (Мих.4:10). Не ассирияне, положившие конец царству израильскому, но вавилоняне будут виновниками разгрома Иудеи, подобного разгрому, произведённому в израильском царстве Салманассаром и Саргоном. Так говорил Исаия, и, конечно, для его соотечественников со времени Езекии понятна стала возможность такого разгрома Иудеи халдеями. Уже Саргон, нанёсший последний удар Самарии, не мог в два похода подавить восстание вавилонских царей против Ассирии, и только Сеннахериму удалось нанести серьёзное поражение Меродаху Валадану, и то не в один раз. Только после похода Сеннахерима в Иудею и против Египта, удалось ассирийскому царю выгнать Меродаха Валадана из Вавилонии (по памятникам клинообразного письма, в 700 г. до Р. Хр.); но халдеи и после того не переставали отстаивать свою независимость против Ассирии, и во время энергической борьбы, которую они в течение трёх-четырёх лет в союзе с Эламом вели против Ассирии, к ним возвратился Меродах-Валадан. Полного поражения халдеям не мог Сеннахерим нанести и этот раз, и в 692 году вавилоняне, опять в союзе с Эламом, возобновили враждебные против Ассирии действия; но теперь Сеннахерим нанёс союзным войскам решительное поражение. (См. Smith, Assyria, стр. 94, 105 и сл. 110 и сл. 117, 120–124). Следовавшие за Сеннахеримом на ассирийском престоле Асаргаддон и Асурбанипал, особенно последний, довели Ассирию до высокой степени могущества. Асурбанипал простирал свою власть к западу на Египет, остров Кипр и Лидию, на востоке на Элам и часть Мидии, на юге на Вавилонию и Аравию (см. там же, историю царствования Асурбанипала). Победы и могущество Асурбанинала были, однако же, последней вспышкой ассирийской силы, которая затем быстро направилась к своему упадку. Через 20 лет после смерти Асурбанипала, в 606 году, с падением Ниневии, Ассирия перестала существовать в качестве самостоятельного государства, будучи раздавлена соединёнными силами Вавилонии и Мидии. Преобладание в передней Азии перешло в Вавилонию, – событие, которое довольно заметно, как мы видели, подготовлялось уже издавна, – событие, тем более понятное, что Вавилония, как стало в последнее время известно по памятникам клинообразного письма, гораздо ранее Ассирии была весьма сильной державой и отличалась высоким умственным и государственным развитием своего народа (См. Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament 2 Aufl. стр. 93 и сл.; cp. G. Smith, Babylonia). – В религиозно-нравственном отношении Езекия не только «отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву», не только уничтожил в своём царстве открытое идолопоклонство (4Цар.18:4), но и вообще «делал доброе и справедливое, и истинное пред лицом Господа, Бога своего... от всего сердца своего» (2Пар.31:20–21). В 4Цар.18:5 он ставится в этом отношении выше всех иудейских царей, раньше и после него царствовавших. Но, по-видимому, ни личный пример царя, ни его распоряжения или не имели продолжительного и глубокого действия на его подданных, или влияние их простиралось на сравнительно немногочисленную часть иудеев. По крайней мере, при преемнике Езекии, Манассии, идолопоклонство снова и открыто приняло в Иудеи ужасающие размеры. То идолопоклонство, которого не хотели или не могли уничтожить Озия и Иоафам, и которое могло только усилиться при Ахазе, в царствование Езекии, по-видимому, только притихло на время, менее бросалось в глаза. Народ не забывал идолов и языческих богов; привязанность к Господу, Богу истинному, не становилась в нём крепче. Религиозно-нравственная жизнь массы народа иудейского в царствование Манассии продолжала идти по тому же пути, на который вступила при Ахазе и с которого тайно не сходила и при Езекии. И в самом деле, обличения народа в религиозно-нравственных пороках слышатся из уст Исаии как в царствование Ахаза, так и не только в царствования Озии и Иоафама, но и в царствование благочестивейшего Езекии. О нравственно-религиозном состоянии народа иудейского в царствование Озии можно судить по Ис.6:10, отчасти по главам 2–5, которые содержат в себе указания на духовно-нравственное состояние народа в царствование сколько Иоафама, столько же и Озии. В книге пророка Исаии многочисленные и подробные указания относительно религиозно-нравственного состояния иудеев при Ахазе: сюда относятся главы: Ис.1; 8:19; 9:13, 16, 17; 10:1–4. Замечательно, что и в царствование Езекии пророк Исаия не перестаёт обличать иудеев в тех же пороках, о которых говорил и в царствование Ахаза: Ис.22:11–13; 28:7 и сл.: Ис.29:9 и сл.: Ис.30:20–22; 31:6 и сл.; Ис.32:5 и след.

4. Сущность пророческого учения Исаии

Основная мысль, из которой вытекают все обличения, к которой сводятся все увещания и утешительные предсказания пророка Исаии, состоит в том, что Господь есть Царь (Ис.43:15; ср. Ис.51:16), Руководитель (Ис.48:17; 58:11), Хранитель (Ис.49:8) и Спаситель (Ис.45:15; 47:4; 54:5; 59:20; 60:16; 62:11) избранного Своего народа и что, господствуя вместе с тем и над всей вселенной, Он направляет все народы к единению в духе преданности вечному Его Закону. Во имя царственного достоинства Господа в Его народе, пророк Исаия восстаёт против отступничества народа от Господа, против различных видов идолопоклонства (Ис.1:2, 3, 29; 2:8; 8:19; ср. Ис.2:18; 17:8; 30:22; 31:7; 40:18 и сл.; Ис.41:21–24; 44:8–20; 46:5 и сл.; Ис.57:4 и сл.; Ис.65:2 и сл.) и убеждает хранить верность единому истинному Богу (Ис.2:5; 8:20; 31:6; 44:21; 45:5–6, 14, 18, 22; 51:4; 55:3:6), поясняя при этом, что достойно почтить Господа возможно не наружным только исполнением богослужебных обрядов, но внутренней от чистого сердца верностью духовно-нравственному Закону Божию (Ис.1:11–17; 29:12; 58:1–7). Настаивая на исполнении этого духовно-нравственного закона, пророк всего больше порицает многочисленные уклонения от него: убийства, грабежи, притеснения бедных, вдов и сирот, взяточничество судей и их несправедливости (Ис.1:15, 21, 23; 3:14 и сл.; Ис.5:8, 23; 10:1; 56:11; 59:3 и сл.), восстаёт против роскоши, тщеславия, невоздержности в пище и питье (Ис.3:16 и сл., Ис.5:11, 12, 14, 22; 28:7), против самоуверенности и высокомерия (Ис.2:11, 17; 5:15). В положительном нравоучении пророка выражены только некоторые частные правила: «спасайте угнетённого; защищайте сироту; вступайтесь за вдову» (Ис.1:17); общее же увещание: «научитесь делать добро; ищите правды» уясняется другим – обращаться «к закону и откровению» (Ис.8:20), т. е. к слову Божию, открытому чрез Моисея и пророков. – Из той же вышеуказанной основной мысли вытекают и те вразумления и обличения пророка, которыми он сопровождал политические усложнения, затруднявшие положение Иудеи среди соседей в царствование особенно Ахаза и Езекии. Господь есть Царь Своего избранного народа, и Его помощи надо ожидать для поддержания существования и благоденствия иудейского царства (Ис.7:9 ср. толков.; Ис.22:11; 28:16 ср. толков.; Ис.30:15 ср. толков.), а не обращаться к помощи одних иноземных держав для защиты от других (Ис.10:20; 28:15; 30:1 и сл.; Ис.31:1 и сл.; Ис.39:5 и след.). Такое искание чужеземной помощи выражает собой недоверие народа к Господу и ведёт не к спасению, а к погибели государства (Ис.8:11 и след.). Равным образом измену Господу пророк усматривает и в самонадеянности иудеев, гордившихся своими вооружениями, крепостями, богатством (Ис.2:7 и сл. Ис.2:22; Ис.22:11; 30:16).

Наконец, мысль о царстве Божием на земле, по учению пророка Исаии, не достигает своего полного осуществления в пределах иудейского царства. Подобно царству израильскому (Ис.28:1–4; 9:8, и сл.) будет опустошено и иудейское царство (Ис.6:11 и сл.; ср. Ис.24:1 и сл.); но сохранится «святое семя» (Ис.6:13) народа, Богом избранного. Не только возвратятся остатки Израиля в свою землю, Богом им данную (Ис.9:11 и сл.; Ис.40:3, 11; 43:5 и сл.; Ис.49:10 и сл.), но и умножатся здесь (Ис.54 гл.). Не только освобождённые из иноземного плена израильтяне возвратятся на Сион, но и другие народы обратятся к горе Господней, как к источнику света, т. е. истины и спасения Божия (Ис.2:3, 4; 14:1; 25:6 и сл.; Ис.60:1 и сл.). Это просвещение и спасение всего человечества совершится путём проповеднической деятельности, примера святой жизни и подвига бесконечной любви к людям, доходящей до самопожертвования, до смерти за вину других, – совершится именно Лицом, которому усвояется происхождение из рода Давидова (Ис.11:1; ср. Ис.7:14), которое вместе с тем имеет на Себе помазание и преисполнено дарами Духа Божия (Ис.61:1 и сл.; Ис.11:2), которое, наконец, – называется Отцом вечности, имеющим бесконечно царствовать на престоле Давида (Ис.9:6–7). Это Лицо станет во главе общества, которое называется его «потомством долговечным», которое – другими словами – есть непрекращающийся род людей по Его образу и подобию, людей, усвояющих себе Его образ мыслей и жизни, верующих в Него и идущих за Ним, несущих на себе Его крест (Ис.53:10 и сл.). Это потомство есть Церковь, в которую имеют войти избранные из всех народов, – то всемирное царство Божие, которое будет полным осуществлением начала ветхозаветной теократии, т. е. царства Божия на земле. Таким образом, пророк Исаия представляет себе это царство не иначе, как вечным, как достигшим своего окончательного раскрытия (см. Ис.65:17 и сл.). Он не останавливается на предвестии о плене вавилонском (Ис.39 гл.). Он не может допустить мысли об упразднении вечного назначения, указанного Господом Его избранному пароду. «Бог не человек, чтобы Ему, колебаться, и не Сын человеческий, чтобы Ему изменяться» (Числ.23:19). Наказание народа избранного не будет безмерным; оно послужит только к снятию с него греха, к спасению его (Ис.37:8–9). Об этом спасении пророк не может не говорить, имея в виду избрание, которым Господь благоволил возвеличить Израиля. Израиль не только не погибнет в плену, но он увлечёт за собой и другие народы на путь вечного «спасения, в вечное царство славы Божией. Господь есть вечный Царь вселенной, и Его царство в человечестве не может не быть вечным. Мысль об этом вечном спасении, проповедуемая более или менее и другими ветхозаветными пророками (Ос.1:10 и сл. Иоил.2:32; Мих.4:1–2; Иep.3:17; 31:31–34; Иез.36:24–27), у Исаии развита с особенною подробностью по преимуществу в последних 27 главах его книги.

5. Деление книги пророка Исаии

Книга пророка Исаии заметно состоит из двух частей:

I) 1–39 глав и

II) 40–46 глав.

Из них первая вообще содержит в себе речи пророка, по происхождению своему стоящие в близкой или отдалённой связи с военными походами ассириян в Передней Азии. В этой части, в свою очередь, различаются несколько меньших отделов, именно:

1) гл. 1, на которую можно смотреть как на вступительную в целой книге речь пророка;

2) гл. 2–6, содержащие речи, по происхождению относящиеся к царствованию Озии и Иоафама и – в связи с обличениями религиозно-нравственных пороков иудейского общества – угрожающие Иудее нашествием ассириян, а в дальнейшем будущем предвещающие оправдание и спасение народа;

3) гл. 7–12 – речи пророка в царствование Ахаза и Езекии, ближайшим поводом к которым послужили сирийско-израильское вторжение в Иудею при Ахазе и ассирийское нашествие при Сеннахериме, а существенный предмет составляет предвестие об Эммануиле, об Отроке – Отце вечности и Князе мира и об Отрасли от корня Иессеева – Помазаннике Духа Божия;

4) гл. 13–23 – пророчества о судьбе иноплеменных народов, содержащие в себе рядом с угрозами различными бедствиями и предвестия о будущем обращении язычников к истинному Богу;

5) гл. 24–27 – речь пророка, на которую можно смотреть как на заключительную в гл. 2–23, и предметом которой служит последняя судьба человечества вообще, праведников и грешников в частности;

6) гл. 28–33 – речи пророка, относящиеся отчасти к израильскому царству, главным же образом к Иудейскому, и имеющая своим предметом падение Самарии и нашествие на Иудею Сеннахерима с обстоятельствами, как вызвавшими и сопровождавшими это нашествие, так и имевшими за ним последовать;

7) гл. 34–35 – речь о суде Господа над грешным человечеством и о спасении праведных;

8) гл. 36–39 – исторический отдел, повествование об избавлении Иерусалима от опасности, которой угрожала ему ассирийская армия, опустошившая пред тем почти всю Иудею. Отдел этот оканчивается известием о том посольстве вавилонского царя к Езекии, по поводу приёма которого пророк Исаия предсказал плен царского дома Иудеи в Вавилоне. Это известие может быть рассматриваемо как переход от первой части книги ко второй, начинающейся предвестием об освобождении евреев из плена вавилонского в связи с падением Вавилона и Халдейского царства, продолжающейся и существенно состоящей в речах о спасении человечества от греха, о Совершителе этого спасения, Своим учением, жизни и смерти, при содействии Духа Божия, имевшем основать на земле Церковь спасаемых, имеющую вместить в свои пределы избранных из всего человечества, – и, наконец, о новой земле и новом небе, как местопребывании спасённых божественной благодатью.

6. Первоначальный текст и древние переводы книги пророка Исаии

Книга пророка Исаии дошла до нас и на еврейском первоначальном её языке, и в различных древних переводах. Первоначальный текст книги написан был тем древним шрифтом еврейским, который в древнейший период его употребления, современный живому употреблению древнееврейского языка, отличался полным отсутствием в нём гласных знаков. Оттого впоследствии, когда – по превращении живого употребления этого языка – стали делать переводы священных книг на другие древние языки, то переводы книги пророка Исаии, как и других книг, во многих отношениях оказались различными между собой – вследствие того, что различные переводчики одни и те же согласные буквы читали с различными гласными, а иногда – по свойствам еврейского алфавита – и согласные буквы принимали одни за другие, и по другим причинам. Затем, когда еврейские учёные (так называемые масореты, начиная с VI христианского века) стали устанавливать чтение ветхозаветного еврейского текста и для этого изучать местные еврейские предания относительно этого чтения, то во многих случаях они сочли невозможным занести в своё издание одно только чтение, а нашли необходимым сделать к священному тексту, снабжённому гласными знаками и наиболее распространённому, ряд замечаний, в которых показаны разночтения священного текста, найденные, вероятно, масоретами при собирании местных преданий относительно чтения священного текста. И эти разночтения, выражаясь по преимуществу в различных гласных знаках при тех же согласных буквах, иногда простираются и на согласные. Разночтения, какие встречаются затем в различных, большой древностью, правда, не отличающихся, еврейских списках книги, собраны в издании Кенникота: Biblia hebraica cum variis lectionibus Oxonii 1776. 80. Изданный в Петербурге Prophetarum posteriorum codex Babylonicus 1876 представляет также некоторые отличия от масоретского текста, и эти отличия не исчерпываются только другой системой гласных знаков, так называемой «вавилонской», а касаются отчасти и произношения одинаковых с масоретскими согласных знаков, и отчасти – в редких правда случаях – выражаются даже в отличных от масоретами принятых согласных.

Из древних переводов книги пророка Исаии важнейший по древности есть греческий перевод 70 толковников, дошедший до нас в нескольких древних списках. Из них Ватиканский, как самый полный, лежит в основе наиболее распространённого издания Тишендорфа Tetus Testamentum juxta LXX interpretes, в котором текст книги пророка Исаии сопровождается разночтениями Александрийского списка. При толковании св. книги, необходимо не упускать из виду и Синайского списка, изданного Тишендорфом в С.-Петербурге (1862) и заключающего в себе, между прочим, полную книгу пророка Исаии. Перевод 70-ти в книге пророка Исаии отличается далеко не везде буквально – точной верностью оригиналу, но отчасти есть перифраз точного смысла еврейского текста, отчасти – по различным причинам – прямо отступает более или менее от этого смысла. Между причинами таких отступлений, кроме другого чтения оригинала, надо отметить – разрешение речений, имеющих переносный смысл, в речения, буквально выражающие этот смысл (например, Ис.1:25; 6:1; 9:14; 53:4), – замену речений, представлявшихся толковникам несовместными с чувством приличия, речениями более согласованными (по взгляду переводчиков) с высоким достоинством слова Божия (например, Ис.3:17; 23:17 и др.), – замену географических имён другими, более известными во время изготовления перевода названиями (например, Ис.10:9, 29; 11:11; 23:1), – видоизменения буквального смысла еврейского текста или посредством внесения в перевод намёков на современные его происхождению события (например, Ис.9:12), или по вниманию к египетским евреям, среди которых составлен перевод 70 толковников (Ис.19:18:25), – объяснительные вставки (например, Ис.1:21; 5:13; 9:1; 10:9 и др. под.). Подробнее см. Gesenius, Der Prophet Iesaias II, 56 и сл. Scholz, Die alexandrinische Übersetzung des Buches Iesaias, Wien 1880.

Во II христианском веке сделанные греческие переводы Акилы, Феодотиона и Симмаха, равно как и другие, неизвестных авторов, греческие переводы, известные во время Оригена, сохранились до нас только в отрывках, которые собраны и изданы сначала Петром Морином (в римском издании перевода 70-ти по Ватиканскому списку 1587 г.) и Иоанном Друзием (Veterum interpretum graecorum in totum Vetus Testamentum Fragmenta Aruh. 1622), а потом – на основании как этих двух изданий, так и рукописных памятников и других печатных изданий – изданы со многими объяснительными примечаниями Montfaucon’ом, под заглавием: Hexaplorum Origenis quae supersunt Parisiis 1713, в последнее же время изданы ещё полнее в Англии Field’ом, под заглавием: Origenis Hexaplorum quae supersunt, Oxonii 1867–1875. Мы пользуемся двумя последними изданиями. – Переводы греческие, известные в древней христианской церкви наряду с переводом 70, необходимо не упускать из виду потому, что, изданные Оригеном вместе с текстом 70-ти, они дали материал для многоЧисленных исправлений этого последнего текста, – обстоятельство, главнейше объясняющее для нас те разности, которыми отличаются друг от друга уже древнейшие списки перевода 70 толковников и два древнейших издания этого перевода: Комплютенское (1514–1517) и Альдинское (1518).

Халдейский таргум, еврейским преданием приписываемый Ионафану, сыну Узрела, ученику Гиллела и соученику Симона праведного и Гамалиила, учителя ап. Павла, и в действительности, вероятно, только отчасти составленный этим Ионафаном, в полном же объёме составляющий издание раби Иосифа (в нач. IV христ. века), которому приписываются в талмуде многие места Ионафанова таргума, между тем как об Ионафане не упоминается ни в вавилонской, ни в иерусалимской редакции талмуда, как о составителе перевода, – этот таргум в книге пророка Исаии, как и в других пророческих и учительных книгах, гораздо менее буквально следует оригиналу еврейскому, чем халдейский же таргум Пятикнижия, что стоит в связи с трудностями понимания пророческих речей, написанных поэтическим языком. Поэтические по форме отделы и Пятикнижия в таргуме Онкелоса переведены более свободно и менее буквально, чем исторические отделы. Разделяя некоторые свойства с переводом 70-ти (разрешение метафорических речений в прямые, устранение человекообразных выражений о Боге, замена древнебиблейских новыми географическими именами), таргум Ионафана большей частью излагает текст пророка Исаии в более или менее пространном перифразе, вводя при этом в перевод некоторые, современные происхождению таргума, еврейские сказания и богословские умствования5. Впрочем, что касается мест пророческой книги, имеющих отношение к Мессии, то таргум Ионафана большей частью те же места передаёт как относящиеся к Мессии, которые в этом смысле понимаются и в Новом Завете (Ис.4:2; 9:6; 10:27; 11:1, 6; 15:2; 16:1, 5; 28:5; 42:1; 43:10; 45:1; 52:18; 53:10; см. Buxtorf, Lexicon chald. et talmudicum, p. 1270 sq). См. подробнее Gesenius там же, стр. 65; Nöldeke, Die alttestamentliche Litteratur Leipzig 1868, стр. 257 и сл.; Р. de Lagarde, Prophetae chaldaice (Lipsiae 1872) Prolegg; Frankel Z. Zu dem Targum der Propheten, Breslau 1872. Текст таргума можно читать по только что указанному изданию de Lagarde, в Лонд. полиглотте и в раввинских библиях Бомберга и Буксторфа.

Сирский перевод Пешито, по преданию, сообщаемому Иаковом Эдесским (около конца VII в.), сделанный ещё по почину апостола Фаддея и царя эдесского Авгаря и по происхождению не позднейший конца II христианского века, вообще буквально следует еврейскому тексту, за незначительными исключениями тожественному с масоретским, в понимании текста значительно сходствует с халдейским таргумом. В книге пророка Исаии, в частности, этот перевод много сходства имеет и с переводом 70-ти толковников, что может быть объяснено не позднейшим только исправлением текста перевода по 70-ти, но и первоначальной зависимостью его от этого последнего перевода. Подробнее см. Gesenius, Der Prophet Jesaia I, стр. 81 и сл., тоже Joseph Perles, Meletemata peschitthoniana, Vratisl. 1859, стр. 8 и сл. Текст Пешито, изданный первоначально в Парижской полиглотте (1629–1645) и Лондонской (1657 и сл.), в пересмотренном по рукописным памятникам виде напечатан по поручению Английского Библейского Общества, С. Ли (Lee), Лондон, 1823, и в этом издании может быть назван общеизвестным. Новое, наилучшее и доступное нам, издание текста Пешито выходит в Милане с 1876 г. под заглавием: Translatio Syra Pescitto Veteris Testamenti e codice Ambrosiano sec. fere VI photolitographice edita curante et adnotante Ceriani. Книга пророка Исаии напечатана в III выпуске 1879 г.

Перевод блаж. Иеронима († 420), если отступает от нынешнего масоретского текста, то это объясняется тем, что блаж. Иероним трудился над ним раньше, чем окончательно установился еврейский, теперь общеупотребительный, текст. Занимаясь переводом в Палестине, там же у евреев научившись и понимать еврейский текст, он в своём труде, общеизвестном в христианской церкви под именем Vulgata (editio), выразил смысл еврейского текста, как последний был известен и понимаем между евреями в то время. Блаж. Иероним, впрочем, не уклоняется без нужды от перевода 70-ти, наиболее тогда употребительного в христианской церкви. И от нынешнего масоретского текста Вульгата отступает редко и незначительно. Текст перевода блаженного Иеронима, многократно изданный, нам доступен в издании, сделанном Гейзе (Heyse) и Тишендорфом по древнейшему, доселе известному, Амиатинскому списку (VI в.) под заглавием: Biblia Sacra latina Vet. Testamenti Hieronymo interprete Lipsiae 1873.

Арабский на книгу пророка Исаии перевод Саадии Гаона († 942) в Пийюме ( = древнем Питоме, в Египте) изданный недостаточно исправно в 1790–1791 г. Павлюсом (в Иене), по свойствам своим сходен с переводом 70-ти и халдейским таргумом (разрешение тропов и фигур, устранение человекообразных представлений о Боге). К последнему он наиболее приближается, согласуясь с ним в замене древнебиблейских географических названий новыми, в прибавлениях объяснительных и в самом понимании оригинала, который представляется тожественным с нынешним масоретским текстом. Подробнее см. Gesenius, Iesaias II, 88 и сл.

Славянский перевод книги пророка Исаии уже в XI в. был тожествен с тем текстом, который положен в основу Острожского, первого печатного славянского издания (1581 г.). При Петре Великом (1712 г.) начатое и оконченное при Елисавете исправление, подготовивши текст славянский теперь общеупотребительный, состояло в книге пророка Исаии в сближении Острожского текста (при Алексее Михайловиче в 1666 г. напечатанного вторым изданием без существенных относительно смысла перемен) с текстом большей частью Ватиканского, отчасти Александрийского, отчасти других неизвестных списков. См. Горский и Невоструев, Описание славянских рукописей московской синодальной библиотеки. Отдел первый. Москва 1855 г. стр. 84–92. 167 и сл.

7. Пособия к истолкованию книги св. пророка Исаии

Книга пророка Исаии принадлежит к Числу тех ветхозаветных священных книг, которые наиболее часто были объясняемы. От отцов и учителей древней вселенской церкви дошли до нас толкования на пророка Исаию:

а) св. Ефрема Сирина († 373), толкование по сирскому тексту Пешито, отличающееся краткостью, всего ближе держащееся буквального и прямого смысла текста и умеренно допускающее иносказание, какое развивалось особенно широко в александрийской школе Оригена6;

б) толкование св. Василия Великого († 377) на первые 16 глав пророческой книги, по существенным свойствам своим представляющееся значительно сходным с толкованием св. Ефрема7;

в) толкование св. Иоанна Златоустого († 407) на первые 8 глав книги, принадлежащие по свойствам своим к произведениям той же антиохийско-сирской школы8;

г) толкование блаж. Иеронима(† 420) на всю книгу пророка по еврейскому её тексту и греческому переводу со значительной подробностью разъясняющее как буквальный, так и переносный, духовный смысл книги9;

д) Кирилла Александрийского († 444) подробное толкование книги исключительно по греческому её переводу 70 толковников, притом по тому виду текста этого перевода, который он имел до Оригена: таким образом, это толкование может иметь важность для восстановления по местам первоначального чтения 70 толковников10;

е) толкование блаж. Феодорита († 457), гораздо более краткое сравнительно с толкованием Кирилла, но имеющее в виду не один перевод 70 толковников, но и другие древние греческие более буквальные с еврейского переводы книги и следующие приёмам более строго буквального, чем иносказательного толкования11;

ж) толкование Прокопия Газского (VΙ в.)12 представляет собой по преимуществу свод древнейших толкований с незначительными прибавлениями самого Прокопия.

Из толкований на пророка Исаию, явившихся в позднейшее время вне православной церкви, заслуживают внимания, прежде всего, толкования еврейских средневековых богословов:

а) раби Соломона Исааки († 1105) = Раши (неправильно называемого иногда Ярхи), в подлиннике – на раввинском языке – напечатанное в раввинской Библии Буксторфа (1618 г.), в латинском же переводе с примечаниями изданное Breithaupt’ом (Gotha 1710–14, – комментарий на весь Ветхий Завет в 3 томах);

б) Ибн Эзры († 1167), напечатанное в оригинале в раввинских библиях Буксторфа и Бомберга (1517 г.);

в) Давида Кимхи († около 1200), напечатанное на раввинском языке в раввинской Библии Буксторфа;

г) раби Танхума (ХIII в.) комментарий по-арабски написанный и – на пророческие книги – изданный с латинским переводом Th. Haarbrücker’ом (Halle 1843);

д) дона Исаака Абарбанела († 1508) толкование на Исаию, изданное с латинским переводом I. Н. Majus’ом (Frankfurt 1711).

Из толкований христианских богословов, явившихся в Западной Европе после начала реформации, заслуживают быть упомянутыми толкования на книгу Исаии Лютера (в тт. ХХII и XXIII полного собрания его сочинений, изданного Elsperger’ом и Schmid’ом, Frlangen 1829 и сл.), Кальвина (в собрании его сочинений, изданном в Амстердаме 1671 г.), Цвинглия (Contemplationes Iesaiae prophetae, Turici 1544. 5), – толкования, которым сами протестанты в настоящее время делают упрёк в том, что они изъясняют текст священной книги более догматически, чем исторически и грамматически, т. е. не столько стараются уяснить буквальный смысл священной книги, чем вдаются в разъяснения догматов по поводу различных св. изречений (Gesenius, der Prophet Iesaia I, 129. Diestel, Geschichte des A. Testamentes in der christlichen Kirche Iena 1869, стр. 262). Oecolampadius (Hypomnemata in Esaiam. Basil. 1525. 1567), Brenz (Io. Brentius, Esaias commentariis explicatus, Francof. 1550. Tubing. 1675), Sebastian Münster (в сборнике толкований, изданном под заглавием: Critici sacri sive clarissimorum virorum in Biblia doctissimae annotationes atque tractatus theolog.-philologici. London 1660) – протестанты – и Vatablus Fr. (†1547) – католик (Annotationes in V.T. Paris 1545) замечательны тем, что писали свои толкования, пользуясь и раввинскими толкованиями. Толкование Hugo Grotius’a (Annotationes in V. Testamentum. Paris 1644, перепечатанное также в Crilici Sacri) отличается «чрезвычайной свободой от христианского предания», которую только протестанты могут ставить ему в особое достоинство. Для православных читателей он может иметь значение потому, что содержание священной книги ставит в связь со всемирно-историческими событиями, приводя при этом из классических писателей много параллельных мест к священному тексту (см. Gesenius там же. 130. Diestel там же. стр. 430 и след.). Lud. de Dieu, Animadversiones in V. Т. libros omnes (Lugd. Bat. 1648) замечательны тем умением, с которым толкователь для уяснения евр. текста книги пользуется пособием родственных еврейскому семитских наречий – сирского и эфиопского, держась вообще филологически-грамматического способа толкования. Alb. Schultens’a Animadversiones philologicae et criticae ad varia loca V. T., в том числе и на разные места из пророка Исаии, выражают попытку автора объяснить священный текст В. Зав. при помощи языка и литературы древних арабов, т. е. не только на основании знакомства со значением известного семитского слова в арабском языке, но и путём сопоставления библ. евр. текста с известными местами арабских писателей. Свои Animadversiones Шультенс и сам с течением времени ценил только как юношескую работу. На богословский и духовный смысл священного текста в большей мере обращал внимание Iohannes Coccejus († 1669), имевший основательные по своему времени и филологические познания, необходимые при толковании священного текста. Толкование его на пророка Исаию в Cocceji Ioh. Opera (Amstelod. 1701) T. II. Всех вышепоименованных толкователей да значительную часть и позднейших может, по признанию самих западно-европейских богословов, заменить один Vitringa Campegius († 1722) со своим Commentarius in librum prophetiarum Iesaiae. Leovardiae T. I. 1714. T. II. 1720. Editio nova, Basil. 1732. Достоинствами этого толкователя признаются отличное знание библейского языка и древностей, полное знакомство с учёным аппаратом, дотоле накопившимся, и достойная удивления тщательность и осторожность. – Biblia hebraica, изданная I. Н. Michaelis’ом (Halae 1720), представляется заметным пособием к толкованию священного текста, так как снабжена указаниями параллельных мест. Houbigant в своей Biblia hebraica cum notis criticis et vers. Iatina (Paris 1753, Notae criticae перепечатаны потом во Франкфурте 1777) является критиком священного текста по преимуществу на основании древних переводов, но в своих суждениях относительно правильности или неправильности масоретских чтений обнаруживает недостаточное знание священного языка. Robert. Lowth в Isajah. A new translation, with a preliminary dissertation, and notes critical, philological and explanatory (London 1778) также предлагает много исправлений масоретского текста на основании древних переводов и по другим соображениям, – каковые исправления основательно отвергнуты уже в 1786 A. Dav. Kocher’ом (Vindiciae S. textus hebraei Esaiae adversus D. Roberti Lowthi criticam. Bernae 1786). Lowth, однако, имеет значение постольку, поскольку он, обладая обширным классическим образованием, сумел показать высокие эстетические и поэтические достоинства пророческой книги. В Германии был издан проф. Коппе перевод книги Lowth’a (Iesaias neu übersetzt, nebst einer Einleitung und critischen und erläuternden Anmerkungen. Mit Zusätzen und Anmerkungen von I. B. Koppe. B. V–IV. Göttingen 1779–81) с примечаниями и прибавлениями проф. Коппе, значительно исправившими недостатки английского оригинала. Но Коппе первый высказал мысль, будто не вся книга, дошедшая до нас под именем пророка Исаии, и действительно написана этим пророком, – мысль, которая позднее поддержана и развита Eichhorn’ом (Die hebräischen Propheten, Göttingen 1816–19). Стоит далее упомянуть Philologischen Clavis über das Alte Testament. Iesaias, von Η. E. G. Paulus (Iena 1793), для исторического толкования пророческой книги представляющей дельное пособие, но по части филологических объяснений не заслуживающей большого внимания. Гораздо более значительным явлением по части изъяснения книги пророка Исаии был явившийся первым изданием в 1791–1793 г. (Lipsiae), Ern. Fr. Car. Rosenmülleri Scholia tomus III, Iesaiae vaticinia complectens, для второго издания (Lipsiae 1811, 1818:1820) совершенно переделанный. Следуя в толковании священного текста древнейшим авторитетам (в первом издании Гроцию и др., во втором – Витринге по преимуществу), Розенмиллер особенно достоин внимания по предлагаемому у него точному сравнению древних переводов, а также по выдержкам, которые сделаны им из раввинских толкований, по преимуществу тех, которые сообщены блаж. Иеронимом и толкований Раши, и, наконец, по правильному применению знания родственных еврейскому семитских наречий к толкованию священного текста. Эпоху в истории толкования книги пророка Исаии, да и всех священных книг В. Завета, составил труд Вильгельма Гезениуса: Der Prophet Iesaia, übersetzt und mit einem vollständigen philologisch-kritischen und historischen Commentar begleitet I–III. Leipzig 1820, 1821. Исследовав в пространном введении все многочисленные памятники текста и пособия к толкованию книги пророка Исаии, Гезениус в своём толковании воспользовался данными монументальными и вспомогательными с тщательной разборчивостью и притом в гораздо более широких размерах, чем древнейшие толкователи. Филологическое и историческое толкование книги у Гезениуса более основательно, чем у кого-либо из ранее его писавших толкователей. Только в богословском отношении Гезениус, хотя и восстаёт против старого рационалистического мнения, будто все предсказания пророков о будущих событиях в действительности суть только описания уже совершившихся или по крайней мере совершающихся событий, однако же и не признаёт пророков предсказателями («Wahrsagern»), отрицая написание пророком Исаией таких отделов, как например, гл. 13–14:27; гл. 40–46. Пророков он называет «стражами и глашатаями теократии», но ограничивает их деятельность, полагая, что их взор не проникает далее более или менее близких будущих событий. Даже события, о которых пророк предсказывает в связи с угрозами, исполнившимися в царствование Ахаза и Езекии, и которые, по свидетельству новозаветных священных писателей, совершились только в жизни и деле Христа Спасителя, – даже этих событий пророк Исаия ожидал будто бы ещё при жизни своей, в царствование Езекии (см. Введение к его комментарию § 5). Ср: Diestel, Geschichte des А. Т. in der christlicher Kirche, стр. 656 и след., между учёными, усвоившими себе метод Гезениуса и трудившимися над толкованием пророка Исаии, до́лжно назвать:

а) Фердинанда Гитцига, который в своём комментарии (Der Prophet Iesaja überselzt und ausgelegt. Heidelberg 1833) с редким остроумием проливает новый свет на многие места пророка Исаии путём как грамматического (по руководству грамматических трудов Гезениуса и особенно Эвальда), так и исторического толкования;

б) Кнобеля, который в 1843 г. издал свой комментарий на пророка Исаию, в 1872 г. для 4-го издания переделанный Л. Дистелем.

Между тем как эти толкователи заняты священной книгой по преимуществу с грамматической и исторической стороны, Hendewerk в своём комментарии (2 тт. Konigsberg 1838. 43) даёт надлежащее освещение и богословскому содержанию книги. Толкование Эвальда на пророков Ветхого Завета (Die Propheten des А. Bundes erklärt von H. Ewald. 2 Bb. Stuttgard 1840. 41. 2-е изд. в 3 томах Göttingen 1867 и сл.) следует хронологическому порядку происхождения не только различных целых книг, но и отдельных частей книг. В частности, в книге пророка Исаии Эвальд различает отделы, в различное время позднее Исаии написанные, – следовательно, стоит на точке зрения Гезениуса. Самое толкование Эвальда, отличаясь краткостью, по преимуществу направляется к разъяснению содержания священной книги, к точному уразумению частностей этого содержания, с целью составить таким образом цельное представление о деятельности и особенностях пророка. В примечаниях Эвальд умеренно пользуется и филологией, и древними переводами, и историей и т. п. и в этом отношении весьма поучителен.

К направлению охранительному, руководящемуся убеждением в божественном происхождении книги и ищущему в последней указаний на спасительные действия Бога в мире человеческом, – к этому направлению относятся:

а) Генгстенберга Christologie des Alten Testaments (Berlin 1829–32 в 2 чч.; 2 изд. в 3 частях 1854–57), в толковании мест, в Новом Завете и у церковных отцов и учителей, относимых к новозаветному домостроительству спасения, следующее руководству этих христианских авторитетов и научные доводы направляющее к оправданию этих указаний;

б) Commentar über Iesaias von Moritz Drechsler (3 чч. 1845–57, третья часть составлена Августом Ганом, а заключительная к ней статья – Францем Дэличем);

в) Commentar über den Propheten Jesajas von Franz Delitzsch (Leipzig 3 Aufl. 1879), составлявшей плод обширной филологической, археологической и исторической учёности и богословского просвещения, проникнутого верой в книгу пророка Исаии, как памятник божественного откровения;

г) Nägelsbach, Der Prophet Iesaia, theologisch – homiletisch bearbeitet Leipzig 1877, труд, заключающий в себе и новый, самостоятельный перевод пророческой книги, и толкование, в подробностях дающее немало новых изысканий;

д) Kay, Isaiah, introduction, commentary and critical notes (в V т. Cook, The holy Bible London. 1875);

e) Cheyne, The prophecies of Isaiah, a new translation with commentary and appendices I–II vol. London. 1880–1881.

В католической литературе заслуживают внимания комментарии:

а) Корнелия a Lapide. Commentarius in omnes sacros libros Venet. 1688;

б) Кальмета Commentaire literale sur tous les livres de Iʼancien et nouveau Testament. Paris 1724–26;

в) Scheggʼa на пророка Исаию, 2 тома, 1850, и

г) A. Maier’a также на одного пророка Исаию, 1860.

В русской литературе, кроме общеизвестных учебных книг Хергозерского и Афанасьева, можно назвать только толкование епископа Петра на первые 12 глав пророка.

Глава I


а҃. Видѣ́нїе, є́же ви́дѣ Иса́їа сн҃ъ А҆мѡ́сов, є́же ви́дѣ на Іꙋде́ю и на Іерꙋсали́м, в̾ цр҃тво ѻзі́и и҆ Iѡаѳа́ма, и Аха́за и Єзекі́и, ѝже цр҃ствоваша во Іꙋде́и. 1. Видение Исаии, сына Амосова, которое он видел о Иудее и Иерусалиме, во дни Озии, Иоафама, Ахаза, Езекии – царей Иудейских.

Ст. 1. «Видением, еже виде Исаиа», ( = греч.; с евр.: видение Исаии.., которое он видел – чтение, устраняющее тожесловие гр.-слав. текста: «еже виде…еже виде»…)... называется здесь содержание 1–12 глав книги пророка Исаии, в том смысле, что оно составляет Откровение Божие, воспринятое и усвоенное пророком извне, а не есть плод самостоятельной умственной деятельности пророка. Сравнивая настоящее место с Ис.2:1 (букв. с евр. «слово, которое видел Исаия»), и Ис.13:1 (пророчество о Вавилоне, которое – буквально с евр. – видел Исаия), можно убедиться, что Откровение Божие сообщалось пророку в форме строго определённых мыслей, вполне готовых для выражения членораздельными звуками.

Главными предметами, которым посвящено содержание откровений Божиих, выразившихся в речах Исаии, называются Иуда и Иерусалим. Это значит, что настоящий стих служит заглавием только 1–12 глав, и не относится к главам 13–23, в которых (исключая гл. 22) речь о судьбе иноплеменных народов. Такой взгляд может быть подкреплён указанием на Ис.13:1, где слова: «пророчество о Вавилоне, которое видел Исаия сын Амосов» так сходны с надписанием Ис.1:1 и выражают, по-видимому, ту мысль собирателя книги, что с гл. 13 начинается новый отдел книги, к которому не относится надписание Ис.1:1 или Ис.2:1. Если в Ис.2:1 повторяется (с небольшим сокращением) надписание Ис.1:1, то это может значить, что на гл. 1 собиратель книги смотрел, как на вступительную речь к главам 2–12. И в самом деле, в 1 гл. обличения (Ис.1:2–4, 10–15, 21–23), увещания (Ис.1:16–17), угрозы (Ис.1:20, 24, 25, 28–31) и обетования (Ис.1:18, 19, 26:27) пророка могут быть рассматриваемы как краткое предварительное выражение важнейших мыслей, раскрываемых в глл. 2–12, или как тома этих последних слов.

Ст. 2–31 составляют речь пророка Исаии, первую по положению в книге, но не самую раннюю по происхождению. В содержании этой речи следующие черты могут служить указаниями на время её произнесения.

1) Ст. 5–9 содержат в себе описание того опустошённого состояния, в котором находилась Иудея в то время, как пророк произносил свою речь. Во время пророческой деятельности Исаии, определённое в Ис.1:1, были два момента, когда состояние Иудеи, подвергшейся нападению иноплеменников, могло подходить к описанию пророка. По 4Цар.15:37 «Господь начал посылать на Иудею Ренина, царя сирийского, и Факея, сына Ремалиина», царя израильского, в царствование Иоафама. При преемнике последнего, Ахазе, враги Иудеи успели подойти к Иерусалиму и осадили его, хотя и не могли одолеть (4Цар.16:5). Вне Иерусалима, по 2Пар.28:5–8, множество иудеев отчасти взято в плен, отчасти убито врагами. В то же время на Иудею сделали нападение идумеи, может быть, находившиеся в союзе с сирийцами (ср. 4Цар.16:6); а филистимляне рассыпались по городам западно- и южно-иудейским (2Пар.28:17–18). Приглашённый на помощь Ахазом царь ассирийский Феглафелассар обессилил северных врагов Иуды – израильтян и сириян, но взял также дань и с самого Ахаза, который должен был изъявить ему покорность (4Цар.16:7–8; 2Пар.28:21). Другой момент, имевший некоторое сходство с только что описанным, относится ко времени царствования Езекии, именно – по священным книгам В. З. (ср. 4Цар.20:6 с 4Цар.18:2) – к 14-му, году этого царствования. Тогда Сеннахерим, царь ассирийский, пошёл против всех укреплённых городов Иудеи и взял их, и уплата Езекией большой пени царю ассирийскому не спасла и столицы Иудеи от осады (4Цар.18:14–17), которая, впрочем, не была удачна для ассириян. Иудея и тогда была опустошена, и только Иерусалим остался цел.

Другие черты содержания речи побуждают из этих двух моментов остановиться на первом, как более вероятном времени произнесения речи. Именно:

2) Пророк упрекает иудеев в том, что они оставили и забыли Господа (Ис.1:2–4), называет столицу Иудеи – Иерусалим – даже блудницей (Ис.1:21), имея в виду дубравы и сады, в которых иудеи совершали противозаконное богослужение (Ис.1:29). Правда, и в царствование Езекии идолопоклонство не сразу прекратилось: Михей пророк (Мих.5:12 и сл.) и сам Исаия (Ис.30:22; 31:7) упоминают ещё об идолах и разных идолослужебных обычаях в своих речах, относящихся ко времени царствования Езекии, особенно к первым его годам. Но если пророк Михей считает Иерусалим устроителем высот (Мих.1:5), то таковым могла быть столица Иудеи только в царствование Ахаза, лично подавшего своим подданным пример идолослужения (4Цар.16:3–4). Царь Езекия между тем отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву (4Цар.18:4). При нём Иерусалим стал исходным пунктом мер, направленных к уничтожению идолопоклонства.

3) То опустошение страны, на которое указано выше, считая справедливым возмездием за отступничество народа от Господа, пророк грозит ещё и в будущем новым наказанием Божиим (ст. 24), после которого только «Сион спасется правосудием и обратившиеся сыны его – правдой» (ст. 27). В то время, когда Иудею наводнило войско Сеннахерима, пророк, упрекая иудеев за то, что они надеются на Египет и, угрожая им большими потерями от Ассирии в будущем, затем обещает им спасение и благополучную жизнь в Сионе (Ис.30:19 и сл.: 31:4, 5; 32:16–18; 33:5, 6, 20; 10:24 и сл.). Содержание главы первой не согласовалось бы с направлением мыслей пророка Исаии во время нашествия Сеннахерима на Иудею; оно представляется более соответствующим положению Иудеи во время сирско-израильской войны, при Ахазе.


в҃. Слы́ши, нб҃о, и внꙋшѝ, землѐ, ꙗ́кѡ Гд҃ь возглаго́ла: сн҃ы роди́х и возвы́сих, ті́и же ѿверго́шасѧ менє. 2. Слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит: Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня.

Ст. 2–9. Народ, воспитанный и возвеличенный Господом, оставил сего Господа. Горе отступнику! Он не оставляет своего отступничества и в то время, как терпит удары правосудия Божия. Его раны за то неисцельны. Его страна опустошена так, что подобна была бы Содому и Гоморре, если бы не оставил Господь небольшого остатка.

2. Небо и земля приглашаются слушать слова Господа, как свидетели неизменной верности, подобающей этим словам (ср. Втор.4:24), как словам Господа (Числ.23:19. Пс.144:13). Господь говорит, как Судия праведный (Пс.9:5; 1Пет.2:23; 2Тим.4:8) и могущественный (Пс.9:5–9). Слав.-греч. перевод: сн҃ы роди́хъ даёт мысль, сходную со словами Втор.14:1: вы – сыны Господа, Бога вашего, или Исх.4:22: Израиль – сын Мой (слова Божии). Буквальный перевод евр. текста – сыновей Я воспитал, или: вырастил – напоминает Иез.16:3 и сл., где устами пророка Бог сравнивает Израиля с младенцем, который тотчас по рождении был выброшен на поле. Господь охранял сначала его естественную жизнь и умножил его, как полевые растения. Господь исполнил Своё обетование сделать потомство Авраама многочисленным, как звёзды небесные (Быт.15:5), и дать ему всю землю от реки Египетской до реки Евфрата (Быт.15:18). Словом возвысих у пророка Исаии выражается мысль о том, что Израиль был народом святым у Господа (Втор.7:6; ср. Исх.19:6), особенно близким к Нему (Втор.4:7), собственным Его уделом, избранным из всех народов (Втор.7:6) и потому поставленным выше всех народов (Втор.26:19), «главою народов» (Иер.31:7). См. также Иез.16:8 и сл., где благодатные попечения Божии об Израиле выражаются словами о вступлении Господа в завет с ним.

Ті́и же ѿверго́шасѧ менє = возмутились против Меня, как своего Отца и Бога, к Которому они обязаны были повиновением, перестали исполнять Его волю.

Имя Господь соответствует обыкновенно в слав. и русском переводах еврейскому יהוה, которое по общеупотребительному теперь масоретскому изданию евр. Библии произносится: Иегова. Но

а) в этом произношении гласные взяты от имени אֲדֺנַי (только вместо ֲ– под י поставлено простое шва), перевод которого Κύριος и соответствует обыкновенно у 70-ти толковников имени יהוה. Эти гласные меняются, коль скороיהוה стоит рядом с אֲדֺנַי.

б) Это произношение принято только с XVI христ. в., принято притом не без возражений (см. Delitzsch Iesaia к I:2). На основании неправильного понимания Исх.20:7 и Лев.24:11 и сл. евреи очень рано (до Филона) приняли не произносить имени Божия (самаряне читали שֵׁימׇא вместо יהוה). Забытое, вследствие того, первоначальное произношение этого имени определяется на основании следующих данных: в многочисленных собственных именах, оканчивающихся на יָה или יָהוּ это окончание есть сокращение имени Божия יהוה; и так как при сокращении отпадает обыкновенно конец, а не начало слова, то в יהו = יה заключается указание, что первый слог имениיהוה произносился первоначально с гласной а. Для определения произношения последнего слога имени важно заметить, что в одном списке сирско-гекзаплского перевода пророка Исаии, VIII в. сирское יהוה греческими буквами выражено иеие (ιειε см. Field, Origenis Hexapla к Ис.1:2). Произношение последнего слога с гласной е подтверждается и сокращением יהוה в יהו, – посредствующей формой между этими двумя была יַהְוְ. Произношение יַהוֶה, Ягве, есть то самое, которое было у самарян по свидетельству блаж. Феодорита (см. Field, Origenis Hexapla 1:1, стр. 89:90) и которое встречается у архонтиков (у Феодорита, Fabulae haereticae 1:11 и у Епифания haer. 40. 5) между различными божескими именами: Ἰαβέ. См. Schenkel, Bibellexicon в статье «Iahve». Herzogs Real-Encyclopädie für protest. Theologie und Kirche в статье под заглавием Iehova. Ср. Baudissin, Studien zur semitischen Religionsgeschichte, Heft I, Leipzig 1876, стр. 253 исл. Что имя Божие יהוה должно быть произносимо и произносилось первоначально у евреев Ягве, – считает решённым делом и Фридрих Дэлич, который, однако, думает, будто Ягве есть переделанное в евр. форму имя вавилонско-ассирийского божества Ягу, прочитанное в памятниках клинообразного письма, – имя, с которым между тем евреи стали соединять представление, независимое от языческих верований. См. Delitzsch Friedrich, Wo lag das Paradies? Leipzig 1881, cтp. 158 и сл. Ср. также Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament 2 Aufl., cтp. 23 и сл. Что касается значения, принадлежащего имени Божию Ягве, то, происходя от корня הׇוָה = הׇיָה быть, оно прежде всего значит: Сущий, собственно: Тот, который есть; см. Исх.3:14, гр.-слав. «Аз есть Сый». В этом значении различаются два момента:

1) свободы, независимости, самостоятельности и

2) неизменного постоянства, верности Самому Себе.

Подобозначащим имени Ягве может быть признано слово Вечный (Быт. 21:33, где имя Ягве поясняется прибавлением: «Бог вечный»; так же Откр.1:4; 4:8. «Сущий и иже бе и грядущий»), но с тем пояснением, которое ему даётся в словах Втор.32:40: «живу Я во век» (слова Ягве). Ягве = вечно живущий Бог, т. е. всегда и неизменно проявляющий Свою независимую жизнь в отношениях к другим существам и – по преимуществу – направляющий жизнь разумных существ по неизменным законам Своей правды и благости.


г҃. Позна волъ стѧжа́вшаго ѝ, и ѻсе́лъ ꙗ́сли гд҃и́на своегѡ̀: Ісра́иль же менѐ не позна̀, и лю́дїе моѝ не разꙋмѣ́ша. 3. Вол знает владетеля своего, и осёл – ясли господина своего; а Израиль не знает [Меня], народ Мой не разумеет.

3. Вол и осёл, домашние животные, не уходят от яслей их хозяина, держатся своего стойла, будучи всегда готовы служить своему господину. Они знают, кому они принадлежат и должны работать. Израиль стал ниже этих животных, потому что не знает, забывает, не имеет привязанности к Тому, кто называет его Своим народом (ср. толков. ст. предыд.).

Ісра́иль же менѐ не позна̀: местоимение здесь читается согласно с Ват., Комплют. и Альд. греч. и с лат. вульг., но отсутствует в евр. и сир.


д҃. Увы̀, зы́къ грѣ́шный, лю́дїе испо́лнени грѣхѡ́в, сѣ́мѧ лꙋка́вое, сн҃ове беззако́ннїи, ѡста́висте Гд҃а и разгнѣ́васте Ст҃а́го Ісра́илева, ѿврати́стесѧ вспѧть. 4. Увы, народ грешный, народ обременённый беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Господа, презрели Святого Израилева, – повернулись назад.

4. Начинает говорить пророк, объясняя слова Господа, содержащиеся в 2 предыд. стт. Увы̀, зы́къ грѣ́шный или (иначе и более согласно с связью речи, выражая смысл как евр., так и греч. чтения): горе народу грешному, народу обременённому беззакониями, племени злодеев, сынам погибельным! Названия, усвояемые народу, призванному Богом к святости (ср. толков. ст. 2), указывают на то, что этот народ отступил от своего призвания. Заповедь о святости (Лев.19:2) не исполнена получившим её Израилем; этот последний презрел волю Святого, изволившего, чтобы избранный Им народ был свят, как Он Сам свят (см. Лев.19:2; ср. 1Ин.3:7). Ѿврати́стесѧ вспѧть = вы не взирали на Господа, не внимали словам уст Его, не обращали внимания на Его учительные действия, и не только отворачивались от Него, следуя влечениям своего злого сердца (ср. Иер.7:24), но и более и более удалялись от Него.


є҃. Что ещѐ уѧзвлѧ́етесѧ, прилага́юще беззако́нїе; всѧ́каѧ глава̀ в̾ болѣ́знь, и всѧ́кое се́рдце в печа́ль. 5. Во что вас бить ещё, продолжающие своё упорство? Вся голова в язвах, и всё сердце исчахло.
ѕ҃. Ѿ ног да́же до главы̀ нѣсть в̾ нем цѣ́лости: ни стрꙋп, ни ꙗ́зва, ни ра́на палѧ́щаѧсѧ: нѣсть пла́стырѧ приложи́ти, нижѐ єле́а, нижѐ ѡбѧза́нїѧ. 6. От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места: язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягчённые елеем.

5–6. Речь о наказании, которое несёт народ за своё отступничество и непослушание. Наказание это сравнивается с болезнью, поразившей всё тело человека, так что не остаётся уже здорового места. Ср. Ис.30:26. Иер.10:19. Ос.6:2. Что ещѐ уѧзвлѧ́етесѧ, прилага́юще беззако́нїе ( = 70 толк., пешито); = не довольно ли уже страдать вам? не пора ли оставить беззаконную жизнь, которая навлекает на вас бедствие? Русский перевод, согласный с вульгатой и арабским переводом Саадии, точнее выражает смысл евр. чтения: во что вас бить ещё, продолжающие своё упорство или отступничество? Последнее слово указывает на ту злокачественную нравственную жизнь иудеев, существенно отличительной чертой которой в царствование Ахаза было забвение истинного Бога и поклонение иноземным идолам (4Цар.16:3–4, 10 и сл.) Возможно также предположить, что пророк под «отступничеством» разумеет и то искание помощи у ассирийского царя, которое привело к последствиям, противоположным тем, которых хотел достигнуть Ахаз (2Пар.28:20). По крайней мере, в Ис.30:1 и сл. пророк Исаия союз Езекии с иноплеменным государством (Египтом) объявляет противным воле Господней, и иудеев, заключивших этот союз, называет «сынами непокорными».

«Голова» и «сердце» – благороднейшие и важнейшие части человеческого тела, которого жизнь находится в крайней опасности, когда поражены эти части. Больным человеком, страдающим поражением этих частей, представляет пророк иудейское государство, во время нашествия израильтян и сириян вместе с филистимлянами и идумеями не нашедшее ничего лучшего, как броситься в коварные объятия Ассирии. ни стрꙋп, ни ꙗ́зва (μώλωψ = синяк, кровяной подтёк), ни ра́на палѧ́щаѧсѧ (свежая): отрицания нарушают связь и согласие этих слов с предыдущей и последующей речью, где пророк не отрицает, но утверждает существование ран у бедствующего. Русский перевод согласен с сирским пешито и латинской вульгатой в том отношении, что и здесь имеет слова: язвы, пятна, гноящиеся (лучше: свежие) раны, не очищенные (от гноя) и не обвязанные и не смягчённые елеем. Последние слова указывают, в переносном смысле, на дурное управление внутренними делами иудейского государства, не оказавшее никакого сопротивления вторгшемуся в страну неприятелю, и на недальновидное руководительство сношениями Иудеи с соседними государствами, на союз с государством, вместо помощи причинившим вред иудеям.


з҃. Землѧ̀ ва́ша пꙋста̀, гра́ди ва́ши ѻгне́м пожже́ни, странꙋ̀ ва́шꙋ пред̾ ва́ми чꙋжді́и поѧда́ют, и҆ ѡпꙋстѣ̀ низвраще́на ѿ людей чꙋжди́х. 7. Земля ваша опустошена; города ваши сожжены огнём; поля ваши в ваших глазах съедают чужие; всё опустело, как после разорения чужими.

7. прямое выражение мысли, в 5 и 6 ст. выраженной через сравнение. Страна стала пустыней, города её сожжены огнём, – состояние, в котором Иудея находилась после нашествия израильтян и Сириян. Странꙋ̀ ва́шꙋ, т. е. произведения полей и виноградников, вообще богатства страны, пред̾ ва́ми чꙋжді́и поѧда́ют (ср. Втор.28:51. Иер.5:17): чужими названы те филистимляне и идумеи, которые опустошали Иудею после того, как израильтяне и сирияне отступили от Иерyсалима, не успев взять его (2Пар.28:17–18). Они названы «чужими» в том смысле, что их «не знал» народ еврейский (Втор.28:38), т. е. не понимал их языка (Иер.5:14). Они опустошают Иудею пред глазами иерусалимлян, пред глазами иерусалимского правительства, которое оказывается бессильным прогнать врага. Ѡпꙋстѣ̀ низвраще́на ѿ людей чꙋжди́х смысл соответствующего евр. чтения может быть точно выражен так: «опустошена, как только может быть опустошена чужими» – иноплеменниками, которые естественно стараются нанести возможно больший вред неприятельской стране. Иудея находилась в состоянии крайнего опустошения.


и҃. Ѡста́витсѧ дщерь Сїѡ́нѧ, ꙗ́кѡ кꙋ́ща в вїногра́дѣ и ꙗ́кѡ ѻво́щное храни́лище в вертогра́дѣ, ꙗ́кѡ гра́д вою́емый. 8. И осталась дщерь Сиона, как шатёр в винограднике, как шалаш в огороде, как осаждённый город.

8. Дочь Сиона = иудеи, для которых Иерусалим, лежащий на горе Сионе, был отечественным городом (ср. Ис.16:1; 37:22), жители Иерусалима, не отделяемые в настоящем случае от самого города. Город с своими жителями ещё не тронут неприятелем (4Цар.16:5); но он ꙗ́кѡ кꙋ́ща в вїногра́де и ꙗ́кѡ ѻво́щное храни́лище в вертогра́дѣ = он одинок среди опустошённой страны, как одинок сторожевой шалаш в виноградинке, или – ещё лучше – как одиноко хранилище овощей в огороде по окончании сбора овощей. Последнее из двух сравнений в евр. тексте может иметь отличный от греко-слав. перевода смысл, именно: «как ночной приют (для сторожа) в огороде». При таком переводе, сравнение указывало бы на лишения, которые должны были испытывать жители Иерусалима, стеснённые в нём неприятелем, подобно сторожу, который в огороде естественно не строит себе помещения, приспособленного к более или менее непринуждённой удобной жизни. Евр. слово, переведённое русским: шалаш или «ночной приют», может также значить ту висячую постель, которую путешествующие в жарких восточных странах и сторожа виноградников привешивали на дерево и проводили в ней ночь, предохраняя себя таким образом от диких зверей. Niebuhr, Beschr. von Arabien S. 158. Wetzstein in Delitzsch’ Iob. 2 Aufl. 348. В таком смысле понимаемое сравнение пророка Исаии напоминало бы одно место из летописи ассир. царя Санхириба, где он об осаде Иерусалима при Езекии говорит в следующих выражениях: «его самого (Езекию) я запер, как птицу в клетке» (См. Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament, 2 Aufl. Стр. 293:304). Ꙗ́кѡ гра́д вою́емый = как осаждённый город. Эти слова показывают, что в строгом смысле осады Иерусалим ещё не испытывал, что враг ещё не приблизился к городу. Но жители Иерусалима видят, что другие города кругом столицы сожжены огнём и страна вся опустошена, что враг наводнил страну и хозяйничает в ней, – в таком положении иерусалимляне боятся выходить из крепости, опасаясь попасть в руки неприятеля. В таком же смысле можно понимать и относящееся в тому же положению Иерусалима замечание 4Цар.16:5: евр. текст здесь может быть понят в том смысле, что сирияне и израильтяне стеснили Ахаза.

Ѡста́витсѧ дщерь Сїѡ́нѧ: уединение, стеснение Иерусалима представляется делом будущих дней, – 70-ть толковников в евр. слове וְנוֺתְרָה начальную частицу приняли за вавъ возвратное, и потому глагол поставили в будущ. вр., между тем как связь с предыдущим ст. требует времени прошедшего или настоящего (частица вавъ – просто соединительная).


ѳ҃. И а́ще не бы Гд҃ь Саваѡ́ѳъ ѡста́вилъ нам сѣ́мене, ꙗ́кѡ Содо́ма у́бѡ бы́ли бы́хом, и ꙗ́кѡ Гомо́ррꙋ уподо́билисѧ бы́хом. 9. Если бы Господь Саваоф не оставил нам небольшого остатка, то мы были бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре.

9. Пророк говорит от лица всех иудеев, не исключая из числа их и себя. Если бы Господь не оставил нам небольшого остатка – в лице иерусалимлян, засевших в крепости сионской, то мы были бы подобны Содому и Гоморре, т. е. перестали бы совсем существовать, – народ иудейский исчез бы с лица земли. Господь Саваоф буквально значит: Господь (Ягве) воинств (ср. Иер.5:14; 15:16; 38:17: Господь сил). Сущий, Вечный, как Царь Небесный, представляется сидящим на Своём святом престоле (Пс.46:9; 102:9), окружённый «воинством небесным», т. е. Ангелами (3Цар.22:19; 2Пар.18:18). В этом последнем смысле воинство небесное надо отличать от другого небесного воинства = звёзд небесных, которым служили евреи, как богам своим (4Цар.17:16; 21:3, 5; Иер.8:2) и которых царицей они почитали луну под именем «царицы небесной» (Иер.7:18; 44:17).

Ст. 10–20. Мысль о судьбе Содома и Гоморры, на которую навело пророка современное состояние Иудейской страны, естественно, обращает его внимание опять на религиозно-нравственное состояние жителей Иудеи. Это состояние уподобляет Иудеев жителям Содома и Гоморры. Внешние действия жертвоприношений и всё богослужение, совершаемое Иудеями в храме, не загладит их грехов. Надо учиться делать добро ближним, и только тогда благоденствие страны будет восстановлено. В противном случае, неприятель совершенно опустошит страну.


і҃. Услы́шите сло́во Гдне, кнѧ̑зи содо́мстїи: внемли́те зако́нꙋ бжїю, лю́дїе Гомо́ррстїи. 10. Слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский!

10. По Иез.16:49, грехами жителей Содома были: гордость, пресыщение, соединённое с праздностью, и жестокость к бедным и нищим. Современников своих Исаия неоднократно в других случаях упрекает также в гордости (Ис.2:12, 17; 3:16), в пресыщении чувственном (Ис.3:16 и сл.; Ис.5:11:22) и в несправедливостях к слабым и бедным (Ис.1:13; 3:12, 15; 5:23). Мысль обо всех этих пороках соединяется в настоящем случае у пророка в названии иудеев «князьями (точнее с евр. – судьями) содомскими и людьми гоморрскими». «Закон Божий» и «слово Господне» представляются в речи пророка параллельными один другому. Так как ясно, что «словом Господним» названо здесь содержание непосредственно затем следующих стихов; то словами: «закон Божий» указывается на это же содержание, а не на закон Моисеев. Соответствующие евр. слова могут значить: «наставление, указание Божие».


а҃і. Что ми мно́жество жертв ва́шихъ, глаго́лет Гд҃ь; И҆спо́лнен єсмь всесожже́нїй о́внихъ, и тꙋ́ка а́гнцєв, и кро́ве юнцѡ́въ и козлѡ́въ не хощꙋ̀ 11. К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу.

11. Вещественными жертвами, приносимыми в храм, евреи думали сделать благодеяние Богу; они думали, что жертвы нужны Богу, а не им же самим; принося эти жертвы, они не считали нужным иметь то «сердце сокрушённое и смиренное», тот «дух сокрушённый», который главным образом и составляет угодную Богу жертву (Пс.50:19). Зная сердца людей (Пс.7:10), Господь спрашивает: что ми множество жертв ваших? = напрасно вы думаете ими сделать Мне одолжение. Не всесожжение, не тук и кровь приятны мне (не хощꙋ̀ = не благоволю). «Жертвами», по смыслу евр. их названия, были все те приношения Богу, которые состояли из того или другого животного, закалаемого и затем сжигаемого вполне или отчасти. Сжигаемое вполне животное называется всесожжением (Лев.1:1). «Туком агнцев» называются, в тесном смысле, те части животного, приносимого в жертву мирную, за грех или повинности, которые сожигались на жертвеннике, именно весь тук, который на внутренностях (Лев.3–5 главы); а в дальнейшем и более широком смысле, этим туком у пророка названы и целые жертвы мирные, за грех и повинности. Кровь юнцев или вообще жертвенных животных отчасти кропилась перстом священника на рога жертвенника, отчасти выливалась у основания жертвенника (Лев.1:5, 11; 3:2, 8; 4:6 и пр.).

Агнцѡвъ (ἀρνῶν): в русск. тексте это слово заменяется более правильным переводом евр. – откормленного скота (может быть, волов по преимуществу). И кро́ве юнцѡ́въ и козлѡ́въ: русский перевод пред последним словом прибавляет ещё: и агнцев ( = евр.) – молодых, в Числ.8 гл. называемых однолетними. 70 толк. опустили это слово, потому что могли не усмотреть различия между этими (молодыми) агнцами и агнцами ( = взрослыми баранами), несколько выше упомянутыми.


в҃і. Нижѐ приходи́те ꙗви́тисѧ мѝ: кто бо изыска̀ сїѧ̑ из̾ рꙋ́к ва́шихъ? Ходи́ти по дворꙋ̀ моемꙋ̀ не приложитѐ. 12. Когда вы приходите являться пред лице Моё, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои?

12. Переводы русский и грек.-слав. только по форме различаются между собой, будучи по смыслу сходны один с другим. Ходи́ти по дворꙋ̀ моемꙋ̀, точнее – не только с евр., но и с греч. – «попирати двор мой» (πατεῖν τὴν αὐλήν μου) – выражение это значит, что, являясь во дворе храма Господня для принесения жертв (ср. ст. 11), евреи оскорбляли свящ. достоинство этого места. Кто бо изыска̀ сїѧ̑ из̾ рꙋ́к ва́шихъ? посещение двора храма Божьего людьми, сердце которых было далеко от Бога (ср. Ис.29:13), не есть угодное Богу дело. Без сердца сокрушённого (ср. Ис.29:16 и сл.) нижѐ приходи́те ꙗви́тисѧ мѝ, более букв. с евр. являться пред лице Моё. Впрочем, масоретское чтение в настоящем случае трудно перевести буквально. Заслуживает внимания мнение, по которому первоначальное чтение евр. текста буквально значило здесь: «видеть лице Мое» (ср. Исх.23:15; 34:23–24. Втор.16:16; 31:11. Пс.41:3, где по евр. т. страдат. форма глагола соединяется с винит. падежом, где по грек.-слав. употреблено выражение: «являтися пред Господем» и где можно было бы, не изменяя согласных букв глагола, читать дествит. его форму – более согласно с следующим винит. пад. – «видеть лице Господне»). Как перевод 70 толк., так и масор. чтение основаны, вероятно, на мнении, которое утвердилось между евреями на основании Исх.19:21; 33:20 и по которому увидевший Бога человек должен умереть (Исх.20:19. Втор.18:16. Суд. 6:22 и сл.; 13:22. Исх.6:5).


г҃і. И а́ще принесе́те м семїда́л, всꙋ́е: кади́ло ме́рзость м єсть. 13. Не носи́те больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие и празднование!

13. Не носите больше даров тщетных: «дарами» (מִנְהׇה) называется жертва Господу, состоящая из муки, смешанной с елеем, или из хлебов или лепёшек, сделанных из пшеничной муки, пресных, но с солью (см. Лев.2 гл., Лев.5:11; 6:13 и сл.; Лев.14:10, 20; Числ.5:15; 15:4 и сл.). Кади́ло (точнее – фимиам = ϑυμίαμα, ср. греко-слав. перевод Исх.30:7, 8, 9; 31:11 и мн. др. места): соответствующее евр. слово קְטרֶת = буквально курение, – так называются не только благовония, которые сожигались ежедневно на алтаре кадильном (Исх.30:1:7) и в день очищения во святом святых (Лев.16:12), но и та часть мучного приношения, которая сжигалась на жертвеннике с елеем и фимиамом (Лев.2:2). Мучные приношения называются «тщетными», а курение отвратительным, мерзостью – в том смысле, что эти внешние действия, не будучи сопровождаемы сердечной молитвой к Богу, были противны намерению, с которым даны были заповеди о жертвах (ср. Лев.23:27; Числ.29:7; Пс.50:19), и потому составляли оскорбление Законодателя.

Семїда́л – оставленное без перевода греч. σεμίδαλις (ср. также 3Цар.5:2; Иез.16:13, 19; 46:14), между тем как в других случаях это слово переводится словами; или «мука чистая» (Быт.18:6), или: «мука пшеничная» (Исх.29:2, 40. Лев.2:1, 2, 4 и мн. др.).


д҃і. Новомѣ́сѧчїй вашихъ и҆ сꙋббѡ́тъ и҆ дне вели́кагѡ не потерплю̀: поста̀ и пра́здности, и новомѣ́сѧчїй ваших и пра́здникѡв ва́ших ненави́дит дꙋша̀ моѧ̀: бысте м в сы́тость, ктомꙋ̀ не стерплю̀ грехѡ́в ва́ших. 14. Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их.

14. «Новомесячием» назывался первый день каждого месяца, считавшийся праздником, в который надо было приносить жертву Господу (см. Числ.10:10; 28:11 и сл.). «Суббота» считалась также праздником (Исх.20:10 и сл., Лев.23:3), когда надлежало приносить Богу особую, субботнюю, жертву (Числ.28:9). «Днём великим» в слав. переводе называется тот праздник, в который полагалось, по закону Моисееву, священное собрание народа в скинии или храме. Такими праздниками, кроме субботы, были: пасха, пятидесятница, праздник труб, день очищения и праздник кущей (см. Лев.23 гл.). Слова: поста̀ и пра́здности в слав.-греч. переводе относятся к следующему предложению: «ненавидит душа Моя». Между тем евр. соответствующие слова указывают основание, почему Господь не потерпит новомесячий и пр. Беззаконие и празднование: последнее из этих слов – перевод евр. слова, по смыслу своему сходного со словом, означающим священное, вообще праздничное собрание (4Цар.10:20. Иоил.1:14. Aм.5:21) и в особенности праздничное собрание в 7 день пасхи и в 8-й праздника кущей (Лев.23:36; Числ.29:35; Втор.16:8; 2Пар.7:9; Неем.8:18). Евреи собирались на праздники пред лице Господа, не очищая себя покаянием; пред очи Господа являлись они беззаконниками, и потому не могли быть терпимы здесь Праведным (ср. Пс.5:6; 10:7). Ненави́дит дꙋша̀ моѧ̀ – более сильное сравнительно с предыдущим выражение осуждения праздников, совершаемых без должного благоговения. Под «праздниками» здесь нужно разуметь то, что в предыдущем предложении названо «субботами и праздничными собраниями». Бысте м в сы́тость, ктомꙋ̀ не стерплю̀ грехѡ́в ва́ших: последние два слова прибавлены сравнительно с евр. текстом, но не вопреки его смыслу. Евреи совершали свои религиозные праздники, не почерпая в них для себя нравственного назидания. После праздничных жертвоприношений, не сопровождающихся сокрушением духа жертвоприносителей, эти последние оставались всё теми же грешниками, которым может обещать Господь не милость, а гнев Свой.

Поста и пра́здности = νηστείαν καὶ ἀργίαν. Первое слово соответствует евр. אָוֶן, которое по-видимому отнесено к корню עָנָה, в Лев.16:31; 23:27, 32; Числ.29:7 значащему: смирять (душу) = поститься (оттуда תּענית – пост). Ἀργία – воздержание от работы, – значение, усвоенное слову עֲצָרָה по первому значению его корня (удерживать, препятствовать).


є҃і. Є҆гда̀ прострете рꙋ́ки (ва́шѧ) ко мнѣ, ѿвращꙋ̀ о́чи моѝ ѿ вас: и а́ще умно́жите моле́нїе, не услы́шꙋ ва́с: рꙋ́ки бо ва́шѧ испо́лнєны кро́ве. 15. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови.

15. «Простирать руки» и «умножать моление» – параллельные по смыслу выражения. Простертие рук служило выражением мольбы о помощи, об избавлении от несчастья (3Цар.8:22; Иер.4:31; Исх.9:29). Молитвенный вопль сыны израилевы поднимали ко Господу в случаях несчастий (Суд.3:9, 15; 4:3; 6:7). На простираемых к Нему руках Господь видит кровь – следы и доказательство преступных, несправедливых отношений иудеев к ближним (Ис.1:23; 3:15; 5:23), – отношений, в которых убийства были наиболее возмутительными явлениями (Ис.1:21; 4:4; 5:7). Преступников заповеди о любви к ближним, беззаконников, Господь ненавидит (Пс.5:6); на них не могут быть обращены очи Господни (там же., ср. 3Цар.8:29), и потому Господь отвращает от них Свой взор = перестаёт благоволить к ним.


ѕ҃і. И змы́йтесѧ, (и) чи́сти бꙋ́дите, ѿими́те лꙋка̑вства ѿ дꙋ́ш ва́ших пред̾ очи́ма мои́ма, преста́ните ѿ лꙋка́вств ва́ших. 16. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло;

16. Беззакония евреев рассматриваются как грязь, покрывающая их духовное существо (ср. Иер.2:22; Пс.50:4). Удалите злые деяния ваши от очей Моих, т. е. – так как Бог видит всё и везде – прекратите совсем злые дела ваши: слав.-греч. перевод правильно и точно, хотя не буквально, выражает смысл слов Господних.


з҃і. Наꙋчи́тесѧ добро̀ твори́ти, взыщи́те сꙋда̀, и҆зба́вите ѡби́димого, сꙋди́те си́рꙋ и ѡправди́те вдови́цꙋ. 17. научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетённого, защищайте сироту, вступайтесь за вдову.

17. «Добром» пророк называет взыскание суда, т. е. усиленное, не взирая ни на какие препятствия, стремление сообразовать свои отношения к ближним с правдой (служащей основанием и целью суда). Правда, по взгляду пророка, может всего лучше проявиться в защите слабого и угнетённого ближнего (ср. Втор.10:18; Иер.22:3; Иов.29:12 и сл.), также как и по учению Спасителя любовь в ближнему всего лучше выражается в милосердии к несчастным (Лк.10:29 и сл.).


и҃і. И прїиди́те, и истѧ́жимсѧ, глаго́летъ Гд҃ь. И а́ще бꙋ́дꙋтъ гресѝ ва́ши ꙗ́кѡ багрѧ́ное, ꙗ́кѡ снѣгъ убѣлю̀: а́ще же бꙋ́дꙋт ꙗ́кѡ червле́ное, ꙗ́кѡ во́лнꙋ убѣлю̀. 18. Тогда придите – и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю; если будут красны, как пурпур, – как во́лну убелю.

18. Червлёное и багряное своим цветом напоминали ту кровь, которой обагрены были руки иудеев. Грехи последних могли уподобляться багряному и червлёному, когда доходили до кровавых насилий над ближним (ср. ст. 15). Под условием, что иудеи научатся делать добро (ст. 17), Господь обещает простить им грехи их, как бы ни были велики последние. Снег есть символ белизны (Пс.50:9); а волна – чистоты (Дан.7:9). Господь смоет с иудеев их грехи, т. е. не будет их помнить более.


ѳ҃і. И а́ще хо́щете и послꙋ́шаете менѐ, блага̑ѧ землѝ снѣ́сте: 19. Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли;
к҃. Аще же не хо́щете, нижѐ послꙋ́шаете менѐ, мечь вы̀ поѧ́стъ: уста́ бо Гд҃нѧ глаголаша сїѧ̑. 20. если же отречётесь и будете упорствовать, то меч пожрёт вас: ибо уста Господни говорят.

19–20. Блага̑ѧ землѝ снѣ́сте = опустошение страны не продлится долго; мир будет восстановлен, и полевые посевы, так же как и сады плодовые, будут правильно возрастать и приносить плоды. Мечь вы̀ поѧ́стъ: = и вас постигнет участь уже погибших от меча неприятельскаго. Замечательно сопоставление: снѣ́степоѧ́стъ. Уста́ бо Гд҃нѧ глаголаша сїѧ̑. ср. Числ.23:19.

Ст. 21–31. На нравственное исправление всего Иудейского общества нельзя надеяться: это общество слишком развратилось. Господь погубит отступников и грешников и, сохранив только праведных, возвратит Иерусалиму достоинство святого города.


к҃а. Ка́кѡ бысть блꙋдни́ца градъ вѣ́рный Сїѡ́нъ полнъ сꙋда̀; в не́мже пра́вда почива́ше, ны́не же (в̾ нем) убі̑йцы. 21. Как сделалась блудницею верная столица, исполненная правосудия! Правда обитала в ней, а теперь – убийцы.

21. Обыкновенно в В. З. блуд значит неверность Господу, служение идолам (ср. Исх.34:15 и сл., Суд.8:33 и мн. др. места). В настоящем же месте пророк, противополагая настоящую «блудную» жизнь Иерусалима его прошлой жизни, за которую этот город называется «полным суда, градом верным», под блудом разумеет всю совокупность преступлений против закона правды и истины, против всего закона Божия. Убі̑йцы ср. ст. 15.


к҃в. Сребро̀ ва́ше неискꙋше́но, корчє́мницы тво меша́ют вїно̀ с̾ водо́ю. 22. Серебро твоё стало изгарью, вино твоё испорчено водой.

22. В греко-слав. переводе речь о преступном ухудшении ценных вещей без соответствующего понижения платы, взимаемой за них. Русский, букв. с евр., перевод имеет смысл, подобный смыслу Иер.6:28, 29, 30. Иез.22:18–22. Сравнивая Иудейское общество с различного рода металлической рудой, высшие его классы пророк называет «серебром неискушенным» = не очищенным от минеральных примесей; по русскому же переводу, эти высшие классы, по своему назначению и первоначальному достоинству сравниваемые с серебром, стали в действительности подобны изгари: благородных частиц в них нет более. Вторая половина стиха выражает ту же мысль посредством другого сравнения.


к҃г. Кнѧ́зи твоѝ не покарѧ́ютсѧ, о́бщницы татє́м, лю́бѧще да́ры, гонѧ́ще воздаѧ́нїе, си̑рым не сꙋдѧ́щїи и сꙋдꙋ̀ вдови́ц не внима́ющїи. 23. князья твои – законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою; не защищают сироты, и дело вдовы не доходит до них.

23. Кнѧ́зи твоѝ не покарѧ́ютсѧ – именно Господу, перестали веровать в Него, отступили от Него, обратились к ложным богам (ср. ст. 29), в более широком смысле – перестали внимать и следовать слову истины и правды, содержащемуся в законе Господнем. Общники татям, прикрывая их от кары законной за «дары».


к҃д. Сегѡ̀ ра́ди та́кѡ глаголетъ Вл҃ка Гд҃ь Саваѡ́ѳъ: го́ре крѣ̑пким во Ісра́или: не преста́нет бо ꙗ́рость моѧ̀ на проти́вныѧ, и сꙋд врагѡ́м мои́м сотворю̀: 24. Посему говорит Господь, Господь Саваоф, Сильный Израилев: о, удовлетворю Я Себя над противниками Моими и отмщу врагам Моим!

24. О, удовлетворю Я себя над противниками Моими, точнее с евр. «услаждусь Я мщением противникам Моим». Человекообразное выражение, приписывающее Богу движение Духа, недостойное Его святости, 70 толковников изменили в выражение, более согласное с Его правосудием: не преста́нет... на проти́вныѧ. И последние слова стиха: отмщу врагам Моим в греко-слав. переводе (по тому же побуждению) заменены словами: сꙋд... сотворю̀. Сильный Израилев – название, по смыслу сходное с названием: «сильный Ратоборец» (Иер.20:11), и указывающее на те чудеса силы Господа, которые испытывали на себе враги Его воли (ср. Исх.6:1, 6. Пс.9:6 и сл.).

Го́ре крѣ̑пким во Ісра́или: (οὐαὶ oἱ ἰσχύoντες Ἰσραὴλ): 70 толк. אֲבׅיר (сильный) прочитали как אֲבׅרֵי.


к҃є. И наведꙋ̀ рꙋ́кꙋ мою̀ на тѧ, и разжегꙋ̀ в̾ чистотꙋ, непокарѧ́ющихсѧ же погꙋблю̀, и ѿимꙋ̀ всѣ́х беззако́нных ѿ тебє̀, и всѣ́х го́рдых смирю̀. 25. И обращу на тебя руку Мою и, как в щёлочи, очищу с тебя примесь, и отделю от тебя всё свинцовое.

25. Наказание, которым Господь угрожает противникам Своей воли, сравнивается с плавлением и очищением металла от минеральных примесей (изгари, ср. ст. 22): разжегꙋ̀ в̾ чистотꙋ, ср. русск. и как в щёлочи очищу. Щёлочь, о которой здесь речь, была собственно пеплом растения, которого два вида найдены в Сирии ещё в XVI Хр. в. (Rauwolfʼом). Пепел этот употреблялся с водоё и для мытья тела человеческого (Иер.2:22), и для отделения от металлов минеральной примеси или от благородных металлов частиц неблагородных металлов, как здесь свинца от серебра. См. Winer, Biblisches Realwörterbuch. 3 Aufl. II, 9.10. Слова, в букв. смысле приложимые только к металлам, 70 толк. опять изменили применительно к прямому смыслу пророческой речи. Непокарѧ́ющихсѧ же погꙋблю̀, и ѿимꙋ̀ всѣ́х беззако́нных ѿ тебє̀, = очищу еврейское общество от злодеев (подобно как благородный металл очищается от неблагородных примесей).

И всѣ́х го́рдых смирю̀: эти слова вполне находятся только в Ал. сп.; в Комплют. и Альд. изд. из них стоят только слова καὶ πάντες ὑπερηφάνους. Но их совсем нет в Ват. сп., и евр. текст в соответствие этому и предшествующему предложению имеет только одно: и отделю от тебя всё свинцовое.


к҃ѕ. И приста́влю сꙋдїи̑ твои ꙗ́коже пре́жде, и совѣ́тники твоѧ̀ ꙗ́кѡ ѿ нача́ла: и по си́х нарече́шисѧ град пра́вды, ма́ти градовѡ́м, вѣ́рный Сїѡ́н. 26. и опять буду поставлять тебе судей, как прежде, и советников, как вначале; тогда будут говорить о тебе: «город правды, столица верная».

26. Угрожая (в ст. 23 и сл.) беззаконным князьям погибелью, Господь обещает народу снова поставить над ним судей, ꙗ́коже пре́жде, ѿ нача́ла. Так как под управлением этих судей Сион имел сделаться «городом правды, столицей ( = ма́ти градовѡ́м, μητροπολις) верною» (ср. ст. 21): то слова: «якоже и прежде» и «от начала» указывают на времена древнейших правосудных управителей израильского народа: Соломона, Самуила и других, в собственном смысле так называемых, судей народа израильского, Моисея и – может быть – даже Мелхиседека ( = Царя правды), хотя этот последний был царём не израильского племени.


к҃з. С сꙋдо́мъ бо спасе́тсѧ плѣне́нїе єгѡ̀ и с̾ ми́лостынею. 27. Сион спасётся правосудием, и обратившиеся сыны его – правдою;

27. Сион спасётся правосудием тех судей праведных, которых Господь некогда поставит над обновлённым, очищенным Израилем (ст. 25–26), и которые будут управлять под верховной властью праведного Царя (Ис.32:1), имеющего утвердить Своё царство судом и правдой (Ис.9:7; 11:4–5). Обратившиеся сыны его – те, которые последовали увещанию ст. 16–17. Греко-слав. перевод вместо этого «обращения» говорит «о пленении», т. е. тех иудеев, которые вторгшимися в страну неприятелями были уведены в плен (ср. ст. 7) и которые возвратятся из плена и спасутся. Пророк, впрочем, не говорит, какой плен разумеется здесь; и, судя по тому, что позднейший пророк Иеремия (в нач. 23 гл.) соединяет восстановление суда и правды на земле и спасение с возвращением Израиля из плена, можно думать, что пророк Исаия намеренно говорит о возвратившихся из плена неопределённо, давая таким образом право разуметь здесь и плен вавилонский.

Плѣненїе єгѡ̀: 70 толковников слово שׇׁבֶיהׇ (обратившиеся или возвратившиеся сыны его) прочитали как שִׁבְיׇתּ.


к҃и. И сокрꙋша́тсѧ беззаконнїи и грѣ́шницы вкꙋ́пе, и ѡста́вившїи Гд҃а сконча́ютсѧ: 28. всем же отступникам и грешникам – погибель, и оставившие Господа истребятся.

28. «Сокрушатся» и «скончаются», потому что оставили Господа – источник воды живой (Иер.2:13; 17:13; ср. Ин.4:14).


к҃ѳ. Зане́же постыдѧ́тсѧ, ѝхже са́ми восхотѣ́ша, и посра́мѧтсѧ ѡ садѣ́х свои́х, и́хже возжелѣ́ша. 29. Они будут постыжены за дубравы, которые столь вожделенны для вас, и посрамлены за сады, которые вы избрали себе;

29. «Дубравы и сады» – те рощи, которые (со времени Ахаза, ср. 4Цар.16:4) служили местами идолослужения иудеев (ср. Иер.2:20; Ос. 4:13).

Ѡ і́дѡлѣхъ свои́хъ (ἀπὸ τῶν εἰδώλων αὐτῶν): 70 толк. вм. масор. מֵאֵילִים (от дубрав или за дубравы) читали: מֵאֵלִים (буквально: от богов – языческих).


л҃. Бꙋ́дꙋт бо ꙗ́кѡ тереві́нѳъ ѿме́тнꙋвшїй ли́ствїѧ (своѧ̑), и ꙗ́кѡ вертогра́д не имы́й воды̀. 30. ибо вы будете, как дуб, которого лист опал, и как сад, в котором нет воды.

30. Ср. Иер.17:6.


л҃а. И бꙋ́дет крѣ́пость их ꙗ́кѡ сте́бль изгре́бїѧ, и дѣ́ланїѧ их ꙗ́кѡ и́скры о́гнєнныѧ, и сожгꙋ́тсѧ беззакѡ́нницы и грѣ́шницы вкꙋ́пе, и не бꙋ́дет угаша́ѧй. 31. И сильный будет отрепьем, и дело его – искрою; и будут гореть вместе, – и никто не потушит.

31. И сильный (точнее: богатый, дающий свои богатства на выделку золотых и серебряных идолов, ср. Исх.32:2 и сл., Ис.2:20; 40:19) будет отрепьем, и дело его, т. е. идолы (ср. Ис.2:8), искрой – в том смысле, что идолослужение, как отступничество от Господа, источника жизни (ср. Иер.2:13), носит в себе зародыш разрушения, смерти. А так как разрушение и умерщвление в Ветхом Завете нередко, в переносном смысле, называется горением (см. Ис.9:19; Иер.4:4; 21:12): то идолослужение – искра, от которой начинается умерщвление идолослужителей (ср. Ис.9:18).

Крѣ́пость их: вм. масор. התםׄו (богатый, сильный) 70 толковников читали הָתֵםֶן.

Главы II–IV

Предусматривая в будущем союз всех народов с Израилем во имя Господа (Ис.2:1–4), пророк видит в настоящем языческий образ жизни дома Яковлева (Ис.2:5–8) и угрожает за то последнему глубоким унижением. Господь накажет иудеев, так что страна их дойдёт до состояния, близкого к состоянию государственного безначалия. Люди, способные носить оружие, падут в борьбе с врагом, оставив слабейший женский пол беззащитным (Ис.2:9–4:1). Но останется из народа «отрасль», которая, сохранив чистоту и святость, послужит залогом будущего благоденствия для всего народа (Ис.4:2–6).

Эта речь пророка, по происхождению своему, должна быть отнесена ко времени ранее произнесения речи, содержащейся в I гл. Там пророк описывает состояние опустошения страны иудейской, как уже наступившее событие (Ис.1:7 и сл.); а здесь унижение Иудеи представляется делом будущих дней (Ис.2:11 и сл., Ис.3:1 и сл.). Что это унижение притом не есть то унижение, которому подверглась Иудея во время нашествия Сеннахерима, – указывает следующее обстоятельство: угрожая нашествием ассириян, Исаия называет их или прямо Ассуром (Ис.10:5), или «народами дальними, живущими на краю земли» (Ис.5:26); здесь же о врагах Иудеи не говорится ни слова, а опустошение и унижение её называется просто «судом Господним» (Ис.3:13–14). Притом, в рассматриваемых главах устройство государственной обороны от врагов у Иудеев представляется в лучшем виде, чем в каком оно находилось в царствование Ахаза и даже Езекии. Упоминаются «высокие башни и крепкие стены» (Ис.2:15); говорится о множестве коней и колесниц (Ис.2:7). Вместе со всем этим, естественно, существовало в стране и многочисленное войско, и на это войско очевидно, надеялись иудеи (Ис.2:22), когда гордились своим могуществом (Ис.2:11 и сл.). Эти указания подходят к состоянию Иудейского государства в царствование Озии и Иоафама, которые оба заботились о защите своего государства, построив много крепостей и содержа большое постоянное войско (2Пар.26:10 и сл., 2Пар.27:4). Между тем Ахаз не отличался воинственностью и, когда израильтяне и сирияне напали на Иудею, задрожал как лист древесный в лесу (Ис.7:2); он не решался выйти навстречу врагу в открытое поле и заперся в Иерусалимской крепости. Почти то же сделал и Езекия, не чуждый, как замечено выше, надежды на помощь Египта, без которой также не считал возможным дать отпор врагу. Не лишено, наконец, значения упоминание кораблей фарсисских в связи с дорогими украшениями Иудеев (Ис.2:16). Эти корабли, называемые фарсисскими не в тесном смысла кораблей, ездивших в Фарсис, на западный берег Испании, но в общем смысле кораблей, назначенных для дальних морских плаваний, отправлялись, вероятно, из Элафа, возвращённого Иудее Озиею, (ср. 2Пар.26:2), также как раньше, при Иосафате, снаряжена была флотилия в Элафской гавани Эцион-гавере (3Цар.22:48). Как при Иосафате (см. там же), как ещё раньше при Соломоне (3Цар.9:26–28), корабли фарсисские из Эланитского залива отправлялись, вероятно, и при Озии и Иоафаме в Офир за золотом, и это-то золото употреблялось Иудеями на те украшения, которые упоминаются пророком Исаией. Надо помнить при этом, что в первые же годы Ахаза Элаф отнят был у Иудеи вместе с Идумеей, через которую Иудейский царь мог владеть Элафом (4Цар.16:6). Таким образом, не позднее царствования Иоафама могла быть произнесена речь Ис.2–4 главы, но и не раньше последнего года царствования Озии, когда Исаия был призван к пророческому служению (см. гл. 6).

Глава II


а҃. Сло́во бы́вшее ѿ Гд҃а ко Иса́їи сы́нꙋ Амѡ́совꙋ ѡ҆ Іꙋде́и и ѡ Іерꙋсали́ме. 1. Слово, которое было в видении к Исаии, сыну Амосову, о Иудее и Иерусалиме.

О надписании ст. 1 см. толков. Ис.1:1.

Ст. 2–4. Все народы некогда устремятся к дому Бога Иаковлева, на Сион, с решимостью исполнять волю Господню, и будут около этого духовного средоточия жить в полном мире между собой.

Эта часть книги пророка Исаии отличается почти буквальным сходством с Мих.4:1–3. Которым пророком слова эти произнесены прежде? По надписанию Ис.2:1, это есть откровение, полученное самим Исаией непосредственно от Господа; и мы имеем право Исаию считать первоначальным провозвестником этих слов. У пророка же Михея только после этих слов прибавлено: уста Господа Саваофа изрекли это (ст. 4); – не сказано, что они изречены первоначально и непосредственно Михею.


в҃. Ꙗ҆кѡ бꙋ́дет в послѣ́днїѧ дни ꙗвле́на гора̀ Гд҃ѧ, и до́м Бж҃їй на версѣ̀ гор, и возвы́ситсѧ превы́ше холмѡ́в: и прїи́дꙋт к̾ ней вси ꙗзы́цы. 2. И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы.

2. Послѣ́днїѧ дни (букв. с евр. «конец дней») – обыкновенное у пророков Ветхого Завета название времени явления в Мир Спасителя (см. Ос.3:5; Дан.10:14; ср. Быт.49:1:10). Гора дома Господня – гора Мориа, на которой построен был храм Соломонов (2Пар.3:1), будет поставлена во главу гор (буквальнее с евр. «на главе, на вершине гор» – будет восседать на них, как царица на троне). Этими «горами» здесь названы места языческих богослужений, каковыми обыкновенно служили возвышенности (Втор.12:2). Народы языческие, обратившись ко Господу Богу Израилеву (ср. ст. 3), перестанут относиться с уважением к местам своего прежнего идолослужения; место поклонения истинному Богу приобретёт в их глазах высшее значение.


г҃. И по́йдꙋтъ ꙗ҆зы́цы мно́зи и рекꙋ́тъ: прїиди́те, и взы́демъ на го́рꙋ Гд҃ню и в̾ домъ Бг҃а Іа́кѡвлѧ, и возвести́тъ намъ пꙋть сво́й, и по́йдем по немꙋ̀. Ѿ Сїѡ́на бо изы́детъ зако́нъ, и сло́во Гд҃не из̾ Іерусали́ма: 3. И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдём на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его; ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне – из Иерусалима.

3. Возвести́тъ намъ пꙋть сво́й, и по́йдем по немꙋ̀ – обращение ко Господу не словом только, но и делом (ср. 1Ин.3:18), не любопытство только знать новое учение, но желание и готовность следовать ему в своей жизни (ср. Иер.12:15–16) влечёт народы в Иерусалим. Ѿ Сїѡ́на бо... начинает снова говорить сам пророк. Относительно «закона» и «слова Господня» см. под 1:10.


д҃. И сꙋди́ти бꙋ́детъ посредѣ̀ ꙗзы̑къ и из̾ѡбличи́тъ лю́ди мнѡ́ги: и раскꙋю́т мечѝ своѧ̀ на ора̑ла и кѡ́пїѧ своѧ̑ на серпы̀, и не во́змет ꙗзы́к на ꙗзы́к меча̀, и не навы́кнꙋт ктомꙋ̀ ра́товатисѧ. 4. И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои – на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать.

4. Сꙋди́ти бꙋ́детъ посредѣ̀ ꙗзы̑къ и из̾ѡбличи́тъ лю́ди мнѡ́ги = Господь станет признанным Царём и Судией обратившихся к Нему народов, коль скоро Его учение будет ими признано обязательным правилом жизни. Так как учение Бога Израилева гласило: «люби ближнего твоего как самого себя» (Лев.19:18): то искренно и всей душой принявшие его не будут нуждаться в оружии, как насильственном средстве для решения споров, для захвата чужой собственности и т. п. Ср. 11:6 и сл.

Ст. 5–21. Настоящее состояние народа Иудейского представляет противоположность тому будущему, в котором этот народ имеет быть достойной собственностью Господа (ср. ст. 3, где Бог называется Богом Иакова). Обязанность, которую в будущем примут на себя «многие народы», в настоящее время не исполняется даже Иудеями. Иудеям нужно ещё самим учиться в законе Господнем видеть руководительное правило жизни. Они, обольщённые своими богатствами и своим военным могуществом, стали покланяться идолам, и за то им угрожает глубокое унижение...


є҃. И ны́не, до́ме Іа́кѡвль, прїиди́те, по́йдемъ свѣ́томъ Гд҃ним. 5. О, дом Иакова! Придите, и будем ходить во свете Господнем.

5. До́ме Іа́кѡвль = потомство Иакова, народ израильский, рассматриваемый как одно семейство, живущее под одной кровлей. «Светом Господним» названа совокупность заповедей Господних (ср. Притч.6:23), вообще учение Божие, не только содержащееся в законе Моисеевом, но и позднее преподававшееся через пророков.


ѕ҃. Ѡста́ви бо лю́ди своѧ́, до́мъ Іа́кѡвль: зане ꙗ́коже из̾ нача́ла напо́лнисѧ страна̀ ихъ волхвова́нїй, ꙗ́коже иноплеме́нникѡвъ, и ча̑да мнѡ́га иноплемє́ннича роди́шасѧ им. 6. Но Ты отринул народ Твой, дом Иакова, потому что они многое переняли от востока: и чародеи у них, как у Филистимлян, и с сынами чужих они в общении.

6. Ѡста́ви бо лю́ди своѧ́, до́мъ Іа́кѡвль ( = евр., греч. Комплют. и Альд.; Ват. и Алекс, τὸν οἶκον τοῦ Ἰσραὴλ), точнее с евр. отринул, перестал его считать Своим народом, перестал благоволить к Нему и охранять его Своими попечениями. Частица «бо» – букв., перевод евр.כִּי Связь этого стиха с предыдущим следующая: народ израильский должен возвратиться на путь исполнения закона Божия, потому что Господь отверг этот народ именно за отступление его от закона, и исполнение заповедей Божиих может возвратить ему Божие благоволение. Частица занѐ вводит указание причины, почему Господь «отринул народ свой». Ꙗкоже из̾ нача́ла ( = с незапамятных времён, – ὡς = «якоже» указывает на субъективный характер понятия, выражающегося в слове «из начала», – в действительности не «из начала» стали служить израильтяне в стране своей идолам) напо́лнисѧ страна̀ ихъ волхвова́нїй, ꙗ́коже иноплеме́нникѡвъ (ἡ τῶν ἀλλοφύλων = страна иноплеменников). Что волхвования имели место в Израиле рано, – можно заключать из того, что уже в Моисеевом законе (Исх.22:18; Числ.19:26; 20:27; Втор.18:10 и сл.) запрещаются различные виды волшебства. Уже в Египте евреи могли познакомиться с искусством волшебным (ср. Исх.7:22; 8:7). Земля филистимская в настоящем месте пр. Исаии представляется образцовой страной волшебников: из 4Цар.1:2 известно о существовании в филистимском городе Аккароне оракула Баал-Зебуба, к которому обращались и из израильского царства, которого слава, следовательно, была распространена далеко. В евр. тексте прямая речь о волшебстве только во второй половине стиха: и чародеи у них, как у филистимлян, или – что то же, но точнее с евр. «и чародеи как филистимляне», – подлежащее в этом предложении – то же, что и в предыдущем. «Чародеями», по смыслу евр. их названия, называются или те, которые своими заклинаниями вызывают бурю, или те, которые очаровывают своими взорами, или, наконец, вообще такими или иными чарами приводят человека в оцепенелое состояние. Здесь последнее значение прилично слову всего более. Они многое переняли с востока, буквально: «они полны с востока». Указывается только источник, из которого они наполняются, но не назван прямо предмет, которым наполняются. Этот предмет нужно определять по связи речи, по параллели с последующим предложением, в котором речь о чародеях. Что чародейство имело существенную связь с идолопоклонством, видно и из 4Цар.1:2 (оракул Баал-Зебуба), и из того обстоятельства, что в Новом Завете (Mф.9:34; 12:27) Веелзевул ( = Баал-Зе- буб) прямо называется «князем бесовским» и идолопоклонники представляются поклоняющимися демонам (Откр.9:20). И в Ветхом Завете (Втор.32:17. Пс.105:37) идолы представляются «бесами» שֵׁרׅים (ср. ассир. sed = добрые и злые духи, в арам. и равв. языках שֵׁר = исключительно злой дух, у 70 толков.– δαιμόνιον). Что этим бесам усвоялось особенное сверхъестественное влияние на дела человеческие, видно из 3Цар.22 главы. На вере в это влияние могло основываться и чародейство, как употребление тех или иных искусственных мер, вызывающих действия духов, влияющих на дела человеческие. Идолопоклонство заимствовано было евреями с востока: ещё «отцы их» (Фарра, отец Авраама и Нахора) «служили иным богам за рекой» Евфратом (Нав.24:2). Страна на реке Ефрате, называемая Арамом, называется также «горами (плоскогорьем) восточными» (ср. Числ.22:5; 23:7). Страна Арам, где остался Нахор (Быт.11:31; ср. Быт.12:4), в Быт.29:1 названа также «землёй сынов востока». «Сынами востока» называются также жители степи, тянущейся от сирийского ( = арамейского) плоскогорья к югу на Аравийский полуостров (Суд.6:3, 33; 7:12; 8:10. 3Цар.4:30). То же название могло принадлежать и аммонитянам, и моавитянам. Не только Фарра служил иным богам в Араме – за рекой (в Харране), но и из потомков Авраама Соломон устроил жертвенники Хамосу, мерзости моавитской, и Милькому, мерзости аммонитской (3Цар.11:5:7), и ещё позднее Ахаз заимствовал идолослужение из Дамаска (4Цар.16 гл.). Таким образом, в словах они многое переняли с востока под «многим» надо разуметь идолопоклонство. Но буквальный перевод евр. текста «они полны с востока» допускает только натянутое толкование в разъяснённом смысле. Всего проще было бы вместо מּׅקֶּרֶם с востока читать מִקְםָם – «ведовство» и переводить: «потому что они (дом Иакова) наполнены ведовством» (вещунами), причём эта вторая часть стиха была бы очевидно параллельна первой. И ча̑да мнѡ́га иноплемє́ннича роди́шасѧ им – от браков с иноплеменницами, запрещённых законом Моисеевым именно в виду опасности уклонения вследствие того на путь идолопоклонства (Втор.7:3–4). Масоретское понимание текста – иное: с сынами чужих они в общении = не чуждаются иноплеменников в житейских делах, не опасаются заразиться их языческим образом мыслей и жизни. Ср. 4Цар.14:22: из Элафа в царствование Озии и Иоафама, отчасти Ахаза (ср. 4Цар.16:5), иудеи, вероятно, как и при Соломоне (ср. 3Цар.9:26), отправлялись в чужие страны с промышленно-торговой целью, причём не могли естественно не входить в сношения с иноплеменниками, отчасти нуждались даже в помощи их большей опытности в морском деле (ср. 3Цар.9:27).

Ча̑да мнѡ́га иноплемє́ннича роди́шасѧ им ( = 70 толков.), ср. русск. с сынами чужих они в общении. Евр. глагол יַשְׁפִיקיּ ( = заключают союзы, буквально: бьются по рукам) 70 толков. не отличили от יםפיקו, значащего в арамейских наречиях (халд. и сир.): иметь достаток, обиловать.


з҃. Напо́лнисѧ бо страна̀ их сребра̀ и зла́та, и не бѧ́ше числа̀ сокро́вищ их: и напо́лнисѧ землѧ̀ и҆́х ко́ней, и не бѧ́ше числа̀ колесни́ц их: 7. И наполнилась земля его серебром и золотом, и нет числа сокровищам его; и наполнилась земля его конями, и нет числа колесницам его;

7. Ср. 4Цар.14:22; 3Цар.9:26–27; 22:48; 2Пар.26:11 и cл.; 2Пар.27:5. Ср. предварит. замеч. к толков. 2–4 гл.


и҃. И напо́лнисѧ землѧ ме́рзостей дѣлъ рꙋкъ ихъ, и поклони́шасѧ тѣмъ, ꙗ́же сотвори́ша пе́рсты ихъ: 8. и наполнилась земля его идолами: они поклоняются делу рук своих, тому, что сделали персты их.

8. Идолы, слав. ме́рзости (ср. Втор.7:25; 27:15: «кумиры – мерзость для Господа»), называются в евр. тексте словом, буквально значащим: «ничтожные, несуществующие». Идолы языческие – бездушны (Иер.10:14), и потому не могут ни причинять зла, ни сделать добра (Иер.10:5), и потому суть не боги (Иер.2:11). Дѣлъ рꙋкъ ихъꙗ́же сотвори́ша пе́рсты их, ср. Ис.40:19 и сл.; 44:11 и сл.; 46:6 и сл.


ѳ҃. И преклони́сѧ чл҃вѣ́къ, и смири́сѧ мꙋ́жъ, и не претерплю̀ имъ. 9. И преклонился человек, и унизился муж, – и Ты не простишь их.

9. Как по греко-слав., так и по русск. переводам, унижение народа Иудейского («человек, муж»; – общее название жителей Иудейского царства) представляется уже совершившимся событием, что не согласно со ст. 17, где то же унижение представлено делом ещё будущих дней. Евр. текст и в настоящем случае может быть переведён будущим временем: «и преклонится человек и смирится муж, и Ты не простишь их», – тогда была бы соблюдена полная последовательность в течении мыслей.


і҃. И ны́нее вни́дите в̾ ка́менїѧ, и скры́йтесѧ в̾ зе́млю ѿ лица̀ стра́ха Гд҃нѧ и ѿ сла́вы крѣ́пости єгѡ̀, єгда̀ воста́нет сокрꙋши́ти зе́млю. 10. Иди в скалу и сокройся в землю от страха Господа и от славы величия Его.

10. «Камения», точнее – расселины скал и «земля» – норы в земле – служили в такой гористой стране, как Иудея, обыкновенным местом убежища жителей во время неприятельских нашествий на страну: ср. Суд.6:2; 1Цар.13:6; 14:11. Иер.4:29. ѿ лица̀ стра́ха Гд҃нѧ – того страха, который Господь распространит в земле Иудейской через врагов, имеющих в неё вторгнуться по воле Божией и в этом смысле совершающих дело Божие (ср. Иер.48:10). Ср. Ис.5:25 и сл.; 10:15. єгда̀ воста́нет сокрꙋши́ти зе́млю – прибавление, сделанное 70 толковниками для большего уяснения мысли.


а҃і. Очи бо Гд҃ни и высо́цы, чл҃вѣ́к же смире́н: и смири́тсѧ высота̀ человѣ́ческаѧ, и вознесе́тсѧ Гд҃ь є҆ди́н в де́нь ѻ҆́ный. 11. Поникнут гордые взгляды человека, и высокое людское унизится; и один Господь будет высок в тот день.

11. «Очи Господни» в переводе грек.-слав. суть человекообразное выражение ведения и мудрости Господа и противополагаются тому смиренному, униженному состоянию человека, в котором он уподобляется скотам неразумным (Пс.48:13:21). Впрочем, первым двум предложениям слав.-греч. перевода в евр. тексте соответствует одно, значащее: поникнут гордые взгляды человека. Вознесе́тсѧ Гд҃ь є҆ди́н – как Судия грешных людей, седящий на престоле Своём (Пс.9:5) – высоком и превознесённом (Ис.6:1), между тем как грешники оскорбители Его правды – погибнут (ср. Пс.9:6). Грешники называются здесь словами (гордые взгляды человека и высокое людское), указывающими на существенную черту их нравственного настроения – непокорность воле Божией, на упорную привычку жить только по внушениям своего злого сердца (ср. Иер.7:24; 11:8).


в҃і. День бо Гд҃а Саваѡ́ѳа на всѧ́каго досади́телѧ и гордели́ваго, и на всѧ́каго высо́каго и велича́ваго, и смирѧ́тсѧ: 12. Ибо грядет день Господа Саваофа на всё гордое и высокомерное и на всё превознесённое, – и оно будет унижено,

12. День бо Гд҃а Саваѡ́ѳа (ср. Ис.1:9) есть день суда Его над человечеством (ср. Ис.34:8), в частности – день осуждения, кары грешников (Ис.13:6; 22:5; Иоил.10:15; 2:1 и сл., Aм.5:18 и сл.). День этот представляется не наступившим, но только имеющим наступить в близком будущем: буквально с евр. «день у Господа (готов)».


г҃і. И на всѧ́къ кедръ Лїва́нскїй высо́кихъ и превознесе́нныхъ и на всѧ́ко дре́во же́лꙋдѧ Васа́нска, 13. и на все кедры Ливанские, высокие и превозносящиеся, и на все дубы Васанские,


д҃і. И на всѧ́кꙋю го́рꙋ высо́кꙋю и на всѧ́кїй холмъ высо́кїй, 14. и на все высокие горы, и на все возвышающиеся холмы,

13–14. Словами слав.-греческого перевода: высо́кихъ и превознесе́нныхъ истолковывается выражение кедръ Лїва́нскїй в переносном смысле. Но, в таком случае, смысл этого стиха не отличался бы от смысла ст. предыдущего. В евр. тексте первая половина стиха представляется вполне параллельной второй половине: «на всяк кедр Ливанский высокий и превознесённый»... (о высоте кедров на Ливанских горах говорят ещё и новые путешественники, видевшие немногие, доселе уцелевшие, экземпляры этого дерева, см. Ritter, Erdkunde XVII, 1. 632–649). Разумеются при этом не люди, но произведения природы – более или менее роскошные – вообще, также как и «гору» и «холм» нужно понимать в буквальном, а не переносном смысле. Ср. 2Пет.3:10: «в день Господень» стихии имеют разрушиться, а земля и все дела на ней сгорят.


є҃і. И на всѧ́кїй сто́лпъ высо́къ и на всѧ́кꙋю стѣ́нꙋ высо́кꙋю, 15. И на всякую башню высокую, и на всякую стену высокую,


ѕ҃і. И на всѧ́кїй кора́бль морскі́й и на всѧ́ко видѣ́нїе добро́ты корабле́й. 16. И на всякий корабль морской и на всякий вид красоты кораблей.

15–16. Между тем как два предыдущих стиха содержат угрозу естественному величию природы, в настоящих двух стихах угроза произносится искусственным сооружениям и приобретённым сокровищам человека. «Корабли Фарсисские», в буквальном смысле слова, суть корабли, ездившие в Таршиш (Tartessus, Ταρτησσος) – город и страну на западном берегу Испании, при устьях Гвадалквивира. В более широком и менее строгом смысле, кораблями Фарсисскими называются корабли, предназначенные вообще для дальних морских плаваний: ср. 3Цар.9:26–28, где говорится о корабле Соломоновом, отправлявшемся из Эцион-гавера – следовательно, по Индийскому океану – в Офир, с 3Цар.10:22, где тот же корабль называется «фарсисским». Поэтому гр.-слав. перевод: «корабль морский» правильно выражает смысл текста. Вторая половина стиха указывает на содержимое фарсисских кораблей, на предметы привоза, совершавшегося этими кораблями; всѧ́ко видѣ́нїе добро́ты = всякая дорогая изящная вещь. По 3Цар.10:22, из Эцион-Гавера – при Элафе – ездили в Офир и привозили оттуда золото, серебро, слоновую кость, павлинов и обезьян. В царствования Озии и Иоафама, когда Элаф был возвращён Иудее, его гаванью – Эцион-Гавером пользовались, вероятно, для тех же целей, что и при Соломоне: предметы привоза, вероятно, не изменились.


з҃і. И смири́тсѧ всѧ́кїй чл҃вѣ́къ, и паде́тсѧ высота̀ человѣ́ча, и вознесе́тсѧ Гд҃ь єди́н в̾ день о́ный. 17. И падёт величие человеческое, и высокое людское унизится; и один Господь будет высок в тот день,

17. Ср. ст. 11.


и҃і. И всѧ̑ скры́ютъ, 18. и идолы совсем исчезнут.

18. Рꙋкотворє́наѧ – перевод того же слова, которое в ст. 8 переведено: «мерзости» (см. толков.). Скрыют, точнее: (не только с евр., но и с греч. κατακρύψουσι) скрыются, исчезнут – в том смысле, что люди перестанут почитать их за богов: ср. ст. 20.


ѳ҃і. Вне́сше в̾ пещє́ры и в̾ разсѣ̑лины ка́менїй и в̾ верте́пы земны́ѧ, ѿ лица̀ стра́ха Гд҃нѧ и ѿ сла́вы крѣ́пости єгѡ̀, єгда̀ воста́нет сокрꙋши́ти зе́млю. 19. И войдут люди в расселины скал и в пропасти земли от страха Господа и от славы величия Его, когда Он восстанет сокрушить землю.

19. ср. ст. 10.


к҃. Въ де́нь бо о́҆́ный изри́нет чл҃вѣ́къ ме́рзѡсти своѧ̑ златы̑ѧ и сре́брѧныѧ, ꙗ́же сотвори́ша, да покланѧ́ютсѧ сꙋ́етнымъ и нетопыре́мъ: 20. В тот день человек бросит кротам и летучим мышам серебряных своих идолов и золотых своих идолов, которых сделал себе для поклонения им,


к҃а. Є҆же вни́ти в̾ верте́пы тве́рдагѡ ка́мене и в̾ разсѣ̑лины ка́менїй, ѿ лица̀ стра́ха Гд҃нѧ и ѿ сла́вы крѣ́пости єгѡ̀, єгда̀ воста́нет сокрꙋши́ти зе́млю. 21. чтобы войти в ущелья скал и в расселины гор от страха Господа и от славы величия Его, когда Он восстанет сокрушить землю.

20–21. Ме́рзѡсти своѧ̑ златы̑ѧ и сре́брѧныѧ ср. толк. ст. 8. Да покланѧ́ютсѧ сꙋ́етнымъ, – последнее слово обыкновенно обозначает идолов, как обманывающим возлагаемые на них надежды, как не имеющих в действительности той силы, которую приписывают им их почитатели (ср. Иер.10:15). В евр. тексте слово, соответствующее славянскому: «суетным», относится, как дополнение, не к глаголу: «да поклоняются», а – «изринет». Наиболее вероятное значение того евр. слова: крот, роющий (землю). Кроты и нетопыри – нечистые животные (ср. Лев.11:19, 30 и сл.). Бросить идолов этим животным значило выразить к ним крайнее пренебрежение (ср. 4Цар.23:14).

Сꙋ́етнымъ – перевод, основанный на чтении масоретск. פׇרוֺת לַהפֹר за одно слово и на производстве его от глагола תׇפֵר – посрамляться в своих ожиданиях или надеждах. Правильнее, по примеру блаж. Иерoнима, усвоять этому слову значение: крот (который ср. Лев.11:30) – от корня תׇפַר копать.

Ис.2:22–3:15. Если в день суда Господня народу иудейскому не помогут, потому что будут поражены и уничтожены искусственные человеческие сооружения, включая и идолов: то и живая человеческая сила не спасёт тогда народа. Законные и подготовленные начальники и руководители народа погибнут, и – при господстве детей и женщин – несправедливость и насилие распространятся в стране. Народ отчасти подвергнется угнетениям, отчасти будет увлечён на путь беззакония. Благо угнетённому праведнику! Горе беззаконнику и особенно увлекающим к беззаконию!


к҃в. Ѡста́вите (у̀бо) вамъ чл҃вѣ́ка, ємꙋ́же єсть дыха́нїе в̾ ноздрѧ́х єгѡ̀: ꙗ́кѡ в̾ чем вмѣни́сѧ сей; 22. Перестаньте вы надеяться на человека, которого дыхание в ноздрях его, ибо что он значит?

22. Ѡста́вите (у̀бо) вамъ чл҃вѣ́ка, лучше – (παύσασϑε ἀπὸ τοῦ ἀνϑρώπου = ) престаньте от человека = престаньте ждать себе помощи от людей. ємꙋ́же єсть дыха́нїе в̾ ноздрѧ́х єгѡ̀ = которого жизнь – дуновение (Иов.7:7), непрочна, слаба, суетна (Пс.38:6), который не может оправдать возлагаемых на него надежд. Вопрос: ꙗ́кѡ в̾ чем вмѣни́сѧ сей; = какое значение может он (человек) иметь? Вопрос, при котором подразумевается отрицательный ответ, составляет естественное заключение из предыдущего предложения. – Стиха этого нет в переводе 70 толковников. Не смотри на то, он не только не нарушает связи речи, но и необходим здесь: так как иначе частица כִּי в начале гл. III не имела бы смысла (см. ниже).

Глава III


а҃. Се, Вл҃ка Гд҃ь Саваѡ́ѳъ ѿи́метъ ѿ Іерусали́ма и ѿ Іꙋде́и крѣ́пкаго и крѣ́пкꙋю, крѣ́пость хлѣ́ба и крѣ́пость воды̀, 1. Вот, Господь, Господь Саваоф, отнимет у Иерусалима и у Иуды посох и трость, всякое подкрепление хлебом и всякое подкрепление водою,

1. Вл҃ка Гд҃ь: последнее слово, на основании соответствующего еврейского, во избежание тожесловия, следовало бы заменить словом «Сущий» или «Вечный». Крѣ́пкаго и крѣ́пкꙋю – прямое выражение мысли, в русском переводе высказанной метафорически: посох и трость. Смысл евр. текста может быть выражен здесь также следующим образом: «отнимет... подстав и опору» = всякую поддержку, всё необходимое для жизни. крѣ́пость хлѣ́ба и крѣ́пость воды̀ – поддержка жизни материальной (Иез.4:16). Таким образом, здесь – угроза, что Господь Судья лишит народ материальных благ жизни.

В евр. тексте стих этот начинается частицей פׅי = потому что, связывающей настоящую главу с последним стихом предыдущей. Не надейтесь на человека, потому что Господь поразит и его самого, и все сделанное его умом и искусством.


в҃. Исполи́на и крѣ́пкаго, и человѣ́ка ра́тника и сꙋдїю̀, и пр҃ро́ка и смотрели́ваго, и ста́рца 2. храброго вождя и воина, судью и пророка, и прозорливца и старца,


г҃. И пѧтьдесѧтонача́льника, и ди́вного совѣ́тника и премꙋ́драго а҆рхїте́ктона и разꙋ́мнаго послꙋ́шателѧ: 3. пятидесятника и вельможу и советника, и мудрого художника и искусного в слове.

2–3. Господь отнимет и блага нравственные, – людей, которыми держится военное, государственное и общественное благоустройство иудеев. «Исполином» или «крепким» (ср. примеч.) назван вождь военный (ср. 2Цар.23:8). Человѣ́къ ра́тникъ = простой солдат, рядовой. И пр҃ро́ка и смотрели́ваго ( = прозорливца), говорящих именем языческих богов. Ста́рца = старейшину племени или города, ср. лат. senator. Пѧтьдесѧтонача́льника – предводителя отряда военного, состоящего из 50 человек (ср. 4Цар.1:9). «Вельможа» – буквально с евр. вознесённый лицом человек, которого появление возбуждает внимание и удивление (отсюда гр.-слав. ди́внаго), знатный. Совѣ́тникъ приближённый к царю, помогающий ему своими советами и знаниями в управлении государством: ср. 19:11. Мих.4:9. «Премудрый архитектон» – искусный плотник и механик, вообще строитель (ср. 4Цар.24:14 и сл. Иер.24:1; 29:2). Разꙋ́мнаго послꙋ́шателѧ – вещуна, посредством таинственных заклинаний производящего те или иные необыкновенные явления, чародея (ср. 2:6).

Исполи́на и крѣ́пкаго, = γίγαντα καὶ ἰσχύοντα. Последнее слово в сирско-гекзаплском переводе отмечено овелом, указывающим на его позднейшее появление в тексте.


д҃. И поста́влю ю́ношы кнѧ́зи ихъ, и рꙋга́тели гд҃ствовати бꙋ́дꙋт и́ми. 4. И дам им отроков в начальники, и дети будут господствовать над ними.

4. Ю́ношы = молодые люди не старше 20 лет. Одного из таких людей иудеи имели своим «князем» в лице Ахаза, вступившего на иерусалимский престол 20 лет (4Цар.16:2). Его и мог ближайшим образом разуметь пророк Исаия, говоря о князьях – юношах или отроках. Манассия воцарился даже только 12 лет (4Цар.21:1). Иосию, вступившего на престол даже 8 лет (4Цар.22:1), не мог разуметь пророк: потому что он говорит здесь о тех царях-юношах, которые были в то же время и «ругателями» т. е. не относились серьёзно к своей обязанности – быть стражами закона, права и справедливости, но или были жестоки и несправедливы к своим подданным, или, по крайней мере, легкомысленно пренебрегали своими важными обязанностями. Евр. слово, в гр.-слав. переведённое «ругатели», может значить и дети (русский перевод), мальчики, но именно как люди, проводящие время в играх, не привыкшие ещё серьёзно относиться к своим обязанностям.


є҃. И напа́дати и́мꙋтъ людїе, чл҃вѣкъ на чл҃вѣ́ка, и чл҃вѣ́къ на бли́жнѧго своего̀: прирази́тсѧ отроча̀ к̾ ста́рцꙋ, и безче́стный к̾ честно́мꙋ. 5. И в народе один будет угнетаем другим, и каждый – ближним своим; юноша будет нагло превозноситься над старцем, и простолюдин над вельможей.

5. Вследствие легкомысленного отношения царей к их обязанности быть блюстителями закона в народе, даже по примеру царей (как Манассии ср. 4Цар.21:16), насилие, кулачное право будет господствовать в отношениях людей между собой, не только не будет оказываемо почтения старости, не только молодые будут «нагло превозноситься» над старшими, но и будут делать им прямые обиды (προκόψει = приразится, поразит, обидит). Бесчестный и честный = простолюдин и знатный.


ѕ҃. Ꙗ҆кѡ и́метсѧ чл҃вѣ́къ бра́та своегѡ̀, илѝ дома́шнѧгѡ оц҃а̀ своегѡ̀, глаго́лѧ: ри́зꙋ и́маши, началово́ждь на́мъ бꙋ́ди, и бра́шно моѐ под̾ тобо́ю да бꙋ́дет. 6. Тогда ухватится человек за брата своего, в семействе отца своего, и скажет: у тебя есть одежда, будь нашим вождём, и да будут эти развалины под рукою твоею.

6. «Человек» и «брат» здесь имеют смысл неопределённых местоимений: и́метсѧ чл҃вѣ́къ бра́та своегѡ̀ = имется един другого... «Домашним отца своего» назван живущий в доме отца своего, т. е. имеющий наследственный свой дом. К таковому обратятся с настойчивым предложением быть судьёй (началово́ждь – перевод того же слова קׇצִין, которое в Ис.1:10 переведено словом «князь») народа, потому только, что у него будут предполагать приличную одежду, в которой он мог бы, не роняя своего достоинства, являться пред народом. «Брашно» в гр.-слав. переводе можно было бы понимать в широком смысле всего потребного для жизни, всех учреждений, обусловливающих правильное течение жизни народа. Масоретское чтение вместо «брашна» имеет слово развалины, указывающее на то (предвидимое пророком, ср. предварит. замеч. к толкованию 2–4 гл.) состояние опустошения и расстройства в стране иудейской, о котором, как настоящем, речь в 1 главе. На этих развалинах будет так мало жителей и так редки будут между ними имеющие достаточное материальное обеспечение, что получивший от отца по наследству дом будет признан самым богатым и достойным стать во главе народа.

Брашно (βρῶμα) – перевод, основанный на чтении מַאְַבֹלָה вместо масор. מַבְשֵׁלָה.


з҃. И ѿвеща́въ в̾ день о́҆́ный рече́т: не бꙋ́дꙋ тво́й началово́ждь, нѣ́сть бо в̾ домꙋ̀ мое́мъ ни хлѣ́ба, ни ри́зы: не бꙋ́дꙋ началово́ждь лю́демъ симъ. 7. А он с клятвою скажет: не могу исцелить ран общества; и в моём доме нет ни хлеба, ни одежды; не делайте меня вождём народа.

7. Предположение, которое побуждает в домовладельце видеть достойного представителя и главу народа, не оправдывается. Домовладелец этот сам не имеет ни хлеба, ни одежды. Дом не спасёт его от голода и нужды. И в своём наследственном жилище он так же беден, как и другие, не имеющие своего крова. В словах не бꙋ́дꙋ тво́й началово́ждь – последнее есть перевод евр., буквально значащего: связывающий, обвязывающий (раны), лекарь, врач. Смысл этого слова выражен в русском переводе.


и҃. Ꙗ҆кѡ ѡста́вленъ бы́сть Іерꙋсали́мъ, и Іꙋде́а падѐ, и ꙗзы́к ихъ со беззако́нїемъ, не покарѧ́ющьсѧ Гд҃еви. 8. Так рушился Иерусалим, и пал Иуда, потому что язык их и дела их – против Господа, оскорбительны для очей славы Его.

8. Ѡста́вленъ бы́сть (ἀνεῖται = «ослабе, ослаблен есть») Іерꙋсали́мъ = те силы, присутствие которых делало его главным городом страны, её столицей, главным жизненным центром, опорой народной жизни, иссякли в нём: ср. ст. 2–4. Іꙋде́а падѐ ср. Ис.1:5–7. Вторая половина стиха – не буквальный перевод евр. текста, буквально значащего: «язык их ( = слова) и дела их против Господа, оскорбительны для очей славы Его». «Славой Господа» названо здесь как Его могущество и господство над видимой природой, так и – особенно – совершеннейшая нравственная чистота, возвышающая Его над всем миром духовно-нравственных существ. Как Существу святейшему, Господу противен образ мыслей и жизни людей, уподобившихся жителям Содома и Гоморры (ср. ст. 9; 1:10).


ѳ҃. Сегѡ̀ ра́ди ны́нѣ смири́сѧ сла́ва ихъ, и стꙋд лица̀ ихъ проти́вꙋ ста имъ: грѣхъ же сво́й ꙗ́кѡ Содо́мскїй возвѣсти́ша и ꙗви́ша го́ре дꙋшѝ их, занѐ умы́слиша совѣ́т лꙋка́вый на себе́ сами́хъ, 9. Выражение лиц их свидетельствует против них, и о грехе своём они рассказывают открыто, как Содомляне, не скрывают: горе душе их! ибо сами на себя навлекают зло.

9. Смири́сѧ сла́ва ихъ ср. ст. 8а. Стꙋд лица̀ ихъ проти́вꙋ ста имъ = постыдная деятельность иудеев свидетельствует против них, навлекает на них кару Божию. Так надобно понимать эту вторую часть стиха по соответствию её с первой. Если же – по масоретскому тексту – с этой частью стиха в соответствии находиться должна следующая за ней, а не предшествующая ей часть, то стꙋд лица̀ ихъ = дерзость их поведения. В таком смысле понимаемая часть эта по слав.– гр. её переводу не отличалась бы от русской. Выражение лица их. О каком выражении говорит здесь пророк, можно судить по содержанию следующей части стиха. «Они открыто рассказывают о грехе своём» как о чём-то похвальном, чего не нужно стыдиться. Грешники сохраняют самодовольный вид, не смиряют души своей пред Богом, не раскаиваются в грехах своих. Этим бесстыдством, уподобляющим их жителям Содома, также совершавшим открыто грех, для которого обыкновенно ищут уединения (Быт.19:5), они сами на себя навлекают зло.

Смири́сѧ сла́ва ихъ: последние слова ст. 8 כְבֹרוֹ עֵנֵי отнесены к ст. 9 и переведены так потому, что עני принято за глагольную форму корня ענה (по халдейской грамматике).


і҃. Ре́кше: свѧ́жемъ пра́веднаго, ꙗ́кѡ непотре́бенъ намъ єсть. Убо плоды̀ дѣлъ свои́хъ снедѧ́тъ. 10. Скажите праведнику, что благо ему, ибо он будет вкушать плоды дел своих;

10. «Благо ему» (праведнику) = блажен он! (ср. Пс.1:1). Он будет вкушать плоды дел своих, ср. Пс.1:3 = будет наслаждаться благоденствием. Гр.-слав. перевод настоящего ст. представляется продолжением речи, начатой в ст. предыдущем о грешниках. Слова: свѧ́жемъ... єсть ср. Прем. 2:12. плоды̀ дѣлъ свои́хъ снедѧ́тъ ср. Иер.17:10; Рим.2:6, 11.


а҃і. Го́ре беззако́нномꙋ: лꙋка̑ваѧ бо приключа́тсѧ ємꙋ̀ по дѣлѡ́мъ рꙋкъ єгѡ̀. 11. а беззаконнику – горе, ибо будет ему возмездие за дела рук его.

11. Лꙋка̑ваѧ – перевод, основанный, по-видимому, на чтении עמׇל вместо масор. נָּמוּל (возмездие).


в҃і. Лю́дїе моѝ, приста̑вницы ва́ши пожина́ютъ васъ, и истѧза́ющїи ѡблада́ют ва́ми: лю́дїе моѝ, блажа́щїи васъ льстѧ́тъ вы и стезѝ нѡгъ ва́шихъ возмꙋща́ютъ. 12. Притеснители народа Моего – дети, и женщины господствуют над ним. Народ Мой! вожди твои вводят тебя в заблуждение и путь стезей твоих испортили.

12. Приста̑вницы ва́ши пожина́ютъ васъ ср. Ис.1:23. По евр. масор. тексту смысл первой части стиха тот же, что и ст. 4: приставники народа моего дети (ср. толков. ст. 4). Женщины господствуют над ним. Влиянию женщин в 3Цар.11:4 приписывается перемена к худшему, не к благу народа, в образе действий даже такого царя, как Соломон. Исторические книги В. З. ничего не говорят о господстве женщин в Иудее в царствование Иоафама; и при известном воинственном характере этого царя, необходимо соединённом с решительностью, такое господство представляется маловероятным. При Ахазе, вступившем на престол всего 20 лет от роду (хотя по 4Цар.18:2 он должен был вступить в брак уже 10 лет, так как Езекия родился у него на 11-м году его жизни) и отличавшемся изнеженностью и слабостью (ср. Ис.7:2), господство женщин при дворе, влияние их на царя и через него на народ гораздо вероятнее, чем при Иоафаме. Если, таким образом, пророк, говоря о господстве женщин в Иудее, имел в виду обстоятельства царствования Ахаза, то и здесь, как в ст. 4, он говорит о событиях, ещё не наступивших. Льстѧ́тъ вы (πλανῶσιν ὑμᾶς) = вводят вас в заблуждение, может быть, посредством неправедных судебных приговоров, поблажая вам (блажа́щїи васъ), утверждая вас в сознании вашей невинности, несмотря на вашу виновность, утверждают вас в том дерзком настроении, о котором речь в 9 ст. стезѝ (шаги) нѡгъ ва́шихъ возмꙋща́ютъ = направляют на неправый путь, совращают вас с правого пути.

Пожина́ютъ васъ (καλαμῶνται ὑμᾶς): евр. слову מְעוֺלְלִים усвоено значение, принадлежащее ему например, в Иер.6:9, между тем как ему лучше усвоить здесь то же значение, которое принадлежит в ст. 4 слову того же корня תַעְַלוּלם (дети). – истѧза́ющїи слово соответствует евр. נׇשִׁים (женщины), которое по-видимому принято за נשְׁאִים «силою требующие долга» (ср. Мф.18:34). – блажа́щїи васъ: מְאַשְּרֶיךָ принято в значении – желать счастья, ублажать, между тем как здесь уместнее другое значение: вести прямо, руководить (אשׁר =ישר ).


г҃і. Но ны́нѣ устро́итсѧ Гд҃ь на сꙋд и поста́вит на сꙋд лю́ди своѧ̀: 13. Восстал Господь на суд – и стоит, чтобы судить народы.


д҃і. Са́м Гд҃ь на сꙋд прїи́детъ со старѣ̑йшины люді́й и со кнѧ̑зи и҆́х: вы же почто̀ запали́сте вїногра́дъ мо́й, и разграбле́нїе убо́гагѡ в̾ домѣ́хъ ва́ших; 14. Господь вступает в суд со старейшинами народа Своего и с князьями его: вы опустошили виноградник; награбленное у бедного – в ваших домах;

13–14. Суд Господень, который предвещается здесь пророком, есть тот же суд, о дне которого говорено в Ис.2:12 и сл. Как там гордость объявлена подлежащей суду Господню, в каких бы слоях общества она ни обнаруживалась, так здесь сначала весь народ призывается на суд, а потом в нём указывается, как преимущественно подлежащий осуждению, один класс – старейшин и князей народа. Вы опустошили (בִעַרְתֶם = точнее – вытравили) виноградник мой ср. Ис.5:5. И разграбле́нїе (награбленное [это значение может принадлежать и слову ἀρπαγὴ], отнятое у убо́гагѡ в̾ домѣ́хъ ва́ших; ср. Ис.10:23.

Запали́сте – перевод, основанный на чтении בָעַרְתֶּם вместо масор. בּׅעַרְתֶם.


є҃і. Почто̀ вы ѡби́дите люде́й мои́хъ и лицѐ убо́гихъ посрамлѧ́ете; глаголет Гд҃ь Саваѡ́ѳ. 15. что вы тесните народ Мой и угнетаете бедных? говорит Господь, Господь Саваоф.

15. Ср. Ис.1:17.

Ст. 16–25. Угроза унижением гордым и любящим роскошь женщинам иудейским. Параллель отделу 2, и сл.

Пособием к истолкованию этого отдела, кроме толкований на всю вообще книгу пророка Исаии, может служить в особенности – Schröder, Commentarius philologico-crilicus de vestitu mulierum Hebraearum ad Ies. III, 16–24. Lugd. Batav. 1745.


ѕ҃і. Сїѧ̑ глаголет Гд҃ь: поне́же вознесо́шасѧ дщє́ри Сїѡни, и ходи́ша высо́кою вы́ею и помиза́нїемъ оче́с и стꙋпа́нїем ногъ, кꙋ́пнѡ ри́зы влекꙋ́щыѧ (по до́лꙋ) и нога́ма кꙋ́пнѡ игра́ющыѧ: 16. И сказал Господь: за то, что дочери Сиона надменны и ходят, подняв шею и обольщая взорами, и выступают величавою поступью и гремят цепочками на ногах,

16. Высо́кою вы́ею, буквально с евр. с вытянутой шеей, т. е. гордо подняв голову. Помиза́нїемъ оче́с, точнее с евр. – поводя глазами кругом и обнаруживая таким образом нескромность, потому что скромной женщине прилично идти, опустив глаза к земле, или по крайней мере не озираясь по сторонам, а смотря прямо вперёд. «Ступание ног», по смыслу евр. текста, разуметь нужно не простое, а с прискакиванием, кокетливую походку (ср. русск. выступают величавою поступью), рассчитанную на общее внимание к выступающей всех проходящих мимо. кꙋ́пнѡ ри́зы влекꙋ́щыѧ (по до́лꙋ) – намёк на нечто вроде нынешних шлейфов, о которых впрочем нет мысли в тексте евр., имеющим здесь только слова = и гремят цепочками (своего рода браслетами, которые прикреплялись на месте лодыжки) на ногах – опять чтобы привлечь к себе внимание проходящих. Последние слова ст. по гр.-слав. переводу и нога́ма кꙋ́пнѡ игра́ющыѧ – прибавление переводчиков, соответствующее которому в евр. тексте чтение уже переведено: «ступанием ног».


з҃і. И смири́тъ Гд҃ь нача̑льныѧ дщє́ри Сїѡ̑ни, и Гд҃ь ѿкры́етъ срамотꙋ̀ ихъ. 17. оголит Господь темя дочерей Сиона и обнажит Господь срамоту их;

17. Нача̑льныѧ дщє́ри Сїѡ̑ни: по этому переводу речь только о женщинах, принадлежащих к высшим классам иудейского общества, так же, как в начале гл. речь о знатных, влиятельных в обществе, мужчинах. Евр. текст более соответствует правилам параллелизма, так как значит буквально: и оголит Господь темя (קׇרְקֹר, не ראֹשׁ) дочерей Сиона, и обнажит Господь (Ягве) срамоту их. Последнее предложение (ср. Лев.20:17–21: «открыть наготу»...) указывает на бесчестие, которому подвергнутся женщины Иудейские, державшие себя так гордо и без сомнения окружённые в своём отечестве высоким почётом. «Оголение темени» в настоящем случае также упомянуто как действие нанесения бесчестия. У греков обрезывали волосы взятым в плен девицам, у древних германцев то же делали прелюбодейкам. У древних евреев искусственное обстригание головы имело значение только как выражение печали (Ис.22:12; Иез.7:18; Ам.8:10; Мих.1:16); если же здесь, по связи речи, оголение темени – знак бесчестия, позора, то пророк разумеет, вероятно, не искусственное оголение темени, а исчезновение волос от парши.


и҃і. В де́нь онъ, и ѿи́метъ Гд҃ь сла́вꙋ ризъ ихъ, и красоты̀ ихъ, и вплетє́нїѧ злата̑ѧ (на главѣ̀) и трє́сны ри̑зныѧ, и лꙋ̑ницы гри́вєнныѧ 18. в тот день отнимет Господь красивые цепочки на ногах и звёздочки, и луночки,

18. Красивые цепочки на ногах ср. ст. 16. И вплетє́нїѧ злата̑ѧ (70 толковн. только: τὰ ἐμπλόκια), שְׁבׅיםׅים – редкая ткань или плетёное кружево, употребляемое в качестве повязки на голову. Трє́сны ри̑зныѧ (τοὺς κοσόμβους = ) кисти или сафьянная обшивка на краях платья. Лꙋ̑ницы гри́вєнныѧ (μηνίσκους) – род медальонов, вероятно носимых на шее и которых евр. название = буквально лунки, а «гривенные» – прибавление слав. переводчика (у древних славян гривна – род медальона, см. Даль, Толк. Словарь живого великорусского языка, 2 изд.).

И красоты̀ ихъ (καὶ τοὺς κόσμους αὐτῶν – точнее: «и украшения их») – слова, находящиеся только в Алекс. сп.; Ват. Сп., Комплют. и Альд. изд. не имеют этих слов и дают основание предположить, что они составляют только позднейшую прибавку и были первоначально объяснением или поправкой слов: «славу риз их».


ѳ҃і. И срачи̑цы тѡ́нкїѧ, и красотꙋ̀ лица̀ ихъ, и сострое́нїе красы̀ сла́вныѧ, и о́брꙋчи, и пє́рстни, и мѡни́ста, и запѧ̑стїѧ, и хꙋдѡ́жныѧ усерѧ̑зи, 19. серьги, и ожерелья, и опахала, увясла и запястья, и пояса, и сосудцы с духами, и привески волшебные,

19. Серьги (слово, которому соответствующего нет в грек.– слав. тексте) в евр. тексте называются словом, буквально значащим: «капли». Вероятно, у евреев серьги делались из жемчужных зёрен, которые действительно похожи на капли. Ожерелья ( = τὸ κάϑεμα – слово, которому в слав. переводе соответствуют два: срачи̑цы тѡ́нкїѧ?). И красотꙋ̀ (точнее – украшение = τὸν κόσμον) лица̀ ихъ: этот перевод довольно близко подходит к значению соответствующего евр. הׇרְעָלוֺת ( = вуаль или опахало, по переводу Библ. Общ. «головные покрывала»). – И сострое́нїе красы̀ сла́вныѧ, буквально с евр. головная повязка, тюрбан, увясла. О́брꙋчи = браслеты на руку, запястья (χλιδῶνας) соответствует евр. הַצְּעָרוֺת (от צער шагать) = цепочки, которыми связывали браслет на одной ноге с браслетом на другой, чтобы делать потом маленькие шаги. И пє́рстни (καὶ τὰ ψέλια = точнее: браслеты; вернее, что «перстни» есть перевод греч. καὶ τοὺς δακτυλίους) не имеет соответствующего себе слова в евр. тексте. И мониста – бусы, ожерелья. Запѧ̑стїѧ то же, что «обручи» – здесь соответствует гр. τὰ περιδέξια. И хꙋдѡ́жныѧ усерѧ̑зи – καὶ τὰ ἐνώτιά; в русско-евр. волшебные привески. По смыслу евр. названия, это были амулеты (выделанные из драгоценных камней или другого какого-либо высокоценного материала). Последнее слово стиха по гр.-слав. переводу более соответствует первому русскому: серьги. В евр. тексте по русскому его переводу называются ещё: поясы – украшение девиц, особенно невесты (Иер.2:82), и сосудцы с духами.


к҃. И багрѧни̑цы, и пребагрѧ̑наѧ, и у́тварь хра́мнꙋю 20. перстни и кольца в носу,


к҃а. И свѣ̑тлаѧ Лакѡ́нскаѧ, и вѵссо́ны, и синєты̀, и червлєни́цы 21. верхнюю одежду и нижнюю, и платки, и кошельки,


к҃в. И вѵссо́нъ со зла́том, и синето́ю преты́каны, и тѡнчи́цы преи̑маны зла́том: 22. светлые тонкие епанчи, и повязки, и покрывала.

20–22. По русскому переводу: перстни (в слав. то же слово стоит в стихе предыдущем = по греч. τοὺς δακτυλίους) и кольца в носу. Соответствующих слов в славянском переводе нельзя указать. По слав. переводу ст. 20 слова: и «багряницы и пребагряная» соответствуют греческим καὶ τὰ περιπόρφυρα καὶ τὰ μεσοπόρφυρα = одежды или только обшитые по краям пурпуром, или сотканные отчасти из пурпура. По русскому переводу этим словам соответствуют слова ст. 21: верхнюю одежду и нижнюю (в евр. тексте множ. ч.), с евр. точнее – «дорогие или праздничные одежды (המַּתלָצוֺת = одежды, которые часто снимают, щадят, берегут) и мантильи или накидки». Платки или шали, которыми покрывались евр. женщины (греч. τὰ ἐπιβλήματα в слав. не выражено). У́тварь хра́мнꙋю – τὰ κατὰ τὴν οἰκίαν, русск. кошельки, вернее карманы. Свѣ̑тлаѧ Лакѡ́нскаѧ, – τὰ διαφανῆ λακωνικὰ = блестящие одежды. Соответствующее евр. נׅלַּיוֺן по другим = зеркало (ср. Ис.8:1), – значение, в настоящем случае менее вероятное, потому что здесь речь об одеждах. В евр. тексте после слова הַנִּלְינִֹים стоит слово הַםְּרׅינׅים, в Суд.14:12–13 правильно переведённое словом σινδόνες, в слав. «понявы». Слово происходит от корня, в арабском значащего: свешивать, спускать, чтобы прикрыть что-нибудь, и значит – нижнее платье, рубашка, надеваемая на голое тело. Русский перевод: светлые тонкие епанчи соответствует двум евр. וׅהםְּרׅינׅים וְהנּׅלינׅינׅים. – הַצּנְׅיפוֺת – повязки на голове, тюрбаны (В Зах.3:5 слово это в единств. ч. значит – кидар первосвященника, между тем как в Моисеевых книгах то же значение имеет евр. מִצְנֶפֶת, Исх.28:4:39). הׇרְדׅידׅים (ср. Песн.2:5, 7: верхняя риза, ϑέριστρον) – верхнее лёгкое платье. И вѵссо́ны, и синєты̀, и червлєни́цы (καὶ τὰ βύσσινα καὶ τὰ ὑακίνϑινα καὶ τὰ κόκκυνα). По сравнению с Исх.28:15 и др. под. местами, в соответствие этим словам мы вправе ждать в евр. т. слов וּתכֵלֶת וְשֵׁשׁ שׇׁנׅי וְתוֺעָלַת Здесь их однако же нет. И вѵссо́нъ со зла́том, и синето́ю преты́каны – опять не имеют строго соответствующих себе слов в тексте еврейском. Тѡнчи́цы преи̑маны зла́том – слова, не имеющие строго соответствующих себе в евр. т. Греч. ϑέριστρα κατάκλιτα – буквально: летние платья (тонкие, лёгкие), накидываемые в то время, когда – в избытке неги – склоняются на сиденье или постели (св. Василий Вел.)

Сравнивая греческий текст ст. 18–22 по различным его изданиям и с евр. текстом,

1) замечаем, что в ст. 18:

а) τοὺς κόσμους αὐτῶν ( = слав. «и красоты их») читается только по Алекс. сп. и отсутствует в Ват. Сп., Компл. и Альд. изд., а его место в этих последних трёх текстах занимает слово καὶ τοὺς κοσύμβους, не исчезнувшее и в сп. Алекс.; τοὺς κόσμους можно признать, на основании этих данных, позднейшим прибавлением к тексту, сделанным, вероятно, в качестве варианта к слову τοὺς κοσύμβους;

б) слово τὰ ἐμπλόκια (слав. вплетє́нїѧ злата̑ѧ [на главѣ̀]), стоящее здесь по Ват. и Ал. спп., отсутствует в этом стихе по Комплют. и Альд. изданиям. Так как оно читается также в ст. 20 не только по Компл. и Альд. издд., но и – в видоизменённой форме τὸ ἐμπλόκιον – по Ват. и Ал. спп. (в слав. тексте оно выражено в словах: и хꙋдѡ́жныѧ усерѧ́зи = Альд. καὶ τὰ ἐμπλόκια ἐνώτια): то, не допуская тожесловия в первоначальном тексте греч. перевода, до́лжно признать появление этого слова в одном из указан ст. позднейшим.

2) Если между греч. переводом и евр. текстом нет точного соответствия в каждом слове: то это, по-видимому, нужно объяснить стремлением переводчика не столько выражать буквальный смысл евр. текста (который при том мог быть не вполне и не везде ясен для него в этом отделе, содержащем в себе так много своеобразного, характеристичного только для эпохи и местности, когда и где жил пророк Исаия), сколько быть понятным для своих современников – египетских евреев времён Птоломеев.


к҃г. И бꙋ́дет вмѣ́стѡ вонѝ до́брыѧ смрадъ, и вмѣ́стѡ по́ѧса у́жемъ препоѧ́шешисѧ, и вмѣ́сто украше́нїѧ злата́гѡ, є́же на главѣ̀, плѣшь имѣ́ти бꙋ́деши дѣлъ твои́х ра́ди, и вмѣ́стѡ ри́зы багрѧ́ныѧ препоѧ́шешисѧ вре́тищемъ: 23. И будет вместо благовония зловоние, и вместо пояса будет верёвка, и вместо завитых волос – плешь, и вместо широкой епанчи – узкое вретище, вместо красоты – клеймо.

23. «Воня добрая» = благовоние, масть на голову и тело, употребление которой человеком служило признаком его благодушного, праздничного настроения (Mф.5:17. Пс.22:5), между тем как воздержание от такого употребления должно было указывать на уныние духа в человеке. «Смрад» – последствие этого воздержания, и, следовательно, указание на печальное состояние духа. – «Уже» ( = 70 толковн., пешито и вульгата) вместо пояса и «вретище» вместо «ризы багряной», т. е. грубая и бедная одежда вместо более или менее ценной и приличной – признак горя, угнетающего человека. Вместо «украшения златаго еже на главе», с евр. – искусственной и искусной причёски и убранства волос на голове (нынешней куафюры) плешь – искусственно произведённая, в знак печали (ср. выше, толков. ст. 17).


к҃д. И сн҃ъ тво́й добрѣ́йшїй, єго́же лю́биши, мече́мъ паде́тъ, и крѣ́пцыи ва́ши мече́мъ падꙋ́тъ и смирѧ́тсѧ: 24. Мужи твои падут от меча, и храбрые твои – на войне.

24. Падение сына добрейшего и любимого – причина крайнего огорчения и печали матерински-нежной души. Пророк говорит, обращаясь к отечеству Иудеев и представляя его под образом матери (в других случаях – дочь Сиона или Иудина), которой нежно любимый сын (в собирательном смысле – дети) пал на войне. В евр. т. эти дети отечества называются просто – мужи твои и храбрые твои, т. е. воины (крѣ́пцыи).


к҃є. И воспла́чꙋтсѧ храни̑лища у́тварей ва́шихъ, и ѡста́нешисѧ єди́на и ѡ зе́млю уда́рена бꙋ́деши. 25. И будут воздыхать и плакать ворота столицы, и будет она сидеть на земле опустошённая.

25. И воспла́чꙋтсѧ храни̑лища у́тварей ва́шихъ (τοῦ κόσμου ὑμῶν = украшения вашего). По блаж. Феодориту, «восплачутся» значит: опустеют вместилища украшения вашего, потому что предметы убранства вашего будут расхищены неприятелем. Евр. текст в первой части стиха даёт несколько иную мысль: будут воздыхать и плакать ворота – там, где собирался народ для обсуждения общественных дел, для суда, для торговли (между прочим, и предметами роскошного убранства), будут раздаваться вздохи и плачь – отчасти вследствие прекращения возможности открытого отправления общественных дел, открытой торговли во время неприятельского вторжения в страну, отчасти вследствие оскудения людей. Опустошённая страна иудейская, т. е. её жители, после опустошения страны «будут сидеть на земле» – поверженные в глубокое горе (ср. Ис.47:1).

Глава IV


а҃. И и́мꙋтсѧ се́дмь женъ за мꙋ́жа єди́ного, глаго́лющѧ: хлѣбъ нашъ ꙗ́сти бꙋ́демъ и в̾ ри̑зы на́шѧ ѡдѣва́тисѧ, то́чїю и́мѧ твоѐ да нарече́тсѧ на насъ, ѿимѝ укори́знꙋ на́шꙋ. 1. И ухватятся семь женщин за одного мужчину в тот день, и скажут: «свой хлеб будем есть и свою одежду будем носить, только пусть будем называться твоим именем, – сними с нас позор».

1. Се́дмь женъ – круглое число. Вследствие погибели мужчин на войне, женщинам не за кого будет выходить замуж. Терпя вследствие того позор безчадия (Быт.16:4; 30:23; 1Цар.1:6) и безбрачного состояния (Суд.11:37–38), женщины будут искать себе сами мужей и по нескольку вместе будут предлагать себя в жёны одному мужчине, уверяя при том, что содержания они не потребуют от мужа своего (ср. Исх.21:10), а будут считать достаточным, если он даст им своё имя (ср. Ис.63:19; Иер.7:10), если они будут принадлежать ему, будут называться и станут действительно его жёнами (ср. названия «Сара, жена Авраама», Быт.12:17; «Рахиль, жена Иакова» – Быт.16:19).

Ст. 2–6. После бедствий, описанных в предыдущих главах (2 и 3), после поражения всех грешников, на Сионе останутся только праведники, охраняемые силой Божией.


в҃. В де́нь о́ный возсїѧ́ет Бг҃ъ в совѣ́те со сла́вою на землѝ, є́же вознестѝ и просла́вити ѡста́нок Ісраи́лѧ. 2. В тот день отрасль Господа явится в красоте и чести, и плод земли – в величии и славе, для уцелевших сынов Израиля.

2. В де́нь о́ный = в то же время, которое в Ис.2:2 названо «последними днями», и от времени, когда пророк произносит свою речь, отделено событиями, описанными в Ис.2:6–4:1. Ѡста́нок Ісраи́лѧ – те, которые пережили дни бедствия, посланного Судьёй Господом на грешников (ср. Ис.10:20; 37:31). Праведный Господь вознесёт и прославит их, потому что они будут святы (ср. ст. 3), ср. Рим.8:30. По русскому переводу, отрасль Господа – буквально произрастение Господа, т. е. (ср. Быт.19:25: «произрастения земли») то, что обязано возникновением, существованием, развитием и процветанием Господу, – народ Божий, имеющей восстать на развалинах царства иудейского. Словам «отрасль Господа» во второй половине стиха параллельны слова: для уцелевших сынов Израиля. Словам в красоте и чести параллельны слова: плод земли в величии и славе = произведения земли, отличающиеся роскошной красотой. «Красота и честь» означают нравственные преимущества и достоинства праведного народа.

Возсїѧ́ет Бг҃ъ в совѣ́те (ἐπιλάμψει ὁ ϑεὸς ἐν βουλῇ). Первое слово есть перевод евр. צֶמַה, подобным образом переведённого и в Иер.23:5 и Зах.3:8 (ἀνατολὴ в обоих случаях). Слово «в совете» соответствует евр. לִצְבׅי, принятому, по-видимому, в значении, принадлежащем тому же корню в халд. наречии (хотеть, желать), отчасти в арабском языке (врагу указывать чьё место).


г҃. И бꙋ́детъ ѡста́нокъ в̾ Сїѡ́не и ѡста́нокъ во Іерꙋсали́мѣ, ст҃и нарекꙋ́тсѧ вси напи́саннїи в̾ жи́знь во Іерꙋсали́мѣ: 3. Тогда оставшиеся на Сионе и уцелевшие в Иерусалиме будут именоваться святыми, все вписанные в книгу для житья в Иерусалиме,

3. Ст҃и нарекꙋ́тсѧ ср. Ис.60:21; Иер.31:33 и сл. напи́саннїи в̾ жи́знь во Іерꙋсали́мѣ: менее точно с евр., но понятнее – вписанные в книгу дли житья в Иерусалиме, т. е. предназначенные к жизни в Иерусалиме. Выражение, в первоначальном своём смысле прилагаемое к народной переписи или счислению людей (Исх.30:12. Иез.13:9). Записываются в книгу, вносятся в списки только живые, а умершие тотчас по смерти исключаются из списков. Отсюда слова: изгладь меня из книги Твоей, в которую Ты вписал (Исх.32:32) в устах Моисея значат: «повели мне умереть, дай мне умереть». По Пс.68:29 в «книгу живых» ( = книгу жизни) записываются правосудным Богом только праведники. Оставшиеся в Сионе и в Иерусалиме будут предназначены к жизни потому, что «святи нарекутся» = будут на самом деле праведниками (ср. толков. Ис.1:26; 61:6; 62:4).


д҃. Ꙗ҆кѡ ѿмы́етъ Гд҃ь скве́рнꙋ сн҃ѡ́въ и дще́рей сїѡ́нскихъ и кро́вь Іерꙋсали́мскꙋ ѡчи́ститъ ѿ среды̀ ихъ дх҃омъ сꙋда̀ и дх҃омъ зно́ѧ. 4. Когда Господь омоет скверну дочерей Сиона и очистит кровь Иерусалима из среды его духом суда и духом огня.

4. «Омытие скверны» = устранение грехов, (ср. Ис.1:16, Пс.50:9:11), которые рассматриваются как грязь на чистом существе души (Иер.2:22). «Кровь Иерусалима» = кровавые злодеяния иерусалимлян, не только насильственное отнятие жизни у ближних (Ис.1:21), но и попустительство влиятельным и богатым угнетать бедных и слабых (ср. Ис.1:23; 2:14). Слова дх҃омъ сꙋда̀ и дх҃омъ зно́ѧ указывают, что отмытие скверны и крови есть дело не милосердия, а правосудия и гнева Божия. Бог не простит грехов упорным грешникам, не сознающим за собой никакой вины (ср. Ис.3:9); Он поразит неисправимых грешников – убийц. Сн҃ѡ́въ и дще́рей сїѡ́нскихъ – ср. русск. дочерей Сиона: прибавление в слав.-греч. переводе сделано не вопреки смыслу евр. т., выраженному в русск. переводе. «Дочерями Сиона» названы здесь все подданные иерусалимских царей, имеющих своё местопребывание на Сионе, – названы так для того, чтобы показать высокую степень злокачественности нравственных язв иудейского народа. Эти язвы также предосудительны для иудеев, как глубоко унизительно вонюче-грязное пятно на нежном теле женщины.


є҃. И прїи́детъ Гд҃ь, и бꙋ́детъ все мѣ́сто горы̀ Сїѡ́ни, и всѧ̑ ꙗ́же о́крестъ єѧ̀ ѡсѣни́т о́блак во дни, и ꙗ́кѡ ды́ма и свѣ́та о́гненна горѧ́ща в̾ нощѝ, все́ю сла́вою покры́етсѧ: 5. И сотворит Господь над всяким местом горы́ Сиона и над собраниями её облако и дым во время дня и блистание пылающего огня во время ночи; ибо над всем чтимым будет покров.

5. Облако днём и дым и свет огня горяща (греч. φωτὸς πυρὸς καιομένου = света огня горяща) ночью сопровождали Израиля во время путешествия его по пустыне (Числ.9:15 и сл.); и по Исх.13:21 и сл. Числ.14:14 как облако, так и дым и свет служили покровами присутствия Господа, который таким образом Сам вёл народ Свой через пустыню, «находясь среди народа» (Числ.14:14) и защищая его от врагов (Исх.14:19:20). Здесь пророк предвещает такую же, спасительную для народа праведного, близость к нему Господа, покровительство силы Господней нравственно чистому народу. Под «собраниями ея» нужно разуметь те же собрания (праздничные) около святилища, около храма, о которых упомянуто и в Ис.1:13. Перевод 70 толковников, с которым согласен сирский пешито, всѧ̑ ꙗ́же о́крестъ єѧ̀ (ср. Иер.21:14) представляется ещё более подходящим к связи речи. Эти слова выражали бы ту общую мысль, которая в ст. 3 выражена не прямо: не жители только Иерусалима, но все иудеи, уцелевшие после суда Господня, будут достойны покровительства Божия. Между тем словами «священные собрания» ограничивалась бы эта общая мысль. Над всем чтимым, буквально с евр. над всякой славой, будет покров: защита обещается как нравственно чистым душам, называемым за свои духовные качества «отраслью Господа» (ст. 2), так и роскошной растительности страны, в которой будут жить «спасшиеся из Израиля (там же).

Все́ю сла́вою покры́етсѧ: греч. πάσῃ τῇ δόξῃ σκεπασϑήσεται не может ли значить: «всей (или всякой) славе будет защита?».


ѕ҃. И бꙋ́детъ в̾ сѣнь ѿ зно́ѧ и в̾ покро́въ и в̾ сокрове́нїе ѿ же́стости и дождѧ̀. 6. И будет шатёр для осенения днём от зноя и для убежища и защиты от непогод и дождя.

6. «Шатром для осенения» в переносном смысле называется Божественное покровительство праведному народу (ср. Ис.25:4; 30:2; 32:8; 49:2).

Глава V

Глава V содержит в себе существенно такие же упрёки и угрозы пророка народу, что и предыдущие три главы. Различие её от этих глав состоит в том, что в ней довольно подробно описываются враги Иуды, имеющие сделать нашествие на страну (ст. 26–30), между тем как в тех главах предвещается только суд Божий народу без указания на орудия этого суда. Судя по этим чертам содержания, настоящую речь пророка по времени её произнесения нужно отнести ко времени, немного позднейшему произнесения речи, содержащейся в гл. 2–4.

Ст. 1–7. Притча о винограднике, которому угрожает опустошение.


а҃. Воспою̀ ны́не возлю́бленномꙋ пѣ́снь возлю́бленнагѡ моегѡ̀ вїногра́дꙋ моемꙋ̀: вїногра́дъ бы́сть возлю́бленномꙋ в̾ ро́зѣ, на мѣ́сте тꙋ́чне: 1. Воспою Возлюбленному моему песнь Возлюбленного моего о винограднике Его. У Возлюбленного моего был виноградник на вершине утучнённой горы.

1. «Возлюбленным» называется Господь, как находящийся в союзе благодатной любви с народом Своим вообще и с каждой верующей душой в частности (ср. Песн.). Воспою возлюбленному моему – при таком переводе под «возлюбленным» надобно было бы разуметь тот же народ израильский, который ниже вводится под именем виноградника. Соответствующие евр. слова могут также значить: «воспою о возлюбленном моём... Песнь Возлюбленного моего о винограднике Его». Между тем как первая половина этих слов – заглавие всей притчи, – вторая половина может служить заглавием только к ст. 3–6. «Песнь Возлюбленного» предваряется вводными замечаниями, относящимися к содержанию «песни» самого пророка. Вїногра́дъв̾ ро́зѣ (ἐν κέρατι) = на отроге хребта горного, на выступе горы, на возвышении.


в҃. И ѡгражде́нїемъ ѡгради́хъ и ѡкопа́хъ, и насади́хъ ло́зꙋ избра́ннꙋ, и созда́хъ сто́лпъ посредѣ̀ єгѡ̀, и предточи́лїе ископа́хъ в̾ немъ, и ждахъ, да сотвори́тъ гро́здїе, и сотворѝ те́рнїе. 2. и Он обнёс его оградой, и очистил его от камней, и насадил в нём отборные виноградные лозы, и построил башню посреди его, и выкопал в нём точило, и ожидал, что он принесёт добрые грозды, а он принёс дикие ягоды.

2. Описание устройства виноградника и ухода за ним. Вместо обнёс его оградою более точный с евр. текста перевод был бы: «окопал его» или взрыл землю, выбранную для посадки в ней виноградных лоз, и очистил её от камней. Слав. ѡкопа́хъ, или точнее с греч. (εχαράκωσα = ) «оградих» соответствует евр., значащему: очистил от камней. Ло́зꙋ избра́ннꙋ – воспроизведение греч. перевода Симмаха ἄμπελον ἐκλεκτὴν). Перевод 70 толковн. ἄμπελον σωρὴκ. שֹרֵק – особый вид сирийского винограда, высокого качества, дающий мелкие ягоды без косточек (Быт. 49:11. Иер.2:21) и ещё теперь в Марокко называемый серки (Niebuhr, Beschreibung von Arabien, стр. 147). Сто́лпъ посредѣ̀ єгѡ̀ – здание, по виду похожее на башню, предназначаемое для житья сторожей и временного пребывания хозяина, также для хранения орудий возделывания земли и ухода за садом. По свидетельству путешественников, и теперь большая часть виноградников около Иерусалима, Вифлеема и Хеврона имеют в себе такие здания, сложенные из камней (см. Robinson, Palästina 1:354). Устройство этого здания имело целью вообще охранение виноградника и содержание его в исправном виде, так что слова: построил башню посреди его значат то же, что сказал Господь чрез Исаию в другом месте (Ис.27:3): ночью и днём стерегу его, чтобы кто не ворвался в него. Предточи́лїе – προλήνιоν – чан, в который через особое отверстие стекает из точила сок виноградных ягод, разминаемых в точиле. Вместо «гроздия» = зрелых виноградных ягод (σταφυλὴ) виноградник принёс созревающие ягоды (греч. ἀκάνϑας может значить также: покрытые щетинами, т. е. незрелые ягоды).

По слав.-греч. переводу, глаголы этого стиха стоят в 1 л., между тем как по евр. тексту они стоят в 3 л. Другими словами, по грек.-слав. переводу здесь начинается уже «песнь Возлюбленного». – Ѡгражде́нїемъ ѡгради́хъ (φραγμὸν περιέϑηκα) – перевод, основанный на смешении глагола וַיְעַוּׅקֵהוּ с וַיְתִַוְּקֵהוּ. Окопах: греч. ἐχαράκωσα значит оградил, огородил тычинками или столбами, защитил. А соответствующий евр. глагол = очистил его от камней.


г҃. И ны́не, живꙋ́щїи во Іерꙋсали́мѣ и чл҃вѣ́че Іꙋ́динъ, сꙋди́те междꙋ̀ мно́ю и вїногра́домъ мои́мъ. 3. И ныне, жители Иерусалима и мужи Иуды, рассудите Меня с виноградником Моим.


д҃. Что̀ сотворю̀ єщѐ вїногра́дꙋ моемꙋ̀, и не сотвори́хъ ємꙋ̀; зане́же ждахъ, да сотвори́тъ гро́здїе, сотвори́ же те́рнїе. 4. Что ещё надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему? Почему, когда Я ожидал, что он принесёт добрые грозды, он принёс дикие ягоды?


є҃. Ны́не у́бѡ возвещꙋ̀ вамъ, что азъ сотворю̀ вїногра́дꙋ моемꙋ̀: ѿимꙋ̀ ѡгражде́нїе єгѡ̀, и бꙋ́детъ въ разграбле́нїе: и разорю̀ стѣ́нꙋ єгѡ̀, и бꙋ́детъ въ попра́нїе. 5. Итак Я скажу вам, что сделаю с виноградником Моим: отниму у него ограду, и будет он опустошаем; разрушу стены его, и будет попираем,


ѕ҃. И ѡ҆ста́влю вїногра́дъ мо́й, и ктомꙋ̀ не ѡ҆брѣ́жетсѧ, нижѐ покопа́етсѧ, и взы́детъ на немъ, ꙗ́коже на лѧди́не, те́рнїе: и ѡблакѡ́мъ заповѣ́мъ, єже не ѡдожди́ти на него̀ дождѧ̀. 6. и оставлю его в запустении: не будут ни обрезывать, ни вскапывать его, – и зарастёт он тёрнами и волчцами, и повелю облакам не проливать на него дождя.

3–6. «Песнь Возлюбленного о винограднике Его». По содержанию своему, песнь эта есть притча. Подобно притче пророка Нафана Давиду (2Цар.12:1 сл.), она имеет целью довести виновных до признания своей вины, до произнесения приговора самим себе. Кто виноват в том, что виноградник вместо ожидаемых добрых принёс дурные плоды? – Не Возлюбленный, не хозяин виноградника: потому что «что надлежало ещё сделать для виноградника, чего Он не сделал?» – Подразумеваемый ответ: ничего не осталось не сделанным, что могло клониться к сохранению и увеличению производительной силы почвы и деревьев. Если, однако же, добрых плодов не получено, то – значит – в самом винограде заключалась причина недоброкачественности плодов, притом не в родовых особенностях породы винограда – как сказано – высокого качества, но в благоприобретённых недостатках особей, посаженных в винограднике. Ѿимꙋ̀ ѡ҆гражде́нїе є҆гѡ̀, – живую изгородь из колючих растений, и бꙋ́детъ въ разграбле́нїе, буквально с евр. – в потраву, – в винограднике будет пастись скот. Стена – каменная (נְּרֵרׇה), вместе с живой изгородью, вероятно устроенной подле самой стены, притом вне её, крепко защищала виноградник от потравы; а разрушение той и другой должно было сделать тот же виноградник доступным для всех местом, он мог стать после того проходимой для всех дорогой. Ухода за виноградником также не будет, – владелец перестанет дорожить им, как не дающим ему добрых плодов. – Чл҃вѣ́че Іꙋ́динъ – единств. ч. в собират. смысле (ср. живꙋ́щїи во Іерꙋсали́мѣ, где по евр. также единств. ч.).

Зане́же (διότι) ждахъ, да сотвори́тъ гро́здїе... те́рнїе. Греч. соответствующее чтение, имея в виду смысл евр. текста, можно было бы перевести в форме вопроса: «чесо ради ждать... сотвори же терние».


з҃. Вїногра́дъ бо Гд҃а Саваѡ́ѳа, домъ Ісра́илевъ єсть, и чл҃вѣ́къ Іꙋ́динъ но́вый садъ возлю́бленный: ждахъ, да сотвори́тъ сꙋдъ, сотвори́ же беззако́нїе, и не пра́вдꙋ, но во́пль. 7. Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, и мужи Иуды – любимое насаждение Его. И ждал Он правосудия, но вот – кровопролитие; ждал правды, и вот – вопль.

7. Объяснение притчи. Она, по своему содержанию и смыслу, родственна со многими другими изречениями как пророка же Исаии (Ис.3:14; 27:2 и сл.), так и других пророков (Иер.12:10 и сл., Ос.10:1) и Христа Спасителя (Мф.21:33 и сл.). Добрые плоды, которых напрасно ожидал хозяин от своего виноградника, суть правосудие и правда, т. е. праведная жизнь (ср. Ис.1:21 и сл.; Ис.3:12). Вопль = вопиющее о возмездии беззаконие (ср. Быт.4:10. Иак.5:4).

Ст. 8–25. Частнейшее указание тех вопиющих беззаконий, за которые иудеям грозит горе, – вертограду Господню – потрава и опустошение.


и҃. Го́ре совокꙋплѧ́ющымъ домъ къ до́мꙋ и село̀ к̾ селꙋ̀ приближа́ющымъ, да бли́жнемꙋ ѿи́мꙋтъ что: єда̀ вселите́сѧ єди́ни на землѝ; 8. Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остаётся места, как будто вы одни поселены на земле.

8. Насильственный захват чужой собственности, вероятно, или

а) начинался временной продажей, вследствие которой, по закону, земля могла принадлежать покупателю не дольше, как только до первого юбилейного года (Лев.25:10), или

б) совершался путём покупки, которая законом Моисеевым даже совсем не была допускаема. В первом случае, не возвращали земли её первоначальному владельцу и по наступлении юбилейного года присоединяли её к своей постоянной собственности. Во втором случае, делали, вероятно, насилие своим ближним, отнимая у них их наследственную собственность, как отнял Ахав у Навуфея (ср. 3Цар.21 гл.). В обоих случаях поступали вопреки закону Моисееву, гласившему: не нарушай межи ближнего твоего (Втор.19:14), и подлежали за то проклятию (Втор.27:17).


ѳ҃. Услы́шашасѧ бо во ушеса́хъ Гд҃а Саваѡ́ѳа сїѧ̑: а́ще бо бꙋ́дꙋтъ до́мове мно́зи, в̾ запꙋстѣ́нїе бꙋ́дꙋтъ вели́цыи и до́брїи, и не бꙋ́дꙋтъ живꙋ́щїи в̾ ни́х: 9. В уши мои сказал Господь Саваоф: многочисленные домы эти будут пусты, большие и красивые – без жителей;


і҃. И дѣ́же бо воз̾ѡрю́тъ де́сѧть сꙋпрꙋ̑гъ волѡ́въ, сотвори́тъ корча́г є҆ди́нъ, и сѣ́ѧй артава̑съ ше́сть сотвори́тъ мѣ̑ры трѝ. 10. десять участков в винограднике дадут один бат, и хомер посеянного зерна едва принесёт ефу.

9–10. В гр.-слав. переводе первые слова ст. 9 могут иметь смысл только в связи с предыдущим стихом: «горе нарушающим права ближних на их земельную собственность, ибо преступный образ их действий дошёл до слуха Господа Саваофа» (ср. толков. на Ис.10:9), ср. Иак. 5:4. Русский, буквальный с евр. перевод: «в ушах моих Господь воинств» = ясно сказал мне Господь (ср. Быт.23:10, 16; Иов.33:18), уверил меня. В гр.-слав. тексте аще составляет след еврейской формулы клятвы или уверения. Точный перевод этой формулы в настоящем случае: поистине многочисленные домы будут пусты, большие и красивые – без жителей». И дѣ́же бо воз̾ѡрю́тъ де́сѧть сꙋпрꙋ̑гъ волѡ́въ = участок земли (см. русск. перевод), который могут вспахать в один день десять пар волов, запряжённых в плуги попарно. Единица меры пространства, называемая по евр. = צֶמֶד буквально пара волов или ослов, соответствует таким образом латинскому jugerum (от jugis вместе запряжённый) = пространство земли в 28.800 квадр. футов или 240 ф. длины и 120 ф. ширины. Бат, בַּת корчаг (κεράμιον) – мера веществ жидких. По вместимости своей, она равнялась эфе – мере сухих и сыпучих веществ (Иез.45:11). Как велики были объём и вместимость этой меры, – мнения различны. По Берто (Zur Geschichte der Israeliten, Göttingen 1842), бат = по крайней мере 1958, 178 парижских кубических дюймов; а по Тэниусу (Die althebräischen Längen – und Hohl – maasse в Theol. Studien und Kritiken 1846) – 1014, 39 парижских кубич. дюймов. Количество винограда, определяемое той или другой из этих цифр, весьма незначительно по сравнению с тем количеством земли, на котором оно вырастет. Урожай винограда будет весьма незначителен: таков смысл первой половины стиха. 10. Во второй половине хомер – мера, вмещавшая в себе десять эф или батов (Иез.45:11). Если – по русскому переводу – посеянный хомер даст эфу, то – значит – земля будет производить в десять раз меньше, чем сколько будет посеяно на ней. В гр.-слав. переводе меры три (μέτρα τρία) здесь, как и в Исх.16:36, соответствуют евр. слову אֵיפׇה. Мерой, μέτρον, т. е. единицей веса, после Селена служил у греков χοῖνιξ, и 12-я часть медимна (μέδιμνος), равная 4 хиникам, называлась τετράμετρον. Хиник же было первоначально названием меры, вмещающей столько, сколько нужно для дневного пропитания человека (Hultsch, Griechische und römische Metrologie Berlin 1862, стр. 82. 83; также I. Brandis, Das Münz – , Mass – und Gewichtswesen in Vorderasien bis auf Alexander den Grossen, Berlin 1866, стр. 28). Αρτάβη (откуда ἀρτάβας = в слав. переводе артава̑съ) = 1 медимн и 3 хиника. Артава̑съ шесть = 307 хиников или 6 медимнов и 18 хиников. Таким образом, по гр.-слав. переводу второй части ст. 10, поле возвратит земледельцу только 102-ю часть посеянного им количества зерна, т. е. гораздо меньшую часть, чем какая показана в евр.-русском тексте. Но с этим последним гр.-слав. перевод содержит в себе ту общую мысль, что земля не только не даст прироста к посеянному количеству зерна, но не возвратит и затраченного на посев.

Во ушеса́хъ Гд҃а Саваѡ́ѳа: первое слово перевод евр. באזני, прочитанного באזנֵי, между тем как масореты читают это слово בְאׇזְנָי. А́ще бо бꙋ́дꙋтъ: в евр. тексте соответствующее чтение = аще не будут домове мнози в пустыню, при чём подразумевается: поклялся Господь, и что значит: поистинне будут пусты.


а҃і. Го́ре востаю́щымъ заꙋ́тра и сїке́ръ гонѧ́щымъ, ждꙋ́щымъ ве́чера: вїно́ бо сожже́тъ ѧ: 11. Горе тем, которые с раннего утра ищут сикеры и до позднего вечера разгорячают себя вином;


в҃і. Со гꙋ́сльми бо и певни́цами, и тѵмпа̑ны и свирѣ́льми вїно̀ пїю́тъ, на дела́ же Гд҃нѧ не взира́ютъ и дѣ́лъ рꙋкꙋ̀ єгѡ̀ не помышлѧ́ютъ. 12. и цитра, и гусли, тимпан, и свирель, и вино на пиршествах их; а на дела Господа они не взирают и о деяниях рук Его не помышляют.

11–12. Рано пить вино и до позднего вечера разгорячать себя вином, т. е. весь день проводить в пиршестве не благотворно ни для обыкновенных людей (Притч.23:21), ни для власть имеющих (Еккл.10:16). Музыкальные инструменты, игрой на которых сопровождались пиры: гусли = κιϑάρα, בּׅנּוֺר, цитра или гитара, струнный инструмент, на котором играли, ударяя по струнам пальцами (1Цар.18:10; 19:9). Иосиф же Флавий (Antiquitt. VII, 12. 3) говорит (сомнительно, на основании личного ли знакомства с употреблением инструмента), что из него извлекали звуки, ударяя по струнам палочкой (πλήκτρῳ). Между тем как בּׅנּוֺר было названием инструмента, состоящего из пустого внутри ящика, который усиливал звуки струн, на нём натянутых, – следующее еврейское слово נֶבֶל (певицы, ψαλτήριον), обозначало также струнный инструмент, но которого струны были натянуты не на ящик, а в свободном пространстве, ограниченном металлическим ободком, который своими изгибами придавал инструменту форму меха נֶבֶל (первоначально = мех) – с одного конца более широкого, чем с другого. Этот инструмент принадлежал к типу нынешних арф и у греков был известен иногда под сходным названием νάβλα или νάβλιον. Тимпаны (τύμπανοι) – несколько созвучное с соответствующим еврейским תֺּף слово – означало ударный инструмент, подобный нынешнему бубну, состоящему из кожи, натянутой на металлическое кольцо, к которому прикреплены маленькие колокольчики (бубенчики), начинающие звонить, когда в кожу ударяют рукой. Свирели (αὐλαὶ, תׇלׅיל) полые внутри, просверленные насквозь инструменты, к типу которых принадлежит нынешняя флейта или кларнет, – вообще духовые инструменты. – На дела́ же Гд҃нѧ не взира́ютъ и дѣ́лъ рꙋкꙋ̀ єгѡ̀ не помышлѧ́ютъ = не думают о Божиих наказаниях грешникам, живут беспечно, не возмущают своего веселия помышлениями о суде Божием (ср. Ис.2:12 и сл.). Тем хуже для них!.. Суд Божий уже близок.


г҃і. Убо плѣне́ни бы́ша лю́дїе моѝ, за є́же не вѣ́дѣти имъ Гд҃а, и мно́жество бысть ме́ртвыхъ гла́да ра́ди и жа́жди водны́ѧ. 13. За то народ мой пойдёт в плен непредвиденно, и вельможи его будут голодать, и богачи его будут томиться жаждою.

13. Плѣне́ни бы́ша – прошедшее пророческое = пленени будут. Об этом будущем событии пророк говорит с такой уверенностью, как бы оно было уже совершившимся. За є́же не вѣ́дѣти имъ Гд҃а за то, что они своей жизнью не обнаруживали внимания к существованию в мире Бога, который есть не только Учитель истины и добра, но и Судия и Мздовоздаятель добрых и злых. Что мы познали Его, узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди (1Ин.2:3). Коль скоро не соблюдаем заповедей Божиих, то и не знаем Бога. Русский перевод: пойдёт в плен непредвиденно указывает на ту беспечность, с которой иудеи веселились, не помышляя о праведном воздаянии за такую жизнь.


д҃і. И разширѝ а́дъ дꙋ́шꙋ свою̀ и разве́рзе ᲂу҆ста̀ своѧ̑, є́же не преста́ти: и сни́дꙋтъ сла́внїи и вели́цыи и бога́тїи и гꙋби́телїе ихъ, и веселѧ́йсѧ въ немъ: 14. За то преисподняя расширилась и без меры раскрыла пасть свою: и сойдёт туда слава их и богатство их, и шум их и всё, что веселит их.

14. Ад (שְׁאוֺל) – преисподняя (см. под Ис.14:15) – Здесь олицетворяется (ср. Ис.28:15; Ос.13:14); разве́рзе ᲂу҆ста̀ своѧ̑ – чтобы поглотить то, что туда «снидет». Преисподняя рассматривается при этом, как Аваддон ( = слав. пагуба, ἀπώλεια), место погибели (Иов.26:6; 28:22; Притч.15:11). Сла́внїи и вели́цыи – наглядное выражение отвлечённой мысли, выраженной евр. чтением, буквально значащим: слава их и богатство их. И богатии соответствует еврейскому שׇׁאוֺן, которое значит: шум, волнение, – значение, уместное здесь, где речь о пирующих и веселящихся (ср. ст. 11. 12 и последние слова настоящего стиха: и веселяйся в нем).

Сла́внїи и вели́цыи и бога́тїи и гꙋби́телїе ихъ веселѧ́йсѧ въ немъ. Последние слова ( = καὶ ἀγαλλιώμενος ἐν αὐτῇ) читаются здесь (согласно с евр. текстом) в греч. переводе 70 толковников только по изданиям Комплют. и Альд. Притом, в изд. Комплютенском эти слова стоят на месте слов: οἱ λοιμοὶ αὐτῆς, которых совсем нет в этом издании. Οἱ λοιμοὶ αὐτῆς, чтение, у 70 толковников по Ватик., Александр. и Синайскому спискам стоящее без прибавления: καὶ αγαλλιώμενος ἐν αἐτῇ, – это чтение было, вероятно, первоначальным чтением толковников, которые евр. слово עׇלֵז не отличили от תֺלֵץ = (как в сирском яз.) ограблающий, разграбляющий. Если так, то слова: и веселѧ́йсѧ въ немъ можно признать позднейшей поправкой того первоначального перевода, вытеснившего этот последний только в Комплют. изд., между тем как в изд. Альдинском поправка совмещена с первоначальным чтением 70 толковников. И бога́тїи (καὶ οἱ πλούσιοι) соответствует еврейскому וְשׇׁאוֺן, не отличённому переводчиком от שַׁאְַנָן в Ис.32:9; 33:20 также переведённого словом πλούσιος.


є҃і. И смири́тсѧ чл҃вѣ́къ, и ѡбезче́ститсѧ мꙋжъ, и о́чи высокоглѧ́дающїи смирѧ́тсѧ. 15. И преклонится человек, и смирится муж, и глаза гордых поникнут;


ѕ҃і. И вознесе́тсѧ Гд҃ь саваѡ́ѳъ въ сꙋдѣ̀, и Бг҃ъ ст҃ый просла́витсѧ въ пра́вдѣ: 16. а Господь Саваоф превознесётся в суде, и Бог Святый явит святость Свою в правде.

15–16. Ср. Ис.2:11, 17.


з҃і. И упасꙋ́тсѧ расхище́ннїи ꙗ́кѡ юнцы̀, и пꙋсты̑ни плене́нныхъ а́гнцы поѧдѧ́тъ. 17. И будут пастись овцы по своей воле, и чужие будут питаться оставленными жирными пажитями богатых.

17. По слав.·греч. переводу, здесь речь о судьбе уведённых в плен жителей Иудеи и о состоянии их отечества по выселении их из него. Отечественная страна иудеев будет служить по преимуществу пастбищем. Оседлая жизнь с признаками высокоразвитой гражданственности будет в ней менее заметна, чем жизнь пастушеская, предполагающая существование в стране больших пространств, поросших только травой, не заселённых людьми и допускающих свободу передвижения стад с их хозяевами. Природные жители страны, вынужденные оставить её (расхище́ннїи), и сами подвергнутся участи крупного скота (юнцы = волы), т. е. будут работать на своих пленителей. В русск. переводе первая половина стиха значит, что в стране опустошённой овцы будут ходить без всякого призрения (по своей воле). Впрочем, более точный с евр. перевод этой половины ст. будет следующий: «и будут пастись агнцы, как в своём пастбище» – будет пастбище там, где теперь города и людские поселения. И чужие, точнее (так как масореты читают не נַּרׅים, а נׇּרׅים странствующие будут питаться... = возделанные и богато плодородные земли, оставленные их хозяевами, знатными в народе людьми, уведёнными в плен, станут достоянием странствующих пастухов.

расхище́ннїи (οἱ διηρπασμένοι) – перевод, оснований на чтении כְּבֻשֹים (собств. попранные, подчинённые, покорённые) вм. כְּכָשֹים агнцы. Представляется неясным, почему 70 толковников поставили ὡς ταῦροι (яко юнцы) в соответствие масоретскому כְּדׇבְרים. Читали ли они כבכרים = כבקרים? Пꙋсты̑ни плене́нныхъ: последнее слово ( =τῶν απελημμένων) основано на чтении מתוּיׅם ( = собств. стёртые, оттуда – уведённые в плен) вм. מֵתִים. а́гнцы поѧдѧ́тъ: первое слово ( = ἄρνες) соответствует масоретскому נָרים, прочитанному как כׇּרׅים. Менее вероятно предположение, что 70 толк. вм. נרים читали נְּרׇיׅם. Последнее слово значит: козлята, а не агнцы.


и҃і. Го́ре привлача́ющымъ грехѝ ꙗ́кѡ у́жемъ до́лгимъ, и ꙗ҆́кѡ и҆́га ю́нична реме́немъ беззакѡ́нїѧ своѧ̑, 18. Горе тем, которые влекут на себя беззаконие вервями суетности, и грех – как бы ремнями колесничными;


ѳ҃і. Глаго́лющым: ско́рѡ да прибли́жатсѧ, ꙗ́же сотвори́тъ, да ви́димъ, и да прїи́дет совѣ́тъ ст҃а́гѡ ии҃лева, да разꙋмѣ́емъ. 19. которые говорят: «пусть Он поспешит и ускорит дело Своё, чтобы мы видели, и пусть приблизится и придёт в исполнение совет Святого Израилева, чтобы мы узнали!»

18–19. Горем угрожает пророк тем, которые навлекают на себя кару и наказание (грѣхѝ и беззакѡ́нїѧ здесь употреблены в смысле возмездия за них) тех, что говорят: пусть поспешит Господь ниспосланием тех бедствий, которыми, по уверениям пророка, Он решил посетить народ Свой. В этих словах проглядывает неверие в возможность исполнения угрозы. Грешники не призывали бы на себя с такой дерзостью наказания Божия, если бы верили в истину слов Божиих. Так как, однако, они преступают те заповеди, за которые обещано человеку благоденствие (Лев.18:5) и преступление которых навлекает на него проклятие (Втор.27:26), то для пророка – раба Господня, научающегося в законе Господнем день и ночь, ясно, что на них исполнится та угроза, которой осуществление они призывают на себя только потому, что не верят в возможность этого осуществления. Наказание и кару они навлекают на себя так же верно, как верно служит своей цели ремень, которым прикрепляется колесница к везущему её животному. Бог ревнитель не оставит грешников без наказания (Втор.5:9). Вервями суетности – в этих словах «суетностью» называется грех, поскольку он является ложью, т. е. носит в себе признаки самообольщения, ложной надежды на добрые плоды: припомним, что первый грех имел своим источником надежду грешников сделаться богами и знать добро и зло и что диавол-искуситель, увлёкший ко греху первых людей, есть ложь и отец лжи (Ин.8:44).

Ꙗкѡ у́жемъ до́лгимъ: последнее слово соответствует евр. חַשׇּׁוְא (ложь, пустота, суетность), которое переводчиками по-видимому принято за какую-то форму от корня שבח – далеко уходить, далеко отстоять. – Ига ю́нична: последнее слово ( = греч. δαμάλεως) – перевод евр. חׇעֶגְלָה прочитанного переводчиками вм. масор. חׇעְַגְלָח ( = колесница).


к҃. Го́ре глаго́лющымъ лꙋка́вое до́брое, и до́брое лꙋка́вое, полага́ющымъ тьмꙋ̀ свѣ́тъ, и свѣ́тъ тьмꙋ̀, полага́ющымъ го́рькое сла́дкое, и сла́дкое го́рькое. 20. Горе тем, которые зло называют добром, и добро – злом, тьму почитают светом, и свет – тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое – горьким!

20. Горе тем, нравственные понятия которых извращены до того, что они называют зло добром и добро злом, для которых зло и добро различаются по названиям, но по сущности своей безразличны. Тьмой и светом называются те же зло и добро, поскольку последнее есть проявление сознательного отношения к внутреннему достоинству добра и поскольку первое есть неизбежный плод помрачения в сознании различия между добром и злом, плод помрачения сердца (Рим.1:21 ср. Mф.6:28). Горькое и сладкое = зло и добро (ср. Иак.3:11), поскольку последнее носит в себе задатки и источник духовного наслаждения и удовлетворения и поскольку первое составляет причину огорчения если не на земле, то на небесном божественном суде (Еккл.3:17; Пс.49:12–15).


к҃а. Го́ре, и́же мꙋ́дри въ себѣ̀ сами́хъ и пред̾ собо́ю разꙋ́мни. 21. Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собою!

21. Мудрость о себе противоположна и не совместна с той мудростью, которой начало и венец есть страх Божий (Притч.1:7. Сир.1:18:27). Как эта последняя мудрость есть благочестие (Иов.28:28), – т. е. непрестанное памятование святой воли Господа (Втор.4:5–6. ср. Пс.111:1): так мудрость о себе есть жизнь по влечениям своего сердца, не сдерживаемым вниманием к заповедям Божиим и прямо им противоположным (ср. Иер.7:24). Эта жизнь без Бога, этот «путь нечестивых погибнет» (Пс.1:6). Горе тем, которые идут им!


к҃в. Го́ре крѣ̑пкимъ ва́шымъ, вїно̀ пїю́щымъ, и вельмо́жамъ растворѧ́ющымъ сїке́ръ, 22. Горе тем, которые храбры пить вино и сильны приготовлять крепкий напиток,


к҃г. Ѡправда́ющымъ нечести́ва дарѡ́въ ра́ди, и є́же єсть првⷣное првⷣнагѡ взе́млющымъ ѿ негѡ̀. 23. которые за подарки оправдывают виновного и правых лишают законного!

22–23. Чрезмерно употреблявшим крепкие напитки пророк грозил горем выше в ст. 11, не различая там общественных классов, к которым принадлежат эти невоздержные. Здесь пророк обращается, в частности, к людям, имеющим власть и силу в народе. Это сильные, но – как бы в насмешку над их влиятельным в обществе положением – сильные только в употреблении виноградного вина; это люди доблестные, но лишь в приготовлении крепких напитков (о вине и сикере см. под Ис.5:11). Своим влиянием они злоупотребляют для того, чтобы оправдывать виновных и лишать правых законной защиты, т. е. преступают закон Моисеев (Втор.25:1) за неисполнение которого и Моисей грозил проклятием (Втор.27:26). Є́же єсть првⷣное првⷣнагѡ – то, что ему принадлежит по праву, т. е. не только его имущество, но и его безопасность и благоденствие, которых он достоин за свою правоту пред законом.


к҃д. Сегѡ̀ ра́ди ꙗ҆́коже сгори́т ѿ у́глїѧ о́гненнагѡ и сожже́тсѧ ѿ пла́мене разгорѣ́вшагѡсѧ, ко́рень ихъ ꙗ́кѡ пе́рсть бꙋ́детъ, и цвѣ́тъ ихъ ꙗ́кѡ пра́хъ взы́дет: не восхотѣ́ша бо зако́на Гда Саваѡ́ѳа, но сло́во ст҃а́гѡ Ісра́илева раздражи́ша. 24. За то, как огонь съедает солому, и пламя истребляет сено, так истлеет корень их, и цвет их разнесётся, как прах; потому что они отвергли закон Господа Саваофа и презрели слово Святого Израилева.

24. Различные преступления, за которые в ст. 8–23 пророк угрожает горем, обозначаются здесь кратко словами: «не восхотеша закона Господа Саваофа», потому что ходили по упорству своего сердца (ср. ст. 21). Сло́во ст҃а́гѡ Ісра́илева раздражи́ша. (παρώξοναν = презрели). Как Бог ревнитель (Втор.5:9), Господь не оставит без наказания презрителей Его воли (ср. Иер.25:29), и как огонь поядающий (Втор.9:3), Он сокрушит преступников так же, как солома (трость, καλάμη) или сено истребляются огнём, т. е. сожжёт их дотла (ср. Иов.18:17. Пс.9:6–7). Ко́рень ихъ ꙗ́кѡ пе́рсть (χνοῦς) бꙋ́детъ, = станет тленом, продуктом медленного горения. Цвет их, точнее часть растения, над поверхностью земли поднимающаяся, ꙗ́кѡ пра́хъ взы́дет = как пыль поднимется в воздухе и будет рассеяна в нём. Сравнение людей с деревьями ср. в Ис.10:17, 33 (по русск. переводу). Пс.1:3.


к҃є. И воз̾ѧри́сѧ гнѣ́вомъ Гд҃ь Саваѡ́ѳ на лю́ди своѧ̀, и наложѝ рꙋ́кꙋ свою̀ на ни́хъ, и поразѝ ихъ: и раздражи́шасѧ го́ры, и бы́ша трꙋ́пи ихъ ꙗ́кѡ гной посредѣ̀ пꙋтѝ. И во всѣхъ сихъ не ѿврати́сѧ ꙗ́рость єгѡ̀, но єщѐ рꙋка̀ єгѡ̀ высока̀. 25. За то возгорится гнев Господа на народ Его, и прострёт Он руку Свою на него и поразит его, так что содрогнутся горы, и трупы их будут как помёт на улицах. И при всём этом гнев Его не отвратится, и рука Его ещё будет простёрта.

25. Здесь, как и в ст. 13, 14, пророк употребляет глагол прошедшего времени, имея однако в виду события будущего времени. Пророк и здесь угрожает, как в ст. предыдущем. Прошедшее время глаголов значит, что пророк верит в исполнение угрозы Господа до такой степени, что представляет её уже исполнившеюся. Проявление гнева Господня, как и другие явления силы Божией, сопровождается необыкновенными явлениями в природе (ср. Пс.17:8 и сл.; Суд.5:4 и сл. Пс.67:8–9), и в которых в настоящем случае пророк говорит только о колебании гор (ср. Исх.19:18): раздражи́шасѧ = вострепеташа. Бы́ша трꙋ́пи ихъ ꙗ́кѡ гной посредѣ̀ пꙋтѝ (как навоз или помёт среди улицы) ср. Иер.8:1–2. И во всѣхъ сихъ = при всём том. Рꙋка̀ єгѡ̀ высока̀ = поднята, простёрта для действия. Наказание или горе, которым угрожает пророк, – не последнее вразумление, ниспосылаемое Господом Его народу, потому что и сам народ не перестанет после того грехами своими оскорблять Бога своего. Здесь ясно различаются, таким образом, два бедствия, из которых одно составляет предмет речи пророка в ст. 8–25, а о другом речь в последних 26–30 ст. Если первое бедствие, судя по времени, когда говорит пророк (см. выше), есть сирско-израильское нашествие на Иудею, то другое, бедствие, позднейшее, до́лжно видеть в ассирийском нашествии на страну при царе Езекии.

Ст. 26–30. Описание врага, своим нашествием на Иудею имеющего причинить горе её жителям.


к҃ѕ. Воздви́гнетъ ᲂу́бѡ зна́менїе во ꙗзы́цехъ сꙋ́щихъ дале́че и позви́ждетъ имъ ѿ конє́цъ землѝ, и се, ско́рѡ ле́гце грѧдꙋ́т: 26. И поднимет знамя народам дальним, и даст знак живущему на краю земли, – и вот, он легко и скоро придёт;

26. Свист – знак к сбору (ср. Ис.7:18), а знамение – указание места, где должны собраться народы из стран, далеко от Палестины лежащих (ср. Ис.13:2). Пророк говорит в Иерусалиме, от которого и Ассирия представлялась иудею далёкой страной, так как путь в неё из Палестины лежал обыкновенно через Сирийское плоскогорье, и Вавилония, со времени Феглеофелласара (именно с 731 г.), зависимая от Ассирии, представляется лежащей у пределов земли (Ис.41:9).


к҃з. Не вза́лчꙋтъ, ни утрꙋдѧ́тсѧ, ни воздре́млютъ, ни поспѧ́тъ, ни распоѧ́шꙋтъ по́ѧсѡвъ свои́хъ ѿ чре́слъ свои́хъ, нижѐ расто́ргнꙋтсѧ ремє́ни сапогѡ́въ и҆́х: 27. не будет у него ни усталого, ни изнемогающего; ни один не задремлет и не заснёт, и не снимется пояс с чресл его, и не разорвётся ремень у обуви его;

27. Разъяснение последних слов ст. предыдущего: се, ско́рѡ ле́гцѣ грѧдꙋ́тъ. Ни распоѧ́шꙋтъ по́ѧсѡвъ свои́хъ ѿ чреслъ свои́хъ: как опоясание делалось для удобнейшего движения при работе в широкой восточной одежде, так распоясание означало успокоение от работы, отдых. Неприятельское войско будет двигаться безостановочно, – гиперболическое выражение, значащее, что движение неприятеля так быстро, что другие те же расстояния в те же промежутки времени могли бы проходить только не делая остановок для отдыха. Нижѐ расто́ргнꙋтсѧ ремє́ни сапогѡ́въ ихъ – выражение, здесь имеющее тот опять не буквальный смысл, что даже таких непродолжительных остановок, какие необходимы для поправки сандалий на ногах, не будет делать неприятельское войско.


к҃и. Ихже стрѣ́лы остры̀ сꙋ́ть, и лꙋ́цы ихъ напрѧже́ни: кѡпы́та ко́ней ихъ ꙗ́кѡ твердъ ка́мень вмени́шасѧ, коле́са колесни́цъ ихъ ꙗ́кѡ бꙋ́рѧ. 28. стрелы его заострены, и все луки его натянуты; копыта коней его подобны кремню, и колеса его – как вихрь.

28. Неприятель идёт готовый к бою. Его стрелы наточены; его луки натянуты. Он готов сейчас напасть на иудеев. Кѡпы́та ко́ней ихъ ꙗ́кѡ твердъ ка́мень вмѣни́шасѧ = отличаются крепостью, не сбиваются от продолжительной и скорой езды, так что лошади могут идти с уменьшающейся быстротой. И это говорит пророк не только о лошадях для верховой езды, но и о ведущих колесницы: коле́са колесни́цъ ихъ ꙗ́кѡ бꙋ́рѧ ср. Ис.66:15. Иер.4:13.


к҃ѳ. Ꙗ҆рѧ́тсѧ ꙗ́кѡ льво́ве, и предста́ша ꙗ́кѡ льви̑чища: и и́метъ, и возопїе́тъ ꙗ́кѡ ѕвѣрь, и изве́ржетъ, и не бꙋ́детъ ѿе́млющагѡ и҆̀хъ. 29. рёв его – как рёв львицы; он рыкает подобно скимнам, и заревёт, и схватит добычу и унесёт, и никто не отнимет.

29. Лев ревёт, идя на добычу и с жадностью готовый броситься на неё, когда она уже пред его глазами. С этим рёвом пророк сравнивает тот крик, с которым неприятельское войско нападает на Иудею. Льви̑чища = σκύμνοι λέοντος (ср. Быт.49:9 «скимен львов») = молодые, полные сил львы. Предсташа, παρέστηκαν = восстали, готовые броситься на добычу, – применительно к неприятельскому войску – ополчились. И изве́ржетъ, καὶ ἐκβαλεῖ = собств. вынесет, потом – унесёт в безопасное место, чтобы съесть там унесённое. И не бꙋ́детъ ѿе́млющагѡ ихъ = у льва никто не посмеет и не может отнять добычи: так и враг, имеющий напасть на Иудею, сломит всякое сопротивление и одержит решительную победу в этой стране.


л҃. И возопїе́тъ ихъ ра́ди въ той день, ꙗ́кѡ шꙋ́мъ мо́рѧ волнꙋ́ющасѧ: и воззрѧ́тъ на зе́млю, и се, тьма же́стока въ недоꙋмѣ́нїи ихъ. 30. И заревёт на него в тот день как бы рёв разъярённого моря; и взглянет он на землю, и вот – тьма, горе, и свет померк в облаках.

30. С морем волнующимся сравнивается тот же иноземный враг, в количественном отношении представляющий собой сборище множества различным народов (ср. ст. 26) и двигающийся потому с глухими, но значительным шумом. Подобное сравнение войска с морем волнующимся см. в Ис.17:12; Иер.50:42. И воззрѧ́тъ на зе́млю – перевод этот, понимаемый в безличном смысле, представляется более понятным, чем русский и взглянет он (т. е. – по связи речи – неприятель, напавший на страну). Если посмотреть на землю, то на ней тма, горе, или – по другому переводу – горестная, подавляющая тма (слав.-греч. тма жестока̀), т. е. великое бедствие (ср. Ис.8:22; 9:2; Ам.5:18, 20. Соф.1:15). Въ недоꙋмѣ́нїи ихъ = (ἐν τῇ ἀπορίᾳ αὐτῶν =) в безысходном положении, в отчаянном горе их. Русский перевод: и свет померк в облаках, в переносном смысле значащий то же, что и «горестная, подавляющая тма» – для уразумения его буквального смысла подлежит сравнению, с Ис.13:10; Иоил.3:16.

Разумея в ст. 26–30 под врагом, делающим нашествие на Иудею, ассириян, а в ст. 8–25 – сириан и израильтян, нет необходимости конец главы, по его происхождению, относить ко времени позднейшему, чем когда произнесены угрозы нашествием сирско-израильским, т. е. ко времени, позднейшему последних лет Иоафама. Дело в том, что унизительные отношения Иудеи к Ассирии начались именно во время сирско-израильского нашествия. Обязавшись, в благодарность за помощь против сириян и израильтян, уплачивать ассирийскому царю ежегодную дань, Ахаз оставил это обязательство в наследство и преемнику своему Езекии. При этом же последнем Сеннахерим потому и пошёл на Иудею, что преемник Ахаза отказался выполнять обязательство своего предшественника. Пророк не отделяет друг от друга двух событий, стоящих между собой в такой тесной связи, хотя и не близких одно к другому по времени.

Глава VI

Содержит в себе повествование о видении, которое видел пророк Исаия и в котором он, дотоле сознававший себя слабым и нечистым, получает от Бога силы и очищение и посылается к народу иудейскому засвидетельствовать ему о его упорно безнравственном образе жизни, неизбежно ведущем его отечественную страну к опустошению, а жителей её – к выселению в чужие земли, после чего однако не перестанет существовать «святое семя» народа, имеющее послужить началом нового размножения и возвеличения того последнего.

Это видение, судя по его содержанию, служило для Исаии уполномочиванием его к пророческой деятельности, к служению в качестве Божия посланника или провозвестника воли Божией между людьми; кратко сказать, в этом видении Исаия был призван к пророческому служению. По ст. 1, это было «в год смерти царя Озии», т. е. не ранее 742 г. до Р. Хр., так как – по ассирийским памятникам клинообразного письма – этот Озия, иначе называемый Азарией, принимал участие в союзе сирийских городов, восставших против Феглаффелласара, ассирийского царя (Е. Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament, 2 Aufl. Giessen 1883 г., стр. 223 и сл.); a борьба этого последнего с сирийцами и их союзником Азарией, по ассирийскому списку эпонимов (см. там же, стр. 474), имела место в 4–6 гг. царствования Феглаффелласара, т. е. в 742–740 г. до Р. Хр. Этот год смерти царя Озии был уже не первым годом царствования его преемника, Иоафама. По 2Пар.26:21 Иоафам начал «управлять народом страны» ещё при жизни отца его Озии, после того как последний поражён был проказой. Для определения продолжительности царствования Иоафама до смерти его отца может служить свидетельство 4Цар.15:30, по которому последний израильский царь Осия воцарился в 20-м году Иоафама. Осия царствовал 9 лет, и его последний год, бывший и последним годом израильского царства, был 28-м годом от времени воцарения Иоафама. Если падение израильского царства последовало в 722 г. до Р. Хр., то воцарение Иоафама до́лжно отнести к 749 г. и, следовательно, положить, что до смерти Озии и вместе с ним Иоафам царствовал больше 7 лет и что год смерти Озии был 8-м годом Иоафама.

Почему глава, содержащая в себе повествование о призвании Исаии к пророческому служению, не поставлена первой в его книге? На этот вопрос можно отвечать предположением, что или написана 6-я глава позднее первых пяти, или пророк повествованию о посланничестве своём и указанию важнейших мотивов своей проповеди хотел предпослать несколько глав, в которых как описывается нравственное состояние иудейского общества, оправдывающее суровый упрёк, сделанный пророком в 6 гл., и угрозу, с которой он обращается здесь к иудеям, так и предлагаются утешительные обещания, без которых были бы непонятны слова Господа Исаии: «святое семя будет корнем ея» (Ис.4:13).


а҃. И бы́сть въ лѣ́то, въ не́же у́мре Озі́а цр҃ь, ви́дехъ Гд҃а седѧ́ща на престо́ле высо́це и превознесе́нне, и испо́лнь домъ сла́вы єгѡ̀. 1. В год смерти царя Озии видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесённом, и края риз Его наполняли весь храм.

1. Озия, здесь, как в Ис.1:1; Ос.1:1; Ам.1:1; Зах.14:5; 4Цар.15:30, 32; 2Пар.26:1, 3, 8, 11, 14, 18, 19, 21 так называемый, в 4Цар.14:21; 15:1, 6, 7, 8, 17, 23, 27 называется Азарией. Под последним именем, по-еврейски произносимым Азарья или Азарьягу, он известен был и ассириянам, которые произносили это имя Азриягу (Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament 2 Aufl. стр. 224). Состояние, в котором пророк видел Господа, можно приравнять или к тому, называемому исступлением, состоянию, в котором апостол Пётр видел видение в Иопии (Деян.10:10), или к тому состоянию, в котором Иоанн Богослов на острове Патмосе видел божественные откровения и которое определяется словами: был в духе (Откр.1:9). Пророк видел Господа «сидящим на престоле высоком и превознесенном», т. е. там же, где видел Его сидящим и другой ветхозаветный пророк Михей – современник иуд. царя Иосафата (3Цар.22:19). Так как Михей говорил о Господе, окружённом небесным воинством, то и под престолом Господним он разумеет, очевидно, «престол Господень на небесах» (Пс.10:4). Надо думать, что и Исаия говорит о небесном же престоле Господнем, называя его «высоким и превознесённым» – почти так же, как назвал и Михей. Престол этот находится внутри дома, который называется в еврейском тексте именем, буквально значащим: «большой дом» (слово חֵיכׇל есть, перешедшее к евреям, из древнейшей Вавилонии, шумерское э-кал = дом большой), а в настоящем месте равнозначащим употребительному в других случаях выражению: «дом Божий» или «дом Господень» (Суд.20:18; 3Цар.6:37; 7:12). Итак, св. Исаия видел высокий и превознесённый престол и сидящего на нём Господа в доме Господнем, т. е. небесном жилище, Господнем. И края, точнее с евр. подол риз Его наполняли весь храм. О Боге употребляются здесь человекообразные выражения, которых избегая, 70 толковников выразили мысль пророка словами, представлявшимися им более достойными Существа духовнейшего: испо́лнь дом сла́вы Его̀.


в҃. И Серафі́ми стоѧ́хꙋ о́крестъ єгѡ̀, шесть крилъ єди́номꙋ и шесть крилъ дрꙋго́мꙋ: и двема̀ у́бѡ покрыва́хꙋ ли́ца своѧ̑, двема́ же покрыва́хꙋ но́ги своѧ̑ и двема̀ лета́хꙋ. 2. Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лицо своё, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал.

2. Серафі́ми стоѧ́хꙋ о́крестъ єгѡ̀ престола Господня, так же как в видении Михея стояло воинство небесное по правую и по левую руку Сидящего на престоле (3Цар.22:19), и тем самым выражали как своё благоговение и почтение пред Сидящим, так и свою постоянную готовность служить Господу, исполнять Его повеления (ср. 3Цар.17:1; 18:15; Втор.1:38; 3Цар.10:8). Эти слуги Господа называются именем, которое могло бы значить: «сожигающие» (от евр. глагола שָֹרַף сожигать), и в таком смысле указывало бы, по мнению некоторых, на существа, служащие орудиями гнева Господа, который есть огонь поядающий (Втор.9:3); ср. также Иез.1:13, где о существах, внешний вид которых описывается отчасти сходно с описанием серафимов у пророка Исаии, говорится, что вид их был, как вид горящих углей, как вид лампад. Но в настоящем случае один из серафимов служит орудием не гнева, а скорее милости Божией: он очищает пророка и разрешает его силы, достаточные для исполнения его высоких обязанностей (ст. 6 и сл.). Представляется более подходящим другое мнение, по которому серафимы называются так потому, что они суть высшие между ближайшими слугами Господа, – серафимы (от арабского шаруфа быть высоким, знатным, благородным) значит: князья, ср. Дан.10:13, 20, 21, где князьями царств называются ангелы. У серафимов было по шести крыльев, так же как и у тех четырёх животных, которых Иоанн Богослов видел вокруг престола небесного и Сидящего на нём (Откр.4:8). Ср. также Иез.1:7 и сл., где животные, поддерживающие колесницу Божию и по названиям своим те же, что и виденные Иоанном, представлены имеющими по четыре крыла. У пророка Исаии не сказано, на каких земных существ походили серафимы: говорится о лицах их – что не составляет ещё непременного признака образа человеческого, так как у Иезекииля и льву, и тельцу, и орлу равно усвояются лица (1:6). Крылья – принадлежность птицы; а ноги – принадлежность всякого животного. По внешнему виду своему, серафимы были существами не обыкновенными на земле. Ближайшие слуги Царя Небесного не могли быть существами земными.


г҃. И взыва́хꙋ дрꙋгъ ко дрꙋ́гꙋ и глаго́лахꙋ: ст҃, ст҃, ст҃ Гд҃ь Саваѡ́ѳ: испо́лнь всѧ землѧ̀ сла́вы єгѡ̀. 3. И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!

3. Воззвания серафимов тожественны с воззваниями четырёх животных, которых Иоанн Богослов видел окружающими престол Божий (Откр. 4:8). Слова: Гд҃ь Саваѡ́ѳ (ср. толков. Ис.1:9) в Апокалипсисе заменены словами: «Господь Бог Вседержитель», как и 70 толковников многократно вместо «Господь Саваоф» говорят: Господь Вседержитель» (см. например, Иер.31:36; 32:15; 45:2; 46:18, 25. и мн. др.). Троекратное «свят», как и другие повторения одного и того же известного слова (например, Иер.7:4: «храм Господень, храм Господень, храм Господень здесь»; Иер.22:29: «о, земля, земля, земля!» Иез.21:27: «низложу, низложу, низложу»...), могло бы служить только к усилению мысли, выраженной словом «свят». Евр. слово קרש буквально значит «отделённый, выделенный, выходящий из ряда» – по своей нравственной чистоте и другим высоким совершенствам. Эти совершенства приписывались бы Господу в высочайшей степени. Нельзя вместе с тем отказываться от древнего мнения, по которому троекратное «свят» указывает на три Лица Божественной Троицы. Замечательно, в самом деле, что именно в книге пророка Исаии находится самое ясное из всех ветхозаветных свидетельство о троичности Божественных Лиц, которое и может служить пояснением того мнения, что троекратное «свят» относится к трем Лицам Святой Троицы. В Ис.63:9 и сл. Исаия говорит: во всякой скорби их Он (Господь) не оставлял их, и Ангел лица Его спасал их... Но они возмутились, и огорчили Святого Духа Его... Здесь под «Ангелом лица Его» надо разуметь Ангела, в котором является Он Сам – Господь: см. Втор.4:37: лицо Его, т. е. Он Сам, вывел Тебя из Египта; Исх.33:14: Сам Я (буквально Лицо Моё) пойду (пред тобой) и введу тебя в покой, ср. Исх.32:34: Ангел Мой пойдёт пред тобою. «Ангел лица Его» – Существо, являющее Собой миру Бога невидимого (Ин.1:18; Кол.1:15). Испо́лнь вся земля̀ сла́вы его = невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимых (Рим.1:20); вместе с тем Его действия, в мире нравственных существ, охрана праведных и наказания грешникам служат для внимательных ясным указанием на Его владычественное положение в мире (Пс.17:47 и сл. 65).


д҃. И взѧ́сѧ наддве́рїе ѿ гла́са, и́мже вопїѧ́хꙋ, и домъ напо́лнисѧ ды́ма. 4. И поколебались верхи врат от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями.

4. И взѧ́сѧ (ἐπήρϑη = снялось с своего места) наддве́рїе. Последнее слово, как и русское: верхи врат, – перевод евр. выражения, буквально значащего: «локти косяков», т. е. те части их, которыми они скрепляются с другими косяками дверей. Эти части здания называются здесь пророком как представители тех частей постройки, которыми последняя поддерживается непоколебимой и скрепляется. При этом косяки разумеются верхние (слав.-греч., блаж. Иероним, сирский перевод), как в Ам.9:1. Мысль пророка та, что «храм Божий начал колебаться от необыкновенного сотрясения воздуха вследствие чрезвычайно громких возгласов серафимских. Дым, наполнявший дом Божий, вероятно, был небесным подобием того дыма, который поднимался в земном иерусалимском храме с алтаря кадильного и простирался чрез завесу в Святое Святых над ковчег завета, над херувимов, где являл Своё присутствие Господь, называемый потому «Седящим на херувимах» (2Цар.6:2; Пс.98:1).


є҃. И реко́х: ѽ, окаѧ́нный азъ, ꙗ́кѡ умили́хсѧ, ꙗ́кѡ человѣ́къ сы́й и нечи̑сты устнѣ̀ имы́й, посредѣ̀ люде́й нечи̑стыѧ устнѣ̀ имꙋ́щихъ азъ живꙋ̀: и цр҃ѧ̀ Гд҃а Саваѡ́ѳа ви́дехъ очи́ма мои́ма. 5. И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа.

5. Ѽ, окаѧ́нный азъ (ὦ τάλας ἐγὼ = ο, я бедный, несчастный!) ꙗ́кѡ умили́хсѧ (ὅτι κατανένυγμαι = ꙗ́кѡ = поражен есмь). Это восклицание пророка, выражающее опасение его за свою жизнь, объясняет сам восклицающий тем, что – с одной стороны – он есть человек с нечистыми устами, а следовательно и с нечистой душой (кто Чист будет от скверны; никто же, аще и един день жития его на земли Иов.14:4–5), так как ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его, но что исходит из него, то оскверняет человека (Мк.7:15) и так как изнутри, из сердца человеческого исходят злые помыслы... всё зло, которое оскверняет человека (Мк.7:21–23). С другой стороны, он, нечистый, видит Святейшего Бога, Который для грешников есть «огнь поядающий» (Втор.9:3). Говоря таким образом, пророк, очевидно, разделяет мнение, высказываемое иногда и другими ветхозаветными людьми, что человек, увидевший Бога, должен немедленно умереть. Это мнение высказывается, например, Маноем, отцом Самсона, после того как он увидел Ангела Божия (Суд.13:22), а было распространено и держалось между евреями ещё во время изготовления перевода 70 толковников, которые например, в Исх.24:10 вместо: они видели Бога говорят: и «явишася на месте Божии», – в Ис.38:11 вместо «не увижу я Господа, Господа на земле живых» говорят: «ктому не узрю спасения Божия на земли живых». Это мнение могло основываться на словах, сказанных Богом Моисею: лица Моего не можно тебе увидеть: потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых (Исх.33:20; ср. 19:21; 20:19). Эти слова Божии, однако, не могли уничтожать силы непосредственно пред тем сказанных других слов Господа: кого помиловать, помилую, кого пожалеть, пожалею (Исх.33:19). От мысли об этом милосердии Божием не могла освободиться и рассудительная жена Маноя, когда на слова, в которых её муж выражал опасение за свою жизнь, отвечала так: если бы Господь хотел умертвить нас, то не принял бы от рук наших всесожжения и хлебного приношения, и не показал бы нам всего того... (Суд.13:23). И с Исаией Господь поступает по милосердию Своему.


ѕ҃. И по́сланъ бы́сть ко мнѣ́ єди́нъ ѿ Серафі́мѡвъ, и въ рꙋцѣ̀ свое́й имѧ́ше у́гль горѧ́щь, єго́же клеща́ми взѧтъ ѿ олтарѧ̀: 6. Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника.


з҃. И прикоснꙋ́сѧ устна́мъ мои́мъ и речѐ: се, прикоснꙋ́сѧ сїѐ устна́мъ твои́мъ, и ѿи́метъ беззакѡ́нїѧ твоѧ̀ и грехѝ твоѧ̀ ѡчи́ститъ. 7. и коснулся уст моих и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твоё удалено от тебя, и грех твой очищен.

6–7. Алтарь, с которого был взят горячий уголь, был в небесном храме Божием подобием того алтаря кадильного, который во святилище земного дома Божия стоял пред самой завесой, отделявшей от святилища святое святых (Исх.30:6 и сл.). Горячий уголь силой заключающегося в нем огня, отделяющего от расплавленного металла минеральные примеси, означал, в переносном смысле, действие милосердия Божия, покрывающего грехи человека. Прикасаясь углём к устам Исаии, серафим объясняет, что он тем самым удалил от него ту нечистоту, которая, обнаруживаясь на устах, т. е. во внешней жизни пророка, имела своим источником движения его души. Господь чрез Ангела очистил Исаию от греха.


и҃. И слы́шахъ гла́съ Гд҃а глаго́люща: кого̀ послю̀, и кто̀ по́йдетъ к̾ лю́демъ сим; И реко́х: се, азъ єсмь, послѝ мѧ̀. 8. И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? и кто пойдёт для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня.

8. Посольство Исаии к народу иудейскому столько же есть дело Божественного избрания и изволения, сколько совершается и по свободному согласию на то самого пророка. Очищенный от греха Исаия уже свободен от смущения, которому подпал под первым впечатлением виденного им величия Божия. Он уже с дерзновением признаёт себя способным исполнить волю Божию в качестве посланника Божия к народу. В этом качестве Исаия является одним из тех рабов, которых – по одной из притчей Христа Спасителя (Мф.21:1 и сл. Мк.12:1 и сл., Лк.20:9 и сл.) – Хозяин виноградника посылал к виноградарям с требованием от них плодов, ср. также Ис.5:2 и сл. И кто пойдёт для Нас? Эти слова понятны в устах Господа, как Царя вселенной вообще и народа еврейского в особенности (ср. ст. 5). И теперь цари говорят от своего лица во множественном числе. В этом смысле понимаемое, слово «для Нас» в устах Божиих напоминало бы арабское «множественное величества» (pluralis majestatis). Но вместе с этим, и здесь, как в ст. 3, мысль о троичности Лиц в едином по существу Боге («кого Мне послать?») не представляется совершенно неуместной или невозможной, особенно для ума, просвещённого новозаветным откровением.


ѳ҃. И речѐ: идѝ и рцы лю́демъ сим: слꙋ́хомъ услы́шите, и не уразꙋмѣ́ете: и ви́дѧще у́зрите, и не уви́дите: 9. И сказал Он: пойди и скажи этому народу: слухом услышите – и не уразумеете, и очами смотреть будете – и не увидите.


і҃. Ѡдебелѣ́ бо се́рдце люде́й сихъ, и уши́ма свои́ма тѧ́жкѡ слы́шаша, и о́чи своѝ смѣжи́ша, да не когда̀ у́зрѧтъ очи́ма и уши́ма услы́шатъ, и се́рдцемъ уразꙋмѣ́ютъ и ѡбратѧ́тсѧ, и исцелю̀ ѧ. 10. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их.

9–10. Тот же народ, который в других случаях Господь устами Исаии называет своим народом (Мой народ» Ис.3:12; 10:2:24), имея в виду особенное благоволение Своё к нему, в настоящем случае называется «этим народом» как и в Ис.8:12; 28:11; 29:13, где Господь говорит к избранному народу, укоряя его за его грехи. Речь, с которой Исаия, по повелению Божию, имел обратиться к иудеям, открывает тайну отношения правды и долготерпения Божия к грешникам. Буквальный смысл этой речи, по евр. её тексту, таков: слушайте крепче и не стать вам разумнее; смотрите зорче и не сделаться вам внимательнее». Народ не подаёт надежды на исправление; сколько бы ни говорили ему о законе Божием и сколько бы ни наблюдал он примеров наказания грешников, он останется неисправим. Увещания пророка послужат только поводом к обнаружению ожесточённого состояния, в котором закоснел народ. Буквальный перевод масор. текста ст. 10: сделай бесчувственным сердце этого народа, и отягчи уши его, и закрой глаза его», – смысл этих слов можно выразить другими словами так: дай обнаружиться бесчувственности сердца, тяжести слуха их и слепоте глаз их»... Бог долготерпелив, но грешник Его долготерпением пользуется не для исправления своего, а для большего и большего закоснения во зле. Проповедь пророка должна сделать грешников безответными пред Богом и показать праведность Его суда над ними. Да не когда̀ у́зрѧтъ очи́ма и уши́ма услы́шатъ, и се́рдцемъ уразꙋмѣ́ютъ и ѡбратѧ́тсѧ, и исцелю̀ ѧ – этими словами определяется не цель, которую Господь чрез пророка имеет в виду, обращаясь к народу (Господь не хочет смерти грешника, но чтобы он обратился и был жив, Иез.33:11), а то последствие, к которому приведёт пророческая проповедь по вине самого народа.


а҃і. И реко́х: доко́ле, Гд҃и? И речѐ: до́ндеже ѡпꙋстѣ́ютъ гра́ди, ѿ є́же не населє́нымъ бы́ти, и до́мы, ѿ є́же не бы́ти человѣ́кѡмъ, и землѧ̀ ѡста́нетсѧ пꙋста̀. 11.И сказал я: надолго ли, Господи? Он сказал: доколе не опустеют города, и останутся без жителей, и домы без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет.


в҃і. И посе́мъ продолжи́т Бгъ҃ человѣ́ки, и умно́жатсѧ ѡста́вльшїисѧ на землѝ. 12. И удалит Господь людей, и великое запустение будет на этой земле.

11–12. Грешный народ, испытанный в своей преступности, не может остаться без наказания (Иер.25:29). Как, избирая иудеев в Свой собственный народ, Господь давал Ему особенно плодоносную землю (Исх.6:7–8; Иер.11:4–5): так, отвергая его, не считая его более достойным имени «Его собственного народа», Господь высылает его из земли, данной ему при избрании (ср. Иер.7:15 см. толк.). Великое запустение на этой земле, т. е. в Иудее, по тем чертам, которыми оно описывается, может быть отожествлено с опустошением, описанным в Ис.1:5–8, т. е. с опустошением, произведённым в Иудее сириянами и израильтянами, а также филистимлянами и идумеями. Тогда много иудеев отведено было и в плен в чужие земли (2Пар.28:8:17). Вместе с тем, особенно имея в виду содержание ст. 13, можно под «опустошением этой страны» разуметь разорение и израильского царства Салманассаром и Саргоном и уведение последним жителей этого царства в плен: ср. Ис.28:1–4.

... продолжи́тъ: греч. μακρυνεῖ можно было бы перевести также:.. «удалить» и таким образом согласовать слав. перевод с еврейским текстом, не расходясь и с греческим. И умно́жатсѧ ѡста́вльшїисѧ: последнее слово соответствует еврейскому הׇעְַזוּבָה, буквально значащему: оставленная, оставленное, опустевшая земля. По смыслу евр. т., в Иудее будет много пустырей.


г҃і. И єщѐ на не́й єсть десѧти́на, и па́ки бꙋ́детъ въ расхище́нїе ꙗ́коже тереві́нѳ и ꙗ́кѡ же́лꙋдь, єгда̀ испаде́тъ из̾ плю́ски своеѧ̀: сѣ́мѧ ст҃о стоѧ́нїе єгѡ̀. 13. И если ещё останется десятая часть на ней и возвратится, и она опять будет разорена; но как от теревинфа и как от дуба, когда они и срублены, остаётся корень их, так святое семя будет корнем её.

13. Десятая часть, имеющая остаться в стране после опустошения последней, может быть всего лучше отожествлена с тем, что другой пророк называет «остатком Израиля» (Иер.6:9), т. е. с Иудеей после того, как эта Иудея испытала нашествие сириян и израильтян (при Ахазе), а израильское царство и совсем перестало существовать (в 6-й год Езекии, царя иудейского). Имея в виду одну Иудею, потери, ею понесённые при Ахазе, едва ли мог сказать пророк Исаия, что после того в ней останется только десятая часть бывшего дотоле числа жителей. Феглаффелласар заставил сириян и израильтян поспешно оставить Иудею, и, в частности, пленники, уведённые из Иудеи в израильское царство, были скоро возвращены оттуда (2Пар.28:15 и сл.). И па́ки бꙋ́детъ въ расхище́нїе: этим новым расхищением или точнее истреблением земли иудейской не может быть то разорение, о котором говорится в 4Цар.18:13 (пошёл Сеннахерим, царь Ассирийский, против всех укреплённых городов Иуды, и взял их). Тогда не было взято пленников ассирийским царём, и – вообще – конец нашествия Сеннахерима на Иудею представляется у пророка же Исаии (Ис.30:29–31; 31:5, 8:9) делом защиты и спасения, поданных Иудее Господом, и поражения, нанесённого Ассуру не человеческим мечем. Поражение или истребление, о котором здесь речь, нужно относить к ещё позднейшему времени. И притом, это не есть то поражение, которое испытала Иудея при Манассии, который был уводим в плен Ассаргаддоном; потому что это бедствие, сколько о нём можно судить по свящ. книгам В. З., имело значение только для Манассии лично, между тем как страна Иудейская представляется ещё только ожидающей возмездия за грех Манассии не только в царствование Иосии (4Цар.23:26), но ещё и в царствование Иоакима (Иер.15:4 ср. толк. стр. 267). По свящ. книгам В. З., истребление земли иудейской после царствования Езекии относится уже прямо ко времени халдейского преобладания в Передней Азии. Только разрушение Иерусалима и выселение иудеев в Вавилон Навуходоносором мог пророк Исаия разуметь, говоря о новом «расхищении», имеющем последовать за опустошением царства иудейского Рецином и Факеем и израильского Салманассаром и Саргоном. Ꙗ́коже тереві́нѳ ( = терпентинное дерево или его плод) и ꙗ́кѡ же́лꙋдь, єгда̀ испаде́тъ из̾ плю́ски своеѧ̀ ( = из своей чашечки, в которой он созревает): эти слова, если соединять их с предыдущими, будут пояснять мысль о расхищении страны, которая сделается добычей неприятеля, так же как жёлудь или терпентинный плод подбираются и уносятся, коль скоро свалились со стеблей, на которых выросли. Но эти же слова можно, отделив их от предыдущих знаком препинания (как делает Тишендорф), соединить с последними словами стиха, и в таком случае слав.-греч. перевод выражал бы мысль сходную со значением соответствующего евр. чтения. Якоже теревинф и яко желудь, егда испадет из плюски своея, (тако) семя свято стояние его»: такое сочетание слов значило бы, что «святое семя» народа, т. е. вразумившиеся бедствиями остатки его, послужат к продолжению существования народа, как плод древесный, падая на землю, служит к возрождению того же древесного рода.

Главы VII–IX, 7

Содержат в себе пророческие речи Исаии, произнесённые во время нашествия на Иудею союзных войск сирийских и Израильских в царствование Ахаза, царя иудейского. Сирияне и Израильтяне замышляли свергнуть молодого Ахаза с престола и воцарить в Иерусалиме некоего сына Тавеилова. Пророк предсказывает, что замысел этот не сбудется, но что за то на Иудею сделает нашествие царь ассирийский в одно время с царём египетским. Тогда народы, враждующие теперь с Иудеей, перестанут быть страшными для последней. Надо бояться только Господа и внимать Его откровению, и тогда тьма бедствия, повисшая над страной, рассеется. Свет воссияет с рождением Князя мира, который есть в то же время и Бог крепкий.

Время, когда израильтяне и сирияне напали на Иудею, определяется на основании следующих данных. Царь израильский, принимавший участие в нападении, Факей, умер, после 20-летнего царствования, в 730 г. до Р. Хр., за 9 лет до падения Самарии, а Ахаз иудейский, при котором Иудея подверглась нападению, вступил на престол по 4Цар.16:1 в 17-й год Факея, т. е. в 733 г. до Р. Хр. Правда, это был, вероятно, первый год только единоличного царствования Ахаза, так как через 12 после того лет последовавшее падение Самарии имело (по 4Цар.18:10) место в 6-й год Езекии, так что 17-й год Факея соответствовать должен 6-у от конца жизни Ахаза году. Так как, между тем, Ахаз царствовал 16 лет (4Цар.16:2), то совместное с Иоафамом царствование его продолжалось бы не менее 10 лет. Но так как по 4Цар.17:1 Осия, израильский царь, воцарился в 12-м году Ахаза и, следовательно, от этого последнего года до 6-го года Езекии ( =года падения Самарии и 9-го года царствования Осии) прошло всего 9 лет: то надо думать, что Ахаз последние два года своей жизни царствовал вместе с Езекией, и что вследствие того 17-й год Факея соответствовал не 6-у, а 8-у от конца жизни Ахаза году. И если так, то совместное с Иоафамом царствование Ахаза продолжалось 8 лет. По 4Цар.15:37. Господь начал посылать на Иудею Рецина сирийского и Факея израильского ещё при жизни Иоафама; а до Иерусалима союзники дошли, по 4Цар.16:5, уже в царствование Ахаза, который против них и искал помощи ассирийского царя. По ассирийским памятникам клинообразного письма, Феглаффелласар был в Палестине уже в 734 г., и тогда, как победил Факея, так и взял дань с Ахаза (Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament 2 изд. стр. 254 и сл.). Доверяя этому последнему свидетельству и сопоставляя его с вышеуказанными библейскими, надобно полагать, что враждебные действия сириян и израильтян против Иудеи начались ещё раньше 734 г. и что Ахаз просил помощи у ассирийского царя ещё при жизни отца его Иоафама, но уже в предпоследний, или даже последний год его жизни. Предположение, что Ахаз первые года своего царствования управлял народом ещё при жизни своего отца, помогает нам объяснить, почему победа над Факеем и уплата дани ассирийскому царю Ахазом относятся по ассирийским памятникам ещё к 734 году, когда в Иудее царствовал ещё Иоафам, и почему в 4Цар.16 гл. враждебная действия сириян и израильтян против Иудеи, имевшие место по той же главе 4 кн. Цар. раньше появления ассир. царя в Палестине, относятся к событиям уже Ахазова царствования.

Враждебные действия израильтян и сириан в Иудее и против иудеев описаны в 4Цар.16 гл. и 2Пар.28 гл. Сирияне увели множество иудеев в плен и дошли до Элафа (на берегу Эланитского залива), откуда изгнали иудеев, отдав затем этот торговый город идумеям, состоявшим тогда, по-видимому, в союзе с сирийцами (ср. 4Цар.16:6). Израильтяне также многих иудеев отчасти перебили, отчасти увели в плен, хотя в плену держали их не долго (2Пар.28:8–15). С запада в то же время вторглись в Иудею филистимляне, а с юга – идумеи (там же, ст. 17–18). Опустошение, произведённое всеми этими врагами в Иудее, описано в Ис.1:7–8. Один только Иерусалим, хотя и был стеснён неприятелем, но не был им взят (4Цар.16:5). В такой крайности, Ахаз обратился за помощью к царю ассирийскому, и только Феглаффелласар, сделав нападение на Сирию и израильское царство, заставил Рецина и Факея уйти из Иудеи. Что все эти события совершились в течение не одного года, представляется вероятным уже на основании библейских данных. Именно:

1) в Ис.7:16 пророк предсказывает, что сирияне и израильтяне не оставят Иудею, прежде чем Еммануил, ещё не родившийся в то время, как говорит Исаия, будет разуметь отвергать худое и избирать доброе, – предсказывает это в то время, когда сирияне расположились на горе Ефремовой (Ис.7:2), т. е. уже соединились с Израильтянами и готовы были вторгнуться в Иудею. Способность различать между добром и злом является у человека приблизительно с трёхлетнего возраста; и с того времени, когда предсказано рождение Еммануила, три года могло пройти, прежде чем родившийся начал различать добро и зло. Таким образом, три года – приблизительный срок, который продолжалась война Иудеи с израильтянами и сириянами.

2) И по памятникам клинообразного письма, Ахаз дал дань Феглаффелласару уже в 734 г., в том же году побеждён был и Факей, а затем в 783 и 732 г. (уже во время единоличного царствования Ахаза) Феглаффелласар воевал с Рецином сирийским. После того, в 730 или 729 г. Феглаффелласар является снова в Палестине, убивает Факея и поставляет на его место Осию (см. ассир. канон эпонимов в той же книге Шрадера стр. 475).

В речи, относящейся к таким сложным событиям, развившимся на пространстве такого значительного времени, можно различать две части, из которых первую по происхождению надо отнести к началу этого времени, а вторую к концу его. Именно, в гл. 7 пророк, объявляя замыслы сириян и израильтян совсем неопасными для Иудеи (ст. 4), ждёт только в будущем более бедственного нашествия ассириян и египтян (ст. 17 и сл.); в гл. 8, между тем, предсказывая победоносное нашествие ассирийского царя на Сирию и израильское царство (ст. 4), пророк видит Иудею в бедственном состоянии опустошения, потому что говорит, что Господь сокрыл лице Своё от дома Иаковлева (ст. 17).


а҃. И бы́сть во дни̑ Аха́за сн҃а Іѡаѳа́млѧ, сн҃а О҆зі́и, царѧ̀ Іꙋ́дина, взы́де Расі́нъ цр҃ь Ара́мль, и Факе́й сн҃ъ Ромелі́евъ, цр҃ь Ісра́илевъ, на Іерꙋсали́мъ, воева́ти на него̀, и не возмого́ша разори́ти єго̀. 1. И было во дни Ахаза, сына Иоафамова, сына Озии, царя Иудейского, Рецин, царь Сирийский, и Факей, сын Ремалиин, царь Израильский, пошли против Иерусалима, чтобы завоевать его, но не могли завоевать.

Ст. 1 составляет историческое вступление к двум речам, кратко указывая те обстоятельства, в виду которых речи эти произнесены. Здесь указано уже, как на совершившееся событие, на безуспешность нападения врагов на Иерусалим, между тем как речь, содержащаяся в 7 гл., начиная с 4 ст., произнесена только по поводу первого известия, дошедшего в Иерусалим, о полной готовности врагов двинуться в Иудею.

Взы́де ... воева́ти на него̀, и не возмого́ша разори́ти (πολιορκῆσαι = в настоящем случае правильнее: «облещи», ср. слав.-греч. перевод Ис.37:8) єго̀: при правильном понимании, уже греч. текст выражает точно смысл евр. чтения. Последнее, также как и 4Цар.16:5, надо толковать, имея в виду Ис.1:8 (дще́рь Сїѡ́нѧ... ꙗ́кѡ градъ вою́емый ср. толков.): Иерусалим не был в строгом смысле слова осаждён врагами.

Расі́нъ ( = Ват. Алекс. Компл. Альд.) произношение имени более близкое к масор. ( = Рецин), чем Раассѡ́нъ, принятое по слав.-греч. переводу в 4Цар.15:37; 16:5 ( = Ват. Алекс. Компл. Альд.). Последнее произношение близко к ассирийскому: в памятниках клинообразного письма этот сирийский царь называется Рацуну (Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament 2. Aufl. стр. 252. 260).

Ст. 2–9. По получении известия о приближении к Иудее израильтян и сириян, пророк Исаия успокаивает встревоженного Ахаза уверением, что замысел врагов свергнуть его с престола не удастся, что сами они отчасти (Сирия) останутся при своих владениях, отчасти же (Израиль) сам падёт скоро.


в҃. И возвести́сѧ в̾ домꙋ̀ Дв҃дове, глаго́лѧ: совеща́сѧ Ара́мъ со Ефре́момъ, и ужасе́сѧ дꙋша̀ єгѡ̀ и дꙋша̀ люде́й єгѡ̀, ꙗ́коже в̾ дꙋбра́ве дре́во вѣ́тромъ восколе́блетсѧ. 2. И было возвещено дому Давидову и сказано: Сирияне расположились в земле Ефремовой; и всколебалось сердце его и сердце народа его, как колеблются от ветра дерева в лесу.

2. Въ домꙋ̀ Дв҃дове, с греч. (εἰς τὸν οἶκον Δαυὶδ) точнее – дому Давидову = царскому семейству, ведущему свой род от Давида. Можно усматривать особенный смысл в этом выражении пророка: «дом Давидов». В нём можно, с одной стороны, находить подтверждение высказанному выше предположению, что первые годы своего царствования Ахаз управлял народом ещё при жизни и от имени Иоафама. Было два царя, которых и можно разуметь под этим «домом Давидовым». Последнее название, с другой стороны, до́лжно было напомнить царям об обетовании, полученном Давидом, что «дом его и царство его будут непоколебимы на веки» (2Цар.7:16). Совеща́сѧ Ара́мъ со Ефре́момъ – не буквальное выражение смысла евр. чтения, буквально значащего: расположился Арам ( = сирияне) в Ефреме (т. е. в земле колена Ефремова; или – так как Ефрем здесь = царство Ефремово, ст. 8, т. е. израильское, ср. также. ст. 9 – в царстве израильском), – расположился потому, что ещё раньше заключил с ним союз, условился с Израилем идти против Иуды (ср. ст. 1). И ужасе́сѧ дꙋша̀ єгѡ̀, т. е царского дома, и... люде́й єгѡ̀ = подданных. Ахаз не был человеком воинственным, каким был его отец Иоафам (см. введение стр. 12). Последний поручил, однако, сыну своему управление царством потому, что, вероятно, был болен или по другим неизвестным причинам не мог с прежней энергией вести дела государственные. Сирияне и израильтяне, может быть, и воспользовались этим бессилием воинственного некогда Иоафама и напали на Иудею, когда в ней дела государственные находились в руках ещё неопытного юноши.


г҃. И речѐ Гд҃ь ко Иса́їи: изы́ди во срѣ́тенїе Аха́зꙋ ты̀ и ѡста́выйсѧ Іасꙋ́въ сн҃ъ тво́й, к̾ кꙋпѣ́ли го́рнѧгѡ пꙋтѝ села̀ бели́льнича, 3. И сказал Господь Исаии: выйди ты и сын твой Шеар-ясув навстречу Ахазу, к концу водопровода верхнего пруда, на дорогу к полю белильничьему.

3. Конец водопровода верхнего пруда – не конец или устье того родника, из которого наполнялся пруд, но конец того канала, которым из пруда текла вода в город. У этого же конца стоял впоследствии Рабсак, вельможа Сеннахерима, и говорил с иудеями, стоявшими на стене, – обстоятельство, указывающее на то, что «конец водопровода» был близ и вне стены иерусалимской (Ис.36:2:11). «Верхним прудом» назывался нынешний Биркет-эл-Мамилла, на западе Иерусалима, в углублении, которое составляет начало долины Еннома, на расстоянии около 2.100 шагов от Яффских ворот. Он же стал носить название «старого пруда» (Ис.22:11), после того как воду из него Езекия отвёл вместе с водой Гиона в пространство между двух стен, образовав таким образом «новый пруд». Этот последний назывался также и «нижним прудом» (Ис.22:9; 4Цар.20:20; 2Пар.32:30). Что у воды было поле белильничье, – естественно. На этом поле находился Ахаз, может быть, для той же цели, которая составляла позднее предмет совещания его сына, Езекии, со старейшинами иерусалимскими (2Пар. 32:2 и сл.), именно для того, чтобы принять меры к отведению воды из верхнего пруда вовнутрь города. Имя сына пророка Исаии, которого он должен был взять с собой, отправляясь говорить с Ахазом, Шеар-яшув значит: остаток обратится и в этом своём значении содержит указание на значительность опустошения, которое имели произвести союзные войска в Иудее (Ис.6:12; ср. Ис.1:7–8) и после которого небольшой уцелевший остаток имел послужить семенем нового возрастания Израиля в духе полной преданности воле Божией (ср. Ис.6:13; 10:21).

Ѡста́выйсѧ Іасꙋ́въ ( = 70 толк.): первое слово есть перевод в нарицат. смысле первой половины собств. имени שְאַר־יָשׁוּב.


д҃. И рече́ши ємꙋ̀: блюдѝ, є́же молча́ти, и не бо́йсѧ, нижѐ дꙋша̀ твоѧ̀ да изнемо́жетъ ѿ двою̀ дрє́вꙋ главе́нь дымѧ́щихсѧ сих: єгда́ бо гнѣвъ ꙗ́рости моеѧ̀ бꙋ́детъ, па́ки исцелю̀. 4. и скажи ему: наблюдай и будь спокоен; не страшись и да не унывает сердце твоё от двух концов этих дымящихся головней, от разгоревшегося гнева Рецина и Сириян и сына Ремалиина.

4. Блюдѝ, є́же молча́ти (τοῦ ἡσυχᾶσαι = быти в покои ср. греко-слав. перевод Суд. 3:30; 5:32) = смотри, будь спокоен; не допускай тревоге овладеть тобой и не вздумай искать каких-либо чрезвычайных средств к своему спасению. Врагов, угрожавших тогда Иудее (ст. 2), Факея царя израильского и Рецина сирийского, называет пророк «двумя древами (ξύλων = собств. кусками дерева, не δένδρων – זַנְבוֺת, не עֵצִים) главень дымящихся». Головня – δάλος – соответствует евр. אזּד, точнее значащему: кочерга, тот кусок дерева, которым мешают уголья. Замечательно, что у арабов храбрый воин, герой называется «кочергой войны» в том смысле, что он поддерживает и возбуждает войну, как кочерга – огонь. И евреи иногда называли войну пожаром (Ис.9:18 и сл., Иер.1:13–14). Если пророк называет врагов Ахаза двумя кочергами обгорелыми и дымящимися: то он выражает этим мысль о том, что эти враги уже не страшны, что они доживают свои последние дни, – это кочерги, переставшие быть годными к употреблению, превратившиеся в головни дымящиеся. В самом деле, оба они не только имели скоро оставить Иудею, но и государства их в недалёком будущем имели пасть (ср. толков. ст. 8 и 4Цар.16:9). Егда́ бо гнѣвъ ꙗ́рости моеѧ̀ бꙋ́детъ, па́ки исцелю̀: утешение иудеям, имеющим сначала подвергнуться наказанию Божию, – перевод, не противный связи речи. Но еврейский текст содержит здесь объяснение предыдущих слов: от разгоревшегося гнева Рецина и сириян и сына Ремалиина. Не без основания полагают, что, называя израильского царя сыном Ремалииным, пророк хочет указать на низкое его происхождение, что Ремалия был, вероятно, человек не высокого общественного положения (ср. 4Цар.15:25): ср. 1Цар.10:11; 20:30–31. Мф.13:54–55.


є҃. Сн҃ъ же Ара́мль и сн҃ъ Ромелі́евъ ꙗ́кѡ совеща́ста совѣ́тъ лꙋка́вый на тѧ, глаго́люще: 5. Сирия, Ефрем и сын Ремалиин умышляют против тебя зло, говоря:


ѕ҃. Взы́демъ во Іꙋде́ю, и собесѣ́довавше съ ни́ми ѿврати́мъ ѧ к̾ на́мъ и воцари́мъ в̾ ней сн҃а Тавеи́лева: 6. Пойдём на Иудею и возмутим её, и овладеем ею и поставим в ней царём сына Тавеилова.

5–6 ст. составляют первую половину периода, которого вторая половина начинается со ст. 7. В точном переводе с евр. т. они должны начаться частицей: «поскольку». В слав. переводе частица ꙗ́кѡ ( = понеже) могла бы быть поставлена только несколько раньше. «Сын Арамль» в греко-слав. переводе может быть названием царя сирийского (арамского) Рецина. Совѣ́тъ ( = замысл) лꙋка́вый, который имели враги Ахаза, клонился к тому, чтобы «собеседовавше с ними, отвратить я» к союзникам, т. е. склонить подданных Ахаза к изъявлению покорности царям сирийскому и израильскому. При таком своём смысле, перевод греко- слав. не отступает от смысла рус.-евр. текста: возмутим её и овладеем ею. Кто был «сын Тавеилев», нельзя сказать определённо. Нарицательное значение имени «Тавеил» почти то же, что – имени Товия ( = благ Господь). Что имена собственные у евреев слагались с именем Эл, показывают имена: Исмаэл, Израэл, Шемуэл. Тав, первая часть имени, есть причастие от гл. тув, по значению тожественное с прилагат. тов = добрый. Если сына Тавеила Рецин хотел поставить царём Иудеи, то он желал таким образом поставить Иудею в вассальные к себе отношения. Такой замысел могли надеяться осуществить, пользуясь состоянием бессилия, в котором находился Иоафам, и молодостью и неопытностью Ахаза.

Сн҃ъ же Ара́мль и сн҃ъ Ромелі́евъ: соответствующие греч. слова, по Комплют. и Альд. изд., отнесены к ст. предыдущему, 4-у, вероятно в виду евр. текста, в котором тут стоят слова: «Рецина и Арама и сына Ремалии». Слово רצין не переведено ли словами: «паки исцелю»? Халд. = רְצִי смягчать, услаждать. – В конце ст. 5, после слов: «яко совещаста совет лукавый» в Компл., Альд и некоторых рукописных текстах прибавлены слова: Ἐφραΐμ καὶ ὁ ὑιὸς Ῥωμελίου, – слова, стоящие в сирско-гекзаплском переводе на поле текста, а в евр. здесь же находящиеся с прибавлением пред ними слова «Арам» – Сирия.


з҃. Сїѧ̑ же гл҃етъ Гд҃ь Саваѡ́ѳ: не пребꙋ́детъ совѣ́тъ сей, нижѐ сбꙋ́детсѧ, 7. Но Господь Бог так говорит: это не состоится и не сбудется;

7. Не пребꙋ́детъ совѣ́тъ сей, нижѐ сбꙋ́детсѧ. Смысл этих слов должен быть определяем в виду Ис.1:7–8 и 2Пар.28:5 и сл. Замысел сириян и израильтян в некоторых частях своих исполнился. Он не осуществился только в полном своём объёме.

Сїѧ̑ же гл҃етъ... Первое слово соответствует греч. τάδε, которое в других случаях (например, Иер.10:2; 11:3; Ис.1:24) правильнее переводится или словом: «сия», или словом «тако». Последний перевод соответствовал бы здесь буквальному смыслу евр. ֹכֺה


и҃. Но глава̀ Ара́мꙋ Дама́скъ, и глава̀ Дама́скꙋ Расі́н: но єщѐ шестьдесѧ́тъ и пѧ́ть лѣ́тъ, ѡскꙋдѣ́етъ ца́рство єфре́мово ѿ люде́й, 8. ибо глава Сирии – Дамаск, и глава Дамаска – Рецин; а через шестьдесят пять лет Ефрем перестанет быть народом;


ѳ҃. Глава́ же Єфре́мови Соморѡ́нъ, и глава̀ Соморѡ́нꙋ сн҃ъ Ромелі́ев: и а́ще не увѣ́рите, нижѐ и́мате разꙋмѣ́ти. 9. и глава Ефрема – Самария, и глава Самарии – сын Ремалиин. Если вы не верите, то потому, что вы не удостоверены.

8–9. Глава̀ Ара́мꙋ Дама́скъ и проч. Глава́ же Єфре́мови Соморѡ́нъ (в других случаях Самария) и пр. = правительства, имеющие своё местопребывание в Дамаске и Самарии, останутся и должны остаться при власти, простирающейся только на Сирию и Израиль. Иерусалим и Иуда не подпадут и не должны подпасть их влиянию. Какое оскудение царства Ефремова от людей разумеет пророк, предсказывая его через 65 лет? Так как нашествие сириян и израильтян на Иудею, дающее повод к этому предсказанию, имело место ранее 734 г. (см. выше), когда последовало уже возмездие за это нашествие: то, полагая приблизительно два года на войну сириян и израильтян в Иудее, на поход Феглаффелласара до Палестины и на заключение условия его с Ахазом, мы должны 65 лет считать приблизительно с 736 г. до Р. Хр. Эти лета окончились бы в таком случае в 671 году, т. е. в 28 или 27 году Манассии (разрушение Самарии = 6-й год Езекии = 722 г. до Р. Хр.; 29-й год Езекии = 699 г. до Р. Хр.; 671 г. до Р. Х р. = 28 или 27 год царствования Манассии. По ассирийским памятникам клинообразного письма, царю Асаргаддону (681–668 до Р. Хр.) изъявили покорность и Манассия, царь иудейский, и Абибагал, царь самарийский. По ассирийскому списку анонимов, это было в 676 г. Точная хронология дальнейших событий царствования Асаргаддона пока не установлена; но, спустя некоторое время, по памятникам клинообразного письма, против ассир. царя восстали Тир и Египет, между которыми союз был возможен не иначе, как при участии в нём и государств, лежавших между Египтом и Финикией, т. е. главным образом иудейского и израильского (хотя о них в этом случае ассир. памятники не упоминают). См. Smith, Assyria стр. 129 и сл. 134 и сл. Если под 676 г. упоминается самарийский царь, то израильское царство тогда ещё существовало в том или ином смысле. Но если позднее это царство принимало участие в восстании против ассир. царя, то последний – в наказание за то – мог снова выселить остававшихся ещё в отечестве израильтян и поселить на их место язычников из других стран, также как сделал это Саргон по взятии Самарии. Такая мера и должна была положить решительный конец израильскому царству. Точное указание Числа лет, по истечении которых исполнится предсказание пророка, представляется некоторым толкователям признаком, указывающим на позднейшее происхождение второй половины ст. 8. На точные предсказания лет пророками см. Ис.38:5; Иез.24:1 и сл. Усматривают затем непоследовательность в 8б и 9а, – скорее, говорят, полустишия эти должны были бы стоять одно на месте другого. Но справедливо отвечают на это возражение, что если нет последовательности в течении мыслей пророка (который говорит здесь отрывочно), то есть симметрия в расположении их, именно: первые половины обоих стихов показывают бесплодность замыслов врагов Иуды; вторые половины указывают на то, что как Израильского царства дни сочтены, так и иудейское не устоит, если иудеи перестанут верить в помощь Господа своего. Ср. Ис.30:15; 28:16. А́ще не увѣ́рите, нижѐ и́мате разꙋмѣ́ти = только веруя в могущество и благоволение Господа к дому Давидову, Ахаз мог бы понять осуществимость уверения пророка Господня. В русском переводе евр. масор. чтения: если вы не верите, то потому, что вы не удостоверены не видно соответствия стиху 8-му, – во второй половине 8 ст. речь о будущем событии, а не о настоящем. Притом последний глагол евр. текста, стоящий во 2 аор. и с отрицанием לא может быть переведён только будущим решительным. На эту решительность мысли, выраженной последним глаголом, может указывать и частица כׅי, предшествующая отрицанию. Она может не значить здесь: потому что; но её можно поставить в зависимость от подразумеваемых слов: «Господь говорит» (ср. ст. 7), или: «жив» или «клянётся Господь» (ср. 2Цар.14:19; Иер.44:16. 1Цар.26:16. Ис.49:18), – или же, наконец, при этом כׅי можно подразумевать אׇמְנׇם (ср. Иов.12:2. Пс.127:5). В таком случае конец ст. 9 можно было бы перевести так: «если вы не верите, то по истине не будете тверды», т. е. непоколебимы, безопасны.

Ст. 10–16. Знамение, удостоверяющее Ахаза, что враги оставят Иудею скоро. Еммануил, имеющий родиться от Девы, уже носящей Его во чреве, не научится ещё различать между добром и злом, когда Иудея, будет уже оставлена врагами. Бог не оставит Своей милостью дома Давидова, которому обещал вечное царство.


і҃. И приложѝ Гд҃ь гл҃ати ко а҆ха́зꙋ, рекі́й: 10. И продолжал Господь говорить к Ахазу, и сказал:


а҃і. Просѝ себѣ̀ зна́менїѧ ѿ Гд҃а бг҃а твоегѡ̀ во глꙋбинꙋ̀, илѝ в̾ высотꙋ̀. 11. проси себе знамения у Господа Бога твоего: проси или в глубине, или на высоте.

10–11. Знамением называется тот или иной видимый знак, предмет или явление, которое или напоминает о чём-нибудь прошлом (Чис.16:38; Нав.4:6), или удостоверяет в существовании чего-нибудь невидимого (Быт.17:11; Исх.31:13; Суд.6:17:21), или, наконец, указывает на непременное исполнение чего-нибудь в будущем. В последнем случае знамением служит или какое-нибудь уже существующее и известное явление (Быт.9:12 и сл. – радуга...), или же явление или событие, только предвещаемое в будущем, так что исполнение или неисполнение предвестия должно указывать на наступление или ненаступление, ещё дальнейшего, будущего события или явления. Пример этого последнего рода знамений будущего можно видеть уже в 1Цар.14:10: Ионафан условливается со своим оруженосцем, что если из лагеря филистимского они услышат приглашение себе прийти туда, то они примут это за знамение того, что Бог предаст им врага. Другие того же рода знамения замечательны тем, что имеют сходство с настоящим, указываемым через пророка Исаию: 1Цар.2:34: предстоящая внезапная смерть сыновей Илия – знамение отвержения Илиева дома от священства; Ис.37:30: в знамение того, что Сеннахерим не придёт в Иерусалим, пророк предвещает, что народ будет питаться хлебом со своих полей в течение трёх лет, начиная с того года, когда говорит пророк; Ис.38:7, 22: возвращение тени на 15 ступеней, имеющее последовать в ближайшем будущем – знамение исполнения обещания Божия о продолжении жизни Езекии на 15 лет. Знамение, о котором говорит Бог чрез Исаию в Ис.7:11, имеет смысл, сходный со смыслом последних трёх знамений: см. толков. ст. 14. К слову: во глꙋбинꙋ̀ в евр. тексте прибавлено: «в преисподнюю» (שְּׁאֹלָה лучше, чем שְׁאָלָת = проси [тождесловие! проси себе... во глубину проси!]). «Знамением в преисподнюю» могло быть явление какого-либо мертвеца (ср. Лк.16:27 и сл.), вызванное силой Божией (ср. Мф.27:52 и сл.). Знамением вверху могло быть то или иное небесное явление (ср. Быт.9:12 и сл. Мф.2:2 и сл.). Господа Исаия называет Богом Ахаза, несмотря на то, что Ахаз был идолопоклонник: ср. 2Цар.7:14–15. Ахаз был прямой потомок Давида, за родом которого Господь обещал утвердить царство на веки.


в҃і. И речѐ Аха́з: не и́мамъ проси́ти, нижѐ искꙋшꙋ̀ Гд҃а. 12. И сказал Ахаз: не буду просить, и не буду искушать Господа.

12. Ахаз даёт лицемерный ответ, в котором слышится выражение благоговения пред Господом и веры в Его силу и благость. То и другое, по-видимому, непоколебимы; а между тем Ахаз не только не показывал на деле своей веры в помощь Божию, когда посылал за помощью в Ассирию, но и не стал выражать наружно почитания истинному Богу, обратившись к богам языческим нижѐ искꙋшꙋ̀ Гд҃а = не стану испытывать, исканием удостоверения не хочу показать недоверия к могуществу Бога.


г҃і. И речѐ (Иса́їа): слы́шите у́бо, до́ме Даві́дов: єда̀ ма́ло ва́мъ єсть трꙋдъ даѧ́ти человѣ́кѡмъ, и ка́кѡ даетѐ Гд҃ви трꙋ́д? 13. Тогда сказал Исаия: слушайте же, дом Давидов! разве мало для вас затруднять людей, что вы хотите затруднять и Бога моего?

13. Отказ Ахаза выбрать знамение был, в сущности, отказом исполнить волю Божию, и потому оскорблял Милосердного, не только Его посланника, пророка Исаию. Этот отказ был не только, в сущности, отказом людей от своего блага, от своего спасения, но в то же время и вызывал со стороны Господа особые чрезвычайные меры к спасению людей помимо их воли. Эти чрезвычайные меры, не сопровождающиеся содействием и собственными усилиями человека, у пророка и называются «трудом Господа». Пророк говорит настоящие слова с нетерпением, не скрывая своей досады на сдержанность Ахаза, противную воле Божией.


д҃і. Сегѡ̀ ра́ди да́стъ Гд҃ь самъ вамъ зна́менїе: се, Дева во чре́ве зачне́тъ и роди́тъ сн҃а, и нарече́ши и́мѧ ємꙋ̀ Ємманꙋ́ил: 14. Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил.

14. Господь благоволит быть милостивым к дому Давида (отсюда «вам») не смотря на то, хочет ли того Ахаз или нет. Он сам даёт этому дому (ср. ст. 13) знамение, удостоверяющее, что замыслы врагов против Иуды не состоятся. В чём состоит это знамение по буквальному смыслу евр. о нём речи? Се... во чре́ве зачне́тъ, – евр. соответствующие слова сходны здесь со словами Быт.16:11: вот ты беременна. Там, по связи речи (ср. ст. 4), ясно, что речь идёт о наступившей уже беременности. Здесь связь речи допускает также мысль о наступившей уже беременности, но форма речи (прич. настоящего вр.) позволяет относить эту беременность и к будущему времени (ср. Пс.21:32; 101:19). Дева (70: παρθένος) – перевод евр. תׇעַלְמָה, которое, хотя по значению своему отличается от בְּתוּלָה ( = живущая в родительском доме и скрывающаяся от взоров посторонних людей, находящаяся ещё вне брачного сожития девица), но по употреблению почти тожественно с ним. Происходя от корня, сохранившегося в арабском языке, алима = быть крепким, полным, созревшим, имя это значит буквально: «взрослая женщина» и обыкновенно употребляется о женщине, ещё не познавшей мужа: Быт.24:43. Исх.2:8; Песн.1:3 ср. 6:8. В Притч.30:19 слово это употреблено не в другом значении, потому что тут нет нужды под «девицей» разуметь ту жену блудную, о которой речь в следующем ст. и в Пс.67:26 тимпанницами могли быть названы не замужние непременно женщины (ср. Исх.15:20), но и девицы непорочные (ср. Суд.11:34). Согласно с таким употреблением слова алма, св. Отцы и учители Церкви единогласно полагают, что мать Еммануила была Дева непорочная и что только в таком случае рождение от неё Еммануила могло быть знамением. На вопрос, кто эта Дева? – можно отвечать не раньше, как определив, кто её сын, Еммануил. Пророк Исаия в Ис.8:8 обращается к этому Еммануилу во втором лице, как бы видя его пред собой, как бы лично говоря с ним. В ст. 15–16 детские годы Еммануила ставятся в связь с современными пророку Исаии событиями. Это значит, что Эммануил был современником Исаии. Кто именно – отвечают различно:

1) одни (древние евреи) полагают, что это был Езекия, рождённый от Ахаза одной из тех женщин עְַלָמוֺת (ср. Песн.1:3; 6:8), которые находились в гареме Ахаза. Но Еммануил, по ст. 16 (ср. толков.), имел быть приблизительно 3 лет в то время, когда сирско-израильские войска имели оставить Иудею, т. е. в 732 г.; а Езекия, вступая на престол за 5 лет до падения Самарии (722 г. до Р. Хр.), имел уже 25 лет от роду. Еммануил и Езекия не могли быть одним и тем же лицом.

2) Другие полагают, что Еммануил был сын пророка Исаии и что имя его в своём значении заключает утешение для современников Исаии, подобное утешению, данному в значении имени Шеар-яшуба (ст. 3). Но пророк в Ис.8:3 называет свою жену пророчицей, чего, однако же, не делает в настоящем случае, как не делает и никакого другого намёка на то, что мать Еммануила есть жена Исаии.

3) Некоторые думают, что Еммануил есть новый Израиль, происшедший от дома Давидова, названного девой в таком же смысле, в каком народ израильский назван невестой в Иер.2:2, или как он же в Ис.54:4 называется вдовой. Но и народ израильский называется невестой или вдовой, но никогда девицей или молодой женщиной; а дом Давидов не назван нигде в другом месте ни одним из этих имён.

4) Самым несомненным представляется мнение, ведущее начало от Ев. Матфея (Мф.1:22 и сл.), что в событии рождения Христа Спасителя от Девы исполнилось пророчество Исаии о рождении Еммануила. В самом деле, Исаия представляет Еммануила не только Царём земли (Ис.8:8), но и Богом крепким и Отцом будущего века (Ис.9:6). Эти свойства могут принадлежать только тому Сыну Девы Марии, которому Господь Бог дал престол Давида, отца его, и которого царству не будет конца (Лк.1:32:33). Но тожественные ли лица Еммануил и Христос Спаситель? – Замечательно, что Христос носил имя Иисуса, и евангелист Матфей говорит об этом непосредственно перед указанием на пророчество Исаии о Еммануиле. Почему Спаситель не назван был Еммануилом, если Исаия именно Ему усвоил это имя? Что в настоящих словах Исаии евангелист видит пророчество о Мессии, – очевидно. Но прямое ли пророчество? Если Еммануила пророк представляет своим современником, то этот современник мог только прообразовать собой Лицо Христа Спасителя. Именно, своим именем, значащим «с нами Бог», Еммануил указывал своим современникам евреям вообще и «дому Давидову» в особенности на те благодатные отношения Господа к Его избранному народу и к роду Давида, которые имели увенчаться явлением в мир Сына Давидова, который есть вместе и Сын Всевышнего (Лк.1:32–33). Это прообразовательное значение Еммануила было, притом, замечено евангелистом Матфеем не первым, а составляло предмет проповеди уже и пророка Исаии, который в речах, касающихся тех же, современных ему, событий, имея в виду того же Еммануила, называет его уже Богом крепким, Отцом будущего века и представляет Его Спасителем людей от подавляющей их языческой тьмы (Ис.8:22–9:6). Называя мать Еммануила девой, пророк не даёт никаких других определений её лица и – надо думать – не без основания. В этом отношении, Деву – ветхозаветную мать Еммануила по всей справедливости можно сопоставить с другим ветхозаветным лицом, Мелхиседеком, царём салимским и священником Бога Вышнего. (Быт.14:18). Мелхиседек, по учению Апостола Павла (Евр.7:3), «уподобляется Сыну Божию» в том отношении, что является в истории «без отца, без матери, без родословия, не имеющим ни начала дней, ни конца жизни», потому что ни одно из этих обстоятельств относительно Мелхиседека в кн. Бытия не указано. Подобным образом и матерь Еммануила, у пророка называемая девой и не определяемая ни по каким другим признакам, у евангелиста Матфея представляется живым пророчеством или прообразом Непорочной Девы, Матери Иисуса Христа. Рождение Еммануила от Девы было знамением в том смысле, что оно

а) свидетельствовало собой о действительном продолжении царского рода Давида (так как ветхозаветный Еммануил представляется царём земли Иудейской) вопреки злоумышлению сирийского и израильского царей (ср. ст. 5–6), и

б) предуказывало рождение вечного Царя, Сына Давидова. При внимательном рассмотрении этого знамения, нельзя не заметить, что оно, даётся и могло быть дано только для верующих, а не для неверующих. Чтобы понять это знамение, надо было веровать прежде данным Божиим обетованиям о роде Давидовом и о происхождении из него Спасителя. Пророк, услышав уклончивый ответ Ахаза, в котором проглядывало гораздо более пренебрежение к уверениям Господним, чем желание утвердиться в вере в них, обращается с указанием знамения уже не к Ахазу, а вообще к дому Давидову, надеясь, что кто-нибудь из членов этого дома, веря твёрдо в древние обетования Божии поймёт и значение вновь подаваемого знамения.


є҃і. Ма́сло и медъ снѣсть, пре́жде не́же разꙋмѣ́ти ємꙋ̀ изво́лити ѕла̑ѧ, илѝ избра́ти благо́е: 15. Он будет питаться молоком и мёдом, доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать доброе;

15. Ма́сло и медъ снѣсть. Во время, следовавшее за опустошительным нашествием на Иудею израильтян и сириян, вследствие прекращения полевых посевов на известное время, можно было питаться только тем, что могла дать природа сама, без особых усилий человека, – маслом или молоком (ср. 21 и сл.) и мёдом (ср. 1Цар.14:25 и сл. Мф.3:4). Разумение доброго и злого, их различия, является у детей обыкновенно с 3-го года их возраста, под влиянием родительских советов и запрещений.


ѕ҃і. Занѐ пре́жде не́же разꙋмѣ́ти ѻ҆троча́ти благо́е илѝ ѕло́е, ѿри́нетъ лꙋка́вое, є҆́же избра́ти благо́е, и ѡ҆ста́витсѧ землѧ̀, є҆ѧ́же ты̀ бои́шисѧ, ѿ лица̀ двꙋ́хъ царе́й. 16. ибо прежде нежели Этот Младенец будет разуметь отвергать худое и избирать доброе, земля та, которой ты страшишься, будет оставлена обоими царями её.

16. Ѡста́витсѧ землѧ̀ ср. Ис.6:11. Под «землей» разумеется не Иудейское государство, но территория, תׇאְַרָמָה занимаемая израильским и сирийским царствами. «Два царя» – Рецин и Факей, ср. ст. 1. Слова ѿ лица̀ двꙋ́хъ царе́й дополнение к глаголу бои́шисѧ (слав. греч.) а не к ѡста́витсѧ. Из 4Цар.15:29; 16:9 известно, что Феглаффелласар, приглашённый иудейским царём Ахазом, овладел столицей Сирии, Дамаском, жителей его выселил, а Рецина умертвил, и овладел также северной половиной израильского царства, выселив и оттуда жителей в Ассирию. По ассирийским памятникам клинообразного письма, первое событие имело место в 733–732 г. до Р. Хр., последнее же событие в 732 году (см. Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament, 2 Aufl., стр. 475, ср. стр. 255 и сл. 257 и сл. 265).

Ст. 17–25. Иудейской стране предстоит быть опустошённой ассириянами. Таким образом, здесь содержится угроза дому Давидову, в лице Ахаза обнаружившему недоверие к Господу (ср. ст. 12; 4Цар.16:7).


з҃і. Но наведе́тъ Гд҃ь на тѧ̀ и на лю́ди твоѧ̑ и на до́м о҃тца̀ твоегѡ̀ дни, и́же єщѐ не пришлѝ, ѿ дне в̾ о́ньже ѿѧ̀ Ефре́ма ѿ Іꙋ́ды, цр҃ѧ̀ Ассѵрі́йска. 17. Но наведёт Господь на тебя и на народ твой и на дом отца твоего дни, какие не приходили со времени отпадения Ефрема от Иуды, наведёт царя Ассирийского.

17. Буквально переведённый с евр. т., стих этот не имел бы частицы «но» в своём начале и начинался бы прямо с глагола «наведет». В пророч. видении нашествие ассирийского царя на Иудею представляется имеющим последовать непосредственно за опустошением царств сирийского и израильского. На самом деле, ни из 4Цар.16, ни из 2Пар.28 гл. не видно, чтобы царь ассирийский ещё при Ахазе вступал в пределы иудейского царства. Он, очевидно, довольствовался тогда изъявлением покорности и уплатой дани со стороны иудейского царя. Но именно вассальные отношения, в которые Ахаз вступил к царю ассирийскому, и имели с течением времени привести к опустошительному вторжению ассириян в Иудею под предводительством Сеннахерима. Ѿ дне в̾ о́ньже ѿѧ̀ Ефре́ма ѿ Іꙋ́ды – (точнее «отпаде Ефрем от Иуды»): нашествие ассирийского царя на Иудею было после отделения от последней царства Израильского – наиболее серьёзным бедствием. Во время разделения царств царь иерусалимский потерял бо́льшую часть своих подданных, а в лице Ахаза, сделавшегося данником ассирийского царя, лишился и независимости. Весьма вероятно при этом, что Исаия нашествие ассирийского царя представляет не единичным событием, не разумеет под ассирийским царём только Сеннахерима, но думает при этом и о позднейших нашествиях на Иудею не только ассирийского царя Асаргаддона (2Пар.33:11), но и вавилонского Навуходоносора, наследовавшего власть ассирийских царей в Передней Азии.


и҃і. И бꙋ́детъ в̾ то́й де́нь, позви́ждетъ Гд҃ь мꙋ́хамъ, ꙗ́же владѣ́ютъ ча́стїю рекѝ єгѵ́петскїѧ, и пчелѣ̀, ꙗ́же єсть во странѣ̀ Ассѵрі́йстей: 18. И будет в тот день: даст знак Господь мухе, которая при устье реки Египетской, и пчеле, которая в земле Ассирийской.

18. мꙋ́хи, ꙗ́же владѣ́ютъ ча́стїю (μέρος = правильнее: краем, т. е. концом, пределом, евр. קְצֶה, ср. слав.-греч. Перевод, Иер.25:33) реки (буквально рек, каналов יְאֹרַי) египетских. Упоминая обладателей или жителей предела, конца египетской страны, пророк, житель Палестины, естественно разумеет вместе и жителей ближайшей к Палестине части Египта, – другими словами, разумеет всех египтян. Сравнение египтян с мухами

а) указывает на многочисленность египтян,

б) избрано потому, что в Египте после ежегодно повторяющихся наводнений мухи являются в громадном количестве.

«Пчелою, яже есть во стране Ассирийстей», названы ассирияне; и такое название

а) опять избрано потому, что Ассирия была богата пчёлами, и ещё ныне в той стране пчеловодство составляет одно из распространённейших занятий (Ritter Erdkunde IX, 553. 584. 611:1030);

б) указывает на воинственность и лютость ассириян.

Сравнение неприятельского войска с пчёлами не только встречается и в других местах В. З. (Втор.1:44; Пс.117:12), но употребляется и Гомером (Илиада 2, 87. 469). Позви́ждетъ Гд҃ь мꙋ́хамъ... и пчелѣ̀... = созовёт их к участию в одном деле (Ср. Ис.5:26; Иер.1:15), подобно как пчёл звоном или свистом заставляют слетаться в одно место.


ѳ҃і. И прїи́дꙋтъ всѝ и почі́ютъ в̾ де́брехъ страны̀ и в пеще́рахъ ка́менныхъ, и во верте́пехъ и во всѧ́цей разсѣ́лине и во всѧ́цемъ дре́ве. 19. и прилетят и усядутся все они по долинам опустелым и по расселинам скал, и по всем колючим кустарникам, и по всем деревам.

19. Сравнение египтян и ассириян с мухами и пчёлами продолжается. Они усядутся по долинам, в расселинах скал и т. ., т. е. там, где обыкновенно садятся эти насекомые. Пчелы садятся в долинах на цветы, собирая мёд; а мухи укрываются в расселинах скал от холода и непогоды. В переносном смысле это значит, что неприятель наводнит Иудею, рассыплется по ней. Впрочем, здесь, как и в предыдущем ст., пророк говорит только, что чужеземцы займут иудейскую страну; но нет ещё речи о враждебных их здесь действиях. И в самом деле, если здесь ближайшим образом имеются в виду события Сеннахеримова нашествия на Иудею в царствование Езекии, то в то время только ассирияне вели себя в Иудее как её враги, между тем как египтяне явились в Иудею с дружественным к ней намерением – защитить её от ассириян. Египтяне тогда встретились с войском Сеннахерима при городе Алтаку (на одной параллельной линии с Иерусалимом), до которого они дошли, вероятно, по крайней мере, отчасти, по Иудее (см. Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament 2 Aufl стр. 292. Smith, Assyria стр. 114).


к҃. В де́нь о́ный ѡбрі́етъ Гд҃ь бри́твою наѧ́тою об̾ онꙋ̀ странꙋ̀ рекѝ цр҃ѧ̀ Ассѵрі́йска, главꙋ̀ и власы̀ нѡгъ, и брадꙋ̀ ѿи́метъ. 20. В тот день обреет Господь бритвою, нанятою по ту сторону реки, царём Ассирийским, голову и волоса на ногах, и даже отнимет бороду.

20. Волосы на голове, ногах и бороде в настоящем случае значат – растительность, покрывающую землю иудейскую. Обреет те и другую = опустошит Иудею. «Бритвою наятою» называется царь ассирийский, которого внимание обращено было на землю иудейскую просьбой царя иудейского, подкреплённой большими деньгами. Ахаз, конечно, платил деньги Феглаффелласару, не как врагу своему. В словах пророка – ирония: царь, которому платили иудеи за помощь, явился опустошителем их страны. Цр҃ѧ̀ Ассѵрі́йска – дополнение к слову «бритвою» выражающее его переносный смысл (ср. слав.-греч. перевод Ис.2:13). Здесь, начав речь о враждебных, опустошительных действиях иноплеменников в Иудее, Исаия называет только царя ассирийского, умалчивая о египетском.


к҃а. И бꙋ́детъ в̾ той день, корми́ти бꙋ́детъ человѣ́къ ю́ницꙋ ѿ волѡ́въ и двѣ о́вце: 21. И будет в тот день: кто будет содержать корову и двух овец,


к҃в. И бꙋ́детъ ѿ мно́жества творе́нїѧ мле́чнагѡ, ма́сло и ме́дъ снѣ́сть всѧ́къ ѡста́выйсѧ на землѝ. 22. по изобилию молока, которое они дадут, будет есть масло; маслом и мёдом будут питаться все, оставшиеся в этой земле.

21–22. В то время будут ограничиваться самым необходимым и крайне малым для своего пропитания – скотоводством в самых ограниченных размерах. Ср. ст. 15. Другие средства пропитания – промыслы, торговля будут невозможны при господстве в стране врага. Но и при такой скудости скота, молока будет так много, что будут пренебрегать им, предпочитая питаться сливками и маслом: так мало будет потребителей, так опустеет страна.


к҃г. И бꙋ́детъ в̾ то́й де́нь, всѧ́ко мѣ́сто, идѣ́же а́ще бꙋ́детъ ты́сѧща лозъ вїногра́да, по ты́сѧщи сікль, в̾ лѧди́нꙋ бꙋ́детъ и в̾ те́рнїе: 23. И будет в тот день: на всяком месте, где росла тысяча виноградных лоз на тысячу сребреников, будет терновник и колючий кустарник.

23. Ты́сѧща лозъ вїногра́да, по ты́сѧщи сікль, следовательно, каждая лоза по сиклю = от 37 до 62 коп., между тем как ныне в тех странах лоза стоит обыкновенно 1 пиастр (Вurk-hardt. Syrien und. dasheilige Land, I, 67) = не больше 7 к. С одной стороны, деньги были дешевле в то древнее время; с другой, пророк разумеет здесь, вероятно, лучший сорт винограда. На месте виноградников порастёт терновник и колючий кустарник – после того как страна в̾ лѧди́нꙋ (пустырь, заросль) будет.


к҃д. Со стрело́ю и лꙋ́комъ вни́дꙋтъ та́мѡ, ꙗ́кѡ лѧди́ною и те́рнїемъ бꙋ́детъ всѧ̀ землѧ̀: 24. Со стрелами и луками будут ходить туда, ибо вся земля будет терновником и колючим кустарником.

24. Земля, не возделываемая более и вследствие того опустевшая и заросшая, будет служить местом для охоты за дичью. Стрелы и лук – орудия умерщвления зверей и птиц, употреблявшиеся на охоте (Быт.27:3).


к҃є. И всѧ́ка гора̀ ѡре́маѧ воз̾ѡре́тсѧ, не на́йдетъ та́мѡ страх: бꙋ́детъ ѿ лѧди́ны и ѿ те́рнїѧ в̾ па́ствꙋ овца́мъ и в̾ попра́нїе волꙋ̀. 25. И ни на одну из гор, которые расчищались бороздниками, не пойдёшь, боясь терновника и колючего кустарника: туда будут выгонять волов, и мелкий скот будет топтать их.

25. Вследствие крайнего оскудения людей в Иудее (ср. ст. 21–22) места, прежде возделывавшиеся трудами человека, теперь порастут терновником и колючим кустарником, т. е. запустеют и могут служить только выгоном для скота, так как будут иметь на себе только траву и никаких посевов. Такой смысл стиха, по еврейскому масоретскому тексту, представляется последовательным продолжением содержания ст. 23–24. Гр.-слав. перевод во второй половине стиха содержит мысль, также не нарушающую этой последовательности и согласную с евр. текстом; но первая половина содержит в себе речь не о запустении, а о возделывании земли. Смысл масор. чтения мог бы быть по слав. выражен так: «и на всякую гору, яже оралом орется, не пойдеши тамо, от страха терния и купины терновные, и будет в паству волу и в попрание овцам».

В ст. 21–25 описывается опустошение Иудеи в таких чертах, которые едва ли имели место не только после нашествия сириян и израильтян, также как и идумеев и филистимлян на Иудею при Ахазе, но даже и после нашествия Сеннахерима при Езекии. Пустыри, поросшие терновником и колючим кустарником и образовавшиеся на месте виноградников (ст. 23–24), предполагают продолжительное безлюдье в стране (ст. 22), которым могла страдать Иудея только во время плена вавилонского и никогда раньше. Настоящие стихи могут, таким образом, подтверждать правильность мысли, что в ст. 17 «царём ассирийским» называет пророк не только царя ассирийского в строгом смысле этого слова, разумея Сеннахерима и Асаргаддона, но и вавилонского царя Навуходоносора, совершенно разорившего Иудею.

Главы VIII–IX, 7

содержат в себе речь пророка Исаии, произнесённую несколько позднее предыдущей, но во время той же войны иудеев с сириянами и израильтянами, продолжавшейся (как сказано выше) не один год.

1) Между тем как в VII гл. опустошение Сирии и израильского царства обещается года через три (ст. 16), здесь то же опустошение представляется предстоящим в ближайшем будущем (ст. 4).

2) Здесь пророк грозит нашествием на Иудею только ассирийского царя (ст. 7), между тем как в Ис.7:18 предсказывал нашествие не ассириян только, но и египтян. Там он имеет в виду отношения иудеев к язычникам за более продолжительное время (см. толков. Ис.7:17:18); а здесь, по крайней мере, говоря о политических отношениях иудеев к соседям, ограничивается только кратким промежутком времени, хотя к концу речи, имея в виду преимущественно нравственную сторону отношений между иудеями и язычниками, он и говорит о них в общих выражениях.

Глава VIII

Ис.8:1–4. Предсказание скорой победы ассирийского царя над сирианами и израильтянами.


а҃. И речѐ Гд҃ь ко мнѣ: прїимѝ себѣ̀ сви́токъ новъ вели́къ и напишѝ в̾ немъ писа́ломъ человѣ́чимъ, є́же ско́рѡ плене́нїе сотвори́ти коры́стей, приспѣ́ бо: 1. И сказал мне Господь: возьми себе большой свиток и начертай на нём человеческим письмом: Магер-шелал-хаш-баз13.

1. Сви́токъ новъ, точнее в евр. доску ещё не исписанную, на которой можно ещё писать, которой поверхность отполирована и, вероятно, покрыта воском, на котором и проводились потом черты письма. Доска должна была быть большая, несмотря на то, что на ней надо было написать только четыре слова: следовательно, слова эти должны были быть написаны крупно. Это для того, чтобы всякий по возможности мог прочитать и понять написанное; такая цель выражена и словами: писа́ломъ человѣ́чимъ (ср. Втор.3:11; Откр.13:18; 21:17) = буквально: человеческим грифелем или – в дальнейшем смысле – человеческими общепонятным, общедоступным письмом (ср. Авв.2:2). В словах, которые имели быть написаны на доске, заключалось указание на скорое разграбление, но какой страны, каким неприятелем, не сказано. Слав.-греч. перевод этих слов – не буквально сходен, но тожествен по мысли с тем, который предложен под строкой перевода русского.

Сви́токъ новъ вели́къ. Альд. Комплют. τόμον ( = часть хартии) καινὸν μέγαν. Алекс. сп. имеет здесь слова: τόμον χάρτου καινοῦ μεγάλου, откуда произошло чтение Ватик. τόμον καινοῦ μεγάλου.


в҃. И свидѣ̑тели мнѣ сотворѝ вѣ́рны человѣ́ки, Урі́ю иере́ѧ и Заха́рїю сн҃а Варахі́ина. 2, И я взял себе верных свидетелей: Урию священника и Захарию, сына Варахиина.

2. Свидетели, приглашённые пророком, имели засвидетельствовать произнесение и написание слов, стоящих в конце 1 ст., чтобы, по исполнении их, удостоверить, что они произнесены действительно раньше события, к которому относятся. Ср. Ис.41:21 и сл., Ис.17:9; 45:21. Урия, иерей, мог быть тот же самый, о котором упомянуто в 4Цар.16:10 и сл. Что он сделал для храма Господня, по повелению Ахаза, жертвенник по образцу языческого жертвенника в Дамаске, это могло не помрачить его известности, как верного человека: жертвенник был предназначен Ахазом всё-таки для жертвоприношений Господу. О другом свидетеле, Захарии, сыне Варахиине (Βαραχίου = сир. пешито, между тем как евр. יְבֶרֶכְיׇהזּ) положительных свидетельств в других местах В. З. не сохранилось. С левитом Захарией, упоминаемым в 2Пар.29:13, можно было бы отожествлять его только в случае, если бы у этого левита назван был и отец, притом если бы этот отец был именно Варахия (Захария в указ. месте Пар. назван только сыном, т. е. потомком Асафа).

И свидѣ̑тели мнѣ сотворѝ = ποίησον. Если у 70 толковников не стояло здесь первоначально изъявительное наклонение ἐποίησον: то они евр. слова וְאָעׅירָה не отличили от וְהׇעׅירָה. Русский перевод, согласный с лат. вульгатой (et adhibui mihi testes), основан на чтении несколько отличен от масор. זָאָעׅירָה не וְאָ.


г҃. И пристꙋпи́хъ ко проро́чицѣ, и во чре́ве зача́тъ и родѝ сы́на. И речѐ Гд҃ь мнѣ: нарцы̀ и́мѧ ємꙋ̀: ско́рѡ пленѝ, на́глѡ расхи́ти, 3. и приступил я к пророчице, и она зачала и родила сына. И сказал мне Господь: нареки ему имя: Магер-шелал-хаш-баз.


д҃. Занѐ пре́жде не́же разꙋмѣ́ти отроча́ти назва́ти оц҃а илѝ ма́терь, прїи́метъ си́лꙋ Дама́сковꙋ, и кѡры́сти Самарі̑йскїѧ пред̾ цр҃е́мъ Ассѵрі́йскимъ. 4. ибо прежде, нежели дитя будет уметь выговорить: отец мой, мать моя, – богатства Дамаска и добычи Самарийские понесут перед царём Ассирийским.

3–4. Имя сына пророка Исаии тожественно с изречением, написанным на доске (ст. 1), и толкование того изречения, естественно, должно относиться и к этому имени. Умение назвать отца и мать в ребёнке есть первое проявление способности говорить, наступающее обыкновенно приблизительно к концу или по истечении первого года жизни ребёнка. Прїи́метъ – буквально перевод евр. глагольной формы, которая в настоящем случае точнее должна быть переведена безличным глаголом: «понесут». Си́лꙋ: соответствующее евр. слово значит не столько нравственную силу и значение, сколько материальное имущество, богатства, сокровища (русск. перевод).

Ст. 5–8. Предвестие о нападении ассирийского царя на Иудею – за измену некоторых иудеев своему отечеству в пользу царей сирийского и израильского.


є҃. И приложѝ Гд҃ь гл҃ати ко мнѣ̀ єщѐ, гл҃ѧ: 5. И продолжал Господь говорить ко мне и сказал ещё:


ѕ҃. Поне́же не восхотѣ́ша лю́дїе сі́и воды̀ Сїлѡа́мли текꙋ́щїѧ ти́се, но восхотѣ́ша имѣ́ти Рассѡ́на и сн҃а Ромелі́ева царѧ̀ над̾ ва́ми, 6. за то, что этот народ пренебрегает водами Силоама, текущими тихо, и восхищается Рецином и сыном Ремалииным,

5–6. «Вода» в такой жаркой стране, как Палестина, могла быть и была понятным символом благовременной и особенно нужной помощи (ср. толков. Иер.2:18). «Вода Силоамля (в источнике и пруде на юго-восточной стороне горы Сиона и на южной горы Мориа, по Неем.3:15 у царского сада) для иерусалимлян, для иудеев вообще, означала домашнюю, отечественную их помощь и силу, на которую они могли надеяться, именно царей из дома Давидова, которому обещана вечная милость Божия и непоколебимое царство (2Цар.7:16). Такое значение первой половины ст. подтверждается и сравнением её с половиной второй, где – в соответствие «воде Силоамли» первой половины – прямо называются цари: сирийский Рассѡ́нъ (Алекс. Ραασσὼν; Ват. Компл. Альд. Ρασσὶν, ср. примеч. к толков. Ис.7:1) и израильский Факей (ср. там же.). Словами: восхотѣ́ша имѣ́ти... царѧ̀ над̾ ва́ми – прямо и решительно указывается на существование в Иерусалиме в первые годы царствования Ахаза партии, готовой признать гегемонию Сирии и израильского царства над Иудеей. Менее решительно, но очевидно та же мысль выражается и в русск. с масор. т. переводе: и восхищается (народ этот) Рецином и сыном Ремалииным.


з҃. Сегѡ̀ ра́ди се, возво́дитъ Гд҃ь на вы во́дꙋ рекѝ си́льнꙋ и мно́гꙋ, царѧ̀ Ассѵрі́йска и сла́вꙋ єгѡ̀: и взы́детъ на всѧ́кꙋ дебрь ва́шꙋ, и ѡ҆бы́детъ всѧ́кꙋ стѣ́нꙋ ва́шꙋ, 7. наведёт на него Господь воды реки бурные и большие – царя Ассирийского со всею славою его; и поднимется она во всех протоках своих и выступит из всех берегов своих;


и҃. И ѿи́метъ ѿ иꙋде́и человѣ́ка, и́же возмо́жетъ главꙋ̀ воздви́гнꙋти, илѝ могꙋ́щаго что соверши́ти: и бꙋ́детъ по́лкъ єгѡ̀, во є́же напо́лнити ширинꙋ̀ страны̀ твоеѧ̀, с̾ на́ми Бгъ. 8. и пойдёт по Иудее, наводнит её и высоко поднимется – дойдёт до шеи; и распростертие крыльев её будет во всю широту земли Твоей, Еммануил!

7–8. Как тихо текущие и необильные воды Силоама означают благовременную и желанную помощь: так «вода реки сильная и многая» означает врага, имеющего сделать на Иудею опустошительное нашествие (ср. Иер.46:7–8). В словах: царѧ̀ Ассѵрі́йска и сла́вꙋ єгѡ̀ (т. е. многочисленное войско его) заключается объяснение смысла слов о воде сильной и многой. И вся вторая половина ст. 7 и первая ст. 8 по греко-слав. тексту представляется разрешением метафоры, выраженной в евр. тексте. По этому переводу, ассирияне последовательно представляются сначала нападающими «на всякую дебрь» = долину и «на всякую стену», т. е. крепость в области иудейской, а потом (по толкованию блаж. Феодорита) выселяющими из Иудеи лиц знатных, после чего остаются в стране только бедные земледельцы (ср. 4Цар.24:14. Иер.29:2; 52:16). Такой смысл перевода не вполне соответствует смыслу текста евр., в котором сначала речь о выступлении вод реки из её берегов, а потом и о разлитии её по всей Иудее. и бꙋ́детъ по́лкъ єгѡ̀, (опять разрешение тропа: по евр. «потоки ея», т. е. реки) во є́же напо́лнити... с̾ на́ми Бгъ҃ = Еммануил. Последний представляется царём земли иудейской, и, судя по этому, его надобно отожествлять с тем Властелином, о котором в Ис.9:6–7 говорится, что Он будет сидеть на престоле Давидовом. Вместо местоимений: «на вы... вашу... вашу» в евр. тексте тот же смысл выражается местоимениями: «на них... своих... своих», относящимся к словам: «людие сии» или «народ сей» и «река»

Ст. 9–15. Сирияне и израильтяне не осуществят тех замыслов, с которыми они шли в Иудею. Господь не допустит этого осуществления. На Господа надежда иудеев.


ѳ҃. Разꙋмѣ́йте, ꙗзы́цы, и покарѧ́йтесѧ, услы́шите да́же до послѣ́днихъ землѝ: могꙋ́щїи, покарѧ́йтесѧ: а́ще бо па́ки возмо́жете, па́ки побежде́ни бꙋ́дете, 9. Враждуйте, народы, но трепещите, и внимайте, все отдалённые земли! Вооружайтесь, но трепещите; вооружайтесь, но трепещите!

9. По русскому с масоретского текста переводу, почти весь стих содержит в себе предостережение народам, «враждовавшим» и «вооружавшимся», т. е. шедшим войной против иудеев. Слова: «и внимайте все отдалённые земли» в этом русском переводе представляются удовлетворяющими требованиям параллелизма пророческой речи. Те же слова дают мысль, параллельную только слав.-греч. переводу первой части стиха: разꙋмѣ́йте, ꙗзы́цы, и покарѧ́йтесѧ ( = смиритесь, ἡττᾶσϑε)... Могꙋ́щїи (ἰσχυκότες = точнее: возмогшии или возмогше = усилившись, достигнув побед) покарѧ́йтесѧ. В греко-слав. переводе, вторая половина стиха, не буквально следующая евр. тексту, заключает в себе угрозу, которой пророк подкрепляет увещание не превозноситься победой над иудеями.

Перевод: разꙋмѣ́йте (γνῶτε) основан на чтении דְּעוּ вм. массор. רֹעוּ


і҃. И и́же а́ще совѣ́тъ совеща́ете, разори́тъ Гд҃ь, и сло́во, є́же а́ще возглаго́лете, не пребꙋ́детъ в̾ васъ, ꙗ́кѡ с̾ на́ми Бг҃. 10. Замышляйте замыслы, но они рушатся; говорите слово, но оно не состоится: ибо с нами Бог!

10. О «совете» и «слове» см. Ис.7:5 и сл. С̾ на́ми Бг҃ – толкование имени Эммануила, подобное толкованию имени Магер- шелал-хаш-баз в ст. 4.


а҃і. Та́кѡ гл҃етъ Гд҃ь: крѣ́пкою рꙋко́ю не покарѧ́ютсѧ хожде́нїю пꙋтѝ люде́й сихъ, глаго́люще: 11. Ибо так говорил мне Господь, держа на мне крепкую руку и внушая мне не ходить путём сего народа, и сказал:


в҃і. да не когда̀ рекꙋ́т: же́стоко: все бо, є́же а́ще рекꙋ́тъ лю́дїе сі́и, же́стоко єсть: стра́ха же ихъ не убо́йтесѧ, нижѐ возмѧти́тесѧ. 12. «Не называйте заговором всего того, что̀ народ сей называет заговором; и не бойтесь того, чего он боится, и не страшитесь.

11–12. Чтение греч. перевода 70 толк. в начале ст. 11 можно перевести, следуя Сирмонду, издателю творений блаж. Феодорита (XVII в.) и отступая от слав. печатного, так: «руце крепцей но покаряются хождением пути людей сих». Толкование блаж. Феодорита соответствует именно такому пониманию текста 70-ти: «хотя видят могущество десницы Божией и чудеса, совершаемые ей, однако противятся, дерзая на то же, что делали иудеи, и следуя по их стопам». Мин (Migne, Patrologiae cursus completus t. LXX, толков. на Исаию Кирилла Александр.) то же греч. чтение переводит: «крепцей руце не покориви суть, хождению пути народа сего, глаголюще...», каковому переводу отвечает толкование св. Кирилла: «нечестием и неразумием они дошли до того, что руке крепкой, легко сохраняющей, захотели быть непокоривыми и сочли это за ничто. Непокорны, говорит, также пути народа сего, коего лицо приемля на себя, он только что говорил: «с нами Бог». Под непокорностью народа пророк, по слав.-греч. переводу, разумеет недоверие к помощи, обещаемой Богом, – недоверие, которое выразилось всего больше в просьбе о помощи, обращённой Ахазом к ассирийскому царю. Тот страх, который по Ис.7:2 овладел не только домом царским, но и всем иудейским народом, пророк хочет теперь победить в народе, после того как в предыдущей гл. он направлял свою речь к царскому дому, стараясь рассеять его опасения. По русскому переводу, «Господь говорит рукою крепкою» или «в крепости руки», или держа пророка рукой, т. е. между тем как рука Господня была на нем (ср. Иез.1:3). «Заговором» в В. З. называется согласное действие нескольких лиц, направленное к свержению власти царя (4Цар.12:20; 14:19), или «выражающее собой решимость не признавать для себя обязательным закон Господа, царя иудеев (Иер.11:9). В настоящем случае уместны то и другое значения слова заговор. Сирияне и израильтяне, замышляя воцарить в Иерусалиме сына Тавеилова, хотели свергнуть с престола Давидов дом, который царствовал и должен был царствовать по указанию Божию (Втор.17:18 и сл.) и посредством которого сам Господь царствовал в Иерусалиме над Израилем (Пс.46:7; 149:2).

не покарѧ́ютсѧ (ἀπειϑοῦσι) – перевод, основанный на чтении וַיְםרֵנׅי вместо масор. וְיִםְּרֵנׅי. (и учил меня). Же́стоко (σκληρὸν): или слову קֶשֶר (тайный союз, заговор) усвоено не то значение, которое ему принадлежит здесь (קשּׁר первоначально значит: «крепко связывать»), или вм. קשׁר не прочитал ли переводчик קָשֶׁה.


г҃і. Гд҃а силъ, того̀ ѡсвѧти́те, и той бꙋ́детъ тебѣ̀ в̾ стра́хъ. 13. Господа Саваофа – Его чтите свято, и Он – страх ваш, и Он – трепет ваш!

13. Гд҃а силъ ср. толков. Ис.1:9. Смысл слова: ѡсвѧти́те может быть определён по сравнению этой первой половины стиха со второй, где Господь провозглашается предметом страха, т. е. благоговейного почитания. Святый קָרֹושׁ = неприкосновенный, необыкновенный, в применении к Богу – возвышенный над всем земным вообще и над человеком в частности, над народом израильским в особенности, Владыка мира и человечества. того̀ ѡсвѧти́те = считайте, не переставайте признавать Его Владыкой вашим; не оскорбляйте Его мыслью, что есть на свете другая сила (ср. толков. ст. 6), которая может оказать вам более действительную помощь, или которая могла бы устрашить вас в то время, как вы веруете в силу Господа.


д҃і. И а́ще бꙋ́деши упова́ѧ на него̀, бꙋ́детъ тебѣ̀ во ѡсщ҃е́нїе, а не ꙗ́коже ѡ ка́мень претыка́нїѧ преткне́шисѧ, нижѐ ꙗ́кѡ ѡ ка́мень паде́нїѧ: до́мове же Іа́кѡвли в̾ прꙋ́гле, и в̾ раздо́лїи седѧ́щїи во Іерꙋсали́ме: 14. И будет Он освящением и камнем преткновения, и скалою соблазна для обоих домов Израиля, петлёю и сетью для жителей Иерусалима.

14. Гр.-слав. перевод первой части стиха составляет продолжение мысли, начатой в предыдущем ст. бꙋ́детъ тебѣ̀ во ѡсщ҃е́нїе = ты сам станешь неприкосновенным, не уязвимым для врагов, наводнивших теперь твою страну. а не ꙗ́коже ѡ ка́мень ... паде́нїѧ – отрицательное выражение той же мысли. Между тем как здесь обещается, хотя и не безусловно, спасение Иуды от врагов, – со слов: до́мове же Іа́кѡвли... пророк выражает – уже безусловно и решительно – мысль не только об опасном положении иудеев, но и (в ст. 15) о падении – погибели многих из них. В евр. масор. тексте, ещё последовательнее, мысль об опасности положения и падении развивается с начала ст. 14. Будет Он освящением, точнее – святилищем (לְטִקְרָּשׁ = εἰς ἁγίασμα), т. е. Существом неприкосновенным, прикосновение к которому притом небезопасно (ср. 2Цар.6:6 и сл.). Обращаясь к иноземцам за помощью, как Ахаз к ассириянам, или изъявляя покорность иноземцам, как некоторые иудеи сирианам и израильтянам (ст. 6), иудеи обнаруживали недостаток упования на Бога, не считали Господа выше и могущественнее человека, оскорбляли Его такой мыслью; и в этом смысле их образ мыслей и действий приравнивается к оскорблению ковчега завета прикосновением к нему не освящённого, нечистого лица. Как например, Оза, прикасаясь к ковчегу завета, забывал о своём недостоинстве, приравнивал себя к великой святыне и тем унижал и оскорблял её: так и иудеи, ища помощи вместо Господа у язычников, Бога не ставили выше человека, сводили его на степень человека и – в этом смысле – как бы прикасались к Нему своим грешным существом. И как Оза был наказан смертью за дерзкое прикосновение к святыне: так и иудеи за приравнено Бога к человеку будут наказаны. И будет Он... камнем преткновения и скалою соблазна для обоих домов Израиля, т. е. как для южного, так и для северного евр. царств. Недостаток упования на Господа обнаружили и цари израильские, не только начав служить золотым тельцам, но и – во время пророка Исаии – обратив взоры на Египет с надеждой на помощь оттуда против Ассирии (Факей, враг Ахаза, сначала надеялся на помощь египетского фараона, ср. Ос.7:11; 12:1, и Осия, последний израильский царь, изменил царю ассирийскому, послав послов к фараону египетскому 4Цар.17:4). Петлёю и сетью для жителей Иерусалима = снарядами, которые ловят, лишают возможности уйти и губят всех, прикасающихся к ним. Подобным образом Господь погубит иерусалимлян, оскорбляющих Его своим недоверием к Его силе.

И а́ще бꙋ́деши упова́ѧ на него̀ (κᾄν ἐπ’ αὐτῷ πεποιϑὼς ᾗς): эти слова соответствуют русскому: трепет ваш ст. 13. Масор. слову מַעְַרׅיצְכֶם 70 толковников усвоили значение, принадлежащее глагольной форме того же корня в Ис.47:12 תַּעְַרֺוצׅי = устоять, укрепиться. Буквально переводя, они сказали бы в настоящем случае: «и он укрепление, крепость ваша» = он упование твоё = ты уповаешь на него.

И в̾ раздо́лїи: греч. ἐν κοιλάσματι = точнее: в углублении, в рове, устраиваемом для ловли диких зверей; ср. параллельное, непосредственно предшествующее: «в пругле» = в капкане.


є҃і. Сегѡ̀ ра́ди изнемо́гꙋт в̾ ни́хъ мно́зи, и падꙋ́тъ, и сокрꙋша́тсѧ, и прибли́жатсѧ, и ꙗ́ти бꙋ́дꙋтъ человѣ́цы в̾ тверды́ни сꙋ́ще. 15. И многие из них преткнутся и упадут, и разобьются, и запутаются в сети, и будут уловлены.

15. Изнемо́гꙋт (буквально с евр. – запнутся, после того как ноги их задержаны будут капканом) в̾ ни́хъ ( = между ними – иудеями и израильтянами) мно́зи. И прибли́жатсѧ – к силку или сети, коснутся их. И ꙗ́ти бꙋ́дꙋтъ человѣ́цы в̾ тверды́ни сꙋ́ще: и израильское и иудейское царство пали, когда их столичные, укреплённые города были взяты. Таким образом, последние слова стиха по переводу гр.-слав. прямо выражают мысль пророка, между тем как в евр. тексте до конца этого стиха продолжается переносная речь.

Ст. 16–9:1. Слово и знамения Божии убеждают пророка, что за днями бедствия в Иудее наступят дни благоденствия и радости.


ѕ҃і. Тогда̀ ꙗвле́ни бꙋ́дꙋтъ печатлѣ́ющїи зако́нъ, є́же не учи́тисѧ. 16. Завяжи свидетельство, и запечатай откровение при учениках Моих».

16. По гр.-слав. переводу, стих этот имеет связь с предыдущими стихами. Тогда, когда падут евр. государства, ꙗвле́ни бꙋ́дꙋтъ (обнаружатся по последствиям их поведения) печатлѣ́ющїи зако́нъ, є́же не учи́тисѧ, т. е. никогда не заглядывающие в закон, не справляющиеся с ним, не руководящиеся его указаниями. Евр. текст, буквально переведённый, даёт другую мысль: завяжи свидетельство и запечатай откровение (учение, תּוֹרָה) при учениках Моих, – слова Господа к пророку. «Свидетельством» и «откровением» называется здесь главнейшая часть начинающегося здесь отдела речи пророка, именно утешительные слова ст. 22 и Ис.9:1. «Учениками» Своими Господь называет здесь, вероятно, тех же «верных людей», Урию и Захарию, о которых упомянуто, как о свидетелях, в ст. 2. Цель, для которой они приглашаются здесь и для которой также имело быть запечатано свидетельство-откровение, – та же, что и в ст. 2: запечатанное прежде исполнения, притом запечатанное при свидетелях, пророчественное откровение имело с течением времени показать себя, как действительно прежде исполнения произнесённое.

Первое слово ст. по русскому переводу: завяжи соответствует последним двум словам предыд. ст. по гр.-слав. переводу: евр. צֺור повелит. от צָרַר 70 толковников приняли за существительное «твердыня». Сꙋ́ще = ὄντες Алекс. Альд. Компл.; в В. нет. Є́же не учи́тисѧ = τοῦ μὴ μαϑεῖν, ср. русск. евр. при учениках Моих = בְּלׅמֻּרַי По-видимому, последнее слово 70 толковников читали как בְּלֻמׇּרֺו = в то время как он (закон) изучается.


з҃і. И рече́т: пождꙋ̀ Бг҃а ѿвра́щшагѡ лицѐ своѐ ѿ до́мꙋ Іа́кѡвлѧ и упова́ѧ бꙋ́дꙋ на́нь. 17. Итак я надеюсь на Господа, сокрывшего лице Своё от дома Иаковлева, и уповаю на Него.

17. Ещё не сообщая содержание «свидетельства – откровения», пророк выражает уверенность, что Господь не навсегда «отвратил лице Свое от дому Иаковля» = перестал охранять его от враждебных покушений языческих соседей. Пророк «уповает, что лучшие дни настанут для народа. По гр.-слав. переводу, прибавленным в начале ст. словом «и речет» пророк влагает следующую затем речь в уста всякого верующего слову Божию (блаж. Феодорит).


и҃і. Се, азъ и дѣ́ти, ꙗ́же ми дадѐ Бг҃: и бꙋ́дꙋтъ зна́мєнїѧ и чꙋдеса̀ в̾ домꙋ̀ Ісра́илеве ѿ Гд҃а Саваѡ́ѳа, и́же ѡбита́етъ на горѣ̀ Сїѡ́нъ. 18. Вот я и дети, которых дал мне Господь, как указания и предзнаменования в Израиле от Господа Саваофа, живущего на горе Сионе.

18. И здесь (так же как по русск. переводу в предыдущем ст.) речь пророка Исаии. Детей, которых дал ему Бог, именно Шеар-яшува (Ис.7:8) и Магер-шалал-хаш-база (Ис.8:3), пророк выставляет данными Богом знамениями и предсказаниями. Такой смысл этих лиц выражался нарицательным значением их собственных имён (ср. выше). В слав.-греч. переводе не ясно, что знамениями послужат народу именно дети пророка. Ѿ Гд҃а Саваѡ́ѳа, (ср. 1. 9), и́же ѡбита́етъ на горѣ̀ Сїѡ́нъ, ср. Пс.14:1; 131:13; 134:21.


ѳ҃і. И а́ще рекꙋ́тъ к̾ вам: изыщи́те чревоволше́бникѡвъ и ѿ землѝ возглаша́ющихъ, тщесло́вꙋющихъ, и́же ѿ чре́ва глаша́ютъ, не ꙗзы́къ ли к̾ Бг҃ꙋ своемꙋ̀ взы́щет; что испытꙋ́ютъ мє́ртвыѧ ѡ живы́х? 19. И когда скажут вам: обратитесь к вызывателям умерших и к чародеям, к шептунам и чревовещателям, – тогда отвечайте: не должен ли народ обращаться к своему Богу? спрашивают ли мёртвых о живых?

19. Чревоволшебниками (2Пар.33:6), или утробоволхвующими (Втор.18:11) или чревобасниками (Лев.20:27; 1Цар.28:3), по греч. одинаково ἐγγαστρίμυθοι (в Лев.19:31; 20:6 по слав. не точно – «утробные басни») назывались люди, у которых внутри предполагали сидящим духа прорицательного (ср. Деян.16:16), силой которого эти люди произносили заклинания и, между прочим, вызывали заклинаниями мёртвых (1Цар.28:7 и сл.). – «От земли возглашающими», по слав.– греч. переводу, могли быть названы именно вызывающие мёртвых (ср. Ис.19:4). Но евр. соответствующее слово יׅרְּעֹנׅים в других случаях 70 толковников довольно последовательно переводят или ἐπαοιδοὶ (волхвы или волшебники Лев.19:31; 20:6:27) или γνωσαὶ (волхвы 1Цар.28:3:9), – во Втор.18:11 – τερατοσκόπος – знаменосмотритель. «Тщесловущие», по смыслу соответствующего евр. названия, суть те, которые производят звуки, подобные чириканью птиц, с которым, по мнению древних, имеет сходство шум, производимый движениями обитателей преисподней (Илиада 23, 101. Одиссея 24, 5. 9). Такими звуками вызывали мёртвых и производили другие заклинания. Выражение: «иже от чрева глашают» равнозначаще с словом: «чревоволшебники». Евр. текст не имеет здесь тождесловия, заметного в гр.-слав.; он даёт мысль о шёпоте, которым произносятся таинственные заклинания. В то глубоко несчастное для иудеев время, когда они, пострадав от сириян и израильтян, должны были уплатить дань и ассириянам, от которых просили себе помощи, – многие из них могли находиться в состоянии внутреннего смущения, подобном состоянию Саула пред битвой с филистимлянами, имевшей для него роковой исход. Ища для себя разъяснения будущей судьбы народа и государства, могли обратиться всюду, где бы ни была указана им возможность этого разъяснения. Пророк предостерегает (подобно Моисею, Лев.19:31) от обращения к заклинателям. Не ꙗзы́къ ли к̾ Бг҃ꙋ своемꙋ̀ взы́щет; = не имеет ли испытывающий бедствие народ своего Бога, который силен оказать всякую помощь, не только предвидеть будущее? Что испытꙋ́ютъ мє́ртвыѧ ѡ живы́х? этот вопрос становится понятным, если принять во внимание представление, какое имели ветхозаветные евреи о состоянии душ человеческих по смерти. Состояние это представляется состоянием бессилия (Пс.87:5. Ис.14:10), непробудного сна, от которого человек не встанет до окончания неба (Иов.14:12), в котором его духовная жизнь прекращается, или, по крайней мере, ни в чём не проявляется (Пс.6:6; 87:11, 12. Ис.38:18). Если так, то что могли мёртвые открыть живым, у которых духовные силы по крайней мере не остановились в своей деятельности?


к҃. Зако́нъ бо в̾ по́мощь дадѐ, да рекꙋ́тъ не ꙗ́коже сло́во сїѐ, за́ньже не лѣть да́ры даѧ́ти. 20. Обращайтесь к закону и откровению. Если они не говорят, как это слово, то нет в них света.

20. Зако́нъ бо в̾ по́мощь дадѐ – для руководства в случаях, подобных тогдашнему страшно затруднительному положению иудеев. Внимательно относящихся к нему, к этому «учению» Божию, оно могло бы научить не обращаться к различным заклинателям. Сло́во сїѐ, – то слово, содержание которого составляет первую половину ст. 19. Русский перевод, буквально следующий масор. чтению, отступает от слав.-греч., начиная со второй части стиха. К закону и откровению! ср. ст. 16. Если они не говорят, как это слово = если не обращаются к свидетельству и откровению Божиим: то нет в них света, буквально: утренней зари, рассвета = не рассеется над ними та тьма, которая повисла теперь (ср. Ис.58:8).

... по́мощь (εἰς βοήϑειαν) дадѐ: לׅתְעוּרָה прочитанному 70 толковниками по-видимому как לתעורה = לְעֶוְרָה... – да́ры (δῶρα) даяти: первое слово основано здесь на чтении שָֹבָר вм. масор. שׇׁתׇר ( = утренняя заря).


к҃а. И прїи́детъ на вы же́стокъ гладъ, и бꙋ́детъ, єгда̀ вза́лчете, ско́рбни бꙋ́дете и ѕло рече́те кнѧ́зю и оч҃ствꙋ: 21. И будут они бродить по земле, жестоко угнетённые и голодные; и во время голода будут злиться, хулить царя своего и Бога своего.

21. Господь заставит людей оставить свои жилища и ходить по стране всюду, ища и выпрашивая пищи. Ско́рбни бꙋ́дете: разумеется скорбь, соединённая с ожесточением, с негодованием на тех, от кого можно было надеяться облегчения скорби, помощи. Ѕло рече́те кнѧ́зю и оч҃ствꙋ, – 70 толковников разумели, очевидно, гражданскую власть страны, не сумевшую ни предупредить неприятельское вторжение в Иудею, ни оказать достаточного сопротивления вторгшемуся врагу. Евр. текст, между тем, значит буквально: и (будут) хулить царя своего и бога своего. Русские переводчики под «царём» разумели представителя гражданской власти в стране (грек.-слав перевод), так как пишут это слово с маленькой буквы; а Бога разумели истинного (Откр.16:11:21), которого грешники, в своём ожесточении (будут злиться), усиливающимся от страданий, будут считать виновником своих несчастий, не сознавая своей вины. Нельзя пройти молчанием другого мнения, по которому «царём» назван здесь тот царь, которому принадлежит это имя не в нарицательном смысле, а в исключительном, именно языческий бог Молох = מֺּלֶךְ (царь), которому служить иудеи начали, по-видимому, только со времени Ахаза (ср. Ам.5:26. Соф.1:5).

Ско́рбни бꙋ́дете: греч-. λυπηθήσεσϑε могло бы также значить: «прогневаетесь».


к҃в. и воззрѧ́тъ на нб҃о горѣ̀, и на зе́млю ни́зꙋ при́зрѧтъ, и се, скꙋ́дость тѣ́сна и тьма, скорбь и теснота̀ и тьма, ꙗ́коже не ви́дети: и не ѡскꙋдѣ́етъ в̾ теснотѣ̀ сый да́же до вре́мене. 22. И взглянут вверх, и посмотрят на землю; и вот – горе и мрак, густая тьма, и будут повержены во тьму. Но не всегда будет мрак там, где теперь он сгустел.

22. И воззрѧ́тъ ... при́зрѧтъ, ища помощи или места, где спастись можно. Скꙋ́дость тѣ́сна 70 толк. ἀπορία σενὴ = бедность тесна, т. е. беда жестокая, тяжкая. Слово «тма» = бедствие, несчастье (Пс.87:7 ср. Ис.42:7). И не ѡскꙋдѣ́етъ в̾ теснотѣ̀ сый = теперь бедствующий не будет бедствовать (οὐκ ἀπορηϑήσεται) – да́же до вре́мене. Благоденствие, имеющее наступить после бедствия, представляется не бесконечным – не согласно с Ис.9:6–7. Русск. перевод, не заключая в себе намёка на окончание благоденствия, имеющего наступить после бедствия, говорит только о предстоящем прекращении бедствия: но не будет мрака там, где теперь он огустел. Частица но в начале могла бы быть заменена словом: «по истине» – так же, как в Ис.7:9 (ср. толков.).

Да́же до вре́мене (ἕως καιροῦ). Не читалось ли сначала у 70 толк. ὡς καιρὸς ( = בָעֵת, ср. הַזֶּה כַּיֺּום Иер.25:18)?

Глава IX


а҃. Сїѐ пре́жде испі́й, ско́рѡ творѝ, страно̀ Завꙋлѡ́нѧ и землѐ Нефѳалі́млѧ, и про́чїи при мо́ри живꙋ́щїи, и об̾ онꙋ̀ странꙋ̀ Іорда́на, Галїле́а ꙗзы́кѡвъ. 1. Прежнее время умалило землю Завулонову и землю Неффалимову; но последующее возвеличит приморский путь, Заиорданскую страну, Галилею языческую.

1 ст. по евр. тексту относится к предыд. главе. Сїѐ пре́жде испі́й = испей чашу гнева Божия (ср. Иер.25:15 и сл.) прежде чем (ст. 2) свет воссияет... Русск.: как прежде время умалило землю Завулонову и землю Неффалимову ср. 4Цар.15:29. Более правильное разделение слов по предложениям, предлагаемое масоретами: прежнее время умалило землю Завулонову и землю Неффалимову, а последующее (ср. 2:2 «последние дни») возвеличит (их), – приморский путь, заиорданскую страну, Галилею языческую», буквально область язычников. Не только заиорданским областям, но и коленам Завулонову и Неффалимову, всей Галилее языческой обещается, после бедствий настоящего времени, наступление лучшего времени в будущем.

Галїле́а, Γαλιλαία – имя, ведущее начало от евр. גׇלׅיל – округ, область. – Сїѐ пре́жде испі́й = Ват. Ал. Син. спп: τοῦτο πρῶτον πίε. Чтение Комплют. и Альд. изд. τοῦτο πρῶτον ταχὺ πίε и сравнение его со следующими за ним словами: ταχὺ ποίει, также как и с евр. соответствующим текстом, даёт основание утверждать, что ταχὺ πίε есть позднейшее видоизменение чтения, соответствующего евр. תֵַקל ταχὺ ποίει (так как = קלל = быть лёгким, скорым, то הקל может значить не только облегчить, но и ускорить), в одних списках вытесненного позднейшим видоизменением его, а в других оставшегося вместе с ним. Слов ταχὺ πίε совсем нет в некоторых греч. списках, как замечено в издании Вехеля 1597 г.


в҃. Лю́дїе ходѧ́щїи во тьмѣ̀ ви́деша свѣтъ ве́лїй: живꙋ́щїи во странѣ̀ и сѣ́ни сме́ртней, свѣтъ возсїѧ́етъ на вы. 2. Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет.

2. Если тма = бедствие, то свет великий = благоденствие. Ср. Ис.60:1. Страна смертной тени = могильной темноты – страна, томящаяся под бременем тяжкого горя.

Живꙋ́щїи во странѣ̀ и сѣ́ни сме́ртней – перевод, следующий Алекс. сп., Комплют. и Альд. изд. Чтение Ват. и Син. спп.:... ἐν χώρᾳ σκιᾆ ϑανάτου приближается к тому чтению, которое в некоторых греч. спп. находил Вехель и которое буквально следует евр. т.: … ἐν χώρᾳ σκιᾶς ϑανάτου.


г҃. Мно́жайшїи лю́дїе, ꙗ́же изве́лъ єсѝ, в̾ весе́лїи твое́м: и возвеселѧ́тсѧ пред̾ тобо́ю, ꙗ́коже веселѧ́щїисѧ в̾ жа́твꙋ, и ꙗ́коже веселѧ́тсѧ делѧ́щїи коры́сти. 3. Ты умножишь народ, увеличишь радость его. Он будет веселиться пред Тобою, как веселятся во время жатвы, как радуются при разделе добычи.

3. Мно́жайшїи лю́дїе, ꙗ́же изве́лъ єсѝ (κατήγαγες – точнее – возвратил еси [из плена в отечество]) в веселии твоём, т. е. в радости (местоимение σου, находящегося в Ват., Алекс. и Син. списках, нет в изд. Комплют. и Альд. = евр.). Мысль о возвращении из того плена, о котором речь в 4Цар.15:29. В евр. тексте здесь начинается речь об улучшении участи народа, остающегося в своём отечестве, хотя и находящегося под чужеземным игом. Ты умножишь (буквально: умножил, прошедшее пророчественное) народ – тот народ, который после нашествия израильтян, сириан и ассириян стал очень малочислен. Увеличишь его радость, даровав ему победу над врагами. Ꙗ́коже веселѧ́щїисѧ в̾ жа́твꙋ. ср. Ис.16:9. Ос.9:1. Ꙗ́коже веселѧ́тсѧ делѧ́щїи коры́сти, т. е. добычу, ср. Пс.67:13. Суд.5:12: радость делящих добычу – радость победителей обогащающихся. Возвеселѧ́тсѧ пред̾ тобо́ю, = будут радоваться священной радостью (ср. Втор.12:7; 14:26), будут радоваться Богу, их Помощнику и Спасителю (ср. Пс.80:2). По закону Моисееву (Числ.31:26 и сл.), священно-торжественный характер дележа добычи должен был выражаться в руководительстве священников дележом добычи и в пожертвовании части добычи Господу (ср. также 2Цар.8:11 и сл. 1Пар.26:27).


д҃. Занѐ ѿѧ́тсѧ ꙗре́мъ лежа́й на нихъ, и же́злъ, и́же вы́и их: же́злъ бо истѧзꙋ́ющихъ разсы́па Гд҃ь, ꙗ́коже в̾ де́нь, и́же на Мадїа́ма. 4. Ибо ярмо, тяготившее его, и жезл, поражавший его, и трость притеснителя его Ты сокрушишь, как в день Мадиама.

4. Ꙗре́мъ = тяжёлый гнёт власти (ср. 3Цар.12:11) в настоящем случае чужеземной (ср. Ис.8:8–9). «Жезл на выи» и «жезл истязующих» – орудия гнёта, насильственного принуждения к непосильной работе. Де́нь, и́же на Мадїа́ма. или просто: день Мадиама ср. Суд. 7:22 и сл. = день поражения мадианитян Гедеоном.


є҃. Ꙗ́҆кѡ всѧ́кꙋю оде́ждꙋ со́браннꙋ ле́стїю и ри́зꙋ с̾ примире́нїемъ ѿдадꙋ́тъ, и восхотѧ́тъ, да бы́ша ѻ҆гне́мъ сожже́ны бы́ли. 5. Ибо всякая обувь воина во время брани и одежда, обагрённая кровью, будут отданы на сожжение, в пищу огню.

5 ст. с ст. предыдущим находится в соподчинённом отношении в ст. 2. 3. В слав.-греч. переводе подлежащим при глаголах нужно подразумевать врагов иудейского народа. «Всякая одежда» – правильное выражение смысла текста евр., в котором речь об «обуви» воинов неприятельских. Солдатские сапоги грубые и одежда, обагрённая кровью, и следовательно, уже негодна к употреблению, называются как последнее, что станет «пищею огня». Именно, «всякая одежда» вместе с вооружением будут сожжены – народом, имеющим восстать на защиту от врага, утвердившегося в стране. У врага отнята будет возможность отстаивать свою власть в стране. Со́браннꙋ ле́стїю = военной хитростью.

С̾ примире́нїемъ: греч. μετὰ καταλλαγῆς = с пременою, – речь об одеждах.


ѕ҃. Ꙗ́҆кѡ О҆троча̀ роди́сѧ намъ, Сн҃ъ, и даде́сѧ намъ, єгѡ́же нача́льство бысть на ра́ме єгѡ̀: и нарица́етсѧ и́мѧ єгѡ̀: вели́ка совѣ́та Агг҃лъ, чꙋ́денъ, совѣ́тникъ, Бг҃ъ крѣ́пкїй, властели́нъ, Князь ми́ра, Оц҃ъ бꙋ́дꙋщагѡ вѣ́ка: приведꙋ́ бо ми́ръ на кнѧ́зи, миръ и здра́вїе ємꙋ̀. 6. Ибо Младенец родился нам – Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира.


з҃. И ве́лїе нача́льство єгѡ̀, и ми́ра єгѡ̀ нѣсть предѣ́ла на престо́ле Дави́довѣ и на цр҃твѣ єгѡ̀, испра́вити є и застꙋпи́ти єго̀ в̾ сꙋдѣ̀ и пра́вдѣ, ѿ ны́нѣ и до вѣ́ка: ре́вность Гд҃а Саваѡ́ѳа сотвори́тъ сїѧ̑. 7. Умножению владычества Его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве его, чтобы Ему утвердить его и укрепить его судом и правдою отныне и до века. Ревность Господа Саваофа соделает это.

6 и 7 ст. находятся в таком же подчинении ст. 2. 3, как и каждый из обоих предыдущих. Отношение этого стиха к ст. 2 и 3 показывает, что на Отроча пророк смотрит, как на Спасителя избранного народа от усиливающейся подавить его языческой тьмы. Называя же это Отроча «Отцом вечности», а Его царство беспредельным, пророк тем самым показывает, что воздействие этого Князя мира на человечество не может быть ограничиваемо каким-нибудь более или менее малым промежутком времени. Представление об Еммануиле превращается здесь в понятие о Богочеловеке – Спасителе мира.

Ре́вность Гд҃а Саваѡ́ѳа сотвори́тъ сїѧ̑. Господь называется «ревнителем» как наказывающий людей за грехи против Него и «творящий милость соблюдающим Его заповеди» (Втор.5:9–10) и как «мстящий врагам Своим» (Наум.1:2), т. е. врагам Своего избранного народа. В настоящем случае применимы все оттенки этого понятия. Господь в настоящей речи пророка представляется и наказывающим Свой народ за недоверие к Его силе (Ис.8:6 и сл.), и предприятие сириян и израильтян сводящим к ничтожным последствиям (Ис.8:4), а лучшую часть избранного Своего народа спасающим чрез Отроча-Богочеловека. Таким образом, настоящие слова пророка могут быть признаны заключением, в нескольких словах соединяющим существенные мысли, развитые в речи, начинающейся с 8 гл.

В ст. 6 по Ват. сп. перевода 70 толк. читаются (во второй половине ст.) только следующие слова: = «велика совета Агг҃лъ, приведу бо мир на князи, мир [ = только Алекс. сп. и никакой другой] и здравие ему». Блаж. Иероним читает это место так же, полагая, что 70 толковников, устрашённые величием имён, не осмелились сказать об Отрочати, что Оно прямо будет называться Богом». В сирско-гекзаплском переводе также только слова Ват. сп. стоят в тексте; остальные же слова: «Чуден, Советник, Бог крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущего века» – поставлены на поле. И если эти слова читались здесь уже Климентом Алекс. и Иринеем, то это значит только, что они вставлены сюда на основании евр. текста очень рано. – В ст. 7 слав. слова: и застꙋпи́ти єго̀ в̾ сꙋдѣ̀ и пра́вдѣ подлежали бы некоторому исправлению в видах большей вразумительности: (и ятися ему суда и правды=) укреплятися ему в суде и правде (αντιλαβέσϑαι ἐν κρίματι καὶ ἐν δικαιοσύνῃ.

9:8–10:4. Этот отдел содержит в себе речь пророка, весьма симметрично составленную из четырёх строф, из которых каждая оканчивается словами: при всём том не отвратится гнев Его и рука Его ещё простёрта (9:12, 17, 21; 10:4) и из которых первые две состоят каждая из пяти стихов, а две последние каждая из четырёх. Каждая строфа содержит в себе одну законченную мысль.

Строфа 1: Израилю, после нашествия на него ассириян, угрожает беда от эдомитян и филистимлян.

Строфа 2: народу угрожает анархия, во время которой он погибнет, как стадо без пастыря.

Строфа 3: к другим бедствиям присоединится междоусобная война колен, входящих в состав израильского царства.

Строфа 4: в бедственное время горе несправедливым и жестоким судьям!

Время произнесения речи – после нашествия Феглаффеласара на северное израильское царство (4Цар.15:29).

Ст. 8–12. Обращаясь ко всему Израилю, пророк именем Господа убеждает не думать, что испытанные народом в ближайшем прошлом нашествия неприятелей не повторятся скоро. Народу грозят новые подобные несчастия.


и҃. Смерть 14 посла̀ Гд҃ь на Їа́кѡва, и прїи́де на Ісра́илѧ: 8. Слово посылает Господь на Иакова, и оно нисходит на Израиля,

8. Слово посылает Господь – то слово, которое есть сила, могущественно действующая (ср. Пс.148:5–6; Ис.55:10–11), которое не может не исполниться (Числ.23:19). В настоящем случае слово это есть угроза, предсказание бедствия. «Иаков» здесь = все израильтяне, как и в Ис.2:5 «Исраиль» – не подданные только северного царства.

Сме́рть ( = 70 толк.) – перевод, основанный на чтении דֶּבֶר вм. масор. דָּבָר.


ѳ҃. И уразꙋмѣ́ютъ вси лю́дїе Е҆фре́мовы и живꙋ́щїи в̾ Самарі́и, в̾ досажде́нїи и высо́цемъ се́рдцѣ глаго́люще: 9. чтобы знал весь народ, Ефрем и жители Самарии, которые с гордостью и надменным сердцем говорят:


і҃. Плі́нѳы падо́ша, но прїиди́те, изсече́мъ ка́менїе и посече́мъ черни́чїе и ке́дры, и сози́ждемъ себѣ̀ столпъ. 10. кирпичи пали – построим из тёсаного камня; сикоморы вырублены – заменим их кедрами.

9–10. И уразꙋмѣ́ютъ = испытают на себе исполнение слова Господня вси лю́дїе Е҆фре́мовы и живꙋ́щїи в̾ Самарі́и. О них, в частности, говорит здесь пророк, потому что они уже выражали надежду на восстановление своего благоденствия, поколебленного нашествием неприятеля (ассирийского царя Феглаффелласара, 4Цар.15:29). Плі́нѳы – кирпичи, сделанные из глины, заменить тёсанными камнями значит вместо старых разрушенных неприятелем домов построить ещё более прочные. Черни́чїе, греч. συκαμίνοι – дерево, листья которого подобны листьям тутового дерева, а плоды – плодам смоковницы – ficus sycomorus. Это дерево и кирпичи служили у большинства евреев обыкновенным строительным материалом: ср. Иов.4:19. Между тем тёсанные камни и кедры были более дорогим и роскошным материалом для построек (ср. 3Цар.5:5, 6, 8 и сл., 17; 3Цар.7:2 и сл., Иер.22:14). В устах израильтян слова, влагаемые в них пророком, представляются только хвастовством, далёким от исполнения на деле; они составляют только примерное выражение того настроения, в котором находились израильтяне, проводив из своей страны ассириян. У них была надежда на восстановление своего благополучия; но не было мысли о Боге, как наилучшей опоре всякого благоденствия. И сози́ждемъ себѣ̀ столпъ. Последнее слово есть перевод гр. πύργον, которое может также значить: высокое здание, похожее на башню. Не выражая буквально смысла соответствующего евр. т., перевод 70 толк. заключает в себе мысль, не противную общему содержанию речи пророка в настоящем ст. На место разрушенных неприятелем зданий народ хочет построить ещё лучшие.

В̾ досажде́нїи и высо́цемъ се́рдцѣ глаго́люще... Греч. текст: ἐν ὕβρει... λέγοντες, принимая во внимание связь речи и смысл евр. текста, точнее можно было бы перевести так: «в дерзости... глаголющие».


а҃і. И разрꙋши́тъ Бг҃ъ востаю́щыѧ на го́рꙋ Сїѡ́ню, и врагѝ єгѡ̀ разсы́плет: 11. И воздвигнет Господь против него врагов Рецина, и неприятелей его вооружит:

11. В греко-слав. переводе мысль о Божием наказании врагам горы Сиона, т. е. израильтянам и сирийцам, напавшим на Иудею в начале царствования Ахаза (см. гл. 7). Русск. перевод ( = евр.) говорит о нашествии на него, т. е. на Ефрема, на союзника Рецина (см. Ис.7:1), врагов этого последнего, о которых речь в следующем ст.

... востаю́щыѧ на го́рꙋ Сїѡ́ню: вм. масор. רְצׅין צָרֵי 70 толк. читали: צׅיוֺן צֺרְרֵי


в҃і. Сѵрі́ю ѿ востѡ́къ со́лнца и Еллины ѿ за́пада со́лнца, поѧда́ющыѧ Ісра́илѧ всѣ́ми усты̀. Во всѣ́хъ сихъ не ѿврати́сѧ ꙗ́рость єгѡ̀, но єщѐ рꙋка̀ єгѡ̀ высока̀. 12. Сириян с востока, а Филистимлян с запада; и будут они пожирать Израиля полным ртом. При всём этом не отвратится гнев Его, и рука Его ещё простерта.

12. По гр.-слав. переводу здесь речь о нападении на Израиля сириян с востока и греков с запада. По-видимому, 70 толк. имели здесь в виду близкие к ним исторические события, именно неоднократные нападения на Иудею то сирийских селевкидов, то египетских птоломеев-преемников Александра В. Во всяком случае, 70 толк. не буквально следуют евр. тексту, значащему: Сирию (или сириан) с востока, а филистимлян с запада. Последнее чтение возбуждает недоумение в том отношении, что сирияне представлялись бы по нему врагами Рецина, т. е. царя своего (ср. ст. предыд.). Связи речи и свидетельствам свящ. историч. книг более соответствует чтение сирского перевода пешито: «Эдома с востока и филистимлян с запада». В самом деле, по 2Пар.28:17–18, в царствование Ахаза на Иудею сделали нападение идумеи и филистимляне. Правда, на основании 4Цар.16:6 нужно полагать, что в царствование Ахаза идумеи находились в союзе с сирийцами, не были «врагами Рецина». Но такие мелкие народности, как идумеи и филистимляне, не могли никогда вести самостоятельной политики, и после того как Феглаффелласар покорил Сирию, видам которой до тех пор следовал вероятно Эдом, этот последний мог тотчас же изъявить покорность ассирийскому царю и стать через то во враждебные к Сирии отношения. За деньги приобретённая Ахазом дружба Ассирии могла не помешать союзникам Ассирии напасть на Иудею. Относительно филистимлян неизвестно, находились ли они в союзе с Рецином. Если нет, то тем скорее могли они пристать к ассириянам. Ещѐ рꙋка̀ єгѡ̀ высока̀: по соответствию с предыдущим предложением ясно, что «рука высокая», т. е. поднятая или простёртая, означает действия силы Божией, в которых выражается гнев Божий, поражающий преступников воли Божией (ср. Исх.6:1. Втор.4:84. Иер.21:5). Нападение на Иудею идумеев и филистимлян не будет последним ударом, который имеет быть нанесён разгневанным Богом преступному народу.

Между тем как в предыдущих трёх стихах пророк имеет в виду преимущественно израильское царство, здесь он имеет в виду царство иудейское: только на Иудею в царствование Ахаза сделали нападение идумеи и филистимляне.

Чтение сирского перевода пешито: «Эдом» основано на чтении אְֶרֺום вм. масор. אָרָם (Сирия).

Ст. 13–17. В народе настанет безначалие и, без руководителей или с дурными руководителями во главе, он будет гибнуть в неравной борьбе с врагом.


г҃і. И лю́дїе не ѡ҆брати́шасѧ, до́ндеже ꙗ́звени бы́ша, и Гд҃а не взыска́ша. 13. Но народ не обращается к Биющему его, и к Господу Саваофу не прибегает.

13. Гд҃а не взыска́ша = не молились Господу, не просили Его о помощи (Ахаз предпочёл обратиться за помощью к ассириянам) и даже стали служить идолам, совсем оставив Бога истинного. «По соответствию со второй половиной стиха, в первой под «Биющим его» (народ) надобно разуметь того же Господа. Побои или удары, о которых говорится здесь, – такого же рода, как и в I, 5 и сл. Это – бедствия, причинённые народу неприятельским нашествием.

До́ндеже ꙗ́звени бы́ша (ἕως ἐπλήγη): в еврейском выражении עַר־הַמַּכֵּהוּ последнее слово принято за неопредел. наклонение (по халдейской грамматике).


д҃і. И ѿѧ́тъ Гд҃ь ѿ Ісра́илѧ главꙋ̀ и о́шибъ, вели́ка и ма́ла, во єди́нъ де́нь: 14. И отсечёт Господь у Израиля голову и хвост, пальму и трость, в один день.


є҃і. Ста́рца и чꙋдѧ́щихсѧ ли́цамъ, сїѐ нача́ло: и проро́ка уча́ща беззакѡ́ннаѧ, сей о́шибъ. 15. старец и знатный, – это голова; а пророк-лжеучитель есть хвост.

14–15. Слова слав.-греч. перевода: вели́ка и ма́ла ( =высшие и низшие сословия в государстве) составляют разрешение тропа, – евр. чтение буквально значит: пальму и трость. Во єди́нъ де́нь = одним ударом, ср. Наум.1:9. Ста́рца и чꙋдѧ́щихсѧ ли́цамъ (τοὺς τὰ πρόσωπα ϑαυμάζοντας) = старейшин и знаменитых ср. Ис.2:2–3. Нача́ло: (ἀρχὴ) – перевод того же евр. слова, которое несколько выше правильно переведено словом κεφαλὴ. Ст. 15 есть объяснение ст. 14.


ѕ҃і. И бꙋ́дꙋтъ блажа́щїи люді́й сихъ льстѧ́ще, и льстѧ́тъ, ꙗ́кѡ да поглотѧ́тъ ѧ. 16 И вожди сего народа введут его в заблуждение, и водимые ими погибнут.

16. Бꙋ́дꙋтъ блажа́щїи люді́й сихъ льстѧ́ще ср. толк. Ис.3:12. Ꙗ́кѡ да поглотѧ́тъ ѧ. = так что доводят их до погибели.


з҃і. Сегѡ̀ ра́ди ѡ ю́ношахъ ихъ не возвесели́тсѧ Гд҃ь, и сиро́тъ ихъ вдови́цъ ихъ не поми́лꙋет: ꙗ́кѡ вси беззако́ннїи и лꙋка́вїи, и всѧ̑каѧ уста̀ глаго́лютъ непра́вдꙋ. Во всѣ́хъ сихъ не ѿврати́сѧ ꙗ́рость єгѡ̀, но єщѐ рꙋка̀ єгѡ̀ высока̀. 17. Поэтому о юношах его не порадуется Господь, и сирот его и вдов его не помилует: ибо все они – лицемеры и злодеи, и уста всех говорят нечестиво. При всём этом не отвратится гнев Его, и рука Его ещё простёрта.

17. Юноши по евр. обозначаются словом, буквально значащим: «избранные», именно выбранные в число воинов, а оттуда и вообще молодые люди. Ѡ҆ ю́ношахъ ихъ не возвесели́тсѧ Гд҃ь = не будет благоволить к ним, как к Своему любимому воинству, не пойдёт среди него как его предводитель (ср. Пс.43:10 и сл. 59:12), не будет помогать ему Своей силой, допустит его испытать поражение. Сироты и вдовицы в поражённом войске лишаются своей защиты. Такая судьба угрожает народу, как беззаконникам (ср. Пс.5:5).

Ст. 18–21. Между коленами израильскими вспыхнет междоусобная война, которая будет также возмездием за беззаконие народа.


и҃і. И разгори́тсѧ ꙗ́кѡ огнь беззако́нїе, и ꙗ́кѡ тро́скот сꙋхі́й поѧде́нъ бꙋ́детъ огне́мъ, и разгори́тсѧ в̾ ча́щахъ дꙋбра́вныхъ и поѧ́стъ, ꙗ́же окрестъ холмѡ́въ всѧ̑. 18. Ибо беззаконие, как огонь, разгорелось, пожирает терновник и колючий кустарник и пылает в чащах леса, и поднимаются столбы дыма.


ѳ҃і. За ꙗ́рость гнѣ́ва Гд҃нѧ сгорѣ̀ всѧ землѧ̀, и бꙋ́дꙋтъ лю́дїе ꙗ́кѡ огне́мъ пожже́ни: человѣ́къ бра́та своегѡ̀ не поми́лꙋетъ, 19. Ярость Господа Саваофа опалит землю, и народ сделается как бы пищей огня; не пощадит человек брата своего.


к҃. Но уклони́тсѧ на де́сно, ꙗ́кѡ вза́лчетъ, и снѣ́сть ѿ шꙋ́їихъ, и не насы́титсѧ человѣ́къ ꙗды́й плѡ́ти мы́шцы своеѧ̀: снѣ́сть бо Манассі́й Єфре́мово, и Єфре́мъ Манассі́ино, ꙗ́кѡ вкꙋ́пе повою́ютъ Іꙋ́дꙋ. 20. И будут резать по правую сторону, и останутся голодны; и будут есть по левую, и не будут сыты; каждый будет пожирать плоть мышцы своей,

18–20. Тро́скотъ (ἄγρωστις) сꙋхі́й = трава сухая, сено, быстро сгорает, будучи подожжено. Беззаконие сравнивается здесь с огнём в том смысле, что оно есть разлагающий элемент, привходящий в духовный состав человека. Грех есть смертоносное начало (ср. Быт.3:3. Рим.6:23). Смертоносное его действие сравнивается с разрушительностью лесного пожара, который, как известно, и распространяется особенно быстро, и не легко уступает огнегасительным мерам. Слова пророка о беззаконии, как огне, совершающем своё разрушительное действие в лесу, напоминают Иер.4:4; 21:12, где сказано, что на неисправимых грешников возгорается, как огонь, гнев Господень и пылает неугасимо. И пророк Исаия не представляет греха самостоятельно действующей разрушительной силой: первичная действующая причина разрушения указывается им также во гневе Божием: за ꙗ́рость гнѣ́ва Гд҃нѧ сгорѣ̀ всѧ землѧ̀. Впрочем беззаконие, по существу своему, соответствует карательному и разрушительному действию гнева Господня. Как исполнение закона есть та любовь, которая не делает ближнему зла (Рим.13:10): так беззаконие состоит главным образом в отсутствии любви, в зложелательстве, вражде к ближнему. Беззаконие есть начало междоусобной, братоубийственной войны. Не насы́титсѧ человѣ́къ ꙗды́й плѡ́ти мы́шцы своеѧ̀ (ср. Иов.13:14; 18:4) = междоусобная война есть саморазрушение, самоуничтожение.


к҃а. Во всѣ́хъ си́хъ не ѿврати́сѧ ꙗ́рость (єгѡ̀), но єщѐ рꙋка̀ єгѡ̀ высока̀. 21. Манассия – Ефрема, и Ефрем – Манассию, оба вместе – Иуду. При всем этом не отвратится гнев Его, и рука Его ещё простёрта.

21. Манассия и Ефрем – два сына Иосифа, в лице которых последний получил двойную долю в наследстве своего отца – в земле обетованной. Соперничество и недружелюбные отношения колен Манассиина и Ефремова обнаружились в истории судии Иеффая, происходившего из колена Манассиина (Чис.26:29; 1Пар.7:14. Суд.11:1) и вынужденного вести войну с коленом Ефремовым за то, что последнее не была им приглашено к участию в борьбе с аммонитянами (Суд.12 гл.). В позднейшей истории не видно следов соперничества и неприязни между ефремлянами и потомками Манассии. Но слова пророка Исаии можно понимать в том небуквальном смысле, что в царстве израильском произойдёт междоусобная, братоубийственная война. Известно, что на престол царства Израильского неоднократно вступали лица, поднимавшие знамя восстания против царствующего царя и пролагавшие себе путь к престолу убийством (сл. 3Цар.15:28; 16:10, 22; 4Цар.9:14 и сл.; 15:10, 14:25). Уже после того как ассирийский царь в царствование Ахаза ушёл из Иудеи, именно в 12-м Году Ахаза, Факей, израильский царь, был убит Осией, который действовал, может быть, по соглашению с ассирийским царём, почему в ассирийских памятниках клинообразного письма Факей представляется павшим от руки Феглаффелласара. Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Test. 2 Aufl стр. 256. Недружелюбные отношения к Иуде остальных израильских колен стали обнаруживаться ещё в царствование Давида (2Цар.20:1 и сл.).

Глава X

После разделения царств редко устанавливались между иудейским и израильским царствами дружественные отношения. И в 4Цар.15:37, окончив речь о царствовании Иоафама, царя иуд., свящ. писатель прибавляет: «в те дни начал Господь посылать на Иудею... Факея, сына Ремалиина».

Снѣсть бо Манассі́й Ефре́мово (τοῦ Εφραΐμ) и Ефре́мъ Манассі́ино (τοῦ Μανασσῆ): соответствующее греч. чтение могло бы быть правильнее переведено так: «снесть бо Манассий Ефрема и Ефрем Манассия» (глагол φάγομαι сочиняется иногда с родительным падежем).

Гл. 10:1–4. Во время как междоусобных войн, так и неприятельского нашествия на страну, Господь оставит без помощи тех, которые, пренебрегая указаниями закона Божия, производят в народе неправедный суд.


а҃. Го́ре пи́шꙋщымъ лꙋка́вство: пи́шꙋщїи бо лꙋка́вство пи́шꙋтъ, 1. Горе тем, которые постановляют несправедливые законы и пишут жестокие решения,

1. По слав.-греч. переводу кажущееся тождесловие может иметь тот смысл, что лукавство само в себе носит зародыш возмездия: грех есть жало смерти (1Кор.15:56), и ими же кто согрешает, сими и мучится (Прем.11:17). По буквальному смыслу евр. текста, пророк предсказывает горе тем, которые постановляют несправедливые, и потому тяжёлые, законы (в евр. слове אָוֶן есть мысль и о тяжести, и о несправедливости) и пишут жестокие решения, т. е. решения, причиняющие страдание незаслуженное.

Греческое πονηρία (лукавство) можно признать довольно точно соответствующим еврейским словам אָוֶן и עָמׇּל, которые одинаково значат первоначально: тяжёлый труд. То же значение принадлежит и греческому πόνος, от которого происходит πονηρὸς = причиняющий или несущий труд, тяжёлый, потом уже – злой, лукавый.


в҃. Укланѧ́юще сꙋ́дъ убо́гихъ, восхища́юще сꙋдъ ни́щихъ людей мои́хъ, ꙗ́кѡ бы́ти имъ вдови́це в̾ расхище́нїе и сиротѣ̀ в̾ разграбле́нїе. 2. чтобы устранить бедных от правосудия и похитить права у малосильных из народа Моего, чтобы вдов сделать добычею своею и ограбить сирот.

2. Укланѧ́юще сꙋ́дъ убо́гихъ = направляя судебные дела бедных не по тому пути, на котором эти бедные могли бы достигнуть удовлетворения своих законных исков, восстановления своих прав. Восхища́юще сꙋдъ ни́щихъ = похищая права у угнетённых, т. е. отказывая им в восстановлении их прав. Вдовы и сироты – обыкновенные в Ветхом Завете представители тех людей слабых, бедных и угнетенных (Пс.9:35, 39; 145:9. Ис.1:17), на которых всего скорее может обнаружиться правдивость или неправедность людей, власть имеющих (ср. Пс.9:29, 30; 40:2; 81:3–4. Иер.22:16. Ам.5:11–12).


г҃. И что сотворѧ́тъ в̾ день посѣще́нїѧ; скорбь бо вамъ ѿдале́че прїи́детъ. И к̾ комꙋ̀ прибѣ́гнете, да помо́жетъ вам; И гдѣ ѡ҆ста́вите сла́вꙋ ва́шꙋ, 3. И что вы будете делать в день посещения, когда придет гибель издалека? К кому прибегнете за помощью? И где оставите богатство ваше?

3. День посѣще́нїѧ = день наказания Божия, которое выражается в неприятельском нашествии на страну. И что сотворѧ́тъ: вопрос, оставленный без ответа, значит, что преступники закона Божия окажутся слишком слабыми, чтобы оказать достаточное сопротивление имеющему вторгнуться в их страну неприятелю. Скорбь ( = беда, ϑλῖφις) ѿдале́че прїи́детъ = неприятель идёт на страну издалека (ср. Ис.5:26), – это Ассур ср. ст. 5 и сл. И к̾ комꙋ̀ прибѣ́гнете..? вопрос, опять без ответа, значит, что им негде искать помощи, если они не верят в Господа и не надеются на Его помощь (Ис.8:6, 19 и сл. ср. толков.; Ис.9:13). И гдѣ ѡ҆ста́вите сла́вꙋ ва́шꙋ = где может сохраниться и уцелеть то богатое имущество, которым гордились иудеи (ср. Ис.2:7:16), вероятно, ещё в царствование Ахаза, особенно после того, как купленная за деньги помощь ассирийского царя освободила Иудею от сириян и израильтян. Царь ассирийский имел сан явиться в Иудею не как помощник её, а как тиран, требующий её покорности и карающий за непокорность (ср. Ис.7:17; 8:7; ср. толков.). Тогда, спрашивает пророк, где вы схороните ваши богатства? Они не укроются от внимания ассириян и будут расхищены ими.


д҃. Еже не впа́сти в̾ плѣне́нїе; И под̾ убїе́ными падꙋ́тъ. И во всѣхъ сихъ не ѿврати́сѧ гнѣвъ єгѡ̀, но єщѐ рꙋка̀ єгѡ̀ высока̀. 4. Без Меня согнутся между узниками и падут между убитыми. При всём этом не отвратится гнев Его, и рука Его ещё простёрта.

4. Еже не впа́сти в̾ плѣне́нїе – перевод, следующий букве еврейского текста, в котором однако здесь эллипсис, т. е. не полно выраженная мысль. «Ничего не остаётся, как только склониться между связанными (т. е. между пленными) и пасть между убитыми»: таков смысл еврейского текста. Русский перевод основан на понимании первого слова стиха בׅלְתּי как предлога с суффиксом первого лица. Между тем как по гр.-слав. переводу первое предложение настоящего ст. составляет продолжение мысли, начатой в ст. предыдущем, по евр. тексту это первое предложение параллельно второму и вместе с последним выражает одну полную мысль о погибели одних и о плене других иудеев во время неприятельского нашествия на их страну. Вторая половина стиха указывает на то, что и ассирийское нашествие, которым угрожает пророк иудеям, обрадовавшимся было после ухода из их земли сириян и израильтян, не будет последним в своём роде бедствием. Ср. толков. Ис.6:13.

Гл. X, 5–XII гл.

Здесь содержатся речи пророка Исаии, произнесённые им – в утешение Израилю – в то время, когда Иудея опасалась нашествия ассирийского царя при Езекии. С того времени как Ахаз послал Феглаффелласару большое количество золота и серебра, прося за то помощи против сириян и израильтян, ассирийский царь считал иудейского царя обязанным уплачивать ежегодную дань в ассирийскую казну. О такой невольной обязанности иудейского царя заставляет думать 2Пар.28:20: царь ассирийский был в тягость ему вместо того чтобы помочь ему. Преемник Ахаза, Езекия, навлёк на себя гнев ассирийского царя, по-видимому, тем, что отказался исполнять принятое Ахазом обязательство: по крайней мере, когда Сеннахерим, вступив в Иудею, начал брать город за городом, Езекия посылает сказать ему: виновен я; отойди от меня; что наложишь на меня, я внесу (4Цар.18:14). За то, что ассирийский царь хотел лишить независимости и царство иудейское, в котором Царём в собственном смысле слова был Господь, пророк Исаия угрожает Ассуру поражением от Святого Израилева, а Израилю обещает освобождение, и верующему в Господа остатку его спасение. Спасение совершено будет Отраслью от корня Иессеева, которая силой почивающего на ней Духа Господня утвердит на земле господство истины и правды и под знамя которой соберутся все израильтяне из разных стран, куда они были изгнаны, на Сион, где будут жить, радостно благословляя Господа.

Произнесение всех речей, содержащихся в этом отделе, нужно отнести ко времени позднее взятия Самарии Саргоном (722 г. до Р. Хр.): об этом взятии упомянуто в Ис.10:11, как о совершившемся уже событии.

В Ис.10:5–19 пророк предсказывает горе Ассуру

1) за то, что он, посланный Богом только для наказания и вразумления Его избранного народа, хочет, однако же, совсем покорить его своей власти (5–11),

2) за то, что он не хотел понять, что без воли небесного Вседержителя он не мог бы совершить стольких завоеваний (11–15).

3) Господь поразит высокомерного завоевателя, приблизит его к погибели (ст. 16–19).


є҃. Го́ре А҆ссѵрі́ємъ, же́злъ ꙗ́рости моеѧ̀ и гнѣвъ єсть в̾ рꙋкꙋ̀ ихъ. 5. О, Ассур, жезл гнева Моего! и бич в руке его – Моё негодование!


ѕ҃. Гнѣвъ мой послю̀ на ꙗзы́къ беззако́ненъ, и свои́хъ люді́й повелю̀ сотвори́ти коры́сти и плене́нїе, и попра́ти гра́ды и положи́ти ѧ в̾ пра́хъ. 6. Я пошлю его против народа нечестивого и против народа гнева Моего, дам ему повеление ограбить грабежом и добыть добычу и попирать его, как грязь на улицах.

5–6. Го́ре А҆ссѵрі́ємъ, буквально с евр. Ассуру. Последнее имя по первоначальному его смыслу, принадлежало одному из сыновей Сима (Быт.10:22. 1Пар.1:17), в дальнейшем же смысле означало потомков Ассура, живших на среднем течении Тигра, по восточному его берегу. Ассур или ассирияне переселились в эту местность из южной Месопотамии, с низовьев Тигра и Евфрата (Быт.10:11, где нужно читать в переводе с евр.: «из земли той он», т. е. Нимрод, ст. 8 и сл., вышел в Ассур, т. е. Ассирию), где соплеменные им халдеи = калдим, по ветхозав. евр. произношению – касдим, усвоили и лишь несколько видоизменили гражданственность и образование сумерцев, первоначальных жителей Сумера ( =библ. Сеннаара, см. Хр. Чт. 1882 г. т. II, стр. 561 и сл.) и Аккада. Schrader, Die Keilinschriften und das Alte Testament 2 Aufl. стр. 96. 118 и сл. 129 и сл. Friedrich Delitzsch. Wo lag das Paradies? стр. 196 и сл. Ту же гражданственность и образование перенесли с юга Месопотамии и ассирияне в свою страну на среднем течении Тигра. И эта страна, по имени родоначальника ассириян, приняла также имя Ассур, – имя в таком значении и употребляющееся всего чаще в книгах Ветх. Завета (например, Быт.25:18; 4Цар.15:19–20 и мн. др.). Слова: «горе Ассуру!» выражают главную мысль отдела пророческой речи, оканчивающегося ст. 11; от следующих слов можно отделить их многоточием. В остальной части ст. 5 и в ст. 6 речь об историческом назначении, указанном Богом Ассуру. Буквальный перевод с евр., от которого по смыслу не отступают ни слав.-греч., ни русский, таков: «он жезл гнева моего и бич; чрез них (буквально: рукой их) – Моё негодование. Против народа вероломного Я посылаю его, и против народа гнева Моего назначаю его, чтобы взять добычу, произвести грабёж и положить его (тот народ) на попрание, как грязь уличную». Жезлом и бичом гнева Божия называется Ассур в таком же смысле, в каком Вавилон у пророка Иеремии (Иер.51:20) называется «молотом, орудием воинским», которым Бог «поражал народы и разорял царства», т. е. в том смысле, что Ассур своими опустошительными походами исполнял предначертания Божии (Ис.36:10; 37:26), что Бог Сам подавал ему знак нападения на Иудею (Ис.5:26), т. е. предавал эту Иудею в его руки (ср. Ис.47:6). «Негодование», подвигнувшее Господа на такую меру, вызвано было «вероломством» народа, избранного Богом из всех народов в особенный удел, но изменившему своему Покровителю и Господу, – изменившему особенно со времени Ахаза, который ввёл в иудейском царстве служение языческому богу Молоху и Ваалу (4Цар.16:3; 2Пар.28:2 и сл.). И попра́ти гра́ды и положи́ти ѧ в̾ пра́хъ ( = разрушить города до основания, сравнять их с землёй) – небуквальный перевод слов, буквально значащих: «положить его (народ вероломный) на попрание (или: сделать его попираемой вещью), как грязь уличную», – мысль у пророка Иеремии выражаемая словами: «тела их навозом будут на земле» (Ис.8:2).


з҃. Се́й же не та́кѡ помы́сли и дꙋше́ю не та́кѡ возмнѣ̀, но ѿстꙋ́питъ умъ єгѡ̀, и є́же потреби́ти ꙗзы́ки не ма́лы. 7. Но он не так подумает и не так помыслит сердце его; у него будет на сердце – разорить и истребить немало народов.


и҃. И а́ще рекꙋ́тъ ємꙋ̀: ты ли єсѝ єдинъ кнѧзь; 8. Ибо он скажет: «не все ли цари князья мои?

7–8. Отсюда начинается развитие мысли, что деятельность Ассура в качестве «жезла гнева Божия» не соответствовала намерению Божию. Он не довольствуется наказанием Иудеи, её опустошением и разорением, но хочет распространить свою власть на возможно большее число народов, на весь тогда известный и доступный ассириянам мир. Слова: не все ли цари князья мои? выражают желание ассирийского царя сделать всех прочих царей земли своими вассалами, своими вельможами, своими слугами. В слав.-греч. переводе та же мысль влагается в уста этим самым царям, на независимость которых посягает ассирийский царь. Видоизменение смысла произошло, по-видимому, оттого, что частица כִי в начале стиха понята в условном смысле.


ѳ҃. И рече́т: не взѧхъ ли страны̀, ꙗ́же вы́ше Вавѵлѡ́на и Хала́ни, идѣ́же столпъ созда́нъ, и взѧхъ Араві́ю и Дама́скъ и Самарі́ю? 9. Халне не то же ли, что Кархемис? Емаф не то же ли, что Арпад? Самария не то же ли, что Дамаск?


і҃. Ꙗ́коже сїѧ̑ взѧхъ, и всѧ̑ кнѧжє́нїѧ возмꙋ̀. Возрыда́йте, изва̑ѧннаѧ во Іерꙋсали́ме и в̾ Самарі́и: 10. Так как рука моя овладела царствами идольскими, в которых кумиров более, нежели в Иерусалиме и Самарии;


а҃і. Ꙗ́коже бо сотвори́хъ Самарі́ю и рꙋкотворє́ннымъ єѧ̀, та́кѡ сотворю̀ и Іерꙋсали́мꙋ и кꙋмі́рѡмъ єгѡ̀. 11. То не сделаю ли того же с Иерусалимом и изваяниями его, что сделал с Самарией и идолами её?

9–11. Перевод гр.-слав. согласен с текстом еврейским в том отношении, что по тому и другому ассирийский царь указывает на свои, уже совершившиеся, завоевания для того, чтобы показать возможность осуществления своих завоевательных замыслов относительно Иерусалима. Древний Вавилон был расположен на обоих берегах Евфрата, между 32° и 33° сев. широты и между 42° и 43° вост. долготы, считая от парижского меридиана. Халани, евр. Кално, может быть, тожественно с упоминаемым в одном, найденном между памятниками клинообразного письма, списке вавилонских городов Кул-уну (см. Friedrich Delitzsch в прибавлении к Chald. Genesis и Wo lag das Paradies? стр. 225). Халдейский Таргум вместо Кално ставит здесь имя: Ктезифон (Κτησιφῶν), принадлежавшее городу, лежавшему на восточном берегу реки Тигра к югу от Багдада, на 38º сев. широты и почти на одном меридиане с Вавилоном. Древнейший Кално отожествляют с позднейшим Ктезифоном и Евсевий, и блаж. Иероним. Слово Кул-уну, по Фридр. Дэличу, не семитское (по-семитски оно значит: субат-зири = жилище племени или народа), а относится к остаткам языка того народа, который населял в древнейшие времена южную часть Месопотамии и с которым родствен был Элам, живший на восток от нижнего течения Тигра. Из истории Ассирии, насколько она разъяснена в последнее время путём изучения памятников клинообразного письма, известно, что Саргон, взявший Самарию и выселивший израильтян в далёкие страны (4Цар.17 гл.), во второй же год своего царствования (721 г.) отразил нападение эламского царя Гумбанигаса и покорил некоторые из племён, живших к югу от Ассирии и находившихся до тех пор в союзе с халдейским царём. Халдейским царём в то время только что утвердился Меродах – Валадан, воспользовавшийся смутным временем, наступившим в Ассирии после смерти Салманассара, и овладевший Вавилонией, несколько лет пред тем находившейся под властью Ассирии. Не успевши теперь окончательно сломить силу Вавилона и Элама, заключивших между собою союз, отвлечённый со своими силами на север и восток, Саргон уже только в двенадцатом году своего царствования (710 г.) направился на юг и овладел восточным берегом Тигра, дотоле находившимся во владении, вероятно, аланского царя (Сатур [Сутрак] – нангунди), и теперь заключившего союз с Меродахом-Валаданом. Местность, отошедшая таким образом во владение ассирийского царя, была та самая, в которой доныне сохранились развалины Ктезифона. Smith, в своей истории Ассирии (стр. 79), город Кално отожествляет с Куллани, городом, по-видимому, входившем в состав владений Хамата (Енаф, Епифания) и взятым в 738 г. Феглаффелласаром на пути в Хамат. По мнению Опперта (Expedition scientifique en Мésороtamie, I, 269), с которым не согласен Фридр. Дэлич (Wo lag das Paradies? стр. 226), Кул-уну соответствует развалинам Zerghul на восточном берегу Шат-эль-хай, почти на средине течения этой реки, соединяющей Тигр и Евфрат. Но найденная там, на кирпичах, надпись, заключающая в себе имя Zir-gul-la, найдена также и в других местах. При том и Zir-gul-la не может быть с несомненностью отожествлено с Цирлаб, обыкновенно соответствующим несемитскому Кул-уну. Кархемис, в иных местах (например, Иер.46:2) называемый Кархамис, по евр. Каркемиш, был главным городом в земле Хатти (библ. Хеттеев), и находился на правом западном берегу Евфрата, почти на одной параллельной линии с тем местом, в котором берег Средиземного моря, от Суэцкого перешейка поднимающийся прямо к северу, круто поворачивает к западу. Этот город был взят Саргоном, и жители его были выселены в 717 г. Эмаф и Арпад называются только в еврейском тексте. Оба города были взяты Феглаффелласаром: именно Арпад в 740 г., а Эмаф = Хамат года чрез три после того. Хамат находился на полпути между Каркемишем и Дамаском по прямой линии и был главным городом северной Сирии. Он многократно упоминается в В. З. свящ. книгах (Числ.13:22; 34:8. Нав.13:5. Суд.3:3. Ис.36:19; 37:13 и др.). Арпад, в Библии всегда упоминаемый рядом с Эмафом (4Цар.18:34; 19:13. Иер.49:23), в ассирийских памятниках клинообразного письма называемый Арпадду, находится немного севернее Хамата, на той же прямой линии от Каркемиша к Дамаску, не менее вёрст 275 = 2 ¾ географического градуса от последнего. Аравия упоминается здесь только по гр.-слав. тексту. Замечательно, что и в Ис.11:11 по слав.-греч. тексту имя «Аравии» стоит на месте евр. Хамат. Замечательно также, что и история может оправдать упоминание Аравии, как подвластной ассириянам страны, в речи ассирийского царя, современного иудейскому Езекии. Арабские племена на пространстве между Вавилоном и Ассирией с одной стороны и Палестиной с другой покорены были Феглаффелласаром в 734–733 году (см. Smith, Assyria 86. 87). О взятии Дамаска тем же Феглаффелласаром говорится и в Библии (4Цар.16:9); оно последовало в 732 г. и сопровождалось умерщвлением царя, которого имя масоретами произносится «Рецин», а у ассириян писалось Рацуну (см. под Ис.7:1) и – выселением его жителей в далёкие страны. С того времени значение Сирии падает, так как она уже не возвращала себе более независимости. Самария была окончательно взята Саргоном в год вступления последнего на ассирийский престол (722 г.), чем закончена была война, начатая ещё предшественником Саргона, Салманассаром IV (727–722 г.). Жители Самарии были выселены в далёкие страны, подвластные Ассирии. Царствами идольскими, в которых кумиров более, нежели в Иерусалиме и Самарии, называются те же царства языческие, которые упомянуты и в предыдущем стихе. На кумиров, т. е. идолов, указывается как на такие предметы, от которых те царства ждали защиты своей независимости и благосостояния: ср. Ис.36:18–19:37: 12. Ст. 11, в связи с ст. предыдущим, в устах ассирийского царя значит то же, что̀ слова Ис.36:18: если Самарию не спасли её, сделанные руками, боги (χειροποίητοι = אֱלִילִים буквально ничтожные – в том же смысле, в каком они иногда называются суетными, т. е. не оправдывающие возлагаемых на них надежд), то не спасут и Иерусалим его кумиры (τὰ εἴδολα или в ст. 10 τὰ γλυπτὰ פםִילִים вытесанные или изваянные боги) – те изваяния, в образе которых его жители покланялись Господа Богу истинному (ср. Ис.36:7; 4Цар.18:22).

Не взѧхъ ли страны̑, ꙗ́же вы́ше Вавѵлѡ́на; небуквальное выражение смысла текста, в котором назван город Каркемиш, лежавший по реке Евфрат действительно значительно выше Вавилона. Слова: идѣ́же столпъ созда́нъ, отсутствующие в евр. т., указывают, может быть, на столпотворение вавилонское. И всѧ кнѧжє́нїѧ (τὰς ἀρχὰς = здесь правильнее: княжества, царства) возмꙋ̀. Возрыда́йте, изва̑ѧннаѧ: 70 толковников вместо וּפְםׅילֵיהֶם הׇאֶֽלׅיל читали: פְםׅילׅים הֶאֶֽלׅילוּ.


в҃і. И бꙋ́детъ, єгда̀ сконча́етъ Гд҃ь всѧ̑ творѧ̀ в̾ горѣ̀ Сїѡ́ни и во Іерꙋсали́мѣ, наведе́тъ на умъ вели́кїй, на кнѧ́зѧ А҆ссѵрі́йска и на высотꙋ̀ сла́вы о́чїю єгѡ̀. 12. И будет, когда Господь совершит всё Своё дело на горе Сионе и в Иерусалиме, скажет: посмотрю на успех надменного сердца царя Ассирийского и на тщеславие высоко поднятых глаз его.

12. Сион и Иерусалим, как средоточие государственной и народной жизни иудеев, здесь называются в смысле представителей всей Иудеи. Дело, которое «творит» Господь между иудеями, есть то дело, которое предназначено делать Ассуру, как «жезлу и бичу» Господню (ст. 5). Но это только первый момент Дела Господня. Второй момент обозначается словами, произносимыми пророком (по русско-евр. тексту) от лица Божия: посмотрю (синод. перев.), обращу внимание, чтобы воздать по делам преступившему меру правды в предоставленном ему деле наказания народа Божия, на успех (буквально: на плод, т. е. на внешние проявления) надменного сердца царя Ассирийского и на тщеславие высокоподнятых глаз его. В чём проявлялось надмение и тщеславие царя ассирийского, видно в следующих ст. 13–14.

Наведе́тъ ( = επάξει Алекс. сп., Комплют. и Альд. изд.) что остаётся при этом чтении недоговорённым и неясным. Чтение Ват. сп. ἐπισκέψομαι, соответствуя буквальному смыслу евр. текста, представляется и более ясным: «посещу на ум великий»...


г҃і. Рече́ бо: крѣ́постїю рꙋкѝ моеѧ̀ сотворю̀, и премꙋ́дростїю ра́зꙋма (моегѡ̀) ѿимꙋ̀ предѣ́лы ꙗзы́кѡвъ, и си́лꙋ ихъ пленю̀: 13. Он говорит: «силою руки моей и моею мудростью я сделал это, потому что я умён: и переставляю пределы народов, и расхищаю сокровища их, и низвергаю с престолов, как исполин;


д҃і. и сотрѧсꙋ̀ гра́ды населє́ныѧ, и вселе́ннꙋю всю ѡб̾имꙋ̀ рꙋко́ю мое́ю ꙗ́кѡ гнездо̀, и ꙗ́кѡ ѡста́влєнаѧ ꙗ́ица возмꙋ̀: и нѣсть, и́же убежи́тъ менє̀, илѝ проти́вꙋ мнѣ̀ рече́тъ, и ѿве́рзетъ уста̀ и глꙋми́тъ. 14. и рука моя захватила богатство народов, как гнёзда; и как забирают оставленные в них яйца, так забрал я всю землю, и никто не пошевелил крылом, и не открыл рта, и не пискнул.

13–14. В Ис.36:5 царь ассирийский, устами Рабсака, говорит, что для войны нужны совет и сила. Если царь ассирийский делал завоевания, то – в силу того же убеждения – он должен был приписывать свои успехи размерам своих сил и величию своего ума. Один из представителей ассирийской державы, царь Сеннахерим, объявлял свою силу настолько высокой, что ей не могли – по его представлению – положить предела не только боги различных языческих народов и государств, но и истинный Бог иудеев (Ис.36:18–20). Сотворю̀ … ѿимꙋ̀ … плѣню̀ … сотрѧсꙋ̀ … ѡб̾имꙋ̀ … возмꙋ̀: будущее время, по смыслу соответствующих еврейских глагольных форм, указывает на возможность всех этих действий для ассирийского царя, подтверждаемую неоднократным действительным их совершением, – сотворю, могу сотворить, потому что не раз делал так, – таков смысл слов ассирийского царя. Ѿимꙋ̀ предѣ́лы ꙗзы́кѡвъ = упраздняю значение границ между царствами, включая все эти царства в пределы одной великой империи. Си́лꙋ и҆́хъ плѣню̀ = имения их разграбляю. И сотрѧсꙋ̀ гра́ды населє́ныѧ = поколеблю их существование, отчасти избивая их жителей, отчасти разрушая их. Евр. текст буквально значит здесь: и свергаю с престолов, как исполин, или – точнее: свергаю, или свожу, как исполин, сидящих, по иным – менее вероятно: как волов (ср. Ис.34:7). «Сидящими» называются цари в отличие от их слуг, которые стояли пред ними (ср. Ис.6:1–2. Втор.1:38: Иисус Навин, иже стоит пред тобою = служит тебе; Иер.52:12)... Ѡб̾имꙋ̀ рꙋко́ю мое́ю ꙗ́кѡ гнѣздо̀, и ꙗ́кѡ ѡста́влєнаѧ ꙗ́ица возмꙋ̀: сравнение указывает на лёгкость, с которой ассирийские цари совершали завоевания.

И сотрѧсꙋ̀ гра́ды населє́ныѧ, ср. русск.-евр. «и свергаю (с престолов) сидящих как исполин». По-видимому, вместо כְּאַבּׅיר или (как q’ri) כַּבּׅיר 70 толковников читали כַפַר – деревня, город. Вместо יוֺשְׁבִבים (сидящие) по-видимому читали מוּשְׁבִבים. И нѣ́сть, и́же убѣжи́тъ менє̀, илѝ проти́вꙋ мнѣ рече́тъ: эти слова – перевод чтения Ват. а Алекс. сп. и составляют прямое выражение мысли, в евр. тексте выраженной метафорически: и никто не пошевелил крылом и не открыл рта и не пискнул. Два последние глагола, имеющие в настоящем месте переносный смысл, внесены и в слав. перевод на основании чтения Комплют. и Альд. изданий: И ѿве́рзетъ уста̀ и глꙋми́тъ ( = καὶ ἀνοίγων τὸ στόμα καὶ στρουϑίζων).


є҃і. Єда̀ просла́витсѧ секи́ра без̾ секꙋ́щагѡ є́ю; илѝ вознесе́тсѧ пила̀ без̾ влекꙋ́щагѡ ю; Та́кожде а́ще кто во́зметъ же́злъ, илѝ дре́во: и не та́кѡ. 15. Величается ли секира пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает её? Как будто жезл восстаёт против того, кто поднимает его; как будто палка поднимается на того, кто не дерево!

15. Надменного царя ассирийского, хвалящегося своей силой, Бог вразумляет указанием на пределы его значения и силы. Он также может сделать что-либо сам собой, как топор без человека, им орудующего. Без Бога, для которого Ассур есть только жезл и бич Его гнева (ст. 5), этот Ассур тоже, что пила без пильщика. Жезл, палка неподвижны сами по себе и двигаются только руками человека: и Ассур, без воли Божией, не совершил бы своего исторического назначения.

Последнее слово стиха и не та́ко соответствует первому слову евр. текста следующего стиха: לָכֵן не отличено от כֵן לא.


ѕ҃і. Но по́слетъ Гд҃ь Саваѡ́ѳ на твою̀ че́сть безче́стїе, и на твою̀ сла́вꙋ огнь горѧ̀ возгори́тсѧ. 16. За то Господь, Господь Саваоф, пошлёт чахлость на тучных его, и между знаменитыми его возожжёт пламя, как пламя огня.


з҃і. И бꙋ́детъ свѣтъ Ісра́илевъ во огнь, и ѡст҃и́тъ єго̀ огне́м горѧ́щимъ, и поѧ́стъ ꙗ́кѡ сѣ́но вещество̀. 17. Свет Израиля будет огнём, и Святой его – пламенем, которое сожжёт и пожрёт терны его и волчцы его в один день;


и҃і. В той день уга́снꙋтъ го́ры и хо́лми и дꙋбра̑вы, и поѧ́стъ ѿ дꙋшѝ да́же до пло́тей: и бꙋ́детъ бежа́й, ꙗ́кѡ бежа́й ѿ пла́мене горѧ́ща: 18. и славный лес его и сад его, от души до тела, истребит; и он будет, как чахлый умирающий.

16–18. Слова: по́слетъ… на твою̀ честь безче́стїе представляют замену отвлечёнными понятиями понятий конкретных. Русско-евр. текст: пошлёт чахлость на тучных его. Под «тучными» можно разуметь и те высшие классы ассирийского народа, которые вели довольную и роскошную жизнь, имея в своих руках важнейшие правительственные должности, и воинов ассирийских, к классу которых естественно принадлежали отличавшиеся телесной крепостью лица. В последнем смысле, слово מִשְׁמַנּׅים было бы синонимом слова גִּבּׄרׅים ( = сильные, храбрые). Зачахнут воины, – значит падёт опора величия ассирийского государства – державы по преимуществу военной. «Славой» ассирийского государства называется здесь его многочисленное войско с блестящим его вооружением. Тёрны его и волчцы его – масса ассирийского войска (ср. Суд.9:15, 18, где терновник обозначает собой низкого по происхождению человека). Славный лес его и сад его – избранного качества воины, различных степеней военные начальники. Впрочем, как под «тучными его» можно разуметь сколько воинов, столько же и высшие классы ассирийского народа: так и «славным лесом и садом его» могли быть названы те же высшие классы, составлявшие – так сказать – цвет ассирийского народа. «Тёрны и волчцы», в таком случае, – простой народ ассирийский. Ср. Ис.9:18. Разумеется ли в этой части пророческой речи ассирийских воинов различных классов, или же весь ассирийский народ с его подразделением на высший и низший класс, – это зависит от того, будем ли мы относить речь пророка только к судьбе ассирийского войска под Иерусалимом в царствование иудейского царя Езекии, или же будем находить здесь намёки на судьбу ассирийского народа и государства вообще. Несомненно, что ближайшим образом здесь речь идёт о погибели ассирийского войска под Иерусалимом при Езекии; не относить настоящей речи к этой погибели невозможно. Но, принимая во внимание те, довольно общие, черты речи, в которых говорится здесь о судьбе ассириян, можно прилагать их и к той катастрофе, которая составляет предмет пророческой книги Наума. И в самом деле, некоторые выражения настоящего отдела пророческой речи Исаии напоминают выражения пророка Наума и могут быть понимаемы в одном с ними смысле, как ниже будет сказано. Пламя, которым будет гореть народ ассирийский, будет иметь своей причиной силу Святого Израилева, т. е. Господа, который для верных рабов Его, для истинного Израиля, есть свет, т. е. озаряющее светом учения и руководящее по пути истины и святости начало, а для язычников, которые не только не заботились иметь Бога в разуме (Рим.1:28), но и хотели «пожрать Иакова» (Иер.10:25), есть огонь поядающий (Втор.9:3). Господь есть Бог ревнитель,.. наказывающий... ненавидящих Его, и творящий милость любящим Ею и соблюдающим Его заповеди (Втор.5:9–10). Ср. Наум.1:2, 7. Сожжёт и пожрёт... в один день: в этих словах можно видеть намёк на судьбу войска Сеннахеримова, погибшего от чумы в одну ночь под стенами Иерусалима (Ис.37:36); но можно понимать их и в таком же смысле, в каком сказано у пророка Наума (Наум.1:9): бедствие уже не повторится, – удар, имеющий быть нанесённым ассирийскому народу, будет решителен. Го́ры и хо́лми и дꙋбра̑вы, по толкованию блаж. Иеронима, означают, в переносном смысле, славу и гордость ассириян. Ѿ дꙋшѝ да́же до пло́тей: ассирияне рассматриваются, как один человек, у которого душа и тело составляют всё его существо. Поѧ́стъ ѿ дꙋшѝ да́же до пло́тей = совершенно истребит Ассура. Бꙋ́детъ бѣжа́й, ꙗ́кѡ бѣжа́й ѿ пла́мене горѧ́ща: жестокость врага сравнивается с беспощадной лютостью пламени, которое действует особенно быстро, когда его жертвой делается лес; спасение от лесного пожара если не невозможно, то очень трудно. От Ассура, после казни Божией над ним, останется крайне незначительный остаток.

И ѡс҃ти́тъ (ἁγίάσει = здесь точнее: очистит) єго̀ ѻ҆гне́мъ горѧ́щимъ, и поѧ́стъ ꙗ́кѡ сѣ́но вещество̀. Последнее предложение – перевод с греческого καὶ φάγεται ὡσεὶ χόρτον τὴν ὕλην, что точнее значит: «и пояст, яко сено, лес» –... уга́снꙋтъ го́ры и хо́лми и дꙋбра̑вы, ср. греч. ἀποσβεσϑήσεται τὰ ὄρη καὶ οἱ βουνοὶ καὶ οἱ δρυμοὶ. Глагол было бы лучше перевести: «изглаждени будут». Οἱ βουνοὶ, стоящее непосредственно после ὄρη в Ват. сп. и Комплют. и Альд. изд., стоит в Ал. списке после οἱ δρυμοὶ. Не указывает ли это перемещение слова на то, что οἱ βουνοὶ было первоначально припиской на поле текста в параллель слову τὰ ὄρη и что с поля оно перешло в текст, в различных списках будучи помещено в различных местах? Τὰ ὄρη καὶ οἱ βουνοὶ соответствует одному еврейскому יערו, которое по-видимому принято за множ. ч. от слова הר, Ἀποσβεσϑήσεται – соответствует евр. וכבור, прочитанному по-видимому как יכבו.

И поѧ́стъ (καὶ φάγεται) ѿ дꙋшѝ... Глагол соответствует еврейскому יְכַלֶּה, которое по-видимому не отличено от יאכַל. И бꙋ́детъ бѣжа́й, ꙗ́кѡ бѣжа́й ѿ пла́мене горѧ́ща. В еврейском тексте содержится буквально такая мысль: и будет как чахлый умирающий. Слова «как умирающий» – перевод евр. כִמְםֹם, которое буквально значит: «как истаевает». Глагол этот употребляется обыкновенно о расплавляемом металле, и потому понятно, что 70 толковников смысл его выразили словами: «яко бежай от пламене горяща». Первое «бежай» соответствует еврейскому נֺםֵם, которое отнесено к корню נוּם, – как будто бы стояло נׇם.


ѳ҃і. И ѡста́вльшїисѧ ѿ ни́хъ бꙋ́дꙋтъ в̾ число̀, и отроча̀ ма́лое напи́шетъ ѧ. 19. И остаток дерев леса его так будет малочислен, что дитя в состоянии будет сделать опись.

19. И ѡста́вльшїисѧ ѿ нихъ бꙋ́дꙋтъ въ число̀: смысл этих слов может быть определён через сравнение со словами Быт.15:5: посмотри на небо, и сосчитай звёзды, если ты можешь счесть их... столько будет у тебя потомков, и Быт.22:17: умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря. Господь даёт понять Аврааму, что его потомство будет бесчисленно. Слова пророка Исаии, напротив, значат, что ассириян останется незначительное Число, так что их может пересчитать мальчик, ещё не умеющий делать обширных счислений, – их можно пересчитать по пальцам.

Ст. 20–23. Погибель Ассура – спасение Израиля, сохранившего веру в Господа.


к҃. И бꙋ́детъ в̾ то́й де́нь, не приложи́тсѧ ктомꙋ̀ ѡста́нокъ Ісра́илевъ, и спасе́ннїи Іа́кѡвли не бꙋ́дꙋтъ ктомꙋ̀ упова́юще на ѡби́девшыѧ ихъ, но бꙋ́дꙋтъ упова́юще на Бг҃а Ст҃а́го Ісра́илева и́стиною. 20. И будет в тот день: остаток Израиля и спасшиеся из дома Иакова не будут более полагаться на того, кто поразил их, но возложат упование на Господа, Святого Израилева, Чистосердечно.


к҃а. И ѡбрати́тсѧ ѡста́нокъ Іа́кѡвль къ Бг҃ꙋ крѣ́пкомꙋ. 21. Остаток обратится, остаток Иакова – к Богу сильному.

20–21. «Обидевшими» Израиля называются ассирияне. Дурно понимая пользу своего государства, Ахаз искал помощи против израильского и сирийского царств у ассирийского царя и тем навлёк на своё царство иго Ассирии: царь ассирийский «не бысть на помощь ему, но токмо к печали» (2Пар.28:21). Ѡста́нокъ Ісра́илевъ, и спасе́ннїи Іа́кѡвли – те иудеи и израильтяне, которые уцелеют после погибели, ожидающей ассириян, т. е. не только после погибели войска Сеннахерима под Иерусалимом, но и после падения Ниневии. Бꙋ́дꙋтъ упова́юще на Бг҃а Ст҃а́го Ісра́илева и́стиною, т. е. [באמת] искренно, крепко, непоколебимо будут веровать в силу и помощь того Господа, к которому недоверие обнаруживал Ахаз, ища себе чужеземной помощи. Именем «Бог крепкий», усвоенным в Ис.9:6 Отрасли дома Давидова, Мессии, как надежде дома Давидова и всей Иудеи, здесь назван Бог, которого знали ещё патриархи под именем שַּׁרׇּי אֵל ( = Бог всемогущий, Быт.17:1. Исх.6:3).


к҃в̾. И а́ще бꙋ́дꙋтъ лю́дїе Ісра́илєвы ꙗ́кѡ песо́къ морскі́й, ѡста́нокъ ихъ спасе́тсѧ: 22. Ибо, хотя бы народа у тебя, Израиль, было столько, сколько песку морского, только остаток его обратится; истребление определено изобилующею правдою.


к҃г. Сло́во бо соверша́ѧ и сокраща́ѧ пра́вдою, ꙗ́кѡ сло́во сокраще́но сотвори́тъ Гд҃ь во всей вселе́нней. 23. ибо определённое истребление совершит Господь, Господь Саваоф, во всей земле.

22–23. «Словом», по смыслу соответствующего евр. чтения, называется определение правосудного Бога о наказании, имевшем постигнуть как Ассура, так и Иуду (ст. 12. 16 и сл.). Буквально с евр. «истребление решено, распространяет правду», т. е. осуществляет собой закон правды, напоминает и делает его известным в человечестве. В этом же последнем смысле можно понимать и выражение русского перевода: изобилующей правдой. Ибо определённое истребление совершит Господь, Господь Саваоф, во всей земле – буквальный перевод евр. чтения, буквально значащего: «ибо истребление и казнь совершает Владыка Вечный воинств среди всей земли». Это истребление и казнь имели быть совершены в среде как иудейского, так и ассирийского народа. Казнь, совершённая над иудейским народом, объясняет, каким образом только остаток спасётся; истребление же ассириян послужит побуждением для иудеев «обратиться» к Богу Спасителю их.

Ст. 24–27. Не бойся, Иуда, Ассура! Он – орудие наказания, тобой заслуженного. Но Моё негодование против тебя пройдёт и обратится на самого Ассура.


к҃д. Сегѡ̀ ра́ди сїѧ̑ глаго́летъ Гд҃ь Саваѡ́ѳ: не бо́йтесѧ, лю́дїе моѝ, ѿ Ассѵрі́анъ, живꙋ́щїи в̾ Сїѡ́не, ꙗ́кѡ жезло́мъ порази́тъ тѧ: ꙗ́звꙋ бо наво́дитъ на тѧ, є́же ви́дети пꙋть Єгѵ́пта. 24. Посему так говорит Господь, Господь Саваоф: народ Мой, живущий на Сионе! не бойся Ассура. Он поразит тебя жезлом и трость свою поднимет на тебя, как Египет.

24. Ꙗ́кѡ жезло́мъ порази́тъ тѧ: ꙗ́звꙋ бо наво́дитъ на тѧ: так действует он в качестве жезла и бича гнева Божия (ср. ст. 5). Не бойся этого, – говорит Господь, – не страшись этих ударов! Е́же ви́дети пꙋть Єгѵ́пта. Страх пред ассириянами заставлял иудеев обращать взоры к Египту: так было в царствование Езекии, который перестал платить дань Сеннахериму, надеясь на помощь египетского фараона Тиргаки (4Цар.XVIII, 21. Ис.36:6). Между тем буквальный смысл евр. текста в настоящем случае таков: «как Египет», т. е. Ассур также наказывает тебя теперь, как бил когда-то Египет.


к҃є. Єще́ бо ма́лѡ, и преста́нетъ гнѣвъ, ꙗ́рость же моѧ̀ на совѣ́тъ их: 25. Ещё немного, очень немного, и пройдёт Моё негодование, и ярость Моя обратится на истребление их.

25. Преста́нетъ гнѣвъ – против иудеев. ꙗ́рость же моѧ̀ на совѣ́тъ их = на замысел ассириян покорить себе иудейское царство, в котором царствовал собственно Господь (1Цар.12:12; ср. 1Цар.8:7). Таким образом здесь указана причина, по которой Господь поражает своим гневом Ассура, между тем как в евр. тексте здесь указывается конечная цель, в которой ведёт разгневанный Господь Ассура: на истребление их.

На совет их, ср. русск.-евр. на истребление их, масор. עַל־תַּבְלִיתׇם 70 толковников по-видимому читали עַל־מַּלְכוּתׇם и понимали это слово в значении, принадлежащем ему в халд. наречии.


к҃ѕ. И воздви́гнетъ Бг҃ силъ на нѧ ꙗ́звꙋ, ꙗ́кѡ ꙗ́звꙋ Мадїа́млю на мѣ́сте ско́рби, и ꙗ́рость єгѡ̀ на пꙋть и́же к̾ мо́рю, на пꙋть и́же во Єгѵ́пет: 26. И поднимет Господь Саваоф бич на него, как во время поражения Мадиама у скалы Орива, или как простёр на море жезл, и поднимет его, как на Египет.

26. «Язва Мадиамля» – поражение, нанесённое мадианитянам израильтянами, во главе которых стоял Гедеон (Суд.7:22 и сл.). На мѣ́стѣ ско́рби, может быть, только небуквальное выражение смысла евр. слов, буквально значащих: у скалы Орива – слов, указывающих на место смерти мадиамского князя Орива (Суд.7:25), место не только для мадианитян ознаменованное горестной утратой их вождя, но и израильтянам напоминавшее тяжёлое время их страдания от мадианитян (Суд.6:1 и сл.). Ꙗ́рость єгѡ̀ на пꙋть... во Єгѵ́петъ: по толкованию блаж. Феодорита, это значит, что Господь не только не допустит ассирийского царя идти, после осады Иерусалима, во Египет, на запад ( = к морю), но и поразит его войско. Евр. текст даёт иную мысль: «и как на море жезл его, и Он поднимет его как на Египет». Бедствие, которым грозит Господь Ассуру, приравнивается к погибели египтян в Чермном море. Таким образом, и здесь, как в ст. 17 (по русско-евр. тексту), Господь грозит нанести Ассуру один решительный удар.


к҃з. и бꙋ́детъ в̾ той день, ѿи́метсѧ и́го єгѡ̀ ѿ ра́мене твоегѡ̀ и страхъ єгѡ̀ ѿ тебє̀, и согнїе́тъ и́го ѿ ра́менъ ва́шихъ. 27. И будет в тот день: снимется с рамен твоих бремя его, и ярмо его – с шеи твоей; и распадётся ярмо от тука.

27. Удар, причиняющий смертельную рану Ассуру, есть мера, ведущая к освобождению иудеев – народа Божия, порабощённого было ассирийским царём при Ахазе (см. выше).

Ст. 28–34. Господь грозит Ассуру, безостановочно двигающемуся внутрь Иудеи и приближающемуся уже к Иерусалиму.


к҃и. Прїи́детъ бо во гра́дъ Агга́й, и пре́йдетъ в̾ Магеддѡ̀, и в̾ Махма́се положи́тъ сосꙋ́ды своѧ̑. 28. Он идёт на Аиаф, проходит Мигрон, в Михмасе складывает свои запасы.

28. Град Аггай, Ἀγγαὶ,– тот же город, которому в Быт.12:8; 13:3 по слав. переводу усвояется имя Агге, по греч. также Ἀγγαὶ, и который в Нав.8 гл. по слав. переводу носит имя Гай, Γαὶ. В настоящем месте Исаии 70 толковников имели в своём оригинале, по-видимому, такое же чтение, как и в указанных местах книги Бытия. Находился этот город на северной границе вениаминова колена, неподалёку от Вефиля, к юго-востоку от него. Точнее, местоположение древнего Гая или отожествляют с местоположением нынешнего Телль-эль-хаджар ( = груда камней, что значит также и евр. עַי) или ищут вообще неподалёку от нынешней деревни Дэр-Диван (см. Bädecker’s Palästina und Syrien, von Socin, стр. 338). Махмас, евр. מִכְמׇס (1Ездр.2:27. Неем.7:31) или מִּכְמָשּׁ (1Цар.13:2, 5. Неем.11:31), имя, доныне принадлежащее деревне, лежащей на возвышенности, на северной стороне вади Сувейнит (Wadi Saweinit). Местоположение нынешнего Михмаша совершенно подходит к библейскому описанию местности, в которой находился Михмаш. По 1Цар.14:4 и сл. Михмаш или Махмас лежал на северной стороне долины, проходившей между двумя скалистыми возвышенностями («камень острый отсюду, и камень острый отонюду»), из которых на южной находилась Гавая Вениаминова (– ст. 5. 16). И теперешняя вади Сувейнит проходит между отвесными скалами, на южной из которых находится и теперь деревня Джеб’а (Bädecker’s Palästina und Syrien 336. 337). Магеддѡ̀ ( = Алекс., между тем как в Ват. сп., Компл. и Альд. издд. Μαγγεδὼ) в других случаях есть имя города укреплённого, лежавшего в долине Ездрилонской или Иезреельской, в пределах колена Иссахарова (Нав.12:21; 17:11; 3Цар.9:15. 4Цар.9:27). Так как и Аггай и Махмас находились в пределах области Вениаминов колена, то движение ассирийского войска от одного из этих городов к другому не могло направляться через город, находившийся в области колена Иссахарова, от области Вениаминова колена, отделённой областями Ефремова колена и полуколена Манассиина. Евр. текст вместо «Маггедо» имеет слово מׅגְרוֺן, кроме настоящего места встречающееся ещё в 1Цар.14:2 (слав. Магдѡ̀нъ). В этом последнем случае название относится к местности, находившейся на южной стороне вышеупомянутой долины, неподалёку от Гаваи (ср. 1Цар.13:16; 14:16). В настоящем же месте пророка Исаии, где город Мигрон помещён между Гаем и Махмасом, а местоположение этих двух городов уже определено, можно разуметь под именем Мирона город, лежащий не южнее Махмаса. Развалины, носящие название Макрун, находятся теперь на западном берегу долины, тянущейся от Дэр-Дивана на юг и впадающей в вади Сувейнит (Badecker Palast. und Syr. 337). Развалины лежат к северо-западу от Махмаса, который находится на противоположном берегу долины. По предположению некоторых (Кнобель), название Макрун, теперь принадлежащее развалинам, во время пророка Исаии обозначало и самую долину, около которой ныне лежат те развалины. Если так, то можно понять слова пр. Исаии: «напал на Гай, прошёл в Мигроне» или по Мигрону (синод. Мигрон), в Михмасе складывает свои запасы, т. е. оставляет свои обозы (1Цар.25:13; 30:24), чтобы не быть стеснённым в движении к Иерусалиму, чтобы тем стремительнее напасть на столицу Иудеи.

Чтение «Маггедо» есть воспроизведение евр. מְנׅרּוֺן (ср. Зах.12:11), прочитанного здесь вместо масоретского, более правильного, מּׅנְרוֺן. Сосꙋ́ды своѧ̀ = τὰ σκεύη αὐτοῦ, ср. такой же перевод евр. כֵלׅים в 1Цар.10:22.


к҃ѳ. И мине́тъ дебрь, и прїи́детъ во Агга́й: страхъ прїи́метъ рамꙋ̀ градъ Саꙋ́ловъ. 29. Проходят теснины; в Геве ночлег их; Рама трясётся; Гива Саулова разбежалась.

29. И мине́тъ де́брь, т. е. ту долину, тот проход, который называется ныне вади Сувейнит, 48 минут ширины (следовательно, не менее 3 вёрст) и который в 1Цар.13:23 разумеется под названием מּכְםׇּשׁ מַעֲבׇר = проход, по русскому печатному переводу – переправа Михмас. В Геве ночлег их, буквально с евр. «Гева ночлег нам» – слова, влагаемые пророком в уста ассириян, проходящих по дебри. Страхъ прїи́метъ Рамꙋ̀ – город, где жили родители Самуила и где последний родился и провёл первые годы своей жизни (1Цар.1:19; 2:11), ныне Эр-Рам, на холме, к западу от Джебы (Socin, Paläst. 339). Слова слав. перевода: «град Саулов» относятся не к Раме, а к Гивее (גּׅבְעׇה), имя которой состоит здесь по евр. тексту. В настоящем месте Гивеа отличается от Гевы, также как и в Нав.18:21–28. «Гивеа» определяется здесь прибавлением: «Саулова», и потому город этот надо отожествлять с тем того же имени городом, в котором по 1Цар.10:26; 15:34 Саул имел «дом свой». «Гивеа» Саулова, в свою очередь, тожественна, вероятно, с Гивеа Божией ( = «холм Божий», 1Цар.10:5), потому что здесь Саул встретил одного из своих родственников (– ст. 14 и сл.). Гивеа Саулова, иначе «холм Божий», признаётся, на основании 1Цар.13:15–16, тожественной с Гивеа Вениаминовой (кроме указ. мест 1Цар., см. Суд.19 и 20 гл.). По Robmson’y (Neue Bibelforschungen 376), Гивеа Вениаминова библейская представляется ныне развалинами на холме Тулейль-эл-Фул, лежащем на половине расстояния между Иерусалимом и Джебой, к северо-западу, неподалёку от Анаты ( = Анафофа). Некоторые учёные Гивеа Саулову или Вениаминову отожествляют с Гевой на том основании, что

а) Гивеа Вениаминова в Суд.20:10, 33. 1Цар.13:3, 16 называется то Гевой, то Гевой Вениаминовой,

б) в 1Ездр.11:22–28. Неем.7:27–33; 11:31–35 между городами Вениаминова колена называется Гева, а Гивеа не упоминается. Но в указанных местах Ездры и Неемии предлагается неполный список городов Вениаминова колена; а в Суд. и 1Цар. разница в начертании объясняется непоследовательностью орфографии одного и того же названия, а не разницей названий одного и того же города.

И прїи́детъ во Агга́й – повторение начальных слов ст. 28, вместо которых по евр. тексту стоят слова: «Гева ночлег нам». Пророк описывает движение неприятеля к Иерусалиму с севера и называет при этом города, начиная с лежащих севернее и переходя к лежащим южнее и южнее. В таком перечислении городов неожиданным представляется повторение одного и того же города. Последовательность выдержана в евр. тексте, где вместо Аггай стоит Гева.


л҃. Побѣ́гнетъ дщерь Галі́млѧ, услы́шитсѧ в̾ Лаїсѣ̀, услы́шитсѧ во Анаѳѡ́ѳе. 30. Вой голосом твоим, дочь Галима; пусть услышит тебя Лаис, бедный Анафоф!

30. Побѣ́гнетъ дщерь Галі́млѧ. Галим в греч. тексте Γαλλὶμ или Γαλλεὶμ = גַּלִּים кроме настоящего места, упоминается ещё в 1Цар.25:44, как место жительства Лаиша, сын которого, Фалтий, был некоторое время мужем Мелхолы, дочери Саула. Слав. слово: побѣ́гнетъ – перевод Ват. и Алекс. чтения ( = арабск. перевода). Ближе к евр. тексту чтение Комплют. и Альд. изд. χρεμέτισον φωνὴν σου ϑύγατερ Γαλλὶμ = русск. вой голосом твоим, дочь Галима. Причиной вопля могло быть то же, что могло заставлять бежать Гивеа Саулову, – нашествие неприятеля, или овладевающего Таланом, или, по крайней мере, приближающего к нему. И если цель неприятельского движения – Иерусалим (32 ст.), то Галим должен лежать южнее города Гивеа. Valentiner (пастор иерусалимский 1851–1861 г.) полагает, что Галим находился на холме Хирбет-эль-Джиср, лежащем к югу от Тулейль-эль-Фула. Лаиеа ( = греч. и евр.) – селение, ныне не существующее под этим или подобным названием, но которое надобно искать на пространстве между Гевой, даже Гивеа Сауловой, и Анатой. Есть, может быть, связь между именем «Лаиса» и именем отца вышеупомянутого Фалтия, жившего в Галиме. Анафоф, родина пророка Иеремии, священнический город, ныне Аната, по Socin’y в 48 мин. (по Робинсону ¼ ч.) пути от Иерусалима, к северу (по блаж. Иерониму tribus а Ierusalem millibus separata, при том contra septentrionem Ierusalem, ad Ierem. I. XXXI). Слова русского перевода: бедный Анафоф! передают смысл еврейского выражения, в котором слышится игра слов. Слова עֲנׅיָה и עֲנָתוֺת происходят от созвучных корней. В созвучии имени Анафоф с прилагательным, значащим: «угнетённый, подавленный», пророк усматривает намёк на судьбу города во время нашествия ассириян.

Услы́шитсѧ во Анаѳѡ́ѳѣ: первое слово соответствует евр. עֲנׅיָה, произведённому от корня = ענה отвечать.


л҃а. И ужасе́сѧ Мадеми́на и живꙋ́щїи во Гіви́ме. 31. Мадмена разбежалась, жители Гевима спешат уходить.

31 И ужасе́сѧ ( = разбежалась от страха) Мадеми́на ( = Альд. изд. Μαδεμηνα = מַרְמֵנׇה между тем как Ват. и Ал. спп. и Комплют. изд. Μαδεβηνα). Последнее название не сохранилось в той местности, о которой здесь речь, на пространстве между Гивеа Сауловой и Иерусалимом. Нет также следов поселения, у пророка называемого Гіви́мъ (Альд. Γιββεὶμ, между тем как точнее следующее еврейскому произношению чтение Γεβιμ в изд. Комплют.), которое нужно искать в той же местности, около Анафофа. Жители Гивима спешат уходить – ищут спасения в бегстве.


л҃в. Утеша́йте днесь є́же на пꙋтѝ пребы́ти: утеша́йте рꙋко́ю го́рꙋ дщерь сїѡ́ню, и хо́лми, и́же во Іерꙋсали́ме: 32. Ещё день простоит он в Нове; грозит рукою своею горе Сиону, холму Иерусалимскому.

32. Утеша́йте днесь є́же на пꙋтѝ пребы́ти: по толкованию блаж. Феодорита, эти слова направлены к тому, чтобы убедить жителей Иерусалима не оставлять города, не бежать при приближении неприятеля. Т. е. блаж. учитель считает эти слова подобозначащими второй половине стиха. Между тем по масор. тексту здесь речь ещё не об Иерусалиме, а о местности, лежащей севернее. Ещё день простоит он в Нове, точнее с еврейского: «сегодня ещё стоять в Нове» – слова, влагаемые пророком в уста вождя ассирийского войска. Остановка имела быть сделана для того, чтобы окончательно приготовить войско к нападению на Иерусалим. Нов, не раз упоминаемый в истории Саула и Давида священнический город, по слав. Номва̀ (1Цар.21 и 22 гл.), очевидно, находился близ Иерусалима, притом к северу от него. Остался ли этот город, в том или ином виде, доныне, определительно нельзя сказать. К северу от Иерусалима, в стороне от прямого пути в Анату, находится деревня Эль-Исавийе, окружённая с трёх сторон горами. По положению между Анатой и Иерусалимом, эта деревня могла бы быть признана за древний Нов. Но если евр. = נֹב возвышение, возвышенность, то положение Эль-Исавийе не соответствует такому значению названия. Полагают иные, что название Эль-Исавийе дано Нову в воспоминание о Доэге идумеянине (ср. 1Цар.22:9, где «идумеянин» стоит по русскому с еврейского переводу, согласно с русск.-евр. и слав.-греч. чт. Пс.51:2, между тем как по слав.-греч. тексту в указ. месте 1Цар. читается «Сирин» = אֲרַמׅי вм. אֲרֹמׅי), по приказанию Саула избившем новских священников; но почему и кем могла быть увековечена память этого жестокого человека? Нов сохранял своё имя ещё во время пророка Исаии. Неужели позднее вздумали увековечить имя убийцы невских священников, притом не собственное его имя, а имя его родоначальника Исава, усвоив это имя городу, в судьбе которого один из потомков Исава играл такую печальную роль?

Вторая половина стиха, по буквальному переводу с еврейского, читается так: грозит рукой своей горе Сиону, холму Иерусалимскому, буквальнее: «показывает рукой своей» (т. е. даёт знак войску двинуться) на гору дочери (т. е. жителей) Сиона, на холм иерусалимский».


л҃г. Се, Влⷣка Гд҃ь Саваѡ́ѳ смѧте́тъ сла̑вныѧ с̾ крѣ́постїю, и высо́цыи укори́зною сокрꙋша́тсѧ, и высо́цыи смирѧ́тсѧ, 33. Вот, Господь, Господь Саваоф, страшною силою сорвёт ветви дерев, и величающиеся ростом будут срублены, высокие – повержены на землю.


л҃д. И падꙋ́тъ высо́цыи мече́мъ, Лїва́нъ же съ высо́кими паде́тсѧ. 34. И посечёт чащу леса железом, и Ливан падёт от Всемогущего.

33–34. Как в ст. 17–19, здесь войско ассирийское сравнивается с лесом, которому предстоит быть вырубленным силой Господней (ср. Ис.37:36). Ливан здесь употреблён в смысле леса ливанского: потому и сказано – «Ливан падет». В слав.– греческом переводе метафора представляется разрешённой: вместо «ветви дерев» сказано: славные; вместо величающиеся ростомвысо́цыи укори́зною (т. е. высокомерные); вместо чаща леса – опять высо́цыи.

Глава XI

Ис.11:1–5. Предвестие о воцарении потомка Иессеева, который, силой почивающего на Нём Духа Господня, утвердит на земле господство истины и правды.


а҃. И изы́детъ же́злъ из̾ ко́рене Іессе́ова, и цвѣ́тъ ѿ ко́рене єгѡ̀ взы́дет: 1. И произойдёт отрасль от корня Иессеева, и ветвь произрастёт от корня его;

1. Же́злъ (ῥάβδος = прут), точнее с еврейского – ветвь, отпрыск, из̾ ко́рене Іессе́ова, с евр. точнее – от усечённого дерева (собственно: ствола) Иессеева, и ветвь произойдёт от корня его. Дерево, т. е. род, племя Иессея, в ограниченном смысле, есть царский дом Давида. Подробности положения, в котором находился «дом Давида» после нашествия на Иудею Феглаффелласара, неизвестны в точности. Сомнительно, чтобы царь ассирийский, приглашённый Абазом на помощь Иудее и взяв с последней первую дань и обещание давать такую же дань и на будущее время ежегодно, увёл с собой и принцев иудейских, как сделал это позднее Навуходоносор (вынужденный к тому заискиваниями Иоакима у Египта и отказом платить дань халдеям). Вероятнее, что во время Ахаза пророк называет дом Давида усечённым деревом потому, что он – этот дом – представляем был тогда лицом, которое если не по возрасту, то по характеру своему могло быть названо ребёнком (ср. Ис.3:4), которое допускало в своём царстве и над собой господство женщин (Ис.3:12), которое было нравственно-ничтожно. Впрочем, пророк не даёт точного определения времени, когда явится Отрасль от усечённого древа Иессева. Нужно думать, что здесь, как часто и в других случаях, бедственное состояние царского дома Давида, современное Исаии, служит для последнего только предуказанием того униженного состояния, в котором род Давидов находился в год рождения Спасителя мира, Сына Давидова. Замечательно сопоставление начала гл. 11 с последними стихами гл. 10. Речь об отпрыске, вышедшем из усечённого ствола древесного, об этой новой молодой ветви, начинается непосредственно после того, как сказано о свержении, порубке высоких деревьев, славного леса. Языческая надменная сила падает, уступая место силе Божией, совершающейся в немощи (2Кор.12:9).

Цвѣ́тъ ѿ ко́рене єгѡ̀: первое слово перевода основано на чтении נִצׇה или נׅצׇן вместо масорет. נֵצֶר – ветвь. Заслуживает внимания созвучие слова נֵצֶר с прозванием, которое усвоено было Христу Спасителю во время земной Его жизни, = הַנֹּצְרׅי назарянин.


в҃. и почі́етъ на не́мъ Дх҃ Бж҃їй, Дх҃ премⷣрости и ра́зꙋма, Дх҃ совѣ́та и крѣ́пости, Дх҃ вѣ́денїѧ и бл҃гоче́стїѧ: 2. и почиет на Неём Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ве́дения и благочестия;

2. Пророк начинает говорить прямо о том Лице, которое он разумел в ст. 1 под «отраслью» и «ветвью». На Нём почиет Дух Господень, т. е. Дух, который исходит от Господа, будучи Ему единосущным (Ин.15:26. 1Ин.5:7). В словах «Дух Господень» заключается указание и на все те частнейшие свойства духовные, которые вслед за тем усвояются Отрасли от усечённого дерева Иессеева, так что «Дух Господень» есть понятие родовое, а «Дух премудрости и разума» и пр. – понятия видовые. Премудрость (תׇכְמָה) как свойство лица, есть способность познавать предметы в их целом, во всём их значении, – знакомство теоретическое и практическое с той или иной областью предметов или деятельности (например, искусство художника, мудрость правителя). Разум (בׅינׇה) способность познавать вещи в их явлении, различать вещи между собой, в частности – различать между добром и злом. «Совет и крепость» (וּגְבוּרַת עֲצַת), свойства, обнаруживающиеся в деятельности человека, именно – способность в каждом отдельном случае не теряться и правильно понимать свои обязанности и исполнять их, несмотря на препятствия. Ведение и страх Господа – познание свойств Вседержителя («Божия никтоже весть, точию Дух Божий) и памятование заповедей Его нравственного закона (ср. Пс.111:1). Слова: «страх Божий» заменены в греко-слав. переводе словом: «благочестие» вопреки смыслу первоначального текста: памятование заповедей нравственного закона, коль-скоро оно отражается и в жизни человека, есть благочестие. Пребывание Духа Святого на Отрасли от усечённого дерева Иессеева приравнивает эту Отрасль к тому Отроку = Рабу Господню, о котором в Ис.42:1 Господь также говорит, что Он «положит на Него Дух Свой», и которого деятельность, по её нравственным основам, представляется также сходной с деятельностью Отрасли от усечённого дерева Иессеева (ср. Ис.11:4, 5 с Ис.42:1, 3–4). Потомок Иессея, не только как Причастник Духа Божия, но и как правдивый Судья бедных и страдальцев, представляется также сходным с тем Помазанником Духа Господня, о котором речь в Ис.41:1 и сл. Наконец, в Откр.5:5–6 «имеющим седмь рогов и седмь очей, которые суть седмь духов Божиих, посланных во всю землю», называется «Лев от колена Иудина, корень Давидов»; а в Откр.1:4 о Нём говорится, что Он «есть и был, и грядет», т. е. единосущен с Иеговой (Ягве) = Сущим, Вечным.


г҃. Испо́лнитъ єго̀ Дх҃ стра́ха Бж҃їѧ: не по сла́ве сꙋди́ти и́мать, нижѐ по глаго́ланїю ѡ҆бличи́тъ: 3. И страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих и не по слуху ушей Своих решать дела.


д҃. Но сꙋ́дитъ пра́вдою смире́нномꙋ сꙋдъ и ѡбличи́тъ пра́востїю смирє́нныѧ землѝ, и порази́тъ зе́млю сло́вомъ устъ свои́хъ и Дх҃омъ усте́нъ убїе́тъ нечести́ваго: 4. Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине; и жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьёт нечестивого.

3–4. И испо́лнитъ єго̀ Дх҃ стра́ха Бж҃їѧ: о присутствии страха Божия в Потомке Иессея была речь в предыд. стихе по евр. тексту; и в переводе слав.-греческом «дух благочестия», как сказано, то же, что «дух страха Господня». Если так, то слав.– греческий перевод, с которым согласен и русский, в начале 3 стиха содержит мысль, тожественную с мыслью конца стиха предыдущего. Еврейский текст содержит здесь другую мысль: «и благоволение Его в страхе Господнем» = Он будет благоволить к тем, которые носят в своём сердце страхе Господень, помнят и исполняют заповеди Господни. Руководящим началом в отношениях Его к людям будет закон Божий, и только исполнители этого законе будут правы и достойны милости в очах Его. Дальнейшие слова показывают, что отношения Его к людям суть отношения Царя и Судии к подданным и подсудным. Не по сла́вѣ сꙋди́ти и́мать: соответствующее греческое чтение οὐ κατὰ τὴν δόξαν κρινεῖ может иметь смысл сходный со смыслом еврейского соответствующего чтения: «не по виду или не по взгляду (евр.-русск. «не по взгляду очей») будет судить». Не внешнее положение человека подсудимого будет иметь влияние на решение судьи. Нижѐ по глаго́ланїю ѡбличи́тъ = будет разбирать дела не на основании слухов, молвы людской. Но сꙋ́дитъ пра́вдою смире́нномꙋ сꙋдъ, и ѡбличи́тъ пра́востїю смирє́нныѧ землѝ = будет судить беспристрастно, так что действительная правота найдёт себе в его суде верную защиту от несправедливостей. Он будет действовать по правилам, прямо противоположным тем, которыми руководились судьи и правители иудеев современные пророку Исаии (ср. Ис.1:23; 3:15; 5:23; 10:2). Порази́тъ зе́млю сло́вомъ устъ свои́хъ ... нечести́ваго. Приговор Судьи, который есть в то же время Бог всемогущий (ср. толков. ст. 2), есть слово, которому присуща непременно исполнительная сила (Числ.23:19. Пс.148:5). Для «нечестивых» дыхание уст его, т. е. произнесение Им судебного приговора, есть жезл – орудие казни (ср. Ис.49:2), – смертный приговор над ними непременно приводится в исполнение.

Но сꙋ́дитъ пра́вдою, ср. ἀλλὰ κρινεῖ ἐν δικαιοσύνῃ, что значит точнее: «но судити будет по правде». И ѡбличи́тъ пра́востїю... Слов «правдою» и «правостию» (ἐν εὐϑύτητι) нет в Ват. и Алекс- спп. и Комплют. и Альд. изд. Это чтение найдено в некоторых списках, указанных Field’ом (Origen. Hexaplorum quae supersunt). Чтение Ват., Алекс., Компл. и Альд. было воспроизведено в Остр. изд. слав. библии: «но осудит смиренному суд, и обличит славные (τοὺς ἐνδόξους – чтение тех же список) на земли».


є҃. И бꙋ́детъ препоѧ́санъ пра́вдою ѡ чре́слехъ свои́хъ и и́стиною ѡбви́тъ по ре́брамъ свои́м: 5. И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бёдр Его – истина.

5. В широкой восточной одежде можно было работать, ходить или сражаться не иначе, как опоясав себя поясом. Препоясание есть приготовление себя к деятельности.

Препоѧ́саніе чре́слъ его пра́вдою = он одушевлён готовностью делать только правду.

Ст. 6–9. Истина сретается с милостию ( = любовию תֶםֶר) правда лобызается с миром (Пс.84:11). Деятельность царя, управляющего по законам истины и правды, упрочивает на земле мир и любовь в отношениях живых существ между собой.


ѕ҃. И пасти́сѧ бꙋ́дꙋтъ вкꙋ́пе волкъ со а́гнцемъ, и рысь почі́етъ со ко́злищемъ, и теле́цъ и юне́цъ и левъ вкꙋ́пе пасти́сѧ бꙋ́дꙋтъ, и отроча̀ ма́ло поведе́тъ ѧ: 6. Тогда волк будет жить вместе с ягнёнком, и барс будет лежать вместе с козлёнком; и телёнок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их.


з҃. И волъ и медвѣ́дь вкꙋ́пе пасти́сѧ бꙋ́дꙋтъ, и вкꙋ́пе дѣ́ти ихъ бꙋ́дꙋтъ, и левъ а́ки волъ ꙗ́сти бꙋ́детъ плє́вы: 7. И корова будет пастись с медведицею, и детёныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому.


и҃. и отроча̀ мла́до на пещє́ры а́спїдѡвъ и на ло́же исча́дїй а́спїдскихъ рꙋ́кꙋ возложи́т: 8. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи.

6–8. Человек поставлен был первоначально владыкой всей земли со всеми, живущими на ней, тварями (Быт.1:28). Потом, когда согрешившему Адаму Бог сказал: проклята земля за тебя (Быт.3:17), то надобно думать, что вместе с землёй подверглись проклятию и все твари. Последствия этого проклятия Апостол Павел называет суетой, которой тварь покорилась недобровольно, именно ради согрешившего человека, почему и будет освобождена от этой суеты вместе с освобождением и прославлением спасённого человечества (Рим.8:20–21). Суета, как видно из слов ап. Павла, состоит в рабстве тлению (Рим.8:22); и в мире живых существ, в их взаимных отношениях она поддерживается той враждой, которая не прекращается между различными видами животных неразумных и между хищными из этих животных с одной – стороны и человеком с другой. Освободившись от этой суеты, мир живых существ на земле снова возвращается к тому же порядку жизни, который установлен Творцом вначале. Человек уже не будет опасаться стать жертвой кровожадных инстинктов иных животных, и самые животные эти перестанут вести между собой убийственную борьбу за существование. Водворив своей деятельностью истину и правду между людьми, Потомок Иессея тем самым восстановит право человека быть властелином земли, после чего должно измениться и отношение животных к человеку. Признав в нём господина, став все без исключения домашними животными, они вследствие того изменятся и в своих нравах: животные хищные, кровожадные станут травоядными и кроткими. Аспид – ἄσιας ядовитая змея, naja haje. Под евр. соответствующим именем פֶתֶן разумеют двоякого рода змей, водящихся в Палестине: coluber haje и echis arenicola. Из этих двух видов первый водится и в Египте, где ещё современные Моисею волхвы умели заговаривать этих змей, что ныне делают так называемые псиллы. Echis arenicola существует ещё ныне в Египте под названием epha. Та и другая змея очень ядовиты. Первая по-русски называется: очковая змея, а вторая – гадюка. Василиск – צׅפְעוֺנׅי – цераст, нрав которого и ядовитость показаны в Быт.49:17.


ѳ҃. И не сотворѧ́тъ ѕла, ни возмо́гꙋтъ погꙋби́ти никого́же на горѣ̀ ст҃ѣ́й мое́й: ꙗ́кѡ напо́лнисѧ всѧ̀ землѧ̀ вѣ́денїѧ Гд҃нѧ, а́ки вода̀ мно́га покры̀ мо́ре. 9. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ве́дением Господа, как воды наполняют море.

9. «Гора святая» Божия суть гора Мориа, на которой находился храм Соломонов, в котором Господь благоволил обитать имени Своему, открываться людям, являть им Свои милости. В более широком смысле, эта «гора святая» есть Иерусалим, как назначенный быть в будущем престолом Господа (Иер.3:17). Как место, не подвергающееся злонамеренным нападениям, этот Иерусалим есть образ будущего Царства Небесного, в которое войдут все народы и царства мира и в котором не слышно будет более насилия, опустошения и разорения (Ис.60:10–12:18).

Ст. 10–16. Под знаменем Отрасли от корня Иессеева соединятся не только весь Израиль, но и язычники.


і҃. И бꙋ́детъ в̾ день оный ко́рень Іессе́овъ, и востаѧ́й владѣ́ти ꙗзы̑ки, на Того̀ ꙗзы́цы упова́ти бꙋ́дꙋт: и бꙋ́детъ поко́й єгѡ̀ честь. 10. И будет в тот день: к корню Иессееву, который станет, как знамя для народов, обратятся язычники, – и покой его будет слава.

10. Корень Иессеев – то же, что Отрасль от усечённого дерева Иессеева (ст. 1; ср. Откр.5:5), называемая так потому, что в Её лице сосредоточивается всё то значение, которое имел род Иессея в истории спасения человечества. Востаѧ́й владѣ́ти ꙗзы̑ки – перевод, не противоречащий смыслу настоящего отдела (ср. ст. 14). Текст еврейский здесь значит: к корню (или отпрыску от корня) Иессееву, который станет как знамя для народов, обратятся язычники. Как в войске знамя есть предмет, обращающий на себя внимание всех воинов и служащий для них видимым знаком их взаимной связи и единения: так и Потомок Иессея будет привлекать к Себе внимание всех народов, имеющих соединиться в мысли о Нём, как общем их руководителе (ср. Ис.2:3). Мысль об этом признании руководительного и учительного значения Отрасли от корня Иессеева для народов выражается точным смыслом еврейского слова, по-русски: (к корню Иессееву...) обратятся (язычники). Буквально евр. чтение значит: корень Иессев, который стоит знаменем для народов, его взыщут язычники – обратятся к нему, как своему учителю, способному решать их недоумения, руководить их в сомнительных случаях, вообще учить их. Мысль о влечении народов к Отпрыску от корня Иессеева приравнивает этот Отпрыск к тому Примирителю (ср. ст. 5), явление которого предвещает Иаков, благословляя своего сына Иуду и которому обещана также покорность народов (Быт.49:10). и бꙋ́детъ поко́й єгѡ̀ честь – эти слова должны иметь смысл так или иначе параллельный предыдущему предложению. «Покоем», или буквальнее с еврейскаго – покоищем, местом пребывания, обитания Отрасли Иессеевой называется Церковь Христова, которая есть дом Божий (1Тим.3:15). Она будет славой, т. е. предметом, к которому будут относиться с высоким почтением и так или иначе выражать это почтение (Пс.44:14 и сл. Ис.60:5 и сл.).


а҃і. И бꙋ́детъ в̾ де́нь о́ный, приложи́тъ Гд҃ь показа́ти рꙋ́кꙋ свою̀, є́же возревнова́ти по ѡста́нкꙋ про́чемꙋ люді́й, и́же а́ще ѡста́нетъ ѿ Ассѵрі́ѡвъ и ѿ Єгѵ́пта, и Вавѵлѡ́на и ѿ Єѳїо́пїи, и ѿ Єламі́тѡвъ и ѿ восто́кѡвъ со́лнца, и ѿ Араві́и и ѿ островѡ́въ морски́хъ. 11. И будет в тот день: Господь снова прострёт руку Свою, чтобы возвратить Себе остаток народа Своего, какой останется у Ассура, и в Египте, и в Патросе, и у Хуса, и у Елама, и в Сеннааре, и в Емафе, и на островах моря.

11. Приложи́тъ Гд҃ь показа́ти рꙋ́кꙋ свою̀ = снова станет действовать; ср. русск. снова прострёт руку Свою – для деятельности. Чтобы возвратить себе, буквально с евр.: приобрести покупкой, выкупить – пленных израильтян, которые были «проданы» за грехи свои (Ис.50:1). Продажа и выкуп израильтян совершаются Господом, потому что Израиль есть наследственный удел, собственность Его (Исх.19:5. Втор.32:9), почему и называет его пророк Исаия «Его (Господа) народом». Между странами, из которых имели быть искуплены Израильтяне, первыми стоят две державы, которым принадлежало первенство в системе современных пророку Исаии и близких к иудеям государств: Ассур = Ассирия и Египет. Последнее имя, евр. Мицраим, в настоящем месте указывает частнее на Нижний Египет: потому что вслед за Мацраим в евр. тексте стоит Патрос = гиероглиф. Петорес = южная сторона (буквально «что принадлежит полудню»), следовательно, Верхний Египет. Вавилон – слав.-греч. – могло бы скорее заступить место Куша, а не Патроса. Слово Куш, как здесь, так и в других местах Ветхого Завета (например, Быт.2:13. 4Цар.19:9. Пс.67:32; 86:4. Ис.20:3 и сл. Иез.30:4), переведено по греч. Αὐϑιοπία, и в большей части указанных мест под этим именем нужно разуметь действительно африканскую страну к югу от Египта. Но в Быт.10:7 сыновьями Хуса называются родоначальники народностей, которых местожительство надо искать никак не в Африке, а в степи на пространстве от западного берега Персидского залива к Аравийскому полуострову. А в Быт.10:8 сыном того же Куша называется и Нимрод, основатель Вавилона и других сеннаарских городов. Эти сопоставления переносят нас из африканской Эфиопии в область рек Тигра и Ефрата. И действительно, греческие писатели говорят о народе, жившем в горах между Ассирией и Сузианой, которому усвояют имя Κοσσαῖοι. И в памятниках ассирийского клинообразного письма называется народ Кашши, с которым вынужден был воевать Сеннахерим (упоминаемый в Библии, современный пророку Исаии, ассирийский царь), ходивший в их гористую страну. В гораздо более древних памятниках клинообразного письма упоминается народ Кашшу, который очень рано имел большую силу в Вавилонии. «Цари Кашшу» упоминаются в памятниках, составленных приблизительно за 1500 лет до Р. Хр. С ними вели войны Белни-рари (около 1370–1350 г. до Р. Хр.) и его внук Раман-нирари I (около 1330–1300 г. до Р. Хр.) Ассирийские цари; а Асур-насир-пал (около 885–860 до Р. Хр.) называет Кашшу жителями Вавилонии ( = Кардуниас и Калду). Библейское имя вавилонян или халдеев касдим ( = калдим = καλδαῖοι) сделана попытка произвести от того же имени Кашшу: кашда, в клинообразных надписях встречающееся слово, может значить: «граница область Каш ( = Кашшу)». Наконец, Геродот называет жителей Сузианы ( = библ. Элама) Κίσσιοι, а самую Сузиану γῆ Κισσίη, каковое название может указывать на родство эламитян с коссеями – жителями Вавилонии. По типу лица и по языку эти жители Элама, очевидно, родственны древнейшим жителям Вавилонии – несемитам. Элам – аккадское имя ( = высокая страна), первоначально принадлежавшее, вероятно, только той горной стране, в которой жил народ Кашшу – Κοσσαῖοι, с течением времени распространившийся и на соседнюю южную равнину, где с ним смешались семиты – пришельцы. Цари государства, здесь образовавшегося, сами себя называли «царями Аншана»; а Эламом эту страну называли жители Аккада, вавилоняне, ассирияне и евреи (Friedrich Delitzsch, Wo lag das Paradies? 320 ff.). И ѿ восто́кѡвъ со́лнца – ср. Быт.11:2, где «от восток» есть буквальный перевод еврейского выражения, правильнее значащего: «на востоке». Там этим словом определяется местоположение долины Сенаарской. И здесь в соответствие славянскому ѿ восто́кѡвъ со́лнца еврейский текст имеет слово Шинеар, еврейскую форму имени, в памятниках клинообразного письма произносимого Сумер (см. Хр. Чт. 1882, II, 561 и сл.). Последнее имя по памятникам клинообразного письма принадлежало южной части Вавилонии, в которой находился упоминаемый в Библии город Ур халдейский – родина Авраама (северная часть называлась Аккад и в ней находился город Вавилон). См. Delitzsch Friedr., Wo lag das Paradies? 196 и сл. – «Аравия» стоит вместо еврейского Хамат = в других случаях слав.-греч. ̓ Ἐμὰϑ, Ἡμαϑ см. выше. «Островами морскими» называются страны по берегам Средиземного моря, включая и берега Малой Азии. – Египет Нижний и Верхний могли стать поселениями израильтян и вольно и невольно для последних: вольно во время Соломона при дружественных сношениях израильского Царя с фараоном и невольно при Ровоаме, после победоносного нашествия египетского фараона Шишака на Иудею (3Цар.14:25). Туда же могли быть продаваемы иудейские пленники и в ближайшее к пророку Исаии время – идумеями, покупавшими их у филистимлян и финикиян (Ам.1:6:9) и сбывавшими их, может быть, на рынке филистимского же города Газы. О притеснении Египтом Иуды говорится и в Иоил.3:19. Возможно, что иные из жителей северного израильского царства, после падения, бежали в Египет: Осия изменил ассирийскому царю, надеясь на помощь египетского фараона (4Цар.17:4). Области, обозначенные именами Куш и Сенаар, по вышеуказанному равнозначащими часто употребительному в памятниках клинообразного письма политически-географическому термину «Аккад и Сумер», находились под властью Ассирии в царствование Феглаффелласара II (упоминаемого в Библии); и туда могли быть поселены Израильтяне, уведённые этим ассирийским царём в плен (4Цар.15:29, где «Ассирия» может быть понимаема в широком смысле всех подвластных ассирийскому царю земель). Оттуда, из Месопотамии, выселены были позднее люди в израильское царство (4Цар.17:24), жители которого таким образом могли только поменяться местами своего жительства с вавилонянами. Элам, как было сказано в толков. Ис.10:9, был завоёван Саргоном; и о Саргоне же, с другой стороны, известно, что он должен был (во 2 или 3-м году своего царствования, 720 до Р. Хр.) идти с войском против восставших сириян и израильтян, которым при том обещана была помощь из Египта (Smith, Assyria 94. 95). Из израильского царства пленники ассирийского царя могли быть поселены в эламской области, царь которой держал сторону вавилонского царя в несчастной войне последнего с ассирийским царём и, вероятно, был покорен последним, как и вавилонский царь. Замечательно, во всяком случае, что в 1Ездр.2:7 между возвратившимися из плена евреями называются сыновья Елама, что̀ – по сравнению со ст. 21 («сыновья Вифлеема») – должно значить: жители и жившие в Еламе, даже может быть родившиеся в Еламе. Так как под «островами морскими» разумеются и острова, и страны по берегам Средиземного моря: то в устах пророка Исаии под имеющими возвратиться из островов морских иудеями можно разуметь тех иудеев, которых по Иоил.3:6 финикияне продавали сынам эллинским.


в҃і. И воздви́гнетъ зна́менїе в̾ ꙗзы́ки, и собере́тъ поги́бшыѧ Ісра́илєвы, и расточє́нныѧ Іꙋ́дины собере́тъ ѿ четы́рехъ кри́лъ землѝ. 12. И поднимет знамя язычникам, и соберёт изгнанников Израиля, и рассеянных Иудеев созовёт от четырёх концов земли.

12. Знамение даст Господь язычникам – не в том смысле, в каком по ст. 10 имел послужить для них знаменем корень Иессеев. Он воздвигнет знамение в языки = повелит язычникам возвратить Израилю свободу (ср. Ис.43:6). Ѿ четы́рехъ кри́лъ землѝ = с четырёх концов земли, т. е. со всех сторон (ср. русск. «на все четыре стороны»), даже самых отдалённых стран. Концы земли называются «крыльями» (конечностями птиц).


г҃і. И ѿи́метсѧ ре́вность Ефре́мова, и вразѝ Іꙋ́дины поги́бнꙋт: Єфре́мъ не возревнꙋ́етъ Іꙋ́де, и Іꙋ́да не ѡскорби́тъ Єфре́ма. 13. И прекратится зависть Ефрема, и враждующие против Иуды будут истреблены. Ефрем не будет завидовать Иуде, и Иуда не будет притеснять Ефрема.

13. Ревность Ефрема к Иуде во время пророка Исаии выразилась в посягательстве первого (в союзе с Сирией) на независимость последнего (ср. Ис.7:5–6). Эта ревность обнаружилась и в отделении 10 колен с Ефремовым во главе от царского дома, по происхождению принадлежавшего Иудину колену, и тотчас по отделении повела к братоубийственной ·войне (3Цар.14:30; 15:6, 16:32).


д҃і. И полетѧ́тъ в̾ корабле́хъ иноплеме́нничихъ, мо́ре кꙋ́пнѡ пленѧ́тъ, и сꙋ́щихъ ѿ востѡ́къ со́лнца, и Ідꙋме́ю: и на Мѡа́ва пе́рвее рꙋ́ки возложа́тъ, сы́нове же Аммѡ̑ни пе́рвїи покорѧ́тсѧ. 14. И полетят на плеча Филистимлян к западу, ограбят всех детей Востока; на Едома и Моава наложат руку свою, и дети Аммона будут подданными им.

14. «Плеча (букв. «плечо») филистимлян» суть область, ими обитаемая, по рельефу своему представляющая склон горного хребта, гор Иудейских, к морю Средиземному. Движение Иуды и Ефрема по этому склону сравнивается с полётом хищной птицы (Авв.1:8). Воссоединённый Израиль восстановит свою власть над филистимлянами (ср. 2Цар.5:25; 21:15 и сл.). «Сущими от восток солнца» называются не только арабские народности, жившие на степном пространстве между Палестиной и Вавилонией, но и самая эта Вавилония и вся Месопотамия. На Мѡа́ва пе́рвѣе рꙋ́ки возложа́тъ, как на свою собственность = покорят его себе (ср. Пс.54:21; 106:26:42). Завоевание Израилем окрестных народностей в представлении пророка относится к тому же времени, когда имеет наступить в человечестве общий и полный мир (ст. 10 «в день оный» ср. ст. 6 и сл.). Совместимы ли завоевательные действия Израиля с тем миром, знаменем которого имеет быть царь Израиля же? Смысл настоящей речи о завоеваниях Израиля уясняется по сравнению её с содержанием гл. LX, где также сказано, что в Иерусалим будут приходить с покорностью сыновья угнетавших его и падут к стопам ног его все презиравшие его (ст. 14, ср. 5 и сл.); но они сделают это во имя Господа: придут народы к свету Иерусалима, и цари к восходящему над ним сиянию (ст. 3), а эти свет и сияние означают славу Господню (ст. 1. 2), т. е. Его, признаваемое всеми народами, учение или закон (Ис.11:9; 2:2–3).


є҃і. И ѡпꙋстоши́тъ Гд҃ь мо́ре Єгѵ́петское и возложи́тъ рꙋ́кꙋ свою̀ на рекꙋ̀ дꙋ́хомъ преси́льным: и порази́тъ на седмь де́брїй, ꙗ́коже преходи́ти ю во ѡбꙋве́нїи: 15. И иссушит Господь залив моря Египетского, и прострёт руку Свою на реку в сильном ветре Своём, и разобьёт её на семь ручьев, так что в сандалиях могут переходить её.


ѕ҃і. И бꙋ́детъ проше́ствїе лю́демъ мои̑мъ ѡста́вшымъ во Єгѵ́пте, и бꙋ́детъ Ісра́илю, ꙗ́коже в̾ день, єгда̀ изы́де ѿ землѝ Єгѵ́петскїѧ. 16. Тогда для остатка народа Его, который останется у Ассура, будет большая дорога, как это было для Израиля, когда он выходил из земли Египетской.

15–16. «Морем Египетским» называется Чермное море; в еврейском тексте точнее говорится о «языке», т. е. заливе этого моря, причём нужно разуметь Героопольский залив – западный из двух, которыми вдаётся Чермное море в материк. Через этот залив, вероятно, перешли израильтяне, возвращаясь из Египта в землю Ханаанскую. Под «рекой» здесь, как в Быт.31:21; Ис.7:20;