Об условиях семейного счастья<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Александр Зелененко</span>

Об условиях семейного счастья
Протоиерей Александр Зелененко

(1 голос5.0 из 5)

Основ­ным и глав­ным усло­ви­ем семей­но­го сча­стья явля­ет­ся духов­но-миро­воз­зрен­че­ское и жиз­не­уклад­ное един­ство хри­сти­ан­ских супру­гов в люб­ви (заклю­ча­ю­ще­е­ся в един­стве пра­вой веры, цен­но­стей, воз­зре­ний, устрем­ле­ний и жиз­нен­ных прин­ци­пов), резуль­та­том чего явля­ет­ся еди­но­мыс­лие, еди­но­ду­шие супру­гов, их согла­сие и вза­им­ная любовь.

Без един­ства веры и убеж­де­ний у супру­гов про­яв­ля­ет­ся раз­ла­га­ю­щая раз­ность в цен­но­стях, вку­сах и взгля­дах, направ­ле­ние склон­но­стей в раз­ные сто­ро­ны, а глав­ное – бес­со­зна­тель­ность и пусто­та семей­ной жиз­ни, кото­рую нель­зя напол­нить ника­ки­ми чув­ствен­ны­ми удо­воль­стви­я­ми. Если эта пусто­та и отсут­ствие выс­ших цен­но­стей, целей и бла­го­род­ных тру­дов, пред­ле­жа­щих супру­гам, охва­ты­ва­ет обе поло­ви­ны, то семей­ное сча­стье погиб­ло, и дом ста­но­вит­ся жили­щем празд­но­сти, поро­ков и ссор, как в роди­те­лях, так и в детях.

Поэто­му, общая при­чи­на несча­стья в бра­ке – отступ­ле­ние от пра­вой хри­сти­ан­ской веры, её цен­но­стей, нрав­ствен­ных норм и бого­угод­но­го харак­те­ра жизни.

Сущ­ность хри­сти­ан­ско­го бра­ка заклю­ча­ет­ся в истин­ной нели­це­мер­ной люб­ви супру­гов к Богу и друг дру­гу; при усло­вии их сер­деч­но­го обо­ю­до­слы­ша­ния, с пред­по­чте­ни­ем себе – Бога, и ближ­не­го (чем и пре­одо­ле­ва­ет­ся само­лю­бие каж­до­го, как рас­сад­ник вся­ко­го гре­ха и нестроений).

Толь­ко при согла­сии супру­гов на глав­ней­шие их обя­зан­но­сти и при друж­ном их испол­не­нии полу­ча­ют истин­ное зна­че­ние и кра­со­та, и обра­зо­ван­ность, и доста­ток, и вза­им­ная любовь, как сред­ство для дости­же­ния целей или как уте­ше­ние в трудах.

Если же эта неспо­соб­ность к тру­дам семей­ной жиз­ни явля­ет­ся в одной поло­вине, то эта поло­ви­на ста­но­вит­ся бре­ме­нем для дру­гой, и её участь – ино­гда зата­ён­ное, но все­гда неиз­беж­ное охла­жде­ние, и даже пре­не­бре­же­ние от дру­гой сто­ро­ны, как к мёрт­вой силе, задер­жи­ва­ю­щей общее дело и вре­дя­щей ему.

Когда рав­но пусты и рас­се­я­ны муж и жена, тогда они неиз­беж­но теря­ют ува­же­ние и любовь со сто­ро­ны соб­ствен­ных детей. Вни­ма­ние к сла­бо­стям и недо­стат­кам тако­го близ­ко­го чело­ве­ка, как муж или жена, воз­буж­да­ет жалость к нему и утвер­жда­ет в тер­пе­нии, кото­рое само по себе есть доб­ро­де­тель; в этой доб­ро­де­те­ли чело­век, име­ю­щий хри­сти­ан­ские убеж­де­ния, и для соб­ствен­но­го совер­шен­ство­ва­ния обя­зан упраж­нять­ся с рев­но­стью и посто­ян­ством. Он не может бро­сить того, с кем сжил­ся сна­ча­ла пер­вою, живою и ясною любо­вью, по сло­ву апо­сто­ла, мило­серд­ству­ю­щей, потом – любо­вью дол­го­тер­пя­щей, и, нако­нец, любо­вью веру­ю­щей в пло­ды тер­пе­ния и в воз­мож­ность исправ­ле­ния чело­ве­ка, кото­рое ино­гда быва­ет и сверх ожи­да­ния, при осо­бой помо­щи бла­го­да­ти Божи­ей. (1 Кор. 13:4, 7).

По этим воз­зре­ни­ям, чест­но любя­щие друг дру­га супру­ги не могут бро­сить друг дру­га за недо­стат­ки (если они не обра­ща­ют­ся в пре­ступ­ле­ния), ина­че для них поте­ря­ет­ся глав­ная цель супру­же­ской жиз­ни – любить друг дру­га не с увле­че­ни­ем, для одних насла­жде­ний, а с само­от­вер­же­ни­ем, для обще­го бла­га, вре­мен­но­го и веч­но­го. В этом слу­чае полез­но настав­ле­ние св. Иоан­на Зла­то­уста: «В супру­же­стве надо всем жерт­во­вать и всё тер­петь для сохра­не­ния вза­им­ной люб­ви. Если она утра­че­на – всё про­па­ло». А любовь – и раду­ю­ща­я­ся о люби­мом, и скор­бя­щая, и тер­пя­щая – всё любовь, т.е. един­ствен­ное проч­ное чув­ство, услаж­да­ю­щее нашу зем­ную жизнь.

Упа­дая в семей­ствах, она и в обще­стве заме­ня­ет­ся отно­ше­ни­я­ми свое­ко­рыст­ны­ми, себя­лю­би­вы­ми, а затем и поро­ка­ми, раз­ру­ша­ю­щи­ми поря­док обще­ствен­ной жиз­ни. Вся­кая полез­ная обще­ствен­ная дея­тель­ность поте­ря­ет и душу, и силу, и истин­ный смысл при упад­ке семей­ных добродетелей.

При­чи­на­ми раз­ру­ше­ния бра­ка явля­ют­ся – само­лю­бие, само­во­лие, само­вла­стие, душев­ная глу­хо­та… и лож­ное поня­тие о люб­ви (к Богу и ближ­ним) и о назна­че­нии брака.

Смысл хри­сти­ан­ско­го бра­ка – во вза­им­ной душе­спа­си­тель­ной помо­щи и достой­ном вос­пи­та­нии детей. Хри­сти­ан­ское отно­ше­ние к недо­стат­кам друг дру­га – снис­хо­ди­тель­ность к сла­бо­сти, стрем­ле­ние нена­вяз­чи­во помо­гать на лич­ном при­ме­ре с лич­ным уча­сти­ем, исправ­лять­ся и совер­шен­ство­вать дру­го­го с любовью.

В пер­вое вре­мя супру­же­ства люди не зна­ют ни друг дру­га как долж­но, ни даже самих себя в новом сво­ём поло­же­нии. Обна­ру­же­ние недо­стат­ков, неожи­дан­ные мыс­ли, жела­ния и тре­бо­ва­ния пора­жа­ют ино­гда обо­их супру­гов как нечто необы­чай­ное, для сча­стья опас­ное и дока­зы­ва­ю­щее ошиб­ку, сде­лан­ную в выбо­ре. При даль­ней­шем обна­ру­же­нии недо­стат­ков эта мысль под­твер­жда­ет­ся, и умно­жа­ю­щи­е­ся столк­но­ве­ния, спо­ры и раз­молв­ки при недо­стат­ке наблю­де­ния за собою и снис­хо­ди­тель­но­сти друг к дру­гу при­ни­ма­ют­ся за дока­за­тель­ство, что сча­стье уле­та­ет, что брак не удал­ся, что вме­сте жить невоз­мож­но, что нуж­но разой­тись. Поэто­му, ожи­да­ние толь­ко гото­во­го сча­стья, насла­жде­ний и удо­воль­ствий в бра­ке и семей­ной жиз­ни явля­ет­ся эго­и­сти­че­ским и лож­ным. Напро­тив, пра­ви­ла хри­сти­ан­ской жиз­ни тре­бо­ва­ли от обо­их супру­гов: при бла­го­дар­но­сти Богу за най­ден­ные друг в дру­ге досто­ин­ства, быть на стра­же и ждать обна­ру­же­ния недо­стат­ков как неиз­беж­ной при­над­леж­но­сти чело­ве­ка; изу­чить их; отне­стись со всей снис­хо­ди­тель­но­стью, какой тре­бу­ет вза­им­ная любовь и при­ни­мать­ся, с кро­то­стью и тер­пе­ни­ем, за исправ­ле­ние друг дру­га. Ибо хри­сти­ан­ский брак – есть само­от­вер­жен­ное из люб­ви к Богу и ближ­ним кре­сто­но­ше­ние. И подвиж­ни­ки люб­ви зна­ют, что любовь жерт­ву­ю­щая достав­ля­ет духу несрав­нен­но выс­шее уте­ше­ние, чем насла­жда­ю­щая. Это любовь хри­сти­ан­ская, о кото­рой ска­за­но: «Мы, силь­ные, долж­ны сно­сить немо­щи бес­силь­ных, и не себе уго­ждать. Каж­дый из нас дол­жен уго­ждать ближ­не­му, во бла­го, в нази­да­ние. Ибо и Хри­стос не Себе уго­ждал» (Рим. 15:1-3). Эта имен­но любовь и запо­ве­да­на хри­сти­а­нам как выс­шая доб­ро­де­тель, сози­да­ю­щая бла­го чело­ве­че­ства. Если она исся­ка­ет у нас в супру­же­ствах, где её жерт­вы сопро­вож­да­ют­ся и мно­ги­ми уте­ше­ни­я­ми, то можем ли мы наде­ять­ся сохра­нить её в обще­ствен­ной жиз­ни нашей?

Пра­виль­ный поря­док семей­ной жиз­ни (Божие его устро­е­ние) воз­мо­жен при иерар­хи­че­ском сопод­чи­не­нии (послу­ша­нии) млад­ших стар­шим. Когда дети послуш­ны роди­те­лям, жена послуш­на мужу, муж духов­но­му отцу, Церк­ви и Богу.

В хри­сти­ан­ских семьях двой­ной союз – род­ствен­ный и духов­ный – свя­зы­ва­ет мужей и жён, детей и роди­те­лей двой­ной силой, и ограж­да­ет их от вся­ких вред­ных вли­я­ний и соблаз­нов, при­ра­жа­ю­щих­ся со сто­ро­ны. И в таких семьях, как и вез­де меж­ду людь­ми, быва­ют и недо­стат­ки, и несча­стья, и гре­хи, но всё встре­ча­ет­ся с покор­но­стью воле Божи­ей, опла­ки­ва­ет­ся с чув­ством сокру­ше­ния и пере­но­сит­ся с тер­пе­ни­ем и упо­ва­ни­ем на милость и помощь Божию. Такое семей­ство и назы­ва­ет­ся у св. апо­сто­ла Пав­ла домаш­ней цер­ко­вью (Рим. 16:4) в том смыс­ле, что и хри­сти­ан­ской семье, как самой Церк­ви, Гла­ва и Покро­ви­тель – Гос­подь, что и она, как Цер­ковь, живёт под осе­не­ни­ем бла­го­да­ти Свя­та­го Духа, и что ей вме­сте с Цер­ко­вью при­над­ле­жит обе­то­ва­ние о про­дол­же­нии рода из века в век и о неот­ступ­ном пре­бы­ва­нии с нею Божия благословения.

Часто пре­пят­стви­я­ми к семей­но­му сча­стью явля­ют­ся: позд­няя женить­ба, непра­виль­ное вос­пи­та­ние, стрем­ле­ние к обще­ствен­ным делам в ущерб семье и осо­бен­но рас­пу­щен­ность по отно­ше­нию к лицам дру­го­го пола.

Источ­ник: офи­ци­аль­ный сайт Спа­со-Пар­го­лов­ско­го храма

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки