Брак, семья, дети – игумен Пётр Мещеринов

Брак, семья, дети – игумен Пётр Мещеринов

(1 голос5.0 из 5)

Ста­тья для жур­на­ла «Дани­лов­ский бла­го­вест­ник» по ито­гам рабо­ты круг­ло­го сто­ла «Семья в совре­мен­ной Церк­ви. Пас­тыр­ские и бого­слов­ские аспек­ты вопро­са», июнь 2007 г.

Пер­вый брак, как гово­рит о том Свя­щен­ное Писа­ние, заклю­чен был в раю. Гос­подь Бог, сотво­рив Ада­ма, пер­во­го чело­ве­ка, уви­дел, что для чело­ве­ка не нашлось [из чис­ла обра­зо­ван­ных из зем­ли всех живот­ных поле­вых и всех птиц небес­ных] помощ­ни­ка, подоб­но­го ему(Быт.2:19–20). Поэто­му, что­бы завер­шить созда­ние види­мо­го мира, ска­зал Гос­подь Бог: не хоро­шо быть чело­ве­ку одно­му; сотво­рим ему помощ­ни­ка, соот­вет­ствен­но­го ему(18). И, сотво­рив из реб­ра Ада­ма жен­щи­ну, при­вел ее к нему(22). Завер­шив этим созда­ние чело­ве­ка, Бог уста­но­вил закон­ный союз муж­чи­ны и жен­щи­ны, то есть брак (если попы­тать­ся воз­ве­сти это сла­вян­ское сло­во к сан­скри­ту). Сло­ва Ада­ма вот, это кость от костей моих и плоть от пло­ти моей; она будет назы­вать­ся женою, ибо взя­та от мужа(23) ука­зы­ва­ют на сво­бод­ное перед сво­им Твор­цом согла­сие пер­во­го муж­чи­ны на вступ­ле­ние с пер­вой жен­щи­ной – Евой – в уста­нов­лен­ный Богом союз. И не толь­ко уста­нов­лен­ный Им, но и освя­щен­ный: и бла­го­сло­вил их Бог, и ска­зал им Бог: пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь, и напол­няй­те зем­лю, и обла­дай­те ею (1:28).

Союз этот дал нача­ло пер­вой семье, что ясно выра­жа­ют сло­ва Биб­лии: оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою, и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут одна плоть (2:24), – то есть ста­нут из двух отдель­ных, само­сто­я­тель­ных, само­цен­ных лич­но­стей как бы одним, над­лич­ност­ным суще­ством. Дру­ги­ми сло­ва­ми, два чело­ве­ка, выпол­ня­ю­щие в этом сою­зе каж­дый свое «зада­ние», выпол­ня­ют и еще одно – общее; они могут быть срав­ни­мы с дву­мя вола­ми (парой волов), что одной упря­жью тянут за собой по полю плуг, отче­го и назы­ва­ют­ся супругами.

Пат­ри­ар­халь­ная по сво­е­му устрой­ству, вет­хо­за­вет­ная семья, для кото­рой основ­ным «зада­ни­ем» явля­лось про­дол­же­ние рода, с рож­де­ни­ем детей полу­чи­ла от Бога еще одно пред­пи­са­ние – рас­тить и вос­пи­ты­вать детей в законе Божи­ем. Таким обра­зом, мы видим, что Бог бла­го­сло­вил рев­ност­ное рели­ги­оз­ное вос­пи­та­ние, под­чи­няв­ше­е­ся стро­гим зако­нам, для соблю­де­ния кото­рых тре­бо­ва­лась столь же стро­гая рели­ги­оз­ная и нрав­ствен­ная дисциплина.

Одна­ко не ред­ки были семьи, кото­рым Бог не давал детей, что счи­та­лось не толь­ко несча­стьем, но и вели­ким позо­ром. По этой при­чине вет­хо­за­вет­ное зако­но­да­тель­ство допус­ка­ло и мно­го­жен­ство, и налож­ни­че­ство, что добав­ля­ло к пра­ро­ди­тель­ско­му гре­ху еще и гре­хи бла­го­при­об­ре­тен­ные чело­ве­ком из-за нару­ше­ния им пред­пи­са­ний зако­на. И хотя чело­век (прав­да, все далее и далее все отры­воч­нее) пом­нил еще, что «бра­ки заклю­ча­ют­ся на небе­сах», пора­бо­щен­ная гре­ху зем­ная его жизнь все бес­по­во­рот­нее отда­ля­ла его от жиз­ни веч­ной, пока не сде­ла­лась ей пря­мым противопоставлением.

Гос­подь Иисус Хри­стос, когда при­шел на зем­лю во имя наше­го искуп­ле­ния, Сво­им при­сут­стви­ем на бра­ке в Кане Гали­лей­ской освя­тил бла­го­сло­вен­ный Богом еще в вет­хо­за­вет­ные вре­ме­на союз муж­чи­ны и жен­щи­ны. Пре­тво­рив на брач­ном пире воду в вино, пока­зал тем самым, что брак отнюдь не фор­маль­ность, что-то вро­де дого­во­ра, закреп­ля­ю­ще­го опре­де­лен­ные соци­аль­ные, пра­во­вые, иму­ще­ствен­ные и про­чие обя­за­тель­ства сто­рон (как брак опре­де­лен, напри­мер, рим­ским пра­вом и пони­ма­ет­ся сего­дня на Запа­де и у нас боль­шей частью вне цер­ков­ных отно­ше­ний). Совер­ше­ние чуда сде­ла­ло брак таин­ством, напол­нен­ным новым – высо­ким и небес­ным – смыслом.

***

Каков же смысл брака?

Дело домо­стро­и­тель­ства совер­ша­ет­ся Богом с любо­вью к нам, пото­му что Бог есть любовь (1Ин.4:8). И если так воз­лю­бил нас Бог, – про­дол­жа­ет еван­ге­лист, – то и мы долж­ны любить друг дру­га(11). А где, как не в бра­ке, это необ­хо­ди­мо более всего?

Хри­сти­ан­ский смысл бра­ка – не про­сто есте­ствен­ное соеди­не­ние муж­чи­ны и жен­щи­ны для про­дол­же­ния рода и вос­пи­та­ния детей, но союз по обра­зу отно­ше­ний Хри­ста и Церк­ви. Тем самым вет­хо­за­вет­ный смысл бра­ка ста­но­вит­ся на под­чи­нен­ное место, усту­пая глав­но­му – еди­не­нию и воз­рас­та­нию двух людей во Хри­сте. Апо­стол через любовь опре­де­ля­ет смысл отно­ше­ний меж­ду супру­га­ми в хри­сти­ан­ском бра­ке: Жены, пови­нуй­тесь сво­им мужьям, как Гос­по­ду, пото­му что муж есть гла­ва жены, как и Хри­стос гла­ва Церк­ви, и Он же спа­си­тель тела. Но как Цер­ковь пови­ну­ет­ся Хри­сту, так и жены сво­им мужьям во всем. Мужья, люби­те сво­их жен, как и Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь и пре­дал Себя за нее… Так долж­ны мужья любить сво­их жен, как свои тела: любя­щий свою жену любит само­го себя. Ибо никто нико­гда не имел нена­ви­сти к сво­ей пло­ти, но пита­ет и гре­ет ее, как и Гос­подь Цер­ковь, пото­му что мы чле­ны тела Его, от пло­ти Его и от костей Его. Посе­му оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут двое одна плоть. Тай­на сия вели­ка; я гово­рю по отно­ше­нию ко Хри­сту и к Церк­ви. Так каж­дый из вас да любит свою жену, как само­го себя; а жена да боит­ся сво­е­го мужа (Еф.5:22–25,28–33).

Дей­стви­тель­но, отно­ше­ния меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной начи­на­ют­ся с того, что меж­ду ними воз­ни­ка­ет инте­рес, посте­пен­но пере­рас­та­ю­щий в есте­ствен­ное вза­им­ное при­тя­же­ние душ и телес. Это как бы пер­вый уро­вень тех отно­ше­ний (как мы гово­рим, зна­ком­ство), кото­рые, с тече­ни­ем вре­ме­ни услож­ня­ясь, все более насы­ща­ют­ся мораль­но-нрав­ствен­ным содер­жа­ни­ем (это уже уро­вень вто­рой, когда с пол­ным осно­ва­ни­ем мож­но гово­рить о воз­ник­но­ве­нии люб­ви): при­род­ное чув­ство обо­га­ща­ет­ся поня­ти­я­ми ответ­ствен­но­сти, дол­га, ува­же­ния, жерт­вен­но­сти и не остав­ля­ет места для лег­ко­мыс­лен­ных и гре­хов­ных отно­ше­ний. Тре­тий уро­вень – тот, кото­рый Цер­ковь счи­та­ет пер­вен­ству­ю­щим, совер­шая над всту­па­ю­щи­ми в супру­же­ство Таин­ство бра­ка, а имен­но: любовь духов­ная, еди­не­ние мужа и жены во Хри­сте. Ни муж без жены, ни жена без мужа, в Гос­по­де (1Кор.11:11).

В Таин­стве бра­ка Гос­подь вно­сит Себя в серд­це­ви­ну супру­же­ства, ста­но­вясь сре­до­то­чи­ем семьи. Толь­ко Он ожи­во­тво­ря­ет и по-насто­я­ще­му сози­да­ет семью. Без Меня не може­те делать ниче­го (Ин.15:5). Он дает супру­гам и силы, и любовь, и муд­рость. Он дает долж­ный строй все­му, всем сто­ро­нам семей­ной жиз­ни при усло­вии, что супру­ги оду­шев­ле­ны Его искать, Его любо­вью жить и не укло­нять­ся от Него. Ибо никто не может поло­жить дру­го­го осно­ва­ния, кро­ме поло­жен­но­го, кото­рое есть Иисус Хри­стос (1Кор.3:11), – гово­рит апо­стол Павел.

Уко­ре­нен­ные и утвер­жден­ные в люб­ви, через кото­рую Бог пода­ет сози­да­ю­щую бла­го­дать, заклю­чив­шие пред Богом духов­ный союз долж­ны посто­ян­но взра­щи­вать любовь в бра­ке, что­бы ура­зу­меть пре­вос­хо­дя­щую разу­ме­ние любовь Хри­сто­ву и испол­нить­ся всею пол­но­тою Божи­ею (Еф.3:18–19). Дру­ги­ми сло­ва­ми, в бра­ке про­яв­ля­ет­ся бла­го­дать Божия, кото­рая, с одной сто­ро­ны, все более и более про­ни­ка­ет во все сто­ро­ны жиз­ни супру­гов, укреп­ляя в ней рели­ги­оз­но-нрав­ствен­ные нача­ла, с дру­гой – в пол­ной мере спо­соб­ству­ет выпол­не­нию ими зада­чи при­вне­се­ния в чело­ве­че­ское обра­за и подо­бия Божия. Семья ста­но­вит­ся домаш­ней Цер­ко­вью, т. е. един­ством раз­ных лич­но­стей в запо­ве­дан­ной Богом люб­ви. Запо­ведь новую даю вам, да люби­те друг дру­га; как Я воз­лю­бил вас, так и вы да люби­те друг дру­га (Ин.13:34).

Ника­кие иные цели, кро­ме жиз­ни во Хри­сте, семью как малую Цер­ковь не созда­дут: ни про­сто чело­ве­че­ская любовь и стрем­ле­ние к сча­стью; ни вос­пи­та­ние и устрой­ство детей в жиз­ни; ни сов­мест­ный быт и улуч­ше­ние его. Ничто иное, но толь­ко Хри­стос, а Он при­да­ет все­му смысл, кре­пость, совер­ше­ние. Во всем этом – залог жиз­ни веч­ной, с Ним, с Христом.

Итак, любовь, начи­на­ясь с про­яв­ле­ния есте­ствен­но­го инте­ре­са, через нрав­ствен­ные чело­ве­че­ские уси­лия полу­ча­ет дар бла­го­да­ти Божи­ей, кото­рая пода­ет­ся в Таин­стве бра­ка как семя, кото­рое полу­чив­ший его дол­жен взра­щи­вать. При этом он дол­жен воз­де­лы­вать свое поле, неся свой крест, сле­дуя за Гос­по­дом. А кто не берет кре­ста сво­е­го и сле­ду­ет за Мною, – гово­рит Гос­подь, – тот не досто­ин Меня (Мф.10:38). Сле­до­ва­ние за Гос­по­дом – един­ствен­ная осно­ва, на кото­рой толь­ко и воз­мож­но сози­да­ние семьи как домаш­ней Церк­ви. А для это­го, как Гос­по­дом было ска­за­но, нам долж­но под­ви­зать­ся вой­ти сквозь тес­ные вра­та (Лк.13:24), пото­му что тес­ны вра­та и узок путь, веду­щие в жизнь (Мф.7:14), то есть при­во­дя­щие нас в Цар­ство Божие. На это и испра­ши­ва­ет­ся всту­па­ю­щи­ми в брак при посред­стве свя­щен­ни­ка бла­го­дать Божия, и она так­же через свя­щен­ни­ка пода­ет­ся им Свя­тым Духом в Таин­стве брака.

***

Инте­рес­но отме­тить, что первую тыся­чу лет Цер­ковь не зна­ла отдель­но­го чино­по­сле­до­ва­ния Таин­ства бра­ка. Жених и неве­ста по обо­юд­но­му и сво­бод­но­му воле­изъ­яв­ле­нию перед епи­ско­пом, по его бла­го­сло­ве­нию, ста­но­ви­лись супру­га­ми через сов­мест­ное при­ча­ще­ние Свя­тых Хри­сто­вых Тайн на литур­гии. Этим Цер­ковь духов­но освя­ща­ла брак, заклю­чав­ший­ся фор­маль­но госу­дар­ством (как в то вре­мя было при­ня­то в Визан­тии, напри­мер), и при­зна­ва­ла его закон­ность, воз­вы­шая вме­сте с тем до духов­но­го союза.

Начи­ная с IX века в бого­слу­жеб­ную прак­ти­ку вво­дят­ся два само­сто­я­тель­ных по отно­ше­нию к чино­по­сле­до­ва­нию Боже­ствен­ной литур­гии чино­по­сле­до­ва­ния: обру­че­ния и вен­ча­ния. (При этом они совер­ша­лись после литур­гии; ино­гда меж­ду ними мог­ло про­хо­дить неко­то­рое вре­мя.) Это было свя­за­но, во-пер­вых, с ослаб­ле­ни­ем евха­ри­сти­че­ско­го созна­ния, чему было мно­же­ство при­чин, а во-вто­рых, с пере­да­чей госу­дар­ством Церк­ви функ­ции фор­маль­ной реги­стра­ции бра­ков. След­ствие не замед­ли­ло: цер­ков­ное пони­ма­ние бра­ка как евха­ри­сти­че­ско­го сози­да­ния малой Церк­ви посте­пен­но зату­ма­ни­лось, и брак поте­рял связь с Евхаристией.

Совре­мен­ное чино­по­сле­до­ва­ние (в кото­ром, по суще­ству, объ­еди­не­ны в непре­рыв­ное свя­щен­но­дей­ствие чино­по­сле­до­ва­ния обру­че­ния и вен­ча­ния) сохра­ни­ло неко­то­рую связь с Евха­ри­сти­ей. В Треб­ни­ке о нача­ле обру­че­ния гово­рит­ся: «По Боже­ствен­ней литур­гии, свя­щен­ни­ку сто­я­щу въ свя­ти­ли­щи, пред­сто­ятъ хотя­щии спря­га­ти­ся предъ свя­ты­ми дверь­ми»). И хотя во вре­мя вен­ча­ния по «Отче наш» буду­щим супру­гам пре­по­да­ет­ся общая чаша в напо­ми­на­ние о евха­ри­сти­че­ском при­ча­стии, это, оста­ет­ся по боль­шей части, к сожа­ле­нию, не более чем напо­ми­на­ни­ем. В созна­нии мно­гих брак – весь­ма фор­ма­ли­зо­ван­ное поня­тие, мно­гие усмат­ри­ва­ют в нем преж­де все­го уза­ко­не­ние «отно­ше­ний», а хри­сти­ан­ский, соб­ствен­но цер­ков­ный смысл брач­но­го сою­за от них засло­нен житей­ской праг­ма­ти­кой. После того как у Церк­ви была ото­бра­на функ­ция реги­стра­ции бра­ка через вен­ча­ние, это таин­ство по боль­шей части сво­дит­ся к фор­маль­но­му акту или для неко­то­рых не выхо­дит за рам­ки все­го лишь маги­че­ской экзо­ти­ки. Увы, вос­при­ни­ма­ю­щих вен­ча­ние как фор­маль­но-маги­че­ский обряд нема­ло даже сре­ди тех, кто назы­ва­ет себя пра­во­слав­ны­ми хри­сти­а­на­ми и веру­ю­щи­ми. Зача­стую они и не дума­ют жить евха­ри­сти­че­ской жиз­нью: при­сту­пать к Чаше, созда­вать семью во Христе.

Толь­ко во Хри­сте обре­та­ют­ся истин­ные и под­лин­ные любовь, сво­бо­да, мир, сча­стье и вели­чай­шая радость. Вне Хри­ста – ад, во всех смыс­лах это­го сло­ва, без Хри­ста все абсо­лют­но бес­смыс­лен­но. И ника­кая сто­ро­на чело­ве­че­ской жиз­ни не отме­ня­ет­ся, не отсе­ка­ет­ся, а наобо­рот, жизнь при­об­ре­та­ет богат­ство, напол­не­ние. Без гре­ха и стра­стей, бла­го­да­тью Божи­ей все ста­но­вит­ся на свое место, ста­но­вит­ся под­лин­ным, насто­я­щим. Но до это­го нуж­но дозреть. Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский имен­но поэто­му не вен­чал тех, кто уже всту­пил в брак, порой дол­гие годы, пока люди не при­хо­ди­ли к осо­зна­нию, что их брак имен­но хри­сти­ан­ский, не про­сто чело­ве­че­ское сча­стье в обы­ден­ной чело­ве­че­ской жиз­ни, но воз­рас­та­ние во Хри­сте. Поэто­му пер­вое, что нам нуж­но сде­лать, – дать место Богу, а это зна­чит, что в семье, кото­рая хочет стать малой Цер­ко­вью, преж­де все­го долж­на про­из­рас­тать цер­ков­ность – не внеш­няя, не фор­маль­но вос­при­ни­ма­е­мая, а в ее под­лин­ном смыс­ле, кото­рая даст нам вос­при­я­тие бла­го­да­ти Свя­то­го Духа в Таин­ствах, молит­ву и нрав­ствен­ный труд по опы­ту, ука­зы­ва­е­мо­му Цер­ко­вью, с целью Бого­об­ще­ния, – что­бы толь­ко-толь­ко дав­шая пер­вые рост­ки любовь укреп­ля­лась и пре­об­ра­жа­лась Гос­по­дом в под­лин­ную – совер­шен­ную, пре­вос­хо­дя­щую вся­кое разу­ме­ние, по сло­ву апо­сто­ла Павла.

У нас в стране есть еще нема­ло семей, кото­рые по тем или при­чи­нам не мог­ли (это каса­ет­ся в основ­ном стар­ше­го поко­ле­ния) или не могут обвен­чать­ся. Такие бра­ки при­ня­то назы­вать «невен­чан­ны­ми». И к таким бра­кам мы видим самое раз­ное отно­ше­ние: от рав­но­душ­но­го «ну и пусть их» до рез­ко нега­тив­но­го и порой даже осуж­да­ю­ще­го. Но заклю­чить цер­ков­ный брак, если супру­ги к это­му гото­вы, нико­гда не позд­но, тем более если в семье рас­тут дети, а то уже под­рас­та­ют и вну­ча­та. Поче­му ты зна­ешь, жена, не спа­сешь ли мужа? Или ты, муж, поче­му зна­ешь, не спа­сешь ли жены? (1Кор.7:16) – взы­ва­ет апо­стол и гово­рит далее: – Ведь Бог хочет, что­бы все люди спас­лись (1Тим. 2:4).

***

Сего­дня, как нико­гда ост­ро, сто­ит вопрос о раз­во­дах и о второбрачии.

Соглас­но еван­гель­ско­му уче­нию, брак может быть толь­ко один, по сло­вам Гос­по­да: Сотво­рив­ший вна­ча­ле муж­чи­ну и жен­щи­ну сотво­рил их… посе­му оста­вит чело­век отца и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут два одною пло­тью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет (Мф.19:4–6). И апо­стол Павел гово­рит: Всту­пив­шим в брак не я пове­ле­ваю, а Гос­подь: жене не раз­во­дить­ся с мужем, – если же раз­ве­дет­ся, то долж­на оста­вать­ся без­брач­ною, или при­ми­рить­ся с мужем сво­им, – и мужу не остав­лять жены сво­ей (1 Кор.7:10–11). Совер­шен­но ясно, коль ско­ро супру­ги нахо­дят­ся в еди­не­нии во Хри­сте, раз­вод невоз­мо­жен и даже смерть не раз­лу­ча­ет их: она для супру­гов лишь вре­мен­ное рас­ста­ва­ние. Апо­стол гово­рит об этом так: Соеди­нен ли ты с женой? не ищи раз­во­да. Остал­ся ли без жены? не ищи жены (1Кор.7:27).

Гос­подь ука­зал одну при­чи­ну раз­во­да – пре­лю­бо­де­я­ние, т. е. нару­ше­ние супру­же­ской вер­но­сти (см. Мф.19:9). В добав­ле­ние к этой при­чине Цер­ковь при­ни­ма­ет еще несколь­ко – пси­хи­че­ское забо­ле­ва­ние, жесто­кое обра­ще­ние и проч.

В насто­я­щее вре­мя Цер­ковь, к вели­ко­му сво­е­му сожа­ле­нию, может толь­ко кон­ста­ти­ро­вать, что хри­сти­ан­ский брак не состо­ял­ся или стал невоз­мо­жен по тем или иным при­чи­нам. Но это не озна­ча­ет, что она авто­ма­ти­че­ски раз­ре­ша­ет раз­во­ды. Что­бы полу­чить раз­ре­ше­ние на «цер­ков­ный раз­вод», тем, кто соби­ра­ет­ся это сде­лать, необ­хо­ди­мо сооб­щить о побу­ди­тель­ных при­чи­нах сво­е­му духов­ни­ку на испо­ве­ди, а тем, кто так и не воцер­ко­вил­ся после вен­ча­ния, все рав­но надо прий­ти к свя­щен­ни­ку, ибо толь­ко свя­щен­ни­ку дано на то пра­во, по сло­вам Гос­по­да, ска­зан­ным апо­сто­лу Пет­ру: Дам тебе клю­чи Цар­ства Небес­но­го: и что свя­жешь на зем­ле, то будет свя­за­но на небе­сах, и что раз­ре­шишь на зем­ле, то будет раз­ре­ше­но на небе­сах (Мф.16:19).

Что каса­ет­ся повтор­ных бра­ков, что­бы не иску­шал сата­на невоз­дер­жа­ни­ем (1Кор.7:5), Цер­ковь из снис­хож­де­ния перед немо­щью чело­ве­че­ской раз­ре­ша­ет вто­ро­бра­чие (в самом край­нем слу­чае – тре­тий брак), если, конеч­но, ситу­а­ция про­дик­то­ва­на закон­ны­ми при­чи­на­ми. При этом глав­ным усло­ви­ем ста­вит­ся пока­я­ние чело­ве­ка, при­зна­ю­ще­го, что в его жиз­ни плот­ское нача­ло воз­об­ла­да­ло над еван­гель­ским и церковным.

***

Несколь­ко слов о сме­шан­ных браках.

Цер­ковь пони­ма­ет зада­чу бра­ка как сози­да­ние малой Церк­ви. Поэто­му она тре­бу­ет, что­бы оба супру­га были пра­во­слав­ны­ми хри­сти­а­на­ми, ведь брак начи­на­ет­ся с сов­мест­но­го при­ча­ще­ния Свя­тых Тайн и про­дол­жа­ет­ся еди­не­ни­ем во Хри­сте. Конеч­но, это отно­сит­ся к ситу­а­ции, когда люди всту­па­ют в брак, будучи хри­сти­а­на­ми, будучи воцер­ко­в­лен­ны­ми, и невоз­мож­но при раз­но­ве­рии супругов.

Одна­ко часто быва­ет, что брак заклю­чен до того, как кто-либо один из супру­гов обра­тил­ся ко Хри­сту – это харак­тер­но для наше­го вре­ме­ни, как было, прав­да, харак­тер­но еще и для апо­столь­ских вре­мен. Как посту­пать в таких слу­ча­ях, чита­ем у апо­сто­ла Пав­ла: Если какой брат име­ет жену неве­ру­ю­щую, и она соглас­на жить с ним, то он не дол­жен остав­лять ее; и жена, кото­рая име­ет мужа неве­ру­ю­ще­го, и он согла­сен жить с нею, не долж­на остав­лять его. Ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим (1Кор.7:12–14). А если брак уже сло­жил­ся, но не име­ет еще проч­но­го цер­ков­но­го осно­ва­ния, луч­ше все­ми сила­ми хра­нить супру­же­ские отно­ше­ния, ста­ра­ясь их воцер­ко­вить. Из-за того, что на пути воцер­ко­в­ле­ния бра­ка могут воз­ни­кать раз­лич­ные слож­но­сти и пре­пят­ствия, нуж­на опре­де­лен­ная каж­до­днев­ная рабо­та, ведь мы гово­ри­ли уже, брак – это сози­да­ние малой Церк­ви, через кото­рую откры­ва­ет­ся доро­га в Цар­ство Небес­ное, а в него вся­кий уси­ли­ем вхо­дит (Лк.16:16).

По мыс­ли Церк­ви, пра­во­слав­ные хри­сти­ане долж­ны искать себе супру­га обя­за­тель­но еди­но­вер­но­го. Но если вто­рая сто­ро­на не при­над­ле­жит к Пра­во­слав­ной Церк­ви, заклю­че­нию бра­ка – и тем более цер­ков­но­го – долж­но пред­ше­ство­вать при­со­еди­не­ние к Православию.

***

В чело­ве­ке все­гда ведут борь­бу две при­ро­ды: духов­ная и телес­ная. Тот же самый я умом моим слу­жу зако­ну Божию, а пло­тию зако­ну гре­ха (Рим. 7:25), гово­рит апо­стол. Хри­сти­ан­ский брак, осно­ва духов­но­го еди­не­ния супру­гов, отнюдь не отри­ца­ет и не исклю­ча­ет и телес­но­го обще­ния меж­ду ними. Эта сто­ро­на отно­ше­ний очень важ­на, поэто­му очень важ­но рас­смат­ри­вать ее с пози­ции, при­ня­той Цер­ко­вью. Како­ва же эта пози­ция? В осно­ве ее при­нят посту­лат, что телес­ные отно­ше­ния в бра­ке долж­ны освя­щать­ся цело­муд­ри­ем, а его нару­ше­ние рас­це­ни­вать­ся как блуд, и что в них долж­на быть при­вне­се­на мера. Попе­че­ния о пло­ти не пре­вра­щай­те в похо­ти (Рим.13:14), при­зы­ва­ет апостол.

Отве­тить шире на постав­лен­ный нами здесь вопрос ока­зы­ва­ет­ся и лег­ко, и труд­но, тем более что тра­ди­ци­он­но, – так сло­жи­лось исто­ри­че­ски и соци­о­куль­тур­но, – эту тему либо обхо­дят мол­ча­ни­ем, либо интер­пре­ти­ру­ют с какой-либо «край­ней» точ­ки зрения.

Под вли­я­ни­ем раз­но­го рода непра­во­мыс­лия (напри­мер, гно­сти­циз­ма, мани­хей­ства) полу­чи­ло при­зна­ние воз­зре­ние, что тело и все телес­ное – сквер­на и грех, чего нуж­но гну­шать­ся, что необ­хо­ди­мо пре­одо­ле­вать и т. п. Телес­ное обще­ние супру­гов, соглас­но этой точ­ки зре­ния, допус­ка­ет­ся исклю­чи­тель­но для дето­рож­де­ния и явля­ет­ся если не гре­хом, то уж во вся­ком слу­чае оче­вид­ным несо­вер­шен­ством. Это­го взгля­да при­дер­жи­вал­ся, напри­мер, бла­жен­ный Авгу­стин – сто­рон­ник край­не­го аске­тиз­ма. Такой взгляд нель­зя при­знать хри­сти­ан­ским. Родив­шись как Бого­че­ло­век, Гос­подь Иисус Хри­стос в Себе соеди­нил Боже­ствен­ное и чело­ве­че­ское и вос­при­нял плоть чело­ве­че­скую; Он и вос­крес, и воз­нес­ся, и вос­сел одес­ную Отца тоже вме­сте с телом. И наше­му телу уго­то­ва­на участь пре­об­ра­же­ния: на Страш­ном Суде мы пред­ста­нем с тела­ми наши­ми, и наша участь так­же не мину­ет и наше­го тела, хотя, конеч­но, изме­нят­ся его свой­ства: тело ста­нет духов­ным, по сло­ву апо­сто­ла Пав­ла (см. 1Кор.15). Аске­тизм в физи­че­ском обще­нии, несо­мнен­но, необ­хо­дим. Но аске­тизм разум­ный, в осно­ве кото­ро­го лежат отсе­че­ние гре­ха и стра­стей, избав­ле­ние тела от похо­ти, его духов­ное исце­ле­ние, но не «пре­одо­ле­ние», ибо чело­ве­ка сотво­рил Бог цель­ным. И уж, конеч­но же, аске­тизм не дол­жен быть «рев­но­стью не по разу­му», когда мир­ская жизнь «заго­ня­ет­ся» в рам­ки мона­стыр­ско­го укла­да, когда в ней и так и чин бого­слу­же­ния при­нят по мона­стыр­ско­му уста­ву, и посты уста­нов­ле­ны по-мона­стыр­ски. Пре­по­доб­ный Силу­ан Афон­ско­го гово­рил, что все мы на зем­ле про­хо­дим свое послу­ша­ние от Бога, свое слу­же­ние Церк­ви: кто – в семье, кто – в мона­ше­стве; кто – царь, кто – пат­ри­арх, кто – убор­щи­ца, и т. д.; но в Цар­стве Божи­ем выше будет тот, кто боль­ше любит Бога, совер­шен­но неза­ви­си­мо от чинов, поло­же­ний, сана, состо­я­ния брач­но­го или без­брач­но­го и все­го про­че­го. Вот об этом нам всем нуж­но думать и забо­тить­ся. А семья, как и мона­ше­ство, есть не что иное, как шко­ла этой люб­ви. В Церк­ви все обиль­но и раз­но­об­раз­но для спа­се­ния и духов­ной жиз­ни. Мы – еди­ная Цер­ковь, с еди­ной духов­ной жиз­нью во Хри­сте, хотя для каж­до­го чело­ве­ка – свой путь, свое место в ней, в зави­си­мо­сти от склон­но­стей, спо­соб­но­стей души, меры, сте­пе­ни разу­ме­ния и проч., поэто­му и брак, и мона­ше­ство оди­на­ко­во важ­ны и цен­ны для Церк­ви, так что не будем пре­воз­но­сить одно или другое.

Дру­гая край­ность, вызы­ва­ю­щая не мень­ше опа­се­ний, – это про­па­ган­ди­ру­е­мая сред­ства­ми мас­сой инфор­ма­ции и совре­мен­ны­ми масс-лите­ра­ту­рой и поп-иску­ством все­доз­во­лен­ность: нагу­ляй­тесь, мол, – не кота в меш­ке бере­те, а потом уж наде­вай­те хомут на шею.

Все­гда имея в виду, что сущ­ность чело­ве­ка гре­хов­на, Цер­ковь пред­пи­сы­ва­ет дис­ци­пли­ну вре­мен­но­го воз­дер­жа­ния – посты, таким обра­зом, уста­нав­ли­вая некую нор­му плот­ско­го обще­ния супру­гов в бра­ке: выра­жая свою любовь друг дру­гу таким пол­ным, вклю­ча­ю­щим физи­че­ское обще­ние, обра­зом, при­дер­жи­вать­ся цер­ков­ной дис­ци­пли­ны и иметь в виду дето­рож­де­ние, как навер­ша­ю­щую любовь сто­ро­ну брака.

В свя­зи с этим умест­но при­ве­сти сло­ва апо­сто­ла Пав­ла: не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а потом опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим (1Кор.7:4–5). Умест­но при­ве­сти и 51‑е апо­столь­ское пра­ви­ло, кото­рое гла­сит: кто «уда­ля­ет­ся от бра­ка… не ради подви­га воз­дер­жа­ния, но по при­чине туше­ния, забыв, что Бог, сози­дая чело­ве­ка, мужа и жену сотво­рил их, и таким обра­зом, хуля, кле­ве­щет на созда­ние Божие», – и отно­ся­ще­е­ся к IV веку опре­де­ле­ние Ган­гр­ско­го Собо­ра (1,9,10): «Если кто пори­ца­ет брак и гну­ша­ет­ся женою вер­ною и бла­го­че­сти­вою, с мужем сво­им сово­куп­ля­ю­ще­ю­ся, или пори­ца­ет оную, как не могу­щую вой­ти в Цар­ствие Божие, да будет под клят­вою». Оба этих доку­мен­та при­ня­ты Цер­ко­вью как кано­ни­че­ски без­услов­но авто­ри­тет­ные. В офи­ци­аль­ном доку­мен­те нашей Церк­ви «Осно­вы соци­аль­ной кон­цеп­ции РПЦ» так­же под­чер­ки­ва­ет­ся, что телес­ные отно­ше­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны бла­го­слов­ле­ны Богом в бра­ке, где они «ста­но­вят­ся источ­ни­ком про­дол­же­ния чело­ве­че­ско­го рода и выра­жа­ют цело­муд­рен­ную любовь, пол­ную общ­ность, еди­но­мыс­лие душ и телес супру­гов, о кото­ром Цер­ковь молит­ся в чине брач­но­го вен­ча­ния» (X,6).

***

Как мы уже гово­ри­ли, жизнь в бра­ке пред­по­ла­га­ет рож­де­ние детей, поэто­му созна­тель­ная уста­нов­ка супру­гов на их не рож­де­ние, огра­ни­че­ние телес­ной бли­зо­сти лишь полу­че­ни­ем удо­воль­ствия без­от­вет­ствен­на и греховна.

Сей­час в обще­стве цен­траль­ным по важ­но­сти вопро­сом в рас­смат­ри­ва­е­мой нами сфе­ре ока­зал­ся вопрос кон­тра­цеп­ции. По самым раз­ным при­чи­нам (сре­ди кото­рых назо­вем преж­де все­го соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские или меди­цин­ские) неко­то­рые семьи не могут себе поз­во­лить при­бав­ле­ние потом­ства: тут или отсут­ствие нор­маль­ных жилищ­ных усло­вий, или недо­ста­точ­ность мате­ри­аль­ных средств для того, что­бы при воз­рас­та­нии чис­ла детей оста­ва­лось воз­мож­ным достой­ное содер­жа­ние и вос­пи­та­ние име­ю­щих­ся детей. Одна­ко у супру­гов не все­гда нахо­дит­ся доста­точ­но духов­ных сил для вза­им­но­го воз­дер­жа­ния. В «Осно­вах соци­аль­ной кон­цеп­ции РПЦ» по это­му пово­ду дан сле­ду­ю­щий ответ: кате­го­ри­че­ски исклю­чая абор­ты, Цер­ковь ука­за­ла, что сред­ства, кото­рые не свя­за­ны с пре­се­че­ни­ем уже начав­шей­ся жиз­ни, к абор­ту ни в какой сте­пе­ни при­рав­ни­вать нель­зя (XII,3); в поряд­ке пас­тыр­ско­го снис­хож­де­ния, в ситу­а­ци­ях, когда их при­ме­не­ние не про­дик­то­ва­но эго­из­мом, неже­ла­ни­ем жерт­во­вать сво­им поко­ем, достат­ком, но вызва­но вес­ки­ми и ува­жи­тель­ны­ми при­чи­на­ми, Цер­ковь допус­ка­ет их при усло­вии, что такое поло­же­ние вещей, с еван­гель­ской точ­ки зре­ния, созна­ет­ся как дале­кое от идеального.

Под­черк­ну, и речи не может быть о том, что Цер­ковь «раз­ре­ша­ет кон­тра­цеп­цию», – мы гово­рим, имея в виду толь­ко лишь вза­и­мо­от­но­ше­ния супру­гов, о пас­тыр­ской снис­хо­ди­тель­но­сти Церк­ви, направ­лен­ной исклю­чи­тель­но на сохра­не­ние и укреп­ле­ние семьи.

***

Телес­ные отно­ше­ния в цер­ков­ном бра­ке, мы уже гово­ри­ли об этом, долж­ны освя­щать­ся цело­муд­ри­ем, а его нару­ше­ние или наро­чи­тое попра­ние долж­но одно­знач­но рас­це­ни­вать­ся как блуд. Осо­бен­но это каса­ет­ся тех, кто пред­по­чи­та­ет суще­ство­вать вне каких-либо уста­нов­ле­ний (под­час не толь­ко цер­ков­ных, но и свет­ских, общественных).

Стро­го хра­нить цело­муд­рие до бра­ка важ­но с духов­ной точ­ки зре­ния. И совер­шен­но не име­ет зна­че­ния, какой сей­час век, какие иде­а­лы при­ня­ты обще­ством – Свя­той Руси или праг­ма­тич­но­го и агрес­сив­но-цинич­но­го XXI века. Суще­ствен­но лишь то, что попран­ное цело­муд­рие пре­пят­ству­ет Богу все­лить­ся в серд­ца наши (см. Еф.3:17). Если для кого-то по неве­де­нию, ослеп­ле­нию или повре­жде­нию души нет ниче­го осо­бен­но­го в том, что­бы жить вне Хри­ста, то для хри­сти­ан ока­зать­ся вне Гос­по­да – бес­смыс­лен­но: раз­ру­ша­ет­ся всё. Поэто­му цело­муд­рие совер­шен­но необ­хо­ди­мо: и чисто­ту, и радость влюб­лен­но­сти нуж­но хра­нить от вся­ко­го блуд­но­го, даже мало­го, действия.

Ино­гда при­хо­дит­ся слы­шать, что на нас так вли­я­ет Запад, так живут все, а пото­му в этом нет ниче­го страш­но­го и предо­су­ди­тель­но­го. Это не оправ­да­ние, это под­ме­на – пере­вод вопро­са с рели­ги­оз­но-нрав­ствен­ных рель­сов на рель­сы пустой дема­го­гии, это по суще­ству уход от отве­та. Здесь нуж­но отве­чать не про­сто «нель­зя»; а «поче­му нель­зя». Одна жен­щи­на, для кото­рой это было не про­сто тео­ре­ти­че­ской про­бле­мой, а тра­ге­ди­ей всей ее жиз­ни, кру­ше­ни­ем чело­ве­че­ско­го сча­стья, с болью спра­ши­ва­ла: «Я верю в Бога, но мне очень нуж­но понять, поче­му я долж­на делать так, а не поче­му Богу угод­но, что­бы я дела­ла имен­но так?»

Давай­те попро­бу­ем отве­тить на это.

Блуд есть смерт­ный грех. А кто дела­ет грех, тот от диа­во­ла, пото­му что сна­ча­ла диа­вол согре­шил (1Ин.3:8). Грех к смер­ти (а блуд­ный грех сре­ди них один из основ­ных), раз­ру­шая душу чело­ве­ка, раз­лу­ча­ет его с Богом.

Одна­ко ника­кой дру­гой грех так не про­па­ган­ди­ру­ет­ся и не насаж­да­ет­ся в наше вре­мя, как блуд­ный; это про­ис­хо­дит в самых раз­ных видах, и при этом совер­шен­но сти­ра­ет­ся поня­тие гре­ха. Часто, осо­бен­но моло­дые люди, искрен­но недо­уме­вая, зада­ют вопрос: что пло­хо­го в добрач­ных свя­зях? Никто нико­го насиль­но не застав­ля­ет, вре­да не дела­ет? Ведь сей­час так живут все, это есте­ствен­ный ход вещей. Вот мы и полу­чи­ли про­бле­му: так назы­ва­е­мые «граж­дан­ские бра­ки», нетра­ди­ци­он­ные отно­ше­ния, про­ис­те­ка­ю­щая отсю­да деваль­ва­ция осо­зна­ния сво­е­го дол­га перед роди­те­ля­ми, обще­ством, стра­ной и, в конеч­ном ито­ге, перед Богом. И как зако­но­мер­ный финал – тыся­чи и тыся­чи тра­ге­дий, поло­ман­ных судеб.

Раз­ре­шать эту про­бле­му необ­хо­ди­мо с рели­ги­оз­но-нрав­ствен­ных позиций.

Во-пер­вых, мас­со­вость и все­общ­ность гре­ха не дела­ет его не-гре­хом: ни духов­ных, ни про­чих послед­ствий гре­ха ника­кая мас­со­вость не отме­ня­ет. Во-вто­рых, не все, что есте­ствен­но, хорошо.

Цер­ковь нико­гда не забы­ва­ет, что есте­ство чело­ве­че­ское пад­шее, повре­жден­ное; поэто­му спа­се­ние его совер­ша­ет­ся с понуж­де­ни­ем, неким наси­ли­ем над ним. К тому же, чело­век – в самой глу­бине сво­ей – один пред Богом. Не в чело­ве­че­ском смыс­ле «оди­нок», – Сам Бог ска­зал: нехо­ро­шо быть чело­ве­ку одно­му (Быт.2:18), – а в мета­фи­зи­че­ском: как лич­ность, чело­век свя­зан с Богом так, что меж­ду ними не может быть ника­ких про­ме­жу­точ­ных зве­ньев, чело­ве­ка пред­сто­ит пред Богом сво­ей душой – и эта един­ствен­ная и связь души чело­ве­че­ской с Богом глав­нее и силь­нее все­го осталь­но­го на све­те. И очень ока­зы­ва­ет­ся страш­но, когда чело­век доб­ро­воль­но, а то зача­стую и вопре­ки заступ­ле­нию о нас Гос­по­да, постав­ля­ет себя в состо­я­ние раз­дво­ен­но­сти, в мучи­тель­ней­шую ситу­а­цию «раз­ры­ва» с Богом, отры­вая себя тем самым не толь­ко от Бога, но и от все­го и всех, что и кто доро­ги ему в жизни.

Далее. Из высо­ко­го зна­че­ния чело­ве­че­ско­го тела, о кото­ром мы ска­за­ли выше, выте­ка­ет и хри­сти­ан­ское отно­ше­ние к хра­не­нию его в чисто­те. Вот что об этом пишет апо­стол Павел: Раз­ве не зна­е­те, что тела ваши суть чле­ны Хри­сто­вы? Итак отни­му ли чле­ны у Хри­ста, что­бы сде­лать их чле­на­ми блуд­ни­цы? Да не будет! Или не зна­е­те, что сово­куп­ля­ю­щий­ся с блуд­ни­цею ста­но­вит­ся одно тело с нею? ибо ска­за­но: два будут одна плоть. А соеди­ня­ю­щий­ся с Гос­по­дом есть один дух с Гос­по­дом. Бегай­те блу­да; вся­кий грех, какой дела­ет чело­век, есть вне тела, а блуд­ник гре­шит про­тив соб­ствен­но­го тела. Не зна­е­те ли, что тела ваши суть храм живу­ще­го в вас Свя­та­го Духа, Кото­ро­го име­е­те вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куп­ле­ны доро­гою ценою. Посе­му про­слав­ляй­те Бога и в телах ваших и в душах ваших, кото­рые суть Божии (1Кор.6:15–20).

В этом уче­нии о досто­ин­стве чело­ве­че­ско­го тела для хри­сти­а­ни­на здесь все ясно: он дове­ря­ет Богу, для него авто­ри­тет Свя­щен­ное Писа­ние, и он при­ни­ма­ет по вере сво­ей ска­зан­ное апо­сто­лом: Не обма­ны­вай­тесь: ни блуд­ни­ки, ни идо­ло­слу­жи­те­ли, ни пре­лю­бо­деи, ни мала­кии, ни муже­лож­ни­ки, ни воры, ни лихо­им­цы, ни пья­ни­цы, ни зло­ре­чи­вые, ни хищ­ни­ки – Цар­ства Божия не насле­ду­ют (1Кор.6:9–10).

Но для боль­шин­ства людей Свя­щен­ное Писа­ние – в луч­шем слу­чае лите­ра­ту­ра, а то и вовсе пустой звук. Как же тут объ­яс­нить пагуб­ность блу­да? Как отве­тить на вопрос вопро­сов: и в бра­ке, и в блу­де совер­ша­ет­ся один и тот же физио­ло­ги­че­ский про­цесс, одна­ко в бра­ке он явля­ет­ся закон­ным и чистым перед Богом, а в блу­де ока­зы­ва­ет­ся смерт­ным гре­хом? Почему?

Дело в том, что блуд есть в неко­то­ром смыс­ле «анти­та­ин­ство». Физио­ло­ги­че­ский про­цесс здесь толь­ко, так ска­зать, над­вод­ная часть айс­бер­га, глав­ное – то, что за ним сто­ит, чему он слу­жит. Телес­ный акт явля­ет­ся внеш­ним выра­же­ни­ем неко­е­го внут­рен­не­го про­цес­са. Этот про­цесс дол­жен иметь сво­им резуль­та­том сли­я­ние душ, обра­зо­ва­ние неко­е­го един­ства, о чем мно­го­крат­но гово­рит Писа­ние: будут два в одну плоть. Но в блу­де это­го про­ис­хо­дит, души оста­ют­ся холод­ны­ми или вовсе без­участ­ны­ми, пир­ше­ству­ет толь­ко плоть, не под­пус­кая дух на пушеч­ный выстрел. Вот поче­му толь­ко в бра­ке это еди­не­ние ста­но­вит­ся закон­ным: оно охва­ты­ва­ет все­це­ло две чело­ве­че­ские жиз­ни и явля­ет­ся выра­же­ни­ем люб­ви как пол­но­ты не толь­ко зем­ной, плот­ской, но и душев­ной и духов­ной жиз­ни. В блу­де, повто­рю, ниче­го это­го нет, сию­ми­нут­ность, похот­ность, при­зем­лен­ная бытий­ность отсе­ка­ют, а чаще все­го попи­ра­ют основ­ные рели­ги­оз­ные уста­нов­ле­ния: преж­де все­го – ответ­ствен­ность, ува­же­ние, пре­дан­ность друг дру­гу, долг, любовь и, нако­нец, само Бого­по­до­бие чело­ве­ка. Дру­ги­ми сло­ва­ми, чело­век, пре­да­ва­ясь блу­ду, даже если, как он сам счи­та­ет, дела­ет это чуть-чуть, вся­кий раз повто­ря­ет пра­ро­ди­тель­ское гре­хо­па­де­ние, ибо кле­ве­щет на Бога и обма­ны­ва­ет Его. Вот поче­му блуд и раз­врат ста­но­вят­ся непре­мен­ной при­над­леж­но­стью все­воз­мож­ных сата­нин­ских куль­тов, цель кото­рых – оскорб­ле­ние Бога и раз­ру­ше­ние человека.

Но блу­ду неред­ко быва­ют под­вер­же­ны даже и живу­щие в закон­ном бра­ке. В этом слу­чае речь идет о пре­лю­бо­де­я­нии, т. е. о нару­ше­нии супру­же­ской вер­но­сти. Пре­лю­бо­дей­ству­ю­щи­ми попи­ра­ет­ся дан­ный Богом закон: Не пре­лю­бо­дей­ствуй (Исх.20:4; Мф.5:27 и др.), – раз­ру­ша­ет­ся освя­щен­ный на веч­ные вре­ме­на союз меж­ду мужем и женой по обра­зу сою­за Хри­ста и Церк­ви. А посколь­ку ничто нечи­стое не вой­дет в Цар­ство Божие (Откр.21:27), пер­вое, что пом­нить необ­хо­ди­мо каж­до­му, хри­сти­а­ни­ну – в осо­бен­но­сти: брак у всех да будет честен и ложе непо­роч­но; блуд­ни­ков же и пре­лю­бо­де­ев судит Бог (Евр.13:4). И еще: Итак да не цар­ству­ет грех в смерт­ном вашем теле, что­бы вам пови­но­вать­ся ему в похо­тях его; и не пре­да­вай­те чле­нов ваших гре­ху в ору­дия неправ­ды, но пред­ставь­те себя Богу, как ожив­ших из мерт­вых, и чле­ны ваши Богу в ору­дия пра­вед­но­сти (Рим.6:12–13).

***

Как мы уже гово­ри­ли, в пра­вед­но­сти долж­на сози­дать­ся семья, ведь она – малая Цер­ковь; в пра­вед­но­сти долж­но выпол­нять­ся глав­ное «зада­ние» супру­же­ско­го сою­за – воз­рас­та­ние в люб­ви, кото­рой освя­ща­ет­ся рож­де­ние и вос­пи­та­ние детей, ибо дети насле­дие от Гос­по­да, награ­да от Него (Пс.126:3). С рож­де­ни­ем детей, – что есть вели­кий дар Божий, и боль­шая радость, и тай­на, – семья как бы упо­доб­ля­ет­ся Богу в акте тво­ре­ния, при­об­ре­та­ет во всех сто­ро­нах сво­ей жиз­ни пол­но­ту, совершенство.

Часто спра­ши­ва­ют: сколь­ко нуж­но иметь детей? Ответ тут, несо­мнен­но, один: чем боль­ше, тем луч­ше. Когда ребе­нок один, боль­ше шан­сов, что он вырас­тет эго­и­стом. А в мно­го­дет­ной семье и детям не скуч­но, и взрос­лым радо­сти боль­ше, хоть, конеч­но же, и хло­пот боль­ше. Есте­ствен­но и хоро­шо, когда в семье мно­го детей. Одна­ко мно­го­дет­ные роди­те­ли не долж­ны игно­ри­ро­вать то обсто­я­тель­ство, что их детям над­ле­жит давать достой­ное содер­жа­ние и вос­пи­та­ние, что они долж­ны исполь­зо­вать для это­го все име­ю­щи­е­ся у них воз­мож­но­сти, не про­ти­во­ре­ча­щие хри­сти­ан­ским принципам.

Како­во же, в несколь­ких сло­вах, пони­ма­ние хри­сти­ан­ско­го вос­пи­та­ния детей?

Пер­вое и самое глав­ное – атмо­сфе­ра, царя­щая в семье, и соблю­де­ние роди­те­ля­ми основ­но­го прин­ци­па вос­пи­та­ния – когда лич­ный при­мер, то есть дело, кото­рое дети видят перед собой, не рас­хо­дит­ся со сло­вом. Дети очень чув­стви­тель­ны, они сна­ча­ла вос­при­ни­ма­ют атмо­сфе­ру, а уж потом – сло­ва. И если роди­те­ли гово­рят одно, а живут про­ти­во­по­лож­но, и вос­пи­та­ние при­об­ре­та­ет при­став­ку «анти». Поэто­му роди­те­лям нуж­но преж­де все­го оза­бо­тить­ся созда­ни­ем бла­го­при­ят­ной семей­ной атмо­сфе­ры – атмо­сфе­ры мира, вза­им­ной люб­ви и забо­ты друг о дру­ге, в кото­рой не было бы места двой­ствен­но­сти и лице­ме­рию. Дети ост­ро чув­ству­ют фальшь и не тер­пят ее, но, пока не вошли в зре­лый воз­раст, они не в состо­я­нии оце­ни­вать жизнь раци­о­наль­но и сами себя защи­щать от уда­ров судь­бы; и если осно­ва­ние их семьи колеб­лет­ся, дети вос­при­ни­ма­ют это как тра­ге­дию, что неред­ко обо­ра­чи­ва­ет­ся лом­кой дет­ской пси­хи­ки и может ока­зать­ся одной из при­чин даль­ней­ших (в юно­ше­ском и даже взрос­лом воз­расте) житей­ских нестроений.

Вто­рое – роди­те­ли долж­ны отда­вать себе пол­ный отчет в том, что меж­ду ними и детьми неиз­мен­но долж­но при­сут­ство­вать вза­им­ное ува­же­ние и дове­рие и что эти два чув­ства, конеч­но же, долж­на навер­шать любовь. Детям, осо­бен­но когда они ста­но­вят­ся под­рост­ка­ми, важ­но знать, что они все­гда смо­гут прий­ти к роди­те­лям за сове­том – и все­гда най­дут у них любовь, пони­ма­ние и под­держ­ку, они долж­ны быть уве­ре­ны, что с роди­те­ля­ми мож­но, не боясь, гово­рить на рав­ных на любые темы. У детей не долж­но быть ощу­ще­ния бро­шен­но­сти, они нуж­да­ют­ся в роди­тель­ском вни­ма­нии, с ними нуж­но зани­мать­ся, уде­лять им вре­мя, про­яв­лять инте­рес к их жиз­ни и про­бле­мам, с кото­ры­ми они стал­ки­ва­ют­ся, вме­сте искать пути их раз­ре­ше­ния. Нель­зя, что­бы было так, как у мно­гих сей­час: папа на рабо­те, мама на рабо­те, ребе­нок в яслях, дет­ском саду или на про­длен­ке. Папа при­хо­дит с рабо­ты, плю­ха­ет­ся на диван, пьет пиво и смот­рит теле­ви­зор; мама в раз­дра­же­нии одно­вре­мен­но суе­тит­ся на кухне, сти­ра­ет белье, гово­рит по теле­фо­ну и руга­ет мужа; вспы­хи­ва­ет скан­дал; маме с папой не до ребен­ка. Вот он и нахо­дит «заме­ще­ние» – ули­цу, и она вос­пи­та­ет его соот­вет­ствен­но. Потом мама с папой будут удив­лять­ся: как же так? Отку­да у них такой ребе­нок? Ведь они рабо­та­ли ден­но и нощ­но, что­бы про­кор­мить, что­бы дать обра­зо­ва­ние, а сын или дочь – чужие, на роди­те­лей плю­ют, живут сами по себе, ком­па­нии у них какие-то сомни­тель­ные, нар­ко­ти­ки… Обыч­ная ситу­а­ция, когда у роди­те­лей нет авто­ри­те­та, а в семье нет люб­ви и уважения.

Как тут не напом­нить роди­те­лям, что сла­ва детей – роди­те­ли их (Притч.17:6), а детям: Дети, пови­нуй­тесь сво­им роди­те­лям в Гос­по­де, ибо сего тре­бу­ет спра­вед­ли­вость. (Еф.6:1).

Все это ста­ло уже общим местом. Но для хри­сти­ан­ской семьи осо­бое зна­че­ние име­ет вопрос цер­ков­но­го вос­пи­та­ния детей, по обра­зу Божию, дети в хри­сти­ан­ском бра­ке – не соб­ствен­ность роди­те­лей, дети при­над­ле­жат Хри­сту. Вы куп­ле­ны доро­гою ценою, – напо­ми­на­ет нам апо­стол. – Посе­му про­слав­ляй­те Бога и в телах ваших и в душах ваших, кото­рые суть Божии (1Кор.6:20). И обра­ща­ет свое сло­во к роди­те­лям: Вы, отцы, не раз­дра­жай­те детей ваших, но вос­пи­ты­вай­те их в уче­нии и настав­ле­нии Гос­под­нем (Еф.6:4). Как же решать эту задачу?

Быту­ет весь­ма рас­про­стра­нен­ная ошиб­ка – под­ме­нять домаш­нее цер­ков­ное вос­пи­та­ние внеш­ним уча­сти­ем в цер­ков­ных чинах. Мно­гие роди­те­ли счи­та­ют, что они про­сто обя­за­ны как мож­но чаще носить или при­во­дить ребен­ка в храм, при­ча­щать, во всей стро­го­сти и непре­лож­но­сти соблю­дать посты и проч. Все это так. Но если в семье нет поис­ти­не цер­ков­ной атмо­сфе­ры, пред­по­ла­га­ю­щей сов­мест­ные молит­вы, сов­мест­ное воз­рас­та­ние в вере, в люб­ви к Богу и к ближ­ним, люб­ви к Церк­ви и все­му цер­ков­но­му, если нрав­ствен­но-рели­ги­оз­ные уси­лия чле­нов семьи огра­ни­чи­ва­ют­ся фор­ма­ли­стич­ным «так надо» и «не име­ют дел», все попыт­ки так и оста­нут­ся тщет­ны­ми поту­га­ми и могут, если к тому же не соблю­да­ет­ся мера, даже при­ве­сти к обрат­но­му резуль­та­ту. Что поль­зы, если кто гово­рит, что он име­ет веру, а дел не име­ет? может ли эта вера спа­сти его? (Иак.2:14).

К уча­стию детей в цер­ков­ных чинах нуж­но отно­сить­ся с боль­шой осто­рож­но­стью, про­яв­ляя при этом и неза­у­ряд­ную муд­рость. Дети не могут в пол­ной мере понять и вос­при­нять все то, что про­ис­хо­дит в церк­ви, – и взрос­лым дале­ко не всем это по силам, а у детей силе­нок гораз­до мень­ше, чем у их роди­те­лей. Вот тут и не надо забы­вать, что все надо делать по силе, какую дает Бог (1Пет.4:11). Ина­че детей мож­но «пере­кор­мить» цер­ков­но­стью, и тогда все цер­ков­ное ста­нет для них обу­зой, обы­ден­но­стью; тогда дети, при­дя в воз­раст, с облег­че­ни­ем «сбро­сят» с себя это бре­мя и иго и пустят­ся во вся тяж­кая. И тогда уж точ­но оста­нут­ся без душев­но­го отве­та с их сто­ро­ны сло­ва Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста: иго Мое бла­го, и бре­мя Мое лег­ко (Мф.11:30). Тогда ока­жет­ся, что вре­мя упу­ще­но, тщет­ны роди­тель­ские тру­ды, рав­но как и напрас­ны их сето­ва­ния: как же так? был малень­кий – и в цер­ковь ходил, и молит­вы читал, а сей­час не зата­щишь в храм, ниче­го слу­шать не хочет…

Пото­му и не хочет, что все это оста­лось для него чем-то внеш­ним, хотя и не лишен­ным, несо­мнен­но, некой авто­ри­тет­но­сти. Но насту­па­ет воз­раст, когда все авто­ри­те­ты начи­на­ют под­вер­гать­ся сомне­нию, – «цер­ков­ные» не состав­ля­ют исклю­че­ние. Так быва­ет все­гда, когда в цер­ковь «ходят», а не живут ею, когда «вычи­ты­ва­ют» молит­вен­ные тек­сты, а не молят­ся, если так и не про­ник­ли внутрь чело­ве­ка сло­ва Иису­са Хри­ста воз­лю­би Гос­по­да Бога тво­е­го всем серд­цем тво­им, и всею душею тво­ею, и всею кре­по­стию тво­ею, и всем разу­ме­ни­ем тво­им, и ближ­не­го тво­е­го, как само­го себя (Лк.10:27), когда живой Хри­стос так и оста­ет­ся сокрыт за пыш­ны­ми одеж­да­ми цер­ков­ной визан­тий­ской обрядности.

Одна­ко при вос­пи­та­нии детей в хри­сти­ан­ском духе столь же пагуб­но впа­дать в дру­гую край­ность. Нель­зя детям пред­став­лять Цер­ковь в лубоч­ных кар­тин­ках, гово­рить о Хри­сте на «пти­чьем язы­ке». Для мно­гих и мно­гих «про­бить­ся» к Хри­сту тяже­лая и под­час непре­одо­ли­мая про­бле­ма. Осо­бен­но это труд­но детям без забот­ли­во­го и дру­же­ствен­но­го уча­стия взрос­лых и преж­де все­го – роди­те­лей. Нуж­но сде­лать так, что­бы дети почув­ство­ва­ли живо­го Хри­ста: через то, как Он важен для взрос­лых, для мамы и папы, и тогда, когда, напри­мер, взрос­лые и дети вме­сте чита­ют Свя­щен­ное Писа­ние, и когда идут в храм на бого­слу­же­ние, и когда вме­сте при­ча­ща­ют­ся, что Хри­стос – дей­стви­тель­но Пас­тырь Доб­рый и Дверь, откры­ва­ю­щая нам спа­се­ние (см. Ин.10,11,14,9).

Меру внеш­ней цер­ков­но­сти пусть каж­дая семья опре­де­ля­ет сама – сколь­ко молить­ся, как часто бывать на бого­слу­же­нии, при­ча­щать­ся. Она долж­на быть более чем уме­рен­ной. При этом обя­за­тель­но нуж­но, что­бы у ребен­ка все­гда сохра­ня­лось бла­го­го­ве­ние к тому, что совер­ша­ет­ся вовне или про­ис­хо­дит внут­ри его души. Если ребе­нок может сохра­нить такое состо­я­ние пять минут – зна­чит, при­во­ди­те его в храм на пять минут, толь­ко к при­ча­стию, напри­мер; но не пере­гру­жай­те двух­ча­со­вым сто­я­ни­ем в хра­ме, что­бы он в ито­ге не воз­не­на­ви­дел все на све­те. Я гово­рю о мере, опре­де­ля­е­мой по силам ребен­ка, а не о ее под­мене запре­та­ми или пре­пят­ство­ва­ни­ем. Здесь все­гда надо пом­нить сло­ва Спа­си­те­ля: пусти­те детей и не пре­пят­ствуй­те им при­хо­дить ко Мне, ибо тако­вых есть Цар­ство Небес­ное (Мф.19:14). Ибо наше наси­лие над дет­ской душой тоже может ока­зать­ся пре­пят­стви­ем на пути ребен­ка к Богу.

К сожа­ле­нию, часто быва­ет имен­но так. При­ве­ду лишь несколь­ко примеров.

В хра­ме на литур­гии часто мож­но наблю­дать такую кар­ти­ну: ребен­ку скуч­но, он не нахо­дит чем себя раз­влечь и начи­на­ет всем мешать, а когда роди­те­ли под­во­дят его к Чаше, выги­ба­ет­ся дугой в исте­ри­ке, роди­те­ли скру­чи­ва­ют вопя­щее чадо, дер­жат ему руки и ноги, батюш­ка заучен­ным жестом с тре­тьей или чет­вер­той попыт­ки умуд­ря­ет­ся впих­нуть лжи­цу в рот стра­даль­ца… При­ча­сти­ли! Сла­ва Богу!.. А как ребе­нок-то все это вос­при­ни­ма­ет? Как поли­кли­ни­ку, что ли, где, так­же насиль­но, ему дела­ли укол?..

Еще при­ме­ры.

Одна мама, вер­нув­шись из дли­тель­ной палом­ни­че­ской поезд­ки по мона­сты­рям, горь­ко жало­ва­лась: «Сына как под­ме­ни­ли. Ниче­го не пони­маю. Был такой был хоро­ший, молит­вы читал, в цер­ковь ходил… А теперь курить стал, позд­но ночью домой при­хо­дить, хамит, даже бого­хуль­ству­ет. Я ему выго­ва­ри­ваю, а он мне: доста­ла ты меня сво­ей цер­ко­вью! нико­гда боль­ше не пой­ду в неё!» На мами­ных гла­зах слёзы…

…Вос­кре­се­нье. Мама тря­сет Ваню за пле­чо: «Вста­вай, сынок, на ран­нюю пора, а потом – в вос­крес­ную шко­лу». Ваня, про­ди­рая гла­за, жалоб­но сто­нет: «Мам, мож­но не ходить? Я так устал в шко­ле за неде­лю…» «Иван! Вста­вай! – наста­и­ва­ет стро­гий мамин голос. – Раз­ве мож­но про­пус­кать литур­гию! Да и в шко­ле сего­дня опрос!» Бед­ный Ваня чуть не пла­чет… но ниче­го не поде­ла­ешь. Через пол­ча­са Ваня уже пону­ро бре­дет рядом с мамой в пред­рас­свет­ной зим­ней мгле. Весь его вид гово­рит: «Гос­по­ди, за что?!» В церк­ви на испо­ве­ди мама сует в руки сыну напи­сан­ную ею бумаж­ку. Свер­ху мами­ной рукой ста­ра­тель­но выве­де­но: «гре­хи Вани». Мама под­тал­ки­ва­ет Ваню, он дает бумаж­ку батюш­ке. Тот про­бе­га­ет испо­ведь гла­за­ми и, читая раз­ре­ши­тель­ную молит­ву, уста­лым взо­ром обво­дит жела­ю­щих испо­ве­дать­ся. На литур­гии Ваня дрем­лет, при­сло­нив­шись к стене. В вос­крес­ной шко­ле и совсем клю­ет носом и полу­ча­ет двой­ку: не смог отве­тить, как во Хри­сте соеди­ня­ют­ся Боже­ствен­ная и чело­ве­че­ская при­ро­ды. Вече­ром мама отчи­ты­ва­ет сына за двой­ку… а зав­тра в обще­об­ра­зо­ва­тель­ной шко­ле кон­троль­ная: надо еще мате­ма­ти­ку при­го­то­вить. «Кон­чит­ся это когда-нибудь?» – обре­чен­но бор­мо­чет Ваня и швы­ря­ет учеб­ни­ки под кровать…

Зна­ко­мые кар­ти­ны? Зна­ко­мые – до боли…

Мне в свя­зи с этим вспо­ми­на­ют­ся совсем дру­гие примеры.

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский рас­ска­зы­вал, что как-то, идя на все­нощ­ную, он зашел по доро­ге за В. Н. Лос­ским и уви­дел, что его дети оста­ют­ся дома. Вла­ды­ка спро­сил Вла­ди­ми­ра Нико­ла­е­ви­ча, поче­му дети не идут с ним на служ­бу. Он отве­тил: «Они так себя вели всю эту неде­лю, что недо­стой­ны идти в храм». Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Воро­бьев, вспо­ми­ная свое дет­ство, рас­ска­зы­вал, что мама при­во­ди­ла их в храм очень ред­ко и толь­ко к при­ча­стию; она не поз­во­ля­ла им смот­реть по сто­ро­нам, раз­вле­кать­ся и т. п. При­ча­стив­шись, они сто­я­ли с бла­го­го­ве­ни­ем несколь­ко минут и ухо­ди­ли домой. И это, гово­рил о. Вла­ди­мир, было для них, детей, празд­ни­ком и подарком.

Есть о чем поду­мать. Ведь боль­ше вино­ва­ты все-таки взрос­лые, чем дети. Дети на самом деле очень рели­ги­оз­ны, Гос­подь о них имен­но ска­зал, что тако­вых есть Цар­ство Небес­ное. Мы, по боль­шей части, при­шли в Цер­ковь во взрос­лом состо­я­нии и хотим детей на свой манер воцер­ко­вить – через интел­лек­ту­аль­ное осмыс­ле­ние, через обряд, пра­ви­ло, через обя­зан­но­сти и про­чее, а дети совсем дру­гие, у них дру­гая пси­хо­ло­гия, дру­гое рели­ги­оз­ное вос­при­я­тие. Это­го нель­зя не учитывать.

***

В хри­сти­ан­ском, или цер­ков­ном, вос­пи­та­нии в наше вре­мя боль­шая роль долж­на отво­дить­ся обще­куль­тур­но­му вос­пи­та­нию. Мы живем в эпо­ху абсо­лют­ной деваль­ва­ции куль­ту­ры: на всем куль­тур­ном про­стран­стве «пра­вят бал» про­фа­на­ция, деби­ли­за­ция и, я бы даже ска­зал, демо­ни­за­ция. И вот в такое про­стран­ство – в очень агрес­сив­ную, враж­деб­ную, анти­эс­те­тич­ную сре­ду – вхо­дят дети. Эта сре­да, став­шая уже чем-то есте­ствен­ным, неким при­выч­ным фоном, не остав­ля­ет чело­ве­ка ни на ули­це, ни в транс­пор­те, ни дома: теле­ви­зор, радио, реклам­ные щиты, глян­це­вые облож­ки жур­на­лов и книг сомни­тель­но­го свой­ства – все это плац­дар­мы для втор­же­ния соблаз­нов, а через них – гре­ха в душу чело­ве­ка, ведь цель всей этой инду­стрии – пре­вра­тить чело­ве­ка в стад­ное живот­ное, живу­щее инстинк­та­ми, а обще­ство – в ста­до, состо­я­щее из таких при­ми­тив­но-оди­на­ко­вых существ. Детей, в осо­бен­но­сти под­рост­ков, под­сте­ре­га­ет вели­кое мно­же­ство соблаз­ня­ю­щих сил­ков: раз­ные улич­ные рок – и про­чие тусов­ки, пив­ные фести­ва­ли, кон­кур­сы кра­со­ты, дис­ко­те­ки, азарт­ные ком­пью­тер­ные игры, доступ­ный секс, нар­ко­ти­ки – имя им леги­он. Хри­сти­ане долж­ны думать, как это­му дей­ствен­но про­ти­во­сто­ять. При­чем очень важ­но не бежать от про­блем, от осталь­но­го обще­ства, от людей, не при­над­ле­жа­щих к одной с нами кон­фес­сии, не ста­но­вить­ся изо­лян­та­ми и мар­ги­на­ла­ми, а «при­вить» детей от этой болез­ни наше­го обще­ства; такой «при­вив­кой» может стать при­об­ще­ние к вели­кой евро­пей­ской и оте­че­ствен­ной куль­ту­ре, кото­рая – хоть и опо­сре­до­ван­но – но куль­ту­ра хри­сти­ан­ская, еван­гель­ская. Клас­си­че­ская куль­ту­ра дела­ет душу чело­ве­ка более тон­кой, бога­той, а глав­ное, дает чело­ве­ку вер­ные кри­те­рии, спо­соб­ству­ет ста­нов­ле­нию чело­ве­че­ской лич­но­сти. Сей­час это ост­ро необходимо.

Детей (а преж­де – самим себя) нуж­но при­учать к клас­си­че­ской лите­ра­ту­ре, клас­си­че­ской музы­ке, искус­ствам, куль­ту­ре мыс­ли и вос­при­я­тия, куль­ту­ре диа­ло­га, что­бы тогда, когда у детей про­изой­дет столк­но­ве­ние с совре­мен­ной мас­скуль­ту­рой, с совре­мен­ным миром, подей­ство­ва­ло к тому вре­ме­ни успев­шее выра­бо­тать­ся про­ти­во­ядие. Если мы вос­пи­та­ем в детях вкус к эсте­ти­че­ски здра­во­му, они уже не так лег­ко «клю­нут» на сур­ро­гат эсте­ти­ки и им во вся­ком слу­чае будет что про­ти­во­по­ста­вить при­ми­тив­ным под­дел­кам, всем этим так назы­ва­е­мым поп-геро­ям и поп-звез­дам, имже несть числа.

Пра­виль­но ори­ен­ти­ро­вать детей очень важ­но. У пра­во­слав­ных хри­сти­ан сло­жил­ся несколь­ко иска­жен­ный сте­рео­тип вос­при­я­тия внеш­не­го мира. Так как внеш­няя сре­да гре­хов­ная, анти­хри­сти­ан­ская, нуж­но себя из нее изъ­ять и вос­пи­ты­вать детей толь­ко во всем пра­во­слав­ном, а имен­но: ездить по мона­сты­рям и подол­гу там жить; читать толь­ко пра­во­слав­ное, не учить ниче­му мир­ско­му, гото­вить­ся к кон­цу све­та или, на худой конец, к оче­ред­ным гоне­ни­ям за… А «за что», повод, тут нахо­дит­ся все­гда. Это совер­шен­но невер­но, так хри­сти­ан­ство, и без того истон­ча­ю­ще­е­ся, пре­кра­тит­ся совсем. Да, мы зна­ем, …что весь мир лежит во зле (1Ин.5:19). Но мы зна­ем так­же, что мы от Бога и что Сын Божий при­шел и дал нам свет и разум, да позна­ем Бога истин­но­го и да будем в истин­ном Сыне Его Иису­се Хри­сте, ибо Сей есть истин­ный Бог и жизнь веч­ная (там же). И посколь­ку пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин – воин Хри­стов, надо не ухо­дить от соци­аль­ной сре­ды, а жить в ней и бороть­ся со злом при­ме­ром сво­ей хри­сти­ан­ской жиз­ни. Вот наша зада­ча. Нуж­но вос­пи­ты­вать детей так, что­бы они были зре­лы­ми, муже­ствен­ны­ми, само­сто­я­тель­ны­ми людь­ми; что­бы они мог­ли здра­во оце­ни­вать тот соци­ум, чле­на­ми кото­ро­го так или ина­че мы все явля­ем­ся, хотим мы того или нет; что­бы ника­кие соблаз­ны мира сего не смог­ли заста­вить детей при­об­щить­ся гре­ху; что­бы у них доста­ло сил про­ти­во­сто­ять ему; что­бы они раз­ви­ва­ли в себе доб­рые нача­ла, сви­де­тель­ствуя о Хри­сте сво­ей доб­ро­де­тель­ной жиз­нью. Сей­час про­сто необ­хо­ди­мо иметь выс­шее или хотя бы сред­нее обра­зо­ва­ние, широ­кий кру­го­зор, знать язы­ки, вла­деть ком­пью­те­ром, иметь пред­став­ле­ние о совре­мен­ных тех­но­ло­ги­ях и о мно­гом дру­гом. Дети долж­ны учить­ся, что­бы быть вос­тре­бо­ван­ны­ми обще­ством, может быть, даже более, чем непра­во­слав­ные хри­сти­ане, что­бы они смог­ли стать солью зем­ли (Мф.5:13). А обще­ство, – кото­рое, как извест­но, начи­на­ет­ся с семьи (помни­те выра­же­ние «семья – ячей­ка обще­ства»?), – ста­нет тем более здо­ро­вым и нрав­ствен­ным, чем боль­ше в нем будет креп­ких насто­я­щих хри­сти­ан­ских семей.

Мно­гие, осо­бен­но – нехри­сти­ане, вос­при­ни­ма­ют семью как про­дол­же­ние сво­е­го коры­сто­лю­би­во­го эго. Из таких семей в обще­ство пото­ка­ми выли­ва­ют­ся агрес­сия, потре­би­тель­ство, эго­изм. Хри­сти­ане долж­ны про­ти­во­по­ста­вить тако­му поло­же­нию вещей то, что из цер­ков­ных семей в обще­ство выхо­дят зре­лые, дея­тель­ные, обра­зо­ван­ные, куль­тур­ные, само­сто­я­тель­ные, откры­тые люди – через них и обще­ство будет вби­рать дух веры и хри­сти­ан­ских ценностей.

Пока же часто быва­ет наобо­рот. Гля­дя на то, как мы живем, как мы раз­об­ще­ны, какие мы зашо­рен­ные и неве­же­ствен­ные, недоб­ро­же­ла­тель­ные и нетер­пи­мые, какие неле­пей­шие стра­хи и суе­ве­рия нас обу­ре­ва­ют, как часто мы посту­па­ем про­сто глу­по, – гля­дя на все на это люди «из мира» не видят в нас ни Церк­ви, ни Хри­ста. Выхо­дит, что имен­но нами имя Божие хулит­ся у языч­ни­ков (Рим.2:24).

Пора, нако­нец, осо­знать, что нам и даль­ше жить в язы­че­ском, нецер­ков­ном окру­же­нии, – ника­кие сето­ва­ния на это ситу­а­цию не изме­нят, ника­кие крест­ные ходы и сто­я­ния, после кото­рых все рас­хо­дят­ся по домам в пол­ном без­раз­ли­чии друг к дру­гу, не воз­ро­дят иде­а­лы Свя­той Руси. Наци­о­наль­ное воз­рож­де­ние и хри­сти­ан­ское воз­рас­та­ние достиг­ну­то может быть толь­ко, если будем посту­пать достой­но Бога, во всем уго­ждая Ему, при­но­ся плод во вся­ком деле бла­гом и воз­рас­тая в позна­нии Бога (Кол.1:10), если будем актив­ны­ми и луч­ши­ми чле­на­ми обще­ства, дру­ги­ми сло­ва­ми, через свои дела, ибо вера без дел мерт­ва (Иак. 2:20). Паче все­го если возь­мем щит веры, кото­рым воз­мо­жем уга­сить все рас­ка­лен­ные стре­лы лука­во­го, по сло­ву апо­сто­ла (Еф.6:16), если будем иметь твер­дость веры во Хри­ста (Кол.2:5) и, как живые кам­ни, устро­ять из себя дом духов­ный (1Пет.2:5). Имен­но такая зада­ча сто­ит сего­дня перед хри­сти­ан­ской семьей.

 

Источ­ник: cайт игу­ме­на Пет­ра Мещеринова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки