Святость брачного союза — епископ <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Vissarion_Nechaev/" target="_blank" title="Виссарион (Нечаев), епископ">Виссарион (Нечаев)</a><br><span class="bg_bpub_book_author">Епископ <a class="bg_hlnames" href="http://azbyka.ru/otechnik/Vissarion_Nechaev/" target="_blank" title="Виссарион (Нечаев), епископ">Виссарион (Нечаев)</a></span>

Святость брачного союза — епископ Виссарион (Нечаев)
Епископ Виссарион (Нечаев)

(1 голос5.0 из 5)

Вступление

Свя­тей­ший Синод Пра­во­слав­ной Рус­ской Церк­ви по пово­ду горест­но­го собы­тия 1‑го мар­та минув­ше­го года* обра­тил­ся к чадам Церк­ви с пас­тыр­ским посла­ни­ем, в кото­ром, испо­ве­дуя гроз­ное посе­ще­ние гне­ва Божия за наши гре­хи, при­зы­ва­ет всех к пока­я­нию. Меж­ду гре­ха­ми, навлек­ши­ми гнев Божий, Свя­тей­ший Синод ука­зы­ва­ет на нестро­е­ния в семей­ной жиз­ни. Обя­зан­ность про­ти­во­дей­ство­вать им, рав­но как и вся­ким дру­гим нестро­е­ни­ям в жиз­ни нрав­ствен­ной, гос­под­ству­ю­щим в обще­стве, лежит пре­иму­ще­ствен­но на слу­жи­те­лях Церк­ви. При­ни­мая к серд­цу эту свя­тую обя­зан­ность, мы в насто­я­щий раз берем на себя труд занять вни­ма­ние досто­чти­мо­го собра­ния чте­ни­ем о свя­то­сти брач­но­го сою­за вви­ду фаль­ши­вых ходя­чих воз­зре­ний на этот пред­мет и гру­бых гре­хов, име­ю­щих связь с ними.

Дикость и одичание

Есть тео­рия, кото­рая утвер­жда­ет, что чело­ве­че­ский род начал исто­рию сво­е­го суще­ство­ва­ния с дико­го состо­я­ния, близ­ко­го к жиз­ни бес­сло­вес­ных, и что он стал выхо­дить из это­го состо­я­ния мед­лен­ным путем посте­пен­но­сти. Про­шло несколь­ко тыся­че­ле­тий, преж­де чем живот­ные инстинк­ты сме­ни­лись в людях разум­ны­ми и нрав­ствен­ны­ми потреб­но­стя­ми, преж­де чем они дошли до состо­я­ния, кото­рое при­ня­то назы­вать куль­тур­ным или циви­ли­за­ци­ей. Само собой разу­ме­ет­ся, что по смыс­лу этой тео­рии у пер­во­быт­ных людей не было поня­тия о бра­ке как о сою­зе не физи­че­ском толь­ко, но и нрав­ствен­ном. Воз­мож­но было одно дикое поло­вое сово­куп­ле­ние с кем попа­ло. Сно­ше­ния полов были чисто слу­чай­ные, непроч­ные и крат­ко­вре­мен­ные: в осно­ва­нии их не лежа­ло ника­ко­го нрав­ствен­но­го обя­за­тель­ства. Дети, рож­дав­ши­е­ся от таких роди­те­лей, не зна­ли, кто у них отец; зна­ли одну мать и то до тех пор, пока нахо­ди­лись на ее руках, пока пита­лись ее моло­ком. Как толь­ко они ста­но­ви­лись на ноги и начи­на­ли жить сами по себе, у них, как и у бес­сло­вес­ных, поры­ва­лась вся­кая связь с мате­рью. Так про­по­ве­ду­ет тео­рия, опи­ра­ясь на то, что и в насто­я­щее вре­мя у неко­то­рых пле­мен, не вышед­ших из дико­го состо­я­ния, бра­ка тоже нет. Но так ли гово­рит исто­рия – не та исто­рия, кото­рая сози­да­ет­ся на осно­ва­нии дан­ных, допус­ка­ю­щих раз­но­об­раз­ное до про­ти­во­ре­чия тол­ко­ва­ние, на осно­ва­нии архео­ло­ги­че­ских откры­тий и гео­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, дока­зы­ва­ю­щих, яко­бы неоспо­ри­мо, буд­то дикость была пер­во­на­чаль­ным состо­я­ни­ем чело­ве­че­ства, но исто­рия под­лин­ная, сооб­ща­ю­щая све­де­ния о нача­ле чело­ве­че­ско­го рода не дога­доч­ные, не пред­по­ло­жи­тель­ные, но твер­дые и поло­жи­тель­ные? К сча­стью, мы име­ем такую исто­рию; до нас из глу­би­ны тыся­че­ле­тий дошел пись­мен­ный исто­ри­че­ский памят­ник, зна­че­ния кото­ро­го мож­но не ценить толь­ко под вли­я­ни­ем пред­взя­тых мне­ний не в поль­зу его. Что же откры­ва­ет­ся при зна­ком­стве с этим памят­ни­ком? Откры­ва­ет­ся, что дикость, кото­рую почи­та­ют пер­во­на­чаль­ным состо­я­ни­ем людей, отнюдь не есть пер­во­на­чаль­ное состо­я­ние; что ей пред­ше­ство­ва­ло высо­кое духов­ное совер­шен­ство. Чело­век нис­пал с этой высо­ты и, падая глуб­же и глуб­же, дошел до дико­сти, точ­нее – до оди­ча­ния, в кото­ром утра­че­ны были пер­во­на­чаль­ные воз­зре­ния на брак как на союз нрав­ствен­ный и сме­ни­лись вла­ды­че­ством гру­бых живот­ных инстинк­тов. Рас­кры­ва­ем кни­гу Бытия и вот что узна­ем на пер­вых стра­ни­цах ее.

Создание жены и установление брака как духовно-нравственного союза

Чело­век явля­ет­ся на свет Божий вен­цом зем­ных тво­ре­ний. Самым обра­зом сотво­ре­ния он постав­ля­ет­ся на неиз­ме­ри­мую высо­ту перед ними. Про­чие зем­ные суще­ства полу­ча­ют бытие по еди­но­му Боже­ствен­но­му пове­ле­нию, и души живот­ных вме­сте с тела­ми в одно и то же мгно­ве­ние тво­рят­ся, и при­том из одно­го и того же веще­ства – из зем­ли и воды. Но в созда­нии чело­ве­ка вид­но мно­го­слож­ное дей­ствие Боже­ско­го все­мо­гу­ще­ства. Созда­нию чело­ве­ка пред­ше­ству­ет сове­ща­ние меж­ду Лица­ми Свя­той Тро­и­цы. Потом тело чело­ве­ка обра­зу­ет­ся из зем­ной пер­сти, но душа тво­рит­ся через непо­сред­ствен­ное дыха­ние уст Божи­их. В отли­чие от всех живых существ чело­век укра­ша­ет­ся обра­зом и подо­би­ем Божи­им, то есть полу­ча­ет начат­ки духов­ных совер­шенств Божи­их и спо­соб­ность к нескон­ча­е­мо­му духов­но­му раз­ви­тию, – и вме­сте с тем дару­ет­ся ему вла­ды­че­ство над зем­ны­ми тва­ря­ми, кото­рое он вско­ре про­явил в наре­че­нии имен живот­ным. Как все это непо­хо­же на вооб­ра­жа­е­мое неко­то­ры­ми пер­во­на­чаль­ное сход­ство чело­ве­ка с живот­ны­ми! В созда­нии жены для Ада­ма и в уста­нов­ле­нии бра­ка усмат­ри­ва­ет­ся новое, не менее рази­тель­ное сви­де­тель­ство о пре­вос­ход­стве чело­ве­ка перед живот­ны­ми. Живот­ные муже­ско­го пола тво­рят­ся в одно мгно­ве­ние с живот­ны­ми жен­ско­го пола, и при­том тво­рят­ся вдруг в огром­ном коли­че­стве. Над­ле­жа­ло сотво­рить и для чело­ве­ка пар­ное ему суще­ство. Сам Гос­подь, когда сотво­рил Ада­ма и водво­рил его в раю, ска­зал: «Нехо­ро­шо быть чело­ве­ку одно­му; сотво­рим ему помощ­ни­ка, соот­вет­ству­ю­ще­го ему» (Быт.2:18). Сколь­ко вре­ме­ни про­шло меж­ду сотво­ре­ни­ем мужа и сотво­ре­ни­ем жены, неиз­вест­но; но важ­но то, что был про­ме­жу­ток, боль­шой или малый – все рав­но. Это обсто­я­тель­ство весь­ма зна­ме­на­тель­но в устро­е­нии супру­же­ско­го сожи­тия. Мужу пото­му не вдруг дает­ся жена, как это было в мире живот­ных, что муж, преж­де чем полу­чить жену, дол­жен был доду­мать­ся до необ­хо­ди­мо­сти иметь ее, сам восчув­ство­вать потреб­ность в ней. Тво­рец готов был дать ему жену, но Он ожи­дал запро­са, что­бы сде­лать пред­ло­же­ние. Дару пред­ше­ство­ва­ло сво­бод­ное жела­ние полу­чить его. Гос­подь не навя­зы­ва­ет Ада­му дар, являя ува­же­ние к нрав­ствен­ной сво­бо­де суще­ства, кото­рое Он же ода­рил разу­мом и сво­бо­дой. Таким обра­зом пред­по­ла­га­лось при­сут­ствие в чело­ве­ке нрав­ствен­но­го нача­ла, когда его сво­бод­но­му усмот­ре­нию предо­став­ле­но было решить, нуж­на ли ему жена. Если подоб­ное пра­во не дано было живот­ным, то это пото­му, что они лише­ны нача­ла нрав­ствен­ной сво­бо­ды. Посмот­рим теперь, как Адам вос­поль­зу­ет­ся предо­став­лен­ным ему пра­вом решить вопрос о жене. По манию Твор­ца явля­ют­ся к нему, как сво­е­му вла­ды­ке, пред­ста­ви­те­ли раз­ных пород живот­но­го цар­ства – зве­рей и птиц. Адам уже поль­зу­ет­ся даром сло­ва и соот­вет­ствен­но отли­чи­тель­ным их свой­ствам вслух наре­ка­ет им име­на. Но «не обре­те­ся… меж­ду ними помощ­ник подоб­ный ему» (Быт.2:20). Это зна­чит, что меж­ду нера­зум­ны­ми он не нашел ни одно­го разум­но­го суще­ства, с кото­рым бы он мог раз­де­лить вла­ды­че­ство над зем­ны­ми тва­ря­ми, пред­сто­яв­шие ему тру­ды, мыс­ли и чув­ства. Чле­но­раз­дель­ные зву­ки, в кото­рые он обле­кал свои мыс­ли и суж­де­ния, зами­ра­ли в воз­ду­хе без разум­но­го на них отзы­ва, мыс­ли оста­ва­лись без обме­на. Окру­жен­ный мно­го­чис­лен­ны­ми живот­ны­ми, Адам не мог не почув­ство­вать сво­е­го оди­но­че­ства. Силой сво­бод­но­го рас­суж­де­ния он при­шел к мыс­ли о непол­но­те сво­е­го суще­ства, о нуж­де для вос­пол­не­ния себя в подоб­ном ему суще­стве. А под вли­я­ни­ем наблю­де­ния, что окру­жа­ю­щие его живот­ные сотво­ре­ны чета­ми, с этой мыс­лью соеди­ни­лось в нем жела­ние сожи­тия с суще­ством не толь­ко подоб­ным ему по при­ро­де, но и пар­ным ему. Это в выс­шей сте­пе­ни зна­ме­на­тель­но. Здесь зара­нее пре­ду­ка­за­но свой­ство отно­ше­ний мужа и жены: в мыс­ли Ада­ма эти отно­ше­ния чуж­ды живот­но­го харак­те­ра, – ему нуж­на была помощ­ни­ца подоб­ная ему, сле­до­ва­тель­но, помощ­ни­ца не в одних телес­ных тру­дах, но наи­па­че в нрав­ствен­ном смыс­ле. Как хоро­шо было бы, рас­суж­дал он про себя, иметь под­ле себя суще­ство, кото­рое бы меня пони­ма­ло, при­ни­ма­ло уча­стие в моем гос­под­стве над миром нера­зум­ным и заод­но со мной стре­ми­лось к дости­же­нию высо­ких целей, ука­зан­ных мне Твор­цом! Идея помощ­ни­цы в этом смыс­ле мог­ла воз­ник­нуть в голо­ве толь­ко чело­ве­ка, а отнюдь ниче­го подоб­но­го этой идее не мог­ло заро­дить­ся в душе бес­сло­вес­ной тва­ри. И толь­ко потреб­ность помощ­ни­цы в ука­зан­ном смыс­ле мог­ла послу­жить осно­ва­ни­ем сожи­тия мужа и жены, мог­ла воз­вы­сить это сожи­тие до нрав­ствен­но­го досто­ин­ства. Пой­дем далее. Гос­подь сози­да­ет Ада­му жену из реб­ра его (Быт.2:22). Этим спо­со­бом сотво­ре­ния жены Гос­подь дает ура­зу­меть, что муж и жена в чело­ве­че­ском роде пред­на­зна­ча­ют­ся для сожи­тия более тес­но­го, чем четы живот­ных (сам­ки и сам­цы). Живот­ные жен­ско­го пола про­изо­шли не от живот­ных муже­ско­го пола, а отдель­но, из оди­на­ко­во­го с ними веще­ства. Это зна­чи­ло, что те и дру­гие не свя­за­ны зако­ном нераз­рыв­но­го сожи­тия. Един­ствен­ная цель созда­ния живот­ных по четам состо­я­ла в рас­про­стра­не­нии рода, а для дости­же­ния этой цели четам живот­ных нет необ­хо­ди­мо­сти в нераз­рыв­ном сожи­тель­стве. Не такие отно­ше­ния пред­на­зна­че­ны мужу и жене в чело­ве­че­ском роде. Про­ис­хож­де­ние жены от мужа зна­ме­ну­ет, что они сотво­ре­ны для нераз­рыв­но­го еди­не­ния не толь­ко физи­че­ско­го, но и нрав­ствен­но­го, что они долж­ны блю­сти супру­же­скую вер­ность, при­над­ле­жать друг дру­гу нераз­дель­но и сожи­тель­ство­вать не для рож­де­ния толь­ко детей, а вме­сте для вос­пи­та­ния их общи­ми уси­ли­я­ми. Долг нераз­рыв­но­го сожи­тия может быть испол­нен толь­ко в еди­но­бра­чии. Мысль о еди­но­бра­чии выте­ка­ет так­же из сотво­ре­ния одной толь­ко жены для мужа. «Если бы Бог хотел, – гово­рит свя­той Зла­то­уст, – что­бы жену остав­ля­ли и бра­ли дру­гую, то сотво­рил бы одно­го муж­чи­ну и мно­го жен­щин». Бесе­ды на Еван­ге­лие от Мат­фея, 62 мужу в одно вре­мя иметь несколь­ко жен, то Он дал бы Ада­му несколь­ко жен. Еди­но­бра­чие под­твер­жде­но сло­ва­ми Гос­по­да, кото­рые изрек Он (Мф.19:4–5) через Мои­сея или через Ада­ма по пово­ду созда­ния Ада­му жены из реб­ра его: сего ради (то есть вслед­ствие того, что жена от мужа взя­та бысть) «оста­вит чело­век отца сво­е­го и матерь, и при­ле­пит­ся к жене сво­ей: и буде­та два в плоть еди­ну» (Быт.2:24). К мно­го­жен­ству непри­ме­ни­мы ясные сло­ва: будут два – имен­но двое, не боль­ше – еди­ной пло­тью, как бы одним лицом. Само собой разу­ме­ет­ся, что плот­ское един­ство в этом слу­чае осно­вы­ва­ет­ся на нрав­ствен­ном нача­ле, на созна­нии нрав­ствен­но­го зако­на или дол­га супру­же­ской вер­но­сти, нераз­дель­но­го сожи­тия; ибо толь­ко это созна­ние может удер­жи­вать чело­ве­ка от увле­че­ний чисто живот­ных, обуз­ды­вать чув­ствен­ные инстинк­ты, не раз­би­ра­ю­щие, что закон­но, что нет. Мысль о нрав­ствен­ном харак­те­ре отно­ше­ний выте­ка­ет так­же из слов Ада­ма, уви­дев­ше­го в пер­вый раз жену: «Се ныне кость от костей моих и плоть от пло­ти моея. Сия наре­чет­ся жена (иша, то есть мужи­ня), яко от мужа (иш) взя­та бысть сия» (Быт.2:23). Бли­жай­шим обра­зом Адам, про­из­но­ся эти сло­ва, имел в виду физи­че­ское един­ство с женой, от него про­ис­шед­шую с оди­на­ко­вой с ним при­ро­дой и отли­ча­ю­щу­ю­ся от него толь­ко полом; но нель­зя не при­знать, что в то же вре­мя он, хоть и не вполне ясно, созна­вал обя­зан­ность жить с ней душа в душу как, с суще­ством, обла­да­ю­щим оди­на­ко­вы­ми духов­ны­ми чело­ве­че­ски­ми досто­ин­ства­ми, ибо она такой же чело­век (иша), как и он (иш); созна­вал, что он не может отде­лять инте­ре­сов сво­ей жиз­ни от ее инте­ре­сов – не может, напри­мер, уни­зить жены, не уни­жая себя само­го; созна­вал, что он дол­жен забо­тить­ся о жене, любить ее, как само­го себя, ибо «ник­то­же когда плоть свою воз­не­на­ви­де, но пита­ет и гре­ет ю» (Еф.5:29). Весь­ма далее зна­ме­на­тель­но то, что Бог не толь­ко создал Ада­му жену, но и при­вел ее к нему (Быт.2:22). Если Гос­подь не предо­ста­вил одно­му инстинк­ту соеди­не­ние мужа и жены, а счел нуж­ным явить Свое непо­сред­ствен­ное уча­стие в устро­е­нии их супру­же­ских отно­ше­ний, если Он Сам при­вел жену к мужу, – то что это зна­чит, как не то, что Гос­подь сооб­щил осо­бен­ное бла­го­сло­ве­ние и освя­ще­ние их супру­же­ско­му сою­зу? В акте при­ве­де­ния Самим Богом жены к мужу заклю­ча­ет­ся пер­во­об­раз тех рели­ги­оз­ных дей­ствий, кото­ры­ми впо­след­ствии при­ня­то освя­щать брач­ные сою­зы. Созда­ние жены от мужа ука­зы­ва­ет, нако­нец, на зави­си­мость ее от мужа. По сло­ву апо­сто­ла, «муж… есть… гла­ва жены» (1Кор.11:3), и на жене отра­жа­ет­ся «сла­ва мужа» (1Кор.11:7), «ибо не муж от жены, но жена от мужа, и не муж создан для жены, но жена для мужа» (1Кор.11:8–9). Эта зави­си­мость жены от мужа долж­на была уве­ли­чить­ся после гре­хо­па­де­ния. «И той тобою обла­да­ти будет» (Быт.3:16), – ска­зал Гос­подь жене, изре­кая ей Свой при­го­вор в нака­за­ние за то, что она не толь­ко сама пре­сту­пи­ла запо­ведь Божию, но и вовлек­ла в пре­ступ­ле­ние мужа. Эта зави­си­мость жены от мужа была тяже­ла осо­бен­но в язы­че­стве: язы­че­ство смот­ре­ло на нее как на неволь­ни­цу. Хри­сти­ан­ство утвер­ди­ло рав­но­прав­ность жены и мужа, ибо во Хри­сте Иису­се нет муж­ско­го пола и жен­ско­го (Гал.3:28; Еф.5:22). Но и хри­сти­ан­ская вера вну­ша­ет жене, что она, рав­но­прав­ная с мужем в рели­ги­оз­ном отно­ше­нии, не долж­на забы­вать сво­е­го под­чи­не­ния ему, как сво­е­му гла­ве, во всех дру­гих отно­ше­ни­ях; долж­на пови­но­вать­ся мужу, как Гос­по­ду (Еф.5:22). Таким обра­зом, жен­ский вопрос, под­ня­тый с осо­бен­ной настой­чи­во­стью в наше вре­мя, с само­го нача­ла исто­рии чело­ве­че­ства решен не так, как хоте­лось бы совре­мен­ным рев­ни­те­лям жен­ской эмансипации.

Из сде­лан­но­го нами ана­ли­за обсто­я­тельств уста­нов­ле­ния бра­ка откры­лось, что брак есть не физи­че­ский толь­ко, но и нрав­ствен­ный союз – нераз­рыв­ный, исклю­ча­ю­щий мно­го­жен­ство союз, бла­го­сло­вен­ный Богом союз, след­ствен­но, свя­той союз.

Читать далее…


*Име­ет­ся в виду убий­ство наро­до­воль­ца­ми в 1881 г. Импе­ра­то­ра Алек­сандра II. – Ред.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки