Святость брачного союза — епископ <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Vissarion_Nechaev/" target="_blank" title="Виссарион (Нечаев), епископ">Виссарион (Нечаев)</a> <br><span class="bg_bpub_book_author">Епископ <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Vissarion_Nechaev/" target="_blank" title="Виссарион (Нечаев), епископ">Виссарион (Нечаев)</a></span>

Святость брачного союза — епископ Виссарион (Нечаев)
Епископ Виссарион (Нечаев)

(2 голоса5.0 из 5)

Вступление

Святейший Синод Православной Русской Церкви по поводу горестного события 1‑го марта минувшего года* обратился к чадам Церкви с пастырским посланием, в котором, исповедуя грозное посещение гнева Божия за наши грехи, призывает всех к покаянию. Между грехами, навлекшими гнев Божий, Святейший Синод указывает на нестроения в семейной жизни. Обязанность противодействовать им, равно как и всяким другим нестроениям в жизни нравственной, господствующим в обществе, лежит преимущественно на служителях Церкви. Принимая к сердцу эту святую обязанность, мы в настоящий раз берем на себя труд занять внимание досточтимого собрания чтением о святости брачного союза ввиду фальшивых ходячих воззрений на этот предмет и грубых грехов, имеющих связь с ними.

Дикость и одичание

Есть теория, которая утверждает, что человеческий род начал историю своего существования с дикого состояния, близкого к жизни бессловесных, и что он стал выходить из этого состояния медленным путем постепенности. Прошло несколько тысячелетий, прежде чем животные инстинкты сменились в людях разумными и нравственными потребностями, прежде чем они дошли до состояния, которое принято называть культурным или цивилизацией. Само собой разумеется, что по смыслу этой теории у первобытных людей не было понятия о браке как о союзе не физическом только, но и нравственном. Возможно было одно дикое половое совокупление с кем попало. Сношения полов были чисто случайные, непрочные и кратковременные: в основании их не лежало никакого нравственного обязательства. Дети, рождавшиеся от таких родителей, не знали, кто у них отец; знали одну мать и то до тех пор, пока находились на ее руках, пока питались ее молоком. Как только они становились на ноги и начинали жить сами по себе, у них, как и у бессловесных, порывалась всякая связь с матерью. Так проповедует теория, опираясь на то, что и в настоящее время у некоторых племен, не вышедших из дикого состояния, брака тоже нет. Но так ли говорит история – не та история, которая созидается на основании данных, допускающих разнообразное до противоречия толкование, на основании археологических открытий и геологических исследований, доказывающих, якобы неоспоримо, будто дикость была первоначальным состоянием человечества, но история подлинная, сообщающая сведения о начале человеческого рода не догадочные, не предположительные, но твердые и положительные? К счастью, мы имеем такую историю; до нас из глубины тысячелетий дошел письменный исторический памятник, значения которого можно не ценить только под влиянием предвзятых мнений не в пользу его. Что же открывается при знакомстве с этим памятником? Открывается, что дикость, которую почитают первоначальным состоянием людей, отнюдь не есть первоначальное состояние; что ей предшествовало высокое духовное совершенство. Человек ниспал с этой высоты и, падая глубже и глубже, дошел до дикости, точнее – до одичания, в котором утрачены были первоначальные воззрения на брак как на союз нравственный и сменились владычеством грубых животных инстинктов. Раскрываем книгу Бытия и вот что узнаем на первых страницах ее.

Создание жены и установление брака как духовно-нравственного союза

Человек является на свет Божий венцом земных творений. Самым образом сотворения он поставляется на неизмеримую высоту перед ними. Прочие земные существа получают бытие по единому Божественному повелению, и души животных вместе с телами в одно и то же мгновение творятся, и притом из одного и того же вещества – из земли и воды. Но в создании человека видно многосложное действие Божеского всемогущества. Созданию человека предшествует совещание между Лицами Святой Троицы. Потом тело человека образуется из земной персти, но душа творится через непосредственное дыхание уст Божиих. В отличие от всех живых существ человек украшается образом и подобием Божиим, то есть получает начатки духовных совершенств Божиих и способность к нескончаемому духовному развитию, – и вместе с тем даруется ему владычество над земными тварями, которое он вскоре проявил в наречении имен животным. Как все это непохоже на воображаемое некоторыми первоначальное сходство человека с животными! В создании жены для Адама и в установлении брака усматривается новое, не менее разительное свидетельство о превосходстве человека перед животными. Животные мужеского пола творятся в одно мгновение с животными женского пола, и притом творятся вдруг в огромном количестве. Надлежало сотворить и для человека парное ему существо. Сам Господь, когда сотворил Адама и водворил его в раю, сказал: «Нехорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответствующего ему» (Быт.2:18). Сколько времени прошло между сотворением мужа и сотворением жены, неизвестно; но важно то, что был промежуток, большой или малый – все равно. Это обстоятельство весьма знаменательно в устроении супружеского сожития. Мужу потому не вдруг дается жена, как это было в мире животных, что муж, прежде чем получить жену, должен был додуматься до необходимости иметь ее, сам восчувствовать потребность в ней. Творец готов был дать ему жену, но Он ожидал запроса, чтобы сделать предложение. Дару предшествовало свободное желание получить его. Господь не навязывает Адаму дар, являя уважение к нравственной свободе существа, которое Он же одарил разумом и свободой. Таким образом предполагалось присутствие в человеке нравственного начала, когда его свободному усмотрению предоставлено было решить, нужна ли ему жена. Если подобное право не дано было животным, то это потому, что они лишены начала нравственной свободы. Посмотрим теперь, как Адам воспользуется предоставленным ему правом решить вопрос о жене. По манию Творца являются к нему, как своему владыке, представители разных пород животного царства – зверей и птиц. Адам уже пользуется даром слова и соответственно отличительным их свойствам вслух нарекает им имена. Но «не обретеся… между ними помощник подобный ему» (Быт.2:20). Это значит, что между неразумными он не нашел ни одного разумного существа, с которым бы он мог разделить владычество над земными тварями, предстоявшие ему труды, мысли и чувства. Членораздельные звуки, в которые он облекал свои мысли и суждения, замирали в воздухе без разумного на них отзыва, мысли оставались без обмена. Окруженный многочисленными животными, Адам не мог не почувствовать своего одиночества. Силой свободного рассуждения он пришел к мысли о неполноте своего существа, о нужде для восполнения себя в подобном ему существе. А под влиянием наблюдения, что окружающие его животные сотворены четами, с этой мыслью соединилось в нем желание сожития с существом не только подобным ему по природе, но и парным ему. Это в высшей степени знаменательно. Здесь заранее предуказано свойство отношений мужа и жены: в мысли Адама эти отношения чужды животного характера, – ему нужна была помощница подобная ему, следовательно, помощница не в одних телесных трудах, но наипаче в нравственном смысле. Как хорошо было бы, рассуждал он про себя, иметь подле себя существо, которое бы меня понимало, принимало участие в моем господстве над миром неразумным и заодно со мной стремилось к достижению высоких целей, указанных мне Творцом! Идея помощницы в этом смысле могла возникнуть в голове только человека, а отнюдь ничего подобного этой идее не могло зародиться в душе бессловесной твари. И только потребность помощницы в указанном смысле могла послужить основанием сожития мужа и жены, могла возвысить это сожитие до нравственного достоинства. Пойдем далее. Господь созидает Адаму жену из ребра его (Быт.2:22). Этим способом сотворения жены Господь дает уразуметь, что муж и жена в человеческом роде предназначаются для сожития более тесного, чем четы животных (самки и самцы). Животные женского пола произошли не от животных мужеского пола, а отдельно, из одинакового с ними вещества. Это значило, что те и другие не связаны законом неразрывного сожития. Единственная цель создания животных по четам состояла в распространении рода, а для достижения этой цели четам животных нет необходимости в неразрывном сожительстве. Не такие отношения предназначены мужу и жене в человеческом роде. Происхождение жены от мужа знаменует, что они сотворены для неразрывного единения не только физического, но и нравственного, что они должны блюсти супружескую верность, принадлежать друг другу нераздельно и сожительствовать не для рождения только детей, а вместе для воспитания их общими усилиями. Долг неразрывного сожития может быть исполнен только в единобрачии. Мысль о единобрачии вытекает также из сотворения одной только жены для мужа. «Если бы Бог хотел, – говорит святой Златоуст, – чтобы жену оставляли и брали другую, то сотворил бы одного мужчину и много женщин». Беседы на Евангелие от Матфея, 62 мужу в одно время иметь несколько жен, то Он дал бы Адаму несколько жен. Единобрачие подтверждено словами Господа, которые изрек Он (Мф.19:4–5) через Моисея или через Адама по поводу создания Адаму жены из ребра его: сего ради (то есть вследствие того, что жена от мужа взята бысть) «оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей: и будета два в плоть едину» (Быт.2:24). К многоженству неприменимы ясные слова: будут два – именно двое, не больше – единой плотью, как бы одним лицом. Само собой разумеется, что плотское единство в этом случае основывается на нравственном начале, на сознании нравственного закона или долга супружеской верности, нераздельного сожития; ибо только это сознание может удерживать человека от увлечений чисто животных, обуздывать чувственные инстинкты, не разбирающие, что законно, что нет. Мысль о нравственном характере отношений вытекает также из слов Адама, увидевшего в первый раз жену: «Се ныне кость от костей моих и плоть от плоти моея. Сия наречется жена (иша, то есть мужиня), яко от мужа (иш) взята бысть сия» (Быт.2:23). Ближайшим образом Адам, произнося эти слова, имел в виду физическое единство с женой, от него происшедшую с одинаковой с ним природой и отличающуюся от него только полом; но нельзя не признать, что в то же время он, хоть и не вполне ясно, сознавал обязанность жить с ней душа в душу как, с существом, обладающим одинаковыми духовными человеческими достоинствами, ибо она такой же человек (иша), как и он (иш); сознавал, что он не может отделять интересов своей жизни от ее интересов – не может, например, унизить жены, не унижая себя самого; сознавал, что он должен заботиться о жене, любить ее, как самого себя, ибо «никтоже когда плоть свою возненавиде, но питает и греет ю» (Еф.5:29). Весьма далее знаменательно то, что Бог не только создал Адаму жену, но и привел ее к нему (Быт.2:22). Если Господь не предоставил одному инстинкту соединение мужа и жены, а счел нужным явить Свое непосредственное участие в устроении их супружеских отношений, если Он Сам привел жену к мужу, – то что это значит, как не то, что Господь сообщил особенное благословение и освящение их супружескому союзу? В акте приведения Самим Богом жены к мужу заключается первообраз тех религиозных действий, которыми впоследствии принято освящать брачные союзы. Создание жены от мужа указывает, наконец, на зависимость ее от мужа. По слову апостола, «муж… есть… глава жены» (1Кор.11:3), и на жене отражается «слава мужа» (1Кор.11:7), «ибо не муж от жены, но жена от мужа, и не муж создан для жены, но жена для мужа» (1Кор.11:8–9). Эта зависимость жены от мужа должна была увеличиться после грехопадения. «И той тобою обладати будет» (Быт.3:16), – сказал Господь жене, изрекая ей Свой приговор в наказание за то, что она не только сама преступила заповедь Божию, но и вовлекла в преступление мужа. Эта зависимость жены от мужа была тяжела особенно в язычестве: язычество смотрело на нее как на невольницу. Христианство утвердило равноправность жены и мужа, ибо во Христе Иисусе нет мужского пола и женского (Гал.3:28; Еф.5:22). Но и христианская вера внушает жене, что она, равноправная с мужем в религиозном отношении, не должна забывать своего подчинения ему, как своему главе, во всех других отношениях; должна повиноваться мужу, как Господу (Еф.5:22). Таким образом, женский вопрос, поднятый с особенной настойчивостью в наше время, с самого начала истории человечества решен не так, как хотелось бы современным ревнителям женской эмансипации.

Из сделанного нами анализа обстоятельств установления брака открылось, что брак есть не физический только, но и нравственный союз – неразрывный, исключающий многоженство союз, благословенный Богом союз, следственно, святой союз.

Читать далее…


*Имеется в виду убийство народовольцами в 1881 г. Императора Александра II. – Ред.

Комментировать

*

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки