Архимандрит <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Viktor_Mamontov/" target="_blank" title="Виктор (Мамонтов), архимандрит">Виктор (Мамонтов)</a> о браке и семье <br><span class="bg_bpub_book_author">Архимандрит <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Viktor_Mamontov/" target="_blank" title="Виктор (Мамонтов), архимандрит">Виктор (Мамонтов)</a></span>

Архимандрит Виктор (Мамонтов) о браке и семье
Архимандрит Виктор (Мамонтов)

(3 голоса4.3 из 5)

О добрачных отношениях среди молодых людей

М.Г. Реакция самих молодых людей и их родителей на добрачные отношения нередко бывает такой:

– «А зачем жениться? Надо пожить в гражданском браке. Когда станет ясно, что «супруги» нужны друг другу – вот тогда надо идти в ЗАГС, в церковь. Что печать в паспорте изменит?»

Но бывают и другие мнения по этому вопросу. Например, такие:

– «Обязательно надо сразу жениться, чтобы не согрешить. А дальше: «стерпится – слюбится». Главное – не согрешили».

– «Ни в коем случае не жениться! У вас еще нет образования, вы не способны прокормить семью. Надо подождать».

Любой такой подход не представляется церковным. Но как поступать в этом случае по Духу?

О.В. Любовь начинается со встречи. Незнакомые люди вдруг видят друг друга. Это не просто физическое зрение. Мы встречаем многих людей, но они – как прохожие на улице: прошел – и все, ты уже с ним никогда не встретишься.

Но если это настоящая встреча, то она как бы остановка в толпе проходящих. Они уже не проходят мимо, а смотрят друг на друга, оглядываются. Значит, что-то произошло в их сердцах. Начинается знакомство друг с другом, дружба. Открываясь друг другу, они радуются, что могут поделиться сокровенным, о чем иногда не могут сказать в семье родителям. Нашелся вдруг такой человек, которому можно все сказать. Это общение их одухотворяет, преображает.

Все доходит до такой высшей точки, когда им трудно жить друг без друга так, как и Бог не может жить без человека. Господь говорит: «Дай мне свое сердце!» Так и они просят сердца друг у друга, уже думая о совместной жизни.

Решаясь на такой шаг, они должны сообщить об этом своим родителям, давшим им жизнь, благословение которых очень важно. Такова традиция жизни: родители должны одобрить и благословить их отношения.

Потом нужно пойти к священнику, чтобы и ему поведать о своем решении и получить уже Божие благословение. Если будет очевидно, что это любовь, и нет никаких препятствий к совместной жизни со стороны жениха и невесты, то брак благословляется.

Раньше перед венчанием был период, в который, ради сохранения брака, ради благополучного будущего могли поступать сведения о женихе и невесте. Если получали отрицательные сведения, у священника была бережная беседа с женихом и невестой. Он выяснял, как человек относится к совершенному проступку и возможно ли повторение подобного в будущем. Если следовало твердое обещание не повторить больше никогда того, что было, после такого испытания, то только тогда приступали совершению таинства. Таким образом, брак не начинался с греха – физического соединения без благословения Божьего, без благословения родительского.

Соединение – это таинство, и смысл его не в том, чтобы получить наслаждения. Молодые сейчас гораздо больше думают об этом, а не о Таинстве Жизни, не трепещут перед ним. Непонимающие, необученные, неподготовленные они идут туда, куда войти им еще рано. Это все равно, что без соответствующей подготовки сесть и управлять самолетом. Может быть катастрофа.

Такие катастрофы бывают в браке, когда супруги начинают свою совместную жизнь с греха – добрачной связи. Все кажется, так легко и просто! А потом – трагедия, разрыв отношений, и дети остаются без отца или матери; создаются новые семьи. Возможно, они будут такие же несчастливые, как и первые семьи, потому что повторяется прежняя ошибка: все начинается с греха.

На Западе практикуется пробный брак. Мне однажды попалась в руки немецкая книга о супружестве. Там очень поощрительно написано о пробном браке, что так и должно быть.

Для христианина это недопустимо.

М.Г. Но как же сложно сделать это сейчас, живя в таком мире!

О.В. Что же из того? Мы знаем, что мир навязывает другое, но христианская жизнь – это плыть не по течению, а против течения! Мир говорит свое, а Церковь – другое.

Если супруги не будут развиваться духовно, то их брак обречен. Постарев, они начнут искать утешений на стороне. Если человек живет по плоти, а не по духу, он и потянется к плотскому. А если их связывает не только плоть, а что-то высшее, то семья не разрушится, даже если супруг или супруга заболеют, потеряют внешнюю привлекательность. Старение – не повод к расстройству брака.

Я приведу пример одной семьи из Резекне. Виктор пятнадцать лет ухаживает за своей женой, которая из-за болезни временами теряет человеческий облик. Он забыл себя полностью и самоотверженно заботится о ней. И поскольку их связывает между собой нечто большее, чем плотское чувство, они продолжают жить вместе и любить друг друга. А если бы их связывала только плоть, то он мог бы однажды встать пред ней на колени и сказать: «Ольга, прости, я слабый человек, я устал, не могу и не хочу тебе лгать, прости, я тебя оставляю». Он не идеализирует себя и говорит, что бывают минуты слабости. Иногда ситуация становится такой тяжелой, что, по его словам, «хочется бросить и разбить об пол стакан с водой, которую она пьет сорок минут». Терпение кончается. Но надо стоять перед ней и держать этот стакан, потому что сама она уже ничего не может. От того, что он любит и терпит, Господь дает ему силы. Он – верующий человек и забыл себя, служа другому. Это очень трудно. Но то, что он не оставил ее, показывает, что в их отношениях побеждает Дух Святой[44].

М.Г. А как распознать в молодом возрасте, что тебя связывает с человеком: Дух или плоть?

О.В. Это надо испытывать. Вначале может показаться, что ликует Дух, а это только эмоции. Нужно время, чтобы не ошибиться.

Я видел такие браки, где люди не просто любили друг друга всю жизнь, но к тому же пребывали как бы в состоянии первой влюбленности, были похожи на молодых супругов. Украшенные сединами, они очень бережно относились друг к другу.

Любовь проявится в том, если человек забудет о себе. Как в той восточной легенде, что это – не я, а ты.

И.Г. Что это за легенда? Расскажите, пожалуйста.

О.В. Влюбленный юноша постучал в двери своей возлюбленной:

– Кто там? – спросила девушка.

– Это я, – ответил он.

– Уходи. В этом доме нет места для тебя и меня.

Юноша ушел, и на протяжении нескольких лет обдумывал слова любимой. Затем он вернулся и постучал вновь.

– Кто там? – спросила девушка.

– Это ты.

И дверь немедленно открылась.

Период обручения

И.Г. Иногда приходят молодые люди и спрашивают совета: создавать ли им семью? Каждый раз очень трудно что-то серьезное, ответственное им сказать.

Батюшка, а когда к Вам приходит молодая пара, которая решила обручиться, что Вы им обычно советуете?

О.В. Если речь идет о людях не из моего прихода, я, во-первых, знакомлюсь с ними. Бывает так, что пара приходит очень молодая, тогда предлагаю им не спешить. Я стремлюсь встретиться и поговорить с родителями, узнать их жизнь, их мнение о готовности молодых людей к браку. Я это проверить не могу, а родители сумеют сказать очень много. Правда, иногда у родителей бывает своя собственная корыстная заинтересованность, в отличие от молодых людей.

М.Г. Можно ли идти против воли родителей, если будущие супруги любят друг друга, но родители по каким-то причинам не благословляют их брак?

О.В. Если родители – люди духовные, то они понимают, что наступает момент, когда свое чадо надо отдать во власть Отца, Который лучше знает, как все устроить. Если же они люди нецерковные, то все равно надо очень серьезно поговорить с ними и объяснить, что решать за невесту и жениха нельзя, это насилие, нарушение их внутренней свободы. Остановить молодых людей – это как перекрыть речку с живой водой. Уйдет жизнь.

«Брак по расчету»

И.Г. В жизни бывает, когда девушка или юноша хотят вступить в брак. Но вот годы идут, никого на горизонте нет, и нередко человек начинает сознательно подыскивать себе супруга. Особой любви при этом, конечно, нет, но они идут на это, понимая, что жить в одиночестве больше для них невозможно. Знаю семьи, возникшие таким путем, где люди многие годы живут вместе без особого вдохновения, но в спокойствии и даже довольстве оттого, что так лучше, чем было раньше. Может ли такая семья стать по-настоящему любящей и христианской?

О.В. Это больше похоже на брак по расчету. Большой радости в этом нет, это не то, чем дышится. В старые времена, например, детей женили без их согласия. О таком случае пишет митрополит Вениамин (Федченков), когда вспоминает про своих предков. И брак в итоге оказался счастливым. Но это уникальный случай.

И.Г. В начале 70‑х годов в Москве в церковных кругах рассказывали такую историю. Один молодой человек ездил к старцу, и тот ему назвал село, улицу, дом, где живет девушка, его будущая жена. Он поехал, нашел ее, они поженились, и это брак был счастливый. Тогда молодым христианам это казалось – идеальным браком.

О.В. Это все-таки исключение. Верующий человек ждет свою любовь. Одна девушка долго не выходила замуж. Ее родители умерли. Она получила высшее образование. Подруги уже имели по несколько детей, а у нее – никого. А когда ей было тридцать пять лет, в город, где она жила, приехал ее коллега из Дании. Это была Встреча. Они поженились, он увез ее к себе на родину. Сейчас у них родился ребенок.

Все эти годы она не суетилась перед Богом, не говорила: «Почему Ты от меня отходишь?» Я допускаю, что ее могли посещать всякие слабые мысли. Может быть, она и плакала по ночам, это тайна ее души. Но, поскольку она была верующий человек, то хранила себя в чистоте и просто ждала. Она доверилась Богу и приняла Его волю. Конечно, ее могли подвигать к браку подруги, родные, но она своей жизнью отвергала все искусственные пути и возможности. Господь это увидел и даровал ей мужа. А могло быть и по-другому.

Брак между верующим и неверующим

М.Г. Сейчас иногда создаются «смешанные» семьи, когда соединяются два человека – верующий и неверующий. На практике чаще всего верующим оказывается девушка, которая хорошо понимает, что семью лучше создавать с верующим мужем. Но нередко годы идут, никто из верующих не предлагает ей руку и сердце. И тогда она обращает внимание и на других мужчин. Довольно часто такие люди приходят в храм венчаться. Но что будет потом?

О.В. Если человек, будучи неверующим, приходит в храм венчаться, то такому человеку надо сказать: что если ты делаешь это для своей невесты, а не для Бога, то этого недостаточно. Верующий человек, вступая в такой брак, должен хорошо подумать. Потому что, «кому много дано, с того много спросится». Как поднять своего супруга, как его одухотворить, это будет дело жизни. Надо понимать, что пока они не воссоединятся в Духе, будет неполнота жизни. Она может никогда не восполниться. Не нужно быть самонадеянным, потому что может и не удастся привести супруга к вере. Надо молиться, думать и размышлять, испытывать, не спешить. Внешне соединиться очень легко, а жить, как должно, по-христиански – это совсем другое. Это очень трудно.

И.Г. Очень важный в настоящее время момент – как начинать молодой семье свою самостоятельную жизнь? Жить им с родителями под их опекой или отдельно, сразу заявляя о своей независимости?

О.В. Раньше люди имели возможность жить вместе. У них были дома, которые могли всех вместить. Когда я был в Японии, то однажды посетил по приглашению друзей их дом. В нем жило несколько поколений. Они не хотели расставаться. У них была полная красивая жизнь. Все радовали друг друга. Дети – стариков, старики – детей. У нас здесь, в Латгалии, есть примеры, когда несколько поколений живут вместе. Это хорошо. Люди верующие научатся ладить друг с другом. Хорошо, если есть возможность жить вместе, помогать друг другу. Но иногда надо разойтись ради мира, как Авраам с Лотом.

Когда развод предпочтителен?

И.Г. Вопрос развода – один из самых острых в церковной жизни. Католическая церковь занимает в нем абсолютно бескомпромиссную позицию, практически не допуская людей разведенных и вступивших во второй брак до Причастия. В Париже, в некоторых приходах, большинство молящихся по этой причине остаются вне Таинства. Православная церковь, также, не одобряя развод, оказывается гораздо гибче в этом вопросе, не вынося общецерковного, обязательного для всех закона, оставляя решение на усмотрение местного епископа и приходского священника.

Могут ли быть, с Вашей точки зрения, такие случаи, когда развод предпочтительнее брака?

О.В. В Церкви, как вы помните, причиной для развода – является измена. Я задумывался о том, почему может быть только эта причина, а не другие? Ведь если муж ведет себя в семье безответственно, отказывается нести какие-то обязанности, то это тоже измена, так ведь? А в церкви почему-то измена сводится только к греху прелюбодеяния. Поэтому церковному сознанию этот вопрос еще надо будет рассмотреть.

Исходить нужно из слова «измена». Человек ведет себя безответственно. Он уходит и от человека, и от Бога. Это – эгоизм, он думает только о себе и забывает обо всем, ему безразлично, что происходит с другим человеком. Это измена тем отношениям, к которым их призвал Господь.

Как решить этот вопрос? Это очень страшно, когда человеку, не виновному в такой измене, приходится брать на себя ответственность и говорить: «Я разрываю брак». Решиться на это трудно.

И.Г. В Вашей пасторской практике были случаи, когда Вы признавали, что в этом конкретном случае развод предпочтительнее?

О.В. Нет, не было. Бывали случаи, когда муж уходил, и семья его забывала. Тогда проблема решалась, и жене не надо было делать выбор.

М.Г. Иногда люди вдруг понимают – то, что казалось им в юности любовью, теперь перестает ей быть. Практически это происходит в каждой семье. Иногда – это бывает, как «отлив». А иногда любовь реально погибает. Люди понимают, что произошло, но если они ответственны за свой выбор, то решают, что надо продолжать семейную жизнь, особенно если в ней есть дети. Правильно ли бывает такое решение? Ведь фактически это уже семья, из которой «вынуто сердце» – любовь?

О.В. Здесь дело в том, что Дух угас. Мы читаем в Писании: «Духа не угашайте!»[45]

Я не исключаю случая, что люди могут жить просто как друзья и помогать друг другу. В то же время в моей практике встречались семьи, в которых люди соединялись в очень пожилом возрасте. Они жили счастливо, тепло относясь друг к другу. Они радовались, что не одиноки.

Бывают случаи, когда по согласию люди живут как брат и сестра. Плотские отношения уходят. Дети уже выросли, посещают их, и они живут уже иной жизнью, чем раньше. Хуже она или лучше – как это оценить? То, что они не расстаются, говорит о том, что им хорошо, и что их соединяет нечто большее, чем плоть.

Проблема планирования семьи

И.Г. Недавно мы столкнулись с неожиданным явлением в жизни церкви. Трудно сказать, насколько это явление распространено, но некоторые молодые христианские семьи, несущие активные служения в церкви говорят: «Мы сейчас детей заводить не будем, мы это отложим на какое-то время, потому что сейчас дети будет мешать нашему служению». Что за этим стоит – страх иметь детей, или что-то иное?

О.В. Эти люди слушают себя, свою волю. А нужно постараться услышать, что говорит Господь. Это они решили так, а Бог как хочет?

При условии, если семья здорова и женщина в состоянии рожать, но имеет человеческий страх, то его надо побороть, а иначе он будет расти все более.

По моему опыту общения с многодетными семьями, видно, что Бог хочет, чтобы была полная семья, вопреки затруднениям. Иногда слабое здоровье могло показаться оправданием того, чтобы не иметь нового ребенка, но, если была вера в Бога, родители шли на риск, и Господь помогал: роды бывали безболезненными, и ребенок рождался полноценным. И находилось, чем его кормить, одевать, а родители бывали потом очень рады, что создается такая полнота жизни.

Конечно, в таких семьях много трудностей: и дети устают, и родители, но все равно все покрывается радостью. Но это при условии, что семья верующая, потому что они знают, Кто им помогает и на Кого можно надеяться в самых затруднительных случаях жизни. Помощь всегда приходит со стороны других христиан, от родных, близких, соседей. Меня очень радует, что такие семьи создаются, в этой семье видишь образ Церкви.

Но если человек не имеет такой веры, и у него есть препятствия к тому, чтобы заводить еще одного ребенка, нужно подумать.

И.Г. Николай Евграфович Пестов рассказывал, что его дочь Наталья, выйдя замуж за будущего священника Николая Соколова, решила совместно с супругом жить в братском союзе. Они поехали за благословением на такой образ жизни в семье к одному старцу, но тот им сказал: «Бог ждет от вас детей, и они будут нужны Церкви».

М.Г. Мы видим, как тяжело живут люди здесь в Латгалии. Бедность, ужасная безработица, несуразно перекошенные цены – все ведет к невозможности работать даже на своей земле, к полной нищете[46]. Такое положение встречается и во многих регионах России. И, как следствие, некоторые многодетные семьи уже не в состоянии содержать своих детей. Но жизнь не останавливается, несмотря ни на что: люди продолжают любить друг друга, дети рождаются. Стоит ли полагаться только на волю Божию при планировании следующего ребенка, или все-таки включаться самим в этот процесс регулирования рождаемости – с помощью контрацепции, например?

О.В. Я думаю, что родители должны это сами решать на своем семейном совете.

М.Г. Любое ли их решение будет по духу христианским?

О.В. Воля Божия может проявиться в желании и вдохновении на рождение следующего малыша или в отсутствии такого вдохновения. Если нет вдохновения – можно и это воспринять как волю Божию. Это вполне возможно. Бывает и так, что человек не ожидал такого вдохновения, а оно вдруг приходит. Господь никогда не оставляет человека, и в этом случае он каким-то незаметным образом изменяет их желания.

И.Г. В то время, как для многих семей дети – тяжелая обуза, есть также немало семей, которые мечтают иметь детей, но им это не дается. Они прикладывают огромные усилия в поисках поддержки со стороны медицины, тратят время, силы, средства, и все равно, очень часто ничего не получается. Для многих бездетных семей проблема детей становится самой главной проблемой в жизни. Ни о чем другом они уже не могут думать, молиться, разговаривать. Иногда хорошо видно, что желание иметь ребенка превращается в страсть. Люди порой готовы предпринимать самые необычные, самые «передовые» медицинские способы зачатия, порой с очень неясными биологическими и даже этическими последствиями. Не всегда ясно, где проходит эта тонкая граница, до каких пор усилия в этом направлении можно предпринимать – и молитвенные, и духовные, и медицинские?

О.В. Я думаю, что идти к деторождению каким-то неорганичным путем не следует. Господь уже дал такие формы жизни, которые должны развиваться, а не видоизменяться.

Соединение двух людей для чадорождения – это не просто введение семени в утробу, а таинственный психофизический и духовный акт. Он связан с молитвой, связан с переживаниями не только плотского, но и духовного единения. Поэтому распространенные сейчас неорганичные способы зачатия не видятся мне допустимыми.

Лучше, если есть на то желание, принять ребенка из детского дома или дома малютки и воспитывать его, потому что он все же рожден путем естественным, когда ничто не нарушено. Здесь, может быть, Господь даст возможность почувствовать его и полюбить, как своего. Мать так любит ребенка, что даже забывает, что не она его вынашивала.

И.Г. Я знаю немало людей, которые после многолетних неудачных попыток лечения, которые все врачи квалифицировали как абсолютно безнадежные, брали ребенка на усыновление, а потом вдруг сами рождали своего.

О.В. Прекрасно, слава Богу! Может быть, через общение с ребенком что-то происходит в организме целительное. Это тайна.

М.Г. В нашем обществе до сих пор положение приемного ребенка в семье признается общественным мнением как дело, несомненно, благородное, но в чем-то сомнительное. Многие знакомые и просто любопытствующие мучаются вопросом: «зачем они это сделали?» Недавно я прочитала в одном журнале статью об одной семье из Крыма, усыновившей много детей. Местные власти подарили им старенький микроавтобус. И некоторые соседи заявили: «вот наконец-то мы поняли, зачем они брали детей: ради автобуса!»

Живя в такой «дружественной» среде, подрастающий ребенок постоянно подвергается опасности быть травмированным от общения с такими людьми, которые готовы ему дать понять его «второсортность».

Многие приемные родители, опасаясь подобных тяжелых травм для ребенка, имитируют беременность, резко меняют место жительства и круг знакомых, чтобы даже и подозрения не было, что ребенок не родной. Другие же, напротив, уже в довольно раннем возрасте деликатно открывают ребенку тайну его происхождения, стараясь не травмировать его при этом и сохранить его доверие к приемным родителям. Но этот вопрос довольно тяжелый и разные семьи решают его по-разному.

Как Вы думаете, стоит ли приемным детям, усыновленным в младенчестве, знать тайну своего усыновления, т. е. знать, что родители – «биологически» не родные?

О.В. Мне кажется, что если родители приняли ребенка с любовью и дают ему все, что могли бы дать своему ребенку, то это знание, что родители – не родные, сможет ли что-нибудь изменить в жизни ребенка, в его духовном состоянии или в его отношениях с родителями? Если у ребенка будет духовное воспитание, то для него не так важно родство по крови. Это ситуация сложная, в каждом случае надо решать конкретно, нужно видеть этих людей, эту семью. Но мне кажется, что если родители даже откроют правду своему ребенку – не просто из боязни, что это может сделать кто-то еще, а только ради того, чтобы не лгать, чтобы между ними не было неправды, – это не будет для ребенка трагедией. Если любящий муж называет жену «моя родная», то понятно, что неправды здесь нет, хотя они и не родные по крови. Ведь физическое родство – не самое главное. Главное – стать родными духовно.

И.Г. Иосиф тоже ведь не был родным отцом Иисусу. Но, как только он понял, что Младенцу грозит опасность, все оставил: и дом, и хозяйство, и очень близких родственников. Он встал ночью и ушел с Марией и Иисусом. Этим Иосиф и показал, что он – действительно родной отец.

Как укрепить единство семьи?

И.Г. Молодые семьи, прожившие вместе несколько лет, иногда с огорчением отмечают, что после первых лет горячей любви и растущей привязанности друг к другу, наступает какое-то охлаждение. Их это беспокоит, возникает тревога, что если такое состояние продолжится, то может возникнуть опасность самому существованию их семьи. Они хотят укрепить свое единство, снова «возгреть» свою любовь, но нередко не знают, как это сделать.

О.В. Сегодня в наш храм пришли паломники, которые идут в Аглону[47] на праздник Вознесения Божией Матери. Они уже прошли половину пути. Я спросил их, из каких они мест. «Из разных, но мы – одна семья. Здесь нас несколько поколений. Мы хотим, чтобы в этом паломничестве наша семья укрепилась, улучшились наши отношения друг с другом». В храме все молились вместе, чувствовалось, что эта семья паломников действительно жаждет единения.

Они рассказали, что, когда пришли в храм, то сразу почувствовали себя как дома. В общении с людьми, которые их встретили здесь, кормили, они не чувствовали никакого духа разделения. «Это, – говорят, – нас очень ободрило и вселило надежду, что в будущем все возможно». У них большая скорбь не только о разобщении в семье, но и о разобщении Церквей. Как бы хорошо было быть вместе! Они понимают, что этот вопрос трудно решить на уровне высокопоставленных церковных лиц. «Снизу» решение получается лучше.

Источник: из книги архимандрита Виктора (Мамонтова) «Таинство детства»


[44] Во время подготовки книги к печати Ольга мирно отошла к Господу.

[45] 1Фес. 5

[46] Затраты для крестьян только на один бензин для сельскохозяйственной техники, для выращивания одной тонны зерна, не считая затрат на удобрения и прочее, много больше, чем закупочная цена тонны этого зерна.

[47] Город в Латвии, в базилику которого с чудотворной иконой Божьей Матери, ежегодно приходят и приезжают паломники из разных стран.

Комментировать

*

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки