Брак может быть счастьем

Брак может быть счастьем

(1 голос5.0 из 5)

Мож­но ли по-насто­я­ще­му раз­ве­стись пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам? Какие суще­ству­ют при­чи­ны для раз­во­дов? Какие ошиб­ки допус­ка­ют люди, всту­па­ю­щие в брак? Об этом – бесе­да с про­то­и­е­ре­ем Алек­си­ем Умин­ским, насто­я­те­лем хра­ма Живо­на­чаль­ной Тро­и­цы в Хох­лах (Москва).

«Раз­вод – это когда чело­век сни­ма­ет с себя крест»

– Я знаю ситу­а­ции, когда жена не оста­ви­ла пью­ще­го мужа и он – дей­стви­тель­но изме­нил­ся. Но это вос­при­ни­ма­ет­ся как насто­я­щее чудо. Обыч­но люди разводятся.

– Так это и есть то чудо Церк­ви, кото­рое дает брак, в том чис­ле. Быва­ют же такие, совер­шен­но неве­ро­ят­ные и непо­нят­ные посто­рон­ним людям исто­рии, когда живет жен­щи­на в бра­ке с каким-то «стран­ным» мужем или муж со стер­во­зо­об­раз­ной женою. Им гово­рят: «Ну что ты с ним маешь­ся» или «Ну что ты, дру­гую най­ти не можешь, смот­ри, сколь­ко жен­щин нор­маль­ных». А он всё рав­но не бро­са­ет «поло­вин­ку», и не из-за сла­бо­сти, а пото­му, что зна­ет это­го чело­ве­ка любо­вью. Он зна­ет о нем нечто такое, что никто дру­гой не зна­ет. Это при­мер­но то же самое, что зна­ет о каж­дом из нас Господь.

Мы часто с оттор­же­ни­ем смот­рим на людей, кото­рые нам дале­ки, отвра­ща­ют от себя сво­им пове­де­ни­ем, сво­им мен­та­ли­те­том, сво­ей жиз­нен­ной или поли­ти­че­ской пози­ци­ей. А ведь Бог о них зна­ет то, чего не зна­ем мы, пото­му что Бог их любит.

Я недав­но был в Хаба­ров­ске. Общи­на Хаба­ров­ской епар­хии очень актив­ная, там мно­го дела­ют для того, что­бы помочь жен­щи­нам сохра­нить ребен­ка, отвра­тить от абор­та. И надо ска­зать, что в Хаба­ров­ском крае в этом году рож­да­е­мость пре­вы­си­ла смерт­ность. Ров­но настоль­ко, сколь­ко малы­шей роди­лось пото­му, что их мате­ри всё-таки не ста­ли делать аборт.

Сре­ди тех, кто отка­зал­ся от абор­та – жен­щи­ны в тяже­лом мате­ри­аль­ном поло­же­нии, жен­щи­ны, у кото­рых пью­щие мужья или вооб­ще нет мужей. И есть сре­ди них та, что, будучи несо­вер­шен­но­лет­ней, попа­ла в тюрь­му за убий­ство. Уже в тюрь­ме она совер­ши­ла еще одно убий­ство. Отси­де­ла два­дцать лет. А вот сей­час – ребен­ка не убила.

Каза­лось бы, в ее поло­же­нии это про­ще про­сто­го. И всем уди­ви­тель­но, что она так посту­пи­ла. Ведь никто, кро­ме Гос­по­да, не знал, что есть у нее в глу­бине души. И это невоз­мож­но узнать нико­му дру­го­му, пока ты не в состо­я­нии кого-то любить. Так вот, супру­же­ская любовь – она похо­жа на любовь Боже­ствен­ную, пото­му что в этом смыс­ле супруг или супру­га так зна­ют друг дру­га, как не зна­ет никто дру­гой. И это дает воз­мож­ность нести свой крест до конца.

– А в пра­во­слав­ной сре­де отно­ше­ние к раз­во­дам изме­ни­лось в послед­нее вре­мя или нет?

– За послед­ние несколь­ко деся­ти­ле­тий оно силь­но изме­ни­лось в сто­ро­ну тер­пи­мо­сти, индиф­фе­рент­но­сти, когда ста­но­вит­ся устой­чи­вой мысль, что раз­вод – это дело вполне допу­сти­мое, в том чис­ле сре­ди пра­во­слав­ных. Это замет­но и по коли­че­ству вто­рых бра­ков сре­ди пра­во­слав­ных, и по часто­те тре­тьих венчаний.

– Как это дви­же­ние в сто­ро­ну допу­сти­мо­сти раз­во­да соот­не­сти с Евангелием?

– Еван­гель­ская нор­ма тут откры­то попи­ра­ет­ся. Поче­му мы с таким воз­му­ще­ни­ем, непо­ни­ма­ни­ем, ужа­сом смот­рим на то, как в запад­ных стра­нах – в про­те­стант­ских дено­ми­на­ци­ях, раз­ре­ша­ют вен­ча­ние гомо­сек­су­аль­ных бра­ков? Кри­чим с мас­сой вос­кли­ца­тель­ных зна­ков, что это кош­мар, апо­ста­сия, отступ­ле­ние от Еван­ге­лия, отступ­ле­ние от Хри­ста. Но при этом совсем не заме­ча­ем пря­мой запрет на раз­во­ды и ука­за­ние моно­гам­но­сти, един­ствен­но­сти бра­ка, кото­рое в Еван­ге­лии нам пря­мо дает Христос.

Одно то, что в послед­нем цер­ков­ном доку­мен­те о бра­ке боль­шое вни­ма­ние уде­ле­но имен­но раз­во­ду, рас­тор­же­нию бра­ка, а при­чи­ны, дела­ю­щие это рас­тор­же­ние воз­мож­ным, всё мно­жат­ся и мно­жат­ся, гово­рит о воз­рас­та­ю­щей тер­пи­мо­сти пра­во­слав­ных хри­сти­ан в вопро­се развода.

– Что такое раз­вод в пра­во­слав­ном христианстве?

– В хри­сти­ан­стве нет тако­го поня­тия – раз­вод. Хри­стос гово­рит: «Мои­сей по жесто­ко­сер­дию ваше­му поз­во­лил вам раз­во­дить­ся с жена­ми ваши­ми, а сна­ча­ла не было так» (Мф. 19:8). То есть изна­чаль­ный замы­сел Бога о чело­ве­ке и семье не пред­по­ла­га­ет тако­го поня­тия – «раз­вод».

Раз­вод – это когда Адам и Ева изго­ня­ют­ся из Рая. Раз­вод – это когда чело­век сни­ма­ет с себя крест и ухо­дит из Церк­ви. Вот на таком уровне всё про­ис­хо­дит, когда раз­во­дят­ся супру­ги. А отнюдь не так про­стень­ко и не так легонь­ко, как у нас это сей­час происходит.

А то еще люди «тер­мин» при­ду­ма­ли – «раз­вен­ча­ние». Давай­те тогда при­ду­ма­ем рас­кре­щи­ва­ние, расс­ни­ма­ние с себя свя­щен­но­го сана, рас­при­ча­ще­ние. То есть взять и снять с себя бла­го­дать кре­ще­ния, бла­го­дать свя­щен­ства, бла­го­дать при­ча­стия. Изуро­до­вать мож­но всё. Снять – невозможно.

Когда три раза «не сложилось»

– Какие ошиб­ки до вступ­ле­ния в брак при­во­дят к разводу?

– Мне кажет­ся, имен­но Цер­ковь долж­на гото­вить веру­ю­щих к вступ­ле­нию в брак, изу­чать любые слу­чаи семей­ных кон­флик­тов дли­тель­ное вре­мя и вести семью, кото­рая нахо­дит­ся на гра­ни раз­во­да, помо­гать раз­би­рать­ся в семей­ных сложностях.

Сего­дня Цер­ковь ста­ла зани­мать­ся под­го­тов­кой людей к вен­ча­нию, но это­го явно недо­ста­точ­но. Мно­го ли может дать одна бесе­да с незна­ко­мы­ми людь­ми, тем более теми, кото­рые уже живут в заре­ги­стри­ро­ван­ном браке?

Цер­ковь не гото­вит людей ко вступ­ле­нию в брак, а толь­ко объ­яс­ня­ет им смысл таин­ства. Здесь, навер­ное, мож­но вве­сти про­це­ду­ру, сход­ную с тем, как люди пода­ют заяв­ле­ние в ЗАГС и их реги­стри­ру­ют толь­ко спу­стя опре­де­лен­ное вре­мя. Мож­но сде­лать так, что­бы люди пода­ва­ли заяв­ле­ние о вен­ча­нии меся­ца за три до совер­ше­ния таин­ства. С усло­ви­ем, что за эти три меся­ца им будет рас­ска­за­но о сущ­но­сти хри­сти­ан­ской семьи. Если они дей­стви­тель­но ищут здесь глав­но­го, а не про­сто кра­си­во­го обряда.

Сего­дня Цер­ковь вен­ча­ет состо­яв­ши­е­ся бра­ки. Если речь о чле­нах общи­ны, с ними всё более-менее ясно. Но основ­ное коли­че­ство вен­ча­ний про­ис­хо­дит всё-таки с людь­ми, кото­рые не явля­ют­ся пока чле­на­ми наших хри­сти­ан­ских общин.

И вопрос в том, насколь­ко Цер­ковь отве­ча­ет за эти состо­яв­ши­е­ся бра­ки, совер­шая вен­ча­ние, кото­рое потом может быть рас­торг­ну­то вме­сте с обыч­ным бра­ком. Тем более в ситу­а­ци­ях, когда воз­мож­ность вен­ча­ния вто­ро­го бра­ка дает­ся при том, что оче­ред­ная семья уже суще­ству­ет. А не когда люди изна­чаль­но осмыс­ля­ют свою вину, гото­вясь ко вто­ро­му бра­ку, несут епи­ти­мью, дей­стви­тель­но воцер­ков­ля­ют­ся уже до кон­ца, что­бы не повто­рить страш­ней­шей ошибки.

И вот уже три вен­ча­ния вос­при­ни­ма­ют­ся как «ниче­го страш­но­го». При­чем не тогда, когда было, напри­мер, семей­ное наси­лие или вдов­ство, а про­сто «не сло­жи­лось». А вдруг сло­жит­ся в сле­ду­ю­щий раз? Или люди покры­ва­ют таин­ством вен­ча­ния ошиб­ки моло­до­сти, или при­кры­ва­ют соб­ствен­ную несо­сто­я­тель­ность, стре­мят­ся за счет дей­ствия бла­го­да­ти вполне маги­че­ско­го полу­чить то, в чем сами не участвуют…

Всё это, конеч­но, беда.

– А что такое хри­сти­ан­ский брак?

– Брак по сути сво­ей не может быть иным. Он Богом в Ада­ме и Еве заду­ман как Цер­ковь. И об этом гово­рит Иоанн Зла­то­уст, о том, что Цер­ковь рож­да­ет­ся из реб­ра Хри­ста, как Ева рож­да­ет­ся из реб­ра Адама.

Хри­сти­ан­ский брак – когда люди любят друг дру­га и гото­вы на всё: они ради друг дру­га живут, ради друг дру­га уми­ра­ют, жерт­ву­ют ради дру­го­го. Насто­я­щий брак – это образ Цар­ствия Небес­но­го, образ Веч­ной Жиз­ни. Это не дого­во­рен­ность, не эко­но­ми­че­ское сооб­ще­ство, не маши­на по про­дол­же­нию био­ло­ги­че­ско­го рода. Это совер­шен­ство­ва­ние в люб­ви. Это дости­же­ние люб­ви через соеди­не­ния двух воеди­но, когда рож­да­ют­ся дети – трех воеди­но и так далее.

– Гово­рят, что семьи людей, кото­рые при­шли в храм жена­ты­ми, гораз­до проч­ней семей, создан­ных после того, как буду­щие супру­ги воцерковились.

– В этом смыс­ле не заме­чал какой-то зако­но­мер­но­сти. Зато я знаю, что креп­кие семьи быва­ют и у хри­сти­ан, и у тех людей, кото­рые не при­над­ле­жат к Церк­ви – у неве­ру­ю­щих, у мусуль­ман… Пото­му что люди по сво­ей при­ро­де сотво­ре­ны в рав­ной сте­пе­ни досто­ин­ства обра­за и подо­бия и в рав­ной сте­пе­ни воз­мож­но­сти реа­ли­за­ции Боже­ствен­но­го замыс­ла о каж­дом человеке.

Поэто­му слу­ча­ет­ся, что чело­век, назы­ва­ю­щий себя хри­сти­а­ни­ном, может всё раз­ру­шить. А дру­гой, кото­рый Хри­ста еще не узнал, всё рав­но позна­ет Его через истин­ный брак, то есть – через любовь, через жерт­ву, через откры­тость, через несе­ние тяго­ты дру­го­го, через покры­тие недо­стат­ков дру­го­го сво­и­ми снис­хо­ди­тель­но­стью и любо­вью, через про­ще­ние, через сми­ре­ние, через пока­я­ние… Соб­ствен­но, это всё то, что есть в Церкви.

«От бра­ка оста­ет­ся куч­ка пепла»

– Полу­ча­ет­ся, сей­час двой­ная ситу­а­ция. С одной сто­ро­ны, семьи лег­ко рас­па­да­ют­ся, лег­ко заклю­ча­ют­ся вто­рые бра­ки. А с дру­гой сто­ро­ны, напри­мер, супру­ге, стра­да­ю­щей от пьян­ства мужа, гово­рят: «Неси свой крест»…

– Вы зна­е­те, в хри­сти­ан­ском бра­ке быва­ет, что чело­век, когда любит по-насто­я­ще­му, несет свой крест. Когда чело­век внут­ренне срос­ся с дру­гим, несмот­ря на то, что тот в духов­но болез­нен­ном состо­я­нии, и всё рав­но его не бро­са­ет. Это же тоже свой­ство Церк­ви – не бро­сать пад­ших. Хри­стос, Он же нико­го из нас не бро­са­ет, во ад схо­дит ради нас.

Да, конеч­но, суще­ству­ет мас­са отвра­ти­тель­ных, мер­зей­ших ситу­а­ций, кото­рых чело­век не может вытер­петь и брак рушит­ся, от него ниче­го не оста­ет­ся, толь­ко куч­ка пеп­ла. Но куч­ка пеп­ла оста­ет­ся и от чело­ве­ка, даже того, кто был стра­да­ю­щей стороной.

– Если чело­век всё раз­ру­ша­ет и для дру­го­го такая любовь ста­но­вит­ся невоз­мож­ной? Когда не нуж­но идти до кон­ца, что­бы не раз­ру­шить и себя?

– Сове­ты здесь всё рав­но будут со сто­ро­ны, будут давать­ся либо от ума, либо от недо­умия. Чело­век зна­ет, до како­го пре­де­ла ему идти. И мешать ему в этом смыс­ле не надо. И помо­гать тоже. Пото­му что здесь всту­па­ют в силу иные зако­ны жиз­ни. Всё рав­но невоз­мож­но нор­маль­но сохра­нить такой брак про­сто тем, что свя­щен­ник будет гово­рить: «Ты дол­жен тер­петь или ты долж­на тер­петь». Что там сохра­нять, если сохра­нить уже нечего.

Но ответ­ствен­ность за это всё рав­но несут люди. Не кто-то дру­гой. Поче­му это слу­чи­лось, поче­му это про­изо­шло? Может быть, ты, когда всту­па­ешь в брак, дела­ешь это без­от­вет­ствен­но и толь­ко потом пони­ма­ешь, что чело­век, с кото­рым ты лег в постель по стра­сти или по недо­ра­зу­ме­нию, или по какой-то ошиб­ке, ока­зы­ва­ет­ся тебе совер­шен­но чужим и неиз­вест­ным? Либо быва­ет наобо­рот, что когда чело­век настоль­ко хоро­шо зна­ет дру­го­го, что даже когда тот силь­но болен, духов­но или физи­че­ски, пони­ма­ет, что он настоль­ко «его», что это отре­зать от себя никак невозможно.

Да, быва­ют пато­ло­ги­че­ские слу­чаи. Но, про­сти­те, это с само­го нача­ла нача­лось, что, допу­стим, муж бьет, изме­ня­ет и так далее? Если с само­го нача­ла нача­лось, то понят­но: чело­век не за того вышел замуж. Если потом – у каж­до­го гре­ха, у каж­дой болез­ни есть своя причина.

И здесь я общи­ми сло­ва­ми отве­тить не могу. У всех быва­ет по-раз­но­му. Где-то быва­ет так, что люди так живут и всё раз­ру­ша­ют, и себя оправ­ды­ва­ют, что так, в прин­ци­пе, мож­но про­жить. Но это и семьей назвать нель­зя. Это какое-то сооб­ще­ство под видом семьи.

Быва­ет так, что люди ино­гда зара­жа­ют­ся некой стра­стью и пере­жи­ва­ют ее, как дичай­шее забо­ле­ва­ние. Кто-то может это пере­тер­петь, а потом остать­ся силь­но ранен­ным. Так быва­ет, что муж­чи­на или жен­щи­на могут пере­не­сти супру­же­скую изме­ну, а потом в них что-то уми­ра­ет внутри.

И затем сле­ду­ет дол­гий, очень дол­гий и болез­нен­ный путь вос­ста­нов­ле­ния един­ства. Он страш­ный, тяже­лый, как путь любо­го пока­я­ния чело­ве­ка, выхо­дя­ще­го из состо­я­ния глу­бо­ко­го гре­ха. Но этот путь есть, и люди им идут.

Раз­вод у хри­сти­ан – это катастрофа

– «У мое­го супру­га раз­вел­ся брат (брак вен­чан), батюш­ка ска­зал, что ни о каком сча­стье в буду­щем и речи быть не может», – уви­де­ла я на одном из форумов…

– Это­го свя­щен­ник знать не зна­ет. Сча­стье – не в его ком­пе­тен­ции. Воз­мож­но, таким обра­зом он хотел при­звать к ответственности?

– Какие есть объ­ек­тив­ные при­чи­ны для развода?

– Пони­ма­е­те, объ­ек­тив­ных при­чин для раз­во­да нет. Об этом и Хри­стос гово­рит в Еван­ге­лии. Есть состо­я­ние, когда не было бра­ка или брак не состо­ял­ся, пото­му что те, кото­рые взя­ли на себя ответ­ствен­ность этот брак совер­шать, ока­за­лись людь­ми лжи­вы­ми, без­от­вет­ствен­ны­ми и лег­ко­мыс­лен­ны­ми, не жела­ю­щи­ми тру­дить­ся над собой и не жела­ю­щи­ми нести это бре­мя люб­ви. И всё. И тогда эти люди долж­ны нести ответ­ствен­ность за это.

В Като­ли­че­ской Церк­ви, кото­рую все руга­ют за либе­ра­лизм, лег­ко­вес­ность и про­чее, раз­ве­ден­ных супру­гов не при­ча­ща­ют ни при каких обсто­я­тель­ствах. Не при­ча­ща­ют людей, кото­рые вошли во вто­рой брак. Я не сужу, насколь­ко это пра­виль­но или непра­виль­но. Речь о стро­гом отно­ше­нии к браку.

Люди долж­ны нести ответ­ствен­ность за то, что про­ис­хо­дит в их жиз­ни, если они назы­ва­ют­ся хри­сти­а­на­ми. Если эти люди не назы­ва­ют­ся хри­сти­а­на­ми, то к ним и вопро­сов нет. А я гово­рю о тех, кто назвал себя хри­сти­а­на­ми, ходит в цер­ковь, участ­ву­ет в таин­ствах, учит жить дру­гих и так далее, и тому подоб­ное. Если раз­вод слу­ча­ет­ся с хри­сти­а­на­ми – это катастрофа.

– Но быва­ет, что люди при­шли в Цер­ковь уже имен­но во вто­ром браке…

– Да всё быва­ет! Быва­ет, что люди пер­вый брак совер­ши­ли по глу­по­сти, а вто­рой брак у них хоро­ший. Таких слу­ча­ев мил­ли­он. Да, они в пер­вый раз совер­ши­ли ошиб­ку, не поняв, что это такое, а вот вто­рой брак они созда­ли креп­кий. И вот тут-то, нако­нец, поня­ли, что такое насто­я­щая любовь. А вот то, что было до это­го – как буд­то не суще­ство­ва­ло? Это всё мож­но сте­реть ласти­ком? Детей, кото­рые роди­лись в том, в пер­вом бра­ке, о них мож­но забыть? У этих детей всё так же заме­ча­тель­но после развода?

Я не за то, что­бы все­гда гово­рить, что раз­бей­тесь, но живи­те в бра­ке до кон­ца. Нет, не об этом раз­го­вор. Раз­го­вор об ответ­ствен­но­сти тех, кто всту­па­ет в брак, и тех, кто этот брак раз­ру­ша­ет. Если эти люди, опять-таки под­черк­ну, счи­та­ют себя хри­сти­а­на­ми. А если они тако­вы­ми счи­та­ют себя лишь отча­сти, то таких и вен­чать не стоит.

– Если всё-таки имен­но в хри­сти­ан­ской семье – пато­ло­ги­че­ские слу­чаи: изме­на, пьян­ство и так далее?

– В хри­сти­ан­ской семье не может быть пато­ло­ги­че­ских слу­ча­ев. Напе­ча­тай­те это жир­ны­ми бук­ва­ми. Если пато­ло­гия – то это не хри­сти­ан­ская семья. Она не име­ет отно­ше­ния к христианству.

«Любить надо, как жить – каж­дый день»

– Свет­ские пси­хо­ло­ги сове­ту­ют не сохра­нять брак из-за детей. А какое мне­ние по это­му пово­ду у священника?

– Если люди гото­вы сохра­нять брак ради детей, это очень мощ­ная моти­ва­ция, пото­му что это всё-таки моти­ва­ция люб­ви. И она в той или иной сте­пе­ни хра­нит ребен­ка от силь­ней­шей трав­мы. Все­гда, любой раз­вод для ребен­ка любо­го воз­рас­та – серьез­ная трав­ма. Гораз­до боль­шая, чем для роди­те­лей или для одно­го из них.

– Неред­ки, к сожа­ле­нию, исто­рии, когда в мно­го­дет­ных семьях супру­ги, что назы­ва­ет­ся, «не вкла­ды­ва­лись в отно­ше­ния», папа рабо­тал с утра до ночи, мама зани­ма­лась с детьми. Дети вырос­ли и супру­ги поня­ли, что их боль­ше ниче­го не свя­зы­ва­ет. Совсем ниче­го. Им раз­во­дить­ся или про­дол­жать с этим пони­ма­ни­ем жить?

– Фор­маль­ный раз­вод может быть каким угод­но. Но если людей ниче­го не свя­зы­ва­ет, они уже дав­но в разводе.

Любовь – это еже­днев­ный труд, посто­ян­ное стрем­ле­ние пре­одо­леть гре­хов­ную рознь мира сего. Любить надо, как жить – каж­дый день. У нас люди жить не уме­ют, пото­му и любить не уме­ют. Они жить не хотят, они и любить отка­зы­ва­ют­ся. Брак не может быть удо­воль­стви­ем. Брак может быть сча­стьем. Брак – это все­гда сча­стье, изна­чаль­но зало­жен­ное в эти отно­ше­ния этих двух людей. Но попро­буй достиг­ни это­го счастья.

– Что зна­чит сохра­нять брак?

– Сохра­нять брак – это каж­дый день гово­рить друг дру­гу о том, как дру­гой чело­век тебе дорог, друг дру­гу улы­бать­ся, друг дру­га неж­но обни­мать, друг с дру­гом делить­ся всем, что у тебя есть, не иметь ниче­го сво­е­го, а иметь всё общее. Ну, напри­мер, общая элек­трон­ная поч­та – не для того, что­бы читать чужие пись­ма, а пото­му что так само собой скла­ды­ва­ет­ся, когда есть пол­ное доверие.

Любовь может, как вся­кий огонь, быть яркой, может чуть зату­хать. Но если люди и ста­ра­ют­ся, и вдруг чув­ству­ют, что что-то слу­ча­ет­ся, это для них – как страш­ный сиг­нал бед­ствия, они долж­ны при­ло­жить все свои уси­лия, дой­ти до кон­ца, что­бы всё это хра­нить, возгревать.

Брак – это не то про­стран­ство, где чело­век живет без­оши­боч­но. Это про­стран­ство, в кото­ром люди друг дру­гу про­ща­ют ошибки.

Обра­зо­ва­ние и Православие

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки