Исповедь бывшей пятидесятницы

Исповедь бывшей пятидесятницы

«если вой­дут к вам незна­ю­щие и неверующие,
 то не поду­ма­ют ли, что вы беснуетесь?»
(1 Кор. 14:23)

Этот рас­сказ напи­сан не для того, что­бы осу­дить сек­тан­тов, дать пищу для обсуж­де­ния их обра­за жиз­ни. Это лишь предо­сте­ре­же­ние, повод заду­мать­ся. Ведь моя исто­рия типич­на ров­но настоль­ко, насколь­ко есте­ствен­но для любо­го чело­ве­ка, вырос­ше­го во тьме рели­ги­оз­но­го неве­же­ства, жела­ние боль­ше узнать о Боге и стать бли­же к Нему. Ведь путь, веду­щий в сек­ту (рав­но как и к пра­во­слав­но­му хра­му), закла­ды­ва­ет­ся ещё в детстве.

Я про­шла через неиз­беж­ное для кон­ца 80‑х увле­че­ние НЛО, ано­маль­ны­ми «зона­ми», био­энер­ге­ти­кой, «кон­так­тё­ра­ми», Кашпи­ров­ским и т.п. Такая все­яд­ность при­ве­ла к тому, что вме­сто Биб­лии пер­вы­ми кни­га­ми, из кото­рых я почерп­ну­ла све­де­ния о Боге, ста­ла криш­на­ит­ская лите­ра­ту­ра, пол­ная уве­ре­ний в истин­но­сти этой религии.

В том воз­расте, когда мак­си­ма­лизм явля­ет­ся основ­ной чер­той харак­те­ра, я удо­сто­и­лась смут­ных явле­ний НЛО и кон­так­та с так назы­ва­е­мым пол­тер­гей­стом, и в безум­ной гор­до­сти ста­ла счи­тать себя избран­ной. Зако­но­мер­ным ито­гом отно­ше­ния к миру с пози­ции «Я» ста­ло вступ­ле­ние в «Цер­ковь Иису­са Хри­ста Свя­тых Послед­них Дней» (мор­мо­нов), а затем в сек­ту пяти­де­сят­ни­ков. Ведь луч­шим мате­ри­а­лом для обра­бот­ки сек­тан­та­ми как раз и явля­ют­ся такие гор­де­ли­вые «избран­ные», уве­рен­ные в том, что они достой­ны вой­ти в «един­ствен­ную истин­ную цер­ковь» на земле.

У мор­мо­нов Биб­лия почти не при­зна­ва­лась, и я пло­хо зна­ла, что напи­са­но в Еван­ге­лии. Пяти­де­сят­ни­ки, с кото­ры­ми я встре­ти­лась после разо­ча­ро­ва­ния в мор­мо­нах, отли­ча­ют­ся тем, что цити­ру­ют Еван­ге­лие наизусть. Так что мне, имев­шей неболь­шое поня­тие соб­ствен­но об уче­нии Хри­ста, про­по­ве­ди новой подру­ги Лены каза­лись про­сто чудом. Каза­лось, её вдох­нов­ля­ет Сам Гос­подь. Труд­но было не верить Лене, так как она при­во­ди­ла мно­же­ство дово­дов про­тив мор­мо­нов и – еле замет­но – за пяти­де­сят­ни­ков, опи­ра­ясь вро­де бы на Еван­ге­лие. И, на пер­вый взгляд, с их цер­ко­вью всё обсто­я­ло как нель­зя луч­ше: ни дать, ни взять – пер­во­хри­сти­ан­ская общи­на. Как и бап­ти­сты, пяти­де­сят­ни­ки счи­та­ют всё, кро­ме Ново­го Заве­та, при­ду­ман­ным людь­ми. Это заблуж­де­ние про­ис­хо­дит от стран­но­го убеж­де­ния, что яко­бы после того, как были заму­че­ны все до еди­но­го (?!) пер­вые хри­сти­ане, Цер­ковь «была взя­та с зем­ли», и воз­ро­ди­лась в сво­ём пер­во­здан­ном обли­ке лишь в общине пяти­де­сят­ни­ков. А до это­го все были языч­ни­ка­ми, покло­ня­лись Богу «неистин­но» и суди­лись лишь по «зако­ну сове­сти». При этом как-то замал­чи­ва­лись сло­ва Хри­ста «Я с вами во все дни до скон­ча­ния века». Я уже потом поня­ла, что отсут­ствие, каза­лось бы, эле­мен­тар­но­го – сим­во­ла веры, – поз­во­ля­ет тол­ко­вать Биб­лию как угод­но, в зави­си­мо­сти от обстоятельств.

Чем отли­ча­ют­ся пяти­де­сят­ни­ки и вышед­шие из них «хариз­ма­ты» («Сло­во Жиз­ни», «Новое Поко­ле­ние», «Цер­ковь ХХI века» в Кие­ве и т.п.) от бап­ти­стов, напри­мер? Верой в то, что дар Свя­то­го Духа в день Пяти­де­сят­ни­цы, выра­зив­ший­ся в гово­ре­нии на иных язы­ках (а затем – в виде­ни­ях, про­ро­че­ствах, исце­ле­ни­ях и дру­гих дарах Духа), был дан не толь­ко апо­сто­лам, но может про­явить­ся таки­ми же зна­ме­ни­я­ми у каж­до­го чело­ве­ка, кре­щён­но­го в воде (т.е. «во Иоан­но­во кре­ще­ние»). Но так как Иоанн Кре­сти­тель ска­зал: «Я кре­щу вас водой, но Иду­щий за Мною… будет кре­стить вас Духом Свя­тым и огнём», гово­ре­ние ины­ми язы­ка­ми в так назы­ва­е­мой «молит­ве духом» счи­та­ет­ся пер­вым при­зна­ком того, что ГОСПОДЬ кре­стил чело­ве­ка. По этой же при­чине пяти­де­сят­ни­ки отри­ца­ют свя­щен­ство: ведь если всё мож­но полу­чить непо­сред­ствен­но от Бога, зачем тогда «посред­ни­ки»? Подоб­ное тол­ко­ва­ние о дарах Свя­то­го Духа зиждит­ся на сле­ду­ю­щих сти­хах Ново­го Завета:

Во-пер­вых, конеч­но, Деян. 2:1–21, где напи­са­но о Пяти­де­сят­ни­це и кре­ще­нии Духом Свя­тым, когда сло­ва апо­сто­лов пони­ма­ли все, собрав­ши­е­ся в тот день в Иеру­са­ли­ме, раз­но­язы­кие наро­ды. Воз­ра­же­ние пра­во­слав­ным сле­ду­ю­щее: если утвер­жда­ет­ся, что апо­сто­лам дар иных язы­ков был дан для про­по­ве­ди в раз­ных кон­цах зем­ли, то поче­му же из при­ве­дён­но­го отрыв­ка вид­но, что на этих язы­ках они СЛАВИЛИ Бога, а ПРОПОВЕДОВАЛ Пётр на род­ном язы­ке: «Мужи бра­тия и все живу­щие в Иеру­са­ли­ме!..»? Пяти­де­сят­ни­ки верят, что язы­ки были про­сто зна­ме­ни­ем для неве­ру­ю­щих, что­бы они, услы­шав, как про­стые, нигде не учив­ши­е­ся люди, гово­рят на их язы­ке, «веро­ва­ли и кре­сти­лись, и полу­ча­ли дар Свя­то­го Духа» (Деян. 2:38).

«…когда Павел воз­ло­жил на них руки, нис­шёл на них Дух Свя­тый, и они ста­ли гово­рить ины­ми язы­ка­ми и про­ро­че­ство­вать» (Деян. 19:2–6). Под­чёр­ки­ва­ет­ся то, что эти кре­стив­ши­е­ся люди отнюдь не были апо­сто­ла­ми, и всё же полу­чи­ли такие же дары.

Сле­ду­ю­щие сти­хи из Посла­ний Апо­сто­ла Пав­ла гово­рят, каза­лось бы, о том же: «Ибо кто гово­рит на незна­ко­мом язы­ке, тот гово­рит не людям, а Богу, пото­му что никто не пони­ма­ет его, он тай­ны гово­рит духом… Кто гово­рит на незна­ко­мом язы­ке, тот нази­да­ет себя, а кто про­ро­че­ству­ет, тот нази­да­ет цер­ковь» (1 Коринф. 14:2,4). «Когда я молюсь на незна­ко­мом язы­ке, то хотя дух мой и молит­ся, но ум мой оста­ёт­ся без пло­да» (1 Коринф. 14:14).

Осо­бен­но же в ходу сле­ду­ю­щая цита­та: «Язы­ки суть зна­ме­ние не для веру­ю­щих, но для неве­ру­ю­щих…» (1 Коринф. 14:21–25).

При этом не при­ни­ма­ет­ся во вни­ма­ние явное про­ти­во­ре­чие: тот же апо­стол Павел как раз и не реко­мен­ду­ет молить­ся «ины­ми язы­ка­ми» в при­сут­ствии посто­рон­них: «если вой­дут к вам незна­ю­щие и неве­ру­ю­щие, то не поду­ма­ют ли, что вы бес­ну­е­тесь?» (1 Кор. 14:23).

Про­де­мон­стри­ро­ван­ная мне «молит­ва ины­ми язы­ка­ми» так пора­зи­ла меня, пока­за­лась таким явным дока­за­тель­ством подо­бия Апо­столь­ской Церк­ви (как пони­ма­ла её я, при­слу­ши­ва­ясь к про­по­ве­дям пяти­де­сят­ни­ков), что я бы не дол­го коле­ба­лась, если бы не мама. Она запре­ти­ла мне ходить в эту сек­ту, но, почу­яв сво­бо­ду (а учи­лась я в то вре­мя в инсти­ту­те в дру­гом горо­де), я внут­ренне взбун­то­ва­лась и реши­ла, что пора осво­бож­дать­ся от опе­ки роди­те­лей, тем более в делах духовных.

Мамин запрет ещё какое-то вре­мя удер­жи­вал. Но одна­жды мне ста­ло так пло­хо, как буд­то что-то сда­ви­ло со всех сто­рон. И тос­ка была о том, что нет у меня дара иных язы­ков, кото­рый, как я хоро­шо усво­и­ла к тому момен­ту, являл­ся «един­ствен­ной гаран­ти­ей» спа­се­ния души. Я ещё не пони­ма­ла это­го, но Еван­ге­лие уже чита­ла и пони­ма­ла как пяти­де­сят­ни­ки. А то, что все сек­ты по-сво­е­му тол­ку­ют Биб­лию, не каза­лось мне стран­ным – ведь Бог дал нам сво­бо­ду! Одна­ко то, что сре­ди всех тол­ко­ва­ний всё же долж­но быть истин­ное, и что оно, конеч­но же, у пяти­де­сят­ни­ков – в этом я уже не сомневалась.

…Собра­ние про­хо­ди­ло на квар­ти­ре. Пре­сви­тер Роман, чело­век лет соро­ка, вёл его еди­но­лич­но, читая гла­вы из Еван­ге­лия и ком­мен­ти­руя их по сти­хам. Это очень понра­ви­лось мне, пото­му что я испы­ты­ва­ла «жаж­ду слы­ша­ния Сло­ва Божье­го». То, что ком­мен­та­рии дела­лись толь­ко одним чело­ве­ком, увед­шим за собой из основ­ной город­ской церк­ви тех несколь­ко чело­век, на собра­ние кото­рых я попа­ла, да к тому же нару­шив­шим даже эле­мен­тар­ные тре­бо­ва­ния пяти­де­сят­ни­ков отно­си­тель­но «слу­жи­те­лей Божи­их» – он не был руко­по­ло­жен в пре­сви­те­ры – меня не сму­ща­ло: я слиш­ком иде­а­ли­зи­ро­ва­ла это обще­ство ещё до того, как в него попасть.

Все вста­ли на коле­ни и нача­ли молить­ся ины­ми язы­ка­ми. Не сму­ти­ли меня ни стран­ные дви­же­ния неко­то­рых из этих людей во вре­мя молит­вы, ни далё­кие от слов како­го бы то ни было язы­ка повто­ря­ю­щи­е­ся на одной ноте отры­воч­ные зву­ки, что, впро­чем, назы­ва­лось «язы­ка­ми ангель­ски­ми». Мне посо­ве­то­ва­ли закрыть гла­за, если «подой­дёт иску­ше­ние», и я так и сде­ла­ла, а в осталь­ном всё про­ис­хо­дя­щее пока­за­лось мне чудес­ным, незем­ным. Я ощу­ти­ла такую СИЛУ, что мне ста­ло ПЛОХО. Но, конеч­но, я сра­зу реши­ла, что пло­хо мне пото­му, что я лише­на обще­ния с Богом в Духе. Я пла­ка­ла, испо­ве­дуя гре­хи Гос­по­ду (а молит­ва дли­лась доволь­но дол­го), и посте­пен­но камень на серд­це стал исче­зать, вме­сто тяже­сти при­шли любовь и теп­ло, язык пере­стал мне пови­но­вать­ся, и я, фор­му­ли­руя фра­зы в уме, выго­ва­ри­ва­ла их на дру­гом язы­ке, что абсо­лют­но от меня не зави­се­ло. Един­ствен­ное, что было в моих силах, это начать и окон­чить молит­ву. Непро­из­воль­но это про­ис­хо­дит толь­ко в пер­вый раз. Отме­чу любо­пыт­ную деталь: когда бы я ни моли­лась ины­ми язы­ка­ми, у меня все­гда были имен­но ЯЗЫКИ (ита­льян­ский, иврит и т.п.). Види­мо, так мне дава­лось, что­бы я не усо­мни­лась, если бы у меня нача­лось бор­мо­та­ние одно­го сло­ва, ведь неко­то­рым язы­кам я училась.

Так как со мной это про­изо­шло на пер­вом же собра­нии, меня поздра­ви­ли как удо­сто­ив­шу­ю­ся осо­бой мило­сти Гос­по­да, тем самым подо­гре­вая моё тще­сла­вие. Я при­ня­ла это как долж­ное, даже не дога­ды­ва­ясь, насколь­ко гор­ды­ня овла­де­ла моей душой. После выше­опи­сан­но­го я пере­жи­ла состо­я­ние, похо­жее на то, в кото­ром нахо­ди­лась после кре­ще­ния у мор­мо­нов. Но на этот раз все­лен­ская любовь, чув­ство «рая на зем­ле» и ощу­ще­ние неве­со­мо­сти тела были во мно­го раз сильнее.

Сра­зу появи­лось почти физи­че­ское ощу­ще­ние гре­хов­но­сти каж­до­го чело­ве­ка (кро­ме, конеч­но, себя самой). Появи­лась «боль» за ближ­них, под видом кото­рой я осуж­да­ла их за каж­дое ска­зан­ное сло­во. Я заме­ча­ла, как люди непра­виль­но живут, что их водит «бесов­ская воля». Мне каза­лось, я нача­ла видеть «духов­ность мира», «духов­ную вой­ну» (это когда на меня, «свя­тую», ближ­ние «опол­ча­лись»), а на самом деле пре­вра­ща­лась в отстра­нён­но­го от все­го, холод­но­го судью. Ста­ла мешать ико­на в моей ком­на­те, осо­бен­но когда я моли­лась. Пере­ста­ло хотеть­ся общать­ся с дру­зья­ми. Ста­ли про­ис­хо­дить стран­ные мета­мор­фо­зы: с одной сто­ро­ны, я «твёр­до дер­жа­лась сво­е­го испо­ве­да­ния» и ста­ра­лась не реа­ги­ро­вать на слё­зы мамы, а с дру­гой сто­ро­ны, была не в силах про­ти­во­сто­ять иску­ше­ни­ям, кото­рые рань­ше для меня ниче­го не зна­чи­ли. Видя своё «несо­вер­шен­ство», я реши­ла испо­ве­дать­ся пре­сви­те­ру, что ещё креп­че свя­за­ло меня с сектой.

На вос­крес­ном слу­же­нии, куда я попа­ла впер­вые, была 40-минут­ная молит­ва ины­ми язы­ка­ми, во вре­мя кото­рой мне несколь­ко раз ста­но­ви­лось пло­хо, и я оста­нав­ли­ва­ла свой язык, но счи­тая, что мне про­сто меша­ют гре­хи, я упор­но воз­об­нов­ля­ла это, пото­му что мне ска­за­ли: труд­но «мла­ден­цам в вере» выдер­жать дли­тель­ную молит­ву, но что­бы «воз­рас­ти», нуж­но ста­рать­ся. Поче­му долж­но быть труд­но, если это «молит­ва Свя­тым Духом» и поче­му надо себя пре­одо­ле­вать, если «язы­ки», по тол­ко­ва­нию пяти­де­сят­ни­ков, долж­ны «изли­вать­ся из чре­ва, как реки воды живой» – таки­ми вопро­са­ми мой помра­чён­ный разум тогда не задавался.

Опи­шу «чин» испо­ве­да­ния у пяти­де­сят­ни­ков, хотя надо заме­тить, что дале­ко не во всех пяти­де­сят­ни­че­ских сек­тах вооб­ще суще­ству­ет испо­ве­да­ние гре­хов. После вос­крес­но­го слу­же­ния я при­шла с Рома­ном к нему домой, где он запи­сал все мои гре­хи. Во вре­мя молит­вы я долж­на была повто­рять за ним, в чём я винов­на, добав­ляя: «Я отре­ка­юсь от это­го. Сата­на, забе­ри своё. Кровь Хри­ста, очи­сти меня». Во вре­мя этой молит­вы мне было страш­но: каза­лось, что я бьюсь с напа­да­ю­щи­ми на меня сила­ми, кото­рые яко­бы не хоте­ли от меня отсту­пать. Когда я заме­ти­ла, что Роман водит надо мной рука­ми, как экс­тра­сенс, пер­вым побуж­де­ни­ем было убе­жать из его дома, но я реши­ла, что это меня про­го­ня­ет от бла­го­да­ти сата­на. Вдруг Роман стал назы­вать кого-то по име­нам и, насколь­ко это мож­но было понять толь­ко по инто­на­ции, при­ка­зы­вать это­му кому-то что-то. Потом он объ­яс­нил, что у него «дар раз­ли­че­ния духов», и он зна­ет нечи­стых духов по име­нам. Когда Гос­подь Духом даёт ему чув­ство­вать, какой бес в чело­ве­ке, он, Духом же, его изго­ня­ет. А пас­сы рука­ми он объ­яс­нил, как «духов­ное дей­ствие» и при­знал­ся, что не зна­ет, что это зна­чит. Теперь я думаю: а что если это «дар» обще­ния с эти­ми самы­ми духа­ми? Что если слу­жи­те­лям каким-то обра­зом даёт­ся спо­соб­ность дей­ство­вать этой силой, кото­рая как бы помо­га­ет, под­де­лы­вая дары Свя­то­го Духа, а на самом деле ими манипулирует?..

На испо­ве­ди при­сут­ство­ва­ла моя подру­га Лена как дове­рен­ное лицо. Пяти­де­сят­ни­ки отку­да-то взя­ли, что это надо делать при сви­де­те­лях. Отсю­да, мы все вари­лись в соб­ствен­ном соку, зная друг о дру­ге всю под­но­гот­ную и соблаз­ня­ясь на осуж­де­ние. Пред любым домаш­ним собра­ни­ем прак­ти­ко­ва­лась общая молит­ва, во вре­мя кото­рой каж­дый по оче­ре­ди «воз­вы­шал голос» и гром­ко по-рус­ски при­зна­вал­ся, в чём сего­дня вино­вен пред Богом. При этом, если кто-то гово­рил недо­ста­точ­но гром­ко, и его не слы­ша­ли видев­шие виде­ния и слы­шав­шие откро­ве­ния (были и такие), то мож­но было услы­шать: «На тебя виде­ния не было – ты тихо моли­лась». А виде­ли виде­ния толь­ко во вре­мя лич­ной молит­вы по-рус­ски. Подоб­ное меня все­гда сму­ща­ло: неуже­ли мы молим­ся не Богу, Кото­рый слы­шит наши молит­вы и яко­бы даёт эти откро­ве­ния, а при­ни­ма­ем за них соб­ствен­ные фан­та­зии? Ино­гда виде­ние и откро­ве­ния сов­па­да­ли в основ­ных обра­зах, и воз­ни­ка­ла иллю­зия Божьей воли.

Имен­но это и слу­чи­лось, когда я про­си­ла всех молить­ся о том, надо ли мне кре­стить­ся в тре­тий раз, ещё более «истин­но». Это было тогда, когда совер­шен­но раз­ла­див­ши­е­ся отно­ше­ния с мамой наве­ли меня на мысль, что, если Гос­подь меня не бла­го­слов­ля­ет (ины­ми сло­ва­ми, чудес в моей жиз­ни не про­ис­хо­дит и близ­кие не кают­ся толь­ко от того, что я за них молюсь), зна­чит, что-то во мне ещё не так. Ответ на молит­ву церк­ви мож­но было, конеч­но же, преду­га­дать, и я кре­сти­лась, после чего ста­ла посе­щать все собра­ния, а они были каж­дый день. В соста­ве трио я ста­ла петь псал­мы, кото­рые сочи­нял один из бра­тьев, Андрей, и я сама. Вме­сте с ними его женой Олей мы пели на вос­крес­ных слу­же­ни­ях, и ради это­го я пере­ста­ла ездить домой на выходные.

Вско­ре моя подру­га Лена уеха­ла в Аме­ри­ку, и я осо­зна­ла, что без неё мне ста­ло не на кого опе­реть­ся, не с кем в бесе­дах под­дер­жи­вать веру, и я ста­ла смут­но осо­зна­вать, что под­дер­жи­ваю её искус­ствен­но. Навер­ное, чтоб я не отби­лась от стаи, враг вло­жил в меня чув­ство, пока­зав­ше­е­ся любо­вью, что на самом деле было похо­же на отча­ян­ный страх остать­ся одной, в том чис­ле и без семьи, ведь вый­ти замуж мож­но было толь­ко за «сво­е­го».

Насчёт того, что нам всем необ­хо­ди­мо было за кого-то «цеп­лять­ся», воз­ни­ка­ет подо­зре­ние: а что если мы, сами того не осо­зна­вая, как гово­рят (и прак­ти­ку­ют) оккуль­ти­сты, «под­за­ря­жа­лись» друг от дру­га? На собра­ни­ях моля­щих­ся про­ис­хо­дит обмен энер­ги­ей меж­ду людь­ми, кото­рые сами себя эмо­ци­о­наль­но подо­гре­ва­ют, эта­кий мас­со­вый пси­хоз. И вот – кто-то исце­ля­ет­ся, а дру­гих пости­га­ют иску­ше­ния. Ведь суще­ство­ва­ло же у нас тол­ко­ва­ние слов Хри­ста о духов­ной заквас­ке как о воз­мож­но­сти зара­зить­ся одним и тем же гре­хом друг от дру­га. У нас так и гово­ри­ли: «заква­сить­ся от кого-то». Кста­ти, в этом тоже про­яв­лял­ся эле­мент гор­ды­ни: не я гре­шу, но это про­ис­хо­дит неволь­но из-за кого-то дру­го­го. Озлоб­лен­ная стая иска­ла вино­ва­то­го и отлу­ча­ла его из «церк­ви».

Как бы то ни было, с тех пор я надол­го сбли­зи­лась с музы­кан­та­ми Олей и Андре­ем. К тому вре­ме­ни, хотя все чле­ны сек­ты ярост­но боро­лись со сво­и­ми и чужи­ми гре­ха­ми, гор­ды­ня вырос­ла до такой сте­пе­ни, что запре­ща­лось даже здо­ро­вать­ся с быв­ши­ми бра­тья­ми-пяти­де­сят­ни­ка­ми, дабы не осквер­нить­ся, не гово­ря уже о при­вер­жен­цах дру­гих кон­фес­сий. Пора было вспом­нить о люб­ви, чтоб не погиб­нуть окончательно.

Пере­жи­вая из-за меня, мама серьёз­но забо­ле­ла, и ей пред­сто­я­ла опе­ра­ция. После раз­го­во­ра об этом с отцом я ощу­ти­ла себя как в клет­ке: с одной сто­ро­ны, я всё бы сде­ла­ла для того, что­бы мама пере­ста­ла стра­дать, а я дру­гой чув­ство­ва­ла, что нахо­жусь в пле­ну, что НЕЧТО, дер­жа­щее меня, намно­го силь­нее. Впер­вые я тогда запо­до­зри­ла, что Гос­подь так не дер­жит, не наси­лу­ет Он волю чело­ве­ка. Я ощу­ща­ла себя как в аду (это после «рая на земле»).

Про­шло лето, и все кани­ку­лы я не была в том горо­де, где учи­лась. За это вре­мя я мно­го дума­ла и нача­ла обре­тать своё соб­ствен­ное мне­ние, отлич­ное от мне­ния Рома­на. Толч­ком к это­му послу­жи­ло и пове­де­ние мамы, кото­рая не будучи хри­сти­ан­кой в том смыс­ле сло­ва, в кото­ром пони­ма­ла его я (но будучи по кре­ще­нию пра­во­слав­ной), тво­ри­ла истин­но хри­сти­ан­ские дела и обла­да­ла любя­щим, отзыв­чи­вым серд­цем, отве­ча­ла на зло доб­ром. Про­ти­во­по­ста­вить мами­ным делам из сво­е­го опы­та я ниче­го не могла.

За это вре­мя в общине про­изо­шёл пере­во­рот, и совер­ши­ли его Оля и Андрей, попла­тив­ший­ся за это воз­мож­но­стью про­по­ве­до­вать. Одна­ко люди шли к нему домой. Я тоже не ста­ла скры­вать то, что зре­ло во мне, и мы яви­лись винов­ни­ка­ми оче­ред­но­го рас­ко­ла, пото­му что возрев­но­ва­ли о люб­ви и ста­ли читать запре­щён­ные кни­ги, в част­но­сти, православные.

Я при­ми­ри­лась с мамой и попро­си­ла Рома­на не молить­ся за меня с «воз­ло­же­ни­ем рук» (ина­че гово­ря, с экс­тра­сен­сор­ны­ми пас­са­ми). Его это очень заде­ло. И хотя я почти пере­ста­ла ходить на собра­ния, уйти из сек­ты ока­за­лось совсем не про­сто. Вдруг я забо­ле­ла неиз­вест­но чем: нача­лось с про­сту­ды, а дошло до того, что нача­ла терять слух. Всё это вре­мя я бук­валь­но ощу­ща­ла рядом при­сут­ствие Рома­на. Оно было столь мучи­тель­ным, что мне непре­одо­ли­мо хоте­лось пой­ти к нему и бук­валь­но умо­лять, чтоб он меня отпу­стил. Оля и Андрей рас­ска­зы­ва­ли, что Роман гово­рил: «Я знаю, от чего она боле­ет. Не надо было отка­зы­вать­ся от воз­ло­же­ния рук». Позд­нее ана­ло­гич­ная исто­рия про­изо­шла с ещё одним отка­зав­шим­ся от это­го. Я не хочу нико­го осу­дить, про­сто, навер­ное, в этом про­яви­лась наша болез­нен­ная, какая-то мисти­че­ская зави­си­мость друг от дру­га. Как тут было не вспом­нить о том, что каж­до­му ново­му чле­ну сек­ты гово­ри­ли яко­бы об ответ­ствен­но­сти за сде­лан­ный шаг, а на самом деле про­сто стра­хом свя­зы­ва­лась воля: как бы меж­ду про­чим рас­ска­зы­вал­ся «слу­чай», про­изо­шед­ший с отступ­ни­ком. Чаще все­го это были какие-то жесто­кие уда­ры судь­бы, пре­под­но­сив­ши­е­ся как «кара Господня».

…Когда уби­ли мою маму, счаст­ли­во поправ­ляв­шу­ю­ся после удач­ной опе­ра­ции, я тем более вспом­ни­ла об этой угро­зе. Но, конеч­но, я уже не сомне­ва­лась, что Бог так МСТИТЬ бы не стал. Одна­ко дове­сти свою мысль до кон­ца у меня не хва­ти­ло тогда духу, ведь при­шлось бы при­знать, кому я служила…

Уйти из сек­ты лег­че, чем пре­одо­леть её вли­я­ние. Пра­во­слав­ных хра­мов я всё так же избе­га­ла. После смер­ти мамы её подру­га дала мне молит­во­слов, но как толь­ко я при­ни­ма­лась за молит­ву, мне ста­но­ви­лось очень страш­но, я ощу­ща­ла чьё-то при­сут­ствие, и ско­ро бро­си­ла молить­ся по-пра­во­слав­но­му. Меж­ду про­чим, у пяти­де­сят­ни­ков молит­вы за умер­ших счи­та­ют­ся рав­ны­ми спи­ри­тиз­му. Они верят, что душа ухо­дит сра­зу либо в ад либо в рай (в рай, конеч­но, идут толь­ко пяти­де­сят­ни­ки), и участь души уже никак не изме­нить. А если молишь­ся за умер­ше­го, по их мне­нию, вме­сто его души с тобой начи­на­ет «кон­так­ти­ро­вать» бес.

Про­шло вре­мя, я окон­чи­ла инсти­тут, вышла замуж, пере­ста­ла молить­ся на иных язы­ках. Но одна встре­ча с Пра­во­сла­ви­ем чуть было не вер­ну­ла меня обрат­но в сек­ту. Как-то по рабо­те мне при­шлось общать­ся с пра­во­слав­ным веру­ю­щим, кото­рый во вре­мя сов­мест­ной коман­ди­ров­ки в Киев во вре­мя Вели­ко­го Поста при­нял­ся рас­ска­зы­вать мне о чуде­сах, свя­тых и Законе Божьем. Я почув­ство­ва­ла неве­ро­ят­ное воз­буж­де­ние (рань­ше я назы­ва­ла это «напол­нен­но­стью Духом»), и ста­ла гово­рить в ответ то, что в меня было когда-то вло­же­но, и что, как я дума­ла, для меня уже не име­ло зна­че­ния. «Брань» про­дол­жа­лась неко­то­рое вре­мя уже в Кие­ве, но толь­ко до того момен­та, как я попа­ла на пре­зен­та­цию «хри­сти­ан­ско­го аль­бо­ма» хариз­ма­ти­че­ской сек­ты «ХХI век» родом из Австра­лии. Я была в шоке от уви­ден­но­го. К тако­му хри­сти­ан­ству я про­сто не была гото­ва. Раз­го­во­ры толь­ко о день­гах, дья­воль­ские штуч­ки вро­де сва­лив­ше­го­ся на голо­ву подар­ка от ано­ним­но­го бла­го­де­те­ля – маши­ны; при­зы­вы стре­мить­ся к богат­ству, так как это­го «жела­ет для нас Гос­подь»; фами­льяр­ное обра­ще­ние с Богом («Всё, Бог! Я так боль­ше не могу! Давай мне квар­ти­ру получ­ше!»). И ни разу не упо­ми­на­лось о душе, о буду­щей жиз­ни… Пас­тор вёл себя как кло­ун, изде­вал­ся над пра­во­слав­ны­ми свя­щен­ни­ка­ми, глум­ли­во, на поте­ху пуб­ли­ке, «осе­няя» себя крест­ным зна­ме­ни­ем. Хор высту­пал с под­тан­цов­ка­ми, на пока­я­ние бук­валь­но вытас­ки­ва­ли, заме­чая сре­ди тыся­чи ново­го чело­ве­ка. Кон­тра­стом это­му шаба­шу ста­ла про­гул­ка по Кие­ву с посе­ще­ни­ем мона­сты­рей и хра­мов. Вот тогда я при­зна­ла, что Бог – не в гро­ме, а в тихом вея­нии вет­ра, и не с теми, кто шаман­ски­ми при­ё­ма­ми при­зы­ва­ет Его, кри­ча изо всех сил и «апло­ди­руя Иису­су», – Он там, где тиши­на и благоговение.

Но кни­га Андрея Кура­е­ва «Про­те­стан­там о Пра­во­сла­вии» совсем не убе­ди­ла меня, пото­му что если враж­деб­но настро­ен­ный чело­век хочет к чему-то при­драть­ся, убе­дить его нель­зя никак. Виной, конеч­но, моя гор­дость. К тому же на рас­сто­я­нии лег­че обо­льстить­ся, и я ста­ла слу­шать диск, куп­лен­ный на пре­зен­та­ции австра­лий­ско-укра­ин­ской сек­ты. Сра­зу забы­лось воз­му­ти­тель­ное пове­де­ние пас­то­ра: музы­ка – моя сла­бость. Одна­ко новый всплеск духов­ных пере­жи­ва­ний заста­вил меня обра­тить­ся и осо­знать, сколь­ко раз после ухо­да из сек­ты я нару­ша­ла запо­ве­ди, будучи уве­рен­ной, что, ухо­дя отту­да, не ухо­жу от Бога.

Одна­жды я заеха­ла к сво­им ста­рым дру­зьям Оле и Андрею. Они к тому вре­ме­ни ушли от Рома­на и откры­ли СВОЮ сек­ту с хариз­ма­ти­че­ским укло­ном. Я попа­ла на молит­ву, кото­рая про­ис­хо­ди­ла у них дома. «Чуде­са­ми», кото­рые пока­за­ны были во вре­мя той молит­вы как бы спе­ци­аль­но для меня, я убе­ди­лась надол­го и про­дол­жа­ла к ним ездить всё чаще и чаще. Стран­ным было толь­ко то, что Оля и Андрей чуть ли не каж­дые 2 неде­ли, в зави­си­мо­сти от вли­я­ния про­по­вед­ни­ков, кото­рых они в это вре­мя чита­ли или слу­ша­ли на кас­се­тах, меня­лись даже внешне. И ещё я обо­льща­лась отно­си­тель­но их отно­ше­ния ко мне: каза­лось, мы ува­жа­ем мне­ние друг дру­га, обсуж­дая про­чи­тан­ные кни­ги, но потом ста­ло понят­но, что кни­ги, пред­ло­жен­ные мной, они даже не чита­ют. Гор­ды­ня доволь­но дол­го меша­ла мне открыть гла­за на оче­вид­ное: я для их церк­ви была «тро­фе­ем», за кото­рый они сра­жа­лись, пото­му что писа­ла псал­мы и ста­тьи, под­хо­дя­щие для их газе­ты. Меж­ду про­чим, про­чи­тан­ные с ними кни­ги вдох­нов­ля­ли меня на новые кри­ти­че­ские эссе. Осо­бен­но пора­зи­ла меня кни­га осно­ва­те­ля хариз­ма­ти­че­ско­го направ­ле­ния пяти­де­сят­ни­че­ства Бен­ни Хин­на, где он раз­ви­ва­ет мысль о том, что Свя­той Дух – это отдель­ная лич­ность Бога (дохо­дя до мыс­ли о мно­го­бо­жии) и при­во­дит опи­са­ние сво­е­го двух­не­дель­но­го «обще­ния со Свя­тым Духом», во вре­мя кото­ро­го он вме­сте со «Свя­тым Духом», кото­рый яко­бы пла­чет о гре­хах чело­ве­че­ства, без­оста­но­воч­но рыдал.

Как-то перед оче­ред­ной поезд­кой к Оле и Андрею мне при­сни­лось, что меня при­но­сят в жерт­ву на Пас­ху. Я рас­ска­за­ла им этот сон и раз­от­кро­вен­ни­ча­лась о том, как непра­виль­но жила со вре­ме­ни ухо­да от Рома­на. Они при­ня­ли это за испо­ведь. У них это про­сто, тем более, что Андрей – слу­жи­тель. Мож­но испо­ве­дать­ся пря­мо за чаем, про­сто потом пред­ло­жат помо­лить­ся. При­чём ино­гда даже и не подо­зре­ва­ешь, что в «дру­же­ской» бесе­де из тебя вытя­ги­ва­ют самое сокро­вен­ное, а потом выну­дят отка­зать­ся от того, что не удоб­но для секты.

Жаль, что я не быва­ла до тех пор на их слу­же­нии: хотя бы при­мер­но пред­став­ля­ла бы себе, насколь­ко видо­из­ме­ни­лась за всё это вре­мя их молит­ва. И может быть, унес­ла бы ноги задол­го до того, как дой­дёт до неё. Став хариз­ма­та­ми и кри­ча о духов­ной сво­бо­де, они ста­ли поз­во­лять себе гораз­до боль­ше в плане наси­лия над душой. Ско­рее все­го, та сила, кото­рой они слу­жат, про­сто посте­пен­но при­от­кры­ва­ет своё насто­я­щее лицо. В част­но­сти, у них на слу­же­ни­ях уже нача­лись рас­про­стра­нён­ные в хариз­ма­ти­че­ских сек­тах явле­ния в виде паде­ний от при­кос­но­ве­ния слу­жи­те­ля, а затем пре­бы­ва­ния в тран­се (по их вер­сии «в духе») какое-то время.

Я рас­ска­за­ла тогда кое-что о пра­во­сла­вии, так как тогда уже мно­го дума­ла и чита­ла о нём. Оля и Андрей тра­ди­ци­он­но ска­за­ли, что это идо­ло­по­клон­ство (мне­ние исклю­чи­тель­но всех сек­тан­тов из-за почи­та­ния пра­во­слав­ны­ми икон и свя­тых). Я воз­ра­зи­ла, что они, в отли­чие от пра­во­слав­ных, даже не зна­ют, что такое смерть и что после неё про­ис­хо­дит. Дело в том, что неза­дол­го до визи­та к Оле и Андрею мама во сне про­си­ла меня не ездить к ним, а ходить в пра­во­слав­ный храм, о чём я неосто­рож­но упо­мя­ну­ла. Услы­шав об этом, меня нача­ли убеж­дать, что это не мама, а бес под её видом являл­ся мне во сне, и пред­ло­жи­ли помо­лить­ся. Вот тут-то и началось.

Это было какое-то экзаль­ти­ро­ван­ное сте­на­ние со стран­ны­ми жеста­ми и опять-таки – «воз­ло­же­ни­ем рук», т.е. экс­тра­сен­сор­ны­ми пас­са­ми рука­ми. Хотя я об этом не про­си­ла, Андрей стал испо­ве­до­вать ЗА МЕНЯ мои гре­хи и даже то, в чём каять­ся я не хоте­ла (напри­мер, в молит­вах за умер­шую маму) и пря­мо ска­за­ла об этом. Но он вдруг начал «изго­нять» из меня бесов. Когда он начал при­ка­зы­вать бесам вый­ти, я ощу­ти­ла, что на меня, наобо­рот, кто-то напа­да­ет. Я как мог­ла, моли­лась на рус­ском язы­ке, что­бы Гос­подь меня защи­тил. Хоте­лось встать и убе­жать, но пони­ма­ла, что этим ниче­го не добьёшь­ся, я бы толь­ко ещё боль­ше убе­ди­ла их в том, что явля­юсь одер­жи­мой. После это­го мне три ночи сни­лось сле­ду­ю­щее: то в моё тело лез­ли бесы, отсту­па­ю­щие от молит­вы; то в окна и две­ри мое­го дома ломи­лись воры, ухо­див­шие от молит­вы; то лука­вые бого­сло­вы пыта­лись иску­сить меня сло­ва­ми из Еван­ге­лия. Оля и Андрей объ­яс­ни­ли всё это тем, что нечи­стые духи все­гда воз­вра­ща­ют­ся в «выме­тен­ную гор­ни­цу». Лов­кое объ­яс­не­ние. Тогда оно меня удо­вле­тво­ри­ло, сно­ва сбив с толку.

Не знаю, каким обра­зом после это­го мне ста­ли попа­дать­ся пра­во­слав­ные кни­ги, кото­рые я с жад­но­стью чита­ла. Не знаю, что про­изо­шло, но в один пре­крас­ный день я при­е­ха­ла к моим быв­шим дру­зьям и забра­ла у них все мои кри­ти­че­ские ста­тьи, гото­вив­ши­е­ся к напе­ча­та­нию в их газе­те. На мне уже был кре­стик, кото­рый видеть они не мог­ли, но каким-то обра­зом запо­до­зри­ли, что я «хожу в какую-то цер­ковь». Хотя раз­ве это стран­но? Ведь нечи­стые духи и об Апо­сто­лах кри­ча­ли, что они слу­ги Бога Живо­го. Неуже­ли же не почув­ство­ва­ли бы они кре­ста? Во вре­мя это­го мое­го корот­ко­го визи­та Андрей попы­тал­ся соблаз­нить меня остать­ся с ними попеть псал­мы, и начал что-то наиг­ры­вать. Но я попро­бо­ва­ла про­из­не­сти про себя Иису­со­ву молит­ву, после чего он сбил­ся и не мог вспом­нить, как играть дальше.

Всё то, что я напи­са­ла, навер­ное, кажет­ся част­но­стя­ми. Воз­мож­но, мне не уда­лось ясно изоб­ра­зить меха­низм вовле­че­ния и удер­жи­ва­ния чело­ве­ка в сек­те. Но то, что это не про­сто мани­пу­ли­ро­ва­ние созна­ни­ем, а глум­ле­ние нечи­стых сил над наши­ми сооте­че­ствен­ни­ка­ми, кре­щё­ны­ми в дет­стве в пра­во­сла­вие, думаю, будет ясно любо­му пра­во­слав­но­му хри­сти­а­ни­ну. Как это опас­но для чело­ве­че­ских душ, думаю, ясно тоже. Сла­ва Богу, что для меня всё это уже поза­ди. Но всё ещё очень болит душа о быв­ших дру­зьях, остав­ших­ся сектантами.

 

Источ­ник: офи­ци­аль­ный сайт Донец­кой епархии

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки