Протоиерей Дмитрий Смирнов. Как добывается счастье?<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Дмитрий Смирнов</span>

Протоиерей Дмитрий Смирнов. Как добывается счастье?
Протоиерей Дмитрий Смирнов

(2 голоса5.0 из 5)

«Чело­век создан для сча­стья, как пти­ца для поле­та» – фра­за, став­шая рас­хо­жей и, пожа­луй, не лиш­ком убе­ди­тель­ной. Мно­гие ли люди смо­гут утвер­ди­тель­но отве­тить на вопрос, счаст­ли­вы ли они? А может, сча­стье – это мгно­вен­ное чув­ство, кото­рое нико­гда не посе­ля­ет­ся в душе надол­го, либо, наобо­рот, ощу­ща­ет­ся лишь по фак­ту, как чув­ство удо­вле­тво­ре­ния достиг­ну­тым? Или все-таки его мож­но добыть и вырас­тить в что-то огром­ное и посто­ян­ное? О том, что такое сча­стье, гово­рит про­то­и­е­рей Дмит­рий Смир­нов, пред­се­да­тель Пат­ри­ар­шей комис­сии по вопро­сам семьи, защи­ты мате­рин­ства и детства.

Счастье «на пожатие руки»?

Сама жизнь пред­ла­га­ет нам вещи, кото­рые обще­ством ценят­ся. Напри­мер, про­во­дят­ся раз­ные кон­кур­сы для детей, для моло­дых, для тех, кто уже име­ет рега­лии и орде­на, про­во­дят­ся вся­кие пре­мии. Чем пре­мия зна­чи­тель­нее, тем зна­чи­тель­нее зал, где она вру­ча­ет­ся. Неко­то­рые люди начи­на­ют думать, что для того, что­бы быть счаст­ли­вым, нуж­но иметь награ­ды за заслу­ги. Люди обо­жа­ют меда­ли, орде­на, гра­мо­ты. Я пят­на­дцать лет зани­мал­ся окорм­ле­ни­ем наших воен­ных, для них это вооб­ще чрез­вы­чай­но мно­го зна­чит. Но, гля­дя на их жизнь, на их лица, на то, что они гово­рят, на то, как у них жизнь про­хо­дит, могу ска­зать, что ника­кая медаль, ника­кой орден, ника­кая почет­ная гра­мо­та, ника­кая бла­го­дар­ность не дает сча­стья. Чело­век стре­мит­ся, что­бы его отме­ти­ли, но сча­стье он ощу­ща­ет толь­ко в тот момент, когда под­ни­ма­ет­ся по лест­ни­це, когда ему вру­ча­ют награ­ду и жмут руку. Тут же это ощу­ще­ние про­хо­дит. Чело­век ухо­дит со сце­ны, и на нее под­ни­ма­ет­ся другой.

Зачем человеку миллиард?

Дру­гие люди счи­та­ют, что сча­стье – это иметь мно­го денег. Мно­гие мамы и папы вну­ша­ют это сво­им детям. Но если посмот­реть на их жизнь, на их семьи, на их жен, на запу­тав­ших­ся детей, на посто­ян­ные суды, на попыт­ки отбить­ся от людей, кото­рые хотят отнять у них часть денег или все состо­я­ние, то пере­ста­ешь думать, что сча­стье в этом. Мне при­хо­ди­лось общать­ся со мно­ги­ми бога­ты­ми людь­ми, но ни разу счаст­ли­во­го сре­ди них не встретил.

Меня все­гда удив­ля­ло: зачем чело­ве­ку мил­ли­ард? Такие день­ги невоз­мож­но истра­тить. Какая-нибудь санк­ция и тебя уже нику­да не пус­ка­ют. Ты даже уехать не можешь куда хочешь. Для бога­тых даже боль­ше рис­ка вся­ких ограничений.

Счастье на верху лестницы?

Дру­гие гово­рят, что богат­ство мож­но нажить, даже если разо­ришь­ся, глав­ное же в жиз­ни – это долж­ность. Люди рвут­ся к долж­но­сти, стре­мят­ся занять высо­кую, ино­гда даже дела­ют так, что­бы кого-то выгна­ли, что­бы потом занять его место – в общем, вся­кие нехо­ро­шие поступ­ки совер­ша­ют. Но как толь­ко зани­ма­ют место, ока­зы­ва­ет­ся, что вооб­ще ника­ко­го сча­стья там нет. Какие самые боль­шие долж­но­сти в госу­дар­стве? Пра­ви­тель­ство, мини­стры. По теле­ви­зо­ру раз в неде­лю точ­но пока­зы­ва­ют мини­стров. Вгля­ди­тесь в лица мини­стров, не толь­ко оте­че­ствен­ных. Сре­ди них нет счаст­ли­вых лиц. Взять хотя бы Лав­ро­ва, одно­го из самых бле­стя­щих наших мини­стров. При совет­ской вла­сти министр ино­стран­ных дел был чле­ном полит­бю­ро. Это самый верх. Но посмот­ри­те, как Сер­гей Вик­то­ро­вич все­гда груст­но выгля­дит. Он если улы­ба­ет­ся, то каким-то шут­кам, а не отто­го, что у него на душе какое-то сча­стье. Про­дви­нешь­ся по слу­жеб­ной лест­ни­це, достиг­нешь само­го вер­ха, а что полу­чишь? Слож­ней­шую рабо­ту без выходных.

Я вот тоже езжу по стране. Рань­ше часто ездил даже в раз­ные стра­ны по рабо­те. Знаю как это тяже­ло, поэто­му и отка­зал­ся от этой долж­но­сти сво­ей «воен­ной». Объ­яс­нил Свя­тей­ше­му Пат­ри­ар­ху, что мне физи­че­ски тяже­ло выпол­нять воз­ло­жен­ные обя­зан­но­сти, здо­ро­вья на это нет. А Лав­ров-то без кон­ца лета­ет. Он немнож­ко помо­ло­же, но все рав­но. Может быть, поэто­му у него такой вид несчаст­ный. Мне, напри­мер, его жал­ко. Рань­ше я доволь­но часто с ним встре­чал­ся. В год раза два. При­гля­дел­ся к нему – он чело­век очень при­ят­ный, вос­пи­тан­ный, все­гда при­ят­но его слу­шать. Но сча­стья нет.

Востребованность – не синоним счастья

Дру­гие гово­рят, что глав­ное в жиз­ни – это обра­зо­ва­ние. Если у тебя будет обра­зо­ва­ние, если ты будешь луч­шим в сво­ей обла­сти, а луч­ше в двух или трех, зна­чи­тель­ным чело­ве­ком, то тебе не надо искать рабо­ту. Она сама тебя будет искать. Тебе все будут пред­ла­гать, и все­гда у тебя будут сред­ства на жизнь.

Сре­ди обра­зо­ван­ней­ших людей, кото­рых мне при­хо­ди­лось встре­чать в жиз­ни, – а я видел и очень заня­тых, и очень вос­тре­бо­ван­ных, у кото­рых хоро­шая зар­пла­та, им всем денег на отпуск хва­та­ет – счаст­ли­вых я не встре­чал. Все есть, а сча­стья нет. И в боль­ших квар­ти­рах, и в шикар­ных домах, и на хоро­ших вил­лах люди живут, а сча­стья все рав­но нет.

Как построить счастье

Но ведь Богу угод­но, что­бы чело­век был счаст­лив. Где же это сча­стье искать?

Я при­шел к выво­ду, что если чело­век хочет сам выстро­ить свое сча­стье, он дол­жен выстро­ить свою семью. С чего нуж­но начи­нать? Пред­ста­ви­те­лю силь­ной поло­ви­ны чело­ве­че­ства, преж­де все­го, нуж­но най­ти хоро­шую жену. Царь Соло­мон еще в глу­бо­кой древ­но­сти гово­рил, что луч­ше жить в шала­ше, чем со свар­ли­вой женой.

Царь Соло­мон три­ста жен имел, в жен­щи­нах он пони­мал, раз­би­рал­ся. Налож­ниц у него было шесть­сот, люб­ве­обиль­ный был царь и муд­рый. И, кста­ти, неко­то­рые его кни­ги вошли в состав Свя­щен­но­го Писа­ния. Но сам царь Соло­мон не про­слав­лен Цер­ко­вью в лике свя­тых. Что ему поме­ша­ло? Жен­щи­ны сгу­би­ли. В Писа­нии об этом ска­за­но. Поэто­му очень важ­но, какая у чело­ве­ка жена. Выбор спут­ни­цы жиз­ни – это нача­ло семьи.

«Тебя же не было!»

Когда у чело­ве­ка рож­да­ет­ся пер­вый ребе­нок, он быва­ет очень счаст­лив. Мно­гие из вас, у кого уже есть дети, пом­нят, что они испы­ты­ва­ли, когда ребе­нок появил­ся. Я, напри­мер, очень хоро­шо пом­ню, как при­е­хал в род­дом, как ко мне вышла моя жена в таком синень­ком паль­тиш­ке со свер­точ­ком в руках. Я при­го­то­вил­ся взять в руки что-то тяже­лое, а ока­за­лось – это как буд­то кук­ла. Я даже не почув­ство­вал. Вме­сте с оде­я­лом – кило­грам­ма четы­ре. Думаю: «Гос­по­ди, совсем ниче­го чело­ве­чек не весит». В душе у меня тогда было огром­ное сча­стье. Я целый год пере­жи­вал вот о чем. Думал: «Тебя же не было. Отку­да ты взя­лась?». Потом, когда дочь уже под­рос­ла, она мне ска­за­ла: «Пап, а пом­нишь, ты гово­рил: «Тебя же не было!» Я гово­рю: «Пом­ню. А ты-то отку­да пом­нишь?» А она пом­нит, что я е носил на руках и все вре­мя это при­го­ва­ри­вал. Доч­ка, будучи ребен­ком, не уме­ю­щим гово­рить, эти сло­ва запом­ни­ла, а потом осмыслила.

Уплотнение атмосферы

Насто­я­щее сча­стье я наблю­дал толь­ко в боль­ших семьях, где муж и жена любят друг дру­га; когда дети вырас­та­ют не на ули­це, а в атмо­сфе­ре семей­ной люб­ви. Эта атмо­сфе­ра с рож­де­ни­ем каж­до­го ребен­ка уве­ли­чи­ва­ет­ся, уплотняется.

Сто лет назад каж­дая рус­ская семья в сред­нем име­ла восемь детей. У неко­то­рых было два­дцать детей, у неко­то­рых – пять. Быва­ли и без­дет­ные, конеч­но. И быва­ли даже те, кто замуж не вышел. Но чтоб не женил­ся – такое быва­ло ред­ко. Остав­ши­е­ся неза­муж­ние сест­ры участ­во­ва­ли в вос­пи­та­нии сво­их пле­мян­ни­ков, помо­гая сест­рам, у кото­рых это­го сча­стья было много.

Самое трудное дело

Нет ниче­го труд­нее на све­те, чем выра­щи­вать и вос­пи­ты­вать детей. У нас, у совет­ских людей, есть выра­же­ние: «Она не рабо­та­ет, дома сидит». Еще ни разу не видел жен­щи­ну, у кото­рой трое, чет­ве­ро, пяте­ро детей, кото­рая бы сиде­ла дома. Как с тре­мя детьми сидеть? Ни то что при­лечь – при­сесть неко­гда. Это посто­ян­ный труд. При­чем труд самый инте­рес­ный, пото­му что он тре­бу­ет раз­ви­тия и серд­ца, и ума, и обра­зо­ва­ния. Роди­те­ли с каж­дым сво­им ребен­ком учат­ся зано­во. Нуж­но парал­лель­но с ребен­ком учить­ся, помо­гать ему домаш­нее зада­ние выпол­нять. Жизнь с детьми – это огром­ное богат­ство и огром­ное счастье.

Что на откуп не отдашь

Я у одной мно­го­дет­ной мамы – она шесть чело­век роди­ла, трое из них свя­щен­ни­ки – спро­сил, как они жили. Она, не заду­мы­ва­ясь, ска­за­ла, что очень тяже­ло. Но я видел, что она посто­ян­но улы­ба­ет­ся. Сей­час-то все закон­чи­лось. У нее теперь ни то два десят­ка, ни то три десят­ка вну­ков. Все дети заме­ча­тель­ные – свя­щен­ни­ки хоро­шие, и у дочек тоже мужья веру­ю­щие и любя­щие люди. В этой семье вос­пи­та­ние не дава­лось на откуп. Не было тако­го: «женись на ком хочешь», «выхо­ди замуж за кого хочешь», наобо­рот, в этом все­гда участ­во­ва­ли роди­те­ли. Папа был очень умный. К сожа­ле­нию, он уже умер в воз­расте семи­де­ся­ти лет. Он был док­то­ром наук, чрез­вы­чай­но умный уче­ный чело­век. Он сам вос­пи­та­ни­ем сво­их детей зани­мал­ся, всем про­цес­сом руководил.

Если два чело­ве­ка – муж­чи­на и жен­щи­на – име­ют хоро­ших, веру­ю­щих, тру­до­лю­би­вых детей, то они име­ют сча­стье, кото­рое пре­вы­ша­ет все-все-все осталь­ные сча­стья, кото­рые толь­ко есть на зем­ле. Это сча­стье никак не зави­сит от каких-то внеш­них обсто­я­тельств. Семья и дети, кото­рые это сча­стье излу­ча­ют, тебя посто­ян­но этим сча­стьем нагру­жа­ют. Ты в нем купаешься.

Где взять еще счастья?

Теперь рас­ска­жу о сво­ем опы­те. У мое­го млад­ше­го бра­та восемь детей, у сред­не­го – трое, а мне Бог дал толь­ко доч­ку. Прав­да, сей­час ждем внуч­ка. Гос­по­ди, помо­ги! Вро­де бы поло­же­ние без­вы­ход­ное – где взять еще счастья?

Еще до того, как я понял, что Богу угод­но, что­бы каж­дый чело­век был счаст­ли­вым, я в сво­ей жиз­ни мно­го чем зани­мал­ся, мно­го тру­дил­ся, несколь­ко хра­мов постро­ил, вос­пи­тал более трид­ца­ти свя­щен­ни­ков, объ­ез­дил в дело­вых поезд­ках пол­ми­ра, про­чел огром­ное коли­че­ство книг. Народ ко мне хоро­шо отно­сит­ся, каж­дую суб­бо­ту-вос­кре­се­нье испо­ве­дую чело­век по сто пять­де­сят. Устаю. В тече­ние года у меня ни одно­го выход­но­го не быва­ет, ста­ра­юсь жить в тру­де. Когда чело­век к тебе при­хо­дит, а ты можешь ему помочь, – это тоже боль­шое счастье.

Одна­жды, лет два­дцать назад, я заду­мал­ся над тем, что на нашем при­хо­де когда-то был дет­ский дом име­ни вели­кой кня­ги­ни Ели­са­ве­ты Фео­до­ров­ны. Она его и осно­ва­ла. Их было даже два. Вто­рой был име­ни Гер­цо­га Оль­ден­бург­ско­го. Сама Ели­са­ве­та Фео­до­ров­на в наш Мит­ро­фа­ньев­ский храм при­ез­жа­ла, дет­ки там ей пели. Когда дет­ский дом открыл­ся, ходи­ли на служ­бы вос­пи­тан­ни­ки в Бла­го­ве­щен­ский храм, до кото­ро­го идти нуж­но было целую вер­сту. Вес­ной и осе­нью грязь, дет­кам было труд­но. Ели­са­ве­та Фео­до­ров­на реши­ла для них цер­ковь постро­ить пря­мо на тер­ри­то­рии при­ю­та. Так воз­ник наш малень­кий Мит­ро­фа­ньев­ский храм, с кото­ро­го наш при­ход-то и начался.

Я стал думать о том, как нам вос­со­здать при­ют. Создал при­ют, с боль­шим тру­дом нашел дирек­то­ра. Дирек­тор подо­брал педа­го­гов. Потом орга­ни­зо­ва­ли вто­рой дет­ский дом, потом тре­тий. Радо­вал­ся, когда стро­ил дома для детей, лет­ние дачи, кораб­ли, что­бы они «бороз­ди­ли про­сто­ры морей» наше­го Под­мос­ко­вья, дет­ские лаге­ря устра­и­вал, что­бы дети радовались.

Но я это делал как адми­ни­стра­тор, как чело­век, кото­рый день­ги доста­ет на это все, на то, что­бы эту ора­ву кор­мить. Но сам я был чрез­вы­чай­но занят, осо­бен­но когда зани­мал­ся воен­ны­ми и тюрь­ма­ми, на дет­ские дома не оста­ва­лось вре­ме­ни. Одна­ко при­шло вре­мя, я поехал в один пра­во­слав­ный дет­ский дом посмот­реть, нет ли там чего, что мы мог­ли бы пере­нять. Когда я туда при­е­хал и позна­ко­мил­ся с ребя­та­ми, я вме­сто того, что­бы уви­деть опыт, кото­рый мож­но пере­нять, уви­дел огром­ное коли­че­ство педа­го­ги­че­ских оши­бок, кото­рые совер­ша­ет пер­со­нал дет­ско­го дома. Я при­за­ду­мал­ся: а как у нас? Решил спу­стить­ся с небес на зем­лю и посмот­реть. И что же ока­за­лось? Таких же педа­го­ги­че­ских оши­бок я не уви­дел, но уви­дел мас­су дру­гих. Тогда я решил вос­пи­та­тель­ным про­цес­сом занять­ся сам, тем более что от воин­ско­го слу­же­ния я к это­му момен­ту освободился.

К тому вре­ме­ни соста­ри­лась наша дирек­тор, Бог послал новую. В тече­ние года при­шлось сме­нить всю коман­ду. Ни одно­го из педа­го­гов нель­зя было оста­вить – настоль­ко въел­ся этот оши­боч­ный под­ход. С тех пор я стал в дет­ский дом ездить почти каж­дый день, и ситу­а­ция нача­ла выправ­лять­ся. Сей­час дет­ки там про­из­рас­та­ют, и это дает такую радость и сча­стье, что дни, когда я по сво­ей заня­то­сти не могу к ним при­е­хать, с ними поиг­рать, пого­во­рить, я счи­таю потерянными.

Когда расцветает ребенок

С детьми чрез­вы­чай­но инте­рес­но. Я окон­чил шко­лу при­ем­ных роди­те­лей. Встре­тил в этой шко­ле муж­чи­ну и жен­щи­ну, кото­рые хоте­ли быть опе­ку­на­ми одно­го наше­го маль­чи­ка убо­го­го, у него есть неко­то­рые пато­ло­гии в умствен­ном раз­ви­тии. Обыч­но люди боят­ся детей боля­щих. Но самое боль­шое сча­стье – это когда убо­гий, бро­шен­ный сво­и­ми роди­те­ля­ми, бед­ны­ми алко­го­ли­ка­ми, ребе­но­чек, рас­цве­та­ет. Это ни с чем не срав­ни­мое сча­стье. Каж­дый его успех на общем уровне ниче­го не зна­чит, но для него это много.

Про это­го маль­чон­ку, кото­рый теперь под моей пер­со­наль­ной опе­кой, док­то­ра гово­рят, что к два­дца­ти вось­ми годам он смо­жет догнать в раз­ви­тии сво­их сверст­ни­ков. Это не так уж дол­го. Мне очень хочет­ся дожить, посмот­реть, как это будет. Парень с очень хоро­шим харак­те­ром. Для него како­го-то несча­стья не суще­ству­ет. Он все­гда улы­ба­ет­ся, все­гда дово­лен, все­гда подой­дет, обнимет.

Питание любви

По-раз­но­му люди под­хо­дят к вос­пи­та­нию детей. Одна­жды у одно­го аме­ри­кан­ско­го педа­го­га я вычи­тал, что в тече­ние суток каж­дый ребе­нок дол­жен быть обнят, его нуж­но поце­ло­вать сем­на­дцать раз. Это в сред­нем. Мы это­го пита­ния, этой люб­ви детям обыч­но недо­да­ем и сами недо­по­лу­ча­ем. Поэто­му сре­ди совет­ских людей очень ред­ко встре­ча­ют­ся люди лас­ко­вые. А для детей это очень важно.

Обыч­но, когда в дет­ское учре­жде­ние вхо­дишь, то чув­ству­ешь себя как в сума­сшед­шем доме. Кру­гом крик, ор. А у нас – тиши­на. Все дет­ки чем-то заня­ты. Покой, тиши­на, веж­ли­вое обращение.

Еще одно счастье

В заклю­че­ние рас­ска­жу, как я испы­тал еще одно сча­стье. Мы сво­их детей возим на вся­кие выстав­ки. Сей­час ездим по Золо­то­му Коль­цу. В одном году – по местам, свя­зан­ным с Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ной, в дру­гом – с вой­ной 1812 года. А когда они поеха­ли во Вла­ди­мир и Суз­даль, экс­кур­со­вод, сопро­вож­дав­шая нас в этих горо­дах, спро­си­ла: «Ска­жи­те, пожа­луй­ста, из каких семей эти дети?» Дирек­тор поин­те­ре­со­ва­лась, что имен­но ее насто­ро­жи­ло. Экс­кур­со­вод гово­рит: «Я нико­гда и нигде не виде­ла таких вос­пи­тан­ных детей». Никто не орет, не драз­нит­ся, не пере­би­ва­ет, слу­ша­ют всё вни­ма­тель­но, если хотят спро­сить, под­ни­ма­ют руку. При­чем мы ведь нико­го не лупим, нико­го не застав­ля­ем – про­сто такая атмо­сфе­ра в доме, что это очень есте­ствен­но. Когда ребен­ка о чем-то про­сят, он дела­ет. Все заправ­ля­ют кро­ват­ки, все моют посу­ду. Живем как дома. Когда при­хо­дят нас про­ве­рять – а про­ве­ря­ют и про­ку­ра­ту­ра, и Роспо­треб­со­юз, и сани­тар­но-эпи­де­мио­ло­ги­че­ские стан­ции, недав­но пожар­ный при­хо­дил – все свое обсле­до­ва­ние про­во­дят, а потом садят­ся и гово­рят: «Неохо­та от вас ухо­дить». Поче­му? Пото­му что они испы­ты­ва­ют счастье.

У нас есть один пре­крас­ный маль­чик, сей­час мы его отда­ли в семью пра­во­слав­ную, он хотел, что­бы его усы­но­ви­ли. У него папа и мама – оли­го­фре­ны в ста­дии дебиль­но­сти. А парень умный. У нас при усы­нов­ле­нии ищут здо­ро­вень­ких, а то гово­рят, гены пло­хие. Вот этот наш Колю­ня все бояз­ни генов раз­ру­шил. Роди­те­ли убо­гие, они, кро­ме как курить и полу­чать пен­сию по инва­лид­но­сти, ниче­го не могут. Папа­шу мы пыта­лись в храм устро­ить сто­ро­жем – он даже сто­ро­жем не может рабо­тать. А сынок нор­маль­ный, здо­ро­вый, учит­ся хоро­шо. И на лоша­ди ката­ет­ся, и мам­ке сво­ей помо­га­ет, через месяц стал при­ем­ную мать мамой назы­вать. А у род­ных роди­те­лей, кото­рые от дет­ско­го дома живут в одном квар­та­ле, нет даже позы­ва ребен­ка наве­стить. Он уже под­ро­сто­чек и стал стес­нять­ся их. Сна­ча­ла маль­чик очень горе­вал, что к нему не при­хо­ди­ли. Мы даже этим роди­те­лям подар­ки поку­па­ли – на, мол, Коле сне­си, ска­жи, что вот это от тебя. Бес­по­лез­но. Ну что делать? Такие убо­гие. А сей­час Коля папу обрел, маму, целую конюш­ню лоша­дей. В храм ходит, к нам приезжает.

Учат­ся наши вос­пи­тан­ни­ки все в одной шко­ле. Эту шко­лу тоже я постро­ил. Я педа­гог, без детей мне труд­но. Теперь у меня два дет­ских дома. В один пери­од было три, но потом про­изо­шло сли­я­ние двух из них в один в силу того, что было труд­но най­ти педа­го­гов-сорат­ни­ков. Тут нуж­ны люди, кото­рые бы отно­си­лись к этим детям луч­ше, чем к сво­им. На сво­е­го хоть мож­но крик­нуть, а на сиро­ту кри­чать нель­зя. Зато к кон­цу сво­ей жиз­ни я обрел насто­я­щее счастье.

Это, конеч­но, все нелег­ко. Но если посмот­реть на нашу дирек­три­су, а посмот­реть очень лег­ко – она есть на сай­те дет­ско­го дома, то вид­но, что она счаст­ли­ва, она посто­ян­но улы­ба­ет­ся. Вся све­тит­ся изнут­ри. А если рас­ска­зать вам ее био­гра­фию, рас­ска­зать все, что с ней слу­чи­лось до того, как она ста­ла дирек­то­ром дет­ско­го дома, вы уди­ви­тесь. А я еще ее два года пере­ма­ни­вал, обха­жи­вал, пото­му что я видел в ней вот этот потенциал.

И вот я достиг того, чего хотел. Пред­став­ля­е­те, чело­век стро­ит что-то очень дол­го и вот, нако­нец, это полу­чи­лось. Чело­век, кото­ро­му Бог не дал детей, может постро­ить такое сча­стье, кото­рое даже мно­го­дет­ные и мно­го­внуч­ные люди не дости­га­ют. Даже оди­но­кие жен­щи­ны, кото­рые у нас рабо­та­ют, гово­рят, что нашли себе семью. Каж­дая жен­щи­на хочет быть мате­рью. Вот дети – бери, и ты будешь мать. Это заме­ча­тель­но. Это луч­ше, чем с каким-то пья­ни­цей-при­дур­ком пол­жиз­ни мучить­ся, а потом с ним раз­ве­стись и стра­дать, думая о том, что у тебя за дети полу­чи­лись при таком папа­ше. Вот сча­стье, оно рядом с нами.

Если бы мы все вер­ну­лись к это­му сча­стью, мы бы не были такие угрю­мые, как сей­час в поис­ках денег, зар­пла­ты. Мы бы все обиходили.

Дет­ский дом наш назы­ва­ет­ся «Пав­лин». Его назва­ние про­изо­шло чудес­ным обра­зом. Когда я создал дет­ский дом, думал над назва­ни­ем, хотел какую-нибудь кра­си­вую эмбле­му в виде жар-пти­цы. Жене гово­рю: «При­ду­май какое-нибудь сло­во для назва­ния». Она пред­ло­жи­ла «пав­лин». Я гово­рю: «Заме­ча­тель­но, кра­си­вая пти­ца». Пав­лин по-латы­ни – малень­кий, у нас малень­кие дети, будем их воспитывать.

Про­хо­дит год. Я наты­ка­юсь в кни­ге житий свя­тых на имя Пав­лин Мило­сти­вый. Читаю его житие – ока­зы­ва­ет­ся, он всю жизнь зани­мал­ся сиро­та­ми. Мы сра­зу напи­са­ли ико­ну боль­шую, ста­ли молить­ся с дет­ка­ми, и нам из-за гра­ни­цы, из Евро­пы, при­сла­ли части­цу его мощей. Он о нас забо­тит­ся. Это очень окрыляет.

Все нуждаются в любви

Посмот­ри­те на наше­го дирек­то­ра, какой это счаст­ли­вый чело­век. Чело­век, у кото­ро­го рань­ше была совсем дру­гая жизнь. То, что ей при­шлось в жиз­ни испы­тать, вра­гу не поже­ла­ешь. И, тем не менее, она обре­ла сча­стье. Живет счаст­ли­вый чело­век. Един­ствен­ный в ней недо­ста­ток – она в отпуск не хочет ухо­дить и без выход­ных рабо­та­ет. Одно­го маль­чон­ку, кста­ти, себе взя­ла под опе­ку. Окон­чи­ла шко­лу при­ем­ных роди­те­лей и совер­шен­но не боит­ся, что ребе­но­чек болен, что он какой-то не такой, что пло­хо учит­ся. Ни в этом дело совсем – дело в обмене: ты любишь его, а он любит тебя. Как Бит­лз поет: «Аll you need is love». Все нуж­да­ют­ся в любви.

А то, что нам пред­ла­га­ет совре­мен­ный мир, – это сур­ро­гат. Это не любовь. То, о чем я гово­рю, я сам про­шел. Это с гаран­ти­ей. Это как зем­ля: чем боль­ше в нее вло­жишь, тем луч­ше будет уро­жай. Вот что я вам хотел рассказать.

В осно­ве мате­ри­а­ла – опуб­ли­ко­ван­ное сай­том Сим­бир­ской мит­ро­по­лии выступ­ле­ние про­то­и­е­рея Дмит­рия Смир­но­ва на встре­че в рам­ках реги­о­наль­но­го эта­па Рож­де­ствен­ских чтений

Источ­ник: Обра­зо­ва­ние и Пра­во­сла­вие / Приходы.Ru

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки