Каким должен быть брак?<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Сергий Адодин</span>

Каким должен быть брак?
Протоиерей Сергий Адодин

(1 голос5.0 из 5)

Пото­му оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою
и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут два одна плоть
(Быт. 2:24).

При­зна­юсь, мои прак­ти­че­ские позна­ния о бра­ке доволь­но огра­ни­че­ны. Пото­му как семьи у меня было все­го лишь две. Пер­вая ‒ где я родил­ся, вто­рую уже создал сам. На виду были мно­гие семьи, но то не в счёт. Внеш­нее вид­но гла­за­ми со сто­ро­ны, внут­рен­нее иной раз не все­гда понят­но даже самим чле­нам семьи.

Самое глав­ное семей­ное пра­ви­ло, на мой взгляд, это любить ‒ отда­вать, а не брать. А ина­че что за сомни­тель­ное удо­воль­ствие ‒ исполь­зо­вать близ­ко­го чело­ве­ка в сво­их целях? Реа­ли­зо­ван­ная воз­мож­ность дарить себя, уго­ждать люби­мым людям ‒ мужу, жене, папе, маме, детям, бра­тьям и сёст­рам во бла­гое, на поль­зу им ‒ вот то, что дела­ет чело­ве­ка счаст­ли­вым. В семье не долж­но быть места эго­из­му, ина­че сча­стья нико­му не видать.

‒ Ска­за­но же в Биб­лии, что жена долж­на пови­но­вать­ся мужу как Гос­по­ду, ‒ ска­зал мне один пра­во­слав­ный муж, оправ­ды­вая свои само­влюб­лён­ность и гордыню.

‒ Точ­но так, ‒ согла­сил­ся я, ‒ там ещё чуть даль­ше напи­са­но, что муж дол­жен любить свою жену, как Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь Свою и пре­дал Себя за неё (ср. Еф. 5:25). Люби­те ли вы жену так?

Муж­чи­на зако­ле­бал­ся, не зная, что ответить.

‒ Или, может, люби­те её как своё тело? Зуб забо­лел ‒ таб­лет­ку выпил и бегом к вра­чу. Рука уста­ла рабо­ту выпол­нять ‒ дал ей отдых. Есть захо­тел ‒ поел. Скуч­но ста­ло ‒ раз­влёк­ся. Так же реа­ги­ру­е­те на нуж­ды сво­ей жены, как на нуж­ды сво­е­го тела?

Муж мол­ча пока­чал головой.

‒ Да если б жён так люби­ли, как напи­са­но у апо­сто­ла Пав­ла, они были бы рады таким иде­аль­ным мужьям пови­но­вать­ся как Богу, ‒ доба­вил я.

А пра­во­слав­ной жене при­шлось напом­нить, что тело её мужу при­над­ле­жит (как и тело мужа ‒ жене), и укло­нять­ся от обще­ния мож­но лишь по вза­им­но­му согла­сию, а не в каче­стве нака­за­ния за какие-то обиды.

В исто­рии чело­ве­че­ской мыс­ли лег­ко най­ти два глав­ных направ­ле­ния в уче­нии о бра­ке. Пер­вое ‒ реа­ли­сти­че­ское: смысл бра­ка ‒ в раз­мно­же­нии, в стрем­ле­нии иметь про­дол­же­ние сво­е­го суще­ство­ва­ния. Такое воз­зре­ние встре­ча­ет­ся в древ­не­ин­дий­ских, гре­че­ских, рим­ских зако­нах. Вет­хо­за­вет­ное мыш­ле­ние виде­ло сущ­ность и цель бра­ка так­же в вос­про­из­вод­стве рода. Это было оче­вид­ным и необ­хо­ди­мым зна­ком Божье­го бла­го­сло­ве­ния. Послу­ша­ние Авра­ама и его вера даро­ва­ли ему обе­ща­ние обиль­но­го потом­ства: …умно­жая умно­жу семя твое…и бла­го­сло­вят­ся в семе­ни тво­ем все наро­ды зем­ли за то, что ты послу­шал­ся гла­са Мое­го (Быт. 22:17-18). Это обе­ща­ние Авра­аму объ­яс­ня­ет, поче­му евреи счи­та­ли бес­плод­ный брак про­кля­ти­ем. Нор­маль­ным явле­ни­ем были бра­ки моно­гам­ные и поли­гам­ные. Кон­ку­би­нат под­час одоб­рял­ся, как гаран­тия про­дол­же­ния рода (Быт. 16:1-3). Бес­пло­дие жены было и вовсе пово­дом к раз­во­ду. В слу­чае бес­пло­дия мужа при­бе­га­ли к леви­ра­ту (Быт. 38:8). Моно­га­мия суще­ство­ва­ла как некий иде­аль­ный образ, кото­рый нико­гда не был абсо­лют­ной нор­мой. Поэто­му древ­ние хри­сти­ан­ские писа­те­ли пола­га­ли, что почти всё дохри­сти­ан­ское чело­ве­че­ство виде­ло в потом­стве глав­ную цель бра­ка, и объ­яс­ня­ли это отсут­стви­ем надеж­ды на буду­щую жизнь.

В Новом Заве­те пони­ма­ние бра­ка пре­тер­пе­ло корен­ные изме­не­ния. Нигде в Еван­ге­лии не упо­ми­на­ет­ся о том, что имен­но дето­рож­де­ние явля­ет­ся оправ­да­ни­ем бра­ка. Само по себе оно явля­ет­ся сред­ством спа­се­ния лишь тогда, когда оно сопро­вож­да­ет­ся верой, любо­вью и свя­то­стью (1 Тим. 2:15). Бог воз­вра­ща­ет чело­ве­ка к само­му нача­лу, к Боже­ствен­но­му замыс­лу тво­ре­ния (Мф. 22:23-32; Мк. 12:16-27; Лк. 20:27-37), когда Им была поло­же­на осно­ва бра­ка. Адам и Ева были созда­ны толь­ко друг для дру­га. Их союз был пол­ным и нераз­ру­ши­мым. Я бы даже ска­зал, что они явля­ют собой образ и сим­вол всех буду­щих бра­ков. Все всту­пив­шие в брак ‒ про­дол­же­ние Ада­ма и Евы, и их союз дол­жен быть столь же сокро­вен­но нераз­де­ли­мым. Иде­ал бра­ка ‒ что­бы двое обре­ли свою пол­но­ту, соеди­нив свои жиз­ни вме­сте. Это взгляд иде­а­ли­сти­че­ский. Одна­ко хри­сти­ан­ские писа­те­ли не все­гда под­чи­ня­лись это­му направ­ле­нию. В част­но­сти, блаж. Авгу­стин утвер­жда­ет, что при­чи­на бра­ка одна, а имен­но ‒ рож­де­ние детей, и что там, где стре­мят­ся, что­бы детей не было, нет и бра­ка. Это утвер­жде­ние рас­смат­ри­ва­ет и позд­ней­шее схо­ла­сти­че­ское запад­ное бого­сло­вие. Восточ­ная же тра­ди­ция под­чи­ня­ет­ся как раз иде­а­ли­сти­че­ско­му воз­зре­нию. Суще­ству­ет целый пласт свя­то­оте­че­ской лите­ра­ту­ры, осве­ща­ю­щей этот вопрос. Боль­шое вни­ма­ние обя­зан­но­стям супру­гов друг ко дру­гу и отно­ше­ни­ям в семье уде­ля­ют свт.Фео­фан Затвор­ник и свт. Тихон Задон­ский, под­чер­ки­вая, что брак есть тай­на еди­не­ния. Яркий при­мер доб­ро­де­тель­но­го супру­же­ства мож­но най­ти в пере­пис­ке царя Нико­лая II с супругой.

Почи­тая брак таин­ством, древ­няя Цер­ковь не созда­ла како­го-либо осо­бен­но­го обря­да вен­ча­ния, а при­зна­ла брак, заклю­чен­ный по зако­нам свет­ско­го обще­ства. До IX в. хри­сти­ан­ская пара после реги­стра­ции бра­ка при­ни­ма­ла уча­стие в Евха­ри­стии, и это, соглас­но Тер­тул­ли­а­ну, и было печа­тью бра­ка. С IV века у восточ­ных хри­сти­ан это таин­ство сопро­вож­да­ет­ся тор­же­ствен­ным обря­дом. В кон­це IX в. появил­ся неза­ви­си­мый от Евха­ри­стии обряд вен­ча­ния, что мож­но свя­зать с укреп­ле­ни­ем пра­во­во­го зна­че­ния цер­ков­но­го бра­ка. Несмот­ря на это, он до сих пор сохра­нил осо­бен­но­сти, сви­де­тель­ству­ю­щие о его пер­во­на­чаль­ной свя­зи с Евха­ри­сти­ей. Вот отку­да взя­лась нелю­би­мая мно­ги­ми цер­ков­ная тра­ди­ция непоз­во­ли­тель­но­сти вто­ро­го бра­ка. Он все­го лишь тер­пим по снис­хо­ди­тель­но­сти к чело­ве­че­ской сла­бо­сти (1 Кор. 7:9). Более того, не поощ­ря­ет­ся вто­ро­бра­чие даже по вдов­стве ‒ по при­чине веч­но­сти и нераз­рыв­но­сти бра­ка. Цер­ковь лишь допус­ка­ет новый брак во избе­жа­ние блу­да. Хри­сти­ан­ский брак нерас­тор­жим, и это исклю­ча­ет вся­кую дема­го­гию его истол­ко­ва­ния. Союз мужа и жены уже сам по себе явля­ет­ся одним из средств ко сов­мест­но­му спа­се­нию, и он ни в коем слу­чае не может быть рас­торг­нут ради про­дол­же­ния рода или защи­ты каких-либо зем­ных интересов.

Извест­но осуж­де­ние раз­во­да Хри­стом (ср. Мф. 19:8-9; Мк. 10:2-9; Лк. 16:18). Но воз­мож­ность раз­во­да из-за пре­лю­бо­де­я­ния ясно пока­зы­ва­ет, что Новый Завет не пони­ма­ет под нераз­рыв­но­стью брач­ных уз абсо­лют­но­го запре­та на чело­ве­че­скую сво­бо­ду. Эта сво­бо­да пред­по­ла­га­ет воз­мож­ность гре­ха и его послед­ствий. В конеч­ном сче­те грех может рас­стро­ить брак. Раз­ре­шая раз­во­ды, Цер­ковь разъ­яс­ня­ет людям при­чи­ны раз­во­да и все­гда рас­смат­ри­ва­ет его как серьёз­ный грех. Одна­ко Цер­ковь все­гда была гото­ва допу­стить согре­шив­ших в чис­ло вер­ных после пока­я­ния. Поэто­му повтор­ные бра­ки заклю­ча­лись толь­ко путём граж­дан­ской цере­мо­нии и преду­смат­ри­ва­ли пока­я­ние с отлу­че­ни­ем от При­ча­стия на опре­де­лён­ный срок.

В Биб­лии брак пред­став­ля­ет­ся выра­же­ни­ем пре­дель­ной радо­сти и пол­но­ты. Это пол­но­та тор­же­ства радо­сти и люб­ви. Совер­шен­ный образ её виден в бра­ке Агн­ца (Откр. 19:7), то есть в соеди­не­нии, в радо­сти встре­чи Бога, став­ше­го чело­ве­ком, с тва­рью. Образ, дан­ный в лице Неве­сты Агн­ца ‒ Хри­сто­вой Церк­ви, ‒ образ люб­ви совер­шен­ной, жерт­вен­ной до кон­ца. Имен­но вза­им­ная жерт­вен­ность люб­ви зача­стую усколь­за­ет от вни­ма­ния пра­во­слав­ных супругов.

Поэто­му Цер­ковь сего­дня осо­бен­но встре­во­же­на неустой­чи­во­стью бра­ков и горем, кото­рое эта неустой­чи­вость при­но­сит как супру­гам, так и детям. Мно­гие пра­во­слав­ные оза­бо­че­ны раз­дроб­лен­но­стью семей и без­ра­дост­но­стью семей­ной жиз­ни. Но это про­ис­хо­дит как раз пото­му, что иде­ал бра­ка ока­зал­ся для людей непо­ня­тым. Слу­ча­ет­ся даже, что неко­то­рые рас­смат­ри­ва­ют брак про­сто как част­ный дого­вор. В лек­си­кон вхо­дит поня­тие «брач­ный кон­тракт», в осно­ве кото­ро­го лежит рас­чет­ли­вость и сожи­тель­ство, где нет места ни истин­ной люб­ви, ни насто­я­ще­му бра­ку, совер­ша­е­мо­му на небесах.

Но глав­ной про­бле­мой, как мне дума­ет­ся, ста­но­вит­ся вос­при­я­тие бра­ка как спо­со­ба про­жи­ва­ния вме­сте лишь для сво­бод­но­го сек­су­аль­но­го удо­вле­тво­ре­ния. Гедо­ни­сти­че­ское пони­ма­ние бра­ка поро­ди­ло самые извра­щен­ные фор­мы тако­го сожи­тель­ства: гарем­ная, швед­ская, гомо­сек­су­аль­ная семьи. Подоб­ный спо­соб сожи­тель­ства извра­ща­ет боже­ствен­ный замы­сел о бра­ке. Свт.Тихон Задон­ский учит: «Блуд есть яд, умерщ­вля­ю­щий душу… Кто блу­до­дей­ству­ет, тот отре­ка­ет­ся от Христа».

Цер­ковь осуж­да­ет пор­но­гра­фию и блуд. Но в закон­ном бра­ке Цер­ковь при­зна­ёт поло­вую бли­зость меж­ду супру­га­ми, посколь­ку телес­ные отно­ше­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны бла­го­слов­ле­ны Богом (Быт. 1:28), и о них Цер­ковь молит­ся в чине вен­ча­ния. Такую высо­кую зна­чи­мость Цер­ковь при­да­ет бра­ку как веч­но­му сою­зу, источ­ни­ку радо­сти и люб­ви, как обра­зу нераз­дель­но­го еди­не­ния Хри­ста и Его Церк­ви, как пути в Веч­ное Царство.

‒ А мож­но ли всту­пать в брак с нелю­би­мым чело­ве­ком? ‒ ино­гда спра­ши­ва­ют меня верующие.

Да, конеч­но, мож­но! Но ни себе, ни дру­зьям (тут бы ска­зать ещё «ни вра­гам», но вра­гов сре­ди людей у меня нико­гда не было) я бы тако­го не поже­лал. Как тер­петь от чело­ве­ка воль­ные и неволь­ные огор­че­ния, если не любишь его? Я бы точ­но не смог.

Про­то­и­е­рей Сер­гий Адодин

Источ­ник: Православие.ру

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки