Мифы и правда о химиотерапии

Мифы и правда о химиотерапии

(5 голосов3.6 из 5)

Прав­да ли, что химио­те­ра­пия «уста­ре­ла»? Пото­му что боль­ше вре­дит, чем помо­га­ет? А в про­грес­сив­ных кли­ни­ках рак дав­но лечат без «химии»? Ком­мен­ти­ру­ет рези­дент Выс­шей шко­лы онко­ло­гии НМИЦ онко­ло­гии им. Н.Н. Пет­ро­ва Кате­ри­на Коро­бей­ни­ко­ва.

Миф первый: химиотерапия малоэффективна

В под­держ­ку это­го мне­ния ссы­ла­ют­ся на цити­ру­е­мое в интер­не­те иссле­до­ва­ние про­фес­со­ра Гар­вард­ско­го уни­вер­си­те­та Джо­на Кэрн­са, яко­бы опуб­ли­ко­ван­ное в «Scientific  American» и в «Жур­на­ле кли­ни­че­ской онко­ло­гии» в 2004 году, о том, что на самом деле химио­те­ра­пия помо­га­ет лишь 2,3–5% слу­ча­ев. Зато имен­но «химия» вызы­ва­ет «сопро­тив­ле­ние опу­хо­ли, кото­рое выра­жа­ет­ся в метастазах».

Химиотерапия

Фото с сай­та verywell.com

Про миф

Что­бы гово­рить об эффек­тив­но­сти химио­те­ра­пии «при раке», надо уточ­нить, что поня­тие «онко­ло­гия» вклю­ча­ет в себя мно­же­ство раз­ных заболеваний.

Есть ней­роб­ла­сто­ма у детей или хори­он­кар­ци­но­ма мат­ки. Их мож­но пол­но­стью изле­чить имен­но с помо­щью химио­те­ра­пии. (Изле­че­ние озна­ча­ет, что у чело­ве­ка нет реци­ди­вов в тече­нии 5 лет).

Есть опу­хо­ли, высо­ко­чув­стви­тель­ные к химио­те­ра­пии — сар­ко­ма Юин­га, рак пред­ста­тель­ной желе­зы, рак моче­во­го пузы­ря. С помо­щью химио­те­ра­пии они под­да­ют­ся кон­тро­лю — воз­мож­но изле­че­ние, как мини­мум, мож­но добить­ся дли­тель­ной ремиссии.

Есть про­ме­жу­точ­ная груп­па — рак желуд­ка, рак поч­ки, остео­ген­ная сар­ко­ма, при кото­рых умень­ше­ние опу­хо­ли от химио­те­ра­пии про­ис­хо­дит в 75–50% случаев.

А есть рак пече­ни, под­же­лу­доч­ной желе­зы. Эти опу­хо­ли мало­чу­ви­тель­ны к лекар­ствен­ной тера­пии, но к ним сей­час при­ме­ня­ют дру­гие мето­ды лече­ния — опе­ри­ру­ют или облу­ча­ют. И еще есть рак кро­ви — поня­тие, кото­рым паци­ен­ты назы­ва­ют ост­рые лей­ко­зы и лим­фо­мы. Они вооб­ще раз­ви­ва­ют­ся по дру­гим законам.

Даже при запу­щен­ной ста­дии рака с мета­ста­за­ми, про­гноз очень силь­но зави­сит от того, какой у вас кон­крет­но под­тип опухоли.

Напри­мер, гор­мо­но­чув­стви­тель­ный под­тип рака молоч­ной желе­зы даже с мета­ста­за­ми кон­тро­лю под­да­ет­ся очень хорошо.

Поэто­му делать какие-то выво­ды о «химио­те­ра­пии при раке в целом» — про­сто некорректно.

В послед­нее вре­мя под­ход к лече­нию онко­ло­ги­че­ских паци­ен­тов всё боль­ше инди­ви­ду­а­ли­зи­ру­ет­ся. Совсем дав­но гово­ри­ли: «У Вас рак — какой ужас!», — потом: «У Вас рак опре­де­лён­но­го орга­на — это пло­хо». А сей­час врач вни­ма­тель­но посмот­рит на «пас­порт» опу­хо­ли из гисто­хи­ми­че­ских и иммун­но­ге­не­ти­че­ских мар­ке­ров и харак­те­ри­сти­ки опу­хо­ли, кото­рую паци­ен­ту выда­ли при гисто­ло­ги­че­ском иссле­до­ва­нии (такое изу­че­ние опу­хо­ли теперь вхо­дит в стан­дар­ты обсле­до­ва­ния) и в зави­си­мо­сти от это­го выбе­рет так­ти­ку лечения.

Про источник

— Об иссле­до­ва­нии «про­фес­со­ра Гар­вард­ско­го уни­вер­си­те­та Джо­на Кэрн­са», кото­рое вы упо­ми­на­е­те, я слы­шу впер­вые. Един­ствен­ный ныне прак­ти­ку­ю­щий врач по име­ни Джон Кернс, кото­ро­го уда­лось най­ти в интер­не­те, — это нев­ро­лог-радио­лог, кото­рый зани­ма­ет­ся про­бле­ма­ми голов­но­го моз­га. И все его ста­тьи посвя­ще­ны имен­но голов­но­му моз­гу и МРТ, про химио­те­ра­пию он вооб­ще ниче­го не писал.

Воз­мож­но, что речь идет о бри­тан­ском вра­че и моле­ку­ляр­ном био­ло­ге Джоне Керн­се  (John Cairns), кото­рый с 1991 года ушел на покой — он 1923 года рож­де­ния. Кернс — автор книг «Рак: Нау­ка и Обще­ство» (1978) и «Вопро­сы жиз­ни и смер­ти: взгля­ды на здра­во­охра­не­ние, моле­ку­ляр­ную био­ло­гию, рак и пер­спек­ти­вы чело­ве­че­ско­го рода» (1997).

Зани­мал­ся изу­че­ни­ем рака, рабо­тал в раз­лич­ных лабо­ра­то­ри­ях Вели­ко­бри­та­нии и Австра­лии. Был про­фес­со­ром Выс­шей шко­лы здра­во­охра­не­ния Гар­вард­ско­го уни­вер­си­те­та с 1980 по 1991 год. Но годы жиз­ни и рабо­ты Джо­на Керн­са гово­рят о том, что в сво­их тру­дах он ссы­лал­ся на ста­ти­сти­ку выжи­ва­е­мо­сти 1970–1980‑х годов, и пуб­ли­ко­вать­ся в науч­ных жур­на­лах в нача­ле 2000‑х не мог.

И если речь идет имен­но об этом Джоне Керн­се, то мы можем гово­рить лишь об уста­рев­ших иссле­до­ва­ни­ях в онкологии.

В 1970‑е годы ситу­а­ция была дру­гой, и с тех пор эффек­тив­ность лекарств силь­но изме­ни­лась. «Жур­нал кли­ни­че­ской онко­ло­гии» в чис­ло совре­мен­ных авто­ри­тет­ных изда­ний не вхо­дит. А важ­ные про­рыв­ные иссле­до­ва­ния, вызы­ва­ю­щие науч­ную дис­кус­сию, пуб­ли­ку­ют­ся в несколь­ких изда­ни­ях. Здесь подо­зри­тель­но даже не то, что дан­ные были опуб­ли­ко­ва­ны в одном жур­на­ле, а то, что мас­штаб этой пуб­ли­ка­ции не так велик для столь гром­ких заявлений.

«Scientific American» — это аме­ри­кан­ский науч­но-попу­ляр­ный жур­нал. Он дает науч­но-попу­ляр­ные ста­тьи и обзо­ры о нау­ке в целом, а не толь­ко о меди­цине. И дове­рия к нему как к изда­нию, пуб­ли­ку­ю­ще­му резуль­та­ты науч­ных иссле­до­ва­ний, никакого.

Похо­жее скеп­ти­че­ское иссле­до­ва­ние про химио­те­ра­пию выло­жил недав­но пор­тал geektimes.ru. Там ска­за­но «за пери­од с 2009 по 2015 год было одоб­ре­но 48 раз­лич­ных про­ти­во­опу­хо­ле­вых пре­па­ра­тов. Из них эффек­тив­ны 10%, а 57% не дали вооб­ще ника­ко­го эффек­та». При­во­ди­лось имя иссле­до­ва­те­ля — Хусей­на Наси.

Я ста­ла раз­би­рать­ся, нашла ори­ги­наль­ную ста­тью, и выяс­ни­лось: иссле­до­ва­те­ли оце­ни­ва­ли толь­ко два пара­мет­ра — пяти­лет­нюю выжи­ва­е­мость и каче­ство жиз­ни. Но при этом они сме­ша­ли в одну кучу очень раз­ные забо­ле­ва­ния — рак желуд­ка, рак лег­ко­го, и онко­ге­ма­то­ло­гию — рак кро­ви. Но пока­за­те­ли по этим лока­ли­за­ци­ям опу­хо­лей  очень раз­ные, меха­низм дей­ствия пре­па­ра­тов — тоже, и при­зна­ком эффек­тив­но­сти лекар­ства будут раз­ные пока­за­те­ли выжи­ва­е­мо­сти. А у иссле­до­ва­те­лей полу­чи­лась про­сто «сред­няя тем­пе­ра­ту­ра по больнице».

Миф второй: при ряде диагнозов срок жизни без химиотерапии длиннее, чем с химиотерапией

Химиотерапия

Фото с сай­та time.com

В интер­не­те рас­ска­зы­ва­ет­ся, что это дока­за­ли некие док­тор меди­цин­ских наук Алан Левин и про­фес­сор Шарль Матье. И «на самом деле» боль­шин­ство паци­ен­тов, полу­ча­ю­щих химио­те­ра­пию, уми­ра­ет имен­но от «химии», а не от рака.

— Я не нашла под­твер­жда­ю­щей инфор­ма­ции, что вра­чи с таки­ми име­на­ми (они есть, но они не онко­ло­ги) выска­за­ли такое мнение.

Сего­дня Рос­сия, как и стра­ны Евро­пы и США, посте­пен­но пере­хо­дит к стан­дар­там дока­за­тель­ной меди­ци­ны. В этой систе­ме все дока­за­тель­ства оце­ни­ва­ют­ся по опре­де­лен­ной шка­ле. И мень­ше все­го дове­рия — аргу­мен­там из серии «про­фес­сор Ива­нов сказал».

В дока­за­тель­ной меди­цине необ­хо­ди­мы подроб­ные опи­са­ния раз­лич­ных слу­ча­ев изле­че­ния, досто­вер­ных, под­твер­жден­ных справ­ка­ми и документами.

Более серьез­ный уро­вень аргу­мен­тов — мета­а­на­ли­зы, то есть  объ­еди­не­ние несколь­ких, уже про­ве­ден­ных малень­ких иссле­до­ва­ний в одно, когда их резуль­та­ты скла­ды­ва­ют и счи­та­ют вместе.

И, нако­нец, очень серьез­ный аргу­мент — это резуль­та­ты ран­до­ми­зи­ро­ван­но­го кли­ни­че­ско­го иссле­до­ва­ния. Коли­че­ство паци­ен­тов там быва­ет раз­ным, но в боль­шин­стве слу­ча­ев есть  пла­це­бо-кон­тро­ли­ру­е­мая груп­па, кото­рую лечат по стан­дар­ту, но без ново­го препарата.

Такое иссле­до­ва­ние про­во­дят «двой­ным сле­пым» мето­дом — для чисто­ты резуль­та­тов ни паци­ент, ни наблю­да­ю­щий за ним иссле­до­ва­тель не зна­ют, какую имен­но ком­би­на­цию пре­па­ра­тов полу­ча­ет тот или иной паци­ент, есть ли сре­ди его лекарств новый добав­лен­ный пре­па­рат, кото­рый испытывается.

Таким обра­зом, к выска­зы­ва­ни­ям отдель­ных спе­ци­а­ли­стов нуж­но отно­сить­ся осторожно.

Химиотерапия

Фото с сай­та npr.org

Химио­те­ра­пия — это лече­ние. И, как у вся­ко­го лече­ния, у нее быва­ют побоч­ные эффек­ты. Они быва­ют от любых лекарств, они быва­ют после хирур­ги­че­ских операций.

Сама химио­те­ра­пия тоже быва­ет раз­ной в зави­си­мо­сти от цели. Пред­опе­ра­ци­он­ную химио­те­ра­пию при­ме­ня­ют до хирур­ги­че­ской опе­ра­ции, что­бы мак­си­маль­но умень­шить раз­мер опу­хо­ли и сде­лать хирур­ги­че­ское вме­ша­тель­ство мак­си­маль­но щадящим.

Цель посто­пе­ра­ци­он­ной «химии» — убрать отдель­ные опу­хо­ле­вые клет­ки, кото­рые еще могут цир­ку­ли­ро­вать в организме.

А быва­ет химио­те­ра­пия пал­ли­а­тив­ная. Ее при­ме­ня­ют, когда опу­холь запу­ще­на, со мно­же­ствен­ны­ми мета­ста­за­ми, и выле­чить боль­но­го невоз­мож­но, но воз­мож­но затор­мо­зить даль­ней­шее про­грес­си­ро­ва­ние и попы­тать­ся кон­тро­ли­ро­вать опу­холь. В этом слу­чае химио­те­ра­пия при­зва­на пода­рить паци­ен­ту вре­мя, но, как пра­ви­ло, она сопро­вож­да­ет его до кон­ца. И тогда может создать­ся впе­чат­ле­ние, что паци­ент умер не от рака, а от «химии», хотя это не так.

Кро­ме того, при пред­опе­ра­ци­он­ной или после­опе­ра­ци­он­ной «химии» часто вра­чи наблю­да­ют паци­ен­та не толь­ко в тот момент, когда он полу­ча­ет капель­ни­цы с пре­па­ра­та­ми, но и меж­ду кур­са­ми. Поэто­му смер­тель­ные слу­чаи редки.

Кто ведет онкологического пациента

В Рос­сии все боль­ше пере­хо­дят к прак­ти­ке, когда реше­ние о том, как лечить паци­ен­та, при­ни­ма­ет муль­ти­дис­ци­пли­нар­ная комис­сия. В нее вхо­дят химио­те­ра­певт, онко­лог-хирург, радио­лог, рент­ге­но­лог-радио­лог и пато­лог (пато­мор­фо­лог, врач, кото­рый опре­де­ля­ет виды опухоли).

Спе­ци­аль­ные засе­да­ния таких команд быва­ют в боль­ших феде­раль­ных цен­трах; если же паци­ент лечит­ся в менее про­грес­сив­ном дис­пан­се­ре, перед нача­лом лече­ния он побы­ва­ет на при­е­ме у каж­до­го из этих вра­чей по отдельности.

Миф третий: химиотерапия наносит непоправимый урон печени, кроветворной системе, нервной системе и слизистым

— Химио­те­ра­пия дей­стви­тель­но вли­я­ет на основ­ные систе­мы жиз­не­обес­пе­че­ния человека.

Глав­ный меха­низм дей­ствия химио­пре­па­ра­тов — воз­дей­ствие на меха­низм деле­ния клет­ки. Клет­ки рако­вых опу­хо­лей очень быст­ро делят­ся, поэто­му, воз­дей­ствуя на деле­ние кле­ток, мы оста­нав­ли­ва­ем рост опухоли.

Но, поми­мо опу­хо­ли, в орга­низ­ме мно­го дру­гих быст­ро деля­щих­ся кле­ток. Они есть во всех систе­мах, кото­рые актив­но обнов­ля­ют­ся, — в кро­ви, в сли­зи­стых. Те химио­пре­па­ра­ты, кото­рые воз­дей­ству­ют не выбо­роч­но, дей­ству­ют и на эти клетки.

После химио­те­ра­пии у паци­ен­та ожи­да­е­мо пада­ют пока­за­те­ли кро­ви. Обыч­но пик паде­ния при­хо­дит­ся на седь­мой-четыр­на­дца­тый день, пото­му что «химия» как раз подей­ство­ва­ла на все клет­ки, кото­рые были в пери­фе­ри­че­ской кро­ви, а новые кост­ный мозг выра­бо­тать еще не успел.

Паде­ние про­ис­хо­дит в зави­си­мо­сти от пре­па­ра­та, кото­рый при­ме­нял­ся; одни из них дей­ству­ет пре­иму­ще­ствен­но на тром­бо­ци­ты, дру­гие — на лей­ко­ци­ты и ней­тро­фи­лы, тре­тьи — на эрит­ро­ци­ты и гемоглобин.

Химио­те­ра­пев­ти­че­ское лече­ние про­хо­дит цик­ла­ми. В зави­си­мо­сти от схе­мы химио­те­ра­пии, чело­век может полу­чить, напри­мер, три дня капель­ниц химио­те­ра­пии, а сле­ду­ю­щие будут через 21 день. Этот про­ме­жу­ток назы­ва­ет­ся «один цикл», он дает­ся спе­ци­аль­но, что­бы орга­низм паци­ен­та восстановился.

Перед каж­дым новым сеан­сом химио­те­ра­пии состо­я­ние паци­ен­та кон­тро­ли­ру­ют, смот­рят, что было с ним в этот про­ме­жу­ток — дела­ют кли­ни­че­ский и био­хи­ми­че­ский ана­лиз крови.

Пока чело­век не вос­ста­но­вил­ся, новый цикл лече­ния не начинается.

Если, кро­ме сни­же­ния пока­за­те­лей кро­ви до опре­де­лен­но­го уров­ня, в про­ме­жу­ток меж­ду «хими­я­ми» ниче­го «пло­хо­го» не про­ис­хо­ди­ло — кар­ти­на кро­ви вос­ста­но­вит­ся сама. Чрез­мер­ное паде­ние тром­бо­ци­тов созда­ет угро­зу кро­во­те­че­ния, паци­ен­ту с таки­ми пока­за­те­ля­ми дела­ют пере­ли­ва­ние тром­бо­ци­тар­ной массы.

Если упа­ли лей­ко­ци­ты, кото­рые отве­ча­ют за имму­ни­тет, а чело­век зара­зил­ся какой-то инфек­ци­ей, начал­ся кашель, насморк, под­ня­лась тем­пе­ра­ту­ра, — сра­зу назна­ча­ют анти­био­ти­ки, что­бы инфек­ция не рас­про­стра­ни­лась. Обыч­но все эти про­це­ду­ры дела­ют­ся амбулаторно.

В пере­ры­вах меж­ду кур­са­ми химио­те­ра­пии паци­ен­та ведет онко­лог из рай­он­но­го онко­дис­пан­се­ра или поликлиники.

Перед самым пер­вым цик­лом химио­те­ра­пии паци­ен­ту долж­ны объ­яс­нить все воз­мож­ные ослож­не­ния, рас­ска­зать про каж­дый пре­па­рат и его воз­дей­ствие; и паци­ент может про­кон­суль­ти­ро­вать­ся со сво­им онкологом.

Взве­ши­ва­ние рис­ков — отправ­ная точ­ка химио­те­ра­пии. Врач и паци­ент выби­ра­ют меж­ду повре­жде­ни­ем, кото­рое может при­не­сти химио­те­ра­пия, и пре­иму­ще­ством, кото­рое может за ней после­до­вать, — а имен­но — про­дле­ние жиз­ни порой на десят­ки лет.

Это — клю­че­вой момент в при­ня­тии реше­ния о необ­хо­ди­мо­сти при­ме­не­ния химио­пре­па­ра­тов: если мы пони­ма­ем, что при назна­че­нии того или ино­го лекар­ства про­цент успе­ха будет ниже, чем побоч­ные эффек­ты, при­ме­нять его про­сто нет смысла.

Основные осложнения химиотерапии:

— паде­ние пока­за­те­лей крови

— пора­же­ния печени

— изъ­язв­ле­ние сли­зи­стых и свя­зан­ные с этим тош­но­та и понос

— выпа­де­ние волос и лом­кость ногтей.

Такой эффект объ­яс­ня­ет­ся тем, что цито­ста­ти­че­ская химио­те­ра­пия дей­ству­ет не толь­ко на клет­ки опу­хо­ли, но на все быст­ро­де­ля­щи­е­сяклет­ки орга­низ­ма.  Когда дей­ствие пре­па­ра­та закан­чи­ва­ет­ся, деле­ние кле­ток воз­об­нов­ля­ет­ся, и повре­ждён­ные участ­ки восстанавливаются.

Так­же у отдель­ных пре­па­ра­тов, кото­рые ока­зы­ва­ют на орга­низм ток­сич­ное дей­ствие, быва­ют спе­ци­фи­че­ские ослож­не­ния. (Часть пре­па­ра­тов химио­те­ра­пии сде­ла­на на осно­ве пла­ти­ны — это тяжё­лый металл).

Ток­сич­ные пре­па­ра­ты химио­те­ра­пии могут вызвать ряд нев­ро­ло­ги­че­ских симп­то­мов — голов­ные боли, бес­сон­ни­цу или сон­ли­вость, тош­но­ту, депрес­сию, спу­тан­ность созна­ния. Ино­гда воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние оне­ме­ния конеч­но­стей, «мураш­ки». Эти симп­то­мы про­хо­дят после пре­кра­ще­ния дей­ствия препарата.

Миф четвертый: метастазы вырастают не из неудаленных участков опухоли, а из «стволовых клеток рака», которые «химия» все равно не убивает

Диагностика

Фото с сай­та independent.co.uk

— При­чи­ны воз­ник­но­ве­ния мета­ста­зов у раз­ных опу­хо­лей очень раз­ные, как имен­но воз­ни­ка­ют мета­ста­зы, мы пока не зна­ем. Един­ствен­ное, что мы зна­ем сей­час — «ство­ло­вых кле­ток рака» не быва­ет. Опу­холь в раз­ных сво­их фраг­мен­тах и клет­ки мета­ста­зов — это очень неод­но­род­ное обра­зо­ва­ние, там все клет­ки раз­ные, они быст­ро делят­ся и быст­ро мутируют.

Но в любом слу­чае химио­те­ра­пия воз­дей­ству­ет на все мета­ста­зы, где бы они ни были. Исклю­че­ние — мета­ста­зы в голов­ном моз­ге, куда про­ни­ка­ют не все препараты.

В этих слу­ча­ях назна­ча­ют осо­бое лече­ние, либо осо­бое вве­де­ние пре­па­ра­тов — в спин­но­моз­го­вой канал.

Быва­ют даже такие опу­хо­ли, у кото­рых нель­зя най­ти пер­вич­ный очаг, — то есть, все, что мы видим в орга­низ­ме — это мета­ста­зы. Но лече­ние все рав­но назна­ча­ют, и оно, во мно­гих слу­ча­ях, успеш­но проводится.

Кто делает «химию»

«Онко­лог» — общее назва­ние ряда спе­ци­аль­но­стей. В Рос­сии, окан­чи­вая орди­на­ту­ру по спе­ци­аль­но­сти «онко­ло­гия», выпуск­ник может стать на выбор химио­те­ра­пев­том — спе­ци­а­ли­стом по лекар­ствен­но­му лече­нию рака, либо хирур­гом-онко­ло­гом — вра­чом, кото­рый опе­ри­ру­ет толь­ко при рако­вых опу­хо­лях. Радио­лог — спе­ци­а­лист по луче­вой тера­пии — и пато­лог — это отдель­ные специальности.

В запад­ной клас­си­фи­ка­ции вра­чей они все объ­еди­не­ны спе­ци­аль­но­стью «medical oncologist».

Миф пятый: химиотерапия — метод, поддерживаемый фарминдустрией.

На самом деле дав­но есть пре­па­ра­ты эффек­тив­нее, без­вред­нее и дешев­ле, но о них не гово­рят, боят­ся обва­лить фармарынок

— Мне кажет­ся, этот миф суще­ству­ет и по пово­ду дру­гих забо­ле­ва­ний, осо­бен­но это каса­ет­ся ВИЧ.

«Аль­тер­на­тив­ные пре­па­ра­ты», кото­рые при­ни­ма­ют онко­ло­ги­че­ские паци­ен­ты, в луч­шем слу­чае ока­зы­ва­ют­ся без­обид­ны­ми трав­ка­ми, от кото­рых нет замет­но­го дей­ствия. Увы, быва­ет хуже. Напри­мер, ино­гда паци­ен­ты начи­на­ют пить «чудо­дей­ствен­ные» лекар­ства на осно­ве сме­си раз­ных масел, ведь мас­ло — это очень тяже­лый про­дукт для пече­ни. В ито­ге паци­ент бук­валь­но вызы­ва­ет у себя вос­па­ле­ние пече­ни, и мы не можем начать цикл химио­те­ра­пии, пото­му что «химия» на печень тоже воз­дей­ству­ет. И хоро­шо, если паци­ент хотя бы рас­ска­зы­ва­ет нам, что он при­ни­мал, и мы можем понять, что так ухуд­ши­ло ситу­а­цию. Но лече­ние в ито­ге откла­ды­ва­ет­ся, эффек­тив­ность его понижается.

Кро­ме того, ряд новых лекарств для лече­ния, напри­мер, рака молоч­ной желе­зы, сей­час осно­ван на рас­ти­тель­ных ком­по­нен­тах. Напри­мер, пре­па­рат тра­бек­те­динсодер­жит спе­ци­аль­ным обра­зом обра­бо­тан­ную вытяж­ку из мор­ских тюльпанов.

Так что, ино­гда пре­па­ра­ты, кото­рые паци­ен­ты при­ни­ма­ют в ходе офи­ци­аль­но­го лече­ния, сами по себе — «при­род­ные».

Что до «гигант­ских денег фар­мин­ду­стрии», часть пре­па­ра­тов химио­те­ра­пии, напри­мер, мето­т­рек­сат, — это очень ста­рые, дав­но раз­ра­бо­тан­ные лекар­ства, они сто­ят бук­валь­но копей­ки. Ника­ким «обва­лом» или «подъ­емом отрас­ли» умень­ше­ние или уве­ли­че­ние их про­из­вод­ства не гро­зит. В любом слу­чае пре­па­ра­ты по пово­ду онко­ло­гии паци­ен­ты в Рос­сии полу­ча­ют бесплатно.

Новые лекарства при раке

В послед­нее вре­мя в допол­не­ние к цито­ста­ти­кам — пре­па­ра­там химио­те­ра­пии, кото­рые дей­ство­ва­ли на весь орга­низм цели­ком, появи­лись новые пре­па­ра­ты. Это — новое поко­ле­ние пре­па­ра­тов химио­те­ра­пии — тар­гет­ные пре­па­ра­ты и лекар­ства, осно­ван­ные на прин­ци­пи­аль­но ином прин­ци­пе дей­ствия — имму­но­пре­па­ра­ты.

Тар­гет­ный пре­па­рат — это лекар­ство, воз­дей­ству­ю­щее не на весь орга­низм, а адрес­но на клет­ки опу­хо­ли. При этом важ­но — моле­ку­лы кон­крет­но­го тар­гет­но­го пре­па­ра­та могут при­со­еди­нить­ся к рецеп­то­рам клет­ки толь­ко опре­де­лен­но­го вида опу­хо­ли. Кон­крет­ный под­тип опу­хо­ли опре­де­ля­ет­ся гене­ти­че­ским ана­ли­зом во вре­мя моле­ку­ляр­но-гене­ти­че­ско­го исследования.

Имму­но­пре­па­ра­ты воз­дей­ству­ют на иммун­ную систе­му орга­низ­ма и иммун­ные меха­низ­мы опу­хо­ли в её ядре. В резуль­та­те в орга­низ­ме акти­ви­зи­ру­ет­ся соб­ствен­ный имму­ни­тет, кото­рый начи­на­ет бороть­ся с рако­вы­ми клетками.

Одна­ко что­бы полу­чить имму­но­пре­па­рат и тар­гет­ный пре­па­рат, у паци­ен­та долж­на быть опу­холь с опре­де­лен­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми, эти пре­па­ра­ты дей­ству­ют не на все опу­хо­ли, а на их опре­де­лен­ные мута­ции. Пато­лог и моле­ку­ляр­ный гене­тик дол­жен подроб­но про­пи­сать пас­порт опу­хо­ли, и запи­сать в назна­че­нии, что паци­ен­ту необ­хо­дим имен­но этот препарат.

Срав­ни­тель­но новый метод — гор­мо­но­те­ра­пия, но здесь круг пока­за­ний еще уже — опу­холь долж­на быть гор­мо­но­чув­стви­тель­ная. Счи­та­ет­ся, что на гор­мо­но­те­ра­пию луч­ше все­го реа­ги­ру­ют опу­хо­ли молоч­ной желе­зы и пред­ста­тель­ной желе­зы, хотя и здесь гор­мо­ны мож­но исполь­зо­вать толь­ко при опре­де­лен­ных показаниях.

Кста­ти, с гор­мо­но­те­ра­пи­ей свя­зан еще один миф: чаще все­го она исполь­зу­ет­ся в фор­ме таб­ле­ток, и паци­ен­ты счи­та­ют, что таб­лет­ки — это «не лече­ние» при такой болез­ни, как рак.

Можно ли обойтись без химиотерапии

В слу­чае, если опу­холь чув­стви­тель­на и реа­ги­ру­ет на имму­но­те­ра­пию или гор­мо­но­те­ра­пию, лечить онко­боль­но­го без химио­те­ра­пии мож­но.

Без химио­те­ра­пии, одни­ми гор­мо­на­ми ино­гда лечат, напри­мер, рак молоч­ной желе­зы. Хотя понят­но, что гор­мо­ны тоже небез­обид­ны, от них быва­ют свои осложнения.

Вме­сте с тем надо пони­мать: мы изоб­ре­та­ем новые пре­па­ра­ты, но и рако­вые клет­ки мути­ру­ют и к ним приспосабливаются.

Даже у паци­ен­та, кото­ро­му рань­ше лече­ние без «химии» помо­га­ло, опу­холь может спро­грес­си­ро­вать и стать нечув­стви­тель­ной к лекар­ствам, кото­рые сдер­жи­ва­ли ее рост.

В этом слу­чае химио­те­ра­пия при­ме­ня­ет­ся как экс­трен­ное лечение.

Напри­мер, паци­ент­ка с раком молоч­ной желе­зы дол­гое вре­мя при­ни­ма­ет гор­мо­ны, и опу­холь не рас­тет. Вне­зап­но она чув­ству­ет сла­бость, появ­ля­ют­ся мета­ста­зы в пече­ни, ухуд­ша­ет­ся общее состо­я­ние, изме­ня­ет­ся ана­лиз кро­ви. Такое состо­я­ние назы­ва­ет­ся «вис­це­раль­ный криз». В этом слу­чае мы про­во­дим несколь­ко цик­лов химио­те­ра­пии, воз­вра­ща­ем орга­низм в состо­я­ние, когда опу­холь вновь начи­на­ет реа­ги­ро­вать на гор­мо­ны, и тогда паци­ент­ка воз­вра­ща­ет­ся к преж­ней схе­ме лечения.

Совсем без химио­те­ра­пии на нынеш­нем уровне раз­ви­тия онко­ло­гии мы не обойдемся.

Но при этом у нас раз­ви­ва­ет­ся целая область, кото­рая назы­ва­ет­ся «сопро­во­ди­тель­ное лече­ние» — вме­сте с химио­те­ра­пи­ей паци­ент полу­ча­ет целый набор лекарств, спо­соб­ных осла­бить тош­но­ту, уско­рить вос­ста­нов­ле­ние кле­ток кро­ви и нор­ма­ли­зо­вать стул. Так что непри­ят­ные побоч­ные эффек­ты химио­те­ра­пии уда­ет­ся зна­чи­тель­но ослабить.

Дарья Мен­де­ле­е­ва

Источ­ник: Милосердие.ру

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • лариса, 14.10.2018

    мор­ские тюль­па­ны это не рас­те­ния, а мол­люс­ки в рако­ви­нах, учи­те матчасть

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки