Антирак. Давид Серван-Шрейбер

Антирак. Давид Серван-Шрейбер

(130 голосов3.7 из 5)

Кни­га Дави­да Сер­ван-Шрей­бе­ра — вра­ча, про­жив­ше­го с раком голов­но­го моз­га 19 лет — явля­ет­ся весь­ма попу­ляр­ным сбор­ни­ком тех мето­дов защи­ты от рако­вых кле­ток, кото­рые помог­ли ему пол­но­цен­но жить все эти годы. Будучи моло­дым иссле­до­ва­те­лем, он имел доступ к кли­ни­че­ски потвер­жден­ным науч­ным дан­ным о борь­бе с онко­ло­ги­ей. В сво­ей систе­ме “Анти­рак” автор исполь­зу­ет 4 направ­ле­ния защиты:

  • защи­та от непра­виль­но­го питания,
  • защи­та от небла­го­при­ят­ных фак­то­ров окру­жа­ю­щей среды,
  • духов­ное здоровье,
  • защи­та орга­низ­ма от воспалений.

Мы при­во­дим здесь часть кни­ги. Раз­де­лы, в кото­рых гово­рит­ся о духов­ном здо­ро­вье, по наше­му мне­нию, про­ти­во­ре­чат миро­воз­зре­нию пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на, поэто­му они исклю­че­ны из дан­ной пуб­ли­ка­ции.  Осталь­ные части кни­ги, с нашей точ­ки зре­ния, могут ока­зать реаль­ную помощь в про­фи­лак­ти­ке онко­ло­гии и борь­бе с уже име­ю­щим­ся забо­ле­ва­ни­ем, опи­сы­вая как защи­тить­ся от хими­ка­тов, непра­виль­ной пищи и вос­па­ле­ний. О болез­ни и духов­ном здоровье»>

Азбу­ка здоровья

Оглавление

Пре­ду­пре­жде­ние

Вве­де­ние

  1. Моя исто­рия 
  2. Не под­дать­ся статистике 
  3. Опас­ность и возможность 
  4. Сла­бо­сти рака 
  5. Объ­явить новость 
  6. Анти­ра­ко­вое окружение 
  7. Уро­ки рецидива 
  8. Анти­ра­ко­вые про­дук­ты питания 

 

Предупреждение

Эта кни­га опи­сы­ва­ет есте­ствен­ные мето­ды лече­ния, кото­рые спо­соб­ству­ют предот­вра­ще­нию раз­ви­тия рака или помо­га­ют его лече­нию в допол­не­ние к обыч­ным под­хо­дам (хирур­гия, радио­те­ра­пия, химио­те­ра­пия). Её содер­жа­ние ни в коем слу­чае не заме­ня­ет мне­ние вра­ча. Она не поз­во­ля­ет ни про­из­во­дить диа­гно­сти­ку, ни реко­мен­до­вать курс лечения.

Все кли­ни­че­ские слу­чаи, кото­рые я изла­гаю на этих стра­ни­цах, при­ве­де­ны из мое­го лич­но­го опы­та (за исклю­че­ни­ем несколь­ких слу­ча­ев, опи­сан­ных собра­тья­ми и кол­ле­га­ми в меди­цин­ской лите­ра­ту­ре, что каж­дый раз ука­зы­ва­ет­ся в ссыл­ках). По оче­вид­ным при­чи­нам име­на и любая инфор­ма­ция, поз­во­ля­ю­щая иден­ти­фи­ци­ро­вать кон­крет­ные лич­но­сти, были изме­не­ны. В несколь­ких слу­ча­ях я объ­еди­нил кли­ни­че­ские све­де­ния о раз­лич­ных паци­ен­тах исхо­дя из жела­ния сохра­нить ясность изложения.

Я пред­по­чёл изло­жить наше нынеш­нее пони­ма­ние рака и есте­ствен­ных средств защи­ты в про­стых тер­ми­нах. В неко­то­рых слу­ча­ях это не поз­во­ли­ло мне отоб­ра­зить во всей слож­но­сти био­ло­ги­че­ские фено­ме­ны или дета­ли учё­ных спо­ров по пово­ду суще­ству­ю­щих кли­ни­че­ских иссле­до­ва­ний. Даже, если я счи­таю себя вер­ным их духу, я про­шу про­ще­ния у био­ло­гов-иссле­до­ва­те­лей и у онко­ло­гов за то, что упро­щаю таким обра­зом то, что для мно­гих из них пред­став­ля­ет рабо­ту всей жизни.

Наверх»>

Введение

У всех у нас есть рак, кото­рый спит в нас. Как любой живой орга­низм, наше тело посто­ян­но про­из­во­дит дефект­ные клет­ки. Так рож­да­ют­ся опу­хо­ли. Но наше тело осна­ще­но так­же мно­го­чис­лен­ны­ми меха­низ­ма­ми, кото­рые поз­во­ля­ют ему выяв­лять их и сдер­жи­вать их. На Запа­де один чело­век из четы­рёх умрёт от рака, но три из четы­рёх от него не умрут. Для этих послед­них защит­ные меха­низ­мы ока­за­ли раку сопротивление.*

У меня был рак. После того, как пят­на­дцать лет назад мне был постав­лен такой диа­гноз, меня лечи­ли обыч­ны­ми мето­да­ми, а затем про­изо­шёл реци­див. Вот тогда я и решил искать, поми­мо обыч­ных мето­дов лече­ния, всё, что мог­ло помочь мое­му телу защи­щать­ся. Мне повез­ло в том, что как врач, иссле­до­ва­тель и дирек­тор Цен­тра ком­плекс­ной меди­ци­ны в уни­вер­си­те­те Питтс­бур­га, я имел доступ к исклю­чи­тель­но полез­ной инфор­ма­ции о есте­ствен­ных под­хо­дах, кото­рые могут вне­сти вклад в пре­ду­пре­жде­ние или лече­ние рака. Вот уже семь лет я живу в доб­ром здра­вии. В этой
кни­ге я хотел бы изло­жить всё, что я узнал. После хирур­гии и химио­те­ра­пии я спро­сил у сво­е­го онко­ло­га, кото­рый мне так помог, сове­тов, как мне жить, как предо­сте­ре­гать­ся, что­бы избе­жать реци­ди­ва. «Ниче­го осо­бен­но­го делать не нуж­но. Нор­маль­но живи­те сво­ей жиз­нью. Мы будем регу­ляр­но про­во­дить ска­ни­ро­ва­ние, и если опу­холь появит­ся сно­ва, то мы обна­ру­жим её очень рано», ска­за­ло это вли­я­тель­ное лицо аме­ри­кан­ской онко­ло­гии. «Но нет ли упраж­не­ний, кото­рые я мог бы делать, про­дук­тов пита­ния, кото­рые мне мож­но посо­ве­то­вать или не сове­то­вать, не дол­жен ли я лечить свою мен­таль­ность?» Ответ вра­ча поста­вил меня в тупик: «В этом смыс­ле, делай­те всё, что хоти­те, это не при­не­сёт вам ниче­го пло­хо­го. Но у
нас нет науч­ных дан­ных, кото­рые поз­во­ля­ют нам утвер­ждать, что мож­но предот­вра­тить реци­див бла­го­да­ря тако­го рода предосторожностям.»
На самом деле, этот онко­лог хотел ска­зать, что онко­ло­гия явля­ет­ся исклю­чи­тель­но слож­ной сфе­рой, кото­рая изме­ня­ет­ся с неве­ро­ят­ной ско­ро­стью. Уже хоро­шо быть в кур­се наи­бо­лее совре­мен­ных про­це­дур диа­гно­сти­ки и новых кур­сов лече­ния химио­те­ра­пи­ей и дру­ги­ми мето­да­ми. Мы исполь­зо­ва­ли все меди­ка­мен­ты и все извест­ные меди­цин­ские опе­ра­ции, кото­рые соот­вет­ство­ва­ли мое­му слу­чаю. При тогдаш­нем уровне зна­ний ниче­го дру­го­го не суще­ство­ва­ло. В осталь­ном, идёт ли речь о пита­нии или о под­хо­дах тело–дух, речь шла о сфе­рах, о кото­рых было ясно, что инте­ре­со­вать­ся ими нет времени.
Я знаю эту про­бле­му, будучи сам уни­вер­си­тет­ским вра­чом. Каж­дый в сво­ей сфе­ре, мы все ред­ко быва­ем в кур­се фун­да­мен­таль­ных откры­тий, недав­но опуб­ли­ко­ван­ных в таких пре­стиж­ных обо­зре­ни­ях, как Science или Nature до тех пор, пока они ещё не были про­те­сти­ро­ва­ны в иссле­до­ва­ни­ях на чело­ве­ке в боль­ших мас­шта­бах. Тем не менее, эти важ­ные про­ры­вы поз­во­ля­ют ино­гда начать защи­щать­ся самим задол­го до того, как они не при­ве­дут к появ­ле­нию меди­ка­мен­тов и про­то­ко­лов, кото­рые ста­нут мето­да­ми лече­ния зав­траш­не­го дня. Мне потре­бо­ва­лись меся­цы поис­ков для того, что­бы начать пони­мать, как я могу сам помочь мое­му телу предо­хра­нять­ся от рака. Я участ­во­вал в кон­фе­рен­ци­ях в США и в Евро­пе, объ­еди­ня­ю­щих иссле­до­ва­те­лей, кото­рые под­ни­ма­ют цели­ну меди­ци­ны, рас­смат­ри­ва­ю­щей состо­я­ние орга­низ­ма отно­си­тель­но его сопро­тив­ля­е­мо­сти к инфек­ции, я разо­брал базы меди­цин­ских дан­ных и рас­смот­рел науч­ные пуб­ли­ка­ции. Я быст­ро понял, что доступ­ная инфор­ма­ция явля­ет­ся зача­стую непол­ной и раз­роз­нен­ной и что она обре­та­ет всё своё зна­че­ние толь­ко тогда, когда она све­де­на в еди­ное целое. Эта мас­са науч­ных дан­ных рас­кры­ва­ет глав­ную роль, кото­рую игра­ют наши соб­ствен­ные меха­низ­мы защи­ты от рака. Бла­го­да­ря этим важ­ным встре­чам с дру­ги­ми вра­ча­ми и прак­ти­ка­ми, кото­рые уже рабо­та­ют таким же обра­зом, я стал при­ме­нять всю эту инфор­ма­цию для сопро­вож­де­ния мое­го лечения.
Вот, что я узнал: если в каж­дом из нас есть рако­вые клет­ки, то у каж­до­го из нас есть так­же тело, создан­ное для того, что­бы мешать про­цес­сам обра­зо­ва­ния опу­хо­лей. И каж­дый из нас дол­жен поль­зо­вать­ся этим. В отли­чие от нас, жите­лей Запа­да, дру­гие куль­ту­ры дела­ют это зна­чи­тель­но лучше.

В Азии рако­вые забо­ле­ва­ния, кото­рые пора­жа­ют Запад – такие, как рак гру­ди, рак пря­мой киш­ки или про­ста­ты – встре­ча­ют­ся от 7 до 60 раз реже. У ази­ат­ских муж­чин, кото­рые уми­ра­ют не от рака, а от дру­гих болез­ней, нахо­дят, тем не менее, столь­ко же предра­ко­вых мик­ро­опу­хо­лей в про­ста­те, что и у запад­ных муж­чин. Что-то в их обра­зе жиз­ни пре­пят­ству­ет этим опу­хо­лям раз­ви­вать­ся. Напро­тив, у япон­цев, обос­но­вав­ших­ся на Запа­де, часто­та забо­ле­ва­ний раком дого­ня­ет нашу в тече­ние жиз­ни одно­го или двух поко­ле­ний. Что-то в нашем обра­зе жиз­ни меша­ет наше­му телу эффек­тив­но защи­щать­ся от этой болез­ни. Мы все живём в окру­же­нии мифов, кото­рые сдер­жи­ва­ют наши спо­соб­но­сти обез­вре­дить рак. Напри­мер, мы часто убеж­де­ны в том, что рак – это, преж­де все­го, про­бле­ма наслед­ствен­но­сти, а не обра­за жиз­ни. На самом деле, всё наоборот.
Если бы рак пере­да­вал­ся в основ­ном гене­ти­че­ским путём, то у при­ём­ных детей был бы тот же уро­вень забо­ле­ва­е­мо­сти раком, что и у их био­ло­ги­че­ских роди­те­лей, а не тот, что у их при­ём­ных роди­те­лей. В Дании, где суще­ству­ет подроб­ный гене­ти­че­ский реестр, кото­рый отсле­жи­ва­ет про­ис­хож­де­ние каж­до­го инди­ви­ду­у­ма, иссле­до­ва­те­ли нашли био­ло­ги­че­ских роди­те­лей у более, чем 1.000 детей, усы­нов­лён­ных при рож­де­нии. Их
заклю­че­ние, опуб­ли­ко­ван­ное в круп­ней­шем меди­цин­ском обо­зре­нии New England Journal of Medicine, застав­ля­ет нас пол­но­стью изме­нить нашу точ­ку зре­ния на рак: насле­до­ва­ние ген био­ло­ги­че­ских роди­те­лей, умер­ших от рака в воз­расте до 50 лет, не име­ет ника­ко­го вли­я­ния на риск забо­ле­ва­ния раком само­го чело­ве­ка. Напро­тив, смерть от рака при­ём­но­го роди­те­ля (кото­рый не пере­да­ёт ника­кие гены, но пере­да­ёт свои жиз­нен­ные при­выч­ки) уве­ли­чи­ва­ет в пять раз риск так­же уме­реть от рака. Это иссле­до­ва­ние пока­зы­ва­ет, что имен­но жиз­нен­ные при­выч­ки, а не гены явля­ют­ся основ­ной при­чи­ной склон­но­сти к раку. Резуль­та­ты всех иссле­до­ва­ний рака сов­па­да­ют: гены спо­соб­ству­ют мак­си­мум 15 % смерт­но­сти от рака. Коро­че, нет ника­кой фаталь­но­сти, и все мы можем научить­ся защищаться.*

Нуж­но сра­зу ска­зать: на сего­дняш­ний день не суще­ству­ет ника­ко­го аль­тер­на­тив­но­го под­хо­да, спо­соб­но­го лечить рак. Сего­дня немыс­ли­мо пре­тен­до­вать на лече­ние рака, не при­бе­гая к заме­ча­тель­ной тех­ни­ке, осво­ен­ной запад­ной меди­ци­ной: хирур­гия, химио­те­ра­пия, рент­ге­но­те­ра­пия, имму­но­те­ра­пия и, в ско­ром вре­ме­ни, гене­ти­че­ская терапия.

Тем не менее, так­же совер­шен­но нера­зум­но пола­гать­ся исклю­чи­тель­но на обыч­ные под­хо­ды и пре­не­бре­гать есте­ствен­ной спо­соб­но­стью наше­го тела защи­щать­ся от опу­хо­лей, как для предот­вра­ще­ния болез­ни, так и для сопро­вож­де­ния кур­сов лечения.

На после­ду­ю­щих стра­ни­цах я рас­ска­зы­ваю, как я был вынуж­ден изме­нить свою точ­ку зре­ния вра­ча-иссле­до­ва­те­ля, кото­рый игно­ри­ро­вал есте­ствен­ные спо­соб­но­сти орга­низ­ма защи­щать­ся. Я стал вра­чом, кото­рый, преж­де все­го, рас­счи­ты­ва­ет на эти при­род­ные меха­низ­мы. К этой эво­лю­ции меня тол­кал мой рак. В тече­ние пят­на­дца­ти лет я жёст­ко защи­щал сек­рет сво­ей болез­ни. Я люб­лю свою про­фес­сию пси­хи­ат­ра и нико­гда не хотел, что­бы мои паци­ен­ты чув­ство­ва­ли себя обя­зан­ны­ми забо­тить­ся обо мне вме­сто того, что­бы поз­во­лить мне помо­гать им. Как иссле­до­ва­тель и пре­по­да­ва­тель я не хотел так­же, что­бы мои идеи и моя пози­ция при­пи­сы­ва­лись ско­рее мое­му лич­но­му опы­ту, чем науч­но­му под­хо­ду, кото­рым я все­гда руко­вод­ство­вал­ся. В лич­ном плане, кото­рый пони­ма­ют все, кто боле­ет раком, я хотел иметь воз­мож­ность про­дол­жать жить сре­ди живых как живой. Сего­дня я решил гово­рить об этом не без опас­ки. Но теперь я убеж­дён, что важ­но предо­ста­вить всю инфор­ма­цию, кото­рой я рас­по­ла­гаю, на служ­бу всем тем, кто
мог бы желать ею воспользоваться.

В пер­вой части пред­став­ле­но новое виде­ние меха­низ­мов рака, кото­рое поз­во­ля­ет дей­ство­вать, что­бы защи­щать­ся. Оно осно­ва­но на суще­ствен­ной и пока ещё мало изу­чен­ной роли иммун­ной систе­мы, откры­тии вос­па­ли­тель­ных меха­низ­мов, кото­рые лежат в осно­ве роста опу­хо­лей, и на воз­мож­но­сти бло­ки­ро­вать их раз­ви­тие, пре­пят­ствуя их пита­нию, для обес­пе­че­ния кото­ро­го они созда­ют новых кро­ве­нос­ных сосудов.

Отсю­да выте­ка­ют четы­ре под­хо­да, кото­рые каж­дый может пре­тво­рить в жизнь, что­бы выстро­ить себе анти­ра­ко­вую био­ло­гию, одно­вре­мен­но для тела и для духа:

  1. как воору­жить­ся про­тив нару­шен­но­го рав­но­ве­сия окру­жа­ю­щей сре­ды, кото­рое рас­про­стра­ня­ет­ся, начи­ная с 1940 г., и кото­рое пита­ет нынеш­нюю эпи­де­мию рака;
  2. как орга­ни­зо­вать своё пита­ние так, что­бы сокра­тить чис­ло воз­бу­ди­те­лей рака и вклю­чить как мож­но боль­ше фито­хи­ми­че­ских ком­по­нен­тов, кото­рые актив­но борют­ся про­тив опухолей;
  3. как понять – и выле­чить­ся – от пси­хо­ло­ги­че­ских травм, кото­рые пита­ют био­ло­ги­че­ские меха­низ­мы, рабо­та­ю­щие в рако­вых процессах;
  4. и, нако­нец, как вос­поль­зо­вать­ся той частью наше­го тела, кото­рая воз­дей­ству­ет на иммун­ную систе­му и успо­ка­и­ва­ет вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы, кото­рые поз­во­ля­ют опу­хо­лям расти.

Но эта кни­га не явля­ет­ся учеб­ни­ком био­ло­гии. Про­ти­во­сто­я­ние болез­ни явля­ет­ся жгу­чим внут­рен­ним пере­жи­ва­ни­ем. Я бы не смог напи­сать эти стра­ни­цы, не пере­жив зано­во радо­сти и огор­че­ния, откры­тия и неуда­чи, кото­рые дела­ют меня сего­дня чело­ве­ком, зна­чи­тель­но актив­нее участ­ву­ю­щим в жиз­ни, чем пят­на­дцать лет назад. Раз­де­ляя их с вами, я наде­юсь помочь вам най­ти пути вашей соб­ствен­ной орга­ни­за­ции жиз­ни. И пусть она будет красивой.

___________
*
Дру­гое иссле­до­ва­ние, в инсти­ту­те Каро­лин­ска в Шве­ции – орга­ни­за­ции, кото­рая состав­ля­ет спи­сок кан­ди­да­тов на Нобе­лев­скую пре­мию – пока­зы­ва­ет, что гене­ти­че­ски иден­тич­ные близ­не­цы чаще все­го не раз­де­ля­ют риск забо­леть раком. Иссле­до­ва­те­ли заклю­ча­ют – так­же в New England Journal – что «уна­сле­до­ван­ные гене­ти­че­ские фак­то­ры вно­сят незна­чи­тель­ный вклад в склон­ность к забо­ле­ва­нию боль­шей частью ново­об­ра­зо­ва­ний [Прим. Авт.: ново­об­ра­зо­ва­ние = рак]. Этот резуль­тат пока­зы­ва­ет, что окру­жа­ю­щая сре­да игра­ет основ­ную роль сре­ди при­чин забо­ле­ва­ний обыч­ны­ми раками».

Наверх»>

Моя история

Я нахо­дил­ся в Питтс­бур­ге в тече­ние семи лет, уехав из Фран­ции за десять лет до это­го. Я про­хо­дил ста­жи­ров­ку в интер­на­ту­ре по пси­хи­ат­рии, про­дол­жая одно­вре­мен­но иссле­до­ва­ния, нача­тые в аспи­ран­ту­ре. С моим дру­гом Джо­на­та­ном Коэном я руко­во­дил лабо­ра­то­ри­ей цере­браль­ных функ­ци­о­наль­ных изоб­ра­же­ний, для кото­рой мы полу­чи­ли финан­си­ро­ва­ние от Наци­о­наль­но­го Инсти­ту­та Здо­ро­вья, наци­о­наль­но­го инсти­ту­та аме­ри­кан­ско­го здра­во­охра­не­ния. Нашей целью было понять меха­низ­мы мыш­ле­ния, наблю­дая то, что про­ис­хо­дит в моз­гу. Я не мог бы нико­гда пред­ста­вить, что эти иссле­до­ва­ния при­ве­дут меня к откры­тию: моей соб­ствен­ной болезни.

Мы были очень близ­ки с Джо­на­та­ном. Будучи оба вра­ча­ми, пред­на­зна­чив­ши­ми себя для пси­хи­ат­рии, мы вме­сте запи­са­лись в аспи­ран­ту­ру в Питтс­бур­ге. Он, выхо­дец из кос­мо­по­ли­ти­че­ской сре­ды Сан-Фран­цис­ко, и я, при­быв­ший из Пари­жа через Мон­ре­аль, мы неожи­дан­но встре­ти­лись в Питтс­бур­ге, в серд­це аме­ри­кан­ской глу­бин­ки, кото­рая была чуж­дой как одно­му, так и дру­го­му из нас. За несколь­ко лет до это­го мы опуб­ли­ко­ва­ли резуль­та­ты сво­их иссле­до­ва­ний в пре­стиж­ном обо­зре­нии Science, затем — в Psychological Review - ста­тью о роли лоб­ных долей моз­га, ещё недо­ста­точ­но извест­ной зоны моз­га, кото­рая поз­во­ля­ет связь меж­ду про­шлым и буду­щим. Мы пред­ло­жи­ли новую тео­рию в пси­хо­ло­гии, бла­го­да­ря ком­пью­тер­но­му моде­ли­ро­ва­нию функ­ци­о­ни­ро­ва­ния моз­га. Эти ста­тьи про­из­ве­ли доста­точ­но шума, что поз­во­ли­ло нам, быв­ши­ми в то вре­мя про­сты­ми сту­ден­та­ми, полу­чить гран­ты и посту­пить в эту иссле­до­ва­тель­скую лабораторию.

Для Джо­на­та­на, если бы мы хоте­ли про­дви­гать­ся в этой обла­сти, ком­пью­тер­но­го моде­ли­ро­ва­ния было уже недо­ста­точ­но. Нам нуж­но было тести­ро­вать наши тео­рии, наблю­дая напря­мую актив­ность моз­га бла­го­да­ря совре­мен­ной тех­ни­ке — функ­ци­о­наль­ным ядер­но-маг­нит­но-резо­нанс­ным иссле­до­ва­ни­ям (томо­гра­фии). В то вре­мя эта тех­ни­ка дела­ла пер­вые шаги. Толь­ко очень про­дви­ну­тые иссле­до­ва­тель­ские цен­тры обла­да­ли высо­ко­точ­ны­ми ска­не­ра­ми. Зна­чи­тель­но чаще исполь­зу­е­мые ска­не­ры в гос­пи­та­лях име­ли так­же зна­чи­тель­но более низ­кие харак­те­ри­сти­ки. В част­но­сти, никто не мог изме­рять с помо­щью гос­пи­таль­но­го ска­не­ра актив­ность лоб­ных долей моз­га — пред­ме­та наших иссле­до­ва­ний. Дей­стви­тель­но, в про­ти­во­по­лож­ность дру­гим зонам моз­га, измен­чи­вость кото­рых мож­но очень лег­ко изме­рить, лоб­ные доли моз­га рабо­та­ют не очень актив­но. Нуж­но «давить» на них, изоб­ре­тая слож­ные зада­чи для того, что­бы они хоть немно­го про­яви­ли себя на изоб­ра­же­ни­ях томо­гра­фии. Парал­лель­но, Дугу, моло­до­му физи­ку наше­го воз­рас­та, спе­ци­а­ли­сту в тех­ни­ке томо­гра­фии, при­шла идея ново­го мето­да реги­стра­ции изоб­ра­же­ний, кото­рые мог­ли бы поз­во­лить обой­ти эти труд­но­сти. Гос­пи­таль, где мы рабо­та­ли, согла­сил­ся, что­бы мы поль­зо­ва­лись их ска­не­ром по вече­рам меж­ду 8 и 11 часа­ми, по окон­ча­нии кон­суль­та­ций. И мы нача­ли испы­ты­вать этот новый подход.

Дуг, будучи физи­ком, посто­ян­но моди­фи­ци­ро­вал свой метод в то вре­мя, как Джо­на­тан и я изоб­ре­та­ли умствен­ные зада­чи для того, что­бы мак­си­маль­но сти­му­ли­ро­вать эту зону моз­га. После мно­го­чис­лен­ных неудач мы смог­ли заме­тить на экране актив­ность этих пре­сло­ву­тых лоб­ных долей моз­га. Это был исклю­чи­тель­ный момент, завер­ше­ние интен­сив­ной фазы иссле­до­ва­ний, осо­бен­но инте­рес­ной тем, что это было совер­шен­но приятелями.

Дол­жен при­знать­ся, что мы были немно­го высо­ко­мер­ны­ми. Нам было по трид­цать лет, мы толь­ко что закон­чи­ли аспи­ран­ту­ру, у нас уже была лабо­ра­то­рия. С нашей новой тео­ри­ей, кото­рая заин­те­ре­со­ва­ла всех, мы ста­ли под­ни­ма­ю­щи­ми­ся звёз­да­ми аме­ри­кан­ской пси­хи­ат­рии. Мы вла­де­ли самы­ми пере­до­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми, кото­рые никто не исполь­зо­вал. Ком­пью­тер­ное моде­ли­ро­ва­ние ней­рон­ных сетей и функ­ци­о­наль­ные ядер­но­маг­нит­но-резо­нанс­ные иссле­до­ва­ния (томо­гра­фия) были ещё неиз­вест­ны уни­вер­си­тет­ским пси­хи­ат­рам. В том же году Джо­на­тан и я были даже при­гла­ше­ны про­фес­со­ром Вид­лё­хе­ром, вли­я­тель­ным лицом фран­цуз­ской пси­хи­ат­рии того вре­ме­ни, про­ве­сти семи­нар в гос­пи­та­ле Питье-Саль­пет­ри­ер, туда, где Фрейд рабо­тал с Шар­ко. В тече­ние двух дней перед пар­те­ром фран­цуз­ских пси­хи­ат­ров и дру­гих ней­ро­спе­ци­а­ли­стов мы объ­яс­ня­ли, как ком­пью­тер­ное моде­ли­ро­ва­ние ней­рон­ных сетей может помочь пони­ма­нию пси­хо­ло­ги­че­ских и пато­ло­ги­че­ских про­цес­сов. В 30 лет было, чем гордиться.

Жизнь до рака, какой она была? Я жил пол­ной жиз­нью, какой-то жиз­нью, кото­рая теперь мне кажет­ся немно­го стран­ной: я был доста­точ­но уве­рен в успе­хе, веря в чистую и бес­ком­про­мисс­ную нау­ку, не совсем увле­чён­ный кон­так­та­ми с паци­ен­та­ми. Посколь­ку я одно­вре­мен­но был занят и интер­на­ту­рой, и иссле­до­ва­тель­ской лабо­ра­то­ри­ей, то я пытал­ся делать как мож­но мень­ше в плане кли­ни­че­ской прак­ти­ки. Я вспо­ми­наю некую ста­жи­ров­ку, куда меня при­гла­си­ли запи­сать­ся. Как и боль­шин­ство интер­нов, я не очень этим заин­те­ре­со­вал­ся: рабо­чая нагруз­ка была слиш­ком боль­шой и, кста­ти, речь шла не совсем о пси­хи­ат­рии. Речь шла о том, что­бы про­ве­сти шесть меся­цев в боль­ни­це обще­го про­фи­ля для лече­ния пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем у боль­ных, гос­пи­та­ли­зи­ро­ван­ных по раз­лич­ным физи­че­ским про­бле­мам — они были про­опе­ри­ро­ва­ны, пере­нес­ли пере­сад­ку пече­ни, у них был рак, вол­чан­ка, рас­се­ян­ный скле­роз… Мне совер­шен­но не хоте­лось про­во­дить эту ста­жи­ров­ку, кото­рая поме­ша­ла бы мне руко­во­дить сво­ей лабо­ра­то­ри­ей. Боль­ше того, все эти люди, кото­рые стра­да­ли, совер­шен­но меня не инте­ре­со­ва­ли. Я хотел бы глав­ным обра­зом зани­мать­ся иссле­до­ва­ни­я­ми, писать ста­тьи, высту­пать на кон­грес­сах и про­дви­гать важ­ные идеи. За год до это­го я ездил в Ирак с ассо­ци­а­ци­ей «Вра­чи без гра­ниц». Я столк­нул­ся с ужа­сом, и мне нра­ви­лось день за днём облег­чать стра­да­ния столь­ких людей. Но этот опыт не вызвал во мне жела­ние про­дол­жить идти тем же путём по воз­вра­ще­нии в гос­пи­таль в Питтс­бур­ге. Как буд­то бы речь шла о двух раз­лич­ных и вза­и­мо­не­про­ни­ца­е­мых мирах. Я был, преж­де все­го, моло­дым и често­лю­би­вым — я пока ещё немно­го оста­юсь таким.

Место, кото­рое моя рабо­та зани­ма­ла в моей жиз­ни, сыг­ра­ло, кста­ти, опре­де­лён­ную роль в мучи­тель­ном раз­во­де, из кото­ро­го я выхо­дил в это вре­мя. Сре­ди про­чих раз­но­гла­сий моя жена не выно­си­ла, что по карьер­ным при­чи­нам я хотел про­дол­жать жить в Питтс­бур­ге. Она хоте­ла вер­нуть­ся во Фран­цию или, по край­ней мере, пере­ехать в более весё­лый город, как Нью-Йорк, напри­мер. Для меня, напро­тив, в Питтс­бур­ге всё уско­ря­лось, и я не хотел поки­дать свою лабо­ра­то­рию и сво­их сотруд­ни­ков. Всё это закон­чи­лось у судьи, и в тече­ние года я жил один в кро­шеч­ном доме, меж­ду спаль­ней и офисом.

И потом одна­жды, когда гос­пи­таль был почти пустым — это было меж­ду Рож­де­ством и Новым Годом — я уви­дел в кафе­те­рии девуш­ку, чита­ю­щую Бод­ле­ра. Кто-то, кто в обед чита­ет Бод­ле­ра, — это было ред­кое зре­ли­ще, тем более в Питтс­бур­ге. Я сел за её стол. Она была рус­ской, с высо­ки­ми ску­ла­ми и чёр­ны­ми гла­за­ми, и выгля­де­ла одно­вре­мен­но сдер­жан­ной и уди­ви­тель­но про­ни­ца­тель­ной. Ино­гда она совер­шен­но пре­кра­ща­ла гово­рить, что меня очень выво­ди­ло из себя. Я спро­сил её, поче­му она так дела­ет, она отве­ти­ла: «Я внут­ренне про­ве­ряю искрен­ность того, что вы ска­за­ли». Это меня рас­сме­ши­ло. Мне очень понра­ви­лась эта мане­ра поста­вить меня на место. Так мы нача­ли роман, кото­рый раз­ви­вал­ся нето­роп­ли­во. Я не спе­шил, она тоже.

Через шесть меся­цев я уехал на всё лето рабо­тать в уни­вер­си­те­те Сан-Фран­цис­ко, в лабо­ра­то­рии пси­хо­фар­ма­ко­ло­гии. Шеф лабо­ра­то­рии гото­вил­ся уйти на пен­сию и хотел бы, что­бы я занял его место. Я пом­ню, как ска­зал Анне, что если встре­чу кого-то в Сан-Фран­цис­ко, то, может быть, это ста­нет кон­цом наше­го рома­на. Что я вполне пой­му, если с её сто­ро­ны будет так­же. Я думаю, что это сде­ла­ло ей боль­но, но я хотел быть совер­шен­но искрен­ним. Она не жила у меня, наши отно­ше­ния были при­ят­ны­ми и не боль­ше. Но преж­де, чем уехать, я всё-таки пода­рил ей соба­ку . Конеч­но, меж­ду нами была неж­ность. Неж­ность и дистанция.

Когда я в сен­тяб­ре вер­нул­ся в Питтс­бург, она всё-таки пере­еха­ла жить в мой куколь­ный домик. Я чув­ство­вал, что что-то рос­ло меж­ду нами, и я был этим дово­лен. Я не очень пред­став­лял, куда при­ве­дёт меня этот роман, я про­дол­жал оста­вать­ся немно­го насто­ро­же — я не забыл свой раз­вод. Но моя жизнь при­ни­ма­ла хоро­ший обо­рот. С Анной я был счаст­лив. В октяб­ре мы про­ве­ли две чудес­ные неде­ли. Шло бабье лето. Я вгля­ды­вал­ся в неё и понял в этот момент, что я влюблён.

И потом всё неожи­дан­но перевернулось.

Я пом­ню этот слав­ный октябрь­ский вечер в Питтс­бур­ге, я ехал на мото­цик­ле по широ­ким ули­цам, обса­жен­ным дере­вья­ми с золо­ти­стой лист­вой, направ­ля­ясь к цен­тру томо­гра­фии, что­бы встре­тить­ся с Джо­на­та­ном и Дугом для наших сеан­сов по экс­пе­ри­мен­там со сту­ден­та­ми, кото­рые слу­жи­ли для нас «мор­ски­ми свин­ка­ми». Они въез­жа­ли в ска­нер, и мы про­си­ли их решать раз­лич­ные мен­таль­ные зада­чи за мини­маль­ную пла­ту. Их воз­буж­да­ли наши иссле­до­ва­ния, а, глав­ное, пер­спек­ти­ва полу­чить по окон­ча­нии сеан­са циф­ро­вое изоб­ра­же­ние их соб­ствен­но­го моз­га, кото­рое они торо­пи­лись отоб­ра­зить на сво­ём ком­пью­те­ре. Пер­вый сту­дент при­шёл к 8 часам. Вто­рой, кото­рый дол­жен был прий­ти к 9 — 10 часам, под­вёл. Джо­на­тан и Дуг спро­си­ли меня, не хочу ли я сыг­рать «мор­скую свин­ку». Конеч­но, я согла­сил­ся, посколь­ку был в наи­мень­шей сте­пе­ни «тех­ни­ком» из нас тро­их. Я вытя­нул­ся в ска­не­ре, в исклю­чи­тель­но тес­ной тру­бе, где руки при­жа­ты к кор­пу­су, как в гро­бу. Мно­гие не тер­пят ска­не­ров: от 10 до 15 % паци­ен­тов очень силь­но стра­да­ют клау­стро­фо­би­ей и не могут делать томографию.

Итак, я в ска­не­ре, мы начи­на­ем как обыч­но с серии изоб­ра­же­ний, целью кото­рых явля­ет­ся уста­нов­ле­ние струк­ту­ры моз­га обсле­ду­е­мо­го. Моз­ги, как и лица, все очень раз­лич­ны. Поэто­му нуж­но, до нача­ла изме­ре­ний, сде­лать что-то вро­де кар­то­гра­фии моз­га в состо­я­нии покоя (что назы­ва­ет­ся ана­то­ми­че­ским изоб­ра­же­ни­ем), с кото­рым будут срав­ни­вать­ся изоб­ра­же­ния, полу­чен­ные в тот момент, когда обсле­ду­е­мый осу­ществ­ля­ет мен­таль­ную дея­тель­ность (их назы­ва­ют функ­ци­о­наль­ны­ми изоб­ра­же­ни­я­ми). В тече­ние все­го про­цес­са ска­нер про­из­во­дит очень силь­ное пуль­си­ро­ва­ние, как буд­то пал­кой бьют по полу, что соот­вет­ству­ет дви­же­ни­ям элек­тро­маг­ни­та, кото­рый очень быст­ро вклю­ча­ет­ся и выклю­ча­ет­ся для инду­ци­ро­ва­ния изме­не­ний маг­нит­но­го поля в моз­гу. В зави­си­мо­сти от того, явля­ют­ся ли изоб­ра­же­ния ана­то­ми­че­ски­ми или функ­ци­о­наль­ны­ми, ритм этих щелч­ков меня­ет­ся. По тому, что я слы­шу, Джо­на­тан и Дуг дела­ют ана­то­ми­че­ские изоб­ра­же­ния мое­го мозга.

Минут через десять ана­то­ми­че­ская фаза закан­чи­ва­ет­ся. Я жду, что в малень­ком зер­ка­ле, при­кле­ен­ном как раз над мои­ми гла­за­ми, появит­ся «мен­таль­ная зада­ча», кото­рую мы запро­грам­ми­ро­ва­ли для сти­му­ли­ро­ва­ния дея­тель­но­сти лоб­ных долей моз­га — это цель экс­пе­ри­мен­та. Речь идёт о том, что­бы нажи­мать на кноп­ку каж­дый раз, когда заме­ча­ешь одни и те же бук­вы сре­ди тех, что быст­ро сле­ду­ют одна за дру­гой на экране (лоб­ные доли моз­га поз­во­ля­ют сохра­нять в памя­ти бук­вы, кото­рые исчез­ли, и про­из­во­дить опе­ра­ции срав­не­ния). Я жду поэто­му, что Джо­на­тан запу­стит зада­чу и что вклю­чит­ся осо­бен­ный шум ска­не­ра, кото­рый реги­стри­ру­ет функ­ци­о­наль­ную дея­тель­ность моз­га. Но пау­за затя­ги­ва­ет­ся. Я не пони­маю, что про­ис­хо­дит. Джо­на­тан и Дуг нахо­дят­ся рядом, в зале управ­ле­ния, но связь воз­мож­на толь­ко через интер­фон. Потом я слы­шу в науш­ни­ках: «Давид, у нас про­бле­ма. С изоб­ра­же­ни­я­ми что-то про­ис­хо­дит. Нуж­но начать сна­ча­ла.» Хоро­шо. Я жду. Начи­на­ем зано­во. Сно­ва в тече­ние деся­ти минут мы дела­ем ана­то­ми­че­ские изоб­ра­же­ния. И вот момент, когда долж­на начать­ся мен­таль­ная зада­ча. Я жду. Голос Джо­на­та­на гово­рит мне: «Послу­шай, всё не так. Есть про­бле­ма. Мы сей­час при­дём.» Они вхо­дят в зал ска­не­ра, вытя­ги­ва­ют стол ска­не­ра, на кото­ром я рас­тя­нул­ся, и, выехав из тру­бы, я вижу стран­ное выра­же­ние на их лицах. Джо­на­тан кла­дёт мне руку на пле­чо и гово­рит мне: «Мы не можем про­во­дить экс­пе­ри­мент. В тво­ём моз­гу есть что-то стран­ное.» Я про­шу их пока­зать мне на экране изоб­ра­же­ния, кото­рые они два­жды запи­са­ли на компьютере.

Я не был ни рент­ге­но­ло­гом, ни нев­ро­ло­гом, но я видел мно­го изоб­ра­же­ний моз­га, это было нашей еже­днев­ной рабо­той: совер­шен­но недву­смыс­лен­но, в рай­оне пра­вой лоб­ной доли моз­га име­лась круг­лая опу­холь раз­ме­ром с грец­кий орех. Из того, где она была рас­по­ло­же­на, не сле­до­ва­ло, что это одна из тех доб­ро­ка­че­ствен­ных опу­хо­лей моз­га, встре­ча­е­мых ино­гда, кото­рые мож­но опе­ри­ро­вать и кото­рые не чис­лят­ся сре­ди наи­бо­лее опас­ных — таких как опу­холь моз­го­вой обо­лоч­ки или аде­но­ма гипо­фи­за. Ино­гда речь идёт о кисте, инфек­ци­он­ном нары­ве, вызван­ном неко­то­ры­ми болез­ня­ми, как, напри­мер, СПИД. Но моё здо­ро­вье было пре­крас­ным, я мно­го зани­мал­ся спор­том, даже был капи­та­ном коман­ды по сквош. Поэто­му такая гипо­те­за исклю­ча­лась. Мне было невоз­мож­но заблуж­дать­ся отно­си­тель­но серьёз­но­сти того, что мы толь­ко что обна­ру­жи­ли. В про­дви­ну­той ста­дии наи­бо­лее часто рак моз­га уби­ва­ет за шесть недель без лече­ния и за шесть меся­цев в слу­чае лече­ния. Я не знал, на какой ста­дии я нахо­дил­ся, но я знал ста­ти­сти­ку. Все трое, мы мол­ча­ли, не зная, что ска­зать. Джо­на­тан напра­вил плён­ки в отдел рент­ге­но­ло­гии, что­бы уже со сле­ду­ю­ще­го дня они были оце­не­ны спе­ци­а­ли­стом, и мы расстались.

Я поехал обрат­но на мото­цик­ле к сво­е­му малень­ко­му дому на дру­гом кон­це горо­да. Было 11 часов вече­ра, на све­тя­щем­ся небе луна была пре­крас­ной. В ком­на­те Анна уже спа­ла. Я улёг­ся и уста­вил­ся в пото­лок. Было очень стран­ным, что моя жизнь закан­чи­ва­ет­ся таким обра­зом. Это было непо­сти­жи­мым. Суще­ство­ва­ла такая про­пасть меж­ду тем, что я толь­ко что узнал, и тем, что я выстра­и­вал в тече­ние столь­ких лет, силой, кото­рую я набрал для того, что обе­ща­ло стать дол­гой доро­гой, и кото­рую я дол­жен был потра­тить на разум­ные дости­же­ния. У меня было ощу­ще­ние, что я толь­ко начи­нал спо­соб­ство­вать полез­ным делам. Я выхо­дил из очень труд­но­го пери­о­да. Аспи­ран­ту­ра была исклю­чи­тель­но тяжё­лой. Мой брак про­дер­жал­ся толь­ко три меся­ца. В тече­ние семи лет я жил в горо­де, в кото­ром не было ниче­го увле­ка­тель­но­го. В 22 года я уехал из Фран­ции в Кана­ду, а затем в США. Я при­нёс мно­го жертв, я мно­го сил вло­жил в буду­щее. И вдруг пере­до мной воз­ник­ла веро­ят­ность того, что ника­ко­го буду­ще­го не будет.

К тому же я был один. Мои бра­тья одно вре­мя учи­лись в Питтс­бур­ге, а затем все уеха­ли. У меня не было жены. Мой роман с Анной был совсем недав­ним, и, конеч­но, она меня поки­нет: кому нужен тип, кото­рый в 31 год при­го­во­рён к смер­ти? Я пред­став­лял себя, как дере­вяш­ку, кото­рая плы­ла по реке и вдруг ока­за­лась выбро­шен­ной на берег при­бой­ной вол­ной. Хотя судь­ба пред­на­зна­ча­ла ей про­де­лать весь путь до оке­а­на. Я был зажат в этом слу­чай­ном месте, где у меня не было насто­я­щих кор­ней. Мне пред­сто­я­ло уме­реть, оди­но­ко­му, в Питтсбурге.

Я вспо­ми­наю чрез­вы­чай­ное явле­ние, кото­рое про­изо­шло, когда, вытя­нув­шись на кро­ва­ти, я созер­цал дымок моей малень­кой индей­ской сига­ре­ты. Мне не очень хоте­лось спать. Я был погру­жён в свои мыс­ли, когда вдруг я услы­шал свой соб­ствен­ный голос, кото­рый зву­чал в моей голо­ве с неж­но­стью, уве­рен­но­стью, убеж­де­ни­ем, ясно­стью, убеж­дён­но­стью, кото­рых я не знал за собой. Это был не я, и, тем не менее, это был мой голос. В тот момент, когда я сно­ва и сно­ва повто­рял «невоз­мож­но, что­бы это слу­чи­лось со мной, про­сто невоз­мож­но», этот голос про­из­нёс: «Ты зна­ешь что, Давид? Это вполне воз­мож­но, но это не так уж и серьёз­но.» Тогда и про­изо­шло что-то уди­ви­тель­ное и непо­сти­жи­мое, посколь­ку с этой самой секун­ды мой пара­лич про­шёл. Это была оче­вид­ность: да, это воз­мож­но, это явля­ет­ся частью чело­ве­че­ско­го опы­та, мно­гие люди пере­жи­ли это до меня, и я не отли­ча­юсь от них. Нет ниче­го тра­ги­че­ско­го в том, что­бы быть про­сто и пол­но­стью чело­ве­ком. Мой мозг сам нашёл путь к успо­ко­е­нию. Поз­же, когда я сно­ва испы­ты­вал страх, я дол­жен был научить­ся укро­щать свои эмо­ции. Но в этот вечер я заснул и на сле­ду­ю­щий день смог отпра­вить­ся на рабо­ту и сде­лал всё необ­хо­ди­мое, что­бы начать борь­бу с болез­нью и не отвер­нуть­ся от сво­ей жизни.

Наверх»>

Не поддаться статистике

Сте­фен Джей Гулд был про­фес­со­ром зоо­ло­гии, спе­ци­а­ли­стом по тео­рии эво­лю­ции, в уни­вер­си­те­те Гар­вар­да. Он был так­же одним из наи­бо­лее вли­я­тель­ных учё­ных сво­е­го поко­ле­ния, кото­ро­го мно­гие счи­та­ли «вто­рым Дар­ви­ным» за то, что он пред­ста­вил более пол­ное виде­ние эво­лю­ции видов.

В июле 1982 г., в воз­расте 40 лет, он узнал, что стра­да­ет мезо­те­лио­мой брюш­ной поло­сти — ред­ким и опас­ным раком, кото­рый при­пи­сы­ва­ют воз­дей­ствию асбе­ста. После опе­ра­ции он попро­сил сво­е­го вра­ча ука­зать ему луч­шие тех­ни­че­ские ста­тьи, посвя­щён­ные мезо­те­лио­ме. Онко­лог, хотя до это­го она все­гда была очень откро­вен­ной, уклон­чи­во отве­ти­ла ему, что меди­цин­ская лите­ра­ту­ра не содер­жит ниче­го дей­стви­тель­но достой­но­го на эту тему. Но поме­шать пре­по­да­ва­те­лю уни­вер­си­те­та рыть­ся в доку­мен­та­ции на тему, кото­рая его зани­ма­ет, это, как если бы, как писал сам Гулд, «реко­мен­до­вать цело­муд­рие Homo sapiens, при­ма­ту, кото­рый более всех дру­гих оза­бо­чен сек­сом.» По выхо­де из гос­пи­та­ля он напра­вил­ся пря­мо в меди­цин­скую биб­лио­те­ку уни­вер­си­тет­ско­го город­ка и устро­ил­ся за сто­лом со стоп­кой недав­них жур­на­лов. Часом поз­же он понял, пора­жён­ный, при­чи­ну пове­де­ния сво­е­го вра­ча. На самом деле науч­ные иссле­до­ва­ния не остав­ля­ли ника­ко­го сомне­ния: мезо­те­лио­ма была «неиз­ле­чи­мой», со сред­ним сро­ком выжи­ва­ния в восемь меся­цев после поста­нов­ки диа­гно­за! Как зверь, неожи­дан­но попав­ший в ког­ти хищ­ни­ка, Гулд почув­ство­вал, как пани­ка охва­ти­ла его, а тело и созна­ние замер­ли на доб­рых пят­на­дцать минут.

Но увле­чён­ность пре­по­да­ва­те­ля уни­вер­си­те­та взя­ла верх — и спас­ла его от отча­я­ния. Дей­стви­тель­но, он про­вёл свою жизнь за изу­че­ни­ем при­род­ных явле­ний и пред­став­ле­ни­ем их в циф­рах. Если из это­го мож­но было извлечь какой-либо вывод, то он заклю­чал­ся в том, что в при­ро­де не суще­ству­ет ника­ко­го незыб­ле­мо­го пра­ви­ла, кото­рое бы при­ме­ня­лось оди­на­ко­во ко всем. Изме­не­ние явля­ет­ся самой сущ­но­стью при­ро­ды. В при­ро­де сред­нее зна­че­ние явля­ет­ся абстрак­ци­ей, «зако­ном», кото­рый чело­ве­че­ское созна­ние ста­ра­ет­ся при­ме­нить к изоби­лию инди­ви­ду­аль­ных слу­ча­ев. Для инди­ви­ду­у­ма Гул­да вопрос заклю­чал­ся в том, что­бы знать, каким было его лич­ное место, отлич­ное от всех осталь­ных, в диа­па­зоне вари­а­ций вокруг сред­не­го значения.

То обсто­я­тель­ство, что сред­нее зна­че­ние выжи­ва­ния состав­ля­ло восемь меся­цев, раз­мыш­лял Гулд, озна­ча­ло, что поло­ви­на людей, пора­жён­ных мезо­те­лио­мой, про­жи­ло менее вось­ми меся­цев. А он, к какой поло­вине при­над­ле­жал он сам? Посколь­ку он был молод, не курил, был в доб­ром здра­вии (поми­мо это­го рака), а его опу­холь была диа­гно­сти­ро­ва­на на ран­ней ста­дии, и он мог рас­счи­ты­вать на наи­луч­шие воз­мож­ные лече­ния, то были все осно­ва­ния пола­гать, что он нахо­дил­ся в «хоро­шей» поло­вине, с облег­че­ни­ем заклю­чил Гулд. Уже это было неболь­шой победой.

Затем он осо­знал более фун­да­мен­таль­ную точ­ку зре­ния. Все кри­вые выжи­ва­ния име­ют одну и ту же асим­мет­рич­ную фор­му: по опре­де­ле­нию поло­ви­на слу­ча­ев скон­цен­три­ро­ва­на в левой части кри­вой, от 0 до 8 меся­цев. Но дру­гая поло­ви­на, спра­ва, рас­про­стра­ня­ет­ся, само собой разу­ме­ет­ся, после вось­ми меся­цев — «рас­пре­де­ле­ние», как это назы­ва­ет­ся в ста­ти­сти­ке — и все­гда име­ет «длин­ное пра­вое кры­ло», кото­рое может даже длить­ся доста­точ­но дол­го. Гулд стал лихо­ра­доч­но искать в ста­тьях кри­вую выжи­ва­ния при мезо­те­лио­ме. Когда он её, нако­нец, нашёл, он смог кон­ста­ти­ро­вать, что, дей­стви­тель­но, пра­вое кры­ло рас­пре­де­ле­ния дли­лось мно­гие годы. Таким обра­зом, даже если сред­нее зна­че­ние состав­ля­ло все­го толь­ко восемь меся­цев, на самом краю пра­во­го кры­ла неболь­шое чис­ло людей про­жи­ли годы при этой болез­ни. Гулд не видел ника­кой при­чи­ны, поче­му ему так­же не нахо­дить­ся в самом кон­це это­го длин­но­го пра­во­го кры­ла, и вздох­нул с облегчением.

Диа­грам­ма 1 — Кри­вая выжи­ва­ния при мезо­те­лио­ме, какой её уви­дел Гулд.

По вер­ти­ка­ли — Коли­че­ство смерт­ных случаев.

По гори­зон­та­ли — Коли­че­ство меся­цев, про­шед­ших после поста­нов­ки диагноза.

Сле­ва напра­во — Поло­ви­на насе­ле­ния, про­жив­шая менее вось­ми месяцев.

Сред­нее значение.

Поло­ви­на насе­ле­ния, про­жив­шая более вось­ми месяцев.

Пра­вое крыло.

Взбод­рён­ное эти­ми откры­ти­я­ми, его созна­ние био­ло­га поста­ви­ло его перед тре­тьей оче­вид­но­стью, такой же важ­ной, как и две пер­вых: кри­вая выжи­ва­ния, кото­рая нахо­ди­лась перед его гла­за­ми, каса­лась людей, кото­рых лечи­ли десять или два­дцать лет до это­го. При этом исполь­зо­ва­лись лече­ния того вре­ме­ни в усло­ви­ях того вре­ме­ни. В такой обла­сти, как онко­ло­гия, два явле­ния эво­лю­ци­о­ни­ру­ют посто­ян­но: обыч­ные кур­сы лече­ния, с одной сто­ро­ны, и, с дру­гой, наши зна­ния того, что каж­дый может сде­лать инди­ви­ду­аль­но, что­бы уси­лить воз­дей­ствие этих кур­сов лече­ния. Если обсто­я­тель­ства меня­ют­ся, кри­вая выжи­ва­е­мо­сти так­же меня­ет­ся. Воз­мож­но, с новым кур­сом лече­ния, кото­рый он полу­чит, и при неболь­шом везе­нии, он ста­нет частью новой кри­вой, с более высо­ким сред­ним зна­че­ни­ем и с более длин­ным пра­вым кры­лом, кото­рое уйдёт дале­ко, очень дале­ко, до есте­ствен­ной смер­ти в позд­нем возрасте …

Сте­фен Джей Гулд умер через два­дцать лет от дру­гой болез­ни. Ему хва­ти­ло вре­ме­ни, что­бы завер­шить одну из наи­бо­лее заме­ча­тель­ных науч­ных карьер его эпо­хи. За два меся­ца до смер­ти ему дове­лось при­сут­ство­вать при пуб­ли­ка­ции сво­ей основ­ной рабо­ты — Струк­ту­ра тео­рии эво­лю­ции. Он пре­взо­шёл в трид­цать раз пред­ска­за­ния онкологов.

Урок, кото­рый пре­по­да­ёт нам этот вели­кий био­лог, ясен: ста­ти­сти­ка явля­ет­ся инфор­ма­ци­ей, а не при­го­во­ром. Цель для кого-то, кто явля­ет­ся носи­те­лем рака и хочет бороть­ся про­тив неиз­беж­но­сти, заклю­ча­ет­ся в том, что­бы дать себе все шан­сы ока­зать­ся в кон­це пра­во­го кры­ла кривой.

Кста­ти, никто не может пред­ска­зать с точ­но­стью тече­ние рака. Про­фес­сор Давид Шпи­гель из уни­вер­си­те­та Стен­фор­да в тече­ние трид­ца­ти лет орга­ни­зу­ет груп­пы пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ки для жен­щин, пора­жён­ных раком гру­ди с мета­ста­за­ми. Во вре­мя кон­фе­рен­ции, орга­ни­зо­ван­ной в Гар­вар­де для онко­ло­гов (мате­ри­а­лы кото­рой опуб­ли­ко­ва­ны в Journal of the American Association of Medicine), он поде­лил­ся сво­ей рас­те­рян­но­стью: «Рак явля­ет­ся болез­нью, очень сби­ва­ю­щей с тол­ку. У нас были паци­ент­ки, у кото­рых восемь лет назад появи­лись мета­ста­зы в моз­гу [Прим. Авт.: это одно из наи­бо­лее угро­жа­ю­щих про­яв­ле­ний рака гру­ди] и кото­рые сего­дня чув­ству­ют себя очень хоро­шо. Поче­му? Никто не зна­ет это­го. Одна из вели­ких тайн химио­те­ра­пии заклю­ча­ет­ся в том, что она ино­гда поз­во­ля­ет «рас­тво­рить» опу­холь, хотя это и не при­во­дит к зна­чи­тель­но­му улуч­ше­нию выжи­ва­е­мо­сти. Соот­но­ше­ние меж­ду физи­че­ской сопро­тив­ля­е­мо­стью и про­грес­си­ро­ва­ни­ем болез­ни, даже с точ­ки зре­ния чистой онко­ло­гии, про­дол­жа­ет оста­вать­ся очень труд­ным для уяснения.»

Все мы слы­ша­ли рас­ска­зы о чудес­ных исце­ле­ни­ях у людей, кото­рым оста­ва­лось жить все­го несколь­ко меся­цев и кото­рые, тем не менее, про­жи­ли годы и даже деся­ти­ле­тия. Осто­рож­но, повто­ря­ют нам, это очень ред­кие слу­чаи. Или же нам объ­яс­ня­ют, что неоче­вид­но, что речь шла о раке, а более веро­ят­но, что это были ошиб­ки диа­гно­сти­ки. Для очист­ки сове­сти в 1980‑х годах два науч­ных сотруд­ни­ка уни­вер­си­те­та Эраз­ма Рот­тер­дам­ско­го систе­ма­ти­че­ски иссле­до­ва­ли все слу­чаи ремис­сии (вре­мен­но­го ослаб­ле­ния болез­ни) рака, кото­рые не могут быть оспо­ре­ны. К их вели­ко­му удив­ле­нию они заре­ги­стри­ро­ва­ли семь слу­ча­ев, насколь­ко бес­спор­ных настоль­ко же необъ­яс­ни­мых, за пол­то­ра года иссле­до­ва­ний в одном толь­ко реги­оне. Мож­но поэто­му вполне разум­но пола­гать, что такие слу­чаи име­ют место зна­чи­тель­но чаще, чем это обыч­но признаётся.

Друг-онко­лог из уни­вер­си­те­та Питтс­бур­га, с кото­рым я гово­рил об этих циф­рах, воз­ра­жал: «Это совсем дру­гие паци­ен­ты: они более обра­зо­ва­ны, более моти­ви­ро­ва­ны и в луч­шем состо­я­нии здо­ро­вья. То, что они живут доль­ше, ниче­го не дока­зы­ва­ет!» Вот имен­но, если эти резуль­та­ты фор­маль­но не дока­зы­ва­ют это, то они в любом слу­чае пред­по­ла­га­ют, что мож­но воз­дей­ство­вать на болезнь. Если луч­ше инфор­ми­ро­ван. Если забо­тишь­ся о сво­ём теле и рас­суд­ке, что­бы быть в луч­шем состо­я­нии здо­ро­вья. Тогда жиз­нен­ные функ­ции орга­низ­ма моби­ли­зу­ют­ся, что­бы луч­ше бороть­ся про­тив рака.

С тех пор док­тор Дин Орниш, про­фес­сор меди­ци­ны уни­вер­си­те­та Сан Фран­цис­ко и вели­кий пред­вест­ник совре­мен­ной меди­ци­ны, пред­ста­вил такое дока­за­тель­ство. В сен­тяб­ре 2005 г. он опуб­ли­ко­вал резуль­та­ты бес­пре­це­дент­но­го в онко­ло­гии иссле­до­ва­ния. Девя­но­сто три чело­ве­ка, носи­те­ли рака про­ста­ты на ран­ней ста­дии — что под­твер­жде­но резуль­та­та­ми биоп­сии — сде­ла­ли выбор, под кон­тро­лем сво­е­го онко­ло­га, не под­вер­гать­ся хирур­ги­че­ско­му вме­ша­тель­ству, но про­сто наблю­дать раз­ви­тие опу­хо­ли. Для это­го через регу­ляр­ные интер­ва­лы вре­ме­ни изме­ря­ет­ся уро­вень PSA («спе­ци­фи­че­ско­го анти­ге­на про­ста­ты»), анти­ге­на, выра­ба­ты­ва­е­мо­го про­ста­той и опу­хо­лью и при­сут­ству­ю­ще­го в кро­ви. Уве­ли­че­ние PSA под­ска­зы­ва­ет, что рако­вые клет­ки мно­жат­ся и что опу­холь растёт.

Посколь­ку эти люди отка­за­лись от любо­го клас­си­че­ско­го кур­са лече­ния во вре­мя наблю­де­ния, то ста­ло воз­мож­ным пред­ла­гать им дру­гие фор­мы ухо­да и оце­ни­вать их поль­зу неза­ви­си­мо от любых обыч­ных меди­ка­мен­тов или хирур­гии. Затем путём жре­бия были обра­зо­ва­ны две груп­пы паци­ен­тов, что­бы обес­пе­чить стро­гое срав­не­ние. «Кон­троль­ная» груп­па про­дол­жа­ла про­сто про­ве­рять­ся регу­ляр­ны­ми изме­ре­ни­я­ми PSA. Для дру­гой груп­пы док­тор Орниш раз­ра­бо­тал пол­ную про­грам­му физи­че­ско­го и мен­таль­но­го здо­ро­вья. Эти люди долж­ны были в тече­ние года сле­до­вать веге­та­ри­ан­ско­му режи­му, допол­нен­но­му добав­ка­ми (про­ти­во­окис­ли­те­ля­ми вита­ми­на­ми Е и С и селе­ном и одним грам­мом омега‑3 в день), физи­че­ски­ми упраж­не­ни­я­ми (30 минут ходь­бы шесть раз в неде­лю), прак­ти­кой управ­ле­ния стрес­сом (дыха­тель­ные упраж­не­ния, кото­рые улуч­ша­ют сер­деч­ную дея­тель­ность, мен­таль­ную образ­ность или про­грес­сив­ное рас­слаб­ле­ние) и уча­сти­ем в тече­ние одно­го часа в неде­лю в рабо­те груп­пы под­держ­ки вме­сте с дру­ги­ми паци­ен­та­ми этой же программы.

Речь шла о ради­каль­ном изме­не­нии сти­ля жиз­ни, осо­бен­но для ответ­ствен­ных работ­ни­ков, пре­бы­ва­ю­щих в стрес­со­вом состо­я­нии, или для отцов семейств, раз­дав­лен­ных мно­го­гран­ной ответ­ствен­но­стью. А глав­ным обра­зом речь шла о мето­дах, в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни счи­тав­ших­ся неле­пы­ми, суе­вер­ны­ми или нера­зум­ны­ми. Тем не менее, две­на­дцать меся­цев спу­стя резуль­та­ты не остав­ля­ют место ника­ким сомне­ни­ям: из 49 паци­ен­тов, кото­рые ниче­го не поме­ня­ли в сво­ём обра­зе жиз­ни и удо­вле­тво­ри­лись наблю­де­ни­ем за эво­лю­ци­ей сво­ей болез­ни, у 6 наблю­да­лось обостре­ние рака, и они вынуж­де­ны были при­бег­нуть к уда­ле­нию про­ста­ты, химио- или рент­ге­но­те­ра­пии. Напро­тив, ни у одно­го из 41 паци­ен­та, кото­рый сле­до­вал про­грам­ме физи­че­ско­го и мен­таль­но­го здо­ро­вья, не появи­лось необ­хо­ди­мо­сти при­бег­нуть к таким кур­сам лече­ния. Для пер­вой груп­пы PSA (кото­рый отме­ча­ет про­грес­си­ро­ва­ние опу­хо­ли) уве­ли­чил­ся в сред­нем на 6 %, не счи­тая тех, кто вынуж­ден был пре­кра­тить опыт из-за уско­ре­ния их болез­ни (и кото­рые име­ли уро­вень PSA ещё более тре­вож­ный). Этот рост наво­дит на мысль, что опу­хо­ли про­грес­си­ру­ют мед­лен­но, но вер­но. Что каса­ет­ся вто­рой груп­пы, той, кото­рая изме­ни­ла свои жиз­нен­ные при­выч­ки, PSA сни­зи­лось на 4 %, ука­зы­вая на умень­ше­ние опу­хо­лей у боль­шин­ства пациентов.

Но самым впе­чат­ля­ю­щим было то, что про­изо­шло в орга­низ­ме людей, кото­рые изме­ни­ли свои жиз­нен­ные при­выч­ки. Их кровь в при­сут­ствии типич­ных рако­вых кле­ток про­ста­ты (кле­ток штам­ма LNCaP, исполь­зу­е­мо­го для тести­ро­ва­ния раз­лич­ных реак­ти­вов для химио­те­ра­пии) была в семь раз более спо­соб­ной подав­лять рост рако­вых кле­ток, чем кровь у людей, кото­рые ниче­го не изме­ни­ли в сво­ём сти­ле жизни.

Диа­грам­ма 2 — Кровь людей, кото­рые сле­до­ва­ли про­грам­ме док­то­ра Орни­ша, бло­ки­ру­ет раз­ви­тие рако­вых кле­ток про­ста­ты в семь раз луч­ше, чем кровь людей, кото­рые ниче­го не изме­ни­ли в сво­ём сти­ле жизни.

По вер­ти­ка­ли — подав­ле­ние рако­вых кле­ток простраты.

В цен­тре — Кон­троль­ная группа.

Спра­ва — Про­грам­ма физи­че­ско­го и мен­таль­но­го здо­ро­вья докт. Орниша.

Диа­грам­ма 3 — Чем выше сте­пень уча­стия в про­грам­ме док­то­ра Орни­ша, тем в боль­шей сте­пе­ни кровь паци­ен­тов спо­соб­на подав­лять рост рако­вых кле­ток простаты.

Наи­луч­шим дока­за­тель­ством свя­зи меж­ду изме­не­ни­я­ми сти­ля жиз­ни и пре­кра­ще­ни­ем про­грес­си­ро­ва­ния рака явля­ет­ся тот факт, что чем луч­ше эти люди усва­и­ва­ли сове­ты док­то­ра Орни­ша и усерд­но при­ме­ня­ли их в сво­ём каж­до­днев­ном суще­ство­ва­нии, тем актив­нее про­тив рако­вых кле­ток была их кровь !

Коро­че, ста­ти­сти­ка по выжи­ва­нию от рака, кото­рую нам пред­став­ля­ют, не учи­ты­ва­ет раз­ни­цы меж­ду лица­ми, кото­рые огра­ни­чи­ва­ют­ся пас­сив­ным при­ня­ти­ем меди­цин­ско­го при­го­во­ра, и теми, кто при­во­дит в дви­же­ние свои соб­ствен­ные при­род­ные защит­ные воз­мож­но­сти. В том самом «сред­нем зна­че­нии» нахо­дят­ся те, кто про­дол­жа­ет курить, под­вер­гать­ся воз­дей­ствию дру­гих кан­це­ро­ген­ных веществ, питать­ся по тра­ди­ци­он­но­му запад­но­му режи­му — насто­я­щие удоб­ре­ния для рака -, кто не пре­кра­ща­ет под­ры­вать свою иммун­ную защи­ту излиш­ним стрес­сом и пло­хим кон­тро­лем над сво­и­ми эмо­ци­я­ми, кто запус­ка­ет своё тело, лишая его физи­че­ской актив­но­сти. И есть так­же те, кто живёт намно­го доль­ше или у кого опу­холь исче­за­ет, пото­му что, парал­лель­но поль­зе, полу­ча­е­мой от клас­си­че­ских кур­сов лече­ния, кото­рую они раз­де­ля­ют со все­ми осталь­ны­ми, у них отмо­би­ли­зо­ва­ны их есте­ствен­ные защит­ные воз­мож­но­сти. Мож­но научить­ся их акти­ви­зи­ро­вать самим, соблю­дая четы­ре про­стых пра­ви­ла: деток­си­ка­ция кан­це­ро­ген­ных веществ, анти­ра­ко­вое пита­ние, успо­ко­е­ние духа и физи­че­ская актив­ность. Мы пого­во­рим обо всём этом подробно.

Не суще­ству­ет есте­ствен­но­го под­хо­да, кото­рый спо­со­бен сам по себе выле­чить рак. Но не суще­ству­ет и неиз­беж­но­сти судь­бы. Как и Сте­фен Джей Гулд, мы все можем рас­смат­ри­вать ста­ти­сти­ку в пер­спек­ти­ве и наце­ли­вать­ся на «длин­ное пра­вое кры­ло кри­вой». Наи­луч­ший путь для того, кто хочет достиг­нуть этой цели или про­сто защи­тить­ся от рака, заклю­ча­ет­ся в том, что­бы научить­ся луч­ше исполь­зо­вать ресур­сы тела и жить более напол­нен­ной жиз­нью. Не все всту­па­ют на этот путь в резуль­та­те про­ду­ман­но­го реше­ния. Слу­ча­ет­ся, что нас к это­му при­во­дит сама болезнь. На китай­ском язы­ке поня­тие «кри­зис» вос­про­из­во­дит­ся дву­мя иеро­гли­фа­ми «опас­ность» и «воз­мож­ность». Угро­за, кото­рую несёт рак, настоль­ко неоспо­ри­ма, что нам труд­но вос­при­нять её пло­до­твор­ность. Что каса­ет­ся меня, то со мно­гих точек зре­ния моя болезнь изме­ни­ла мою жизнь. До такой сте­пе­ни, кото­рую я и пред­ста­вить себе не мог, когда я счёл, что я осуж­дён. Всё нача­лось очень быст­ро после пер­во­на­чаль­но­го диагноза.

Наверх»>

Опасность и возможность

Стать «пациентом»

Когда я узнал, что у меня опу­холь в моз­гу, я сра­зу же ока­зал­ся в мире, кото­рый мне казал­ся извест­ным, но о кото­ром в дей­стви­тель­но­сти я ниче­го не знал: в мире больных.

Я был немно­го зна­ком с кол­ле­гой ней­ро­хи­рур­гом, к кото­ро­му меня сра­зу напра­ви­ли. У нас были общие паци­ен­ты, и он инте­ре­со­вал­ся мои­ми иссле­до­ва­ни­я­ми моз­га. После изве­стия о моей болез­ни наши бесе­ды кар­ди­наль­но изме­ни­лись. Боль­ше не было ника­ких намё­ков на мои науч­ные опы­ты. Я дол­жен был ого­лить­ся, выло­жить свою интим­ную жизнь, подроб­но рас­ска­зать о моих симп­то­мах: мы гово­ри­ли о моей голов­ной боли, о моей тош­но­те, о при­сту­пах эпи­леп­сии, кото­рые мог­ли слу­чить­ся. Лишён­ный сво­ей про­фес­си­о­наль­ной при­над­леж­но­сти, всту­пив в ряды про­стых паци­ен­тов, я чув­ство­вал, что поч­ва ухо­дит из-под моих ног.

Я как мог, цеп­лял­ся за свой ста­тус вра­ча. Как ни жал­ко это выгля­де­ло, но я сохра­нял свой белый халат и свой зна­чок вра­ча, когда шёл на эти встре­чи. В США, где в гос­пи­та­лях явно выра­же­на иерар­хия, мед­сёст­ры, сидел­ки, сани­та­ры, кото­рые при­зна­ют ваш ста­тус, с ува­же­ни­ем обра­ща­ют­ся к вам «Док­тор». Но когда вы на носил­ках и без хала­та, вы ста­но­ви­тесь «госп. Такой-то», как все, или даже чаще «мой хоро­ший». Как и все, вы тер­пе­ли­во ждё­те в залах ожи­да­ния, кото­рые обыч­но пере­се­ка­е­те со ско­ро­стью вет­ра, с высо­ко под­ня­той голо­вой и избе­гая смот­реть на паци­ен­тов, что­бы вас не оста­но­ви­ли по доро­ге. Как и всех в то вре­мя, в ком­на­ту для обсле­до­ва­ния вас при­во­зят на коляс­ке. Совсем неваж­но, что во всё осталь­ное вре­мя я пере­дви­га­юсь по этим же кори­до­рам упру­ги­ми шага­ми. Сани­та­ры гово­ри­ли: «Тако­вы пра­ви­ла в гос­пи­та­ле», и нуж­но было отка­зать­ся даже от ста­ту­са лич­но­сти, спо­соб­ной ходить.

Я всту­пил в серый мир, мир людей без зва­ния, без досто­ин­ства, без про­фес­сии. Никто не инте­ре­су­ет­ся, чем вы зани­ма­е­тесь в жиз­ни, или что у вас в голо­ве, хотят лишь знать, что у вас на вашем послед­нем сним­ке. Я заме­тил, что боль­шин­ство моих док­то­ров не уме­ли отно­сить­ся ко мне одно­вре­мен­но как к сво­е­му паци­ен­ту и как к сво­е­му кол­ле­ге. Вече­ром, идя на ужин, я наткнул­ся на мое­го онко­ло­га, пре­крас­но­го спе­ци­а­ли­ста, кото­ро­го я очень ува­жал, так­же при­гла­шён­но­го на этот вечер. Я уви­дел, как он поблед­нел, встал и ушёл под непо­нят­ным пред­ло­гом. У меня сра­зу появи­лось ощу­ще­ние, что суще­ству­ет клуб живых и что мне дали понять, что я из него исклю­чён. Я стал испы­ты­вать страх. Страх, что меня вос­при­ни­ма­ют при­над­ле­жа­щим к дру­гой кате­го­рии, кате­го­рии людей, отли­чи­тель­ным при­зна­ком кото­рых явля­ет­ся их болезнь. Страх стать неви­ди­мым. Страх пре­кра­тить суще­ство­вать ещё до самой смер­ти. Воз­мож­но, я ско­ро умру, но я хотел оста­вать­ся живым до само­го конца!

Через несколь­ко дней после сеан­са ска­ни­ро­ва­ния с Джо­на­та­ном и Дугом в Питтс­бург по сво­им делам при­е­хал мой брат Эду­ард. Я ещё нико­му не сооб­щил эту новость, кро­ме Анны. Хрип­лым голо­сом, я гово­рил с Эду­ар­дом, как мог. Я одно­вре­мен­но боял­ся при­чи­нить ему боль и, как ни стран­но, объ­явить само­му себе пло­хой жре­бий. Я уви­дел, как его кра­си­вые свет­лые гла­за напол­ни­лись сле­за­ми, но он не пре­дал­ся пани­ке. Он про­сто сжал меня в объ­я­ти­ях. Мы немно­го попла­ка­ли вме­сте, потом пого­во­ри­ли о воз­мож­ном лече­нии, о ста­ти­сти­ке, обо всём, с чем я дол­жен буду столк­нуть­ся. А потом он рас­сме­шил меня, как он уме­ет это делать, заявив, что с бри­той голо­вой я буду выгля­деть, нако­нец, пан­ком, на что я не решил­ся в 18 лет. С ним, по край­ней мере, я ещё оста­вал­ся живым.

На сле­ду­ю­щий день мы с Анной и Эду­ар­дом пошли обе­дать неда­ле­ко от гос­пи­та­ля. Мы вышли из ресто­ра­на очень весё­лы­ми, неко­то­рые вос­по­ми­на­ния о про­шлом так рас­сме­ши­ли нас, что я был вынуж­ден схва­тить­ся за столб. Как раз в этот момент я уви­дел, как Дуг пере­се­ка­ет ули­цу, направ­ля­ясь ко мне, с видом одно­вре­мен­но мрач­ным и оза­да­чен­ным, даже с неболь­шим неодоб­ре­ни­ем в гла­зах. Его выра­же­ние совер­шен­но ясно гово­ри­ло: «Как мож­но сме­ять­ся до упа­ду, когда толь­ко что ста­ла извест­на такая новость?»

Я понял, с огор­че­ни­ем, что в гла­зах боль­шин­ства людей, когда стра­да­ешь тяжё­лой болез­нью, то сме­ять­ся неумест­но. Каж­дый день, всю мою жизнь на меня будут смот­реть, как на чело­ве­ка, осуж­дён­но­го на исчез­но­ве­ние в корот­кий срок.

Наверх»>

Cмерть? Невозможно…

И потом оста­вал­ся назой­ли­вый вопрос о смер­ти. Пер­вой реак­ци­ей на изве­ще­ние о раке явля­ет­ся часто неве­рие. Когда пыта­ют­ся вооб­ра­зить воз­мож­ность сво­ей соб­ствен­ной смер­ти, то мозг про­ти­вит­ся. Как буд­то смерть может слу­чить­ся толь­ко с дру­ги­ми. Тол­стой пре­крас­но опи­сал эту реак­цию в Смер­ти Ива­на Ильи­ча. Как и мно­гие, я очень глу­бо­ко узнал себя в этой новел­ле. Иван Ильич был судьёй в Санкт-Петер­бур­ге и вёл вполне сте­пен­ный образ жиз­ни до того само­го дня, когда он забо­лел. От него скры­ва­ли серьёз­ность его состо­я­ния, но, в кон­це кон­цов, он понял, что уми­ра­ет. В это момент всё его суще­ство вста­ло на дыбы про­тив этой мыс­ли. Невозможно!

«В глу­бине души он знал, что уми­ра­ет. Но он не толь­ко не мог при­вык­нуть к этой мыс­ли, но он про­сто не мог её постичь. Тот при­мер умо­за­клю­че­ния, кото­рое он узнал из учеб­ни­ка логи­ки Киз­вет­те­ра: «Каюс — чело­век, люди смерт­ны, сле­до­ва­тель­но, Каюс смер­тен», тот вывод пред­став­лял­ся ему пра­виль­ным, если речь шла о Каю­се, но не о его соб­ствен­ной пер­соне. Что Каюс, чело­век вооб­ще, смер­тен, было совер­шен­но есте­ствен­ным. Но он не был Каю­сом, он не был чело­ве­ком вооб­ще, он был осо­бен­ным, совер­шен­но осо­бен­ным по отно­ше­нию к дру­гим людям: он был Ваней со сво­и­ми мамой и папой, с Митей и Воло­дей, с няней и куче­ром, потом с Катень­кой, со все­ми радо­стя­ми и горе­стя­ми, со всем энту­зи­аз­мом дет­ства, отро­че­ства и юно­сти. Знал ли Каюс запах это­го мяча из пёст­рой кожи, кото­рый Ваня так любил? Цело­вал ли Каюс руку сво­ей мате­ри, как Ваня? Раз­ве для Каю­са так шеле­сте­ла по вече­рам шёл­ко­вая юбка вани­ной мате­ри? Раз­ве это Каюс про­те­сто­вал в шко­ле из-за помя­тых пирож­ных? Был ли он влюб­лён, как Ваня? Мог ли он пред­се­да­тель­ство­вать в суде, как он? Каюс вполне смер­тен, и спра­вед­ли­во, что он умрёт. Но я, Ваня, Иван Ильич, со все­ми мои­ми мыс­ля­ми, со все­ми мои­ми чув­ства­ми, это совсем дру­гое. Невоз­мож­но, что я дол­жен уме­реть. Это слиш­ком ужасно.»

Наверх»>

 

Крутой поворот

В тече­ние все­го это­го вре­ме­ни я про­дол­жал посе­щать вра­чей и взве­ши­вать все за и про­тив раз­лич­ных воз­мож­ных кур­сов лече­ния. Выбрав, в кон­це кон­цов, хирур­гию, я стал искать хирур­га, кото­рый вну­шил бы мне доста­точ­но дове­рия для того, что­бы я решил­ся вру­чить ему свой мозг. Тот, на кото­ром я оста­но­вил свой выбор, может, не был наи­луч­шим прак­ти­ком. Но мне каза­лось, что он тот, кто луч­ше пони­мал, кем я был и что я пере­жил. Я чув­ство­вал, что он не бро­сит меня, если дела пой­дут пло­хо. Он не мог опе­ри­ро­вать меня сра­зу же. К сча­стью, в тот момент опу­холь не была ещё в ста­дии быст­ро­го роста. Я ждал, когда в его рабо­те появит­ся сво­бод­ное вре­мя. Я дол­жен был потер­петь несколь­ко недель, кото­рые про­вёл за чте­ни­ем до поте­ри зре­ния тех авто­ров, кото­рые раз­мыш­ля­ли о том, что мы можем знать о про­ти­во­сто­я­нии со смер­тью. Я погру­жал­ся в те кни­ги, кото­рые, за несколь­ко меся­цев до это­го, я бы поста­вил на пол­ку, качая голо­вой. Бла­го­да­ря Анне, кото­рая обо­жа­ла писа­те­лей со сво­ей роди­ны — так же, как и Ялом, кото­рый на них часто ссы­ла­ет­ся, — я про­чи­тал Тол­сто­го. Сна­ча­ла Смерть Ива­на Ильи­ча, потом Хозя­ин и слу­га, кото­рая так­же про­из­ве­ла на меня глу­бо­кое впечатление.

Тол­стой рас­ска­зы­ва­ет там о пре­об­ра­же­нии поме­щи­ка, одер­жи­мо­го сво­и­ми инте­ре­са­ми. Решив завер­шить покуп­ку зем­ли, кото­рая пред­ла­га­лась по очень низ­кой цене, он выез­жа­ет на санях насту­па­ю­щим вече­ром, несмот­ря на угро­жа­ю­щую пого­ду, и его вме­сте с его слу­гой Ники­той заста­ёт жесто­кая вью­га. Когда он понял, что это, может быть, его послед­няя ночь, его взгля­ды пол­но­стью меня­ют­ся. Он вытя­нул­ся вдоль засты­ва­ю­ще­го тела сво­е­го слу­ги для того, что­бы послед­ним жестом ради жиз­ни защи­тить его сво­им соб­ствен­ным теп­лом. Он умрёт, но ему удаст­ся спа­сти Ники­ту. Тол­стой опи­сы­ва­ет, как этим жестом хозя­ин дости­га­ет состо­я­ния бла­го­да­ти, кото­ро­го он нико­гда не знал в тече­ние всей сво­ей жиз­ни чело­ве­ка умно­го и рас­чёт­ли­во­го. Впер­вые он живёт насто­я­щим и само­по­жерт­во­ва­ни­ем. В холод, кото­рый его охва­ты­ва­ет, он чув­ству­ет, что состав­ля­ет еди­ное целое с Ники­той. Его соб­ствен­ная смерть боль­ше не важ­на, посколь­ку Ники­та жив. Рас­став­шись со сво­им эго­из­мом, он познал кро­тость, исти­ну, при­ка­са­ю­щу­ю­ся к самой сущ­но­сти жиз­ни, и в послед­ний момент, уми­рая, он уви­дел свет — яркий белый луч в кон­це туннеля.

Имен­но в этот пери­од начал­ся кру­той вираж, кото­рый посте­пен­но при­вёл меня к отка­зу от «нау­ки для нау­ки», что до это­го состав­ля­ло боль­шую часть моей дея­тель­но­сти. Как и боль­шая часть так назы­ва­е­мых меди­цин­ских иссле­до­ва­ний, то, что я делал в сво­ей иссле­до­ва­тель­ской лабо­ра­то­рии, было толь­ко очень тео­ре­ти­че­ски свя­за­но с воз­мож­но­стью облег­чать стра­да­ния. Вна­ча­ле, иссле­до­ва­те­ли, как я, с энту­зи­аз­мом и наив­но­стью начи­на­ют рабо­ту, кото­рая, как они дума­ют, поз­во­лит выле­чить болезнь Альц­гей­ме­ра, шизо­фре­нию или рак. А потом, не зная, как это слу­чи­лось, они начи­на­ют раз­ра­ба­ты­вать наи­луч­шую изме­ри­тель­ную тех­ни­ку для кле­точ­ных рецеп­то­ров, кото­рые явля­ют­ся мише­нью лекарств. А в ожи­да­нии резуль­та­тов у них есть, что пуб­ли­ко­вать в ста­тьях в науч­ных обо­зре­ни­ях, полу­чать суб­вен­ции и обес­пе­чи­вать рабо­ту сво­их лабо­ра­то­рий. Но они уже откло­ни­лись на тыся­чи кило­мет­ров от чело­ве­че­ских страданий.

Гипо­те­за, кото­рую мы изу­ча­ли с Джо­на­та­ном — роль лобо­вых долей моз­га в шизо­фре­нии, — теперь явля­ет­ся тео­ри­ей, широ­ко при­знан­ной в про­фес­сии, и про­дол­жа­ет порож­дать про­грам­мы иссле­до­ва­ний, как в США, так и в мно­го­чис­лен­ных стра­нах Евро­пы. В общем, это была очень хоро­шая науч­ная рабо­та. Но она нико­му не помог­ла ни выле­чить­ся, ни даже облег­чить своё состо­я­ние. И теперь, когда я живу вме­сте, каж­дый день, со стра­хом быть боль­ным, стра­дать, уме­реть, имен­но над этим я хочу теперь работать.

После моей опе­ра­ции я начал одно­вре­мен­но иссле­до­ва­тель­скую рабо­ту и посто­ян­ное дежур­ство в гос­пи­та­ле и обна­ру­жил, что, вопре­ки тому, что я думал, теперь моя дея­тель­ность кли­ни­ци­ста влек­ла меня боль­ше все­го. Каж­дый раз быва­ло, что я как буд­то облег­чал своё соб­ствен­ное стра­да­ние, что я как бы ста­но­вил­ся еди­ным целым с тем паци­ен­том, кото­рый боль­ше не спит, или с тем, кого нескон­ча­е­мая боль тол­ка­ет к само­убий­ству. Если смот­реть под этим углом, то рабо­та вра­ча пре­кра­ща­ет казать­ся обя­зан­но­стью, что­бы стать пре­крас­ней­шим подар­ком. Состо­я­ние бла­го­да­ти вошло в мою жизнь.

Наверх»>

Чудо слабости

Я вспо­ми­наю одно из этих незна­чи­тель­ных собы­тий, кото­рое без пре­ду­пре­жде­ния погру­жа­ет нас в опыт сла­бо­сти жиз­ни и чуда свя­зи с дру­ги­ми смерт­ны­ми, нам подоб­ны­ми. Это была корот­кая встре­ча на пар­ков­ке, нака­нуне моей пер­вой опе­ра­ции, кро­шеч­ный эпи­зод, кото­рый взгляд со сто­ро­ны посчи­тал бы незна­чи­тель­ным, но кото­рый оста­ёт­ся отме­чен­ным печа­тью откро­ве­ний. Я при­е­хал с Анной на машине в Нью-Йорк и оста­вил маши­ну на пар­ков­ке у гос­пи­та­ля. Я сто­ял там, что­бы про­ве­сти на воз­ду­хе послед­ние мину­ты сво­ей сво­бо­ды, пред­ше­ству­ю­щие гос­пи­та­ли­за­ции, ана­ли­зам, опе­ра­ци­он­но­му бло­ку, опе­ра­ции. Я заме­тил пожи­лую даму, кото­рая вышла явно после пре­бы­ва­ния в гос­пи­та­ле, одна, без помо­щи. Неся сум­ку, она пере­дви­га­лась на косты­лях и не мог­ла сесть в свою маши­ну. Я уста­вил­ся на неё, удив­лён­ный тем, что ей дали уйти в таком состо­я­нии. Она меня заме­ти­ла, и я уви­дел в её взгля­де, что она ниче­го не ждёт от меня. Ниче­го. Мы в Нью-Йор­ке, где каж­дый за себя. Я почув­ство­вал тогда, что меня тол­ка­ет к ней порыв уди­ви­тель­ной силы, порыв, про­ис­шед­ший от мое­го состо­я­ния боль­но­го чело­ве­ка. Это не было сочув­ствие, это было почти утроб­ное брат­ство: я чув­ство­вал себя бес­ко­неч­но близ­ким, из той же фор­мы, что и эта жен­щи­на, кото­рой нуж­на была помощь и кото­рая её не про­си­ла. Я поло­жил её сум­ку в багаж­ник, сел за руль, что­бы выве­сти маши­ну из бок­са, под­дер­жал, пока она уса­жи­ва­лась на сво­ём месте, закрыл её дверь, улы­ба­ясь ей. В тече­ние этих несколь­ких минут она не была одна. Я был счаст­лив, что смог ока­зать ей эту кро­шеч­ную услу­гу. На самом же деле это она ока­за­ла мне услу­гу, почув­ство­вав потреб­ность во мне как раз в это мгно­ве­ние, поз­во­лив мне почув­ство­вать это содру­же­ство чело­ве­че­ско­го досто­ин­ства. Она пода­ри­ла мне это, и я вер­нул ей это. Я всё ещё вижу её гла­за, в кото­рых я про­бу­дил какое-то дове­рие к людям и вещам, идею, что жизнь пре­крас­на тем, что при­нес­ла ей неожи­дан­ную под­держ­ку. Мы обме­ня­лись все­го лишь несколь­ки­ми сло­ва­ми, но я убеж­дён, что у неё, как и у меня, оста­лась уве­рен­ность в необык­но­вен­ной согла­со­ван­но­сти. Эта встре­ча согре­ла мне серд­це. Мы, сла­бые суще­ства, мы можем под­дер­жать один дру­го­го и улы­бать­ся самим себе. Я вошёл в хирур­гию в мире.

Наверх»>

Спасать свою жизнь, до конца

Нам всем необ­хо­ди­мо чув­ство­вать себя полез­ны­ми дру­гим. Это необ­хо­ди­мое пита­ние для души, отсут­ствие кото­ро­го порож­да­ет боль, тем более мучи­тель­ную, когда при­бли­жа­ет­ся смерть. Зна­чи­тель­ная часть того, что назы­ва­ет­ся стра­хом смер­ти, про­ис­хо­дит из стра­ха того, что наша жизнь не име­ла смыс­ла, что мы про­жи­ли напрас­но, что наше суще­ство­ва­ние без­раз­лич­но всем и каждому.

Одна­жды меня позва­ли к изго­ло­вью Джо, моло­до­го чело­ве­ка, покры­то­го тату­и­ров­кой, у кото­ро­го была длин­ная исто­рия алко­го­лиз­ма, нар­ко­ти­ков и наси­лия. Он поте­рял само­об­ла­да­ние, когда ему объ­яви­ли о раке моз­га, и он пере­вер­нул всё в сво­ей пала­те. Пере­пу­ган­ные мед­сест­ры боль­ше не хоте­ли при­бли­жать­ся к нему. Когда я пред­ста­вил­ся ему, как пси­хи­атр, Джо стал львом в клет­ке, но согла­сил­ся гово­рить со мной. Я сел рядом с ним и ска­зал ему: «Я знаю, о чём вам объ­яви­ли, я знаю, что вы него­ду­е­те, я пред­став­ляю так­же, что такая новость может напу­гать.» Он раз­ра­зил­ся рез­кой обли­чи­тель­ной речью, но по исте­че­нии два­дца­ти минут рас­пла­кал­ся. Его отец был алко­го­ли­ком, мать упор­но мол­ча­ла, у него не было дру­зей, а типы, с кото­ры­ми он пил в барах, без­услов­но, бро­сят его. Он про­пал. Я ска­зал ему: «Я не знаю, что я смо­гу сде­лать для вас, но что я могу вам обе­щать, это видеть­ся с вами каж­дую неде­лю, пока это будет при­но­сить вам поль­зу.» Он успо­ко­ил­ся и при­хо­дил ко мне каж­дую неде­лю в тече­ние шести меся­цев, кото­рые пред­ше­ство­ва­ли его смерти.

В тече­ние этих сеан­сов мне было нече­го ему ска­зать, я слу­шал его. Он немно­го рабо­тал элек­три­ком, но в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни ниче­го боль­ше не делал, жил на соци­аль­ные посо­бия. Он не раз­го­ва­ри­вал со сво­и­ми роди­те­ля­ми и про­во­дил вре­мя у теле­ви­зо­ра. Он был ужас­но оди­нок. Быст­ро ста­ло ясно, что смерть была для него невы­но­си­мой, пото­му что он ниче­го не сде­лал в сво­ей жиз­ни. Я спро­сил его, мог бы он за то вре­мя, что ему оста­лось жить, сде­лать что-нибудь полез­ное кому-то. Он нико­гда не зада­вал себе тако­го вопро­са. Он дол­го думал, потом отве­тил: «В нашем квар­та­ле есть цер­ковь, я думаю, что мог бы сде­лать что-нибудь для них. Им дей­стви­тель­но нуж­на систе­ма кон­ди­ци­о­ни­ро­ва­ния воз­ду­ха. Я умею это делать.» Я под­дер­жал его в жела­нии схо­дить к пас­то­ру, кото­рый был счаст­лив от его предложения.

Каж­дое утро Джо вста­вал, что­бы отпра­вить­ся на свою малень­кую строй­ку. Рабо­та про­дви­га­лась очень мед­лен­но, с боль­шой опу­хо­лью в моз­гу ему было труд­но сосре­до­то­чить­ся. Но ника­кой спеш­ки не было. Посто­ян­ные при­хо­жане при­вык­ли видеть его в поме­ще­нии, при­но­си­ли ему в обед, на кры­шу сэнд­ви­чи и кофе. Он с вол­не­ни­ем рас­ска­зы­вал мне об этом. Впер­вые в жиз­ни он делал что-то, что было нуж­но дру­гим. Он пре­об­ра­зил­ся, он боль­ше не взры­вал­ся в гне­ве. В глу­бине души, он был неж­ным чело­ве­ком. И, нако­нец, одна­жды он не смог пой­ти на рабо­ту. Его онко­лог позво­нил мне, что­бы ска­зать, что его при­вез­ли в гос­пи­таль, что это конец и что его пере­ве­дут в отде­ле­ние пал­ли­а­тив­но­го лече­ния. Я при­шёл к нему в пала­ту. Тем утром солн­це зали­ва­ло ком­на­ту. Он лежал спо­кой­но, почти спал. Ему сня­ли все капель­ни­цы. Я сел на кро­ва­ти, что­бы попро­щать­ся с ним. Он открыл гла­за, попы­тал­ся ска­зать мне что-то, но у него не было сил, ни один звук не сорвал­ся с его губ. Сла­бой рукой он сде­лал мне знак при­дви­нуть­ся ещё бли­же. Я при­бли­зил ухо совсем близ­ко к его губам и услы­шал, как он шеп­чет совсем тихо: «Бла­го­сло­ви вас Бог за то, что вы спас­ли мне жизнь.»

Я до сих пор оста­юсь под глу­бо­ким впе­чат­ле­ни­ем от того, что я узнал: на поро­ге смер­ти ещё воз­мож­но спа­сти свою жизнь. Этот урок при­дал мне доста­точ­но уве­рен­но­сти, что­бы при­сту­пить к делу, кото­рое я дол­жен совер­шить для себя само­го для того, что­бы быть гото­вым, когда насту­пит та мину­та. Каким-то обра­зом он мне тоже спас жизнь.

Вот уже четыр­на­дцать лет я отме­чаю «годов­щи­ну» объ­яв­ле­ния о моём раке. Посколь­ку я не пом­ню, в какой точ­но день состо­ял­ся сеанс ска­ни­ро­ва­ния с Джо­на­та­ном и Дугом, вспо­ми­ная толь­ко, что это было око­ло 15 октяб­ря, то пери­од меж­ду 15 и 20 явля­ет­ся для меня осо­бым момен­том, как бы неде­ля Кипу­ра, свя­тая неде­ля или пост Рама­да­на. Речь идёт об очень внут­рен­нем ритуа­ле. Я оста­юсь наедине с самим собой, я осу­ществ­ляю ино­гда что-то вро­де сокро­вен­но­го «палом­ни­че­ства», посе­щая цер­ковь, сина­го­гу, свя­тое место. Я пре­да­юсь раз­мыш­ле­ни­ям о том, что слу­чи­лось со мной, об этой боли, этом стра­хе, этом кри­зи­се. Я при­зна­те­лен, пото­му что я пре­об­ра­зил­ся. Пото­му что я стал зна­чи­тель­но более счаст­ли­вым чело­ве­ком после это­го вто­ро­го рождения.

Наверх»>

Слабости рака

Муча­ясь раком, орга­низм ведёт тоталь­ную вой­ну. Рако­вые клет­ки ведут себя как бес­ша­баш­ные воору­жён­ные бан­ды, воль­ные от огра­ни­че­ний жиз­ни обще­ства, кото­рые харак­те­ри­зу­ют орга­низм в доб­ром здра­вии. Имея ненор­маль­ные гены, они усколь­за­ют от меха­низ­мов регу­ля­ции тка­ней. Они поте­ря­ли, напри­мер, обя­зан­ность уми­рать после опре­де­лён­но­го коли­че­ства деле­ний и ста­но­вят­ся поэто­му «бес­смерт­ны­ми». Они не обра­ща­ют вни­ма­ния на сиг­на­лы окру­жа­ю­щих тка­ней, кото­рые, встре­во­жен­ные нехват­кой места, тре­бу­ет от них пре­кра­тить делить­ся. Хуже того, они их отрав­ля­ют осо­бен­ны­ми веще­ства­ми, кото­рые выде­ля­ют. Эти яды созда­ют в отдель­ных местах вос­па­ле­ния, кото­рые ещё боль­ше сти­му­ли­ру­ют их раз­рас­та­ние во вред сосед­ним тер­ри­то­ри­ям. Нако­нец, как армия на войне, кото­рая долж­на обес­пе­чить своё снаб­же­ние, они захва­ты­ва­ют близ­ле­жа­щие кро­ве­нос­ные сосу­ды, кото­рые застав­ля­ют раз­рас­тать­ся для того, что­бы они постав­ля­ли кис­ло­род и необ­хо­ди­мые пита­тель­ные веще­ства для роста того, что быст­ро ста­нет опу­хо­лью. Тем не менее, при неко­то­рых обсто­я­тель­ствах слу­ча­ет­ся, что эти дикие бан­ды дез­ор­га­ни­зу­ют­ся и теря­ют свою злоб­ность: 1° когда иммун­ная систе­ма моби­ли­зу­ет­ся про­тив них, 2° когда тело отка­зы­ва­ет­ся порож­дать вос­па­ле­ние, без кото­ро­го они не могут ни рас­ти, ни захва­ты­вать новые тер­ри­то­рии, или 3 ° когда кро­ве­нос­ные сосу­ды отка­зы­ва­ют­ся мно­жить­ся и обес­пе­чи­вать снаб­же­ние, необ­хо­ди­мое для их рас­про­стра­не­ния. Эти меха­низ­мы могут быть уси­ле­ны для того, что­бы избе­жать появ­ле­ния болез­ни. Конеч­но, ни одна из этих есте­ствен­ных защит не может пре­тен­до­вать заме­нить химио­те­ра­пию или рент­ге­но­те­ра­пию, когда опу­холь уже устро­и­лась в орга­низ­ме. Но их мож­но исполь­зо­вать парал­лель­но с тра­ди­ци­он­ны­ми кур­са­ми лече­ния для того, что­бы моби­ли­зо­вать весь потен­ци­ал сопро­тив­ле­нию рака.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ Часовые тела: мощные иммунные клетки

Разгром клетками S180

Из всех штам­мов рако­вых кле­ток, исполь­зу­е­мых иссле­до­ва­те­ля­ми, клет­ки штам­ма S180 — или клет­ки сар­ко­мы 180 — явля­ют­ся самы­ми опас­ны­ми. Про­ис­шед­шие от осо­бой мыши из швей­цар­ской лабо­ра­то­рии, выра­щи­ва­е­мой в боль­шом коли­че­стве, они исполь­зу­ют­ся во всём мире для изу­че­ния рака в иден­тич­ных усло­ви­ях вос­про­из­вод­ства. Осо­бен­но анор­маль­ные, эти клет­ки содер­жат необыч­ное коли­че­ство хро­мо­сом. Они выде­ля­ют огром­ное коли­че­ство сито­ки­нов, ядо­ви­тых веществ, кото­рые взры­ва­ют кап­су­лы кле­ток, с кото­ры­ми они всту­па­ют в кон­такт. Когда их вво­дят в орга­низм мышей, клет­ки S180 раз­мно­жа­ют­ся с такой ско­ро­стью, что мас­са опу­хо­ли удва­и­ва­ет­ся каж­дые десять часов. Они окку­пи­ру­ют окру­жа­ю­щие тка­ни и раз­ру­ша­ют всё, что встре­ча­ют на сво­ём пути. Когда они нахо­дят­ся в брюш­ной поло­сти, их раз­рас­та­ние быст­ро пре­вос­хо­дит воз­мож­но­сти дре­на­жа лим­фа­ти­че­ских сосу­дов. Как в засо­рен­ной ванне, жид­ко­сти накап­ли­ва­ют­ся до тех пор, пока живот не запол­нит­ся брюш­ной водян­кой. Эта свет­лая жид­кость пред­став­ля­ет собой иде­аль­ную сре­ду для роста кле­ток S180, кото­рые сно­ва про­дол­жа­ют своё быст­рое раз­мно­же­ние до тех пор, пока не бло­ки­ру­ет­ся жиз­нен­ный орган или не раз­ры­ва­ет­ся важ­ный кро­ве­нос­ный сосуд, что при­во­дит орга­низм к смерти.

Права животных

В этой кни­ге и, в осо­бен­но­сти, в этом раз­де­ле дела­ют­ся ссыл­ки на мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния, про­из­во­ди­мых на лабо­ра­тор­ных кры­сах и мышах. Я люб­лю живот­ных и не люб­лю думать о той боли, кото­рая при­чи­ня­ет­ся им во вре­мя этих экс­пе­ри­мен­тов. Но на сего­дняш­ний день ни бор­цы за пра­ва живот­ных, ни учё­ные, бес­по­ко­я­щи­е­ся об их состо­я­нии, не нашли дру­го­го реше­ния для каче­ствен­но­го про­ве­де­ния этих экс­пе­ри­мен­тов. Как вы уви­ди­те, бла­го­да­ря этим опы­там несмет­ное чис­ло детей, муж­чин и жен­щин смо­гут одна­жды быть изле­че­ны одно­вре­мен­но и более эффек­тив­но, и более чело­ве­ко­лю­би­во. Огром­ное коли­че­ство живот­ных так­же, посколь­ку, как и мы, они часто стра­да­ют от рака.

Мышь, которая сопротивляется раку.

В лабо­ра­то­рии Дженг Цуи, про­фес­со­ра био­ло­гии в уни­вер­си­те­те Вейк Форест в шта­те Север­ная Каро­ли­на в США, изу­ча­ют не рак, а обмен веществ в жиро­вой клет­чат­ке. Для того, что­бы полу­чить анти­те­ла, необ­хо­ди­мые для экс­пе­ри­мен­тов, мышам вво­ди­ли пре­сло­ву­тые клет­ки S180, кото­рые про­из­во­ди­ли брюш­ную водян­ку, отку­да мож­но было лег­ко извлечь эти анти­те­ла. Эта клас­си­че­ская про­це­ду­ра посто­ян­но­го обнов­ле­ния «пого­ло­вья ско­та», посколь­ку ни одна из мышей, кото­рым вво­ди­ли несколь­ко тысяч этих кле­ток, не жила боль­ше одно­го месяца.

Ни одна до тех пор, пока одна­жды не слу­чи­лось любо­пыт­ное явле­ние. Моло­дая иссле­до­ва­тель­ни­ца Лийя Кин вве­ла 200.000 кле­ток S180 груп­пе мышей — обыч­ную дозу для этой обыч­ной про­це­ду­ры. Но одна из них, мышь № 6, ока­за­ла сопро­тив­ле­ние инъ­ек­ции, упря­мо сохра­няя плос­кий живот. Лийя Кин повто­ри­ла инъ­ек­цию, но без успеха.

По сове­ту Дженг Цуи, кото­рый руко­во­дил её иссле­до­ва­ни­я­ми, она удво­и­ла дозу. По-преж­не­му без резуль­та­та. Тогда она уде­ся­те­ри­ла дозу, дове­дя её до 2 мил­ли­о­нов кле­ток. К её изум­ле­нию в живо­те строп­ти­вой по-преж­не­му не было ни рака, ни брюш­ной водян­ки. Засо­мне­вав­шись в тех­ни­че­ских спо­соб­но­стях сво­ей помощ­ни­цы, Дженг Цуи решил сде­лать инъ­ек­цию сам и для полу­че­ния явной кар­ти­ны щед­ро ввёл 20 мил­ли­о­нов кле­ток и про­ве­рил, что жид­кость хоро­шо про­ник­ла в брюш­ную полость. Про­шло две неде­ли, по-преж­не­му ниче­го! Он попро­бо­вал тогда 200 мил­ли­о­нов кле­ток — в тыся­чу раз боль­ше обыч­ной дозы — но опять ниче­го не про­изо­шло. Тогда, как ни одна мышь нико­гда не про­жи­ла в этой лабо­ра­то­рии боль­ше двух меся­цев, мышь № 6 жила теперь уже свой вось­мой месяц, несмот­ря на аст­ро­но­ми­че­ские дозы рако­вых кле­ток, вво­ди­мых пря­мо в её живот, туда, где они раз­мно­жа­ют­ся самым быст­рым обра­зом. Тогда в уме Джен­га Цуи роди­лась мысль, что речь, может быть, идёт о невоз­мож­ном: о мыши, есте­ствен­ным обра­зом сопро­тив­ля­ю­щей­ся раку.

Меди­цин­ская и науч­ная лите­ра­ту­ра в тече­ние века опи­сы­ва­ет слу­чаи с паци­ен­та­ми, у кото­рых рак, счи­тав­ший­ся в «конеч­ной фазе», неожи­дан­но давал обрат­ный ход и закан­чи­вал пол­ным исчез­но­ве­ни­ем. Но эти слу­чаи были ред­чай­ши­ми, и оче­вид­но, что их труд­но изу­чать, пото­му что они непред­ска­зу­е­мые и их нель­зя вос­про­из­ве­сти по жела­нию. Чаще все­го их отно­сят к ошиб­кам в диа­гно­зе («без сомне­ния, это был не рак.») или к запоз­да­ло­му эффек­ту обыч­ных кур­сов лече­ния, про­ве­дён­ных ранее («без сомне­ния, ска­за­лась, нако­нец, химио­те­ра­пия преды­ду­ще­го года.»).

Тем не менее, любое чест­ное созна­ние обя­за­но при­знать, что в этих неожи­дан­ных ослаб­ле­ни­ях болез­ней участ­ву­ют ещё пло­хо поня­тые меха­низ­мы, спо­соб­ные про­ти­во­дей­ство­вать раз­ви­тию рака. За послед­ние десять лет неко­то­рые из этих меха­низ­мов были выяв­ле­ны и изу­че­ны в лабо­ра­то­ри­ях. Мышь № 6 про­фес­со­ра Дженг Цуи откры­ла окно на пер­вый из них: сила иммун­ной систе­мы, когда она пол­но­стью отмобилизована.

Когда идея о том, что зна­ме­ни­тая мышь — теперь назван­ная «Супер­мы­шью» ‑сопро­тив­ля­ет­ся раку, была усво­е­на, новое бес­по­кой­ство овла­де­ло Джен­гом Цуи. Супер­мышь суще­ство­вал толь­ко в одном экзем­пля­ре! В луч­шем слу­чае мышь живёт все­го лишь два года. Когда он умрёт, как мож­но будет изу­чать его потря­са­ю­щую сопро­тив­ля­е­мость? А если он под­хва­тит вирус или пнев­мо­нию? Дженг Цуи пред­по­ла­гал сохра­нить его АДН или кло­ни­ро­вать его (пер­вые удач­ные резуль­та­ты кло­ни­ро­ва­ния мышей толь­ко что были опуб­ли­ко­ва­ны), когда кто-то из его кол­лег не под­бро­сил ему мысль: «Ты не поду­мал полу­чить от него потомство?»

Иллю­стра­ция 1 — фото­гра­фия «Супер­мы­ши», мыши № 6

От Супер­мы­ши не толь­ко было полу­че­но потом­ство — в паре с не име­ю­щей сопро­тив­ля­е­мо­сти сам­кой — но и поло­ви­на его вну­ков уна­сле­до­ва­ла его сопро­тив­ля­е­мость клет­кам S180 : как и их дед, эти мыши выно­си­ли без ослаб­ле­ния два мил­ли­о­на кле­ток S180, дозу, став­шей почти баналь­ной в этой лабо­ра­то­рии. Они выдер­жи­ва­ли даже два мил­ли­ар­да S180, т. е. 10 % от их обще­го веса — что соот­вет­ству­ет у чело­ве­ка инъ­ек­ции мас­сой в 7 — 8 кг исклю­чи­тель­но опас­ной опухоли!

Наверх»>

Таинственный механизм

В это вре­мя Джен­гу Цуи пона­до­би­лось отлу­чить­ся на несколь­ко меся­цев. По воз­вра­ще­нии его ожи­да­ла боль­шая неуда­ча. Когда он воз­об­но­вил опы­ты над рако­устой­чи­вы­ми мыша­ми, он кон­ста­ти­ро­вал, что через две неде­ли после обыч­ной инъ­ек­ции у всех из них раз­ви­ва­лась рако­вая брюш­ная водян­ка. У всех без исключения.

Дженг Цуи не про­вёл ана­ли­зов на пер­вом поко­ле­нии потом­ства мыши № 6 из опа­се­ния, что ген мог бы быть рецес­сив­ным (пони­жа­ю­щим­ся) и мог про­явить­ся толь­ко в сле­ду­ю­щем поколении.

Что про­изо­шло? Как смог­ли они поте­рять свою сопро­тив­ля­е­мость за вре­мя его отсут­ствия? Дни напро­лёт он думал толь­ко об этой неуда­че, спра­ши­вая себя, в чём мог­ла быть его ошиб­ка. Всё, к сожа­ле­нию, ста­ло на свои места. Как ему пред­ска­зы­ва­ли мно­гие из его кол­лег, это «откры­тие» было в любом слу­чае слиш­ком кра­си­вым, что­бы быть пра­виль­ным. Он был так разо­ча­ро­ван, что пере­стал наве­щать сво­их мышей. Через четы­ре неде­ли после инъ­ек­ций все они долж­ны были быть при смер­ти. С тяжё­лым серд­цем он при­шёл в лабо­ра­то­рию, под­нял крыш­ку и замер: мыши были вполне здо­ро­вы­ми, a их брюш­ная водян­ка . исчезла!

После несколь­ких дней вол­не­ний и дру­гих опы­тов для про­вер­ки новой гипо­те­зы появи­лось объ­яс­не­ние: начи­ная с неко­то­ро­го воз­рас­та (шесть меся­цев для мыши, что рав­но­знач­но пяти­де­ся­ти годам для чело­ве­ка) меха­низм сопро­тив­ле­ния осла­бе­ва­ет. Поэто­му рак сна­ча­ла раз­ви­ва­ет­ся, отче­го живот наду­ва­ет­ся от брюш­ной водян­ки. Но при­бли­зи­тель­но дву­мя неде­ля­ми (одним или дву­мя года­ми по чело­ве­че­ской шка­ле) поз­же опу­холь, само при­сут­ствие кото­рой при­во­дит в дей­ствие меха­низм сопро­тив­ле­ния, тает на гла­зах и исче­за­ет менее через два­дцать четы­ре часа (один — два меся­ца по чело­ве­че­ской шка­ле). И мыши воз­вра­ща­ют­ся к сво­ей обыч­ной актив­но­сти, вклю­чая очень актив­ную сек­су­аль­ную жизнь. Впер­вые нау­ка обла­да­ла экс­пе­ри­мен­таль­ной моде­лью, вос­про­из­во­ди­мой без огра­ни­че­ний, спон­тан­ной регрес­сии рака. Оста­ва­лось понять, с помо­щью каких меха­низ­мов мог­ло про­ис­хо­дить это таин­ствен­ное рас­са­сы­ва­ние. Эту тай­ну раз­га­дал док­тор Марк Мил­лер, сотруд­ник Джен­га Цуи, спе­ци­а­лист по кле­точ­но­му раз­ви­тию рака.

Изу­чая в мик­ро­скоп клет­ки S180, взя­тые в брюш­ной поло­сти чудес­ным обра­зом изле­чив­ших­ся мышей, он обна­ру­жил насто­я­щее поле сра­же­ния: вме­сто обыч­ных рако­вых кле­ток, выпя­чен­ных, мох­на­тых и агрес­сив­ных, он уви­дел клет­ки глад­кие, дыря­вые, измя­тые в схват­ках с лей­ко­ци­та­ми иммун­ной систе­мы, в том чис­ле со зна­ме­ни­ты­ми «есте­ствен­ны­ми клет­ка­ми-убий­ца­ми», или NK (natural killer по-англий­ски). Марк Мил­лер даже смог заснять на видео­мик­ро­ско­пе ата­ку иммун­ных кле­ток на клет­ки S180 (см. тет­радь иллю­стра­ций после стр. 168,    фиг.3). Это было реше­ни­ем зада­чи: сопро­тив­ля­ю­щи­е­ся мыши име­ли спо­соб­ность орга­ни­зо­вать энер­гич­ную обо­ро­ну бла­го­да­ря иммун­ной защи­те, в том чис­ле и после пол­но­го внед­ре­ния рака.

Специальные агенты против рака

Клет­ки NK явля­ют­ся спе­ци­аль­ны­ми аген­та­ми иммун­ной систе­мы. Как все лей­ко­ци­ты, они посто­ян­но обхо­дят орга­низм дозо­ром в поис­ках бак­те­рий, виру­сов или новых рако­вых кле­ток. Но в отли­чие от дру­гих лим­фо­ци­тов, им не нуж­но при­сут­ствие анти­ге­на для того, что­бы моби­ли­зо­вать­ся. Как толь­ко они обна­ру­жи­ва­ют чужа­ков, они облеп­ля­ют их, ста­ра­ясь обес­пе­чить кон­такт мем­бра­ны к мем­бране. Как толь­ко кон­такт будет уста­нов­лен, NK наце­ли­ва­ют на свою мишень, как тан­ко­вую баш­ню, внут­рен­нее устрой­ство, транс­пор­ти­ру­ю­щее пузырь­ки, напол­нен­ные до отка­за ядом.

В кон­так­те с непро­шен­ным гостем пузырь­ки высво­бож­да­ют­ся и хими­че­ское ору­жие клет­ки NK — пер­фо­рин и гран­зи­мы - вспрыс­ки­ва­ют­ся через мем­бра­ну. Моле­ку­лы пер­фо­ри­на при­ни­ма­ют тогда фор­му мик­ро­ко­лец, кото­рые соби­ра­ют­ся, что­бы обра­зо­вать труб­ку, через кото­рую вры­ва­ют­ся гран­зи­мы. Послед­ние, достиг­нув серд­ца рако­вой клет­ки, при­во­дят в дей­ствие меха­низ­мы само­за­про­грам­ми­ро­ван­ной смер­ти, как если бы они дали ей при­каз само­убить­ся. В резуль­та­те её ядро дро­бит­ся, при­во­дя к импло­зии (взры­ву, направ­лен­но­му внутрь) всей архи­тек­ту­ры. Обес­си­лен­ные остат­ки клет­ки гото­вы, таким обра­зом, к тому, что­бы их пере­ва­ри­ли мак­ро­фа­го­ци­ты, эти мусор­щи­ки иммун­ной систе­мы, кото­рые все­гда нахо­дят­ся в киль­ва­те­ре NK.

Как клет­ки NK у мышей про­фес­со­ра Джен­га Цуи, клет­ки NK чело­ве­ка спо­соб­ны уби­вать рако­вые клет­ки раз­лич­ных типов, в част­но­сти, клет­ки сар­ко­мы, рака гру­ди, про­ста­ты, лёг­ких или тол­стой кишки.

Иссле­до­ва­ние, про­ве­дён­ное на 77 жен­щи­нах, стра­да­ю­щих от рака гру­ди, и про­дол­жав­ше­е­ся в тече­ние две­на­дца­ти лет, под­черк­ну­ло важ­ность лече­ния. Преж­де все­го, вытяж­ки из их опу­хо­лей, сде­лан­ные в момент уста­нов­ле­ния диа­гно­за, выра­щи­ва­лись в при­сут­ствии их соб­ствен­ных лей­ко­ци­тов. У неко­то­рых паци­ен­ток лей­ко­ци­ты не реа­ги­ро­ва­ли, как буд­то их есте­ствен­ная жиз­не­спо­соб­ность была затор­мо­же­на. У дру­гих, напро­тив, они заня­лись энер­гич­ной чист­кой. Две­на­дца­тью года­ми поз­же, по окон­ча­нии иссле­до­ва­ния, почти поло­ви­на (47 %) паци­ен­ток, у кото­рых лей­ко­ци­ты не реа­ги­ро­ва­ли в лабо­ра­то­рии, скон­ча­лась. Напро­тив, 95 % паци­ен­ток, у кото­рых иммун­ная систе­ма пока­за­ла себя актив­ной под мик­ро­ско­пом, всё ещё оста­ют­ся живыми.

Дру­гое иссле­до­ва­ние при­шло к ана­ло­гич­ным резуль­та­там: чем менее актив­ны­ми пока­за­ли себя под мик­ро­ско­пом клет­ки NK, тем быст­рее про­грес­си­ро­вал рак и тем шире он рас­про­стра­нял­ся по орга­низ­му в фор­ме мета­стаз. Так у людей, подвиж­ность иммун­ных кле­ток пред­став­ля­ет­ся, сле­до­ва­тель­но, важ­ней­шей для сопро­тив­ле­ния росту опу­хо­лей и рас­про­стра­не­нию метастаз.

Наверх»>

Рак, который держали в узде.

Мари-Анн, не стра­дав­шая ника­ким раком, узна­ла на себе тра­ги­че­ским обра­зом о реша­ю­щей роли иммун­ной систе­мы про­тив раков, кото­рые пыта­ют­ся обос­но­вать­ся. Эта шот­ланд­ка, стра­да­ла почеч­ной недо­ста­точ­но­стью, серьёз­ной болез­ней почек, кото­рая дела­ет их неспо­соб­ны­ми филь­тро­вать кровь, что при­во­дит к накоп­ле­нию ток­си­нов в орга­низ­ме. Что­бы избе­жать диа­ли­зов, кото­рым она долж­на была под­вер­гать­ся в боль­ни­це несколь­ко раз в неде­лю, ей пере­са­ди­ли поч­ку. В тече­ние года Мари-Анн смог­ла сно­ва жить почти нор­маль­но, един­ствен­ным огра­ни­че­ни­ем была необ­хо­ди­мость еже­днев­но при­ни­мать имму­но­по­дав­ля­ю­щие лекар­ства, кото­рые, как ука­зы­ва­ет их назва­ние, име­ют целью ослаб­лять её соб­ствен­ную иммун­ную систе­му для того, что­бы поме­шать ей отторг­нуть транс­план­тат, кото­рый под­дер­жи­вал её в жиз­ни. Но по исте­че­нии полу­то­ра лет тако­го режи­ма вокруг пере­са­жен­ной поч­ки раз­ви­лась глу­хая боль, а в её левой гру­ди во вре­мя обыч­ной мам­мо­гра­фии был опре­де­лён ано­маль­ный узе­лок. Была про­ве­де­на биоп­сия, кото­рая пока­за­ла двой­ную мета­ста­зу мела­но­мы — рака кожи — в то вре­мя, как на её коже не было ника­кой пер­вич­ной мела­но­мы, кото­рая мог­ла бы быть их пер­во­при­чи­ной. Непо­сти­жи­мая ситу­а­ция для её вра­чей. При­гла­шён­ная на помощь оза­да­чен­ны­ми хирур­га­ми, дер­ма­то­лог Мак­Кай не смог­ла луч­шим спо­со­бом объ­яс­нить этот таин­ствен­ный слу­чай при­зрач­ной мела­но­мы. Для спа­се­ния Мари-Анн было испро­бо­ва­но всё, вклю­чая пре­кра­ще­ние имму­но­по­дав­ля­ю­ще­го лече­ния и уда­ле­ние боль­ной поч­ки, но было слиш­ком позд­но. Через шесть меся­цев она умер­ла из-за обще­го пора­же­ния мела­но­мой, при­чи­на кото­ро­го нико­гда не была установлена.

Спу­стя неко­то­рое вре­мя у Жор­жа, вто­ро­го паци­ен­та, кото­ро­му была пере­са­же­на поч­ка в том же гос­пи­та­ле, в свою оче­редь раз­ви­лась мета­ста­ти­че­ская мела­но­ма без исход­ной опу­хо­ли. На этот раз док­тор Мак­Кай не мог­ла боль­ше пове­рить в про­стое сов­па­де­ние, кото­рое мож­но отне­сти на счёт непро­ни­ца­е­мых тайн меди­ци­ны. Она про­сле­ди­ла про­ис­хож­де­ние обе­их почек бла­го­да­ря реги­стру пере­са­жен­ных орга­нов и обна­ру­жи­ла, что они полу­че­ны от одной и той же донор­ши. Её общее состо­я­ние здо­ро­вья удо­вле­тво­ря­ло, тем не менее, всем обыч­ным ана­ли­зам: не было гепа­ти­та, не было СПИ­Да и, конеч­но, не было рака. Но Рона Мак­Кай упор­ство­ва­ла и, в кон­це кон­цов, обна­ру­жи­ла имя этой донор­ши в шот­ланд­ской базе дан­ных паци­ен­тов, наблю­дав­ших­ся по пово­ду. мела­но­мы. За восем­на­дцать лет до это­го она была про­опе­ри­ро­ва­на по пово­ду очень малень­кой опу­хо­ли — в 2,6 мм — на коже. Затем её наблю­да­ли в тече­ние пят­на­дца­ти лет в кли­ни­ке мела­но­мы и, нако­нец, объ­яви­ли «пол­но­стью изле­чив­шей­ся». Это было за год до её смер­ти из-за неожи­дан­но­го кро­во­из­ли­я­ния в мозг, кото­рое не име­ло ниче­го обще­го с этим ста­рым исчез­нув­шим раком. Таким обра­зом, у этой паци­ент­ки, дей­стви­тель­но «изле­чив­шей­ся» от сво­е­го рака, внут­рен­ние орга­ны, казав­ши­е­ся совер­шен­но здо­ро­вы­ми, про­дол­жа­ли быть носи­те­ля­ми мик­ро­опу­хо­лей, кото­рые её иммун­ная систе­ма дер­жа­ла в узде. Когда эти мик­ро­опу­хо­ли ока­за­лись в орга­низ­ме — у Жор­жа или у Мари-Анн ‑иммун­ная систе­ма кото­рых была созна­тель­но ослаб­ле­на для того, что­бы вос­пре­пят­ство­вать оттор­же­нию пере­са­жен­ной поч­ки, они быст­ро воз­об­но­ви­ли своё хао­ти­че­ское и пора­жа­ю­щее развитие.

Бла­го­да­ря сво­ей рабо­те детек­ти­вом док­тор Мак­Кай смог­ла убе­дить сво­их кол­лег по отде­ле­нию пере­сад­ки почек пре­кра­тить имму­но­по­дав­ля­ю­щие лекар­ства, кото­рые дава­лись Жор­жу еже­днев­но, и, напро­тив, давать ему актив­ное сред­ство, укреп­ля­ю­щее имму­ни­тет, для того, что­бы как мож­но быст­рее про­изо­шло оттор­же­ние пере­са­жен­ной поч­ки — носи­те­ля мела­но­мы. Через несколь­ко недель у него смог­ли извлечь поч­ку. И хотя он был вынуж­ден под­вер­гать­ся диа­ли­зу, два года спу­стя Жорж по-преж­не­му был живым и не демон­стри­ро­вал ника­ко­го при­зна­ка мела­но­мы*. Как толь­ко его иммун­ная систе­ма вос­ста­но­ви­ла свою есте­ствен­ную силу, она выпол­ни­ла свою мис­сию и изгна­ла опухоли.

______

Исто­рия Мари-Анн и Жор­жа (это не их насто­я­щие име­на) яви­лась пред­ме­том ста­тьи в New England Journal of Medicine, отку­да и взя­та эта информация.

Наверх»>

«Природа не читала наших учебников»

У мышей про­фес­со­ра Дженг Цуи иссле­до­ва­те­ли смог­ли пока­зать, что их лей­ко­ци­ты мог­ли за несколь­ко недель устра­нить до 2 мил­ли­ар­дов рако­вых кле­ток. Спу­стя все­го лишь шесть часов после инъ­ек­ции этих кле­ток брюш­ную полость мышей запол­ни­ли 160 мил­ли­о­нов лей­ко­ци­тов. При таком их наплы­ве два­дцать мил­ли­о­нов рако­вых кле­ток исчез­ли за пол­дня! До этих опы­тов на Супер­мы­ши и его потом­стве никто не мог ожи­дать, что иммун­ная систе­ма спо­соб­на моби­ли­зо­вать­ся до такой сте­пе­ни, что­бы смочь пере­ва­рить рак, веся­щий 10 % от обще­го веса. Никто не мог даже вооб­ра­зить это­го. Гос­под­ству­ю­щий кон­сен­сус по пово­ду пре­де­лов воз­мож­но­стей иммун­ной систе­мы, без сомне­ния, поме­шал бы клас­си­че­ско­му имму­но­ло­гу уде­лить вни­ма­ние фено­ме­наль­но­му здо­ро­вью мыши № 6. В этом убеж­дён док­тор Ллойд Оулд, про­фес­сор имму­но­ло­гии рака в онко­ло­ги­че­ском цен­тре Сло­ан-Кет­те­ринг в Нью-Йор­ке. Обра­ща­ясь к про­фес­со­ру Джен­гу Цуи — кото­рый ниче­го не знал в имму­но­ло­гии до того, как неожи­дан­но напасть на мышь № 6 — он ска­зал ему: «Мы можем поздра­вить себя с тем, что вы не были имму­но­ло­гом. Если бы не так, то вы, конеч­но, изба­ви­лись бы от этой мыши без коле­ба­ний.» На что Дженг Цуи отве­тил: «Ско­рее мы можем поздра­вить себя с тем, что При­ро­да нико­гда не чита­ла наших учебников!»

Ресур­сы тела и воз­мож­но­сти про­ти­во­сто­ять болез­ни ещё очень часто недо­оце­ни­ва­ют­ся совре­мен­ной нау­кой. Конеч­но, в слу­чае с Супер­мы­шью его колос­саль­ная сопро­тив­ля­е­мость свя­за­на с его гена­ми. А что у всех тех, кто, как я, может быть, как вы, обде­лён таки­ми исклю­чи­тель­ны­ми гена­ми? До какой сте­пе­ни мож­но рас­счи­ты­вать на «обыч­ную» иммун­ную систему?

Ответ на этот вопрос осно­вы­ва­ет­ся на бое­спо­соб­но­сти лей­ко­ци­тов, важ­ней­ших эле­мен­тов нашей спо­соб­но­сти рас­стро­ить замыс­лы рака. Мы можем сти­му­ли­ро­вать их жиз­нен­ную силу или, как мини­мум, мы можем пре­кра­тить тор­мо­зить её. Супер­мы­ши пре­успе­ва­ют в этом, как никто дру­гой, но каж­дый из нас может «тол­кать» свои лей­ко­ци­ты к тому, что­бы они мак­си­маль­но про­яви­ли себя перед лицом рака. Мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что, как все сол­да­ты, лей­ко­ци­ты чело­ве­ка сра­жа­ют­ся тем луч­ше, чем 1° к ним отно­сят­ся с ува­же­ни­ем и 2° их офи­цер сохра­ня­ет хлад­но­кро­вие (он управ­ля­ет сво­и­ми эмо­ци­я­ми и дей­ству­ет спокойно).

Как мы уви­дим далее, раз­лич­ные иссле­до­ва­ния о дея­тель­но­сти лей­ко­ци­тов (в том чис­ле кле­ток NK) пока­зы­ва­ют, что они демон­стри­ру­ют свой наи­луч­ший уро­вень тогда, когда наше пита­ние разум­но, когда наше окру­же­ние «при­год­но», когда наша физи­че­ская актив­ность побуж­да­ет всё наше тело (а не толь­ко моз­ги и руки). Лей­ко­ци­ты пока­зы­ва­ют себя так­же чув­стви­тель­ны­ми к нашим эмо­ци­ям, реа­ги­руя поло­жи­тель­но на состо­я­ния, когда гос­под­ству­ют радость и ощу­ще­ние свя­зи с теми, кто нас окру­жа­ет. Всё про­ис­хо­дит так, как буд­то иммун­ные клет­ки моби­ли­зу­ют­ся тем луч­ше, когда они нахо­дят­ся на служ­бе у жиз­ни, кото­рая объ­ек­тив­но сто­ит того, что­бы её про­жить. Мы будем встре­чать­ся с эти­ми вер­ны­ми часо­вы­ми на про­тя­же­нии всех сле­ду­ю­щих раз­де­лов, когда мы будем рас­смат­ри­вать есте­ствен­ные мето­ды лече­ния, кото­рые долж­ны сопро­вож­дать любой курс лече­ния рака1.

Подав­ля­ет Под­дер­жи­ва­ет
Тра­ди­ци­он­ный запад­ный режим пита­ния (спо­соб­ству­ет воспалениям) Режим сре­ди­зем­но­мор­ский, кух­ня индий­ская, кух­ня азиатская
Эмо­ции, зата­ён­ные в себе Эмо­ции выраженные
Депрес­сив­ное состо­я­ние и горечь Согла­сие и безмятежность
Соци­аль­ная изоляция Под­держ­ка окружения
Отри­ца­ние сво­ей истин­ной иден­тич­но­сти (напри­мер, сво­е­го гомосексуализма) При­зна­ние само­го себя со сво­и­ми цен­но­стя­ми и сво­ей историей
Мало­по­движ­ный образ жизни Регу­ляр­ная физи­че­ская активность
Таб­ли­ца 1 — Что подав­ля­ет и что под­дер­жи­ва­ет лей­ко­ци­ты. Раз­лич­ные иссле­до­ва­ния об актив­но­сти лей­ко­ци­тов пока­зы­ва­ют, что они реа­ги­ру­ют на пита­ние, окру­жа­ю­щую сре­ду, физи­че­скую актив­ность и эмо­ци­о­наль­ные переживания.

Наверх»>

ВТОРАЯ ЧАСТЬ «Рак: рана, которая не заживает»

Двуличие воспалений

Троянский конь для захвата организма

Все живые орга­низ­мы есте­ствен­ным обра­зом спо­соб­ны вос­ста­нав­ли­вать свои тка­ни после ране­ния. У живот­ных и у людей в цен­тре это­го вос­ста­нов­ле­ния нахо­дит­ся вос­па­ле­ние. Дио­ско­рид, гре­че­ский хирург I‑го века нашей эры, опи­сал вос­па­ле­ние в тер­ми­нах такой про­сто­ты, что они до сих пор пре­по­да­ют­ся на всех меди­цин­ских факуль­те­тах:    «Rubor, tumor, calor, dolor. » Это — крас­ное, взду­тое, горя­чее и болез­нен­ное. Но под эти­ми поверх­ност­ны­ми про­яв­ле­ни­я­ми рабо­та­ют слож­ные и мощ­ные механизмы.

Как толь­ко трав­ма повре­жда­ет ткань — удар, порез, ожог, отрав­ле­ние, инфек­ция, ‑она обна­ру­жи­ва­ет­ся тром­бо­ци­та­ми, кото­рые скап­ли­ва­ют­ся вокруг повре­ждён­но­го сек­то­ра. Объ­еди­ня­ясь, они осво­бож­да­ют хими­че­скую суб­стан­цию — PDGF, или platelet-derived growth factor (фак­тор заме­ща­ю­ще­го роста тром­бо­ци­тов) — кото­рая опо­ве­ща­ет лей­ко­ци­ты иммун­ной систе­мы. Послед­ние в свою оче­редь про­из­во­дят серию дру­гих хими­че­ских транс­мит­те­ров с вар­вар­ски­ми назва­ни­я­ми и мно­го­чис­лен­ны­ми эффек­та­ми: цито­ки­ны, хемо­ки­ны, про­ста­глан­ди­ны, лей­ко­т­ри­е­ны и тром­бок­са­ны руко­во­дят про­цес­сом вос­ста­нов­ле­ния. Преж­де все­го, они рас­ши­ря­ют сосу­ды по сосед­ству с раной для того, что­бы обес­пе­чить при­ток дру­гих иммун­ных кле­ток, при­зван­ных на помощь. Затем они заты­ка­ют брешь, акти­ви­руя свёр­ты­ва­ние кро­ви вокруг гру­ды тром­бо­ци­тов. Затем они дела­ют сосед­ние тка­ни про­ни­ца­е­мы­ми для того, что­бы иммун­ные клет­ки смог­ли про­ник­нуть и пре­сле­до­вать чужа­ков вез­де, где они мог­ли при­стро­ить­ся. Нако­нец, они запус­ка­ют раз­мно­же­ние кле­ток повре­ждён­ных тка­ней для того, что­бы вос­ста­но­вить отсут­ству­ю­щий кусок, и изго­тав­ли­ва­ют в отдель­ных местах мел­кие кро­ве­нос­ные сосу­ды таким обра­зом, что­бы поз­во­лить пода­чу кис­ло­ро­да и пита­ния на место строительства.

Эти меха­низ­мы абсо­лют­но необ­хо­ди­мы для целост­но­сти тела и его посто­ян­но­го вос­ста­нов­ле­ния перед лицом неиз­беж­ных агрес­сий. Когда они хоро­шо отре­гу­ли­ро­ва­ны и сба­лан­си­ро­ва­ны с дру­ги­ми функ­ци­я­ми кле­ток, эти про­цес­сы вели­ко­леп­но гар­мо­нич­ны и само­огра­ни­че­ны. Дру­ги­ми сло­ва­ми, рост новых тка­ней пре­кра­ща­ет­ся, как толь­ко необ­хо­ди­мые заме­ще­ния тка­ней про­из­ве­де­ны. Иммун­ные клет­ки, кото­рые были акти­ви­ро­ва­ны перед лицом чужа­ков, пере­хо­дят в состо­я­ние ожи­да­ния во избе­жа­ние того, что­бы, про­дол­жая в том же тем­пе, они не мог­ли напасть на здо­ро­вые тка­ни (см. тет­радь иллю­стра­ций после стр. 168, фиг.5). Вот уже несколь­ко лет, как мы зна­ем, что рак исполь­зу­ет как раз эти меха­низ­мы вос­ста­нов­ле­ния в каче­стве тро­ян­ско­го коня для того, что­бы захва­тить орга­низм и погу­бить его. В этом и есть дву­ли­чие вос­па­ле­ния: при­зван­ное под­дер­жи­вать обра­зо­ва­ние новых тка­ней для выздо­ров­ле­ния, оно может быть сби­то с пра­виль­но­го пути для снаб­же­ния рако­во­го роста.

Раны, которые не заживают

Рудольф Вир­шоу, осно­ва­тель совре­мен­ной пато­ло­гии — нау­ки, кото­рая изу­ча­ет отно­ше­ния меж­ду болез­нью и обсто­я­тель­ства­ми, кото­рые повре­жда­ют тка­ни, — был вели­ким немец­ким меди­ком. В 1863 г. он сде­лал наблю­де­ние, что у мно­гих паци­ен­тов рак, похо­же, раз­ви­ва­ет­ся в том самом месте, где они полу­чи­ли удар, или там, где посто­ян­но тёр­лись боти­нок или рабо­чий инстру­мент. Под мик­ро­ско­пом он заме­тил при­сут­ствие мно­го­чис­лен­ных лей­ко­ци­тов внут­ри рако­вых опу­хо­лей. Тогда он выдви­нул гипо­те­зу, что рак явля­ет­ся попыт­кой вос­ста­нов­ле­ния раны, кото­рая при­ня­ла пло­хой обо­рот. Его опи­са­ние, кото­рое пред­став­ля­лось слиш­ком анек­до­тич­ным, почти излишне поэ­тич­ным, не было по-насто­я­ще­му при­ня­то все­рьёз. Почти через сто два­дцать лет, в 1986 г. док­тор Гарольд Дво­рак, про­фес­сор пато­ло­гии Гар­вард­ской Меди­цин­ской Шко­лы, вос­при­нял эту гипо­те­зу, осно­вы­ва­ясь на этот раз на весо­мых аргу­мен­тах. В сво­ей ста­тье, назван­ной «Опу­хо­ли: раны, кото­рые не зажи­ва­ют», он пока­зы­ва­ет уди­ви­тель­ное подо­бие меж­ду меха­низ­ма­ми, задей­ство­ван­ны­ми вос­па­ле­ни­ем, необ­хо­ди­мы­ми для изле­чи­ва­ния ран, с одной сто­ро­ны, и для про­из­вод­ства рако­вых опу­хо­лей, с дру­гой. Он отме­ча­ет так­же, что болeе, чем один рак из шести напря­мую свя­зан с состо­я­ни­ем хро­ни­че­ско­го вос­па­ле­ния (см. табл.2). Так, рак шей­ки мат­ки чаще все­го сле­ду­ет за хро­ни­че­ской инфек­ци­ей виру­сом папил­ло­мы. Рак тол­стой киш­ки очень часто встре­ча­ет­ся у людей, стра­да­ю­щих хро­ни­че­ской вос­па­ли­тель­ной болез­нью кишеч­ни­ка. Рак желуд­ка свя­зан с инфек­ци­ей от бак­те­рии Гели­ко­бак­тер пило­ри (так­же явля­ю­щей­ся при­чи­ной язв). Рак пече­ни — с инфек­ци­ей от гепа­ти­та В или С. Мезо­те­лио­ма — с вос­па­ле­ни­ем, вызван­ным асбе­стом. Рак лёг­ких — с вос­па­ле­ни­ем брон­хов, вызван­ным мно­го­чис­лен­ны­ми ток­си­че­ски­ми добав­ка­ми в дыме сигареты.

Сего­дня, после этой нова­тор­ской ста­тьи роль, кото­рую вос­па­ле­ние игра­ет в раз­ви­тии рако­вых забо­ле­ва­ний, счи­та­ет­ся настоль­ко важ­ной, что в США Наци­о­наль­ный Инсти­тут Рака под­го­то­вил доклад, что­бы при­влечь широ­кое вни­ма­ние к это­му иссле­до­ва­нию, кото­рое ещё слиш­ком часто неиз­вест­но вра­чам-онко­ло­гам. Доклад опи­сы­ва­ет с боль­шой точ­но­стью про­цес­сы, бла­го­да­ря кото­рым рако­вым клет­кам уда­ёт­ся сбить с тол­ку меха­низ­мы изле­че­ния орга­низ­ма. Так же, как и иммун­ные клет­ки, дей­ству­ю­щие для ремон­та ран, рако­вые клет­ки долж­ны орга­ни­зо­вать вос­па­ле­ние для под­держ­ки соб­ствен­но­го роста.

Они начи­на­ют в изоби­лии изго­тав­ли­вать те же самые веще­ства, кото­рые обла­да­ют высо­ки­ми спо­соб­но­стя­ми орга­ни­зо­вать вос­па­ле­ние, роль кото­рых в есте­ствен­ном вос­ста­нов­ле­нии ран мы уже виде­ли (цито­ки­ны, про­ста­глан­ди­ны и лей­ко­т­ри­е­ны). Послед­ние, как мы виде­ли, дей­ству­ют как хими­че­ские удоб­ре­ния, спо­соб­ствуя деле­нию кле­ток. Рак будет исполь­зо­вать эти веще­ства для того, что­бы сти­му­ли­ро­вать своё соб­ствен­ное рас­про­стра­не­ние и сде­лать про­зрач­ны­ми барье­ры, кото­рые его окру­жа­ют. Таким обра­зом, тот же самый про­цесс, кото­рый поз­во­ля­ет иммун­ной систе­ме заде­лы­вать раны и пре­сле­до­вать вра­гов по всем углам орга­низ­ма, будет отвле­чён от выпол­не­ния дол­га в поль­зу рако­вых кле­ток, кото­рые завла­де­ва­ют им для рас­про­стра­не­ния и раз­мно­же­ния. Бла­го­да­ря вос­па­ле­нию они будут про­ни­кать в сосед­ние тка­ни и про­скаль­зы­вать в кро­во­по­ток, что­бы обра­зо­вать уда­лён­ные коло­нии: метастазы.

Тип рака При­чи­ны воспаления
Лим­фо­ма МАЛТ Гели­ко­бак­тер пилори
Брон­хи Крем­не­зём, асбест, дым сигарет
Мезо­те­лио­ма Асбест
Пище­вод Мета­пла­зия Барет­та (пре­вра­ще­ние одно­го типа тка­ни в другой)
Печень Вирус гепа­ти­та (В и С)
Желу­док Гастрит, вызван­ный Гели­ко­бак­тер пилори
Сар­ко­ма Капози Вирус чело­ве­че­ско­го гер­пе­са типа 8
Моче­вой пузырь Шисто­со­моз
Тол­стая и пря­мая кишки Вос­па­ли­тель­ные забо­ле­ва­ния кишечника
Яич­ни­ки Вос­па­ле­ние поло­вых орга­нов, тальк, пере­рож­де­ние тканей
Шей­ка матки HPV (чело­ве­че­ский вирус папилломы)
Таб­ли­ца 2 — Раз­лич­ные рако­вые забо­ле­ва­ния, напря­мую свя­зан­ные с вос­па­ли­тель­ны­ми состо­я­ни­я­ми (по Бал­квил­лу в Lancet).

Наверх»>

Порочный круг в сердце рака

В то вре­мя, как в слу­чае нор­маль­но­го зажив­ле­ния раны про­из­вод­ство этих хими­че­ских веществ пре­кра­ща­ет­ся, как толь­ко ткань вос­ста­нов­ле­на, в слу­чае рака оно, напро­тив, будет про­дол­же­но. Избы­ток этих веществ при­во­дит, в свою оче­редь, к бло­ка­де есте­ствен­но­го про­цес­са в при­ле­га­ю­щих тка­нях, кото­рый назы­ва­ет­ся апо­пто­зом, т. е. кле­точ­ным само­убий­ством, гене­ти­че­ски запро­грам­ми­ро­ван­ным для предот­вра­ще­ния быст­ро­го анар­хи­че­ско­го раз­мно­же­ния тка­ней. Таким обра­зом, рако­вые клет­ки ока­зы­ва­ют­ся защи­щён­ны­ми от этой кле­точ­ной смер­ти, и опу­холь посте­пен­но растёт.

К тому же, раз­ду­вая огонь вос­па­ле­ния, опу­хо­ли про­во­ци­ру­ют дру­гое серьёз­ное явле­ние: они «разору­жа­ют» иммун­ные клет­ки, при­сут­ству­ю­щие в тка­нях раны. Упро­щая, мож­но ска­зать, что сверх­про­из­вод­ство вос­па­ли­тель­ных веществ при­во­дит к тому, что нахо­дя­щи­е­ся вбли­зи лей­ко­ци­ты сби­ва­ют­ся с тол­ку. Лей­ко­ци­ты и клет­ки NK, таким обра­зом, ней­тра­ли­зу­ют­ся, они даже не пыта­ют­ся боль­ше бороть­ся с опу­хо­лью, кото­рая раз­ви­ва­ет­ся и рас­тёт у них под носом.

Мотор вся­кой опу­хо­ли нахо­дит­ся, таким обра­зом, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни в пороч­ном кру­ге, кото­рый уда­ёт­ся создать рако­вым клет­кам: поощ­ряя иммун­ные клет­ки созда­вать вос­па­ле­ние, опу­холь застав­ля­ет орга­низм изго­тав­ли­вать горю­чее, необ­хо­ди­мое для её соб­ствен­но­го роста и внед­ре­ния в сосед­ние тка­ни. Чем боль­ше рас­тёт опу­холь, тем боль­ше она сти­му­ли­ру­ет вос­па­ле­ние и тем боль­ше она обес­пе­чи­ва­ет свой рост (см. тет­радь иллю­стра­ций после стр. 168, фиг.6).

Эта гипо­те­за была с избыт­ком под­твер­жде­на недав­ни­ми иссле­до­ва­ни­я­ми. Было при­ве­де­но дока­за­тель­ство, что чем боль­ше рако­вым забо­ле­ва­ни­ям уда­ёт­ся сти­му­ли­ро­вать мест­ную вос­па­ли­тель­ную реак­цию, тем более опу­холь ста­но­вит­ся агрес­сив­ной и более спо­соб­ной рас­про­стра­нять­ся на боль­шие рас­сто­я­ния, затра­ги­вая лим­фа­ти­че­ские узлы и раз­бра­сы­вая метастазы.

Измерение воспаления

Этот про­цесс настоль­ко важен, что уро­вень про­из­вод­ства опу­хо­ля­ми вос­па­ли­тель­ных веществ поз­во­ля­ет пред­ска­зать про­дол­жи­тель­ность выжи­ва­ния при мно­го­чис­лен­ных рако­вых забо­ле­ва­ни­ях (тол­стой киш­ки, гру­ди, про­ста­ты, шей­ки мат­ки, желуд­ка и мозга).

В гос­пи­та­ле Глаз­го, в Шот­лан­дии, онко­ло­ги, начи­ная с 1990‑х годов, изме­ря­ют мар­кё­ры вос­па­ле­ния в кро­ви паци­ен­тов, стра­да­ю­щих раз­лич­ны­ми рака­ми. Они пока­за­ли, что паци­ен­ты, у кото­рых самый низ­кий уро­вень вос­па­ле­ния, име­ют в два раза боль­ше шан­сов, чем дру­гие, оста­вать­ся живы­ми ещё мно­гие годы . Эти мар­кё­ры лег­ко изме­рять и — к боль­шо­му удив­ле­нию онко­ло­гов из Глаз­го — они пред­став­ля­ют наи­луч­ший инди­ка­тор шан­сов на выжи­ва­ние, чем общее состо­я­ние здо­ро­вья инди­ви­ду­у­ма в момент диа­гно­за. Во Фран­ции в гос­пи­та­ле Аль­бер-Шёнё­вье в Кре­тее док­тор Еле­на Пайо сде­ла­ла то же откры­тие: изме­ряя вос­па­ле­ние, она смог­ла пред­ска­зать с досто­вер­но­стью более, чем 90 %, какие из её паци­ен­тов, стра­да­ю­щие дале­ко зашед­шим раком, будут жить ещё несколь­ко лет. Всё про­ис­хо­дит так, как если бы состо­я­ние скры­то­го хро­ни­че­ско­го вос­па­ле­ния в орга­низ­ме явля­лось важ­ным опре­де­ля­ю­щим фак­то­ром здо­ро­вья, даже если кажет­ся, что здо­ро­вье не очень стра­да­ет и это не про­яв­ля­ет­ся в виде под­да­ю­щих­ся обна­ру­же­нию про­блем (как боли суста­вов или болезнь серд­ца). Мно­гие иссле­до­ва­ния в дей­стви­тель­но­сти смог­ли уста­но­вить, что лица, кото­рые регу­ляр­но при­ни­ма­ют про­ти­во­вос­па­ли­тель­ные лекар­ства (Адвил, Бру­фен, Ибу­про­фен, Индо­цид, Ниф­лу­рил, Упфен, Воль­та­рене, …), менее под­вер­же­ны раку, чем те, кто их не при­ни­ма­ет. К сожа­ле­нию, эти меди­ка­мен­ты име­ют побоч­ные явле­ния, кото­ры­ми нель­зя пре­не­бре­гать (риск язвы желуд­ка и гастри­та). Появ­ле­ние новых про­ти­во­вос­па­ли­тель­ных лекарств, таких как Vioxx и Celebrex, веществ, тор­мо­зя­щих раз­ви­тие несчаст­но­го Сох‑2 (фер­мен­та, про­из­во­ди­мо­го опу­хо­ля­ми, для уско­ре­ния про­из­вод­ства веществ, спо­соб­ству­ю­щих вос­па­ле­нию), поро­ди­ло новые надеж­ды. Мно­гие иссле­до­ва­тель­ские про­ек­ты изу­ча­ли их воз­мож­ный защит­ный эффект про­тив рака и полу­чи­ли очень обна­дё­жи­ва­ю­щие резуль­та­ты. Тем не менее, про­ве­дён­ная в 2004 г. демон­стра­ция повы­шен­ных сер­деч­но­со­су­ди­стых рис­ков зна­чи­тель­но сни­зи­ла пер­во­на­чаль­ный энтузиазм.

_______

Иссле­до­ва­те­ли их Глаз­го раз­ра­бо­та­ли очень про­стой рас­чёт для оцен­ки инди­ви­ду­аль­но­го рис­ка, исхо­дя из двух ана­ли­зов уров­ня вос­па­ле­ния в кро­ви: С‑реактивный белок < 10 мг/л И аль­бу­мин > 35 г/л = мини­маль­ный риск — PCR > 10 мг/л ИЛИ аль­бу­мин < 35 г/л = обыч­ный риск — PCR > 10 мг/л И аль­бу­мин < 35 г/л = повы­шен­ный риск.

Наверх»>

Чёрный рыцарь рака

Оста­ёт­ся ска­зать, что сего­дня вполне опре­де­лё­на ахил­ле­со­ва пята это­го гроз­но­го вос­па­ли­тель­но­го меха­низ­ма, воз­буж­да­е­мо­го раком. В лабо­ра­то­рии про­фес­со­ра Мика­э­ля Кари­на иссле­до­ва­те­ли из уни­вер­си­те­та Сан-Диего в сотруд­ни­че­стве с круп­ным немец­ким фон­дом пока­за­ли, что доста­точ­но забло­ки­ро­вать у мышей про­из­вод­ство одно­го из основ­ных цито­ки­нов, спо­соб­ству­ю­щих вос­па­ли­тель­ным про­цес­сам, кото­рый назы­ва­ет­ся NF-kappaB, что­бы сно­ва сде­лать «смерт­ны­ми» боль­шин­ство рако­вых кле­ток и поме­шать им созда­вать мета­ста­зы. NF-kappaB явля­ет­ся сво­е­го рода чёр­ным рыца­рем рака. Его цен­траль­ная роль настоль­ко хоро­шо опре­де­ле­на сего­дня, что про­фес­сор Аль­берт Бол­двин из уни­вер­си­те­та Север­ной Каро­ли­ны смог заявить в обо­зре­нии Nature, что «почти все анти­кан­це­ро­ген­ные веще­ства явля­ют­ся инги­би­то­ра­ми NF-kappaB».

К тому же выяс­ня­ет­ся, что мно­го­чис­лен­ные при­род­ные воз­дей­ствия спо­соб­ны бло­ки­ро­вать вос­па­ли­тель­ную актив­ность это­го клю­че­во­го веще­ства. Та же ста­тья в Nature рас­кры­ва­ет не без иро­нии, что вся фар­ма­цев­ти­че­ская про­мыш­лен­ность ищет сего­дня лекар­ства, подав­ля­ю­щие NF-kappaB, в то вре­мя, как моле­ку­лы, извест­ные тем, что они дей­ству­ют про­тив него, уже широ­ко доступ­ны. Ста­тья цити­ру­ет толь­ко две из этих моле­кул, отне­сён­ных к раз­ря­ду «low-tech »: кате­хи­ны зелё­но­го чая и реве­ра­тро­лы крас­но­го вина. На самом деле в про­дук­тах пита­ния их суще­ству­ет боль­шое чис­ло и неко­то­рые из них ещё гораз­до актив­нее. Мы рас­смот­рим их деталь­ным обра­зом в раз­де­ле об анти­ра­ко­вом питании.

Стресс: масло в огонь

Сре­ди при­чин, кото­рые застав­ля­ют «вспых­нуть» про­из­вод­ство вос­па­ли­тель­ных веществ, име­ет­ся одна, чья роль ред­ко упо­ми­на­ет­ся, когда гово­рят о раке: речь идёт о пси­хо­ло­ги­че­ском стрес­се. Каж­дая эмо­ци­о­наль­ная вспыш­ка, каж­дый при­ступ гне­ва, каж­дая пани­ка запус­ка­ют в нашем орга­низ­ме выде­ле­ние повы­шен­ных доз норад­ре­на­ли­на (так назы­ва­е­мо­го гор­мо­на «борь­бы или бег­ства») и кор­ти­зо­ла, пре­крас­но­го гор­мо­на стрес­са. Они гото­вят тело к воз­мож­но­му полу­че­нию раны и поэто­му немед­лен­но сти­му­ли­ру­ют вос­па­ли­тель­ные веще­ства, необ­хо­ди­мые для вос­ста­нов­ле­ния тка­ней. Послед­ние явля­ют­ся так­же удоб­ре­ни­ем для рако­вых опу­хо­лей, явля­ют­ся ли они уже объ­яв­лен­ны­ми или потенциальными.

Откры­тие клю­че­вой роли вос­па­ле­ния в раз­ви­тии рако­вых забо­ле­ва­ний ещё совсем недав­нее. Поис­ки в огром­ной базе дан­ных MedLine ста­тей на англий­ском язы­ке по этой теме пока­зы­ва­ют, что науч­ный инте­рес к ней толь­ко про­яв­ля­ет­ся (2 в 1990 г., 37 в 2005 г.). Это одна из при­чин, по кото­рой выбо­ры средств, кото­рые поз­во­ли­ли бы нам кон­тро­ли­ро­вать вос­па­ле­ние в нашем теле, ред­ко выдви­га­ют­ся на пер­вый план в сове­тах по про­фи­лак­ти­ке или лече­нию, кото­рые мы полу­ча­ем2. К это­му необ­хо­ди­мо доба­вить, что суще­ству­ю­щие про­ти­во­вос­па­ли­тель­ные лекар­ства име­ют слиш­ком мно­го побоч­ных явле­ний для того, что­бы являть­ся хоро­шим реше­ни­ем про­бле­мы. Поэто­му, преж­де все­го, бла­го­да­ря есте­ствен­ным сред­ствам, доступ­ным каж­до­му, мы можем дей­ство­вать для того, что­бы умень­шить вос­па­ле­ние в нашем орга­низ­ме. Без вся­ких сюр­при­зов, речь идёт о том, что­бы убрать из наше­го окру­же­ния ток­си­ны, спо­соб­ству­ю­щие вос­па­ле­нию, выбрать пита­ние, направ­лен­ное про­тив рака, забо­тить­ся о нашем эмо­ци­о­наль­ном рав­но­ве­сии и удо­вле­тво­рять потреб­ность наше­го тела в дви­же­нии и затра­тах энер­гии. Мы вер­нём­ся к этим вопро­сам в раз­де­лах, посвя­щён­ных каж­дой из этих тем. Посколь­ку эти дей­ствия не тре­бу­ют рецеп­тов, боль­шин­ство вра­чей не счи­та­ют их отно­ся­щи­ми­ся к сво­ей прак­ти­ке. Вот поче­му осво­ить их — это дело каж­до­го из нас.

Фак­то­ры усугубления Фак­то­ры защиты
Тра­ди­ци­он­ный запад­ный режим питания Режим сре­ди­зем­но­мор­ский, Кух­ня индий­ская, кух­ня азиатская
Депрес­сия и ощу­ще­ние беспомощности Вла­де­ние сво­ей жиз­нью, лёг­кость, спокойствие
Менее 20 минут физи­че­ской актив­но­сти в день 30 минут ходь­бы 6 раз в неделю
Сига­рет­ный дым, Загряз­не­ние атмо­сфе­ры, Домаш­ние загряз­ня­ю­щие вещества Чистая окру­жа­ю­щая среда
Таб­ли­ца 3 — основ­ные виды вли­я­ния на вос­па­ле­ния. Вос­па­ле­ние игра­ет клю­че­вую роль в раз­ви­тии рако­вых забо­ле­ва­ний. Мы можем дей­ство­вать для того, что­бы умень­шить его в нашем орга­низ­ме бла­го­да­ря есте­ствен­ным сред­ствам, доступ­ным каждому.

Наверх»>

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ Контролировать кровеносную систему для того, чтобы иссушить рак

Как победа Жукова под Сталинградом

Борь­ба про­тив рака часто вызы­ва­ет в памя­ти воен­ные мета­фо­ры. Ни одна из них не кажет­ся мне сего­дня более под­хо­дя­щей, чем вос­по­ми­на­ние о круп­ней­шем сра­же­нии Вто­рой Миро­вой Войны.

Август 1942 г.. На бере­гах Вол­ги на под­сту­пах к Ста­лин­гра­ду Гит­лер соби­ра­ет круп­ней­шую раз­ру­ши­тель­ную силу в исто­рии чело­ве­че­ства. Свы­ше одно­го мил­ли­о­на обу­чен­ных бою людей, кото­рым не мог­ла сопро­тив­лять­ся ника­кая вра­же­ская сила, мощ­ная диви­зия тан­ков, 10.000 пушек, 1.200 само­лё­тов. Про­тив них исто­щён­ная рус­ская армия, пло­хо осна­щён­ная, зача­стую состо­я­щая из под­рост­ков или даже школь­ни­ков, кото­рые нико­гда не исполь­зо­ва­ли огне­стрель­но­го ору­жия — но кото­рые защи­ща­ли свою роди­ну, свой дом, свою семью. В сра­же­нии неве­ро­ят­ной жесто­ко­сти совет­ские вой­ска, под­дер­жан­ные граж­дан­ским насе­ле­ни­ем, дер­жа­лись в тече­ние всей осе­ни. Тем не менее, несмот­ря на их геро­изм, силы были слиш­ком не рав­ны­ми, и побе­да наци­стов каза­лась толь­ко вопро­сом вре­ме­ни. Мар­шал Геор­гий Жуков тогда пол­но­стью поме­нял стра­те­гию. Вме­сто того, что­бы про­дол­жать фрон­таль­ные бои, в кото­рых у него не было ника­ких шан­сов, он бро­са­ет то, что у него оста­ва­лось от армии, через тер­ри­то­рию, захва­чен­ную вра­гом, к базам, рас­по­ло­жен­ным поза­ди основ­ных немец­ких войск. Там нахо­дят­ся под­раз­де­ле­ния, зани­ма­ю­щи­е­ся снаб­же­ни­ем нацист­ских войск. Румы­ны или ита­льян­цы, намно­го менее дис­ци­пли­ни­ро­ван­ные и воин­ствен­ные, они недол­го сопро­тив­ля­лись напа­де­нию. За несколь­ко дней Жуков решил исход бит­вы под Ста­лин­гра­дом. Как толь­ко её линии снаб­же­ния были пере­ре­за­ны, 6‑ая армия гене­ра­ла Пауль­са ока­за­лась неспо­соб­ной сра­жать­ся и закон­чи­ла бои капи­ту­ля­ци­ей. В фев­ра­ле 1943 г. немец­кое наступ­ле­ние отбро­ше­но. Ста­лин­град явля­ет­ся основ­ным пово­рот­ным пунк­том Вто­рой Миро­вой Вой­ны и озна­ча­ет нача­ло отли­ва нацист­ско­го рака на всей евро­пей­ской территории.

Если воен­ные осо­зна­ют стра­те­ги­че­скую важ­ность снаб­же­ния армий на фрон­те, то её при­ме­не­ние в лече­нии рака в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни каза­лось иссле­до­ва­те­лям-онко­ло­гам неле­по­стью. Воз­мож­но, что не слу­чай­но поэто­му эта мысль заро­ди­лась сна­ча­ла в уме воен­но­го хирурга.

Интуиция военно-морского хирурга

Воен­но­му меди­ку аме­ри­кан­ско­го воен­но-мор­ско­го фло­та в 1960‑х годах, док­то­ру Джу­де Фольк­ма­ну пору­че­но при­ду­мать спо­соб кон­сер­ва­ции запа­сов све­жей кро­ви, необ­хо­ди­мой для хирур­ги­че­ских целей во вре­мя мно­го­ме­сяч­ных крей­сер­ских похо­дов пер­вых атом­ных авиа­нос­цев. Для испы­та­ния сво­е­го устрой­ства для кон­сер­ва­ции он хотел про­ве­рить, помо­га­ет ли таким обра­зом сохра­нён­ная кровь в потреб­но­стях неболь­шо­го живо­го орга­низ­ма. Он испы­тал её in vitro на щито­вид­ной желе­зе кро­ли­ка, изо­ли­ро­ван­ной под стек­лян­ным кол­па­ком, и без тру­да смог обес­пе­чить её сохран­ность. Но будет ли его систе­ма так же быст­ро функ­ци­о­ни­ро­вать с быст­ро раз­мно­жа­ю­щи­ми­ся клет­ка­ми, как в слу­чае зажив­ле­ния? Что­бы убе­дит­ся в этом, он вво­дит в малень­кую щито­вид­ную желе­зу мыши­ные рако­вые клет­ки, извест­ные сво­ей спо­соб­но­стью к рас­про­стра­не­нию. Его ожи­дал сюрприз.

Вве­дён­ные рако­вые клет­ки дей­стви­тель­но вызы­ва­ют появ­ле­ние опу­хо­лей, но ни одна из них не пре­вы­ша­ет раз­ме­ра була­воч­ной голов­ки. Сна­ча­ла он ска­зал себе, что эти клет­ки мерт­вы. Но сно­ва вве­дён­ные мышам, они, как обыч­но, про­из­во­дят мощ­ные и смер­тель­ные опу­хо­ли. В чём же раз­ни­ца меж­ду щито­вид­ной желе­зой кро­ли­ка in vitro и живы­ми мыша­ми? Есть одна, кото­рая бро­са­ет­ся в гла­за: опу­хо­ли у мышей пол­но­стью про­ни­за­ны кро­ве­нос­ны­ми сосу­да­ми в то вре­мя, как опу­хо­ли щито­вид­ной желе­зы в стек­лян­ном сосу­де их лише­ны. Сле­ду­ет ли заклю­чить из это­го, что рако­вая опу­холь про­сто не может рас­ти, если она не повер­нёт кро­ве­нос­ные сосу­ды в свою пользу?

Одер­жи­мый этой гипо­те­зой, Джу­да Фольк­ман нахо­дит мас­су под­твер­жде­ний в сво­ей хирур­ги­че­ской рабо­те. Рако­вые опу­хо­ли, кото­рые он опе­ри­ру­ет, все­гда име­ют одну и ту же харак­те­ри­сти­ку: они обиль­но оро­ша­ют­ся кро­ве­нос­ны­ми сосу­да­ми, таки­ми сла­бы­ми и изо­гну­ты­ми, как если бы они были изго­тов­ле­ны слиш­ком быстро.

Фольк­ман быст­ро понял, что ни одна клет­ка орга­низ­ма не выжи­вет, если она не нахо­дит­ся в кон­так­те с мель­чай­ши­ми кро­ве­нос­ны­ми сосу­да­ми — тон­ки­ми, как волос ‑кото­рые назы­ва­ют­ся капил­ля­ра­ми. Они достав­ля­ют ей кис­ло­род и пита­тель­ные веще­ства, необ­хо­ди­мые для её выжи­ва­ния, и уно­сят отхо­ды её пище­ва­ре­ния. Рако­вые клет­ки не явля­ют­ся исклю­че­ни­ем из пра­ви­ла, они тоже долж­ны питать­ся и выбра­сы­вать свои отхо­ды. Для выжи­ва­ния поэто­му опу­хо­ли долж­ны быть глу­бо­ко про­ни­за­ны капил­ля­ра­ми. Посколь­ку опу­хо­ли раз­ви­ва­ют­ся быст­ро, то долж­ны изго­тав­ли­вать­ся новые сосу­ды. Фольк­ман даёт это­му фено­ме­ну назва­ние: «ангио­ге­нез» (« angiogenese ») (от гре­че­ско­го angio - кро­ве­нос­ный сосуд и genesis - рождение).

Обыч­но, кро­ве­нос­ные сосу­ды явля­ют­ся фик­си­ро­ван­ной инфра­струк­ту­рой, и клет­ки их сте­нок не умно­жа­ют­ся и не созда­ют новых капил­ля­ров за исклю­че­ни­ем осо­бен­ных обсто­я­тельств: во вре­мя роста, во вре­мя зажи­ва­ния ран и ещё после мен­стру­а­ций. Этот меха­низм «нор­маль­но­го» ангио­ге­не­за явля­ет­ся поэто­му само­огра­ни­чен­ным и стро­го кон­тро­ли­ру­е­мым во избе­жа­ние созда­ния сла­бых сосу­дов, кото­рые бы слиш­ком лег­ко кро­во­то­чи­ли. Для сво­е­го роста рако­вые клет­ки пово­ра­чи­ва­ют в свою поль­зу эту спо­соб­ность орга­низ­ма созда­вать новые сосу­ды. В резуль­та­те, раз­мыш­ля­ет Джу­да Фольк­ман, доста­точ­но поме­шать им в этом, что­бы они навсе­гда оста­лись раз­ме­ром с була­воч­ную голов­ку. Ата­куя их кро­ве­нос­ные сосу­ды вме­сто ата­ки на сами клет­ки, мож­но будет поэто­му полу­чить воз­мож­ность иссу­шить суще­ству­ю­щую опу­холь и заста­вить её умень­шить­ся… (см. тет­радь иллю­стра­ций после стр. 168, фиг.4).

Наверх»>

Пересечение пустыни

Внут­ри науч­но­го сооб­ще­ства никто не хотел инте­ре­со­вать­ся этой тео­ри­ей «водо­про­вод­чи­ка», при­шед­шей от хирур­га, кото­рый, в кон­це кон­цов, ниче­го не дол­жен знать о био­ло­гии рака. Посколь­ку он, тем не менее, был уже про­фес­со­ром меди­цин­ско­го факуль­те­та в Гар­вар­де и шефом хирур­ги­че­ско­го отде­ле­ния дет­ско­го гос­пи­та­ля (одно­го из круп­ней­ших в США), New England Journal of Medicine согла­сил­ся в 1971 г. опуб­ли­ко­вать на сво­их стра­ни­цах эту экс­цен­трич­ную гипотезу.

Поз­же Фольк­ман рас­ска­зал о бесе­де, кото­рая у него состо­я­лась в то вре­мя с сосе­дом по лабо­ра­то­рии в гос­пи­та­ле, про­фес­со­ром Джо­ном Энде­ром, лау­ре­а­том Нобе­лев­ской пре­мии по меди­цине. Посколь­ку он зада­вал­ся вопро­сом, не слиш­ком ли мно­го он рас­ска­зал о сво­их иде­ях, и выра­зил свои опа­се­ния, что кон­ку­рен­ты спи­шут у него всю иссле­до­ва­тель­скую про­грам­му, Эндер ска­зал ему, попы­хи­вая труб­кой: « Ты вполне застра­хо­ван от интел­лек­ту­аль­но­го воров­ства: никто тебе не поверит!»

И дей­стви­тель­но, его ста­тья не вызва­ла ника­ко­го откли­ка. Хуже того, его кол­ле­ги при­ня­лись выра­жать своё неодоб­ре­ние, шум­но вста­вая с мест и поки­дая зал, как толь­ко он брал сло­во на кон­грес­сах. Шеп­та­лись, что он под­де­лы­вал свои резуль­та­ты для под­твер­жде­ния сво­их тео­рий и, что ещё более серьёз­но для вра­ча, что он шар­ла­тан; что после того, как он был бле­стя­щим хирур­гом, он рас­те­рял­ся. Сту­ден­ты, такие необ­хо­ди­мые для жиз­ни иссле­до­ва­тель­ской лабо­ра­то­рии, ста­ли избе­гать его, что­бы их карье­ра не была запят­на­на какой-либо свя­зью с этим чуда­ком. В кон­це 1970‑х годов он даже поте­рял своё место шефа хирур­ги­че­ско­го отделения.

Несмот­ря на все эти уни­же­ния, реши­мость Фольк­ма­на не осла­бе­ва­ла. Через два­дцать лет он объ­яс­нял это так: «Я знал что-то, чего не знал никто дру­гой, а я бывал в опе­ра­ци­он­ной. Меня кри­ти­ко­ва­ли не хирур­ги, а иссле­до­ва­те­ли фун­да­мен­таль­ных наук. Я знал, что мно­гие из них нико­гда не виде­ли рака кро­ме как в про­бир­ке. Я знал, что они не виде­ли того, что видел я. То, что опу­хо­ли раз­ви­ва­ют­ся в трёх изме­ре­ни­ях, что им нуж­ны кро­ве­нос­ные сосу­ды в гла­зу, в брюш­ной поло­сти, в щито­вид­ной желе­зе или ещё где-то, все виды рака in situ и скры­тые мик­ро­опу­хо­ли — я видел всё это. Поэто­му я повто­рял себе, что мои идеи пра­виль­ны, но что пона­до­бит­ся мно­го вре­ме­ни до того, как люди их заметят.»

Опыт за опы­том, Джу­да Фольк­ман про­дол­жал выво­дить клю­че­вые пунк­ты сво­ей новой тео­рии рака:

1. Мик­ро­опу­хо­ли не могут раз­ви­вать­ся в опас­ный рак, не создав новую сеть кро­ве­нос­ных сосу­дов для соб­ствен­но­го питания.

2. Для это­го они испус­ка­ют хими­че­ское веще­ство — кото­рое он назвал «ангио­ге­ни­ном» — кото­рое застав­ля­ет сосу­ды направ­лять­ся к ним и рас­пус­кать новые вет­ви уско­рен­ным образом.

3. Клет­ки опу­хо­ли, кото­рые рас­сы­па­ют­ся по все­му орга­низ­му — мета­ста­зы, — не опас­ны до тех пор, пока они не спо­соб­ны, в свою оче­редь, при­тя­нуть к себе новые сосуды.

4. Круп­ные основ­ные опу­хо­ли рас­сы­па­ют мета­ста­зы, но, как и в коло­ни­аль­ной импе­рии, они пре­пят­ству­ют этим уда­лён­ным тер­ри­то­ри­ям стать слиш­ком важ­ны­ми, испус­кая дру­гое хими­че­ское веще­ство, кото­рое бло­ки­ру­ет рост новых сосу­дов — «ангио­ста­тин». Имен­но это объ­яс­ня­ет то обсто­я­тель­ство, что мета­ста­зы рас­тут неожи­дан­но каж­дый раз, когда основ­ная опу­холь уда­ля­ет­ся хирур­ги­че­ским путём.

Но напрас­но накап­ли­ва­лись резуль­та­ты опы­тов, идея каза­лась одно­вре­мен­но слиш­ком про­стой и слиш­ком. ере­ти­че­ской. Тем более, что, как это часто слу­ча­ет­ся в науч­ном сооб­ще­стве, её нель­зя было при­нять все­рьёз до тех пор, пока не был объ­яс­нён меха­низм, с помо­щью кото­ро­го опу­хо­ли мог­ли осу­ществ­лять такой кон­троль над сосу­да­ми. Если «ангио­ге­нин» и «ангио­ста­тин» суще­ство­ва­ли, то нуж­но было дока­зать их существование!

Наверх»>

Как иголка в стоге сена

Джу­да Фольк­ман ни разу не поз­во­лил сво­им кри­ти­кам сло­мать себя и нико­гда не терял уве­рен­но­сти в спо­соб­но­сти сво­их учё­ных кол­лег согла­сить­ся с оче­вид­но­стью при усло­вии, что им будут пред­став­ле­ны доста­точ­ные дока­за­тель­ства. Без сомне­ния, в душе он имел в виду пого­вор­ку Шопен­гау­э­ра, в соот­вет­ствии с кото­рой любая вели­кая исти­на про­хо­дит три фазы: сна­ча­ла над ней сме­ют­ся, потом рез­ко кри­ти­ку­ют перед тем, как она будет при­ня­та как оче­вид­ность. Поэто­му он напря­жён­но ста­рал­ся дока­зать суще­ство­ва­ние веществ, спо­соб­ных вос­пре­пят­ство­вать росту новых кро­ве­нос­ных сосудов.

Но как их най­ти сре­ди тысяч раз­лич­ных про­те­и­нов, про­из­во­ди­мых рако­вы­ми опу­хо­ля­ми? Это всё рав­но, что най­ти игол­ку в сто­ге сена. По про­ше­ствии мно­гих лет и после мно­го­чис­лен­ных неудач Джу­да Фольк­ман был на гра­ни отча­я­ния, когда, нако­нец, уда­ча улыб­ну­лась ему.

Мика­э­лю О’Рейли, моло­до­му хирур­гу-иссле­до­ва­те­лю, кото­рый посту­пил в его лабо­ра­то­рию, при­шла идея искать ангио­ста­тин в моче мышей, невос­при­им­чи­вых к мета­ста­зам. Упор­ство Мика­э­ля было таким же, как и у его патро­на, и по про­ше­ствии двух лет, про­ве­дён­ных за про­це­жи­ва­ни­ем сотен лит­ров мыши­ной мочи (кото­рая пах­нет исклю­чи­тель­но пло­хо, дол­жен был он при­знать­ся поз­же), он нашёл, нако­нец, про­те­ин, кото­рый бло­ки­ро­вал созда­ние кро­ве­нос­ных сосу­дов (когда его про­ве­ря­ли на эмбри­оне кури­цы, у кото­ро­го сосу­ды раз­ви­ва­ют­ся быст­ро). Насту­пил момент исти­ны: нуж­но будет про­ве­рить на деле, смо­жет ли этот «ангио­ста­тин» вос­пре­пят­ство­вать раз­ви­тию рака у живо­го организма.

О’Рейли взял два­дцать мышей, на спи­ну кото­рым был пере­са­жен опас­ный рак, мета­ста­зы кото­ро­го быст­ро рас­тут в лёг­ких, как толь­ко основ­ная опу­холь про­опе­ри­ро­ва­на. Сра­зу после уда­ле­ния этой опу­хо­ли он ввёл ангио­ста­тин поло­вине мышей и оста­вил болезнь раз­ви­вать­ся сво­им путём у дру­гой поло­ви­ны. Через несколь­ко дней у части мышей появи­лись при­зна­ки болез­ни: насту­пил момент про­вер­ки теории.

Джу­да Фольк­ман знал, что даже если резуль­та­ты будут поло­жи­тель­ны­ми, никто ему не пове­рит. Поэто­му он при­гла­сил всех иссле­до­ва­те­лей его эта­жа при­сут­ство­вать при раз­вяз­ке. На гла­зах у мно­го­чис­лен­ных собрав­ших­ся сви­де­те­лей О’Рейли открыл груд­ную клет­ку пер­вой мыши, кото­рая не полу­чи­ла лече­ния. Лёг­кие были чёр­ны­ми, пол­но­стью изъ­еди­нен­ны­ми мета­ста­за­ми. Потом он вскрыл первую мышь, кото­рой вво­дил­ся ангио­ста­тин и кото­рая, кста­ти, не выгля­де­ла боль­ной. Её лёг­кие, совер­шен­но розо­вые и здо­ро­вые, не име­ли ника­ких сле­дов рака! Он не верил сво­им гла­зам: одна за дру­гой, все мыши, не полу­чив­шие ангио­ста­ти­на, были истреб­ле­ны раком. А все те, кото­рые полу­чи­ли курс лече­ния, были пол­но­стью изле­че­ны! В 1994 г., после два­дца­ти лет оскорб­ле­ний, резуль­та­ты были опуб­ли­ко­ва­ны в обо­зре­нии Cell; и уже со сле­ду­ю­ще­го дня ангио­ге­нез стал одной из основ­ных мише­ний иссле­до­ва­ний рака.

Наверх»>

Исключительное открытие

Поз­же Фолькс­ман смог про­де­мон­стри­ро­вать, что назна­че­ние ангио­ста­ти­на может оста­но­вить рост мно­гих типов рака, вклю­чая три рака чело­ве­ка, пере­са­жен­но­го мышам. Ко все­об­ще­му изум­ле­нию, пре­пят­ствуя обра­зо­ва­нию новых кро­ве­нос­ных сосу­дов, полу­ча­ли даже регрес­сию рака. Как и в резуль­та­те ата­ки мар­ша­ла Жуко­ва на нацист­ские пути снаб­же­ния, опу­хо­ли, лишён­ные про­ви­зии, начи­на­ли умень­шать­ся и, достиг­нув мик­ро­ско­пи­че­ско­го раз­ме­ра, быст­ро ста­но­ви­лись без­вред­ны­ми. Кро­ме того, ангио­ста­тин сви­реп­ство­вал толь­ко про­тив кро­ве­нос­ных сосу­дов, участ­ву­ю­щих в быст­ром росте, и никак не пора­жал суще­ству­ю­щие сосу­ды. Он не напа­дал так­же на здо­ро­вые клет­ки орга­низ­ма в отли­чие от тра­ди­ци­он­ных анти­ра­ко­вых кур­сов лече­ния, таких как химио- или рент­ге­но­те­ра­пия. Гово­ря по-воен­но­му, он не нано­сит «побоч­ных повре­жде­ний», т. е. пред­став­ля­ет собой намно­го менее тяжё­лый метод, чем химио­те­ра­пия. Как заклю­ча­ет ста­тья в Nature, рас­ска­зы­вая об этих резуль­та­тах: «Такая регрес­сия пер­вич­ных опу­хо­лей без отрав­ля­ю­ще­го воз­дей­ствия на орга­низм ранее не опи­сы­ва­лась.» Под лако­ни­че­ским сти­лем, свой­ствен­ным науч­но­му язы­ку, про­смат­ри­ва­ет­ся воз­буж­де­ние, кото­рое отме­ча­ет исклю­чи­тель­ные открытия.

Эти дву­мя ста­тья­ми Фольк­ман и О’Рейли окон­ча­тель­но уста­но­ви­ли роль ангио­ге­не­за в рако­вом обмене веществ и кар­ди­наль­но поме­ня­ли наше пони­ма­ние анти­ра­ко­во­го лече­ния. Если воз­мож­но кон­тро­ли­ро­вать болезнь, напа­дая на её линии снаб­же­ния, тогда нуж­но при­ду­мать дол­го­сроч­ные кур­сы лече­ния, кото­рые посто­ян­но под­ры­ва­ют попыт­ки опу­хо­лей создать новые обра­зо­ва­ния кро­ве­нос­ных сосу­дов. Как и в воен­ной стра­те­гии, мож­но пре­вос­ход­но ком­би­ни­ро­вать их с более точеч­ны­ми уда­ра­ми, как химио- или рент­ге­но­те­ра­пия. Но это нуж­но рас­смат­ри­вать в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве и преду­смат­ри­вать «тера­пию спя­щих опу­хо­лей», кото­рая защи­тит так­же от появ­ле­ния пер­вич­ной опу­хо­ли, про­тив реци­ди­вов, явля­ю­щих­ся резуль­та­том пер­вич­ных лече­ний, и про­тив воз­мож­ной вспыш­ки мета­ста­зов после операции.

Естественные механизмы защиты, которые блокируют ангиогенез

Сего­дня мно­го­чис­лен­ные лекар­ства, подоб­ные ангио­ста­ти­ну (такие, как Avastin), раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся фар­ма­цев­ти­че­ской про­мыш­лен­но­стью. Но их воз­дей­ствие на чело­ве­ка, когда они исполь­зу­ют­ся одни, не оправ­да­ло надежд. Хотя они смог­ли замед­лить рост неко­то­рых раков и даже заста­вить зна­чи­тель­но регрес­си­ро­вать неко­то­рые опу­хо­ли, но резуль­та­ты не были таки­ми систе­ма­ти­че­ски­ми, как у мышей. К тому же, хотя они луч­ше пере­но­сят­ся, чем обыч­ные химио­те­ра­пии, у анти­ан­гио­ге­не­зов в фор­ме меди­ка­мен­тов так­же про­яв­ля­ют­ся побоч­ные эффек­ты, более непри­ят­ные, чем преду­смат­ри­ва­лось. На этот раз они, без сомне­ния, не ста­ли чудес­ны­ми меди­ка­мен­та­ми, как мож­но было наде­ять­ся. Но в этом нет ниче­го уди­ви­тель­но­го. Рак явля­ет­ся мно­го­раз­мер­ной болез­нью, кото­рая ред­ко усту­па­ет како­му-то един­ствен­но­му вме­ша­тель­ству. Чаще все­го, как и в три­те­ра­пии про­тив СПИ­Да, необ­хо­ди­мо ком­би­ни­ро­вать мно­гие под­хо­ды для того, что­бы полу­чить доста­точ­ный эффект.

Оста­ёт­ся, что овла­де­ние ангио­ге­не­зом явля­ет­ся теперь цен­тром инте­ре­са в лече­нии любо­го рака. Что­бы не ждать чудес­но­го лекар­ства, выяс­ня­ет­ся, что и здесь мы рас­по­ла­га­ем есте­ствен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, кото­рые име­ют мощ­ное воз­дей­ствие на ангио­ге­нез, не дают ника­ко­го побоч­но­го эффек­та и могут пре­крас­но соче­тать­ся с обыч­ны­ми кур­са­ми лече­ния. Речь идёт о 1° спе­ци­фи­че­ских режи­мах пита­ния (недав­но были откры­ты мно­го­чис­лен­ные при­род­ные анти­ан­гио­ге­не­зы, в част­но­сти, обыч­ные съе­доб­ные гри­бы, неко­то­рые зелё­ные чаи и неко­то­рые кухон­ные спе­ции и тра­вы) и 2° обо всём, что спо­соб­ству­ет умень­ше­нию вос­па­ле­ния, пря­мой при­чине роста новых сосудов.

Рак явля­ет­ся фено­ме­ном чару­ю­щим и пороч­ным, кото­рый заим­ству­ет свои бес­по­ко­я­щие спо­соб­но­сти у наших жиз­нен­ных про­цес­сов для того, что­бы подо­рвать их и, в кон­це кон­цов, повер­нуть их про­тив них самих. Недав­ние иссле­до­ва­ния поз­во­ли­ли луч­ше понять, как про­ис­хо­дит это откло­не­ние от пра­виль­но­го пути. Идёт ли речь о том, что­бы орга­ни­зо­вать вос­па­ле­ние или про­из­ве­сти кро­ве­нос­ные сосу­ды, рак обе­зьян­ни­ча­ет нашу врож­дён­ную спо­соб­ность вос­ста­нав­ли­вать­ся, имея целью про­ти­во­по­лож­ный резуль­тат. Он явля­ет­ся изнан­кой наше­го здо­ро­вья, отри­ца­ни­ем нашей жиз­нен­ной силы. Но это не озна­ча­ет, что он неуяз­вим. На самом деле у него име­ют­ся сла­бые места, кото­рые наша иммун­ная систе­ма уме­ет есте­ствен­ным обра­зом исполь­зо­вать. На пере­до­вых постах нашей обо­ро­ны, наши иммун­ные клет­ки — в том чис­ле зна­ме­ни­тые клет­ки-убий­цы NK ‑пред­став­ля­ют гроз­ную хими­че­скую арма­ду, кото­рая посто­ян­но раз­ру­ша­ет раки в заро­ды­ше. Теперь все резуль­та­ты сов­па­да­ют: всё, что может уси­лить наши дра­го­цен­ные лей­ко­ци­ты, так­же под­ры­ва­ет рост опу­хо­лей. В общем, сти­му­ли­руя наши иммун­ные клет­ки, сра­жа­ясь про­тив вос­па­ле­ния (с помо­щью пита­ния, физи­че­ских упраж­не­ний или кон­тро­ля за эмо­ци­я­ми), дей­ствуя про­тив ангио­ге­не­за, мы опе­ре­жа­ем рас­про­стра­не­ние рака. Парал­лель­но со стро­го меди­цин­ски­ми воз­дей­стви­я­ми, каж­дый, поэто­му, может сти­му­ли­ро­вать воз­мож­но­сти сво­е­го орга­низ­ма. «Цена», кото­рую нуж­но запла­тить, — это вести жизнь более осо­знан­ную, более урав­но­ве­шен­ную… и более красивую.

Наверх»>

Объявить новость

Болезнь может стать ужас­но оди­но­ким пере­жи­ва­ни­ем. Когда над ста­дом обе­зьян нави­са­ет опас­ность, вызы­вая у них страх, их рефлекс застав­ля­ет их при­жать­ся друг к дру­гу и лихо­ра­доч­но искать друг у дру­га вшей. Это не умень­ша­ет опас­ность, но умень­ша­ет оди­но­че­ство. Наши запад­ные цен­но­сти с их куль­том кон­крет­ных резуль­та­тов застав­ля­ют нас часто терять из вида глу­бо­кую, зве­ри­ную потреб­ность про­сто­го при­сут­ствия перед лицом опас­но­сти и неопре­де­лён­но­сти. При­сут­ствие доб­рое, посто­ян­ное, надёж­ное явля­ет­ся часто самым пре­крас­ным подар­ком, кото­рый могут сде­лать нам наши близ­кие, но мало кто из них зна­ет его ценность.

У меня был очень хоро­ший друг, врач в Питтс­бур­ге, как и я, с кото­рым мы люби­ли бес­ко­неч­но спо­рить и пере­де­лы­вать мир. Одна­жды утром я при­шёл к нему в каби­нет, что­бы объ­явить ему новость о моём раке. Он поблед­нел, пока я гово­рил, но не пока­зал эмо­ций. Под­чи­ня­ясь рефлек­су вра­ча, он хотел мне помочь в чём-то кон­крет­ном, в реше­нии, в плане дей­ствий. Но я уже посе­тил онко­ло­гов, и он не мог ниче­го доба­вить в этом плане. Стре­мясь любой ценой ока­зать мне кон­крет­ную помощь, он нелов­ко уко­ро­тил встре­чу после того, как щед­ро дал мне мно­го прак­ти­че­ских сове­тов, но не смог дать мне почув­ство­вать, что он тро­нут тем, что со мной случилось.

Когда мы поз­же гово­ри­ли с ним об этом раз­го­во­ре, он объ­яс­нил мне, немно­го сму­щён­но: «Я не знал, что ещё ска­зать.» Может быть, речь шла не о том, что­бы «ска­зать».

Ино­гда обсто­я­тель­ства застав­ля­ют нас зано­во открыть силу при­сут­ствия. Док­тор Давид Шпи­гель рас­ска­зы­ва­ет исто­рию одной из сво­их паци­ен­ток, шефа пред­при­я­тия, заму­жем за шефом пред­при­я­тия. Оба были тру­до­го­ли­ка­ми и име­ли при­выч­ку подроб­но про­ве­рять всё, что дела­ли. Они подроб­но обсуж­да­ли курс лече­ния, кото­рый она полу­ча­ла, но очень мало то, что про­ис­хо­ди­ло внут­ри их самих. Одна­жды она была так обес­си­ле­на после сеан­са химио­те­ра­пии, что рух­ну­ла на пол сало­на и не смог­ла под­нять­ся. Она впер­вые рас­пла­ка­лась. Её муж вспо­ми­на­ет: «Всё, что я ни гово­рил ей, что­бы успо­ко­ить, толь­ко ухуд­ша­ло ситу­а­цию. Я боль­ше не знал, что делать, тогда я сел рядом с ней на пол и тоже запла­кал. Я чув­ство­вал себя ужас­но ничтож­ным, пото­му что я ниче­го не мог сде­лать, что­бы она чув­ство­ва­ла себя луч­ше. Но как раз тем, что я пре­кра­тил пытать­ся раз­ре­шить про­бле­му, я и смог помочь ей почув­ство­вать себя лучше.»

В нашей куль­ту­ре про­вер­ки и дей­ствия самое про­стое при­сут­ствие очень мно­го поте­ря­ло в сво­ей цен­но­сти. Перед лицом опас­но­сти, стра­да­ния мы слы­шим внут­рен­ний голос, кото­рый отчи­ты­ва­ет нас: «Не стой так. Делай что-нибудь!» Но в неко­то­рых ситу­а­ци­ях мы хоте­ли бы ска­зать тем, кого любим: «Пре­кра­ти хотеть любой ценой «что-то сде­лать». Про­сто постой так!»

Неко­то­рые уме­ют най­ти сло­ва, кото­рые нам боль­ше все­го нуж­но услы­шать. Я про­сил паци­ент­ку, кото­рая мно­го стра­да­ла во вре­мя дол­го­го и труд­но­го кур­са лече­ния её рака гру­ди, что боль­ше все­го помог­ло ей высто­ять мораль­но. Миш раз­мыш­ля­ла несколь­ко дней преж­де, чем отве­тить мне по элек­трон­ной почте:

«В нача­ле моей болез­ни мой муж дал мне открыт­ку, кото­рую я при­ко­ло­ла перед собой в каби­не­те. Я часто пере­чи­ты­ва­ла её.

На открыт­ке он напи­сал: «Открой открыт­ку и при­жми её к себе. При­жми её крепко.»

Внут­ри он напи­сал такие сло­ва: «Ты моё всё — моя утрен­няя радость (даже если мы утром не зани­ма­лись любо­вью!), мои сек­су­аль­ные фан­та­зии в пер­вой поло­вине дня, пыл­кие и смеш­ные, моя при­зрач­ная гостья в обед, моё рас­ту­щее ожи­да­ние после обе­да, моя тихая радость, когда я встре­чаю тебя вече­ром, мой шеф-повар, моя парт­нёр­ша в игре, моя любов­ни­ца, моё всё.»

Потом открыт­ка про­дол­жа­ла: «Всё будет хоро­шо.» Ниже он допи­сал: «И я буду рядом с тобой, всегда.

Люб­лю тебя.

ПДж.»

Он все­гда был рядом. Его открыт­ка была так нуж­на мне. Она под­дер­жи­ва­ла меня во вре­мя все­го, что я пережила.

Раз вы хоте­ли знать.

Миш»

Часто самым труд­ным явля­ет­ся то, что надо объ­явить новость о нашей болез­ни всем, кого мы любим. До того, как само­му столк­нуть­ся с этим испы­та­ни­ем, я в тече­ние несколь­ких лет читал вра­чам сво­е­го гос­пи­та­ля курс лек­ций, кото­рый назы­вал­ся: «Как объ­явить неиз­беж­ные пло­хие ново­сти». Я быст­ро понял, что это намно­го слож­нее, если нуж­но сде­лать это самому!

Я так стра­шил­ся это­го, что дол­го коле­бал­ся преж­де, чем решить­ся. Я был в Питтс­бур­ге, моя семья — в Пари­же. Я дол­жен буду нане­сти им этот удар, и они долж­ны будут жить с этим. Сна­ча­ла я гово­рил с тре­мя сво­и­ми бра­тья­ми, по оче­ре­ди. К мое­му вели­ко­му облег­че­нию они отре­а­ги­ро­ва­ли про­сто и пра­виль­но. Они не про­из­нес­ли нелов­ких фраз, что­бы успо­ко­ить самих себя, они не ска­за­ли: «Это не опас­но, вот уви­дишь, ты выка­раб­ка­ешь­ся.» Мало­зна­ча­щие фра­зы, как бы обна­дё­жи­ва­ю­щие, но все, кто зада­ёт­ся вопро­сом о сво­их шан­сах на выжи­ва­ние, боят­ся их услы­шать. Мои бра­тья нашли сло­ва, что­бы выра­зить свою боль, ска­зать мне, что то, что я живой, очень важ­но для них, как они хотят быть со мной в этом испы­та­нии. Это было то, в чём я нуждался.

Когда я позво­нил сво­им роди­те­лям, то, несмот­ря на мою «тре­ни­ров­ку» с бра­тья­ми, я совсем не знал, как мне начать. Жут­кий страх охва­тил меня. Мама все­гда отли­ча­лась недю­жин­ной силой в труд­ных испы­та­ни­ях, но отец поста­рел, и я чув­ство­вал его сла­бость. В то вре­мя у меня ещё не было сына, но я знал, что узнать о болез­ни сво­е­го сына намно­го труд­нее, чем о сво­ей собственной.

Когда он снял труб­ку, на дру­гой сто­роне Атлан­ти­ки, то он был очень рад мое­му звон­ку. Как толь­ко я услы­шал его голос, моё серд­це сжа­лось. У меня было ощу­ще­ние, что я при­чи­ню ему острую боль. Я цеп­лял­ся за то, что знал. Я дослов­но при­ме­нил инструк­ции, кото­рые давал кол­ле­гам. Сна­ча­ла (1) сооб­щить фак­ты, как они есть, корот­ко, без подроб­но­стей. «Папа, я узнал, что у меня рак. в моз­гу. Все ана­ли­зы кате­го­рич­ны. Его фор­ма доста­точ­но серьёз­на, но не самая худ­шая. Похо­же, что мож­но будет про­жить несколь­ко лет и при этом не очень страдать.»

И (2) ждать. Не запол­нять про­стран­ство пусты­ми фра­за­ми. Я услы­шал, что его голос поперх­нул­ся. И потом, он с тру­дом про­из­нёс несколь­ко слов. «О! Давид. Это неправ­да.» У нас не было при­выч­ки шутить таки­ми веща­ми. Я знал, что он понял. Я подо­ждал ещё немно­го, пред­ста­вил его в его каби­не­те, в хоро­шо зна­ко­мой мне позе, когда он сидит на сту­ле, совер­шен­но выпря­мив­шись, гото­вясь к про­ти­во­сто­я­нию, как он умел делать всю его жизнь. Он нико­гда не роп­тал, всту­пая в борь­бу, даже в самых труд­ных обсто­я­тель­ствах. Но здесь борь­бы не было. Не было воен­ных дей­ствий. Не надо было писать хлёст­кую ста­тью. Я пере­шёл к тре­тьей части: (3) гово­рить о том, что будет сде­ла­но кон­крет­но, что­бы най­ти реше­ние. «Я соби­ра­юсь най­ти хирур­га, что­бы быст­ро про­ве­сти опе­ра­цию, и в зави­си­мо­сти от того, что они обна­ру­жат во вре­мя опе­ра­ции, мы решим, нуж­но ли делать химио- или рент­ге­но­те­ра­пию.» Он услы­шал и понял.

Немно­го спу­стя я осо­знал, что болезнь поз­во­ли­ла мне впер­вые в жиз­ни оце­нить сво­е­го рода новую иден­тич­ность, кото­рая не была лише­на пре­иму­ществ. Меня, напри­мер, дол­го мучи­ла мысль о том, что я пре­даю огром­ные надеж­ды, кото­рые отец питал в отно­ше­нии меня. Я был его стар­шим сыном и знал, что он ста­вил план­ку исклю­чи­тель­но высо­ко. Даже, если он нико­гда не гово­рил об этом совер­шен­но отчёт­ли­во, я знал, что он разо­ча­ро­ван тем, что я «все­го лишь врач». Он хотел бы, что­бы я занял­ся поли­ти­кой и что­бы я пре­успел, может быть, там, где он не дошёл до кон­ца в сво­их амби­ци­ях. Серьёз­но забо­лев в 30 лет, я не мог бы разо­ча­ро­вать его в боль­шей сте­пе­ни! Но я сра­зу вновь обрёл неко­то­рую сво­бо­ду. Обя­за­тель­ства, кото­рые дави­ли не меня с ран­не­го дет­ства, были сме­те­ны одним дви­же­ни­ем. Конец тому, что­бы быть пер­вым в шко­ле, на факуль­те­те, в иссле­до­ва­ни­ях. Я боль­ше не участ­вую в посто­ян­ной гон­ке к совер­шен­ству, к могу­ще­ству, к интел­лек­ту­аль­ным дости­же­ни­ям. Впер­вые у меня было ощу­ще­ние, что я могу поло­жить ору­жие и отды­шать­ся. На той же неде­ле Анна дала мне послу­шать пес­ню спи­ри­чу­элс (« Down by the Riverside»), кото­рая дове­ла меня до слёз, как буд­то бы я ждал этих слов всю свою жизнь:

Я поло­жу свою ношу 

На бере­гу реки

Я боль­ше не буду зани­мать­ся войной 

Я поло­жу свои шпа­гу и щит 

На бере­гу реки

Я боль­ше не буду зани­мать­ся войной

Наверх»>

Антираковое окружение

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Эпидемия рака?

Быв­ший про­фес­сор Йель­ско­го уни­вер­си­те­та на восточ­ном побе­ре­жье Мика­эль Лер­нер в кон­це 1970‑х годов обос­но­вал­ся в Кали­фор­нии для реа­ли­за­ции про­ек­та, по-види­мо­му, неле­по­го: создать такое место, где сам факт про­жи­ва­ния мог бы содей­ство­вать выздо­ров­ле­нию — и физи­че­ско­му, и эмо­ци­о­наль­но­му — лиц, стра­да­ю­щих тяжё­лы­ми забо­ле­ва­ни­я­ми. В этом месте уди­ви­тель­но­го спо­кой­ствия, нахо­дя­щем­ся на воз­вы­шен­ном месте над Тихим оке­а­ном, немно­го на север от Сан-Фран­цис­ко, едят исклю­чи­тель­но био­про­дук­ты и гово­рят меж­ду собой начи­сто­ту. Неред­ко слу­ча­ет­ся, что вра­чи, стра­да­ю­щие раком, при­ез­жа­ют туда, что­бы полу­чить дру­гие отве­ты, чем те, кото­рые они выучи­ли на меди­цин­ских факультетах.

В тече­ние трид­ца­ти лет Мика­эль Лер­нер и его сотруд­ни­ца док­тор Рашель Ремен позна­ко­ми­лись со мно­ги­ми паци­ен­та­ми — часто став­ши­ми их дру­зья­ми. Неко­то­рые из них пре­крас­но вышли из поло­же­ния, дру­гие умер­ли. Чем боль­ше про­хо­дит лет, тем боль­ше уми­ра­ет моло­дых людей. Теперь болезнь пора­жа­ет лиц, кото­рые нико­гда не кури­ли, кото­рые вели, ско­рее, «урав­но­ве­шен­ную» жизнь. Скры­тая и непо­нят­ная при­чи­на, каза­лось, обре­ка­ла этих 30-лет­них жен­щин на рак гру­ди с мета­ста­за­ми, этих моло­дых и, по-види­мо­му, здо­ро­вых людей на дис­се­ми­ни­ро­ван­ную лим­фо­му, на рак тол­стой киш­ки, про­ста­ты. Это омо­ло­же­ние болез­ней, каза­лось, не под­чи­ня­ет­ся ника­кой логике.

То, что Мика­эль и Рашель наблю­да­ют в сво­ём цен­тре, явля­ет­ся миро­вым фено­ме­ном, пре­крас­но опо­знан­ным ста­ти­сти­ка­ми. Начи­ная с 1940 г., часто­та забо­ле­ва­ний раком уве­ли­чи­ва­ет­ся во всех про­мыш­лен­ных стра­нах, и это дви­же­ние, кото­рое ещё более уско­ри­лось с 1975 г., осо­бен­но ощу­ти­мо сре­ди моло­дых людей. В США меж­ду 1975 и 1994 гг. пока­за­тель забо­ле­ва­е­мо­сти раком уве­ли­чи­вал­ся на 1,6 % в год у жен­щин моло­же 45 лет и даже на 1,8 % в год у муж­чин. Во Фран­ции уве­ли­че­ние слу­ча­ев рака соста­ви­ло 60 % за послед­ние два­дцать лет. Сле­до­ва­тель­но, нель­зя не задать­ся вопро­сом: не идёт ли речь об эпидемии?

Когда три года назад я задал этот вопрос извест­но­му про­фес­со­ру-онко­ло­гу, он мне пред­ста­вил весь набор отве­тов, кото­рые при­зва­ны успо­ко­ить насе­ле­ние: «В этом фено­мене нет ниче­го уди­ви­тель­но­го, — уве­рил меня он. — По срав­не­нию с 1940 г., посколь­ку насе­ле­ние ста­ло более воз­раст­ным, то нор­маль­но, что часто­та забо­ле­ва­ний раком уве­ли­чи­ва­ет­ся. К тому же, жен­щи­ны заво­дят детей зна­чи­тель­но поз­же, сле­до­ва­тель­но, они более пред­рас­по­ло­же­ны к раку гру­ди. Не гово­ря уже о более ран­нем выяв­ле­нии забо­ле­ва­ний, что мате­ма­ти­че­ски уве­ли­чи­ва­ет чис­ло заре­ги­стри­ро­ван­ных слу­ча­ев.» Его мысль была про­стой: нель­зя поз­во­лить пани­кё­рам, кото­рые ссы­ла­ют­ся на неиз­вест­но какие таин­ствен­ные фак­то­ры, вве­сти себя в заблуж­де­ние. Надо, напро­тив, нара­щи­вать иссле­до­ва­ния для того, что­бы улуч­шить лече­ние и доби­вать­ся более ран­не­го выяв­ле­ния забо­ле­ва­ний: это два сос­ка совре­мен­ной онко­ло­гии. Как и мно­гие мои кол­ле­ги и как мно­гие дру­гие паци­ен­ты я пред­по­чёл пове­рить ему. Так удобнее.

Диа­грам­ма 1 — Уве­ли­че­ние часто­ты забо­ле­ва­ний раком гру­ди в США меж­ду 1940 и 2000 гг .

По вер­ти­ка­ли — часто­та забо­ле­ва­ний раком гру­ди в США на 100.000 человек.

По гори­зон­та­ли — годы.

Но сего­дня, даже этот архи­кон­сер­ва­тор онко­ло­гии сме­нил тему сво­их речей. Дей­стви­тель­но, дан­ные удру­ча­ю­щи. Док­тор Анни Сас­ко, кото­рая в тече­ние шести лет руко­во­ди­ла отде­лом эпи­де­мио­ло­гии рака для его предот­вра­ще­ния в ВОЗ (Все­мир­ная Орга­ни­за­ция Здра­во­охра­не­ния), пока­зы­ва­ет циф­ры, кото­рые, без сомне­ния, спо­соб­ство­ва­ли изме­не­нию суж­де­ния всех тех, кто отка­зы­вал­ся смот­реть реаль­но­сти в лицо. По всей види­мо­сти, уве­ли­че­ние коли­че­ства забо­ле­ва­ний раком не может объ­яс­нять­ся толь­ко ста­ре­ни­ем насе­ле­ния, пото­му что — ВОЗ про­де­мон­стри­ро­ва­ла это и опуб­ли­ко­ва­ла в обо­зре­нии Lancet в 2004 г. — рак детей и под­рост­ков стал одним из тех, что заре­ги­стри­ро­вал наи­бо­лее силь­ное уве­ли­че­ние с 1970 г.. А так­же, если дей­стви­тель­но наблю­да­ет­ся лёг­кое уве­ли­че­ние рис­ка у жен­щин, родив­ших пер­во­го ребён­ка после 30 лет, то воз­раст жен­щи­ны при зача­тии ни в коем слу­чае не может быть един­ствен­ной при­чи­ной уве­ли­че­ния слу­ча­ев рака, пото­му что рак про­ста­ты (кото­рый по опре­де­ле­нию каса­ет­ся толь­ко муж­чин) в запад­ных стра­нах под­ско­чил ещё быст­рее, чем рак гру­ди (на 200 % во Фран­ции меж­ду 1978 и 2000 гг., на 258 % в США за тот же пери­од). И, нако­нец, аргу­мент более ран­не­го выяв­ле­ния забо­ле­ва­ний объ­яс­ня­ет толь­ко часть этих цифр, пото­му что уве­ли­че­ние забо­ле­ва­ний рака­ми, кото­рые не выяв­ля­ют­ся (моз­га, под­же­лу­доч­ной желе­зы, лёг­ких, яич­ков, лим­фо­ма), по-преж­не­му такое же зна­чи­тель­ное, если не больше.

Сле­до­ва­тель­но, в запад­ном мире дей­стви­тель­но наблю­да­ет­ся эпи­де­мия рака3. Её мож­но даже дати­ро­вать, и с доста­точ­ной точ­но­стью, Вто­рой Миро­вой Вой­ной. Боль­шое иссле­до­ва­ние, опуб­ли­ко­ван­ное в Science, пока­за­ло, напри­мер, что риск раз­ви­тия рака гру­ди до воз­рас­та в 50 лет для жен­щин — носи­те­лей генов рис­ка (BRCA‑1 или BRCA‑2) почти утро­ил­ся в срав­не­нии меж­ду теми, кто родил­ся до 1940 г., и теми, кто родил­ся позже*.

Ста­рые вра­чи, с кото­ры­ми я раз­го­ва­ри­вал, оше­лом­ле­ны. В их вре­мя рак у моло­до­го чело­ве­ка был ред­чай­шим слу­ча­ем. Один из них, ещё во вре­ме­на, когда он учил­ся, вспо­ми­нал ту жен­щи­ну 35 лет, у кото­рой был обна­ру­жен рак гру­ди: все сту­ден­ты по меди­цине из сосед­них служб были при­гла­ше­ны обсле­до­вать её. В 1950‑е годы она была «исклю­чи­тель­ным слу­ча­ем». Через четы­ре — пять деся­ти­ле­тий у меня был рак в 31 год, у двух моих дво­ю­род­ных сестёр — одной во Фран­ции, дру­гой в США — был рак в 40 лет. Сорок лет, это так­же воз­раст, в кото­ром умер­ла пер­вая девоч­ка, у кото­рой я заме­тил грудь, когда мы были детьми, — от рака той гру­ди, кото­рая застав­ля­ла нас сме­ять­ся во дво­ре шко­лы, когда она впер­вые ста­ла замет­на. Ста­ти­сти­че­ские дан­ные эпи­де­мио­ло­гов, к сожа­ле­нию, не явля­ют­ся абстракт­ны­ми цифрами.

________

3

Дру­гое иссле­до­ва­ние, во Фран­ции, пока­зы­ва­ет, что риск рака моз­га тоже утро­ил­ся в срав­не­нии меж­ду лица­ми, родив­ши­ми­ся в 1910 г., и теми, кто родил­ся в 1950 г..

Наверх»>

Болезнь богатых

Пред­вест­ник, как это часто быва­ло, гене­рал де Голль был у осно­ва­ния пер­во­го меж­ду­на­род­но­го цен­тра ВОЗ по «опре­де­ле­нию при­чин рака», создан­но­го в Лионе в 1964 г. под назва­ни­ем Меж­ду­на­род­ный Центр иссле­до­ва­ния рака. Сего­дня это самый круп­ный центр эпи­де­мио­ло­гии по этой теме. Эпи­де­мио­ло­гия явля­ет­ся насто­я­щей детек­тив­ной рабо­той, кото­рая ста­ра­ет­ся с помо­щью ассо­ци­а­ции и дедук­ции опре­де­лить при­чи­ну болез­ней и отсле­жи­вать её изме­не­ние. Эта нау­ка по эпи­де­ми­ям появи­лась в эпо­ху, когда горо­да в Евро­пе и в Аме­ри­ке регу­ляр­но опу­сто­ша­лись холе­рой. В сере­дине XIX-го века ещё не откры­ли суще­ство­ва­ние мик­ро­бов. Холе­ра оста­ва­лась необъ­яс­ни­мой. И от это­го она была ещё ужаснее.

Пока эпи­де­мио­ло­ги ещё не опре­де­ли­ли при­чи­ну болез­ни, сани­тар­ные вла­сти гово­рят что попа­ло, что­бы успо­ко­ить насе­ле­ние и под­дер­жи­вать дове­рие к офи­ци­аль­ным мерам. В 1832 г., бес­силь­ный перед раз­ма­хом новой эпи­де­мии, Меди­цин­ский Совет горо­да Нью-Йорк издал поста­нов­ле­ние, соглас­но кото­ро­му жерт­вы холе­ры были лица­ми «неосто­рож­ны­ми, тем­пе­ра­мет­ра несдер­жан­но­го или при­ни­ма­ю­щи­ми чрез­мер­но мно­го лекарств». Что­бы избе­жать болез­ни, реко­мен­до­ва­лось не при­ни­мать алко­голь, избе­гать сквоз­ня­ков, соблю­дать стро­гие пра­ви­ла жиз­ни и не есть салат. Если откры­тие бацил­лы холе­ры Робер­том Кохом в 1882 г. дей­стви­тель­но поз­во­ли­ло уста­но­вить роль, кото­рую игра­ет не под­верг­ну­тый обра­бот­ке салат, то осталь­ное достой­но неве­же­ствен­ных вра­чей Молье­ра4.

Анни Сас­ко вспо­ми­на­ет, что в воз­расте 12 лет она запи­са­ла в сво­ём днев­ни­ке, что одна­жды она ста­нет вра­чом и что будет рабо­тать для ВОЗ. Воз­мож­но, что в какой-то мере это было для того, что­бы пока­зать сво­е­му отцу, коман­ди­ру отде­ле­ния жан­дар­ме­рии, участ­ни­ку дви­же­ния Сопро­тив­ле­ния, увле­ка­ю­ще­му­ся слож­ны­ми рас­сле­до­ва­ни­я­ми, что она тоже мог­ла бы бороть­ся за вели­кие иде­а­лы. После обу­че­ния меди­цине во Фран­ции и аспи­ран­ту­ры по эпи­де­мио­ло­гии в Гар­вар­де она дей­стви­тель­но про­ве­ла два­дцать два года в Меж­ду­на­род­ном Цен­тре иссле­до­ва­ния рака ВОЗ. Поис­ки надёж­ных дан­ных при­ве­ли её на места собы­тий в Китае, Бра­зи­лии, в Цен­траль­ной Аме­ри­ке, в Афри­ке. Кар­то­гра­фия рака, состав­лен­ная бла­го­да­ря этим иссле­до­ва­ни­ям, даёт наи­луч­шие направ­ле­ния для раз­ре­ше­ния загад­ки вне­зап­но­го раз­ви­тия болез­ни. Она пока­зы­ва­ет на экране сво­е­го ком­пью­те­ра кар­ты, соот­вет­ству­ю­щие часто­те забо­ле­ва­ний раз­лич­ны­ми вида­ми рака, и срав­ни­ва­ет наи­бо­лее и наи­ме­нее пора­жён­ные стра­ны. Пер­вая из них ослеп­ля­ю­ще нагляд­на: раки гру­ди, про­ста­ты, тол­стой киш­ки явля­ют­ся болез­ня­ми про­мыш­лен­но раз­ви­тых стран, в осо­бен­но­сти стран запад­ных. Таких раков в 9 раз боль­ше в США или в Север­ной Евро­пе, чем в Китае, Лаосе или в Корее и в 4 раза боль­ше, чем в Япо­нии (см. тет­радь иллю­стра­ций после стр. 168, фиг. 1 и 2).

При виде этих карт невоз­мож­но не задать­ся вопро­сом, не игра­ют ли ази­ат­ские гены роль защит­ни­ка про­тив этих раков. Но вопрос не в генах. В Китае, где она обсле­до­ва­ла рак гру­ди, Анни Сас­ко спро­си­ла у китай­ско­го кол­ле­ги, как он объ­яс­ня­ет то обсто­я­тель­ство, что там от это­го рака стра­да­ет так мало жен­щин. С шут­ли­вым видом он отве­тил ей: «Это болезнь бога­тых жен­щин. Вы най­дё­те её в Гон­кон­ге, но не здесь…»

Дей­стви­тель­но, у кита­я­нок и у япо­нок, обос­но­вав­ших­ся на Гавай­ях или в Чай­на­та­уне Сан-Фран­цис­ко, пока­за­те­ли забо­ле­ва­е­мо­сти раком очень быст­ро при­бли­жа­ют­ся к пока­за­те­лям у запад­ных жен­щин. А за десять послед­них лет пока­за­те­ли забо­ле­ва­е­мо­сти раком в круп­ных китай­ских горо­дах и в Гон­кон­ге утроились.

Диа­грам­ма 2 — Рак гру­ди (на 100.000 чело­век) у кита­я­нок, эми­гри­ро­вав­ших в Сан-Фран­цис­ко, по отно­ше­нию к тем, кто остал­ся в Китае. Рак явля­ет­ся болез­нью запад­но­го обра­за жизни.

По вер­ти­ка­ли: коли­че­ство забо­ле­ва­ний раком /100.000 чело­век Сан-Фран­цис­ко Шанхай

По гори­зон­та­ли: 15 лет, 25 лет, 35 лет, 45 лет, 55 лет, 65 лет, 75 лет

В вве­де­нии к сво­е­му докла­ду в Меж­ду­на­род­ном Цен­тре иссле­до­ва­ния рака гене­раль­ный дирек­тор ВОЗ заклю­чил, что «до 80 % забо­ле­ва­ний раком могут про­явить­ся под воз­дей­стви­ем внеш­них фак­то­ров, таких как образ жиз­ни и окру­жа­ю­щая сре­да». Дей­стви­тель­но, наи­бо­лее круп­ным успе­хом в запад­ных стра­нах в борь­бе про­тив рака явля­ет­ся почти пол­ное исчез­но­ве­ние рака желуд­ка в про­мыш­лен­но раз­ви­тых стра­нах. В то вре­мя, как все моло­дые сту­ден­ты-меди­ки, рабо­та­ю­щие в гос­пи­та­лях, в 1960‑х годах были зна­ко­мы с этим исклю­чи­тель­но опас­ным и частым видом рака, то сего­дня он стал настоль­ко ред­ким, что его прак­ти­че­ски боль­ше не пре­по­да­ют на меди­цин­ских факуль­те­тах. Его исчез­но­ве­ние за сорок лет при­пи­сы­ва­ет­ся улуч­ше­нию про­из­вод­ства, транс­пор­ти­ров­ки и про­да­жи замо­ро­жен­ных про­дук­тов в запад­ных стра­нах и умень­ше­нию мето­дов кон­сер­ва­ции про­дук­тов на базе нит­ра­тов и соле­ний: фак­то­ру, исклю­чи­тель­но «обу­слов­лен­но­му окру­жа­ю­щей средой».

Сего­дня в био­ло­гии и меди­цине обще­при­зна­но, что при­сут­ствие в окру­жа­ю­щей сре­де мно­го­чис­лен­ных ядо­ви­тых веществ игра­ет роль, кото­рую назы­ва­ют «кан­це­ро­ге­нез»: появ­ле­ние в орга­низ­ме пер­вых рако­вых кле­ток — затем их транс­фор­ма­ция в более агрес­сив­ную опу­холь. В недав­нем отчё­те экс­пер­ты Наци­о­наль­но­го Инсти­ту­та Рака в США под­чёр­ки­ва­ют, что кан­це­ро­ге­нез не толь­ко явля­ет­ся про­цес­сом, запус­ка­ю­щим болезнь, но что он про­дол­жа­ет­ся после того, как болезнь проявилась.

Поэто­му важ­но защи­щать­ся от ядо­ви­тых веществ, кото­рые спо­соб­ству­ют росту опу­хо­лей, и тогда, когда у вас отлич­ное здо­ро­вье, и тогда, когда вы уже забо­ле­ли. «Деток­си­ка­ция», фун­да­мен­таль­ная кон­цеп­ция боль­шин­ства древ­них меди­цин­ских прак­тик, как у Гип­по­кра­та, так и в аюрве­ди­че­ской (древ­не­ин­дий­ской) меди­цине, явля­ет­ся сего­дня абсо­лют­ной необ­хо­ди­мо­стью*.

Как почти все, кому одна­жды уста­но­ви­ли диа­гноз рака, я хотел знать, что я дол­жен был делать, что­бы избе­жать его. К мое­му вели­ко­му удив­ле­нию я полу­чил толь­ко уклон­чи­вые отве­ты: «При­чи­на вашей болез­ни точ­но неиз­вест­на. Не кури­те. Это всё, что мож­но вам посо­ве­то­вать.» Дей­стви­тель­но, поми­мо таба­ка и рака лёг­ких, суще­ству­ет мало точ­ных дока­за­тельств, что тот или иной про­дукт пита­ния, то или иное пове­де­ние, та или иная про­фес­сия вызы­ва­ют тот или иной рак. Но, как мы уви­дим даль­ше, суще­ству­ет доста­точ­но пред­по­ло­же­ний, осно­ван­ных на веро­ят­но­сти, для того, что­бы немед­лен­но начать защи­щать­ся. Тем более, что тре­бу­е­мое уси­лие не явля­ет­ся чем-то отягощающим.

______

4

Бла­го­да­рю Сан­д­ру Штайн­гра­бер за этот исто­ри­че­ский при­мер с холе­рой, про­ци­ти­ро­ван­ный в её неза­ме­ни­мой кни­ге Living Downstream (Жизнь по тече­нию.) о свя­зи меж­ду зара­же­ни­ем окру­жа­ю­щей сре­ды и уве­ли­че­ни­ем чис­ла забо­ле­ва­ний раком. В дру­гой пре­крас­ной кни­ге о свя­зи меж­ду раком и окру­жа­ю­щей сре­дой про­фес­сор Дев­ра Ли Девис под­ме­ча­ет, что для про­ве­де­ния гиги­е­ни­че­ских меро­при­я­тий, кото­рые спас­ли мно­гие жиз­ни, не жда­ли, пока будет опре­де­ле­на точ­ная при­чи­на холе­ры, и про­де­ла­ли это задол­го до того, как иссле­до­ва­ния выяви­ли Vibrio cholerae.

Кон­цеп­ция деток­си­ка­ции обыч­но охва­ты­ва­ет два поня­тия: пре­кра­ще­ние накоп­ле­ния в такой же сте­пе­ни, как и актив­ное уда­ле­ние. Здесь я его исполь­зую в основ­ном при­ме­ни­тель­но к пре­кра­ще­нию накоп­ле­ния ядо­ви­тых веществ

Наверх»>

Перелом в течение века

Если забо­ле­ва­ния раком на Запа­де уча­сти­лись, и если они уве­ли­чи­ва­ют­ся, начи­ная с 1940 г., то сле­ду­ет изу­чить, что же изме­ни­лось в наших стра­нах со вре­мён вой­ны. Нашу окру­жа­ю­щую сре­ду за послед­ние пять­де­сят лет потряс­ли три основ­ных фактора:

1. зна­чи­тель­ное уве­ли­че­ние потреб­ле­ния сахара;

2. транс­фор­ма­ция сель­ско­го хозяй­ства и живот­но­вод­ства и, сле­до­ва­тель­но, про­дук­тов наше­го питания;

3. воз­дей­ствие на орга­низ­мы мно­го­чис­лен­ных хими­че­ских про­дук­тов, кото­рое не име­ло места до 1940 г..

Речь идёт не о мало­зна­ча­щей эво­лю­ции. Всё застав­ля­ет думать, что эти три фено­ме­на обще­ства явля­ют­ся при­чи­ной раз­ви­тия забо­ле­ва­ний раком. Что­бы защи­тить­ся от них, попро­бу­ем, преж­де все­го, их понять.

Наверх»>

ВТОРАЯ ЧАСТЬ Восстановить прежнее питание

Наши гены сфор­ми­ро­ва­лись мно­гие сот­ни тыся­че­ле­тий назад, в эпо­ху, когда мы были охот­ни­ка­ми и соби­ра­те­ля­ми пло­дов. Они при­спо­соб­ле­ны к окру­жа­ю­щей сре­де наших пред­ков и, в осо­бен­но­сти, к их источ­ни­кам пищи. Но, посколь­ку наши гены изме­ни­лись слиш­ком мало, сего­дня, как и вче­ра, наша физио­ло­гия ожи­да­ет пита­ния, подоб­но­го тому, кото­рое было нашим, когда мы ели про­дук­ты охо­ты и сбо­ра пло­дов: мно­го ово­щей и фрук­тов, вре­мя от вре­ме­ни немно­го мяса или яиц диких живот­ных, пол­ное рав­но­ве­сие меж­ду основ­ны­ми жир­ны­ми кис­ло­та­ми (омега‑6 и омега‑3) и очень мало саха­ра или муки (един­ствен­ным источ­ни­ком рафи­ни­ро­ван­но­го саха­ра для наших пред­ков был мёд, и они не потреб­ля­ли зерновых).

Сего­дня запад­ные опро­сы, отно­ся­щи­е­ся к пита­нию, пока­зы­ва­ют, что 56 % наших кало­рий посту­па­ют из трёх источ­ни­ков, кото­рые не суще­ство­ва­ли в эпо­ху, когда раз­ви­ва­лись наши гены:

- рафи­ни­ро­ван­ный сахар (трост­ни­ко­вый, све­коль­ный сахар, из куку­руз­но­го сиро­па, фрук­то­зы, и т.д.);

- белая мука (белый хлеб, белое тесто, белый рис, и т.д.);

- рас­ти­тель­ные мас­ла (соя, под­сол­неч­ник, куку­ру­за, гид­ри­ро­ван­ные масла).

Но эти три источ­ни­ка не содер­жат ника­ких про­те­и­нов, ника­ких вита­ми­нов, ника­ких мине­ра­лов, ника­ких жир­ных кис­лот омега‑3, важ­ных для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния орга­низ­ма. Напро­тив, пред­став­ля­ет­ся вполне воз­мож­ным, что они напря­мую обес­пе­чи­ва­ют пита­ни­ем рост рака. Посмот­рим как.

Рак питается сахаром

Потреб­ле­ние рафи­ни­ро­ван­но­го саха­ра фак­ти­че­ски рез­ко воз­рос­ло. В то вре­мя, как наши гены раз­ви­ва­лись в усло­ви­ях пита­ния, когда мы потреб­ля­ли 2 кг на одно­го чело­ве­ка в год, мы пере­шли к 5 кг в год в 1830 г. с тем, что­бы в кон­це ХХ-го века достичь чудо­вищ­но­го уров­ня в 35 кг в год во Фран­ции и 70 кг в США!

Диа­грам­ма 3 — Изме­не­ние потреб­ле­ния рафи­ни­ро­ван­но­го саха­ра: 2 кг/человек/год в эпо­ху палео­ли­та (когда фор­ми­ро­ва­лась наша физио­ло­гия), 5 кг/человек/год в 1830 г., 70 кг/человек/год в 2000 г..

По вер­ти­ка­ли: потреб­ле­ние саха­ра (кг).

По гори­зон­та­ли: палео­лит, годы, 1‑ая вой­на, 2‑ая война.

Немец­кий био­лог Отто Хайн­рих Вар­бург полу­чил Нобе­лев­скую пре­мию по меди­цине за то, что открыл, что обмен веществ в рако­вых опу­хо­лях силь­но зави­сит от их потреб­ле­ния глю­ко­зы (фор­мы, кото­рую при­ни­ма­ет сахар в орга­низ­ме после того, как его пере­ва­ри­ли). В дей­стви­тель­но­сти, ска­нер ТЕР (томо­граф, исполь­зу­ю­щий излу­че­ние пози­тро­нов), обыч­но исполь­зу­е­мый для выяв­ле­ния раков, опре­де­ля­ет толь­ко те части тела, кото­рые потреб­ля­ют боль­ше глю­ко­зы. Если какая-то часть тела выде­ля­ет­ся сре­ди дру­гих излиш­ним потреб­ле­ни­ем, то име­ет­ся боль­шая веро­ят­ность, что речь идёт о забо­ле­ва­нии раком.

Когда мы едим сахар или белую муку, кото­рые быст­ро под­ни­ма­ют уро­вень глю­ко­зы в кро­ви (это про­дук­ты пита­ния с «повы­шен­ным пока­за­те­лем гли­ке­мии»), наше тело немед­лен­но осво­бож­да­ет дозу инсу­ли­на, что­бы поз­во­лить глю­ко­зе про­ник­нуть в клет­ки. Выде­ле­ние инсу­ли­на сопро­вож­да­ет­ся осво­бож­де­ни­ем дру­гой моле­ку­лы, назы­ва­е­мой ИФР (инсу­ли­но­по­доб­ный фак­тор роста‑I), осо­бен­ность кото­рой заклю­ча­ет­ся в сти­му­ли­ро­ва­нии роста кле­ток. Коро­че, сахар пита­ет и застав­ля­ет тка­ни быст­ро расти.

Парал­лель­но с этим инсу­лин и ИФР про­из­во­дят так­же похо­жее воз­дей­ствие, сти­му­ли­руя вос­па­ли­тель­ные фак­то­ры — кото­рые мы рас­смот­ре­ли в раз­де­ле 4 — кото­рые, и они так­же, дей­ству­ют как удоб­ре­ние для опухолей.

Сего­дня извест­но, что пико­вые зна­че­ния инсу­ли­на и выде­ле­ние ИФР напря­мую сти­му­ли­ру­ют не толь­ко рост рако­вых кле­ток, но так­же их спо­соб­ность захва­ты­вать сосед­ние тка­ни. Более того, иссле­до­ва­те­ли, кото­рые при­ви­ва­ли мышам клет­ки рака гру­ди, пока­за­ли, что они намно­го хуже реа­ги­ру­ют на химио­те­ра­пию, когда инсу­ли­но­вая систе­ма акти­ви­ро­ва­на при­сут­стви­ем саха­ра. Из это­го они заклю­ча­ют, что теперь необ­хо­ди­мо раз­ви­вать новый класс лекарств про­тив рака: тех, кото­рые поз­во­лят умень­шать пико­вые зна­че­ния инсу­ли­на и ИФР в кро­ви. Не дожи­да­ясь этих новых моле­кул, каж­дый уже сей­час может умень­шить в сво­ём пита­нии потреб­ле­ние рафи­ни­ро­ван­но­го саха­ра и белой муки. Пока­за­но, что такое про­стое умень­ше­ние очень быст­ро вли­я­ет на уро­вень инсу­ли­на и ИФР. Очень быст­ро ста­но­вят­ся види­мы­ми послед­ствия, напри­мер, на коже.

Дей­стви­тель­но, связь меж­ду кусоч­ком саха­ра в кофе, кон­ди­тер­ски­ми изде­ли­я­ми, бато­ном бело­го хле­ба с варе­ньем, с одной сто­ро­ны, и, с дру­гой сто­ро­ны, со скры­тым вос­па­ле­ни­ем, кото­рое пита­ет рак, напря­мую изме­ря­ет­ся на. угрях.

Лорен Кор­ден явля­ет­ся иссле­до­ва­те­лем в обла­сти пита­ния в уни­вер­си­те­те Коло­ра­до. Узнав, что неко­то­рым людям — име­ю­щим при­выч­ки, очень отли­ча­ю­щи­е­ся от наших — не извест­ны угри (воз­ни­ка­ю­щие — сре­ди про­чих меха­низ­мов — из-за вос­па­ле­ния эпи­дер­мы), он захо­тел иметь совесть чистой. Это пред­став­ля­лось невоз­мож­ным, настоль­ко угри кажут­ся обя­за­тель­ным состо­я­ни­ем в под­рост­ко­вом воз­расте, кото­рое в наших стра­нах каса­ет­ся 80 — 95 % тех, кто моло­же 18 лет. Кор­ден со сво­ей коман­дой дер­ма­то­ло­гов иссле­до­вал кожу 1.200 под­рост­ков, отре­зан­ных от мира на ост­ро­вах Китаван в Новой Гви­нее, и 130 индей­цев Аше, кото­рые живут изо­ли­ро­ва­но в Параг­вае. В этих двух попу­ля­ци­ях они дей­стви­тель­но не нашли ника­ких сле­дов угрей. В ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в Archives of Dermatology, иссле­до­ва­те­ли отно­сят это уди­ви­тель­ное откры­тие к обы­ча­ям в обла­сти пита­ния у этих людей, кото­рые сохра­ни­ли режим пита­ния наших уда­лён­ных пред­ков: ника­ких источ­ни­ков ни рафи­ни­ро­ван­но­го саха­ра, ни белой муки и, сле­до­ва­тель­но, ника­ких пико­вых зна­че­ний инсу­ли­на или ИФР в крови.

Диа­грам­ма 4 — Воз­рас­та­ние инсу­ли­на (кото­рое сти­му­ли­ру­ет рост и рас­про­стра­не­ние рако­вых кле­ток) у людей, кото­рые потреб­ля­ют про­дук­ты пита­ния с повы­шен­ным пока­за­те­лем гли­ке­мии (сплош­ная линия) или с пони­жен­ным пока­за­те­лем гли­ке­мии (пунк­тир­ная линия).

По вер­ти­ка­ли: Уро­вень инсу­ли­на (pmol/л)

По гори­зон­та­ли: Вре­мя в мину­тах после завтрака

На диа­грам­ме: Про­дук­ты пита­ния с повы­шен­ным пока­за­те­лем гли­ке­мии Про­дук­ты пита­ния с пони­жен­ным пока­за­те­лем гликемии

В Австра­лии иссле­до­ва­те­ли убе­ди­ли запад­ных под­рост­ков попро­бо­вать в тече­ние трёх меся­цев режим, огра­ни­чи­ва­ю­щий потреб­ле­ние саха­ра и белой муки. За несколь­ко недель у них умень­шил­ся уро­вень инсу­ли­на и ИФР, а так­же и коли­че­ство угрей.

Во вто­рой поло­вине ХХ-го века в нашем пита­нии, как сор­ная тра­ва, рас­про­стра­нил­ся новый ком­по­нент: сироп из фрук­то­зы, выде­лен­ный из куку­ру­зы (кото­рый на самом деле явля­ет­ся сме­сью фрук­то­зы и глю­ко­зы). Если наше тело уже с тру­дом выдер­жи­ва­ло нагруз­ку в виде рафи­ни­ро­ван­но­го саха­ра, к кото­рой мы его при­нуж­да­ем, то теперь оно совер­шен­но пере­пол­не­но этим сахар­ным сиро­пом, при­сут­ству­ю­щим почти во всех про­мыш­лен­ных про­дук­тах пита­ния. Этот кон­цен­трат по отно­ше­нию к при­род­ным саха­рам явля­ет­ся в каком-то смыс­ле тем же, что и опи­ум по отно­ше­нию к маку. Когда он выде­лен из сво­е­го основ­но­го при­род­но­го веще­ства (во всех фрук­тах име­ет­ся фрук­то­за), то инсу­лин, кото­рый наше тело может про­из­во­дить без побоч­но­го ущер­ба, не может более управ­лять им, сахар­ным сиро­пом. Тогда он ста­но­вит­ся ядовитым.

Всё застав­ля­ет думать, что сахар­ный бум содей­ству­ет, через рез­кое повы­ше­ние уров­ня инсу­ли­на и ИФР в наших орга­низ­мах, раз­ви­тию эпи­де­мии забо­ле­ва­ний раком. У мышей, кото­рым при­ви­ли рак гру­ди, изу­ча­ли вли­я­ние на рост опу­хо­ли потреб­ле­ния про­дук­тов пита­ния с раз­лич­ны­ми пока­за­те­ля­ми гли­ке­мии (уров­ня глю­ко­зы в кро­ви). По исте­че­нии двух с поло­ви­ной меся­цев две тре­ти из 24 мышей, у кото­рых уро­вень глю­ко­зы в кро­ви посто­ян­но воз­рас­тал, умер­ли, и это в то вре­мя, как умер­ла одна един­ствен­ная из 20 мышей, кото­рые сле­до­ва­ли режи­му, защи­щав­ше­му их от повы­ше­ния гли­ке­мии. Есте­ствен­но, этот экс­пе­ри­мент нель­зя вос­про­из­ве­сти на жен­щи­нах, но иссле­до­ва­ния, кото­рые срав­ни­ва­ют запад­ные попу­ля­ции с ази­ат­ски­ми, застав­ля­ют думать о том же самом.

Кста­ти, извест­но, что у лиц, стра­да­ю­щих диа­бе­том (кото­рый харак­те­ри­зу­ет­ся очень высо­ким уров­нем саха­ра в кро­ви), риск забо­леть раком суще­ствен­но выше, чем сред­ний пока­за­тель. В аме­ри­ка­но-канад­ском иссле­до­ва­нии док­тор Сусан­на Хан­кин­сон пока­за­ла, что сре­ди жен­щин моло­же 50 лет риск забо­леть раком гру­ди был в семь раз выше у тех, у кого был самый высо­кий уро­вень ИФР, по срав­не­нию с теми, у кого самый низ­кий уро­вень! Дру­гая груп­па, объ­еди­ня­ю­щая иссле­до­ва­те­лей из Гар­вар­да, Мак­Гил­ля (в Мон­ре­а­ле) и из уни­вер­си­те­та Сан-Фран­цис­ко, про­де­мон­стри­ро­ва­ла тот же самый фено­мен для рака про­ста­ты: риск был в девять раз более высо­ким у лиц с наи­бо­лее высо­ким уров­нем ИФР. Высо­кий пока­за­тель гли­ке­мии про­дук­тов пита­ния так­же свя­зан с раком под­же­лу­доч­ной желе­зы, тол­стой киш­ки и яичников.

Вся науч­ная лите­ра­ту­ра побуж­да­ет нас думать о сле­ду­ю­щем: чело­век, кото­рый хочет избе­жать рака, дол­жен серьёз­но огра­ни­чить потреб­ле­ние саха­ра и белой муки. Нуж­но научить­ся не класть боль­ше саха­ра в кофе (с чаем лег­че), удо­вле­тво­рять­ся десер­том два-три раза в неде­лю (отсут­ству­ет пре­дел потреб­ле­ния фрук­тов, если они не посы­па­ны саха­ром или не сопро­вож­да­ют­ся сиро­пом) или исполь­зо­вать есте­ствен­ные заме­ни­те­ли саха­ра, кото­рые не про­во­ци­ру­ют пико­во­го зна­че­ния гли­ке­мии, инсу­ли­на и ИФР (см. таб­ли­цу 1).

Наверх»>

______________

Сироп из агавы

Недав­но груп­па из уни­вер­си­те­та Сид­нея, кото­рая клас­си­фи­ци­ро­ва­ла все про­дук­ты пита­ния в зави­си­мо­сти от их пока­за­те­лей гли­ке­мии, выдви­ну­ла на перед­ний план есте­ствен­ный заме­ни­тель бело­го саха­ра, име­ю­щий очень низ­кий пока­за­тель гли­ке­мии: сироп из алоэ (агавы/столетника). Речь идёт об экс­трак­те из сока как­ту­са (кото­рый исполь­зу­ет­ся для изго­тов­ле­ния теки­лы). У него пре­вос­ход­ный вкус, срав­ни­мый со вку­сом очень свет­ло­го мёда, но его пока­за­тель гли­ке­мии в четы­ре — пять раз ниже, чем у мёда. Его мож­но исполь­зо­вать с чаем или с кофе, для под­сла­щи­ва­ния блюд, фрук­тов или десер­тов.

______________

Нуж­но так­же есть хлеб из несколь­ких зер­но­вых (пше­ни­ца, сме­шан­ная с овсом, рожью, льном и т.д.) для того, что­бы замед­лить погло­ще­ние быст­рых угле­во­дов пше­ни­цы, или хлеб, изго­тов­лен­ный из тра­ди­ци­он­но­го кис­ло­го теста вме­сто хими­че­ских дрож­жей (они встре­ча­ют­ся намно­го чаще, но уве­ли­чи­ва­ют пока­за­тель гли­ке­мии хле­ба). Что каса­ет­ся бело­го риса, то его нуж­но избе­гать и заме­нять неочи­щен­ным рисом или рисом бас­ма­ти (индий­ским) или таи­ланд­ским, у кото­ро­го пока­за­тель гли­ке­мии не так высок. Будет луч­ше, как мы уви­дим в раз­де­ле, посвя­щён­ном анти­ра­ко­вым про­дук­там пита­ния, питать­ся, преж­де все­го, ово­ща­ми или бобо­вы­ми, кото­рые, кста­ти, име­ют пре­иму­ще­ство бороть­ся шаг за шагом про­тив про­грес­си­ро­ва­ния рака бла­го­да­ря их актив­ным фито­хи­ми­че­ским составляющим.

Так­же необ­хо­ди­мо избе­гать кон­ди­тер­ских изде­лий и дру­гих лёг­ких заку­сок или пере­ку­сы­ва­ния меж­ду при­ё­ма­ми пищи. Если меж­ду при­ё­ма­ми пищи потреб­ля­ют­ся малень­кие пирож­ки, тор­ти­ки, лепёш­ки, то боль­ше нет ника­ких пре­пят­ствий повы­ше­нию уров­ня инсу­ли­на, посколь­ку толь­ко при­сут­ствие дру­гих про­дук­тов, в осо­бен­но­сти клет­чат­ки, содер­жа­щей­ся в ово­щах или фрук­тах, или хоро­ших жиров — таких, как олив­ко­вое мас­ло или кре­стьян­ское мас­ло — замед­ля­ет усво­е­ние саха­ра и умень­ша­ет пико­вые зна­че­ния инсу­ли­на. Таким же обра­зом, неко­то­рые полез­ные про­дук­ты, такие как лук или чес­нок, или чер­ни­ка, виш­ня и мали­на, помо­га­ют орга­низ­му умень­шить нарас­та­ние уров­ня саха­ра в кро­ви5.

Высо­кий пока­за­тель гли­ке­мии (умень­шить или избегать) Низ­кий пока­за­тель гли­ке­мии (пред­по­чи­тать)
Саха­ра: белый или рыжий, мёд, сироп из сахар­но­го клё­на, куку­ру­зы, глю­ко­за (вино­град­ный сахар) Слад­кие нату­раль­ные экс­трак­ты: сироп из алоэ, моло­дая лоза Тихо­оке­ан­ско­го Поскон­ни­ка кра­пи­во­лист­но­го, кси­лит, гли­цин (ами­но­ук­сус­ная кис­ло­та), чёр­ный шоко­лад (более 70 % какао)
Белая мука: белый хлеб, мака­рон­ные изде­лия (слиш­ком отва­рен­ные), белый рис, булоч­ки, сдо­бы, баран­ки, буб­ли­ки, кон­ди­тер­ские изде­лия из вен­ско­го теста, рисо­вые лепёш­ки, рафи­ни­ро­ван­ные и слад­кие хло­пья для завтрака Неочи­щен­ные и сме­шан­ные зер­но­вые: хлеб из несколь­ких зер­но­вых (не толь­ко из пше­ни­цы) или изго­тов­лен­ный из кис­ло­го теста, рис неочи­щен­ный или таи­ланд­ский, мака­рон­ные изде­лия и лап­ша, сва­ре­ные «на зубок» (пред­по­чи­тать мака­ро­ны полу­о­чи­щен­ные или из сме­си зер­но­вых), чилий­ская марь, овёс, про­со,гре­чи­ха
Кар­то­фель и тем более пюре из кар­то­фе­ля (за исклю­че­ни­ем кар­то­фе­ля сор­та Nicola)Куку­руз­ные хло­пья, рисо­вые хло­пья (и боль­шин­ство дру­гих зер­но­вых хло­пьев для завтрака) Батат (слад­кий кар­то­фель), иньям (дио­ско­рея), чече­ви­ца, горох, фасольОвся­ные хло­пья (овся­ная каша), мюс­ли (смесь овся­ных хло­пьев и фрук­тов) All Bran, Special K
Варе­нья, кон­фи­тю­ры, фрук­ты, сва­рен­ные на саха­ре, фрук­ты в сиропе Фрук­ты в есте­ствен­ном состо­я­нии, в осо­бен­но­сти чер­ни­ка, виш­ня, череш­ня, мали­на, кото­рые помо­га­ют регу­ли­ро­вать уро­вень гли­ке­мии (к ним мож­но доба­вить капель­ку сока алоэ, если нуж­но подсластить)
Слад­кие напит­ки: про­мыш­лен­ные фрук­то­вые соки, содо­вые напит­киАлко­голь без еды Вода, заправ­лен­ная лимон­ным соком или тимья­ном (чабре­цом), шал­фе­ем, кор­кой апель­си­на или ман­да­ри­на био Зелё­ный чай, кото­рый напря­мую дей­ству­ет про­тив рака (без добав­ле­ния саха­ра или с сиро­пом из алоэ)Ста­кан вина в день вме­сте с едой
Чес­нок, раз­ные сор­та лука, лук-шар­лот, добав­лен­ные к дру­гим про­дук­там пита­ния, спо­соб­ству­ют сни­же­нию пико­вых зна­че­ний инсулина
Таб­ли­ца 1 — Выби­рать про­дук­ты пита­ния в зави­си­мо­сти от их пока­за­те­лей гли­ке­мии. Мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что бум потреб­ле­ния саха­ра спо­соб­ству­ет — через рез­кое повы­ше­ние уров­ня инсу­ли­на в нашем орга­низ­ме — раз­ви­тию эпи­де­мии рака. Поэто­му сле­ду­ет избе­гать про­дук­ты с «высо­ким пока­за­те­лем гли­ке­мии» и пред­по­чи­тать те, у кото­рых «низ­кий пока­за­тель гликемии».

_________

5

Этот режим с низ­ким пока­за­те­лем гли­ке­мии не толь­ко умень­ша­ет риск рас­про­стра­не­ния рака в орга­низ­ме, но, как пока­за­ла груп­па иссле­до­ва­те­лей из гос­пи­та­ля Hotel-Dieu в Пари­же, он спо­соб­ству­ет сжи­га­нию жиров, заме­щая их мускуль­ной тканью.

Наверх»>

Продовольственная цепочка в опасности

У каж­до­го есть подру­га, у кото­рой «избы­точ­ный вес». С тех пор, как она была ребён­ком, она все­гда была пух­лень­кой. Несмот­ря на вся­ко­го рода режи­мы и регу­ляр­ные физи­че­ские упраж­не­ния, она нико­гда не мог­ла добить­ся «нор­маль­ной» фигу­ры и пси­хо­ва­ла по пово­ду «спа­са­тель­но­го кру­га», кото­рый опо­я­сы­вал её бёд­ра и сопро­тив­лял­ся всем её уси­ли­ям. Но когда ей уда­ва­лось соблю­сти свой режим, она теря­ла очень мало веса и сно­ва наби­ра­ла его почти немед­лен­но при малей­шем откло­не­нии. Тем не менее, она ста­ра­лась не есть сли­воч­но­го мас­ла (толь­ко мар­га­рин, в тече­ние два­дца­ти лет) и упо­треб­лять «сба­лан­си­ро­ван­ные» и «поли­на­сы­щен­ные» рас­ти­тель­ные мас­ла, кото­рые ей реко­мен­до­ва­ли спе­ци­а­ли­сты по вопро­сам пита­ния (и кото­рые очень бога­ты мас­лом под­сол­ну­ха и рапса).

Одна из вели­ких тайн совре­мен­ной эпи­де­мио­ло­гии, не счи­тая рака, каса­ет­ся эпи­де­мии ожи­ре­ния. После таба­ка ожи­ре­ние явля­ет­ся вто­рым фак­то­ром рис­ка забо­леть раком. А ведь, и это поня­ли совсем недав­но, ожи­ре­ние и рак име­ют общий корень. Но рас­смот­рим сна­ча­ла тай­ну ожирения.

Меж­ду 1976 и 2000 гг. аме­ри­кан­цы смог­ли зна­чи­тель­но умень­шить потреб­ле­ние жиров (-1 до ‑11%) и даже общее коли­че­ство про­гла­ты­ва­е­мых кало­рий (- 4%). И, тем не менее, ожи­ре­ние про­дол­жа­ло бур­но раз­ви­вать­ся, уве­ли­чив­шись за этот же пери­од на 31 %… Руко­во­ди­тель само­го круп­но­го отде­ле­ния эпи­де­мио­ло­гии пита­ния в Гар­вар­де, про­фес­сор Вол­тер Вил­летт так кон­ста­ти­ро­вал этот факт в заго­лов­ке сво­ей сен­са­ци­он­ной ста­тьи: «Жир­ная еда игра­ет важ­ную роль в ожи­ре­нии: НЕТ». Этот фено­мен, назван­ный «аме­ри­кан­ским пара­док­сом», на самом деле затра­ги­ва­ет всю Евро­пу — и ещё более Израиль.

Груп­па фран­цуз­ских иссле­до­ва­те­лей была пер­вой, кому уда­лось раз­га­дать тай­ну аме­ри­кан­ско­го пара­док­са. Шести­де­ся­ти­лет­ний Жерар Айо, сам немно­го тол­стень­кий, с гла­за­ми, искря­щи­ми­ся от ума и любо­пыт­ства, оттолк­нул­ся от очень про­сто­го наблю­де­ния. В тот момент, когда все отно­си­ли эпи­де­мию ожи­ре­ния на счёт «непра­виль­но­го пита­ния» и отсут­ствия физи­че­ских упраж­не­ний, он под­ме­тил стран­ность в этом умо­за­клю­че­нии: в США мас­са жир­ных тка­ней у детей в воз­расте менее одно­го года удво­и­лась за пери­од меж­ду 1970 и 1990 гг.. В увле­ка­тель­ной кни­ге, кото­рая рас­ска­зы­ва­ет об уди­ви­тель­ном раз­ви­тии их откры­тий, Пьер Вей — одно­вре­мен­но и био­хи­мик и агро­ном, и член груп­пы иссле­до­ва­те­лей — при­во­дит заме­ча­ние сво­е­го дру­га Айо: «В воз­расте от 6 до 11 меся­цев невоз­мож­но вме­нять в вину Мак­До­нальдс, пере­ку­сы­ва­ние, теле­ви­зор и нехват­ку физи­че­ской активности!»

Нет, мла­ден­цы не пере­корм­ле­ны. Им все­гда дают одно и то же коли­че­ство моло­ка, мате­рин­ско­го или со свой­ства­ми мате­рин­ско­го. Жерар Айо и его кол­ле­га Филипп Гёне смог­ли пока­зать, что ответ­ствен­ным за ожи­ре­ние мла­ден­цев явля­ет­ся изме­не­ние при­ро­ды моло­ка, начи­ная с 1950 г.. Это нару­ше­ние балан­са в моло­ке дей­ству­ет одно­вре­мен­но и на жиро­вые клет­ки и на рако­вые клет­ки. Вот, как это происходит.

Неправильное питание коров и кур

В при­род­ном цик­ле коро­вы телят­ся вес­ной, когда тра­вы туч­ные, и при­но­сят моло­ко в тече­ние несколь­ких меся­цев, до кон­ца лета. Весен­няя тра­ва явля­ет­ся исклю­чи­тель­но бога­тым источ­ни­ком жир­ной кис­ло­ты омега‑3, кото­рая поэто­му кон­цен­три­ру­ет­ся в моло­ке коров, раз­во­ди­мых на паст­би­щах, и, сле­до­ва­тель­но, во всех молоч­ных про­дук­тах ‑сли­воч­ное мас­ло, сме­та­на, йогурт, сыр. Омега‑3 из тра­вы нахо­дит­ся так­же в мясе быков, кото­рые ею пита­ют­ся, и в яйцах кур, раз­во­ди­мых в сво­бод­ном содер­жа­нии и вскарм­ли­ва­е­мых фура­жом [на базе сена] (в боль­шей сте­пе­ни, чем зерном).

Начи­ная с 1950‑х гг., спрос на молоч­ные про­дук­ты и на говя­ди­ну настоль­ко уве­ли­чил­ся, что ско­то­во­ды вынуж­де­ны обхо­дить огра­ни­че­ния при­род­но­го цик­ла про­из­вод­ства моло­ка и умень­шить пло­щадь тра­вя­ных выго­нов, необ­хо­ди­мых для про­кор­ма быков до веса в 750 кг. Паст­би­ща были забро­ше­ны в поль­зу выкарм­ли­ва­ния в стой­лах. Куку­ру­за, соя и пше­ни­ца, кото­рые состав­ля­ют теперь осно­ву пита­ния ско­та, прак­ти­че­ски не содер­жат омега‑3. Напро­тив, они очень бога­ты омегой‑6. Эти жир­ные кис­ло­ты омега‑3 и омега‑6 назы­ва­ют­ся неза­ме­ни­мы­ми, пото­му что чело­ве­че­ское тело не может их про­из­ве­сти; как след­ствие, коли­че­ство омега‑3 и 6 в нашем теле напря­мую выте­ка­ет из их коли­че­ства, при­сут­ству­ю­ще­го в нашем пита­нии. А эти коли­че­ства в свою оче­редь зави­сят от того, что съе­да­ют коро­вы или куры, от кото­рых мы полу­ча­ем наше пита­ние. Если они едят тра­ву, то мясо, моло­ко и яйца, кото­рые они нам пред­ла­га­ют, вполне сба­лан­си­ро­ва­ны в части омега‑3 и омега‑6 (рав­но­ве­сие, близ­кое к 1/1). Если же они едят куку­ру­зу и сою, дис­ба­ланс в нашем орга­низ­ме дости­га­ет нынеш­них соот­но­ше­ний, а имен­но 1/15 или даже 1/40 у неко­то­рых сре­ди нас.

Диа­грам­ма 5 — Омега‑3 и омега‑6 в моло­ке коров, раз­во­ди­мых на паст­би­щах (сле­ва) или выкарм­ли­ва­е­мых куку­ру­зой и соей (спра­ва).

По вер­ти­ка­ли: Коли­че­ство липи­дов (мг/г)

По гори­зон­та­ли: Доля тра­вя­ных выго­нов в режи­ме пита­ния животных

Сле­ва напра­во: пол­но­стью тра­вя­ной выгон; 2/3 тра­вя­но­го выго­на; 1/3 тра­вя­но­го выгона

Омега‑3 и омега‑6, при­сут­ству­ю­щие в нашем теле, посто­ян­но сорев­ну­ют­ся меж­ду собой за кон­троль над нашей био­ло­ги­ей. Жир­ная кис­ло­та Омега‑6 облег­ча­ет накоп­ле­ние жиров, оце­пе­не­лость кле­ток, свёр­ты­ва­ние кро­ви и вос­па­ли­тель­ные реак­ции на внеш­нюю агрес­сию. Сле­до­ва­тель­но, она сти­му­ли­ру­ет про­из­вод­ство жиро­вых кле­ток с само­го рож­де­ния. Омега‑3, напро­тив, участ­ву­ет в фор­ми­ро­ва­нии нерв­ной систе­мы, дела­ет клет­ки более пла­стич­ны­ми и успо­ка­и­ва­ет вос­па­ли­тель­ные реак­ции. Она так­же огра­ни­чи­ва­ет про­из­вод­ство жиро­вых кле­ток. Физио­ло­ги­че­ское рав­но­ве­сие стро­го зави­сит от рав­но­ве­сия меж­ду омега‑3 и омега‑6. А имен­но это соот­но­ше­ние наи­бо­лее силь­но изме­ни­лось в нашем пита­нии за послед­ние пять­де­сят лет.

Диа­грам­ма 6 — Сорев­но­ва­ние в нашем орга­низ­ме меж­ду жир­ны­ми кис­ло­та­ми омега‑3 и омега‑6. Дис­ба­ланс в нашем пита­нии в поль­зу жир­ных кис­лот омега‑6 уси­ли­ва­ет вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы, свёр­ты­ва­е­мость кро­ви и рост жиро­вых и рако­вых клеток.

Свер­ху вниз:

Сле­ва:      Рас­ти­тель­ные мас­ла (куку­ру­за, под­сол­неч­ник, и т.д.),

Гид­ри­ро­ван­ные масла;

Мясо, молоч­ные про­дук­ты, яйца не био­ло­ги­че­ски-чисто­го производства.

Жир­ные кис­ло­ты омега‑6

Вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы, свёр­ты­ва­ние кро­ви, сти­му­ли­ро­ва­ние роста клеток

Спра­ва:    Зелё­ные ово­щи, семе­на льна

Мас­ло из семе­чек льна, грец­ко­го оре­ха Рыба

Мясо, молоч­ные про­дук­ты, яйца био или с лого­ти­пом «бело-голу­бое серд­це» Жир­ные кис­ло­ты омега‑3

Кон­троль вос­па­ли­тель­ных про­цес­сов, «раз­жи­же­ние» кро­ви, кон­троль роста клеток

Но суще­ству­ют не толь­ко быки. Пита­ние кур так­же пол­но­стью изме­ни­лось, и яйца — пре­вос­ход­ный «есте­ствен­ный» про­дукт — совер­шен­но не содер­жат боль­ше тех же самых неза­ме­ня­е­мых жир­ных кис­лот, что было пять­де­сят лет назад. Док­тор Арте­мис Симо­пу­лос явля­ет­ся круп­ной аме­ри­кан­ской спе­ци­а­лист­кой по пита­нию гре­че­ско­го про­ис­хож­де­ния, кото­рая руко­во­ди­ла иссле­до­ва­тель­ским под­раз­де­ле­ни­ем по пита­нию в аме­ри­кан­ском Наци­о­наль­ном Инсти­ту­те Здра­во­охра­не­ния. Она опуб­ли­ко­ва­ла в New England Journal of Medicine любо­пыт­ное иссле­до­ва­ние:    яйца, сне­сён­ные кура­ми, вскорм­лен­ны­ми куку­руз­ным зер­ном (почти повсе­мест­ным сего­дня), содер­жат в 20 раз боль­ше омега‑6, чем омега‑3. В то вре­мя, как эти кис­ло­ты нахо­дят­ся в почти рав­ных коли­че­ствах на фер­ме в Гре­ции, где она выросла.

Диа­грам­ма 7 — Ухуд­ше­ние соот­но­ше­ния омега‑6/омега‑3 в про­до­воль­ствен­ной цепоч­ке меж­ду 1960 и 2000

По вер­ти­ка­ли: соот­но­ше­ние омега‑6/омега‑3

По гори­зон­та­ли: Сли­воч­ное мас­ло, Сви­ни­на, Говя­ди­на, Яйца

Парал­лель­но с рас­строй­ством их режи­ма пита­ния ско­ти­ну, для того что­бы уско­рить набор веса, порой кор­мят таки­ми гор­мо­на­ми, как эст­ра­диол и зера­нол (действу­ю­щее евро­пей­ское зако­но­да­тель­ство запре­ща­ет их исполь­зо­ва­ние в стра­нах Евро­пей­ско­го Сооб­ще­ства, но име­ет­ся угро­за его отме­ны). Эти гор­мо­ны накап­ли­ва­ют­ся в жир­ных тка­нях и выде­ля­ют­ся в моло­ко. Недав­но в США был раз­ра­бо­тан новый син­те­ти­че­ский гор­мон для сти­му­ли­ро­ва­ния про­из­вод­ства моло­ка — rBGH (рекомбинантный/перестроенный коро­вий гор­мон роста, так­же назы­ва­е­мый BST). Он дей­ству­ет на молоч­ные желе­зы коро­вы и поз­во­ля­ет зна­чи­тель­ным обра­зом уве­ли­чить про­из­вод­ство моло­ка. rBGH пока ещё запре­щён в Евро­пе и в Кана­де, но под защи­той меж­ду­на­род­ных тор­го­вых согла­ше­ний этот гор­мон может появить­ся в наших тарел­ках через импорт про­дук­тов, про­из­ве­дён­ных из аме­ри­кан­ско­го моло­ка. Вли­я­ние rBGH на чело­ве­ка пока неиз­вест­но, но извест­но, что он спо­соб­ству­ет выра­бот­ке ИФР у коров, что этот ИФР ока­зы­ва­ет­ся в моло­ке и что он не раз­ру­ша­ет­ся при пасте­ри­за­ции. ИФР явля­ет­ся важ­ным фак­то­ром сти­му­ли­ро­ва­ния жиро­вых кле­ток. Как мы виде­ли, это так­же уско­ри­тель роста рако­вых опухолей.

Фигу­ра 8 — rBGH — гор­мон, вво­ди­мый молоч­ным коро­вам в США, для сти­му­ли­ро­ва­ния про­из­вод­ства моло­ка. Его нахо­дят в обыч­ном потре­би­тель­ском моло­ке (не био­ло­ги­че­ски чистом), и име­ет­ся риск, что он спо­соб­ству­ет росту рако­вых кле­ток у человека.

Нако­нец, пере­ход от корм­ле­ния тра­ва­ми к ком­би­на­ции соя/кукуруза име­ет ещё одно неудоб­ство. Одним их наи­бо­лее ред­ким пита­тель­ным ком­по­нен­том живот­но­го про­ис­хож­де­ния, кото­рый, воз­мож­но, эффек­ти­вен про­тив рака, явля­ет­ся жир­ная кис­ло­та, назы­ва­е­мая CLA (сопря­жён­ная лино­ле­вая кис­ло­та). Груп­па про­фес­со­ра Филип­па Буню, онко­ло­га и иссле­до­ва­те­ля INRA (Наци­о­наль­ный фран­цуз­ский инсти­тут агро­но­ми­че­ских иссле­до­ва­ний, Фран­ция) в Туре, был сре­ди пер­вых, кто выявил роль CLA в борь­бе про­тив роста рако­вых кле­ток. CLA в осо­бен­но­сти при­сут­ству­ет в сырах, но толь­ко, если они про­ис­хо­дят от живот­ных, вскарм­ли­ва­е­мых тра­вой. Таким обра­зом, нару­шая режим пита­ния коров, коз и овец, мы устра­ни­ли един­ствен­ный про­ти­во­ра­ко­вый козырь, кото­рый они мог­ли бы нам предложить.

Диа­грам­ма 9 — кон­цен­тра­ция жир­ной кис­ло­ты CLA (кото­рая мог­ла бы содей­ство­вать огра­ни­че­нию про­грес­си­ро­ва­ния рака) в сырах, полу­чен­ных от коров, вскарм­ли­ва­е­мых кукурузой/соей, и от коров, вскарм­ли­ва­е­мых травой.

По вер­ти­ка­ли: Уро­вень CLA (мгр)

По гори­зон­та­ли: Сыр от коров, вскарм­ли­ва­е­мых кукурузой/соей.

Сыр от коров, вскарм­ли­ва­е­мых на пастбищах.

Наверх»>

Маргарин — намного опаснее сливочного масла

Послед­ним фак­то­ром, кото­рый изме­нил — в худ­шую сто­ро­ну — наше пита­ние, начи­ная с 1960‑х гг., ста­ло появ­ле­ние мар­га­ри­на и «гид­ри­ро­ван­ных» или «частич­но гид­ри­ро­ван­ных» жиров. В 1950‑х гг., обна­ру­жив связь меж­ду живот­ны­ми жира­ми и сер­деч­но-сосу­ди­сты­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, мно­го­чис­лен­ные спе­ци­а­ли­сты по пита­нию и про­до­воль­ствен­ная про­мыш­лен­ность исполь­зо­ва­ли силу убеж­де­ния, что­бы побу­дить к замене мас­ла про­мыш­лен­ным «рас­ти­тель­ным» мар­га­ри­ном. Но при этом упу­сти­ли из вида, что эти мар­га­ри­ны изго­тав­ли­ва­ют­ся на базе мас­ла под­сол­неч­ни­ка (омега‑6 в 70 раз боль­ше, чем омега‑3), сои (в 7 раз боль­ше) или рап­са (наи­ме­нее раз­ба­лан­си­ро­ван­но­го, все­го толь­ко в 3 раза боль­ше, чем омега‑3 ). Если эта заме­на по фак­ту спо­соб­ство­ва­ла умень­ше­нию обще­го уров­ня холе­сте­ри­на, она в то же самое вре­мя спро­во­ци­ро­ва­ла рез­кий подъ­ём пато­ло­гий вос­па­ли­тель­но­го харак­те­ра и даже, в неко­то­рых стра­нах, инфарк­тов! В Изра­и­ле, напри­мер, рели­ги­оз­ные пред­пи­са­ния запре­ща­ют есть в тече­ние одно­го при­ё­ма пищи мясо и молоч­ные про­дук­ты. Поэто­му сли­воч­ное мас­ло почти не исполь­зу­ет­ся, и кух­ня в изоби­лии при­бе­га­ет к рас­ти­тель­ным мар­га­ри­нам, очень бога­тым на омега‑6, и к мас­лам сои или под­сол­неч­ни­ка, кото­рые намно­го дешев­ле, чем олив­ко­вое мас­ло. Это име­ло след­стви­ем «изра­иль­ский пара­докс» — отли­ча­ю­щий­ся «от аме­ри­кан­ско­го пара­док­са» — кото­рый харак­те­ри­зу­ет­ся одним из наи­бо­лее низ­ким в запад­ных стра­нах уров­нем холе­сте­ри­на, свя­зан­ным с одним из самых высо­ких уров­ней инфарк­та мио­кар­да и ожирением.

В Иеру­са­ли­ме про­фес­сор Элиот Бери обна­ру­жил связь меж­ду сер­деч­но­со­су­ди­сты­ми забо­ле­ва­ни­я­ми и ожи­ре­ни­ем, с одной сто­ро­ны, и с содер­жа­ни­ем в орга­низ­ме изра­иль­тян омега‑6, с дру­гой. Когда Пьер Вейлль нанёс ему визит, что­бы изу­чать с ним свя­зи меж­ду пита­ни­ем и здо­ро­вьем, Элиот Бери, прак­ти­ку­ю­щий еврей, нося­щий кипу, заявил ему не без юмо­ра: «Зна­е­те, я ни во что осо­бо не верю, кро­ме Бога и важ­но­сти соот­но­ше­ния омега‑6/омега‑3!»

Промышленные продукты питания: гидрированные жиры

Парал­лель­но с наше­стви­ем мар­га­ри­нов мы так­же не в мень­шей сте­пе­ни дали себя соблаз­нить про­мыш­лен­ны­ми про­дук­та­ми пита­ния, таки­ми как биск­ви­ты, при­го­тов­лен­ные тор­ты, запе­кан­ки, чип­сы, кото­рые содер­жат «рас­ти­тель­ные мас­ла гид­ро­ген­ные» или «частич­но гид­ро­ген­ные». При этом мас­ла с омега‑6 (из сои, ино­гда из паль­мы или рап­са) были моди­фи­ци­ро­ва­ны для того, что­бы стать твёр­ды­ми при окру­жа­ю­щей тем­пе­ра­ту­ре (в то вре­мя, как эти мас­ла обыч­но явля­ют­ся жид­ки­ми, даже в холо­диль­ни­ке). Эта моди­фи­ка­ция дела­ет эти мас­ла одно­вре­мен­но менее удо­бо­ва­ри­мы­ми и ещё более вос­па­ли­тель­ны­ми, чем омега‑6 в есте­ствен­ном состо­я­нии. Но эти мас­ла, име­ю­щие то прак­ти­че­ское пре­иму­ще­ство, что они не име­ют про­горк­ло­го вку­са, исполь­зу­ют­ся почти во всех про­мыш­лен­ных про­дук­тах, пред­на­зна­чен­ных оста­вать­ся дол­го на пол­ках мага­зи­нов, не пор­тясь. Имен­но по этим при­чи­нам, чисто про­мыш­лен­ным и эко­но­ми­че­ским, эти пагуб­ные мас­ла ста­ли необ­хо­ди­мы­ми. До Вто­рой Миро­вой Вой­ны они не суще­ство­ва­ли, но их про­из­вод­ство и потреб­ле­ние исклю­чи­тель­но рез­ко воз­рос­ло, начи­ная с 1940 г..

Диа­грам­ма 10 — Уве­ли­че­ние про­из­вод­ства рас­ти­тель­ных масел с омега‑6 для чело­ве­че­ско­го потреб­ле­ния в тече­ние ХХ-го века.

По вер­ти­ка­ли: Про­из­вод­ство рас­ти­тель­ных масел с омега‑6 для чело­ве­че­ско­го потреб­ле­ния (кг на чело­ве­ка в год)

По гори­зон­та­ли: годы

Доста­точ­но про­чи­тать любую эти­кет­ку, что­бы заме­тить, что они повсе­мест­ны. В сво­ей кни­ге, посвя­щён­ной транс­фор­ма­ции пита­ния во Фран­ции, Пьер Вейль при­во­дит при­мер гото­во­го блю­да, куп­лен­но­го в магазине:

«А лота­ринг­ская запе­кан­ка? 267 кило­ка­ло­рий на 100 грамм, 500 на пор­цию, это начи­на­ет ска­зы­вать­ся: более чет­вер­ти суточ­ной потреб­но­сти толь­ко в одной пор­ции одно­го блю­да в одном при­ё­ме пищи, в кото­рой 16 % жиров, 9 % про­те­и­нов и 22 % угле­во­дов.» За этим сле­ду­ет длин­ный пере­чень ингре­ди­ен­тов, в кото­ром ука­зы­ва­ют­ся, рядом с «рас­ти­тель­ным мар­га­ри­ном (из мас­ла паль­мы и рап­са, частич­но гид­ри­ро­ван­ных)», куча эле­мен­тов, обра­зу­ю­щих эмуль­сию, кор­рек­то­ров кис­лот­но­сти, веществ по обра­бот­ке муки, кон­сер­ва­то­ров, ста­би­ли­за­то­ров и сгустителей.

Эта пор­ция запе­кан­ки не толь­ко очень кало­рий­на, но она ещё и в три раза жир­нее, чем клас­си­че­ский стейк, с наи­бо­лее пло­хи­ми для здо­ро­вья жира­ми. Гид­ри­ро­ван­ные рас­ти­тель­ные мас­ла теперь запре­ще­ны в ресто­ра­нах Нью-Йор­ка и Фила­дель­фии (с лета 2007 г.) и во всей пище­вой про­мыш­лен­но­сти в Дании.

Я сум­ми­ро­вал все эти наблю­де­ния. Вот впе­чат­ля­ю­щий гра­фик, кото­рый их это­го полу­чил­ся (диа­грам­ма 11). Он пока­зы­ва­ет одно­вре­мен­ную про­грес­сию мас­сив­но­го потреб­ле­ния рас­ти­тель­ных жиров с омега‑6, кото­рое нару­ша­ет рав­но­ве­сие нашей физио­ло­гии, ожи­ре­ния и свя­зан­но­го скры­то­го вос­па­ли­тель­но­го син­дро­ма6  (кото­рый теперь назы­ва­ют «син­дро­мом обме­на веществ», свя­зан­ным с силь­ным уве­ли­че­ни­ем мар­кё­ров вос­па­ли­тель­ных про­цес­сов, как С‑реактивный белок) и рака.

Диа­грам­ма 11 — Одно­вре­мён­ная эво­лю­ция доли в пита­нии рас­ти­тель­ных масел с омега‑6, про­грес­сии излиш­не­го веса и бес­симп­том­но­го вос­па­ли­тель­но­го син­дро­ма («син­дро­ма обме­на веществ») и уве­ли­че­ния чис­ла забо­ле­ва­ний раком гру­ди в США меж­ду 1960 и 2000 гг. (дан­ные при­ве­де­ны к одной шкале).

По вер­ти­ка­ли:    Рас­ти­тель­ные мас­ла с омега‑6

Излиш­ний вес/воспалительные про­цес­сы Рак груди

По гори­зон­та­ли: Годы

Парал­ле­лизм этих изме­не­ний явля­ет­ся не дока­за­тель­ством, а толь­ко «кор­ре­ля­ци­ей». Но, так как теперь уста­нов­ле­но, что изли­шек омега‑6 в пита­нии спо­соб­ству­ет одно­вре­мен­но раз­ви­тию жиро­вых кле­ток и вос­па­ли­тель­ных про­цес­сов, бла­го­при­ят­ству­ю­щим раз­ви­тию рака, то те, кто хочет дать себе мак­си­мум шан­сов перед лицом этой болез­ни, долж­ны уде­лить этой ассо­ци­а­ции самое боль­шое внимание.

Вот и скры­тый смысл этой исто­рии, вто­рой ключ (после сверх­по­треб­ле­ния саха­ра) к этой загад­ке совре­мен­ной эпи­де­мио­ло­гии, кото­рую состав­ля­ет парал­лель­ное рез­кое уве­ли­че­ние забо­ле­ва­ний раком и ожи­ре­ния. Рас­смот­ре­ние заре­ги­стри­ро­ван­ных изме­не­ний наше­го пита­ния за про­шед­шую поло­ви­ну века поз­во­ля­ет нам назвать винов­но­го: речь идёт о поте­ре рав­но­ве­сия меж­ду неза­ме­ни­мы­ми жир­ны­ми кис­ло­та­ми и о безум­ном сверх­по­треб­ле­нии омега‑6, кото­рая к это­му при­во­дит. Как раз эта поте­ря рав­но­ве­сия свя­за­на с при­сут­стви­ем неко­то­рых видов рака, как это так­же пока­за­ла коман­да про­фес­со­ра Буню в Туре.

Наверх»>

Решение простое и гастрономическое

Усло­вия выра­щи­ва­ния живот­ных, кото­ры­ми мы пита­ем­ся, тре­вож­ны для наше­го здо­ро­вья — не гово­ря о здо­ро­вье самих живот­ных, кото­рые, без сомне­ния, стра­да­ют боль­ше, чем мы. Тем не менее, коман­де иссле­до­ва­те­лей Жера­ра Айо уда­лось потря­са­ю­щее дока­за­тель­ство: мож­но воз­дей­ство­вать напря­мую на уро­вень омега‑6 и омега‑3 в чело­ве­че­ском орга­низ­ме, не меняя наше­го режи­ма пита­ния, а вскарм­ли­вая немно­го по-дру­го­му. живот­ных, от кото­рых полу­ча­ют­ся про­дук­ты. Неболь­шая добав­ка к фура­жу может ока­зать­ся доста­точ­ной для того, что­бы при­ве­сти их пита­ние к рав­но­ве­сию кис­лот, близ­ко­му к тому, что было в прошлом.

Лён, рас­те­ние, куль­ти­ви­ру­е­мое с антич­ных вре­мён, вклю­ча­лось в «гре­че­ский хлеб», кото­рый ели рим­ляне. Ока­зы­ва­ет­ся, что льня­ное семя — един­ствен­ное из рас­ти­тель­но­го мира, кото­рое содер­жит боль­ше омега‑3, чем омега‑6 (в три раза боль­ше). Когда его поеда­ют живот­ные (после соот­вет­ству­ю­щей обра­бот­ки), оно поз­во­ля­ет суще­ствен­но уве­ли­чить уро­вень омега‑3 в мясе, сли­воч­ном мас­ле, сырах или яйцах, даже если добав­ка пред­став­ля­ет все­го 5 % от их корма.

Разо­брав­шись с «аме­ри­кан­ским пара­док­сом», коман­да Жера­ра Айо, Пье­ра Вей­ля и Филип­па Гене уси­ли­лась вра­ча­ми, агро­но­ма­ми, био­ло­га­ми и ста­ти­сти­ка­ми. Они изу­чи­ли две груп­пы оди­на­ко­вых живот­ных (коров, кур, сви­ней одной и той же поро­ды, выра­щен­ных в одних и тех же усло­ви­ях). Первую груп­пу про­сто кор­ми­ли «по-ста­ро­му» ‑добав­ляя к их кор­му 5 % варё­но­го льня­но­го семе­ни, — а вто­рую груп­пу «по-совре­мен­но­му», с обыч­ным раци­о­ном куку­ру­зы, сои и пше­ни­цы. Потом они собра­ли доб­ро­воль­цев, в свою оче­редь, раз­де­лив их на две груп­пы, кото­рым они в тече­ние трёх меся­цев достав­ля­ли на дом «закуп­лен­ные» про­дук­ты. Одна из групп потреб­ля­ла толь­ко живот­ные про­дук­ты, про­ис­хо­див­шие от живот­ных, кото­рым дава­ли лён. Дру­гие полу­ча­ли рав­ные коли­че­ства про­дук­тов, полу­чен­ных от живот­ных той же поро­ды, но выкорм­лен­ные по стан­дарт­но­му режи­му. По исте­че­нии трёх меся­цев всем участ­ни­кам сде­ла­ли ана­лиз кро­ви. Доб­ро­воль­цы из вто­рой груп­пы, кото­рые полу­ча­ли стан­дарт­ные про­дук­ты, име­ли очень нездо­ро­вое соот­но­ше­ние омега‑3/омега‑6, рав­ное тому, что встре­ча­ет­ся во всех иссле­до­ва­ни­ях: 1/15. Напро­тив, те из пер­вой груп­пы, кто питал­ся «по-ста­ро­му», име­ли соот­но­ше­ние омега‑3/омега‑6 в три раза более бла­го­при­ят­ное! Через три меся­ца состав жиров в кро­ви этих доб­ро­воль­цев стал совер­шен­но срав­ни­мым с соста­вом жиров у зна­ме­ни­тых Кри­тян, сре­ди­зем­ное пита­ние кото­рых пода­ёт­ся во всех иссле­до­ва­ни­ях по пита­нию, как при­мер. И, что ниче­го не испор­тит чре­во­угод­ни­кам, этот резуль­тат был полу­чен без эко­но­мии на коли­че­стве съе­ден­ных живот­ных продуктов.

Когда через два года это иссле­до­ва­ние было повто­ре­но на паци­ен­тах, стра­да­ю­щих диа­бе­том и излиш­ним весом, иссле­до­ва­те­лей ожи­дал дру­гой сюр­приз: паци­ен­ты, кото­рых кор­ми­ли по-ста­ро­му, поте­ря­ли вес (в сред­нем, 1,3 кг) в то вре­мя, как они ели ров­но столь­ко же живот­ных про­дук­тов, как и те, кого кор­ми­ли стан­дарт­ным образом!

Урок прост: когда мы щадим потреб­но­сти и физио­ло­гию живот­ных, кото­рых мы вскарм­ли­ва­ем, наш соб­ствен­ный орга­низм выиг­ры­ва­ет в рав­но­ве­сии. И самое уди­ви­тель­ное, что наш орга­низм сра­зу дога­ды­ва­ет­ся об этом. Иссле­до­ва­те­ли зака­за­ли неза­ви­си­мой лабо­ра­то­рии вку­со­вые тесты «всле­пую»: пять­де­сят доб­ро­воль­цев, изо­ли­ро­ван­ные каж­дый в отдель­ной кабине, про­бу­ют мясо, сыры или сли­воч­ное мас­ло, име­ю­щие рав­но­ве­сие по омега‑3 и омега‑6 бла­го­да­ря пита­нию живот­ных. Они срав­ни­ва­ют их со стан­дарт­ны­ми про­дук­та­ми, про­да­ва­е­мы­ми обыч­но в мага­зи­нах, не зная, конеч­но, их про­ис­хож­де­ния. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство дегу­ста­то­ров пред­по­чи­та­ют, не зная поче­му, про­дук­ты про­ис­хож­де­ни­ем от живот­ных, кото­рых кор­ми­ли пра­виль­но. Всё про­ис­хо­дит так, как буд­то наши клет­ки уме­ют опо­знать то, что хоро­шо для них, и пыта­ют­ся дать нам знать это через пред­по­чте­ния сосоч­ков наше­го языка.

С 2000 г. эта коман­да иссле­до­ва­те­лей внед­ри­ла сер­ти­фи­кат, кото­рый поз­во­ля­ет потре­би­те­лям опре­де­лять про­дук­ты, про­ис­шед­шие из это­го льня­но­го кана­ла. Во Фран­ции речь идёт о про­дук­тах « bleu-blanc-coeur (бело-голу­бое серд­це)», кото­рые в каче­стве лого­ти­па име­ют голу­бой цве­ток льна. Они уже про­да­ют­ся во мно­гих тор­го­вых сетях, таких как « Monoprix » или « Carrefour ». Все мест­ные бака­лей­ные мага­зи­ны, — как, напри­мер, в моём квар­та­ле, когда я им пред­ло­жил это — могут сде­лать выбор и про­да­вать эти про­дук­ты7.

________

7

Поль­зу­юсь слу­ча­ем, что­бы побла­го­да­рить Эйет и «госп. Аль­бе­ра» из мага­зи­на « Shopi » в Нёйи, кото­рые любез­но пере­но­сят мои рас­спро­сы, каса­ю­щи­е­ся их снаб­же­ния. Я был очень тро­нут в тот день, когда Эйет пока­за­ла мне, страш­но гор­дая, отдел «био», кото­рый она созда­ла сре­ди сво­их фрук­тов и овощей!

ВНИМАНИЕ: Для того, что­бы мясо и яйца были бога­ты­ми омегой‑3, недо­ста­точ­но, что­бы они были «био». Нуж­но, что­бы живот­ных вскарм­ли­ва­ли на паст­би­щах или льня­ным семе­нем. Тре­буй­те лого­ти­пы, кото­рые гаран­ти­ру­ют содер­жа­ние омега‑3 (напри­мер, бело-голу­бое серд­це), вскарм­ли­ва­ние на паст­би­щах (напри­мер, Label Rouge / Крас­ный лого­тип) за исклю­че­ни­ем яиц, для кото­рых этот лого­тип недо­ста­то­чен) или кото­рые уточ­ня­ют харак­тер пита­ния живот­ных (напри­мер, «добав­ка фура­жа к днев­но­му раци­о­ну» или «богат в омега‑3).

^ 2/3 потреб­ля­е­мых сель­ско­хо­зяй­ствен­ных кало­рий пла­не­ты про­из­во­дят­ся сего­дня толь­ко из четы­рёх куль­тур, из кото­рых куку­ру­за и соя явля­ют­ся основ­ны­ми (дву­мя дру­ги­ми явля­ют­ся пше­ни­ца и рис).

Наверх»>

Удалить яды из продуктов питания

Док­тор Анни Сас­ко воз­вра­ща­ет­ся к кар­то­гра­фии рако­вых забо­ле­ва­ний в мире, под­го­тов­лен­ную ВОЗ: «После всех этих лет рабо­ты, — гово­рит она мне — у нас по-преж­не­му нет абсо­лют­ной уве­рен­но­сти. Но погля­ди на чрез­вы­чай­но любо­пыт­ный слу­чай с Бра­зи­ли­ей, где уро­вень раз­ви­тия ещё низок, но уро­вень рака гру­ди соот­вет­ству­ет уров­ню наи­бо­лее про­мыш­лен­но-раз­ви­тых стран. Мно­гие из нас зада­ют себе вопрос, не обя­зан ли этот фено­мен очень высо­ко­му уров­ню потреб­ле­нию мяса — почти три раза в день — и мас­сив­но­му при­ме­не­нию, до само­го послед­не­го вре­ме­ни, гор­мо­нов вся­ких видов для уско­ре­ния роста раз­во­ди­мых животных.»

Дей­стви­тель­но, во всех стра­нах про­сле­жи­ва­ет­ся пря­мая связь меж­ду часто­той рако­вых забо­ле­ва­ний и потреб­ле­ни­ем мяса, кол­бас­ных изде­лий и молоч­ных про­дук­тов. Напро­тив, чем более пита­ние в какой-то стране бога­то ово­ща­ми и бобо­вы­ми (горох, фасоль, чече­ви­ца и т.д.), тем реже встре­ча­ет­ся рак.

Даже если они не уста­нав­ли­ва­ют это кате­го­рич­ным обра­зом, иссле­до­ва­ния на живот­ных и их сопо­став­ле­ние с людь­ми под­ска­зы­ва­ют, что, нару­шив рав­но­ве­сие наше­го пита­ния, мы созда­ли в сво­ей физио­ло­гии опти­маль­ные усло­вия для раз­ви­тия рака. Если оно обу­слов­ле­но в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ядо­ви­ты­ми веще­ства­ми, при­вне­сён­ны­ми окру­жа­ю­щей сре­дой, то необ­хо­ди­мо начать с уда­ле­ния ядов из того, что мы едим.

Диа­грам­ма 12 — Часто­та забо­ле­ва­ний раком гру­ди и про­ста­ты зна­чи­тель­но ниже в стра­нах, где едят мень­ше живот­ных про­дук­тов и боль­ше ово­щей и бобо­вых. Све­де­ния взя­ты из базы дан­ных МАИР (Меж­ду­на­род­ное агент­ство по изу­че­нию рака ВОЗ при ООН), (пока­зы­ва­ю­щих часто­ту забо­ле­ва­ний раком в одном и том же воз­расте) и из пуб­ли­ка­ции Фрас­сет­то, кали­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та в Сан-Фран­цис­ко, кото­рая опре­де­ля­ет потреб­ле­ние живот­ных и рас­ти­тель­ных бел­ков в каж­дой стране.

По вер­ти­ка­ли:    Рак гру­ди (слу­ча­ев на 100.000 человек)

Рак про­ста­ты (слу­ча­ев на 100.000 человек)

По гори­зон­та­ли: Живот­ные Про­те­и­ны Рас­ти­тель­ные Свер­ху вниз: США, Фран­ция, Израиль

Ита­лия, Юго­сла­вия, Испа­ния Корея, Ниге­рия Новая Гви­нея, Таи­ланд, Китай США

Новая Зелан­дия Фин­лян­дия Фран­ция Чили

Крит, Юго­сла­вия, Ниге­рия Япо­ния, Таи­ланд, Корея, Китай

Перед этой сово­куп­но­стью ука­за­те­лей, исклю­чи­тель­но сов­па­да­ю­щих, вот очень про­стые реко­мен­да­ции, как замед­лить раз­ви­тие рака:

1. ешь­те немно­го рафи­ни­ро­ван­но­го саха­ра и немно­го белой муки; заме­ни­те их сиро­пом ага­вы для под­сла­ще­ния и мукой или хле­бом из несколь­ких зер­но­вых и на клас­си­че­ских дрожжах;

2. избе­гай­те любых гид­ри­ро­ван­ных рас­ти­тель­ных жиров (кото­рые так­же нахо­дят­ся в кон­ди­тер­ских изде­ли­ях из вен­ско­го теста, если они не изго­тов­ле­ны на «чистом сли­воч­ном мас­ле») и любых живот­ных жиров, неурав­но­ве­шен­ных по омега‑6. Олив­ко­вое мас­ло явля­ет­ся пре­крас­ным рас­ти­тель­ным жиром, кото­рый не спо­соб­ству­ет вос­па­ли­тель­ным про­цес­сам. Сли­воч­ное мас­ло (но не мар­га­рин) и сыры, урав­но­ве­шен­ные по омега‑3, похо­же, так­же не спо­соб­ству­ют это­му. Мас­ло и сыры тако­го типа нахо­дят­ся в про­дук­тах, изго­тов­лен­ных на био­ло­ги­че­ски чистых сель­ско­хо­зяй­ствен­ных пред­при­я­ти­ях (при усло­вии, что живот­ные выкарм­ли­ва­ют­ся на паст­би­щах) или в про­дук­тах льня­но­го кана­ла (бело-голу­бое серд­це). Нуж­но, сле­до­ва­тель­но, отда­вать при­о­ри­тет этим жирам для того, что­бы помочь сво­е­му телу бороть­ся про­тив болез­ни*. Делая этот выбор, мы спо­соб­ству­ем так­же тому, что­бы воз­ро­дить намно­го более полез­ное пита­ние живот­ных, кото­рые явля­ют­ся частью нашей цепоч­ки пита­ния, и что­бы умень­шить нашу зави­си­мость от куку­руз­ных и сое­вых полей, необ­хо­ди­мых для пита­ния ско­та. Куку­ру­за и соя явля­ют­ся круп­ней­ши­ми потре­би­те­ля­ми хими­че­ских удоб­ре­ний, пести­ци­дов и воды^. Нако­нец, для того, что­бы уда­ле­ние ядов было пол­ным, оста­ёт­ся научить­ся защи­щать­ся от дру­го­го отрав­ля­ю­ще­го фено­ме­на, кото­рый сопро­вож­да­ет рас­про­стра­не­ние рака на Запа­де после Вто­рой Миро­вой Вой­ны: накап­ли­ва­ние хими­че­ских кан­це­ро­ген­ных про­дук­тов в нашей бли­жай­шей окру­жа­ю­щей среде.

Наверх»>

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ Нельзя жить в добром здравии на больной планете

Белый мед­ведь живёт вда­ли от вся­кой циви­ли­за­ции. Огром­ные про­стран­ства сне­га и льда, в кото­рых он нуж­да­ет­ся для выжи­ва­ния, не годят­ся ни для город­ской застрой­ки, ни для про­мыш­лен­ной дея­тель­но­сти. И, тем не менее, из всех живот­ных мира белый мед­ведь боль­ше всех зара­жён ядо­ви­ты­ми хими­че­ски­ми про­дук­та­ми до такой сте­пе­ни, что его иммун­ная систе­ма и его спо­соб­ность к вос­про­из­вод­ству нахо­дят­ся под угро­зой. Это огром­ное мле­ко­пи­та­ю­ще­е­ся пита­ет­ся тюле­ня­ми и круп­ны­ми рыба­ми, кото­рые, в свою оче­редь, пита­ют­ся более мел­кой рыбой, а она сама ела ещё более мел­кую рыбу, планк­тон и водоросли.

Загряз­ня­ю­щие веще­ства, кото­рые мы сли­ва­ем в наши малые и круп­ные реки, в кон­це кон­цов, попа­да­ют в море. Мно­гие из них явля­ют­ся «стой­ки­ми», т. е. они не раз­ла­га­ют­ся на эле­мен­ты, кото­рые могут быть усво­е­ны био­мас­сой зем­ли или моря. За несколь­ко лет они обо­ра­чи­ва­ют­ся вокруг зем­ли и, напро­тив, накап­ли­ва­ют­ся на дне оке­а­на. Они накап­ли­ва­ют­ся так­же в орга­низ­мах живот­ных, кото­рые их про­гла­ты­ва­ют (т.е. они «био­ак­ку­му­ли­ру­е­мые»), и име­ют осо­бую сим­па­тию к жирам — их назы­ва­ют «жиро­рас­тво­ри­мы­ми». Поэто­му они нахо­дят­ся в живот­ном жире. Сна­ча­ла в жире мел­ких рыб, потом тех, кото­рые едят мел­ких, потом тех, кото­рые едят круп­ную рыбу. Потом они под­ни­ма­ют­ся выше по цепоч­ке пита­ния, потом коли­че­ство «СОЗВ» (стой­ких орга­ни­че­ских загряз­ня­ю­щих веществ) в жирах уве­ли­чи­ва­ет­ся. Белый мед­ведь нахо­дит­ся на вер­шине цепоч­ки пита­ния, а она насквозь отрав­ле­на. И он неиз­беж­но боль­ше всех пора­жён про­грес­си­ру­ю­щей кон­цен­тра­ци­ей — «био­ак­ку­му­ли­ро­ва­ние» — загряз­ня­ю­щих веществ окру­жа­ю­щей среды.

Суще­ству­ет ещё одно мле­ко­пи­та­ю­ще­е­ся, кото­рое вос­се­да­ет на вер­шине сво­ей цепоч­ки, чья область рас­се­ле­ния к тому же зна­чи­тель­но хуже защи­ще­на, чем у бело­го мед­ве­дя: человек.

Дани­эль Ришар явля­ет­ся пре­зи­ден­том фран­цуз­ско­го отде­ле­ния пер­вой эко­ло­ги­че­ской ассо­ци­а­ции в мире, WWF (Меж­ду­на­род­ный Фонд Защи­ты Дикой При­ро­ды). Дани­эль страст­но любит при­ро­ду. Уже две­на­дцать лет он живёт в Камар­ге, на бере­гу очень защи­щён­но­го при­род­но­го запо­вед­ни­ка. Когда в 2004 г. WWF открыл кам­па­нию — необыч­ную — по изме­ре­нию уров­ня раз­лич­ных хими­че­ских ядо­ви­тых веществ в орга­низ­ме зна­ме­ни­тых людей, он пред­ло­жил себя в каче­стве доб­ро­воль­ца. Оше­лом­лён­ный, он открыл, что носит в сво­ём теле почти поло­ви­ну изме­ря­е­мых ком­по­нен­тов (42 из 109). Почти столь­ко же, сколь­ко белые мед­ве­ди. Чему он это при­пи­сал? «Я — хищ­ник.», отве­тил он. В том же иссле­до­ва­нии были про­те­сти­ро­ва­ны 39 евро­пей­ских депу­та­тов и 14 мини­стров здра­во­охра­не­ния или окру­жа­ю­щей сре­ды в раз­лич­ных евро­пей­ских стра­нах. Все они были носи­те­ля­ми зна­чи­тель­ных доз загряз­ня­ю­щих веществ, ядо­ви­тость кото­рых для чело­ве­ка уста­нов­ле­на. Три­на­дцать хими­че­ских ради­ка­лов (фта­ла­тов и фто­ри­стых ком­по­нен­тов) были систе­ма­ти­че­ски обна­ру­же­ны у всех депу­та­тов. Что каса­ет­ся мини­стров, то они пред­ста­ви­ли сре­ди про­чих 25 сле­дов оди­на­ко­вых хими­че­ских про­дук­тов: 1 замед­ли­тель пла­ме­ни, 2 пести­ци­да и 22 поли­хлор­и­ро­ван­ных бифе­ни­ла. Такое загряз­не­ние орга­низ­ма не пред­на­зна­че­но толь­ко для депу­та­тов или евро­пей­цев: в США иссле­до­ва­те­ли Цен­тра Кон­тро­ля за Забо­ле­ва­ни­я­ми опре­де­ли­ли 148 хими­че­ских ядо­ви­тых веществ в кро­ви и моче аме­ри­кан­цев всех возрастов.

Как и рез­кое уве­ли­че­ние потреб­ле­ния саха­ра и очень быст­рое ухуд­ше­ние соот­но­ше­ния омега‑6/омега‑3, появ­ле­ние этих ядо­ви­тых веществ в нашей окру­жа­ю­щей сре­де — и в нашем теле — явля­ет­ся совер­шен­но новым фено­ме­ном. Он тоже дати­ру­ет­ся Вто­рой Миро­вой Вой­ной. Еже­год­ное про­из­вод­ство син­те­ти­че­ских хими­че­ских веществ уве­ли­чи­лось с 1 мил­ли­о­на тонн в 1930 г. до 200 мил­ли­о­нов тонн сегодня.

Диа­грам­ма 13 — Про­из­вод­ство син­те­ти­че­ских хими­че­ских веществ, в том чис­ле пести­ци­дов, явля­ет­ся новым фено­ме­ном, кото­рый харак­те­ри­зу­ет конец ХХ-го века.

По вер­ти­ка­ли: Син­те­ти­че­ские хими­че­ские про­дук­ты (мил­ли­о­ны тонн)

По гори­зон­та­ли: Годы

Когда эти циф­ры были впер­вые опуб­ли­ко­ва­ны в 1979 г. иссле­до­ва­тель­ни­цей Дев­рой Ли Девис, то это­го моло­до­го и бле­стя­ще­го эпи­де­мио­ло­га, кото­рая гово­ри­ла всё как есть, обо­зва­ли под­стре­ка­тель­ни­цей. Нуж­но ска­зать, что она сме­ло назва­ла свою ста­тью в обо­зре­нии Science : «Рак и про­мыш­лен­ное хими­че­ское про­из­вод­ство». Тема, кото­рую все пред­по­чи­та­ли замал­чи­вать и кото­рая долж­на была поло­жить конец её начи­на­ю­щей­ся карье­ре. Но Девис наста­и­ва­ла. После пуб­ли­ка­ции более 170 ста­тей в после­ду­ю­щие годы, а затем двух сен­са­ци­он­ных книг на эту тему Девис даже ста­ла пер­вой дирек­три­сой Цен­тра онко­ло­гии окру­жа­ю­щей сре­ды, создан­но­го для неё в уни­вер­си­те­те Питтс­бур­га. Сего­дня связь меж­ду раком и окру­жа­ю­щей сре­дой боль­ше не явля­ет­ся пред­ме­том спора.

Меж­ду­на­род­ный иссле­до­ва­тель­ский центр рако­вых забо­ле­ва­ний ВОЗ гото­вит пере­чень кан­це­ро­ген­ных про­дук­тов, при­сут­ству­ю­щих в окру­жа­ю­щей сре­де. За трид­цать лет он про­те­сти­ро­вал 900 (бес­ко­неч­но малая доля из более, чем 100.000 моле­кул, кото­рые про­мыш­лен­ность рас­про­стра­ня­ла мил­ли­о­на­ми тонн в год, начи­ная с 1940 г.). Из этих 900 про­дук­тов, кото­рые были ему пред­став­ле­ны — чаще все­го пра­ви­тель­ствен­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, меди­цин­ски­ми обще­ства­ми или ассо­ци­а­ци­я­ми потре­би­те­лей, кото­рые выска­зы­ва­ли сомне­ния, — един­ствен­ный был при­знан некан­це­ро­ген­ным; 95 были клас­си­фи­ци­ро­ва­ны как «уста­нов­лен­ные кан­це­ро­ге­ны» (что озна­ча­ет, что суще­ству­ет доста­точ­но эпи­де­мио­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний и иссле­до­ва­ний на живот­ных, что­бы уста­но­вить точ­ную при­чин­но-след­ствен­ную связь); 307 явля­ют­ся «воз­мож­ны­ми» или «веро­ят­ны­ми» кан­це­ро­ге­на­ми (иссле­до­ва­ния на живот­ных явля­ют­ся убе­ди­тель­ны­ми, но иссле­до­ва­ния на чело­ве­ке, необ­хо­ди­мые для дока­за­тель­ства их вред­но­сти, не были сде­ла­ны или явля­ют­ся недо­ста­точ­ны­ми); 497 полу­чи­ли эти­кет­ку «неклас­си­фи­ци­ру­е­мые» (что озна­ча­ет не то, что они не явля­ют­ся опас­ны­ми, а то, что их воз­дей­ствие недо­ста­точ­но изу­че­но, часто из-за недо­стат­ка средств).

Во мно­гих слу­ча­ях эти ком­по­нен­ты про­дол­жа­ют широ­ко исполь­зо­вать­ся. Напри­мер, бен­зол, «уста­нов­лен­ный» кан­це­ро­ген, кото­рый нахо­дит­ся в бен­зине, неко­то­рых пласт­мас­сах, смо­лах и кле­ях, неко­то­рых сма­зоч­ных мате­ри­а­лах, крас­ках, мою­щих сред­ствах и пести­ци­дах. Про­мыш­лен­ни­ки защи­ща­ют­ся тем, что уро­вень, воз­дей­ствию кото­ро­го обыч­но под­вер­га­ют­ся потре­би­те­ли, в сто раз ниже ядо­ви­тых доз у живот­ных. Но Санд­ра Штайн­гра­бер, био­лог, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щий­ся на окру­жа­ю­щей сре­де, пока­за­ла, что для того, что­бы отме­сти этот аргу­мент, доста­точ­но быст­ро­го рас­чё­та: в 1995 г. Наци­о­наль­ная Ток­си­ко­ло­ги­че­ская Про­грам­ма смог­ла завер­шить испы­та­ния на живот­ных, каса­ю­щи­е­ся почти 400 хими­че­ских про­дук­тов, или «репре­зен­та­тив­ный» обра­зец 75.000 веществ, при­сут­ство­вав­ших в то вре­мя на рын­ке. Заклю­че­ние иссле­до­ва­те­лей: 5 — 10 % из них могут рас­смат­ри­вать­ся как кан­це­ро­ге­ны для чело­ве­ка, что озна­ча­ет от 3.750 до 7.500 про­дук­тов, воз­дей­ствию кото­рых мы под­вер­же­ны. Не от чего успо­ка­и­вать­ся, когда нам гово­рят, что каж­дый из них пред­став­ля­ет менее 1/100 ядо­ви­той дозы. Если пред­по­ло­жить, что каж­дый про­дукт дости­га­ет поро­га в 1/100, то полу­чит­ся общая нагруз­ка в 37 — 75 раз боль­ше уста­нов­лен­ной ядо­ви­той дозы для живот­ных. В Евро­пе вра­чи, иссле­до­ва­те­ли и меж­ду­на­род­ные ассо­ци­а­ции, собрав­ши­е­ся в ЮНЕСКО в 2004 г., при­шли к таким же заклю­че­ни­ям. Сов­мест­но, под вли­я­ни­ем про­фес­со­ра Доми­ни­ка Бель­пом­ма, онко­ло­га в евро­пей­ском гос­пи­та­ле Жор­жа Пом­пи­ду, они под­пи­са­ли «Париж­ское обра­ще­ние», кото­рое тре­бу­ет при­ме­не­ния прин­ци­па предо­сто­рож­но­сти по отно­ше­нию к каж­до­му ново­му хими­че­ско­му веще­ству. Оно реко­мен­ду­ет опре­де­лять ядо­ви­тый потен­ци­ал каж­до­го ново­го ком­по­нен­та преж­де, чем внед­рять его некон­тро­ли­ру­е­мым обра­зом в окру­жа­ю­щую сре­ду. Прин­цип, кото­рый мы, не думая, при­ме­ня­ем по отно­ше­нию к нам самим и к нашим детям, но кото­рый нико­гда не был сде­лан обя­за­тель­ным для хими­че­ской промышленности.

Мно­го­чис­лен­ные кан­це­ро­ге­ны, вклю­чая те, кото­рые выде­ля­ют­ся сига­рет­ным дымом — как высо­ко­ток­сич­ный бензо-^^пирен, один из наи­бо­лее агрес­сив­ных из извест­ных кан­це­ро­ге­нов, накап­ли­ва­ют­ся в жирах. Сре­ди рако­вых забо­ле­ва­ний, кото­рые наи­боль­шим обра­зом уве­ли­чи­лись на Запа­де за послед­ние пять­де­сят лет, нахо­дят­ся в осо­бен­но­сти раки тка­ней, кото­рые содер­жат или окру­же­ны жиром: грудь, яич­ни­ки, про­ста­та, тол­стая киш­ка, лим­фа­ти­че­ская система.

Мно­гие из этих раков чув­стви­тель­ны к гор­мо­нам, цир­ку­ли­ру­ю­щим в орга­низ­ме. Тогда гово­рят о «гор­мо­но­за­ви­си­мых» раках. Имен­но поэто­му их лечат анта­го­ни­ста­ми гор­мо­нов — как Tamoxifene про­тив рака гру­ди, или анти­ан­дро­ге­ны про­тив рака про­ста­ты. С помо­щью како­го меха­низ­ма гор­мо­ны воз­дей­ству­ют на раз­ви­тие рака? Закреп­ля­ясь на неко­то­рых рецеп­то­рах на поверх­но­сти кле­ток, они ведут себя, неко­то­рым обра­зом, как ключ, встав­лен­ный в замок. Если это рако­вые клет­ки, то гор­мо­ны запус­ка­ют внут­ри них цеп­ные реак­ции, в резуль­та­те кото­рых в них начи­на­ет­ся неупо­ря­до­чен­ный рост.

Зна­чи­тель­ное коли­че­ство веществ, загряз­ня­ю­щих окру­жа­ю­щую сре­ду, явля­ют­ся «гор­мо­наль­ны­ми нару­ши­те­ля­ми». Это озна­ча­ет, что их струк­ту­ра ими­ти­ру­ет струк­ту­ру неко­то­рых чело­ве­че­ских гор­мо­нов. Это дела­ет их спо­соб­ны­ми внед­рить­ся в зам­ки и ненор­маль­ным обра­зом акти­ви­ро­вать их. Мно­гие из них ими­ти­ру­ют эст­ро­ге­ны. В ходе сво­их иссле­до­ва­ний Дев­ра Ли Дэвис назва­ла их «ксе­нэст­ро­ге­на­ми» (от гре­че­ско­го xeno-«ино­стран­ный»). Их, пере­но­си­мых неко­то­ры­ми гер­би­ци­да­ми и пести­ци­да­ми, при­вле­ка­ют жиро­вые отло­же­ния раз­во­ди­мых живот­ных, в кото­рых они накап­ли­ва­ют­ся. Но они так­же при­сут­ству­ют в неко­то­рых пласт­мас­сах и в неко­то­рых побоч­ных про­дук­тах про­мыш­лен­ных отбро­сов, кото­рым мы регу­ляр­но под­вер­га­ем­ся. Их даже нахо­дят в неко­то­рых кос­ме­ти­че­ских и быто­вых това­рах (спи­сок това­ров, кото­рые сле­ду­ет избе­гать, при­ве­дён в кон­це это­го раздела).

Эпи­де­мио­ло­ги­че­ский депар­та­мент Гар­вар­да пока­зал в 2006 г. — в дол­го­сроч­ном иссле­до­ва­нии на 91.000 меди­цин­ских сестёр, наблю­дав­ших­ся в тече­ние две­на­дца­ти лет ‑что риск рака гру­ди у жен­щин в пред­к­ли­макс­ном воз­расте в два раза выше сре­ди тех, кто потреб­ля­ет крас­ное мясо (говя­ди­на, бара­ни­на, кони­на) чаще, чем один раз в день, по срав­не­нию с теми, кто ест его реже, чем три раза в неде­лю. Мож­но, сле­до­ва­тель­но, умень­шить в два раза риск рака гру­ди, про­сто играя на потреб­ле­нии крас­но­го мяса. В Евро­пе, круп­ное иссле­до­ва­ние EPIC, кото­рое наблю­да­ло более 400.000 чело­век в деся­ти раз­лич­ных стра­нах, при­хо­дит к тому же заклю­че­нию при­ме­ни­тель­но к раку тол­стой киш­ки: в два раза боль­ше рис­ка у люби­те­лей поесть мяса, чем у тех, кто ест его менее 20 г в день (при том, что потреб­ле­ние рыбы — бога­той на омега‑3 — умень­ша­ет этот риск вдвое).

Не извест­но, обя­зан ли риск, свя­зан­ный с потреб­ле­ни­ем мяса, зара­жа­ю­щим его хлор­ор­га­ни­че­ским соеди­не­ни­ям (пести­ци­дам), при­сут­ству­ю­щим в жирах раз­во­ди­мых живот­ных, либо спо­со­бу его при­го­тов­ле­ния (гете­ро­цик­ли­че­ские ами­ны, кото­рые обра­зу­ют­ся во вре­мя при­го­тов­ле­ния пере­жа­рен­но­го мяса, или кон­сер­ви­ру­ю­щие веще­ства N‑нитрозо в кол­бас­ных изде­ли­ях так­же явля­ют­ся извест­ны­ми кан­це­ро­ге­на­ми) или же ксе­нэст­ро­ге­нам пласт­масс, в кото­рых хра­нят и пере­во­зят живот­ные про­дук­ты. Воз­мож­но так­же, что этот риск частич­но обя­зан тому, что люби­те­ли поесть мясо потреб­ля­ют намно­го мень­ше анти­ра­ко­вых про­дук­тов пита­ния (почти все из кото­рых растительные).

Напро­тив, извест­но, что мясо и молоч­ные про­дук­ты (а так­же круп­ные рыбы, кото­рые нахо­дят­ся навер­ху пита­тель­ной цепоч­ки) пред­став­ля­ют собой более 90 % воз­дей­ствия на чело­ве­ка зара­жа­ю­щих веществ, кото­ры­ми явля­ют­ся такие извест­ные кан­це­ро­ге­ны, как диок­син, ПХБ (поли­хлор­би­фе­ни­лы) или неко­то­рые пести­ци­ды, кото­рые по-преж­не­му нахо­дят­ся в окру­жа­ю­щей сре­де, несмот­ря на их запрет в тече­ние уже мно­гих лет*. Рас­те­ния на фран­цуз­ских рын­ках содер­жат их в сто раз мень­ше, чем живот­ные про­дук­ты, а «био» моло­ко мень­ше зара­же­но, чем моло­ко обычное.

Фран­ция явля­ет­ся пер­вым евро­пей­ским потре­би­те­лем пести­ци­дов и тре­тьим в мире после США и Япо­нии с при­бли­зи­тель­но 76.000 тонн актив­ных веществ, исполь­зо­ван­ных в 2004 г. (при объ­ё­ме про­даж в 1,8 мил­ли­ар­да евро). И в этом слу­чае так­же эти това­ры почти не суще­ство­ва­ли до 1930 г..

Евро­пей­ское Сооб­ще­ство явля­ет­ся их основ­ным про­из­во­ди­те­лем, а 72 % их про­даж пред­на­зна­че­ны для рын­ка Сооб­ще­ства. Эти това­ры не замы­ка­ют­ся на про­мыш­лен­ном или сель­ско­хо­зяй­ствен­ном исполь­зо­ва­нии. Во Фран­ции Наблю­да­тель­ный коми­тет за отхо­да­ми и пести­ци­да­ми оце­ни­ва­ет, что сего­дня 80–90 % насе­ле­ния под­вер­га­ют­ся воз­дей­ствию пести­ци­дов и инсек­ти­ци­дов (слу­жа­щих для истреб­ле­ния насе­ко­мых) для быто­во­го исполь­зо­ва­ния, что пред­став­ля­ет три или четы­ре раз­лич­ных продукта.

Как и ДДТ сорок лет назад, атра­зин явля­ет­ся таким эко­но­мич­ным пести­ци­дом, что в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни счи­та­лось, имея в виду при­быль, кото­рую он при­но­сил сель­ско­хо­зяй­ствен­но­му про­из­вод­ству, что рис­ки для окру­жа­ю­щей сре­ды — и для чело­ве­ка — явля­ют­ся «при­ем­ле­мы­ми». Но атра­зин явля­ет­ся таким мощ­ным ксе­нэст­ро­ге­ном, что он спо­со­бен изме­нить пол у рыб в реках, куда он, в кон­це кон­цов, попа­да­ет! Толь­ко в 2003 г. после оже­сто­чён­ных сра­же­ний меж­ду учё­ны­ми и про­мыш­лен­ни­ка­ми он был окон­ча­тель­но запре­щён во Фран­ции, а затем, в 2006 г. Евро­пей­ским Сооб­ще­ством. Он широ­ко исполь­зо­вал­ся в нашей стране с 1962 г..

Неко­то­рые опу­хо­ли моз­га, как и моя, чув­стви­тель­ны к ксе­нэст­ро­ге­нам. Дей­стви­тель­но, фран­цуз­ские кре­стьяне, под­вер­жен­ные воз­дей­ствию пести­ци­дов и фун­ги­ци­дов (ядо­хи­ми­кат для борь­бы с гриб­ко­вы­ми болез­ня­ми рас­те­ний), име­ют уве­ли­чен­ный риск опу­хо­лей моз­га. Меж­ду 1963 и 1970 гг. в воз­расте от двух до девя­ти лет я каж­дое лето играл на куку­руз­ных полях, опрыс­ну­тых атра­зи­ном, кото­рые окру­жа­ли нашу дачу в Нор­ман­дии. Всю свою жизнь, до того дня, как у меня обна­ру­жи­ли рак, я пил моло­ко, ел йогур­ты, мясо, яйца, кото­рые про­ис­хо­ди­ли от коров, бара­нов и кур, кото­рых кор­ми­ли куку­ру­зой, обра­бо­тан­ной пести­ци­да­ми. Я грыз — не счи­щая кожу­ру — ябло­ки, кото­рые 15 раз обра­бо­та­ли пести­ци­да­ми. Я пил воду из-под кра­на, при­шед­шую из зара­жён­ных рек и под­поч­вен­ных вод (боль­шин­ство систем очист­ки воды не устра­ня­ют атра­зин). Обе мои дво­ю­род­ные сест­ры, у кото­рых был рак гру­ди, раз­де­ля­ли со мной эти игры в Нор­ман­дии, эту воду, эту пищу. Дру­гие дети не забо­ле­ли. Мы нико­гда не узна­ем, каким был вклад атра­зи­на, сре­ди мно­го­чис­лен­ных дру­гих фак­то­ров, в наши забо­ле­ва­ния раком. Мы нико­гда не узна­ем, был ли этот риск «при­ем­ле­мым».

И био?

На самом севе­ро-запа­де США, огра­ни­чен­ный Тихим оке­а­ном и цепью гор, штат Вашинг­тон явля­ет­ся одним из самых кра­си­вых на вели­ком аме­ри­кан­ском Запа­де. Как часто там, где кра­со­та при­ро­ды застав­ля­ет ува­жать себя, жите­ли там так­же из наи­бо­лее про­грес­сив­ных. Мно­го­чис­лен­ные супер­мар­ке­ты и коопе­ра­ти­вы «био» про­цве­та­ют вокруг Сиэтт­ля и боль­шая часть насе­ле­ния выбра­ла себе такой спо­соб пита­ния. Как в Евро­пе, про­дук­ты с эти­кет­ка­ми «био» выра­щи­ва­ют­ся с при­ме­не­ни­ем есте­ствен­ных удоб­ре­ний, без син­те­зи­ро­ван­ных пести­ци­дов. Тем не менее, они часто явля­ют­ся пред­ме­том спо­ра, посколь­ку они доро­же, будучи при этом ино­гда частич­но зара­жён­ны­ми пести­ци­да­ми с сосед­них полей. Дей­стви­тель­но ли они поз­во­ля­ют умень­шить воз­дей­ствие на нас вред­ных примесей?

Экс­пер­ты Фран­цуз­ско­го Агент­ства сани­тар­ной без­опас­но­сти про­дук­тов пита­ния пока­за­ли, напри­мер, что про­да­ва­е­мое сего­дня моло­ко содер­жит диок­син и ПХБ, а дру­гие евро­пей­ские иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что оно может даже содер­жать такие пести­ци­ды, как ДДТ или гек­са­хлор­бен­зол, кото­рые ещё при­сут­ству­ют в окру­жа­ю­щей сре­де, хотя они запре­ще­ны в Евро­пе уже в тече­ние мно­гих лет.

В уни­вер­си­те­те Вашинг­то­на моло­дая иссле­до­ва­тель­ни­ца Цин­тия Кёрл заин­те­ре­со­ва­лась, дей­стви­тель­но ли пища био, кото­рую её дру­зья дают сво­им детям, явля­ет­ся более полез­ной. Обра­ща­ясь к семьям, кото­рые выхо­ди­ли из обыч­ных супер­мар­ке­тов или коопе­ра­ти­вов био, она смог­ла орга­ни­зо­вать иссле­до­ва­ние на 42 детях в воз­расте от 2 до 5 лет. В тече­ние трёх дней роди­те­ли долж­ны были отме­чать с точ­но­стью то, что они дава­ли есть и пить сво­им детям. Дети клас­си­фи­ци­ро­ва­лись «био», если более 75 % их пищи име­ло эти­кет­ку «био», и «обыч­ны­ми», если более 75 % их про­дук­тов пита­ния не были «био». Док­тор Кёрл заме­ря­ла затем в моче детей про­дук­ты рас­па­да орга­но­хло­ри­стых пести­ци­дов (наи­бо­лее широ­ко при­ме­ня­е­мых пести­ци­дов). Она обна­ру­жи­ла, что уро­вень пести­ци­дов в моче детей «био» был зна­чи­тель­но ниже мини­му­мов, утвер­ждён­ных пра­ви­тель­ствен­ным Агент­ством по защи­те окру­жа­ю­щей сре­ды. Он был так­же в 6 — 9 раз ниже, чем у «обыч­ных» детей. У этих послед­них ядо­ви­тая нагруз­ка пре­вос­хо­ди­ла, напро­тив, в 4 раза офи­ци­аль­ные допу­сти­мые пре­де­лы. Пища «био» дей­стви­тель­но дава­ла зна­чи­тель­ную раз­ни­цу по уров­ню отрав­ле­ния орга­низ­ма*.

При­ве­дён­ные в New York Times, откли­ки, вызван­ные этой демон­стра­ци­ей, явля­ют­ся, к сожа­ле­нию, типич­ны­ми. Иссле­до­ва­тель Давид Клёр­фельд, извест­ный спе­ци­а­лист по пита­нию из уни­вер­си­те­та Вейн Стейт в Дет­рой­те, объ­яс­ня­ет, напри­мер, что одно­знач­но не извест­ны послед­ствия для здо­ро­вья тако­го рода изме­ре­ний пести­ци­дов. «Я не гово­рю, что воз­мож­ный риск для здо­ро­вья отсут­ству­ет. Но нуж­но быть реа­ли­стом и не пани­ко­вать из-за тако­го рода све­де­ний. Со сво­ей сто­ро­ны, я ниче­го не изме­ню в мане­ре питать­ся свое семьи на осно­ва­нии это­го исследования».

Но не все спе­ци­а­ли­сты смот­рят на вещи таким же обра­зом. В Депар­та­мен­те иссле­до­ва­ний окру­жа­ю­щей сре­ды в Йель­ском уни­вер­си­те­те про­фес­сор Джон Вар­го в тече­ние мно­гих сле­дит за вли­я­ни­ем изме­не­ний окру­жа­ю­щей сре­ды на здо­ро­вье детей. Он при­хо­дит к совер­шен­но дру­го­му заклю­че­нию: «Это иссле­до­ва­ние под­твер­жда­ет важ­ность режи­ма био и пока­зы­ва­ет, что про­дук­ты пита­ния био умень­ша­ют воз­дей­ствие на детей. Про­мыш­лен­ни­ки [сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­мыш­лен­но­сти] гово­рят нам «пока­жи­те мёрт­вых». Что до меня, то я не хочу играть в покер на жизнь моих детей».

С тех пор вто­рое иссле­до­ва­ние того же уни­вер­си­те­та про­дол­жи­ло демон­стра­цию: 23 ребён­ка были сна­ча­ла про­те­сти­ро­ва­ны после того, как в тече­ние мно­гих дней они сле­до­ва­ли «обыч­но­му» режи­му. Их моча пока­за­ла при­сут­ствие пести­ци­дов. Потом они потреб­ля­ли толь­ко про­дук­ты «био». Через несколь­ко дней из их мочи исчез­ли все сле­ды пести­ци­дов. Когда они вер­ну­лись к обыч­но­му пита­нию, сле­ды пести­ци­дов быст­ро появи­лись сно­ва, на том же уровне, что и до пита­ния био.

Диа­грам­ма 14 — Коли­че­ство осад­ков орга­но­хло­ри­сто­го пести­ци­да в моче 23 детей в воз­расте от 3 до 11 лет в то вре­мя, как они при­ни­ма­ли обыч­ное пита­ние, затем «био­ло­ги­че­ское» и затем сно­ва обыч­ное за пери­од в 15 после­до­ва­тель­ных дней. Осад­ки пести­ци­дов исче­за­ют из мочи прак­ти­че­ски немед­лен­но с при­ё­мом пита­ния «био» (дни от 5 до 9).

По вер­ти­ка­ли: Осад­ки пести­ци­дов в моче детей (мг/л).

По гори­зон­та­ли: дни.

Вдоль оси: Обыч­ное пита­ние — «Био­ло­ги­че­ское» пита­ние — Обыч­ное питание

Во Фран­ции инже­нер-агро­ном Клод Обер — о кото­ром часто гово­рят, что он явля­ет­ся крест­ным отцом био­ло­ги­че­ски-чисто­го сель­ско­го хозяй­ства в Евро­пе — про­де­лал похо­жую демон­стра­цию. В иссле­до­ва­нии от 1986 г. он пока­зал, что жен­щи­ны, кото­рые на 90 % пита­ют­ся «био» во вре­мя бере­мен­но­сти, име­ют в мате­рин­ском моло­ке в 3 раза мень­ше орга­но­хло­ри­стых пести­ци­дов, чем те, кото­рые пита­ют­ся обыч­ным образом.

Вооб­ра­зим, что суще­ству­ет про­дукт, одной кап­ли кото­ро­го на стейк, моло­ко или фрукт было бы доста­точ­но, что­бы, изме­нив цвет, он выявил при­сут­ствие пести­ци­дов. Сель­ско­хо­зяй­ствен­ная про­мыш­лен­ность была бы немед­лен­но вынуж­де­на ради­каль­но изме­нить свою прак­ти­ку, что­бы соот­вет­ство­вать тре­бо­ва­ни­ям самой эле­мен­тар­ной предо­сто­рож­но­сти по отно­ше­нию к сомни­тель­ным веще­ствам, кото­рые были внед­ре­ны в наше пита­ние, начи­ная с 1940 гг.. Но эти ядо­ви­тые веще­ства лише­ны запа­ха, цве­та и вку­са. Тем не менее, то, что они не под­да­ют­ся обна­ру­же­нию, дела­ет ли это их более «при­ем­ле­мы­ми»? Отно­сит­ся ли этот вопрос толь­ко к тем сре­ди нас, кого уже настиг рак ?

Когда эпидемиологи будут «уверенными»…

В тече­ние дол­го­го вре­ме­ни забро­ни­ро­ван­ный за кру­га­ми зелё­ных «акти­ви­стов», вопрос свя­зи меж­ду раком и окру­жа­ю­щей сре­дой теперь всё более и более инте­ре­су­ет учё­ных. Встре­во­жен­ные дан­ны­ми экс­пер­ты INSERM (Наци­о­наль­но­го инсти­ту­та здра­во­охра­не­ния и меди­цин­ских иссле­до­ва­ний, Фран­ция) напи­са­ли в 2005 г.:

«Обще­при­зна­но, что воз­дей­ствие окру­жа­ю­щей сре­ды лежит в осно­ве боль­шин­ства рако­вых забо­ле­ва­ний.» Табак вино­вен в части этих слу­ча­ев (поряд­ка 30 %). Для боль­шин­ства дру­гих отсут­ству­ет офи­ци­аль­ное объ­яс­не­ние. У чело­ве­ка для раз­ви­тия рака тре­бу­ет­ся, как пра­ви­ло, от пяти до соро­ка лет. Часто поэто­му убе­ди­тель­ные иссле­до­ва­ния мож­но про­ве­сти толь­ко на живот­ных. Для части науч­но­го сооб­ще­ства — и это оправ­дан­но — это не пред­став­ля­ет­ся доста­точ­ным дока­за­тель­ством для того, что­бы без­услов­но ука­зать на недав­ние изме­не­ния окру­жа­ю­щей сре­ды как на при­чи­ну рака у человека.

В 2002 г. в гор. Вик­то­рия, Кана­да жен­щи­ны — жерт­вы эпи­де­мии рака гру­ди орга­ни­зо­ва­ли кон­фе­рен­цию с экс­пер­та­ми-эпи­де­мио­ло­га­ми и био­ло­га­ми. Док­тор Анни Сас­ко пред­ста­ви­ла там свои раз­мыш­ле­ния. Во вре­мя сво­ей пре­зен­та­ции она после­до­ва­тель­но рас­ска­за­ла о резуль­та­тах два­дца­ти пяти лет сво­ей рабо­ты в каче­стве эпи­де­мио­ло­га само­го высо­ко­го миро­во­го уров­ня. Перед все­ми эти­ми жен­щи­на­ми, кото­рые иска­ли объ­яс­не­ние сво­ей болез­ни, она заклю­чи­ла: «Если эти дан­ные застав­ля­ют очень силь­но думать о свя­зи меж­ду уве­ли­че­ни­ем чис­ла слу­ча­ев рака и изме­не­ни­я­ми окру­жа­ю­щей сре­ды за послед­ние пять­де­сят лет, то у нас нет ещё неопро­вер­жи­мых науч­ных аргу­мен­тов, что­бы быть уве­рен­ны­ми в при­чин­ной свя­зи.» Тогда одна из при­сут­ству­ю­щих жен­щин завла­де­ла мик­ро­фо­ном: «Если, для того что­бы дей­ство­вать, мы будем ждать, пока эпи­де­мио­ло­ги не будут уве­рен­ны­ми, то все мы будем мерт­вы.» И Анни Сас­ко при­зна­лась ей, что, к сожа­ле­нию, она с ней согласна.

Наверх»>

Препятствия внедрению изменений

В 1950 г. 80 % муж­чин в запад­ных стра­нах кури­ли. Эта при­выч­ка, даже сре­ди вра­чей, счи­та­лась совер­шен­но без­вред­ной. В меди­цин­ских жур­на­лах встре­ча­лась рекла­ма Les Gauloises или Marlboro. В тот год док­тор Ричард Долл из окс­форд­ско­го уни­вер­си­те­та ‑сам куриль­щик — про­де­мон­стри­ро­вал без тени сомне­ния, что табак явля­ет­ся пря­мой при­чи­ной рез­ко­го роста рака лёг­ких. При куре­нии одно­го паке­та сига­рет в день риск уве­ли­чи­вал­ся до трид­ца­ти раз^! Нуж­но было про­ждать два­дцать два года преж­де, чем была при­ня­та пер­вая пра­ви­тель­ствен­ная мера про­тив таба­ка8, и пять­де­сят семь лет, что­бы табак был запре­щён в обще­ствен­ных местах во Фран­ции! Ещё и сего­дня про­из­вод­ство, потреб­ле­ние и экс­порт сига­рет оста­ют­ся совер­шен­но законными.

Уве­ли­че­ние рис­ка рако­вых забо­ле­ва­ний, свя­зан­ных с живот­ны­ми жира­ми ‑слиш­ком бога­ты­ми омегой‑6 и зара­жён­ны­ми ядо­ви­ты­ми хими­че­ски­ми про­дук­та­ми ‑состав­ля­ет поряд­ка от 1,5 до 8 в зави­си­мо­сти от иссле­до­ва­ний и сте­пе­ни воз­дей­ствия (оно не так твёр­до уста­нов­ле­но, как для таба­ка, где оно поряд­ка 20–30). Это дале­ко от того, что­бы не заслу­жи­вать вни­ма­ния. Как и для сига­ре­ты, суще­ству­ют очень мощ­ные эко­но­ми­че­ские при­чи­ны для того, что­бы не желать знать боль­ше: обыч­но утвер­жда­ют, что пести­ци­ды необ­хо­ди­мы для про­из­во­ди­тель­но­сти сель­ско­го хозяй­ства, в то вре­мя как для тако­го утвер­жде­ния име­ет­ся очень мало солид­ных дан­ных. Что оче­вид­но, так это то, что они необ­хо­ди­мы для инте­ре­сов пред­при­ни­ма­те­лей хими­че­ской про­мыш­лен­но­сти. Любые изме­не­ния поли­ти­ки выра­щи­ва­ния ско­та и веде­ния сель­ско­го хозяй­ства в поль­зу прак­ти­ки, кото­рая ува­жа­ет при­ро­ду и наше здо­ро­вье, пред­став­ля­ют оче­вид­ные и непо­сред­ствен­ные непри­ят­но­сти, посколь­ку они угро­жа­ют их инте­ре­сам и потря­са­ют усто­яв­ши­е­ся при­выч­ки. Они тре­бу­ют, поэто­му, насто­я­щей поли­ти­ки раз­ви­тия био­ло­ги­че­ски чисто­го сель­ско­го хозяй­ства. Как и для таба­ка, эко­но­ми­че­ские пре­иму­ще­ства, кото­рые ста­нут резуль­та­та­ми изме­не­ния — явное умень­ше­ние рас­хо­дов на здра­во­охра­не­ние — будут замет­ны толь­ко в дол­го­сроч­ном пери­о­де. Но дру­гие пре­иму­ще­ства, такие как улуч­ше­ние каче­ства воды в реках и здо­ро­вья лиц, под­вер­га­ю­щих­ся воз­дей­ствию хими­че­ских про­дук­тов на рабо­те, будут немедленными.

В сво­ей доку­мен­таль­ной рабо­те, посвя­щён­ной кли­ма­ти­че­ско­му потеп­ле­нию (Исти­на, кото­рая бес­по­ко­ит), Аль Гор (быв­ший аме­ри­кан­ский вице-пре­зи­дент) цити­ру­ет круп­но­го аме­ри­кан­ско­го жур­на­ли­ста ХХ-го века Апто­на Син­кле­ра: «Труд­но заста­вить кого-то понять что-то, когда его зар­пла­та зави­сит от это­го что-то, кото­рое он не пони­ма­ет». Мы не можем ждать ни от поли­ти­ков, ни от про­мыш­лен­ни­ков, что они сде­ла­ют этот труд­ный выбор за нас. Жен­щи­на, кото­рая взя­ла мик­ро­фон в Вик­то­рии, была пра­ва: если мы будем ждать, пока эпи­де­мио­ло­ги не будут «уве­рен­ны­ми», мы силь­но рис­ку­ем уже уме­реть. Напро­тив, каж­дый из нас име­ет доста­точ­но вла­сти, что­бы при­ме­нить к нам самим прин­цип предо­сто­рож­но­сти. Мы можем выби­рать то, что мы хотим, или не хотим, потреб­лять. Часто доста­точ­но толь­ко попро­сить лавоч­ни­ка сво­е­го квар­та­ла, что­бы он достав­лял про­дук­ты «био» или Бело-голу­бое серд­це, что­бы он это сде­лал. Когда нас будет доста­точ­но мно­го тех, кто пита­ет­ся таким обра­зом, цены сни­зят­ся, как это уже ста­ло фак­том в неко­то­рых супер­мар­ке­тах в США, где цены на био очень близ­ки к ценам обыч­ных продуктов.

Наверх»>

Резюме: три принципа детоксикации

Когда куриль­щи­ки пре­кра­ща­ют курить, то их риск забо­леть раком рез­ко умень­ша­ет­ся. Если пре­кра­тить содей­ство­вать росту рако­вых кле­ток в орга­низ­ме, то при­род­ные меха­низ­мы кон­тро­ля рака в боль­шей сте­пе­ни спо­соб­ны дей­ство­вать, что­бы обуз­дать их распространение.

Для того, что­бы защи­тить­ся от рака, мы можем огра­ни­чить, насколь­ко это воз­мож­но, воз­дей­ствие на нас ядо­ви­тых фак­то­ров окру­жа­ю­щей сре­ды. Сре­ди всех тех, кото­рые были выяв­ле­ны или кото­рые силь­но подо­зре­ва­ют­ся, я выбрал для объ­яс­не­ния, в част­но­сти, три, как мне пред­став­ля­ет­ся, наи­бо­лее при­част­ных и наи­бо­лее лег­ко изменяемых:

1. чрез­мер­ное потреб­ле­ние рафи­ни­ро­ван­но­го саха­ра и белой муки (кото­рые сти­му­ли­ру­ют вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы и рост кле­ток через инсу­лин и ИФР (инсу­ли­но­по­доб­ный факторроста‑I);

2. чрез­мер­ное потреб­ле­ние омега‑6 в мар­га­ри­нах, гид­ро­ген­ных жирах и живот­ных жирах (мясо, молоч­ные про­дук­ты, яйца), про­из­ве­дён­ных сель­ским хозяй­ством, выве­ден­ном из рав­но­ве­сия после Вто­рой Миро­вой вой­ны. Две эти пер­вые при­чи­ны в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни отве­ча­ют за вос­па­ли­тель­ное поле, бла­го­при­ят­ное для раз­ви­тия рака;

3. пре­бы­ва­ние под воз­дей­стви­ем загряз­ня­ю­щих фак­то­ров окру­жа­ю­щей сре­ды, появив­ших­ся после 1940 г. и кото­рые накап­ли­ва­ют­ся в живот­ных жирах.

Пер­вый этап любо­го про­цес­са «деток­си­ка­ции» начи­на­ет­ся, сле­до­ва­тель­но, сле­ду­ю­щим обра­зом: потреб­лять намно­го мень­ше саха­ра (и белой муки) и намно­го мень­ше живот­ных жиров (и очень мало про­дук­тов, кото­рые не име­ют эти­кет­ки «био­ло­ги­че­ски чистое сель­ско­хо­зяй­ствен­ное про­из­вод­ство» или «бело-голу­бое серд­це»). Необ­хо­ди­мо не устра­нять их пол­но­стью, но све­сти их к «слу­чай­ным» блю­дам, не делать их осно­вой наше­го пита­ния. Вме­сто того, что­бы класть ово­щи вокруг биф­штек­са, нуж­но думать о том, что­бы вре­мя от вре­ме­ни добав­лять немно­го мяса (урав­но­ве­шен­но­го по омега‑3) в ово­щи. Это то, что дела­ют инду­сы, вьет­нам­цы или китайцы.

«Всё, что происходит с землёй, происходит и с детьми земли»

Если мы все пред­по­чтём этот, более здо­ро­вый образ пита­ния, мы помо­жем не толь­ко сво­е­му телу очи­стить­ся от ядов, но так­же и нашей пла­не­те вос­ста­но­вить своё рав­но­ве­сие. Доклад ООН от 2006 г. о пита­нии и сель­ском хозяй­стве дела­ет вывод, что выкарм­ли­ва­ние живот­ных для потреб­ле­ния чело­ве­ком явля­ет­ся одной из основ­ных при­чин. кли­ма­ти­че­ско­го потеп­ле­ния! Вклад ско­то­вод­ства в теп­лич­ный эффект более высок, чем вклад все­го миро­во­го транс­пор­та. Ско­то­вод­ство несёт ответ­ствен­ность за 65 % выбро­сов оки­си азо­та, газа, кото­рый содей­ству­ет обще­му потеп­ле­нию в 296 раз боль­ше, чем СО2. Метан, выде­ля­е­мый при пище­ва­ре­нии коров (кото­рые пло­хо пере­но­сят куку­ру­зу, кото­рой их кор­мят), содей­ству­ет потеп­ле­нию в 23 раза боль­ше, чем СО2, а 37 % миро­во­го мета­на про­из­во­дит­ся жвач­ны­ми живот­ны­ми. Треть пахот­ных земель закреп­ле­на за куку­ру­зой и соей, пред­на­зна­чен­ных для про­кор­ма ско­та. Этих поверх­но­стей недо­ста­точ­но, что­бы удо­вле­тво­рить спрос, что при­во­дит к рас­кор­чё­вы­ва­нию лесов — и к новой поте­ре спо­соб­но­сти погло­щать дву­окись угле­ро­да. Отчёт ООН заклю­ча­ет так­же, что ско­то­вод­ство нахо­дит­ся «сре­ди видов дея­тель­но­сти, наи­бо­лее вред­ных для источ­ни­ков воды» из-за мас­со­во­го сбро­са пести­ци­дов и экс­кре­мен­тов живот­ных в реки и речки.

Индус потреб­ля­ет в сред­нем 5 кг мяса в год и — в оди­на­ко­вом воз­расте — име­ет луч­шее здо­ро­вье, чем запад­ный чело­век. Что­бы удо­вле­тво­рить аме­ри­кан­ца нуж­но 123 кг ‑в 25 раз боль­ше. Наши спо­со­бы про­из­вод­ства и потреб­ле­ния живот­ных про­дук­тов раз­ру­ша­ют пла­не­ту. Кажет­ся, всё ука­зы­ва­ет на то, что они так­же спо­соб­ству­ют тому, что­бы одно­вре­мен­но уни­что­жить и нас.

В кон­це каж­до­го дня я пишу в сво­ём днев­ни­ке несколь­ко слов, что­бы сум­ми­ро­вать то, что мне доста­ви­ло наи­боль­шее удо­воль­ствие. В общем, речь идёт об очень про­стых вещах. И часто я с удив­ле­ни­ем отме­чаю удо­воль­ствие от того, что я ел толь­ко ово­щи, бобо­вые и фрук­ты (и немно­го хле­ба из несколь­ких зер­но­вых). Я отме­чаю, что я чув­ство­вал себя более бод­рым и более лёг­ким в тече­ние все­го дня, и улы­ба­юсь при одной мыс­ли, что пла­не­те, кото­рая меня носит и кор­мит, лег­че от мое­го присутствия.

После два­дца­ти лет, отдан­ных лече­нию боль­ных, стра­да­ю­щих от рака, Мика­э­лю Лер­не­ру надо­е­ло при­ни­мать лиц в воз­расте от 30 до 40 лет, кото­рые нико­гда не долж­ны были участ­во­вать в его про­грам­ме. Сего­дня про­грам­ма по-преж­не­му суще­ству­ет, но Мика­эль посвя­ща­ет теперь боль­шую часть сво­ей дея­тель­но­сти защи­те окру­жа­ю­щей сре­ды для того, что­бы предот­вра­тить болез­ни в корне. Он обоб­ща­ет ситу­а­цию с яркой про­сто­той: «Нель­зя жить в доб­ром здра­вии на боль­ной планете».

В 1854 г. шеф Сиэтт­ля из пле­мён Севе­ро-Запа­да тор­же­ствен­но пере­дал свою тер­ри­то­рию и свой народ под суве­ре­ни­тет США. Речь, кото­рую он про­из­нёс по это­му слу­чаю, вдох­но­ви­ла веком поз­же дви­же­ние эко­ло­гов, кото­рое интер­пре­ти­ро­ва­ло её исклю­чи­тель­но убе­ди­тель­ным обра­зом. Шеф обра­ща­ет­ся самым настой­чи­вым обра­зом к потом­кам белых коло­ни­стов, кото­ры­ми явля­ем­ся мы:

«Научи­те ваших детей тому, чему мы учи­ли сво­их, что зем­ля — это наша мать. Всё, что про­ис­хо­дит с зем­лёй, про­ис­хо­дит с детьми зем­ли. Если люди плю­ют на зем­лю, то они плю­ют на самих себя.

Зем­ля не при­над­ле­жит чело­ве­ку; чело­век при­над­ле­жит зем­ле. Это мы зна­ем. Все вещи дер­жат­ся друг за дру­га, как кровь, кото­рая объ­еди­ня­ет одну семью. Все вещи дер­жат друг дру­га. Всё, что про­ис­хо­дит с зем­лёй, про­ис­хо­дит с детьми земли.»

Умень­шить Заме­нить на
Про­дук­ты пита­ния с высо­ким пока­за­те­лем гли­ке­мии (сахар, белая мука,… см. таб­ли­цу на стр. 46) Фрук­ты, мука и бобо­вые с низ­ким пока­за­те­лем гли­ке­мии (см. таб­ли­цу на стр. 47)
Г идро­ген­ные или частич­но гид­ро­ген­ные мас­ла Мас­ло под­сол­неч­ни­ка, сои, куку­ру­зы Обыч­ные молоч­ные про­дук­ты (очень бога­тые омегой‑6) Чип­сы, жаре­нья, жаре­ная кар­тош­ка,Лёг­кая закус­ка к аперитиву, … Олив­ко­вое мас­ло, льня­ное мас­ло, рап­со­вое мас­ло Сли­воч­ное мас­ло и молоч­ные про­дук­ты био или Бело-голу­бое серд­це Сое­вое моло­ко, сое­вый йогурт (спо­соб­ству­ют хоро­ше­му рав­но­ве­сию омега‑6/омега‑3)Олив­ки, тапе­над (про­ван­саль­ская при­пра­ва из мас­лин, анчо­усов, капер­сов) или гум­мус на хле­бе из несколь­ких зер­но­вых, поми­до­ры-виш­ни на аперитив
Крас­ное мясо Кожа птиц Ово­щи, сухие ово­щи, сое­вый тво­рог (тофу)Пти­цы, яйца био или Бело-голу­бое серд­це Мясо крас­ное био (менее 200 гр в неде­лю)Рыба (мак­рель, сар­ди­ны, лосось, даже выра­щен­ный на ферме)
Кожу­ра фрук­тов и ово­щей не био (пести­ци­ды накап­ли­ва­ют­ся на поверхности) Фрук­ты и ово­щи с очи­щен­ной кожу­рой, или мытые, или био
Вода из-под кра­на в реги­о­нах интен­сив­но­го сель­ско­го хозяй­ства из-за при­сут­ствия нит­ра­тов и пести­ци­дов (в Агент­стве по вод­ным ресур­сам или в мэрии мож­но полу­чить отчёт о содер­жа­нии нит­ра­тов, пести­ци­дов и дру­гих загряз­ня­ю­щих веществ) Вода из-под кра­на, отфиль­тро­ван­ная с помо­щью уголь­но­го филь­тра или обрат­но­го осмо­са, или вода мине­раль­ная или из источ­ни­ка в бутыл­ках (при усло­вии, что бутыл­ки не нагре­ва­лись на солн­це и что вода не име­ет запа­ха пла­сти­ка, кото­рый выда­ёт при­сут­ствие ПВХ/поливинилхлорида)
Таб­ли­ца 2 — Про­дук­ты пита­ния, очи­щен­ные от ядо­ви­тых веществ. Обоб­ще­ние основ­ных мер, кото­рые нуж­но при­нять для оздо­ров­ле­ния сво­е­го еже­днев­но­го питания.
Наи­бо­лее загряз­нён­ные фрук­ты и ово­щи (пред­по­честь био) Наи­ме­нее загряз­нён­ные фрук­ты и ово­щи (про­ис­хож­де­ние не име­ет боль­шо­го значения)
Ябло­ки Бана­ны
Гру­ши Апель­си­ны
Пер­си­ки Ман­да­ри­ны
Нек­та­ри­ны (пер­си­ки без опушения) Ана­нас
Клуб­ни­ка Грейп­фру­ты
Череш­ни, вишня Дыни
Мали­на Арбу­зы
Вино­град Сли­вы
Киви
Чер­ни­ка
Ман­го
Папайя
Перец Брок­ко­ли (спар­же­вая капуста)
Сель­де­рей Цвет­ная капуста
Струч­ко­вая фасоль Капу­ста
Кар­то­фель Г рибы
Шпи­нат Спар­жа
Салат-латук Поми­до­ры
Огур­цы Лук
Тык­ва продолговатая Бакла­жа­ны
Тык­ва круглая Зелё­ный горошек
Редис
Аво­ка­до
Таб­ли­ца 3 — Фрук­ты и ово­щи, наи­бо­лее загряз­нён­ные пести­ци­да­ми, и те, кото­рые загряз­не­ны намно­го мень­ше. Вни­ма­ние: луч­ше есть ово­щи и фрук­ты — в т.ч. когда они несут на себе сле­ды пести­ци­дов — чем не есть их совсем. Их анти­ра­ко­вые фито­хи­ми­че­ские состав­ля­ю­щие в дей­стви­тель­но­сти в боль­шей сте­пе­ни полез­ны, чем опас­ны пести­ци­ды (источ­ник: The Environmental Working Group,www.foodnews. org).
Избе­гать, насколь­ко это возможно Заме­нить на
Пер­хлор­эти­лен, при­ме­ня­е­мый при сухой чистке Про­вет­ри­вать почи­щен­ную в сухую одеж­ду на откры­том воз­ду­хе в тече­ние несколь­ких часов
Дез­одо­ран­ты с антит­ранс­пи­ран­та­ми, содер­жа­щи­ми алю­ми­ний (осо­бен­но у жен­щин, кото­рые бре­ют себе под­мыш­ки и облег­ча­ют таким обра­зом про­ник­но­ве­ние алю­ми­ния в организм) Есте­ствен­ные дез­одо­ран­ты без алюминия
Кос­ме­ти­ка, лосьо­ны, шам­пу­ни, крас­ки для волос, лаки, мус­сы, гели, лак для ног­тей, солн­це­за­щит­ные кре­мы, дез­одо­ран­ты, содер­жа­щие эст­ро­ге­ны или гор­мо­ны пла­цен­ты (часто встре­ча­ю­щи­е­ся в изде­ли­ях, пред­на­зна­чен­ных для афри­кан­ских волос), пара­бе­ны или фта­ла­ты (эфи­ры фта­ле­вой кис­ло­ты)Фта­ла­ты, кото­рые надо в осо­бен­но­сти избе­гать: Ди Бутил Фта­лат, Диэти­л­эк­зил­фта­лат Пара­бе­ны, кото­рые сле­ду­ет избе­гать: метил­па­ра­бе­ны, поли­па­ра­бе­ны, изо­па­ра­бе­ны, бутилпарабены Изде­лия есте­ствен­ные или кос­ме­ти­че­ские без пара­бе­нов и фта­ла­тов Мно­го­чис­лен­ные кос­ме­ти­че­ские изде­лия био не содер­жат пара­бе­нов и фта­ла­тов (во Фран­ции обра­щать вни­ма­ние на мар­ку «кос­ме­био») Неко­то­рые фир­мы, как Body Shop или Aveda пред­ла­га­ют так­же изде­лия без фталатов
Духи, содер­жа­щие фта­ла­ты (почти все) Избе­гать духи или исполь­зо­вать толь­ко туа­лет­ную воду (кото­рая содер­жит их меньше)
Хими­че­ские пести­ци­ды или инсек­ти­ци­ды в доме Пести­ци­ды на базе эфир­ных масел, бор­ной кис­ло­ты или гли­ны diatomaceuseСмот­ри пол­ный спи­сок изде­лий, заме­ня­ю­щих пести­ци­ды и инсек­ти­ци­ды, вызы­ва­ю­щих наи­боль­шее подо­зре­ние, на www.panna. org
Подо­гре­вать пищу или жид­ко­сти (кофе, чай, буты­лоч­ки с сос­кой) в пла­сти­ко­вых сосу­дах, кото­рые содер­жат ПВХ (поли­ви­нил­хло­рид) (кото­рый при нагре­ве выде­ля­ет­ся в жид­кость), или в ста­кан­чи­ках из поли­сти­ро­ла или из пенопласта Исполь­зо­вать стек­лян­ные или кера­ми­че­ские сосу­ды (в т.ч. при исполь­зо­ва­нии мик­ро­вол­но­вых печей
Ско­во­ро­ды из тефло­на с царапинами Непо­вре­ждён­ная тефло­но­вая поверх­ность или ско­во­ро­ды без тефло­на (нержа­ве­ю­щая сталь 18/10)
Обыч­ные чистя­щие изде­лия: жид­кие мою­щие рас­тво­ры, очистители/дезинфицирующие сред­ства, дез­одо­ран­ты для туа­ле­тов, кото­рые обыч­но содер­жат алки­фе­но­лы (нонок­си­но­лы, окток­си­но­лы, нониль­фе­но­лы, октилфенолы, .) Эко­ло­ги­че­ские или «зелё­ные» изде­лия (евро­пей­ский ECOLABEL) или заме­нить на белый уксус (для плос­ко­стей и полов), питье­вую соду или хозяй­ствен­ное мыло
Таб­ли­ца 4 — Изде­лия теку­ще­го потреб­ле­ния, кото­рые сле­ду­ет избе­гать, посколь­ку они име­ют дока­зан­ный кан­це­ро­ген­ный харак­тер или подо­зре­ва­ют­ся в содействии

Наверх»>

 

Антираковые продукты питания ПЕРВАЯ ЧАСТЬ Новая пищевая медицина

Тибетский принцип

Моё виде­ние меди­ци­ны пошат­ну­лось на ули­цах Дха­рам­са­ла, места нахож­де­ния пра­ви­тель­ства далай-ламы в изгна­нии в Индии. Во вре­мя гума­ни­тар­ной мис­сии в поль­зу тибет­ских сирот я понял, что в Дха­рам­са­ла суще­ству­ют две систе­мы здра­во­охра­не­ния. Пер­вая ста­ви­ла в центр вни­ма­ния Гос­пи­таль Далак, совре­мен­ный запад­ный гос­пи­таль с хирур­ги­че­ским отде­ле­ни­ем, обыч­ны­ми допол­ни­тель­ны­ми рент­ге­но­гра­фи­че­ски­ми и уль­тра­зву­ко­вы­ми обсле­до­ва­ни­я­ми и клас­си­че­ски­ми меди­ка­мен­та­ми. Вокруг это­го гос­пи­та­ля вра­чи, под­го­тов­лен­ные по запад­ной систе­ме в Индии, Вели­ко­бри­та­нии или в США, прак­ти­ко­ва­ли в сво­их част­ных каби­не­тах точ­но так же, как это­му научил­ся я. В наших бесе­дах мы ссы­ла­лись на одни и те же учеб­ни­ки, по кото­рым я учил­ся в Север­ной Аме­ри­ке. Мы пре­крас­но пони­ма­ли друг друга.

Но в том же горо­де суще­ство­ва­ли меди­цин­ский факуль­тет, где пре­по­да­ва­ли тра­ди­ци­он­ную тибет­скую меди­ци­ну, про­из­вод­ство тибет­ских лечеб­ных средств на базе рас­те­ний и тибет­ские вра­чи, кото­рые лечи­ли сво­их паци­ен­тов мето­да­ми, кото­рые совер­шен­но отли­ча­лись от тех, кото­рые я знал. Они обсле­до­ва­ли тело так, как рас­смат­ри­ва­ют пар­ни­ко­вую зем­лю. Они не иска­ли в нём симп­то­мов болез­ни (кото­рые часто оче­вид­ны). Нет, они ско­рее иска­ли недо­стат­ки зем­ли, чего ей не хва­та­ет, что­бы защи­щать­ся от болез­ни. Они хоте­ли понять, как это тело, эта зем­ля долж­ны быть уси­ле­на, что­бы самой сопро­тив­лять­ся той про­бле­ме, кото­рая при­ве­ла паци­ен­та на консультацию.

Я нико­гда не рас­смат­ри­вал болезнь таким обра­зом, и этот под­ход сбил меня с тол­ку пол­но­стью. Тем более что для того, что­бы «укре­пить» тело, мои тибет­ские кол­ле­ги упо­ми­на­ли лечеб­ные сред­ства, кото­рые каза­лись мне совер­шен­но эзо­те­ри­че­ски­ми и, по-види­мо­му, неэф­фек­тив­ны­ми. Они гово­ри­ли об игло­ука­лы­ва­нии, о меди­та­ции, о настой­ках трав и, мно­го, об изме­не­ни­ях в пита­нии. В моей систе­ме ори­ен­ти­ров было оче­вид­но, что из все­го это­го ничто не было по-насто­я­ще­му эффек­тив­но. Самое боль­шее, что они мог­ли сде­лать, так это про­лить баль­зам на душу паци­ен­та и дать ему, чем занять­ся, поз­во­ляя ему счи­тать, что от это­го ему будет польза.

Я спра­ши­вал себя, что бы я сде­лал, если бы был тибет­цем и забо­лел. Имея выбор меж­ду эти­ми дву­мя систе­ма­ми здра­во­охра­не­ния, к какой бы я обра­тил­ся? Я задал этот вопрос всем, с кем я рабо­тал или имел воз­мож­ность встре­тить­ся. Я задал его мини­стру Здра­во­охра­не­ния, кото­рый при­гла­сил меня для осу­ществ­ле­ния моей мис­сии, бра­ту далай-ламы, у кото­ро­го я жил, зна­ме­ни­тым мона­хам-вра­чам, кото­рым меня пред­ста­ви­ли. Я так­же гово­рил об этом с очень про­сты­ми людь­ми, с кото­ры­ми мне слу­ча­лось встре­чать­ся во вре­мя пеших про­гу­лок по горо­ду. Я пола­гал поста­вить их перед дилем­мой: выбра­ли бы они запад­ную меди­ци­ну — совре­мен­ную и эффек­тив­ную — или свою древ­нюю меди­ци­ну ‑кото­рая была, есте­ствен­но, менее совре­мен­ной и эффек­тив­ной — из-за при­вер­жен­но­сти к сво­им традициям?

Все они смот­ре­ли на меня, как буд­то бы я задал иди­от­ский вопрос. «Но оче­вид­но, ‑отве­ча­ли они хором, — если речь идёт об остром забо­ле­ва­нии, пнев­мо­нии, инфарк­те, аппен­ди­ци­те, то надо обра­щать­ся к запад­ным вра­чам. У них есть очень эффек­тив­ные и быст­рые мето­ды лече­ния для при­сту­пов и несчаст­ных слу­ча­ев.» А потом они про­дол­жа­ли: «Но если болезнь хро­ни­че­ская, то тогда нуж­но идти к тибет­ско­му вра­чу. Кур­сы лече­ния более мед­лен­ные, но они лечат зем­лю в глу­би­ну и в дол­го­сроч­ном пери­о­де это един­ствен­ное, что дей­стви­тель­но помогает.. »

А рак? Счи­та­ет­ся, что нуж­но от четы­рёх до соро­ка лет, что­бы пер­вая рако­вая клет­ка ста­ла опас­ной опу­хо­лью. Явля­ет­ся ли он острой болез­нью или болез­нью хро­ни­че­ской? Что дела­ем мы на Запа­де, что­бы «лечить землю»?

Наверх»>

Пятьдесят исследователей и «аликаменты»

Док­тор Ришар Боли­во, био­хи­мик и иссле­до­ва­тель, руко­во­дит одной из круп­ней­шей лабо­ра­то­ри­ей моле­ку­ляр­ной меди­ци­ны, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щей­ся на био­ло­гии рака. За два­дцать лет он сотруд­ни­чал с круп­ней­ши­ми фар­ма­цев­ти­че­ски­ми груп­па­ми, таки­ми как AstraZeneca, Novartis, Sandoz, Wyeth или M^rck, что­бы выявить меха­низ­мы воз­дей­ствия анти­ра­ко­вых меди­ка­мен­тов. Пони­мая, как дей­ству­ют эти меди­ка­мен­ты, мож­но наде­ять­ся най­ти новые, име­ю­щие мень­ше побоч­ных эффек­тов. В сво­ём круп­ном цен­тре фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний его коман­да вме­сте с ним сосре­до­то­чи­лась на вопро­сах био­хи­мии, что нахо­дит­ся в тыся­чах кило­мет­ров от того, что бес­по­ко­ит стра­да­ю­щих от болез­ней. И потом, одна­жды, его лабо­ра­то­рия обос­но­ва­лась в новых поме­ще­ни­ях внут­ри дет­ско­го гос­пи­та­ля уни­вер­си­те­та Мон­ре­а­ля. Всё тогда перевернулось.

Его новый сосед, шеф отде­ле­ния онко­ло­гии кро­ви попро­сил его най­ти допол­ни­тель­ные под­хо­ды под­держ­ки, спо­соб­ные сде­лать менее ядо­ви­ты­ми и более эффек­тив­ны­ми химио­те­ра­пию и рент­ге­но­те­ра­пию. « Я открыт ко все­му, что вы смо­же­те най­ти, что­бы помочь нам лечить наших детей, — утвер­ждал он. — Ко все­му, что может соче­тать­ся с суще­ству­ю­щи­ми кур­са­ми лече­ния. Даже если это надо при­ни­мать с пищей.»

Пита­ние? Эта кон­цеп­ция был так дале­ка от меди­цин­ской фар­ма­ко­ло­гии, кото­рой Ришар Бели­во зани­мал­ся в тече­ние два­дца­ти лет! Но после пере­ез­да, что­бы прой­ти в свою лабо­ра­то­рию, он каж­дый день пере­се­кал отде­ле­ние дет­ской лей­ке­мии. Роди­те­ли оста­нав­ли­ва­ли его в кори­до­ре и спра­ши­ва­ли: «Есть ли что-нибудь дру­гое, что мож­но сде­лать для нашей доче­ри? Что-то, что вы нашли недав­но и что мож­но попро­бо­вать? Мы гото­вы сде­лать всё, что угод­но для наше­го ребён­ка.» Самым труд­ным было, когда его оста­нав­ли­ва­ли сами дети. Это его заде­ва­ло за живое, и его мозг воз­буж­дал­ся. Он вста­вал ночью с ощу­ще­ни­ем, что нашёл идею, что­бы убе­дить­ся, проснув­шись окон­ча­тель­но, что она не под­хо­ди­ла. На сле­ду­ю­щий день он сно­ва погру­жал­ся в ана­лиз науч­ной лите­ра­ту­ры в поис­ках пути, по кото­ро­му нуж­но идти. Имен­но таким обра­зом он наткнул­ся одна­жды на рево­лю­ци­он­ную ста­тью, опуб­ли­ко­ван­ную в круп­ном обо­зре­нии Nature.

В тече­ние несколь­ких лет вся фар­ма­цев­ти­че­ская про­мыш­лен­ность нахо­ди­лась в поис­ке новых син­те­ти­че­ских моле­кул, спо­соб­ных бло­ки­ро­вать обра­зо­ва­ние новых кро­ве­нос­ных сосу­дов, необ­хо­ди­мых для роста опу­хо­лей (смот­ри раз­дел 4 об ангио­ге­не­зе). И вот Йихай и Рен­хай Цао, два иссле­до­ва­те­ля инсти­ту­та Каро­лин­ска в Сток­голь­ме, впер­вые про­де­мон­стри­ро­ва­ли, что такой баналь­ный про­дукт пита­ния как чай (наи­бо­лее потреб­ля­е­мый в мире напи­ток после воды) спо­со­бен бло­ки­ро­вать ангио­ге­нез, исполь­зуя те же меха­низ­мы, что и суще­ству­ю­щие меди­ка­мен­ты. Доста­точ­но двух — трёх чашек зелё­но­го чая в день!

Идея пока­за­лась ему яркой. Конеч­но, надо было напра­вить поис­ки в сто­ро­ну пита­ния! Все эпи­де­мио­ло­ги­че­ские дан­ные на самом деле под­твер­жда­ли это: основ­ная раз­ни­ца меж­ду груп­па­ми насе­ле­ни­я­ми, у кото­рых наи­бо­лее высо­кий уро­вень рако­вых забо­ле­ва­ний, и теми, у кого он наи­бо­лее низ­кий, в их пита­нии. Когда у ази­ат­ских жен­щин раз­ви­ва­ет­ся рак гру­ди, или у муж­чин — рак про­ста­ты, их опу­холь зна­чи­тель­но менее агрес­сив­на, чем у жите­ля Запа­да. Вез­де, где пьют зелё­ный чай в изоби­лии, там мень­ше рака. А что, если хими­че­ские моле­ку­лы, содер­жа­щи­е­ся в неко­то­рых про­дук­тах пита­ния явля­ют­ся мощ­ны­ми анти­ра­ко­вы­ми веще­ства­ми? — спро­сил себя Бели­во. И к тому же, в тече­ние 5.000 тысяч лет испы­та­ний на чело­ве­ке они дока­за­ли свою без­вред­ность. Нако­нец, у него было что-то, что он мог пред­ло­жить детям, не под­вер­гая их ни малей­ше­му рис­ку: «анти­ра­ко­вые про­дук­ты пита­ния», или, как Бели­во любит их назы­вать, «али­ка­мен­ты» (пище­вые меди­ка­мен­ты: aliment = про­дукт питания)!

Лабо­ра­то­рия моле­ку­ляр­ной меди­ци­ны дет­ско­го гос­пи­та­ля Сент-Жюстин в Мон­ре­а­ле была одной из наи­бо­лее обо­ру­до­ван­ных в мире для ана­ли­за вли­я­ния хими­че­ских моле­кул на рост рако­вых кле­ток и на ангио­ге­нез кро­ве­нос­ных сосу­дов, кото­рые их пита­ют. Если бы Бели­во решил поста­вить свою коман­ду из пяти­де­ся­ти иссле­до­ва­те­лей, име­ю­щую в сво­ём рас­по­ря­же­нии обо­ру­до­ва­ние на 20 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, на служ­бу иссле­до­ва­ния и поис­ка анти­ра­ко­вых про­дук­тов пита­ния, то зна­чи­тель­ный про­гресс мог бы быть достиг­нут быст­ро. Но это было бы рис­ко­ван­ным реше­ни­ем. Учи­ты­вая, что воз­мож­ность полу­че­ния патен­тов на про­дук­ты пита­ния отсут­ству­ет, то кто опла­тил бы всё это иссле­до­ва­ние? В отсут­ствие боль­ше­го коли­че­ства ощу­ти­мых дока­за­тельств пра­виль­но­сти тако­го под­хо­да не пред­став­ля­лось разум­ным бро­сить­ся в такую аван­тю­ру. Сама жизнь заста­ви­ла Бели­во совер­шить пры­жок, на кото­рый ника­кая дру­гая лабо­ра­то­рия в мире не реши­лась бы.

Наверх»>

Иметь рак и не быть больным

В чет­верг вече­ром он полу­чил без­утеш­ный зво­нок по пово­ду дру­га, кото­рый стра­дал тяжё­лой фор­мой рака под­же­лу­доч­ной желе­зы. Лен­ни жил в Нью-Йор­ке. В гос­пи­та­ле Мемо­ри­ал Сло­ан-Кет­те­ринг — одном из луч­ших онко­ло­ги­че­ских цен­тров в США — ему объ­яви­ли, что ему оста­лось жить все­го несколь­ко меся­цев. Рак под­же­лу­доч­ной желе­зы дей­стви­тель­но явля­ет­ся одним из наи­бо­лее опас­ных. Но Лен­ни был чело­ве­ком из рома­на. Высо­кий, с гро­мо­глас­ным хохо­том и леген­дар­ны­ми при­сту­па­ми гне­ва, он все­гда любил покер и кази­но. Ему сда­ли пло­хие кар­ты, но, в кото­рый раз, он будет пытать свой шанс до кон­ца. Может ли Бели­во пред­ло­жить ему какой-нибудь метод? Лен­ни готов отпра­вить­ся для лече­ния рака под­же­лу­доч­ной желе­зы на край све­та, что­бы под­верг­нуть­ся любо­му экс­пе­ри­мен­таль­но­му про­то­ко­лу (кур­су лечения).

На дру­гом кон­це про­во­да жена Лен­ни гово­ри­ла с тру­дом, так сжи­ма­лось её гор­ло: «Мы живём вме­сте уже трид­цать два года, — ска­за­ла она. — Мы нико­гда не рас­ста­ва­лись. Я не могу пове­рить, что всё закон­чит­ся так гру­бо.» Нам нуж­но все­го лишь немно­го вре­ме­ни, немно­го времени. »

Бели­во попро­сил при­слать ему по фак­су исто­рию болез­ни и на сле­ду­ю­щее утро начал раз­би­рать меж­ду­на­род­ные дан­ные о самых недав­них иссле­до­ва­тель­ских про­то­ко­лах. Но при­ме­ни­тель­но к раку под­же­лу­доч­ной желе­зы их было очень мало, а те, кото­рые име­лись, не каса­лись паци­ен­тов в такой про­дви­ну­той фор­ме. С тяжё­лым серд­цем он тем же вече­ром позво­нил жене Лен­ни, что­бы ска­зать ей о сво­ей неуда­че. Она была в сле­зах: «Я слы­ша­ла о том, что вы инте­ре­су­е­тесь воз­дей­стви­ем пита­ния на рак. Я буду делать всё для Лен­ни, от А до Z, каж­дый день до само­го кон­ца. Он будет делать всё, что я ему ска­жу. Если у вас есть пред­ло­же­ния, мы их все испы­та­ем. Нам нече­го терять.»

Дей­стви­тель­но, терять было нече­го. Если его идеи были пра­виль­ны­ми, то это был как раз момент дать тому, кто в них по-насто­я­ще­му нуж­дал­ся, воз­мож­ность вос­поль­зо­вать­ся ими. Все выход­ные Бели­во про­вёл, погру­зив­шись в MedLine9, соби­рал любые ста­тьи о про­дук­тах пита­ния, кото­рые про­де­мон­стри­ро­ва­ли воз­дей­ствие на рак, счи­тал кон­цен­тра­ции фито­хи­ми­че­ских состав­ля­ю­щих, кото­рых мож­но поста­рать­ся достичь при обыч­ных коли­че­ствах про­дук­тов на кухне, оце­ни­вал био­ло­ги­че­скую эффек­тив­ность про­дук­тов и их усво­е­ние кишеч­ни­ком. В кон­це двух дней интен­сив­ной рабо­ты он соста­вил пер­вый спи­сок «про­дук­тов про­тив рака», кото­рый поз­же дол­жен будет стать кни­гой, имев­шей исклю­чи­тель­ный успех в Кана­де. Этот спи­сок вклю­чал, в част­но­сти, раз­лич­ные капу­сты, брок­ко­ли, чес­нок, сою, зелё­ный чай, кур­ку­му (индий­ский шафран), мали­ну, чер­ни­ку, чёр­ный шоко­лад. Вече­ром в вос­кре­се­нье он позво­нил жене Лен­ни, что­бы сооб­щить ей спи­сок, кото­рый сопро­во­дил клю­че­вым объ­яс­не­ни­ем: «Рак ‑как диа­бет. Им надо зани­мать­ся каж­дый день. У вас есть несколь­ко меся­цев: надо будет есть все эти про­дук­ты, рас­пре­де­лив их по всем при­ё­мам пищи, и нико­гда не откло­нять­ся в сто­ро­ну. Речь не идёт о том, что­бы при­ни­мать их «по слу­чаю». Эти про­дук­ты надо потреб­лять каж­дый день, три раза в день.» Он ука­зал так­же то, что долж­но быть запре­ще­но: все жир­ные веще­ства, за исклю­че­ни­ем олив­ко­во­го или льня­но­го или рап­со­во­го мас­ла, с тем, что­бы избе­жать кис­ло­ты омега‑6, кото­рая акти­ви­зи­ру­ет вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы. Он дал ей несколь­ко япон­ских рецеп­тов, кото­рые знал и осо­бен­но любил. Жена Лен­ни всё запи­са­ла: «Я буду гото­вить ему всё это каж­дый день», пообе­ща­ла она. Это было пер­вое, за что она мог­ла ещё цепляться.

В пер­вые дни она зво­ни­ла часто. Она скру­пу­лёз­но дела­ла всё, что обе­ща­ла, но страх не остав­лял её. Она всё ещё пла­ка­ла в теле­фон: «Я не хочу его поте­рять. я не хочу его поте­рять.» Через несколь­ко недель голос был уже дру­гим: «Впер­вые за четы­ре меся­ца он под­нял­ся, — объ­яви­ла она. — Сего­дня он ел с аппе­ти­том.» Со дня на день улуч­ше­ние под­твер­жда­лось: «Ему луч­ше. Он ходит. Он вышел из дома.» Бели­во не верил сво­им ушам. Это был всё-таки рак под­же­лу­доч­ной желе­зы. Самый ужас­ный, самый агрес­сив­ный, самый сокру­ши­тель­ный. Но сомне­ний не было. Что-то меня­лось в исто­щён­ном теле Ленни.

Лен­ни про­жил четы­ре с поло­ви­ной года. В тече­ние дол­го­го вре­ме­ни его опу­холь ста­би­ли­зи­ро­ва­лась и даже умень­ши­лась почти на чет­верть. Он воз­об­но­вил свою обыч­ную дея­тель­ность, свои поезд­ки. Его онко­лог в Нью-Йор­ке гово­рил, что нико­гда не видел ниче­го подоб­но­го. В тече­ние неко­то­ро­го вре­ме­ни всё про­ис­хо­ди­ло так, как буд­то бы у него был рак, но он не был боль­ным, даже если, в кон­це кон­цов, его орга­низм потер­пел пора­же­ние. Когда Ришар Бели­во рас­ска­зы­ва­ет эту исто­рию, он почти крас­не­ет: «Я впер­вые давал тако­го рода реко­мен­да­ции. Есте­ствен­но, речь шла о един­ствен­ном слу­чае. Из него нель­зя делать ника­ких выво­дов. Но всё-таки. а если это воз­мож­но?» Для иссле­до­ва­те­ля, кото­рый посвя­тил свою жизнь био­ло­гии химио­те­ра­пии, это был шок. Но, по сути, во вре­мя химио­те­ра­пии и после что меша­ет есть луч­ше? Тем более, что нет ника­ких про­ти­во­по­ка­за­ний. В тече­ние после­ду­ю­щих дней Ришар Бели­во про­дол­жал про­сы­пать­ся по ночам. «Что мне делать со всем этим? — спра­ши­вал себя он. — Имею ли я пра­во прой­ти мимо тако­го важ­но­го вкла­да в обще­ствен­ное здра­во­охра­не­ние? При­ем­ле­мо ли не иссле­до­вать систе­ма­ти­че­ски и науч­но этот под­ход через про­дук­ты пита­ния?» Имен­но в это момент он решил начать со сво­ей лабо­ра­то­ри­ей круп­ней­шую про­грам­му иссле­до­ва­ний био­хи­ми­че­ско­го воз­дей­ствия анти­ра­ко­вых про­дук­тов пита­ния, кото­рая была когда-либо пред­при­ня­та. С тех пор резуль­та­ты тако­вы, что про­из­ве­ли пол­ный пере­во­рот в пред­став­ле­ни­ях о наи­луч­шем спо­со­бе защи­тить себя от рака. Вот как.

Наверх»>

Зерно и парниковая земля

Про­фес­сор Колин Кем­п­белл из уни­вер­си­те­та Кор­нель, автор одно­го из круп­ней­ших иссле­до­ва­ний, кото­рое когда-либо было реа­ли­зо­ва­но, о свя­зи меж­ду раком и пище­вы­ми обы­ча­я­ми, про­вёл своё дет­ство на фер­ме. Воз­мож­но, его опыт жиз­ни на зем­ле при­го­дил­ся, посколь­ку он луч­ше, чем кто-либо сумел сфор­му­ли­ро­вать соот­но­ше­ние меж­ду раз­ви­ти­ем рака и пита­ни­ем. Дей­стви­тель­но, он срав­ни­ва­ет три эта­па роста опу­хо­ли (началь­ная ста­дия, акти­ви­ро­ва­ние и рас­про­стра­не­ние) с тре­мя эта­па­ми роста сор­ных трав. Началь­ная ста­дия явля­ет­ся фазой, когда зер­но бро­ше­но в зем­лю. Акти­ви­ро­ва­ние — той, когда зер­но ста­но­вит­ся рас­те­ни­ем.Рас­про­стра­не­ние — той, когда оно бес­кон­троль­но раз­рас­та­ет­ся, захва­ты­вая гряд­ки цве­тов, аллеи садов и до тро­туа­ров на ули­цах. Рас­те­ние, кото­рое не раз­рас­та­ет­ся бес­кон­троль­но, не явля­ет­ся сор­ня­ком*.

Началь­ная ста­дия — при­сут­ствие потен­ци­аль­но опас­но­го зер­на — в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни зави­сит от наших ген или ядо­ви­тых веществ в нашей окру­жа­ю­щей сре­де (облу­че­ние, кан­це­ро­ген­ные хими­че­ские веще­ства, .). Но его рост (акти­ви­ро­ва­ние) зави­сит от суще­ство­ва­ния усло­вий, необ­хо­ди­мых для его выжи­ва­ния: бла­го­при­ят­ная поч­ва, вода и солнце.

В кни­ге, кото­рую он посвя­тил трид­ца­ти пяти годам сво­их экс­пе­ри­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний о роли фак­то­ров пита­ния в раз­ви­тии рака, Кем­п­белл заклю­чил: «Акти­ви­ро­ва­ние может быть обра­ти­мым в зави­си­мо­сти от того, полу­чит или нет пер­вая рако­вая мик­ро­опу­холь усло­вия, необ­хо­ди­мые для её роста. Имен­но на этом уровне фак­то­ры пита­ния игра­ют такую важ­ную роль. Неко­то­рые из этих фак­то­ров («акти­ва­то­ры») обес­пе­чи­ва­ют пита­ние для роста рака. Дру­гие («анти­ак­ти­ва­то­ры») его замед­ля­ют. Рак раз­ви­ва­ет­ся, когда акти­ва­то­ров боль­ше, чем анти­ак­ти­ва­то­ров. Он замед­ля­ет­ся или оста­нав­ли­ва­ет­ся, когда доми­ни­ру­ют анти­ак­ти­ва­то­ры. Это меха­низм балан­си­ра. Нет необ­хо­ди­мо­сти излишне под­чёр­ки­вать пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние этой обратимости.

Даже когда созда­ны усло­вия пита­ния для мак­си­маль­но­го акти­ви­ро­ва­ния рака — в слу­чае запад­но­го режи­ма пита­ния — счи­та­ет­ся, что мень­ше, чем одной рако­вой клет­ке из 10.000 уда­ёт­ся стать опу­хо­лью, спо­соб­ной захва­ты­вать тка­ни. При воз­дей­ствии на зем­лю, в кото­рую были бро­ше­ны эти зёр­на рака, ста­но­вит­ся воз­мож­ным, сле­до­ва­тель­но, зна­чи­тель­но умень­шить их шан­сы на раз­ви­тие. Воз­мож­но, что как раз это и про­ис­хо­дит у ази­а­тов, у кото­рых столь­ко же мик­роопу­хо­лей в теле, что и у жите­лей Запа­да, но у кото­рых они не ста­но­вят­ся агрес­сив­ны­ми рако­вы­ми опу­хо­ля­ми. Как и в саду «био», мож­но научить­ся управ­лять сор­ня­ка­ми, управ­ляя харак­те­ром поч­вы: запре­щать то, что их пита­ет — «акти­ва­то­ры» — и, напро­тив, постав­лять в изоби­лии пита­тель­ные веще­ства, кото­рые не допус­ка­ют их роста — «анти­ак­ти­ва­то­ры».

Это имен­но то, что понял вели­кий англий­ский хирург Сте­фен Пей­джит, кото­рый в 1889 г. опуб­ли­ко­вал в Lancet сен­са­ци­он­ную ста­тью, кото­рая по-преж­не­му сохра­ня­ет свой авто­ри­тет и сто два­дцать лет спу­стя. Он изло­жил в ней свою гипо­те­зу, кото­рой дал назва­ние, достой­ное бас­ни Ля Фон­те­на: «Зер­но и пар­ни­ко­вая земля».

Веком поз­же в англий­ском обо­зре­нии Nature иссле­до­ва­те­ли Иссле­до­ва­тель­ско­го Рако­во­го Инсти­ту­та уни­вер­си­те­та Сан-Фран­цис­ко про­де­мон­стри­ро­ва­ли акту­аль­ность этой идеи, в том чис­ле и на очень агрес­сив­ных рако­вых клет­ках. Если окру­жа­ю­щая сре­да опу­хо­ли лише­на необ­хо­ди­мых для роста вос­па­ли­тель­ных фак­то­ров, то ей не уда­ёт­ся раз­ви­вать­ся. Так вот, эти вос­па­ли­тель­ные фак­то­ры — эти удоб­ре­ния для рака — напря­мую зави­сят от наше­го пита­ния: рафи­ни­ро­ван­ный сахар, кото­рый повы­ша­ет уро­вень инсу­ли­на и ИРФ (инсу­ли­но­по­доб­но­го фак­то­ра роста), спо­соб­ству­ю­щих раз­ви­тию вос­па­ле­ний; нехват­ка омега‑3 и изли­шек омега‑6, кото­рые пре­вра­ща­ют­ся в моле­ку­лы вос­па­ле­ния; гор­мо­ны роста, при­сут­ству­ю­щие в мясе или неко­то­рых молоч­ных про­дук­тах, кото­рые так­же сти­му­ли­ру­ют ИРФ. Напро­тив, пита­ние постав­ля­ет так­же «анти­ак­ти­ва­то­ры»: все фито­хи­ми­че­ские состав­ля­ю­щие неко­то­рых ово­щей или неко­то­рых фрук­тов, кото­рые напря­мую урав­но­ве­ши­ва­ют вос­па­ли­тель­ные меха­низ­мы (смот­ри ниже).

Когда Ришар Бели­во упо­ми­на­ет сего­дня запад­ный режим пита­ния в све­те сво­их резуль­та­тов, он не скры­ва­ет сво­е­го потря­се­ния: «Со всем тем, что я узнал во вре­мя этих лет иссле­до­ва­ний, и если бы меня попро­си­ли раз­ра­бо­тать режим пита­ния, кото­рый мак­си­маль­но бла­го­при­ят­ству­ет раз­ви­тию рака, я не мог бы сде­лать луч­ше, чем наш нынеш­ний режим!»

То же самое для опу­хо­лей. Родин­ки, напри­мер, явля­ют­ся опу­хо­ля­ми. Они могут появ­лять­ся, уве­ли­чи­вать­ся или исче­зать, но они ведут себя циви­ли­зо­ван­ным обра­зом. Они не захва­ты­ва­ют сосед­ние тка­ни боль­ше, чем на несколь­ко мил­ли­мет­ров, и нико­гда не рас­про­стра­ня­ют­ся в сто­ро­ну дру­гих орга­нов или частей тела. Они не явля­ют­ся «сор­ня­ка­ми» и име­ют даже эсте­ти­че­ское зна­че­ние, как цветы.

Продукты питания, которые действуют как медикаменты

Если неко­то­рые про­дук­ты пита­ния наше­го режи­ма могут слу­жить удоб­ре­ни­ем для рака, то дру­гие, напро­тив, содер­жат дра­го­цен­ные анти­ра­ко­вые моле­ку­лы. Речь идёт не толь­ко о тра­ди­ци­он­ных мине­ра­лах, вита­ми­нах или анти­ок­си­дан­тах (про­ти­во­окис­ли­те­лях). Недав­ние откры­тия идут намно­го дальше.

В при­ро­де, перед лицом агрес­сий рас­те­ния не могут ни убе­жать, ни сра­жать­ся. Для того, что­бы выжить, они долж­ны воору­жить­ся мощ­ны­ми моле­ку­ла­ми, спо­соб­ны­ми защи­тить их про­тив бак­те­рий, насе­ко­мых и нена­стья. Эти моле­ку­лы явля­ют­ся фито­хи­ми­че­ски­ми ком­по­нен­та­ми с анти­мик­роб­ны­ми, про­ти­во­гриб­ко­вы­ми и инсек­ти­цид­ны­ми (для истреб­ле­ния насе­ко­мых) свой­ства­ми, кото­рые воз­дей­ству­ют на био­ло­ги­че­ские меха­низ­мы потен­ци­аль­ных агрес­со­ров. Рас­те­ния обла­да­ют так­же анти­ок­си­дант­ны­ми свой­ства­ми для защи­ты от сыро­сти и сол­неч­ных лучей (анти­ок­си­дан­ты пре­пят­ству­ют обра­зо­ва­нию кле­точ­ной «ржав­чи­ны», когда хруп­кие меха­низ­мы клет­ки под­вер­же­ны раз­ру­ша­ю­щим свой­ствам кислорода).

Фигу­ра 1 — Про­дук­ты пита­ния или меди­ка­мен­ты? Неко­то­рые про­дук­ты пита­ния содер­жат моле­ку­лы, при­знан­ные науч­ным сооб­ще­ством осо­бо мощ­ны­ми про­тив рака. Эта таб­ли­ца взя­та частич­но из меж­ду­на­род­но­го обо­зре­ния Nature.

Свер­ху вниз: Чес­нок (дисуль­фо­ди­ал­лиль) — Рож­ко­вид­ная вешен­ка (лен­ти­нан / имму­но­мо­ду­ля­тор) Капу­ста (индол-3-кар­би­нол/д­ре­вес­ный спирт)

Роз­ма­рин (кар­но­зол)

Мали­на (элла­го­вая кис­ло­та / дубиль­ная) — Зелё­ный чай (эпи­гал­ло­ка­те­хин-3-гал­лат) Вино­град (рез­ве­ра­трол)

Имбирь (гин­ге­рол)    —    Брок­ко­ли    (суль­фо­ра­фан)

Соя (гени­сте­ин — вхо­дит в состав сое­во­го бел­ка) — Кур­ку­ма / индий­ский шафран

(кур­ку­мин)

- Поми­дор (лико­пин)

Цен­траль­ная вкладка:

Фигу­ра 1 — Рас­пре­де­ле­ние раков гру­ди в мире (в одном и том же воз­расте). Наи­бо­лее под­вер­жен­ны­ми явля­ют­ся запад­ные, наи­бо­лее раз­ви­тие стра­ны. То же рас­пре­де­ле­ние нахо­дят и у боль­шин­ства раков (яич­ни­ка, тол­стой киш­ки, под­же­лу­доч­ной желе­зы, яичек, .), неза­ви­си­мо от того, суще­ству­ют или нет систе­мы ран­не­го выяв­ле­ния. База дан­ных МАИР (Меж­ду­на­род­но­го агент­ства по изу­че­нию рака) в струк­ту­ре ВОЗ.

Доступ­на на www. dep.iarc.fr Рак груди

Часто­та забо­ле­ва­ний на 100.000 жителей

Фигу­ра 2 — Рас­пре­де­ле­ние раков про­ста­ты в мире (в одном и том же воз­расте). Рас­пре­де­ле­ние очень близ­кое к рас­пре­де­ле­нию раков гру­ди. База дан­ных МАИР (Меж­ду­на­род­но­го агент­ства по изу­че­нию рака) в струк­ту­ре ВОЗ.

Доступ­на на www. dep.iarc.fr Рак простаты

Часто­та забо­ле­ва­ний на 100.000 жителей

Фигу­ра 3‑А — Рако­вая клет­ка S180 с мик­ро­вор­син­ка­ми в брюш­ной поло­сти мыши, уяз­ви­мой к раку.

Рако­вая клет­ка перед нападением.

Фигу­ра 3‑Б — В брюш­ной поло­сти невос­при­им­чи­вой мыши: рако­вая клет­ка S180 ата­ко­ва­на есте­ствен­ны­ми клет­ка­ми-убий­цам иммун­ной системы.

Есте­ствен­ная клетка-убийца

Фигу­ра 3‑В — Её поверх­ность ста­но­вит­ся глад­кой (поте­ря мик­ро­вор­си­нок), про­ни­зан­ной дыр­ка­ми. Она опу­сто­ша­ет­ся от сво­е­го содер­жи­мо­го и теря­ет свою выпук­лую форму.

Раз­ру­шен­ная рако­вая клетка.

Фигу­ра 4‑А — Ангио­ге­нез явля­ет­ся про­цес­сом обра­зо­ва­ния новых кро­ве­нос­ных сосу­дов. Этот про­цесс пре­вра­ща­ет неболь­шую груп­пу рако­вых кле­ток (кото­рую назы­ва­ют опу­хо­лью in situ / в есте­ствен­ной сре­де) в боль­шую мас­су, спо­соб­ную рас­про­стра­нят­ся в дру­гие органы.

Фигу­ра 4‑Б — Про­цес­сы, кото­рые замед­ля­ют анго­и­ге­нез, могут умень­шить раз­мер опу­хо­лей и под­дер­жи­вать их в латент­ном / непро­яв­лен­ном состоянии.

Фигу­ра 5 — Нор­маль­ный вос­па­ли­тель­ный про­цесс. Повре­жде­ние тка­ни при­вле­ка­ет иммун­ные клет­ки; они пре­сле­ду­ют бак­те­рии и сти­му­ли­ру­ют рост кле­ток и кро­ве­нос­ных сосу­дов для того, что­бы заде­лать обра­зо­вав­шу­ю­ся брешь. После того, как ткань вос­ста­нов­ле­на, ситу­а­ция быст­ро воз­вра­ща­ет­ся к нормальной.

Наверх»>

Вос­па­ле­ние

Повре­жде­ние ткани

Про­из­вод­ство цито­ки­нов и хими­ки­нов                                   Сти­му­ля­ция роста здо­ро­вых клеток

При­зыв иммун­ных кле­ток                         Иммун­ная клетка

и сти­му­ля­ция                                                                                              Кро­ве­нос­ный сосуд

роста кро­ве­нос­ных сосудов

Воз­вра­ще­ние к нор­маль­но­му состоянию

Фигу­ра 6 — Пороч­ный круг рака. Рако­вые клет­ки исполь­зу­ют есте­ствен­ные вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы для того, что­бы питать свой соб­ствен­ный рост. Они дей­ству­ют как рана, кото­рая не зажи­ва­ет: они сами про­из­во­дят веще­ства, спо­соб­ству­ю­щие вос­па­ле­нию. Эти веще­ства раз­жи­га­ют рост опу­хо­ли, застав­ля­ют рас­ти кро­ве­нос­ные сосу­ды, в кото­рых она нуж­да­ет­ся, и при­вле­ка­ют «разору­жён­ные» иммун­ные клет­ки, кото­рые, в свою оче­редь, про­из­во­дят ещё боль­ше таких же веществ

Рако­вая клетка

Про­из­вод­ство цито­ки­нов и хими­ки­нов    Сти­му­ля­ция раз­мно­же­ния рако­вых клеток

При­зыв иммун­ных кле­ток                               Иммун­ная    клетка

и сти­му­ля­ция                                                            Кро­ве­нос­ный сосуд

роста кро­ве­нос­ных сосудов

Обра­зо­ва­ние микроопухоли

Дез­ак­ти­ви­ро­ван­ные иммун­ные клет­ки, содей­ству­ю­щие про­из­вод­ству цито­ки­нов и химикинов 

Актив­ная опухоль

Ангио­ге­нез

Фигу­ра 7 — «Цир­ку­ли­ру­ю­щий мозг» теря­ет свою регу­ли­ров­ку: пси­хо­ло­ги­че­ский стресс при­во­дит к высво­бож­де­нию норад­ре­на­ли­на и гид­ро­кор­ти­зо­на. Они выво­дят из рав­но­ве­сия дея­тель­ность иммун­ных кле­ток: чрез­мер­ное про­из­вод­ство веществ, спо­соб­ству­ю­щих вос­па­ле­нию, и подав­ле­ние борь­бы про­тив рако­вых кле­ток. В свою оче­редь, веще­ства, про­из­ве­дён­ные иммун­ны­ми клет­ка­ми, нор­маль­ная рабо­та кото­рых нару­ше­на, дей­ству­ют на мозг.

Стресс                                                                                                                                    Мозг

Гипо­та­ла­мус / подбугорье 

Гипо­физ

Опу­холь

Цито­ки­ны

Хими­ки­ны

Норад­ре­на­лин    Иммун­ные    клетки

Кор­ти­зол

Над­по­чеч­ная железа 

Поч­ка

Наверх»>

Зелёный чай блокирует захват тканей и ангиогенез

Чай, к при­ме­ру, кото­рый рас­тёт в осо­бен­но влаж­ных кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях, содер­жит мно­го­чис­лен­ные поли­фе­но­лы, назы­ва­е­мые кате­хи­на­ми. Сре­ди послед­них эпи­гал­ло­ка­те­хин-3-гал­лат — или ЭГКГ — явля­ет­ся одной из пита­тель­ных моле­кул, наи­бо­лее мощ­ных про­тив меха­низ­мов, необ­хо­ди­мых для захва­та тка­ней и обра­зо­ва­ния новых сосу­дов рако­вы­ми клет­ка­ми. Она раз­ру­ша­ет­ся во вре­мя бро­же­ния, необ­хо­ди­мо­го для про­из­вод­ства чёр­но­го чая, но она в изоби­лии при­сут­ству­ет в чае, остав­шем­ся «зелё­ным» (непе­ре­бро­див­шим). После двух или трёх чашек зелё­но­го чая, ЭГКГ предо­ста­точ­но при­сут­ству­ет в кро­ви и рас­про­стра­ня­ет­ся по все­му орга­низ­му по неболь­шим сосу­ди­кам-капи­ля­рам, кото­рые окру­жа­ют и пита­ют каж­дую клет­ку тела. Она рас­по­ла­га­ет­ся на поверх­но­сти этих кле­ток и внед­ря­ет­ся в выклю­ча­те­ли («рецеп­то­ры» / чув­стви­тель­ные нерв­ные окон­ча­ния), функ­ция кото­рых заклю­ча­ет­ся в том, что­бы дать сиг­нал, кото­рый поз­во­ля­ет захват тка­ней чужи­ми клет­ка­ми, таки­ми как рако­вые. ЭГКГ спо­соб­на так­же бло­ки­ро­вать рецеп­то­ры, кото­рые запус­ка­ют созда­ние новых сосу­дов. Рецеп­то­ры не отве­ча­ют боль­ше на коман­ды, кото­рые посы­ла­ют им рако­вые клет­ки — через вос­па­ли­тель­ные фак­то­ры — для захва­та сосед­них тка­ней и изго­тов­ле­ния новых сосу­дов, необ­хо­ди­мых для роста опухолей.

Ришар Бели­во и его коман­да про­те­сти­ро­ва­ли в сво­ей лабо­ра­то­рии моле­ку­ляр­ной меди­ци­ны в Мон­ре­а­ле воз­дей­ствие ЭГКГ зелё­но­го чая на мно­го­чис­лен­ные штам­мы рако­вых кле­ток. Они наблю­да­ли, что она зна­чи­тель­но замед­ля­ет рост кле­ток бело­кро­вия / лей­ке­мии, рака гру­ди, про­ста­ты, почек, кожи и рта.

Зелё­ный чай дей­ству­ет так­же как обез­за­ра­жи­ва­тель орга­низ­ма. Он акти­ви­ру­ет меха­низ­мы пече­ни, кото­рые поз­во­ля­ют быст­рее устра­нять кан­це­ро­ген­ные ядо­ви­тые веще­ства из орга­низ­ма. У мышей он даже бло­ки­ру­ет воз­дей­ствие хими­че­ских кан­це­ро­ге­нов, ответ­ствен­ных за опу­хо­ли гру­ди, лёг­ких, пище­во­да, желуд­ка или тол­стой кишки.

___________

Зелёный чай и рентгенотерапия

Для детей, кото­рые стра­да­ют опу­хо­лью моз­га, не име­ет­ся боль­шо­го выбо­ра мето­дов тера­пии. Рент­ге­но­те­ра­пия, исполь­зу­е­мая для взрос­лых, часто слиш­ком опас­на для их быст­ро раз­ви­ва­ю­ще­го­ся моз­га. Но клет­ки медул­лоб­ла­сто­мы (опу­хо­ли из кле­ток кост­но­го моз­га) намно­го чув­стви­тель­нее к очень сла­бым дозам рент­ге­но­те­ра­пии, если их сна­ча­ла сде­ла­ют более « чув­стви­тель­ны­ми» к лече­нию с помо­щью актив­ных моле­кул — исовер­шен­но без­опас­ных — зелё­но­го чая._

___________

Фигу­ра 2 — Актив­ные моле­ку­лы зелё­но­го чая уси­ли­ва­ют воз­дей­ствие рент­ге­но­те­ра­пии на клет­ки опу­хо­ли моз­га, повы­шая их «чув­стви­тель­ность» к излучению.

По гори­зон­та­ли: Без лече­ния — Толь­ко рент­ге­но­те­ра­пия — Рент­ге­но­те­ра­пия + зелё­ный чай

По вер­ти­ка­ли: Коли­че­ство кле­ток опу­хо­ли мозга.

Нако­нец, его эффект ещё более пора­зи­те­лен, когда он ком­би­ни­ру­ет­ся с дру­ги­ми моле­ку­ла­ми, обыч­но пред­став­лен­ны­ми в пита­нии в Азии. Напри­мер, когда зелё­ный чай ком­би­ни­ру­ет­ся с соей. Лабо­ра­то­рия пита­ния и обме­на веществ Гар­вар­да про­де­мон­стри­ро­ва­ла на мышах, что ком­би­на­ция зелё­ный чай + соя уси­ли­ва­ла защит­ное воз­дей­ствие каж­до­го эле­мен­та, взя­то­го отдель­но, и это как для опу­хо­лей про­ста­ты, так и для опу­хо­лей гру­ди. Иссле­до­ва­те­ли так заклю­ча­ют свою ста­тью: «Наше иссле­до­ва­ние пред­по­ла­га­ет, что ком­би­на­ция фито­хи­ми­че­ских ком­по­нен­тов сои + зелё­но­го чая мог­ла бы быть исполь­зо­ва­на в каче­стве пище­во­го режи­ма, потен­ци­аль­но эффек­тив­но­го для сдер­жи­ва­ния раз­ви­тия эст­ро­ген-пози­тив­но­го рака гру­ди [наи­бо­лее рас­про­стра­нён­но­го].» На исклю­чи­тель­но осто­рож­ном язы­ке, кото­рый харак­те­рен для науч­ных ста­тей о раке ( а так­же сти­лю иссле­до­ва­те­лей Гар­вард­ско­го уни­вер­си­те­та), эти сло­ва пол­ны гро­мад­но­го смысла.

Соя блокирует опасные гормоны

Соя так­же обла­да­ет фито­хи­ми­че­ски­ми моле­ку­ла­ми, весь­ма актив­ны­ми про­тив меха­низ­мов, необ­хо­ди­мых для выжи­ва­ния и раз­ви­тия рака. Речь идёт об изо­фла­во­нах сои, в осо­бен­но­сти о гени­сте­ине, даид­зе­ине и гли­ци­те­ине. Их назы­ва­ют «фито­эст­ро­ге­на­ми», пото­му что эти моле­ку­лы очень похо­жи на жен­ские эст­ро­ге­ны. Извест­но, что изоби­лие эст­ро­ге­нов (при­род­ных или хими­че­ских) у жите­лей Запа­да явля­ет­ся одной из основ­ных при­чин эпи­де­мии рака гру­ди. По этой при­чине гор­мо­наль­ное заме­ща­ю­щее лече­ние для

жен­щин в пери­о­де кли­мак­са выпи­сы­ва­ют теперь с боль­шой осто­рож­но­стью*. Фито­эст­ро­ге­ны сои в тыся­чу раз менее актив­ны био­ло­ги­че­ски, чем при­род­ные жен­ские эст­ро­ге­ны. Посколь­ку они дей­ству­ют по тому же прин­ци­пу, что и Тамок­си­фен — широ­ко исполь­зу­е­мый для предот­вра­ще­ния реци­ди­ва рака гру­ди — их при­сут­ствие в кро­ви умень­ша­ет поэто­му сверх­сти­му­ля­цию орга­низ­ма эст­ро­ге­на­ми и, сле­до­ва­тель­но, мог­ло бы замед­лить рост любых эст­ро­ген-пози­тив­ных опу­хо­лей. Нуж­но отме­тить, тем не менее, что защит­ное дей­ствие сои про­тив рака гру­ди было про­де­мон­стри­ро­ва­но точ­ным обра­зом толь­ко у жен­щин, кото­рые потреб­ля­ют её с отро­че­ства. Защит­ный эффект про­тив рака не дока­зан, если потреб­ле­ние начи­на­ет­ся во взрос­лом воз­расте. (Вни­ма­ние: это

бла­го­при­ят­ное дей­ствие спра­вед­ли­во толь­ко для сои, потреб­ля­е­мой в пище­вых дозах. Пред­став­ля­ет­ся, что кон­цен­три­ро­ван­ные экс­трак­ты изо­фла­во­нов, про­да­ва­е­мые в виде пище­вых доба­вок в пери­о­де кли­мак­са, несут, напро­тив, риск акти­ви­ро­вать рост опу­хо­лей). Посколь­ку гени­сте­ин очень похож на муж­ские гор­мо­ны, кото­рые сти­му­ли­ру­ют рост рака про­ста­ты, воз­мо­жен такой защит­ный меха­низм у муж­чин, кото­рые регу­ляр­но потреб­ля­ют сою.

К тому же, так же как и ЭГКГ зелё­но­го чая, изо­фла­во­ны сои дей­ству­ют так­же, бло­ки­руя ангио­ге­нез. Сле­до­ва­тель­но, они игра­ют важ­ную роль во мно­гих дру­гих видов рака, поми­мо рака гру­ди и про­ста­ты. Соя в раз­лич­ных фор­мах (сое­вый тво­рог тофу, напи­ток тем­пе, суп мисо, сое­вый йогурт, про­рос­шие зёр­на, .) явля­ет­ся, сле­до­ва­тель­но, важ­ной состав­ля­ю­щей анти­ра­ко­во­го режи­ма питания.

__________

Соя и рак груди

Неко­то­рым паци­ент­кам, стра­да­ю­щим от рака гру­ди, сове­то­ва­ли не потреб­лять про­дук­ты на базе сои. На самом деле общее мне­ние в науч­ной лите­ра­ту­ре на эту тему пред­по­ла­га­ет, что нет ника­ко­го опас­но­го воз­дей­ствия сои на рак гру­ди, за исклю­че­ни­ем неко­то­рых экс­пе­ри­мен­тов с пище­вы­ми добав­ка­ми в боль­ших дозах, кото­рые не реко­мен­ду­ют­ся. Пред­став­ля­ет­ся, что соя, потреб­ля­е­мая регу­ляр­но (каж­дый день), может умень­шить опас­ное воз­дей­ствие ксе­нэст­ро­ге­нов, осо­бен­но в рам­ках пита­ния, бога­то­го на анти­ра­ко­вые ком­по­нен­ты (зелё­ный чай, кре­сто­цвет­ные ово­щи, .), при том, что коли­че­ства оста­ют­ся пище­вы­ми (избе­гать добав­ки изо­фла­во­на). В ожи­да­нии более точ­ных науч­ных дан­ных Фран­цуз­ское Агент­ство сани­тар­ной без­опас­но­сти про­дук­тов пита­ния (AFSSA) реко­мен­ду­ет жен­щи­нам, у кото­рых был рак гру­ди, потреб­лять толь­ко уме­рен­ные коли­че­ства сои (не боль­ше, чем один сое­вый йогурт в день или ста­кан «сое­во­го моло­ка»)._

__________

Куркума (индийский шафран) является мощным противовоспалительным средством

Дру­гой пре­крас­ный при­мер исклю­чи­тель­но эффек­тив­ной кули­нар­ной ком­би­на­ции так­же при­шёл из Азии. На этот раз речь идёт о спе­ции с уди­ви­тель­ны­ми свой­ства­ми: кур­ку­ме. Инду­сы в сред­нем потреб­ля­ют 1,5 — 2 г в день кур­ку­мы (от чет­вер­ти до поло­ви­ны кофей­ной лож­ки), основ­ной спе­ции, вхо­дя­щей в кар^^пу), кото­ро­му она при­да­ёт оран­же­вый цвет. Это так­же один из наи­бо­лее исполь­зу­е­мых ком­по­нен­тов в аюрве­ди­че­ской (древ­не­ин­дий­ской) меди­цине за его про­ти­во­вос­па­ли­тель­ные свой­ства. Ника­кой дру­гой пище­вой ком­по­нент не явля­ет­ся таким мощ­ным про­ти­во­вос­па­ли­тель­ным сред­ством, как жёл­тая пуд­ра это­го кор­ня. Основ­ной моле­ку­лой, опре­де­ля­ю­щей этот эффект, явля­ет­ся кур­ку­мин. В лабо­ра­тор­ных усло­ви­ях он замед­ля­ет рост очень боль­шо­го коли­че­ства раков: напри­мер, тол­стой киш­ки, пече­ни, желуд­ка, яич­ни­ка и лей­ке­мии. Он

В США уро­вень рака гру­ди сни­зил­ся впер­вые за мно­гие годы после ради­каль­но­го умень­ше­ния назна­че­ния гор­мо­наль­но­го заме­ща­ю­ще­го лечения

вли­я­ет так­же на ангио­ге­нез и застав­ля­ет рако­вые клет­ки уме­реть (посред­ством само­убий­ствен­но­го кле­точ­но­го про­цес­са, име­ну­е­мо­го «апо­пто­зом» (про­цес­сом «запро­грам­ми­ро­ван­ной» гибе­ли кле­ток). У мышей кур­ку­мин пре­ду­пре­жда­ет появ­ле­ние мно­гих видов опу­хо­лей, вызы­ва­е­мых хими­че­ски­ми кан­це­ро­ге­на­ми. Поэто­му не уди­ви­тель­но, что в одном и том же воз­расте у инду­сов в 8 раз мень­ше раков лёг­ких, чем у жите­лей Запа­да, в 9 раз мень­ше раков тол­стой киш­ки, в 5 раз мень­ше раков гру­ди или в 10 раз мень­ше раков поч­ки. И это несмот­ря на воз­дей­ствие мно­го­чис­лен­ных кан­це­ро­ге­нов, при­сут­ству­ю­щих в окру­жа­ю­щей сре­де, по-види­мо­му, в зна­чи­тель­но боль­шем мас­шта­бе, чем на Западе.

В Рако­вом Цен­тре М. Д. Андер­со­на в Хью­стоне про­фес­сор Бха­рат Аггарвал счи­та­ет­ся пре­крас­ным отри­ца­те­лем тра­ди­ций. Один их наи­бо­лее цити­ру­е­мых в мире иссле­до­ва­тель в онко­ло­гии, он явля­ет­ся одним из руко­во­ди­те­лей экс­пе­ри­мен­таль­ной тера­пев­ти­че­ской лабо­ра­то­рии рака. Как и у док­то­ра Бели­во из Мон­ре­а­ля, его отлич­ные зна­ния в био­хи­мии и фар­ма­ко­ло­гии не поме­ша­ли ему быть откры­тым ко все­му, что мог­ло внес­ли вклад в борь­бу про­тив рака. В пери­од его моло­до­сти в Бата­ле, в Пен­джа­бе, аюрве­ди­че­ская (древ­не­ин­дий­ская) меди­ци­на на базе рас­те­ний была «един­ствен­ной меди­ци­ной, кото­рая была у нас», гово­рит он. Он пре­крас­но пом­нит о её эффективности.

Полу­чив сте­пень кан­ди­да­та наук (PhD) в Берк­лей, он стал пер­вым био­ло­гом, при­ня­тым на рабо­ту в Gegentech — зна­ме­ни­тую фир­му по гене­ти­че­ской меди­цин­ской инже­не­рии — для выяв­ле­ния новых моле­ку­ляр­ных кур­сов лече­ния рака. Имен­но там, в 90е годы он открыл роль вос­па­ли­тель­ных фак­то­ров в раз­ви­тии опу­хо­лей, в том чис­ле зна­ме­ни­то­го NF-kappaB. Поз­же он напи­сал, что регу­ли­ро­ва­ние пагуб­но­го воз­дей­ствия NF-kappaB в забо­ле­ва­нии раком явля­ет­ся «вопро­сом жиз­ни или смер­ти». С тех пор он не пре­кра­ща­ет поис­ки сред­ства про­ти­во­дей­ство­вать этим меха­низ­мам, кото­рые он про­де­мон­стри­ро­вал миру.

Кур­ку­ма упо­ми­на­ет­ся в меди­цин­ских трак­та­тах Индии, Китая, Тибе­та и Сред­не­го Восто­ка в тече­ние более 2.000 лет. Аггарвал вспом­нил об этой жёд­той пуд­ре, все­гда при­сут­ству­ю­щей на семей­ной кухне. Было вполне есте­ствен­ным изу­чить её в первую оче­редь. Но нуж­но было оце­нить её точ­но так­же, как если бы речь шла о новой моле­ку­ле, полу­чен­ной фар­ма­цев­ти­че­ской промышленностью.

Аггарвал пока­зы­ва­ет сна­ча­ла, что кур­ку­мин явля­ет­ся очень актив­ным про­тив рако­вых кле­ток в куль­ту­ре (пита­тель­ной сре­де). Затем, в 2005 г. он дока­зы­ва­ет, что он спо­со­бен воз­дей­ство­вать на опу­хо­ли гру­ди, пере­са­жен­ные мышам, кото­рые боль­ше не реа­ги­ро­ва­ли на химио­те­ра­пию в виде Тaxol .

У этих мышей добав­ка пище­вых доз кур­ку­ми­на умень­ша­ла впе­чат­ля­ю­щим обра­зом про­грес­сию мета­стаз. Так­же нахо­ди­ли мик­ро­опу­хо­ли, рас­се­ян­ные в лёг­ких, но они не мог­ли боль­ше рас­ти и не пред­став­ля­ли боль­ше реаль­ной угро­зы. Для онко­ло­гов очень серьёз­но­го Рако­во­го Цен­тра М. Д. Андер­со­на эти неве­ро­ят­ные резуль­та­ты, полу­чен­ные с помо­щью бабуш­ки­ных лекар­ствен­ных средств, были недо­стой­ны рас­смот­ре­ния. До само­го недав­не­го вре­ме­ни, когда док­тор Джон Мен­дель­сон, пре­зи­дент Цен­тра и один из наи­бо­лее вли­я­тель­ных онко­ло­гов США, не ока­зал­ся на той же кон­фе­рен­ции, что и Аггарвал, и не остал­ся дослу­шать его пре­зен­та­цию до кон­ца. Он немед­лен­но подо­шёл к нему пого­во­рить: «Я совер­шен­но не пред­став­лял себе, что науч­ные дока­за­тель­ства того, что вы выдви­га­е­те, явля­ют­ся таки­ми солид­ны­ми!», заявил он, изум­лён­ный. По воз­вра­ще­нии в Хью­стон он дал зелё­ный свет для нача­ла трёх кли­ни­че­ских про­ве­рок с кур­ку­мой: с наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щим­ся раком кро­ви (мно­же­ствен­ной мие­ло­мой), гине­ко­ло­ги­че­ским раком и по предот­вра­ще­нию рака лёг­ких у людей с высо­ким риском. Эти иссле­до­ва­ния про­во­дят­ся сей­час и их резуль­та­ты ещё неизвестны.

Taxol рас­смат­ри­ва­ет­ся как один из ред­ких меди­ка­мен­тов, эффек­тив­ным про­тив мета­ста­ти­че­ско­го рака гру­ди, но он успе­шен толь­ко мень­ше, чем в поло­вине случаев.

Кур­ку­ма вели­ко­леп­но иллю­стри­ру­ет роль вели­ких кули­нар­ных тра­ди­ций в срав­не­нии с потреб­ле­ни­ем изо­ли­ро­ван­ных ком­по­нен­тов. На Тай­ване иссле­до­ва­те­ли, кото­рые попы­та­лись лечить рако­вые опу­хо­ли кур­ку­мой в жела­ти­ноз­ных кап­су­лах, выяс­ни­ли, что она усва­и­ва­ет­ся очень пло­хо. Дей­стви­тель­но, когда она не сме­ша­на с пер­цем — как это все­гда было в кари — кур­ку­ма не пре­одо­ле­ва­ет кишеч­ный барьер. Перец уве­ли­чи­ва­ет в 2.000 раз усво­е­ние кур­ку­мы орга­низ­мом. Выхо­дит, что индий­ская муд­рость зна­чи­тель­но опе­ре­ди­ла нау­ку в откры­тии есте­ствен­ной синер­гии меж­ду про­дук­та­ми питания.

Когда я вёл рас­сле­до­ва­ния по пово­ду мое­го соб­ствен­но­го рака, я с изум­ле­ни­ем узнал, что даже наи­бо­лее агрес­сив­ные опу­хо­ли моз­га, такие как страш­ная гли­об­ла­сто­ма, ока­зы­ва­ют­ся более чув­стви­тель­ны­ми к химио­те­ра­пии, когда парал­лель­но назна­ча­ет­ся потреб­ле­ние куркумина.

По мне­нию коман­ды Аггарва­ла в Хью­стоне это необыч­ное воз­дей­ствие кур­ку­мы объ­яс­ня­ет­ся в зна­чи­тель­ной мере её спо­соб­но­стью напря­мую стал­ки­вать­ся с чёр­ным рыца­рем, с кото­рым мы встре­ча­лись в раз­де­ле 4: NF-kappaB, кото­рый защи­ща­ет рако­вые клет­ки от защит­ных меха­низ­мов орга­низ­ма. Вся фар­ма­цев­ти­че­ская про­мыш­лен­ность ищет новые, неядо­ви­тые моле­ку­лы, спо­соб­ные бороть­ся с этим опас­ным союз­ни­ком опу­хо­лей. Теперь мы зна­ем, что кур­ку­мин явля­ет­ся мощ­ным анта­го­ни­стом NF-kappaB. И он дока­зал свою пол­ную без­вред­ность за 2.000 лет еже­днев­но­го упо­треб­ле­ния в индий­ской кухне.

Кур­ку­му мож­но ком­би­ни­ро­вать с любы­ми ово­ща­ми или с соей — золо­ти­стой фасо­лью (фасо­лью маш), сое­вы­ми боба­ми или сое­вым тво­ро­гом тофу — кото­рые заме­ня­ют живот­ные про­те­и­ны и добав­ля­ют гени­сте­ин, упо­мя­ну­тый выше, уда­ля­ют кан­це­ро­ге­ны и помо­га­ют кон­тро­ли­ро­вать ангио­ге­нез. Добавь­те чаш­ку зелё­но­го чая и вооб­ра­зи­те мощь кок­тей­ля, кото­рый будет воз­дей­ство­вать без побоч­ных эффек­тов на три основ­ных меха­низ­ма роста рака.

Наверх»>

Грибы, стимулирующие иммунную систему

В Япо­нии гри­бы шита­ке, май­та­ке, кава­р­ата­ке или эно­ки­та­ке явля­ют­ся состав­ля­ю­щи­ми самых обыч­ных блюд. Теперь они так­же встре­ча­ют­ся в гос­пи­та­лях, где они сопро­вож­да­ют кур­сы лече­ния химио­те­ра­пи­ей. Лен­ти­нан и дру­гие поли­са­ха­ри­ды, кото­рые они содер­жат в изоби­лии, напря­мую сти­му­ли­ру­ют иммун­ную систе­му. Япон­ские кре­стьяне, кото­рые потреб­ля­ют эти гри­бы в боль­шом коли­че­стве, име­ют в два раза мень­ше раков желуд­ка, чем те, кто их не ест. В япон­ских уни­вер­си­тет­ских иссле­до­ва­ни­ях, у паци­ен­тов, кото­рые полу­ча­ют экс­трак­ты гри­бов, коли­че­ство и актив­ность их белых кро­вя­ных телец зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ет­ся, в т. ч. внут­ри самой опухоли.

Иссле­до­ва­те­ли уни­вер­си­те­та Киушу в Япо­нии пока­за­ли, что когда эти гри­бы сопро­вож­да­ют или сле­ду­ют за химио­те­ра­пи­ей у паци­ен­тов, стра­да­ю­щих раком тол­стой киш­ки, то они поз­во­ля­ют про­длить их выжи­ва­ние. Без сомне­ния, пото­му что акти­ви­за­ция их иммун­ной систе­мы замед­ля­ет рост опухолей.

В лабо­ра­то­рии Бели­во про­тив кле­ток рака гру­ди были про­те­сти­ро­ва­ны раз­лич­ные гри­бы. Поль­за от них не огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко ази­ат­ски­ми гри­ба­ми. Неко­то­рые из них, такие как рож­ко­вид­ная вешен­ка, поз­во­ля­ют почти пол­но­стью оста­но­вить рост кле­ток в куль­ту­ре (фиг. 3).

Фигу­ра 3 — Раз­лич­ные гри­бы воз­дей­ству­ют на рост кле­ток рака гру­ди (штамм MDA-231).

По вер­ти­ка­ли: Рост кле­ток (рака гру­ди). Про­цент­ное выра­же­ние разрастания.

По гори­зон­та­ли: Без добав­лен­но­го экс­трак­та — Париж­ский шам­пи­ньон — Порт­о­бел­ло — Шита­ке ‑Кре­ми­ни — Эно­ки­та­ке — Рож­ко­вид­ная вешен­ка — Сине­го­лов­ник полевой

Красные фрукты: ежевика, малина, клубника, черника.

Дру­гое направ­ле­ние, наи­бо­лее часто исполь­зу­е­мое фар­ма­цев­ти­че­ской про­мыш­лен­но­стью в борь­бе с раком, каса­ет­ся меди­ка­мен­тов, спо­соб­ных бло­ки­ро­вать ангиогенез.

Ришар Бели­во хоро­шо зна­ет воз­буж­де­ние этих момен­тов, когда дума­ешь, что открыл, что такая-то моле­ку­ла явля­ет­ся, может быть, зав­траш­ним про­ти­во­ра­ко­вым веще­ством номер один. Он рабо­та­ет с 90‑х гг. над меди­ка­мен­та­ми про­тив ангио­ге­не­за, кото­рые про­мыш­лен­ность про­сит его про­те­сти­ро­вать в его лабо­ра­то­рии. Его рабо­та состо­ит в том, что­бы вырас­тить in vitro клет­ки кро­ве­нос­ных сосу­дов, на кото­рые воз­дей­ству­ют уско­ри­те­ли роста, кото­рые изго­тав­ли­ва­ют­ся рако­вы­ми опу­хо­ля­ми. Затем с помо­щью мик­ро­пи­пет­ки нано­сят очень сла­бые дозы про­ве­ря­е­мо­го меди­ка­мен­та, что­бы изме­рить его спо­соб­ность поме­шать обра­зо­ва­нию новых кро­ве­нос­ных сосу­дов, несмот­ря на сти­му­ля­цию. Нуж­но ждать в тече­ние несколь­ких дней для того, что­бы иметь воз­мож­ность наблю­дать резуль­та­ты, кото­рые зача­стую отно­си­тель­но труд­но обнаружить.

Бели­во вспо­ми­на­ет свои утрен­ние визи­ты в лабо­ра­то­рию, когда ему не тер­пе­лось узнать, «выдер­жа­ла ли испы­та­ние» та или иная новая моле­ку­ла. Когда он кон­ста­ти­ро­вал эффек­тив­ность меди­ка­мен­та, он чув­ство­вал в сво­ём теле подъ­ём адре­на­ли­на. Он тут же брал теле­фон, зво­нил сво­е­му кор­ре­спон­ден­ту в фар­ма­цев­ти­че­ской про­мыш­лен­но­сти и тру­бил: «Есть такая!» Затем он немед­лен­но пере­да­вал сво­е­му пере­воз­буж­дён­но­му парт­нё­ру резуль­та­ты по фак­су и ино­гда в тот же день полу­чал ассиг­но­ва­ние, кото­рое мог­ло дости­гать сот­ни тысяч дол­ла­ров, на кото­рые мож­но было начать иссле­до­ва­тель­скую про­грам­му широ­ко­го раз­ма­ха. Тем не менее, все­гда при­сут­ство­ва­ло тём­ное пят­но: 95 % этих обе­ща­ю­щих син­те­ти­че­ских моле­кул быва­ли забы­ты меди­ци­ной, когда их оце­ни­ва­ли на живот­ных, а затем на людях. Даже, если они эффек­тив­ны in vitroпро­тив рако­вых кле­ток, они чаще все­го слиш­ком ядо­ви­ты для того, что­бы их мож­но было про­пи­сы­вать. Но сего­дня в лабо­ра­то­рии моле­ку­ляр­ной меди­ци­ны гос­пи­та­ля Свя­той Жюсти­ны атмо­сфе­ра не совсем обычная.

Недав­но вме­сто новой хими­че­ской моле­ку­лы Бели­во решил оце­нить анти­ан­гио­ге­ни­че­ский потен­ци­ал. экс­трак­та мали­ны. Элла­го­вая кис­ло­та явля­ет­ся поли­фе­но­лом, име­ю­щим­ся в изоби­лии в малине и клуб­ни­ке (так­же встре­ча­ет­ся в грец­ких и лес­ных оре­хах). В дозах, срав­ни­мых с обыч­ным потреб­ле­ни­ем мали­ны или клуб­ни­ки, эта кис­ло­та уже дока­за­ла свою спо­соб­ность зна­чи­тель­но замед­лять рост рако­вых опу­хо­лей у мышей, под­вер­жен­ных агрес­сив­ным канцерогенам.

Про­те­сти­ро­ван­ная с той же стро­го­стью, кото­рая при­ме­ня­ет­ся к меди­ка­мен­там, элла­го­вая кис­ло­та ока­за­лась настоль­ко же эффек­тив­ной, как и меди­ка­мен­ты, извест­ные сво­ей спо­соб­но­стью замед­лять рост кро­ве­нос­ных сосу­дов. В дей­стви­тель­но­сти, она была актив­на про­тив двух, наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ных меха­низ­мов сти­му­ли­ро­ва­ния кро­ве­нос­ных сосу­дов (VEGF и PGEF). Ришар Бели­во пони­мал важ­ность это­го откры­тия. Если бы речь шла о фар­ма­цев­ти­че­ской моле­ку­ле, то его факс тре­щал бы целый день и ассиг­но­ва­ния сте­ка­лись бы со всех сто­рон. Тем более, что в этом слу­чае риск обна­ру­жить при вто­ром под­хо­де, что маги­че­ская моле­ку­ла явля­ет­ся слиш­ком ядо­ви­той, исклю­чён, посколь­ку био­ло­ги­че­ское семей­ство людей потреб­ля­ет мали­ну с неза­па­мят­ных вре­мён. Но. кому зво­нить? Полу­чить патент на элла­го­вую кис­ло­ту невоз­мож­но, посколь­ку — к сча­стью — мали­ну нель­зя запа­тен­то­вать. Поэто­му на дру­гом кон­це про­во­да нет нико­го, с кем мож­но раз­де­лить радост­ное воз­буж­де­ние, нет фак­са, нет ассиг­на­ций. Малень­кие фрук­ты, такие как клуб­ни­ка и мали­на (или грец­кие и лес­ные оре­хи, орех-пекан) ещё более мно­го­обе­ща­ю­щи. В отли­чие от клас­си­че­ских анти­ан­гио­ге­ни­че­ских меди­ка­мен­тов их воз­дей­ствие не огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко этим одним меха­низ­мом. Элла­го­вая кис­ло­та так­же уда­ля­ет яд из кле­ток. Она бло­ки­ру­ет пре­вра­ще­ние мно­го­чис­лен­ных кан­це­ро­ге­нов из окру­жа­ю­щей сре­ды в ядо­ви­тые для кле­ток веще­ства; она пре­пят­ству­ет их воз­дей­ствию на АДН, где они могут заста­вить опас­но мути­ро­вать гены; и, нако­нец, она сти­му­ли­ру­ет меха­низ­мы выво­да ядов. Это сво­е­го рода супер­мо­ле­ку­ла с мно­го­чис­лен­ны­ми воз­дей­стви­я­ми и без како­го бы то ни было побоч­но­го эффекта.

Что каса­ет­ся черешен/вишен, то они содер­жат кис­ло­ту glucarique, кото­рая име­ет спо­соб­ность очи­щать орга­низм от ксе­но­эст­ро­ген­ных гор­мо­нов, при­сут­ству­ю­щих в окру­жа­ю­щей сре­де. Чер­ни­ка обла­да­ет анто­ци­а­ни­ди­на­ми и про­ан­то­ци­а­ни­ди­на­ми, кото­рые спо­соб­ны вынуж­дать рако­вые клет­ки к кле­точ­но­му само­убий­ству (апо­пто­зу). В лабо­ра­то­рии эти моле­ку­лы дей­ству­ют на мно­гие рако­вые штам­мы, в осо­бен­но­сти на штамм тол­стой киш­ки. Дру­ги­ми источ­ни­ка­ми, исклю­чи­тель­но бога­ты­ми на про­ан­то­ци­а­ни­ди­ны, явля­ют­ся голу­би­ка, клюк­ва, брус­ни­ка, кори­ца и чёр­ный шоколад.

Наверх»>

Специи и травы в той же группе, что и Гливек?

В 2001г. Управ­ле­ние по сани­тар­но­му над­зо­ру за пище­вы­ми про­дук­та­ми и меди­ка­мен­та­ми США (Food and Drug Administration) поби­ла все рекор­ды ско­ро­сти для того, что­бы одоб­рить новое про­ти­во­ра­ко­вое лекар­ство: Гли­век (Glivec). Это лекар­ство эффек­тив­но про­тив одной из обыч­ных форм лей­ке­мии (хро­ни­че­ско­го мие­ло­лей­ко­за) и про­тив одно­го из ред­ких типов кишеч­но­го рака, до того вре­ме­ни неиз­мен­но фаталь­но­го. В вос­тор­жен­ном интер­вью в New York Times док­тор Лар­ри Нор­тон, быв­ший пре­зи­дент Аме­ри­кан­ско­го Обще­ства Кли­ни­че­ской Онко­ло­гии и один из основ­ных онко­ло­гов Мемо­ри­аль­но­го гос­пи­та­ля Сло­у­на-Кет­те­рин­га в Нью-Йор­ке, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ще­го­ся на рако­вых забо­ле­ва­ни­ях, гово­рит о «чуде».

Дей­стви­тель­но, Гли­век открыл для онко­ло­гов совер­шен­но новый метод лече­ния. Вме­сто того, что­бы пытать­ся отра­вить рако­вые клет­ки, как это дела­ет химио­те­ра­пия, Гли­век день за днём бло­ки­ру­ет кле­точ­ные меха­низ­мы, кото­рые поз­во­ля­ют раку рас­ти. Речь идёт об одном из генов, кото­рые сти­му­ли­ру­ют рост рака, но теперь дума­ют, что его основ­ное дей­ствие состо­ит, без сомне­ния, в том, что­бы бло­ки­ро­вать один из меха­низ­мов, кото­рые поз­во­ля­ют обра­зо­ва­ние новых кро­ве­нос­ных сосу­дов (рецеп­тор PDGF). Вво­ди­мый еже­днев­но, он поз­во­ля­ет «удер­жи­вать» рак, кото­рый поэто­му не пред­став­ля­ет боль­ше опас­но­сти. Поэто­му в этом слу­чае мож­но гово­рить о «раке без болез­ни», милом откры­ва­те­лю ангио­ге­не­за Джу­де Фолькману.

Но мно­го­чис­лен­ные тра­вы и спе­ции дей­ству­ют по схо­жим меха­низ­мам. Напри­мер, семей­ство губо­цвет­ных рас­те­ний, кото­рое вклю­ча­ет мяту, тмин, май­о­ран, души­цу, бази­лик, роз­ма­рин. Их очень высо­кое содер­жа­ние основ­ных масел семей­ства тер­пе­нов дела­ет их осо­бен­но паху­чи­ми. Тер­пе­ны спо­соб­ны дей­ство­вать на широ­кое раз­но­об­ра­зие опу­хо­лей, умень­шая раз­ви­тие рако­вых кле­ток или про­во­ци­руя их смерть.

Один из этих тер­пе­нов, кар­но­зол из роз­ма­ри­на, воз­дей­ству­ет на спо­соб­ность рако­вых кле­ток захва­ты­вать сосед­ние тка­ни. Неспо­соб­ный рас­про­стра­нять­ся, рак теря­ет в сво­ей злоб­но­сти. К тому же, иссле­до­ва­те­ли Наци­о­наль­но­го Инсти­ту­та Рака про­де­мон­стри­ро­ва­ли, что экс­тракт роз­ма­ри­на спо­соб­ству­ет про­ник­но­ве­нию химио­те­ра­пии внутрь рако­вых кле­ток. В куль­ту­ре он под­ры­ва­ет сопро­тив­ля­е­мость кле­ток рака гру­ди химиотерапии.

В опы­тах Риша­ра Бели­во апи­ге­нин (пред­став­лен­ный в доста­точ­ных коли­че­ствах в пет­руш­ке и сель­де­рее) пока­зал воз­дей­ствия, в точ­но­сти срав­ни­мые с Гли­ве­ком, на обра­зо­ва­ние кро­ве­нос­ных сосу­дов, необ­хо­ди­мых для опу­хо­лей, при том, что кон­цен­тра­ции были исклю­чи­тель­но сла­бы­ми, соот­вет­ству­ю­щи­ми кон­цен­тра­ци­ям, кото­рые наблю­да­ют­ся в кро­ви после потреб­ле­ния петрушки.

Фигу­ра 4 — Дви­же­ние кле­ток кро­ве­нос­ных сосу­дов явля­ет­ся основ­ным меха­низ­мом ангио­ге­не­за. Фла­во­но­и­ды, обыч­но при­сут­ству­ю­щие в таких аро­ма­тах, как тмин, мята, роз­ма­рин или пет­руш­ка, замед­ля­ют этот меха­низм, необ­хо­ди­мый для обра­зо­ва­ния новых кро­ве­нос­ных сосу­дов, спо­со­бом, срав­ни­мым с лекар­ством Гливек.

По вер­ти­ка­ли: сти­му­ли­ро­ва­ние мигра­ции сосу­дов в куль­ту­ре (х раз)

По гори­зон­та­ли: Без лече­ния — Гли­век — Флавоноиды.

Благоприятная синергия продуктов питания

Спи­сок про­дук­тов пита­ния, чьи моле­ку­лы дей­ству­ют про­тив рака, явля­ет­ся, к сча­стью, намно­го длин­нее, чем это мож­но себе пред­ста­вить. Я пред­ла­гаю в при­ло­же­нии к это­му раз­де­лу вынуж­ден­но крат­кий спи­сок. Ришар Бели­во и био­хи­мик Дени Жен­гра, его сотруд­ник в тече­ние уже два­дца­ти лет, опуб­ли­ко­ва­ли две пре­крас­но про­ил­лю­стри­ро­ван­ные кни­ги, пол­но­стью посвя­щён­ные этим «про­дук­там пита­ния про­тив рака». Они при­во­дят там мно­го­чис­лен­ные рецеп­ты, кото­ры­ми я поль­зу­юсь каж­дый день и кото­рые реко­мен­дую вам от всей души.

Вот глав­ное, что нуж­но запом­нить из это­го заме­ча­тель­но­го исследования:

1. Неко­то­рые про­дук­ты пита­ния явля­ют­ся «ини­ци­а­то­ра­ми» рака. Мы упо­мя­ну­ли их в раз­де­ле 6.

2. Дру­гие про­дук­ты пита­ния явля­ют­ся «анти­и­ни­ци­а­то­ра­ми» рака. Они бло­ки­ру­ют фак­то­ры роста рака или вынуж­да­ют рако­вые клет­ки к самоубийству.

3. Пита­ние воз­дей­ству­ет каж­дый день, три раза в день. Поэто­му оно име­ет зна­чи­тель­ное вни­ма­ние на био­ло­ги­че­ские меха­низ­мы, кото­рые уско­ря­ют или замед­ля­ют раз­ви­тие рака.

Лекар­ства воз­дей­ству­ют, как пра­ви­ло, толь­ко на один фак­тор. Послед­нее поко­ле­ние про­ти­во­ра­ко­вых лекарств даже похва­ля­ет­ся тем, что пред­ла­га­ют «адрес­ные» кур­сы лече­ния, что озна­ча­ет, что они воз­дей­ству­ют на очень точ­ном моле­ку­ляр­ном уровне в надеж­де умень­шить таким обра­зом побоч­ные явле­ния. Про­ти­во­ра­ко­вые про­дук­ты пита­ния, напро­тив, воз­дей­ству­ют одно­вре­мен­но на мно­гие меха­низ­мы. Но они дела­ют это мяг­ко, не вызы­вая побоч­ных явле­ний. Что каса­ет­ся ком­би­на­ции про­дук­тов пита­ния, того, что мы дела­ем во вре­мя при­ё­ма пищи, то она поз­во­ля­ет воз­дей­ство­вать на ещё боль­шее чис­ло меха­низ­мов, задей­ство­ван­ных в рако­вых забо­ле­ва­ни­ях. Имен­но это дела­ет их изу­че­ние в лабо­ра­то­ри­ях таким слож­ным (необ­хо­ди­мо про­те­сти­ро­вать прак­ти­че­ски бес­ко­неч­ное чис­ло воз­мож­ных ком­би­на­ций), но в этом и заклю­ча­ет­ся богат­ство, кото­рое они нам обещают.

В Рако­вом Цен­тре М. Д. Андер­сон в Хью­стоне про­фес­сор Исайя Фид­лер изу­ча­ет усло­вия, при кото­рых рако­вым клет­кам уда­ёт­ся — или нет — захва­ты­вать дру­гие тка­ни. Он пока­зы­ва­ет сво­им кол­ле­гам на мик­ро­ско­пе изоб­ра­же­ния рака под­же­лу­доч­ной желе­зы. Его коман­де уда­лось окра­сить клет­ки в зави­си­мо­сти от раз­лич­ных фак­то­ров роста -«удоб­ре­ний» — на кото­рые они реа­ги­ру­ют. Эти фак­то­ры поз­во­ля­ют опу­хо­ли внед­рить­ся, рас­ти и сопро­тив­лять­ся кур­сам лече­ния, кото­рым она под­вер­га­ет­ся. Неко­то­рые окра­ше­ны в зелё­ный цвет, дру­гие — в крас­ный, жёл­тый, кото­рые накла­ды­ва­ют­ся друг на дру­га (при этом ядра кле­ток окра­ше­ны в синий цвет). Опу­холь под­же­лу­доч­ной желе­зы явля­ет­ся мно­го­цвет­ной, посколь­ку клет­ки поль­зу­ют­ся мно­ги­ми фак­то­ра­ми роста. «Что мож­но из это­го заклю­чить?», спра­ши­ва­ет Фид­лер у сво­ей ауди­то­рии, ука­зы­вая лазе­ром на диа­по­зи­тив. «Вы бло­ки­ру­е­те крас­ный, но зелё­ный ещё может убить вас. Бло­ки­ру­е­те зелё­ный, тогда вас лик­ви­ди­ру­ет крас­ный. Един­ствен­ное реше­ние — это ата­ко­вать их все одновременно.»

Иссле­до­ва­те­ли Уни­вер­си­тет­ско­го Кол­ле­джа Меди­цин­ских Наук в Нью Дели, без сомне­ния, под воз­дей­стви­ем вели­кой айюрве­ди­че­ской меди­цин­ской тра­ди­ции, пока­за­ли, до какой сте­пе­ни неко­то­рые ком­би­на­ции про­дук­тов пита­ния могут дей­ство­вать в синер­гии для того, что­бы защи­тить орга­низм от кан­це­ро­ге­нов. У самок мышей хро­ни­че­ское воз­дей­ствие извест­но­го кан­це­ро­ге­на — DMBA — про­во­ци­ру­ет рак гру­ди в 100 % по исте­че­нии несколь­ких недель. За исклю­че­ни­ем тех слу­ча­ев, когда им дают эле­мен­ты, обыч­но при­сут­ству­ю­щие в здо­ро­вом пита­нии. Речь идёт о селене (siUnium) (при­сут­ству­ет в осо­бен­но­сти в ово­щах и зер­но­вых био­ло­ги­че­ски чисто­го про­из­вод­ства, а так­же в рыбах и в рако­об­раз­ных), о маг­нии (magnesium) (при­сут­ству­ет в шпи­на­тах, гре­че­ских и лес­ных оре­хах, зер­но­вых круп­но­го помо­ла или неко­то­рых мине­раль­ных водах), овита­мине С (при­сут­ству­ет в боль­шин­стве фрук­тов и ово­щей, в осо­бен­но­сти в цит­ру­со­вых и зелё­ных ово­щах, а так­же в капу­стах и клуб­ни­ке), о вита­мине А (все ово­щи и фрук­ты интен­сив­ной окрас­ки, а так­же яйца). Сре­ди мышей, кото­рые полу­ча­ли в сво­ём еже­днев­ном пита­нии толь­ко один из этих ком­по­нен­тов одно­вре­мен­но с кан­це­ро­ген­ным веще­ством, у поло­ви­ны раз­вил­ся рак. Сре­ди тех, кото­рые полу­ча­ли одно­вре­мен­но дваком­по­нен­та, толь­ко у тре­ти появи­лась опу­холь. Для ком­би­на­ции из трёх ком­по­нен­тов про­пор­ция сни­зи­лась до одно­го к пяти. И толь­ко до одно­го к деся­ти для тех, кото­рые потреб­ля­ли все четы­ре ком­по­нен­та. Эти мыши про­шли от 100 % рис­ка полу­чить рак до 90 % шан­сов избе­жать его, толь­ко потреб­ляя ком­би­на­цию ком­по­нен­тов, кото­рые широ­ко пред­став­ле­ны в пита­нии. Без сомне­ния, пото­му что каж­дый из этих пита­тель­ных эле­мен­тов дей­ство­вал в синер­гии с осталь­ны­ми для того, что­бы замед­лить раз­лич­ные меха­низ­мы, кото­рые содей­ству­ют раз­ви­тию опу­хо­ли. Синер­гия, это как раз то, что реко­мен­до­вал док­тор Фидлер.

Фигу­ра 5 — Ком­по­нен­ты, при­сут­ству­ю­щие в про­дук­тах пита­ния, име­ют ком­би­ни­ро­ван­ное воз­дей­ствие, намно­го пре­вы­ша­ю­щее их инди­ви­ду­аль­ные воз­дей­ствия. Один-един­ствен­ный умень­ша­ет риск рака гру­ди у мышей, на кото­рых воз­дей­ству­ет мощ­ный кан­це­ро­ген, на 50 %. Все чет­ве­ро вме­сте умень­ша­ют риск на 90 %.

По вер­ти­ка­ли: про­цент мышей, у кото­рых раз­ви­ва­ет­ся рак груди.

По гори­зон­та­ли: без лече­ния — один ком­по­нент — два ком­по­нен­та — три ком­по­нен­та — четыре

ком­по­нен­та.

Наверх»>

Овощной коктейль против рака

Если гипо­те­за Бели­во точ­на, то синер­гия меж­ду еже­днев­но потреб­ля­е­мы­ми про­ти­во­ра­ко­вы­ми про­дук­та­ми пита­ния долж­на была бы зна­чи­тель­но тор­мо­зить раз­ви­тия рака. Но наи­луч­ший спо­соб ском­би­ни­ро­вать все эти про­дук­ты пита­ния — это при­го­то­вить овощ­ной коктейль.

В сво­ей лабо­ра­то­рии гос­пи­та­ля Свя­той Жюсти­ны коман­да Бели­во оце­ни­ла поэто­му воз­дей­ствие чего-то вро­де супа на тяже­ло боль­ных мышей. «Голые» мыши име­ют гене­ти­че­ский дефект, кото­рый лиша­ет их одно­вре­мен­но и иммун­ной систе­мы, и воло­ся­но­го покро­ва. Они не могут эффек­тив­но защи­щать­ся про­тив инфек­ции и ещё в мень­шей сте­пе­ни про­тив рако­вых кле­ток чело­ве­ка. Когда они полу­ча­ют инъ­ек­цию под кожу кле­ток рака лёг­ких чело­ве­ка, у них в тече­ние несколь­ких дней раз­ви­ва­ет­ся огром­ная опу­холь, кото­рая может дости­гать до 5 % их веса — экви­ва­лент опу­хо­ли в 3 — 4 кг у человека.

Сотруд­ни­ки Бели­во вспо­ми­на­ют, что кок­тейль, кото­рый в лабо­ра­то­рии дава­ли мышам, напо­ми­нал микс­ту­ру Пано­ра­микс (Panoramix) и рас­про­стра­нял аппе­тит­ный запах, кото­рый при­ят­но кон­тра­сти­ро­вал с запа­ха­ми хими­че­ских ком­по­нен­тов и дру­гих рас­тво­ри­те­лей, к кото­рым они при­вык­ли. Зна­ме­ни­тая микс­ту­ра содер­жа­ла Брюс­сель­скую капу­сту, брок­ко­ли, чес­нок, зелё­ный лук, кур­ку­му, чёр­ный перец, клюк­ву, грейп­фрут и даже немно­го зелё­но­го чая. Про­пор­ции были подо­бра­ны таким обра­зом, что­бы они соот­вет­ство­ва­ли тому, что чело­век может без тру­да потре­бить в тече­ние дня (100 г капу­сты, 100 г клюк­вы, настой 2 г чая, . ).

Надев сте­риль­ные мас­ки и пер­чат­ки для того, что­бы не вне­сти инфек­цию этим сверх­хруп­ким мышам, иссле­до­ва­те­ли еже­днев­но кор­ми­ли их и взве­ши­ва­ли. У мышей, кото­рые не полу­ча­ли микс­ту­ру, по исте­че­нии едва ли неде­ли под кожей появи­лись ужас­ные и тре­во­жа­щие опу­хо­ли. Те же, кото­рых кор­ми­ли про­ти­во­ра­ко­вы­ми ово­ща­ми, каза­лось, чув­ство­ва­ли себя намно­го луч­ше. Они боль­ше дви­га­лись, были более любо­пыт­ны­ми, луч­ше ели. В осо­бен­но­сти, несмот­ря на отсут­ствие у них иммун­ной систе­мы, опу­хо­ли, кото­рые раз­ви­ва­лись у них, появи­лись намно­го поз­же и про­грес­си­ро­ва­ли намно­го мед­лен­нее (фигу­ра 6).

Точ­ное содер­жа­ние кок­тей­ля, кото­рый мож­но потреб­лять по 250 мл в день, при­ве­де­но в приложении.

Не так ли выжил Лен­ни? Одно­вре­мен­но бло­ки­руя, бла­го­да­ря ком­би­на­ции блюд, кото­рые ему гото­ви­ла его жена три раза в неде­лю, раз­лич­ные фак­то­ры роста его рака под­же­лу­доч­ной желе­зы? Это нель­зя утвер­ждать кате­го­ри­че­ски, но, напро­тив, оче­вид­но, что пита­ясь таким обра­зом, он никак не рис­ко­вал сво­им здо­ро­вьем. Каж­дый день, при каж­дом при­ё­ме пищи мы можем выби­рать про­дук­ты пита­ния, кото­рые будут одновременно:

- обез­вре­жи­вать кан­це­ро­ге­ны, при­сут­ству­ю­щие в нашей окру­жа­ю­щей среде;

- под­стё­ги­вать нашу иммун­ную систему;

- бло­ки­ро­вать раз­ви­тие новых кро­ве­нос­ных сосу­дов, необ­хо­ди­мых для роста опухолей;

- пре­пят­ство­вать им в созда­нии вос­па­ли­тель­ной сре­ды, кото­рая слу­жит для них удобрением;

- бло­ки­ро­вать меха­низ­мы, кото­рые поз­во­ля­ют им захва­ты­вать сосед­ние ткани;

- вынуж­дать рако­вые клет­ки к самоубийству.

Фигу­ра 6 — Те мыши, лишён­ные иммун­ной систе­мы, кото­рые каж­дый день едят «про­ти­во­ра­ко­вый» овощ­ной кок­тейль (в допол­не­ние к их обыч­но­му раци­о­ну) [изоб­ра­же­ние спра­ва], нахо­дят­ся в луч­шем состо­я­нии здо­ро­вья и у них раз­ви­ва­ют­ся намно­го менее тяжё­лые опу­хо­ли по срав­не­нию с теми мыша­ми, кото­рые едят исклю­чи­тель­но свой обыч­ный раци­он (изоб­ра­же­ние слева).

Сле­ва: Агрес­сив­ная опухоль

НЕ ПОТРЕБЛЯЮТ КОКТЕЙЛЬ ИЗ ПРОТИВОРАКОВЫХ ОВОЩЕЙ

Спра­ва: Кон­тро­ли­ру­е­мая опухоль

ПОТРЕБЛЯЮТ КОКТЕЙЛЬ ИЗ ПРОТИВОРАКОВЫХ ОВОЩЕЙ

_______

Продукты питания: важнее, чем загрязняющие вещества

То обсто­я­тель­ство, что про­ти­во­ра­ко­вые про­дук­ты пита­ния спо­соб­ны даже выво­дить из орга­низ­ма мно­го­чис­лен­ные кан­це­ро­ге­ны, име­ет осо­бое зна­че­ние. Из это­го выте­ка­ет, напри­мер, что, даже если неко­то­рые ово­щи или фрук­ты не био, загряз­не­ны пести­ци­да­ми, поло­жи­тель­ное воз­дей­ствие про­ти­во­ра­ко­вых моле­кул может взять верх над отри­ца­тель­ным воз­дей­стви­ем кан­це­ро­ге­нов. Как утвер­жда­ет Т. Колин Кем­п­белл из Кор­не­ля, когда речь идёт о раке, «про­дук­ты пита­ния все­гда выиг­ры­ва­ют про­тив загряз­ня­ю­щих веществ»._

______

Наверх»>

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Почему рекомендации в области питания не являются до сих пор частью обычного лечения рака?

В тече­ние пяти тысяч лет все вели­кие меди­цин­ские тра­ди­ции исполь­зо­ва­ли пита­ние, что­бы воз­дей­ство­вать на ход болез­ней. Наша не явля­ет­ся исклю­че­ни­ем, посколь­ку пять­сот лет до нашей эры Гип­по­крат ска­зал: «Пусть твоё пита­ние будет тво­им лече­ни­ем». В 2003 г. обо­зре­ние Nature опуб­ли­ко­ва­ло боль­шую ста­тью, кото­рая при­шла к тому же заклю­че­нию — в намно­го менее поэ­ти­че­ском сти­ле: «Химио­про­фи­лак­ти­ка при помо­щи съе­доб­ных фито­хи­ми­че­ских ингре­ди­ен­тов рас­смат­ри­ва­ет­ся теперь как под­ход одно­вре­мен­но доступ­ный, лег­ко при­ме­ня­е­мый, при­ем­ле­мый и доступ­ный для кон­тро­ля и управ­ле­ния раком.»

Тем не менее, хотя пита­ние оста­ёт­ся опо­рой айювер­ди­че­ской, китай­ской или север­но-афри­кан­ской меди­цин, кто из запад­ных вра­чей при­бе­га­ет к ней сего­дня в сво­ей практике?

Когда я вер­нул­ся к сво­е­му онко­ло­гу после вто­рой опе­ра­ции, кото­рую я вынуж­ден был пере­не­сти после реци­ди­ва моей опу­хо­ли в моз­гу, я гото­вил­ся начать год химио­те­ра­пии. Я спро­сил его, дол­жен ли я изме­нить своё пита­ние, что­бы мак­си­маль­но исполь­зо­вать лече­ние и избе­жать ново­го реци­ди­ва. Несмот­ря на тща­тель­ное лече­ние, кото­рое он мне орга­ни­зо­вал, несмот­ря на его тер­пе­ние и доб­ро­ту, при­об­ре­тён­ные за дол­гие годы, про­ве­дён­ные у изго­ло­вья людей, нахо­див­ших­ся в вели­чай­шем смя­те­нии, его ответ был совер­шен­но сте­рео­тип­ным: «Ешь­те всё, что вам нра­вит­ся. В любом слу­чае боль­шой раз­ни­цы нет. Но, что­бы вы не дела­ли, сле­ди­те за тем, что­бы не терять вес.»

С тех пор я озна­ко­мил­ся с учеб­ни­ка­ми по онко­ло­гии, кото­рые слу­жи­ли осно­вой для под­го­тов­ки мно­гих моих кол­лег. Наи­луч­шим при­ме­ром неза­ме­ни­мый Рак: Прин­ци­пы и прак­ти­ка онко­ло­гии, под­го­тов­лен­ный под руко­вод­ством про­фес­со­ра Вин­се­на Т. ДеВи­та, быв­ше­го дирек­то­ра Наци­о­наль­но­го Инсти­ту­та Рака, зна­ме­ни­то­го тем, что он открыл, как лечить болезнь Нодж­ки­на (хро­ни­че­ский зло­ка­че­ствен­ный лим­фо­ма­тоз) с помо­щью ком­би­ни­ро­ван­ной химио­те­ра­пии. В послед­нем изда­нии этой заме­ча­тель­ной рабо­ты, кото­рая зада­ёт тон всей онко­ло­гии в мире, нет ни одно­го раз­де­ла о роли пита­ния в лече­нии уже появив­ше­го­ся рака или в предот­вра­ще­нии реци­ди­вов. Ни одного.

Как и все паци­ен­ты, у кото­рых был рак, я под­чи­нил­ся риту­аль­но­му обя­за­тель­ству каж­дые шесть меся­цев: про­ве­рять, что есте­ствен­ная защи­та мое­го тела про­дол­жа­ет про­ти­во­сто­ять рако­вым клет­кам, кото­рые неиз­беж­но усколь­за­ют от хирур­гии и химио­те­ра­пии. В зале ожи­да­ния это­го круп­но­го аме­ри­кан­ско­го уни­вер­си­тет­ско­го цен­тра в рас­по­ря­же­нии паци­ен­тов нахо­дят­ся раз­но­об­раз­ные бро­шю­ры. Во вре­мя моей послед­ней про­вер­ки я вни­ма­тель­но про­смот­рел одну из них, о «пита­нии во вре­мя лече­ния лиц, стра­да­ю­щих от рака — руко­вод­ство для паци­ен­тов и их семей». Я там нашёл мно­го здра­вых мыс­лей, таких как реко­мен­да­цию есть боль­ше ово­щей и фрук­тов, иметь «каж­дую неде­лю несколь­ко при­ё­мов пищи без мяса», а так­же умень­шить потреб­ле­ние жир­ных про­дук­тов пита­ния и алко­го­ля10. И далее, в раз­де­ле о «пита­нии по окон­ча­нии кур­са лече­ния» чёт­кая фра­за: «Име­ет­ся очень мало иссле­до­ва­ний, кото­рые поз­во­ля­ют думать, что про­дук­ты пита­ния, кото­рые вы еди­те, могут предот­вра­тить воз­врат ваше­го рака.»

Мои кол­ле­ги-онко­ло­ги спас­ли мне жизнь, и я глу­бо­ко ува­жаю их еже­днев­ное уча­стие к боль­ным, у кото­рых исклю­чи­тель­но труд­но­пе­ре­но­си­мая болезнь. Как воз­мож­но, что эти исклю­чи­тель­ные вра­чи про­дол­жа­ют про­дви­гать такую оши­боч­ную идею? Бесе­дуя с неко­то­ры­ми из них, кого я счи­таю сре­ди сво­их дру­зей, я пытал­ся най­ти ответ на этот вопрос. На самом деле речь идёт о мно­гих ответах.

______

10

На сле­ду­ю­щей стра­ни­це я нашёл спи­сок «пита­тель­ных лёг­ких зав­тра­ков», кото­рые пред­по­ла­га­ют­ся для моей под­держ­ки во вре­мя химио­те­ра­пии. Этот спи­сок реко­мен­до­вал впе­ре­меш­ку: малень­кие пече­нья, сли­воч­ное моро­жен­ное, белый хлеб, солё­ные крен­де­ля с тми­ном, сдо­бы, молоч­но-фрук­то­вые кок­тей­ли и даже «гоголь-моголь». Похваль­ное наме­ре­ние: предот­вра­тить поте­рю веса, кото­рая часто сопро­вож­да­ет химио­те­ра­пию. Но всё это про­дук­ты пита­ния с высо­ким уров­нем гли­ке­мии, кото­рая напря­мую сти­му­ли­ру­ет вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы. Их слу­чай­ное исполь­зо­ва­ние во вре­мя химио­те­ра­пии (кото­рая напря­мую ата­ку­ет опу­холь), без сомне­ния, при­ем­ле­мо в этой фазе лече­ния, но оно долж­но оста­вать­ся разум­ным. На 97 стра­ни­цах нет ни сло­ва о кур­ку­ме, зелё­ном чае, сое, чер­ни­ке или о имму­но­сти­му­ли­ру­ю­щих грибах.

Наверх»>

«Если бы это было правильно, то это было бы известно»

Как все вра­чи, онко­ло­ги посто­ян­но охо­тят­ся за пере­до­вы­ми дости­же­ни­я­ми, спо­соб­ны­ми помочь их паци­ен­там. Каж­дый год они участ­ву­ют в кон­грес­сах для того, что­бы быть в кур­се новых мето­дов лече­ния. Они под­пи­са­ны на науч­ные обо­зре­ния, где пуб­ли­ку­ют­ся новые иссле­до­ва­ния, а так­же на про­фес­си­о­наль­ные обо­зре­ния, более ком­мер­че­ско­го харак­те­ра, кото­рые ком­мен­ти­ру­ют иссле­до­ва­ния и реко­мен­да­ции лиде­ров мне­ния в жур­на­лист­ском тоне. Мно­го раз в тече­ние каж­до­го меся­ца они при­ни­ма­ют пред­ста­ви­те­лей фар­ма­цев­ти­че­ской про­мыш­лен­но­сти, кото­рые демон­стри­ру­ют им послед­ние лекар­ства, име­ю­щи­е­ся на рын­ке. У них появ­ля­ет­ся ощу­ще­ние, что они в кур­се все­го, что достой­но вни­ма­ния в этой обла­сти. И в целом, это так.

Но в меди­цин­ской куль­ту­ре реко­мен­да­ции, сде­лан­ные паци­ен­там, пред­по­ла­га­ет­ся менять толь­ко в одном и един­ствен­ном слу­чае: когда име­ет­ся серия «двой­ных сле­пых» иссле­до­ва­ний, демон­стри­ру­ю­щих эффек­тив­ность лече­ния на чело­ве­ке. Это то, что обос­но­ван­но назы­ва­ет­ся «меди­ци­ной, осно­ван­ной на доказательствах».

По отно­ше­нию к этим экс­пе­ри­мен­таль­ным иссле­до­ва­ни­ям на чело­ве­ке эпи­де­мио­ло­гия не рас­смат­ри­ва­ет­ся как источ­ник гипо­тез. С дру­гой сто­ро­ны, для онко­ло­га, кото­рый про­во­дит свои дни в кон­так­те с паци­ен­та­ми, иссле­до­ва­ния, про­ве­дён­ные в лабо­ра­то­ри­ях над рако­вы­ми клет­ка­ми или на мышах, не при­ни­ма­ют­ся в рас­смот­ре­ние до тех пор, пока они не под­твер­жде­ны широ­ко­мас­штаб­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми на чело­ве­ке. Они ещё не явля­ют­ся «дока­за­тель­ства­ми». Даже когда они опуб­ли­ко­ва­ны в Nature или Science, они, как пра­ви­ло, даже не появ­ля­ют­ся на экра­нах рада­ров этих спе­ци­а­ли­стов, у кото­рых совер­шен­но нет вре­ме­ни изу­чать рабо­ту, хотя бы и колос­саль­ную, реа­ли­зо­ван­ную в лабо­ра­то­ри­ях. И посколь­ку они не слы­ша­ли, что­бы об этом гово­ри­ли в их обыч­ных источ­ни­ках инфор­ма­ции, у них созда­ёт­ся ощу­ще­ние, что «это не так, ина­че я бы знал об этом».

Про­цесс утвер­жде­ния ново­го про­ти­во­ра­ко­во­го лекар­ства, вклю­чая ста­дию доста­точ­но­го коли­че­ства экс­пе­ри­мен­тов на чело­ве­ке, сто­ит сего­дня от 500 мил­ли­о­нов до одно­го мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Такой тип инве­сти­ций пред­став­ля­ет­ся оправ­дан­ным, когда извест­но, что такое лекар­ство, как Так­сол (Taxol) при­но­сит фир­ме, кото­рая име­ет на него патент, один мил­ли­ард дол­ла­ров в год. Напро­тив, абсо­лют­но невоз­мож­но инве­сти­ро­вать сум­мы тако­го же поряд­ка для того, что­бы про­де­мон­стри­ро­вать полез­ность брок­ко­ли, мали­ны или зелё­но­го чая, пото­му что их нель­зя запа­тен­то­вать и что их ком­мер­ци­а­ли­за­ция не воз­ме­стит пер­во­на­чаль­ных инве­сти­ций. У нас нико­гда не будет, для дока­за­тель­ства полез­но­сти про­ти­во­ра­ко­вых про­дук­тов пита­ния, иссле­до­ва­ний на чело­ве­ке тако­го же уров­ня, как для лекарств. Отсю­да понят­но, поче­му мож­но часто слы­шать: «Все эти иссле­до­ва­ния на мышах ниче­го не дока­зы­ва­ют на чело­ве­ке.» И это правильно.

Вот поче­му чрез­вы­чай­но важ­но побуж­дать адми­ни­стра­тив­ные орга­ны финан­си­ро­вать иссле­до­ва­ния про­ти­во­ра­ко­вой полез­но­сти про­дук­тов пита­ния на чело­ве­ке. Тем не менее, я убеж­дён, что нет необ­хо­ди­мо­сти ожи­дать резуль­та­тов преж­де, чем начать внед­ре­ние этих про­ти­во­ра­ко­вых про­дук­тов пита­ния в его пита­ние. Поче­му? Пото­му что пре­крас­но уста­нов­ле­но, что тип пита­ния, кото­рый я сам выбрал и кото­рый я вам здесь рекомендую:

1. не под­вер­га­ет ника­ко­му рис­ку тех, кто ему следует;

2. напро­тив, вле­чёт за собой бла­га для здо­ро­вья, кото­рые в любом слу­чае зна­чи­тель­но пре­вос­хо­дят рам­ки рака (бла­го­при­ят­ное воз­дей­ствие на арт­рит, сер­деч­но-сосу­ди­стые забо­ле­ва­ния, болезнь Альцмейгера, .).

Что озна­ча­ет, что, как мини­мум, сле­дуя этим прин­ци­пам, сде­ла­ешь для себя мно­го хорошего.

«Не морочь нам голову своим режимом!»

Более серьёз­ным явля­ет­ся, по-види­мо­му, то обсто­я­тель­ство, что пита­ние пред­став­ля­ет собой дис­ци­пли­ну, кото­рую едва ли пре­по­да­ют на меди­цин­ских факуль­те­тах. На мно­го­чис­лен­ных факуль­те­тах кон­цеп­ции пита­ния рас­се­я­ны сре­ди пре­по­да­ва­ния дру­гих дис­ци­плин, таких как био­хи­мия или эпи­де­мио­ло­гия. Мои зна­ния о пита­нии до того, как тибет­ские вра­чи не раз­бу­ди­ли мой инте­рес к этой увле­ка­тель­ной отрас­ли меди­ци­ны, были намно­го мень­ше, чем такие же зна­ния у сред­не­го чита­те­ля Elle (фран­цуз­ский жен­ский жур­нал Она). Пред­став­ляя в слег­ка кари­ка­тур­ном виде, меня научи­ли, что:

- про­дук­ты пита­ния состо­ят из угле­во­дов, жиров и бел­ков, вита­ми­нов и минералов;

- если стра­да­ешь от ожи­ре­ния, то нуж­но потреб­лять мень­ше калорий;

- от диа­бе­та, то нуж­но есть мень­ше сахара;

- от гипер­то­нии, мень­ше соли;

- от сер­деч­но-сосу­ди­сто­го забо­ле­ва­ния, мень­ше холестерина.

Моё неве­же­ство в обла­сти пита­ния при­ве­ло меня к тому, что по отно­ше­нию к тера­пев­ти­че­ской роли про­дук­тов пита­ния про­дук­тов пита­ния я отно­сил­ся пре­не­бре­жи­тель­но. Я тоже пред­по­чи­тал кур­сы лече­ния, выте­ка­ю­щие из бла­го­род­ной отрас­ли меди­ци­ны: лекарства.

Я очень хоро­шо пом­ню ужин кар­дио­ло­гов, в 1990‑е годы, на кото­рый я был при­гла­шён для того, что­бы про­чи­тать лек­цию о свя­зи меж­ду депрес­си­ей и сер­деч­но­со­су­ди­сты­ми забо­ле­ва­ни­я­ми. Что­бы убе­дить сво­их очень загру­жен­ных вра­чей при­сут­ство­вать на этом вече­ре, фар­ма­цев­ти­че­ская фир­ма, кото­рая орга­ни­зо­ва­ла это меро­при­я­тие, собра­ла нас в одном из луч­ших ресто­ра­нов Питтс­бур­га — ресто­ране, пол­но­стью посвя­щён­ном луч­шей говя­дине США. Одна из жен­щин-кар­дио­ло­гов не при­ня­ла пред­ло­же­ние метр­доте­ля зака­зать пре­крас­ный кусок Шатоб­ри­а­на (в 700 г!). Она ему веж­ли­во ска­за­ла, что она сле­дит за сво­им холе­сте­ри­ном, и попро­си­ла его, если это воз­мож­но, при­не­сти ей, ско­рее, рыб­ное блю­до. Её тут же осме­я­ли все при­сут­ству­ю­щие за сто­лом: «При­ни­май свой Lipitor и не морочь нам голо­ву сво­им режи­мом11

В то вре­мя эта реак­ция не очень меня пора­зи­ла. Она совер­шен­но точ­но пере­да­ёт умо­на­стро­е­ние, в кото­рое мы, вра­чи, обыч­но погру­же­ны: есть про­бле­ма, есть лекар­ство. Даже в слу­чае с кар­дио­ло­га­ми, кото­рые лег­ко при­зна­ют, что мож­но умень­шить риск сер­деч­но-сосу­ди­сто­го забо­ле­ва­ния, изме­нив свои при­выч­ки пита­ния, наша меди­цин­ская куль­ту­ра тол­ка­ет нас пре­не­бре­гать таким под­хо­дом и в глу­бине пред­по­чи­тать фар­ма­цев­ти­че­ское вме­ша­тель­ство, луч­ше кон­тро­ли­ру­е­мое, и зна­чит более «бла­го­род­ное».

______

11

Lipitor — лекар­ство, кото­рое при­нес­ло фар­ма­цев­ти­че­ской про­мыш­лен­но­сти наи­боль­шие день­ги за всю её исто­рию. На пике его про­даж оно при­но­си­ло боль­ше одно­го мил­ли­о­на дол­ла­ров в час, 365 дней в году (9 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров в год).

Наверх»>

«Эксперты не согласны между собой»

В 1977 г. я сопро­вож­дал мое­го отца во вре­мя его встре­чи с сена­то­ром Жор­жем Мак­Го­вер­ном в его каби­не­те в Сена­те в Вашинг­тоне. Я вспо­ми­наю, что его каби­нет пока­зал­ся мне слиш­ком малень­ким для сена­то­ра, кото­рый был кан­ди­да­том от демо­кра­тов в пре­зи­ден­ты США. Я вспо­ми­наю так­же стран­ную кар­ту шта­та Южная Дако­та — от кото­ро­го он был избран — кото­рая покры­ва­ла сте­ну поза­ди его крес­ла. Это был боль­шой, почти пустой пря­мо­уголь­ник с гор­сточ­кой рас­се­ян­ных малень­ких горо­дов, назва­ний кото­рых я даже и не знал. Мак­Го­верн был удру­чён и силь­но обес­по­ко­ен. Ему про­ти­во­сто­я­ла зна­чи­тель­ная кри­ти­ка, намно­го более силь­ная, чем напад­ки Ник­со­на на его быв­ший изби­ра­тель­ный штаб в Вотер­гей­те во вре­мя про­иг­ран­ной изби­ра­тель­ной кам­па­нии 1972 г.. «Я толь­ко что совер­шил самую серьёз­ную ошиб­ку в моей поли­ти­че­ской карье­ре», — заявил он нам. Он согла­сил­ся пред­се­да­тель­ство­вать в пар­ла­мент­ской комис­сии, на кото­рую воз­ло­же­на мис­сия уста­нав­ли­вать реко­мен­да­ции для здра­во­охра­не­ния в обла­сти пита­ния. Экс­пер­ты, кото­рые сви­де­тель­ство­ва­ли перед комис­си­ей, пред­ста­ви­ли ясные резуль­та­ты:    уро­вень забо­ле­ва­ний с коронарной

недо­ста­точ­но­стью взле­тел после Вто­рой Миро­вой вой­ны в то вре­мя, как в стра­нах, где режим пита­ния богат более ово­ща­ми, чем живот­ны­ми про­дук­та­ми пита­ния, эти болез­ни почти не суще­ству­ют. Эпи­де­мио­ло­ги так­же заме­ти­ли, что во вре­мя вой­ны в свя­зи с огра­ни­че­ни­ем потреб­ле­ния мяса и молоч­ных про­дук­тов уро­вень сер­деч­но-сосу­ди­стых забо­ле­ва­ний зна­чи­тель­но упал.

Пола­гая, что она посту­па­ет пра­виль­но, комис­сия опуб­ли­ко­ва­ла доку­мент, име­ю­щий, как ей каза­лось, здра­вый смысл. В этих «Зада­чах для США в обла­сти пита­ния» она наив­но реко­мен­до­ва­ла «сокра­тить потреб­ле­ние мяса и молоч­ных продуктов».

После этой пуб­ли­ка­ции Мак­Го­верн бил­ся в поли­ти­че­ской гро­зе, с кото­рой он боль­ше не мог спра­вить­ся. Он взбе­сил всю мяс­ную и молоч­ную про­мыш­лен­ность США. С её обшир­ны­ми пусты­ми пре­ри­я­ми, в Южной Дако­те было не намно­го боль­ше жите­лей, чем голов круп­но­го ско­та. В тот день Мак­Го­верн объ­яс­нил нам, что есть вещи, кото­рых луч­ше не касаться.

Тре­мя года­ми поз­же суб­вен­ции этой мощ­ной про­мыш­лен­но­сти устре­ми­лись к его поли­ти­че­ско­му сопер­ни­ку, поло­жив конец его карье­ре сена­то­ра. Печаль­ная мина Мак­Го­вер­на под­ска­зы­ва­ла, что он уже понял, что с ним слу­чит­ся. Финан­си­ру­е­мые этой про­мыш­лен­но­стью, экс­пер­ты раз­но­го рода заяв­ля­ли, что «ни в коем слу­чае нель­зя вме­нять в вину како­му-то отдель­но­му про­дук­ту пита­ния». «Насы­щен­ные жиры», кото­рые были взя­ты под сомне­ние, при­сут­ству­ют не толь­ко в мясе и молоч­ных про­дук­тах, объ­яс­ня­ли они с учё­ным видом, но так­же в рыбе (что вер­но, но в зна­чи­тель­но мень­ших коли­че­ствах). Про­мыш­лен­но­сти поэто­му уда­лось изме­нить реко­мен­да­ции таким обра­зом, что более не сове­то­ва­лось недву­смыс­лен­но умень­шать потреб­ле­ние како­го-то опре­де­лён­но­го про­дук­та пита­ния. Сде­лав так, она внес­ла смя­те­ние в умы обще­ства, может быть, на деся­ти­ле­тия. То, что долж­но было бы быть про­стым и оче­вид­ным посла­ни­ем, ста­ло невра­зу­ми­тель­ной меша­ни­ной, кото­рая, в кон­це кон­цов, не име­ла ника­ко­го воз­дей­ствия. Как под­черк­нул это в New York Times Мишель Пол­лан, про­фес­сор жур­на­ли­сти­ки в уни­вер­си­те­те Берк­лей, един­ствен­ным посла­ни­ем, направ­лен­ном обще­ству, было то, что выдви­га­ет­ся все­гда, когда хотят, что­бы ничто не изме­ни­лось: «Экс­пер­ты не соглас­ны меж­ду собой.»

Как и паци­ен­ты, вра­чи, поэто­му, зажа­ты меж­ду дву­мя очень мощ­ны­ми отрас­ля­ми про­мыш­лен­но­сти. С одной сто­ро­ны, фар­ма­цев­ти­че­ская про­мыш­лен­ность: её есте­ствен­ная логи­ка состо­ит в том, что­бы пред­ла­гать ско­рее фар­ма­ко­ло­ги­че­ские реше­ния, чем поощ­рять паци­ен­тов самим брать­ся за себя. С дру­гой, агро­про­мыш­лен­ный ком­плекс: он рев­ни­во защи­ща­ет свои инте­ре­сы, пре­пят­ствуя рас­про­стра­не­нию слиш­ком недву­смыс­лен­ных реко­мен­да­ций о свя­зи меж­ду про­дук­та­ми пита­ния и болез­ня­ми. Самое острое его жела­ние — что­бы ниче­го не изменилось.

Но для тех, кто как и я, хочет защи­щать­ся про­тив рака, непри­ем­ле­мо про­дол­жать оста­вать­ся пас­сив­ной жерт­вой этих эко­но­ми­че­ских сил. Нет дру­го­го выбо­ра кро­ме, как воору­жить­ся всей доступ­ной инфор­ма­ци­ей обо всём, что может содей­ство­вать обуз­да­нию болез­ни, не нано­ся ущер­бы телу. Име­ю­щи­е­ся све­де­ния о про­ти­во­ра­ко­вом воз­дей­ствии пита­ния вполне доста­точ­ны для того, что­бы каж­дый начал при­ме­нять их к само­му себе.

Наверх»>

«Люди не хотят меняться»

Но дей­стви­тель­но ли мы гото­вы помо­гать самим себе? Я вспо­ми­наю о раз­го­во­ре с кол­ле­гой-вра­чом на кон­грес­се, где я пред­ста­вил дан­ные об упад­ке пище­вых обы­ча­ев на Запа­де после Вто­рой Миро­вой вой­ны. Я наста­и­вал на сроч­но­сти изме­не­ния наших при­вы­чек. «Воз­мож­но, ты прав, Давид, но люди не хотят менять­ся. Нет смыс­ла гово­рить им обо всём этом. Всё, чего они хотят, это при­нять лекар­ство и боль­ше об этом не думать.»

Я не знаю, прав ли он. Я знаю, что в моём слу­чае это не вер­но. И я пред­по­чи­таю думать, что я не совсем один, кто дума­ет таким образом.

Что оче­вид­но, так это то, что учре­жде­ния и орга­ни­за­ции меня­ют­ся с тру­дом. После мое­го послед­не­го ска­ни­ро­ва­ния в онко­ло­ги­че­ском цен­тре уни­вер­си­те­та я зашёл в кафе­те­рий, при­ят­но рас­по­ло­жен­ный за боль­шим окном рядом со вхо­дом в зда­ние. Я нашёл там восемь раз­лич­ных типов чая и насто­ев: Darjeeling, Earl Grey, ромаш­ка, вер­бе­на, мно­гие тра­вя­ные чаи, аро­ма­ти­зи­ро­ван­ные фрук­та­ми. Опре­де­лён­но, мно­го чаёв для боль­нич­но­го кафе­те­рия. И ни одно­го зелё­но­го чая.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Краткое изложение: противораковые продукты питания в повседневной жизни

Типовой продуктовый набор

Про­ти­во­ра­ко­вое пита­ние состо­ит в основ­ном из ово­щей и бобо­вых вме­сте с олив­ко­вым мас­лом (или мас­лом льна, или рап­са, сли­воч­ным мас­лом био), чес­но­ком, тра­ва­ми и спе­ци­я­ми. Вме­сто того, что­бы быть цен­траль­ной частью набо­ра, мясо и яйца не явля­ют­ся обя­за­тель­ны­ми и слу­жат в каче­стве сопро­вож­де­ния для вку­са. Это пол­ная про­ти­во­по­лож­ность типич­но­му запад­но­му набо­ру (кусок мяса в цен­тре с несколь­ки­ми ово­ща­ми вокруг. ).

Зер­но­вые
  • Хлеб из несколь­ких зерновых
  • Цель­но­зер­но­вой рис Кви­ноа (чилий­ская марь) 
  • Буль­гур

 

Ово­щи + фрук­ты+ рас­ти­тель­ные белки

  • Чече­ви­ца
  • Горох
  • Фасоль
  • Тофу (сое­вый творог)

 

Живот­ные бел­ки (не обязательно):

  • Рыба
  • Мясо био
  • Яйца био
Жиры
  • Олив­ко­вое масло
  • Сли­воч­ное мас­ло био

Тра­вы и специи

  • Кур­ку­ма
  • Кари
  • Тмин
  • Роз­ма­рин
  • Чес­нок

 

 Зелё­ный чай

Бога­тый поли­фе­но­ла­ми, в том чис­ле кате­хи­на­ми и, в осо­бен­но­сти, эпи­га­ло­ка­те­хи­ном-3-гал­лат (EGCG), кото­рый умень­ша­ет рост новых кро­ве­нос­ных сосу­дов, необ­хо­ди­мых для роста опу­хо­лей и мета­стаз. Это так­же мощ­ный анти­окис­ли­тель, обез­вре­жи­ва­тель (акти­ви­ру­ет фер­мен­ты пече­ни, кото­рые выво­дят ядо­ви­тые веще­ства из орга­низ­ма), а так­же спо­соб­ству­ет гибе­ли рако­вых кле­ток путём апо­пто­за («запро­грам­ми­ро­ван­ной» гибе­ли кле­ток). В лабо­ра­тор­ных усло­ви­ях он уси­ли­ва­ет воз­дей­ствие рент­ге­но­те­ра­пии на рако­вые клетки.

Вни­ма­ние: чёр­ный чай изго­тав­ли­ва­ет­ся путём брожения/ферментации. Этот про­цесс уни­что­жа­ет в зна­чи­тель­ной части поли­фе­но­лы. Чай Oolong име­ет про­ме­жу­точ­ную фер­мен­та­цию меж­ду зелё­ным и чёр­ным чаем. Зелё­ный чай дека­фе­и­ни­зи­ро­ван­ный ( кофе­ин уда­лён) по-преж­не­му сохра­ня­ет все свои полифенолы.

Япон­ский зелё­ный чай (Sencha, Gyokuro, Matcha, .) ещё бога­че в EGCG, чем зелё­ный китай­ский чай.

Осво­бож­де­ние кате­хи­нов тре­бу­ет более про­дол­жи­тель­но­го наста­и­ва­ния, по край­ней мере 5 — 8 минут, луч­ше 10 минут.

Реко­мен­да­ция по исполь­зо­ва­нию: наста­и­вай­те 2 г зелё­но­го чая в тече­ние 10 минут в завар­ном чай­ни­ке и выпей­те в тече­ние после­ду­ю­ще­го часа (после это­го вре­ме­ни поли­фе­но­лы исче­за­ют). Реко­мен­ду­ет­ся выпи­вать 6 чашек в день.

Вни­ма­ние: неко­то­рые люди чув­стви­тель­ны к кофе­и­ну зелё­но­го чая и могут стра­дать бес­сон­ни­цей, если выпи­ва­ют его после 16 часов. В этом слу­чае исполь­зуй­те дека­фе­и­ни­зи­ро­ван­ный зелё­ный чай.

Кур­ку­ма — кари (curry)

Кур­ку­ма (жёл­тая пуд­ра, кото­рая вхо­дит в состав кари) явля­ет­ся есте­ствен­ным про­ти­во­вос­па­ли­тель­ным сред­ством, самым мощ­ным из всех, что извест­ны на сего­дняш­ний день. Она так­же помо­га­ет вызвать апо­птоз у рако­вых кле­ток и замед­лить ангио­ге­нез. В лабо­ра­тор­ных усло­ви­ях она уве­ли­чи­ва­ет эффек­тив­ность химио­те­ра­пии и тор­мо­зит раз­ви­тие опухолей.

Вни­ма­ние: для того, что­бы орга­низм мог усво­ить её, кур­ку­ма долж­на быть сме­ша­на с чёр­ным пер­цем (а не про­сто со струч­ко­вым пер­цем). Иде­аль­ным было бы рас­тво­рить её в мас­ле (пред­по­чти­тель­нее, в мас­ле олив­ко­вом или льня­ном). Раз­лич­ные сме­си кари могут содер­жать толь­ко 1/5 кур­ку­мы или мень­ше. Пред­по­чти­тель­нее полу­чать её напря­мую из пуд­ры куркумы.

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: поло­ви­на кофей­ной лож­ки пуд­ры кур­ку­мы, сме­шан­ной с кофей­ной лож­кой олив­ко­во­го мас­ла, хоро­шей щепо­ти чёр­но­го пер­ца и капель­кой сиро­па ага­вы /столетника. Может добав­лять­ся в ово­щи, супы, в заправ­ку для салатов.

Имбирь

Корень имби­ря так­же дей­ству­ет как про­ти­во­вос­па­ли­тель­ное сред­ство, про­ти­во­окис­ли­тель (более эффек­тив­ный, напри­мер, чем вита­мин Е) и про­тив неко­то­рых рако­вых кле­ток. Он содей­ству­ет так­же умень­ше­нию обра­зо­ва­ния новых кро­ве­нос­ных сосудов.

Настой имби­ря может исполь­зо­вать­ся для умень­ше­ния тош­но­ты, кото­рая сопро­вож­да­ет химио- или рентгенотерапию.

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: нате­реть кусок имби­ря на тёр­ке в смесь ово­щей, кото­рая жарит­ся с неболь­шим коли­че­ством мас­ла в воке (круг­лой глу­бо­кой ско­во­ро­де с выпук­лым дном) или на ско­во­ро­де. Или мари­но­вать фрук­ты с соком зелё­но­го лимо­на и с натёр­тым имби­рём (может сопро­вож­дать­ся сиро­пом ага­вы для тех, кто пред­по­чи­та­ет немно­го более слад­кий вкус). В настое: настаивать10 — 15 минут имбирь дли­ной с палец, раз­ре­зан­ный на доль­ки, в кипя­щей воде. Может упо­треб­лять­ся горя­чим или холодным.

Ово­щи крестоцветные

Капу­сты (Брюс­сель­ская, китай­ская, брок­ко­ли, цвет­ная, .) содер­жат суль­фо­ра­фан, глю­ко­си­ну­ла­ты и индол-3-кар­би­но­лы (I3C), кото­рые явля­ют­ся мощ­ны­ми про­ти­во­ра­ко­вы­ми моле­ку­ла­ми. Суль­фо­ра­фан и I3C име­ют спо­соб­ность выво­дить из орга­низ­ма неко­то­рые кан­це­ро­ге­ны. Они пре­пят­ству­ют пре­вра­ще­нию предра­ко­вых кле­ток в зло­ка­че­ствен­ные опу­хо­ли. Они воз­дей­ству­ют так­же, спо­соб­ствуя само­убий­ству рако­вых кле­ток и бло­ки­руя ангиогенез.

Вни­ма­ние: нуж­но избе­гать кипя­че­ния капу­сты и брок­ко­ли, посколь­ку при этом име­ет­ся риск раз­ру­шить суль­фо­ра­фан и I3C.

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: быст­рая под­го­тов­ка на пару или быст­ро пас­си­ро­вать в воке с неболь­шим коли­че­ством олив­ко­во­го масла.

Чес­нок, лук, лук-порей, лук-шалот, лук-скорода

Чес­нок явля­ет­ся одной из самых ста­рых лекар­ствен­ных трав (нахо­дят рецеп­ты с чес­но­ком на шумер­ских пли­тах тре­тье­го тыся­че­ле­тия до н. э.). Пастер отме­тил его анти­бак­те­ри­аль­ные свой­ства в 1858 г.. Во вре­мя Пер­вой Миро­вой вой­ны его широ­ко исполь­зо­ва­ли при пере­вяз­ке ран и для предот­вра­ще­ния инфек­ций. Затем сно­ва рус­ски­ми сол­да­та­ми Вто­рой Миро­вой вой­ны, кото­рым не хва­та­ло анти­био­ти­ков, настоль­ко, что его назы­ва­ли «рус­ским пенициллином».

Сер­ные состав­ля­ю­щие это­го семей­ства («чес­ноч­ных») частич­но умень­ша­ют кан­це­ро­ген­ные воз­дей­ствия нит­ро­за­ми­нов и N‑азотистых состав­ля­ю­щих, кото­рые обра­зу­ют­ся на пере­жа­рен­ном мясе или при сго­ра­нии таба­ка. Они спо­соб­ству­ют апо­пто­зу кле­ток раков тол­стой киш­ки, гру­ди, лёг­ких, про­ста­ты и лейкемии.

Эпи­де­мио­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния наво­дят на мысль об умень­ше­нии рака почек и про­ста­ты у лиц, кото­рые потреб­ля­ют боль­ше чес­но­ка. Кро­ме того, все ово­щи это­го семей­ства помо­га­ют кон­тро­ли­ро­вать уро­вень саха­ра в кро­ви, что умень­ша­ет выде­ле­ние инсу­ли­на и ИЗФ и, сле­до­ва­тель­но, рост рако­вых клеток.

Вни­ма­ние: актив­ные моле­ку­лы чес­но­ка осво­бож­да­ют­ся при раз­дав­ли­ва­нии голов­ки чес­но­ка и зна­чи­тель­но луч­ше усва­и­ва­ют­ся, если они рас­тво­ре­ны в неболь­шом коли­че­стве масла.

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: чес­нок и лук, измель­чён­ные и отпу­щен­ные с неболь­шим коли­че­ством олив­ко­во­го мас­ла, сме­шан­ные со сва­рен­ны­ми на пару или в воке ово­ща­ми, с добав­кой кари или кур­ку­мы. Их мож­но так­же упо­треб­лять сыры­ми, сме­шан­ны­ми с сала­та­ми или в сэнд­ви­чах, при­го­тов­лен­ных из хле­ба из четы­рёх зер­но­вых и кре­стьян­ско­го сли­воч­но­го мас­ла (или олив­ко­во­го масла).

Ово­щи и фрук­ты, бога­тые каротинами.

Мор­ковь, слад­кий кар­то­фель (батат), тык­вы про­дол­го­ва­тая и круг­лая, китай­ская тык­ва (со вку­сом каш­та­на), поми­до­ры, хур­ма, абри­ко­сы, свек­ла и все ово­щи или фрук­ты с яркой окрас­кой: оран­же­вые, крас­ные, жёл­тые, зелё­ные. Они обла­да­ют вита­ми­ном А и лико­пе­на­ми, кото­рые обла­да­ют дока­зан­ной спо­соб­но­стью пре­пят­ство­вать рас­про­стра­не­нию рако­вых кле­ток мно­го­чис­лен­ных штам­мов, в т. ч. неко­то­рых наи­бо­лее агрес­сив­ных (как глио­ма мозга).

Лютеин/каротиноид, лико­пен, фито­ен, кан­так­сан­тин сти­му­ли­ру­ют раз­мно­же­ние кле­ток иммун­ной систе­мы и уве­ли­чи­ва­ют их воз­мож­ность ата­ко­вать клет­ки опу­хо­лей. Они дела­ют клет­ки NK ( при­род­ный убий­ца) более агрес­сив­ны­ми. Иссле­до­ва­ние, во вре­мя кото­ро­го в тече­ние шести лет наблю­да­ли жен­щин, стра­да­ю­щих от рака гру­ди, пока­за­ло, что те, кото­рые потреб­ля­ли боль­ше про­дук­тов пита­ния, бога­тых каро­ти­но­и­да­ми, жили доль­ше, чем те , кото­рые потреб­ля­ли их меньше.

Поми­до­ры

Лико­пе­ны поми­до­ров ассо­ци­и­ру­ют­ся с уве­ли­че­ни­ем сро­ка выжи­ва­ния при раке про­ста­ты у муж­чин, име­ю­щих не менее двух при­ё­мов пищи в неде­лю с томат­ным соусом.

Вни­ма­ние: для того, что­бы выде­ли­лись лико­пе­ны, необ­хо­ди­мо, что­бы поми­до­ры были сва­ре­ны (как и в томат­ном соусе),а их усво­е­ние улуч­ша­ет­ся в при­сут­ствии жир­ных ком­по­нен­тов (как олив­ко­вое масло).

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: гото­вый томат­ный соус (на олив­ко­вом мас­ле и без добав­ки саха­ра). Или сде­лать его самим: под­жа­рить поми­до­ры на ско­во­ро­де на сла­бом огне с неболь­шим коли­че­ством олив­ко­во­го мас­ла. Мож­но доба­вить туда лук и чес­нок, сое­вый тво­рог тофу или яйца био, сба­лан­си­ро­ван­ные по омега‑3, с тми­ном, кур­ку­мой, перцем, . .

Соя

Изо­фла­во­ны сои (в т. ч. гени­сте­ин, даид­зе­ин и гли­ци­те­ин) бло­ки­ру­ют сти­му­ли­ро­ва­ние рако­вых кле­ток поло­вы­ми гор­мо­на­ми (как эст­ро­ген и тесто­сте­рон). Они воз­дей­ству­ют так­же, бло­ки­руя ангио­ге­нез. Ази­ат­ские жен­щи­ны, кото­рые потреб­ля­ют сою (с отро­че­ских лет) стра­да­ют от рака гру­ди зна­чи­тель­но реже. А когда они им забо­ле­ва­ют, речь идёт, как пра­ви­ло, о менее агрес­сив­ных опу­хо­лях с более высо­ким уров­нем выживания.

Вни­ма­ние: с ухуд­ше­ни­ем неко­то­рых раков гру­ди ассо­ци­и­ро­ва­лись добав­ки изо­фла­во­на (в пилю­лях), а не его потреб­ле­ние в пище.

Вни­ма­ние: ГМП (гене­ти­че­ски моди­фи­ци­ро­ван­ные про­дук­ты) запре­ще­ны во Фран­ции. Но мно­го­чис­лен­ные куль­ту­ры сои во всём мире выра­щи­ва­ют­ся на базе ГМП. Вли­я­ние этих гене­ти­че­ски моди­фи­ци­ро­ван­ных рас­те­ний на раз­ви­тие рака не извест­но. Но при сомне­ни­ях реко­мен­ду­ет­ся исполь­зо­вать сою био, а не ГМП.

Соя и Taxol

Кажет­ся, что гени­сте­ин сои может про­ти­во­дей­ство­вать Так­со­лу. В ожи­да­нии под­твер­жде­ния тако­го вза­и­мо­дей­ствия иссле­до­ва­ни­я­ми на чело­ве­ке было бы осто­рож­нее не потреб­лять про­дук­ты пита­ния на базе сои во вре­мя химио­те­ра­пии с помо­щью Так­со­ла (пре­кра­щать за несколь­ко дней до и воз­об­нов­лять толь­ко через несколь­ко дней после).

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: сое­вое моло­ко, йогур­ты из сои на зав­трак вза­мен обыч­ных молоч­ных про­дук­тов. Сое­вые бобы, сое­вый тво­рог тофу, тем­пе (фер­мен­ти­ро­ван­ный сое­вый про­дукт), суп мисо (из водо­рос­лей, ово­щей и тофу). Тофу мож­но потреб­лять сырым или варе­ным, он при­ни­ма­ет вкус про­дук­тов пита­ния, лука, чес­но­ка, кари, . и соусов, с кото­ры­ми его гото­вят на ско­во­ро­де или в воке. Его так­же лег­ко мож­но добав­лять в супы. Это пре­крас­ный источ­ник бел­ков, вклю­ча­ю­щих неза­ме­ни­мые ами­но­кис­ло­ты, кото­рый мож­но исполь­зо­вать для заме­ны мяса.

Гри­бы

Гри­бы шита­ке, май­та­ке, эно­ки­та­ке, кре­ми­ни, порт­о­бел­ло, париж­ские шам­пи­ньо­ны, рож­ко­вид­ная вешан­ка и вешан­ка-сине­го­лов­ка обла­да­ют все поли­са­ха­ри­да­ми и лен­ти­на­ном, кото­рые сти­му­ли­ру­ют раз­мно­же­ние и актив­ность иммун­ных кле­ток. Они часто исполь­зу­ют­ся в Япо­нии для сопро­вож­де­ния химио­те­ра­пии для под­дер­жа­ния иммун­ной систе­мы (май­та­ке ока­зы­ва­ет, без сомне­ния, наи­боль­шее воз­дей­ствие на последнюю).

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: в овощ­ном супе или в кури­ном бульоне, жаре­ны­ми в духов­ке, при­го­тов­лен­ны­ми в воке с дру­ги­ми овощами.

Тра­вы и специи

Кухон­ные тра­вы, такие как роз­ма­рин, тмин, души­ца, бази­лик, мята, очень бога­ты эфир­ны­ми мас­ла­ми (кото­рым они обя­за­ны сво­им запа­хом) семей­ства терпенов.

Они уси­ли­ва­ют апо­птоз рако­вых кле­ток и умень­ша­ют их рас­про­стра­не­ние, бло­ки­руя фер­мен­ты, необ­хо­ди­мые для захва­та сосед­них тканей.

Кар­но­сол роз­ма­ри­на явля­ет­ся так­же мощ­ным анти­окис­ли­те­лем и про­ти­во­вос­па­ли­тель­ным веще­ством. Про­де­мон­стри­ро­ва­на его спо­соб­ность уве­ли­чи­вать эффек­тив­ность неко­то­рых мето­дов химио­те­ра­пии, в том чис­ле на штам­мы рако­вых кле­ток, кото­рые при­об­ре­ли сопро­тив­ля­е­мость к лечению.

Пет­руш­ка и сель­де­рей содер­жат апи­ге­нин, кото­рый явля­ет­ся про­ти­во­вос­па­ли­тель­ным веще­ством, сти­му­ли­ру­ет апо­птоз и бло­ки­ру­ет ангио­ге­нез в соот­вет­ствии с меха­низ­мом, срав­ни­мым с меха­низ­мом лекар­ства Гливек.

Водо­рос­ли

Мно­гие мор­ские водо­рос­ли, упо­треб­ля­е­мые в Азии, содер­жат моле­ку­лы, кото­рые замед­ля­ют рост раков, в осо­бен­но­сти гру­ди, про­ста­ты, кожи и тол­стой киш­ки. Корич­не­вые водо­рос­ли так­же удли­ня­ют мен­стру­аль­ные цик­лы про­ти­во­эст­ро­ген­ным воз­дей­стви­ем. Фуко­и­дан, кото­рый нахо­дит­ся в ком­бу и вака­ме, помо­га­ет про­во­ци­ро­вать смерть кле­ток / апо­птоз и сти­му­ли­ру­ет клет­ки иммун­ной систе­мы, таких как клет­кипри­род­ные убий­цы. Фукок­сан­тин при­да­ёт неко­то­рым водо­рос­лям их корич­не­вый цвет. Ещё более эффек­тив­ным, чем его кузен лико­пен, для содей­ствия замед­ле­нию роста рако­вых кле­ток про­ста­ты, явля­ет­ся каро­те­но­ид (того же семей­ства, что и лико­пен помидоров).

Основ­ны­ми пище­вы­ми водо­рос­ля­ми явля­ют­ся: нори, ком­бу, вака­ме, ара­ме и дулсе.

Нории явля­ет­ся одним из очень ред­ких рас­ти­тель­ных видов, кото­рые содер­жат жир­ные кис­ло­ты омега‑3 с длин­ной цепоч­кой — наи­бо­лее эффек­тив­ные про­тив вос­па­ле­ния и необ­хо­ди­мые для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния нейронов.

Обыч­ное исполь­зо­ва­ние: водо­рос­ли могут упо­треб­лять­ся в супах, сала­тах или добав­лен­ны­ми при при­го­тов­ле­нии бобо­вых, таких как фасоль и чече­ви­ца (в част­но­сти, ком­бу име­ет репу­та­цию сокра­щать вре­мя при­го­тов­ле­ния бобо­вых и делать их более легкоперевариваемыми).

Крас­ные фрукты

Клуб­ни­ка, мали­на, чер­ни­ка, еже­ви­ка, клюк­вы содер­жат элла­го­вую кис­ло­ту и мно­го­чис­лен­ные поли­фе­но­лы. Они сти­му­ли­ру­ют меха­низ­мы выве­де­ния кан­це­ро­ге­нов из орга­низ­ма и замед­ля­ют ангио­ге­нез. Анто­ци­а­ни­ды и про­ан­то­ци­а­ни­ды облег­ча­ют так­же апо­птоз рако­вых клеток.

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: на зав­трак, сме­шан­ны­ми с сое­вым моло­ком и хло­пья­ми из несколь­ких зер­но­вых, кото­рые, в отли­чие от ком­мер­че­ских хло­пьев типа corn flaces, не повы­ша­ют уров­ня саха­ра, инсу­ли­на и ИЗФ в кро­ви (луч­ши­ми хло­пья­ми явля­ют­ся мюс­ли (смесь овся­ных хло­пьев и фрук­тов) или ком­би­на­ции овса, отру­бей, льна, ржи, ячме­ня, пол­бы (вид пшеницы), .).

Во фрук­то­вых сала­тах или в слу­чае лёг­ких заку­сок меж­ду при­ё­ма­ми пищи, для при­да­ния им све­же­го и слад­ко­го вку­са, кото­рый тем не менее не вызы­ва­ет пика гли­ке­мии в кро­ви. Зимой мож­но про­дол­жать потреб­лять быст­ро­за­мо­ро­жен­ные крас­ные фрук­ты, кото­рые сохра­ня­ют про­ти­во­ра­ко­вые моле­ку­лы, не повре­ждая их.

Цит­ру­со­вые

Апель­си­ны, ман­да­ри­ны, лимо­ны, грейп­фру­ты содер­жат про­ти­во­вос­па­ли­тель­ные фла­во­но­и­ды. Они так­же сти­му­ли­ру­ют выве­де­ние пече­нью кан­це­ро­ге­нов из орга­низ­ма. Было даже про­де­мон­стри­ро­ва­но, что фла­во­но­и­ды кожу­ры ман­да­ри­нов — тан­ге­ри­тин и ноби­ле­тин — в клет­ки рака моз­га, облег­ча­ют их гибель апо­по­то­зом и умень­ша­ют их воз­мож­но­сти захва­та сосед­них тка­ней. (Вни­ма­ние: пред­по­чи­тай­те ман­да­ри­ны био, если вы еди­те кожуру.)

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: измель­чён­ной кожей цит­ру­со­вых мож­но посы­пать заправ­ку для сала­тов, хло­пья на зав­трак, фрук­то­вый салат, или ещё насто­ян­ны­ми в горя­чей воде или чае.

Гра­на­то­вый сок

Гра­на­то­вый сок исполь­зу­ет­ся в пер­сид­ской меди­цине уже тыся­че­ле­ти­я­ми. Его про­ти­во­вос­па­ли­тель­ные и про­ти­во­окис­ли­тель­ные свой­ства теперь дока­за­ны, так­же как и его спо­соб­ность зна­чи­тель­но умень­шать рост рака про­ста­ты (сре­ди дру­гих), вклю­чая его наи­бо­лее агрес­сив­ные фор­мы. У муж­чин еже­днев­ное потреб­ле­ние гра­на­то­во­го сока умень­ша­ет втрое ско­рость рас­про­стра­не­ния уста­нов­лен­но­го рака простаты.

Обыч­ное исполь­зо­ва­ние: ста­кан (225 мл) в день гра­на­то­во­го сока (в про­да­же в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных бути­ках), утром во вре­мя завтрака.

Крас­ное вино

Крас­ное вино содер­жит мно­го­чис­лен­ные поли­фе­но­лы, в т. ч. извест­ный рез­ве­ра­трол. Посколь­ку эти поли­фе­но­лы выде­ля­ют­ся при фер­мен­та­ции, их кон­цен­тра­ция выше в винах, чем в вино­град­ном соке. Посколь­ку они содер­жат­ся в кожи­це и косточ­ках вино­гра­да, то их намно­го мень­ше в белом вине. Кон­сер­ва­ция вина — кото­рое защи­ще­но от кис­ло­ро­да — поз­во­ля­ет избе­жать его быст­ро­го окис­ле­ния (чего не слу­ча­ет­ся с сухим вино­гра­дом, кото­рый поте­рял свои полифенолы).

Рез­ве­ра­трол воз­дей­ству­ет на гены, извест­ные тем, что защи­ща­ют здо­ро­вые клет­ки от ста­ре­ния (сир­ту­и­ны). Он так­же име­ет спо­соб­ность замед­лять три эта­па раз­ви­тия рака ‑началь­ная ста­дия, акти­ви­ро­ва­ние и рас­про­стра­не­ние — бло­ки­руя воздeй­ствие NF-kappaB.

Обыч­ное исполь­зо­ва­ние: эти резуль­та­ты наблю­да­ют­ся при кон­цен­тра­ци­ях, срав­ни­мых с потреб­ле­ни­ем одно­го ста­ка­на крас­но­го вина в день (потреб­ле­ние боль­ше­го коли­че­ства не реко­мен­ду­ет­ся, посколь­ку оно при­во­дит, соглас­но неко­то­рым иссле­до­ва­ни­ям, к уве­ли­че­нию раков). Вино из Бур­гун­дии, где кли­мат более влаж­ный, явля­ют­ся осо­бо бога­ты­ми резвератролом.

Чёр­ный шоколад

Чёр­ный шоко­лад (свы­ше 70   %    какао)    содер­жит    мно­го­чис­лен­ные про­ти­во­окис­ли­те­ли, про­ан­то­ци­а­ни­ды и мно­го поли­фе­но­лов (квад­ра­тик шоко­ла­да содер­жит их в два раза боль­ше, чем ста­кан крас­но­го вина и почти столь­ко же, сколь­ко ста­кан креп­ко насто­ен­но­го чая). Его моле­ку­лы замед­ля­ют рост рако­вых кле­ток и огра­ни­чи­ва­ют ангиогенез.

Потреб­ле­ние до 20 г в день (пятая часть плит­ки плит­ки) не вно­сит излиш­не­го коли­че­ства кало­рий. Часто ощу­ща­ет­ся более силь­ное удо­воль­ствие, чем от кон­ди­тер­ских изде­лий или от десер­та, в то вре­мя как голод пере­би­ва­ет­ся более эффек­тив­но. Его гли­ке­ми­че­ский пока­за­тель (спо­соб­ность повы­шать уро­вень глю­ко­зы в кро­ви и сти­му­ли­ро­вать пагуб­ные пики инсу­ли­на и ИЗФ) уме­рен­ное, намно­го ниже, чем у бато­на бело­го хлеба.

Вни­ма­ние: смесь шоко­ла­да и моло­ка анну­ли­ру­ет бла­го­при­ят­ное воз­дей­ствие моле­кул, содер­жа­щих­ся в какао.

Обыч­ное исполь­зо­ва­ние: несколь­ко квад­ра­ти­ков шоко­ла­да вме­сто десер­та в кон­це при­ё­ма пищи (вме­сте с зелё­ным чаем!). Рас­тво­рить чёр­ный шоко­лад в водя­ной бане, что­бы вылить его на гру­ши или любой дру­гой фрук­то­вый салат.

Вита­мин Д

Вита­мин Д про­из­во­дит­ся кожей во вре­мя её экс­по­зи­ции солн­цу. Насе­ле­ние, кото­рое живёт дале­ко от эква­то­ра, про­из­во­дит его мень­ше, поэто­му им его часто не хва­та­ет. Тако­ва при­чи­на, поче­му детям север­ных стран дол­го реко­мен­до­ва­ли при­ни­мать лож­ку мас­ла пече­ни трес­ки каж­дый день, что­бы избе­жать рахи­та. Сего­дня извест­но, что доста­точ­ный взнос вита­ми­на Д зна­чи­тель­но умень­ша­ет риск раз­ви­тия мно­го­чис­лен­ных раз­лич­ных рако­вых забо­ле­ва­ний (до более, чем 75 % в иссле­до­ва­нии уни­вер­си­те­та Крей­то­на, опуб­ли­ко­ван­ном в 2007 г., при взно­се 1.000 UI (меж­ду­на­род­ных еди­ниц) в день в фор­ме 25 Гид­рок­си­ви­та­мин Д). Канад­ская ассо­ци­а­ция рака реко­мен­ду­ет теперь всем канад­цам потреб­лять 1.000 еди­ниц вита­ми­на Д осе­нью и зимой (когда доступ к сол­неч­но­му све­ту огра­ни­чен) и в тече­ние все­го года пре­ста­ре­лым и тем, кто ред­ко появ­ля­ет­ся на солн­це. Толь­ко два­дцать минут экс­по­зи­ции все­го тела полу­ден­но­му солн­цу дают око­ло 8.000 — 10.000 еди­ниц (но нуж­но оста­вать­ся вни­ма­тель­ным к опас­но­стям сверхэкспозиции).

Про­дук­та­ми пита­ния, кото­рые содер­жат боль­ше все­го вита­ми­на Д, явля­ют­ся: рыбий жир (1.360 UI в сто­ло­вой лож­ке), лосось (360 UI в 100г), скум­брия (345 UI в 100г), сар­ди­ны (270 UI в 100г) и угорь (200 UI в 100г). Моло­ко, обо­га­щён­ное вита­ми­ном Д, содер­жит толь­ко 98 UI в одном ста­кане, яйцо — 25 UI и теля­чья печён­ка — 20 UI в 100 г.

Оме­га — 3

Оме­га — 3 в длин­ной цепоч­ке, пред­став­лен­ные в жир­ных рыбах (или в мас­лах жир­ных рыб хоро­ше­го каче­ства), умень­ша­ют вос­па­ли­тель­ные про­цес­сы. В лабо­ра­тор­ных куль­ту­рах они замед­ля­ют рост рако­вых кле­ток широ­ко­го спек­тра опу­хо­лей (лёг­ких, гру­ди, тол­стой киш­ки, про­ста­ты, почек, .). Они воз­дей­ству­ют так­же, умень­шая рас­про­стра­не­ние рака в фор­ме мета­стаз. Мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния на чело­ве­ке пока­зы­ва­ют, что риск забо­леть мно­ги­ми рака­ми (тол­стой киш­ки, гру­ди, про­ста­ты, яич­ни­ка) зна­чи­тель­но умень­ша­ет­ся у лиц, кото­рые едят рыбу по край­ней мере два раза в неде­лю*.

Вни­ма­ние: чем круп­нее рыбы (тунец, но в первую оче­редь коша­чья аку­ла или меч-рыба), тем выше они нахо­дят­ся в цепи пита­ния и тем более они загряз­не­ны рту­тью, ПХБ (поли­хром­би­фе­нил­ами) и диок­си­ном, кото­рые нахо­дят­ся в глу­бине оке­а­на в изоби­лии. Луч­шим источ­ни­ков рыб­но­го жира явля­ют­ся поэто­му малень­кие рыбы, такие как сар­ди­ны (в том чис­ле в кон­сер­вах при усло­вии, что они сохра­ня­ют­ся в олив­ко­вом, а не в под­сол­неч­ном мас­ле, слиш­ком бога­том омегой‑6), целые анчоусы/хамса или неболь­шие скум­брии. Лосось так­же явля­ет­ся хоро­шим источ­ни­ком омеги‑3, а уро­вень его загряз­не­ния ещё оста­ёт­ся при­ем­ле­мым. Длин­но­пё­рый тунец явля­ет­ся, похо­же, наи­ме­нее загряз­нён­ным из тун­цов в кон­сер­вах. Све­же­за­мо­ро­жен­ные рыбы посте­пен­но теря­ют свои омега‑3 чем про­дол­жи­тель­нее срок их хранения.

Льня­ное семя бога­то рас­ти­тель­ны­ми омега‑3 (в «корот­кой цепоч­ке») и лиг­ни­на­ми. Эти фито­эст­ро­ге­ны умень­ша­ют пагуб­ное вли­я­ние гор­мо­нов на раз­ви­тие рака и, может

Две важ­ных ста­тьи в 2006 г. поста­ви­ли под сомне­ние это умень­ше­ние рис­ка забо­леть раком в свя­зи с потреб­ле­ни­ем рыбы. Тем не менее, эти ана­ли­зы были опро­те­сто­ва­ны, в част­но­сти, пото­му что они не учли совсем недав­ние резуль­та­ты, а имен­но резуль­та­ты огром­но­го евро­пей­ско­го иссле­до­ва­ния EPIC, кото­рое обсле­до­ва­ло око­ло 500.000 чело­век и под­твер­ди­ло очень серьёз­ную защи­ту, свя­зан­ную с потреб­ле­ни­ем рыбы.

быть, так­же на ангио­ге­нез. В недав­нем иссле­до­ва­нии уни­вер­си­те­та Дюка пока­за­но, что еже­днев­ное потреб­ле­ние 30 г измель­чён­но­го льня­но­го семе­ни замед­ля­ет рост опу­хо­лей про­ста­ты на 30 — 40 %.

Типич­ное исполь­зо­ва­ние: измель­чить льня­ное семя (в кофе­мол­ке) и сме­шать его с моло­ком био или моло­ком сои (или с йогур­том био или сои). Этот поро­шок мож­но так­же сме­шать с утрен­ни­ми хло­пья­ми или с фрук­то­вым сала­том, кото­ро­му он при­да­ёт вкус лес­но­го ореха/фундука. Льня­ное мас­ло так­же бога­то рас­ти­тель­ной омегой‑3, но, в мень­шей сте­пе­ни, лиг­ни­на­ми. При хра­не­нии это­го мас­ла в холо­диль­ни­ке его нуж­но дер­жать в непро­зрач­ной бутыл­ке для того, что­бы избе­жать окис­ле­ния (а так­же про­горк­ло­го запа­ха). Жела­тель­но не хра­нить его свы­ше трёх месяцев.

Про­био­ти­ки

Кишеч­ник обыч­но содер­жит «дру­же­ские» бак­те­рии, кото­рые полез­но участ­ву­ют в пище­ва­ре­нии и в регу­ли­ро­ва­нии рабо­ты кишеч­ни­ка. Они игра­ют так­же важ­ную роль в урав­но­ве­шен­но­сти иммун­ной систе­мы. Сре­ди наи­бо­лее часто встре­ча­ю­щих­ся нахо­дят­ся Lactobacillus acidophilus и Lactobacillus bifidus.

Было пока­за­но, что про­био­ти­ки замед­ля­ют рост рако­вых кле­ток тол­стой киш­ки. Уско­ре­ние рабо­ты кишеч­ни­ка так­же умень­ша­ет риск забо­ле­ва­ния раком тол­стой киш­ки, огра­ни­чи­вая вре­мя воз­дей­ствия кан­це­ро­ге­нов, вне­сён­ных с про­дук­та­ми пита­ния, на кишеч­ник. Про­био­ти­ки игра­ют, сле­до­ва­тель­но, так­же роль в очи­ще­нии орга­низ­ма. Йогур­ты и кефир явля­ют­ся хоро­ши­ми источ­ни­ка­ми про­био­ти­ков. Эти дра­го­цен­ные бак­те­рии при­сут­ству­ют так­же в шукру­те (ква­шен­ной капу­сте) или в kim chee.

Нако­нец, неко­то­рые про­дук­ты пита­ния явля­ют­ся пребио­ти­ка­ми (пре­па­ра­та­ми для улуч­ше­ния осво­е­ния кор­ма), т. е. они содер­жат поли­ме­ры фрук­то­зы, кото­рые сти­му­ли­ру­ют рост про­био­ти­че­ских бак­те­рий. Речь идёт о чес­но­ке, луке, поми­до­рах, спар­же, бана­нах или пшенице.

Про­дук­ты пита­ния, бога­тые селеном

Селен явля­ет­ся мик­ро­эле­мен­том (при­сут­ству­ю­щим в зем­ле), кото­рый в изоби­лии нахо­дит­ся в ово­щах или зер­но­вых, выра­щи­ва­е­мых в био­ло­ги­че­ском сель­ско­хо­зяй­ствен­ном про­из­вод­стве (интен­сив­ное сель­ское хозяй­ство опу­сто­ша­ет поч­ву от её селе­на, кото­рый теперь стал очень ред­ким эле­мен­том в евро­пей­ских стра­нах). Он так­же нахо­дит­ся в рыбах, море­про­дук­тах или в потро­хах. Селен сти­му­ли­ру­ет дея­тель­ность иммун­ных кле­ток, в осо­бен­но­сти кле­ток NK (при­род­ных убийц) (в соот­вет­ствии с иссле­до­ва­ни­ем, уве­ли­че­ние актив­но­сти более, чем на 80 %). Селен явля­ет­ся так­же сти­му­ля­то­ром актив­но­сти анти­окис­ли­тель­ных меха­низ­мов в организме.

Спе­ци­фи­че­ские про­дук­ты пита­ния про­тив неко­то­рых видов рака

Неко­то­рые про­дук­ты пита­ния спе­ци­фи­че­ски замед­ля­ют рост кле­ток неко­то­рых видов рака. Лабо­ра­то­рия док­то­ра Бели­во смог­ла про­те­сти­ро­вать неочи­щен­ные экс­трак­ты раз­лич­ных про­дук­тов пита­ния на их воз­дей­ствие на клет­ки мно­гих видов рака.

Это поз­во­ли­ло соста­вить пере­чень про­дук­тов пита­ния, кото­рым надо отда­вать мак­си­маль­ное пред­по­чте­ние в пита­нии, направ­лен­ном про­тив како­го-то кон­крет­но­го рака. Отме­тим, что чес­нок, раз­но­го рода лук и лук-порей (семей­ство чес­ноч­ных) сто­ят во гла­ве спис­ка наи­бо­лее эффек­тив­ных про­дук­тов пита­ния про­тив всех видов рака в спис­ке, кото­рый при­ве­дён в бро­шю­ре, при­ло­жен­ной к этой книге.

Послед­няя строч­ка каж­дой таб­ли­цы («кон­троль») соот­вет­ству­ет росту рако­вых кле­ток, когда рядом с ними отсут­ству­ют какие-либо кон­крет­ные ком­по­нен­ты, что поз­во­ля­ет пока­зать эффек­тив­ность каж­до­го компонента.

Фрук­то­вый кок­тейль, исполь­зо­ван­ный в экс­пе­ри­мен­тах на мышах в лабо­ра­то­рии Риша­ра Беливо

  • Чес­нок: 100г
  • Брюс­сель­ская капу­ста: 100г
  • Свёк­ла:    100 г
  • Клюк­ва:    100 г
  • Зелё­ный лук:    100 г
  • Брок­ко­ли:    100 г
  • Шпи­нат:    100 г
  • Зелё­ная фасоль:    100 г
  • Грейп­фрут:    100 г
  • Кур­ку­ма в льня­ном мас­ле: 2 кофей­ных лож­ки / 10 мл масла
  • Поли­фе­но­лы зелё­но­го чая: 2,4 г (что соот­вет­ству­ет поряд­ка 6 чаш­кам чая и 2 г листьев)
  • Чёр­ный перец:    2 кофей­ных ложки

900 г фрук­тов и ово­щей дают 270 мил­ли­лит­ров сна­до­бья. Мышам дава­ли 100 мик­ро­лит­ров в день сверх их обыч­но­го пита­ния, что соот­вет­ству­ет при­бли­зи­тель­но 240 мил­ли­лит­рам кок­тей­ля для человека.

¾:

Про­дук­ты пита­ния, бога­тые омегой‑3

Тип рыбы                              Коли­че­ство, кото­рое нуж­но потре­бить (для того, что­бы полу­чить 1 г двух основ­ных жир­ных кис­лот омега‑3: ЕРА /                                                                                 эйкозо­пен­та­е­но­вая кис­ло­та и DHA / доко­за­гек­са­е­но­вая кислота^)

Тунец Белый, в кон­сер­вах Свежий 120 г 75–350 г
Сар­ди­ны 60–100 г
Лосось атлан­ти­че­ский, раз­ве­де­ние на ферме 45–75 г
атлан­ти­че­ский, дикии 60–100 г
Скум­брия 60–250 г
Селёд­ка атлантическая 60 г
тихо­оке­ан­ская 45 г
Форель, раз­ве­де­ние на ферме 100 г
дикая 120 г
Пал­тус 100–225 г
Трес­ка атлантическая 400 г
тихо­оке­ан­ская 700 г
Пик­ша 450 г
Налим, раз­ве­де­ние на ферме 600 г
дикий 450 г
Кам­ба­ла — ёрш / Кам­ба­ла — мор­ской язык 200 г
Уст­ри­ца тихоокеанская 80 г
атлан­ти­че­ская 200 г
Лоб­стер 250 г — 1,3 кг
Краб коро­лев­ский аляскинский 250 г
Пету­шок (мол­люск) 350 г
Мор­ской гре­бе­шок (мол­люск) 550 г

Дан­ные с сай­та www.nalusda. gov/fnic/foodcomp/ и реко­мен­да­ции Аме­ри­кан­ской ассо­ци­а­ции кар­дио­ло­гии ^ Коли­че­ства омега‑3 в каж­дом виде рыбы изме­ня­ет­ся до 300 % в зави­си­мо­сти от под­ви­да, вре­ме­ни года, мето­дов кон­сер­ва­ции и спо­со­ба при­го­тов­ле­ния. Эти оцен­ки, поэто­му, в обя­за­тель­ной сте­пе­ни носят при­бли­зи­тель­ный харак­тер. Необ­хо­ди­мо отме­тить, что рыба, раз­во­ди­мая на фер­ме, содер­жит боль­ше омега‑3, чем дикая рыба, посколь­ку, затра­чи­вая мень­ше энер­гии, она более жирная.

Рыбы явля­ют­ся основ­ным источ­ни­ком омега‑3 в длин­ной цепоч­ке (ЕРА и DHA). В зави­си­мо­сти от вида, про­ис­хож­де­ния, упа­ков­ки и сезо­на рыб­ной лов­ли, они содер­жат её боль­ше или меньше.

Наверх»>

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

22 комментария

  • Любоаь, 27.02.2018

    Люд­ми­ла поде­ли­тесь пожа­луй­ста рецеп­том настойки.это навер­ное из каких- то ядо­ви­тых рас­те­ний?  У меня рак груди

    Ответить »
  • Любовь Якушева, 07.10.2017

    РОСТ ОПУХОЛИ МОЖЕТ ПРЕКРАТИТЬ СВЕКОЛЬНЫЙ СОК. У МЕНЯ ЕСТЬ ОПЫТ В ЛЕЧЕНИИ ОПУХОЛЕЙ.

    СВЕКОЛЬНЫЙ СОК, РАСТИТЕЛЬНАЯ ДИЕТА В ТЕЧЕНИИ 5 ДНЕЙ, МЯГКОЕ СЛАБИТЕЛЬНОЕ И ПРОМЫВАНИЕ КИШЕЧНИКА ЧЕРЕЗ КРУЖКУ ЭСМАРХА СВЕКОЛЬНЫМ СОКОМ.

    ВЫХОДИТ БОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО ПАРАЗИТОВ, КОТОРЫЕ И ВЫЗЫВАЮТ ОПУХОЛИ. ДЛЯ ПАРАЗИТОВ КИШЕЧНИК ЧЕЛОВЕКА , КАК ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА ТУАЛЕТ.

    Ответить »
    • Надежда, 26.04.2018

      Рак про­ста­ты .напи­ши­те как лечи­лись и что за настойка

      спа­си­бо

      Ответить »
  • Veronika, 04.08.2017

    Эта кни­га — учеб­ник выжи­ва­ния для всех живу­щих в горо­дах, её надо сове­то­вать всем.Низкий поклон авто­ру и тем, кто раз­ме­стил её в интернете!

    Ответить »
  • Людмила, 09.03.2017

    Пере­чи­та­ла свои комен­ты и поду­ма­ла, что корот­ко напи­шу для осталь­ных посе­ти­те­лей сай­та о наших резуль­та­тах в фев­ра­ле. Как и пред­по­ла­га­ла ниче­го хоро­ше­го. PSA уже 100. Опу­холь уве­ли­чи­лась, а вот мета­ста­зы отсут­ству­ют. Так как кон­тро­ли­ро­вать  пита­ние мужа в тече­ние дня я не могу, то глав­ное было его лич­ное жела­ние бороть­ся за свою жизнь. Уви­дев резуль­та­ты сво­ей , мяг­ко гово­ря, глу­по­сти — сей­час готов на любые дие­ты и экс­пе­ри­мен­ты. Пло­хо, что толь­ко СТРАХ заста­вил его пере­стать пить. У нас до сле­ду­ю­щей про­вер­ки 3 меся­ца. Сей­час готов­лю новую настой­ку, кото­рая про­ве­ре­на на отце моей зна­ко­мой. Наде­юсь, что затор­мо­зит рост опу­хо­ли. Кста­ти, думаю, что мета­стаз нет бла­го­да­ря тому , что все-все напит­ки (горя­чие и холод­ные) муж пьет с имби­рем, кардамоном,лимоном, медом. Кур­ку­ма, чер­ный све­же­мо­ло­тый перец, чили, чес­нок, крас­ный лук,мой томат­ный соус (почти пюре) все­гда идут у него ко всем блю­дам (в вари­а­ци­ях конеч­но). Сла­ва Богу , это уже при­выч­ка и не надо напо­ми­нать (даже когда он пил).  Ана­лиз кро­ви у него не ухуд­шил­ся-все пока­за­те­ли в пре­де­лах нор­мы. А это уже хоро­шо. Как види­те- сорвал­ся вот и реци­див тут как тут. Желаю всем упор­но дер­жать­ся и не сры­вать­ся! Удачи.

    Ответить »
    • зоя, 16.07.2017

      Люд­ми­ла доб­рый день. Вы пиши­те про какую то настой­ку (яко­бы испро­бо­ван­ную ваши­ми род­ствен­ни­ка­ми). Очень бы хоте­лось узнать про ее состав. У меня сар­ко­ма бед­рен­ной кости. Начи­та­лась мно­го чего. При­шла к тому что наши деды и пра­де­ды всю жизнь лечи­лись тра­ва­ми. Нача­ла пить. Ну и сопут­ству­ю­щая химио­те­ра­пия. Пожа­луй­ста отве­тьие на мою прось­бу. Спа­си­бо. Здо­ро­вья. Тер­пе­ния. И дол­гих лет жизни.

      Ответить »
    • Людмила, 27.10.2017, 27.10.2017

      Люд­ми­ла, с боль­шой прось­бой рецепт настой­ки Ваш. Зара­ние спа­си­бо. Здоровья!

       

      Ответить »
    • Надежда, 26.04.2018

      Людмила,добрый день!напишите пожа­луй­ста саму дие­ту и состав настой­ки. Рак простаты,что делать не знаем,пока толь­ко рас­те­рян­ность у всей семьи .спа­си­бо Вам большое.такие стать и отзы­вы дают хоть какую-то Надежду.

      Ответить »
  • ИРИНА, 21.02.2017

    Людмила!Добрый вечер!!  Пожа­луй­ста  поде­ли­тесь  сво­им лече­ни­ем. У мужа рак желудка.

    Ответить »
    • Людмила, 09.03.2017

      Ири­на, доб­рый вечер! Я рада поде­лить­ся всем, что и как мы дела­ли, как лечи­лись. Но писать — так дол­го. Как же нам свя­зать­ся, что­бы про­сто пого­во­рить? Может skype? Я там — goncharjonok  и Ludmila. Пиши­те. Назна­чим встре­чу 🙂 в Skype.

      Ответить »
      • Ирина, 07.08.2017

        Здрав­ствуй­те, Люд­ми­ла! Мож­но ли с вами связаться?

        Ответить »
    • Марс, 05.05.2017

      Ири­на доб­рый день, про­шу отклик­нуть­ся, у меня тоже рак желуд­ка. Моя Поч­та istok.mars@mail.ru, думаю сове­ты друг дру­гу помо­гут очень.

      Ответить »
  • Людмила, 14.02.2017

    Здрав­ствуй­те. Вот уже 4 года живём с диа­гно­зом рак про­ста­ты. Но Бог дал мое­му мужу шанс в виде этой заме­ча­тель­ной кни­ги.  Когда мы при­е­ха­ли домой от вра­ча с этим диа­гно­зом, я всю ночь про­си­де­ла у ком­па: чита­ла, чита­ла.… и вдруг на каком-то сай­те.…. эта кни­га!!!!! уже на вто­рой день был состав­лен спи­сок нуж­ных про­дук­тов и без плав­ных пере­хо­дов мы пере­шли к ново­му пита­нию. Труд­но­ва­то было, но со вре­ме­нем как-то втя­ну­лись. И уже не про­си­лись коп­че­но­сти, сла­до­сти и про­чие 😉 ‑в нашем слу­чае- гадо­сти. Диа­гноз был постав­лен в фев­ра­ле м‑це 2013, а уже вес­ной я поса­ди­ла почти все лекар­ствен­ные и пря­ные рас­те­ния у себя в саду . Семе­на поку­па­ла в Рос­сии- боль­ше выбор и луч­шая при­жи­ва­е­мость.  Повезло,что есть кусо­чек зем­ли ‚чужой правда,но есть. Теперь я варю бульо­ны для супа как чай, потом про­це­жи­ваю и уже тогда закла­ды­ваю про­дук­ты. Соль в таком супе прак­ти­че­ски не нуж­на. Такой бульон я добав­ляю и во вто­рые блю­да.  Кро­ме это­го делаю все­воз­мож­ные настой­ки. Труд­но ска­зать от чего имен­но был поло­жи­тель­ный эффект.     У мужа кро­ме онко­ло­гии- ХОБЛ 3 ст., гипер­то­ния, ожи­ре­ние (было 149 кг сей­час 128) Лечат толь­ко гор­мо­наль­ны­ми уко­ла­ми, ска­за­ли рак неопе­ра­бе­лен.  ПСА было 32, через 3 меся­ца пра­виль­но­го пита­ния +гор­мо­ны, упал на 0,0012 !!!!! это было чудо! Так было 3 года. Пока муж не сорвал­ся и не начал есть все под­ряд + алко­голь. И все… ПСА пополз­ло вверх.   Мои сле­зы не помо­га­ли, а пси­хо­ло­га рядом нет, да и не зата­щить его к нему.  Коро­че  появи­лись силь­ные боли в спине  и муж сам попро­сил начать все сна­ча­ла. И вот мы уже м‑ц на той самой дие­те. В кон­це фев­ра­ля к онко­ло­гу-  посмот­рим как аук­нет­ся шут­ка с этой зара­зой. :(((     Если кого  инте­ре­су­ет как мы лечи­лись- могу поде­лить­ся . Я веду крат­кий днев­ник. Желаю ВСЕМ побе­ды и пол­но­го исцеления.

    Ответить »
    • Ирина, 06.08.2017

      Здрав­ствуй­те, Люд­ми­ла! Мог­ли бы вы мне рас­ска­зать в подроб­но­стях о вашей дие­те и коктейле?!

      Ответить »
    • вера, 12.11.2018

      Здрав­ствуй­те, Люд­ми­ла! Ваше пись­мо очень тро­ну­ло меня.Желаю вам с мужем тер­пе­ния и ско­рей­ше­го выздо­ров­ле­ния. мне 54 года, живу в москве, в сен­тяб­ре была опе­ра­ция — молоч­ная желе­за. сей­час про­хо­жу курс химио­те­ра­пии… сде­ла­но 3 кур­са, впе­ре­ди еще 5… очень бес­по­ко­ит тош­но­та и мыс­ли раз­ные при­хо­дят … с удо­воль­стви­ем тоже про­чи­та­ла сове­ты Дави­да Серван-Шрейбера.

      Ответить »
  • Марина, 20.12.2016

    Заме­ча­тель­ная кни­га! Желаю всем забо­лев­шим ско­рей­ше­го выздо­ров­ле­ния, надеж­ды и веры в свои силы и силы Природы.

    Ответить »
    • Галина, 27.01.2017

      Ста­ра­юсь при­дер­жи­вать­ся. Согла­шусь с Татья­ной, что в реаль­ной жиз­ни, в усло­ви­ях сто­лич­но­го мега­по­ли­са, при­дер­жи­вать­ся на 100%   невоз­мож­но. Ири­на, спа­си­бо за реко­мен­да­цию про­чи­тать Е.Лебедева. Обя­за­тель­но вос­поль­зу­юсь. Желаю всем выздоровления!

      Ответить »
  • Татьяна, 06.07.2016

    Позна­ва­тель­но, но я расстроилась.
    В реаль­ной жиз­ни это реа­ли­зо­вать, невоз­мож­но, к сожалению.

    Ответить »
    • Ирина, 20.11.2016

      Здрав­ствуй­те, Таня!Я  про­чи­та­ла кни­гу и очень бла­го­дар­на всем, кто спо­соб­ство­вал её появ­ле­нию у нас! Цар­ство небес­ное Дави­ду, авто­ру кни­ги, низ­кий ему поклон! У нас на кону жизнь и кор­мить себя пет­руш­кой, сель­де­ре­ем, клюк­вой, каша­ми,  .…. — это радость, это надеж­да. Про­чи­тай­те кни­ги Евге­ния Лебе­де­ва “Давай­те лечить рак”. Вы толь­ко не теряй­те время!Болезнь наша очень ковар­ная, но и у нее есть сла­бые сто­ро­ны. Помо­ги  нам Господи!

      Ответить »
    • Оля, 05.07.2018

      Поче­му не реально?

      Ответить »
    • Дмитрий, 11.02.2019

      Поче­му же???Вам лень ???Или в чем про­бле­ма потреб­ле­ния этих про­стых компонентов???

      Ответить »
  • Светлана, 24.10.2015

    Я полу­чи­ла море удовольствия!Спасибо боль­шое за книгу,

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки