Канцерофобия. На вопросы отвечает священник Владимир Новицкий

Канцерофобия. На вопросы отвечает священник Владимир Новицкий

(9 голосов4.7 из 5)

Слово «рак» звучит как приговор. Болезнь может перевернуть жизнь. Не зря онкологию боятся все. Кто-то в меньшей степени, а кто-то — в большей. А у кого-то она даже перерастает в навязчивую идею. О таком состоянии говорят канцерофобия (или карцинофобия). Впервые это слово появилось в статье американского хирурга Джорджа Крайля в 1955 году «Мольба против слепого страха рака». Он много оперировал, в том числе и онкобольных. Общаясь с пациентами и их родственниками, заметил: люди, независимо от диагноза и состояния здоровья, больше всего боятся онкологии. Он приводит один из примеров: родственники, узнав, что их близкий после инсульта не сможет никогда полноценно общаться, …обрадовались. Причина радости? Страшно боялись услышать «онкология».

Мы обратились за советом и разъяснением к отцу Владимиру Новицкому, настоятелю храма Свт. Николая Мирликийского на севере Москвы. Батюшка родился в 1963 году в семье врачей. В 1980 году поступил в Первый московский медицинский институт им.Сеченова. После вуза, закончив интернатуру по специальности врач-психиатр, работал психиатром в Центральной Московской областной клинической психиатрической больнице.  В 1998 году перевелся в химкинскую психиатрическую больницу №22, где работал врачом-ординатором, а позже заведующим отделением.

Отец Владимир любезно пригласил в свою комнату при храме.

Что такое канцерофобия и как она проявляется?

— Канцерофобия  – общее понятие. Она может быть в рамках просто сверхценной идеи, которая доминирует, преобладает в голове человека. Человек много думает о болезни, беспокоится. Может быть проявлением обсессивного (навязчивого) невроза. Человек не только думает, боится и переживает, страх мешает ему жить. Нарушается настроение, меняется уклад жизни. Он весь подчинен этому страху, и это уже не просто идея, я бы сказал: образ жизни вокруг этой фобии.

Канцерофобия может быть на фоне или как проявление тревожной депрессии в рамках эндогенной депрессии, когда болезнь течет по каким-то своим внутренним законам.

Канцерофобия – это проявление чего-то, надо всегда смотреть, какого она уровня, на фоне или в рамках чего протекает.  В зависимости от этого делается вывод, как можно помочь человеку.

Нужно ли лечение канцерофобии, и как оно проводится?

— Навязчивые страхи, вызванные депрессией, неврозом, страхи в рамках тревожно-депрессивного расстройства,  безусловно,  требуют лечения. Есть антидепрессанты, которые снимают депрессию и таким образом убирается страх. Есть анксиолитики, которые подавляют страх. Но видите, в чем дело, конечно, лечить надо и необходимо, если человек болен. В конце концов, Господь и помогает через врачей, лекарства. Это тоже помощь Божья, посредничество через медикаменты и специалистов. Но надо понимать, что если мы думаем только об исцелении медикаментами, то все равно не лечим причину этого страха, она остается прежней – человек не умеет любить. Конечно, когда человек не управляет собой, надо помочь ему медикаментозно. Но, тем не менее, человек нуждается в духовной помощи, в духовном совершенстве, любви Божией и любви к людям.

Как можно объяснить причину нездорового страха заболеть раком с духовной точки зрения?

— Главная ценность для верующего — Богообщение. Если ты утратил его, значит, находишься не в нормальном состоянии, и нужно возвращать богообщение. Как сказано в Священном Писании? Что мы читаем в Послании Святаго Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх». 

Любишь Бога —  конечно, избавляешься от этих страхов, навязчивых, прежде всего, может какие-то здоровые опасения и остаются. Если меньше любишь, больше страхов, совсем не любишь, живешь весь в этом страхе и не знаешь, что делать, теряешь ориентиры в жизни. Поэтому если все-таки смотреть в глубину проблемы, смотреть на это с духовной стороны, то любой навязчивый страх можно охарактеризовать как состояние недостатка любви. Можно думать о том, что человеку не хватает любви – к Богу, к людям.

Если человек любит Бога, то он ему доверяет и понимает, что  Господь милостив и не даст того, чего не надо. Если человек любит людей, то забывает о себе и ему не до себя. Представьте: у мамы заболел ребенок, она забудет, что у нее такое или сякое заболевание, и ночами не будет спать, и будет жизнью рисковать, чтобы помочь ребенку и спасти его. Так и здесь, если любишь людей, то меньше думаешь о себе, и соответственно все твои страхи постепенно уходят.

Можно ли не обращаться к специалисту при канцерофобии и оставить все, как есть?

— Любую болезнь на самотек пускать нельзя! Есть разные степени тяжести, и если это сверхценная идея и ничего не предпринимать, то дойти можно до невроза или  до депрессивного состояния, требующего квалифицированной психиатрической  помощи. Любую идею, мысль, которая вызывает преобладающий в нашей душе страх, надо останавливать.

Есть ли внешние признаки, по которым можно судить: вот этот человек страдает канцерофобией?

— Можно заметить, что человек тревожен. Можно косвенно сделать вывод после разговора с человеком, который мучается от канцерофобии. Такой собеседник будет только говорить об обследованиях, которые он в неведомом количестве совершает, и которые повторяются у него из раза в раз, потому что он не верит  одним результатам и вновь идет обследоваться. Вспомните: у кого чего болит, тот о том и говорит.  Человек говорит о раке, делится достаточно часто своими опасениями заболеть онкологией, переживает из-за этого. Исходя из этого, можно сделать вывод: он страдает фобией.

Есть ли границы нормального страха рака и иррационального?

— Есть здоровый страх: мы все так или иначе испытываем страхи. И они нас защищают от опасностей, если бы мы не боялись, может быть, и не жили. Нормальный человек в какой-то степени опасается того или иного заболевания, в частности, рака.

Что он делает? Проводит профилактику: старается есть здоровую пищу, ведет здоровый образ жизни, ездит в места, где лучше экология, избегает стрессов, насколько это возможно в нашей жизни. И это нормальный здоровый страх, поскольку не обладает человеком. Иррациональный страх парализует  и полностью захватывает человека. Как говорят психологи, в этом случае мужчина или женщина теряет контроль над реальностью, над своей жизнью.

Приведем сравнение. Человек занимается верховой ездой, сел на лошадь, едет, и вдруг лошадь понесла… Что дальше будет: тебя лошадь сбросит или не сбросит, удержишься в седле или нет, ты сам по себе, она сама себе, и ты весь в страхе. Потеря контроля над своей жизнью. И если рассматривать этот страх в таком образе, то, чтобы выйти из него надо попытаться восстановить контроль над своей жизнью. Как это сделать? Как и управлять той же лошадью: надо взять ее под уздцы, направить вправо или влево. И здесь так же —  надо понять, что главное в твоей жизни, для чего ты живешь. Есть ли какие-то ценности в твоей жизни, которые не должны закрываться этим страхом? Есть ли важные обязанности, которые должен исполнять, и которые не должны страдать от наличия страха или опасения?

Можно ли выделить группу риска, кто больше подвержен фобии – мужчины или женщины?

— Лучше говорить не о мужском или женском поле, а говорить о характере личности. Бывают мнительные люди, которые изначально подвержены разным страхам, всевозможным немощам, связанными с мнительностью, с неуверенностью в себе, со склонностью опасаться того или иного. Если подобное заложено в характере и на эту почву накладывается еще какое-то внешнее обстоятельство, например, близкий заболел раком. Человек наблюдает, как его родной страдает, как ездит по врачам, как все это трудно переносится, безусловно, это провоцирует канцерофобию. Или у тревожно-мнительного человека находят доброкачественную опухоль, кожную или подкожную, неопасную, проводят операцию. А у пациента поселяется страх, он начинает думать, а вдруг это доброкачественное образование неожиданно озлокачествится.

Можете назвать «живой» пример нездорового беспокойства?

— Вспоминаю пример тревожно-мнительной личности. Мнительность одного человека дошла до того, что он время от времени терял бразды управления над собою. Просил меня полностью регламентировать его правила, расписать, что ему читать вечером и утром из молитв, что не читать, как часто причащаться.

Вопрос, казалось бы, очевидный: любой верующий задает такие вопросы. Но я не могу составить расписание человеку, когда именно причащаться, а когда не причащаться, на какую службу придти, а какую можно пропустить. Знакомый спрашивал именно со страхом, боялся сделать что-то не так. Он, ранее служивший во флоте, объяснял, что чувствует себя матросом на подводной лодке, а Господь как грозный капитан. Если он что-то сделает не так, то его — под арест или уволят со службы. Вот такое отношение к духовной жизни, конечно, болезненное.

Иногда описывают случаи, когда психиатр для лечения затянувшейся депрессии устраивает экстремальное испытание пациенту: спланированное похищение или нападение. Смысл в том, чтобы подавленный или обеспокоенный человек начал действовать, выживать и ему уже будет не до тяжелых мыслей. Можно ли такое применять вообще и в случае канцерофобии, в частности?

— У человека с хрупкой психикой, подверженной, депрессии и другим заболеваниям, врач вдруг вызовет экстремальное состояние? Как такое может быть? Это будет неэтично, некорректно и небезопасно. Поставят пациента в экстремальное состояние, а он покончит с собой. Где гарантия, что такого не будет? Врач, конечно, не поступит так, не может этого сделать ни по каким канонам – ни врачебным, ни юридическим.

Но может сказать жесткое слово, чтобы встряхнуть пациента. Но опять же: а не станет это слово неким камнем, которое травмирует больного еще больше, и человек впадет в отчаяние, а отчаяние опасно для жизни при психических заболеваниях. Поэтому такие эксперименты лучше не проводить. Это может сделать Господь, это в Его компетенции. Иногда Господь ставит нас в такие условия, когда нам приходится забывать о себе, приходится выживать.

В Вашей жизни встречались такие примеры, батюшка?

— Мне рассказывала одна женщина, которую обманом лишили квартиры. Она в возрасте и с массой хронических заболеваний,  характерных для пожилых людей: давление поднималось, язва обострялась, суставы ныли, в связи с чем она постоянно опасалась за свое здоровье. Ей негде было жить, и она обитала в собственном подъезде. Соседи ее хорошо знали, она там прожила несколько десятков лет. Ее все жалели, приносили ей еду, иногда с ночевкой помогали. И она поделилась: на протяжении 2-3 лет, пока оставалась без крыши над головой, забывала свои болячки. У нее все сразу прошло, не до этого было! Господь поставил ее в такие условия, видимо, это нужно было для чего-то, а в течении времени она с помощью Божией восстановила свои права на квартиру.

Ни врачи, ни батюшки, ни психологи не имеют права организовывать подобные условия.  Только Господь может, чтобы исцелить нас, устроить встряску. Такое «лечение» в Его компетенции, в Его святой воле.

Почему все-таки боязнь онкологии? Немало людей в результате ДТП погибают или остаются инвалидами, немало несчастных случаев…

— Это связано с распространенностью онкологии. ДТП, конечно, случаются, но не так часто можно увидеть аварии и другие несчастные случаи в нашей жизни, как онкологию. Достаточно сходить в онкологический диспансер и посмотреть, как страдают люди. Сколько людей, и молодых и пожилых, интеллигентных и неинтеллигентных, попадают в эту ситуацию.

Даже говоря о ДТП: попал один раз в аварию, потом долго человек не может сесть за руль или садится, а еще долго себя чувствует неуверенно. Сколько времени пройдет, прежде чем восстановится?

Близкий, родной человек, которого любишь и знаешь, страдает от онкологии, сколько приходится претерпевать даже при хорошем раскладе. Если нет метастазов, больной проходит курс химиотерапии, которая переносится трудно, болезнь травматична для всей жизни пациента, меняется и нарушается привычный уклад, непросто недуг влияет на его работу, отношения с другими людьми. Несомненно, это тяжелое испытание. У тревожно-мнительных личностей наблюдение такой картины может спровоцировать страх, канцерофобию.

Может ли канцерофобия привести к развитию рака?

— Нет, не может, не надо связывать одно с другим. Это уже похоже на мистику. Или навязчивая идея номер 2, разновидность фобии, которая из одной перетекает в другую.

Как близким помочь человеку с навязчивым страхом?

— Любовь и терпение  — это, конечно, по умолчанию необходимо при любых раскладах. Важно ориентировать человека на какие-то главные вещи в жизни, помочь создать систему ценностей, помочь человеку обрести их. Когда есть система ценностей, ты держишься, несмотря на все испытания и опасения, не выпадаешь из обоймы жизни. Понимаешь, как и зачем ты живешь.   

Текст: Александра Грипас