О супружеских отношениях

О супружеских отношениях

(2 голоса5.0 из 5)

  Отношения в браке

про­то­и­е­рей Мак­сим Козлов

44. В состо­я­нии ли совре­мен­ный чело­век в сво­их супру­же­ских отно­ше­ни­ях выпол­нять раз­но­об­раз­ные и мно­го­чис­лен­ные цер­ков­ные пред­пи­са­ния плот­ских воз­дер­жа­ний? Поче­му же нет? Две тыся­чи лет, пра­во­слав­ные люди ста­ра­ют­ся их выпол­нять. И сре­ди них нема­ло таких, кото­рым это уда­ет­ся. По сути, все плот­ские огра­ни­че­ния были пред­пи­са­ны веру­ю­ще­му чело­ве­ку еще с вет­хо­за­вет­ных вре­мен, и их мож­но све­сти к сло­вес­ной фор­му­ле: ниче­го слиш­ком. То есть Цер­ковь про­сто при­зы­ва­ет нас ниче­го не делать про­тив есте­ства. 45. Одна­ко в Еван­ге­лии нигде не гово­рит­ся о воз­дер­жа­нии мужа и жены от интим­ной бли­зо­сти во вре­мя nocma?

Все Еван­ге­лие и вся тра­ди­ция цер­ков­ная, с апо­столь­ских вре­мен иду­щая, гово­рят о зем­ной жиз­ни как о при­го­тов­ле­нии к веч­но­сти, об уме­рен­но­сти, воз­дер­жа­нии и трез­ве­нии как о внут­рен­ней нор­ме хри­сти­ан­ской жиз­ни. И любой зна­ет, что ничто так не захва­ты­ва­ет, не увле­ка­ет и не свя­зы­ва­ет чело­ве­ка, как поло­вая область его бытия, осо­бен­но если он выпус­ка­ет ее из-под внут­рен­не­го кон­тро­ля и не жела­ет сохра­нять трез­вен­ность. И ничто так не опу­сто­ша­ет, если радость бытия вме­сте с люби­мым чело­ве­ком не соче­та­ет­ся с неко­то­рым воздержанием.

Разум­но апел­ли­ро­вать к мно­го­ве­ко­во­му опы­ту бытия цер­ков­ной семьи, зна­чи­тель­но более креп­кой, чем семья свет­ская. Ничто так не сохра­ня­ет вза­им­но­го устрем­ле­ния мужа и жены друг к дру­гу, как необ­хо­ди­мость по вре­ме­нам воз­дер­жи­вать­ся от супру­же­ской бли­зо­сти. И ничто так не уби­ва­ет, не пре­вра­ща­ет ее в заня­тие любо­вью (не слу­чай­но это сло­во воз­ник­ло по ана­ло­гии с заня­ти­ем спор­том), как отсут­ствие ограничений.

46. Насколь­ко тяже­ло для семьи, осо­бен­но моло­дой, тако­го рода воздержание?

Это зави­сит от того, как люди шли к супру­же­ству. Не слу­чай­но преж­де была не толь­ко общественно–дисциплинарная нор­ма, а и цер­ков­ная муд­рость, что деви­ца и юно­ша до бра­ка воз­дер­жи­ва­лись от бли­зо­сти. И даже когда они обру­ча­лись и уже были свя­за­ны меж­ду собой духов­но, физи­че­ской бли­зо­сти меж­ду ними еще не было. Конеч­но, дело здесь не в том, что то, что до вен­ча­ния было, без­услов­но, гре­хов­ным, после совер­ше­ния Таин­ства ста­но­вит­ся ней­траль­ным или даже пози­тив­ным. А в том, что необ­хо­ди­мость воз­дер­жа­ния жени­ха и неве­сты до бра­ка, при люб­ви и вза­им­ном вле­че­нии друг к дру­гу, дает им очень важ­ный опыт — уме­ние воз­дер­жи­вать­ся тогда, когда это необ­хо­ди­мо по есте­ствен­но­му тече­нию семей­ной жиз­ни, напри­мер, во вре­мя бере­мен­но­сти жены или в пер­вые меся­цы после рож­де­ния ребен­ка, когда чаще все­го ее устрем­ле­ния обра­ще­ны не к физи­че­ской бли­зо­сти с мужем, а к попе­че­нию о мла­ден­це, да и про­сто физи­че­ски она к это­му не очень-то спо­соб­на. Те, кто в пери­од жени­хов­ства и чисто­го про­хож­де­ния деви­че­ства до бра­ка при­го­то­ви­ли себя к это­му, мно­го суще­ствен­но­го при­об­ре­ли для даль­ней­шей супру­же­ской жиз­ни. Я знаю в нашем при­хо­де таких моло­дых людей, кото­рые в силу раз­ных обсто­я­тельств — необ­хо­ди­мость окон­чить вуз, полу­чить роди­тель­ское согла­сие, обре­сти какой-то соци­аль­ный ста­тус — про­хо­ди­ли до бра­ка пери­од дли­ной в год, два, даже три. К при­ме­ру, полю­би­ли друг дру­га на пер­вом кур­се уни­вер­си­те­та: понят­но, что создать семью в пол­ном смыс­ле сло­ва они еще не могут, тем не менее в тече­ние тако­го боль­шо­го отрез­ка вре­ме­ни про­хо­дят рука об руку в чисто­те свой путь как жених и неве­ста. После это­го им лег­че будет воз­дер­жи­вать­ся от интим­ной бли­зо­сти, когда это ока­жет­ся необ­хо­ди­мым. А если семей­ный путь начи­на­ет­ся, как, увы, это нын­че быва­ет даже в семьях цер­ков­ных, с блуд­ных отно­ше­ний, то потом пери­о­ды вынуж­ден­но­го воз­дер­жа­ния без скор­бей не про­хо­дят, пока муж и жена не научат­ся любить друг дру­га без телес­ной бли­зо­сти и без под­по­рок, кото­рые она дает. Но учить­ся это­му необходимо.

47. Поче­му апо­стол Павел гово­рит, что в бра­ке люди будут иметь «скор­би по пло­ти» (1Кор. 7:28)? Но раз­ве у оди­но­ких и мона­ше­ству­ю­щих нет скор­бей по пло­ти? И какие кон­крет­но скор­би име­ют­ся в виду?

У мона­ше­ству­ю­щих, осо­бен­но ново­на­чаль­ных, скор­би, боль­шей частью душев­ные, сопро­вож­да­ю­щие их подвиг, свя­за­ны с уны­ни­ем, с отча­я­ни­ем, с сомне­ни­я­ми о том, вер­ный ли путь они избра­ли. У оди­но­ких в миру — это недо­уме­ние о необ­хо­ди­мо­сти при­ня­тия воли Божи­ей: поче­му все мои сверст­ни­ки уже коля­соч­ки ката­ют, а иные уже и вну­ков вос­пи­ты­ва­ют, а я все одна или один? Это не столь­ко плот­ские, сколь­ко душев­ные скор­би. Чело­век, живу­щий оди­но­кой мир­ской жиз­нью, с опре­де­лен­но­го воз­рас­та при­хо­дит к тому, что плоть его ути­ха­ет, уми­ря­ет­ся, если он ее сам при­ну­ди­тель­но не рас­па­ля­ет через чте­ние и смот­ре­ние чего-то непо­треб­но­го. А у людей, живу­щих в бра­ке, дей­стви­тель­но быва­ют «скор­би по пло­ти». Если они не гото­вы к неми­ну­е­мо­му воз­дер­жа­нию, то им при­хо­дит­ся очень непро­сто. Поэто­му мно­гие совре­мен­ные семьи рас­па­да­ют­ся во вре­мя ожи­да­ния пер­во­го мла­ден­ца или сра­зу после его рож­де­ния. Ведь, не прой­дя пери­о­да чисто­го воз­дер­жа­ния перед бра­ком, когда оно дости­га­лось исклю­чи­тель­но доб­ро­воль­ным подви­гом, они не уме­ют любить друг дру­га воз­дер­жан­но, когда это при­хо­дит­ся делать поми­мо их воли. Хочешь — не хочешь, а жене не до жела­ния мужа в опре­де­лен­ные пери­о­ды бере­мен­но­сти и пер­вые меся­цы вос­пи­та­ния мла­ден­ца. Тут-то он и начи­на­ет на сто­ро­ну смот­реть, а она на него зло­бить­ся. И не уме­ют они без­бо­лез­нен­но мино­вать этот пери­од, ибо не поза­бо­ти­лись об этом до заму­же­ства. Ведь понят­но, что для моло­до­го чело­ве­ка это опре­де­лен­но­го рода скорбь, тяго­та — воз­дер­жи­вать­ся рядом с люби­мой, моло­дой, кра­си­вой женой, мате­рью его сына или доче­ри. И в каком-то смыс­ле труд­нее, чем мона­ше­ство. Прой­ти несколь­ко меся­цев воз­дер­жа­ния от телес­ной бли­зо­сти совсем не про­сто, но воз­мож­но, и апо­стол об этом пре­ду­пре­жда­ет. Не толь­ко в ХХ веке, но и иным его совре­мен­ни­кам, мно­гие из кото­рых были из языч­ни­ков, семей­ная жизнь, осо­бен­но в самом ее нача­ле, рисо­ва­лась как некая цепь сплош­ных при­ят­но­стей, хотя это дале­ко не так.

48. Нуж­но ли ста­рать­ся соблю­дать пост в супру­же­ских отно­ше­ни­ях, если один из супру­гов нево­цер­ко­в­лен и не готов к воздержанию?

Это серьез­ный вопрос. И, види­мо, для того, что­бы пра­виль­но на него отве­тить, нуж­но поду­мать о нем в кон­тек­сте более широ­кой и более суще­ствен­ной про­бле­мы бра­ка, в кото­ром один из чле­нов семьи пока не явля­ет­ся вполне пра­во­слав­ным чело­ве­ком. В отли­чие от преж­них вре­мен, когда все супру­ги на про­тя­же­нии дол­гих веков были вен­ча­ны, так как обще­ство в целом до кон­ца XIX – нача­ла ХХ века было хри­сти­ан­ским, мы живем совсем в дру­гие вре­ме­на, к кото­рым как нико­гда при­ме­ни­мы сло­ва апо­сто­ла Пав­ла, что «неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим» (1Кор. 7:14). И воз­дер­жи­вать­ся друг от дру­га необ­хо­ди­мо толь­ко по вза­им­но­му согла­сию, то есть таким обра­зом, что­бы это воз­дер­жа­ние в супру­же­ских отно­ше­ни­ях не при­во­ди­ло к еще боль­ше­му рас­ко­лу и раз­де­ле­нию в семье. Тут ни в коем слу­чае нель­зя наста­и­вать, тем более выдви­гать какие-то уль­ти­ма­ту­мы. Веру­ю­щий член семьи дол­жен посте­пен­но под­во­дить сво­е­го спут­ни­ка или спут­ни­цу жиз­ни к тому, что­бы они когда-нибудь вме­сте и созна­тель­но при­шли к воз­дер­жа­нию. Все это невоз­мож­но без серьез­но­го и ответ­ствен­но­го воцер­ко­в­ле­ния всей семьи. А когда это про­изой­дет, тогда и эта сто­ро­на семей­но­го бытия ста­нет на свое есте­ствен­ное место.

49. В Еван­ге­лии гово­рит­ся, что «жена не власт­на над сво­им телом, но муж; рав­но и муж не вла­стен над сво­им телом, но жена» (1Кор. 7:4). В свя­зи с этим, если во вре­мя поста один из пра­во­слав­ных и воцер­ко­в­лен­ных супру­гов наста­и­ва­ет на интим­ной бли­зо­сти, или даже не наста­и­ва­ет, а про­сто вся­че­ски тяго­те­ет к ней, а дру­гой хотел бы сохра­нить чисто­ту до кон­ца, но идет на уступ­ки, то надо ли ему в этом каять­ся, как в созна­тель­ном и воль­ном грехе?

Непро­стая это ситу­а­ция, и, конеч­но же, рас­смат­ри­вать­ся она долж­на при­ме­ни­тель­но к раз­ным состо­я­ни­ям и даже к раз­ным воз­рас­там людей. Вер­но, что не вся­кие моло­до­же­ны, вен­чав­ши­е­ся перед мас­ле­ни­цей, смо­гут прой­ти в пол­ном воз­дер­жа­нии Вели­кий пост. Тем более дер­жать и все дру­гие мно­го­днев­ные посты. И если моло­дой и горя­чий супруг не справ­ля­ет­ся со сво­ей телес­ной страст­но­стью, то, конеч­но, руко­вод­ству­ясь сло­ва­ми апо­сто­ла Пав­ла, луч­ше моло­дой супру­ге быть вме­сте с ним, чем давать ему воз­мож­ность «раз­жи­гать­ся». Тот или та, кто более уме­рен, воз­дер­жан, более уме­ет с собой справ­лять­ся, ино­гда посту­пит­ся сво­им соб­ствен­ным стрем­ле­ни­ем к чисто­те ради того, что­бы, во-пер­вых, чего худ­ше­го, про­ис­хо­дя­ще­го из-за телес­ной страст­но­сти не вошло в жизнь дру­го­го супру­га, во–вторых, для того, что­бы не поро­дить рас­ко­лов, раз­де­ле­ний и тем самым не поста­вить само семей­ное един­ство под угро­зу. Но, впро­чем, будет пом­нить о том, что нель­зя искать и быст­ро­го удо­вле­тво­ре­ния в соб­ствен­ной уступ­чи­во­сти, и в глу­бине души радо­вать­ся неиз­беж­но­сти нынеш­ней ситу­а­ции. Есть такой анек­дот, в кото­ром дает­ся, пря­мо ска­жем, дале­кий от цело­муд­рия совет жен­щине, под­вер­га­ю­щей­ся наси­лию: во-пер­вых, рас­сла­бить­ся и, во-вто­рых, полу­чать удо­воль­ствие. И в дан­ном слу­чае ведь так лег­ко ска­зать: «Что же мне делать, если муж (реже жена) у меня такой горя­чий?» Одно дело, когда жен­щи­на идет навстре­чу тому, кто пока не может поне­сти с верой бре­мя воз­дер­жа­ния, а дру­гое дело, когда, раз­ве­дя рука­ми, — ну раз ина­че не выхо­дит — самой не отста­вать от сво­е­го супру­га. Усту­пая ему, нуж­но осо­зна­вать меру при­ня­той на себя ответственности.

Ины­ми сло­ва­ми, очень важ­но не делать ошиб­ки, кото­рую часто люди допус­ка­ют по отно­ше­нию к посту пище­во­му. Ска­жем, в каких-то ситу­а­ци­ях — во вре­мя путе­ше­ствий, каких-то немо­щей — чело­век не может в пол­ную меру соблю­дать пост. Молоч­ко при­хо­дит­ся пить или какие-то ско­ром­ные про­дук­ты есть, и лука­вый тут же ему нашеп­ты­ва­ет: ну какой у тебя пост? Раз нет поста, тогда ешь все напро­па­лую. И путе­ше­ству­ю­щий начи­на­ет есть и кот­ле­ты, и отбив­ные, и шаш­лык, и вино пить, и сла­до­сти себе вся­кие раз­ре­шать. Хотя ведь, соб­ствен­но, поче­му это так уж необ­хо­ди­мо? Хоро­шо, в силу тех или иных усло­вий, тебе при­хо­дит­ся на зав­трак сыр или йогурт есть, так как нет ниче­го дру­го­го, но это же не зна­чит, что при этом мож­но себе раз­ре­шить за ужи­ном выпи­вать сто грамм вод­ки. Так и в плане телес­но­го воз­дер­жа­ния: если при­хо­дит­ся мужу или жене для того, что­бы в осталь­ном было мир­но, ино­гда и усту­пить немо­ще­ству­ю­ще­му телес­ным устрем­ле­ни­ем супру­гу, это не зна­чит, что нуж­но во все тяж­кие пустить­ся и вовсе отка­зать­ся для себя от тако­го рода поста. Надо нахо­дить ту меру, кото­рую теперь вы вме­сте може­те вме­стить. И, конеч­но, веду­щим здесь дол­жен быть тот, кто более воз­дер­жан. Он дол­жен брать на себя обя­зан­но­сти муд­ро­го выстра­и­ва­ния телес­ных отно­ше­ний. Не могут моло­дые дер­жать все посты — зна­чит, пусть воз­дер­жи­ва­ют­ся какой-то доста­точ­но ощу­ти­мый пери­од: перед испо­ве­дью, перед при­ча­сти­ем. Не могут весь Вели­кий пост, то хотя бы первую, чет­вер­тую, седь­мую неде­ли, пусть дру­гие какие-то огра­ни­че­ния накла­ды­ва­ют: нака­нуне сре­ды, пят­ни­цы, вос­крес­но­го дня, что­бы так или ина­че их жизнь была жест­че, чем в обыч­ное вре­мя. Ина­че вовсе не будет ощу­ще­ния поста. Пото­му что какой тогда смысл постить­ся в плане еды, если куда как более силь­ны эмо­ци­о­наль­ные, душев­ные и телес­ные чув­ства, вслед­ствие того, что про­ис­хо­дит с мужем и женой во вре­мя супру­же­ской бли­зо­сти. Но, впро­чем, конеч­но же, все­му свое вре­мя и сро­ки. Если муж и жена живут вме­сте десять, два­дцать лет, ходят в цер­ковь и при этом ниче­го не меня­ет­ся, то здесь нуж­но более созна­тель­но­му чле­ну семьи шаг за шагом про­яв­лять настой­чи­вость, вплоть до тре­бо­ва­ний того, что­бы хоть теперь, когда они до седых волос дожи­ли, детей вырас­ти­ли, ско­ро уже вну­ки появят­ся, некую меру воз­дер­жа­ния Богу при­не­сти. Ведь в Цар­ствие Небес­ное мы при­не­сем то, что нас соеди­ня­ет. Одна­ко там соеди­нять нас будет не плот­ская бли­зость, ибо мы зна­ем по Еван­ге­лию, что «когда из мерт­вых вос­крес­нут, тогда не будут ни женить­ся, ни замуж выхо­дить, но будут, как Анге­лы на небе­сах» (Мк. 12:25), а то, что уда­лось взрас­тить во вре­мя семей­ной жиз­ни. Да, сна­ча­ла — с под­пор­ка­ми, како­вы­ми и явля­ет­ся телес­ная бли­зость, откры­ва­ю­щая людей друг дру­гу, дела­ю­щая их бли­же, помо­га­ю­щая забыть какие-то оби­ды. Но со вре­ме­нем эти под­пор­ки, необ­хо­ди­мые, когда выстра­и­ва­ет­ся зда­ние супру­же­ских отно­ше­ний, долж­ны отпа­дать, не ста­но­вясь леса­ми, из–за кото­рых и само­го зда­ния-то не вид­но и на кото­рых все дер­жит­ся, так что, если их снять, оно развалится.

50. Что кон­крет­но гово­рит­ся в цер­ков­ных кано­нах по пово­ду того, в какое вре­мя супру­гам надо воз­дер­жи­вать­ся от телес­ной бли­зо­сти, а в какое – нет?

Суще­ству­ют неко­то­рые иде­аль­ные тре­бо­ва­ния Цер­ков­но­го Уста­ва, кото­рые долж­ны опре­де­лять кон­крет­ный путь, сто­я­щий перед каж­дой хри­сти­ан­ской семьей, что­бы их не фор­маль­но испол­нять. Устав пред­по­ла­га­ет воз­дер­жа­ние от супру­же­ской бли­зо­сти нака­нуне вос­крес­но­го дня (то есть вечер суб­бо­ты), нака­нуне тор­же­ства дву­на­де­ся­то­го празд­ни­ка и пост­ных сре­ды и пят­ни­цы (то есть вечер втор­ни­ка и вечер чет­вер­га), а так­же во вре­мя мно­го­днев­ных постов и дней гове­ния — под­го­тов­ки к при­ня­тию Свя­тых Хри­сто­вых Таин. Это иде­аль­ная нор­ма. Но в каж­дом кон­крет­ном слу­чае мужу и жене необ­хо­ди­мо руко­вод­ство­вать­ся сло­ва­ми апо­сто­ла Пав­ла: «Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а потом опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим. Впро­чем, это ска­за­но мною как поз­во­ле­ние, а не как пове­ле­ние» (Кор. 7, 5–6). Это зна­чит, что семья долж­на дорас­тать до тако­го дня, когда при­ня­тая супру­га­ми мера воз­дер­жа­ния от телес­ной бли­зо­сти никак не будет вре­дить и умень­шать их люб­ви и когда вся пол­но­та семей­но­го еди­не­ния будет сохра­нять­ся и без под­по­рок телес­но­сти. И имен­но эта целост­ность духов­но­го един­ства может быть про­дол­же­на в Цар­ствии Небес­ном. Ведь из зем­ной жиз­ни чело­ве­ка будет про­дол­же­но то, что к веч­но­сти при­част­но. Понят­но, что в отно­ше­ни­ях мужа и жены к веч­но­сти при­част­на не плот­ская бли­зость, а то, чему она слу­жит под­спо­рьем. В свет­ской, мир­ской семье, как пра­ви­ло, про­ис­хо­дит ката­стро­фи­че­ская сме­на ори­ен­ти­ров, кото­рую нель­зя допу­стить в семье цер­ков­ной, когда эти под­пор­ки ста­но­вят­ся кра­е­уголь­ны­ми. Путь к тако­му воз­рас­та­нию дол­жен быть, во-пер­вых, вза­им­ным, а во-вто­рых, без пере­пры­ги­ва­ния сту­пе­нек. Конеч­но же, не каж­дым супру­гам, осо­бен­но на пер­вом году сов­мест­ной жиз­ни, мож­но будет ска­зать, что они долж­ны весьРож­де­ствен­ский пост прой­ти в воз­дер­жа­нии друг от дру­га. Кто смо­жет вме­стить это по согла­сию и уме­рен­но­сти, тот явит глу­бо­кую меру духов­ной муд­ро­сти. А на того, кто еще не готов, пола­гать бре­ме­на неудо­бо­но­си­мые со сто­ро­ны более воз­дер­жан­но­го и уме­рен­но­го супру­га было бы небла­го­ра­зум­но. Но ведь семей­ная жизнь нам дана во вре­мен­ной про­тя­жен­но­сти, поэто­му, начав с малой меры воз­дер­жа­ния, надо посте­пен­но нара­щи­вать ее. Хотя некую меру воз­дер­жа­ния друг от дру­га «для упраж­не­ния в посте и молит­ве» семья долж­на иметь с само­го нача­ла. Напри­мер, каж­дую сед­ми­цу нака­нуне вос­крес­но­го дня муж и жена укло­ня­ют­ся от супру­же­ской бли­зо­сти не по уста­ло­сти или заня­то­сти, а ради боль­ше­го и выс­ше­го в обще­нии с Богом и друг с дру­гом. И Вели­кий пост нуж­но с само­го нача­ла супру­же­ства, кро­ме каких-то совер­шен­но осо­бен­ных ситу­а­ций, стре­мить­ся про­хо­дить в воз­дер­жа­нии, как самый ответ­ствен­ный пери­од цер­ков­ной жиз­ни. Даже в закон­ном бра­ке плот­ские отно­ше­ния в это вре­мя остав­ля­ют недоб­рый, гре­хов­ный оса­док и не при­но­сят той радо­сти, какая долж­на быть от супру­же­ской бли­зо­сти, и во всем осталь­ном ума­ля­ют само про­хож­де­ние попри­ща поста. В любом слу­чае, тако­го рода огра­ни­че­ния долж­ны быть с пер­вых дней супру­же­ской жиз­ни, а даль­ше их необ­хо­ди­мо рас­ши­рять по мере взрос­ле­ния и воз­рас­та­ния семьи.

51. Регла­мен­ти­ру­ет ли Цер­ковь спо­со­бы сек­су­аль­но­го кон­так­та меж­ду вен­чан­ны­ми мужем и женой и если да, то на каком осно­ва­нии и где кон­крет­но об этом говорится?

Навер­ное, отве­чая на этот вопрос, разум­нее сна­ча­ла ска­зать о неко­то­рых прин­ци­пах и общих посыл­ках, а потом уже опе­реть­ся на неко­то­рые кано­ни­че­ские тек­сты. Конеч­но же, освя­щая брак Таин­ством вен­ча­ния, Цер­ковь освя­ща­ет все­це­лый союз муж­чи­ны и жен­щи­ны — и духов­ный, и телес­ный. И ника­кой хан­же­ской интен­ции, пре­не­бре­жи­тель­ной по отно­ше­нию к телес­ной состав­ля­ю­щей супру­же­ско­го сою­за в трез­вом цер­ков­ном миро­воз­зре­нии нет. Тако­го рода пре­не­бре­же­ние, ума­ле­ние имен­но физи­че­ской сто­ро­ны бра­ка, низ­ве­де­ние ее на уро­вень того, что лишь допус­ка­ет­ся, но чем, по боль­шо­му сче­ту, нуж­но гну­шать­ся, свой­ствен­но созна­нию сек­тант­ско­му, рас­коль­ни­че­ско­му или вне­цер­ков­но­му, а если и цер­ков­но­му, то толь­ко болез­нен­но­му. Это нуж­но очень чет­ко опре­де­лить и понять. Уже в IV — VI веках в поста­нов­ле­ни­ях цер­ков­ных собо­ров ска­за­но, что один из супру­гов, укло­ня­ю­щий­ся от телес­ной бли­зо­сти с дру­гим по при­чине гну­ше­ния бра­ком, под­ле­жит отлу­че­нию от При­ча­стия, если же это не миря­нин, а кли­рик, то низ­вер­же­нию из сана. То есть гну­ше­ние всей пол­но­той бра­ка даже в кано­нах цер­ков­ных одно­знач­но опре­де­ля­ет­ся как недолж­ное. Кро­ме того, в этих же кано­нах гово­рит­ся, что если кто–то отка­зы­ва­ет­ся при­зна­вать дей­стви­тель­ность Таинств, совер­ша­е­мых жена­тым свя­щен­но­слу­жи­те­лем, то тако­вой тоже под­ле­жит тем же нака­за­ни­ям и соот­вет­ствен­но отлу­че­нию от при­ня­тия Свя­тых Хри­сто­вых Таин, если он миря­нин, или лише­нию сана, если он кли­рик. Вот как высо­ко цер­ков­ное созна­ние, запе­чат­лен­ное в кано­нах, вошед­ших в кано­ни­че­ский свод, по кото­ро­му веру­ю­щие долж­ны жить, ста­вит телес­ную сто­ро­ну хри­сти­ан­ско­го брака.

С дру­гой сто­ро­ны, цер­ков­ное освя­ще­ние супру­же­ско­го сою­за — это не санк­ция на непо­треб­ство. Как бла­го­сло­ве­ние тра­пезы и молит­ва перед едой — это не санк­ция на чре­во­уго­дие, на объ­яде­ние и тем более на опи­вство вином, так­же и бла­го­сло­ве­ние бра­ка — это нико­им обра­зом не санк­ция на все­доз­во­лен­ность и пир­ше­ство тела — мол, делай все, что хочешь, в каких угод­но коли­че­ствах и в какие угод­но сро­ки. Без­услов­но, трез­во­му цер­ков­но­му созна­нию, опи­ра­ю­ще­му­ся на Свя­щен­ное Писа­ние и Свя­щен­ное Пре­да­ние, все­гда свой­ствен­но пони­ма­ние того, что в жиз­ни семьи — как и вооб­ще в чело­ве­че­ской жиз­ни — суще­ству­ет иерар­хия: духов­ное долж­но гла­вен­ство­вать над телес­ным, душа быть выше тела. И когда в семье телес­ное начи­на­ет зани­мать пер­вое место, а духов­но­му или даже душев­но­му отво­дят­ся толь­ко те неболь­шие оча­ги или участоч­ки, кото­рые оста­ют­ся от плот­ско­го, то это при­во­дит к дис­гар­мо­нии, к духов­ным пора­же­ни­ям и боль­шим жиз­нен­ным кри­зи­сам. По отно­ше­нию к это­му посы­лу не нуж­но при­во­дить спе­ци­аль­ных тек­стов, пото­му что, откры­вая Посла­ние апо­сто­ла Пав­ла или тво­ре­ния свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста, свя­ти­те­ля Льва Вели­ко­го, свя­то­го бла­жен­но­го Авгу­сти­на — любо­го из отцов Церк­ви, мы най­дем сколь­ко угод­но под­твер­жде­ний этой мыс­ли. Понят­но, что кано­ни­че­ски она сама по себе не фиксировалась.

Конеч­но, сово­куп­ность всех телес­ных огра­ни­че­ний для совре­мен­но­го чело­ве­ка может пока­зать­ся доста­точ­но тяж­кой, но в цер­ков­ных кано­нах нам ука­зы­ва­ет­ся та мера воз­дер­жа­ния, к кото­рой хри­сти­а­нин дол­жен прий­ти. И если в нашей жиз­ни есть несо­от­вет­ствие этой нор­ме — как и дру­гим кано­ни­че­ским тре­бо­ва­ни­ям Церк­ви, мы, по край­ней мере, не долж­ны счи­тать себя покой­ны­ми и бла­го­по­луч­ны­ми. И не быть уве­ре­ны, что если мы воз­дер­жи­ва­ем­ся в Вели­кий пост, то все у нас хоро­шо и на все дру­гое мож­но не взи­рать. И что если супру­же­ское воз­дер­жа­ние име­ет место во вре­мя гове­ния и нака­нуне вос­крес­но­го дня, то мож­но забы­вать о кану­нах пост­ных дней, к кото­рым тоже хоро­шо бы в резуль­та­те прий­ти. Но путь этот инди­ви­ду­аль­ный, кото­рый, конеч­но же, дол­жен опре­де­лять­ся по согла­сию супру­гов и по разум­но­му сове­ту с духов­ни­ком. Одна­ко то, что путь этот ведет к воз­дер­жан­но­сти и уме­рен­но­сти, в цер­ков­ном созна­нии опре­де­ля­ет­ся как без­услов­ная нор­ма по отно­ше­нию к устро­е­нию супру­же­ской жиз­ни. Что каса­ет­ся интим­ной сто­ро­ны брач­ных отно­ше­ний, то здесь, хотя и не все име­ет смысл обсуж­дать пуб­лич­но на стра­ни­цах кни­ги, важ­но не забы­вать, что для хри­сти­а­ни­на при­ем­ле­мы те фор­мы супру­же­ской бли­зо­сти, кото­рые не про­ти­во­ре­чат глав­ной ее цели, а имен­но — дето­рож­де­нию. То есть тако­го рода соеди­не­ние муж­чи­ны и жен­щи­ны, кото­рое не име­ет ниче­го обще­го с теми гре­ха­ми, за кото­рые были нака­за­ны Содом и Гомор­ра: когда телес­ная бли­зость совер­ша­ет­ся в той извра­щен­ной фор­ме, при кото­рой никак и нико­гда дето­рож­де­ние про­изой­ти не может. Об этом так же было ска­за­но в доста­точ­но боль­шом коли­че­стве тек­стов, кото­рые мы назы­ва­ем «пра­виль­ни­ка­ми» или «канон­ни­ка­ми», то есть недо­пу­сти­мость тако­го рода извра­щен­ных форм супру­же­ско­го обще­ния была зафик­си­ро­ва­на в Пра­ви­лах свя­тых отцов и отча­сти в цер­ков­ных кано­нах в уже более позд­нюю эпо­ху сред­не­ве­ко­вья, после Все­лен­ских Соборов.

Но повто­рю, так как это очень важ­но, сами по себе плот­ские отно­ше­ния мужа и жены гре­хов­ны­ми не явля­ют­ся и как тако­вые цер­ков­ным созна­ни­ем не рас­смат­ри­ва­ют­ся. Ибо Таин­ство вен­ча­ния не есть санк­ция на грех или на неко­то­рую без­на­ка­зан­ность по отно­ше­нию к нему. В Таин­стве не может быть освя­ще­но то, что гре­хов­но, напро­тив, то, что само по себе доб­ро и есте­ствен­но, воз­во­дит­ся в сте­пень совер­шен­ную и как бы выше­есте­ствен­ную. Посту­ли­ро­вав это поло­же­ние, мож­но при­ве­сти такую ана­ло­гию: чело­век, мно­го пора­бо­тав­ший, долж­но сде­лав­ший свой труд — не важ­но, физи­че­ский или интел­лек­ту­аль­ный: жнец, куз­нец или же душ ловец, — при­дя домой, без­услов­но, име­ет пра­во на то, что­бы ожи­дать от любя­щей жены вкус­но­го обе­да, и если день не ско­ром­ный, то это могут быть и нава­ри­стый мяс­ной суп, и отбив­ная с гар­ни­ром. Не будет гре­ха и в том, что­бы после тру­дов пра­вед­ных, еже­ли силь­но про­го­ло­дал­ся, и добав­ки попро­сить, и бокал хоро­ше­го вина выпить. Это и есть теп­лая семей­ная тра­пе­за, взи­рая на кото­рую, Гос­подь будет радо­вать­ся и кото­рую Цер­ковь бла­го­сло­вит. Но как это рази­тель­но отли­ча­ет­ся от тех сло­жив­ших­ся в семье отно­ше­ний, когда муж и жена пред­по­чи­та­ют вме­сто это­го пой­ти куда-то на свет­ский раут, где один дели­ка­тес сме­ня­ет дру­гой, где рыба сде­ла­на так, что­бы иметь вкус пти­цы, а пти­ца — вкус аво­ка­до, и что­бы она даже не напом­ни­ла о сво­их при­род­ных свой­ствах, где гости, уже пре­сы­тив­шись раз­но­об­раз­ны­ми яст­ва­ми, начи­на­ют пере­ка­ты­вать зер­ныш­ки икры по небу, что­бы полу­чить доба­воч­ное гур­ман­ское удо­воль­ствие, а из пред­ло­жен­ных гора­ми блюд выби­ра­ет­ся когда уст­ри­ца, когда нож­ка лягуш­ки, что­бы еще как-то поще­ко­тать свои при­ту­пив­ши­е­ся вку­со­вые рецеп­то­ры ины­ми чув­ствен­ны­ми ощу­ще­ни­я­ми, а потом — как это уже с антич­ных вре­мен прак­ти­ку­ет­ся (что очень харак­тер­но опи­са­но в пире Три­маль­хи­о­на в «Сати­ри­коне» Пет­ро­ния)— при­выч­но вызвав рвот­ный рефлекс, осво­бо­дить желу­док для того, что­бы не испор­тить себе фигу­ру и суметь поба­ло­вать­ся еще и десер­том. Тако­го рода услаж­де­ние себя пищей — чре­во­уго­дие и грех во мно­гих отно­ше­ни­ях, в том чис­ле и по отно­ше­нию к соб­ствен­но­му есте­ству. Эту ана­ло­гию мож­но пере­не­сти и на супру­же­ские отно­ше­ния. То, что явля­ет­ся есте­ствен­ным про­дол­же­ни­ем жиз­ни, то доб­ро, и в этом нет ниче­го сквер­но­го и нечи­сто­го. А то, что ведет к поис­ку все новых и новых услаж­де­ний, еще одной, дру­гой, тре­тьей, деся­той точ­ки, что­бы из сво­е­го тела выжать неко­то­рые допол­ни­тель­ные чув­ствен­ные реак­ции,— это, конеч­но, есть недолж­ное и гре­хов­ное и то, что не может вхо­дить в жизнь пра­во­слав­ной семьи.

52. Что допу­сти­мо в сек­су­аль­ной жиз­ни, а что нет, и как уста­нав­ли­ва­ет­ся этот кри­те­рий допу­сти­мо­сти? Поче­му ораль­ный секс счи­та­ет­ся пороч­ным и про­ти­во­есте­ствен­ным, ведь у высо­ко­раз­ви­тых мле­ко­пи­та­ю­щих, веду­щих слож­ную соци­аль­ную жизнь, тако­го рода сек­су­аль­ные отно­ше­ния в при­ро­де вещей?

Сама по себе поста­нов­ка вопро­са под­ра­зу­ме­ва­ет засо­рен­ность совре­мен­но­го созна­ния подоб­ной инфор­ма­ци­ей, кото­рую луч­ше бы и не знать. В преж­ние, в этом смыс­ле более бла­го­по­луч­ные, вре­ме­на детей в пери­од случ­ки живот­ных на скот­ный двор не пус­ка­ли, что­бы у них ано­маль­ных инте­ре­сов не раз­ви­лось. И если пред­ста­вить себе ситу­а­цию, даже не гово­рю сто­лет­ней, а пяти­де­ся­ти­лет­ней дав­но­сти, мог­ли бы мы най­ти хотя бы одно­го на тыся­чу людей, кто был бы в кур­се того, что обе­зья­ны зани­ма­ют­ся ораль­ным сек­сом? Тем более, сумел бы об этом спро­сить в какой-то при­ем­ле­мой сло­вес­ной фор­ме? Я думаю, что чер­пать из жиз­ни мле­ко­пи­та­ю­щих зна­ние имен­но об этой состав­ля­ю­щей их суще­ство­ва­ния, по край­ней мере, одно­бо­ко. В таком слу­чае, есте­ствен­ной нор­мой для наше­го бытия надо было бы счи­тать и поли­га­мию, свой­ствен­ную выс­шим мле­ко­пи­та­ю­щим, и сме­ну регу­ляр­ных поло­вых парт­не­ров, а если дово­дить логи­че­ский ряд до фина­ла, то и изгна­ние сам­ца-опло­до­тво­ри­те­ля, когда его может заме­стить более моло­дой и физи­че­ски креп­кий. Так что те, кто хочет поза­им­ство­вать фор­мы орга­ни­за­ции чело­ве­че­ской жиз­ни у выс­ших мле­ко­пи­та­ю­щих, долж­ны быть гото­вы заим­ство­вать их до кон­ца, а не выбо­роч­но. Ведь све­де­ние нас до уров­ня обе­зья­нье­го ста­да, даже само­го высо­ко­раз­ви­то­го, под­ра­зу­ме­ва­ет то, что более силь­ный вытес­нит более сла­бо­го, в том чис­ле и в поло­вом отно­ше­нии. В отли­чие от тех, кто готов рас­смат­ри­вать конеч­ную меру чело­ве­че­ско­го бытия как еди­ную с той, кото­рая есте­ствен­на для выс­ших мле­ко­пи­та­ю­щих, хри­сти­ане, не отри­цая сопри­род­но­сти чело­ве­ка с иным твар­ным миром, не сво­дят его на уро­вень высо­ко­ор­га­ни­зо­ван­но­го живот­но­го, а мыс­лят как суще­ство высшее.

53. О тех или иных функ­ци­ях дето­род­ных орга­нов не при­ня­то откры­то гово­рить, в отли­чие от дру­гих физио­ло­ги­че­ских функ­ций чело­ве­че­ско­го орга­низ­ма, напри­мер еды, сна и так далее. Эта сфе­ра жиз­не­де­я­тель­но­сти осо­бен­но уяз­ви­ма, мно­же­ство пси­хи­че­ских рас­стройств свя­за­но имен­но с ней. Объ­яс­ня­ет­ся ли это пер­во­род­ным гре­хом после гре­хо­па­де­ния? Если да, то поче­му, ведь пер­во­род­ный грех не являл­ся блуд­ным, а был гре­хом непо­слу­ша­ния Творцу?

Да, конеч­но же, пер­во­род­ный грех пре­иму­ще­ствен­но состо­ял в непо­слу­ша­нии и нару­ше­нии запо­ве­ди Божи­ей, а так­же в непо­ка­я­нии, нерас­ка­ян­но­сти. И эта сово­куп­ность непо­слу­ша­ния и нерас­ка­ян­но­сти и при­ве­ла к отпа­де­нию пер­вых людей от Бога, невоз­мож­но­сти их даль­ней­ше­го пре­бы­ва­ния в раю и всех тех послед­ствий гре­хо­па­де­ния, кото­рые вошли в чело­ве­че­скую при­ро­ду и кото­рые в Свя­щен­ном Писа­нии сим­во­ли­че­ски име­ну­ют­ся оде­ва­ни­ем «кожа­ных риз» (Быт. 3:21). Свя­ты­ми отца­ми это тол­ку­ет­ся как обре­те­ние чело­ве­че­ской при­ро­дой дебе­ло­сти, то есть телес­ной пло­тя­но­сти, утра­те мно­гих пер­во­на­чаль­ных свойств, кото­рые были даны чело­ве­ку. Болез­нен­ность, уста­ва­ние и мно­гое иное вошло не толь­ко в наш душев­ный, но и в наш телес­ный состав в свя­зи с гре­хо­па­де­ни­ем. В этом смыс­ле откры­ты­ми болез­ням ста­ли и физи­че­ские орга­ны чело­ве­ка, в том чис­ле и орга­ны, свя­зан­ные с дето­ро­ди­ем. Но прин­цип стыд­ли­во­сти, сокры­тия цело­муд­рен­но­го, имен­но цело­муд­рен­но­го, а не хан­же­ско-пури­тан­ско­го умол­ча­ния о поло­вой сфе­ре, преж­де все­го исхо­дит из глу­бо­ко­го бла­го­го­ве­ния Церк­ви перед чело­ве­ком как перед обра­зом и подо­би­ем Божи­им. Так же, как и невы­став­ле­ние напо­каз того, что наи­бо­лее уяз­ви­мо и что наи­бо­лее глу­бо­ко свя­зы­ва­ет двух людей, что дела­ет их еди­ной пло­тью в Таин­стве бра­ка, и дает нача­ло ино­го, неиз­ме­ри­мо воз­вы­шен­но­го соеди­не­ния и пото­му явля­ет­ся объ­ек­том посто­ян­ной враж­ды, коз­ней, иска­же­ния со сто­ро­ны лука­во­го. Враг рода чело­ве­че­ско­го в осо­бен­но­сти и, вою­ет про­тив того, что, само по себе будучи чистым и пре­крас­ным, так зна­чи­мо и так важ­но для внут­рен­не­го пра­виль­но­го бытия чело­ве­ка. Пони­мая всю ответ­ствен­ность и тяжесть этой борь­бы, кото­рую ведет чело­век, Цер­ковь помо­га­ет ему через хра­не­ние стыд­ли­во­сти, умол­ча­ние о том, о чем не долж­но гово­рить пуб­лич­но и что так лег­ко иска­зить и так труд­но вер­нуть, ибо обре­тен­ное бес­стыд­ство обра­тить в цело­муд­рие бес­ко­неч­но труд­но. Утра­чен­ное цело­муд­рие и иное зна­ние о себе при всем жела­нии не обра­тишь в незна­ние. Поэто­му Цер­ковь через сокры­тость тако­го рода зна­ний и непри­кос­но­вен­ность их душе чело­ве­ка стре­мит­ся сде­лать его непри­част­ным ко мно­же­ству измыш­лен­ных лука­вым извра­ще­ний и иска­же­ний того, что так вели­че­ствен­но и бла­го­устро­е­но Спа­си­те­лем нашим в есте­стве. При­слу­ша­ем­ся к этой муд­ро­сти двух­ты­ся­че­лет­не­го бытия Церк­ви. И что бы ни гово­ри­ли нам куль­ту­ро­ло­ги, сек­со­ло­ги, гине­ко­ло­ги, пато­ло­ги и про­чие фрей­ди­сты, имя же им суть леги­он, будем пом­нить, что они гово­рят ложь о чело­ве­ке, не видя в нем обра­за и подо­бия Божия.

54. В этом слу­чае, чем отли­ча­ет­ся цело­муд­рен­ное умол­ча­ние от ханжеского?

Цело­муд­рен­ное умол­ча­ние пред­по­ла­га­ет внут­рен­нее бес­стра­стие, внут­рен­нюю мир­ность и пре­одо­лен­ность, то, о чем гово­рил пре­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин при­ме­ни­тель­но к Божи­ей Мате­ри, что у Нее было сугу­бое дев­ство, то есть дев­ство и телом, и душой. Хан­же­ско-пури­тан­ское умол­ча­ние пред­по­ла­га­ет сокры­тие того, что самим чело­ве­ком не пре­одо­ле­но, что в нем кипит и с чем он даже если и борет­ся, то не аске­ти­че­ской побе­дой над собой с помо­щью Божи­ей, а враж­деб­но­стью к окру­жа­ю­щим, столь лег­ко рас­про­стра­ня­е­мой и на дру­гих людей, и на какие-то их про­яв­ле­ния. В то вре­мя как побе­да соб­ствен­ным серд­цем над тяго­те­ни­ем к тому, с чем он борет­ся, еще не достигнута.

55. Но как объ­яс­нить, что в Свя­щен­ном Писа­нии, как и в дру­гих цер­ков­ных текстах, когда вос­пе­ва­ет­ся рож­де­ство, дев­ство, то пря­мо, сво­и­ми име­на­ми назы­ва­ют­ся дето­род­ные орга­ны: чрес­ла, ложе­сна, вра­та дев­ства, и это никак не про­ти­во­ре­чит стыд­ли­во­сти и цело­муд­рию? А в обыч­ной жиз­ни ска­жи кто-нибудь подоб­ное вслух, что на ста­ро­сла­вян­ском, что на рус­ском язы­ке, это было бы вос­при­ня­то как непри­ли­чие, как нару­ше­ние обще­при­ня­той нормы.

Это как раз гово­рит о том, что в Свя­щен­ном Писа­нии, в кото­ром во мно­же­стве есть эти сло­ва, они не сопря­же­ны с гре­хом. Они не ассо­ци­и­ру­ют­ся ни с чем пош­лым, плот­ски воз­буж­да­ю­щим, недо­стой­ным хри­сти­а­ни­на имен­но пото­му, что в цер­ков­ных текстах все цело­муд­рен­но, и ина­че быть не может. «Для чисто­го все чисто, — гово­рит нам Сло­во Божие, — а для нечи­сто­го и чистое будет нечистым».

Най­ти ныне такой кон­текст, в кото­рый мож­но было бы поме­стить подоб­но­го рода лек­си­ку и мета­фо­ри­ку и не повре­дить душе чита­ю­ще­го, очень непро­сто. Извест­но, что самое боль­шое коли­че­ство мета­фор телес­но­сти и чело­ве­че­ской влюб­лен­но­сти в биб­лей­ской кни­ге Песнь Пес­ней. Но сего­дня мир­ской разум пере­стал пони­мать — и даже не в XXI веке это слу­чи­лось — повест­во­ва­ние о люб­ви Неве­сты к Жени­ху, то есть Церк­ви ко Хри­сту. В раз­лич­ных худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ни­ях аж с века XVIII мы нахо­дим плот­ское устрем­ле­ние девуш­ки к юно­ше, но по сути это низ­ве­де­ние Свя­щен­но­го Писа­ния на уро­вень, в луч­шем слу­чае, про­сто кра­си­вой любов­ной сказ­ки. Хотя не в самые древ­ние вре­ме­на, а в XVII веке в горо­де Тута­е­ве под Яро­слав­лем целый при­дел хра­ма Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва был рас­пи­сан сюже­та­ми Пес­ни Пес­ней. (Фрес­ки эти до сих пор сохра­ни­лись). И это не един­ствен­ный при­мер. Ины­ми сло­ва­ми, еще в XVII веке чистое было чистым для чистых, и это лиш­нее сви­де­тель­ство того, как ныне глу­бо­ко пал человек.

56. Гово­рят: сво­бод­ная любовь в сво­бод­ном мире. Поче­му имен­но это сло­во упо­треб­ля­ет­ся при­ме­ни­тель­но к тем отно­ше­ни­ям, кото­рые в цер­ков­ном пони­ма­нии трак­ту­ют­ся как блудные?

Пото­му что сам смысл сло­ва «сво­бо­да» извра­щен и в него уже дав­но вкла­ды­ва­ют не хри­сти­ан­ское пони­ма­ние, неко­гда доступ­ное столь зна­чи­тель­ной части чело­ве­че­ско­го рода, то есть сво­бо­да от гре­ха, сво­бо­да как несвя­зан­ность низ­ким и низ­мен­ным, сво­бо­да как откры­тость души чело­ве­ка для веч­но­сти и для Неба, а вовсе не как его детер­ми­ни­ро­ван­ность сво­и­ми инстинк­та­ми или внеш­ней соци­аль­ной сре­дой. Такое пони­ма­ние сво­бо­ды утра­че­но, и сего­дня под сво­бо­дой пони­ма­ет­ся преж­де все­го свое­во­лие, воз­мож­ность тво­рить, как гово­рит­ся, «что хочу, то воро­чу». Одна­ко за этим сто­ит не что иное, как воз­вра­ще­ние в область раб­ства, под­чи­не­ния сво­им инстинк­там под жал­ким лозун­гом: лови момент, поль­зуй­ся жиз­нью, пока ты молод, сры­вай все доз­во­лен­ные и недоз­во­лен­ные пло­ды! И понят­но, что коли любовь в чело­ве­че­ских отно­ше­ни­ях явля­ет­ся вели­чай­шим даром Божи­им, то извра­тить имен­но любовь, имен­но в нее вне­сти ката­стро­фи­че­ские иска­же­ния явля­ет­ся глав­ной зада­чей того изна­чаль­но­го кле­вет­ни­ка и паро­ди­ста-извра­ти­те­ля, имя кото­ро­го извест­но каж­до­му из чита­ю­щих эти строки.

57. Поче­му так назы­ва­е­мые постель­ные отно­ше­ния вен­чан­ных cynpу­гов уже не явля­ют­ся гре­хов­ны­ми, а те же отно­ше­ния до заклю­че­ния бра­ка име­ну­ют­ся как «гре­хов­ное блуд­ное разжжение»?

Есть вещи гре­хов­ные по сво­ей при­ро­де, а есть вещи, кото­рые ста­но­вят­ся гре­хов­ны­ми, вслед­ствие нару­ше­ния запо­ве­дей. Пред­по­ло­жим, гре­хов­но уби­вать, раз­бой­ни­чать, воро­вать, кле­ве­тать — и пото­му это запре­ще­но запо­ве­дя­ми. Но по самой сво­ей при­ро­де есть пищу не гре­хов­но. Гре­хов­но услаж­дать­ся ей чрез­мер­но, поэто­му суще­ству­ет пост, те или иные огра­ни­че­ния в еде. То же самое отно­сит­ся и к телес­ной бли­зо­сти. Будучи закон­но освя­щен­ной бра­ком и постав­лен­ной в долж­ное рус­ло, она не явля­ет­ся гре­хов­ной, но посколь­ку она запре­ще­на в ином виде, то при нару­ше­нии это­го запре­та неиз­беж­но обра­ща­ет­ся в «блуд­ное разжжение».

58. Из пра­во­слав­ной лите­ра­ту­ры сле­ду­ет, что телес­ная сто­ро­на при­туп­ля­ет духов­ные спо­соб­но­сти чело­ве­ка. Поче­му же тогда у нас суще­ству­ет не толь­ко чер­ное мона­ше­ству­ю­щее духо­вен­ство, но и белое, обя­зы­ва­ю­щее свя­щен­ни­ка состо­ять в брач­ном союзе?

Это вопрос, кото­рый дав­но вол­но­вал Все­лен­скую Цер­ковь. Уже в древ­ней Церк­ви, во II — Ш веках, воз­ник­ло мне­ние, что более пра­виль­ным путем явля­ет­ся путь без­брач­ной жиз­ни для все­го духо­вен­ства. Это мне­ние очень рано воз­об­ла­да­ло в запад­ной части Церк­ви, и на Эль­вир­ском Собо­ре в нача­ле IV века про­зву­ча­ло в одном из его пра­вил и потом при папе Гри­го­рии VII Гиль­де­бран­де (XI век) ста­ло пре­об­ла­да­ю­щим после отпа­де­ния Като­ли­че­ской Церк­ви от Церк­ви Все­лен­ской. Тогда был вве­ден обя­за­тель­ный цели­бат, то есть обя­за­тель­ное без­бра­чие духо­вен­ства. Восточ­ная Пра­во­слав­ная Цер­ковь пошла путем, во-пер­вых, более соот­вет­ству­ю­щим Свя­щен­но­му Писа­нию, а во-вто­рых, более цело­муд­рен­ным: не отно­сясь к семей­ным отно­ше­ни­ям, толь­ко как к пал­ли­а­ти­ву от блу­да, спо­со­бу не раз­жи­гать­ся сверх меры, но руко­вод­ству­ясь сло­ва­ми апо­сто­ла Пав­ла и рас­смат­ри­вая брак как союз муж­чи­ны и жен­щи­ны во образ сою­за Хри­ста и Церк­ви, она пер­во­на­чаль­но раз­ре­ша­ла брак и диа­ко­нам, и пре­сви­те­рам, и епи­ско­пам. Впо­след­ствии, начи­ная с V века, а в VI уже окон­ча­тель­но, Цер­ковь воз­бра­ни­ла брак епи­ско­пам, но не по при­чине прин­ци­пи­аль­ной недо­пу­сти­мо­сти для них брач­но­го состо­я­ния, а по при­чине того, что­бы епи­скоп не был свя­зан семей­ны­ми инте­ре­са­ми, семей­ны­ми попе­че­ни­я­ми, забо­та­ми о сво­ем и сво­их, что­бы его жизнь, свя­зан­ная со всей епар­хи­ей, со всей Цер­ко­вью, была ей цели­ком отда­на. Тем не менее Цер­ковь при­зна­ла брач­ное состо­я­ние как допу­сти­мое для всех осталь­ных кли­ри­ков и в поста­нов­ле­ни­ях Пято­го и Шесто­го Все­лен­ских Собо­ров, Ган­др­ско­го IV века и Трулль­ско­го VI века пря­мо гово­рит­ся о том, что кли­ри­ку, укло­ня­ю­ще­му­ся от бра­ка по при­чине гну­ше­ния, долж­но быть запре­ще­но слу­же­ние. Так что, Цер­ковь смот­рит на брак кли­ри­ков, как на брак цело­муд­рен­ный и воз­дер­жан­ный и наи­бо­лее соот­вет­ству­ю­щий прин­ци­пу еди­но­бра­чия, то есть свя­щен­ник может быть женат толь­ко один раз и дол­жен хра­нить цело­муд­рие и вер­ность сво­ей жене в слу­чае вдов­ства. То, к чему Цер­ковь отно­сит­ся со снис­хож­де­ни­ем при­ме­ни­тель­но к брач­ным отно­ше­ни­ям мирян, долж­но в пол­но­те реа­ли­зо­вы­вать­ся в семьях свя­щен­ни­ков: та же запо­ведь о чадо­ро­дии, о при­я­тии всех детей, кото­рых посы­ла­ет Гос­подь, тот же прин­цип воз­дер­жа­ния, пре­иму­ще­ствен­но­го укло­не­ния друг от дру­га для молит­вы и поста.

В Пра­во­сла­вии есть опас­ность в самой сослов­но­сти духо­вен­ства — в том, что, как пра­ви­ло, свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми ста­но­вят­ся дети свя­щен­ни­ков. В като­ли­че­стве есть своя опас­ность, так как клир все вре­мя наби­ра­ет­ся со сто­ро­ны. Одна­ко в том, что любой может стать кли­ри­ком, есть и плюс, ведь про­ис­хо­дит посто­ян­ный при­ток из всех сло­ев обще­ства. У нас, в Рос­сии, как и в Визан­тии, дол­гие века кли­ри­ки фак­ти­че­ски были опре­де­лен­ным сосло­ви­ем. Быва­ли, конеч­но, слу­чаи вхож­де­ния подат­ных кре­стьян в свя­щен­ство, то есть сни­зу вверх, или наобо­рот — пред­ста­ви­те­лей выс­ших кру­гов обще­ства, но тогда уж по боль­шей части в мона­ше­ство. Одна­ко в прин­ци­пе это было семейно–сословное дело, и тут были свои изъ­я­ны и свои опас­но­сти. Глав­ная же неправ­да запад­но­го под­хо­да к без­бра­чию свя­щен­ства — в самом гну­ше­нии бра­ком как состо­я­ни­ем, попу­сти­тель­ным для мирян, но нетер­пи­мым для духо­вен­ства. В этом глав­ная неправ­да, а уж обще­ствен­ное устро­е­ние – это вопрос так­ти­ки, и он может по-раз­но­му оцениваться.

59. В Жити­ях свя­тых брак, в кото­ром муж и жена живут как брат и сест­ра, напри­мер, как Иоанн Крон­штадт­ский со сво­ей женой, назы­ва­ют чистым. Так что — в осталь­ных слу­ча­ях брак грязный?

Вполне казу­и­сти­че­ская поста­нов­ка вопро­са. Мы ведь и Пре­свя­тую Бого­ро­ди­цу назы­ва­ем Пре­чи­стой, хотя в соб­ствен­ном смыс­ле от пер­во­род­но­го гре­ха чист толь­ко Гос­подь. Матерь Божия явля­ет­ся Пре­чи­стой и Пре­не­по­роч­ной по срав­не­нию со все­ми осталь­ны­ми людь­ми. Так же мы гово­рим о бра­ке чистом при­ме­ни­тель­но к бра­ку Иоаки­ма и Анны или Заха­рии и Ели­за­ве­ты. Зача­тие Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, зача­тие Иоан­на Пред­те­чи тоже иной раз назы­ва­ет­ся непо­роч­ным. или чистым, и не в том смыс­ле, что они были чуж­ды пер­во­род­но­го гре­ха, а в том, что по срав­не­нию с тем, как это обыч­но про­ис­хо­дит, они были воз­дер­жа­ны и не испол­не­ны чрез­мер­ных плот­ских устрем­ле­ний. В этом же смыс­ле гово­рит­ся о чисто­те как о боль­шей мере цело­муд­рия тех осо­бен­ных при­зва­ний, быв­ших в жиз­ни неко­то­рых свя­тых, при­ме­ром чего явля­ет­ся брак свя­то­го пра­вед­но­го отца Иоан­на Кронштадского.

60. Когда мы гово­рим о непо­роч­ном зача­тии Сына Божия, зна­чит ли это, что у обыч­ных людей оно порочно?

Да, одним из поло­же­ний пра­во­слав­но­го Пре­да­ния явля­ет­ся то, что бес­се­мен­ное, то есть непо­роч­ное, зача­тие Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста и про­изо­шло имен­но для того, что­бы вопло­тив­ший­ся Сын Божий был бы непри­ча­стен ни к како­му гре­ху, ибо момент страст­но­сти и тем самым иска­жен­но­сти люб­ви к ближ­не­му нераз­рыв­но свя­зан с послед­стви­я­ми гре­хо­па­де­ния, в том чис­ле и в родо­вой области.

61. Как долж­ны общать­ся супру­ги во вре­мя бере­мен­но­сти жены?

Вся­кое воз­дер­жа­ние тогда пози­тив­но, тогда будет доб­рым пло­дом, когда оно не вос­при­ни­ма­ет­ся толь­ко как отри­ца­ние чего бы то ни было, но име­ет внут­рен­нее бла­гое напол­не­ние. Если супру­ги в пери­од бере­мен­но­сти жены, отка­зав­шись от телес­ной бли­зо­сти, начи­на­ют мень­ше друг с дру­гом раз­го­ва­ри­вать, а боль­ше смот­реть теле­ви­зор или ругать­ся, что­бы дать некий выход нега­тив­ным эмо­ци­ям, то это одна ситу­а­ция. Иная, если они ста­ра­ют­ся это вре­мя прой­ти как мож­но более разум­но, усу­губ­ляя духов­ное и молит­вен­ное обще­ние друг с дру­гом. Ведь это же так есте­ствен­но, когда жен­щи­на ждет ребен­ка, боль­ше молить­ся ей самой, что­бы изба­вить­ся от всех тех стра­хов, кото­рые бере­мен­ность сопро­вож­да­ют, и мужу, что­бы жену свою под­дер­жать. Кро­ме того, нуж­но боль­ше раз­го­ва­ри­вать, вни­ма­тель­нее слу­шать дру­го­го, искать раз­ные фор­мы обще­ния, и не толь­ко духов­но­го, но и душев­но­го, и интел­лек­ту­аль­но­го, кото­рое рас­по­ла­га­ло бы супру­гов быть по воз­мож­но­сти вме­сте. Нако­нец, те фор­мы неж­но­сти и лас­ки, кото­ры­ми они огра­ни­чи­ва­ли бли­зость сво­е­го обще­ния, когда еще были жени­хом и неве­стой, и в этот пери­од супру­же­ской жиз­ни не долж­ны при­во­дить к усу­губ­ле­нию в их отно­ше­ни­ях плот­ско­го и телесного.

62. Извест­но, что при каких-то болез­нях пост в еде либо вовсе отме­ня­ет­ся, либо огра­ни­чи­ва­ет­ся, быва­ют ли такие жиз­нен­ные ситу­а­ции или такие болез­ни, когда воз­дер­жа­ние супру­гов от интим­ной бли­зо­сти не благословляется?

Быва­ют. Толь­ко не нуж­но это поня­тие очень широ­ко трак­то­вать. Сей­час мно­гие свя­щен­ни­ки слы­шат от сво­их при­хо­жан, кото­рые гово­рят, что муж­чи­нам с про­ста­ти­том вра­чи реко­мен­ду­ют каж­дый день «любо­вью зани­мать­ся». Про­ста­тит — это не самая новая болезнь, но толь­ко в наше вре­мя семи­де­ся­ти­пя­ти­лет­не­му чело­ве­ку пред­пи­сы­ва­ет­ся посто­ян­но упраж­нять­ся в этой обла­сти. И это в такие годы, когда долж­на дости­гать­ся жиз­нен­ная, житей­ская и духов­ная муд­рость. Так же, как иные гине­ко­ло­ги даже при дале­ко нека­та­стро­фи­че­ском неду­ге жен­щи­ны обя­за­тель­но ска­жут, что луч­ше сде­лать аборт, чем вына­ши­вать ребен­ка, так и иные сек­со­па­то­ло­ги сове­ту­ют, несмот­ря ни на что, про­дол­жать интим­ные отно­ше­ния, даже и не супру­же­ские, то есть нрав­ствен­но непри­ем­ле­мые для хри­сти­а­ни­на, но, по мне­нию спе­ци­а­ли­стов, необ­хо­ди­мые для под­дер­жа­ния телес­но­го здо­ро­вья. Одна­ко это не зна­чит, что вся­кий раз таких вра­чей нуж­но слу­шать­ся. Вооб­ще не нуж­но слиш­ком дове­рять­ся сове­там толь­ко меди­ков, в осо­бен­но­сти в вопро­сах, свя­зан­ных с поло­вой сфе­рой, так как, к сожа­ле­нию, очень часто вра­чи-сек­со­ло­ги явля­ют­ся откро­вен­ны­ми носи­те­ля­ми нехри­сти­ан­ских миро­воз­зрен­че­ских установок.

Совет вра­ча дол­жен соче­тать­ся с сове­том духов­ни­ка, а так­же с трез­вой оцен­кой соб­ствен­но­го телес­но­го здо­ро­вья, и самое глав­ное, с внут­рен­ней само­оцен­кой — к чему чело­век готов и к чему он при­зван. Воз­мож­но, сто­ит заду­мать­ся, по полез­ным ли для чело­ве­ка при­чи­нам попу­щен ему тот или иной телес­ный недуг. А потом уже при­ни­мать реше­ние отно­си­тель­но воз­дер­жа­ния от супру­же­ских отно­ше­ний во вре­мя поста.

63. Как вести себя с нево­цер­ко­в­лен­ным мужем после При­ча­стия, ведь, это тоже дол­жен быть день воздержания?

Так же, как и до. Этот путь-то уже был най­ден, раз появи­лась воз­мож­ность при­ча­стить­ся. Зна­чит, ту же мето­ди­ку при­ме­нить и в день при­ня­тия Свя­тых Хри­сто­вых Тайн.

64. Лас­ка и неж­ность воз­мож­ны во вре­мя nocma и воздержания?

Воз­мож­ны, но не такие, кото­рые вели бы к телес­но­му вос­ста­нию пло­ти, к раз­жи­га­нию огня, после чего водич­кой костер нуж­но зали­вать, или холод­ный душ принимать.

65. Неко­то­рые гово­рят, что пра­во­слав­ные дела­ют вид, буд­то сек­са нет!

Я думаю, что тако­го рода пред­став­ле­ние чело­ве­ка внеш­не­го о взгля­де Пра­во­слав­ной Церк­ви на семей­ные отно­ше­ния глав­ным обра­зом объ­яс­ня­ет­ся его незна­ком­ством с реаль­ным цер­ков­ным миро­воз­зре­ни­ем в этой обла­сти, а так­же одно­бо­ким про­чте­ни­ем даже не столь­ко аске­ти­че­ских тек­стов, в кото­рых об этом почти вовсе не гово­рит­ся, сколь­ко тек­стов либо совре­мен­ных око­ло­цер­ков­ных пуб­ли­ци­стов, либо непро­слав­лен­ных подвиж­ни­ков бла­го­че­стия, либо, что еще чаще быва­ет, совре­мен­ных носи­те­лей секу­ляр­но­го толе­рант­но-либе­раль­но­го созна­ния, извра­ща­ю­щих цер­ков­ное тол­ко­ва­ние по это­му вопро­су в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции. Теперь поду­ма­ем, какой дей­стви­тель­ный смысл может быть вло­жен в эту фра­зу: Цер­ковь дела­ет вид, что сек­са нет. Что под этим мож­но пони­мать? Что Цер­ковь постав­ля­ет интим­ную область жиз­ни на соот­вет­ству­ю­щее ей место? То есть не дела­ет из нее того куль­та удо­воль­ствий, того един­ствен­но­го напол­не­ния бытия, о чем мож­но про­чи­тать во мно­же­стве жур­на­лов в бле­стя­щих облож­ках. Так что, ока­зы­ва­ет­ся, жизнь чело­ве­ка про­дол­жа­ет­ся постоль­ку, посколь­ку он явля­ет­ся поло­вым парт­не­ром, сек­су­аль­но аттрак­тив­ным для лиц про­ти­во­по­лож­но­го, а теперь уже неред­ко и того же само­го пола. И пока он тако­вым явля­ет­ся и кем-то может быть вос­тре­бо­ван, есть смысл жить. И все вокруг это­го вер­тит­ся: рабо­та, что­бы зара­бо­тать на кра­си­во­го сек­су­аль­но­го парт­не­ра, одеж­да, что­бы его при­влечь, маши­на, мебель, аксес­су­а­ры, что­бы обста­вить интим­ную связь необ­хо­ди­мым анту­ра­жем и т.д. и т.п. Да, в этом смыс­ле хри­сти­ан­ство отчет­ли­во утвер­жда­ет: поло­вая жизнь не есть един­ствен­ное напол­не­ние чело­ве­че­ско­го суще­ство­ва­ния, и постав­ля­ет ее на адек­ват­ное место — как одну из важ­ных, но не един­ствен­ную и не цен­траль­ную состав­ля­ю­щую чело­ве­че­ско­го суще­ство­ва­ния. И тогда отказ от поло­вых отно­ше­ний — и доб­ро­воль­ный, ради Бога и бла­го­че­стия, и вынуж­ден­ный, в болез­ни или в ста­ро­сти, — не рас­смат­ри­ва­ет­ся как страш­ная ката­стро­фа, когда, по мне­нию мно­гих страж­ду­щих, мож­но толь­ко дожи­вать свою жизнь, попи­вая вис­ки и коньяк и посмат­ри­вая по теле­ви­зо­ру то, что уже сам не можешь реа­ли­зо­вать ни в каких фор­мах, но что еще вызы­ва­ет какие-то импуль­сы в тво­ем одрях­лев­шем теле. По сча­стью, тако­го взгля­да на семей­ную жизнь чело­ве­ка у Церк­ви нет.

С дру­гой сто­ро­ны, суть задан­но­го вопро­са может сопря­гать­ся с тем, что есть опре­де­лен­но­го рода огра­ни­че­ния, кото­рые пред­по­ла­га­ет­ся ожи­дать от людей веру­ю­щих. Но на самом деле эти огра­ни­че­ния ведут к пол­но­те и глу­бине брач­но­го сою­за, в том чис­ле к пол­но­те, глу­бине и к сча­стью, радо­сти в интим­ной жиз­ни, чего не зна­ют люди, меня­ю­щие сво­их спут­ни­ков с сего­дня на зав­тра, с одной ноч­ной тусов­ки на дру­гую. И ту целост­ную пол­но­ту отда­ния себя друг дру­гу, кото­рую зна­ет любя­щая и вер­ная семей­ная пара, нико­гда не узна­ют кол­лек­ци­о­не­ры сек­су­аль­ных побед, как бы они не хоро­хо­ри­лись на стра­ни­цах жур­на­лов про кос­мо­по­ли­тен­ных дево­чек и муж­чин с нака­чан­ны­ми бицепсами.

66. На чем осно­ва­но кате­го­ри­че­ское непри­я­тие Цер­ко­вью сек­су­аль­ная мень­шинств, ее нелю­бовь к ним?

Так нель­зя ска­зать: Цер­ковь их не любит… Ее пози­ция долж­на быть сфор­му­ли­ро­ва­на совсем в дру­гих тер­ми­нах. Во-пер­вых, все­гда отде­ляя грех от чело­ве­ка, его совер­ша­ю­ще­го, и не при­ни­мая грех — а одно­по­лые свя­зи, гомо­сек­су­а­лизм, муже­ло­же­ство, лес­бий­ство гре­хов­ны в самой осно­ве сво­ей, о чем отчет­ли­во и одно­знач­но гово­рит­ся еще в Вет­хом Заве­те, — к чело­ве­ку согре­ша­ю­ще­му Цер­ковь отно­сит­ся с жало­стью, ибо вся­кий греш­ник уво­дит себя от пути спа­се­ния до той поры, пока не начи­на­ет рас­ка­и­вать­ся в соб­ствен­ном гре­хе, то есть отхо­дить от него. Но что мы не при­ни­ма­ем и, без­услов­но, со всей мерой жест­ко­сти и, если хоти­те, нетер­пи­мо­сти, про­тив чего вос­ста­ем — это то, что те, кто явля­ет­ся так назы­ва­е­мы­ми мень­шин­ства­ми, начи­на­ют навя­зы­вать (и при этом очень агрес­сив­но) свое отно­ше­ние к жиз­ни, к окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­сти, к нор­маль­но­му боль­шин­ству. Прав­да, есть опре­де­лен­но­го рода обла­сти чело­ве­че­ско­го суще­ство­ва­ния, где поче­му-то мень­шин­ства скап­ли­ва­ют­ся до боль­шин­ства. И поэто­му в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции, в целом ряде раз­де­лов совре­мен­но­го искус­ства, на теле­ви­де­нии мы то и дело видим, чита­ем, слы­шим о тех, кто демон­стри­ру­ет нам опре­де­лен­ные эта­ло­ны совре­мен­но­го «удач­но­го» суще­ство­ва­ния. Вот тако­го рода пре­под­не­се­ние гре­ха бед­ных извра­щен­цев, несчаст­но обу­ре­ва­е­мых им, гре­ха как нор­мы, на кото­рую нуж­но рав­нять­ся и кото­рую, если уж у тебя само­го не полу­ча­ет­ся, то, по край­ней мере, нуж­но счи­тать как наи­бо­лее про­грес­сив­ную и про­дви­ну­тую, вот тако­го рода миро­воз­зре­ние, без­услов­но, для нас неприемлемо.

67. Про­ком­мен­ти­руй­те, пожа­луй­ста, ситу­а­цию вен­ча­ния гомо­сек­су­а­ли­стов, кото­рая про­изо­шла в Ниж­нем Новгороде.

Про­ком­мен­ти­ро­вать эту ситу­а­цию мож­но доста­точ­но про­сто сло­ва­ми извест­ной рус­ской посло­ви­цы: «В семье не без уро­да». Это был кли­рик Ниже­го­род­ской епар­хии Мос­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та, кото­рый совер­шил неко­то­рые дей­ствия по отно­ше­нию к двум лицам муж­ско­го пола. И как бы он ни оправ­ды­вал­ся и что бы сей­час ни гово­рил, это, без­услов­но, обще­цер­ков­ный и вне­цер­ков­ный воз­му­ти­тель­ный соблазн. Ему сра­зу же было запре­ще­но свя­щен­но­слу­же­ние. Жест­кость кано­ни­че­ско­го отно­ше­ния к нему непре­лож­на и одно­знач­на. Она долж­на быть уро­ком и дру­гим безум­цам, что­бы впредь нико­гда ниче­го подоб­но­го в нашей Церк­ви не про­изо­шло. Без­услов­но, слу­чив­ше­е­ся — это кано­ни­че­ское пре­ступ­ле­ние толь­ко одно­го пре­ступ­ни­ка, кото­рое никак не может ни повли­ять, ни как-то кос­вен­но воз­дей­ство­вать на пози­цию всей Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

68. Како­ва пози­ция нашей Церк­ви по пово­ду того, что сего­дня у про­те­стан­тов и даже у като­ли­ков быту­ет снис­хо­ди­тель­ное отно­ше­ние к этим про­бле­мам и там вен­чан­ные одно­по­лые бра­ки уже не редкость?

Вспом­ним, какие Церк­ви оста­лись носи­те­ля­ми исто­ри­че­ско­го хри­сти­ан­ства и не отсту­пи­ли в глав­ном от основ кано­ни­че­ско­го строя, от еван­гель­ской эти­ки и адек­ват­но­го про­чте­ния Свя­щен­но­го Писа­ния. Преж­де все­го, Пра­во­слав­ная Цер­ковь и вме­сте с ней Церк­ви Древ­не­во­сточ­ные: армяне, коп­ты, сирий­цы, а так­же Рим­ско-като­ли­че­ская Цер­ковь. Имен­но они в под­хо­де к гомо­сек­су­а­лиз­му осно­вы­ва­ют­ся на Свя­щен­ном Писа­нии и на цер­ков­ной тра­ди­ции, кото­рая рас­смат­ри­ва­ет его как один из смерт­ных гре­хов. И ника­кой ком­про­мисс­но­сти или толе­рант­но­сти по отно­ше­нию к это­му явле­нию в цер­ков­ном учи­тель­стве в ХХ I веке не боль­ше, чем в I, то есть про­сто нет. Боль­шин­ство про­те­стант­ских кон­фес­сий, часто уже очень услов­но счи­та­ю­щи­е­ся хри­сти­ан­ски­ми, допус­ка­ют теперь и сквозь паль­цы смот­рят или даже санк­ци­о­ни­ру­ют одно­по­лые сою­зы людей, исхо­дя из так назы­ва­е­мо­го сво­бод­но­го про­чте­ния тек­ста Свя­щен­но­го Писа­ния. Они, опи­ра­ясь, на соб­ствен­ные куль­ту­ро­ло­ги­че­ские и миро­воз­зрен­че­ские пред­по­сыл­ки, вычле­ня­ют в тек­сте Свя­щен­но­го Писа­ния то, что мож­но и нуж­но (с их точ­ки зре­ния) счи­тать неиз­мен­ным и веч­ным, а что отно­ся­щим­ся к куль­тур­но-рели­ги­оз­ным воз­зре­ни­ям эпо­хи. Без­услов­но, тако­го отно­ше­ния к Сло­ву Божию не было в исто­ри­че­ской Церк­ви. Про­те­стан­ты сего­дня это допус­ка­ют, тем самым обна­жая меру сво­е­го уда­ле­ния от еван­гель­ской исти­ны и от исто­ри­че­ско­го пути хри­сти­ан­ства. Нам ука­зы­ва­ют на то, что подоб­ные явле­ния были и име­ют место и в огра­де как Като­ли­че­ской, так и Пра­во­слав­ной Церк­ви. И мы не скры­ва­ем того, что подоб­ные слу­чаи есть даже и в сре­де духо­вен­ства, даже сре­ди мона­ше­ству­ю­щих. Но чего нет и не может быть в Пра­во­слав­ной Церк­ви, так это того, что­бы допус­ка­ю­щий подоб­ный грех счи­тал себя нрав­ствен­но оправ­дан­ным, что­бы он мог ска­зать: я делаю нечто, что хоро­шо, допу­сти­мо и непредо­су­ди­тель­но. В любом слу­чае, даже если он нахо­дит­ся во вла­сти этой стра­сти и, будучи обла­да­е­мый ею, попус­ка­ет себе про­дол­жать свя­щен­но­слу­же­ние и одно­вре­мен­но столь страш­но, столь смерт­но гре­шит, тем не менее он зна­ет, что это грех, с кото­рым он не в силах спра­вить­ся. И это совер­шен­но иной под­ход, чем когда грех нрав­ствен­но оправдывается.

69. Явля­ет­ся ли уча­стие жена­то­го муж­чи­ны в искус­ствен­ном опло­до­тво­ре­нии посто­рон­ней жен­щи­ны гре­хом? И при­рав­ни­ва­ет­ся ли это к прелюбодеянию?

В поста­нов­ле­нии юби­лей­но­го Архи­ерей­ско­го Собо­ра 2000 года гово­рит­ся о непри­ем­ле­мо­сти экс­тра­кор­по­раль­но­го опло­до­тво­ре­ния тогда, когда речь идет не о самой супру­же­ской паре, не о муже и жене, в силу тех или иных неду­гов бес­плод­ных, но для кото­рых тако­го рода опло­до­тво­ре­ние может быть выхо­дом. Хотя и тут есть огра­ни­че­ния: в поста­нов­ле­нии речь идет толь­ко о тех слу­ча­ях, если ни один из опло­до­тво­рен­ных эмбри­о­нов не отбра­сы­ва­ет­ся как вто­рич­ный мате­ри­ал, что пока по боль­шей части невоз­мож­но. И пото­му прак­ти­че­ски ока­зы­ва­ет­ся недо­пу­сти­мо, так как Цер­ковь при­зна­ет пол­но­цен­ность чело­ве­че­ской жиз­ни с само­го момен­та зача­тия — как бы и когда бы оно ни про­изо­шло. Вот когда тако­го рода тех­но­ло­гии ста­нут реаль­но­стью (сего­дня они, види­мо, суще­ству­ют где-то толь­ко на самом совер­шен­ном уровне меди­цин­ско­го обслу­жи­ва­ния), тогда уже не будет абсо­лют­ной непри­ем­ле­мо­сти для веру­ю­щих людей при­бе­гать к ним. Что же каса­ет­ся уча­стия мужа в опло­до­тво­ре­нии посто­рон­не­го чело­ве­ка или жены в вына­ши­ва­нии ребен­ка для неко­то­ро­го тре­тье­го лица, даже без физи­че­ско­го уча­стия это­го лица в опло­до­тво­ре­нии, конеч­но же, это явля­ет­ся гре­хом по отно­ше­нию к все­це­ло­му един­ству Таин­ства брач­но­го сою­за, резуль­та­том кото­ро­го явля­ет­ся сов­мест­ное рож­де­ние детей, ибо Цер­ковь бла­го­слов­ля­ет цело­муд­рен­ный, то есть целост­ный союз, в кото­ром нет ника­ко­го изъ­я­на, нет ника­кой раз­дроб­лен­но­сти. И что боль­ше может этот брач­ный союз нару­шить, как не то, что у одно­го из супру­гов есть про­дол­же­ние его как лич­но­сти, как обра­за и подо­бия Божия вне это­го семей­но­го един­ства? Если гово­рить об экс­тра­кор­по­раль­ном опло­до­тво­ре­нии неже­на­тым муж­чи­ной, то и в этом слу­чае нор­мой хри­сти­ан­ской жиз­ни, опять же, явля­ет­ся сама суть интим­ной бли­зо­сти в супру­же­ском сою­зе. Никто не отме­нял ту нор­му цер­ков­но­го созна­ния, что муж­чи­на и жен­щи­на, девуш­ка и юно­ша долж­ны стре­мить­ся сохра­нить свою телес­ную чисто­ту до вступ­ле­ния в брак. И в этом смыс­ле даже поду­мать невоз­мож­но о том, что пра­во­слав­ный, и, зна­чит, цело­муд­рен­ный юно­ша сда­вал бы свое семя для того, что­бы опло­до­тво­рить некую посто­рон­нюю женщину.

70. А если толь­ко что обвен­чав­ши­е­ся моло­до­же­ны выяс­ня­ют, что один из супру­гов не может жить пол­но­цен­ной поло­вой жизнью?

Если обна­ру­жи­ва­ет­ся неспо­соб­ность к брач­но­му сожи­тель­ству непо­сред­ствен­но после бра­ка, при­том это тако­го рода неспо­соб­ность, кото­рая вряд ли может быть пре­одо­ле­на, то по цер­ков­ным кано­нам она явля­ет­ся осно­ва­ни­ем для развода.

71. В слу­чае начав­шей­ся от неиз­ле­чи­мой болез­ни импо­тен­ции одно­го из супру­гов как им вести себя друг с другом?

Нуж­но пом­нить о том, что за эти годы вас что-то соеди­ни­ло, и это настоль­ко выше и зна­чи­тель­нее того мало­го неду­га, кото­рый сей­час есть, что, конеч­но же, нико­им обра­зом не долж­но быть пово­дом к раз­ре­ше­нию себе каких-то вещей. Люди свет­ские допус­ка­ют такие мыс­ли: ну жить-то мы вме­сте даль­ше будем, пото­му что у нас есть соци­аль­ные обя­за­тель­ства, а если он (или она) ниче­го не может, а я все еще могу, то я имею пра­во нахо­дить себе удо­вле­тво­ре­ние на сто­роне. Понят­но, что такая логи­ка абсо­лют­но недо­пу­сти­ма в цер­ков­ном бра­ке, и ее апри­ор­но нуж­но отсе­кать. Зна­чит, необ­хо­ди­мо искать воз­мож­но­сти и пути ино­го напол­не­ния сво­ей супру­же­ской жиз­ни, кото­рая не исклю­ча­ет лас­ку, неж­ность, иные про­яв­ле­ния рас­по­ло­же­ния друг к дру­гу, но уже без непо­сред­ствен­но­го супру­же­ско­го общения.

72. Мож­но ли мужу и жене обра­щать­ся к пси­хо­ло­гам или сек­со­ло­гам, если у них что-то не ладится?

Что каса­ет­ся пси­хо­ло­гов, то, мне кажет­ся, здесь дей­ству­ет пра­ви­ло более обще­го харак­те­ра, а имен­но: суще­ству­ют такие жиз­нен­ные ситу­а­ции, когда союз свя­щен­ни­ка и воцер­ко­в­лен­но­го вра­ча очень уме­стен, то есть когда при­ро­да душев­но­го нездо­ро­вья тяго­те­ет в обе сто­ро­ны — и в сто­ро­ну духов­но­го неду­га, и в сто­ро­ну меди­цин­ско­го. И в этом слу­чае свя­щен­ник и врач (но толь­ко врач-хри­сти­а­нин) могут ока­зать дей­ствен­ную помощь как всей семье, так и отдель­но­му ее чле­ну. В слу­ча­ях же каких-то пси­хо­ло­ги­че­ских кон­флик­тов, мне пред­став­ля­ет­ся, хри­сти­ан­ской семье нуж­но искать пути их реше­ний в самих себе через осо­зна­ние сво­ей ответ­ствен­но­сти за про­ис­хо­дя­щие нестро­е­ния, через при­ня­тие цер­ков­ных Таинств, в неко­то­рых слу­ча­ях, быть может, через под­держ­ку или совет свя­щен­ни­ка, разу­ме­ет­ся, если есть реши­мость обе­их сто­рон, и мужа и жены, при несо­гла­сии по тому или ино­му вопро­су поло­жить­ся на свя­щен­ни­че­ское бла­го­сло­ве­ние. Если есть тако­го рода еди­но­ду­шие, то это очень помо­га­ет. Но бегать к вра­чу за реше­ни­ем того, что явля­ет­ся след­стви­ем гре­хов­ных изло­мов нашей души, вряд ли пло­до­твор­но. Здесь врач не помо­жет. Что же каса­ет­ся помо­щи в интим­ной, поло­вой обла­сти соот­вет­ству­ю­щи­ми спе­ци­а­ли­ста­ми, кото­рые под­ви­за­ют­ся на этом попри­ще, то мне пред­став­ля­ет­ся, что в слу­ча­ях либо каких-то физи­че­ских недо­стат­ков либо каких-то пси­хо­со­ма­ти­че­ских состо­я­ний, кото­рые пре­пят­ству­ют пол­но­цен­ной жиз­ни супру­гов и нуж­да­ют­ся в меди­цин­ском регу­ли­ро­ва­нии, необ­хо­ди­мо про­сто обра­тить­ся к вра­чу. Но, впро­чем, конеч­но же, когда сего­дня гово­рят о сек­со­ло­гах и их реко­мен­да­ци­ях, то чаще все­го речь идет о том, каким обра­зом чело­ве­ку с помо­щью тела мужа или жены, любов­ни­ка или любов­ни­цы извлечь как мож­но боль­ше удо­воль­ствия для себя и как настро­ить свой телес­ный состав, что­бы мера плот­ско­го насла­жде­ния ста­но­ви­лась все боль­ше и боль­ше и дли­лась все доль­ше и доль­ше. Понят­но, что хри­сти­а­нин, зна­ю­щий, что уме­рен­ность во всем — тем более в удо­воль­стви­ях — есть важ­ная мера нашей жиз­ни, не пой­дет с таки­ми вопро­са­ми ни к како­му врачу.

73. Но очень труд­но най­ти пра­во­слав­но­го ncuxuampa; тем более сек­со­па­то­ло­га. К тому же, даже если най­дешь тако­го вра­ча, может быть, он толь­ко назы­ва­ет себя православным.

Конеч­но, это долж­но быть не одно само­на­зва­ние, но и неко­то­рое надеж­ное внеш­нее сви­де­тель­ство. Здесь неумест­но было бы пере­чис­лять кон­крет­ные име­на и орга­ни­за­ции, но, думаю, что вся­кий раз, когда речь идет о здо­ро­вье, душев­ном и телес­ном, нуж­но пом­нить еван­гель­ское сло­во о том, что «двух чело­век сви­де­тель­ство истин­но» (Ин. 8:17), то есть нуж­но два — три неза­ви­си­мых сви­де­тель­ства, под­твер­жда­ю­щих как меди­цин­скую ква­ли­фи­ка­цию, так и миро­воз­зрен­че­скую бли­зость Пра­во­сла­вию вра­ча, к кото­ро­му мы обращаемся.

74. Каким мерам кон­тра­цеп­ции Пра­во­слав­ная Цер­ковь отда­ет предпочтение?

Ника­ким. Нет таких кон­тра­цеп­ти­вов, на кото­рых сто­я­ла бы печать — «по раз­ре­ше­нию Сино­даль­но­го отде­ла по соци­аль­ной рабо­те и бла­го­тво­ри­тель­но­сти» (имен­но он зани­ма­ет­ся меди­цин­ской служ­бой). Нет и не может быть тако­го рода кон­тра­цеп­ти­вов! Дру­гое дело, что Цер­ковь (доста­точ­но вспом­нить ее новей­ший доку­мент «Осно­вы соци­аль­ной кон­цеп­ции») трез­во про­во­дит раз­ли­чие меж­ду спо­со­ба­ми кон­тра­цеп­ции, абсо­лют­но непри­ем­ле­мы­ми и попус­ка­е­мы­ми по немо­щи. К абсо­лют­но непри­ем­ле­мым отно­сят­ся кон­тра­цеп­ты абор­тив­но­го дей­ствия, не толь­ко сам аборт как тако­вой, но и то, что про­во­ци­ру­ет истор­же­ние опло­до­тво­рен­ной яйце­клет­ки, как бы быст­ро оно ни про­изо­шло, хотя бы и непо­сред­ствен­но после само­го зача­тия. Все, что свя­за­но с тако­го рода дей­стви­ем, непри­ем­ле­мо для жиз­ни пра­во­слав­ной семьи. (Я не буду дик­то­вать спис­ки подоб­ных средств: кто не зна­ет, тому луч­ше и не знать, а кто зна­ет, тот понял и без того.) Что же каса­ет­ся иных, ска­жем, меха­ни­че­ских спо­со­бов кон­тра­цеп­ции, то, повто­ряю, не одоб­ряя и никак не счи­тая предо­хра­не­ние нор­мой цер­ков­ной жиз­ни, Цер­ковь отли­ча­ет их от абсо­лют­но непри­ем­ле­мых для тех супру­гов, кото­рые по немо­щи не могут поне­сти все­це­ло­го воз­дер­жа­ния в те пери­о­ды жиз­ни семьи, когда по меди­цин­ским, соци­аль­ным или каким-то дру­гим пока­за­ни­ям дето­рож­де­ние невоз­мож­но. Когда, к при­ме­ру, жен­щине после тяже­лой пере­не­сен­ной болез­ни или по харак­те­ру како­го-то лече­ния имен­но в этот пери­од бере­мен­ность крайне неже­ла­тель­на. Или для семьи, в кото­рой уже доста­точ­но мно­го детей, на сего­дняш­ний день по чисто житей­ским усло­ви­ям невме­сти­мо иметь еще одно­го ребен­ка. Дру­гое дело, что перед Богом воз­дер­жа­ние от дето­рож­де­ния вся­кий раз долж­но быть пре­дель­но ответ­ствен­ным и чест­ным. Здесь очень лег­ко, вме­сто того, что­бы счи­тать этот интер­вал в рож­де­нии детей вынуж­ден­ным пери­о­дом, сой­ти до уго­жде­ния самим себе, когда лука­вые мыс­ли нашеп­ты­ва­ют: «Ну и зачем нам это вооб­ще? Сно­ва карье­ра пре­рвет­ся, хотя в ней такие пер­спек­ти­вы наме­ча­ют­ся, а тут опять воз­вра­ще­ние к пелен­кам, к недо­сы­па­нию, к затвор­ни­че­ству в соб­ствен­ной квар­ти­ре» или: «Толь­ко мы достиг­ли како­го-то отно­си­тель­но­го соци­аль­но­го бла­го­по­лу­чия, получ­ше ста­ли жить, а с рож­де­ни­ем ребен­ка долж­ны будем отка­зать­ся от запла­ни­ро­ван­ной поезд­ки к морю, от новой маши­ны, еще от каких-то там вещей». И вот как толь­ко тако­го рода лука­вые аргу­мен­ты начи­на­ют вхо­дить в нашу жизнь, зна­чит, нуж­но их тут же пре­се­кать и рожать сле­ду­ю­ще­го ребен­ка. И все­гда нуж­но пом­нить, что Цер­ковь при­зы­ва­ет пра­во­слав­ных хри­сти­ан, нахо­дя­щих­ся в бра­ке, не удер­жи­вать­ся созна­тель­но от дето­рож­де­ния, ни по при­чине недо­ве­рия Про­мыс­лу Божию, ни по при­чине эго­из­ма и жела­ния лег­кой жизни.

75. Если муж тре­бу­ет сде­лать аборт, вплоть до развода?

Зна­чит, нуж­но рас­ста­вать­ся с таким чело­ве­ком и рожать ребен­ка, как бы это ни было труд­но. И это как раз тот слу­чай, когда послу­ша­ние мужу не может быть приоритетным.

76. Если веру­ю­щая жена по каким-то сооб­ра­же­ни­ям хочет сде­лать аборт?

Все свои силы, все свое разу­ме­ние поло­жить на то, что­бы это­го не допу­стить, всю свою любовь, все аргу­мен­ты: от при­бе­га­ния к цер­ков­ным авто­ри­те­там, сове­ту свя­щен­ни­ка до про­сто мате­ри­аль­ных, жиз­нен­но-прак­ти­че­ских, каких угод­но дово­дов. То есть от кну­та до пря­ни­ка — все, толь­ко что­бы не допу­стить убий­ства. Одно­знач­но, аборт — это убий­ство. А убий­ству нуж­но вос­про­ти­вить­ся до послед­не­го. Невзи­рая на мето­ды и пути, кото­ры­ми это достигается.

79. Если 40–45-тилетние муж и жена, уже име­ю­щие детей, реша­ют новых боль­ше не рожать, это не озна­ча­ет, что они долж­ны отка­зать­ся от интим­ной бли­зо­сти друг с другом?

Начи­ная с опре­де­лен­но­го воз­рас­та, мно­гие супру­ги, даже воцер­ко­в­лен­ные, соглас­но совре­мен­но­му взгля­ду на семей­ную жизнь, реша­ют, что боль­ше у них детей не будет, и теперь-то они все испы­та­ют, что не успе­ли тогда, когда в моло­дые годы рас­ти­ли детей. Тако­го отно­ше­ния к чадо­ро­дию Цер­ковь нико­гда не под­дер­жи­ва­ла и не бла­го­слов­ля­ла. Так же, как и реше­ние боль­шой части моло­до­же­нов сна­ча­ла пожить в свое удо­воль­ствие, а потом заво­дить детей. И то и дру­гое — это иска­же­ние замыс­ла Божия о семье. Супру­ги, кото­рым дав­но пора при­уго­тов­лять свои отно­ше­ния к веч­но­сти, хотя бы пото­му, что к ней они сей­час уже бли­же, чем, ска­жем, трид­цать лет назад, вновь погру­жа­ют их в телес­ность и сво­дят к тому, что заве­до­мо не может иметь про­дол­же­ния в Цар­ствии Божи­ем. Дол­гом Церк­ви будет пре­ду­пре­дить: здесь опас­ность, здесь горит если не крас­ный, то жел­тый све­то­фор. По дости­же­нии зре­лых лет ста­вить в центр сво­их отно­ше­ний то, что явля­ет­ся вспо­мо­га­тель­ным, без­услов­но, озна­ча­ет их иска­жать, может быть, даже и губить. И в кон­крет­ных текстах тех или иных пас­ты­рей, не все­гда с той мерой так­та, как хоте­лось бы, но по сути совер­шен­но пра­виль­но, об этом говорится.

Вооб­ще все­гда луч­ше быть более воз­дер­жан­ны­ми, чем менее. Все­гда луч­ше стро­же испол­нять запо­ве­ди Божии и Устав цер­ков­ный, чем трак­то­вать их снис­хо­ди­тель­но по отно­ше­нию к себе. К дру­го­му трак­туй их снис­хо­ди­тель­но, а к себе поста­рай­ся при­ло­жить с пол­ной мерой строгости.

80. Счи­та­ют­ся ли плот­ские отно­ше­ния гре­хов­ны­ми, если муж и жена при­шли в тот воз­раст, когда дето­рож­де­ние ста­но­вит­ся абсо­лют­но невозможным?

Нет, Цер­ковь не счи­та­ет те супру­же­ские отно­ше­ния, когда уже невоз­мож­но дето­рож­де­ние, гре­хов­ны­ми. Но при­зы­ва­ет чело­ве­ка, достиг­ше­го жиз­нен­ной зре­ло­сти и либо сохра­нив­ше­му, может быть, даже без соб­ствен­но­го жела­ния цело­муд­рие, либо, напро­тив, имев­ше­го отри­ца­тель­ные, гре­хов­ные опы­ты в сво­ей жиз­ни и жела­ю­ще­го на зака­те лет всту­пить в брак, луч­ше это­го не делать, ведь тогда ему будет куда про­ще справ­лять­ся с побуж­де­ни­я­ми соб­ствен­ной пло­ти, не стре­мясь к тому, что уже не при­ста­ло про­сто в силу возраста.

81. Что такое разум­ное снис­хож­де­ние супру­гов по отно­ше­нию друг к другу?

В слу­чае воз­ник­но­ве­ния напря­же­ния в супру­же­ских отно­ше­ни­ях нуж­но преж­де все­го помо­лить­ся. В каж­дой ситу­а­ции необ­хо­ди­мо руко­вод­ство­вать­ся прин­ци­пом — как при­не­сти поль­зу, или, по край­ней мере, не навре­дить душе ближ­не­го. В свя­зи с этим могут быть совер­шен­но раз­лич­ные внеш­ние моде­ли пове­де­ния, кото­рые зави­сят от харак­те­ра отно­ше­ний, от сте­пе­ни духов­ной глу­би­ны двух кон­крет­ных людей, от их сов­па­де­ний. В одних слу­ча­ях нуж­но твер­до сто­ять, не пота­кая сла­бо­стям и не согла­ша­ясь на ком­про­мис­сы. И бла­го­да­ря такой твер­до­сти и неуступ­чи­во­сти мож­но помочь тому, кто рядом с нами, пре­одо­леть склон­ность к гре­ху или к каким-то иным немо­щам. В дру­гих слу­ча­ях, что­бы не оттолк­нуть и не создать сте­ну меж­ду тобой и тво­им ближ­ним, нуж­но про­яв­лять разум­ное снис­хож­де­ние и, забо­тясь о глав­ном, пой­ти на ком­про­мисс в малом. Здесь нет еди­ной схе­мы, кото­рую мож­но было бы про­дик­то­вать всем людям раз и навсе­гда. Молит­ва и памя­то­ва­ние о поль­зе для души дру­го­го чело­ве­ка — вот два кри­те­рия, два крыла.

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки