«Обидел я тебя? Так тебе только лучше для смирения!»

«Обидел я тебя? Так тебе только лучше для смирения!»

(1 голос5.0 из 5)

Поче­му раз­во­дят­ся православные?

Коли­че­ство раз­во­дов сего­дня зашка­ли­ва­ет. Нель­зя ска­зать, что про­бле­ма каса­ет­ся толь­ко дале­ких от Церк­ви людей. Нет, рас­па­да­ют­ся вен­чан­ные бра­ки, раз­во­дят­ся воцер­ко­в­лен­ные люди. Что тут мож­но сде­лать? «Прав­мир» начи­на­ет серию бесед с про­то­и­е­ре­ем Алек­сан­дром Дяги­ле­вым, пред­се­да­те­лем Комис­сии по вопро­сам семьи, защи­ты мате­рин­ства и дет­ства Санкт-Петер­бург­ской епар­хии, и его матуш­кой Любо­вью, кото­рые име­ют опыт по сопро­вож­де­нию супру­же­ских пар и помо­щи им в труд­ной ситуации.

«Обидел я тебя? Так тебе только лучше!» И другие «православные» проблемы

– По-ваше­му, счаст­ли­вый брак – это реаль­ность? На каких осно­ва­ни­ях он воз­мо­жен? То есть с Богом – понят­но, что да. А без Бога, сво­и­ми сила­ми люди могут это­го достичь?

Отец Алек­сандр:

– Смот­ри­те, Гос­подь осуж­дал фари­сей­ство. При­чем Он исполь­зо­вал тер­мин «лице­ме­ры» (Лк. 11:44; 13:15) и при­зы­вал беречь­ся лице­ме­рия (Лк. 12:1). Лице­мер – это кто? υποκριτής, «наде­ва­ю­щий мас­ку». Лице­ме­рие воз­мож­но по отно­ше­нию к Богу: внеш­няя набож­ность при внут­рен­нем «Да не нужен Ты мне, толь­ко я боюсь Тебя, поэто­му так и быть, изоб­ра­жу из себя пра­вед­ни­ка». Лице­ме­рие воз­мож­но и в семье, когда люди по какой-то при­чине пыта­ют­ся изоб­ра­жать, что у них всё хорошо.

Быва­ет, когда про людей гово­рят, что «они живут душа в душу», «у них вооб­ще про­блем нет», или они сами гово­рят, что «у нас про­блем нет», – то чаще все­го (я не дерз­ну утвер­ждать, что все­гда, но чаще все­го) мы име­ем дело с кра­си­вы­ми мас­ка­ми. При­знак счаст­ли­вой семьи, на самом деле, – это семья, в кото­рой, как ни стран­но, быва­ют кон­флик­ты, но кото­рая уме­ет их раз­ре­шать и оста­вать­ся счаст­ли­вой, несмот­ря на несо­гла­сия, несмот­ря на какие-то спор­ные вопросы.

Когда есть искрен­ность, тогда воз­мо­жен и искрен­ний брак. Когда искрен­но­сти нет, то будет про­сто бла­го­че­сти­вая внеш­ность. Это внут­рен­нее состо­я­ние, кото­рое на самом деле зави­сит от внут­рен­не­го настроя каж­до­го чело­ве­ка в этой семье. Это, в общем-то, не столь­ко семей­ная, сколь­ко духов­ная проблема.

Дело в том, что мас­ка – это некий сдер­жи­ва­ю­щий фак­тор. Когда внут­ри одно – воз­мож­но, заки­па­ет, – а сна­ру­жи дру­гое. И бес­ко­неч­но сдер­жи­вать свои чув­ства, вооб­ще никак их не пока­зы­вать или пока­зы­вать не то, что есть на самом деле, чело­век не может. Рано или позд­но взрыв произойдет.

Но в какой фор­ме про­изой­дет? Он может быть про­сто в виде эмо­ци­о­наль­но­го сры­ва. Он может быть в виде супру­же­ской изме­ны, вне­зап­но­го сры­ва в алко­голь. Какие еще сур­ро­га­ты у нас быва­ют? Что угод­но: игро­ма­ния, мимо­лет­ный флирт. Тру­до­го­лизм, уход в рабо­ту – тоже один из спо­со­бов. То есть вро­де бы я бла­го­че­сти­вый. А на самом деле я видеть тебя не хочу. Чем реже тебя вижу – тем лучше.

– Я не очень пони­маю, как это всё воз­мож­но. Чело­век будет убеж­дать себя, что он счаст­лив? Но его душа всё рав­но будет выда­вать реак­цию, что ему тоск­ли­во, скуч­но, оди­но­ко, что он несчастлив.

Отец Алек­сандр:

– Тут мож­но дол­го рас­суж­дать вооб­ще о том, что такое сча­стье. Сча­стье – это что-то непре­рыв­но для­ще­е­ся или это какие-то всплес­ки эмо­ций? Сча­стье любить и быть люби­мым, если в плане семей­ных отно­ше­ний? Но не толь­ко это. Долж­ны еще и дру­гие потреб­но­сти удо­вле­тво­рять­ся: без­опас­ность, при­ня­тие, авто­но­мия и при­над­леж­ность. Неко­то­рые люди ино­гда гово­рят, что сча­стье – это не хри­сти­ан­ский тер­мин. Мол, в Биб­лии нигде про сча­стье не напи­са­но, никто не обе­щал нам счаст­ли­вую жизнь. Я с этим глу­бо­ко не согла­сен, пото­му что в Биб­лии этот тер­мин есть, про­сто он выра­жен немнож­ко дру­гим сло­вом. Μακάριος по-гре­че­ски. У нас это чаще все­го пере­во­дит­ся как бла­жен­ный.

– Счаст­ли­вы нищие духом?

Отец Алек­сандр:

– Да. Один из воз­мож­ных пере­во­дов μακάριος счаст­ли­вый, еще – бла­го­сло­вен­ный. Счаст­ли­вы нищие духом, бла­го­сло­вен­ны нищие духом. При­чем инте­рес­но: Гос­подь назы­ва­ет счаст­ли­вы­ми в запо­ве­дях бла­женств имен­но тех, кого тра­ди­ци­он­но счи­та­ют несчаст­ны­ми – пла­чу­щих, голод­ных, оскорб­ля­е­мых. А они счаст­ли­вы на самом деле! Он объ­яс­ня­ет, поче­му: пото­му что их есть Цар­ство Небес­ное, пото­му что они насы­тят­ся, и т.д.

Так или ина­че, в общем-то, и Цер­ковь, и Гос­подь хочет, что­бы люди были счаст­ли­вы, хочет, что­бы люди были бла­жен­ны, бла­го­сло­вен­ны. Воз­мож­но ли это сча­стье? В том чис­ле в бра­ке? С точ­ки зре­ния хри­сти­ан­ско­го уче­ния, во всей пол­но­те сча­стье насле­ду­ют пра­вед­ни­ки в Цар­ствии Небес­ном. А здесь, на зем­ле мы лишь толь­ко начи­на­ем пред­вку­шать это сча­стье, если ста­ра­ем­ся жить по запо­ве­дям Божи­им. В том чис­ле и в семье.

– Тогда вот еще одна «пра­во­слав­ная» про­бле­ма. Оби­дел я тебя? Но тебе же от это­го толь­ко луч­ше! Сми­ряй­ся, прощай!

Отец Алек­сандр:

– В фило­со­фии суще­ству­ет золо­тое пра­ви­ло эти­ки и сереб­ря­ное пра­ви­ло эти­ки. И мне очень жаль, что это­го порой не зна­ют не то что при­хо­жане – даже неко­то­рые свя­щен­ни­ки. Сереб­ря­ное пра­ви­ло: как вы не хоти­те, что­бы с вами посту­па­ли люди, так и вы не посту­пай­те с ними. А золо­тое пра­ви­ло: как вы хоти­те, что­бы с вами посту­па­ли люди, так и вы посту­пай­те с ними. По сути, Вет­хий Завет – о сереб­ря­ном пра­ви­ле. Там очень мно­го запо­ве­дей с при­став­кой не: не делай того, не делай это­го. А золо­тое пра­ви­ло в чистом виде сфор­му­ли­ро­ва­но в Нагор­ной про­по­ве­ди: «Итак во всем, как хоти­те, что­бы с вами посту­па­ли люди, так посту­пай­те и вы с ними, ибо в этом закон и про­ро­ки» (Мф. 7:12). В чистом виде.

Зна­чит, если мы пони­ма­ем, что Новый Завет – это золо­тое пра­ви­ло, то нуж­но пом­нить еще одну вещь. В чём раз­ни­ца меж­ду эти­ми дву­мя пра­ви­ла­ми? Сереб­ря­ное пра­ви­ло – это то, что я обя­зан тре­бо­вать от себя и впра­ве тре­бо­вать от дру­гих. Имен­но тре­бо­вать от дру­гих. То есть я впра­ве ска­зать: «Не делай­те мне зла, у‑у-у‑у!» А в золо­том пра­ви­ле дру­гой прин­цип: я могу (или как хри­сти­а­нин, по-хоро­ше­му, дол­жен) тре­бо­вать его от себя, но я не впра­ве тре­бо­вать его от дру­гих. То есть я не впра­ве потре­бо­вать: «А ну-ка! Делай­те мне доб­ро! Вы обя­за­ны!» Доб­ро может сде­лать чело­век толь­ко сам, доб­ро­воль­но. И поэто­му Нагор­ная про­по­ведь и дру­гие ново­за­вет­ные пра­ви­ла обра­ще­ны к каж­до­му чело­ве­ку, отдель­но взя­то­му. Но не к обще­ству, не к кол­лек­ти­ву, не «вы все обя­за­ны делать вот так!», а если не дела­е­те, то есть такая-то систе­ма наказаний.

Обра­ти­те вни­ма­ние! В Новом Заве­те нет систе­мы нака­за­ний, нет запо­ве­дей о штра­фах или поби­ва­нии кам­ня­ми за какие-то рели­ги­оз­ные про­ступ­ки. Мак­си­мум, что есть – это поня­тие «ана­фе­мы», то есть – отлу­че­ния от Церк­ви, но не при­чи­не­ния зла или ущер­ба согре­шив­ше­му. Цер­ковь может тебя при­знать не сво­им, одна­ко отве­чать за свои поступ­ки ты будешь толь­ко перед Богом, и если хочешь быть спа­сен­ным, если хочешь быть совер­шен­ным, если хочешь обре­сти Цар­ствие Небес­ное, то неде­ла­ния зла недо­ста­точ­но. Нуж­но искать воз­мож­ность, стре­мить­ся делать доб­ро, поль­зо­вать­ся воз­мож­но­стя­ми помо­гать тем, кто ока­зал­ся в беде или в нуж­де (Мф. 25:31–46). Но, опять-таки, потре­бо­вать это­го я могу толь­ко лишь от себя. Я не впра­ве выстав­лять это, как счет, кому-то другому.

Матуш­ка Любовь:

– Мне кажет­ся, вопрос, кото­рый вы зада­ли – это извра­ще­ние. Любовь к ближ­не­му пред­по­ла­га­ет выра­же­ние люб­ви как люб­ви. Не бича Божия, не нака­за­ния. Воз­мож­но, такое пра­ви­ло может быть дано духов­ни­ком, стар­цем каким-нибудь: сми­рить тебя до зела. Но уж никак не любя­ще­му супругу.

Отец Алек­сандр:

– Да, в Свя­щен­ном Писа­нии гово­рит­ся о мно­гих стра­да­ни­ях, но нигде не гово­рит­ся, что стра­да­ния друг дру­гу долж­ны при­чи­нять муж и жена в бра­ке. Более того, если бы чело­век не впал в грех, то не было бы таин­ства Кре­ще­ния, не было бы таин­ства Миро­по­ма­за­ния, не было бы таин­ства Свя­щен­ства, не было бы таин­ства Собо­ро­ва­ния, не было бы таин­ства Испо­ве­ди, и даже не было бы Евха­ри­стии, таин­ства При­ча­стия. Но было бы таин­ство Бра­ка. Оно уста­нов­ле­но изна­чаль­но в раю, это замы­сел Божий. Пото­му что брак – сей­час я ска­жу гром­кую фра­зу – это вос­ста­нов­ле­ние пол­но­ты обра­за Божия. «И сотво­рил Бог чело­ве­ка по обра­зу Сво­е­му, по обра­зу Божию сотво­рил его; муж­чи­ну и жен­щи­ну сотво­рил их» (Быт. 1:27). Обра­зом Божи­им явля­ют­ся муж­чи­на и жен­щи­на. Даль­ше, соот­вет­ствен­но, выде­ле­ние реб­ра из Ада­ма и созда­ние Евы – это раз­де­ле­ние обра­за Божия.

Таким обра­зом, брак – это един­ство чело­ве­че­ской при­ро­ды. Имен­но нахо­дясь в бра­ке в люб­ви друг к дру­гу, супру­ги явля­ют собой образ Божий. И ни в коем слу­чае вос­ста­нов­ле­ние пол­но­ты обра­за Божия не долж­но ассо­ци­и­ро­вать­ся с при­чи­не­ни­ем друг дру­гу зла, с при­чи­не­ни­ем друг дру­гу стра­да­ний, тем паче сознательно.

«Да убоится своего мужа» не означает «Мужья, терроризируйте жен!»

– Тогда воз­ни­ка­ет еще один вопрос. «И буде­те два в плоть еди­ну» (Быт. 2:24). А како­ва роль того и дру­го­го супру­га в этой еди­ной плоти?

Отец Алек­сандр:

– Мы не зна­ем, како­во было бы, если бы люди не впа­ли в грех. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст под­чер­ки­ва­ет, что некая под­чи­нен­ность жен­щи­ны муж­чине воз­ник­ла толь­ко вслед­ствие гре­хо­па­де­ния. Изна­чаль­но это­го не было. Но мы гово­рим о том, что есть здесь и сейчас.

Возь­мем зна­ме­ни­тое нака­за­ние Еве в 3‑й гла­ве Кни­ги Бытия, где гово­рит­ся «Умно­жая умно­жу скорбь твою в бере­мен­но­сти тво­ей; в болез­ни будешь рож­дать детей; и к мужу тво­е­му вле­че­ние твое, и он будет гос­под­ство­вать над тобою» (Быт. 3:16). Инте­рес­но, что древ­не­ев­рей­ский язык, осо­бен­но язык Кни­ги Бытия, очень арха­ич­ный: это, по сути, язык пле­ме­ни пас­ту­хов. Он отли­чал­ся тем, что в одно и то же сло­во порой одно­вре­мен­но вхо­ди­ло мно­го тер­ми­нов и зна­че­ний. Поэто­му, с точ­ки зре­ния еврей­ско­го язы­ка, вполне воз­мо­жен пере­вод это­го нака­за­ния Еве сле­ду­ю­щим обра­зом: «Умно­жая умно­жу скорбь твою в бере­мен­но­сти тво­ей; в болез­ни будешь рож­дать детей; и хотя твое жела­ние будет быть над мужем тво­им, но он будет гос­под­ство­вать над тобою».

Я посмот­рел, что мно­гие еврей­ские тол­ко­ва­те­ли имен­но так пони­ма­ют эту фра­зу: в жен­щине врож­ден­но некое стрем­ле­ние «рулить» мужем. Но от это­го про­ис­хо­дит зло. И самой жен­щине – в первую оче­редь. Соб­ствен­но гово­ря, зна­ме­ни­тая фра­за из Посла­ния к Ефе­ся­нам апо­сто­ла Пав­ла, кото­рую так любят гром­ко читать чте­цы на Вен­ча­нии: «А жена да боит­ся сво­е­го мужа» (Еф. 5:33) – о том же, отчасти.

Кста­ти, мно­гие мужья непра­виль­но эту фра­зу пони­ма­ют. Апо­стол Павел не писал: «Дер­жи­те в стра­хе сво­их жен! Тер­ро­ри­зи­руй­те их!» Что делать мужу – он напи­сал перед этим: «Так долж­ны мужья любить сво­их жен, как свои тела: любя­щий свою жену любит само­го себя. Ибо никто нико­гда не имел нена­ви­сти к сво­ей пло­ти, но пита­ет и гре­ет ее, как и Гос­подь Цер­ковь» (Еф. 5:28–29). Вот так вы, мужья, долж­ны любить сво­их жен. А жена – да боит­ся сво­е­го мужа, а жена – да дер­жит сама себя в руках. Не муж дол­жен жену застав­лять слу­шать­ся, а жена долж­на себя сдер­жи­вать по отно­ше­нию к мужу. Пото­му что ее зада­ча – быть заму­жем, не перед мужем, а за мужем. Жен­щи­на в состо­я­нии выско­чить впе­ред, она может это сде­лать, но ей же самой будет хуже.

Поче­му хуже? Она этим может мужа забить, и он дол­гое вре­мя так и не научит­ся быть по-насто­я­ще­му чело­ве­ком ответ­ствен­ным, чело­ве­ком, при­ни­ма­ю­щим реше­ния, чело­ве­ком, кото­рый чув­ству­ет себя хозя­и­ном в доме. А жен­щи­на начи­на­ет жало­вать­ся: «Вот он у меня такой-сякой-раз­эта­кий!» Но, опять-таки, отча­сти сво­им же пове­де­ни­ем, сво­им же жела­ни­ем его испра­вить, сво­им выска­ки­ва­ни­ем впе­ред она его таким и сде­ла­ла. Порой мамы таки­ми дела­ют сво­их сыно­вей, а потом еще и жена добавляет.

Власть мужа – это не то, что мы при­вык­ли в это сло­во вкла­ды­вать. Сло­во власть у нас часто ассо­ци­и­ру­ет­ся с чем? «Пра­вить». «Давить». «Уни­жать дру­гих». У того, кто у вла­сти, – луч­шая маши­на, луч­ший дом, все ему под­чи­ня­ют­ся, перед ним лебе­зят. А у кого вла­сти нет – тот весь заби­тый, несчаст­ный. На самом деле власть – это, преж­де все­го, ответ­ствен­ность. Кто име­ет власть, тот забо­тит­ся, про­ду­мы­ва­ет, при­ни­ма­ет реше­ния и берет на себя послед­ствия этих реше­ний. При­чем не толь­ко сво­их, но и того, кто под его вла­стью находится.

Это, почти забы­тое, зна­че­ние сло­ва «власть» Гос­подь под­чер­ки­ва­ет в Еван­ге­лии (Мф. 20:25–27). Поэто­му, когда спра­ши­ва­ешь: «Вы хоти­те, что­бы ваш муж имел власть над вами?», то чаще все­го жен­щи­на гово­рит: «Нет, нет! Ни за что!» А когда спра­ши­ва­ешь: «Хоти­те, что­бы у вас был забот­ли­вый муж, кото­рый дума­ет о вас, кото­рый берет на себя ответ­ствен­ность за свои и ваши поступ­ки?», то обыч­но гово­рят: «Да, да, да!» А вот это и есть насто­я­щая власть.

– Как быть в том слу­чае, если муж по скла­ду сво­е­го харак­те­ра про­сто-напро­сто не может нести ответ­ствен­ность? Инфан­тиль­ный, сла­бо­ха­рак­тер­ный, слабовольный.

Матуш­ка Любовь:

– Зна­чит, он зря всту­пил в брак. Он не готов про­сто. Зна­чит, его надо береж­но взра­щи­вать. И надо пере­стать делать дела за мужа. То есть не так: «Ой, он у меня такой инфан­тиль­ный, поэто­му я сама и за покуп­ка­ми, и готов­лю, и с детьми, и путев­ки оформ­ляю». Это и есть «перед мужем». Про­сто пере­стать дей­ство­вать. Всё рав­но ниче­го не меня­ет­ся? Потер­петь год. Я год терп­лю, и ниче­го не про­ис­хо­дит? Но вы уве­ре­ны, что вы-то не дей­ству­е­те? Или, может, вам толь­ко так кажет­ся? За год любой пси­хи­че­ски вме­ня­е­мый чело­век нач­нет дей­ство­вать. И если мы видим, что муж­чи­на год ниче­го не дела­ет, зна­чит, он в прин­ци­пе не спо­со­бен быть супру­гом, отцом. И нахож­де­ние в бра­ке здесь, мне кажет­ся, толь­ко иска­ле­чит ситу­а­цию, а не спа­сет. Я за честность.

– Суро­во. А вы, отец Алек­сандр, что думаете?

Отец Алек­сандр:

У нас в Санкт-Петер­бург­ской епар­хии есть про­грам­ма «Сча­стье навсе­гда», кото­рую мы ведем, – под­го­тов­ка к Вен­ча­нию моло­дых пар. Одной из болез­нен­ных тем у нас явля­ет­ся уход из роди­тель­ско­го дома. Мы рас­ска­зы­ва­ем моло­дым людям о том, что во вре­мя таин­ства Вен­ча­ния, в кон­це, моло­дым людям вру­ча­ют­ся две ико­ны. Эти две ико­ны – не про­сто бла­го­сло­ве­ние, суве­нир на память. Изна­чаль­но это некая часть обря­да, кото­рая напо­ми­на­ла о том, что моло­дая семья долж­на уйти в новый дом. Эти ико­ны долж­ны занять глав­ное место в крас­ном углу их ново­го дома.

В древ­но­сти были поня­тия помолв­ка или обру­че­ние, и вен­ча­ние. Сей­час они, как пра­ви­ло, сли­ва­ют­ся у нас в одно целое. Что такое обру­че­ние? Это когда моло­дые люди обме­ня­лись коль­ца­ми, дав обе­ща­ния друг дру­гу хра­нить вер­ность. Всё. Ста­дия поис­ка закон­чи­лась, «мы свой выбор уже сде­ла­ли». И пери­од от обру­че­ния до вен­ча­ния – это был пери­од под­го­тов­ки к сва­дьбе. Но под­го­тов­ка под­ра­зу­ме­ва­ла не столь­ко вопрос, где бы най­ти получ­ше ресто­ран и где бы пла­тье себе покра­си­вее сшить. А под­го­тов­ка, преж­де все­го, заклю­ча­лась в том, что­бы решить вопрос: когда мы с тобой обвен­ча­ем­ся – где мы будем жить? за чей счёт? Как будут стро­ить­ся наши отно­ше­ния? Как мы будем детей вос­пи­ты­вать? Как еду гото­вить? У кого будут день­ги хра­нить­ся и как мы будем ими распоряжаться?

В этих вопро­сах важ­ной явля­ет­ся фра­за «мы с тобой». Отле­пить­ся от роди­те­лей озна­ча­ет не толь­ко физи­че­ский пере­езд новой семьи в новое жилье, но и созда­ние соб­ствен­ных семей­ных тра­ди­ций, усто­ев, поня­тий, кото­рые совсем не обя­за­ны копи­ро­вать тра­ди­ции роди­тель­ских домов. Напри­мер, если в чьей-то семье папа пьет и маму бьет, а мама у папы все день­ги заби­ра­ет, пото­му что не дове­ря­ет, – нуж­но пони­мать, что новая семья, осо­бен­но семья хри­сти­ан, совсем не обя­за­на эту тра­ди­цию отно­ше­ний папы и мамы брать себе и счи­тать нор­мой… Это всё еще до вен­ча­ния надо решать, тогда вот таких про­блем будет гораз­до меньше.

Когда мама становится тещей

Отец Алек­сандр:

– Я могу поде­лить­ся нашим опы­том. Мы в свое вре­мя не ушли из роди­тель­ско­го дома. Я родил­ся в семье, где под одной кры­шей жили мама и папа, бабуш­ка и дедуш­ка – мами­ны роди­те­ли. К сожа­ле­нию, папа у меня умер, когда мне было 12 лет. Поэто­му, когда закон­чил шко­лу, инсти­тут и женил­ся, то я про­сто плав­но из семьи моей мамы пере­шел в семью моей супру­ги. На каком-то эта­пе у нас появи­лись свои дети. А когда появ­ля­ют­ся дети, уйти ста­но­вит­ся слож­нее. Пока мы были толь­ко вдво­ем, уйти было бы про­ще, но мы были к это­му внут­ренне не гото­вы. Ведь так удоб­нее, ком­форт­нее. Люба тоже при­вык­ла с роди­те­ля­ми жить: мама и папа рядом, помо­гут, подскажут.

Но, с дру­гой сто­ро­ны, нача­лись про­бле­мы. Когда бабуш­ка или дедуш­ка при ребен­ке могут отме­нить реше­ние папы, когда папе дела­ют выго­во­ры и заме­ча­ния, когда папа вынуж­ден регу­ляр­но оправ­ды­вать­ся и бук­валь­но на каж­дую ерун­ду спра­ши­вать раз­ре­ше­ния, пери­о­ди­че­ски полу­чая отка­зы, то при этом в гла­зах ребен­ка роня­ет­ся авто­ри­тет и папы, и мамы, и бабуш­ки с дедуш­кой. Такой папа не в состо­я­нии стать хозя­и­ном дома, почув­ство­вать свою ответ­ствен­ность за судь­бу семьи. Выхо­дит, что папа – это про­сто еще один ребе­нок в семье роди­те­лей мамы.

Если бы кто-то нам объ­яс­нил это в свое вре­мя, то, воз­мож­но, мы бы изна­чаль­но по-дру­го­му всё постро­и­ли. Но при­мер моей семьи, отку­да я вышел, где тоже жили вме­сте несколь­ко поко­ле­ний, как раз мне пока­зы­вал, что это нор­маль­но, что так и долж­но быть. Поэто­му я тер­пел и сми­рял­ся, даже счи­тал это чем-то хоро­шим с хри­сти­ан­ской точ­ки зре­ния. На самом же деле теперь я могу ска­зать, что это серьез­но затор­мо­зи­ло мое лич­ност­ное раз­ви­тие. И хоро­шо, что мы вдво­ем, через диа­лог друг с дру­гом, смог­ли осо­знать эту про­бле­му и при­нять опре­де­лен­ные меры. Мы ввя­за­лись в ипо­те­ку, пошли на эти все слож­но­сти спе­ци­аль­но, что­бы жить отдель­ной семьей…

– Отно­ше­ния с роди­те­ля­ми – это все­гда камень пре­ткно­ве­ния. Тут быва­ет два вари­ан­та: либо, ска­жем, све­кровь про­сто надо­еда­ет сво­ей помо­щью (то есть может без спро­са «при­чи­нить доб­ро»). Вто­рой вари­ант, когда мама всё вре­мя испод­тиш­ка «накру­чи­ва­ет» доч­ку: «А твой-то, смот­ри, тебе не помо­га­ет, полы не моет, и зар­пла­та малень­кая». И доч­ка начи­на­ет маме верить… Как тут быть?

Матуш­ка Любовь:

– В пси­хо­ло­гии есть поня­тие гра­ни­цы: гра­ни­цы долж­ны быть у каж­дой лич­но­сти. И у каж­дой семьи долж­на быть своя гра­ни­ца. То, что наше, и мы сюда нико­го не пус­ка­ем. Но чело­век сна­ча­ла для себя дол­жен понять эти гра­ни­цы. Он сна­ча­ла сам с собой дол­жен разобраться.

Напри­мер, да, моя све­кровь стра­да­ет «при­чи­не­ни­ем добра». При­нес­ла она мне какие-то поло­тен­чи­ки, еще что-то, что мне не нуж­но. Я ее не буду оби­жать, побла­го­да­рю. Может быть, отдам на при­ход, может, и остав­лю. Но я для себя пони­маю, что в сфе­ру наших отно­ше­ний я ее всё рав­но не пущу. И бед­ная та мама, кото­рая сове­ту­ет доч­ке обра­тить вни­ма­ние на недо­стат­ки мужа и вооб­ще актив­но вме­ши­ва­ет­ся в эту семью. Ее же доч­ка, остав­шись одна, предъ­явит маме пре­тен­зии, что та жизнь сломала.

Отец Алек­сандр:

– В Свя­щен­ном Писа­нии есть такая запо­ведь, она сфор­му­ли­ро­ва­на в Вет­хом Заве­те и повто­ре­на в Новом. «Посе­му оста­вит чело­век отца и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут два одною пло­тью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет» (Мф. 19:5). Очень часто люди обра­ща­ют вни­ма­ние на кон­цов­ку этой запо­ве­ди, «что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет», но не обра­ща­ют вни­ма­ния на нача­ло. А это запо­ведь: «Оста­вит чело­век отца и мать и при­ле­пит­ся к жене своей».

Это не зна­чит пере­стать их любить, пере­стать их ува­жать, почи­тать. Ведь есть же дру­гая запо­ведь: «Почи­тай отца сво­е­го и мать свою» (Исх. 20:12). Да, дети долж­ны быть в кур­се, что про­ис­хо­дит с их роди­те­ля­ми, не нуж­да­ют­ся ли они в помо­щи, долж­ны под­дер­жи­вать их. Но при этом с момен­та, когда люди всту­пи­ли в брак, они пере­ста­ли быть частя­ми семей сво­их роди­те­лей, они ста­ли новой семьей, кото­рая, как я уже гово­рил, не обя­за­на повто­рять тра­ди­ции семей сво­их роди­те­лей. Может, из этих тра­ди­ций она что-то возь­мет, а может, не возь­мет. И вот в гра­ни­цы новой семьи, дей­стви­тель­но, уже нико­му вхо­да нет. Кро­ме мужа, жены и появ­ля­ю­щих­ся у них детей.

В нашей семье, когда появи­лись гра­ни­цы даже в пре­де­лах одной квар­ти­ры, как ни стран­но, отно­ше­ния с тещей и тестем ста­ли намно­го луч­ше. Имен­но когда ста­ло «здесь всё – наше, а здесь – ваше».

И как бы доч­ка ни люби­ла свою маму, нель­зя поз­во­лять маме вме­ши­вать­ся в лич­ную жизнь мужа и жены. Наши отно­ше­ния – это наши отно­ше­ния, в них вход нико­му не открыт. Вооб­ще нико­му: ни дру­зьям, ни родственникам.

– А если мама обижается?

Матуш­ка Любовь:

– «Мамоч­ка, изви­ни, про­сти, пожа­луй­ста! Я очень тебя люб­лю и ува­жаю, но мож­но я сама раз­бе­русь с моим мужем!» Даль­ше выбор мамоч­ки: оби­жать­ся или не оби­жать­ся. Ну и пусть оби­жа­ет­ся, в кон­це кон­цов. «Мамоч­ка! Нуж­на будет помощь – обра­щай­ся! Но эту тему не тро­гай, пожа­луй­ста! До свидания!»

Опа! – родились дети, и всё

– Давай­те пого­во­рим о роли детей в бра­ке. Попро­сту гово­ря, дети – пуп семьи или не пуп?

Матуш­ка Любовь:

– Конеч­но, не пуп. На самом деле так инте­рес­но про­ис­хо­дит: люди до вступ­ле­ния в брак рас­тут, учат­ся, раз­ви­ва­ют­ся, стро­ят себя как лич­ность. Опа! – роди­лись дети, и всё. Меня нет, у меня дети, я ради них, я всё для них. И это ковер­ка­ет и взрос­лых, и детей. Нам очень нра­вит­ся иерар­хия, кото­рой при­дер­жи­ва­ет­ся пси­хо­лог Миха­ил Ефи­мо­вич Лит­вак. На пер­вом месте, как это ни стран­но, у чело­ве­ка все­гда дол­жен быть он сам. То есть я чет­ко долж­на пони­мать, что со мной про­ис­хо­дит, како­во мое духов­ное состо­я­ние, куда мне идти, что мне делать, как я долж­на реа­ли­зо­вать­ся в этой жиз­ни, что­бы исполь­зо­вать Богом дан­ные мне дары. И с хри­сти­ан­ской точ­ки зре­ния это выра­жа­ет­ся, преж­де все­го, в том, что всё, что я делаю, долж­но слу­жить делу спа­се­ния моей души.

Пра­во­слав­ные, может, не очень это при­вет­ству­ют, но «воз­лю­би ближ­не­го тво­е­го, как само­го себя» (Мф. 22:39) – на самом деле тоже об этом. Что­бы знать «как» само­го себя – надо сна­ча­ла себя воз­лю­бить. Если я не умею любить себя, то я и дру­гим не дам того, что будет спо­соб­ство­вать их росту. На вто­ром месте, как это ни стран­но, долж­ны быть мои сотруд­ни­ки. На тре­тьем месте – муж, жена. На чет­вер­том – дети. И толь­ко потом – роди­те­ли. Вот такая вот иерархия.

Про сотруд­ни­ков – это как-то неожиданно.

Матуш­ка Любовь:

– Сотруд­ни­ки – это не узко-при­ми­тив­но толь­ко кол­ле­ги по тру­до­во­му кол­лек­ти­ву. Я могу мужа поста­вить в сотруд­ни­ки, я могу детей поста­вить в сотруд­ни­ки. Сотруд­ни­ки – это поле обще­ния, где мы вза­им­но обо­га­ща­ем друг дру­га. Опять-таки, в «Супру­же­ских встре­чах» у нас мно­го семей­ных пар и все на этих встре­чах – наши сотруд­ни­ки. Хотя рабо­та­ют в раз­ных местах, у них свои рабо­ты. Но мы себя чув­ству­ем сотруд­ни­ка­ми, мы дела­ем некое общее дело.

– Како­ва гра­ни­ца уча­стия детей в делах семьи?

Отец Алек­сандр:

– Чем стар­ше ребе­нок, тем боль­ше. Ведь како­ва цель вос­пи­та­ния? Мы все не веч­ны. И мой долг как роди­те­ля – сде­лать всё для того, что­бы к тому момен­ту, когда Гос­подь при­зо­вет мою душу к Себе, мои дети ока­за­лись бы доста­точ­но само­сто­я­тель­ны­ми, что­бы выжить. Чем ско­рее мой ребе­нок ста­нет само­сто­я­тель­ным, тем луч­ше я выпол­нил свои роди­тель­ские функ­ции. Это пер­вый момент. Вто­рой момент – он нико­гда не смо­жет стать само­сто­я­тель­ным, если не зна­ет, с каки­ми про­бле­ма­ми чело­век стал­ки­ва­ет­ся в реаль­ной жиз­ни. Поэто­му, счи­таю, это хоро­шо, если у ребен­ка есть пред­став­ле­ние о том, сколь­ко полу­ча­ют роди­те­ли, сколь­ко сто­ят про­дук­ты, сколь­ко сто­ят игруш­ки, кото­рые «хочу! хочу!» Где чинит­ся маши­на. Как пла­тит­ся за квар­ти­ру, за теле­фон. Как сде­лать ремонт… Мы не долж­ны изо­ли­ро­вать детей, созда­вая искус­ствен­ный пар­ник, счаст­ли­вое дет­ство, в кото­ром нет про­блем. А вот гру­зить сво­и­ми лич­ны­ми про­бле­ма­ми детей одно­знач­но не надо. Осо­бен­но раз­би­рать­ся, кто прав: мама или папа – это вооб­ще детей не каса­ет­ся. Это страшно.

– Воз­вра­ща­ясь к одно­му из преды­ду­щих вопро­сов. Вот, допу­стим, люди при­шли к мыс­ли раз­во­дить­ся. Но ведь в таком слу­чае неиз­беж­но отно­ше­ния роди­те­лей про­жи­ва­ют дети…

Матуш­ка Любовь:

– Я не за то, что­бы бра­ки сохра­ня­лись ради детей. Дети стра­да­ют, они при­уча­ют­ся ко лжи, к фаль­ши, к лице­ме­рию. Брак ради детей кале­чит детей – силь­нее, чем развод.

Отец Алек­сандр:

– К сожа­ле­нию, люди при­зна­ва­лись нам, что они рос­ли в семье, где папа с мамой вот так «ради детей» жили вме­сте. Но ребе­нок не глу­пый, на каком-то эта­пе он пони­ма­ет, что роди­те­ли друг дру­га про­сто тер­пят. Невоз­мож­но играть в сво­ей соб­ствен­ной семье. Дети чув­ству­ют себя залож­ни­ка­ми. Два чело­ве­ка, кото­рых я люб­лю, – я их обо­их люб­лю! – друг дру­га трав­ми­ру­ют. И они разо­шлись бы, они бы ста­ли счаст­ли­вы, если бы не я. Я – про­бле­ма для их сча­стья. Я – пло­хой. Очень часто это при­во­дит к пси­хо­зам, к само­убий­ствам, к нар­ко­ти­кам. Раз­вод – это зло и грех, одно­знач­но! Но ино­гда, к сожа­ле­нию, люди тво­рят такое, что он ока­зы­ва­ет­ся мень­шим злом.

На «Супру­же­ские встре­чи» при­ез­жа­ют люди, кото­рые любят друг дру­га, но у них нача­лись про­бле­мы. А есть слу­чаи, когда при­ез­жа­ют люди, кото­рые сра­зу гово­рят: «Я ее не люб­лю, и она меня не любит, но мы как-то хотим сохра­нить наш брак». Я здесь раз­во­жу руками.

Не стерпится и не слюбится

– А что, это так страш­но? Быва­ет же такое, что люди пони­ма­ют, что чело­век-то хоро­ший, и дети есть. Но что-то пере­го­ре­ло, и всё.

Отец Алек­сандр:

– Если пере­го­ре­ло, то, зна­чит, хотя бы горе­ло. Оно горе­ло, оно было, зна­чит, мож­но в золе най­ти уго­лек или хотя бы искор­ку и помочь людям вновь раз­жечь огонь! А если оно даже и не горе­ло, то это, веро­ят­но, ошиб­ка, погреш­ность при созда­нии этой семьи. В этом очень боль­шая раз­ни­ца. Пони­ма­е­те, этот огонь – дар Божий. Тот самый дар Божий под назва­ни­ем любовь. И если не было вле­че­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны друг к дру­гу – прак­ти­че­ски нере­аль­но, что после каких-то пси­хо­ло­ги­че­ских мани­пу­ля­ций воз­ник­нет чувство.

– То есть пого­вор­ка «стер­пит­ся – слю­бит­ся» неверна?

Отец Алек­сандр:

– В нашей прак­ти­ке – да. Тем более что в Свя­щен­ном Писа­нии этой фра­зы нет. Нам зада­ют вопрос: «А как же рань­ше? Люди друг дру­га не виде­ли, роди­те­ли реша­ли – и жени­ли». Во-пер­вых, может быть, это миф, я это­го тоже не исклю­чаю. А во-вто­рых, я не знаю, как они жили. Про­сто не пред­став­ляю себе. Может быть, жили и мучи­лись. А что оста­ва­лось еще?

Когда при­ез­жа­ешь во двор­цы импе­ра­то­ров или знат­ных вель­мож, кото­рые в нашем горо­де еще кое-где сохра­ни­лись, то с удив­ле­ни­ем узна­ёшь на экс­кур­сии, что, ока­зы­ва­ет­ся, дво­рец делил­ся на жен­скую и муж­скую части. Вот здесь, напри­мер, была спаль­ня вели­ко­го кня­зя. А здесь была спаль­ня его жены. В раз­ных кон­цах двор­ца. И воз­мож­но, они вме­сте-то спа­ли счи­тан­ные разы за всю жизнь. И, в общем-то, поже­ни­лись пото­му, что так нуж­но было из дина­сти­че­ских сооб­ра­же­ний. Вот так и жили. Она здесь, а он – там. Отку­да вся­кие фаво­ри­ты и всё про­чее бралось.

Я при­зна­юсь чест­но. Я меч­таю, что­бы у меня в квар­ти­ре был лич­ный каби­нет, со сво­ей биб­лио­те­кой и так далее. Но я не меч­таю о лич­ной спальне, мне это в голо­ву не при­дет, пони­ма­е­те. Вот в чём дело.

– То есть при искрен­них, доб­ро­сер­деч­ных отно­ше­ни­ях к сво­е­му супру­гу, но при отсут­ствии како­го-то пла­мен­но­го вле­че­ния, какое в юно­сти слу­ча­ет­ся с людь­ми, – нель­зя создать креп­кую семью? По край­ней мере, сотруд­ни­че­ство же воз­мож­но в таких отношениях?

Матуш­ка Любовь:

– Ну, в 20 лет это будет, может быть, пла­мен­ное вле­че­ние, а в 40 – нечто дру­гое. Но вот это чув­ство, эта искор­ка – долж­на быть. Я не очень пони­маю, как мож­но всту­пать в супру­же­ские отно­ше­ния «для сотруд­ни­че­ства» про­сто с хоро­шим чело­ве­ком, с кол­ле­гой по рабо­те. Это совсем дру­гое! Мой муж­чи­на, с кото­рым я хочу про­жить всю жизнь! Я счи­таю, что, конеч­но, если такой чело­век не встре­тил­ся, то луч­ше уж одной тогда жить, неже­ли «мне надо замуж».

Можно ли простить измену

– Мы немнож­ко пого­во­ри­ли о воз­мож­ных при­чи­нах раз­во­да. А если речь идет о пси­хо­ло­ги­че­ском наси­лии? Допу­стим, муж уни­жа­ет, давит, мани­пу­ли­ру­ет. Как тут быть?

Отец Алек­сандр:

– Ино­гда такие вещи про­ис­хо­дят на уровне под­со­зна­ния. Они могут быть след­стви­ем каких-то пси­хо­ло­ги­че­ских травм, пере­жи­тых в дет­стве или, быть может, в армии. Чело­век может не пони­мать, что он уни­жа­ет, что он мани­пу­ли­ру­ет. Если он пони­ма­ет и дела­ет это, то, ско­рее все­го, не любит. Если он не пони­ма­ет, тогда уже появ­ля­ет­ся какой-то шанс открыть ему гла­за и это испра­вить. Но здесь без помо­щи спе­ци­а­ли­стов не справишься.

Матуш­ка Любовь:

– Нуж­но в первую оче­редь научить­ся не под­да­вать­ся мани­пу­ля­ции, научить­ся не под­да­вать­ся наси­лию. Но что каса­ет­ся меня, я про­сто не гото­ва жить с чело­ве­ком, если меня посто­ян­но уни­жа­ют, если надо мной изде­ва­ют­ся, оскорб­ля­ют или мною мани­пу­ли­ру­ют. Для меня непри­ем­лем этот уро­вень отно­ше­ний. И тут вста­ет глав­ный вопрос: пой­дет ли супруг по пути изме­не­ний, если осо­знает эту про­бле­му? А если гла­за его закры­ты, он отка­зы­ва­ет­ся это видеть, и я про­гно­зи­рую, что он всю жизнь будет так себя вести, то хочу ли я ощу­щать себя жерт­вой, кото­рую мож­но всё вре­мя уни­жать и оскорблять?

– Отче­го в семье про­ис­хо­дят изме­ны? Мож­но ли ее простить?

Матуш­ка Любовь:

– У каж­до­го чело­ве­ка есть свои потреб­но­сти души. Это потреб­ность любить и быть люби­мым, еще есть потреб­но­сти в без­опас­но­сти, в дости­же­нии целей и в при­зна­нии этих дости­же­ний, в при­ня­тии меня таким, какой я есть, в осмыс­ле­нии про­ис­хо­дя­ще­го вокруг меня и того, что я делаю, в авто­но­мии и в при­над­леж­но­сти к груп­пе людей одно­вре­мен­но. И все они долж­ны удо­вле­тво­рять­ся в семье. Если в семье чело­век не полу­ча­ет удо­вле­тво­ре­ния этих потреб­но­стей, он ищет, где бы их удовлетворить.

Гру­бо гово­ря, любой чело­век запро­грам­ми­ро­ван на сча­стье. Если его нет в семье, я иду на сто­ро­ну – хап! – опять в семью, хап! – опять в семью. Но изме­ны всё рав­но не дают удо­вле­тво­ре­ния. Это сур­ро­гат. Эти потреб­но­сти мож­но реа­ли­зо­вать толь­ко в супру­же­стве. Но чело­век же это не сра­зу может понять, и он ищет.

А вопрос: про­стить или не про­стить изме­ну? – это лич­ное дело двух людей. Здесь вооб­ще рецеп­тов в тео­рии быть не может.

Отец Алек­сандр:

– Даже Еван­ге­лие допус­ка­ет воз­мож­ность ситу­а­ции непро­ще­ния изме­ны. Там пря­мо ого­вор­ка: «Кро­ме вины пре­лю­бо­де­я­ния» (Мф. 5:32). То есть это настоль­ко тяж­кий грех, что если чело­век не най­дет в себе силы его про­стить, даже Бог его не осу­дит. Но при этом я, когда ко мне при­хо­дят люди в такой ситу­а­ции, исхо­жу из пас­тыр­ско­го сооб­ра­же­ния. Если это была разо­вая ситу­а­ция, то буду уго­ва­ри­вать: «Про­сти его, дура­ка (или ее, дуроч­ку)! Чело­век, видишь – кает­ся. Он, не знаю, пья­ным был, сам не пони­мал, чего тво­рит». Но быва­ет, что чело­век изме­ня­ет регу­ляр­но, счи­та­ет это нор­мой и даже про­ще­ния не про­сит. Пере­до мной как перед свя­щен­ни­ком все­гда вста­ет вопрос: а могу ли я посо­ве­то­вать тако­му чело­ве­ку раз­вод? Всё-таки ска­зать: «раз­во­дись!» – у меня язык не повер­нет­ся. В любом слу­чае это дол­жен быть выбор само­го человека.

Здесь я обыч­но людям рисую такую трой­ную вил­ку. Чело­век сто­ит на рас­пу­тье: доб­ро – зло. Какое-то вре­мя он может пытать­ся где-то посе­ре­дине посто­ять, но рано или позд­но какой-то путь выбрать придется.

Напри­мер, есть нелю­би­мая жена (так часто быва­ет: по какой-то при­чине она ста­ла нелю­би­мой, даже ее вид вызы­ва­ет у меня раз­дра­же­ние), а вот есть смаз­ли­вая девоч­ка, кото­рая мне безум­но нра­вит­ся, кото­рая мне ока­зы­ва­ет зна­ки вни­ма­ния, я посто­ян­но думаю о ней. Что мне делать? И вот он мечет­ся: доб­ро-зло. Доб­ро – отбро­сить иску­ше­ние и быть с женой. Зло – начать отно­ше­ния с этой новой жен­щи­ной. И чаще все­го муж­чи­на выби­ра­ет эту моло­дую смаз­ли­вую девоч­ку. Но и с семьей рас­ста­вать­ся не хочет, пото­му что всё же жена, круг дру­зей, общие дети, общее иму­ще­ство. И он начи­на­ет пытать­ся рабо­тать на два фрон­та. И рано или позд­но вста­ет перед вто­рой вил­кой, в кото­рой уже выбор не меж­ду доб­ром и злом, а меж­ду злом и злом.

Мень­шее зло – по-чест­но­му, несмот­ря на все послед­ствия, раз­ве­стись с женой, но тогда уж стро­ить новую семью и чест­но хра­нить вер­ность этой новой супру­ге. Конеч­но, ты уже не ста­нешь тем, кем был бы, если бы не изме­нял… Но Гос­подь не хочет смер­ти греш­ни­ка, поэто­му дает шанс. В кон­це кон­цов, воз­мож­но, ты и неслу­чай­но от жены ушел, пото­му что она тоже, воз­мож­но, не ангел. Мож­но понять. Но уж хотя бы здесь тогда будь чест­ным. И бóль­шее зло – это, как ни стран­но, оста­вить всё так, как есть – и с этой, и с этой; и тут, и там.

Я был сви­де­те­лем таких ситу­а­ций не раз. При­чем отго­лос­ков таких ситу­а­ций мно­го­лет­ней выдерж­ки. Ко мне при­хо­ди­ли такие вот соро­ка­лет­ние любов­ни­цы, кото­рые по 20 лет жили с кем-то. Он кор­мил ее обе­ща­ни­я­ми женить­ся и раз­ве­стись с женой. В ито­ге так и не раз­во­дил­ся. И вот полу­ча­лось: и там жена все эти годы, зная о любов­ни­це, несчаст­на, и здесь жен­щи­на, кото­рой уже за 40, про­жда­ла люби­мо­го всю жизнь, а теперь нор­маль­но замуж вый­ти и родить здо­ро­вых детей – шан­сов мало. И вот это – послед­ствие того само­го бóль­ше­го зла.

Несколь­ко лет в Санкт-Петер­бург­ской епар­хии дей­ству­ет про­ект «Супру­же­ские встре­чи», орга­ни­зо­ван­ный епар­хи­аль­ной комис­си­ей по вопро­сам семьи, защи­ты мате­рин­ства и дет­ства. В этих встре­чах-выез­дах, про­хо­дя­щих два раза в год, при­ня­ли уча­стие око­ло 150 пар, мно­гие из них – свя­щен­ни­че­ские семьи. Во вре­мя 2–3‑дневного выез­да с супру­га­ми про­во­дит­ся 11 спе­ци­аль­ных заня­тий, направ­лен­ных на сти­му­ли­ро­ва­ние диа­ло­га меж­ду ними, пони­ма­ние чувств и потреб­но­стей друг дру­га, при­ня­тие друг дру­га без попы­ток сло­мать лич­ность чело­ве­ка или изме­нить осо­бен­но­сти его души и харак­те­ра. Про­грам­ма вклю­ча­ет слу­же­ние Боже­ствен­ной литур­гии в послед­ний день выезда.

Не шашлык на природе

– Что­бы попасть на орга­ни­зу­е­мые вами «Супру­же­ские встре­чи», нуж­но жела­ние и мужа, и жены. Но если один супруг пони­ма­ет, что про­бле­му надо решать, что нуж­но обра­тить­ся за помо­щью к сто­рон­не­му лицу – свя­щен­ни­ку, пси­хо­ло­гу, а вто­рой не видит того, что он тоже часть этой про­бле­мы: «Тебе надо?.. ты и иди туда!»

Отец Алек­сандр:

– Это ситу­а­ция, с кото­рой очень часто при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся. Обыч­но жен­щи­ны рань­ше реа­ги­ру­ют. А муж чаще все­го имен­но так и гово­рит: «Твои про­бле­мы! Я не пью, не курю. Дур­ных при­вы­чек нет. День­ги при­но­шу. Чего тебе надо?!»

Матуш­ка Любовь:

– Что делать? Мое мне­ние тут – раз­ви­вать­ся самой. Самой идти к пси­хо­ло­гу, к пси­хо­те­ра­пев­ту, к свя­щен­ни­ку. То есть муж не хочет… а я рабо­таю. Я раз­би­ра­юсь в ситу­а­ции. Дру­гое дело, что вза­и­мо­от­но­ше­ния – это все­гда рабо­та двух людей. И если один не хочет, то дру­гой в оди­ноч­ку вряд ли выпра­вит. Но, по край­ней мере, полу­чит необ­хо­ди­мые навы­ки. Это ему помо­жет, откро­ет гла­за. И как-то будет понят­но, что делать дальше.

А потом, менять мож­но толь­ко себя, на самом деле. Семья – такая вза­и­мо­свя­зан­ная систе­ма, что если даже один нач­нет менять­ся, то это не может не повли­ять на осталь­ной процесс.

Отец Алек­сандр:

– Но, с дру­гой сто­ро­ны, по-насто­я­ще­му про­бле­ма всё-таки нач­нет выправ­лять­ся, когда оба супру­га нач­нут рабо­тать над ней. Чаще все­го люди винят в про­бле­ме дру­го­го: «Да, про­бле­ма есть, при­знаю. Но это из-за тебя. Я здесь ни при чём. Я поло­жи­тель­ный, мак­си­маль­но поло­жи­тель­ный человек».

Когда нас с матуш­кой в свое вре­мя при­гла­си­ли в пер­вый раз на супру­же­ский выезд, я не очень пред­став­лял себе, куда меня зовут. Тем более кто-то назвал это уик-эндом. «О, уик-энд! Поеха­ли!» Я себе пред­став­лял, как мы с мужи­ка­ми собе­рем­ся на лужай­ке, шаш­лы­ки сде­ла­ем, пого­во­рим о жиз­ни. Тем вре­ме­нем наши дамоч­ки лук поре­жут, редис­ку. И конеч­но, я совер­шен­но не ожи­дал, что попа­ду на такую про­грам­му. Если бы мне изна­чаль­но ска­за­ли, что «ты едешь колу­пать­ся в сво­их отно­ше­ни­ях с женой», то я бы ско­рее все­го отка­зал­ся: «У нас всё нор­маль­но!» Но как раз имен­но на «Супру­же­ских встре­чах» у меня про­изо­шло про­зре­ние: ошиб­ки дела­ем мы вдво­ем. И я стал видеть, пони­мать свои кон­крет­ные, весь­ма кон­крет­ные ошибки.

И, кста­ти, с духов­ной точ­ки зре­ния это очень боль­шое заблуж­де­ние, когда в любой сфе­ре, не толь­ко семей­ной, чело­век начи­на­ет про себя думать: «Я все­гда прав». Исправ­ле­ние начи­на­ет­ся имен­но с осо­зна­ния того, что я бываю неправ – могу быть неправ вот здесь и сей­час, в этой кон­крет­ной ситу­а­ции. Без это­го и Испо­ведь нор­маль­ная невоз­мож­на. Без это­го, в прин­ци­пе, ниче­го не возможно.

– Что про­ис­хо­дит во вре­мя «Супру­же­ских встреч»?

Отец Алек­сандр:

– Это выезд, обыч­но за город, семей­ной пары без детей. Мы пред­ла­га­ем людям диа­лог. Объ­яс­ня­ем прин­ци­пы диа­ло­га, объ­яс­ня­ем, что такое чув­ства и как нуж­но к ним отно­сить­ся. Пока­зы­ва­ем, что за чув­ства нель­зя осуж­дать, пото­му что они от нас не зави­сят. От нас зави­сят мыс­ли, сло­ва, поступ­ки, но не чув­ства. Чув­ства – это пер­вич­ная реак­ция: что-то может меня огор­чить, что-то – обра­до­вать, неза­ви­си­мо от того, что я думаю на эту тему.

Потом, когда мы начи­на­ем при­ни­мать чув­ства друг дру­га, не осуж­дая за сам факт их нали­чия, пони­мать при­чи­ны воз­ник­но­ве­ния этих чувств, пытать­ся выстра­и­вать диа­лог, при усло­вии, что люди искренне ста­ра­ют­ся друг с дру­гом раз­го­ва­ри­вать и поль­зу­ют­ся эти­ми пра­ви­ла­ми, прин­ци­па­ми диа­ло­га, – то появ­ля­ет­ся шанс, что они смо­гут свои непо­ни­ма­ния раз­ре­шить, най­ти выход и в ито­ге прий­ти к ком­про­мис­су и даже к сотрудничеству.

 

Евге­ний Перевалов

Источ­ник: Правмир.ру

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки