Протоиерей <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Aleksij_Uminskij/" target="_blank" title="Алексий Уминский, протоиерей">Алексий Уминский</a>: Научить людей любить может только Христос<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Aleksij_Uminskij/" target="_blank" title="Алексий Уминский, протоиерей">Алексий Уминский</a></span>

Протоиерей Алексий Уминский: Научить людей любить может только Христос
Протоиерей Алексий Уминский

(32 голоса4.9 из 5)

Про­то­и­е­рей Алек­сий Умин­ский для «Азбу­ки супружества»

Про­то­и­е­рей Алек­сий Умин­ский – насто­я­тель хра­ма Живо­на­чаль­ной Тро­и­цы в Хох­лах в Москве, пуб­ли­цист, писа­тель, теле­ве­ду­щий для Азбу­ки веры.

– В 80‑е годы в совет­ской шко­ле был пред­мет «Эти­ка и пси­хо­ло­гия семей­ной жиз­ни». Сто­ит ли сего­дня что-то подоб­ное пре­по­да­вать школьникам?

– Непро­стой вопрос. Быст­ро меня­ют­ся вре­ме­на, меня­ет­ся эти­ка отно­ше­ний. Конеч­но, в любом смыс­ле был бы поле­зен пред­мет, как эти­ка отно­ше­ний людей или пси­хо­ло­гия отно­ше­ний людей. На самом деле, фор­му­ли­ро­вать, что такое семья для совре­мен­но­го чело­ве­ка, весь­ма слож­но. Мы, как пра­во­слав­ные хри­сти­ане, тяго­те­ем к тра­ди­ци­он­ным фор­му­ли­ров­кам семьи, и пыта­ем­ся наста­и­вать, что семья – это толь­ко то, что пони­ма­ем и видим, но совре­мен­ный мир доволь­но дале­ко ото­шёл от поня­тия тра­ди­ци­он­ной семьи. Мне кажет­ся, если вво­дить в шко­лах пред­мет о семей­ных отно­ше­ни­ях, то он, так или ина­че, упрёт­ся в логи­ку отно­ше­ний сек­су­аль­ных, преж­де все­го, неже­ли отно­ше­ний тра­ди­ци­он­ных. Вопрос в том, в каком состо­я­нии нахо­дит­ся совре­мен­ный мир, как видит и пони­ма­ет семью. Совре­мен­ный мир даёт слож­ное опре­де­ле­ние тако­му поня­тию, как семья. Это совсем не то, что было в 19 веке. И не так семья обра­зо­вы­ва­лась в тра­ди­ци­он­ном обще­стве, когда поня­тие о семье было сослов­ным. Люди, всту­пав­шие в союз, прак­ти­че­ски жили в усло­ви­ях, когда не при­ни­ма­ли лич­ност­ных реше­ний о бра­ке, а вопрос женить­бы и заму­же­ства решал­ся, преж­де все­го, через роди­те­лей моло­дых людей, и, соот­вет­ствен­но, сама семья ста­но­ви­лась струк­ту­рой серьёз­ной, опре­де­лён­ной самой тра­ди­ци­он­ной доми­нан­той обще­ства. Напри­мер, мы можем вспом­нить, что не так дав­но в сере­дине про­шло­го века в Запад­ной Евро­пе раз­вод был делом слож­ным. Так, госу­дар­ствен­ные зако­ны Ита­лии не поз­во­ля­ли так лег­ко раз­во­дить­ся, как это мож­но делать сего­дня. Поэто­му и суще­ству­ют такие филь­мы, как «Раз­вод по-ита­льян­ски». Хотя мы зна­ем, что в Рос­сии до рево­лю­ции то же самое: раз­вод был делом исклю­чи­тель­но слож­ным, для того что­бы его полу­чить надо было прой­ти доволь­но слож­ные про­це­ду­ры, и всту­пить во вто­рой брак было тоже совсем нелегко.

Преж­де чем зада­вать такой вопрос надо опре­де­лить­ся, а есть ли такая потреб­ность совре­мен­ном обще­стве, что­бы такой пред­мет вводить.

– Хоро­шо, если моло­дые люди рос­ли в семье, где есть при­мер хоро­ших, доб­рых отно­ше­ний меж­ду роди­те­ля­ми, есть любовь. А если семья непол­ная или дома посто­ян­ные кон­флик­ты, могут ли помочь какие-то кни­ги или филь­мы стро­ить семью, сохра­нять ее?

– Начи­на­ем раз­го­вор об этой про­бле­ме, как буд­то мы нахо­дим­ся в той точ­ке, в кото­рой все люди пони­ма­ют, о чём идёт речь. Мне кажет­ся, нам надо встрях­нуть­ся немно­го, пото­му что повто­ря­ем ман­тру о тра­ди­ци­он­ных цен­но­стях. А где они, тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти? Для кого они явля­ют­ся дей­стви­тель­но цен­но­стя­ми? Мы всё вре­мя пыта­ем­ся делать вид: то, что в цер­ков­ной сре­де явля­ет­ся опре­де­лён­ны­ми веща­ми, тра­ди­ци­он­ны­ми цен­но­стя­ми, явля­ют­ся тако­вы­ми и для все­го осталь­но­го мира. Для кого это? Для людей, кото­рые всту­па­ют в брак внут­ри Церк­ви, для рос­сий­ско­го обще­ства или ещё для кого-то? Все люди раз­ные. Никто уже дав­но не учит­ся жиз­ни по филь­мам и кни­гам. Такая систем­ность обу­че­ния жиз­ни воз­мож­на толь­ко в тра­ди­ци­он­ном или в тота­ли­тар­ном обще­стве. В таком слу­чае вся струк­ту­ра обра­зо­ва­ния, обу­че­ния, систе­ма цен­но­стей выстав­ле­на как госу­дар­ствен­ная линия вос­пи­та­ния ново­го чело­ве­ка, что было в совет­ском сою­зе, когда есть некая обще­ствен­ная цен­ность, при­ня­тая всем сооб­ще­ством. Если мы зада­ём такой вопрос внут­ри цер­ков­ной жиз­ни, есть на что опе­реть­ся, пото­му что в цер­ков­ном обще­стве есть своя аксио­ло­гия, есть вещи, кото­рые мы ценим, как Свя­щен­ное Писа­ние, Свя­щен­ное Пре­да­ние, исхо­дя из кото­рых, можем гово­рить о семье. О какой семье мож­но гово­рить сего­дня в рам­ках совре­мен­но­го обще­ства, когда у нас в стране такое коли­че­ство раз­во­дов? Чис­ло рас­па­дов семьи боль­ше чис­ла бра­ков. О каких филь­мах, кни­гах? «Женить­ба Бальзаминова»?

– С каки­ми чаще все­го вопро­са­ми по созда­нию семьи под­хо­дят моло­дые люди на приходе?

– Моло­дые люди, кото­рые хотят создать семью, ред­ко оза­бо­че­ны сове­та­ми. Оче­вид­но, что какие бы отве­ты и сове­ты им не дали бы, их жизнь будет скла­ды­вать­ся по-дру­го­му. Брак в 21 веке, в 20 и в 19 веках – совер­шен­но раз­ные вещи. Раз­ная была под­го­тов­ка к бра­ку, осу­ществ­ле­ние, реа­ли­за­ция. Брак рань­ше и ныне – вещи, кото­рые несо­по­ста­ви­мы друг с дру­гом. Самое серьёз­ное и важ­ное, что про­ис­хо­дит сего­дня – это то, что моло­дые люди берут ответ­ствен­ность за брак на самих себя. Даже когда жени­лись в моё вре­мя, в 20 веке, гаран­та­ми бра­ка высту­па­ли, в том чис­ле, и роди­те­ли. Было при­ня­то, что моло­дые люди сна­ча­ла зна­ко­мят­ся, потом пред­став­ля­ют­ся роди­те­лям, взрос­лые смот­рят на неве­сту, на жени­ха, что-то такое про­ис­хо­ди­ло, что в выбо­ре моло­дых людей хоть как-то, хоть каким-то боком (в кон­це 20 века в самой мень­шей сте­пе­ни, но всё рав­но было) участ­во­ва­ли роди­те­ли. Не зря во вре­мя вен­ча­ния про­из­но­сит­ся: «Вспом­ни, Гос­по­ди, Боже наш, и вос­пи­тав­ших их роди­те­лей: ибо молит­вы роди­те­лей утвер­жда­ют осно­ва­ния домов».

А в 19 веке и до того бра­ки осу­ществ­ля­лись роди­те­ля­ми. Давай­те вспом­ним: юно­ши и девуш­ки до бра­ка мог­ли быть не слиш­ком хоро­шо зна­ко­мы, их под­би­ра­ли друг дру­гу роди­те­ли, моло­дые люди не отве­ча­ли за свой соб­ствен­ный выбор почти нико­гда. Если брак осу­ществ­лял­ся, то люди встре­ча­лись в той сре­де, в кото­рой роди­лись и вырос­ли. Труд­но пред­ста­вить себе, что­бы отпрыск кня­же­ской семьи женил­ся на кре­стьян­ке. «Бед­ная Лиза» Карам­зи­на – неосу­ще­стви­мая вещь. Оче­вид­но, что ари­сто­кра­ты жени­лись на ари­сто­крат­ках, пред­ста­ви­те­ли духо­вен­ства – на пред­ста­ви­те­лях духо­вен­ства, куп­цы сре­ди купе­че­ства нахо­ди­ли спут­ни­ков и спут­ниц жиз­ни и так далее. Даже таких выхо­дов из сосло­вий не было, пото­му что весь брак был соци­аль­ным. Он был гаран­ти­ро­ван­но креп­ким и твёр­дым не пото­му, что все зна­ли, как хоро­шо в нём жить, как пра­виль­но посту­пать, как пра­виль­но вос­пи­ты­вать детей, а пото­му что не было лич­но­го выбо­ра в такой сте­пе­ни, в кото­рой суще­ству­ет сего­дня. И цен­ность бра­ка гаран­ти­ро­ва­лась не толь­ко род­ствен­ны­ми сослов­ны­ми свя­зя­ми, но и сами­ми зако­на­ми в госу­дар­стве. В то вре­мя не было и абор­тов, пото­му что они были про­сто запре­ще­ны, не было раз­во­дов, пото­му что они тоже были запре­ще­ны. Не было ниче­го тако­го, что про­ис­хо­дит в совре­мен­ном мире напра­во и нале­во. Сего­дня брак — это ответ­ствен­ность моло­дых людей, у кото­рых нет жиз­нен­но­го опы­та, нет мате­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния, нет соб­ствен­но­го жилья, часто нет надёж­ной рабо­ты. У них есть толь­ко чув­ства, кото­рые они гото­вы друг дру­гу пода­рить, пере­дать, и их мало тре­во­жит мне­ние всех осталь­ных по это­му пово­ду. Поэто­му вся­кий раз, когда моло­дые люди хотят всту­пить в брак сего­дня, десять раз поду­ма­ют, надо ли им это делать. Они будут боять­ся, что их союз ста­нет недол­го­веч­ным, несчаст­ли­вым, будут опа­сать­ся, что они раз­ве­дут­ся (не дай Бог, родят­ся дети, кто их будет вос­пи­ты­вать), поэто­му они не женят­ся, а всту­па­ют в интим­ные отно­ше­ния, что­бы про­ве­рить свои чув­ства, что­бы посмот­реть, как будет дальше.

Моло­дые люди не под­хо­дят с подоб­ны­ми вопро­са­ми к свя­щен­ни­ку до того, как они хотят всту­пить в брак. Если у них про­шёл некий серьёз­ный опыт отно­ше­ний, напри­мер, уже три года вме­сте живут и не раз­ру­га­лись, ниче­го пло­хо­го не про­изо­шло, то теперь могут они и поже­нить­ся. Им не нужен совет или отве­ты на вопросы.

– Какие ошиб­ки при­во­дят к раз­ла­ду отношений?

– Ошиб­ки допус­ка­ют­ся в тече­ние сво­ей жиз­ни, и раз­во­ды, раз­ла­ды встре­ча­ют­ся у людей, даже не у тех, кото­рые толь­ко-толь­ко поже­ни­лись. В послед­нее вре­мя я наблю­даю раз­во­ды у людей, кото­рые в бра­ке боль­ше 10 лет, зна­ют друг дру­га хоро­шо, кото­рые живут в ста­биль­ных усло­ви­ях, когда, кажет­ся, нет мате­ри­аль­ных про­блем. Вдруг ока­зы­ва­ет­ся, что в этих бра­ках, где дети-под­рост­ки, то есть самый болез­нен­ный и тре­пет­ный воз­раст, про­ис­хо­дит самое ужас­ное – раз­во­ды. Когда рас­хо­дят­ся отно­си­тель­но моло­дые пары – не созрев­шие и ещё не очень хоро­шо друг дру­га зна­ю­щие, кото­рые всту­пи­ли в брак, и через два года рас­ста­лись – это ошиб­ка, каж­дый может оши­бить­ся. Пло­хо, ужас­но, но, в кон­це кон­цов, не самое страш­ное. Но я про­сто вижу, навер­ное, не толь­ко я один, а боль­шое коли­че­ство свя­щен­ни­ков под­твер­дит, что рас­па­да­ют­ся бра­ки вен­чан­ные, бра­ки свя­щен­ни­ков через длин­ное, дол­гое сожи­тель­ство! Это явля­ет­ся ката­стро­фой, бедой, когда люди ока­зы­ва­ют­ся не спо­соб­ны­ми любить, когда их чув­ства ока­зы­ва­ют­ся быст­ро исчер­пан­ны­ми, когда про­ис­хо­дит страш­ная уста­лость друг от дру­га, настоль­ко серьёз­ная уста­лость, что супру­ги не могут нахо­дить­ся в одном поме­ще­нии, когда им вме­сте тяже­ло и они непри­ят­ны друг дру­гу. Это совер­шен­но ужас­ная вещь, это глав­ный вопрос, кото­рый сто­ит сего­дня перед все­ми нами. И перед Цер­ко­вью в том чис­ле: что про­ис­хо­дит с наши­ми семья­ми, что про­ис­хо­дит внут­ри бра­ка, что мы назы­ва­ем семьёй сего­дня, и что вно­сим в поня­тие высо­ко­го пред­на­зна­че­ния семьи как малой церкви.

Здесь вопрос в том, что у нас, ока­зы­ва­ет­ся, на сего­дня отсут­ству­ют, так назы­ва­е­мые, соци­аль­ные скре­пы, кото­рые хра­ни­ли семьи в про­шлые века. У нас отсут­ству­ет педа­го­ги­ка люб­ви. Мы про­сто ока­зы­ва­ем­ся неспо­соб­ны­ми любить, пото­му что брак – это един­ствен­ное хри­сти­ан­ское поле, где чело­век непре­стан­но про­ве­ря­ет­ся на любовь. В любом дру­гом месте чело­век может совер­шать какие-то отдель­ные дела люб­ви, откли­кать­ся вре­мя от вре­ме­ни на отдель­ные позы­вы с тем, что­бы вдруг стать мило­серд­ным, что­бы вдруг стать сми­рен­ным, что­бы ино­гда быть каким-то жерт­вен­ным. То есть, это какие-то отдель­ные поступ­ки в нашей хри­сти­ан­ской жиз­ни, за кото­рые мы себя, хри­сти­ане, очень ценим. А брак – это когда тебе надо любить посто­ян­но. И утром, и вече­ром, и днём. Любить, когда ты уста­лый, и когда отдох­нув­ший, и когда ты сытый, и когда голод­ный, и когда у тебя есть про­бле­мы, и когда их нет, когда у тебя в семье свер­ша­ют­ся какие-то тяжё­лые пере­жи­ва­ния, и наобо­рот, когда всё лег­ко… То есть, тебе надо быть все­гда в состо­я­нии люб­ви. И вдруг ока­зы­ва­ет­ся, что чело­век не спо­со­бен любить про­сто. Не уме­ет любить, не уме­ет любить жену или мужа, не уме­ет по-насто­я­ще­му любить сво­их детей, кото­рые рядом с ним посто­ян­но, это про­стран­ство его жиз­ни. Здесь полу­ча­ет­ся эта беда, этот кри­зис хри­сти­ан­ства как тако­го, кри­зис цер­ков­но­сти, пото­му что, если мы все­рьёз назы­ва­ем семью малой цер­ко­вью, то в ней и про­ве­ря­ет­ся, насколь­ко ты спо­со­бен быть хри­сти­а­ни­ном по-насто­я­ще­му каж­дый день, насколь­ко готов жить по Еван­ге­лию. Если ты не спо­со­бен на это внут­ри семьи, то как ты можешь быть спо­со­бен на это где-то ещё?

– Что бы Вы посо­ве­то­ва­ли семей­ным парам для сохра­не­ния семьи, для укреп­ле­ния отношений?

– Невоз­мож­но дать какую-то жёст­кую мате­ма­ти­че­скую фор­му­ли­ров­ку, в жиз­ни чело­ве­ка не быва­ет заго­тов­лен­ных тра­фа­ре­тов, сове­тов. Но чело­век дол­жен учить­ся любить, семья – такая область вза­им­но­го сми­ре­ния, про­ник­но­ве­ния друг в дру­га. Ещё важ­но в хри­сти­ан­ской семье, как люди пони­ма­ют своё отно­ше­ние к Хри­сту, насколь­ко общая рели­ги­оз­ность хри­сти­ан­ских семей явля­ет­ся для всех пра­ви­лом неукос­ни­тель­но­го испол­не­ния либо самой соб­ствен­но жиз­нью. Ведь некая внеш­няя рели­ги­оз­ность тоже может быть сти­му­лом для сохран­но­сти семьи, но она может быть пустой и мёрт­вой при этом, могут быть некие внеш­ние уста­нов­ки, кото­рых дер­жат­ся люди. Часто это внеш­нее созда­ёт види­мость кре­по­сти и види­мость сохран­но­сти, и мно­гие так и про­жи­ва­ют жизнь в подоб­ном рус­ле. Вро­де, кажет­ся, что креп­кая и ста­биль­ная семья, но по сути сво­ей это такие хоро­шо выпол­нен­ные роле­вые функ­ции людей, кото­рые взя­лись выпол­нять эту роль – жить в некой обя­зан­но­сти и ответ­ствен­но­сти. Там может не быть совсем люб­ви, а любовь – живая вещь, её невоз­мож­но под­чи­нить каким-либо пра­ви­лам, но ей мож­но жить и доро­жить. Если кто-то из двух ока­зы­ва­ет­ся не спо­соб­ным ею доро­жить или кому-то эта потреб­ность ока­зы­ва­ет­ся неоче­вид­ной, семья рух­нет. Семья – это боль­шой риск, как, в общем, и чело­ве­че­ская жизнь, в том чис­ле. Научить людей любить может толь­ко Хри­стос, а не какие-то внеш­ние сове­ты, кото­рые мож­но дать чело­ве­ку по интервью.

– Как это осу­ще­ствить прак­ти­че­ски, учи­ты­вая, что рушат­ся и семьи, где супру­ги воцерковлены?

– Надо хотеть любить, а не поль­зо­вать­ся любовью.

– Часто мело­чи раз­ру­ша­ют отно­ше­ния. Напри­мер, спор, кто моет посу­ду, а кто водит маши­ну. Пра­виль­но ли делить на муж­ские и жен­ские дела по дому?

– Может быть, нуж­но раз­де­лять, а, может быть, и нет. Я, напри­мер, не умею гото­вить. Конеч­но, если я один, то могу себе пожа­рить яич­ни­цу и сва­рить пель­ме­ни. Но какое-то вкус­ное и изящ­ное блю­до сде­лать может толь­ко моя жена, пото­му что у неё к это­му есть талант, и ей это нра­вит­ся. То же самое отно­ше­ние к неко­то­рым быто­вым вещам. Могу ходить в негла­же­ных рубаш­ках, мне не инте­рес­но, гла­же­ная она или нет. Надел свер­ху рубаш­ки под­ряс­ник, и её не вид­но. А для моей супру­ги это важ­но, и поэто­му она гла­дит мне всё вре­мя. Знаю дру­гие семьи, где мужья вели­ко­леп­но гото­вят, и даже сво­их жён к пли­те не под­пус­ка­ют, когда при­хо­дят гости.

Это вопрос даже не каких-то дого­во­рён­но­стей, а внут­рен­не­го позы­ва, вопрос, кто на что боль­ше спо­со­бен. Люди все­гда допол­ня­ют друг дру­га, один без дру­го­го не совсем до кон­ца себя осу­ществ­ля­ет. В семье люди дают друг дру­гу воз­мож­ность через эту пол­но­ту стать, нако­нец, более совер­шен­ны­ми. Гос­подь нас создал людь­ми несо­вер­шен­ны­ми, что­бы мы через любовь мог­ли друг дру­га допол­нять, а семья – это иде­аль­ное сотвор­че­ство в том, что­бы люди друг дру­га сози­да­ли, что­бы каж­дый друг дру­га допол­нял. Вот, что, по-мое­му, и есть семья.

– Семья – тыл для ребен­ка, а что делать, если взрос­лые не могут жить в мире, посто­ян­но кон­флик­ту­ют: все­гда ли пра­виль­но сохра­нять семью ради детей, или быва­ют слу­чаи, когда луч­ше развестись?

– Каж­дая семья – отдель­ное дело, у каж­дой из них свои кри­зи­сы, при­чи­ны раз­ла­да, одним сло­вом – своя исто­рия болез­ни. И в каж­дом слу­чае надо раз­би­рать­ся, речь идет о кон­крет­ных людях. Непра­виль­но и без­от­вет­ствен­но гово­рить: «да, надо обя­за­тель­но сохра­нять семью, чего бы это ни сто­и­ло» или «нет, луч­ше раз­ве­стись». Такие реше­ния не долж­ны при­ни­мать­ся спон­тан­но, невоз­мож­но най­ти один рецепт или ответ на все случаи.

– А если боль­ше нет люб­ви, и дети видят фальшь?

– В боль­шин­стве сво­ем бра­ки рушат­ся не по серьез­ным при­чи­нам (пре­лю­бо­де­я­ние, алко­го­лизм), а по быто­вым. Под­час про­сто от того, что людям скуч­но друг с дру­гом. Пото­му что они или изна­чаль­но не были близ­ки­ми, или не суме­ли сохра­нить любовь. Раз­во­дя­щи­е­ся часто успо­ка­и­ва­ют себя: «Никто не вино­ват, про­сто не сошлись харак­те­ра­ми, не под­хо­дим друг дру­гу». Но когда исче­за­ет любовь – люди ответ­ствен­ны за это. Ведь сама по себе она не уми­ра­ет. Про­сто ее не бере­гут, а любовь надо под­дер­жи­вать, как огонь, в кото­рый кла­дут дро­ва, что­бы он не потух.

Бесе­до­ва­ла Алек­сандра Грипас

Комментировать

*

1 Комментарий

  • Dasha, 01.07.2021

    Спа­си­бо! Какие заме­ча­тель­ные слова!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки