Должна ли жена бояться мужа?

Должна ли жена бояться мужа?

(3 голоса3.7 из 5)

Иерей Андрей Демидов, клирик Свято-Ильинского храма села Ильинское Свердловской области:

Многим не даёт покоя изречение «да убоится жена мужа своего», сколько бы ни говорили о том, что не всё стоит понимать буквально… Дело в том, что здесь глагол «убоится» является переводом греческого глагола «phobitai», в который вложено несколько смыслов, в том числе – почитать, заботиться. Мужу должно любить свою супругу, как Христос возлюбил Церковь. А разве может такая любовь держать в страхе, подавлять?.. Апостол Павел в своём Послании к Ефесянам говорил о взаимной любви и уважении, а вовсе не об угнетении.

 

Игумен Нектарий (Морозов):

Говоря о послушании Богу, вспоминают слова апостола Павла из Послания к Ефесянам: «Да убоится жена своего мужа». В них очевидно содержится указание на то, что жена должна быть мужу послушна. Хотелось бы остановиться на этом и объяснить связь.

Эти слова вообще, к сожалению, далеко не всегда понимаются правильно. Безусловно, у апостола Павла речь не идет ни о страхе в привычном для нас смысле, ни о внушении этого страха различными недопустимыми способами, начиная с какого-то подавления при личном общении и заканчивая методами физического воздействия.

Речь идет о том, что мужчина должен в большей мере брать на себя ответственность за свою семью и, как некий локомотив, тянуть за собой баржу семейной жизни. И если это происходит, то, безусловно, такой муж вызывает у своей жены то уважение, которого он закономерным образом заслуживает. Но, по меньшей мере, странно на месте мужчины требовать к себе отношения как к главе семьи, если он ничего не делает для того, чтобы соответствовать этому наименованию: денег в дом не приносит, никаких семейных проблем не решает, а только их создает, ничего не знает, не умеет, не может.

Когда мы говорим о страхе применительно к отношениям человека и Творца, мы ведь тоже имеем в виду не какой-то панический или рабский страх. В данном случае под страхом мы понимаем благоговение, уважение, почтение или почитание. Подобный же смысл вложен и в апостольское «убоится жена своего мужа». То есть Церковь не требует от женщины беспрекословного послушания мужу. Христианский взгляд на брак совершенно не предполагает, что мужу вручается нагайка, как это было принято в казачьих семьях, и с ее помощью он должен управлять своим домом. Если мужчина не способен действительно править своим домом и обеспечивать его всем необходимым, то ему надо нагайку для себя самого завести. А если он этого не сделает, то, как показывает практика, скорее всего, это сделает его жена. Когда женщине приходится в семье выполнять функции главы семьи, то она главой семьи и становится. От этого происходит какой-то страшный перекос в семейной жизни.

 

Протоиерей Артемий Владимиров:

Это замечательное и знаменитое апостольское слово [«Да убоится жена мужа своего»] говорит о благоговении ее пред избранным ею главой, помазанной в таинстве венчания. Мы ведь действительно, едва лишь вступая в знакомство друг с другом – речь идет о коллегах, о дружеском общении – бываем удивительно собранны, корректны, предупредительны, деликатны. Мы не позволяем себе проявляться никаким неуместным страстным расположением. Можно сказать, без обиняков, что мы боимся друг друга, стесняемся друг друга. Боимся произвести дурное впечатление. Боимся навязывать себя собеседнику. Так бывает со всеми, кто вступает в общение с не знакомыми людьми. Вот и в семьях христианских апостол Павел хочет видеть это благоговение, эту высокую культуру взаимного общения, в котором нет места разнузданности, развязности. Какой-то раздражительности, занудства, когда супруги предъявляют претензии друг другу, переходят на повышенные тона – вот отсутствие страха, благоговения. И до какого цинизма доходят подчас взаимные отношения самых близких родственников только потому, что они забывают, – Господь взирает на них. Он таинственно соприсутствует своей Благодатью. Да убоится жена мужа своего оставить его холодным и голодным. Да убоится его в отпуск одного отпускать. Убоится его пилить, бесконечно обрушивая на него какой-то неизжитый негатив. Пусть улыбается, сердцем встречает его радостно. Пусть поддерживает его, равно как и он, конечно же, любя свою милую, проявляет по отношению к ней заботу, внимание, бережно обращается с ней, как с драгоценным сосудом. С наследницей вечной жизни. Все это так просто, ясно и понятно, что у нас нет никакой нужды перетолковывать Евангельские слова. Должно лишь опираться на собственную совесть, на мудрость благоприобретенную и мыслить о том нравственном идеале, к которому все мы призваны в нашем семейном общении.

 

Протоиерей Максим Козлов:

Многие мужья любят приводить эти слова из Послания апостола Павла к ефесянам, но почему-то предыдущие слова из этой цитаты, которая читается на Таинстве Венчания, опускают. А прежде, чем говорится: «…жена да боится своего мужа», сказано: «…каждый из вас да любит свою жену…» (Еф.5:33). И только в этой двуединой правде следует воспринимать эти апостольские слова. Но обычно первая часть, как критиками этой точки зрения (в основном со стороны жен) так и любителями (в основном со стороны мужей) забывается.

В то время, как апостольское, то есть церковное сознание, церковное богословие предполагает непременное сочетание этих двух положений. С одной стороны, как говорит апостол Петр: «…мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни…» (1Пет.3:7). С другой, как говорит апостол Павел: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви…» (Еф.5:22–23).

Освящение брака в Таинстве Венчания – это освящение союза между мужчиной и женщиной во образ того союза, который есть между Христом и основанной Им Церковью. И в том смысле, в каком мы, составляющие полноту церковного Тела, взираем на Христа – главу Церкви, жена должна мыслить себя по отношению к своему мужу как к главе семьи. Но и муж должен быть таким главой по отношению к ней, каким является Христос по отношению к Церкви. И в этом плане иерархия семейных отношений апостолом на века установлена. Поэтому в христианской семье значительно больше обязанностей возлагается на мужа. Именно обязанностей, а не прав начальствовать и топать ногами: «Делай, как я хочу!»

Должен ли муж бояться своей жены? В том смысле, если он поздно возвращается домой, а жена встречает его со скалкой, да еще если сильно ударит, то да, должен бояться или, по крайней мере, позаботиться о том, чтобы не дошло до телесных повреждений. Но это все-таки ситуация скорее для юмористических журналов.

Если же говорить по сути, то муж тоже должен бояться жены, чтобы своим поведением никак не досадить ей и никак ее не оскорбить, не раздражить.

И вот о таком хранении и бережении семейных отношений муж обязан печься. Святые отцы, когда говорят о страхе Божием, приравнивают его к памятованию о Боге, то есть, к такого рода жизни, чтобы грехом своим Христа не оскорбить.

Ту же аналогию можно перенести и на отношения мужчины и женщины, поскольку их освященный союз – это союз во образ единства Христа и Церкви».

 

Архиепископ Аверкий (Таушев):

Выражение: «а жена да боится своего мужа» есть, конечно, только образное выражение, а отнюдь не означает рабского страха жены перед мужем, которому нет и не может быть места в христианстве. Этот «страх» есть ничто иное, как уважение к мужу с опасением как бы не оскорбить его и не уменьшить любовь его к себе. Блаженный Иероним переводит это выражение: «жена да чтит своего мужа».

(Архиепископ Аверкий (Таушев). Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Апостол. Послание святого апостола Павла)

 

Иерей Даниил Сысоев:

Жене следует бояться обидеть, оскорбить мужа, не поддержать его, не послужить ему опорой, потому что такая проблема действительно есть. Если все, что сказал апостол, свести воедино и сравнить с современностью, то мы выявим существующие ныне болезни семьи, которые проистекают из того, что никто не хочет обтесывать собственный эгоизм. Мужья пытаются сломать жен, жены – мужей, а в результате плохо и тем и другим.

Вся причина в том, что люди живут не ради Бога, а ради себя. Когда говорят о главенстве мужа над женой, имеют в виду главенство ради себя, а не ради Бога. И жены не желают покоряться мужьям, потому что они свободные барышни. В обоих случаях совершенно не учитываются ни Христос, ни Церковь, а отсюда и несчастливые браки, и разлады, и разводы. Чтобы такого не происходило, надо ориентироваться на нормы, данные апостолом Павлом. Муж, как и задумал Господь, должен иметь в жене помощницу, а жена в муже – кормильца и защитника. А вместе им назначено идти к Богу, исполнять Его волю, повинуясь друг другу и научаясь таким образом страху Божиему.

 

Профессор А.В. Иванов:

Жена да убоится своего мужа. У Апостола достаточно раскрыто учение об отношении супругов и о любви их взаимной (Смотрите толкование на 4 Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, 1Кор.13:4). И потому это выражение служит только повторением или заключением слов, связанных в начале о повиновении жён мужьям. Жена должна повиноваться мужу, любить его (ибо любовь выражается и в радостном, согласном повиновении), бояться его, как боятся дети родителей, хотя и любят их и любимы ими; должна страшиться нарушения своей любви и верности к мужу. Понятно, что здесь нет речи о рабском страхе и подчинении, какое замечалось в дохристианское время у разных народов (Сравните 2 когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. 1Пет.3:2). Наоборот, подчиняясь порой мужу и в явном его заблуждении – ради мира и согласия, и зная что всё бремя ответственности за семью лежит именно на муже – она творит дело угодное в очах Божиих, Который по молитвам ея может вразумить супруга и привести всё к благополучию.

(Профессор Александр Васильевич Иванов. Руководство к изучению Нового Завета. Апостол. Послание к Ефесянам)

 

Блаженный Иероним Стридонский:

А жена, чтобы боялась мужа.

Если в отношении к Богу страх перед наказанием не позволяет боящемуся быть совершенным [в любви], то на сколько больше должна быть несовершенна жена, боящаяся не только Бога, но и мужа. Поэтому нужно исследовать: в плотском ли смысле должно понимать жену и страх жены? В действительности часто бывает так, что жены оказываются лучше сравнительно с мужьями, и повелевают ими, и домом управляют, и детей воспитывают, и держат порядок жизни в семье, в то время, как мужья ведут роскошный и развратный образ жизни.

Я предоставляю свободному выбору читателя решить: должны ли таковые жены господствовать или бояться? Посему, если в переносном смысле, как мы сказали выше, в жене усматривается тело, а в муже – душа, то нет ничего несообразного в том, чтобы бояться ей, как служительнице мужа, поставленной на низшей степени и с более слабою природою. Действительно, как говорит Крисп, мы пользуемся преимущественно господством духа и служением тела. А кто следует простому пониманию мужа и жены, тот будет указывать на двоякое значение страха, и скажет, что один есть тот, о котором говорит Иоанн: Боящийся имеет терзание и боящийся не бывает совершенным (18 В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви. 1Ин.4:18). Поэтому и рабы имеют дух рабства в страхе, которого от них требует Господь, говорящий к ним: И если Я – Отец, то где слава Моя, а если Я – Господин то где страх Мой (6 Сын чтит отца и раб – господина своего; если Я отец, то где почтение ко Мне? и если Я Господь, то где благоговение предо Мною? говорит Господь Саваоф вам, священники, бесславящие имя Мое. Вы говорите: «чем мы бесславим имя Твое?» Мал.1:6). А другой страх тот, который у философов называется eulabeia, а у нас, хотя и не вполне соответственно, может быть передан словом почтительная боязнь. Пророк также знает страх совершенных людей; если кто его испытывает, тот бывает совершен, как говорится в тридцать третьем Псалме: У боящихся Его нет скудости (10 Бойтесь Господа, святые Его, ибо нет скудости у боящихся Его. Пс.33:10). Итак, жене может быть повелено иметь такой страх, чтобы они боялись, т.е. имели почтительное отношение к мужу своему.

 

Святитель Иоанн Златоуст:

Подлинно, это – таинство, и великое таинство, потому что человек, оставив произведшего его, родившего, воспитавшего, и ту, которая зачала его, в болезнях родила, (оставивши) тех, которые столько благодетельствовали ему, к которым он привык, – сочетается с той, которой прежде не видал, которая ничего не имеет с ним общего, и предпочитает ее всему. Подлинно, это – таинство. И родители не печалятся, когда так делается, но напротив печалятся, когда этого не бывает, и, в знак радости, не жалеют денежных издержек и расходов. Поистине, это – великое таинство, заключающее в себе какую-то сокровенную мудрость. Это показал и древний пророк Моисей; об этом и ныне вопиет Павел, говоря: «по отношению ко Христу и к Церкви». Впрочем, так сказано не по отношению только к мужу, но и к жене, чтобы он согревал ее, как плоть свою, как и Христос Церковь, а жена чтобы боялась мужа. Говорит не только о любви, – но что? «да боится своего мужа». Жена – вторичная власть; значит, не должна требовать равенства (с мужем), так как стоит под главой; и он не должен высокомерно смотреть на нее, как на подчиненную, потому что она – тело его, а если голова станет пренебрегать телом, то пропадет и сама; взамен послушания она должна привносить любовь. Как глава, так и тело: тело отдает в услужение глав руки, ноги и все прочие члены; а глава заботится о теле, посвящая ему все свое разумение. Нет ничего лучше такого супружества. Но какая, скажут, может быть, любовь там, где страх? Там-то, собственно, она и будет. Которая боится, та и любит: любя, она боится, как главы, и любит, как член, потому что и голова есть член всего тела. Для того он и подчиняет ее, а мужа возносит над нею, чтобы был мир. Где равенство, там не может быть мира, народное ли то будет управление, или все будут повелевать, – необходимо, чтобы было одно начальство. Так всегда бывает с существами телесными; если бы люди были духовные, тогда был бы мир. Было некогда пять тысяч душ, и «никто ничего из имения своего не называл своим», но всем делились друг с другом (32 У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. Деян.4:32). Вот – знак мудрости и страха Божьего. Таким образом (апостол) показал образ любви, но образ страха – нет. Замечаешь ли, как он распространяется о любви, приводит в пример Христа, упоминает о собственной плоти, говорит: «Посему оставит человек отца своего и мать», а о страхе не распространяется? Почему это? Потому что хочет, чтобы преобладала любовь. Если будет она, то за нею последует все остальное; а если будет страх, то – не вполне. Кто любит свою жену, тот, хотя бы она была и не очень послушна, все перенесет; но если (супруги) не связаны силою любви, то единомыслие между ними – дело неудобное и трудное. Страх же совсем не производит такого действия. Потому (апостол) и останавливается преимущественно на том, что сильнее. И жена, хотя ей, по-видимому, наносится ущерб тем, что предписывается страх, ничего не теряет, потому что мужу предписывается то, что особенно важно – любовь. Но, скажут, что, если жена не будет бояться мужа? Ты люби, ты исполняй свой долг; пусть другие не исполняют того, что следует, – мы должны исполнять. Укажу пример: «повинуясь, – сказано, – друг другу в страхе» Христовом (21 повинуясь друг другу в страхе Божием. Еф.5:21). Что же? Пусть иные не повинуются, – ты покоряйся закону Божьему.

(Святитель Иоанн Златоуст. Беседы на послание к Ефесянам)

 

Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий):

Как возвеличивает апостол Павел брачный союз! Может ли быть более высокое уподобление брака, чем уподобление его союзу Христа и Церкви? Это вознесение на недосягаемую высоту святости брачных уз между мужчиной и женщиной. Господь возглавляет Церковь, как голова венчает наше тело, ибо в ней находится мозг, важнейший из всех органов нашего тела. От Христа, как от корня, питаются святыми Божественными соками все члены Церкви, – в Нем жизнь наша, потому и свята Церковь. И в браке от мужа, как от главы, исходит все лучшее, необходимое для процветания семьи.

Виды любви различны: есть любовь мужа к жене, жены к мужу, любовь родителей к детям, любовь детей к родителям. Есть и более высокая форма любви – ко всем людям, ведь во всяком человеке мы должны видеть образ Божий. Есть самая совершенная степень любви, самая высокая и самая святая – любовь к Богу.

Во всяком деле надо постепенно восходить от простого к высшему. Посему брак да послужит нам в целях обучения любви. Любовь супружеская легка, ибо она поддерживается сильным непрестанным стремлением одной плоти к другой, она укрепляется неразрывной телесной связью. Тела мужчины и женщины взаимно дополняют друг друга, и через это происходит зарождение нового человека в мир. Но не плотская любовь должна быть целью брака. В нем мы должны научиться высшей любви: свою жену нужно любить не за плоть, а за ее чистую душу и доброе сердце. У жены есть то, чего нет у мужа; она духовно дополняет его, и наоборот. Потому в отношениях между супругами с огромной силой должны проявляться те особенности духа, ума и сердца, которые свойственны только мужчине и только женщине.

В браке мужчина находит великое восполнение своей сущности, сокровищ духа своего из сокровищ души своей жены. Грубость мужского сердца восполняется нежностью и чистотой сердца жены, ибо сердце женщины гораздо тоньше, способнее к духовной любви.

А жена должна помнить, что Бог дал вначале мужчине силы телесные большие, чем ей, силы ума в большинстве случаев далеко превосходящие силы женского ума. При общении с мужем она должна восполнить свой недостаток силы, глубины ума его знаниями, его крепкой волей. Мужчина и женщина должны стать в браке одним телом и одной душой. Из их союза должно родиться нечто высшее, соединив все доброе и великое, что есть в каждом из них. Это ли не обогащение?! Это ли не благодать Божия?! Не в этом ли вся тайна брака, глубочайшее значение брачного союза?

«Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены». Это значит, что жена должна быть в любовном, тихом, свободном подчинении мужу.

(Свт. Лука (Войно-Ясенецкий). Евангельское злато. И будут двое одна плоть)

 

Протоиерей Михаил Херасков:

«Так (т.е. по образу союза Христа с Церковью) каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа». Сими словами Апостол делает как бы свод, или общее заключение об изложенных выше супружеских отношениях. Самые характерные черты сих отношений суть: любовь со стороны главенствующего мужа, повиновение и страх со стороны жены. Можно здесь спросить: а повиноваться женам должны ли сколько-нибудь мужья? Если и не супругам, а всем вообще Св. Апостол заповедует «повинуйтесь друг другу в страже Божием» (выше 21 повинуясь друг другу в страхе Божием.Еф.5:21); то, конечно, разумные советы и желания жены должны иметь обязательную силу для любящих мужей. Точно также и заповедуя женам повиновение, не его только одно иметь в виду Апостол, как бы исключая любовь жен к мужьям. Напротив, у супругов все должно быть взаимно. Но поелику в настоящем положении вещей жены наиболее склонны тяготиться властью над ними мужей, а мужья наиболее склонны злоупотреблять своим первенствующим положением, то Апостол и заповедует по преимуществу то, что по преимуществу может быть нарушаемо в браке: женам заповедует повиновение, как главную их супружескую добродетель, а мужьям – любовь, как главное основание их прав и обязанностей по отношению к женам.

Еще вопрос: как понимать страх, заповедуемый Св. Апостолом жен по отношению к мужу? Это отнюдь не есть безответная и раболепная боязнь пред властью мужа, а есть нечто иное, как уважение к мужу, соединенное с опасением, как бы чем-нибудь не оскорбить его и не уменьшить любви его. Апостольское слово «да боится» жена – Блаж. Иероним переводит словом «да чтит» жена своего мужа. Конечно и мужу в одинаковой мере должно быть присуще опасение, как бы не потерять любви жены своей, и следовательно своего рода страх относительно ее; но это страх любви же, ничуть не унизительный для мужа и не мешающий его главенству. Вообще же говоря, если уже кому-либо из двух лиц супружеского союза должно принадлежать, по существу дела, первенство и главенство; то по отношению к нему как-то не пристала бы заповедь о повиновении и страхе, что бы ни понималось под этим страшливым и опасливым чувством. Между тем по отношению к лицу не главенствующему, а лишь содействующему и помогающему, т. е. к жене, это выходит весьма натуральным, а потому и Апостол относится к ней с своим назиданием, как к лицу повинующемуся.

(Протоиерей Михаил Херасков. Послания апостольские и апокалипсис. Послание к Ефесеям)

 

Архиепископ Никанор (Каменский):

В заключение речи об отношении Христианских супругов Апостол говорит о сем, как о великом священном таинстве, благословляемом Церковию именно в образе союза Христа с Церковию, для осуществления святой любви и Христианского повиновения, во имя Божие, чтобы эти чувства любви и подчиненности от супругов и детей водворялись в семье, а чрез нее и во всем мире. Св. Иоанн Златоуст говорит: «Подлинно это таинство, что человек, оставив произведшего его, родившего, воспитавшего, и ту, которая болела им, в болезнях родила, к которым он привык, сочетавается с тою, которой прежде не знал, и предпочитает её всему. Подлинно это таинство. Так и Христос, оставивши Отца, пришел к невесте-Церкви». «Первый человек Адам, как первый пророк, прорек это о Христе и о Церкви, – что оставит Господь наш и Спаситель Отца Своего и Бога и матерь Свою – Иерусалим небесный, и придет на землю ради тела Своего – Церкви, и образует её из ребра Своего: для чего Слово и бысть плоть. И как не все таинства равны, то и говорит теперь: тайна сия велика есть; показывая же вместе и знак смирения своего, прибавляет: аз же глаголю во Христа и во Церковь». По поводу повторения Апостолом обязанности мужа любить жену, а жены – повиноваться, блаж. Феофилакт замечает: «хотя слова те и принял в таинственном смысле, однако‑ж это не отменяет того, буквально высказанного здесь закона, коим определяются отношения мужа и жены». «Да боится мужа жена, это значит: да чтит и благоговеет» (Блаж. Иероним). «Но какая, скажут, может быть любовь там, где есть страх? Там-то собственно она и будет. Ибо та, которая боится и любит, боится, как главы, и любит, как член, так как голова есть член всего тела. Для того он и подчинил её, а мужа превознес над нею, чтобы был мир». «Соответственно со Христом муж получил и то, чтобы не только любить свою жену, но и благоустроять ее жизнь. Да будет, говорит, свята и непорочна. Если ты сделаешь её святою, то за сим последует все» (Златоуст).

(Толковый Апостол. Часть II. Объяснение первых семи посланий святого Апостола Павла)

 

Толковая Библия А.П. Лопухина

Да боится. Здесь имеется в виду не рабский страх, боязнь наказания, а боязнь, какую мы чувствуем, когда думаем, как бы не оскорбить любимого человека нашим поступком. Это тоже, что добровольное повиновение [Что глагол “бояться” (fobeΐsqai) имеет здесь действительно такой смысл, а вовсе не обозначает положение жены как невольницы в доме мужа, – это видно уже из всего того, что выше сказано о значении брака. Кроме того, и в классическом греческом языке глагол fobeΐsqai имеет иногда смысл “уважать”, “заботиться”. Так, Платон говорит, что мы должны fobeΐsqai to swma – уважать, чтить тело (см. у Эвальда, стр. 243)].

(Профессор Александр Павлович Лопухин. Толковая Библия. Толкование на Послание Святого Апостола Павла к Ефесянам)

 

Святитель Феофан Затворник:

Апостолу, кажется, пришло на мысль, как бы кто не злоупотребил его словом о прилеплении верующих к Господу до того, чтобы стать едино с Ним, – и не стал учить, что для христиан совсем неуместна любовь брачная к женам, а следовательно, и самый брак. Почему и оговаривает: обаче… Однако ж это не мешает каждому из вас любить свою жену; люби всякий свою жену, как себя, и жена да боится мужа. Надо прибавить: только все о Господе, – чтоб не допускать такой любви стать препятствием к прилелленшо к Господу. Святой Златоуст говорит: «Как будто бы сказал: это иносказательное доказательство не уничтожает необходимости любви». «Хотя слова те я принял в таинственном смысле, однако ж это не отменяет того, буквально высказанного здесь закона, коим определяются отношения мужа и жены» (Феофилакт). То же говорят Феодорит и Экумений. Слова: жена да боится своего мужа, не предполагают страха рабыни, но обязывают жену к почитанию и уважению мужа, будто благоговению пред ним. Так блаженный Иероним: «Да боится, то есть да чтит мужа и благоговеет пред ним». В этом значении тут то же говорится, что выше: повинуйтеся, – чтоб жены не выходили из воли мужа, а чтили его распоряжения и строго исполняли их. Святой Златоуст говорит: «Жена есть второе начало; значит, не должна требовать равенства с мужем, так как стоит под главою, ни он не должен высокомерно смотреть на нее, как на подчиненную, ибо она – тело его. Если голова станет пренебрегать телом, то пропадет и сама; но взамен послушания должна она (глава – муж) привносить любовь: как глава, так и тело. Но какая, скажут, может быть любовь там, где есть страх? – Там-то, собственно, она и будет. Ибо та, которая боится, и любит, и, которая любит, боится, как главы, и любит, как член: так как голова есть член всего тела. Для того он и подчинил ее, а мужа превознес над нею, чтобы был мир. Апостол показал образ любви, а образ страха – нет. – Почему же это? – Потому что хочет, чтобы преимуществовала любовь. Если будет она, то за нею последует все остальное, а если будет страх, то не вполне. Кто любит свою жену, тот, хотя бы она была и не очень послушна, все переносит; но если супруги не связаны силою любви, то единомыслие между ними – дело трудное. Страх лее в этом случае не производит такого Действия. Потому Апостол и останавливается преимущественно на том, что сильнее. И жена, хотя ей, по видимому, назначается худшая доля в том, что ей предписывается страх, но она ничего не теряет от этого, потому что мужу предписывается то, что особенно важно, – предписывается любить ее. – И ты, муж, слыша о страхе, требуй страха, приличного свободной, а не как от рабы: так как она – тело твое. А если будешь поступать не так, то опозоришь себя самого, бесчестя свое тело. Что же это за страх? – Чтобы она не противоречила, чтобы не выходила у тебя из послушания, чтобы не стремилась к первенству. Довольно возбуждать только такого рода страх. Если же ты любишь как должно, то достигнешь гораздо большего почтения себе, и достигнешь этого не столько угрозами, но собственно любовию. Женский пол весьма слаб; ему нужна большая помощь, особенное снисхождение. Снисходя к ее немощи, доставляй ей все, все для нее делай и терпи: это необходимо тебе. Хотя жене принадлежит также власть в доме, – вторая; хотя она имеет начальство и равночестна мужу, но при всем том муж имеет нечто большее, именно – преимущественное попечение о доме. Соответственно со Христом, он получил и то, чтобы не только любить свою жену как должно, но и благоустроять жизнь ее. Да будет, говорит, свята и непорочна. Если ты сделаешь ее святою и непорочною, то за сим последует все. Ищи того, что Божие, а человеческое последует весьма легко. Управляй женою, и дом твой будет благоустроен. – Вспомни об Аврааме, о Сарре, об Исааке, о трехстах осьмидесяти домочадцах: как благоустроен был дом их, как он весь был полон благочестия. Сарра исполняла апостольскую заповедь и боялась мужа (господина того зовущи). И Авраам так любил ее, что слушал ее во всем, чего она желала справедливо».

(Святитель Феофан Затворник. Послание святого апостола Павла к Ефесянам, истолкованное святителем Феофаном)

 

Блаженный Феофилакт Болгарский:

Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; Впрочем, говорит, хотя я и аллегорически изложил это, однако и ради жены это сказано, и аллегория не уничтожает заключающегося в букве указания на отношение мужа к жене. Ибо должен каждый любить свою жену и лелеять, как самого себя. И не говори мне, что жена имеет тот или другой недостаток, потому что и в теле твоем много недостатков, например, вывихнутая рука, хромая нога, попорченный глаз – но ты не отсекаешь их, а еще большего удостаиваешь попечения. А жена да боится своего мужа. Так как равенство производит беспорядок, поэтому он вводит страх, чтобы один был начальник – муж. Страхом же здесь называется особенное почтение и сдержанность, – страх, приличный свободным, а не рабский. В таком страхе и любовь найдет себе поддержку и сама, в свою очередь, его поддержит. И будет жена любить мужа, как часть тела – главу, и бояться его, то есть почитать, как главу. Ну, а если жена не будет бояться? Ты все-таки люби и делай свое, подобным образом и жена, если и не будет любима, все же пусть питает страх. И заметь, о том, что мужу должно любить свою жену, говорил подробно, о страхе же не распространяется, потому что желает, чтобы первое имело перевес, именно любовь. Да и жена, как сказано, должна бояться страхом, происходящим из любви, не возбуждающим трепета и боязни, из которых проистекает скорее ненависть; но так, чтобы не противоречить, не восставать и не домогаться первенства. Ибо, хотя и одна плоть, и имеет власть и равночестна в этом отношении; но жена есть вторая власть, муж же имеет большее значение.

(Феофилакт Болгарский, архиепископ Охридский. Толкование на послание к Ефесянам святого апостола Павла)

 

Протоиерей Николай Емельянов:

Так нужно ли чтобы жена «боялась своего мужа»? У апостола Иоанна Богослова мы находим такие слова: «Боящийся несовершен в любви» (1Ин.4:18). А начинается эта фраза еще более сильными словами: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение». И когда Господь призовет к Себе, Он не спросит женщину, как она слушалась и «боялась» своего мужа. Он спросит: «А как ты любила?» Здесь нет противоречия, потому что апостол Павел говорит о том единственном пути, о том средстве или способе, которым эта любовь достигается и сохраняется – через послушание, доверие и ответственность. Когда же человек достигнет или хотя бы прикоснется настоящей Любви, она «изгонит страх». То есть все эти понятия: послушание, доверие, ответственность, – вовсе не носят характер закона, которому необходимо мучительно заставлять себя подчиняться. Когда человек любит по-настоящему, все это становится абсолютно свободным и естественным выражением его любви. Именно к такой любви стремятся христиане, прекрасно сознавая, что пока еще в ней «несовершенны» и поэтому сегодня, как и две тысячи лет назад, необходимо просто очень ее беречь и «бояться» потерять.

(Интернет-портал «Азбука веры»)

Комментировать

*

1 Комментарий

  • Leonid__, 30.10.2022

    Мне думается прежде чем убояться, надо покорить я. Не даром в народе говорили:- “женился три узды накинь. Прошёл год одну сними. Прошло три вторую сними, а третью до конца жизни не снимай!”
    Покорилась, сделала его главой семьи всё будет хорошо (опять таки что муж не инфатильный)
    Но и при золотых условиях жизни он может стать таким, — работать не над чем!

    Ответить »
«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки