Главная » Алфавитный раздел » Богородица » Заступница Усердная
Распечатать Система Orphus

Заступница Усердная

( Заступница Усердная 1 голос: 5 из 5 )

архимандрит Тихон (Агриков)

 

Оглавление

 

^От издательства

Дорогие читатели!

Издавая серию книг архимандрита Тихона (Агрикова), мы хотели шире ознакомить вас с творчеством автора, чья книга «У Троицы окрыленные» переиздавалась уже много раз за последние десятилетия и приобрела большую популярность у православного читателя.

Архимандрит Тихон — великий духовный писатель двадцатого столетия — столетия мучеников за веру. И каждая часть духовного пути батюшки: война, где была пройдена суровая школа жизни; семинария и Академия, где с трудом сначала давалась учеба, сформировавшая его глубокие богословские знания; монашеская жизнь в Лавре, а затем в гонении, — каждая веха этого пути была полна возрастающего по силе страдания.

Пройдя все тяготы войны, будущий пастырь постучался в двери Лавры, прося духовных знаний. В 1954 году, с отличием окончив Духовную академию, Василий решает остаться в ней преподавать. К этому времени он уже монах Тихон. Вскоре следует рукоположение во священника.

Нередко исповедовал он целыми ночами, силой проповеди обращал к Богу заблудших. Но в то время активные пастыри были неугодны власти, и отец Тихон был изгнан из Лавры, отправлен в скитания по отдаленным малым приходам. Однако и там писал батюшка свои наставления, вел духовные дневники.

«Приидите, трапеза уготована», — зовет евангельская проповедь. Придите, насладитесь духовной трапезой, уготованной добрым пастырем Христовых овец, — взываем и мы к вам, дорогие читатели, — много здесь найдете вы различных яств: и сладкие слова утешений, и горечь обличения пороков человеческих, и соль истинной веры, и терпкое вино любви христианской, — вкусите их, пусть на тернистом пути спасения подкрепится душа ваша пищей подлинной, духовной!

В качестве примечания добавим, что, редактируя текст, мы решили максимально бережно отнестись к приводимым отцом Тихоном цитатам святоотеческих творений. Они оставлены в авторском варианте, хотя и не всегда совпадают дословно с современными переизданиями.

Последние годы жизни отец Тихон провел в подмосковном селе Тайнинском. Там принял он схиму с именем Пантелеимон. Там 15 ноября 2000 года на утреннем богослужении со словами возгласа «Слава Тебе, показавшему нам свет!» замкнулись навеки уста батюшки. Но сердце его по-прежнему зовет нас в горняя словами его писаний. Откликнемся же на пастырский призыв проповедника любви Христовой!

^Заступница усердная

Если взглянуть на нашу землю духовным взором, то она явит собой очень печальное зрелище — она вся как бы покрыта мраком человеческих скорбей, грехов, всяких неправд и беззаконий. И страшно, безотрадно было бы жить, если бы не светила нам нежная любовь Матери Божией. Как тихие звездочки во мраке ночи, сияют по всей вселенной Ее чудотворные иконы, словно бы Она обошла всю нашу грешную землю и везде оставила залог Своей милости. Многие места освятила Матерь Божия Своими иконами, чтобы они, как благодатные маяки, проливали свет надежды, указывали путь спасения людям, бедствующим в житейском море. Она у нас одна — Царица Небесная, но сколько нежных, полных благодарности имен дал Ей православный народ: «Взыскание погибших», «Утешение» и «Отрада», «Всех скорбящих Радость», «Умягчение злых сердец» и много-много других. Но, кажется, нет более сильного, более точного имени для Нее, чем Заступница, Матушка, Заступница Усердная рода христианского. Мы по праву именуем Ее так потому, что Она заступается за нас везде и всегда. Мы настолько слабы, настолько немощны, во всем стеснены, что без Нее нам было бы совсем плохо. Она только и делает, что заступается за нас, откуда бы ни пришла беда. Она всегда скора на помощь, Она ведь Мать, родная Мать наша.

В тот час, когда Она в безмолвной материнской скорби стояла на страшной Голгофе, где в муках умирал Ее возлюбленный Сын, Сын Божий, когда Она расставалась с Тем, Кто был Ее радостью, Ее утешением, Ее любовью, Она приняла от Него Материнство над всем родом человеческим. Умирая, Господь наш Иисус Христос всех нас вручил Ее попечению. И с тех пор Ее материнская любовь не знает покоя, Матерь Божия не знает другого дела, как заботиться о нас. Мы стали Ее детьми, родными, дорогими для Нее. Но надо сказать, мы очень непослушные, неблагодарные, трудные дети, да к тому же у нас столько врагов, столько угрожает нам напастей… Но разве Мать может не заступиться за нас?

«… Иже в напастех и в скорбех и в болезнех, обремененных грехи многими…»[1] Ведь мы с вами, возлюбленные братья и сестры, бываем в жизни совершенно беззащитными. И если бы Она нас не защищала, то нам совсем было бы плохо, потому что скорбей и бед у нас бесчисленное множество и всякая человеческая помощь зачастую бывает тщетна.

От кого же Она нас защищает? Да от всех врагов — видимых и невидимых. Как порой тяжело бывает на душе от незаслуженной обиды, от напраслины, от клеветы или обманутого доверия. Сколько всего этого в жизни у каждого из нас! Как же отрадно излить в горячей, по-детски доверчивой молитве перед Ее иконой всё, что мучает, все свои огорчения. Поведать Ей обо всем, что на душе, как родной Матери, как самому близкому нашему сердцу. Она всё примет, всё поймет, успокоит мятущуюся, колеблющуюся душу, возвратит радость и бодрость унывающему, укрепит подвизающегося. Сколько у Нее таких детей! Во все времена люди прибегали к Ее помощи и никогда не были постыжены.

Есть у нас особо страшные, особо сильные враги, те, которые невидимы, — наши страсти, греховные немощи, пороки долголетние, сомнения. Эти враги для души еще мучительнее, чем видимые, и грозят они не временными лишениями, а вечной погибелью. И нам непременно надо с ними сражаться и побеждать. Святой апостол пишет: наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных (Еф. 6, 12). Вот эти сонмы темных сил только и ищут нашей погибели. Мы порой и стараемся, и не хотим грешить, а вот никак не выходит у нас исправление. Мы слабы, малодушны, немудры и неопытны, а наш противник диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Пет. 5, 8). Если бы не благодатная помощь Матери Божией, то, кажется, ни за что бы нам не спастись. Но Она Сама бдит, Сама приходит туда, где душа изнемогает в борьбе с грехом или готова пасть под тяжестью земного несчастья.

Рассказывают про одну женщину. Она осталась одна с тремя малютками, и ей пришлось заниматься тяжелым трудом, чтобы хоть на что-то жить, кормить и растить своих деток. Сама она была слабая. Нужда подтачивала ее силы, а люди пользовались ее беззащитностью. Сколько, бедной, пришлось перенести обид! Она всё терпела молча, заступиться-то было некому. Но и терпения у нее всё же не хватило. Отчаялась мать и не знала, что придумать, чем облегчить свою жизнь. В горьких слезах забылась она однажды и видит: на воздухе стоит Она — Царица Небесная. Стоит в глубоком сострадании, будто бы хочет укрыть и ее, и маленьких ее деток, спавших рядом. «Не отчаивайся, — слышит она голос, — видишь, какая у тебя Заступница…» Ободрилась бедная женщина душой, укрепилась сердцем, как бы набралась терпения, и вскоре дела у нее пошли лучше: люди словно бы заметили ее тяжелое положение, стали помогать. Выросли дети, вышли в люди. Так Заступница покрывает и спасает сирот.

А это история совсем юной девушки. Она осталась одна, без родных, без защиты. Злые люди обманули ее невинную, доверчивую душу, обидели, посмеялись над ней. Надругались над всем, что было у нее святого в жизни… Померк свет Божий для бедной, одинокой души, погасла радость, потерялся смысл жизни, исчезла надежда, а враг, всегда недремлющий, стал толкать ее в пропасть отчаяния: она решила покончить с собой. В глухую полночь заперлась в своей комнате… Какое смятение охватило душу! Стоит, прислонясь к стене, бледная, одинокая, держит стакан со смертельной отравой… Дрожит рука, не слушается. Вдруг со стены падает маленькая иконочка Божией Матери, ударяет по руке, выбивает стакан, и он разбивается. Бедная девушка поднимает иконочку и вспоминает, что это ведь благословение ее покойной мамочки. Не осталось оно напрасным, не пропала втуне материнская молитва. Девушка долго рыдала, благодарила Матерь Божию. Словно бы страшная тяжесть свалилась с ее души, она возродилась к новой жизни, почувствовала, что не так уж и одинока: Матерь Божия ее хранит и спасает.

И сколько бывает в жизни таких посещений, незримых для людей, о которых знает лишь Матерь Божия да спасенные Ее любовью души!

Но, дорогие мои, это всё в земной жизни. А когда настанет для нас грозный смертный час, когда пойдем мы неведомым, но неизбежным путем к небу, на котором нас встретят бесовские мытарства, когда спросится с нас отчет о прожитом? Разве не потребуется нам Заступница, разве не будем мы искать сильной Помощницы и Ходатаицы для своей души?

Один юноша глубоко чтил Матерь Божию. Но когда он умер, то в воздухе встретили его полчища злых врагов — мерзких, страшных, наглых. Они окружили его, шумели, выли, свистели, кричали, грозили схватить его и увлечь в бездну. Юноша от страха совсем растерялся, насилу вспомнил имя Матери Божией и взмолился к Ней о помощи. И тотчас молния блеснула сверху. Она попалила и рассеяла бесовские полчища, а юноша увидел, как светлое облако сходило и покрывало его. То Сама Матерь Божия отозвалась на его мольбу и пришла заступиться.

Кто из нас, дорогие мои, не пожелает себе такой дивной, такой сильной Заступницы на пути в вечную жизнь? Она есть и у нас, Она и нас не оставляет, хотя мы и грешные, хотя мы и оскорбляем свою Небесную Матерь и ничем не заслужили Ее любви и заботы. Однако не оставляет Она нас, потому что мы христиане, потому что Сын Ее, возлюбленный Господь наш Иисус Христос, велел Ей помогать нам. Как бы ни было плохо, а всё же мы спасаемся, всё же хотим спастись, хотим смиряться, и воздерживаться, и чистоту хранить, и жить с любовью. Это всё Ее путь, Она прошла через всё это в Своей земной жизни, и про нас Она знает всё, знает, как нам порой трудно, как много у нас соблазнов, искушений и бед.

«Иже в напастех и в скорбех и в болезнех, обремененных грехи многими». Мы с полным доверием и надеждой можем просить Ее всесильной помощи и заступления. Она непременно услышит нас.

^На Покров Пресвятой Богородицы

Бесконечно счастливы те люди, которые живут под особым небесным покровительством. Это небесное покровительство, или защита, особенно проявляется со стороны Божией Матери. Великий праздник — это праздник в честь Ее Покрова.

Кому не случалось в минуту страшной опасности или в тяжелом жизненном испытании, когда отсутствовала всякая человеческая помощь, почувствовать над собой нежную заботу и Покров Матери Божией?

И сердце человеческое должно бы быть переполнено любовью к своей неусыпной Помощнице. Она — Заступница рода христианского. Она — Взыскание погибших. Она — Всех скорбящих Радость. А сегодня Она еще и Покровительница. Она покрывает нас всех, и целые страны, и народы, и храмы, и Церковь нашу, и дома, и семьи, и каждого из нас, здесь стоящих.

И не говорите, что теперь этого Покрова не видно, что его более нет с нами. Он есть! Мы только им и живем, только Ее заступлением, милостью, только Ее молитвами держимся. Да разве мы могли бы свободно жить и дышать и молиться здесь, если бы Она не покрывала, не защищала нас?.. Если посмотреть поглубже, повнимательнее на нашу жизнь, то надо сказать, что духовно мы живем очень плохо, мы — великие грешники, мы недостойны Покрова Богоматери. Мы его не ценим, мы всё ропщем и этим оскорбляем Царицу Небесную. И вот что дивно: чем больше мы грешим, чем хуже мы живем, Она всё же нас покрывает и еще больше жалеет и молится за нас, неблагодарных Своих детей.

Представьте, что у одной женщины сын-калека. Он был совсем болен, ничего не мог для себя сделать. Всё делала мать, а он только по земле ползал. Мало того что он был калека телом, он и душой был разбойник. Видно, телесные страдания так ожесточили его, что он никого не любил, никому не желал добра, только зла. И однажды ночью этот несчастный выполз из своего дома и поджег дом соседа. Когда тот обо всем узнал, кинулся в дом этой бедной вдовы, чтобы наказать, отомстить, убить ее сына. А тот спрятался за мать. И эта женщина встала между сыном и соседом.

Дорогие мои, не чувствуете ли вы, что эта женщина олицетворяет Матерь Божию? Она о нас заботится и всё для нас делает и защищает от всяких опасностей. А мы с вами — настоящие духовные калеки, поскольку нет у нас той полноты духовной, той постоянной и глубокой любви, благодарности, доверия к Матери Божией. Такое чувство неблагодарности — очень печально и страшно. Она, только Она в силах нас защитить и помочь. Она покрывает наши грехи, наше недостоинство Своей безграничной материнской любовью.

Святые отцы говорят, что Царица Небесная всесильного Бога связывает Своими молитвами и в этом как бы сильнее Его. Он не может отказать Ей, Она — Мать. В тот страшный час, когда Она в безмолвной материнской скорби стояла на Голгофе, Она была несчастнее всех людей. Страдания Ее были неизмеримы, перед Ее слабеющим взором в муках на Кресте умирал Ее безгрешный Сын. Но Она вынесла эту муку, эту величайшую материнскую скорбь, и ценой этой скорби приобрела право материнства над всем человечеством, получила благодать защищать, помогать, покрывать всех нас, христиан, и весь человеческий род.

Праздник Покрова установлен Святой Церковью в память защиты Божией Матерью греческого народа. Над греческой землей нависла опасность, ей угрожали варвары. И народ ринулся в храм, чтобы горячей молитвой и слезами преклонить на милость Царицу Небесную. И Матерь Божия покрыла верующих. Ее видели блаженный Андрей, Христа ради юродивый, и блаженный Епифаний. Она вышла из Царских врат. Рядом с Ней были святой Иоанн Креститель и святой Иоанн Богослов. Ее сопровождали множество ангельских сил, апостолы, пророки и святители.

Матерь Божия долго молилась за народ, подняв к небу Свои руки, и блаженный Андрей видел, как по Ее лицу текли слезы. Наконец Она сняла с головы Своей большое покрывало — Свой блистающий, огненный омофор и покрыла им людей. И греческий народ был спасен. Варвары были разбиты, опасность миновала, благодаря заступлению Царицы Небесной.

«Радуйся, покрове миру, ширший облака!»[2] Это историческое событие было давно, но Покров Божией Матери и поныне распростерт над нами.

Преподобный Серафим однажды, стоя на молитве, видел, как над Русской землей поднимается светлое облако и покрывает землю. Нелегкое было то время, и старцу говорили, что тяжело спасаться, что нет благодати, нет надежды. А он молился за всех — за детей своих духовных, и за близких, и за всю Россию. И вот он видит, как облако покрывает всю нашу землю, и голос говорит ему: «Это молитвы святых и особенно молитвы Матери Божией покрывают Русскую землю».

И мы дерзаем надеяться, что этот Покров доныне покрывает нас, что мы не одиноки, что у нас много помощников на небе. Мы должны питать особую благодарность к Матери Божией, к святым угодникам, просиявшим в нашей земле, к нашему родному преподобному Сергию за их любовь к нам, их попечение о нас и молитвы, по которым мы еще живем и спасаемся, по которым еще милует нас Господь.

Возлюбленные братия и сестры! Матерь Божия покрывает нас от врагов видимых и невидимых. Видимые — это всякие опасности, одиночество, или болезнь, или скорби, неприятности, трудности… Она от всего этого нас защищает, ограждает и хранит. Она особенно помогает тогда, когда возносится к Ней горячая молитва от любящего, верующего сердца.

Рассказывают, как один человек отправлялся в далекий путь. Дома он оставлял жену с малым ребенком. Прощаясь, жена со слезами говорила: «Кто нас защитит, на кого ты нас оставляешь?» — «На Матерь Божию, — отвечал муж, — Она вас покроет и сохранит». Он уехал, а один злой человек узнал, что эта женщина осталась совсем одна в доме, и замыслил погубить ее и забрать имущество. Однажды ночью он проник в дом через окно, но только коснулся пола, как ослеп. Женщина, слыша, как в соседней комнате кто-то ходит, в страхе забилась в угол, прижимая к груди своего младенца. Злодей бродил взад и вперед, натыкаясь на стены, не находя выхода. Наконец в ярости он сам поразил себя тем ножом, который принес для несчастной женщины и ребенка. Злодей покусился на жизнь тех, кто был под защитой Матери Божией. И Она покрыла, отвела беду и наказала злодея.

Матерь Божия защищает нас и от врагов невидимых. Как часто мы не замечаем, что враг готов ворваться в нашу душу, поразить нас, тяжело ранить и погубить. И эту опасность отводит от нас Матерь Божия, прогоняя врагов, Она покрывает и спасает нас. И как обидно, что мы часто не замечаем эту небесную помощь. Мы не только не стремимся жить постоянно под Покровом Божией Матери, не только не молимся Ей с живой верой и любовью — мы оскорбляем Царицу Небесную своей жизнью, своими грехами, своей неблагодарностью. Эта неблагодарность настолько преступна, настолько тяжела, что и выразить трудно.

Дорогие мои! Будем чаще помнить Ее. Будем молиться Ей. Будем искать Ее следы в нашей жизни. Будем прибегать под Ее огненный всеспасающий Покров.

Усердно помолимся Ей и за себя, и за детей своих, за родных и близких, и за всех, за будущее поколение, если Господь еще допустит нам пожить. Будем докучать Ей, как докучает матери капризный ребенок, и мать не может отказать. Ведь жизнь наша нелегкая, и спасаться с каждым днем становится всё тяжелее, и особенно, дорогие мои, страшно становится за самое дорогое сокровище — за веру нашу. Враг спасения похищает у нас веру из сердца, обкрадывает нас безжалостно. Как тать, он тихо влезает в окно нашего дома и губит навечно души наши.

Так будем умолять Царицу Небесную, чтобы Она нас защитила от злодея и душеубийцы. Будем молить Ее и о том, чтобы Она покрыла нас в тот страшный миг, который настанет для каждого из нас, — в час смерти, когда бесовские полчища кинутся, чтобы вырвать душу, увлечь ее за собой в мрачную адскую пропасть. Будем молить, чтобы Она покрыла нас, отогнала этих мерзких бесов от нашей души, чтобы Она довела нас за руку, как мать ребенка, к светлым чертогам Своего Сына. Чтобы Господь не лишил нас там хотя бы последних обителей Своего рая, чтобы быть нам там, где Сам Он, Спаситель наш, где Матерь Его Пречистая и все святые угодники, — в блаженных небесных селениях.

«Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором»[3].

^Покров нетленный

Возлюбленные братия и сестры, как хотелось бы найти тот небесный, ангельский язык, которым можно было бы рассказать о дивной красоте Пречистой Девы, Ее смирении, Ее голубиной кротости, незлобии, Ее несравненной чистоте, Ее тихой торжествующей святыне, Ее великой славе на небе и на земле.

Как хотелось бы рассказать и о том нетленном счастье, которое льется на душу человеческую, верно служащую Ей. Она так милостива, что жалеет и милует всех, но особенно любит тех, кто старается подражать Ее добродетелям, кто глубоко чтит Ее Сына.

Полюбите Матерь Божию, и в вашей душе, как в зеркале, отразится свет Ее совершенства. Полюбите Ее, и на вашу жизнь прольются лучи Ее милости и заботы. Полюбите Ее, и Она научит вас всему доброму, высокому, святому. И насколько же доступно это счастье всякому, дорогие мои, сколь возможно! Ведь Она, Матерь наша, только и ждет, чтобы мы обратились к Ней за помощью. Она хранит верных, послушных чад Своих, но не отвращается и от нас, грешников, всем хочет спастись и прийти к вечной жизни.

Сколько счастья, сколько отрады в этом сознании Ее материнской близости и любви к нам. И если когда сердце наше переполнялось любовью к Пречистой, если мы думаем о Ней с волнением и слезами радости, то зачем же расставаться с ней, зачем хоть одним грехом неблагодарности оскорблять Ее и гнать от себя? Кто глубоко чтит Матерь Божию, тот знает Ее милость и с благодарностью хранит в сердце следы Ее благодатных посещений. И сейчас разве не пришла Она к нам, разве не стоит Она рядом с нами, пламенно молясь за весь грешный мир, за каждого из нас в отдельности?

Так будем искать следы Ее посещений в нашей жизни, будем внимательно стеречь, улавливать Ее приход, будем думать о Ней постоянно и с сыновней любовью, со смиренной благодарностью принимать Ее нежные прикосновения, хранить благодать Ее посещений, тихий дух любви, смирения и мира, который приносит Она в душу…

Есть такое поволжское сказание.

В зимнюю морозную ночь бедной одинокой странницей брела Она по занесенной дороге. В поле бушевала вьюга, ветер сбивал с ног. Выбиваясь из сил, Она добрела до первой деревенской хаты и робко постучала в окно. Но ее не впустили. «Много вас тут таких ходит», — услышала Она грубый ответ. Она пошла дальше, к следующей хате. Но и здесь Ей не открыли. Так Она шла от хаты к хате, но, увы, никто не хотел Ее пускать, — как тогда в родном Вифлееме, а Она была непраздной, гнали их вместе с Иосифом. Матерь Божия прошла всё село и вышла за околицу. Ветер рвал одежду, мороз сковывал члены… В изнеможении Она зашла на гумно и заплакала. Не о Себе, нет, Она-то привыкла терпеть, а о людях. «Сын Мой, — говорила Она, — что же они такие злые? Тебя, неповинного, гонят и Меня не принимают…»

И дошли эти слезы до неба, увидел их первый грозный ревнитель правды пророк Илия, воспылал он праведным гневом на жестоких людей, не стерпел… Понеслись по небу грозные крылатые кони, раздались громовые удары, огненные молнии стал метать разгневанный пророк. Загорелись хаты, забегали люди, заголосили жены, заплакали дети, взмолились к Ней, Милостивой Заступнице, зовут на помощь Матерь Божию… Тотчас же услышала Она этот стон, жаль Ей стало бедных людей. Она быстро сняла с плеч Своих покров и накрыла им море огня, несчастных селян, оградила их от небесной кары. Смягчился и грозный пророк Илия, уступил милосердию Пречистой, отнял свою кару, умчалась его грозная колесница, никто не погиб, и пожар прекратился.

Дорогие мои, Покров нетленный привлекается покаянием. Если мы не чувствуем себя Ее родными детьми, если не питаем к Ней горячей доверчивой любви, если не ощущаем над собой Ее незримого, но постоянного омофора, то нам надо каяться. Может быть, и к нам Она приходила, тихо, робко стучалась в наше холодное сердце, но мы не узнали Ее или просто не захотели Ее принять, не открылись Ее милосердию. Да где нам заниматься Тобой, говорим, у нас своих забот хватает… И Она уходила со слезами скорби за нас, неблагодарных, грубых, погибающих… Плачет Она, молится, и посещает нас Господь скорбями, чтобы мы совсем не погибли, чтобы мы обратились, раскаялись, взыскали небесной помощи и заступления Царицы Небесной. Раз уж мы такие непослушные, такие неисправимые, и Господь видит, что ничем нас не образумить, кроме как скорбью, то надо нам, дорогие мои, эти скорби принимать как милость Божию, как единственное средство спасения, надо больше каяться да больше просить: «Матерь Божия, помоги, защити, утеши! Покаяния двери отверзи нам, благословенная Владычица!»

Как не попросить прилежно Матерь Божию открыть нам покаянием доступ к Ее милости, к Ее материнскому Покрову? Разве мы не оскорбляем Ее святую материнскую любовь? Разве не нарушаем заповеди Ее Божественного Сына и этим снова распинаем Его? Разве не плачет Она от нашего жестокосердия, ослепления, неблагодарности? И всё прощает. Разве не воздевает Она ныне Свои пречистые руки к Богу со слезами о нас, грешных и недостойных? Вся наша надежда на то, что слезы Матери Божией дойдут до Ее Сына, и Он еще пощадит нас, еще помилует за мольбы нашей милосердной Заступницы.

«Притецем же, людие, к тихому сему и доброму пристанищу — Покрову Девы…»[4]. Восплачем перед Нею о грехах своих тяжких, оставим свои злые нравы, переменим греховные обычаи, возлюбим покаяние, обновимся душой, исправим свою жизнь. Она покроет нас Своим нетленным омофором, под которым никому не тесно, всем найдется место. Иначе рискуем погибнуть безвозвратно.

Только на Тебя, Владычица, наша надежда. Мы каемся, мы плачем, мы сетуем, мы вопием к Тебе. Избави нас от праведного гнева Божия, покрой нас от лютых бед и напастей. Мы, как повинные дети, молим: нетленным Покровом покрой нас от временной и вечной погибели.

^Святая изгнанница

Это было давно, в первые века христианства. Евангельская проповедь достигла Кавказа, и один молодой князь со своим небольшим народом принял учение Христа. Далеко в горах он построил женский монастырь для желающих проводить жизнь в чистоте и молитвенном подвиге. К небу возносилось тихое пение, святое славословие, молитвы — точно ангелы святые поселились на земле, в горах, рядом с небом.

Настал праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Тихий звон благовеста доносился с гор. Князь собирался в церковь, но совсем другое задумала его дружина. «Князь, едем с нами, ведь у нас сегодня праздник винограда. Вино, веселье, гульба ждут нас…» Им на помощь поспешил старый жрец, служитель оставленных языческих богов: «Князь, не отказывайся, не изменяй отеческим обычаям…»

И князь поехал с ними, поддался минутной слабости, вспышке старых страстных привычек, послушался льстивых речей искусителей. Много было выпито вина, много сказано безумных речей, кипело веселье и страсти… А с гор лился тихий звон, точно будил уснувшую совесть. Дружине же не терпелось воспользоваться удобным случаем. «Ненавистно нам это черное гнездо, — говорили они князю. — Скажи только слово, мы расправимся с ним, разнесем его по камню…» Пьяная голова не давала отчета в действиях. Князь согласился, дружина не медлила; кони быстро донесли безумных всадников в тихий уголок земного неба, и пение смешалось с воплями и стонами умирающих, кровь полилась по ступеням храма, тихий звон сменился шумом и треском разрушения…

Последним на развалины приехал князь. Он уже отрезвел, уже заговорило сознание и совесть. Тоска снедала его. Одни развалины тлели на том месте, где он с такой любовью всё строил. Он сел на церковный помост, ночная тишина ничем не нарушалась, стоны страдалиц прекратились, дружина уехала торжествовать свою победу. Он сидел… Страшно, безотрадно было на душе.

Вдруг тихий стон рядом заставил его поднять голову… Перед ним стояла Жена с Младенцем на руках. «Ты изгнал Меня из Моего дома, ты разорил Мою обитель…» — слова, полные упрека и неведомой силы, жгли сердце князя, а очи Ее!.. Они смотрели прямо в душу, и в них было столько печали, столько страдания, что князь содрогнулся от внутреннего трепета. Закрыв лицо руками, он упал ниц…

Когда он пришел в себя, никого уже не было. Тихий стон удалялся куда-то. Но образ видения всё еще стоял перед ним. Откуда он знает эти глаза, этот лик? Почему это так взволновало его?.. Он встал, шагнул, наступил на обломок доски — она перевернулась. На него взметнулись скорбные очи — то была икона Богоматери из иконостаса. Так вот эти глаза, вот Кто явился ему, вот Кого он оскорбил! «Ты разорил Мою обитель, ты выгнал Меня из Моего дома…» — звучало у него в ушах. «Что же я наделал!» — крик вырвался из его груди. Он упал, обливаясь слезами, перед поруганной святыней, перед оскорбленной им Небесной Владычицей… «Ты разорил Мою обитель, ты выгнал Меня из Моего дома…»

Дорогие мои, не слышится ли этот укор и в нашей душе? Может быть, и к нам обращен этот упрек? Не случилось ли с нами то, что мы свою душу, с детства чистую, полную устремления к небу и святой жизни, в угоду страстям, земным удовольствиям или обычаям мира опустошили, попрали всё святое, разорили этот свой храм как нечто ненужное, лишнее, отринули от себя всё благочестивое, спасительное? Не гнали ли мы от себя Матерь Божию своими дурными делами? Не нарушали ли святые заповеди Ее Божественного Сына? Ведь Она приходила к нам, часто приходила, и приходит, но мы по своему безумию предпочитаем оставаться со своими греховными привычками, со своими страстями, вместо того чтобы открыть душу тем святым чувствам, которые приносят Ее благодатные посещения.

Она особо отдаляется от нас, если в душе у нас гнездится гордость, самолюбие, гнев и прочие нехорошие чувства. Святые отцы говорят, что где гордость, там Матери Божией нет. Она даже не приходит в эти места. Она Сама смиренная и любит смиренных, а гордость Ею нетерпима, отвратительна.

А ведь как хорошо, возлюбленные, жить под постоянным Покровом Матери Божией, во всем довериться Ее нежной заботе. Сколько же у нас скорбей, сколько трудностей! Порой нам совсем некому помочь, некому защитить нас, и одна Она, Заступница наша, в силах нас покрыть, утешить, укрепить и сохранить во всех наших искушениях и переживаниях. Как печально, как тяжело бывает на душе, если мы теряем эту всесильную помощь, если наша Всеблагая Мать Небесная уходит от нас, гонимая нашей неисправимостью, нашей нравственной нечистотой, непокорностью, бесчинством…

Не изгоняйте святыню из своего сердца, чада мои, не оскорбляйте Матерь Божию! Помните: без Нее нам будет невыносимо тяжко, безотрадно, без Нее нам не спастись.

Дорогие мои, как хотелось бы, чтобы мы, неплодные душой, принесли бы наконец добрые плоды добродетелей, чтобы мы взялись наконец за возделывание своего сердца, чтобы оно произрастило святые благоуханные плоды смирения, чистоты, терпения, кротости, молчания… Пусть наша душа отрешится от обыденной жизненной суеты, пусть забудет свои огорчения и трудности, пусть коснется душой той радости, которую приносит на землю Пресвятая Дева Мария, пусть поверит, что и нам близко и доступно небо и над нами есть Покров и милость Матери Божией. Пусть Ее святой образ всегда живет в нашем сердце, обращает нашу жизнь к святости, к чистоте, ко всему доброму и святому. Пусть Ее святость украшает нашу душу, пусть в душе у нас отразится Ее дивная кротость, Ее глубочайшее смирение, Ее твердая вера, Ее несравненная чистота, Ее безграничная любовь к Богу.

Как хорошо с Ней идти по жизни через все испытания! Как отрадно чувствовать себя под Ее всесильным и вместе с тем нежным Покровом! Ведь грозные тучи застилают горизонт нашей жизни: и личной, и семейной, и общественной, и даже церковной. Ведь мрак ночи всё более сгущается вокруг нас. И только Она еще покрывает и ограждает нас Своим блистающим омофором, только Ее пречистый лик всегда склоняется над нами в материнской тревожной заботе, только Ее светлый образ, как яркая путеводная звезда, сияет нам на жизненном пути, ведет за Собой к небесным высотам, к спасению.

Что будем делать без Нее, родные мои? Кто защитит нас, если Она откажется от нас, утомленная нашими грехами? Кто позаботится о нас, таких беззащитных, таких слабых и одиноких в этом грешном, злобном мире? Ведь Она ведет нас за руку, как мать ведет свое маленькое дитя, через бурю жизни. И спасение наше в том, что Она бесконечно любит и жалеет нас.

Не оскорбляйте Матерь Божию! Не гоните Ее из своего сердца упорной неисправимостью, неблагодарностью! Ведь Она стоит над нами, в молитвенном восторге подняв Свои пречистые руки к Своему возлюбленному Сыну, нашему Господу Спасителю Иисусу Христу. Она для всех нас хочет спасения, но взор Ее печален: слишком много греха на земле, слишком много беззакония, и Ей тяжело молиться за людей, которые совсем забыли Бога и не хотят знать Его священного закона. О Матерь Божия! Мы Тебя гоним своими грехами. Ты — Святая Изгнанница. Но не оставляй нас сиротами, не дай нам погибнуть в море житейском, не уходи от нас, сохраняй нас среди всех зол и напастей, веди нас за руку к вечной жизни! Матерь Божия, спаси нас!

^Святая вратарница

Кто из нас не стоял перед закрытыми дверями? Сколько томления в этом ожидании, особенно в холодную зимнюю ночь, в ненастье, в бурю. Сколько страха быть неуслышанным, непринятым!

Говорят, один безродный старичок так и замерз со своей маленькой внучкой у закрытых дверей хаты. Их застигла вьюга на дороге, они долго стучались, обогреться хотели, переждать непогоду, но их не пустили, и они замерзли, занесло их снегом… Только по бугорочкам снежным нашли их…

Мы идем своим жизненным путем, и перед нами как бы закрытые двери, заключенные врата Небесного Царства, — заключенные с тех пор, как только мы сознательно стали грешить, оскорблять правосудного Бога. Но по милости Божией эти грозные и блистающие врата райских селений могут открыться для нас, как открылись они благоразумному разбойнику, как открылись они всем праведникам, искупленным крестным подвигом Господа нашего Иисуса Христа. И Господь всех нас призывает в Свое Царство, всех нас туда ведет и ждет и никого не лишает награды. Но всё же может случиться, дорогие мои, нечто страшное, непоправимое, и когда мы придем к этим заключенным дверям, они не откроются перед нами, нас не впустят или же извергнут вон, как негодного раба, не имевшего брачной одежды (см. Мф. 22,11-13).

«Чертог Твой вижду Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь…»[5] В эти светлые селения праведных не войдет ни одна душа, опутанная грехами и падениями, не омытая покаянными слезами, одетая в жалкое рубище страстей. Если мы не поспешим, не позаботимся приготовиться к этой вечере в Царстве Божием, то двери прекрасного брачного чертога не откроются перед нами. Да не будет этого!

Есть такая евангельская притча, ее нельзя читать без слез — притча о десяти девах (см. Мф. 25, 1-13). Пятеро были разумные, запасливые; когда пришел замедливший Жених, они сразу зажгли свои светильники и вошли с Ним на брак, и затворены были двери. А неразумные проспали, не позаботились о своих светильниках. Когда пришел Жених, им не с чем было встречать Его, пошли покупать елей и опоздали, пришли к затворенным дверям. Они стучались, просились, но им отвечали: «Мы не знаем вас, идите, здесь нет вам места». О ужас! Они остались вне прекрасного чертога, лишились наслаждения, награды, остались навсегда вовне, на холоде, во мраке… Господь да сохранит каждого, дорогие мои, от этой страшной участи.

Сколько слез позднего раскаяния, сколько терзаний совести и безплодного сожаления у тех, кто опоздает, не войдет. Это самое страшное, безотрадное состояние — опоздать по собственной лености, по неразумию, по безпечной медлительности.

Как же прекрасны эти райские селения! Святой тайновидец, апостол Иоанн Богослов, созерцал однажды в дивном видении Небесный град Иерусалим, где всё новое (см. Откр. 21, 5). Он был украшен, весь сиял красотой, славой, блаженством. Там не было ничего нечистого, ничего печального, там вместо солнца светила слава Божия, и праведники в великой радости наслаждались славословием Бога, а вне ворот этого прекрасного, столь желанного города — псы, и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители и всякий любящий и делающий неправду (Откр. 22, 15). И как страшно, как бесконечно печально не войти в этот город, остаться вне навсегда…

Закрытые двери… Святые отцы потоки слез проливали, представляя себе то страшное состояние, тот страшный миг, когда может быть услышан ответ: «Не знаю тебя!..» (ср. Мф. 25,12; Лк. 13, 25; Ин. 5, 42 и др.). «Слыша это, — говорит преподобный Ефрем Сирин, — будешь стоять пристыженным. В то же время дойдет до ушей твоих глас радования и веселия, узнаешь голос каждого из друзей твоих и горько воздохнешь тогда, говоря: увы мне, несчастному. Какой славы лишился я и от какого содружества отлучен за злые и непотребные дела! Но воистину праведен суд Божий. Они жили воздержно, а я гонялся за всякого рода удовольствиями… Зато они теперь радуются, а я плачу, они будут царствовать со Христом бесконечные века, а я с антихристом ввержен буду в огонь вечный…» Это и подобное сему будешь говорить, терзаясь, и никакой не получишь от того пользы, потому что нет там пользы и в покаянии…

Возлюбленные братия и сестры! Для нас с вами, таких ленивых, таких неисправимых, не было бы никакой надежды войти в этот Небесный Иерусалим, если бы у ворот его не стояла наша Вратарница…

Вот история Иверской иконы Божией Матери. Эта икона находилась у одной вдовы в Никее. В период иконоборчества эта женщина, чтобы уберечь эту святыню от поругания еретиков, со слезной молитвой и глубокой верой принесла ее на берег моря и пустила по волнам. Каково же было ее изумление и радость, когда икона, никем не поддерживаемая, двинулась по поверхности моря, удаляясь от берега.

Долгие годы эта икона находилась неизвестно где, но наконец однажды она в сиянии небесного света приблизилась по морю к Афонской Горе. Иноки с благоговением приняли небесный дар, принесли икону в храм и поставили в алтаре. Но на другой день ее нашли над воротами обители. Ее каждый раз уносили в алтарь, но она всё возвращалась на то место, которое выбрала сама, — над воротами обители. Наконец Матерь Божия в видении объявила одному иноку, что не хочет быть охраняема ими, но Сама будет их Хранительницей и в этом веке, и в будущем. Икону так и назвали — Вратарница. И сколько отрады, сколько надежды для нас с вами, возлюбленные, в этом наименовании.

«Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая»[6].

Вратари бывают жестокие, злые, а Она бесконечно жалеет нас, всем хочет спастись.

Есть такое церковное предание. Святой апостол Петр, которому Господь вверил ключи рая, стал замечать там души тех, кого он не впускал, которые попали в рай неизвестно каким путем и не должны бы были там находиться. Он долго недоумевал, следил, но не мог найти причину, а грешные души всё появлялись неведомо откуда. Долго ходил апостол и наконец что же он увидел? У ограды рая стояла Божия Матерь. Она печально глядела, а в руках Ее была лестница. Эта лестница опускалась вниз, прямо в адскую пропасть, и по ней с трудом, медленно поднимались души грешников, которым удалось вырваться из адских мучений. С какой благодарностью кланялись несчастные своей милостивой Спасительнице! А Она всё стояла, и из Ее очей текли слезы жалости и сострадания. Долго наблюдал апостол эту картину наконец он тихо удалился, не смея препятствовать милосердию Царицы Небесной…

А ведь говорят, возлюбленные, однажды Она Сама, одинокая Путница, брела через силу по заснеженному полю, дошла наконец до села и долго стучалась в окна домов. Всё село прошла, и никто Ее не впустил, никто не открыл Ей двери своего теплого жилища. Она так и осталась на холоде, на морозе.

Может быть, и мы с вами были среди тех жестоких людей, которые не захотели впустить Ее к себе, может быть, в наше сердце стучалась Она, хотела нам помочь, обрадовать, успокоить, но мы не открыли Ей, мы не поверили Ей, прогнали от себя… И можем ли мы надеяться, что Она поможет нам, сжалится и впустит в желанные врата небесного чертога?

Она готова всех нас впустить, Она только и делает, что ищет нашего спасения, но есть одно, что не допускает, препятствует Ее помощи, — это наша неисправимость. Самое страшное, самое пагубное для нас — это то, что мы плохо исправляемся, никак не оставим грехи свои. А плохо исправляемся мы потому, дорогие мои, что забываем свои прошлые грехи, мы каемся, и Господь нас прощает, но помнить грехи и плакать о них надо всю жизнь. Какие бы добродетели мы ни стяжали, какие бы подвиги ни совершали, они малы по сравнению с нашими грехами. О, если бы мы всегда живо сознавали, что ведь я великий грешник или великая грешница! Это помогло бы нам исправиться, это сохранило бы нас от осуждения ближних, от всякого превозношения и гордости.

Один раз пал великий царственный пророк, но принес покаяние, которое принял Господь; и всё же он не перестал оплакивать свое падение всю жизнь, даже и теперь еще оплакивает. Беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну, — смиренно исповедует он (Пс. 50, 5). Святой апостол Петр всю жизнь вставал в полночь, в час своего малодушного отречения от Спасителя, плакал, и потоки слез оставили глубокий след на его лице.

Мария Египетская сорок семь лет провела в пустыне в жестоких трудах покаяния. Терпела зной, стужу, боролась со своими страстями… А мы? Мы ничего не делаем, чтобы загладить свои грехи, мы не только прошлые грехи не помним, но и настоящих не замечаем, живем так беспечно, так рассеянно, мы настолько низки в духовном отношении. Оттого и на исповедь идем, не страшась, не только слез нет, нет и искреннего покаяния, даже грехи свои собрать не можем, не умеем.

Но как же помнить свои грехи, возлюбленные? Святые отцы учат, что не надо вспоминать подробности падений, что нельзя останавливаться мыслями на старых искушениях, чтобы не быть наветником самому себе, чтобы не увлечься вновь, чтобы не ожили в сердце страстные движения. Надо лишь всегда помнить и сознавать, что мы перед Богом преступники, прах, и притом грешны, нечисты. Да разве это не так?

Ну чем мы можем похвалиться, чем оправдаться перед Богом, нашим Создателем, Господом и Судией, мы, немощные, грешные, смертные люди? Чем? Но Господь так милостив, что не воспомянет наших грехов, если мы сами их помним, лишь бы это привело нас в состояние искреннего, постоянного покаяния и глубокого смирения. Покаяние и смирение — два крыла, на которых душа поднимается из своего гибельного нечувствия, освобождается от уз греха и возлетает прямо на самое небо.

Но бывает так, возлюбленные, что иногда при нашей невнимательной, рассеянной жизни мы совсем запутываемся, погрязаем в грехах и не чувствуем всю опасность своего положения. Хотим встать, но ничего у нас не выходит, не знаем, с чего начать, как положить начало покаяния. И всё потому, что не видим ясно своих нынешних грехов, а прошлые забыли. В таком случае, возлюбленные, говорю вам: просите Ее, Матерь Божию. Просите настойчиво, дерзновенно. Она «полагающих начало покаяния грешников верная Предстательнице». Она «крепкое возбуждение спящих совестей»[7].

Она поможет нам вспомнить все наши грехи, может быть, давние, совсем забытые, — грехи детства, юности. Она всё напомнит, всё откроет, Она поможет покаяться и стать на путь исправления.

Будем же помнить, дорогие мои, помнить постоянно о закрытых дверях прекрасного чертога, будем помнить о страшной участи неразумных дев, опоздавших на брачный пир к Жениху. Будем помнить и исправляться, чтобы и нам не опоздать, не лишиться вечного райского наслаждения.

Будем с верой просить Матерь Божию, Всеблагую Вратарницу: «Милосердия двери отверзи нам…» Она откроет нам спасительные двери покаяния и Божиего милосердия, Она откроет нам и светозарные врата небесного чертога, где все мы, по милости Божией, сподобимся вечной радости и блаженства со всеми святыми и праведными.

«Радуйся, благая Вратарнице, двери райския верным отверзающая!»

^Заветная святыня

Положение честной ризы
Пресвятой Богородицы во Влахерне

Когда умирает добрая мать, она завещает своим детям нечто на память. И эти завещанные вещи хранят как святыню, как сокровище всю жизнь. Бывает, что эти завещанные вещи оберегают человека от болезней и смерти.

В тот тихий священный час, когда сияющий Гавриил слетел с неба к Деве Марии, чтобы сообщить Ей радостную весть о скором переходе на небо, Она стала готовиться к этому желанному моменту. Свои одежды Она отдала двум бедным вдовицам, которые служили Ей при жизни. Завещанные Богородицей ризы хранились в Назарете много лет. В IV веке два греческих сановника посетили Палестину и побывали в Назарете. В одном доме они увидели много зажженных лампад, здесь же лежало много больных, недужных. Расспросив, они узнали, что тут хранится риза Божией Матери, от которой многие получают исцеление. Эту-то святыню сановники и взяли с собой в Константинополь, там и положили ее во Влахернском храме.

В IX веке на Константинополь напали язычники. На кораблях подошли они к городу и хотели взять его. И тогда греческий Патриарх с духовенством крестным ходом понесли честную ризу Богоматери к морю. И только коснулись ею воды, как поднялась сильная буря и погубила все вражеские корабли.

Возлюбленные братия и сестры! У нас теперь два главных врага на пути спасения: буря душевных страстей и опасное нерадение. В первом случае нам надо просить Матерь Божию, чтобы Она утишила волны страстей (неверия, гнева, нечистоты, недружелюбия) в наших душах. И второе: чтобы Она избавила нас от страшного нерадения — ведь гибнем, тонем, леденеем душой и сами этого не чувствуем.

Будем хранить завещанные Ею святыни. У нас нет Ее святой ризы, но есть святые иконы. Вот и будем хранить их как сокровище, а маленькие иконочки носить на груди. Тогда и нас не посмеют коснуться хищные звери, видимые и невидимые, ибо Матерь Божия защитит нас.

^Небесная странница

Когда Господь наш Иисус Христос сошел с неба на нашу грешную землю во имя совершения великого дела нашего спасения, когда Он жил на земле, когда Он ходил, проповедовал, утешал, Его собственная жизнь совсем не была легкой и спокойной. Он не имел покоя и не искал его. Он не требовал (и почти не получал) благодарности. Он постоянно ходил по городам и селам, совершая всюду добро, оказывая милость. Сам Он при этом не имел, где приклонить главу (см. Лк. 9, 58).

Вслед за Ним ходила Его Пречистая Матерь, Пресвятая Дева Мария. Она так любила Своего Божественного Сына, так желала всегда Его видеть, так томилось Ее материнское сердце опасениями за Его жизнь (Она ведь знала, с какой злобой встречали Его проповедь любви и милосердия жестокосердные люди), что не могла оставить Его. Она незаметно следовала за Ним в отдалении, не искала Себе почета как Мать Божественного Сына, при этом забывая о покое и отдыхе. Ее странствия начались еще задолго до того, начались, когда Она, спасая Малютку Христа от Ирода, бежала в Египет. Потом Она шла вслед за Господом, когда Он с проповедью Евангелия обходил города и села Палестины. Она много странствовала и после вознесения Господа нашего Иисуса Христа на небо.

Предание говорит, что Лазарь, некогда воскрешенный Спасителем, впоследствии ставший епископом на острове Кипр, сильно скорбел, желая увидеть Божию Матерь, но не смел приехать в Иерусалим, где фарисеи по-прежнему искали возможности убить его. Богоматерь согласилась посетить остров. Был прислан корабль, но по дороге буря отнесла его совсем в другое место. Это была Гора Афон, усеянная в то время языческими храмами. Бесы, обитавшие в идолах, сами объявили людям о приближении Божией Матери, будучи не в состоянии вытерпеть Ее благодатной силы. Богородица полюбила Афон, просветила его жителей евангельским учением и назвала это место Своим жребием. Посетила Она и Лазаря, побывала у апостола Иоанна Богослова в Эфесе…

Матерь Божия довольно долго прожила на земле. Она уже томилась, желая скорее вновь увидеть Своего возлюбленного Сына, но Господь держал Ее на этом свете для укрепления Своей юной Церкви. Пресвятая Богородица поддерживала апостолов, служила утешением верующим, всем помогала, за всех молилась. Многие, желая Ее видеть, приходили из дальних стран и были безмерно счастливы, если сподоблялись Ее беседы и благословения.

Современники говорят, что во всем Ее поведении, даже во внешнем облике чувствовалась особая благодатность.

Мы с вами, дорогие мои, не видим Ее своими телесными очами, мы, грешные, недостойны смотреть даже на Ее изображение, на Ее святой образ. Но Она так милостива, так снисходительна к нам, что Сама посещает нас, Сама являет нам Свои умилительные иконы, Сама всюду странствует, посещая самые далекие, забытые всеми места.

Небесная Странница — Небошественная — неоднократно посещала и нашу Русскую землю, бывала в разных ее краях. На севере чтят Ее как свою Заступницу в образе Тихвинской чудотворной иконы. Не людьми, а Божественной силой в XIV веке была перенесена эта икона в Новгородские пределы. Впервые явилась она рыбакам на Ладожском озере, когда они ночью ловили рыбу. Внезапно облистал их дивный свет, в лучах которого они увидели икону Богородицы. Они хотели принять ее к себе, но Небесная Странница последовала дальше. Во многих местах являлась эта икона, многих освятила своим пребыванием, пока не остановилась на горе, близ города Тихвина.

Небесная Странница… Сколько любви в том, что Она Сама посещает нас, что Она согласилась разделить нашу участь, участь изгнанников на этой земле, что Она не остается на небе, в райских селениях, а ходит по нашим дорогам, ищет заблудших, поддерживает усталых, сопутствует всем, кто идет тесным путем за Христом.

Мы с вами здесь только странники, только пришельцы. Святой апостол Павел говорит христианам, что мы не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего (Евр. 13,14). И нет Спутницы более верной на пути к этому прекрасному небесному городу, Небесному Иерусалиму, чем Матерь Божия, Вратарницей которого поставлена Она — благая Одигитрия-Путеводительница, постоянно о нас заботящаяся, исправляющая, спасающая.

В Великую Отечественную войну Ее видели на поле брани после сражения. Она мужественно обходила погибших воинов, полагала венки небесных цветов на их головы, как бы венчая их смерть, и тихо молилась…

Ее видели в доме умирающей бедной сиротки. Она пришла взять к Себе эту юную душу, не видевшую на земле радости, чтобы утешить ее и навсегда водворить в раю.

Ее видели в бушующем море. Светлой путеводной звездой сияла Она впереди корабля. Люди обессилели, уже совсем отчаялись в неравной борьбе со стихией, сбились с пути, и тут явилась Она и пошла по волнам, указывая путь к берегу, где в напряженном ожидании стояли их родные — жены, матери, дети моряков…

Сколько мест на земле хранят следы Ее благодатных посещений, скольким людям являлась Она даже не в видении, а наяву: преподобным Сергию, Серафиму Саровскому, Парфению Киевскому и другим.

К авве Сергию Она пришла сказать, что услышана его молитва об учениках, о святой обители его, получается, что и о нас с вами, потому что и для нас это место самое близкое и родное. Она на все времена обещала Лавре Свой покров и благословение.

Приходит Она к нам, грешным. И кто молился горячо, с верою, тот чувствует сердцем своим, что Она здесь, среди нас… И нам подобает с глубоким благоговением и благодарностью воскликнуть: откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне? (Як. 1,43).

Приходит Она к нам, дорогие мои, приходит постоянно. Скажу более: Она никогда бы не уходила, не оставляла нас, если бы мы сами не прогоняли Ее своими грехами, своим невниманием, неблагодарностью, неисправимостью. Что Она может найти у нас доброго, достойного? Чем мы порадуем свою Небесную Заступницу? Мы приносим Ей свои скорби, поверяем свои нужды, просим помощи… Она так милостива, так милосердна, что слышит всех, самых грешных и нечистых жалеет, плачет о них, помогает и хранит.

Но если мы хотим быть Ее чадами, если хотим порадовать Ее и всегда быть с Ней, то нам надо переменить свою жизнь. Нельзя оскорблять Ее святыни своими грехами. Надо внимательнее посмотреть на свою жизнь и спросить себя: «Куда же я иду? К чему стремлюсь? Приведет ли мой путь к вечной жизни?» И если окажется, что мы до сих пор блуждаем во мраке, по распутиям сего грешного и прелюбодейного мира, если окажется, что мы даже не знаем, куда идем, где находится этот желанный Небесный Иерусалим, город чистоты, красоты, святости и блаженства, то не пугайтесь, тем более не отчаивайтесь, дорогие мои, неустанно просите Ее, благую Одигитрию. Она непременно поможет найти путь спасения, поможет идти по нему, поскольку путь спасения — это тесный, скорбный путь. Сколько испытаний, сколько опасностей таит он в себе, сколько неожиданностей!

Но с Ней — верной Спутницей — мы не будем одиноки, не потеряемся в этой бурной жизни. Сама будучи Странницей, здесь, на земле, Она ходит по дорогам, селам и улицам наших городов, спасая девиц, юношей, потерявших честь и смысл жизни, укрепляя дух и силы больных и престарелых, наставляя отчаявшихся и заблудших.

Когда малые дети-сиротки сбились с пути в темном лесу и их настиг ужасный ураган, они стали плакать и кричать в один голос: «Мама, милая мама, зачем ты нас покинула, где ты?!» Богородица в виде доброй крестьянки вышла к ним навстречу, обласкав, довела до теплой хаты лесника и стала невидима…

Когда за юной девицей, собиравшей в лесу грибы, погнался злой человек, она возопила о помощи к Богородице. Матерь Божия, будучи невидимой, вступилась за несчастную, и преследовавший ее человек свалился в глубокий овраг и поломал себе ноги…

А скольких несчастных путников Она спасла в зимнюю стужу, дождливой осенью, среди дремучих темных лесов, на суше и на море, днем и ночью, простирая Свою материнскую руку помощи.

О возлюбленные братия и сестры, будучи странниками на распутиях жизни, станем взывать к Небесной Страннице — Матери Божией. Да защитит Она всех нас от врагов видимых и невидимых и доведет до светлых врат Небесного града Иерусалима.

^За пречистой девой

Блажен человек, имеющий в жизни доброго наставника, которого можно слушать, которому можно подражать и полностью довериться. Жизнь — странствование… Хорошо идти проторенным путем. Одигитрия — Путеводительница… За Ней идет весь христианский мир. Она учит нас, как нужно жить, как украшаться добродетелями. Пресвятая Дева сияет лучами всех добродетелей. Остановимся на трех из них: первая добродетель — это предание себя воле Божией, вторая — чистота тела и души, третья — мужественное перенесение скорбей.

Итак, пойдем за Ней. Она-то не поведет нас по ложному пути. Ее дорога за Христом.

Вот Архангел возвещает Ей слова великой радости: Радуйся, Благодатная, благословенна Ты между женами (Лк. 1, 28).

Архангел возвещает Ей великое и страшное таинство, а Она, в смирении склонив Свою главу, говорит: Се, Раба Господня (Лк. 1, 38).

Далее мы видим Ее с Иосифом и Богомладенцем бегущую в чужой Египет. Сколько тревог, опасений, волнений выпало на Ее долю, может быть, и тайных слез… Позади слышны звуки мечей, предсмертные крики умирающих младенцев, стоны и вопли несчастных матерей… Впереди ночь, глухая дорога в пустыне, кишащей разбойниками. Только надежда на Бога помогает перенести все тяготы трудного пути.

Насколько же это поучительно для нас! Как часто вместо надежды на Спасителя мы надеемся на себя или на людей, стремимся сами устроить свою жизнь и часто жестоко ошибаемся. Воля Божия всегда над нами. «Как бы с закрытыми глазами бросайся в житейское море, — наставляет епископ Феофан Затворник, — предаваясь руководству воле Божией». Нужно полностью вверить себя высшей воле. Она всемогуща, всеобъемлюща. Она хранит и руководит всеми.

Пречистая Матерь всегда следовала воле Божией, покорялась всемогуществу и силе ее. Последуем же за Ней и поучимся от Нее, как стяжать чистоту тела и души. Богоматерь сияет девственной чистотой. Очевидцы говорят, что стоило только взглянуть в Ее светлый лик, как сразу же чувствовалось нечто Божественное, высокое, чистое… Ее чистота — свежее белоснежных лилий, светлее сияющих горных вершин, лучей яркого солнца. И нам нужно стремиться к этой чистоте, нужно дорожить тем, что мы имеем пример величайшей чистоты в образе Честнейшей херувим и Славнейшей без сравнения серафим.

Чистое око души позволяет человеку видеть небо. Чистый человек способен с земли видеть Бога, живущего на небесах. Все мы от юности подвержены грехам и порокам плоти. «От юности моея мнози борют мя страсти…» (антифон, глас 4).

С раннего детства мы страдаем от грехов, загрязняем одежды невинности грехами плоти. И чем больше живем, тем в большей степени теряем чистоту. И часто к старости человек обнажается совсем, потому что чистые одежды истлели, а новых он еще не приобрел. И вот стоит он — обнаженный, жалкий, неключимый. Скоро его позовут. В чем он явится к Судии правосудному? «Ризу мне подаждь светлу… многомилостиве Христе Боже наш»[8].

Нужно просить Матерь Божию обновить наши истлевшие, худые одежды души. Нужно просить, чтобы Она в час нашей кончины предстала и избавила нас от мучений, покрыла честным Своим омофором.

Посмотрите, дорогие мои, как мужественно переносила Она все скорби и испытания. Тайная вечеря… Ядущий со Мною предаст Меня (Мк. 14, 18). С какой болью эти слова разрывали Ее сердце. Разве Она не знала об этом? Затем Гефсимания… Толпы народа с горящими факелами… Ночь во дворе Каиафы, — Ее не пустили туда. Там мучают Ее Сына. Она страдает… Крестный путь… Голгофа… Сколько жестоких мук выпало на Ее долю. И Она всё перенесла, верила Своему Сыну и Богу, верила и терпеливо несла вместе с Ним крест.

После Голгофы и вознесения Иисуса Христа Ее неистощимая любовь обратилась к нам. Понять ее и объяснить невозможно. Только привычный пример земной материнской любви может в какой-то степени раскрыть силу любви Пресвятой Богородицы.

Вот мать ждет сына. Полночь… Он приходит пьяный, грязный, ругается, оскорбляет, готов ударить. «Покушай, отдохни, сынок…» — просит его мать. Лег, забылся тяжелым сном. Проснулся, а она всё стоит и смотрит на него. Ни укора, ни обиды — одна тоска, сострадание, прощение в ее взоре. Что-то отозвалось в сердце сына: жаль стало мать — она изменилась, поседела. Встал, подошел: «Прости, мама». Заплакал, упал в ноги: «Прости, родная, плохой я сын…»

Нежная материнская любовь пробудила душу. Также хранит нас любовь нашей общей Матери Приснодевы. Мы живем, суетимся, обижаем других и Ее, но Она молчит. Наступает ночь. Со злым сердцем, без молитвы, в угаре вражды и ненависти мы забываемся тяжелым сном. Она стоит над нами в тихом смирении, и Ее уста шепчут: «Дети Мои, бедные дети! Как тяжело вам в жизни, как много грехов творите». Скорбные очи Ее подняты к небу, Она молится и тихо благословляет Своих детей…

Материнская любовь Царицы Небесной хранит нас всегда. Только нужно уметь довериться Ей. Нужно научиться от Нее беззаветной любви и умению терпеть скорби жизни. Пойдем же за Пречистой Девой, будем думать чаще о Ее великой любви к нам, о Ее неизреченном милосердии.

Матерь Божия, Матерь всех нас, грешных, мы к Тебе хотим. Помоги нам, возьми нас за руку, и мы будем вечно счастливы.

^Источник счастья

Самыми блаженными минутами для Матери Божией на земле были, несомненно, те, когда Она на руках носила Богомладенца Христа. Радость материнства пронзила всё Ее существо с того мгновения, когда Архангел — небесный вестник — сообщил Ей тайну Боговоплощения: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою (Лк. 1:28).

С этого времени Она стала носить Богомладенца в Себе, чувствовать Его в Своем сердце. Это исполняло Ее радости неизреченной. Но еще большую радость и блаженство испытала Она, когда увидела Его, пришедшего с неба, Своими глазами. Что Она пережила в ту минуту? Какие слова могут выразить Ее чувство?

Господь с Ней… на Ее руках. Он покоится на Ее груди. Она Его ласкает, очей Своих не отводит от Его глубоких, как океан вечности, глаз. Сколько счастья испытала Она, сколько радости! Исполнились слова небожителя: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою. Он оставался с Ней, будучи ребенком, а когда вырос, ушел проповедовать. Он учил народ, переходил с одного места на другое, и Она подолгу не видела Его. Матерь Божия тосковала, как одинокая голубка, плакала в Своем одиночестве…

Он бывал среди злобных и коварных врагов. Однажды Она нашла Его в доме Симона в Капернауме. И когда осталась наедине с Ним, Свою голову положила Ему на грудь и… плакала. Тяжела разлука с Господом. И как радостно всегда пребывать с Ним.

Самыми счастливыми минутами в жизни Богоматери были минуты, когда Она находилась со Своим возлюбленным Сыном и Богом.

Самые счастливые минуты для нас, дорогие братия и сестры, это когда Господь бывает с нами. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне и Я в нем (Ин. 6:56). Оказывается, что и мы можем быть так же счастливы, как и Богоматерь. Можем носить Господа в себе, в своем сердце. Какое счастье быть вместе с Богом, наслаждаться небесной тишиной, радостью, вожделенным миром. Эти минуты счастья, таинственного общения с Богом наступают в момент Причащения Святых Тайн. Господь входит в сердце, и вместе с Ним вливается струя неземного блаженства. На сердце тихо, светло, и человек таинственно беседует со своим Небесным Отцом. Эта беседа подобна той, которую имели дети Едема в период своего девства. Они были чисты, невинны, и Господь был с ними. То же самое и в минуты достойного Причащения — в таинстве Святой Евхаристии человек обретает первозданную чистоту и удостаивается беседы с Богом.

Таким образом, условием таинственного пребывания в Боге является чистота. Пресвятая Дева Мария удостоилась носить в Себе Господа за Свою чистоту. Лучи Ее девственной чистоты затмевали огненных херувимов и сияющих небесной красотой серафимов. В лучах Ее чистоты меркли их огненные лики и блекли лучи зари, восходящей над Едемом. Свет Приснодевства светит теперь над миром. Где чистота — там Бог, где Бог — там счастье вечной любви.

«С нами Бог, разумейте, языцы!..»[9]

Бушует море, тонет корабль. Юноша чудом спасается, оказывается, что с ним было маленькое Евангелие. С ним был Бог… Бушует житейское море, волны разбивают последние надежды, горькие скорби, искушения — ярые волны — заливают душу… Но не отчаивайся, пловец: с тобою Бог, Бог крепкий, Властитель мира. Он скажет: Умолкни, перестань (Мк. 4:39), и умолкнет буря, откатятся от сердца тяжелые волны и наступит тишина. «Житейское море, воздвизаемое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти: возведи от тли живот мой, Многомилостиве»[10]. Каждый день и час доносится этот вопль житейского моря, и с ним звучат другие слова: «Услыши ны, Боже, Спасителю наш. Упование всех концев земли и сущих в море далече, и милостив, милостив буди, Владыко, о гресех наших и помилуй ны»[11].

Так молится человечество о своем спасении. И вместе с ним простирает к Престолу Божию Свои руки Богоматерь. Она неслышно ступает по бушующим волнам моря, помогает пловцам выбраться из пучины. «Предстательство христиан непостыдное… не презри грешных молений гласы… предвари… на молитву и потщися на умоление…»[12].

Она — источник самого высокого счастья — возможности быть всегда с Богом; носить Его в своем сердце; испытывать радость от служения Ему. Будем же неотступно просить об этом Матерь Божию. Она держала Его на Своих пречистых руках, прижимала Его головку к Своей материнской груди, — Она и нас научит быть всегда с Господом, а с Ним — быть счастливыми здесь и там.

^Мать

«Утоли болезни многовоздыхающия души моея…»[13] Возлюбленные братия и сестры! Я не ошибусь, если скажу, что эта просьба — вопль каждого из нас. Живется нам нелегко. Мы постоянно воздыхаем под бременем тяжких жизненных испытаний, всяких невзгод, скорбей и болезней, их особенно много у нас. Нет человека, который не страдал бы. Маленький ребенок, только что родившийся, крошка совсем, уже плачет, уже страдает. А сколько болезней перенесет он в течение всей своей жизни! Бывает, что человек всю жизнь страдает каким-нибудь тяжким недугом. Болезни бывают телесные, болезни бывают и душевные. Они связаны между собой. «От многих моих грехов немощствует тело, немощствует и душа моя…»[14]. Если бы не было душевных болезней, люди не страдали бы и телом. Господь наш Иисус Христос, исцеляя больных, возвращая зрение слепым, поднимая расслабленных, говорил: Чадо, прощаются тебе грехи твои (Мк. 2:5), указывая, что причина болезни в грехе. А вместе с душой исцелялось и тело: возьми постель твою и иди (Мк. 2:11) — ты здоров. А иной раз Господь предупреждал исцеленного: не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин. 5:14).

Возлюбленные братия и сестры! У нас с вами особенно много болезней. Они бесчисленны, потому что и грехов у нас очень и очень много. А исцелять нас порой некому. Нет рядом человека, который мог бы одним словом поднять и укрепить нас. И к кому нам обращаться за помощью? Кого призывать? Кого просить? Кто нас исцелит, кто нас услышит? Малютка со всеми своими радостями и скорбями бежит к родной матери — она поймет всё, разделит печаль, утешит, обласкает.

Маленький мальчик, которому всего-то девять лет, очень болел. Он уже совсем угасал. Перед смертью, указывая на свою больную грудь, он всё просил: «Мама, мамуня, распутай, больно, клубок здесь…» И она прикасалась своей материнской рукой к его больной груди, утоляла боль своего ребенка. Он затихал, успокаивался…

Дорогие братия и сестры, как нам нужна эта материнская ласка, это неложное прикосновение любящей руки, которая сняла бы мучительную боль! Как же тяжело спасаться сейчас, в наши дни, скудные верой, благочестием, зато богатые соблазнами, искушениями и всякого рода затруднениями. И порой приходится видеть, как совсем еще молодая душа, только начинающая жить, как прекрасный цветочек, выросший при дороге, бывает растоптана, сломана, запятнана грязью и не имеет сил более подняться. И исцеление такой души подчас очень трудно, мучительно, почти невозможно для человеческих усилий, нужна чья-то нежная и вместе с тем сильная рука, чтобы залечить душевные раны, дать силы и надежду на лучшую жизнь. Рассказывают, в последнюю войну был такой случай. Тяжелораненому солдату предстояло перенести опасную операцию. Его мать была далеко, он ничего не сообщил ей. Но своим материнским сердцем она почувствовала, что любимый сын в беде, что он нуждается в ее помощи и она должна быть непременно около него. Солдат был под наркозом, шла сложная операция, когда двери палаты открылись, и вошла эта женщина. Ее никто не знал, врачи замерли от неожиданности, к тому же она могла закричать, заплакать, и тогда… всё пропало. Но женщина сдержалась. Без единого звука, как тень, подошла она к операционному столу и положила свою материнскую руку на горячую голову сына. И вот тут совершилось неизъяснимое чудо. Больной, будучи под наркозом, с закрытыми глазами почувствовал материнское присутствие и прикосновение ее руки. Не открывая глаз, он сказал: «Мама, родная моя мама, я знал, что ты придешь ко мне в этот трудный час». Многие из присутствующих при этом заплакали.

Возлюбленные братия и сестры! Мало ли бывает подобных операций в нашей жизни, я имею в виду тяжелые обстоятельства, затруднения и опасности. Порой нам на помощь и прийти-то некому, родная мать далеко, или нет ее уже на этом свете. И тогда приходит Она — нежная, любящая Мать всего грешного человечества, Мать милосердия, Матерь Божия. Она — Матерь всех скорбящих, всех оставленных, безнадежно больных, отчаявшихся.

«Уязвихся, уранихся, се, стрелы вражия, уязвившия мою душу и тело: се, струпи, гноения, омрачения вопиют, раны самовольных моих страстей…»[15]. Грехи наши повергают нас на болезненный одр, буря жизни изматывает наши силы, ранят нас искушения, тяжело дышится больной грудью.

Святые отцы говорят, что Божия Матерь всегда бывает там, где горе, где слезы. У Нее — большая семья, которая требует столько заботы, столько ухода, причиняет Ей столько огорчений, вызывает слезы печали. И Она ходит, ходит без устали, появляется там, где скорби, где бедствия. Она приходит туда, где страдает молодая, неопытная еще в жизни душа, где лукавый мир расставил для нее свои сети и грозит гибелью.

Она приходит туда, где душа с болью и плачем ищет исхода, ищет правильный путь. Она приходит туда, где надо подать всесильное врачевство покаяния или где надо спасти человека от губительных пороков. Она приходит и Своим материнским прикосновением целит язвы наших бедных душ, отгоняет всякую печаль, сомнение, уныние. Она погашает пламень страстей. Она согревает наши холодные сердца, просвещает и укрепляет всякого, кто обращается к Ней за помощью.

Ее тихое, благодатное прикосновение способно вызвать покаянные слезы из самого загрубевшего, закосневшего во грехе сердца. Она может возродить к жизни падшую душу очистить того, кто запятнал себя тяжелыми грехами. Разбитое в пух и прах Она восстановит к жизни. Она всё может, дорогие мои, всё может совершить Ее безграничная материнская любовь к нам, грешным и недостойным Ее детям.

И только одно мешает Ей приблизиться, только одно удаляет Ее от нас — наше нерадение. Это особенно страшный грех, тяжелая болезнь наших дней, опасное состояние духовного сна, лености, теплохладности, неведения своих грехов, бесчувствия.

Нам тяжело спасаться, возлюбленные братия и сестры, говорить нечего, но ведь когда тяжело, тогда и надо приложить все усилия, все старания к важнейшему делу нашей жизни — спасению своей бессмертной души.

Ведь когда трудно, тогда и Господь-то ближе. Он не хочет, чтобы мы погибли, Он видит, как нам тяжело, и жалеет нас, милует, и помогает, и хранит.

А мы сами своим нерадением, небрежностью отходим от Господа. Мы всё только ропщем, унываем, жалуемся, а живем, прямо сказать, духовно плохо, совсем недостойно христиан, главное — не умеем смиряться и теряем благодатную помощь и подкрепление от Господа. А без помощи Божией мы вообще ничего не можем. Не только доброе что сделать, мы даже не видим, что гибнем, погрязаем в болоте суеты житейской. Не чувствуем, что душа спит, усыпленная греховным наркозом, не видим, что душа наша вся изранена греховными делами.

Дорогие мои, самое страшное, самое пагубное — состояние духовного сна, холодности. Страшное потому, что оно совсем незаметно. Так хитро и льстиво враг усыпляет и нашу совесть, и нашу душу всякое доброе чувство и намерение.

О душа христианская! Опомнись, сознай губительность своего положения — в этом начало спасения. Обратись к Матери милосердия и скажи с верою: «Царица Небесная, ведь я совсем погибаю и некому мне помочь! Беззакония моя превзыдоша главу мою… возсмердеша и согниша раны моя… несть исцеления в плоти моей (Пс. 37, 5,6,8). Грехи губят душу мою и мучают тело. Я утопаю в житейском море. Еще немного, и я совсем низринусь в бездну, потому что буря всё сильнее, всё злее свирепствует. Не оставь меня, Матерь Божия, приди ко мне в этот трудный час, утоли лютую болезнь души моей и спаси меня, яко Милостивая».

^Благодарность

Нет на земле человека, который бы так любил нас, так благотворил нам, как Матерь Божия.

В мире существует очень нежная родительская любовь, любовь братьев и сестер, любовь верных друзей, супружеская любовь… Но ничто, никакая привязанность, ничье расположение не может сравниться с любовью к нам Царицы Небесной. И сколь много ни любили бы Ее люди, сколь много ни славили Ее, вся человеческая любовь к Ней — это капля по сравнению с океаном Ее бесконечной Божественной любви ко всем людям: почившим, живущим ныне и имеющим жить. Она одна была предызбрана как Матерь Божия. Она дала миру Сына Божия, во плоти Христа Спасителя. Она безмерно любила Его, но отдала Его нам, послушная воле Божией, отдала Его для нашего спасения, для нашего искупления. Он для нас — Господь, Учитель и Спаситель. Он нас питает Своими Пречистыми Телом и Кровию.

Матерь Божия отдала нам Своего возлюбленного Сына, а неблагодарное человечество вознесло Его на крест. Но Богородица — Мать скорбей — не отказалась от таких неблагодарных детей и, отдавая нам Сына, приняла материнство над всем человечеством. Она всех нас усыновила в минуты страшных голгофских страданий Своего Сына. С тех пор Она не оставляет нас, не покидает нашу землю греха и скорбей. Она покрывает Своим всесильным, огненным омофором целые страны и народы, и Церковь Святую, и семьи наши. Она каждого из нас хранит, защищает и ведет ко спасению и за всех нас скорбит и болеет Своим горячим материнским сердцем.

Она обещала прийти к нам в страшный час смерти и нежно склониться над нашей смятенной душой, отогнать злых демонов, облегчить наш исход Своим присутствием. Она — единая верная Помощница на страшном пути загробных мытарств, где бесы будут стараться схватить душу, ввергнуть в страх, в отчаяние и увлечь с собой в вечную погибель. Она одна сильна защитить нас в час Страшного Суда!.. О возлюбленные, в этот грозный час, когда по гласу Архангела будут собраны все от века жившие люди, трепет охватит всех и вся. Сама природа содрогнется и подвигнется. И только одна Она будет стоять неизменно, по Своему материнскому праву, одесную грозного Судии. Только Она, Мать Его и Мать наша, принесет в тот час дерзновенную материнскую мольбу за всех нас…

Да, невозможно, дорогие мои, невозможно перечислить всех милостей к нам Матери Божией. Но за все эти великие благодеяния, за Ее любовь и заботу чем мы отвечаем нашей Небесной Матери, нашей Заступнице? Дорогие мои, приходится признать горькую правду: мы неблагодарны, мы часто просим Ее о многом, но не помним Ее милостей к нам, не видим Ее Покрова над собой, не замечаем, не ценим Ее попечения о нас.

Один мальчик с детства чтил Божию Матерь и ежедневно читал Ей архангельское приветствие: «Богородице Дево, радуйся…» Однако время шло, он вырос, жизнь закрутила его. К тому же он стал думать: «Я молюсь, но пользы от этого не вижу, живу не лучше других» — и перестал молиться Матери Божией. Но однажды увидел Ее во сне. Она пришла и кротко укоряла его, говоря: «Что же ты перестал обращаться ко Мне? Почему считаешь, что молитва не приносит тебе пользы? Вспомни, как вы в детстве с товарищем упали с дерева. Он сломал ногу, а ты остался невредим. Это Я сохранила тебя. Вспомни, еще был случай тогда-то… И еще было много случаев…»

Так Богородица напоминала ему истории из его жизни, и этот человек осознал, что он был очень невнимателен и неблагодарен своей Небесной Покровительнице. И какой это страшный грех — черная неблагодарность; такой отвратительный, недостойный человека грех, тем более христианина. И какой дивной красотой сияет святая благодарная любовь.

Святые отцы говорят, что благодарность особенно привлекает милость Божию, низводит на нас всё новые и новые благодеяния, вселяет в душу мир и благодать. За всё благодарите, — учит святой апостол Павел (1 Фес. 5, 18). А у неблагодарного человека никогда нет мира в душе, он только гневит Бога, сам лишает себя милости Божией.

История христианства хранит немало примеров благодарной преданности Господу. Это было давно, более полутора тысяч лет назад. В одном языческом городе схватили и привели на суд женщину-христианку с маленьким сыном. Ее звали Иулитта, а малютку — Кирик. Судья приказал мучить святую жену, а младенца взял на колени. Он лаской привлекал к себе малютку, заставлял забыть мать и ее святую веру. Но младенец — ему было всего три года — вырвался из рук лицемерного правителя. Он видел, как мучают его родную мать, плакал и рвался к ней, говоря: «Пусти меня к маме, пусти, я тоже христианин». Наконец, чтобы избавиться от ненавистного мучителя, мальчик больно укусил его за руку. Тот, разгневанный, оттолкнул его, и ребенок покатился вниз по лестнице, ударяясь головкой об острые каменные ступени. Вниз он скатился совершенно разбитым, в крови, и отдал свою невинную душу Господу.

А вот современный случай. Мать провожает сына на войну. Голод. Она вся опухла. Новобранцам принесли обед. Сын хочет отблагодарить свою мать, может быть, она больше его никогда не увидит. Но как отблагодарить? Уже был дан сигнал к отправке. Сын наскоро отхлебнул из котелка, оставшуюся кашицу завернул в бумагу и сунул матери: «Мама, съешь». Вытирая слезы, она смотрела вслед сыну. Вон он машет ей рукой из вагона, что-то кричит… Она, бедная, не сводит глаз с удаляющегося поезда. Вот он совсем скрылся, а она всё смотрит, вся подалась вперед… Сверток вдруг выпал из ее рук на землю, и… кашица разлилась. «Сынок, милый, сам не съел!..» — шепчет мать, и ее слезы смешались с едой.

Возлюбленные братия и сестры, если бы мы были так благодарны, так чутки и признательны! Ведь мы совсем не ценим взаимную любовь, даже в семьях. Тяготимся близкими людьми и не помним, чем мы им обязаны, неблагодарны по отношению к родным, к родителям особенно. Приходится слушать слезные жалобы несчастных престарелых матерей на неблагодарных, грубых детей. Это слышать очень страшно и больно.

Неблагодарны бываем и к духовному отцу, а ведь он берет на себя ответственность за нашу жизнь и спасение перед Богом, и сколько он за это терпит от врага, от людей. А сколько он слышит упреков, сталкивается с непониманием и обидами со стороны своих же духовных чад…

Неблагодарны мы бываем и к своим Ангелам Хранителям. Ведь они от нас не отходят — чистые, светлые, а терпят нашу смрадность греховную. Неблагодарны к святым угодникам Божиим, нашим покровителям и молитвенникам. Неблагодарны особенно к Божией Матери, нашей верной и сильной Помощнице, неблагодарны и к Господу, нашему Творцу, Питателю и Спасителю…

Отчего же это так бывает, дорогие мои? В чем причина, корень неблагодарности? В забывчивости нашей, но прежде всего — в грубости. «Невелико дело, — говорит святой отец, — в скорби вспомнить Бога, велико в радости не забыть, поблагодарить Его». А мы? Много ли мы благодарим? Живем так рассеянно, что не замечаем, не ценим небесного Покрова над собой и помощи Матери Божией. В суете нашей намереваемся сами всё решить и устроить. От гордости мы всё недовольны, ропщем, завидуем, ищем большего, вместо того чтобы со смиренной благодарностью удивляться тому, сколько всего ежедневно, ежечасно дарует нам Господь.

Сколько Он нам дает способностей, сколько красоты и добра разлито вокруг нас. Как Он нас терпит еще, таких грешных и недостойных Его любви, и не только терпит, но и много милостей изливает на нас совершенно даром и незаслуженно.

Мы часто поем акафист Матери Божией, воспеваем Ей: «Радуйся, Невесто Неневестная! Радуйся… радуйся…» Но радуется ли Царица Небесная? Коснулась ли радость нашей собственной души, или пели только уста, а сердце осталось холодное, грубое и неблагодарное? Как тягостно жить без любви, без признательности, ведь только она согревает и умягчает душу. А главное, для Царицы Небесной оскорбительно, если мы забываем благодарить Ее. Не отойдет ли Богородица, не оставит ли нас среди бури жизни совсем одиноких и беспомощных? И что нам тогда делать? К кому пойдем?

Дорогие мои, будем же признательны Ей. Будем помнить всегда, что значит для нас, для нашей жизни и спасения Матерь Божия. Надо исправляться и постоянно нежно благодарить Ее. И тогда Она порадуется нашей детской преданности, покроет, защитит, и Ее милость сохранит нас в этой жизни от всякого зла и исходатайствует вечное спасение нашим душам.

^Под водительством богоматери

Кто не согласится, что самым счастливым временем нашей жизни является раннее детство — тихое, безмятежное. Тогда невинная душа не знает тяжести греха, не испытывает борьбы, искушений и падений. Тогда жизнь течет тихо под надежным присмотром любящей родной матери. Кто без умиления не вспомнит дни своего детства, нежную материнскую ласку? Кто не пожалеет о том времени? Родная мать носила нас у своей груди, просиживала ночи у нашей колыбели, она водила нас за руку. Мы ей доверялись, на нее полагались, мы не разлучались с ней. И эта близость к родной матери давала счастье, радость и покой детскому сердцу

Но, возлюбленные братия и сестры, это время давно миновало. Время не стоит на месте, жизнь стремительно несется вперед, влечет нас за собой, и порой очень быстро, как бурный поток Мы возрастаем, а родители многих из нас уже ушли из этой жизни. Возможно, что кто-то в раннем детстве, еще в юности лишился материнской ласки и заботы.

И жизнь наша идет как-то неполноценно, в ней некая пустота. Одиночество нас давит, печаль и холодное уныние охватывают сердце. Сколько же трудностей и искушений бывает на пути молодой, неопытной души, особенно если она стремится к высокой, чистой жизни. Сколько всяких огорчений от людей, от обстоятельств, от всего, особенно в наше трудное смутное время. Сколько внутренних переживаний, искушений, а поделиться подчас не с кем, не у кого спросить совета. Некому бывает нас защитить, приласкать, пожурить с любовью.

А как часто мы не замечаем, не ценим в семейной жизни взаимной любви и поддержки. Один молодой человек говорил: «Когда я жил с родителями, то не ценил их, не слушался, тяготился их заботой, не замечал их любви. Но вот в один месяц я лишился отца и матери. Как же я сейчас одинок, несчастлив! Жизнь стала холодной и пустой, люди — далекими. Я сирота, никому не нужный, никем горячо не любимый…»

Дорогие мои, я вам должен сказать, что у всех нас есть Мать, Которая никогда не умрет и никогда нас не оставит. Есть такое любящее сердце, которому все мы дороги и родны. Оно готово всех нас собрать, всех покрыть, защитить и утешить, и всех оно влечет к себе. Господь ведь знает и видит, как горько, мучительно и даже опасно такое наше сиротство, и Он дал нам Свою Пречистую Матерь. Она носила Его, Богомладенца Христа, Она Его вскормила, воспитала. Она столько страдала за Него Своим материнским сердцем, как никакая другая мать. И эту Свою Мать Господь даровал нам, слабым, немощным, грешным людям.

И как хорошо, как отрадно чувствовать своей — Матерь Божию Пречистую Деву Марию. Как надежно жить под покровом Заступницы рода христианского. Она рядом с нами со дня нашего рождения. Она склонялась к нашей колыбели, хранила нас в детстве, в юности, вела через испытания и скорби жизни. Она хранит нас везде, всегда молится за нас и всех хочет спасти и привести, как мать за руку ведет дитя, к Своему Сыну и никогда не оставляет нас. Как же хорошо жить под водительством Богоматери! Как отрадно жить с надеждой, с верой в то, что Она услышит и исполнит наши прошения.

Кто искренне любит Ее, кто постоянно Ей молится с детским доверием, кто вверил Ее Покрову себя и своих близких, кто поверяет Ей все свои нужды и печали — тот, несомненно, знает не только умом, но и всем своим благодарным сердцем, как Она милостива, как близка и скора на помощь. Кто с верой обращался к Ней в нужде, в трудных обстоятельствах жизни или при внутреннем смущении — тот, несомненно, чувствовал нежное прикосновение Ее материнской руки. И оно, это прикосновение, всем нам необходимо: большим и малым, ученым и неученым, верным и неверным, всем-всем.

Каких только нет у нас скорбей, искушений, соблазнов, препятствий на пути спасения, сколько болезней, личных неприятностей у нас или у наших близких и родных! И всё это Она видит, всех жалеет, всем помогает, всё покрывает. И еще. Она очень много скорбит о нас, погибающих, ведь Она — Мать.

Рассказывают, как одна женщина со слезами открыла батюшке свое горе: любимый единственный сынок погибает. Вырос, перестал слушаться, оставил молитву, пристрастился к вину и разгульной жизни. Да и ее обижает, издевается, бьет… Горько было старушке. Но духовник ободрил ее. «Вот ты пойди, — сказал он, — в Казанский собор (дело было в Ленинграде), упади перед иконой Заступницы, Матушки Царицы Небесной, и скажи Ей: «Матерь Божия, у меня большое горе, и только Ты можешь мне помочь. И Ты должна помочь. Ведь я не отступлю от Тебя. Я сегодня пришла, и завтра приду со своим горем, и так буду ходить, пока Ты не утолишь мое материнское горе, пока не исполнишь мою просьбу…»».

Так она и стала делать. Ходила каждый день и просила Матерь Божию. И что вы думаете, дорогие мои? Ведь исполнила Матерь Божия просьбу этой женщины. Однажды вечером она особенно много слез пролила перед иконой Заступницы. А сын в то время случайно проходил мимо собора — шел на обычную пирушку. И вдруг над собором в лучах заходящего солнца он увидел икону Божией Матери. Она стояла в воздухе, а потом исчезла, точно опустилась в собор. Что-то забытое защемило, шевельнулось в груди у этого человека. Он неуверенно вошел в собор: та же икона на стене, а перед ней на коленях горячо молящаяся старушка — о Боже мой! — и со слезами всё шепчет его имя, всё вымаливает его душу у Царицы Небесной. Дрогнула душа блудного сына, смягчилась при виде худенькой скорбной матери. Вспомнил он и счастливые дни своего невинного детства. Неслышно подошел к матери, опустился рядом с ней на колени, и его глубоко покаянные слезы слились со слезами матери. И ангел вознес их молитвы на небо, к Престолу Божию. Ведь привела к покаянию Заступница Небесная!

Как хорошо жить под водительством Богоматери, как отрадно молиться Ей, вручать Ей жизнь и спасение свое и своих близких! Но, дорогие мои, скорбно порой видеть и сознавать, что мы не ценим любовь к нам Божией Матери, не отвечаем Ей искренней преданностью и детским доверием. Мало того, мы все оскорбляем Ее своими грехами, печалим и прогоняем от себя. Сами уходим из-под Ее надежного Покрова. Сами не хотим идти по тому пути, которым Она ведет нас, — как непослушные дети вырываются и убегают от матери, так и мы… За такое непослушание, за такую неблагодарность, за многие наши беззакония не оставит ли нас Матерь Божия? Не откажется ли от таких неисправных, своенравных Своих детей? Не лишимся ли мы этого нашего последнего пристанища? Ведь кругом грешны, совсем недостойны Ее милости и заступления…

И всё же мы дерзаем надеяться, что Матерь Божия не оставит нас, таких немощных и слабых, на пути ко спасению, до конца будет помогать нам, нежно вести и направлять.

Святые отцы говорят, что особое счастье матери — заботиться о своем больном, немощном, обиженном ребенке. А мы с вами не больны ли душевными или телесными болезнями? Не мы ли крайне немощны и стеснены: и от людей, и от своих грехов, и от различных искушений, от мира и диавола?

Рассказывают: два инока направлялись в свой монастырь. Они ходили по делам в город, а теперь возвращались, порядочно выпивши, навеселе. И, проходя по узенькому мостику, свалились в речку. Совсем было захлебнулись, погибали, но в то время их игумену явилась Божия Матерь и, указав место, сказала: «Спеши спасать Моих свиней. Хоть свиньи, а Мои…»

Возлюбленные братия и сестры, будем просить Царицу Небесную, чтобы Она не оставила нас на нашем нелегком жизненном пути к Царству Небесному. Будем спешить обращаться к Ней, когда грехи особенно обуревают, когда мы совсем погружаемся в волны житейского моря, когда в собственной душе бывает буря страстей: гнев или нечистота, злоба, зависть, ревность и прочее. Тогда особенно будем обращаться к Ней. Не скрывая, не утаивая ничего, как дети матери, откроем Ей свою душу, расскажем всё, что мешает и волнует.

Станем молиться Ей с дерзновенной верой в Ее всесильную скорую помощь, и Она не посрамит нашего упования. Душа, ожесточенная грехом, смягчится, умилится, глядя на Ее пречистый, нежный, сострадательный лик. Душа устыдится своей греховности, неблагодарности, сама принесет слезы глубокого покаяния, которые так ждет Матерь Божия от нас, исправится, оставит свой грех, встанет на путь добродетельной жизни. И тогда Матерь Божия непременно доведет нас до конца этой жизни без порока, пронесет и через страшные мытарства, через неведомый огненный путь к вечности и спасет наши души от вечной смерти.

^Еммануил

Я считаю самой большой бедой, самым скорбным явлением нашей жизни то, что мы плохо исправляемся. Всё у нас есть: и пища, и питие, и одежда, и жилище.

А вот в духовном отношении мы очень плохо совершенствуемся. Бурный поток жизни несется очень быстро, время уходит… Оглянемся на себя и увидим безотрадную картину душевного запустения, небрежности, неисправимости. Потому-то от всей души и скажем Владычице: «Зриши мою беду, зриши мою скорбь».

Возлюбленные братия и сестры! Святой апостол Иоанн Богослов, находясь в изгнании на скалистом острове Патмос, видел на небе таинственное явление. Он видел жену облеченную в солнце, под ногами у нее была луна, а на главе ее венец из двенадцати звезд. Эта жена имела во чреве и была в муках рождения и кричала от боли. Она должна была родить и тяжело страдала и мучилась. Вдруг тайнозритель увидел второе видение. Перед женой стоял большой красный дракон, который готов был пожрать ее младенца. Но вот жена родила, и плод ее был восхищен к Престолу Божию, а жене были даны два крыла большого орла, на которых она улетела в пустыню (см. Откр., гл. 12).

Объясняя это видение, святые отцы говорят, что жена — это Церковь наша Святая, Православная, которая в муках, страшных терзаниях и потугах старается возродить нас, верующих своих чад, каждого из нас с вами в духовную жизнь. Страдания ее очень велики, она сильно переживает за нас и плачет за каждую душу человеческую.

Далее святые отцы говорят, что дракон — это диавол, который стережет каждую душу и всегда готов ее поглотить и погубить. Он, по слову святого апостола Петра, ходит как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Пет. 5:8). И в этом для нас большая опасность, потому что спасаться трудно, скорбей, препятствий всяких много… И несутся наши вздохи к Пречистой: «Зриши мою беду, зриши мою скорбь, помози ми яко немощну, окорми мя яко странна».

Но я вам скажу, что мы должны не только пользоваться защитой нашей Святой Церкви и жить ее заботами и стараниями. Мы сами должны прилагать усилия, чтобы становиться лучше, очищать свою душу и избавляться от грехов.

Предание говорит, что новорожденный Младенец Христос плакал. Не потому, что положили Его на грубой соломе, а не на мягких пеленках, не потому, что находился Он в темноте и холоде вертепа. Плакал Он, предвидя нашу холодность к Нему, нашу неисправимость, плакал о том, что вместо любви и верности люди возненавидят Его. Соединим же наши слезы покаяния с Его слезами! Ими утолим гнев Божий и переменим его на милость. И будем обращаться к нашей нетленной Матери Царице Небесной.

Я должен вам сказать, что Она спасает не только добрых, но и плохих, и таких-то особенно. Если душа доверилась Ей и прибегает к Ее помощи и Покрову, то Она никогда не посрамит, не изменит и не отступит и не попустит врагу окончательно увлечь и погубить душу. Как бы та ни была измучена борьбой с грехами, как бы низко ни пала в сети уныния, тяжелой печали, постоянных сомнений и колебаний — нежное прикосновение Ее материнской руки рано или поздно коснется этой души, даст ей отраду и помощь, окрылит ее и поднимет к лучшей духовной жизни… Только бы мы сами старались. И в этом наша большая беда, что мы совсем не ведем борьбу, не противимся греху. Пришел какой помысл на сердце — мы скорее исполняем, не видим врага, который, как хищник птицу, подстерегает нас. Пришел греховный помысл, и мы сразу склоняемся, как былинка от ветра, а то и ломаемся.

Рассказывают про одного брата, который подвизался в монастыре. Он старался спасаться, но у него было много искушений. Враг внушал ему разные помыслы, и он всегда противился им молитвой и силой воли. Всякий раз он старался медлить, тянуть и не сразу приводил в исполнение внушаемые врагом мысли. Однажды он чем-то занимался в келье, и ему пришел помысл поесть. «У тебя всё есть, — говорил помысл, — и хлеб, и фрукты свежие, поешь». — «Нет, — воспротивился брат помыслу, — вот окончу свое дело, тогда и поем». Когда дело было сделано, помысл ему снова говорит: «Теперь-то поешь, время уже обеденное». — «Нет, я еще почитаю немного, а потом поем». Он почитал, а помысл снова свое: «Поешь, а то ослабеешь, уже столько времени прошло». — «Нет, — ответил монах, — я сначала за водой схожу на речку, а потом поем». Таким медлением он противился помыслам и не исполнял воли диавола.

Вот и нам так надо. Мы ведь все хотим спастись, в этом и сомнения быть не может, и все мы стараемся и усилия многие прилагаем. И трудно нам бывает: мы падаем, устаем, изнываем, руки у нас опускаются. Как камень, упавший с горы, не может уже достичь вершины, так и наша жизнь.

Бурный поток бытия неизменно несет нас вперед, и наступит момент, когда мы окажемся на пороге иной жизни, на рубеже могильном, — это неизбежный удел каждого. И чтобы подойти к этому пределу с очищенной душой, будем просить об этом Матерь Божию, Царицу Небесную, будем просить и Сергия Преподобного нашего родного, к которому мы так часто прибегаем в своих скорбях и затруднениях.

Будем просить и стараться, чтобы все, в том числе и мы — духовенство, и вы — миряне, с каждым часом, с каждым днем, с каждым отрезком времени обновлялись, исправлялись и в духовном отношении становились лучше, готовились принести хотя бы малые дары Господу, Который вновь приходит к нам на землю. Еммануил — «с нами Бог». А уж если принесем одни грехи, то растворим их слезами жгучего покаяния, чтобы увидеть очами веры Божественного Младенца Христа Спасителя. Да поможет всем нам Бог!

^Иное предстательство

Если кто из нас когда-либо тяжко страдал в жизни, испытывал невыразимую муку, скорбь, болезнь, тот знает, как в такие моменты душа жаждет дружеского участия или хотя бы присутствия близкого человека. И если рядом никого нет, если вы оказались наедине со своим горем и затруднениями, тогда отрадно бывает просто вспомнить близкого человека, дорогого, любимого и любящего. Святые отцы говорят, что самым дорогим существом для человека, а в тяжкие минуты особенно, является мать.

Пусть жизнь отравила отношения с матерью, пусть ее светлый образ затмился в сознании другими впечатлениями и привязанностями, и всё же дороже ее нет никого на всем свете. Ее любовь свята, ее близость нерушима, и связь с ней не может быть прервана ни временем, ни пространством, ни жизненными обстоятельствами. И бывает порой, что человек прямо-таки воскресает, думая о матери, вспоминая ее — любящую, добрую, кроткую.

Рассказывают, как один молодой человек закружился в житейской суете, увлекся внешним блеском земного счастья и в погоне за ним совсем перестал заботиться о душе, совершенно потерял веру. В это же время он безумно полюбил одну девицу. Она занимала все его мысли, он ничего не жалел ради нее… Но любовь оказалась неразделенной, девушка насмеялась над его чувствами и коварно обманула его. Он очень тяжело всё это переживал, страдал… Жизнь померкла, потеряла смысл. Окружающие стали чужими, далекими, враждебными для него.

В одну из ночей ему было особенно тяжело. Перед ним лежал заряженный револьвер, и рука его не раз уже касалась холодного металла, но всякий раз он в нерешительности останавливался. Но вот, назвав себя трусом, он схватил револьвер, уже поднес его к виску и… в последний раз глазами окинул комнату. Взор его задержался на фотографии — то была старая выцветшая карточка его матери. В этот миг словно бы нашлась утерянная святыня его сердца. Маленькая карточка оживила в нем воспоминания далекого невинного детства… Ласковые материнские руки, тихий свет лампады в углу над его детской постелью… Вот они вместе идут в маленький деревенский храм. Вот она, уже больная, со слезами предостерегает его от опасного гибельного пути. Умирая, она просит не забывать Небесную Мать и к Ней обращаться за помощью и утешением.

Теплые чувства наполнили измученную душу юноши, он вспомнил те дивные, сладостные минуты и часы, какие он переживал в храме, когда с чистым, доверчивым сердцем приходил туда и перед чудотворной иконой Царицы Небесной изливал наболевшее. Точно кто-то незримый шепнул ему, что он снова может пережить всё это…

Быстро одевшись, молодой человек вышел и направился к храму, где служили всенощную. Робко вошел он в двери, а там будто ничего не изменилось с тех пор, как он бывал в этих стенах. Знакомый лик Пречистой Богородицы. Она грустно смотрела на него, точно ждала всё это время. Заступница… Сердце дрогнуло. Здесь, у образа Царицы Небесной, стояла на коленях его теперь уже умершая мама, она молилась о нём… Он зарыдал, упав на колени. Как передать, что он здесь пережил? Душа обновилась, возродилась для чистой, святой жизни.

Как счастлив тот человек, который в минуты тяжелых переживаний, затруднений, скорби может обратиться к родной матери, по-детски, доверчиво поведать ей свою печаль. И я должен вам сказать, что все мы, православные христиане, имеем это счастье как никто другой. У нас есть иное, неземное, предстательство. Когда буйная, беспокойная жизнь затемняет образ родной матери или совсем отдаляет от нее, прибегайте к Матери Небесной. Взгляните на Ее кроткий лик, сияющий небесной чистотой и благостью, станьте перед Ее иконой и скажите от всей души: «Матерь Божия, тяжело мне, одиноко, погибаю, душа устала, ослабела, нет помощи от людей. Тебе вручаю жизнь мою. Сама заступи, Сама позаботься обо мне. Человеческому предстательству не ввери мя…» И Она непременно услышит и возьмет нас под Свою защиту, согреет нас Своей материнской любовью и лаской. Она не только утешит, но и научит, что делать, когда бросает нас из стороны в сторону как ладью в море бурном, когда наседают на нас всякие скорби…

Когда Она, еще юная, чистая Дева, трепетно молилась в доме старца Иосифа, и тихий глас Архангела возвестил Ей радостную весть о воплощении от Нее Сына Божия, Спасителя мира, Она сказала тогда в ответ: Се, Раба Господня, буди Мне по глаголу твоему (Лк. 1, 38). Она не просила объяснений такому непостижимому таинственному событию, а смиренно предалась воле Божией с полной верой Творцу и Владыке всяческих. И всю жизнь Свою Она покорно предавалась воле Божией, принимала все испытания, скорби. Жила Матерь Божия в бедности, уничижении и безвестности и во всем полагалась на Бога. Даже в страшный час голгофских крестных страданий Своего возлюбленного Сына Она не произнесла ни одного слова: не роптала, не требовала объяснений или чуда. Се, Раба Господня, — повторяла Она про себя, превозмогая скорбь.

Будем и в этом подражать нашей Небесной Матери, возлюбленные братия и сестры. Преданность воле Божией — одна из лучших христианских добродетелей, это свойство мужественных, глубоко верующих душ. Добродетель эта очень высокая и очень нелегкая, особенно для нас, маловерных, таких слабых и самонадеянных.

Но будем стараться, будем учиться у Царицы Небесной, у смиренной Приснодевы Марии этому святому качеству Предадим свою жизнь Богу Отцу нашему Небесному. «Твори с нами, Господи, что Тебе угодно и для нас полезно, мы рабы Твои, Тебе доверяемся, Тебе предаемся». Разве мало у нас в жизни скорбей, грехов, всяких трудностей; и мы всё расстраиваемся, переживаем, заботимся, ищем успокоения… Оно может быть только в надежде на Господа, в вере Богу нашему. Будем говорить: «Се, раба Твоя, даруй мне всецело предаться воле Твоей святой».

В одной книге рассказывается про человека, который очень уж худо жил на земле. Делал всё, что только ему вздумается: ел, пил, гулял, пировал. Но вот пришел и его конец. Пришла смерть, отсекла душу от тела, и бесы окружили душу. Ангелы стояли вдали и плакали. Особенно сокрушался Ангел Хранитель. Ему было безмерно жаль эту душу он всеусильно старался пробудить ее к покаянию. Но вот темные и отвратительные существа подхватили грешную душу. Как хотели, издевались над ней: иные, злорадствуя, тянули за голову, другие под ногти вгоняли какие-то иглы, третьи хватали за горло и душили несчастную. Душа же озиралась вокруг, искала помощи, простирала руки к ангелам, звала их прийти и заступиться. Но всё было тщетно.

Вдруг вся эта зловещая ватага в один голос заорала: «В бездну, в бездну!» И мигом всё оборвалось… Душа, бедная, чувствовала, что ее тянут куда-то вглубь, все дальше и дальше. Вот уже поблекли последние лучики света. Страшная, зловещая тьма, словно железным обручем, объяла со всех сторон. Снизу раздались вопли, стоны и стенания. Дикий, звериный рык покрывал все голоса. «В бездну, в бездну!» — давясь от крика, вопили бесы, и злорадный хохот разносился эхом в кромешной адской тьме.

Как ни стремительно тянули бесы грешную душу в преисподнюю, как ни страшно ей было, но она опомнилась и в первый раз в жизни произнесла: «Господи, Создатель мой, в бездну Ты низвергаешь меня по грехам моим, да будет воля Твоя…» Вдруг что-то перевернулось, загрохотало, заревело, задрожало. Сверху резанул яркий луч света — и два ангела светлых подхватили душу. Демоны рассеялись во мраке бездны. Полет к высоте был стремительный. Душа, не помня себя, оказалась высоко-высоко в небе…

Так Господь спасает души из самой пасти ада, души, надеющиеся на Его святую волю. Сама жизнь часто доказывает нам тщетность всякой человеческой земной помощи. Будем искать иного предстательства — небесного, Божественного. Особенно милосердного предстательства Матери Божией, снисходительной, сострадательной… Она все скорби Своей жизни вынесла только благодаря тому, что умела полагаться на волю Божию и в небесной помощи черпала силы и терпение.

Будем взывать к Ней: «Не ввери мя человеческому предстательству Пресвятая Владычице… скорбь бо обдержит мя… покрова не имам, ниже где прибегну окаянный… и утешения не имам, разве Тебе…»[16]

И Она не презрит нашего моления, но покроет нас от бед и напастей и утешит в скорби, подаст всё полезное для спасения души и Своим крепким предстательством исходатайствует нам жизнь вечную.

^Лествица

Сколько приходится слышать жалоб на то, как трудно спасаться. Сколько у нас в жизни печалей и уныния оттого, что дело нашего спасения идет плохо. Иной всю жизнь стремится к спасению, ищет прямого пути к совершенству, и всё у него не очень хорошо получается, всё никак не приблизится он к своей цели. Иной все силы полагает на то, чтобы оторваться от греха, и это ему никак не удается — грехи тянут вниз, обременяют жизнь, сознание, душу…

Подобное имеет место, дорогие мои, так и должно быть, потому что спасение — дело нелегкое, непростое. Сразу оно не дается, а тем более нам — слабым и грешным. Мы порой совсем падаем духом, унываем, не знаем, что делать, как спасаться. А ведь есть очень хороший и надежный путь, ведущий от земли на небо. Идя по нему, непременно спасешься, непременно придешь в райские, блаженные селения…

Спасаться трудно не только теперь, спасение с древних времен было желанной целью людей, но самим нам ни за что не спастись. И Бог — Создатель наш, зная нашу немощь, от века обещал послать Спасителя с неба. И тем же путем, каким пришел наконец долгожданный Спаситель, этим же светлым путем должны подниматься от земли к небу и мы с вами, родные мои. Поскольку человечество давно искало этого пути, то Господь неоднократно показывал его прообразы.

Посмотрите росписи притвора академического храма в честь Покрова Божией Матери (в Троице-Сергиевой Лавре. — Ред.). Иаков бежит от гнева Исава, идет по пустыне, утомился. Настала ночь. Он лег, на камни положил голову и видит во сне прекрасную высокую лествицу: верх ее достигает неба, низ касается земли, а по ней восходят и нисходят ангелы Божии. Наверху ее Господь и милостивно говорит: Не бойся. Я Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; не бойся (ср. Быт. 28, 13; 26, 24).

Страшно показалось Иакову это видение, он пробудился ото сна и сказал: Господь присутствует на месте этом, а я не знал! Это дом Божий, это врата небесные (ср. Быт. 28, 16, 17). Господь при всей святости места сказал: Не бойся. Это знамение величайшей любви Божией к нам, ко всему человеческому роду.

«… Радуйся… Лествице высокая, Юже Иаков виде»[17]. Это мы поем Пресвятой Деве Марии, Пречистой Богородице. Так вот он этот путь, удобный и верный путь на небо!

«Радуйся, Лествице небесная, Еюже сниде Бог. Радуйся, мосте, преводяй сущих от земли на небо»[18], — поем мы Ей. Через Нее, Матерь Божию, Господь сошел на землю и воплотился. Она сильна нас всех теперь вознести на небо, к Своему возлюбленному Сыну.

И еще, дорогие мои, как ни труден наш жизненный путь, но он пройдет, он не так уж долог, а после смерти нам предстоит иной путь, более тяжелый, неизбежный, последний и решающий… Здесь, в нашей Лавре (Троице-Сергиева Лавра. — Ред.), жили два инока, отец с сыном, спасались вместе. Но первым умер сын (его звали Иона). Отец много молился о нем и желал знать, достиг ли сын его спасения. И вот однажды глубокой ночью отец в видении увидел его. Иона вошел в келью, остановился и долго-долго стоял молча. Наконец глубоко вздохнул и сказал: «Молись, отец. Там течет огненная река, и немногие минуют ее. Большинство, пытаясь одолеть ее, опаляются, падают и… погибают…», — и с этими словами видение исчезло.

Страшен этот путь, возлюбленные братия и сестры! Страшен и нелегок. Но по милости Божией протянут для нас мост через эту реку, устроена лествица, широкая, крепкая лествица от земли на небо. Счастлив, бесконечно счастлив человек, возлюбивший Матерь Божию и свою жизнь полностью предавший Ей, доверивший Ей себя и своих близких и всю свою жизнь. Она не оставит и в этой временной жизни. Не думайте только, что Она избавит от всех скорбей, что всё будет благополучно и спокойно. Нет, но Она даст силы терпеть, Она научит со смирением нести жизненные испытания, поможет в борьбе с искушениями, защитит от напастей вражиих. Тем более не оставит Она и в вечной жизни, но будет ходатайствовать о нас перед Сыном Своим. «Радуйся, Лествице, Еюже сниде Бог…» Как, должно быть, прекрасна эта Лествица, как светла и чиста, если по Ней сошел Господь, почивающий на херувимах и носимый серафимами! Но из чего же состоит эта лествица? Каков ее состав? Как любая лествица, она состоит из ступенек — добродетелей.

Это, во-первых, дивное смирение, столь любезное Богу, столь прекрасное. Смирение, которое одно только сильно вознести душу на небесную высоту, которое подняло Матерь Божию выше ангелов. Она желала быть последней служанкой Той, которая станет Богоматерью, и Сама удостоилась этой чести. Предание говорит, что когда Матерь Божия отвечала на письма епископа Игнатия Богоносца из Антиохии, то подписывалась так: «Смиренная прислужница Иисуса…»

Вторая ступень лествицы — это терпение, которое есть не что иное, как великая победа над собой — над своеволием, непокорностью, маловерием. Терпение, которое никогда не поколеблется, никогда не постыжает.

Затем — это дивная чистота Богородицы, которая выше горних вершин, ослепительно сияющих на солнце, прекраснее царственных лилий, благоуханнее скромного белого ландыша…

Далее — это Ее кротость, Ее приветливость, Ее милосердие, которое вознесло Ее не только пред Богом, но и в глазах людей; Ее дивное молчание, явившее всю глубину Ее смиренно-мудренной души; Ее любовь к Богу, столь украсившая Ее душу, любовь глубочайшая, преданнейшая, неизменная в радости и в скорби.

И сколько же, сколько этих ступеней, которые Она одолела, сколько у Нее этих дивных совершенных добродетелей, — вот эта лествица Богоматери.

Но Она не только Сама взошла по этой лествице до неизреченной высоты Богоматеринства, Она и нас учит, зовет идти этим путем, самым верным путем ко спасению. «Радуйся, Лествице, от земли всех возвысившая благодатию…»[19]

И пусть никто не думает, что это трудный и совершенно невозможный путь. Кто любит Матерь Божию, тот не побоится труда, тому Она поможет, научит и смирению и всему-всему доброму. Она пошлет Свою благодатную помощь и исходатайствует у Сына Своего спасение верным Своим чадам.

Притецем же, возлюбленные братия и сестры, к тихому сему и доброму пристанищу, скорой Помощнице, готовому и теплому спасению — Покрову Девы… Притецем с верою в Ее помощь, с послушанием святым заповедям Ее Божественного Сына, с готовностью на труды, на терпение и с глубокой, детски доверчивой любовью к Ней восстахом…

«Радуйся, Еюже разрешися преступление, радуйся, Еюже отверзеся рай… Радуйся, яко рай пищный процветаеши, радуйся, яко пристанище душам готовиши»[20].

Видели же Ее перед закрытием Глинской пустыни: в тихую лунную ночь Она стояла в небе. Как сказано в одном из писем, на Ее пречистых руках покоился Богомладенец Христос. Они были в изумительно светлых ризах, сияющих, как солнце. Лица были печальные и задумчивые… Какое-то мгновение Они были в воздухе, затем начали удаляться, пока совсем не скрылись из вида…

А сколько несчастных душ, низринутых грехом и диаволом в самую бездну, подняла Она по Своей лествице на высоту небесную? Если бы это было возможно, то, кажется, Она не оставила бы ни одного человека во аде, всех бы вызволила, переправила к небесной райской жизни.

О возлюбленные братия и сестры! Воспользуемся и мы, грешные, этой спасительной лествицей. Вступим на нее твердыми стопами. Смирение, терпение, милосердие, чистота, кротость, воздержание, святое молчание, любовь… Как ни высоки эти ступени, как ни опасен путь над пропастью, Матерь Божия поддержит нас. Дайте Ей свою руку, как ребенок родной мамочке, и ваш путь от земли на небо увенчается успехом.

^Тайное веселие

Я заключен и не могу идти в дом Господень
(Иер. 36:5)

Святой пророк Иеремия говорит не только от себя, но и от всех страдальцев и гонимых, которых в наше время стало так много. «Не можем пойти в дом Господень, — в скорби сердца говорят они, — ибо мы заключены».

Кто эти люди?

Архиереи, священники, диаконы, монахи, миряне, мужчины, женщины и даже дети.

Храмы как будто открыты, служба в них совершается. Теперь, в период гласности, храмов становится больше, но многотысячные скорбные голоса всё сильнее взывают к Богу: «Господи, мы заключены и не можем пойти в дом Господень…» — «Кто же вас заключал? — спрашивают их. — Ведь теперь всех реабилитировали. Узников совсем нет». — «Не можем, — плача, говорят они, — пойти в дом Господень, причины к тому разные…»

И люди обречены на печальное одиночество, безотрадную жизнь, горькое существование. Заботится ли о них Господь? Заботится ли о них Матерь Божия? Да, заботятся. И очень нежно, постоянно заботятся.

Богословы говорят, что год 1988-й — год Богоматери. Что это значит? Это значит, что Она, Божия Матерь, является настоящей Хозяйкой этого года, и не только одного года, но и последующих, сколько их будет еще от Господа.

Китайцы говорят: «Наш дракон завладеет всем миром». Американцы говорят: «Нет, наша белая пятиконечная звезда будет обладать всем миром». Русские говорят свое: «Нет, наша красная звезда будет хозяйкой вселенной». Израильтяне говорят свое… Все претендуют на господство.

Справедливо ли это?

Нет! Господство над всем миром принадлежит Тому, Кто создал этот мир, Кто истинно жалеет человека, Кто распялся за весь мир и Кто нежно ныне заботится обо всех страждущих и обремененных, несчастных, одиноких, плачущих, кающихся, обманутых, униженных… И вот такую нежную жертвенную любовь к падшему миру имеет не кто иной, как Бог и Пречистая Богородица — Матерь Господа нашего Иисуса Христа. Ей-то и дана власть от Бога владеть и спасать мир в эти страшные последние времена. И Она владеет миром.

Разве не видите, как Она, в последние годы особенно, является по всем концам земли? Цель Ее — привлечь людей ко Христу Богу, отвести их от обмана бесовского, дать человечеству подлинную свободу духа, радость жизни и вечное спасение.

В акафисте к Богородице говорится: «Радуйся, обоняние Христова благоухания; радуйся, животе тайнаго веселия»[21].

Люди мирские привыкли более к явному веселию. Они смеются, радуются, поют, угощаются, едут на курорты и прочее — это естественное веселие, будто невинное, подобно тому как телята, ягнята или другие животные играют на поляне, где много травы.

Подлинно церковные люди (то есть духовные) не имеют такого явного веселия. Более того, они не хотят его. Они сознательно избегают такого веселия. Они знают, что такая веселая жизнь вредит их душе. Она отводит от серьезной, вдумчивой жизни, от подвигов спасения. Святые отцы просто отвергали веселую и сытую жизнь и уходили в пустыни.

Если вы хотите убедиться в том, что веселая жизнь действительно вредит делу спасения души, то внимательно оглядитесь кругом себя. Что вы увидите и услышите? Развлечение, сытость и снова буйное развлечение.

Не потому ли мы ныне стали все гнилые, боязливые, духовно бескрылые? Не обманывает ли нас диавол и его споспешники ложным веселием? Ложным счастьем?

Да, обманывает. Он говорит: «О люди, зачем вам небесный рай, зачем вам жизнь с Богом? Устроим рай на земле и будем жить и радоваться вместе!..»

Стали строить — вроде бы получается, но откуда появились эти страшные бедствия: радиация, отравление воды, земли, воздуха, гибель животных, птиц, рыб, а главное — отравление человека? Он потерял Бога — Источник истинной радости, он стал полубезумным. Радуется человек, смеется, жаждет свободы, знаний, развлечений. Всего этого так много, но в глазах человека… смертельная тоска. Он утерял истинную радость, радость райскую, радость святую — детскую жизнь с Богом!

К чему же ныне призывает нас Господь?

Этот вопрос был задан схимнику отцу Симеону Кавказскому. Он сказал: «От нас ныне Господь ничего так не ждет, как покаяния. Ведь мы все так грешны, так убоги, так законопреступны, как содомляне. И земля-то под нами вся стонет, и небо-то плачет, и весь мир — вселенная трясущаяся…»

Когда старцу напомнили, что Бог создал человека не для мучения, а для радости, то он с горечью ответил: «Какой же радости-то? Ведь не этой же, что нас ныне окружает, это безумная радость, ложная радость, предательская радость. Она ведет человека на вечную гибель, вечные мучения. Это радость от диавола».

«Что Вы хотите этим сказать?» — спросили отца Симеона.

Он ответил: «Я имею в виду радость от Бога. Она тиха, целомудренна, любвеобильна, кротка, покаянна, бескорыстна, воздержанна, умилительна и в большинстве случаев — это тайная радость, тайное веселие».

Старца снова спросили: «Многим ли ныне доступна такая тайная радость в Боге, такое тайное веселие?»

«Немногим, — ответил он, — зато шумная радость и буйное веселие доступны всем».

Сам старец Симеон — великий подвижник, постник, молитвенник. Он глубоко испытал на личном опыте сущность тайного веселия. Об этом его и попросили рассказать. Всегда неохотно подвижники делятся своими благодатными переживаниями. Они смиренны, поэтому склонны скрывать и держать в тайне свои добродетели. Но ради пользы других отец Симеон всё же рассказал о том, чем он живет и каково его благодатное веселие.

«Наше веселие, — сказал он, — это жить в постоянных скорбях. Скорби наши радостотворны. Они проникнуты любовью к Богу и надеждой на Его великую помощь и вечное спасение. Вот смотрите, кто теперь поддерживает пустынников? Кто их любит? Да и всех церковников? «Тунеядцы», «мракобесы», «отсталые люди», «твердолобые», «упрямые» — вот такая общая характеристика верующих. Однако эти верующие живут, держатся своих убеждений; они молятся, плачут, радуются, и радость их имеет форму тайного веселия. Они скромны, молчаливы, сосредоточенны, но в скорбящем сердце их есть благодать Божия. Она-то и дает им такую тайную радость, которую и описать невозможно. Тем-то и объясняется жизнь пустынников в горах, лесах, вертепах, под землей, в голоде, холоде, наготе. Для мирских людей это безумие. Они никогда не смогут понять тайны отрешенной жизни пустынников. А вот мы, верующие, их понимаем. По личному опыту скажу, что благодаря Божией любви ко мне, грешному, при самых отчаянных обстоятельствах жизни я ни за что на свете не поменяю свою подземную тайную пещеру на светлую квартиру городского миролюбца. Никогда не поменяю! Почему? Потому что Христос любит нищету. И в нищете живущим дает Свою благодать, которая дороже всех сокровищ мира».

Отец Симеон замолк. Мы все молчали, ждали еще его слова. Он обвел всех нас тихим своим взором и сказал: «Теперь о главном. Богородица — наша радость, наша сладость. Она, и только Она — наше упование и надежда на Страшном Суде. «Радуйся, праведных веселие. Радуйся, грешных упование…»[22] Ей одной дана ныне власть спасать нас, несчастных. От Нее-то мы и получаем теперь тихое веселие, упование. Она-то матерински и держит ныне весь мир, готовый низвергнуться в ад кромешный. А кто утешает пустынников, изгнанников, бездомных, зело грешных и кающихся, как не Она — Милосердная Мать заблудших! Потому мы и не отчаиваемся, хоть и тонем в пучине греха и нерадения. Потому мы тайно веселимся, хотя и живем при всех неудобствах и даже смертельных опасностях. Вот где тайна нашей живучести и выживания! Мы любим Владычицу и доверяем Ей всё наше горе неисправной жизни. Она же понимает нас, жалеет и любит, особенно тогда, когда мы каемся Ей, плачем о своих грехах, как малые, непослушные дети исповедуем Ей свои беззакония и обещаем сколько-нибудь исправиться».

Подняв голову и обведя всех нас светлым взором, старец Симеон в заключение сказал: «Держитесь! Держитесь, мои милые, крепче держитесь Царицы Небесной. Читайте Ей акафисты, каноны, читайте Иисусову молитву, времена наши страшные и сугубо опасные: ложь, обман, обольщение, черная культура охватили весь мир. Христианство в опасности. Даже Церковь Божия и та незаметно впадает в цепи обольщения и коварства сатаны. Покаянно восплачем пред Царицею Небесной, да умолит Она Сына Своего и Бога нашего Господа Иисуса Христа, чтобы Он еще пощадил мир наш безбожный от заслуженной гибели».

Ныне память преподобного Виталия Александрийского, который жил в VII веке (22 апрель/5 мая).

Когда ему было уже шестьдесят лет, он взял на себя необычайный подвиг — обратить блудниц к покаянию. Зарабатывал он двенадцать монет в день, покупал себе один боб, съедал его, остальные же деньги нес блуднице.

«Умоляю тебя, — говорил он ей, — за эти деньги соблюди себя в чистоте эту ночь, не греши ни с кем».

Затем преподобный запирался с блудницей в ее комнате, и пока она спала, он всю ночь молился, а утром тихо уходил от нее. И так делал он каждый день, посещая по очереди всех блудниц, причем брал с них клятву, чтобы они молчали о его посещениях.

Жители Александрии возмущались против преподобного, всячески оскорбляли его, он же всё покорно терпел и просил не осуждать других.

Святые молитвы преподобного Виталия достигли Престола Божия. Блудницы стали исправляться: одни выходили замуж, другие брались за честный труд, а некоторые ушли в монастыри.

О, если бы в наши лукавые и прелюбодейные дни было больше таких молитвенников, как преподобный Виталий, то, может быть, Господь и помиловал бы род человеческий! Но на наших глазах совершается другое бедствие. Отцы святые, матери святые, братья, сестры добрые умирают каждый день и час, а мы — гнилые потомки — остаемся, живем, землю скверним, святыни топчем, Бога гневим, закон Божий оскверняем.

И что только будет с нами завтра?!

Пророк Иезекииль сказал: никто своим беззаконием не укрепит своей жизни (Иез. 7,13). А мы только и делаем, что творим беззакония, лжем друг другу, обманываем Бога и людей, блудим телом и душой, каемся формально, в душе же остаемся всё такие же злые, недовольные, нелюбовные, неблагодарные, нечистые…

О Владычице Богородице! Еще немного, и очень немного, и, если Ты нас не спасешь, — мы погибнем…

Преподобный отче Виталие, моли Бога о нас!..

 

^Приложение

 

^Акафист Покрову Пресвятой Богородицы

Кондак 1

Избранней Предвечным Царем, превышшей всякаго создания Небесе и земли Царице, пришедшей иногда во Влахернскую церковь на молитву, достойное поклонение с благодарением приносяще, яко во тьме сущии, под Твой светящийся омофор с верою и умилением прибегаем. Ты же, яко имущи державу непобедимую, от всяких нас бед свобождай, да зовем Ти: Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Икос 1

Архангел и Ангел множество, со Предтечею, Богословом и всех святых ликом, сопредсташа Тебе, Царице своей, в церкви Влахернстей и, умиленная моления Твоя о всем мире слышавше, со удивлением возопиша таковая: Радуйся, Бога Отца безначальнаго предвечное благоволение; радуйся, Бога Сына безлетнаго пречистое вместилище. Радуйся, Бога Духа Всесвятаго избранное жилище; радуйся, Горних чинов ангельских непрестающее удивление. Радуйся, темных сил адских всегрозное устрашение; радуйся, Юже на воздусе сретают многоочитии Херувими. Радуйся, Ейже похвальная восписуют шестокрилатии Серафими; радуйся, Еяже преблагому покрову и мы, земнороднии, благодарне покланяемся. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 2

Видевше Тя святый Андрей со Епифанием в церкви на воздусе за христианы Богу молящуюся, познаша, яко Матерь еси вознесшагося на Небо Христа Бога нашего, и, припадше на землю, радостно покланяхуся всеблагому покрову Твоему, зовуще: Аллилуиа.

Икос 2

Разум неуразуменен еси, Богородице Дево, в защищении людей православных, сего ради врази наши не познают, коль сильна есть молитва Божия Матере. Мы же, о Твоем всемощнем заступлении добре ведуще, сице к Тебе со умилением зовем: Радуйся, премилосердая Утешительнице всех скорбящих и обремененных; радуйся, неусыпающая Наставнице всех заблуждших и ослепленных. Радуйся, праведно движимый гнев Божий на нас Твоим молением скоро утоляющая; радуйся, злыя страсти наша всемощным мановением укрощающая. Радуйся, крепкое возбуждение спящих совестей; радуйся, нетрудное преодоление беззаконных навыков. Радуйся, Еяже ради ад стенет и дуси злобы трепещут; радуйся, Еяже ради врата Рая всем нам отверзаются. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 3

Сила Вышняго осеняет с верою и благоговением прибегающих к Твоему всечестному покрову: единей бо точию Тебе, Пресвятей и Пречистей Матери Божией, дадеся, да всякое прошение Твое исполнится. Тем убо всяк возраст верных славословит Тя и Сына Твоего, зовущ: Аллилуиа.

Икос 3

Имущи богатство милосердия неоскудное, всем концем земли простираеши руку помощи, Владычице: болящим исцеление, страждущим ослабу, слепым прозрение и всем вся по коегождо потребе подаеши, благодарне вопиющим: Радуйся, Православия несокрушимая крепосте и оградо; радуйся, святых храмов и олтарей первейшее украшение. Радуйся, благочестия вернейшее ограждение; радуйся, благосердых градоправителей неусыпающая Споспешнице. Радуйся, непобедимая Воеводо вождей и воинств христианских; радуйся, святое зерцало правды судиям немздоприимным. Радуйся, совершенный Разуме наставников и детоводителей; радуйся, благословение домов и семейств благочестивых. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякого зла честным Твоим омофором.

Кондак 4

Бурею многих бед одержимым нам помогаеши, Владычице: стоиши бо пред лицем олтаря Господня воздвигши руце Твои, и молишися, яко да нашу недостойную молитву призрит Господь, Царь Славы, и послушает прошения призывающих имя Твое святое, к Сыну же Твоему зовущих: Аллилуиа.

Икос 4

Услыша Господь Бог Иисуса Навина, молящася и повелевающа солнцу стати, дондеже отмстит врагом. Слышит и Твоя ныне моления Господь Иисус, избранная Палато Духа Святаго. Темже и мы, грешнии, на Твой надеющеся покров, Тебе, яко Божией Матери, глаголати дерзаем: Радуйся, от Солнца мысленнаго озаренная и нас светом незаходимым просвещающая; радуйся, сиянием пречистыя души Твоея всю землю просветившая. Радуйся, чистотою телесе Твоего вся небеса возвеселившая; радуйся, святых обителей Христовых покров и снабдение. Радуйся, верных пастырей Церкве бодрость и вразумление; радуйся, богобоязненных иноков и инокинь Наставнице. Радуйся, невозмущаемое успокоение благоговейных старцев; радуйся, тайное веселие чистых дев и вдовиц. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 5

Боговидец Моисей во ополчении иногда на Амалика, егда руце воздвизаше, Израиль одолеваше, егда же руце низпущаше, тогда Амалик побеждаше, поддержащими же его укреплен, победи врага. Ты же, о Богомати, воздевши руце Твои на умоление, аще и никимже поддержима, всегда побеждаеши враги христианския и нам щит еси непобедим, вопиющим: Аллилуиа.

Икос 5

Видевше Тя святых собори на воздусе в церкви Влахернстей молебнии руце к Сыну и Богу простирающую, радостно со Архангелы и Ангелы благодарную Ти песнь воспета. Мы же, крепчайшима, паче Моисеовых рук, дланьма Твоима укрепляеми, умильно вопием: Радуйся, Еяже руце поддержит за всех нас единая Ея к нам любы и милосердие; радуйся, пред Неюже врази наши, видимии и невидимии, стояти не могут. Радуйся, темное полчище страстей и похотей наших прогоняющая; радуйся, Огнь Божественный — Христа неопально на руку Своею держащая и нас, хладных, тем воспламеняющая. Радуйся, воинствующих на плоть целомудрием изрядное венчание; радуйся, подвизающихся в посте и безмолвии присное собеседование. Радуйся, изнемогающих от уныния и печали скорая Утешительнице; радуйся, благодатию смирения и терпения снабдевающая. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 6

Проповедник неоскудеваемыя благодати и милостей Твоих явися святый Роман Сладкопевец, егда от Тебе во сне прият свиток книжный на снедение: тем убо умудрен нача разумно пети во славу Твою, святым же писати похвальная, взывая с верою: Аллилуиа.

Икос 6

Возсияла еси от истиннаго Солнца Правды Заря, Дево Богоотроковице, просвещающая всех премудростию Бога Сына Твоего и в познание истины приводящая зовущих Ти таковая: Радуйся, Божию Силу и Божию Премудрость — Христа плотию породившая; радуйся, юродивую мудрость века сего посрамившая и ослепленных ею на путь правый наставляющая. Радуйся, святыя веры охранение и православных догматов Наставнице; радуйся, нечестивых ересей и тлетворных расколов Искоренительнице. Радуйся, тайная и неудобь предвиденная вся добре ведущая и имже подобает сказующая; радуйся, лживых провидцев и суетная гадания посрамляющая. Радуйся, в час недоумений мысль благу на сердце полагающая; радуйся, от пагубных начинаний и несмысленных пожеланий воспящающая. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 7

Хотяй долготерпеливый Всевидец Господь явити Своего человеколюбия неизследимую щедрот бездну, избра Тебе едину в Матерь Себе и сотвори Тя людем непреодоленное защищение: да аще кто от них и праведным судом Божиим осуждения достоин явится, Твоим обаче державным покровом сохраняется на покаяние, зовый: Аллилуиа.

Икос 7

Дивная показал еси дела Твоя в Пречистей Матери Твоей, Господи, егда пречудный омофор в руце Ея светящийся паче луч солнечных явися, имже покрываше люди, сущия в церкви Влахернстей. О таковем убо знамении милосердаго Ея заступления услышавше, ужасом и радостию одержими, вси глаголаху: Радуйся, нерукотворенный омофор, аки облак, над всем миром распростершая; радуйся, превечнаго Архиерея, Сына Своего, знамение на руце Своей держащая. Радуйся, новую милость и новую благодать сим в Церкви Православной являющая; радуйся, столпе облачный от искушений и соблазнов мира всех нас покрывающий. Радуйся, столпе огненный, среди мглы греха всем нам путь спасения показующий; радуйся, явных благочестия подвижников явное укрепление. Радуйся, тайных среди мира рабов Божиих тайное вразумление; радуйся, и мене, обнаженнаго добрых дел, не оставляющая Своим покровом и благодатию. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 8

Дивно Тя от Небес во Влахернстей церкви явльшуюся Ангели воспеша, апостоли прославиша, лик святителей и преподобных и жен святых сословие восхвалиша. Предтеча с Богословом поклонишася, людие же, сущии в церкви, с веселием вопияху: Аллилуиа.

Икос 8

Всеми вышними и нижними владычествуя Господь, узрев Тя в церкви Матерь Свою стоящу и со умилением к Нему молящуся, рече: “Проси, Мати Моя, зане не отвращуся Тебе, но исполню вся прошения Твоя и благодарственная сице Тебе всех пети научу: Радуйся, Ковчеже Завета, в немже хранится освящение всего рода человеческаго; радуйся, стамно пресвятая, в нейже алчущим правды блюдется Хлеб Жизни Вечныя. Радуйся, сосуде всезлатый, в немже уготовася нас ради плоть и кровь Божественнаго Агнца; радуйся, оставленных врачами на свои всемощныя руце приемлющая. Радуйся, разслабленных телом, но не духом и верою со одра болезни воздвизающая; радуйся, погубляющим от недуга ум новый и лучший смысл подающая. Радуйся, на стропотнем пути греха и страстей нас премудре запинающая; радуйся, жестокость нераскаяннаго сердца нашего умиляющая. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 9

Все естество ангельское похвальная приносит Тебе, истенней Божией Матери и Заступнице всех притекающих к Тебе, ведуще, яко несокрушимым покровом Твоим праведных возвеселявши, грешных заступаеши, бедствующих избавляеши и молишися о всех верных, зовущих: Аллилуиа.

Икос 9

Ветия многовещанныя, яко рыбы безгласныя, недоумеют, како восхвалити по достоянию великий всечестнаго Покрова Твоего праздник: вся бо о Тебе от них глаголемая не суть довольна к единому исчислению щедрот Твоих. Мы же, Твоя неисчетная благодеяния видяще, с веселием взываем: Радуйся, от язвы и всегубительства смертнаго нас соблюдающая; радуйся, от внезапнаго колебания земли грады и веси сохраняющая. Радуйся, от разлияния вод и потопления рукою крепкою возводящая; радуйся, от запаления огненнаго росою молитв Твоих избавляющая. Радуйся, от глада душевнаго и телеснаго Хлебом Жизни снабдевающая; радуйся, удары молнии и грома от главы нашея отводящая. Радуйся, от нашествия иноплеменник и тайных убийц спасающая; радуйся, от домашния брани и вражды единокровных миром и любовию ограждающая. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 10

Спасти хотяй род человеческий от прелести вражия Человеколюбец Господь Тебе, Матерь Свою, дарова земным нам в помощь, покров и защиту, да будущи печальным утешение, скорбящим радование, обидимым Заступница и да всех из глубины греховныя воздвигнеши, поющих: Аллилуиа.

Икос 10

“Царю Небесный, — глаголаше в молитве на воздусе со Ангелы стоящая всенепорочная Царица, — приими всякаго человека, молящася к Тебе и призывающа имя Мое на помощь, да не отъидет от лика Моего тощ и неуслышан”. Сию всеблагую молитву слышавше, собори святых благодарно возопиша: Радуйся, чистых руками и сердцем земледельцев благословенными плодами венчающая; радуйся, помоще и праведное мздовоздаяние всем право куплю деющим. Радуйся, клятвопреступлений и неправедных стяжаний всенародное обличение; радуйся, бедствующим в пути, на суше и водах внезапное вспоможение. Радуйся, безчадных родителей плодами веры и духа веселящая; радуйся, безматерних сирот незримая Воспитательнице. Радуйся, крепкая Заступнице сущих в плену и изгнании; радуйся, неусыпающая Попечительнице во узах и темнице селящих. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 11

Пение всеумиленное слышаще и теплей Твоей молитве о нас внемлюще, просим Тебе, Дево Богородице, не презри гласа рабов Твоих: к Тебе бо в напастех и скорбех прибегаем и пред Тобою в бедах наших слезы проливаем, зовуще: Аллилуиа.

Икос 11

Яко светоприемную свещу, в молитве горящую, видящи Тя на воздусе Влахернская церковь, согласно со множеством людей, в ней бывших, возглашаше: “Откуду мне сие, да прииде Мати Господа Моего ко мне?” Святый же Андрей со Епифанием тепле моляхуся к Тебе, зовуще: Радуйся, всех даров духовных и телесных независтная Подательнице; радуйся, полагающих начало покаяния грешников верная Предстательнице. Радуйся, борющихся со страстьми и прилогами вражиими всегдашняя Споборнице; радуйся, незримое укрощение владык жестоких и зверонравных. Радуйся, тайный покое и отрадо рабов кротких и страждущих; радуйся, всежеланное совершение благих супружеств. Радуйся, матерей детородящих скорое и безболезненное разрешение; радуйся, в час кончины единая всем нам Помощнице. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 12

Благодать Божественную испроси нам у Сына Твоего и Бога, простри нам руку помощи, отжени от нас всякаго врага и супостата и умири нашу жизнь, да не погибнем люте без покаяния, но приими нас в вечныя кровы, Покровительнице наша, да радующеся Тебе зовем: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще Твой державный покров, хвалим Тя вси, яко твердую Предстательницу нашу, и покланяемся Тебе, о нас молящейся: веруем бо и надеемся, яко испросиши у Сына Твоего и Бога благая вечная и временная всем с любовию вопиющим Тебе сице: Радуйся, всей вселенной крепкое заступление; радуйся, всех стихий земных и небесных освящение. Радуйся, всех времен года благословение; радуйся, всех наветов и искушений, от мира, плоти и диавола находящих, попрание. Радуйся, нечаемое примирение ожесточенно враждующих; радуйся, недоведомое исправление нераскаянных грешников. Радуйся, не отвергающая всеми презренных и отверженных; радуйся, самих отчаянных от рова погибели исхищающая. Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякаго зла честным Твоим омофором.

Кондак 13

О Всепетая Мати, Пречистая Госпоже, Дево Богородице! К Тебе возвожду душевныя и телесныя очи, к Тебе простираю разслабленныя руце и из глубины сердца вопию: призри на веру и смирение души моея, покрый мя всемощным омофором Твоим, да избавлюся от всех бед и напастей, и в час кончины моея, о Всеблагая, предстани мне и уготованнаго ради грехов моих избави мучения, да выну покланяяся зову: Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

 

^Молитва

О, Пресвятая Дево, Мати Господа вышних сил, небесе и земли Царице, града и страны нашея Всемощная Заступнице! Приими хвалебно-благодарственное пение сие от нас, недостойных раб Твоих, и вознеси молитвы наша ко Престолу Бога Сына Твоего, да милостив будет неправдам нашим, и пробавит благодать Свою чтущим всечестное имя Твое и с верою и любовию покланяющимся чудотворному образу Твоему. Несмы бо достойни от Него помиловани быти, аще не Ты умилостивиши Его о нас, Владычице, яко вся Тебе от Него возможна суть. Сего ради к Тебе прибегаем, яко к несомненней и скорей Заступнице нашей: услыши нас, молящихся Тебе, осени нас вседержавным покровом Твоим, и испроси у Бога Сына Твоего: пастырем нашим ревность и бдение о душах, градоправителем мудрость и силу, судиям правду и нелицеприятие, наставником разум и смиренномудрие, супругом любовь и согласие, чадом послушание, обидимым терпение, обидящим страх Божий, скорбящим благодушие, радующимся воздержание, всем же нам дух разума и благочестия, дух милосердия и кротости, дух чистоты и правды. Ей, Госпоже Пресвятая, умилосердися на немощныя люди Твоя; разсеянныя собери, заблуждшия на путь правый настави, старость поддержи, юныя уцеломудри, младенцы воспитай, и призри на всех нас призрением милостиваго Твоего заступления, воздвигни нас из глубины греховныя и просвети сердечныя очи наша ко зрению спасения, милостива нам буди зде и тамо, в стране земнаго пришельствия и на страшнем суде Сына Твоего; преставльшияся же в вере и покаянии от жития сего отцы и братию нашу в вечней жизни со Ангелы и со всеми святыми жити сотвори. Ты бо еси, Госпоже, Слава небесных и Упование земных, Ты по Бозе наша Надежда и Заступница всех, притекающих к Тебе с верою. К Тебе убо молимся, и Тебе, яко Всемогущей Помощнице, сами себе и друг друга и весь живот наш предаем, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

^Канон Пресвятой Богородице Пред Иконой Ее Казанской

Тропарь, глас 4-й

Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего Христа Бога нашего и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим. Всех нас заступи, о Госпоже Царице и Владычице, иже в напастех, и скорбех, и в болезнех, обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем, пред пречистым Твоим образом со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя избавления всех зол. Всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим.

Канон, глас 4-й

Песнь 1

Ирмос: Отверзу уста моя, и наполнятся Духа, и слово отрыгну Царице Матери, и явлюся, светло торжествуя, и воспою, радуяся, Тоя чудеса.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Благоговеют Ти, Богородице, Ангелов начальницы, и святых чини честно служат, праведнии красуются, Небесных Ходатаицу блажат Тя, купно же и земля и Небо в веселии светло восхваляют Тя, и мы, грешнии, милости просим: озари наша сердца, Владычице, воспети песнь святыя Твоея иконы явлению.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Приидите, соберитеся, христоименитии людие, умы тайно очистившеся, во святую церковь Матере Христа Бога нашего, источает бо нам неоскудно от святыя иконы источник духовен, целебен душам и телом, песнь вопиющим: благословен из Тебе рождейся Бог наш.

Слава: Дивит, Пренепорочная, и ужасает всяк слух странно чудо Божественнаго Твоего рождества: Херувимскаго Творца зачала еси! Како Огнь нестерпимый во утробе носила еси! Како сущую Жизнь плотию облекла еси и Живот всему миру родила еси, Бога купно и Человека!

И ныне: Под кров Твой, Дево Госпоже, прибегаем, вси роди человечестии, просвети нас светом Рождества Твоего, грешныя рабы Твоя, молящияся прилежно и кланяющияся пречистей Твоей иконе, просяще от Тебе прияти великия милости.

Песнь 3

Ирмос: Твоя песнословцы, Богородице, Живый и Независтный Источниче, лик себе совокупльшия, духовно утверди, в Божественней Твоей славе венцев славы сподоби.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Кую Ти достойную похвалу наше принесет конечное неможение, яко явлением пречистыя Твоея Божественныя иконы независтныя источники целебныя источаеши верно прибегающим к Тебе рабом Твоим?

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Божественныя Твоея иконы святое явление, Богородице Дево, яко светозарное возсия нам солнце, преславных чудес лучи пущающи, тьмы лютых обстояний отгоняющи священными Твоими, Владычице, предстательствы.

Слава: Исполнила еси благодати иногда первописанную Твою икону, Госпоже Дево Богородице, и ныне таже благодать истинствует сиянием веры чудес, яко Тоя ради первописанныя, ко спасению верно к Тебе по Бозе прибегающим.

И ныне: Покланяемся, Богородице, Твоему пречистому образу и пресладкому Твоему Младенцу, превечному и незаходимому Свету Христу, Имже спасла еси от лютых зол и тления смертнаго все человеческое естество.

Песнь 4

Ирмос: Седяй в Славе на Престоле Божества во облаце легце, прииде Иисус Пребожественный Нетленною Дланию и спасе зовущия: слава, Христе, силе Твоей.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Почтим, людие, чистыя в чистоте икону Девы Богородицы и Тоя Божественнаго Младенца, Христа Бога нашего, и лобызаем, и прославляем со страхом и трепетом: почитаем бо икону благочестно, паче же почитаем Самую Тую сущую Чистую Богоматерь.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Давид Божественный и чудный пророк, издалеча провидя, глагола: лицу Твоему помолятся богатии людие. Мы же, вернии, покланяемся и лобызаем честную икону, душами купно и телесы освящаемся.

Слава: Евангелия Христова богогласный списатель Лука Божиим мановением всенепорочный Твой написует образ, Богородице, и Младенца Превечнаго на руках Твоих вообразив, к немуже притекающия напастей и бед избавляеши, и вся покрываеши, и спасаеши Твоею милостию.

И ныне: Ты еси похвало и венец святым всем, о Царице, Ты упование наше и Помощнице по Бозе, и на Тя надежду спасения нашего возложихом вси. Тебе молимся, яко Божии Матери: одожди грешным рабом Твоим богатыя Твоя душеспасительныя милости.

Песнь 5

Ирмос: Ужасошася всяческая о Божественней славе Твоей: Ты бо, Неискусобрачная Дево, имела еси во утробе над всеми Бога и родила еси Безлетнаго Сына, всем воспевающим Тя мир подавающая.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Всяко, Пречистая, существо воспети недоумеет Тя: паче бо Горних умов превозвысилася еси, рождши неприступнаго и страшнаго Всецаря и Бога. Но яко милостива и скорая человеком Помощница, вонми молению раб Твоих и даруй Твою помощь.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Идеже осенит благодать Твоя, Богородице, страхом исчезают демони и разрушается злокозненное тех мечтание, бегают дуси темнии, радуется же верных все множество, Тебе песнь хвальну от сердца вопиюще; радуйся, Божественный покрове душ наших.

Слава: Безочесным сладкое зрение дается, глухим слышание, немым благоглаголание, хромым хождение, прокаженным очищение, демонствуемым целомудрие и в болезнех сущим различных исцеление, осенением пречистыя Твоея, Богородице, иконы.

И ныне: Не умолчим никогдаже, Богородице, псалмы и песньми воспевати величия Твоя, Обрадованная: Бога бо воистину воплотившагося родила еси во спасение наше всемирное и избавление.

Песнь 6

Ирмос: Божественное сие и всечестное совершающе празднество, Богомудрии, Богоматере, приидите, руками восплещим, от Нея рождшагося Бога славим.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Божественнаго Твоего Рождества, Дево Госпоже, пребогатая благодать, юже древле изглашением предала еси пречистому Твоему образу, неоскудне действовати великая же и преславная, во спасение на Тя надеющимся.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Идеже прославляется святое имя обрадованныя Богородицы, тамо всяческих благих источницы проливаются; приидите в чистоте, человецы, се бо явлением Божественныя Девы иконы сказует Царицы пришествие, во спасение всех верных.

Слава: Целения болезней, отгнание же страстей и душепитательное спасение, грехов прощение и вечное избавление от пречистыя Твоея иконы, Владычице, верно приходяще, приемлем, Богомати Всенепорочная.

И ныне: К Тебе, Госпоже, прибегают роди правоверных, просят великия милости и приемлют неоскудно сущии в недузех исцеление, в страстех пременение, в печалех утешение; источи мне, Владычице, каплю душеспасительную, да со всеми и аз пою Твое величие.

Кондак, глас 8

Притецем, людие, к тихому сему и доброму пристанищу, скорой Помощнице, готовому и теплому спасению, покрову Девы, ускорим на молитву и потщимся на покаяние: источает бо нам неоскудныя милости Пречистая Богородица, предваряет на помощь и избавляет от великих бед и зол благонравныя и богобоящияся рабы Своя.

Икос

Смысл очистивше и ум, притецем к Богородице, светло песньми ублажающе Ю, и пречистую икону Ея прославляем и чтим и, припадающе, покланяемся, яко Самой, сущей оной: честь бо иконы на первообразное восходит, и почитаяй и покланяяйся ей почитает самое первообразное, якоже Божественнии отцы рекоша. И аще кто не чтит Пресвятыя Богородицы и не покланяется иконе Ея, анафема да будет: посрамляет бо и погубляет не чтущия Ю, избавляет же от великих бед и зол благонравныя и богобоящияся рабы Своя.

Песнь 7

Ирмос: Не послужиша твари Богомудрии паче Создавшаго, но, огненное прещение мужески поправше, радовахуся, поюще: препетый отцев Господь и Бог, благословен еси.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Приидите, почерпем отпущение от неистощимаго источника, точащаго святыню, Пречистыя Девы, и Тоя Пречистаго Младенца, Божия Слова, нас ради вочеловечшагося. К Немуже возопиим: Творче, Избавителю препрославленный со Отцем и Духом, Боже, благословен еси.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Неусыпную, Чистая, и Богоприятную имущи молитву и непреодолеемую державу крепости, врагов наших дерзость, яже на ны, разори, и выя их под нозе верному воинству нашему низложи, да возвеселимся о Тебе, раби, Сыну Твоему вопиюще: отец наших Боже, благословен еси.

Слава: Радуемся и веселимся, вернии людие, чудному явлению иконы Пречистыя Владычицы Богородицы: река бо явися неисчерпаема, целебную воду точащи, слепым бо видети дает, и глухим слышание, хромым хождение и всем, сущим в недузех, безмездно исцеление.

И ныне: Неиспытана глубина, недоведомо таинство, непостижим образ, Дево, зачатия Твоего, зачатие без семене, без мужа рождество, Безплотный воплотися, Превечный младенствует, Сын Божий Сын Тебе, Девы, бывает. Емуже вопием: Боже, благословен еси.

Песнь 8

Ирмос: Отроки благочестивыя в пещи Рождество Богородичо спасло есть, тогда, убо образуемое, ныне же действуемое, вселенную всю воздвизает пети Тебе: Господа пойте, дела, и превозносите Его во вся веки.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Ум Ангельский и человеческий ужасается, Богородице: како Бога Небеснаго, ложеснами объемши, воплотила еси? Како, Младенца рождши, яко Сына на руку носиши? Егоже ужасается тварь и трепещут горнии престоли, вопиюще непрестанно: Свят, Свят, Свят еси, Боже, препетый и превозносимый во веки.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Радуйся, сущая радосте всего мира, со Архангелом Гавриилом вопием Ти, Богородице. Радуйся, вместилище Невместимаго. Радуйся, Благодатная, носило Божества всего. Радуйся, Адамово воззвание, с Тобою Господь и Тебе ради с нами, спасая нас. Егоже поем и превозносим во веки.

Слава: Корень Иессеев освященный, корень греха нашего исторгнула еси, жезл Ааронов процветший, Жизнодателя цвета израстивши Христа, стамно манноприемная, смерти всю силу сокрушила еси и в породу жизни возвела еси род человеческий, темже Тя поем, добрых виновную.

И ныне: Ты похвала христианом еси, Владычице, Ты оружие на враги и стена к Тебе прибегающим. Тя и ныне на помощь призываем, Госпоже: не даждь врагом вознестися на люди Твоя, иже Тебе не хвалят, ни Сына Твоего, Богородице, и Твоей иконе не кланяются, сих победи и души наша спаси.

Песнь 9

Ирмос: Всяк земнородный да взыграется, Духом просвещаемь, да торжествует же Безплотных умов естество, почитающее священное торжество Богоматере, и да вопиет: радуйся, Всеблаженная Богородице, Чистая Приснодево.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Тебе, твердую Помощницу роду человеческому, Богородице Марие, лик пророческий многообразно провозвести: сень святую, небес пространнейшую, скрижаль Богописанную и купину неопалимую, дверь Богопроходную, гору же и лествицу, и мост, и жезл процветший, мы же воистину Богородицу Тя величаем.

Припев: Пресвятая Богородице, спаси нас.

Тайна глубины рождества Твоего ум ангельский ужасает, Дево, и пречистая икона демоны прогонит, и лица нечестивых омрачает, и в студ поревает: не терпят бо взирати на силу ея, бегают же и исчезают. Мы же любезно покланяемся и лобызаем и Тя, Богородицу, величаем.

Слава: Предстательница сущи неотступна к Вышнему Царю, яко имущи Матерне дерзновение непостыдно, в мире глубоце православных житие утверди, и отечество наше возвыси, и вся полезная даруй всегда рабом Твоим, да Тя, Богородице, величаем.

И ныне: О всемилостивая христианом Помощнице! Не может Тя воспети достойно ум человеческий и ангельский, яко всея твари честнейши, Небесных и земных славнейши: всех бо родила еси Творца и Бога. Но, о Владычице, приими милостивно, юже Тебе от сердца возложихом песнь, спасай нас всегда, на Тя бо надеемся.

 

1.  Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Казанской. — Прим. ред.
2. Акафист Пресвятой Богородице, икос 6 — Прим. ред.
3. Из акафиста Покрову Пресвятой Богородицы. — Прим. ред.
4.  Ср. кондак Пресвятой Богородице в честь иконы Её Казанской. — Прим. ред.
5.  Эксапостиларий Великого Понедельника. — Прим. ред.
6. Припев акафиста Пресвятой Богородице в честь иконы Ее Иверской. — Прим. ред.
7. Акафист Покрову Пресвятой Богородицы, икосы 11,2. — Прим. ред.
8. Ирмос, глас 8. — Прим. ред.
9. Песнопение из великого повечерия. — Прим. ред.
10. Ирмос, глас 6. — Прим. ред.
11. Возглас священника на богослужении. — Прим. ред.
12. Кондак, глас 6. — Прим. ред.
13. Тропарь Божией Матери в честь иконы Ее «Утоли моя печали». — Прим. ред.
14. Канон молебный ко Пресвятой Богородице, стихира, глас 2. — Прим. ред.
15. Великий канон св. Андрея Критского, песнь 2. — Прим. ред.
16. Канон молебный ко Пресвятой Богородице, стихира, глас 6. — Прим. ред.
17. Служба Благовещения Пресвятой Богородицы, стихира на Господи, воззвах. — Прим. ред.
18. Акафист Пресвятой Богородице, икос 2. — Прим. ред.
19. Канон Благодарственный Пресвятой Богородице. — Прим. ред.
20. Акафист Пресвятой Богородице, икосы 8, 3. — Прим. ред.
21. Акафист Пресвятой Богородице, икос 11. — Прим. ред.
22. Акафист Пресвятой Богородице пред иконой Ее Казанской, икос 1. — Прим. ред.

 

© Учреждение культуры, искусства, науки и образования «Духовное преображение», 2014

© ООО «Духовное преображение», 2014

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru