К браку – готовы!<br><span class="bg_bpub_book_author">Игумен Нектарий (Морозов)</span>

К браку – готовы!
Игумен Нектарий (Морозов)

(4 голоса5.0 из 5)


– Здрав­ствуй­те! В наших бесе­дах с игу­ме­ном Нек­та­ри­ем мы уже гово­ри­ли о том, что стрем­ле­ние к бра­ку для любя­щих муж­чи­ны и жен­щи­ны есте­ствен­но. Как понять, что отно­ше­ния уже подо­шли к это­му логи­че­ско­му эта­пу? Если муж­чи­на не реша­ет­ся сде­лать пред­ло­же­ние, сто­ит ли ему в этом помочь? Какое зна­че­ние для буду­ще­го бра­ка име­ют отно­ше­ния с род­ствен­ни­ка­ми избран­ни­ков? Брач­ный кон­тракт, или о чем обя­за­тель­но необ­хо­ди­мо дого­во­рить­ся жени­ху и неве­сте до похо­да в ЗАГС? Сно­ва в сту­дии насто­я­тель Пет­ро­пав­лов­ско­го хра­ма Сара­то­ва игу­мен Нек­та­рий (Моро­зов). Здрав­ствуй­те, отец Нектарий!

– Доб­рый день!

– Ска­жи­те, пожа­луй­ста, как дво­им понять, что они уже доста­точ­но узна­ли друг дру­га, испы­та­ли друг дру­га, и мож­но уже все­рьез заду­мы­вать­ся о браке?

– Мне кажет­ся, на этот вопрос доста­точ­но слож­но отве­тить, пото­му что, навер­ное, невоз­мож­но под­хо­дить к чело­ве­че­ским отно­ше­ни­ям, так­же как мы под­хо­ди­ли бы к какой-то ситу­а­ции, тре­бу­ю­щей неко­го тех­ни­че­ско­го реше­ния, или реше­ния, осно­ван­но­го на каких-то отче­тах, вычис­ле­ни­ях, ана­ли­зе. Здесь, навер­но, нуж­но гово­рить о дру­гом. О том, что пер­во­на­чаль­но люди ока­зы­ва­ют­ся рядом, пото­му что они испы­ты­ва­ют друг к дру­гу опре­де­лен­ные чув­ства. И если с тече­ни­ем вре­ме­ни это чув­ство не осла­бе­ва­ет, но ста­но­вит­ся более силь­ным, более глу­бо­ким, и ока­зы­ва­ет­ся оче­вид­но, что это не какое-то мимо­лет­ное настро­е­ние, что это не какое-то увле­че­ние, кото­рое так­же лег­ко, как появи­лось, так и про­па­ло, а чув­ство насто­я­щее, под­лин­ное, то уве­рен­ность в этом и убеж­да­ет людей в том, что им отныне необ­хо­ди­мо быть вме­сте. Кто-то к это­му выво­ду может прий­ти в тече­ние доста­точ­но корот­ко­го вре­ме­ни; кто-то в тече­ние более дли­тель­но­го. Кому-то порою тре­бу­ют­ся годы, что­бы реше­ние было при­ня­то, и здесь не назо­вешь какой-то один срок, какой-то один пери­од вре­ме­ни, пото­му что сколь­ко людей, столь­ко и раз­лич­ных устро­е­ний. Вот, напри­мер, архи­манд­рит Иоанн Кре­стьян­кин гово­рил о трех годах, кото­рые долж­ны пред­ше­ство­вать бра­ку: трех годах, в тече­ние кото­рых люди встре­ча­ют­ся, узна­ют друг дру­га, гото­вят­ся стать мужем, и потом, нако­нец, это реше­ние при­ни­ма­ют. Види­мо, здесь он про­во­дил некую ана­ло­гию меж­ду мона­ше­ским постри­гом и вре­ме­нем послу­ша­ния, кото­рое чело­век про­во­дит в каче­стве послуш­ни­ка в мона­сты­ре. Но, с одной сто­ро­ны, и в мона­сты­рях не все­гда выдер­жи­ва­ет­ся этот срок ‒ три года, и тем более в отно­ше­нии семей­ных отно­ше­ний не обя­за­тель­но дол­жен выдер­жи­вать­ся этот срок. Навер­ное, отец Иоанн еще осно­вы­вал­ся на том, как мно­го бра­ков рас­па­да­ет­ся с тече­ни­ем вре­ме­ни имен­но по той при­чине, что люди не успе­ва­ют друг дру­га узнать, не успе­ва­ют понять сво­их соб­ствен­ных чувств, совер­ша­ют ошиб­ку, а потом из этой ошиб­ки напе­ре­ко­сяк идет вся соб­ствен­ная их жизнь. Я, напри­мер, не решил­ся бы гово­рить о трех годах, исхо­дя про­сто из прак­ти­ки, из како­го-то мое­го доста­точ­но огра­ни­чен­но­го опы­та, но в то же вре­мя я пола­гаю, что год при­мер­но – это тот срок, кото­рый дол­жен прой­ти. Поче­му? Пото­му что за это вре­мя люди успе­ва­ют друг дру­га более-менее узнать, они успе­ва­ют более-менее понять себя самих, насколь­ко это чув­ство носит серьез­ный, глу­бо­кий, осно­ва­тель­ный харак­тер, насколь­ко оно насто­я­щее; успе­ва­ют оча­ро­вать­ся, и, может быть, даже разо­ча­ро­вать­ся, а потом прий­ти уже к како­му-то трез­во­му пони­ма­нию, кто же рядом с тобой нахо­дит­ся. Если все это пони­ма­ние, все эти про­цес­сы оча­ро­ва­ния, разо­ча­ро­ва­ния, пони­ма­ния, кто рядом с тобой нахо­дит­ся будет про­ис­хо­дить уже внут­ри семьи, в бра­ке – ну, воз­мож­но, что это­го испы­та­ния брак не выдер­жит. Соб­ствен­но гово­ря, мы это видим прак­ти­че­ски посто­ян­но, как не выдер­жи­ва­ют тако­го рода испы­та­ния. Если все это поды­то­жить, навер­ное, надо ска­зать, что глав­ным кри­те­ри­ем здесь явля­ет­ся внут­рен­няя ясность. И если чело­век при­вык при­ни­мать реше­ния с бух­ты-барах­ты, совер­шен­но не под­го­тав­ли­вая их во всех осталь­ных обла­стях сво­ей жиз­ни, ско­рее все­го он точ­но так­же посту­пит и в отно­ше­нии жиз­ни семей­ной. Если же чело­век при­вык все­рьёз отно­сить­ся к тому, что он дела­ет, пони­мая, что каж­дое дей­ствие сопро­вож­да­ет­ся опре­де­лен­ной ответ­ствен­но­стью за это дей­ствие, то, навер­ное, он и в отно­ше­нии бра­ка посту­пит так же. То есть, когда чело­век учит­ся быть ответ­ствен­ным, учить­ся быть серьез­ным, осно­ва­тель­ным во всем, что он дела­ет, ему очень хоро­шую служ­бу это в отно­ше­нии бра­ка тоже сослу­жит. Хотя, еще раз повто­рюсь: область чувств все-таки в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни лежит вне обла­сти раци­о­наль­но­го. Здесь нель­зя ори­ен­ти­ро­вать­ся толь­ко лишь на какие-то пра­ви­ла, толь­ко лишь на какие-то раз и навсе­гда ого­во­рен­ные прин­ци­пы. Исклю­че­ний быва­ет доста­точ­но мно­го, но эти исклю­че­ния могут быть оправ­да­ны толь­ко одним – любо­вью насто­я­щей. А если она ока­жет­ся нена­сто­я­щей и вооб­ще не любо­вью, тогда, конеч­но, оправ­дан­ной спеш­ка не будет.

– Отец Нек­та­рий, готов­ность к бра­ку, о кото­рой часто гово­рят, – это дей­стви­тель­но такой нема­ло­важ­ный пси­хо­ло­ги­че­ский фак­тор, или это миф?

– Я думаю, что, навер­ное, все-таки умест­нее гово­рить не о готов­но­сти к бра­ку, а о готов­но­сти к жиз­ни. Пото­му что брак, при всей сво­ей важ­но­сти, это все­го лишь одна из состав­ля­ю­щих чело­ве­че­ской жиз­ни на зем­ле. И если чело­век готов к жиз­ни в целом, если он имен­но живет, а не нахо­дит­ся в каком-то под­го­то­ви­тель­ном к жиз­ни состо­я­нии, то он и к бра­ку будет готов. Если чело­век не готов к бра­ку, то, соб­ствен­но гово­ря, он не готов и к жиз­ни как тако­вой, он не живет, а вот как-то толь­ко-толь­ко к жиз­ни еще при­смат­ри­ва­ет­ся. Что такое готов­ность жиз­ни – это та же самая ответ­ствен­ность за жизнь как дар, кото­рый тебе дал Гос­подь. Это готов­ность все­рьез отно­сить­ся к тем людям, кото­рых ты в жиз­ни встре­ча­ешь, это готов­ность само­му себя содер­жать. Пото­му что это крайне важ­ный такой момент, опять-таки, вро­де бы это про­за жиз­ни, но из-за этой про­зы жиз­ни зача­стую рас­па­да­ют­ся семьи, когда ока­зы­ва­ет­ся, что люди в брак всту­пи­ли, и при этом для них совер­шен­но не явля­ет­ся фак­том то, что как-то они долж­ны в этом бра­ке жить, каким-то обра­зом обес­пе­чи­вая мате­ри­аль­ную осно­ву жиз­ни сов­мест­ной. Это не долж­но быть глав­ным, это не долж­но быть пер­во­сте­пен­ным, если это­го нет, то и ниче­го не будет. И здесь же я ска­зал, что это мате­ри­аль­ный фак­тор, но это не толь­ко мате­ри­аль­ный фак­тор, это опять-таки та же самая ответ­ствен­ность, то же самое серьез­ное, осно­ва­тель­ное отно­ше­ние к жиз­ни. Без­услов­но, готов­ность чело­ве­ка к жиз­ни как тако­вой, и жизнь сама как тако­вая пред­по­ла­га­ет и вза­и­мо­от­но­ше­ния чело­ве­ку с людь­ми, и пред­по­ла­га­ет нали­чие опре­де­лен­ных уме­ний и навы­ков, пред­по­ла­га­ет опре­де­лен­ные отно­ше­ния к тем ситу­а­ци­ям непро­стым, в кото­рых мы в жиз­ни можем ока­зы­вать­ся. Если все это у чело­ве­ка есть, то слож­но­сти при вступ­ле­нии в брак не будет. Если это­го нет, ну, навер­ное, тогда труд­но­стей будут воз­ни­ка­ет мно­го, они будут на каж­дом шагу. Кто-то будет их пре­одо­ле­вать, кто-то будет им усту­пать и перед ними сда­вать­ся – это в зави­си­мо­сти уже из внут­рен­не­го устро­е­ния чело­ве­ка. Но, вооб­ще, каж­дый из нас при­зван и учить­ся, и взрос­леть, и рас­ти. Если чело­век на это настро­ен, то он все преодолеет.

– Отец Нек­та­рий, тра­ди­ци­он­но пред­ло­же­ние дела­ет муж­чи­на. Но сего­дня то ли из-за инфан­тиль­но­сти муж­чин, то ли из-за нетер­пе­ли­во­сти жен­щин ситу­а­ция начи­на­ет менять­ся, и как-то в обще­стве фор­ми­ру­ет­ся такое пред­став­ле­ние, что жен­щи­на в опре­де­лен­ных ситу­а­ци­ях долж­на взять ситу­а­цию в свои руки, либо как-то неза­мет­но под­тал­ки­вать муж­чи­ну к это­му реше­нию, либо впря­мую заго­во­рить о бра­ке. Како­во Ваше мнение?

– Мне кажет­ся, что, дей­стви­тель­но, пред­ло­же­ние дол­жен делать муж­чи­на. Исклю­че­ния воз­мож­ны, как воз­мож­ны они в любой обла­сти нашей жиз­ни. Но воз­ни­ка­ет вопрос: если при­чи­на все­го в инфан­тиль­но­сти муж­чи­ны, если жен­щи­на долж­на взять ситу­а­цию в свои руки, пото­му что муж­чи­на, кото­ро­го она выбра­ла, инфан­ти­лен – ну, а точ­но ли вам нужен инфан­тиль­ный муж­чи­на, точ­но вы хоти­те быть для него мамой, тетей, вос­пи­та­тель­ни­цей, кем-то еще, а не женой? Ведь не слу­чай­но есть такое заме­ча­тель­ное выра­же­ние «замуж». Замуж – это пред­по­ла­га­ет­ся, что она нахо­дит­ся «за мужем». Не в том смыс­ле, что она зани­ма­ет вто­рое место в жиз­ни, не в том смыс­ле, что она игра­ет какие-то вто­рые роли, а в том смыс­ле, что она нахо­дит­ся за ним, то есть он ее дол­жен защи­щать, обе­ре­гать, при­кры­вать собою. Это очень ёмкое такое поня­тие. А если это­го нет, то полу­ча­ет­ся, что это не «замуж», это что-то дру­гое выхо­дит. Конеч­но, люди быва­ют раз­ные, и по-раз­но­му люди свое сча­стье пред­став­ля­ют, поэто­му я гово­рю, что исклю­че­ния воз­мож­ны, но мне кажет­ся, что это все-таки не совсем пра­виль­но. Если муж­чи­на не может сам сде­лать пред­ло­же­ние, то вполне воз­мож­но, что он и еще мно­го чего не смо­жет сде­лать. И все это при­дет­ся нести на сво­их хруп­ких, а, может быть, уже не хруп­ких пле­чах, жен­щине. Гото­ва она к это­му? Может быть. Но зача­стую жизнь пока­зы­ва­ет, что эта готов­ность ока­зы­ва­ет­ся непра­виль­но поня­той, и чело­век над­ры­ва­ет­ся в какой-то момент, и про­ис­хо­дит крах семей­ных отношений.

– Батюш­ка, есть такое выра­же­ние «дого­во­рить­ся о чем-то на бере­гу». Если вос­при­ни­мать брак как такое дли­тель­ное сов­мест­ное путе­ше­ствие – путе­ше­ствие дли­ной в жизнь, о чем обя­за­тель­но жени­ху и неве­сте нуж­но дого­во­рить­ся на этом самом берегу?

– Я не совсем уве­рен в том, что нуж­но имен­но дого­ва­ри­вать­ся на бере­гу. Я думаю, что на бере­гу нуж­но друг дру­га понять. Дого­ва­ри­ва­ют­ся все-таки люди, когда они начи­на­ют какое-то сов­мест­ное дело, когда они соби­ра­ют­ся вести сов­мест­ный биз­нес – вот тогда им нуж­но имен­но дого­ва­ри­вать­ся, пото­му что это некие парт­нер­ские вза­и­мо­от­но­ше­ния, кото­рые скреп­ле­ны не любо­вью, не лич­ны­ми отно­ше­ни­я­ми людей друг к дру­гу, а неко­ей вза­им­ной выго­дой, неко­ей сов­мест­ной дея­тель­но­стью. Брак – это нечто гораз­до более глу­бо­кое, гораз­до более серьез­ное. И здесь, повто­рюсь, нуж­но не дого­ва­ри­вать­ся, а убе­дить­ся в том, что ты пони­ма­ешь чело­ве­ка, а он пони­ма­ет тебя, и что наи­бо­лее важ­ные осно­во­по­ла­га­ю­щие вещи в вашей жиз­ни вы и пони­ма­е­те оди­на­ко­во, и отно­си­тесь к ним оди­на­ко­во. А если воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость дого­ва­ри­вать­ся «ты меня будешь туда-то отпус­кать, а ты мне не будешь в этом пре­пят­ство­вать, а я вот буду вот так рас­тить детей, а ты не будешь в это вме­ши­вать­ся» – ну, мне кажет­ся, что это уже гово­рит о том, что что-то в отно­ше­ни­ях не так. Кро­ме того, опять же, когда люди заклю­ча­ют дого­вор в при­сут­ствии юри­ста, когда дого­вор под­пи­сы­ва­ет­ся, скреп­ля­ет­ся под­пи­ся­ми и печа­тя­ми, потом доста­точ­но слож­но им пре­не­бречь, хотя и такое быва­ет. А что такое «дого­во­рить­ся на бере­гу в отно­ше­нии бра­ка»? Ну, дого­во­ри­лись, но потом если что-то пошло не так, все дого­во­рен­но­сти при­зна­ют­ся несо­сто­я­тель­ны­ми или вооб­ще не имев­ши­ми место.

– Вот как раз брач­ный кон­тракт: c одной сто­ро­ны – это доку­мент, кото­рый низ­во­дит отно­ше­ний супру­гов на уро­вень каких-то рас­чет­ли­вых парт­не­ров, что само по себе без­нрав­ствен­но; а с дру­гой сто­ро­ны, в сего­дняш­них усло­ви­ях, когда при­хо­дит­ся видеть совер­шен­но ужа­са­ю­щие по сво­ей какой-то изощ­рен­но­сти при­ме­ры пре­да­тель­ства в бра­ке, этот доку­мент поз­во­ля­ет, по край­ней мере, избе­жать каких-то лиш­них трав­ми­ру­ю­щих раз­би­ра­тельств, посягательств…

– Это очень слож­ный и очень болез­нен­ный вопрос. Ска­жем так: мы гово­рим о бра­ке иде­аль­ном, о том, каким он дол­жен быть. И если мы гово­рим о бра­ке иде­аль­ном, то, без­услов­но, ника­ко­го брач­но­го кон­трак­та, в прин­ци­пе, быть здесь не долж­но, пото­му что он как-то оскорб­ля­ет любовь, оскорб­ля­ет отно­ше­ние людей друг к дру­гу. С дру­гой сто­ро­ны, гово­ря об иде­аль­ном, мы все вре­мя стал­ки­ва­ем­ся с реаль­ным, и вот тут такая какая-то пара­док­саль­ная про­ти­во­ре­чи­вая ситу­а­ция полу­ча­ет­ся. Я знаю доста­точ­но мно­го пар, кото­рым я бы реко­мен­до­вал, всту­пая в брак, или даже нахо­дясь в бра­ке, опре­де­лен­ным обра­зом юри­ди­че­ски оформ­лять харак­тер их иму­ще­ствен­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний. Я сей­час рас­шиф­рую, что я имею в виду – ино­гда всту­пая в брак, ино­гда уже нахо­дясь в бра­ке. Ска­жем, выхо­дит жен­щи­на замуж за чело­ве­ка, у кото­ро­го когда-то была игро­вая зави­си­мость. Что такое игро­вая зави­си­мость – это кре­ди­ты, кото­рых чело­век не может отдать; это день­ги, кото­рые он кому-то про­иг­ры­ва­ет и кото­рые потом ложат­ся бре­ме­нем на всю семью. Если эта зави­си­мость не изжи­та, я бы не посо­ве­то­вал всту­пать в брак, пото­му что чело­век, кото­рый зави­сит от игры, это не про­сто чело­век с какой-то кон­крет­ной сла­бо­стью – это чело­век, на кото­ро­го нель­зя поло­жить­ся вооб­ще ни в чем. Он любит игру, он пре­дан игре, он не любит ни жену, ни детей, кото­рые у него есть или появят­ся впо­след­ствии. Это некое совер­шен­но осо­бое устро­е­ние. И если все-таки жен­щи­на реша­ет всту­пить в такой брак, то есте­ствен­но я, желая как-то обез­опа­сить, посо­ве­тую ей, что­бы она опре­де­лен­ным обра­зом юри­ди­че­ски, нота­ри­аль­но офор­ми­ла такую дан­ность, что кре­ди­ты, кото­рые он будет брать, дол­ги, кото­рые он будет делать, нико­им обра­зом не могут быть воз­ло­же­ны на нее, то есть некое раз­гра­ни­че­ние этих финан­со­вых пол­но­мо­чий. То же самое быва­ет, когда уже в самом бра­ке это про­ис­хо­дит, такая же беда. И здесь как мера, спо­соб­ству­ю­щая сохра­не­нию бра­ка, как ни стран­но, тоже может быть тако­го рода дого­вор. Пото­му что люди уже на гра­ни рас­ста­ва­ния, на гра­ни кого-то отча­я­ния, пото­му что, как пра­ви­ло, жен­щи­на быва­ет постра­дав­шей в этой ситу­а­ции, хотя, конеч­но, вся­кие ситу­а­ции име­ет место, и у нее про­сто нет готов­но­сти вновь и вновь выпла­чи­вать за мужа кре­ди­ты, кото­рые он набрал, и на себе все это тащить и ждать, когда у нее квар­ти­ру еще в при­да­чу отбе­рут. Да, тогда может быть вполне логич­но заклю­чить опре­де­лен­ный дого­вор, соглас­но кото­ро­му муж будет нести сам ответ­ствен­ность за все то, что он, во-пер­вых, в этом бра­ке на себя пове­сит, какие-то финан­со­вые обре­ме­не­ния, и тогда жена, все-таки как-то при­ми­рив­шись с ситу­а­ци­ей, в бра­ке оста­ет­ся. Быва­ет ина­че. Быва­ет так, что ты как свя­щен­ник, видя, что всту­па­ют в брак люди, один из кото­рых, воз­мож­но, дру­го­го соби­ра­ет­ся обма­нуть. Быва­ет такое? Да, такое быва­ет. Стал­ки­ва­ем­ся мы с этим? Да, стал­ки­ва­ем­ся. Но, что назы­ва­ет­ся, свою голо­ву дру­го­му чело­ве­ку не при­ста­вишь, да и насчет сво­ей голо­вы тоже обо­льщать­ся бы не хоте­лось, если уж об этом гово­ришь. И видя, что здесь это воз­мож­но, и пони­мая, что твои подо­зре­ния небес­поч­вен­ны, можешь посо­ве­то­вать заклю­чить такой дого­вор, напри­мер, что­бы чело­век не лишил­ся квар­ти­ры, не лишил­ся како­го-то иму­ще­ства, кро­ме кото­ро­го у него боль­ше ниче­го нет. Но опять же все то, о чем мы сей­час гово­рим, име­ет отно­ше­ние ско­рее к суро­вой реаль­но­сти нашей жиз­ни, име­ет отно­ше­ние к тем ошиб­кам, кото­рые люди совер­ша­ют, но мало име­ет отно­ше­ние к под­лин­ной люб­ви. Все-таки луч­ший дого­вор и луч­шая стра­хов­ка – это жить мак­си­маль­но все­рьез, глу­бо­ко, по-насто­я­ще­му, и чув­ство­вать мак­си­маль­но глу­бо­ко и по-насто­я­ще­му, и так­же глу­бо­ко, по-насто­я­ще­му узна­вать дру­го­го чело­ве­ка. На самом деле здесь риск будет мень­ше. Ведь ска­зать, что люди совер­ша­ют ошиб­ки при вступ­ле­нии в брак слу­чай­но, что это какая-то такая страш­ная дан­ность, что это­го не избе­жать – нет, это неправ­да. На самом деле неправ­да: во всех обла­стях чело­ве­че­ской жиз­ни есть опре­де­лен­ные какие-то пра­ви­ла, соблю­дая кото­рые, ты мини­ми­зи­ру­ешь риск. Вот здесь пра­ви­ло: не будь лег­ко­мыс­лен­ным, не под­да­вай­ся каким-то мимо­лёт­ным совер­шен­но эмо­ци­ям и пере­жи­ва­ни­ям, не спе­ши нику­да, отне­сись к это­му как к само­му важ­но­му делу в сво­ей жиз­ни, ‒ ты, ско­рее все­го, не оши­бешь­ся. Со мной мно­гие люди могут поспо­рить, мно­гие люди могут ска­зать, что я не пони­маю, о чем я гово­рю. Я убеж­ден­но совер­шен­но гово­рю о том, что я пони­маю, о чем я гово­рю. Мож­но жить на поверх­но­сти, а мож­но жить по-насто­я­ще­му глу­бо­ко. Ведь очень часто быва­ет так: обра­тим­ся к при­ме­ру, кото­рый от бра­ка кажет­ся мак­си­маль­но дале­ким, а потом от него попы­та­ем­ся вер­нуть­ся к тому, о чем мы гово­рим. Вот еван­гель­ская исто­рия, вот зем­ное слу­же­ние Хри­ста Спа­си­те­ля, три года Его про­по­ве­ди, чуде­са, кото­рые Он совер­ша­ет, исце­ле­ния, кото­рые Он совер­ша­ет, в кон­це кон­цов, вос­кре­ше­ние умер­ших. И вот иудеи, совре­мен­ные ему. И тыся­чи людей все это видят, и какое-то опре­де­лен­ное коли­че­ство людей дела­ет из это­го для себя опре­де­лен­ные выво­ды – это апо­сто­лы, это неко­то­рые люди, о жиз­ни кото­рых мы что-то зна­ем впо­след­ствии, неко­то­рые люди, о жиз­ни кото­рых мы впо­след­ствии не зна­ем, но кото­рые, видя это, пони­ма­ли, что перед ними Бог, Кото­рый стал Чело­ве­ком. Или же если они неспо­соб­ны воз­вы­сить­ся до это­го пони­ма­ния, по край­ней мере, они спо­соб­ны, навер­ное, ска­зать тоже самое, что гово­ри­ли неко­то­рые люди, послан­ные фари­се­я­ми для того, что­бы уло­вить Хри­ста в сло­ве или же схва­тить Его, кото­рые ска­за­ли: нико­гда ни один чело­век не гово­рил так, как этот Чело­век. А дру­гие пони­ма­ли, что нико­гда ни один чело­век ниче­го не делал того, что дела­ет этот Чело­век. И вот этот вывод, сде­лан­ный ими бла­го­да­ря тому, что они виде­ли, он опре­де­лил их отно­ше­ние ко Хри­сту. И эти люди уже не кри­ча­ли: «Рас­пни!», эти люди уже не были сви­де­те­ля­ми рас­пя­тия, кото­рые сме­я­лись, хло­па­ли в ладо­ши и зло­рад­ство­ва­ли по пово­ду того, что про­ис­хо­дит у них на гла­зах. Это люди, для кото­рых про­ис­хо­див­шее было огром­ной скор­бью. Их было мень­шин­ство, но они раз­гля­де­ли во Хри­сте Хри­ста, или, по край­ней мере, мак­си­маль­но при­бли­зи­лись к пони­ма­нию это­го. А про­чие ошиб­лись. Так вот про­чие были потре­би­те­ля­ми, про­чие смот­ре­ли совер­шен­но поверх­ност­но, они, как гово­рит Гос­подь: «Вы при­шли сюда, пото­му что ели хлеб и насы­ти­лись» ‒ не более того. И вот поче­му я пере­хо­жу от темы бра­ка к этой теме, эта тема еще важ­нее. Мы все зна­ем, что одна­жды насту­пит тот пери­од, кото­рый при­ня­то назы­вать кон­цом вре­мен, когда при­дет на зем­лю анти­христ, и боль­шин­ство людей не узна­ет анти­хри­ста имен­но пото­му, что они на все смот­рят крайне поверх­ност­но, крайне фор­маль­но, и не при­вык­ли жить глу­бо­ко, не при­вык­ли жить все­рьез, и самое глав­ное, не при­вык­ли смот­реть прав­де в гла­за, а при­вык­ли от нее пря­тать­ся, пото­му что прав­да – вещь очень неудоб­ная. И поэто­му: «Ах, обма­нуть меня не труд­но, я сам обма­ны­вать­ся рад!» – при­ме­ни­мо не толь­ко к обла­сти лич­ных отно­ше­ний, но и к обла­сти рели­ги­оз­ной, обла­сти поли­ти­че­ской, абсо­лют­но к любой. То есть не обма­ны­ва­ют чело­ве­ка, он сам обма­ны­ва­ет­ся. Обма­ны­ва­ет­ся не пото­му, что он невни­ма­тель­ный, не пото­му что он лег­ко­мыс­лен­ный (хотя поэто­му порой тоже), а про­сто пото­му, что он сам рад, так про­ще. И вот эта страш­ная про­сто­та спо­соб­на не толь­ко погу­бить семей­ную жизнь чело­ве­ка, не про­сто жизнь чело­ве­ка сло­мать – она спо­соб­на у него отнять жизнь веч­ную. Вро­де бы не одно­го харак­те­ра вещи – непра­виль­ный выбор супру­га или супру­ги, или при­ня­тие анти­хри­ста, но на самом деле вещи очень близ­кие, очень род­ствен­ные. Ты здесь, если видишь, как оно всё на самом деле, то ты и здесь будешь видеть, как оно на самом деле. Тут не хочешь уви­деть, и там не уви­дишь. Это дан­ность. В мини­а­тю­ре каж­дый из нас ведь с этим стал­ки­ва­ет­ся, когда есть какая-то ситу­а­ция, когда, допу­стим, нас кто-то совер­шен­но реаль­но, дей­стви­тель­но неспра­вед­ли­во пре­сле­ду­ет, оскорб­ля­ет, при­чи­ня­ет нам зло. А рядом нахо­дит­ся чело­век, кото­ро­го мы счи­та­ем близ­ким, и он это­го не заме­ча­ет. «Ну как же так, ты что, не видишь, ты что, не видишь, что про­ис­хо­дит?» – «Нет, не вижу». Конеч­но, не видит, пото­му что он не хочет видеть. И вот тогда ты пони­ма­ешь, насколь­ко сле­пым может быть чело­век. А в дру­гой ситу­а­ции, может быть, сам ока­зы­ва­ешь­ся таким же сле­пым, когда тебе что-то неудоб­но уви­деть. Вот эта сле­по­та и обу­слав­ли­ва­ет ошиб­ки. А когда ты живешь по сове­сти, когда ты видишь то, что тре­бу­ет тво­е­го уча­стия, как бы оно ни было для тебя затруд­ни­тель­но, неже­ла­тель­но, ты и здесь будешь зря­чим. Не надо закры­вать гла­за на то, что тре­бу­ет вни­ма­ния. Не надо отво­ра­чи­вать­ся от того, на что нуж­но вни­ма­тель­но смот­реть и делать соот­вет­ству­ю­щие выво­ды. И не будет вот этой ошиб­ки, и не пона­до­бит­ся брач­ный дого­вор, на самом деле.

– Авто­ры серии книг о том, как постро­ить семей­ное сча­стье про­то­и­е­рей Андрей Лор­гус и пси­хо­лог Оль­га Крас­ни­ко­ва в одной из сво­их книг гово­рят о том, что под­го­тов­ка к сва­дьбе – пер­вое серьез­ное испы­та­ние отно­ше­ний. Поче­му так, и что Вы дума­е­те об этом?

– Я думаю, что это не испы­та­ние даже, хотя я смо­гу согла­сить­ся с такой трак­тов­кой, но ско­рее это про­вер­ка отно­ше­ний. Пото­му что если на ста­дии под­го­тов­ки к сва­дьбе выяс­ня­ет­ся, что для людей важ­ны прин­ци­пи­аль­но раз­ные вещи, то, может быть, это есть тот берег, на кото­ром надо остать­ся, и не оттал­ки­вать­ся от него, и не отправ­лять­ся в какое-то небез­опас­ное пла­ва­ние. Пото­му что если, к при­ме­ру, на ста­дии под­го­тов­ки к сва­дьбе вдруг выяс­ня­ет­ся, что либо для неве­сты (это, кста­ти, чаще в дан­ном слу­чае быва­ет), либо для жени­ха важ­нее пыш­ная какая-то сва­дьба такая, о кото­рой будут потом все гово­рить, и кото­рая ста­нет надол­го при­ме­ром самой яркой, самой уди­ви­тель­ной сва­дьбы, какую люди толь­ко виде­ли в сво­ей жиз­ни, и это настоль­ко зани­ма­ет их созна­ние, настоль­ко зани­ма­ет их вни­ма­ние, что все осталь­ное отсту­па­ет на вто­рой план, – вот это уже очень такой симп­том, я бы ска­зал, пуга­ю­щий. Поче­му я ска­зал здесь о неве­сте. Дело в том, что чаще все­го мне при­хо­ди­лось стал­ки­вать­ся как раз с тем, что это­го тре­бо­ва­ли неве­сты, а не жени­хи, пото­му что бре­мя воз­ла­га­лось на жени­ха, на его сто­ро­ну. Конеч­но, часть бре­ме­ни ложит­ся и на роди­те­лей, на дру­зей реже – такое быва­ет, но неча­сто. И вот если откры­ва­ют­ся те тре­бо­ва­ния, с кото­ры­ми в дан­ном слу­чае, допу­стим, неве­ста под­хо­дит к жени­ху и какие-то вещи, кото­рые жених про­сто не может потя­нуть, ста­но­вят­ся пово­дом для кон­флик­та, есть осно­ва­ние заду­мать­ся: это если сей­час так, то что потом-то будет? Я думаю, что авто­ры дан­ной кни­ги име­ли в виду нечто подоб­ное. Есте­ствен­но, что на ста­дии под­го­тов­ки к сва­дьбе в тес­ней­шее вза­и­мо­от­но­ше­ние друг с дру­гом, во вза­и­мо­дей­ствие, всту­па­ют роди­те­ли, род­ствен­ни­ки жени­ха и неве­сты, и здесь опять-таки начи­на­ет обна­ру­жи­вать­ся что в ком есть. Поэто­му, без­услов­но, что­бы все это не было неожи­дан­но­стью, нуж­но зара­нее друг дру­га узна­вать. Узна­вать жизнь друг дру­га, узна­вать быт, узна­вать пове­де­ние людей в раз­лич­ных ситу­а­ци­ях. Конеч­но, нель­зя вос­при­ни­мать чело­ве­ка, сво­е­го избран­ни­ка или избран­ни­цу, изо­ли­ро­ван­но от той сре­ды, в кото­рой чело­век сфор­ми­ро­вал­ся и в кото­рой про­дол­жа­ет жить. Эта сре­да ‒ это семья, это дру­зья, это рабо­та, это место уче­бы, если чело­век еще учит­ся, и все это нуж­но понять. Пото­му что, если ты вдруг видишь, что чело­век с тобой один, а в семье он дру­гой, а на рабо­те тре­тий, а на уче­бе чет­вер­тый, с дру­зья­ми пятый – тогда надо понять, какой из них насто­я­щий. А если видишь, что наобо­рот, чело­век вез­де один и тот же, и где бы с кем ты его не видел, ты пони­ма­ешь, что это твой чело­век, наобо­рот, самый луч­ший, что толь­ко мож­но уви­деть. Конеч­но, очень важ­но узнать и понять роди­те­лей и род­ных сво­е­го избран­ни­ка или сво­ей избран­ни­цы, пото­му что то, како­вы они, это не гово­рит о том, что он будет таков же, или она будет тако­ва же, но, тем не менее, все-таки что-то обя­за­тель­но будет иметь место. И даже если, ска­жем, твоя неве­ста или твой жених не похо­жи на сво­их роди­те­лей, если они, наобо­рот, дела­ют все для того, что­бы не быть на них похо­жи­ми, ты все рав­но в какой-то момент гораз­до луч­ше будешь его или ее пони­мать, видя, от чего при­хо­дит­ся ухо­дить, от чего при­хо­дит­ся оттал­ки­вать­ся, что было про­бле­мой в их вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях, когда он или она рос­ли, или фор­ми­ро­ва­лись, или про­сто про­дол­жа­ли жить в этой семье. То есть понять и изу­чить очень важ­но ту семей­ную сре­ду, в кото­рой чело­век сфор­ми­ро­вал­ся, и про­чие сре­ды, в кото­рых он фор­ми­ру­ет­ся и оби­та­ет. Кро­ме того, тоже очень важ­но посмот­реть, как у тебя сло­жат­ся отно­ше­ния с род­ны­ми тво­е­го избран­ни­ка или тво­ей избран­ни­цы, и как на эти отно­ше­ния будет реа­ги­ро­вать опять-таки чело­век. Пото­му что сколь­ко бра­ков рас­па­да­ет­ся от того, что после вступ­ле­ния в брак вдруг выяс­ня­ет­ся, что глав­ная в семье, ска­жем, мама неве­сты, кото­рая ста­ла женой, и что она соби­ра­ет­ся совер­шен­но все­рьез этим бра­ком, этой семей­ной жиз­нью, руко­во­дить. А в дру­гой ситу­а­ции мама, допу­стим, жени­ха или мужа. На самом деле, поче­му я гово­рю о мамах: у них в боль­шей сте­пе­ни есть склон­ность руко­во­дить в семей­ной жиз­ни. У отцов, види­мо, есть какие-то дру­гие дела, кото­рые их зани­ма­ют, и им есть чем занять­ся. Но быва­ет и так, быва­ет так, что и отцы пыта­ют­ся руко­во­дить. Это, конеч­но, совер­шен­но непри­ем­ле­мо, и опять-таки это не то, о чем нуж­но дого­ва­ри­вать­ся на бере­гу, но то, что нуж­но понять на бере­гу: что в нашей семей­ной жиз­ни не дол­жен кто-то дру­гой быть руко­во­ди­те­лем, глав­ным кон­суль­тан­том, гене­раль­ным совет­ни­ком и про­чее. И опять-таки ты дол­жен посмот­реть, как отно­сят­ся к тво­им роди­те­лям твой избран­ник или твоя избран­ни­ца. Поче­му? Не пото­му, что твои роди­те­ли иде­аль­ные люди и они заслу­жи­ва­ют иде­аль­ных к ним отно­ше­ний – может быть совсем не так. Но если этот чело­век любит тебя, он будет любить тво­их близ­ких, и будет их при­ни­мать их с недо­стат­ка­ми. Но, впро­чем, это будет рабо­тать в том слу­чае, если ты не будешь гово­рить, что этих недо­стат­ков нет, и что это непри­кос­но­вен­ное, некая свя­ты­ня такая, что не думай ска­зать сло­во вопре­ки. Если посту­пать так, то всё разрушится.

– Гово­рят, для того что­бы хоро­шие отно­ше­ния с род­ствен­ни­ка­ми сохра­ня­лись, луч­ше дер­жать­ся от них подаль­ше и не сбли­жать­ся, вот как на самом деле?

– Нет, я думаю, что это не совсем так, это не совсем пра­виль­но. Дер­жать­ся подаль­ше и не сбли­жать­ся – это не вер­но. Вер­но дру­гое: луч­ше не жить вме­сте. То есть совер­шен­но оче­вид­но, что вновь воз­ник­шая семья долж­на жить само­сто­я­тель­но, долж­на жить отдель­но. Быва­ют слу­чаи, когда пре­крас­но вме­сте живут дети с роди­те­ля­ми, всту­пив­шие в брак, но чаще все-таки луч­ше гораз­до, когда нахо­дит­ся семья в каком-то сво­ем соб­ствен­ном про­стран­стве, кото­рое она может опре­де­лен­ным обра­зом стро­ить, кото­рым он сама рас­по­ря­жа­ет­ся, кото­рым она сама руко­во­дит. Пото­му что быва­ет так, что дети ста­но­вят­ся залож­ни­ка­ми вза­и­мо­от­но­ше­ний со сво­и­ми роди­те­ля­ми. Ино­гда быва­ет так, что они всю жизнь долж­ны зави­сеть от роди­те­лей. Ино­гда эта мате­ри­аль­ная зави­си­мость, ино­гда эта зави­си­мость, свя­зан­ная про­сто любо­вью к тем людям и забо­той о них. Но ино­гда быва­ет и так, что дети, нахо­дя­щи­е­ся в доме сво­их роди­те­лей, про­сто нико­гда не вырас­та­ют, у них уже дети соб­ствен­ные роди­лись, может, вну­ки появи­лись, а они все еще оста­ют­ся детьми. Жизнь долж­на быть само­сто­я­тель­ной. Поэто­му надо отсе­лять­ся, по воз­мож­но­сти. Конеч­но, все это еще упи­ра­ет­ся в реаль­но­сти в те обсто­я­тель­ства, кото­рые у нас есть. Порой про­сто неку­да отсе­лить­ся, нет такой воз­мож­но­сти. Но когда она есть, не надо ей пренебрегать.

– Отец Нек­та­рий, что делать, если семья не при­ни­ма­ет избран­ни­ка, так вот настой­чи­во не принимает?

– Тоже вопрос непро­стой. Преж­де все­го, навер­ное, нуж­но гово­рить о том, при­ни­ма­ет ли тебя само­го твоя семья. Быва­ет так, что чело­век со сво­ей семьей очень суще­ствен­но рас­хо­дит­ся внут­ренне. Он любит роди­те­лей, любит сво­их близ­ких, но у них совер­шен­но раз­ные жиз­нен­ные пути. И тогда непри­я­тие тво­е­го избран­ни­ка может быть сви­де­тель­ством того, что как не при­ни­ма­ет­ся твой путь, так не при­ни­ма­ет­ся и твой выбор, а это не сви­де­тель­ство какой-то недоб­ро­ка­че­ствен­но­сти тво­е­го избран­ни­ка. Но это в тех слу­ча­ях, когда нет нор­маль­ных, пра­виль­ных, хоро­ших отно­ше­ний у тебя само­го в тво­ей семье. Если же эти отно­ше­ния есть, если ты пони­ма­ешь, что твои папа, мама, бра­тья-сест­ры – это люди, кото­рые тебя, в сущ­но­сти, пони­ма­ют и зна­ют, и они серьез­ные, глу­бо­кие, хоро­шие люди, и что здесь не какая-то мате­ри­аль­ная при­чи­на во гла­ве угла сто­ит, не какой-то рас­чет, а про­сто бес­по­кой­ство, забо­та, любовь – тогда это повод заду­мать­ся очень все­рьез. Заду­мать­ся, и все еще мно­го­крат­но про­ве­рить. Не решусь дать ответ здесь какой-то один, пото­му что его нет. Ситу­а­ций мно­же­ство, и они очень по-раз­но­му стро­ят­ся. Ведь папа и мама, кото­рые любят свою дочь или любят сво­е­го сына, их любовь не дела­ет их все­ви­дя­щи­ми, она не дела­ет их про­зор­ли­вы­ми, они могут оши­бать­ся, а могут не оши­бать­ся. Но при­слу­шать­ся к тому, что они гово­рят, и вме­сте с ними это разо­брать, конеч­но, нуж­но обя­за­тель­но, но выбор делать надо само­сто­я­тель­но. И, к сло­ву ска­зать, роди­те­лям тоже мож­но дать такой хоро­ший совет: вы когда дае­те сво­им детям тоже сове­ты, вы все-таки пони­май­те, что с этим муж­чи­ной, с этой жен­щи­ной, буде­те жить не вы, а ваш ребе­нок. И все-таки ему это реше­ние надо при­ни­мать, поэто­му вы може­те сове­то­вать, може­те что-то под­ска­зы­вать, но когда он уже свой выбор сде­лал (он или она), этот выбор надо под­дер­жать и ни в коем слу­чае не ста­но­вить­ся в позу каких-то оби­жен­ных людей, кото­рые созда­ют, во-пер­вых, вот эту страш­ную болез­нен­ную ситу­а­цию, во-вто­рых, это про­сто при­во­дит к тому, что рас­па­да­ют­ся отно­ше­ния либо в сло­жив­шей­ся уже семье, либо меж­ду дву­мя семья­ми. То есть ска­зать обо всех сомне­ни­ях, кото­рые есть, поде­лить­ся этим с ними, жела­тель­но сде­лать это мак­си­маль­но дели­кат­но и с любо­вью, но вслед за тем выбор обя­за­тель­но при­нять и ста­рать­ся полю­бить это­го чело­ве­ка. И, соот­вет­ствен­но, повто­рюсь, что сыну или доче­ри надо убе­дить­ся в том, что избран­ни­ка или избран­ни­цу при­ня­ли его или ее роди­те­ли. Пото­му что если они не при­ня­ли, зна­чит, чего-то очень глу­бо­ко не при­ни­ма­ют и в тебе самом.

– Отец Нек­та­рий, сего­дня мно­гие пары хотят не толь­ко заре­ги­стри­ро­вать свои отно­ше­ния в ЗАГСе, но и повен­чать­ся. Могут ли паре при каких-то обсто­я­тель­ствах отказать?

– Мы живем все-таки в очень рас­цер­ко­в­лен­ном обще­стве. И вот та рас­цер­ко­в­лен­ность в жиз­ни наше­го обще­ства порож­да­ет мас­су вопро­сов на неко­ем таком сты­ке, когда в цер­ковь при­хо­дит чело­век кре­ще­ный, себя само­го видя­щий пра­во­слав­ным, но тако­вым по суще­ству не явля­ю­щий­ся. Что я имею в виду: когда при­хо­дит чело­век, кото­рый тра­ди­ци­он­но или как-то ина­че себя при­чис­ля­ет к чадам Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, но совер­шен­но цер­ков­ной жиз­нью не живет, и может, даже не читал нико­гда Еван­ге­лия, и может, нико­гда вооб­ще в прин­ци­пе ника­ки­ми рели­ги­оз­ны­ми вопро­са­ми не инте­ре­со­вал­ся. Что нам с таким чело­ве­ком делать? Гово­рить ему, что мы не будем его вен­чать, не будем совер­шать таин­ство бра­ка, или же наобо­рот ска­зать, что мы это­му очень рады, пото­му что он при­шел, мы обя­за­тель­но совер­шим, и упо­вать на то, что молит­ва Церк­ви что-то смо­жет суще­ствен­но в его жиз­ни изме­нить? Слож­но на этот вопрос отве­тить одно­знач­но. Мы про­во­дим сего­дня бесе­ды для людей, гото­вя­щих­ся к вступ­ле­нию в цер­ков­ный брак, мы ста­ра­ем­ся дове­сти их до испо­ве­ди, до при­ча­ще­ния Свя­тых Хри­сто­вых тайн. Но ска­зать, что это­го доста­точ­но – навер­ное, это было бы непра­виль­но. Что такое таин­ство бра­ка в сво­ем суще­стве? По боль­шо­му сче­ту ведь мы не стал­ки­ва­ем­ся с какой-то такой реаль­но­стью в жиз­ни древ­ней Церк­ви, что­бы при­хо­ди­ли люди извне в Цер­ковь и про­си­ли их повен­чать. Такая ситу­а­ция даже как-то в голо­ве не укла­ды­ва­ет­ся, что такое мог­ло быть. Это были люди, живу­щие в цер­ков­ной общине, кото­рые, узнав друг дру­га, полю­бив друг дру­га, реша­лись всту­пить в брак. И по боль­шо­му сче­ту само таин­ство бра­ка было неким сви­де­тель­ством перед лицом цер­ков­ной общи­ны, то есть перед лицом Церк­ви, о том, что отныне эти два чело­ве­ка реши­ли быть вме­сте. Ну, а раз они реши­ли быть вме­сте, бла­го­слов­ля­ет их союз Цер­ковь, и, есте­ствен­но, молит­ся о том, что­бы этот союз был реа­ли­за­ци­ей того, что мы нахо­дим в Еван­ге­лии о бра­ке: то, что гово­рит Гос­подь о том, что двое долж­ны стать еди­ной пло­тью. И к это­му фак­ти­че­ски сво­дит­ся, по боль­шо­му сче­ту, все таин­ство бра­ка. То есть смысл таин­ства бра­ка таков, что, по боль­шо­му сче­ту, нело­гич­но вступ­ле­ние в таин­ство цер­ков­но­го бра­ка людей нецер­ков­ных. А мы нахо­дим­ся в состо­я­нии како­го-то посто­ян­но­го поис­ка ком­про­мис­са, мы дума­ем, как людей нецер­ков­ных, но тем не менее себя самих иден­ти­фи­ци­ру­ю­щих как пра­во­слав­ных, каким обра­зом их в Цер­ковь все-таки при­ве­сти. Но чаще мы, мне кажет­ся, в этом смыс­ле оши­ба­ем­ся. Мы берем на себя ответ­ствен­ность за то, за что мы отве­чать, в прин­ци­пе, не можем. Вот есть два чело­ве­ка, живу­щие в цер­ков­ной общине, или хотя бы один из них в цер­ков­ной общине живет – мы его зна­ем, это­го чело­ве­ка, он хочет всту­пить в цер­ков­ный брак, и здесь совер­шен­но есте­ствен­но и логич­но, что мы это жела­ние под­дер­жи­ва­ем. Когда же это два чуж­дых, посто­рон­них Церк­ви чело­ве­ка – чуж­дых не пото­му, что мы их счи­та­ем чуж­ды­ми; посто­рон­них не пото­му, что мы счи­та­ем посто­рон­ни­ми, а пото­му что по фак­ту это так, – и когда мы их вен­ча­ем, мы потом очень часто стал­ки­ва­ем­ся с тем, что кто-то из них при­хо­дит и обра­ща­ет­ся с этой пора­зи­тель­ной, пора­жа­ю­щей наив­но­стью прось­бой раз­вен­чать его, или ее, или их. Поэто­му, мне кажет­ся, что, навер­ное, с тече­ни­ем вре­ме­ни мы долж­ны прий­ти к тому, что­бы все-таки вен­чать, то есть совер­шать таин­ство бра­ка, в отно­ше­нии тех, кто в Церк­ви живет. Может быть, мы в свое вре­мя при­дем и к дру­го­му: к тому, что мы и кре­стить нач­нем тех людей, кото­рые все­рьёз цер­ков­ной жиз­ни инте­ре­су­ют­ся, для кото­рых это дей­стви­тель­но выбор их жиз­ни, а не про­сто жела­ние. Но тут труд­но какую-то золо­тую сере­ди­ну най­ти, пото­му что есть при­ме­ры, когда мы кре­стим людей, не вполне пони­ма­ю­щих, что такое хри­сти­ан­ство, но тем не менее доб­ро­со­вест­но под­го­то­вив­шись к таин­ству кре­ще­ния, и в их жиз­ни про­ис­хо­дят пере­ме­ны, кото­рые обу­слов­ле­ны дей­стви­ем бла­го­да­ти. Чаще не стал­ки­ва­ем­ся. То же самое с бра­ком. Ино­гда стал­ки­ва­ем­ся с доб­рым таким дей­стви­ем в их жиз­ни цер­ков­ной молит­вы и все­го, что совер­ша­ет­ся при таин­стве вен­ча­ния, ‒ чаще не стал­ки­ва­ем­ся, если речь идёт о людях сто­рон­них, внеш­них по отно­ше­нию к Церкви.

– Батюш­ка, быва­ет такое, что чело­век, про­слу­шав эти огла­си­тель­ные бесе­ды перед таин­ством вен­ча­ния, отка­зы­ва­ет­ся от сво­е­го наме­ре­ния венчаться?

– Быва­ет. Точ­но так же, как быва­ет, что и чело­век, удо­су­жив­ший­ся про­чи­тать перед кре­ще­ни­ем Еван­ге­лие, отка­зы­ва­ет­ся кре­стить­ся. Пото­му что он гово­рит, что мне такое не нуж­но, я это­го не хочу совер­шен­но, спа­си­бо, что меня поста­ви­ли об этом в извест­ность, я ни кре­стить­ся, ни вен­чать­ся не буду. Да, такое быва­ет. Быва­ет, к сожа­ле­нию, ина­че. Быва­ет так, что люди всту­па­ют в брак цер­ков­ный, про­хо­дит какое-то вре­мя, потом, к при­ме­ру, у меня был такой слу­чай, супру­га нача­ла изме­нять сво­е­му супру­гу совер­шен­но как-то отча­ян­но, и он гово­рит ей: «Да что же ты дела­ешь, мы с тобой же вен­ча­лись!» Она гово­рит: «Да меня обма­ну­ли в церк­ви, там все не по-рус­ски чита­ли, если бы я зна­ла, какие обя­зан­но­сти жены по отно­ше­нию к мужу, я бы не пошла на это». И так быва­ет. Нам надо все­гда ста­рать­ся удо­сто­ве­рить­ся зара­нее, что все всё пони­ма­ют. На самом деле такая чуд­ная вещь, с кото­рой посто­ян­но стал­ки­ва­ешь­ся, она в голо­ве до кон­ца не укла­ды­ва­ет­ся: мы зна­ем, что сего­дня, когда чело­век заклю­ча­ет какой-то дого­вор, он дол­жен дого­вор про­чи­тать, ина­че, заклю­чив дого­вор, может остать­ся без квар­ти­ры, без маши­ны (если у него есть), может остать­ся без­дом­ным, про­сто не име­ю­щим средств к суще­ство­ва­нию, еще дол­жен кучу денег, кото­рых у него даже нико­гда не будет. Мас­са людей, кото­рые под­пи­сы­ва­ют тако­го рода дого­во­ры, не про­чи­тав их, но все-таки более-менее люди об этом хоть как-то заду­мы­ва­ют­ся. Мы же нахо­дим­ся в поло­же­нии людей в Церк­ви, к кото­рым при­хо­дит мно­же­ство людей, кото­рые гото­вы под­пи­сать, образ­но гово­ря, все, что угод­но, не озна­ко­мив­шись с тем, что они под­пи­сы­ва­ют. При­чем если там речь идет о иму­ще­стве каком-то вре­мен­ном, то здесь речь идет о веч­ной жиз­ни. То есть чело­век готов поклясть­ся в вер­но­сти Богу, готов ска­зать, что он отвер­га­ет­ся дья­во­ла, готов поклясть­ся в неру­ши­мо­сти уз сво­е­го бра­ка цер­ков­но­го, в чем угод­но, и даже не заду­мы­ва­ет­ся, что он сде­лал, и о том, како­ва будет его ответ­ствен­ность в послед­ствии. И на нас лежит нелег­кая забо­та поста­рать­ся до све­де­ния этих людей, не жела­ю­щих ниче­го знать о том, что они в этом слу­чае дела­ют, дове­сти все послед­ствия их реше­ний, при том что они актив­но сопро­тив­ля­ют­ся. Это непро­стая задача.

– Батюш­ка, а из тех, кто все-таки, про­слу­шав бесе­ды, согла­ша­ет­ся, боль­шин­ство, как Вам кажет­ся, все-таки созна­тель­но это дела­ют, или они «я готов на все, что угод­но, толь­ко мне сде­лай­те, пото­му что я хочу, что­бы мой брак был под Богом, как-то там, Богом охра­нял­ся» и так далее, то есть свои какие-то моти­вы, и они согла­ша­ют­ся с вами, лишь «толь­ко сде­лай­те, что я хочу»?

– Я ска­жу такую вещь. На самом деле мы мало видим людей, кото­рые живут цер­ков­ной жиз­нью все­рьез. Мы мало видим людей, кото­рые спо­соб­ны к этой жиз­ни все­рьез отне­стись. И, без­услов­но, нас это и рас­стра­и­ва­ет, и огор­ча­ет, и вызы­ва­ет боль огром­ную, сер­деч­ную. Но так­же мало мы видим людей, кото­рые все­рьёз, по-насто­я­ще­му, отно­сят­ся к бра­ку, и людей, кото­рые всту­па­ют как-то в брак ответ­ствен­но, по-насто­я­ще­му ‒ их на самом деле еди­ни­цы. Я пони­маю, что опять-таки рискую навлечь на себя гнев мно­гих людей: но это факт, это дей­стви­тель­но так. И я не могу ска­зать, что есть некое пол­ное сов­па­де­ние, что вот ответ­ствен­но и серьез­но всту­па­ют в брак толь­ко те, кто ответ­ствен­но, серьез­но отно­сит­ся к цер­ков­ной жиз­ни и хри­сти­ан­ству как тако­во­му, но область сов­па­де­ний доста­точ­но боль­шая. Пото­му что, что такое хри­сти­ан­ство? Это ведь не про­сто какое-то одно из рели­ги­оз­ных уче­ний, одна из рели­гий, кото­рые есть в этом мире, – это исти­на. И к этой истине, к ее позна­нию, чело­век при­хо­дит, если он исти­ну ищет. Как писал свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник уди­ви­тель­но вер­но: что, если чело­век ищет исти­ну, она най­дет хри­сти­ан­ство. Поче­му? Пото­му что чело­век, кото­рый стре­мит­ся дей­стви­тель­но к прав­де, он будет видеть неправ­ду кру­гом и в хри­сти­ан­стве он прав­ду най­дет. Не в дей­стви­ях людей, не в их поступ­ках, а в Еван­ге­лии как тако­вом. А чело­век, кото­рый ищет прав­ду во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях меж­ду людь­ми, и эта прав­да будет выра­жать­ся в том, что это прав­да будет при­сут­ство­вать в его отно­ше­ни­ях с его избран­ни­ком или избран­ни­цей, то этот чело­век, ско­рее все­го, тоже к хри­сти­ан­ству придет.

– Спа­си­бо, отец Нек­та­рий. Когда век­тор отно­ше­ний – брак, об этом мы бесе­до­ва­ли с насто­я­те­лем Пет­ро­пав­лов­ско­го хра­ма Сара­то­ва игу­ме­ном Нек­та­ри­ем (Моро­зо­вым). Я бла­го­да­рю вас за вни­ма­ние, до свидания. 

Игу­мен Нек­та­рий (Моро­зов)

Бесе­до­ва­ла Инна Самохина

Источ­ник: инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ский пор­тал «Пра­во­сла­вие и совре­мен­ность»

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки