Должна ли жена бояться мужа?

Должна ли жена бояться мужа?

(2 голоса5.0 из 5)

Иерей Андрей Деми­дов, кли­рик Свя­то-Ильин­ско­го хра­ма села Ильин­ское Сверд­лов­ской области:

Мно­гим не даёт покоя изре­че­ние «да убо­ит­ся жена мужа сво­е­го», сколь­ко бы ни гово­ри­ли о том, что не всё сто­ит пони­мать бук­валь­но… Дело в том, что здесь гла­гол «убо­ит­ся» явля­ет­ся пере­во­дом гре­че­ско­го гла­го­ла «phobitai», в кото­рый вло­же­но несколь­ко смыс­лов, в том чис­ле – почи­тать, забо­тить­ся. Мужу долж­но любить свою супру­гу, как Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь. А раз­ве может такая любовь дер­жать в стра­хе, подав­лять?.. Апо­стол Павел в сво­ём Посла­нии к Ефе­ся­нам гово­рил о вза­им­ной люб­ви и ува­же­нии, а вовсе не об угнетении.

 

Игу­мен Нек­та­рий (Моро­зов):

Гово­ря о послу­ша­нии Богу, вспо­ми­на­ют сло­ва апо­сто­ла Пав­ла из Посла­ния к Ефе­ся­нам: «Да убо­ит­ся жена сво­е­го мужа». В них оче­вид­но содер­жит­ся ука­за­ние на то, что жена долж­на быть мужу послуш­на. Хоте­лось бы оста­но­вить­ся на этом и объ­яс­нить связь.

Эти сло­ва вооб­ще, к сожа­ле­нию, дале­ко не все­гда пони­ма­ют­ся пра­виль­но. Без­услов­но, у апо­сто­ла Пав­ла речь не идет ни о стра­хе в при­выч­ном для нас смыс­ле, ни о вну­ше­нии это­го стра­ха раз­лич­ны­ми недо­пу­сти­мы­ми спо­со­ба­ми, начи­ная с како­го-то подав­ле­ния при лич­ном обще­нии и закан­чи­вая мето­да­ми физи­че­ско­го воздействия.

Речь идет о том, что муж­чи­на дол­жен в боль­шей мере брать на себя ответ­ствен­ность за свою семью и, как некий локо­мо­тив, тянуть за собой бар­жу семей­ной жиз­ни. И если это про­ис­хо­дит, то, без­услов­но, такой муж вызы­ва­ет у сво­ей жены то ува­же­ние, кото­ро­го он зако­но­мер­ным обра­зом заслу­жи­ва­ет. Но, по мень­шей мере, стран­но на месте муж­чи­ны тре­бо­вать к себе отно­ше­ния как к гла­ве семьи, если он ниче­го не дела­ет для того, что­бы соот­вет­ство­вать это­му наиме­но­ва­нию: денег в дом не при­но­сит, ника­ких семей­ных про­блем не реша­ет, а толь­ко их созда­ет, ниче­го не зна­ет, не уме­ет, не может.

Когда мы гово­рим о стра­хе при­ме­ни­тель­но к отно­ше­ни­ям чело­ве­ка и Твор­ца, мы ведь тоже име­ем в виду не какой-то пани­че­ский или раб­ский страх. В дан­ном слу­чае под стра­хом мы пони­ма­ем бла­го­го­ве­ние, ува­же­ние, почте­ние или почи­та­ние. Подоб­ный же смысл вло­жен и в апо­столь­ское «убо­ит­ся жена сво­е­го мужа». То есть Цер­ковь не тре­бу­ет от жен­щи­ны бес­пре­ко­слов­но­го послу­ша­ния мужу. Хри­сти­ан­ский взгляд на брак совер­шен­но не пред­по­ла­га­ет, что мужу вру­ча­ет­ся нагай­ка, как это было при­ня­то в каза­чьих семьях, и с ее помо­щью он дол­жен управ­лять сво­им домом. Если муж­чи­на не спо­со­бен дей­стви­тель­но пра­вить сво­им домом и обес­пе­чи­вать его всем необ­хо­ди­мым, то ему надо нагай­ку для себя само­го заве­сти. А если он это­го не сде­ла­ет, то, как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка, ско­рее все­го, это сде­ла­ет его жена. Когда жен­щине при­хо­дит­ся в семье выпол­нять функ­ции гла­вы семьи, то она гла­вой семьи и ста­но­вит­ся. От это­го про­ис­хо­дит какой-то страш­ный пере­кос в семей­ной жизни.

 

Про­то­и­е­рей Арте­мий Владимиров:

Это заме­ча­тель­ное и зна­ме­ни­тое апо­столь­ское сло­во [«Да убо­ит­ся жена мужа сво­е­го»] гово­рит о бла­го­го­ве­нии ее пред избран­ным ею гла­вой, пома­зан­ной в таин­стве вен­ча­ния. Мы ведь дей­стви­тель­но, едва лишь всту­пая в зна­ком­ство друг с дру­гом – речь идет о кол­ле­гах, о дру­же­ском обще­нии – быва­ем уди­ви­тель­но собран­ны, кор­рект­ны, пре­ду­пре­ди­тель­ны, дели­кат­ны. Мы не поз­во­ля­ем себе про­яв­лять­ся ника­ким неумест­ным страст­ным рас­по­ло­же­ни­ем. Мож­но ска­зать, без оби­ня­ков, что мы боим­ся друг дру­га, стес­ня­ем­ся друг дру­га. Боим­ся про­из­ве­сти дур­ное впе­чат­ле­ние. Боим­ся навя­зы­вать себя собе­сед­ни­ку. Так быва­ет со все­ми, кто всту­па­ет в обще­ние с не зна­ко­мы­ми людь­ми. Вот и в семьях хри­сти­ан­ских апо­стол Павел хочет видеть это бла­го­го­ве­ние, эту высо­кую куль­ту­ру вза­им­но­го обще­ния, в кото­ром нет места раз­нуз­дан­но­сти, раз­вяз­но­сти. Какой-то раз­дра­жи­тель­но­сти, зануд­ства, когда супру­ги предъ­яв­ля­ют пре­тен­зии друг дру­гу, пере­хо­дят на повы­шен­ные тона – вот отсут­ствие стра­ха, бла­го­го­ве­ния. И до како­го циниз­ма дохо­дят под­час вза­им­ные отно­ше­ния самых близ­ких род­ствен­ни­ков толь­ко пото­му, что они забы­ва­ют, – Гос­подь взи­ра­ет на них. Он таин­ствен­но сопри­сут­ству­ет сво­ей Бла­го­да­тью. Да убо­ит­ся жена мужа сво­е­го оста­вить его холод­ным и голод­ным. Да убо­ит­ся его в отпуск одно­го отпус­кать. Убо­ит­ся его пилить, бес­ко­неч­но обру­ши­вая на него какой-то неиз­жи­тый нега­тив. Пусть улы­ба­ет­ся, серд­цем встре­ча­ет его радост­но. Пусть под­дер­жи­ва­ет его, рав­но как и он, конеч­но же, любя свою милую, про­яв­ля­ет по отно­ше­нию к ней забо­ту, вни­ма­ние, береж­но обра­ща­ет­ся с ней, как с дра­го­цен­ным сосу­дом. С наслед­ни­цей веч­ной жиз­ни. Все это так про­сто, ясно и понят­но, что у нас нет ника­кой нуж­ды пере­тол­ко­вы­вать Еван­гель­ские сло­ва. Долж­но лишь опи­рать­ся на соб­ствен­ную совесть, на муд­рость бла­го­при­об­ре­тен­ную и мыс­лить о том нрав­ствен­ном иде­а­ле, к кото­ро­му все мы при­зва­ны в нашем семей­ном общении.

 

Про­то­и­е­рей Мак­сим Козлов:

Мно­гие мужья любят при­во­дить эти сло­ва из Посла­ния апо­сто­ла Пав­ла к ефе­ся­нам, но поче­му-то преды­ду­щие сло­ва из этой цита­ты, кото­рая чита­ет­ся на Таин­стве Вен­ча­ния, опус­ка­ют. А преж­де, чем гово­рит­ся: «…жена да боит­ся сво­е­го мужа», ска­за­но: «…каж­дый из вас да любит свою жену…» (Еф.5:33). И толь­ко в этой дву­еди­ной прав­де сле­ду­ет вос­при­ни­мать эти апо­столь­ские сло­ва. Но обыч­но пер­вая часть, как кри­ти­ка­ми этой точ­ки зре­ния (в основ­ном со сто­ро­ны жен) так и люби­те­ля­ми (в основ­ном со сто­ро­ны мужей) забывается.

В то вре­мя, как апо­столь­ское, то есть цер­ков­ное созна­ние, цер­ков­ное бого­сло­вие пред­по­ла­га­ет непре­мен­ное соче­та­ние этих двух поло­же­ний. С одной сто­ро­ны, как гово­рит апо­стол Петр: «…мужья, обра­щай­тесь бла­го­ра­зум­но с жена­ми, как с немощ­ней­шим сосу­дом, ока­зы­вая им честь, как сона­след­ни­цам бла­го­дат­ной жиз­ни…» (1Пет.3:7). С дру­гой, как гово­рит апо­стол Павел: «Жены, пови­нуй­тесь сво­им мужьям, как Гос­по­ду, пото­му что муж есть гла­ва жены, как и Хри­стос гла­ва Церк­ви…» (Еф.5:22–23).

Освя­ще­ние бра­ка в Таин­стве Вен­ча­ния – это освя­ще­ние сою­за меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной во образ того сою­за, кото­рый есть меж­ду Хри­стом и осно­ван­ной Им Цер­ко­вью. И в том смыс­ле, в каком мы, состав­ля­ю­щие пол­но­ту цер­ков­но­го Тела, взи­ра­ем на Хри­ста – гла­ву Церк­ви, жена долж­на мыс­лить себя по отно­ше­нию к сво­е­му мужу как к гла­ве семьи. Но и муж дол­жен быть таким гла­вой по отно­ше­нию к ней, каким явля­ет­ся Хри­стос по отно­ше­нию к Церк­ви. И в этом плане иерар­хия семей­ных отно­ше­ний апо­сто­лом на века уста­нов­ле­на. Поэто­му в хри­сти­ан­ской семье зна­чи­тель­но боль­ше обя­зан­но­стей воз­ла­га­ет­ся на мужа. Имен­но обя­зан­но­стей, а не прав началь­ство­вать и топать нога­ми: «Делай, как я хочу!»

Дол­жен ли муж боять­ся сво­ей жены? В том смыс­ле, если он позд­но воз­вра­ща­ет­ся домой, а жена встре­ча­ет его со скал­кой, да еще если силь­но уда­рит, то да, дол­жен боять­ся или, по край­ней мере, поза­бо­тить­ся о том, что­бы не дошло до телес­ных повре­жде­ний. Но это все-таки ситу­а­ция ско­рее для юмо­ри­сти­че­ских журналов.

Если же гово­рить по сути, то муж тоже дол­жен боять­ся жены, что­бы сво­им пове­де­ни­ем никак не доса­дить ей и никак ее не оскор­бить, не раздражить.

И вот о таком хра­не­нии и бере­же­нии семей­ных отно­ше­ний муж обя­зан печь­ся. Свя­тые отцы, когда гово­рят о стра­хе Божи­ем, при­рав­ни­ва­ют его к памя­то­ва­нию о Боге, то есть, к тако­го рода жиз­ни, что­бы гре­хом сво­им Хри­ста не оскорбить.

Ту же ана­ло­гию мож­но пере­не­сти и на отно­ше­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны, посколь­ку их освя­щен­ный союз – это союз во образ един­ства Хри­ста и Церкви».

 

Архи­епи­скоп Авер­кий (Тау­шев):

Выра­же­ние: «а жена да боит­ся сво­е­го мужа» есть, конеч­но, толь­ко образ­ное выра­же­ние, а отнюдь не озна­ча­ет раб­ско­го стра­ха жены перед мужем, кото­ро­му нет и не может быть места в хри­сти­ан­стве. Этот «страх» есть ничто иное, как ува­же­ние к мужу с опа­се­ни­ем как бы не оскор­бить его и не умень­шить любовь его к себе. Бла­жен­ный Иеро­ним пере­во­дит это выра­же­ние: «жена да чтит сво­е­го мужа».

(Архи­епи­скоп Авер­кий (Тау­шев). Руко­вод­ство к изу­че­нию Свя­щен­но­го Писа­ния Ново­го Заве­та. Апо­стол. Посла­ние свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла)

 

Иерей Дани­ил Сысо­ев:

Жене сле­ду­ет боять­ся оби­деть, оскор­бить мужа, не под­дер­жать его, не послу­жить ему опо­рой, пото­му что такая про­бле­ма дей­стви­тель­но есть. Если все, что ска­зал апо­стол, све­сти воеди­но и срав­нить с совре­мен­но­стью, то мы выявим суще­ству­ю­щие ныне болез­ни семьи, кото­рые про­ис­те­ка­ют из того, что никто не хочет обте­сы­вать соб­ствен­ный эго­изм. Мужья пыта­ют­ся сло­мать жен, жены – мужей, а в резуль­та­те пло­хо и тем и другим.

Вся при­чи­на в том, что люди живут не ради Бога, а ради себя. Когда гово­рят о гла­вен­стве мужа над женой, име­ют в виду гла­вен­ство ради себя, а не ради Бога. И жены не жела­ют поко­рять­ся мужьям, пото­му что они сво­бод­ные барыш­ни. В обо­их слу­ча­ях совер­шен­но не учи­ты­ва­ют­ся ни Хри­стос, ни Цер­ковь, а отсю­да и несчаст­ли­вые бра­ки, и раз­ла­ды, и раз­во­ды. Что­бы тако­го не про­ис­хо­ди­ло, надо ори­ен­ти­ро­вать­ся на нор­мы, дан­ные апо­сто­лом Пав­лом. Муж, как и заду­мал Гос­подь, дол­жен иметь в жене помощ­ни­цу, а жена в муже – кор­миль­ца и защит­ни­ка. А вме­сте им назна­че­но идти к Богу, испол­нять Его волю, пови­ну­ясь друг дру­гу и науча­ясь таким обра­зом стра­ху Божиему.

 

Про­фес­сор А.В. Ива­нов:

Жена да убо­ит­ся сво­е­го мужа. У Апо­сто­ла доста­точ­но рас­кры­то уче­ние об отно­ше­нии супру­гов и о люб­ви их вза­им­ной (Смот­ри­те тол­ко­ва­ние на 4 Любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ству­ет, любовь не зави­ду­ет, любовь не пре­воз­но­сит­ся, не гор­дит­ся, 1Кор.13:4). И пото­му это выра­же­ние слу­жит толь­ко повто­ре­ни­ем или заклю­че­ни­ем слов, свя­зан­ных в нача­ле о пови­но­ве­нии жён мужьям. Жена долж­на пови­но­вать­ся мужу, любить его (ибо любовь выра­жа­ет­ся и в радост­ном, соглас­ном пови­но­ве­нии), боять­ся его, как боят­ся дети роди­те­лей, хотя и любят их и люби­мы ими; долж­на стра­шить­ся нару­ше­ния сво­ей люб­ви и вер­но­сти к мужу. Понят­но, что здесь нет речи о раб­ском стра­хе и под­чи­не­нии, какое заме­ча­лось в дохри­сти­ан­ское вре­мя у раз­ных наро­дов (Срав­ни­те 2 когда уви­дят ваше чистое, бого­бо­яз­нен­ное житие. 1Пет.3:2). Наобо­рот, под­чи­ня­ясь порой мужу и в явном его заблуж­де­нии – ради мира и согла­сия, и зная что всё бре­мя ответ­ствен­но­сти за семью лежит имен­но на муже – она тво­рит дело угод­ное в очах Божи­их, Кото­рый по молит­вам ея может вра­зу­мить супру­га и при­ве­сти всё к благополучию.

(Про­фес­сор Алек­сандр Васи­лье­вич Ива­нов. Руко­вод­ство к изу­че­нию Ново­го Заве­та. Апо­стол. Посла­ние к Ефе­ся­нам)

 

Бла­жен­ный Иеро­ним Стри­дон­ский:

А жена, что­бы боя­лась мужа.

Если в отно­ше­нии к Богу страх перед нака­за­ни­ем не поз­во­ля­ет боя­ще­му­ся быть совер­шен­ным [в люб­ви], то на сколь­ко боль­ше долж­на быть несо­вер­шен­на жена, боя­ща­я­ся не толь­ко Бога, но и мужа. Поэто­му нуж­но иссле­до­вать: в плот­ском ли смыс­ле долж­но пони­мать жену и страх жены? В дей­стви­тель­но­сти часто быва­ет так, что жены ока­зы­ва­ют­ся луч­ше срав­ни­тель­но с мужья­ми, и пове­ле­ва­ют ими, и домом управ­ля­ют, и детей вос­пи­ты­ва­ют, и дер­жат поря­док жиз­ни в семье, в то вре­мя, как мужья ведут рос­кош­ный и раз­врат­ный образ жизни.

Я предо­став­ляю сво­бод­но­му выбо­ру чита­те­ля решить: долж­ны ли тако­вые жены гос­под­ство­вать или боять­ся? Посе­му, если в пере­нос­ном смыс­ле, как мы ска­за­ли выше, в жене усмат­ри­ва­ет­ся тело, а в муже – душа, то нет ниче­го несо­об­раз­но­го в том, что­бы боять­ся ей, как слу­жи­тель­ни­це мужа, постав­лен­ной на низ­шей сте­пе­ни и с более сла­бою при­ро­дою. Дей­стви­тель­но, как гово­рит Кри­сп, мы поль­зу­ем­ся пре­иму­ще­ствен­но гос­под­ством духа и слу­же­ни­ем тела. А кто сле­ду­ет про­сто­му пони­ма­нию мужа и жены, тот будет ука­зы­вать на дво­я­кое зна­че­ние стра­ха, и ска­жет, что один есть тот, о кото­ром гово­рит Иоанн: Боя­щий­ся име­ет тер­за­ние и боя­щий­ся не быва­ет совер­шен­ным (18 В люб­ви нет стра­ха, но совер­шен­ная любовь изго­ня­ет страх, пото­му что в стра­хе есть муче­ние. Боя­щий­ся несо­вер­шен в люб­ви. 1Ин.4:18). Поэто­му и рабы име­ют дух раб­ства в стра­хе, кото­ро­го от них тре­бу­ет Гос­подь, гово­ря­щий к ним: И если Я – Отец, то где сла­ва Моя, а если Я – Гос­по­дин то где страх Мой (6 Сын чтит отца и раб – гос­по­ди­на сво­е­го; если Я отец, то где почте­ние ко Мне? и если Я Гос­подь, то где бла­го­го­ве­ние пре­до Мною? гово­рит Гос­подь Сава­оф вам, свя­щен­ни­ки, бес­сла­вя­щие имя Мое. Вы гово­ри­те: «чем мы бес­сла­вим имя Твое?» Мал.1:6). А дру­гой страх тот, кото­рый у фило­со­фов назы­ва­ет­ся eulabeia, а у нас, хотя и не вполне соот­вет­ствен­но, может быть пере­дан сло­вом почти­тель­ная боязнь. Про­рок так­же зна­ет страх совер­шен­ных людей; если кто его испы­ты­ва­ет, тот быва­ет совер­шен, как гово­рит­ся в трид­цать тре­тьем Псал­ме: У боя­щих­ся Его нет ску­до­сти (10 Бой­тесь Гос­по­да, свя­тые Его, ибо нет ску­до­сти у боя­щих­ся Его. Пс.33:10). Итак, жене может быть пове­ле­но иметь такой страх, что­бы они боя­лись, т.е. име­ли почти­тель­ное отно­ше­ние к мужу своему.

 

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст:

Под­лин­но, это – таин­ство, и вели­кое таин­ство, пото­му что чело­век, оста­вив про­из­вед­ше­го его, родив­ше­го, вос­пи­тав­ше­го, и ту, кото­рая зача­ла его, в болез­нях роди­ла, (оста­вив­ши) тех, кото­рые столь­ко бла­го­де­тель­ство­ва­ли ему, к кото­рым он при­вык, – соче­та­ет­ся с той, кото­рой преж­де не видал, кото­рая ниче­го не име­ет с ним обще­го, и пред­по­чи­та­ет ее все­му. Под­лин­но, это – таин­ство. И роди­те­ли не печа­лят­ся, когда так дела­ет­ся, но напро­тив печа­лят­ся, когда это­го не быва­ет, и, в знак радо­сти, не жале­ют денеж­ных издер­жек и рас­хо­дов. Поис­ти­не, это – вели­кое таин­ство, заклю­ча­ю­щее в себе какую-то сокро­вен­ную муд­рость. Это пока­зал и древ­ний про­рок Мои­сей; об этом и ныне вопи­ет Павел, гово­ря: «по отно­ше­нию ко Хри­сту и к Церк­ви». Впро­чем, так ска­за­но не по отно­ше­нию толь­ко к мужу, но и к жене, что­бы он согре­вал ее, как плоть свою, как и Хри­стос Цер­ковь, а жена что­бы боя­лась мужа. Гово­рит не толь­ко о люб­ви, – но что? «да боит­ся сво­е­го мужа». Жена – вто­рич­ная власть; зна­чит, не долж­на тре­бо­вать равен­ства (с мужем), так как сто­ит под гла­вой; и он не дол­жен высо­ко­мер­но смот­реть на нее, как на под­чи­нен­ную, пото­му что она – тело его, а если голо­ва ста­нет пре­не­бре­гать телом, то про­па­дет и сама; вза­мен послу­ша­ния она долж­на при­вно­сить любовь. Как гла­ва, так и тело: тело отда­ет в услу­же­ние глав руки, ноги и все про­чие чле­ны; а гла­ва забо­тит­ся о теле, посвя­щая ему все свое разу­ме­ние. Нет ниче­го луч­ше тако­го супру­же­ства. Но какая, ска­жут, может быть, любовь там, где страх? Там-то, соб­ствен­но, она и будет. Кото­рая боит­ся, та и любит: любя, она боит­ся, как гла­вы, и любит, как член, пото­му что и голо­ва есть член все­го тела. Для того он и под­чи­ня­ет ее, а мужа воз­но­сит над нею, что­бы был мир. Где равен­ство, там не может быть мира, народ­ное ли то будет управ­ле­ние, или все будут пове­ле­вать, – необ­хо­ди­мо, что­бы было одно началь­ство. Так все­гда быва­ет с суще­ства­ми телес­ны­ми; если бы люди были духов­ные, тогда был бы мир. Было неко­гда пять тысяч душ, и «никто ниче­го из име­ния сво­е­го не назы­вал сво­им», но всем дели­лись друг с дру­гом (32 У мно­же­ства же уве­ро­вав­ших было одно серд­це и одна душа; и никто ниче­го из име­ния сво­е­го не назы­вал сво­им, но всё у них было общее. Деян.4:32). Вот – знак муд­ро­сти и стра­ха Божье­го. Таким обра­зом (апо­стол) пока­зал образ люб­ви, но образ стра­ха – нет. Заме­ча­ешь ли, как он рас­про­стра­ня­ет­ся о люб­ви, при­во­дит в при­мер Хри­ста, упо­ми­на­ет о соб­ствен­ной пло­ти, гово­рит: «Посе­му оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать», а о стра­хе не рас­про­стра­ня­ет­ся? Поче­му это? Пото­му что хочет, что­бы пре­об­ла­да­ла любовь. Если будет она, то за нею после­ду­ет все осталь­ное; а если будет страх, то – не вполне. Кто любит свою жену, тот, хотя бы она была и не очень послуш­на, все пере­не­сет; но если (супру­ги) не свя­за­ны силою люб­ви, то еди­но­мыс­лие меж­ду ними – дело неудоб­ное и труд­ное. Страх же совсем не про­из­во­дит тако­го дей­ствия. Пото­му (апо­стол) и оста­нав­ли­ва­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но на том, что силь­нее. И жена, хотя ей, по-види­мо­му, нано­сит­ся ущерб тем, что пред­пи­сы­ва­ет­ся страх, ниче­го не теря­ет, пото­му что мужу пред­пи­сы­ва­ет­ся то, что осо­бен­но важ­но – любовь. Но, ска­жут, что, если жена не будет боять­ся мужа? Ты люби, ты испол­няй свой долг; пусть дру­гие не испол­ня­ют того, что сле­ду­ет, – мы долж­ны испол­нять. Ука­жу при­мер: «пови­ну­ясь, – ска­за­но, – друг дру­гу в стра­хе» Хри­сто­вом (21 пови­ну­ясь друг дру­гу в стра­хе Божи­ем. Еф.5:21). Что же? Пусть иные не пови­ну­ют­ся, – ты поко­ряй­ся зако­ну Божьему.

(Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст. Бесе­ды на посла­ние к Ефе­ся­нам)

 

Свя­ти­тель Лука Крым­ский (Вой­но-Ясе­нец­кий):

Как воз­ве­ли­чи­ва­ет апо­стол Павел брач­ный союз! Может ли быть более высо­кое упо­доб­ле­ние бра­ка, чем упо­доб­ле­ние его сою­зу Хри­ста и Церк­ви? Это воз­не­се­ние на недо­ся­га­е­мую высо­ту свя­то­сти брач­ных уз меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. Гос­подь воз­глав­ля­ет Цер­ковь, как голо­ва вен­ча­ет наше тело, ибо в ней нахо­дит­ся мозг, важ­ней­ший из всех орга­нов наше­го тела. От Хри­ста, как от кор­ня, пита­ют­ся свя­ты­ми Боже­ствен­ны­ми сока­ми все чле­ны Церк­ви, – в Нем жизнь наша, пото­му и свя­та Цер­ковь. И в бра­ке от мужа, как от гла­вы, исхо­дит все луч­шее, необ­хо­ди­мое для про­цве­та­ния семьи.

Виды люб­ви раз­лич­ны: есть любовь мужа к жене, жены к мужу, любовь роди­те­лей к детям, любовь детей к роди­те­лям. Есть и более высо­кая фор­ма люб­ви – ко всем людям, ведь во вся­ком чело­ве­ке мы долж­ны видеть образ Божий. Есть самая совер­шен­ная сте­пень люб­ви, самая высо­кая и самая свя­тая – любовь к Богу.

Во вся­ком деле надо посте­пен­но вос­хо­дить от про­сто­го к выс­ше­му. Посе­му брак да послу­жит нам в целях обу­че­ния люб­ви. Любовь супру­же­ская лег­ка, ибо она под­дер­жи­ва­ет­ся силь­ным непре­стан­ным стрем­ле­ни­ем одной пло­ти к дру­гой, она укреп­ля­ет­ся нераз­рыв­ной телес­ной свя­зью. Тела муж­чи­ны и жен­щи­ны вза­им­но допол­ня­ют друг дру­га, и через это про­ис­хо­дит зарож­де­ние ново­го чело­ве­ка в мир. Но не плот­ская любовь долж­на быть целью бра­ка. В нем мы долж­ны научить­ся выс­шей люб­ви: свою жену нуж­но любить не за плоть, а за ее чистую душу и доб­рое серд­це. У жены есть то, чего нет у мужа; она духов­но допол­ня­ет его, и наобо­рот. Пото­му в отно­ше­ни­ях меж­ду супру­га­ми с огром­ной силой долж­ны про­яв­лять­ся те осо­бен­но­сти духа, ума и серд­ца, кото­рые свой­ствен­ны толь­ко муж­чине и толь­ко женщине.

В бра­ке муж­чи­на нахо­дит вели­кое вос­пол­не­ние сво­ей сущ­но­сти, сокро­вищ духа сво­е­го из сокро­вищ души сво­ей жены. Гру­бость муж­ско­го серд­ца вос­пол­ня­ет­ся неж­но­стью и чисто­той серд­ца жены, ибо серд­це жен­щи­ны гораз­до тонь­ше, спо­соб­нее к духов­ной любви.

А жена долж­на пом­нить, что Бог дал вна­ча­ле муж­чине силы телес­ные боль­шие, чем ей, силы ума в боль­шин­стве слу­ча­ев дале­ко пре­вос­хо­дя­щие силы жен­ско­го ума. При обще­нии с мужем она долж­на вос­пол­нить свой недо­ста­ток силы, глу­би­ны ума его зна­ни­я­ми, его креп­кой волей. Муж­чи­на и жен­щи­на долж­ны стать в бра­ке одним телом и одной душой. Из их сою­за долж­но родить­ся нечто выс­шее, соеди­нив все доб­рое и вели­кое, что есть в каж­дом из них. Это ли не обо­га­ще­ние?! Это ли не бла­го­дать Божия?! Не в этом ли вся тай­на бра­ка, глу­бо­чай­шее зна­че­ние брач­но­го союза?

«Жены, пови­нуй­тесь сво­им мужьям, как Гос­по­ду, пото­му что муж есть гла­ва жены». Это зна­чит, что жена долж­на быть в любов­ном, тихом, сво­бод­ном под­чи­не­нии мужу.

(Свт. Лука (Вой­но-Ясе­нец­кий). Еван­гель­ское зла­то. И будут двое одна плоть)

 

Про­то­и­е­рей Миха­ил Херасков:

«Так (т.е. по обра­зу сою­за Хри­ста с Цер­ко­вью) каж­дый из вас да любит свою жену, как само­го себя; а жена да боит­ся сво­е­го мужа». Сими сло­ва­ми Апо­стол дела­ет как бы свод, или общее заклю­че­ние об изло­жен­ных выше супру­же­ских отно­ше­ни­ях. Самые харак­тер­ные чер­ты сих отно­ше­ний суть: любовь со сто­ро­ны гла­вен­ству­ю­ще­го мужа, пови­но­ве­ние и страх со сто­ро­ны жены. Мож­но здесь спро­сить: а пови­но­вать­ся женам долж­ны ли сколь­ко-нибудь мужья? Если и не супру­гам, а всем вооб­ще Св. Апо­стол запо­ве­ду­ет «пови­нуй­тесь друг дру­гу в стра­же Божи­ем» (выше 21 пови­ну­ясь друг дру­гу в стра­хе Божи­ем.Еф.5:21); то, конеч­но, разум­ные сове­ты и жела­ния жены долж­ны иметь обя­за­тель­ную силу для любя­щих мужей. Точ­но так­же и запо­ве­дуя женам пови­но­ве­ние, не его толь­ко одно иметь в виду Апо­стол, как бы исклю­чая любовь жен к мужьям. Напро­тив, у супру­гов все долж­но быть вза­им­но. Но поели­ку в насто­я­щем поло­же­нии вещей жены наи­бо­лее склон­ны тяго­тить­ся вла­стью над ними мужей, а мужья наи­бо­лее склон­ны зло­упо­треб­лять сво­им пер­вен­ству­ю­щим поло­же­ни­ем, то Апо­стол и запо­ве­ду­ет по пре­иму­ще­ству то, что по пре­иму­ще­ству может быть нару­ша­е­мо в бра­ке: женам запо­ве­ду­ет пови­но­ве­ние, как глав­ную их супру­же­скую доб­ро­де­тель, а мужьям – любовь, как глав­ное осно­ва­ние их прав и обя­зан­но­стей по отно­ше­нию к женам.

Еще вопрос: как пони­мать страх, запо­ве­ду­е­мый Св. Апо­сто­лом жен по отно­ше­нию к мужу? Это отнюдь не есть без­от­вет­ная и рабо­леп­ная боязнь пред вла­стью мужа, а есть нечто иное, как ува­же­ние к мужу, соеди­нен­ное с опа­се­ни­ем, как бы чем-нибудь не оскор­бить его и не умень­шить люб­ви его. Апо­столь­ское сло­во «да боит­ся» жена – Блаж. Иеро­ним пере­во­дит сло­вом «да чтит» жена сво­е­го мужа. Конеч­но и мужу в оди­на­ко­вой мере долж­но быть при­су­ще опа­се­ние, как бы не поте­рять люб­ви жены сво­ей, и сле­до­ва­тель­но сво­е­го рода страх отно­си­тель­но ее; но это страх люб­ви же, ничуть не уни­зи­тель­ный для мужа и не меша­ю­щий его гла­вен­ству. Вооб­ще же гово­ря, если уже кому-либо из двух лиц супру­же­ско­го сою­за долж­но при­над­ле­жать, по суще­ству дела, пер­вен­ство и гла­вен­ство; то по отно­ше­нию к нему как-то не при­ста­ла бы запо­ведь о пови­но­ве­нии и стра­хе, что бы ни пони­ма­лось под этим страш­ли­вым и опас­ли­вым чув­ством. Меж­ду тем по отно­ше­нию к лицу не гла­вен­ству­ю­ще­му, а лишь содей­ству­ю­ще­му и помо­га­ю­ще­му, т. е. к жене, это выхо­дит весь­ма нату­раль­ным, а пото­му и Апо­стол отно­сит­ся к ней с сво­им нази­да­ни­ем, как к лицу повинующемуся.

(Про­то­и­е­рей Миха­ил Херас­ков. Посла­ния апо­столь­ские и апо­ка­лип­сис. Посла­ние к Ефе­се­ям)

 

Архи­епи­скоп Ника­нор (Камен­ский):

В заклю­че­ние речи об отно­ше­нии Хри­сти­ан­ских супру­гов Апо­стол гово­рит о сем, как о вели­ком свя­щен­ном таин­стве, бла­го­слов­ля­е­мом Цер­ко­вию имен­но в обра­зе сою­за Хри­ста с Цер­ко­вию, для осу­ществ­ле­ния свя­той люб­ви и Хри­сти­ан­ско­го пови­но­ве­ния, во имя Божие, что­бы эти чув­ства люб­ви и под­чи­нен­но­сти от супру­гов и детей водво­ря­лись в семье, а чрез нее и во всем мире. Св. Иоанн Зла­то­уст гово­рит: «Под­лин­но это таин­ство, что чело­век, оста­вив про­из­вед­ше­го его, родив­ше­го, вос­пи­тав­ше­го, и ту, кото­рая боле­ла им, в болез­нях роди­ла, к кото­рым он при­вык, соче­та­ва­ет­ся с тою, кото­рой преж­де не знал, и пред­по­чи­та­ет её все­му. Под­лин­но это таин­ство. Так и Хри­стос, оста­вив­ши Отца, при­шел к неве­сте-Церк­ви». «Пер­вый чело­век Адам, как пер­вый про­рок, про­рек это о Хри­сте и о Церк­ви, – что оста­вит Гос­подь наш и Спа­си­тель Отца Сво­е­го и Бога и матерь Свою – Иеру­са­лим небес­ный, и при­дет на зем­лю ради тела Сво­е­го – Церк­ви, и обра­зу­ет её из реб­ра Сво­е­го: для чего Сло­во и бысть плоть. И как не все таин­ства рав­ны, то и гово­рит теперь: тай­на сия вели­ка есть; пока­зы­вая же вме­сте и знак сми­ре­ния сво­е­го, при­бав­ля­ет: аз же гла­го­лю во Хри­ста и во Цер­ковь». По пово­ду повто­ре­ния Апо­сто­лом обя­зан­но­сти мужа любить жену, а жены – пови­но­вать­ся, блаж. Фео­фи­лакт заме­ча­ет: «хотя сло­ва те и при­нял в таин­ствен­ном смыс­ле, однако‑ж это не отме­ня­ет того, бук­валь­но выска­зан­но­го здесь зако­на, коим опре­де­ля­ют­ся отно­ше­ния мужа и жены». «Да боит­ся мужа жена, это зна­чит: да чтит и бла­го­го­ве­ет» (Блаж. Иеро­ним). «Но какая, ска­жут, может быть любовь там, где есть страх? Там-то соб­ствен­но она и будет. Ибо та, кото­рая боит­ся и любит, боит­ся, как гла­вы, и любит, как член, так как голо­ва есть член все­го тела. Для того он и под­чи­нил её, а мужа пре­воз­нес над нею, что­бы был мир». «Соот­вет­ствен­но со Хри­стом муж полу­чил и то, что­бы не толь­ко любить свою жену, но и бла­го­устро­ять ее жизнь. Да будет, гово­рит, свя­та и непо­роч­на. Если ты сде­ла­ешь её свя­тою, то за сим после­ду­ет все» (Зла­то­уст).

(Тол­ко­вый Апо­стол. Часть II. Объ­яс­не­ние пер­вых семи посла­ний свя­то­го Апо­сто­ла Пав­ла)

 

Тол­ко­вая Биб­лия А.П. Лопу­хи­на

Да боит­ся. Здесь име­ет­ся в виду не раб­ский страх, боязнь нака­за­ния, а боязнь, какую мы чув­ству­ем, когда дума­ем, как бы не оскор­бить люби­мо­го чело­ве­ка нашим поступ­ком. Это тоже, что доб­ро­воль­ное пови­но­ве­ние [Что гла­гол “боять­ся” (fobeΐsqai) име­ет здесь дей­стви­тель­но такой смысл, а вовсе не обо­зна­ча­ет поло­же­ние жены как неволь­ни­цы в доме мужа, – это вид­но уже из все­го того, что выше ска­за­но о зна­че­нии бра­ка. Кро­ме того, и в клас­си­че­ском гре­че­ском язы­ке гла­гол fobeΐsqai име­ет ино­гда смысл “ува­жать”, “забо­тить­ся”. Так, Пла­тон гово­рит, что мы долж­ны fobeΐsqai to swma – ува­жать, чтить тело (см. у Эваль­да, стр. 243)].

(Про­фес­сор Алек­сандр Пав­ло­вич Лопу­хин. Тол­ко­вая Биб­лия. Тол­ко­ва­ние на Посла­ние Свя­то­го Апо­сто­ла Пав­ла к Ефе­ся­нам)

 

Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник:

Апо­сто­лу, кажет­ся, при­шло на мысль, как бы кто не зло­упо­тре­бил его сло­вом о при­леп­ле­нии веру­ю­щих к Гос­по­ду до того, что­бы стать еди­но с Ним, – и не стал учить, что для хри­сти­ан совсем неумест­на любовь брач­ная к женам, а сле­до­ва­тель­но, и самый брак. Поче­му и ого­ва­ри­ва­ет: оба­че… Одна­ко ж это не меша­ет каж­до­му из вас любить свою жену; люби вся­кий свою жену, как себя, и жена да боит­ся мужа. Надо при­ба­вить: толь­ко все о Гос­по­де, – чтоб не допус­кать такой люб­ви стать пре­пят­стви­ем к при­лел­лен­шо к Гос­по­ду. Свя­той Зла­то­уст гово­рит: «Как буд­то бы ска­зал: это ино­ска­за­тель­ное дока­за­тель­ство не уни­что­жа­ет необ­хо­ди­мо­сти люб­ви». «Хотя сло­ва те я при­нял в таин­ствен­ном смыс­ле, одна­ко ж это не отме­ня­ет того, бук­валь­но выска­зан­но­го здесь зако­на, коим опре­де­ля­ют­ся отно­ше­ния мужа и жены» (Фео­фи­лакт). То же гово­рят Фео­до­рит и Эку­ме­ний. Сло­ва: жена да боит­ся сво­е­го мужа, не пред­по­ла­га­ют стра­ха рабы­ни, но обя­зы­ва­ют жену к почи­та­нию и ува­же­нию мужа, буд­то бла­го­го­ве­нию пред ним. Так бла­жен­ный Иеро­ним: «Да боит­ся, то есть да чтит мужа и бла­го­го­ве­ет пред ним». В этом зна­че­нии тут то же гово­рит­ся, что выше: пови­нуй­те­ся, – чтоб жены не выхо­ди­ли из воли мужа, а чти­ли его рас­по­ря­же­ния и стро­го испол­ня­ли их. Свя­той Зла­то­уст гово­рит: «Жена есть вто­рое нача­ло; зна­чит, не долж­на тре­бо­вать равен­ства с мужем, так как сто­ит под гла­вою, ни он не дол­жен высо­ко­мер­но смот­реть на нее, как на под­чи­нен­ную, ибо она – тело его. Если голо­ва ста­нет пре­не­бре­гать телом, то про­па­дет и сама; но вза­мен послу­ша­ния долж­на она (гла­ва – муж) при­вно­сить любовь: как гла­ва, так и тело. Но какая, ска­жут, может быть любовь там, где есть страх? – Там-то, соб­ствен­но, она и будет. Ибо та, кото­рая боит­ся, и любит, и, кото­рая любит, боит­ся, как гла­вы, и любит, как член: так как голо­ва есть член все­го тела. Для того он и под­чи­нил ее, а мужа пре­воз­нес над нею, что­бы был мир. Апо­стол пока­зал образ люб­ви, а образ стра­ха – нет. – Поче­му же это? – Пото­му что хочет, что­бы пре­иму­ще­ство­ва­ла любовь. Если будет она, то за нею после­ду­ет все осталь­ное, а если будет страх, то не вполне. Кто любит свою жену, тот, хотя бы она была и не очень послуш­на, все пере­но­сит; но если супру­ги не свя­за­ны силою люб­ви, то еди­но­мыс­лие меж­ду ними – дело труд­ное. Страх лее в этом слу­чае не про­из­во­дит тако­го Дей­ствия. Пото­му Апо­стол и оста­нав­ли­ва­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но на том, что силь­нее. И жена, хотя ей, по види­мо­му, назна­ча­ет­ся худ­шая доля в том, что ей пред­пи­сы­ва­ет­ся страх, но она ниче­го не теря­ет от это­го, пото­му что мужу пред­пи­сы­ва­ет­ся то, что осо­бен­но важ­но, – пред­пи­сы­ва­ет­ся любить ее. – И ты, муж, слы­ша о стра­хе, тре­буй стра­ха, при­лич­но­го сво­бод­ной, а не как от рабы: так как она – тело твое. А если будешь посту­пать не так, то опо­зо­ришь себя само­го, бес­че­стя свое тело. Что же это за страх? – Что­бы она не про­ти­во­ре­чи­ла, что­бы не выхо­ди­ла у тебя из послу­ша­ния, что­бы не стре­ми­лась к пер­вен­ству. Доволь­но воз­буж­дать толь­ко тако­го рода страх. Если же ты любишь как долж­но, то достиг­нешь гораз­до боль­ше­го почте­ния себе, и достиг­нешь это­го не столь­ко угро­за­ми, но соб­ствен­но любо­вию. Жен­ский пол весь­ма слаб; ему нуж­на боль­шая помощь, осо­бен­ное снис­хож­де­ние. Снис­хо­дя к ее немо­щи, достав­ляй ей все, все для нее делай и тер­пи: это необ­хо­ди­мо тебе. Хотя жене при­над­ле­жит так­же власть в доме, – вто­рая; хотя она име­ет началь­ство и рав­но­чест­на мужу, но при всем том муж име­ет нечто боль­шее, имен­но – пре­иму­ще­ствен­ное попе­че­ние о доме. Соот­вет­ствен­но со Хри­стом, он полу­чил и то, что­бы не толь­ко любить свою жену как долж­но, но и бла­го­устро­ять жизнь ее. Да будет, гово­рит, свя­та и непо­роч­на. Если ты сде­ла­ешь ее свя­тою и непо­роч­ною, то за сим после­ду­ет все. Ищи того, что Божие, а чело­ве­че­ское после­ду­ет весь­ма лег­ко. Управ­ляй женою, и дом твой будет бла­го­устро­ен. – Вспом­ни об Авра­аме, о Сар­ре, об Иса­а­ке, о трех­стах ось­ми­де­ся­ти домо­чад­цах: как бла­го­устро­ен был дом их, как он весь был полон бла­го­че­стия. Сар­ра испол­ня­ла апо­столь­скую запо­ведь и боя­лась мужа (гос­по­ди­на того зову­щи). И Авра­ам так любил ее, что слу­шал ее во всем, чего она жела­ла справедливо».

(Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник. Посла­ние свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла к Ефе­ся­нам, истол­ко­ван­ное свя­ти­те­лем Фео­фа­ном)

 

Бла­жен­ный Фео­фи­лакт Бол­гар­ский:

Так каж­дый из вас да любит свою жену, как само­го себя; Впро­чем, гово­рит, хотя я и алле­го­ри­че­ски изло­жил это, одна­ко и ради жены это ска­за­но, и алле­го­рия не уни­что­жа­ет заклю­ча­ю­ще­го­ся в бук­ве ука­за­ния на отно­ше­ние мужа к жене. Ибо дол­жен каж­дый любить свою жену и леле­ять, как само­го себя. И не гово­ри мне, что жена име­ет тот или дру­гой недо­ста­ток, пото­му что и в теле тво­ем мно­го недо­стат­ков, напри­мер, вывих­ну­тая рука, хро­мая нога, попор­чен­ный глаз – но ты не отсе­ка­ешь их, а еще боль­ше­го удо­ста­и­ва­ешь попе­че­ния. А жена да боит­ся сво­е­го мужа. Так как равен­ство про­из­во­дит бес­по­ря­док, поэто­му он вво­дит страх, что­бы один был началь­ник – муж. Стра­хом же здесь назы­ва­ет­ся осо­бен­ное почте­ние и сдер­жан­ность, – страх, при­лич­ный сво­бод­ным, а не раб­ский. В таком стра­хе и любовь най­дет себе под­держ­ку и сама, в свою оче­редь, его под­дер­жит. И будет жена любить мужа, как часть тела – гла­ву, и боять­ся его, то есть почи­тать, как гла­ву. Ну, а если жена не будет боять­ся? Ты все-таки люби и делай свое, подоб­ным обра­зом и жена, если и не будет люби­ма, все же пусть пита­ет страх. И заметь, о том, что мужу долж­но любить свою жену, гово­рил подроб­но, о стра­хе же не рас­про­стра­ня­ет­ся, пото­му что жела­ет, что­бы пер­вое име­ло пере­вес, имен­но любовь. Да и жена, как ска­за­но, долж­на боять­ся стра­хом, про­ис­хо­дя­щим из люб­ви, не воз­буж­да­ю­щим тре­пе­та и бояз­ни, из кото­рых про­ис­те­ка­ет ско­рее нена­висть; но так, что­бы не про­ти­во­ре­чить, не вос­ста­вать и не домо­гать­ся пер­вен­ства. Ибо, хотя и одна плоть, и име­ет власть и рав­но­чест­на в этом отно­ше­нии; но жена есть вто­рая власть, муж же име­ет боль­шее значение.

(Фео­фи­лакт Бол­гар­ский, архи­епи­скоп Охрид­ский. Тол­ко­ва­ние на посла­ние к Ефе­ся­нам свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла)

 

Про­то­и­е­рей Нико­лай Емельянов:

Так нуж­но ли что­бы жена «боя­лась сво­е­го мужа»? У апо­сто­ла Иоан­на Бого­сло­ва мы нахо­дим такие сло­ва: «Боя­щий­ся несо­вер­шен в люб­ви» (1Ин.4:18). А начи­на­ет­ся эта фра­за еще более силь­ны­ми сло­ва­ми: «В люб­ви нет стра­ха, но совер­шен­ная любовь изго­ня­ет страх, пото­му что в стра­хе есть муче­ние». И когда Гос­подь при­зо­вет к Себе, Он не спро­сит жен­щи­ну, как она слу­ша­лась и «боя­лась» сво­е­го мужа. Он спро­сит: «А как ты люби­ла?» Здесь нет про­ти­во­ре­чия, пото­му что апо­стол Павел гово­рит о том един­ствен­ном пути, о том сред­стве или спо­со­бе, кото­рым эта любовь дости­га­ет­ся и сохра­ня­ет­ся – через послу­ша­ние, дове­рие и ответ­ствен­ность. Когда же чело­век достиг­нет или хотя бы при­кос­нет­ся насто­я­щей Люб­ви, она «изго­нит страх». То есть все эти поня­тия: послу­ша­ние, дове­рие, ответ­ствен­ность, – вовсе не носят харак­тер зако­на, кото­ро­му необ­хо­ди­мо мучи­тель­но застав­лять себя под­чи­нять­ся. Когда чело­век любит по-насто­я­ще­му, все это ста­но­вит­ся абсо­лют­но сво­бод­ным и есте­ствен­ным выра­же­ни­ем его люб­ви. Имен­но к такой люб­ви стре­мят­ся хри­сти­ане, пре­крас­но созна­вая, что пока еще в ней «несо­вер­шен­ны» и поэто­му сего­дня, как и две тыся­чи лет назад, необ­хо­ди­мо про­сто очень ее беречь и «боять­ся» потерять.

(Интер­нет-пор­тал «Азбу­ка веры»)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки