Давать другому ласку и тепло<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Валериан Кречетов</span>

Давать другому ласку и тепло
Протоиерей Валериан Кречетов

(3 голоса5.0 из 5)

Тема семьи очень широ­ка, глу­бо­ка и слож­на. Совре­мен­ный мир со сво­и­ми теле­се­ри­а­ла­ми и мело­дра­ма­ми порой вно­сит боль­шую пута­ни­цу в умы и серд­ца людей. Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию отры­вок из бесе­ды с насто­я­те­лем хра­ма Покро­ва Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы в селе Аку­ло­ве, стар­шим духов­ни­ком Мос­ков­ской епар­хии, про­то­и­е­ре­ем Вале­ри­а­ном Кре­че­то­вым, в кото­рой он помо­га­ет разо­брать­ся в запу­тан­ных вопро­сах, свя­зан­ных с созда­ни­ем насто­я­щей пра­во­слав­ной семьи.

– Батюш­ка, в чём глав­ный смысл семьи?

– Преж­де все­го, семья – это союз сер­дец. И этот союз – неру­ши­мый. Муж и жена соеди­не­ны Богом, и хотя они оба наде­ле­ны сво­бод­ной волей, но уже изна­чаль­но в них зало­же­но еди­не­ние и в то же вре­мя иерар­хия и еди­но­на­ча­лие, пото­му что жена созда­на из реб­ра мужа. Это необ­хо­ди­мо пом­нить, что пер­вен­ство мужа – не от чело­ве­ка, а от Бога. При этом семей­ный союз всё-таки пред­по­ла­га­ет духов­ное един­ство, пото­му что Гос­подь ска­зал: не хоро­шо быть чело­ве­ку одно­му; сотво­рим ему помощ­ни­ка, соот­вет­ствен­но­го ему (Быт 2:18). Ска­за­но – помощ­ни­ка! И сотво­рил жену…

Когда чело­век соби­ра­ет­ся всту­пать в брак, он дол­жен ясно осо­зна­вать, что это раз и навсе­гда, и ника­ких рас­суж­де­ний и раз­мыш­ле­ний потом уже быть не долж­но. Раз всту­пил в брак – всё, ты уже «отре­зан­ный ломоть», «взял­ся за гуж – не гово­ри, что не дюж». Эти пого­вор­ки имен­но об этом. А когда уже всту­пил в брак, тут уж нуж­но пом­нить, что, преж­де все­го, семей­ная жизнь – это подвиг. Преж­де все­го, конеч­но, нуж­но пом­нить, что чело­век дол­жен над собой тру­дить­ся. Не посту­пать по прин­ци­пу «как я хочу». Ведь ска­за­но: «муж собой не рас­по­ря­жа­ет­ся, а рас­по­ря­жа­ет­ся жена; жена собой не рас­по­ря­жа­ет­ся, а рас­по­ря­жа­ет­ся муж» (см.: 1Кор.7:4). Они долж­ны жить по воле Божи­ей. Это зна­чит, что чьё жела­ние боль­ше согла­су­ет­ся с волей Божи­ей, ту сто­ро­ну и надо при­ни­мать. В осно­ве долж­ны быть не своё жела­ние и свои сооб­ра­же­ния, а исти­на. Поэто­му жить уже необ­хо­ди­мо по прин­ци­пу: живи не как хочет­ся, а как Бог велит. И здесь опять же нуж­но молить­ся и про­сить, что­бы Гос­подь ука­зал и помог. А когда Небо мол­чит, не надо ниче­го предпринимать.

В осно­ве семьи долж­ны лежать глу­бо­кие внут­рен­ние отно­ше­ния супру­гов. Но при этом не сле­ду­ет забы­вать, что любовь, как любое чув­ство, тре­бу­ет тру­да. Поэто­му апо­сто­лы всё вре­мя про­си­ли: «Гос­по­ди, укре­пи в нас веру!» Ведь все наши труд­но­сти по мало­ве­рию наше­му. О послед­них вре­ме­нах ска­за­но: «во мно­гих оску­де­ет любовь» (см.: Мф.24:12). То есть любовь может оску­де­вать. Как источ­ник может оску­де­вать, а потом и совсем засох­нуть, так и любовь. Поэто­му семей­ная жизнь тре­бу­ет посто­ян­но­го подви­га само­по­жерт­во­ва­ния, а ина­че любовь будет глох­нуть. И, конеч­но, нуж­но молить­ся, пото­му что ниче­го чело­век не сде­ла­ет, если Гос­подь не поможет.

– Батюш­ка, как и где Вы бы посо­ве­то­ва­ли выби­рать супру­га или супругу?

– Выби­рать себе мужа или жену нуж­но, во-пер­вых, сре­ди веру­ю­щих, то есть сре­ди тех, кто един по духу. Ведь брак име­ет три необ­хо­ди­мые сто­ро­ны: пер­вая – духов­ное един­ство, вто­рая – душев­ное един­ство и тре­тья сто­ро­на – телес­ное обще­ние, кото­рое про­ис­хо­дит от пол­но­ты чувств и для про­дле­ния рода. Поэто­му нуж­но выби­рать, преж­де все­го, чело­ве­ка по-насто­я­ще­му веру­ю­ще­го. Когда мой отец делал этот выбор и спро­сил сво­е­го духов­ни­ка: «Какую мне жену брать?» – ему духов­ник ска­зал: «Бери такую, что­бы хри­сти­ан­ка была – как кре­мень». И муж дол­жен быть тоже хри­сти­а­ни­ном – как кре­мень. Что­бы семья по-насто­я­ще­му хри­сти­ан­ской была, то есть что­бы преж­де все­го была ответственность.

Это каса­ет­ся вза­им­ных отно­ше­ний меж­ду супру­га­ми. А ведь ещё и перед Богом отве­чать! Ведь вы же жела­ли семью, про­си­ли, ещё и обе­ща­ние дава­ли на вен­ча­нии. А ведь если ты обе­щал, а начи­на­ешь вести себя по-дру­го­му – зна­чит, ты солгал перед Богом! В общем, что каса­ет­ся отно­ше­ний мужа и жены – то это долж­ны быть, преж­де все­го, любовь и жерт­вен­ность. А то обыч­но начи­на­ют­ся уко­ры, осуж­де­ние, раз­дра­же­ние, озлоб­ле­ние. Чув­ство – его ведь невоз­мож­но изме­рить, нет таких при­бо­ров, кото­рые изме­ря­ют силу воли, силу веры, силу люб­ви. А когда начи­на­ет­ся вся эта бух­гал­те­рия – это уже нача­ло конца.

– Какие чув­ства надо испы­ты­вать к чело­ве­ку, что­бы сме­ло всту­пать с ним в брак? Мож­но ли всту­пать в брак, если чувств ника­ких не испы­ты­ва­ешь, но пони­ма­ешь, что чело­век хоро­ший, пра­во­слав­ный, цер­ков­ный? На какие ком­про­мис­сы мож­но идти, а на какие не стоит?

– В осно­ве все­го лежит духов­ная сто­ро­на обще­ния. И потом – если чело­век совер­шен­но вам без­раз­ли­чен, то луч­ше не надо. А вот если небез­раз­ли­чен, то насколь­ко – это уже вто­рой вопрос. Есть такой очень инте­рес­ный рас­сказ. В своё вре­мя одна раба Божия за сове­том о заму­же­стве обра­ти­лась к сво­е­му духов­ни­ку из Дани­ло­ва мона­сты­ря и спро­си­ла, как ей быть: «За мной уха­жи­ва­ет один раб Божий, но я его не люб­лю». Духов­ник спро­сил её: «А ты зна­ешь, что такое любовь?» Она отве­ти­ла: «Как же – я чита­ла!» «Всё, что ты чита­ла, это не любовь, это страсть – отпы­ла­ла, и остал­ся холод­ный пепел. А любовь – это нуж­но молить­ся, про­сить, что­бы Гос­подь ука­зал. А потом, когда уже полу­чишь какое-то внут­рен­нее удо­сто­ве­ре­ние, что это тот чело­век, – тут уж нуж­но поло­жить­ся на волю Божию и не сомне­вать­ся». Так вот, эта девуш­ка потом всё-таки вышла замуж за это­го чело­ве­ка и была счаст­ли­ва, несмот­ря на то, что ей каза­лось вна­ча­ле, что она его не любит.

Я думаю, что хри­сти­ан­ская любовь, если ты чело­век пра­во­слав­ный, она может быть – как к чело­ве­ку, к душе – почти к любо­му чело­ве­ку. Дру­гое дело, что ты с этим чело­ве­ком дол­жен будешь про­жить всю жизнь. И вот тут, конеч­но, нуж­но идти на какие-то жерт­вы, даже на подвиг. Любовь – это само­от­да­ча, это жела­ние дру­го­му чело­ве­ку при­не­сти теп­ло, радость. Любовь… не ищет сво­е­го (1Кор.13:4-5) – име­ет­ся в виду в духов­ном смыс­ле. Пре­по­доб­ный Сера­фим всех встре­чал сло­ва­ми: «Радость моя». Любовь у него такая была. А cтар­цы? Они всех любят. В супру­же­ской жиз­ни при­сут­ству­ет зем­ная сто­ро­на, но она вре­мен­ная, при­хо­дя­щая и ухо­дя­щая. А любовь – она посто­ян­ная, это состо­я­ние души.

Вся беда в том, что у нас сей­час как раз люб­ви-то и нет. А есть то, о чём ска­зал свя­ти­тель Серб­ский Иустин (Попо­вич): «Любовь к чело­ве­ку без люб­ви Божи­ей – само­лю­бие». То есть чело­век вро­де бы любит, но на самом деле толь­ко пото­му, что ему это при­ят­но. И поэто­му, когда что-то слу­ча­ет­ся непри­ят­ное, то часто воз­ни­ка­ет раз­дра­же­ние до нена­ви­сти. Это быва­ет часто сей­час в супру­же­ских отно­ше­ни­ях. Муж любит, но он любит жену как свою вещь, и если вдруг эта «вещь» не по его начи­на­ет себя вести, тогда он начи­на­ет на неё раз­дра­жать­ся, а потом и нена­ви­деть. Пото­му что люб­ви-то не было, а была толь­ко страсть. Или, может быть, какая-то любовь когда-то и была, но без под­креп­ле­ния исчезла.

– Сколь­ко вре­ме­ни Вы бы посо­ве­то­ва­ли моло­дым людям быть зна­ко­мы­ми до сва­дьбы, что­бы разо­брать­ся в сво­их чувствах?

– Это как Гос­подь судит. Ино­гда Гос­подь сра­зу откры­ва­ет Свою волю, а ино­гда дол­го ждёт. Это быва­ет, види­мо, пото­му что чело­век пока не пони­ма­ет, что ему делать, вре­мя идёт, но нуж­но, что­бы он сам дозрел до реше­ния. Гос­подь может не откры­вать свою волю быст­ро, что­бы отве­сти чело­ве­ка от чего-то, пото­му что если пока­зать ему сей­час, что это не то, что нуж­но, то он может начать метать­ся в раз­ные стороны.

– Что может быть ука­за­ни­ем на волю Божию?

– Это мир в душе, согла­сие, тиши­на душев­ная, пото­му что в рас­стро­ен­ных чув­ствах при­ни­мать реше­ния очень опас­но. И волю Божию мож­но почув­ство­вать боль­шей частью толь­ко тогда, когда ты сам уми­ро­тво­рён. Если ты мечешь­ся, то ты неиз­вест­но за что зацепишься.

– Может ли сей­час совре­мен­ная пра­во­слав­ная семья хоть как-то пытать­ся регу­ли­ро­вать коли­че­ство детей в семье?

– Может! Если будут жить как брат с сест­рой. Дру­гих спо­со­бов нет.

– Мож­но ли созда­вать семью в зре­лом воз­расте, без супру­же­ских отно­ше­ний, если люди близ­ки по духу?

– Если есть такая потреб­ность, то в прин­ци­пе, конеч­но, это воз­мож­но. И были такие семьи, и есть. Такой брак был у извест­но­го наше­го фило­со­фа Лосе­ва, он даже был монах, в тай­ном постриге.

– До рево­лю­ции, в Пра­во­слав­ной Рос­сии, путь девуш­ки был, в основ­ном, или замуж, или в мона­стырь. Сей­час очень мно­го деву­шек, жен­щин не заму­жем. Есте­ствен­на ли такая оди­но­кая жизнь?

– Вполне есте­ствен­на. Толь­ко нуж­но быть в Церк­ви. Если чело­век в Церк­ви, то он оди­но­ким нико­гда не быва­ет. Есть девуш­ки, кото­рые живут одни, но они все в слу­же­нии Церк­ви, участ­ву­ют в при­ход­ской жиз­ни, в сест­ри­че­ствах каких-либо. То есть, в сущ­но­сти, ведь глав­ное – это что­бы чело­век что-то делал, какое-то нёс послу­ша­ние. Есть семей­ное послу­ша­ние, есть мона­ше­ское послу­ша­ние и есть послу­ша­ние общецерковное.

– То есть у цер­ков­ной девуш­ки не долж­но быть стра­ха, что если не вый­дешь замуж, то оста­нешь­ся одинокой?

– Зна­чит, воли Божи­ей нет на заму­же­ство. Насчёт оди­но­че­ства и семьи: одна, напри­мер, не вышла замуж и живёт спо­кой­но, а дру­гая вышла, роди­ла, а сын потом начи­на­ет пьян­ство­вать, да ещё и дерёт­ся, бьёт мать. Вот тебе и вышла замуж! Я знаю такие печаль­ные слу­чаи. Ну и что это за заму­же­ство?! Оди­но­кий чело­век живёт, ходит в Цер­ковь, тру­дит­ся там, может, кого-то боль­но­го посе­ща­ет, доб­ро дела­ет, а «счаст­ли­вая» мать дума­ет, воз­вра­щать­ся ей домой или не воз­вра­щать­ся, будет она жива или нет.

– Но всё-таки чело­век, живя один, в общем-то, обде­ля­ет себя обще­ни­ем, теплом.

– Всё зави­сит от него. Обще­ние у него может быть и так. А теп­ло… Тут всё дело в том, что нам не запо­ве­да­но тре­бо­вать к себе теп­ла, а запо­ве­да­но к дру­гим отно­сить­ся с теп­лом. Чело­век дол­жен сам ста­рать­ся давать теп­ло, а не ждать теп­ла от других.

– Батюш­ка, что делать, если уже, напри­мер, лет два­дцать люди про­жи­ли в бра­ке – и вдруг воз­ни­ка­ет отчуж­де­ние, начи­на­ет казать­ся, что рядом с тобой совер­шен­но чужой человек?

– Я думаю, это дья­воль­ский обман. Два­дцать лет был одним, а потом, через два­дцать лет, вдруг сра­зу стал дру­гим – так не быва­ет. Обыч­но быва­ет всё по опре­де­лён­но­му сце­на­рию. Чело­век живёт, тер­пит-тер­пит, а потом вдруг на гори­зон­те появ­ля­ет­ся дру­гой вари­ант, такой, что кажет­ся: нако­нец встре­тил чело­ве­ка, кото­рый «тот самый» – кото­рый «меня пони­ма­ет и кото­ро­го я пони­маю, в общем, мы друг дру­га пони­ма­ем». И тогда полу­ча­ет­ся, что пер­вые два­дцать лет он был тер­пим, а теперь ста­но­вит­ся «нестер­пи­мым». Обыч­но это так. И потом, как бы там ни было, а раз­во­дить­ся в любом слу­чае запре­ще­но. Кро­ме изме­ны, но это зна­чит, что он ухо­дит, а не ты. Это невоз­мож­но, что­бы мно­го лет про­жить, и вдруг всё ста­ло не так. Если с само­го нача­ла было пло­хо, зна­чит, был непра­виль­но сде­лан пер­вый шаг. Ну что же теперь делать?

– Как Вы, батюш­ка, выбра­ли себе жену?

– Как выбрал жену? Я при­шёл к отцу Кирил­лу (Пав­ло­ву) и ска­зал: «Не знаю, какой мне путь избрать». А он гово­рит: «Гос­подь тебе ука­жет». «Хоро­шо, – гово­рю, – я понял: Гос­подь ука­жет». Теперь я часто дру­гим сове­тую: «Моли­тесь – и Гос­подь ука­жет». И в этот же день, как раз у отца Тихо­на Пеле­ха, в Сер­ги­е­вом Поса­де, ко мне под­ве­ли мою буду­щую матуш­ку и ска­за­ли: «Позна­комь­ся». Я позна­ко­мил­ся, но как-то осо­бо­го вни­ма­ния на неё сна­ча­ла не обра­тил. Но потом обра­тил вни­ма­ние: какая скром­ная девуш­ка, с коса­ми. Обра­тил вни­ма­ние, и всё. А потом уже через какое-то вре­мя отец Евге­ний Таро­стин – был такой, ему был в то вре­мя 101 год – гово­рит: «Тебе надо женить­ся». Я гово­рю: «У меня ещё нико­го нет». – «Как нико­го нет?» – «Нико­го нет». – «Ну а ты кого-нибудь видел, кто тебе понра­вил­ся?» Я гово­рю: «Вооб­ще-то я видел одну девуш­ку…» – «Вот иди на ней женись». Я гово­рю: «Как “на ней женись”? Я же её не знаю!» – «Иди на ней женись». Я стал коле­бать­ся. «Как же так?» – думаю. Он вышел, при­нёс ико­ну Свя­ти­те­ля Нико­лая, пере­кре­стил меня и ска­зал: «Сим побе­ди­ши. Иди на ней женись». И я пошёл узна­вать, кто она хоть есть-то? И так даль­ше и пошло всё. А потом, когда мы уже позна­ко­ми­лись, опять я начал коле­бать­ся – думаю: кто зна­ет, как всё будет? Тогда я пого­во­рил с епи­ско­пом Сте­фа­ном (Ники­ти­ным), он тогда ещё был Можай­ским, потом стал Калуж­ским, умер во вре­мя про­по­ве­ди. Я к нему при­шёл, он спра­ши­ва­ет: «Какие у вас отно­ше­ния?» «Нор­маль­ные», – гово­рю и рас­ска­зы­ваю, спо­кой­но так. Он мне: «Делай пред­ло­же­ние». – «Бла­го­сло­ви­те». Пошёл и сде­лал пред­ло­же­ние. Вот так.

– И сколь­ко лет Вы уже женаты?

– Сорок шесть.

– Сколь­ко у Вас детей?

– Семе­ро: пяте­ро сыно­вей и две доче­ри. И два­дцать девять вну­ков: три­на­дцать дево­чек и шест­на­дцать маль­чи­ков. Вот при­мер, когда всё по бла­го­сло­ве­нию дела­ешь, по воле Божи­ей. Мне же ска­за­ли: «Воля Божия тебе будет явле­на». И воля Божия мне была явлена.

– В хра­ме сей­час ста­но­вит­ся всё боль­ше моло­дых семей. Мож­но ли счи­тать, что пра­во­слав­ная семья всё-таки возрождается?

– Есть неко­то­рое воз­рож­де­ние, пото­му что, по край­ней мере, сей­час моло­дых семей боль­ше, чем рань­ше было, – это одно­знач­но. И муж­чин поболь­ше, рань­ше-то в основ­ном жен­ский пол в хра­ме был, а сей­час и муж­ской пол появ­ля­ет­ся. Конеч­но, как гово­рит­ся, общий про­цент не очень велик, но всё-таки сла­ва Богу.

Поэто­му каж­дый, кто жела­ет, что­бы жизнь на зем­ле про­дол­жа­лась и была всё-таки более или менее нор­маль­ной, дол­жен начи­нать со сво­ей семьи. Гос­подь посы­ла­ет Свои бла­га, Свои мило­сти ради, как ска­за­но, деся­ти пра­вед­ни­ков. Город оста­ёт­ся целым ради деся­ти пра­вед­ни­ков. Пока семья Лота была – Содом и Гомор­ра сто­я­ли, как толь­ко Лот вышел отту­да – Содом и Гомор­ра погиб­ли. И так же от каж­дой семьи зави­сит, будет сто­ять тот город или то селе­ние, где она живёт. Мир будет в без­опас­но­сти и бла­го­ден­ство­вать, пока в нём будет хоть одна по-насто­я­ще­му пра­во­слав­ная семья. А ведь семья тре­бу­ет от чело­ве­ка, что­бы он был лич­но­стью, что­бы у него была душа, что­бы он мог давать дру­го­му лас­ку и тепло.

Про­то­и­е­рей Вале­ри­ан Кречетов

Бесе­до­ва­ла Татья­на Петрова

Источ­ник: пра­во­слав­ный интер­нет-жур­нал «При­хо­жа­нин»

Комментировать

*

1 Комментарий

  • Илья, 21.07.2021

    Аж про­сле­зил­ся с улыб­кой на лице. Пре­крас­ное опи­са­ние: “как я встре­тил свою половинку”.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки