Ваш город - Вудбридж?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Празднование

Описание праздника

Празднование дня святых первоверховных апостолов Петра и Павла совершается 29 июня (12 июля новый стиль)

О праздновании памяти святых апостолов Петра и Павла

Апостолы Петр и Павел

«Апостолы Петр и Павел»

По­чи­та­ние свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла на­ча­лось сра­зу же по­сле их каз­ни. Ме­сто их по­гре­бе­ния бы­ло свя­щен­но для пер­вых хри­сти­ан. В IV ве­ке свя­тым рав­ноап­о­столь­ным Кон­стан­ти­ном Ве­ли­ким (†337; па­мять 21 мая ст. ст.) бы­ли воз­двиг­ну­ты хра­мы в честь свя­тых пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов в Ри­ме и Кон­стан­ти­но­по­ле. Сов­мест­ное их празд­но­ва­ние — 29 июня (ст. ст.) — бы­ло силь­но рас­про­стра­не­но уже в пер­вые ве­ка хри­сти­ан­ства. Празд­нуя в этот день па­мять пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов, Пра­во­слав­ная Цер­ковь про­слав­ля­ет ду­хов­ную твер­дость свя­то­го Пет­ра и ра­зум свя­то­го Пав­ла, вос­пе­ва­ет в них об­раз об­ра­ще­ния со­гре­ша­ю­щих и ис­прав­ля­ю­щих­ся: в апо­сто­ле Пет­ре — об­раз от­верг­ше­го­ся от Гос­по­да и по­ка­яв­ше­го­ся, в апо­сто­ле Пав­ле — об­раз со­про­тив­ляв­ше­го­ся про­по­ве­ди Гос­под­ней и по­том уве­ро­вав­ше­го.

В Рус­ской Церк­ви по­чи­та­ние апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла по­лу­чи­ло на­ча­ло по­сле Кре­ще­ния Ру­си. По цер­ков­но­му пре­да­нию, свя­той рав­ноап­о­столь­ный князь Вла­ди­мир (†1015; па­мять 15 июля ст. ст.) при­вез из Кор­су­ни ико­ну свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, ко­то­рая впо­след­ствии бы­ла пре­под­не­се­на в дар Нов­го­род­ско­му Со­фий­ско­му со­бо­ру. В этом же со­бо­ре до сих пор со­хра­ни­лись фрес­ки XI ве­ка с изо­бра­же­ни­ем апо­сто­ла Пет­ра. В Ки­ев­ском Со­фий­ском со­бо­ре на­стен­ные рос­пи­си, изо­бра­жа­ю­щие апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, от­но­сят­ся к XI–XII ве­кам. Пер­вый мо­на­стырь в честь свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла был воз­двиг­нут в Нов­го­ро­де на Си­ни­чей го­ре в 1185 го­ду. При­мер­но в это же вре­мя на­ча­лось стро­и­тель­ство Пет­ров­ско­го мо­на­сты­ря в Ро­сто­ве. Пет­ро­пав­лов­ский мо­на­стырь су­ще­ство­вал в XIII ве­ке в Брян­ске.

Име­на апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, по­лу­ча­е­мые при свя­том кре­ще­нии, осо­бен­но рас­про­стра­не­ны в Рос­сии. Эти име­на но­си­ли мно­гие свя­тые Древ­ней Ру­си. Изо­бра­же­ния свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла в ико­но­ста­се пра­во­слав­но­го хра­ма ста­ли неиз­мен­ной при­над­леж­но­стью де­и­сус­но­го чи­на. Осо­бен­но из­вест­ны ико­ны пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, на­пи­сан­ные ге­ни­аль­ным рус­ским ико­но­пис­цем пре­по­доб­ным Ан­дре­ем Рубле­вым.

Житие, подвиги и страдание святого славного и всехвального верховного Апостола Петра

(В изложении святителя Димитрия Ростовского)

Брат пер­во­зван­но­го Апо­сто­ла Ан­дрея, свя­той Апо­стол Петр, но­сив­ший до при­зва­ния Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом имя Си­мо­на, сын иудея Ио­ны из ко­ле­на Си­мео­но­ва, про­ис­хо­дил из Виф­са­и­ды, незна­чи­тель­но­го и ма­ло­из­вест­но­го га­ли­лей­ско­го го­род­ка в Па­ле­стине. Он взял се­бе в су­пру­же­ство дочь Ари­сто­ву­ла, бра­та свя­то­го Апо­сто­ла Вар­на­вы, и имел от нее де­тей: од­но­го сы­на и од­ну дочь. Си­мон был че­ло­век бес­хит­рост­ный и некниж­ный; про­ник­ну­тый стра­хом Бо­жи­им, он со­блю­дал все за­по­ве­ди Гос­по­да, "хо­дя пред Ним без по­ро­ка во всех де­лех сво­их". За­ня­ти­ем Си­мо­на бы­ло ры­бо­лов­ство; этим тру­дом рук сво­их он, как че­ло­век бед­ный, снис­ки­вал про­пи­та­ние для сво­е­го се­мей­ства, кор­мя же­ну, де­тей, те­щу и пре­ста­ре­ло­го от­ца сво­е­го Иону.

Брат же Си­мо­на Ан­дрей, пре­не­бре­гая су­е­тою мя­теж­но­го ми­ра, всту­пил на путь без­брач­ной жиз­ни: он по­шел на Иор­дан к свя­то­му Иоан­ну Кре­сти­те­лю, про­по­ве­до­вав­ше­му о по­ка­я­нии (Мф.3 гл.), и сде­лал­ся его уче­ни­ком. Слы­ша сви­де­тель­ства учи­те­ля сво­е­го о Хри­сте – Мес­сии и – осо­бен­но сло­ва его с ука­за­ни­ем пер­стом на Гос­по­да: "вот Аг­нец Бо­жий" (Ин.1:29-36), Ан­дрей оста­вил Иоан­на и вме­сте с дру­гим кре­сти­теле­вым уче­ни­ком по­шел во след Гос­по­да, во­про­шая Его:

– Рав­ви – где жи­вешь?

– Пой­ди­те и уви­ди­те, – от­ве­чал им Спа­си­тель.

Они по­шли и уви­де­ли, где Он жи­вет, и про­бы­ли у Него день тот (Ин.1:38-39).

На сле­ду­ю­щее утро Ан­дрей при­шел к бра­ту сво­е­му Си­мо­ну и ска­зал ему:

– Мы на­шли Мес­сию, Хри­ста.

И при­вел его к Иису­су. Иисус же, взгля­нув на него, ска­зал:

– Ты Си­мон, сын Ионин, ты на­ре­чешь­ся Ки­фа, что зна­чит ка­мень (Петр)[1] (Ин.1:41-42).

И тот­час свя­той Петр воз­го­рел­ся лю­бо­вью к Гос­по­ду, уве­ро­вав в Него как ис­тин­но­го Хри­ста, по­слан­но­го Бо­гом на спа­се­ние ми­ра. Но он всё еще не по­ки­дал сво­е­го до­ма и не остав­лял сво­е­го за­ня­тия, до­став­ляя сво­им до­маш­ним необ­хо­ди­мое для про­жи­тия; в этом ра­ди пре­ста­ре­ло­го от­ца по­мо­гал ино­гда Си­мо­ну и брат его Ан­дрей; так жи­ли они до вре­ме­ни при­зва­ния Гос­по­дом на апо­столь­ское слу­же­ние.

Од­на­жды, по­сле за­клю­че­ния Иоан­на Кре­сти­те­ля в тем­ни­цу, Гос­подь Иисус Хри­стос про­хо­дил близ мо­ря Га­ли­лей­ско­го (оно из­вест­но еще под име­нем мо­ря Ти­ве­ри­ад­ско­го или озе­ра Ген­ни­са­рет­ско­го) и, уви­дев Пет­ра и Ан­дрея, за­ки­ды­ва­ю­щих се­ти в мо­ре, ска­зал им:

– Иди­те за Мною, и Я сде­лаю вас лов­ца­ми че­ло­ве­ков (Мф.4:18-20).

Ка­ки­ми же имен­но лов­ца­ми Гос­подь хо­тел сде­лать их – на это Он пре­ду­ка­зал чу­дес­ной лов­лей ры­бы. Вой­дя в лод­ку Си­мо­на – Пет­ра, Хри­стос по­ве­лел ему за­ки­нуть се­ти, на что Петр от­ве­чал:

– На­став­ник! мы тру­ди­лись всю ночь, и ни­че­го не пой­ма­ли; но по сло­ву Тво­е­му за­ки­ну сеть.

Сде­лав­ши это, они пой­ма­ли ве­ли­кое мно­же­ство ры­бы, и да­же сеть у них про­ры­ва­лась, что бы­ло про­об­ра­зом ду­хов­ной апо­столь­ской ло­вит­вы – апо­сто­лам пред­сто­я­ло уло­вить мно­гие на­ро­ды на спа­се­ние мре­жею Сло­ва Бо­жия. Уви­дев та­кое чу­до Си­мон Петр при­пал к ко­ле­нам Иису­са и ска­зал:

– Вый­ди от ме­ня, Гос­по­ди! по­то­му что я че­ло­век греш­ный.

Ужас объ­ял его и всех быв­ших с ним от это­го ло­ва рыб, ими пой­ман­ных. В от­вет Пет­ру, при­зы­вав­ше­му Гос­по­да уда­лить­ся от него, Спа­си­тель, на­обо­рот, при­зы­ва­ет его сле­до­вать за Со­бою:

– Гря­ди за Мною – от­ныне бу­дешь улов­лять лю­дей для жиз­ни по­доб­но то­му, как ра­нее ло­вил рыб для смер­ти[2].

С это­го вре­ме­ни свя­той Апо­стол Петр сле­ду­ет за Хри­стом, как, и брат его Ан­дрей и про­чие толь­ко что при­зван­ные уче­ни­ки. Гос­подь лю­бил Апо­сто­ла Пет­ра за его про­сто­сер­де­чие: он по­се­тил бед­ный дом Си­мо­на, где ис­це­лил при­кос­но­ве­ни­ем ру­ки его те­щу, ле­жав­шую в го­ряч­ке. А ко­гда утром Гос­подь, вос­став, уда­лил­ся на мо­лит­ву в пу­стын­ное ме­сто, то Петр и быв­шие с ним, не тер­пя и од­но­го ча­са быть без Гос­по­да, по­шли за Ним, ста­ра­тель­но отыс­ки­вая лю­би­мо­го Учи­те­ля; и, на­шед­ши Его, ска­за­ли Ему:

– Все Те­бя ищут, Гос­по­ди[3].

И не от­лу­чал­ся свя­той Апо­стол Петр от Гос­по­да, но неот­ступ­но на­хо­дил­ся при Нем, на­сла­жда­ясь Его ли­це­зре­ни­ем и Его сло­ва­ми "слад­чай­ши­ми па­че ме­да". Он был оче­вид­цем мно­гих и ве­ли­ких чу­дес Гос­по­да, яс­но ука­зы­вав­ших на Хри­ста как Сы­на Бо­жия, в Ко­то­ро­го и ве­ро­вал без вся­ко­го со­мне­ния. А как ве­ро­вал серд­цем "в прав­ду", так и уста­ми ис­по­ве­дал "во спа­се­ние". Ко­гда Гос­подь при­шел в стра­ны Ке­са­рии Филип­по­вой[4], то спра­ши­вал уче­ни­ков Сво­их:

– За ко­го лю­ди по­чи­та­ют Ме­ня, Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го?

Они ска­за­ли:

– Од­ни за Иоан­на Кре­сти­те­ля, дру­гие за Илию, а иные за Иере­мию или за од­но­го из про­ро­ков.

Он го­во­рит им:

– А вы за ко­го по­чи­та­е­те Ме­ня?

Си­мон Петр от­ве­тил:

– Ты – Хри­стос, Сын Бо­га Жи­во­го.

Это ис­тин­ное ис­по­ве­да­ние Апо­сто­ла Гос­подь удо­сто­ил убла­же­ния и обе­то­ва­ния; Он ска­зал свя­то­му Пет­ру:

– Бла­жен ты, Си­мон, сын Ионин, по­то­му что не плоть и кровь от­кры­ли те­бе это, но Отец Мой, су­щий на небе­сах; и Я го­во­рю те­бе: ты – Петр, и на сем камне Я со­здам цер­ковь Мою, и вра­та ада не одо­ле­ют ее; и дам те­бе клю­чи Цар­ства Небес­но­го; и что свя­жешь на зем­ле, то бу­дет свя­за­но на небе­сах; и что раз­ре­шишь на зем­ле, то бу­дет раз­ре­ше­но на небе­сах[5].

Го­рев­ший теп­лою лю­бо­вью к Гос­по­ду, свя­той Апо­стол Петр же­лал, чтобы ни­ка­кое зло не кос­ну­лось Его; по­это­му, ко­гда Гос­подь пред­ска­зы­вал о Сво­их стра­да­ния, он пре­ко­сло­вил Ему, го­во­ря по неве­де­нию:

– Будь ми­ло­стив в Се­бе, Гос­по­ди! да не бу­дет это­го с То­бою!

Хо­тя эти сло­ва Апо­сто­ла и не был угод­ны Гос­по­ду Иису­су, Ко­то­рый на то и при­шел, чтобы Сво­им стра­да­ни­ем ис­ку­пить от по­ги­бе­ли че­ло­ве­че­ский род, но тем не ме­нее они вну­ше­ны бы­ли усерд­ною лю­бо­вью к Гос­по­ду; в них об­на­ру­жи­лось, кро­ме то­го, и незло­бие Апо­сто­ла: услы­шав уко­риз­нен­ное сло­во Гос­по­да "отой­ди от Ме­ня, са­та­на![6] ты Мне со­блазн", Апо­стол не по­чув­ство­вал гнев­но­го раз­дра­же­ния и не уда­лил­ся от Хри­ста Спа­си­те­ля, но, с лю­бо­вью вы­слу­шав по­ри­ца­ние, еще с боль­шим усер­ди­ем сле­до­вал за Гос­по­дом (Мф.16:13-23). Од­на­жды мно­гие из уче­ни­ков, не мог­шие вме­стить слов Гос­под­них[7], го­во­ри­ли о них:

– Ка­кие стран­ные сло­ва! кто мо­жет это слу­шать?

И за­тем ото­шли от Спа­си­те­ля и уже не хо­ди­ли с Ним. То­гда Гос­подь Иисус ска­зал "две­на­дца­ти":

– Не хо­ти­те ли и вы отой­ти?

Си­мон Петр от­ве­чал Ему:

– Гос­по­ди! к ко­му нам ид­ти? Ты име­ешь гла­го­лы веч­ной жиз­ни, и мы уве­ро­ва­ли и по­зна­ли, что Ты – Хри­стос, Сын Бо­га Жи­во­го (Ин.6:53-58).

Имея та­кую ве­ру и та­кое усер­дие к Гос­по­ду, свя­той Апо­стол Петр дерз­нул про­сить у Него доз­во­ле­ния прид­ти к Нему по во­де[8]. Гос­подь не воз­бра­нил это­го. То­гда свя­той Апо­стол Петр, вый­дя из лод­ки, "по­шел по во­де, чтобы по­дой­ти к Иису­су". Но не имея, до при­я­тия Свя­то­го Ду­ха, со­вер­шен­ной твер­до­сти в ве­ре, он, "ви­дя силь­ный ве­тер, ис­пу­гал­ся и, на­чав уто­пать, за­кри­чал:

– Гос­по­ди! спа­си ме­ня.

Иисус тот­час про­стер ру­ку, под­дер­жал его и го­во­рит ему:

– Ма­ло­вер­ный, за­чем ты усо­мнил­ся?" (Мф.14:28-31).

Гос­подь, из­ба­вив­ший свя­то­го Апо­сто­ла от по­топ­ле­ния, из­ба­вил его и от ма­ло­ве­рия, ко­гда ска­зал ему:

– Я мо­лил­ся о те­бе, чтобы не оску­де­ла ве­ра твоя (Лк.22:31-32).

Вме­сте с дву­мя дру­ги­ми уче­ни­ка­ми, Иа­ко­вом и Иоан­ном, свя­той Апо­стол Петр удо­сто­ил­ся ви­деть на Фа­во­ре от­кры­тую им сла­ву пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня и сво­и­ми уша­ми слы­шать глас Бо­га От­ца, свы­ше при­шед­ший к Гос­по­ду Иису­су. Об этом свя­той Апо­стол так упо­ми­на­ет в сво­ем по­сла­нии:

– Мы воз­ве­сти­ли вам си­лу и при­ше­ствие Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, не хит­ро­спле­тен­ным бас­ням по­сле­дуя, но быв­ши оче­вид­ца­ми Его ве­ли­чия. Ибо он при­нял от Бо­га От­ца честь и сла­ву, ко­гда от ве­ле­леп­ной сла­вы при­нес­ся к Нему та­кой глас "Сей есть Сын Мой Воз­люб­лен­ный, в Ко­то­ром Мое бла­го­во­ле­ние". И этот глас, при­нес­ший­ся с небес, мы слы­ша­ли, бу­дучи с Ним на свя­той го­ре.[9]

Ко­гда Гос­подь при­бли­зил­ся к воль­ным стра­да­ни­ям Сво­им и крест­ной смер­ти, то­гда свя­той Апо­стол Петр об­на­ру­жил свою рев­ность по Гос­по­де не толь­ко сло­вом, ска­зав:

– Гос­по­ди! с То­бою я го­тов и в тем­ни­цу и на смерть ид­ти (Лк.22:33), – но и де­лом, из­влек­ши меч и уда­ром его уре­зав ухо ра­бу ар­хи­ерея Мал­ху (Ин.18:10). Хо­тя Бог по смот­ре­нию Сво­е­му и по­пустил Апо­сто­лу Пет­ру впасть в трое­крат­ное от­ре­че­ние от Хри­ста Спа­си­те­ля, Гос­по­да на­ше­го, но он вос­стал и ис­пра­вил­ся чрез ис­тин­ное рас­ка­я­ние, со­еди­нен­ное с горь­ки­ми ры­да­ни­я­ми (Мф.26:69-75). Свя­той Петр, пер­вый из всех Апо­сто­лов, спо­до­бил­ся уви­деть вос­крес­ше­го Гос­по­да Иису­са Хри­ста, как го­во­рит об этом свя­той Еван­ге­лист Лу­ка: "Гос­подь ис­тин­но вос­крес и явил­ся Си­мо­ну" (Лк.24:34); о том же пи­шет и свя­той Апо­стол Па­вел: Хри­стос "вос­крес в тре­тий день по Пи­са­нию и явил­ся Ки­фе, по­том две­на­дца­ти" (1Кор.15:4-5). Узрев Гос­по­да, свя­той Петр ис­пол­нил­ся невы­ра­зи­мой ра­до­сти, при­яв от Него и ми­ло­сти­вое про­ще­ние сво­е­го гре­ха.

Трое­крат­ное от­ре­че­ние от Гос­по­да он окон­ча­тель­но из­гла­дил трое­крат­ным ис­по­ве­да­ни­ем сво­ей люб­ви к Спа­си­те­лю, от­ве­чая ему на Его во­прос трое­крат­ный:

– Си­мон Ионин! лю­бишь ли ты Ме­ня?

– Гос­по­ди! Ты всё зна­ешь; Ты зна­ешь, что я люб­лю Те­бя.

И Хри­стос Спа­си­тель вос­ста­но­вил Пет­ра в апо­столь­ском до­сто­ин­стве, со­де­лав его пас­ты­рем сло­вес­ных овец и вру­чив ему клю­чи Цар­ства небес­но­го (Ин.21:15-17).

По воз­не­се­нии Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста свя­той Петр, как вер­хов­ный сре­ди Апо­сто­лов, явил­ся пер­вым учи­те­лем и про­по­вед­ни­ком Сло­ва Бо­жия, при­об­ре­тя од­ним ча­сом Церк­ви Хри­сто­вой до трех ты­сяч ве­ру­ю­щих душ (Деян.2:14-41). При этом он об­на­ру­жил и ве­ли­кую чу­до­дей­ствен­ную си­лу. Вхо­дя со свя­тым Иоан­ном в храм для мо­лит­вы, свя­той Петр уви­дел од­но­го хро­мо­го от рож­де­ния че­ло­ве­ка, си­дев­ше­го при две­рях хра­ма, на­зы­ва­е­мых Крас­ны­ми. Он, уви­дев Пет­ра и Иоан­на про­сил у них ми­ло­сты­ни. Петр с Иоан­ном, всмот­рев­шись в него, ска­за­ли:

– Взгля­ни на нас.

И он при­сталь­но смот­рел на них, на­де­ясь по­лу­чить от них что-ни­будь. Но Петр ска­зал:

– Се­реб­ра и зо­ло­та нет у ме­ня; а что имею, то даю те­бе: во имя Иису­са Хри­ста На­зо­рея встань и хо­ди.

И взяв его за пра­вую ру­ку, под­нял; и вдруг укре­пи­лись его ступ­ни и ко­ле­на, и вско­чив встал, и на­чал хо­дить, и во­шел с ни­ми в храм, хо­дя и ска­ча и хва­ля Бо­га.

Чрез это чу­до и про­по­ведь свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра уве­ро­ва­ло во Хри­ста око­ло пя­ти ты­сяч че­ло­век (Деян.3:1-26, 4:4).

Жи­те­лей Иеру­са­ли­ма Ана­нию и же­ну его Сап­фи­ру свя­той Петр умерт­вил сло­вом за свя­то­тат­ство и ложь Свя­то­му Ду­ху (Деян.5:1-10). В Лид­де[10] рас­слаб­лен­но­го Енея, во­семь лет ле­жав­ше­го на од­ре, он ис­це­лил, ска­зав ему:

– Еней, ис­це­ля­ет те­бя Иисус Хри­стос! (Деян.9:32-34)

В Иоп­пии[11] он вос­кре­сил умер­шую де­ви­цу Та­вифу (Деян.9:36-42). И не толь­ко ру­ки и сло­ва его бы­ли чу­до­дей­ствен­ны, но да­же и са­мая тень его по­да­ва­ла ис­це­ле­ния: "так что вы­но­си­ли боль­ных на ули­цы и по­ла­га­ли на по­сте­лях и кро­ва­тях, дабы хо­тя тень про­хо­дя­ще­го Пет­ра осе­ни­ла ко­го из них" (Деян.5:15). – А ко­гда "царь Ирод под­нял ру­ки на неко­то­рых из при­над­ле­жа­щих к церк­ви (в Иеру­са­ли­ме), чтобы сде­лать им зло" и, убив ме­чем Иа­ко­ва, бра­та Иоан­на[12], схва­тил свя­то­го Пет­ра и по­са­дил в тем­ни­цу, ско­вав дву­мя це­пя­ми, то ан­гел Гос­по­день но­чью раз­ре­шил его от оков и осво­бо­дил от за­клю­че­ния (Деян.12:1-10). Вер­хов­ный Апо­стол Петр пер­вый от­крыл дверь ве­ры языч­ни­кам, кре­стив в Ке­са­рии[13] рим­ско­го сот­ни­ка Кор­ни­лия по­сле ви­де­ния нис­пу­щен­но­го с неба по­лот­на, пол­но­го чет­ве­ро­но­ги­ми и га­да­ми, и – го­ло­са, по­веле­ва­ю­ще­го Пет­ру за­ко­лоть всё это и есть и не по­чи­тать нечи­стым то­го, что Бог очи­стил; ви­де­ние это бы­ло зна­ме­ни­ем об­ра­ще­ния ко Хри­сту языч­ни­ков (Деян.гл.10). Свя­той Апо­стол Петр об­ли­чил Си­мо­на, волх­ва са­ма­ри­тя­ни­на, ли­це­мер­но при­няв­ше­го кре­ще­ние и хо­тев­ше­го за день­ги ку­пить дар Свя­то­го Ду­ха:

– Се­реб­ро твое, ска­зал Апо­стол волх­ву, – да бу­дет в по­ги­бель с то­бою, по­то­му что ты по­мыс­лил дар Бо­жий по­лу­чить за день­ги: нет те­бе в сем ча­сти и жре­бия, ибо серд­це твое не пра­во пред Бо­гом; итак по­кай­ся в сем гре­хе тво­ем и мо­лись Бо­гу: мо­жет быть от­пу­стит­ся те­бе по­мысл серд­ца тво­е­го, ибо ви­жу те­бя ис­пол­нен­но­го горь­кой жел­чи и в узах неправ­ды (Деян.8:18-23).

Здесь по­мя­ну­тые и дру­гие де­я­ния свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра бо­лее по­дроб­но из­ло­же­ны во свя­том Еван­ге­лии и Кни­ге Де­я­ний свя­тых Апо­сто­лов, ко­то­рые по­сто­ян­но чи­та­ют­ся в хра­мах в слух ве­ру­ю­щих. По­это­му не бы­ло нуж­ды в ви­дах крат­ко­сти сло­ва из этих книг Свя­щен­но­го Пи­са­ния брать по­дроб­но всё, ка­са­ю­ще­е­ся свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра; кни­ги эти хо­ро­шо долж­ны быть из­вест­ны пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам. О даль­ней­ших же бла­го­вест­ни­че­ских по­дви­гах и тру­дах свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра, ма­ло ко­му из­вест­ных, свя­той Си­ме­он Ме­та­фраст[14] го­во­рит сле­ду­ю­щее.

Из Иеру­са­ли­ма[15] свя­той Петр при­шел в Ке­са­рию Стра­ро­ний­скую[16], где по­ста­вил епи­ско­па из пре­сви­те­ров, сле­до­вав­ших с ним; ис­це­лив мно­гих в Си­доне[17] и по­ста­вив здесь епи­ско­па, он при­был в Ве­рит[18], и тут так­же по­ста­вив епи­ско­па; за­тем он при­шел в Вив­лы, и от­сю­да в Три­поль Фини­кий­ский[19], где оби­тал у од­но­го ра­зум­но­го му­жа Мар­со­на, ко­то­ро­го и ру­ко­по­ло­жил во епи­ско­па вер­ным это­го го­ро­да. Из Три­по­ля он при­шел в Ор­фо­сию; за­тем в Ан­тра­ду, по­том на ост­ров Ара­дос, да­лее в Ва­ла­нею, Пант и Ла­оди­кию[20]; в по­след­ней он ис­це­лил мно­гих боль­ных, из­гнал от одер­жи­мых нечи­стых ду­хов и со­брал цер­ковь вер­ных, дав им епи­ско­па. Из Ла­оди­кии свя­той Петр при­шел в Ан­тио­хию, го­род Си­рии[21], где скры­вал­ся Си­мон волхв от во­и­нов, по­слан­ных рим­ским им­пе­ра­то­ром Клав­ди­ем[22], чтобы его взять; узнав о при­ше­ствии свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра, Си­мон убе­жал в го­ро­да Иудеи. В Ан­тио­хии свя­той Петр ис­це­лил мно­гих недуж­ных и по­сле про­по­ве­ди о Еди­ном Бо­ге в трех Ли­цах по­ста­вил епи­ско­пов: Мар­ки­а­на для Си­ра­куз в Си­ци­лии[23] и Пан­кра­тия для Тав­ро­ме­нии[24]. Из Ан­тио­хии свя­той Петр при­шел в Ти­ни­ан Кап­па­до­кий­ский[25], от­сю­да по­се­тил Ан­ки­ру Га­ла­тий­скую[26], в ко­то­рой вос­кре­сил мерт­ве­ца и устро­ил цер­ковь, мно­гих огла­сив и кре­стив и по­ста­вив им епи­ско­па. Оста­вив Ан­ки­ру, он на­пра­вил­ся в Си­ноп Пон­тий­ский[27], а от­сю­да при­шел в Ама­сию, за­ни­ма­ю­щую сре­ди­ну Пон­тий­ской зем­ли. За­тем, по­бы­вав в Ган­гре Па­фла­гон­ском[28], Клав­дио­по­ле Го­но­ри­а­дий­ском и Вифи­ний­ской[29] Ни­ко­ми­дии, свя­той Апо­стол оста­но­вил­ся в Ни­кее[30]. На­ме­ре­ва­ясь ид­ти в Иеру­са­лим на празд­ник Пас­хи, он из Ни­кеи по­вер­нул на­зад, – при­шел в Пис­си­нунт, а по­том в Кап­па­до­кию и Си­рию. Сно­ва по­се­тив Ан­тио­хию, он, на­ко­нец, до­стиг Иеру­са­ли­ма. Во дни его пре­бы­ва­ния здесь к нему при­шел, на тре­тий год по­сле сво­е­го об­ра­ще­ния ко Хри­сту, свя­тый Апо­стол Па­вел, как сам он со­об­ща­ет об этом в по­сла­нии Га­ла­там:

– Спу­стя три го­да, хо­дил я в Иеру­са­лим ви­деть­ся с Пет­ром и про­был у него дней пят­на­дцать (Гал1:18).

Уста­вив за это вре­мя цер­ков­ные за­ко­но­по­ло­же­ния, свя­той Па­вел ото­шел на де­ло, к ко­то­ро­му был при­зван; свя­той же Апо­стол Петр опять по­се­тил Ан­тио­хию, где по­ста­вил епи­ско­па Ево­дия; про­быв, по­том, в Си­над, го­род Фри­гии[31], он уда­лил­ся из него в Ни­ко­ми­дию[32]; в ней он по­ста­вил епи­ско­па Про­хо­ра[33], ко­то­рый и по при­ня­тии епи­скоп­ства сле­до­вал за свя­тым Иоан­ном Бо­го­сло­вом. При­дя из Ни­ко­ми­дии в Или­он, го­род Гел­лес­понт­ский[34], свя­той Апо­стол по­ста­вил здесь епи­ско­пом Кор­ни­лия сот­ни­ка и воз­вра­тил­ся в Иеру­са­лим. Тут явил­ся свя­то­му Пет­ру в ви­де­нии Гос­подь Иисус Хри­стос, го­во­ря:

– Встань Петр и иди на За­пад: на­ста­ло вре­мя про­све­тить­ся ему тво­ею про­по­ве­дью; Я же пре­бу­ду с то­бою.

В это вре­мя Си­мон волхв[35] был уже взят ис­кав­ши­ми его во­и­на­ми и при­ве­ден в Рим[36], чтобы при­нять на­ка­за­ние по сво­им де­лам. Но он, омра­чив вол­шеб­ною хит­ро­стью умы мно­гих, так обо­льстил их, что не толь­ко не по­нес на­ка­за­ния, а да­же мно­ги­ми на­чал по­чи­тать­ся как бог. Этот пред­те­ча са­та­ны на­столь­ко изу­мил сво­им вол­шеб­ством са­мо­го ке­са­ря Клав­дия, что бы­ла из­ва­я­на ста­туя волх­ва и по­став­ле­на меж­ду дву­мя мо­ста­ми на Тиб­ре с та­кой над­пи­сью: "Си­мо­ну, свя­то­му бо­гу". Об этом по­дроб­но пи­шут Иустин[37] и Ири­ней[38]. Мы же (го­во­рит Си­ме­он Ме­та­фраст) воз­вра­тим­ся к пред­сто­я­ще­му нам сло­ву. Ве­ли­кий Петр, воз­ве­стив бра­тии о быв­шем ему ви­де­нии, про­стил­ся с ни­ми и, по­се­щая церк­ви, сно­ва при­был в Ан­тио­хию, где за­стал свя­то­го Апо­сто­ла Пав­ла. Здесь он по­ста­вил епи­ско­пов: Урва­на Тар­су[39], Епа­ф­ро­ди­та Лев­кии Адри­а­тий­ской, Апел­лия, бра­та По­ли­кар­па[40], Смирне[41] и Фигел­ла Ефе­су[42]; о по­след­нем го­во­рят, что он, укло­нив­шись с пра­во­го пу­ти, всту­пил в об­ще­ние с Си­мо­ном. Из Ан­тио­хии свя­той Петр при­шел в Ма­ке­до­нию[43], где то­же по­ста­вил епи­ско­пов: Олим­па Филип­пий­цам[44], Иа­со­на Со­лу­ня­нам[45] и Ко­рин­фя­нам[46] Си­лу, ко­то­ро­го на­шел пре­бы­ва­ю­щим у свя­то­го Апо­сто­ла Пав­ла. По­ста­вив в Пат­ре епи­ско­пом Иро­ди­о­на, свя­той Петр от­плыл в Си­ци­лию и, при­дя в Тав­ро­ме­нию, на ко­рот­кое вре­мя оста­но­вил­ся у Пан­кра­тия, крас­но­ре­чи­вей­ше­го му­жа; огла­сив и кре­стив здесь неко­е­го Мак­си­ма и по­ста­вив его епи­ско­пом, он при­был в Рим.

В Ри­ме свя­той Апо­стол Петр на пло­ща­дях и в до­мах еже­днев­но про­по­ве­до­вал о Еди­ном Бо­ге – От­це все­мо­гу­щем, и Еди­ном Гос­по­де Иису­се Хри­сте Сыне Бо­жи­ем, Бо­ге ис­тин­ном от Бо­га ис­тин­но­го и Еди­ном Ду­хе Свя­том, Гос­по­де Жи­во­тво­ря­щем; и мно­гих он при­влек к Хри­сто­вой ве­ре, из­ба­вив свя­тым кре­ще­ни­ем от обо­льще­ния идо­ло­по­клон­ством. Ви­дя всё это, Си­мон волхв не хо­тел мол­чать и та­ить сво­ей зло­бы на свя­то­го Пет­ра, – он по­чи­тал се­бе за по­срам­ле­ние про­по­ведь Апо­сто­ла, ко­то­рою нис­про­вер­га­лась его сла­ва; и на­чал волхв от­кры­то пре­пят­ство­вать ис­тин­но­му уче­нию Апо­сто­ла сво­и­ми лжи­вы­ми сло­ва­ми и де­ла­ми, – без вся­ко­го сты­да он пре­ко­сло­вил свя­то­му Пет­ру сре­ди го­ро­да. Волхв обо­льщал на­род, воз­буж­дая в нем стран­ные меч­ты; он по­ка­зы­вал пред­ше­ству­ю­щие и по­сле­ду­ю­щие за ним при­ви­де­ния, о ко­то­рых го­во­рил на­ро­ду, что это ду­ши умер­ших; по­ка­зы­вал он и вос­крес­ших из мерт­вых, кла­няв­ших­ся ему как бо­гу; ис­це­лял хро­мых, воз­вра­щая им спо­соб­ность хо­дить и ска­кать. Но всё это бы­ло не дей­стви­тель­ность, а при­зрак, по­доб­ный бас­но­слов­но­му Про­тею[47], ви­до­из­ме­няв­ше­му­ся раз­лич­ным об­ра­зом: то яв­ляв­ше­му­ся с дву­мя ли­ца­ми, то, спу­стя немно­гое вре­мя, пре­вра­щав­ше­му­ся в ко­зу, змея, пти­цу, то упо­доб­ляв­ше­му­ся ог­ню, сло­вом при­ни­мав­ше­му на се­бя вся­кий вид для пре­льще­ния безум­ных. Но до­ста­точ­но бы­ло ве­ли­ко­му Апо­сто­лу Гос­под­ню взгля­нуть на де­ла Си­мо­на и тот­час ис­че­за­ли волх­во­ва­ния по­след­не­го.

О борь­бе свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра с Си­мо­ном волх­вом, кро­ме Ме­та­ф­ра­с­та, сле­ду­ю­щее со­об­ща­ют Про­лог и Ве­ли­кие Ми­неи-Че­тии. Ко­гда свя­той Петр при­шел в Рим и узнал, что Си­мон, на­зы­вая се­бя Хри­стом, тво­рит пред гла­за­ми на­ро­да ве­ли­кие чу­де­са, то, воз­го­рев­шись рев­но­стью по ис­тин­ном Бо­ге, он от­пра­вил­ся к до­му Си­мо­на, у во­рот ко­то­ро­го на­шел боль­шую тол­пу лю­дей; они воз­бра­ня­ли Апо­сто­лу про­ник­нуть внутрь до­ма. То­гда свя­той Петр ска­зал:

– За­чем пре­пят­ству­е­те мне прой­ти к льсти­во­му волх­ву?

– Он не волхв, – от­ве­ча­ли из тол­пы, – но силь­ный бог; он по­ста­вил у во­рот сво­их сто­ро­жа, зна­ю­ще­го по­мыш­ле­ния че­ло­ве­че­ские.

С эти­ми сло­ва­ми свя­то­му Апо­сто­лу ука­за­ли на чер­но­го пса, ле­жав­ше­го в во­ро­тах, за­ме­тив:

– Эта со­ба­ка умерщ­вля­ет всех, ду­ма­ю­щих о Си­моне неправ­ду.

– Я ис­ти­ну о нем го­во­рю, – под­твер­дил свя­той Петр, – Си­мон от бе­са.

За­тем, при­бли­зив­шись ко псу, Апо­стол ска­зал:

– Иди и пе­ре­дай Си­мо­ну: Петр, Апо­стол Хри­стов, хо­чет вой­те к те­бе.

Пес по­шел и че­ло­ве­че­скою ре­чью пе­ре­дал Си­мо­ну то, что при­ка­зал свя­той Апо­стол Петр. Все, слы­шав­шие, как го­во­рил пес, ужа­са­лись. Си­мон, в свою оче­редь, по­слал то­го же пса со сло­ва­ми:

– Пусть вой­дет сю­да Петр.

Ко­гда свя­той Апо­стол во­шел в дом, Си­мон на­чал свое волх­во­ва­ние пред на­ро­дом на гла­зах у свя­то­го Пет­ра. Свя­той же Апо­стол с по­мо­щью си­лы Хри­сто­вой явил боль­шие чу­де­са. Ка­кие же имен­но? Из мно­гих этих чу­дес сле­ду­ю­щее ве­ли­кое чу­до вспо­ми­на­ет древ­ний цер­ков­ный ис­то­рик грек Еге­зипп, жив­ший око­ло вре­ме­ни Апо­сто­лов[48]. В Ри­ме у од­ной бла­го­род­ной вдо­вы, из цар­ско­го ро­да, умер в мо­ло­дых ле­тах сын; и без­утеш­но пла­ка­ла о нем его ма­терь; жалев­шие ее вспом­ни­ли о му­жах, явив­ших­ся в Ри­ме, о Пет­ре и Си­моне волх­ве, что они вос­кре­ша­ют мерт­вых; и вот од­ни при­зва­ли к умер­ше­му Пет­ра, а дру­гие Си­мо­на. На по­гре­бе­ние юно­ши со­бра­лось мно­го лю­дей знат­ных и на­ро­да. И ска­зал свя­той Петр Си­мо­ну волх­ву, ве­ли­чав­ше­му­ся пред всем на­ро­дом сво­ей си­лой:

– Кто из нас вос­кре­сит се­го мерт­ве­ца, то­го уче­ние долж­но быть при­зна­но как ис­тин­ное.

На­род одоб­рил ре­ше­ние Апо­сто­ла. Си­мон же, на­де­ясь на свою вол­шеб­ную хит­рость, об­ра­тил­ся к на­ро­ду:

– Ес­ли я вос­кре­шу мерт­во­го, – убье­те ли вы Пет­ра?

– Жи­во­го со­жжем пред тво­и­ми гла­за­ми! – за­кри­чал на­род.

При­сту­пив к од­ру умер­ше­го, Си­мон на­чал свое вол­шеб­ство и при со­дей­ствии бе­сов до­стиг то­го, что мерт­вый дви­нул сво­ею го­ло­вою. И тот­час на­род на­чал кри­чать, что юно­ша жив, – что он вос­крес. Свя­то­го же Пет­ра не мед­ля хо­те­ли ве­сти на со­жже­ние. Апо­стол же, дав знак ру­кой, про­сил по­мол­чать и, ко­гда на­сту­пи­ла ти­ши­на, ска­зал:

– Ес­ли юно­ша жив дей­стви­тель­но, то пусть он встанет, и го­во­рит, и хо­дит; по­ка же это­го не уви­ди­те, не со­мне­вай­тесь, что Си­мон обо­льща­ет вас сво­им вол­шеб­ством.

Си­мон дол­го хо­дил кру­гом од­ра, при­зы­вая бе­сов­скую си­лу, но без­успеш­но; то­гда он хо­тел бе­жать со сты­да; на­род же за­дер­жал его. А свя­той Петр, ис­тин­ный чу­до­тво­рец, вос­кре­сив­ший Та­вифу и со­де­лав­ший мно­гие иные слав­ные чу­де­са, став вда­ли, под­нял к небу очи и ру­ки, и на­чал мо­лить­ся:

– Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, по­велев­ший нам Тво­им име­нем вос­кре­шать мерт­вых, мо­лю Те­бя ожи­во­тво­ри се­го юно­шу, да по­зна­ют пред­сто­я­щие здесь, что Ты Бог ис­тин­ный и нет ино­го кро­ме Те­бя, жи­ву­ще­го и цар­ству­ю­ще­го с От­цом и Свя­тым Ду­хом во ве­ки. Аминь.

По­сле этой мо­лит­вы он воз­звал к мерт­ве­цу:

– Юно­ша! встань – те­бя ис­це­ля­ет и вос­кре­ша­ет Гос­подь мой Иисус Хри­стос.

И тот­час мерт­вый от­крыл гла­за, под­нял­ся и на­чал хо­дить и го­во­рить.

Это по­вест­во­ва­ние Еге­зип­па до­пол­ня­ет Мар­келл Рим­ля­нин, сна­ча­ла уче­ник Си­мо­на волх­ва, впо­след­ствии про­све­щен­ный Апо­сто­лом Пет­ром свя­тою ве­рою и свя­тым кре­ще­ни­ем. В сво­ем по­сла­нии к свя­тым му­че­ни­кам Неро­ну и Ар­хил­лию Мар­келл го­во­рит о вос­кре­шен­ном свя­тым Апо­сто­лом юно­ше:

Юно­ша, при­пав к но­гам свя­то­го Пет­ра, вос­кли­цал:

– Я ви­дел Гос­по­да Иису­са, по­веле­ва­ю­ще­го ан­ге­лам воз­вра­тить ме­ня, по тво­е­му мо­ле­нию, мо­ей вдов­ству­ю­щей ма­те­ри.

То­гда весь на­род стал взы­вать:

– Един Бог и нет ино­го, кро­ме ис­по­ве­ду­е­мо­го Пет­ром!

Си­мон же волхв бе­жал, при­дав бе­сов­скою си­лою сво­ей го­ло­ве вид со­ба­чьей; тем не ме­нее на­род схва­тил его, при­чем од­ни хо­те­ли его по­бить кам­ня­ми, а дру­гие сжечь. Но свя­той Апо­стол Петр вос­про­ти­вил­ся это­му, ска­зав:

– Наш Гос­подь и Учи­тель не по­ве­лел воз­да­вать за зло злом, – пу­сти­те его; пусть идет ку­да хо­чет: с него до­воль­но сты­да, по­но­ше­ния и убеж­де­ния в бес­по­мощ­но­сти сво­е­го вол­шеб­ства.

Осво­бож­ден­ный Си­мон, – пе­ре­да­ет Мар­келл, при­шел ко мне, пред­по­ла­гая, что я ни­че­го не знаю о чу­дес­ном про­ис­ше­ствии. Си­мон при­вя­зал к во­ро­там мо­е­го до­ма же­лез­ной це­пью гро­мад­но­го пса и го­во­рил мне:

– По­смот­рю, – при­дет ли к те­бе Петр по сво­е­му обык­но­ве­нию.

И через час по­до­шел к две­рям свя­той Петр, от­вя­зал пса, ска­зав ему:

– По­ди ска­жи Си­мо­ну волх­ву: пе­ре­стань пре­льщать бе­сов­скою си­лою лю­дей, за ко­то­рых Хри­стос про­лил Свою Кровь.

Пес по­шел и пе­ре­дал, как че­ло­век, Си­мо­ну сло­ва Апо­сто­ла. Услы­шав это (го­во­рит Мар­келл), я по­спе­шил встре­тить свя­то­го Пет­ра и при­нял его с че­стью в свой дом; Си­мо­на же и пса вы­гнал вон. Пес же, не вре­дя ни­ко­му дру­го­му, бро­сил­ся на са­мо­го Си­мо­на и, схва­тив его зу­ба­ми, по­ва­лил на зем­лю. Уви­дев это из ок­на, свя­той Петр име­нем Хри­сто­вым за­пре­тил псу ка­сать­ся те­ла Си­мо­на. И пес, не тро­гая те­ла волх­ва, изо­рвал всю его одеж­ду, так что он стал со­вер­шен­но го­лым. При ви­де это­го на­род кри­чал на Си­мо­на, на­сме­ха­ясь и бра­ня его; а за­тем его вы­гна­ли вме­сте со псом из го­ро­да. От та­ко­го сра­ма и сты­да Си­мон це­лый год не по­ка­зы­вал­ся в Ри­ме, – по­ка пре­ем­ник Клав­дия Нерон[49], царь нече­сти­вый, не услы­хал от злых лю­дей по­хвал злоб­но­му волх­ву; Нерон отыс­кал Си­мо­на, очень по­лю­бил его и при­бли­зил к се­бе как дру­га.

Про­лог же и Ве­ли­кие Ми­неи, кро­ме то­го, го­во­рят еще сле­ду­ю­щее о Си­моне волх­ве.

Си­мон волхв при­ка­зал се­бя усечь ме­чем, обе­ща­ясь на тре­тий день вос­крес­нуть; вме­сто же се­бя он по­ста­вил под меч ов­на, при­дав ему спо­соб­ность ка­зать­ся че­ло­ве­ком; так овен и был усе­чен вме­сто волх­ва. Свя­той же Петр, ото­гнав бе­сов­ское на­ва­жде­ние, об­ли­чил ложь Си­мо­на: все уви­де­ли, что в го­ло­ву усе­чен не Си­мон, а овен.

Об окон­ча­тель­ной же по­бе­де свя­то­го Пет­ра над волх­вом, по­гу­бив­шей по­след­не­го, все со­глас­но пе­ре­да­ют та­ким об­ра­зом. Не бу­дучи в со­сто­я­нии ни в чем по­бе­дить свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра и не вы­но­ся бо­лее сты­да и по­срам­ле­ния, волхв обе­щал­ся воз­не­стись на небо. Со­брав всех слу­жив­ших ему бе­сов, Си­мон с лав­ро­вым вен­ком на го­ло­ве при­шел на сре­ди­ну го­ро­да Ри­ма к од­но­му вы­со­ко­му зда­нию; под­няв­шись на по­след­нее, он на­чал с вы­со­ты зда­ния гнев­но го­во­рить на­ро­ду:

– Так как вы, Рим­ляне, до сих пор пре­бы­ва­е­те в сво­ем безу­мии и, оста­вив ме­ня, сле­ду­е­те за Пет­ром, то и я по­ки­даю вас; уже не бу­ду я за­щи­щать го­ро­да, но по­ве­лю мо­им ан­ге­лам взять ме­ня на ва­ших гла­зах на свои ру­ки и воз­не­сусь к от­цу мо­е­му на небо, от­ку­да нис­по­шлю на вас ве­ли­кие каз­ни за то, что вы не по­слу­ша­ли слов мо­их и не ве­ро­ва­ли мо­им де­лам.

Так ска­зав, волхв всплес­нул ру­ка­ми и бро­сил­ся в воз­дух; под­дер­жи­ва­е­мый бе­са­ми он на­чал ле­тать по воз­ду­ху, под­ни­ма­ясь вверх. Лю­ди же в силь­ном изум­ле­нии го­во­ри­ли друг дру­гу:

– Это де­ло Бо­жие – ле­тать с пло­тью по воз­ду­ху!

Ве­ли­кий же Апо­стол Петр на­чал гром­ко, в услы­ша­ние всех, мо­лить­ся Бо­гу:

– Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Бо­же мой! об­ли­чи пре­лесть волх­ва се­го, дабы не со­блаз­ни­лись ве­ру­ю­щие в Те­бя!

А по­том он воз­звал:

– Вам, о, бе­сы! по­веле­ваю име­нем Бо­га мо­е­го: не но­си­те его бо­лее, но оставь­те его там, где он сей­час на­хо­дит­ся в воз­ду­хе.

И тот­час бе­сы, по­ви­ну­ясь за­пре­ще­нию Апо­сто­ла, по­ки­ну­ли Си­мо­на в воз­ду­хе; и по­ле­тел ока­ян­ный волхв на зем­лю, как неко­гда диа­вол, свер­жен­ный с неба до­лу, и, упав­ши, раз­бил­ся. При­сут­ство­вав­ший при этом на­род дол­го вос­кли­цал:

– Ве­лик Бог, про­по­ве­ду­е­мый Пет­ром и во­ис­ти­ну нет ино­го Бо­га, кро­ме Него!

Упав­ший же волхв, хо­тя и силь­но раз­бил­ся, но, по Бо­жию устро­е­нию, был еще жив, чтобы по­знать бес­си­лие ока­ян­ных бе­сов и свое соб­ствен­ное, ис­пол­нить­ся по­срам­ле­ния и ура­зу­меть си­лу все­мо­гу­ще­го Бо­га. С раз­дроб­лен­ны­ми чле­на­ми ле­жал он на зем­ле, ис­пы­ты­вая невы­ра­зи­мые стра­да­ния, а на утро с му­че­ни­ем из­верг свою нечи­стую ду­шу, пре­дав ее в ру­ки бе­сов, чтобы от­не­сти в ад к са­тане, от­цу их. Свя­той же Петр по­сле низ­вер­же­ния Си­мо­на стал на воз­вы­шен­ном ме­сте и, дав знак ру­кою к мол­ча­нию, на­чал учить на­род по­зна­нию ис­тин­но­го Бо­га; и мно­гих сво­им про­дол­жи­тель­ным сло­вом об­ра­тил к хри­сти­ан­ской ве­ре. Царь Нерон, узнав о по­зор­ной кон­чине сво­е­го дру­га, чрез­вы­чай­но раз­гне­вал­ся на свя­то­го Пет­ра и хо­тел его убить. Но, как по­вест­ву­ет свя­той Ме­та­фраст, ярост­ный царь не тот­час, а лишь спу­стя несколь­ко лет, ис­пол­нил свое злоб­ное на­ме­ре­ние от­но­си­тель­но свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра. По смер­ти Си­мо­на волх­ва свя­той Петр про­был в Ри­ме не дол­го; об­ра­тив мно­гих и кре­стив, утвер­див цер­ковь и по­ста­вив епи­ско­пом Ли­на, он по­шел из Ри­ма в Тар­ра­ки­ну[50], где Епа­ф­ро­ди­та (дру­го­го, а не вы­ше­упо­мя­ну­то­го) по­ста­вил епи­ско­пом.

При­быв в Сир­мию, го­род Ис­па­нии и ру­ко­по­ло­жив здесь во епи­ско­па Епе­не­та, он уда­лил­ся в Кар­фа­ген, в Аф­ри­ке, где по­свя­тил во епи­ско­па Кри­с­кен­та. До­стиг­нув Егип­та, он по­ста­вил в нем епи­ско­пов: Сед­мо­врат­ным Фивам Ру­фа, Алек­сан­дрии – Еван­ге­ли­ста Мар­ка. За­тем, по от­кро­ве­нию, он был в Иеру­са­ли­ме в день Успе­ния Пре­чи­стой Де­вы Ма­рии Бо­го­ро­ди­цы, и сно­ва воз­вра­тил­ся в Еги­пет. Прой­дя Аф­ри­ку, он до­стиг Ри­ма, от­сю­да при­шел в Ме­дио­лан[51], и по­том Фо­ти­кин, где по­ста­вил епи­ско­пов и пре­сви­те­ров. Уда­лив­шись в Бри­та­нию[52], он про­жил здесь дол­гое вре­мя, при­влек­ши мно­гие на­ро­ды к ве­ре Хри­сто­вой. В Бри­та­нии свя­то­му Апо­сто­лу Пет­ру бы­ло яв­ле­ние ан­ге­ла, ска­зав­ше­го ему:

– Петр! при­бли­зи­лось вре­мя тво­е­го от­ше­ствия из этой жиз­ни. Те­бе долж­но ид­ти в Рим, где, пре­тер­пев­ши крест­ную смерть, ты по­лу­чишь до­стой­ное воз­да­я­ние от Хри­ста Гос­по­да.

Воз­бла­го­да­рив Бо­га, свя­той Петр по­сле яв­ле­ния остал­ся на несколь­ко дней в Бри­та­нии, утвер­ждая церк­ви, по­став­ляя епи­ско­пов, пре­сви­те­ров и диа­ко­нов. В две­на­дца­тый год прав­ле­ния Неро­на он при­был в Рим и по­ста­вил, как по­мощ­ни­ка в цер­ков­ном управ­ле­нии, епи­ско­пом Кли­мен­та, хо­тя по­след­ний и от­ка­зы­вал­ся, не же­лая воз­ла­гать на се­бя та­кое иго. Вняв уве­ща­ни­ям Апо­сто­ла, Кли­мент, как по­слуш­ный сын, пре­кло­нил свою выю под Хри­стов ярем и вме­сте с учи­те­лем сво­им и про­чи­ми свя­щен­ны­ми му­жа­ми влек ко­лес­ни­цу Сло­ва Бо­жия. И мно­гие в Ри­ме бла­го­род­ные и знат­ные му­жи и же­ны про­све­ща­лись ве­рою и свя­тым кре­ще­ни­ем. Бы­ли же у ца­ря Неро­на две же­ны, за­ме­ча­тель­ной кра­со­ты, ко­то­рых он лю­бил бо­лее всех про­чих сво­их на­лож­ниц. При­няв свя­тую ве­ру, они ре­ши­ли ве­сти це­ло­муд­рен­ную жизнь и не хо­те­ли по­ви­но­вать­ся по­хот­ным же­ла­ни­ям ца­ря. Он же, бес­стыд­ней­ший и нена­сы­ти­мый блуд­ник, раз­гне­вал­ся за это на всю цер­ковь вер­ных, а осо­бен­но на Апо­сто­ла Пет­ра, – ви­нов­ни­ка об­ра­ще­ния ко Хри­сту по­мя­ну­тых жен, на­чав­ших це­ло­муд­рен­ную жизнь, (вспом­нил царь и смерть лю­би­мо­го дру­га Си­мо­на волх­ва) и на­чал ис­кать свя­то­го Пет­ра для смерт­ной каз­ни. Вы­ше­упо­мя­ну­тый цер­ков­ный ис­то­рик Еге­зипп со­об­ща­ет, что ко­гда свя­то­го Пет­ра ис­ка­ли для уби­е­ния, вер­ные про­си­ли его, ра­ди поль­зы мно­гих, скрыть­ся, – уда­лить­ся из Ри­ма. Апо­стол ни­как не со­гла­шал­ся на это, же­лая луч­ше за Хри­ста стра­дать и уме­реть; ве­ру­ю­щие же с пла­чем умо­ля­ли Апо­сто­ла со­хра­нить жизнь свою, столь нуж­ную свя­той Церк­ви, обу­ре­ва­е­мой сре­ди невер­ных вол­на­ми бед. Скло­нив­шись на слез­ные моль­бы все­го сло­вес­но­го ста­да, свя­той Петр дал обе­ща­ние скрыть­ся из го­ро­да, и в сле­ду­ю­щую ночь, про­стив­шись со все­ми по­сле со­бор­но­го мо­ле­ния, уда­лил­ся один. И ко­гда он был у го­род­ских во­рот, то уви­дел иду­ще­го уму на­встре­чу в го­род Гос­по­да Иису­са Хри­ста; по­кло­нив­шись ему, свя­той Петр спро­сил:

– Ку­да идешь, Гос­по­ди?

– Иду в Рим, чтобы сно­ва рас­пять­ся, – от­ве­тил ему Гос­подь и стал неви­дим.

Изум­лен­ный Апо­стол по­нял, что Хри­стос, стра­да­ю­щий в ра­бах Сво­их, как в Сво­их дей­стви­тель­ных чле­нах, хо­чет и в его те­ле по­стра­дать в Ри­ме. По­это­му он опять воз­вра­тил­ся к вер­ным и был взят во­и­на­ми на смерть. Свя­той Ме­та­фраст го­во­рит, что свя­той Петр был взят не один, а с мно­же­ством вер­ных, сре­ди ко­их на­хо­ди­лись: Кли­мент, Иро­ди­он, Олимп; их му­чи­тель осу­дил на усек­но­ве­ние ме­чем, а свя­то­го Апо­сто­ла Пет­ра – на рас­пя­тие. Взяв­ши осуж­ден­ных, во­и­ны по­ве­ли их на ме­сто каз­ни; Кли­мен­та, как род­ствен­ни­ка цар­ско­го, они по­ща­ди­ли, от­пу­стив на сво­бо­ду; Иро­ди­о­на же и Олим­па, при­шед­ших в Рим с Апо­сто­лом Пет­ром, вме­сте с мно­ги­ми ве­ру­ю­щи­ми уби­ли ме­чем. Свя­той же Петр мо­лил сво­их рас­пи­на­те­лей, чтобы рас­пя­ли его вниз го­ло­вой, по­чи­тая этим Гос­по­да сво­е­го, на кре­сте рас­пяв­ше­го­ся во­лею, – он не хо­тел упо­доб­лять­ся Ему в об­ра­зе рас­пя­тия, же­лая под но­ги Его пре­кло­нить свою го­ло­ву. Так скон­чал­ся ве­ли­кий Апо­стол Гос­по­день, свя­той Петр, про­сла­вив Бо­га крест­ною смер­тью: тер­пя ве­ли­кую му­ку от гвоз­дей в ру­ках и но­гах, он пре­дал непо­роч­ную ду­шу свою в ру­ки Бо­жии 29 июня[53]. Уче­ник его, свя­той Кли­мент, ис­про­сив те­ло Апо­сто­ла, снял его со кре­ста, спря­тал и, со­звав остав­ших­ся вер­ных и свя­ти­те­лей, по­хо­ро­нил с че­стью; так­же пре­да­ли чест­но­му по­гре­бе­нию те­ла и по­стра­дав­ших с ним Иро­ди­о­на, Олим­па и про­чих вер­ных, сла­вя Хри­ста Бо­га, со От­цом и Свя­тым Ду­хом сла­ви­мо­го во ве­ки. Аминь.


При­ме­ча­ния

[1] Еван­ге­лие от Мат­фея, 3 гл.

[2] Ки­фа – сло­во сир­ское и зна­чит ка­мень; то же са­мое зна­чит и гре­че­ское сло­во Петр ("пет­ра" – ска­ла, ка­мень).

[3] Го­род этот был рас­по­ло­жен близ ис­то­ков Иор­да­на; он об­стро­ен сы­ном Иро­да Филип­пом в честь ке­са­ря Ти­ве­рия – от­сю­да его и на­име­но­ва­ние.

[4] Здесь под кам­нем ра­зу­ме­ет­ся не ап. Петр, а ве­ра, ис­по­ве­дан­ная им, или Сам Гос­подь; обе­то­ва­ние о да­ро­ва­нии клю­чей Цар­ства Небес­но­го Гос­подь за­тем, по Сво­ем вос­кре­се­нии, по­вто­рил и всем Апо­сто­лам (Ин.20:21-23).

[5] Са­та­на – сло­во сир­ское, зна­чит про­тив­ник; в тес­ном смыс­ле так в Свя­щен­ном Пи­са­нии име­ну­ет­ся на­чаль­ник злых ду­хов (1Сол.2:18); в бо­лее же ши­ро­ком зна­че­нии сло­во са­та­на озна­ча­ет во­об­ще про­тив­ни­ка во­ли Бо­жи­ей, хо­тя бы от неко­то­рой про­сто­ты и нера­зу­мия, как это ви­дим в на­сто­я­щем слу­чае со св. ап. Пет­ром.

[6] О Та­ин­стве при­об­ще­ния Пло­ти и кро­ви Хри­сто­вых. (Ин.6:53-58).

[7] По­доб­но то­му как Сам Гос­подь при­бли­жал­ся к Сво­им уче­ни­кам по бу­шу­ю­щим вол­нам Ген­ни­са­рет­ско­го озе­ра (Мф.14:22-27).

[8] За тай­ной ве­че­рей с уче­ни­ка­ми пред стра­да­ни­я­ми Сво­и­ми.

[9] 2Пет.1:16-18; срав. Мф. гл. 17; Мрк.9:2 и да­лее, Лк.9:28 и да­лее.

[10] Лид­да – го­род в Па­ле­стине, близ ны­неш­ней Рам­лы, быв­шей Ари­ма­феи.

[11] Иоп­пия – один из древ­ней­ших го­ро­дов Азии на сев.-зап. бе­ре­гу Сре­ди­зем­но­го мо­ря меж­ду Ке­са­ри­ей и Га­зой.

[12] Иа­ко­ва Зе­ве­де­е­ва, од­но­го из две­на­дца­ти Апо­сто­лов, род­но­го бра­та Еван­ге­ли­ста Иоан­на. Св. Иа­ков пер­вый из Апо­сто­лов при­нял му­че­ни­че­скую смерть в го­не­ние Иро­да Агрип­пы, ца­ря иудей­ско­го, в 44 го­ду по Рож­де­стве Хри­сто­ве. Па­мять его 30 ап­ре­ля.

[13] Ра­зу­ме­ет­ся Ке­са­рия Па­ле­стин­ская, на­хо­див­ша­я­ся на бе­ре­гу Сре­ди­зем­но­го мо­ря; го­род этот был вос­ста­нов­лен Иро­дом Ве­ли­ким, ко­то­рый на­звал его Ке­са­ри­ею в честь ке­са­ря Ав­гу­ста. Апо­стол Па­вел во вре­мя сво­их про­по­вед­ни­че­ских пу­те­ше­ствий несколь­ко раз бы­вал здесь (Деян.9:29-30, 18:28, 21:8); два го­да про­был здесь уз­ни­ком (Деян.23:33, 24:27, 25:4); здесь жил Апо­стол Филипп (Деян.21:8); здесь умер Ирод Агрип­па, по­ра­жен­ный ан­ге­лом и изъ­еден­ный чер­вя­ми (Деян.12:19-33).

[14] Цер­ков­ный пи­са­тель X в.

[15] Глав­ный го­род Па­ле­сти­ны, ныне об­ласт­ной го­род Да­мас­ско­го ви­лай­е­та (ге­не­рал-гу­бер­на­тор­ства) в Си­рии (в Ту­рец­кой им­пе­рии) у ру­чья Кед­ро­на на скло­нах трех от­ро­гов иудей­ских гор Ак­ра, Си­он и Мо­риа. Иеру­са­лим до­рог вся­ко­му хри­сти­а­ни­ну как центр ве­ли­ких со­бы­тий вет­хо­за­вет­ной и но­во­за­вет­ной ис­то­рии, – как ма­терь церк­вей хри­сти­ан­ских, от­ку­да сло­во бла­го­ве­стия про­нес­лось по всей все­лен­ной.

[16] Ке­са­рия Стра­то­ний­ская – од­но и то же с Ке­са­ри­ей Па­ле­стин­ской.

[17] Си­дон – го­род фини­кий­ский на бе­ре­гу Сре­ди­зем­но­го мо­ря, вдоль ко­то­ро­го рас­по­ло­же­на и Фини­кия.

[18] Ве­рит или Бе­рит – фини­кий­ский го­род, сла­вив­ший­ся в древ­но­сти как рас­сад­ник про­све­ще­ния и об­ра­зо­ван­но­сти; ныне Бе­рит с име­нем Бей­рут со­став­ля­ет глав­ный го­род ази­ат­ско-ту­рец­ко­го ви­лай­е­та (ге­не­рал-гу­бер­на­тор­ства) Си­рии, яв­ля­ясь важ­ным тор­го­вым цен­тром.

[19] Биб­лос, Три­поль – го­ро­да Фини­кии.

[20] Ла­оди­кия – глав­ный го­род Ма­ло­азий­ской об­ла­сти Фри­гии.

[21] Си­рия – об­ласть ази­ат­ской Тур­ции на во­сточ­ном бе­ре­гу Сре­ди­зем­но­го мо­ря.

[22] Клав­дий – им­пе­ра­тор 41 г. – 54 г.

[23] Си­ци­лия – один из боль­ших ост­ро­вов Сре­ди­зем­но­го мо­ря, со­став­ля­ю­щий ныне часть Ита­льян­ско­го ко­ролев­ства.

[24] Тав­ро­ме­ния – зна­чи­тель­ный го­род на во­сточ­ном бе­ре­гу Си­ци­лии у го­ры Тав­ра – от­ку­да его и на­зва­ние.

[25] Кап­па­до­кия – об­ласть Ма­лой Азии на гра­ни­це Ар­ме­нии и Ки­ли­кии.

[26] Га­ла­тия – осо­бая стра­на в Ма­лой Азии, ко­то­рая гра­ни­чи­ла на за­па­де с Фри­ги­ей, на юге с Ли­ка­о­ни­ей и Кап­па­до­ки­ей, на во­сто­ке с Пон­том, на се­ве­ре с Вифи­ни­ей и Па­фла­го­ни­ей.

[27] Понт – се­ве­ро-во­сточ­ная об­ласть Ма­лой Азии.

[28] Па­фла­го­ния – су­ро­вая гор­ная об­ласть в се­вер­ной ча­сти Ма­лой Азии.

[29] Вифи­ния – об­ласть Ма­лой Азии, при­ле­га­ю­щая с се­ве­ра к Чер­но­му мо­рю.

[30] Ни­кея рас­по­ло­же­на в Вифи­нии (см. преды­дущ. при­меч.) на во­сточ­ной ко­неч­но­сти озе­ра Ас­ка­нии; од­но вре­мя цве­ту­щий тор­го­вый го­род и да­же ре­зи­ден­ция ца­рей. В ис­то­рии хри­сти­ан­ской Церк­ви за­ме­ча­тель­на тем, что в ней про­ис­хо­ди­ли пер­вый (в 325 г.) и седь­мой (в 787 г.) все­лен­ские со­бо­ры.

[31] Фри­гия – об­ласть Ма­лой Азии меж­ду Га­ла­ти­ей к се­ве­ру, Пи­си­ди­ей и Пам­фи­ли­ей к югу. Про­све­ще­на св. ап. Пав­лом.

[32] Ни­ко­ми­дия – го­род в Вифи­нии.

[33] Св. Про­хор – уче­ник Иоан­на Бо­го­сло­ва со дня Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри. Па­мять его 28 июля.

[34] Гел­лес­пон­том на­зы­вал­ся про­лив, от­де­ляв­ший Фра­кий­ский Хер­со­нес от Азии (Тро­ада, Ма­лая Фри­гия).

[35] По сви­де­тель­ству св. Иусти­на му­че­ни­ка Си­мон Волхв, про­ис­хо­див­ший из са­ма­рян­ско­го се­ле­ния Гит­ты или Тит­то­на, учил­ся фило­со­фии в Алек­сан­дрии, а по­том про­сла­вил­ся как маг, вы­да­вая се­бя за ве­ли­кую си­лу Бо­жию. "В то вре­мя, по Рим­ским и гре­че­ским сви­де­тель­ствам, в раз­ных стра­нах гре­ко-рим­ско­го ми­ра яв­ля­лось мно­же­ство лю­дей под на­зва­ни­ем ма­гов, хал­де­ев, ма­те­ма­ти­ков, за­кли­на­те­лей, ко­то­рые, об­ла­дая неко­то­рым зна­ни­ем та­ин­ствен­ных сил то­гда еще ма­ло объ­яс­нен­ной при­ро­ды, вы­да­ва­ли се­бя за необык­но­вен­ных лю­дей, и ис­це­ле­ни­ем неко­то­рых бо­лез­ней, за­го­во­ром, га­да­нья­ми, про­ри­ца­тель­ством, ча­ро­де­я­ни­я­ми, шар­ла­тан­ской та­ин­ствен­но­стью и раз­ны­ми ухищ­ре­ни­я­ми так дей­ство­ва­ли на неве­же­ствен­ные на­род­ные мас­сы, что во мно­же­стве увле­ка­ли их за со­бою и слы­ли за нечто необык­но­вен­ное". К раз­ря­ду по­доб­ных лю­дей от­но­сит­ся и Си­мон Волхв.

[36] Рим – глав­ный го­род Рим­ско­го го­су­дар­ства ле­жит в сред­ней ча­сти Ита­лии, в об­ла­сти Ла­ци­у­ма, по обе­им сто­ро­нам ре­ки Тиб­ра, при впа­де­нии ее в мо­ре.

[37] Па­мять его 1 чис­ла на­сто­я­ще­го ме­ся­ца.

[38] Св. Ири­ней, по его соб­ствен­ным сло­вам, в юно­сти слу­шал в Ма­лой Азии св. По­ли­кар­па, еп. Смирн­ско­го и дру­гих уче­ни­ков апо­столь­ских. С во­сто­ка он был по­слан св. По­ли­кар­пом в Гал­лию для вспо­мо­ще­ство­ва­ния св. По­фи­ну, еп. Ли­он­ско­му, в про­по­ве­до­ва­нии Хри­сто­вой ве­ры. По­став­лен­ный св. По­фи­ном во пре­сви­те­ра св. Ири­ней во вре­мя го­не­ния на хри­сти­ан в Гал­лии в 177 го­ду по­ка­зал рев­ность свою по Хри­сте; в сле­ду­ю­щем 178 го­ду он был из­бран пре­ем­ни­ком му­че­ни­че­ски скон­чав­ше­го­ся св. По­фи­на. В сане епи­ско­па он мно­гих об­ра­тил ко Хри­сту. Ко­гда по­сле­до­ва­те­ли гно­сти­ка (ере­ти­ка) Ва­лен­ти­на ста­ли рас­про­стра­нять ересь сво­е­го учи­те­ля в Гал­лии, св. Ири­ней бо­рол­ся с ни­ми и уст­но и пись­мен­но. К это­му вре­ме­ни долж­но от­не­сти по­яв­ле­ние зна­ме­ни­тых книг его в "об­ли­че­ние лже­имен­но­му ра­зу­му". Око­ло 196 го­да еп. Рим­ский Вик­тор про­из­нес от­лу­че­ние на во­сточ­ные церк­ви за то, что по­след­ние не со­гла­си­лись с ним в во­про­се о вре­ме­ни празд­но­ва­ния Пас­хи. Св. Ири­ней крот­ки­ми, но твер­ды­ми об­ли­че­ни­я­ми до­вел Вик­то­ра до при­ми­ре­ния с Во­сто­ком. В 202 г. в го­не­ние Сеп­ти­мия Се­ве­ра св. Ири­ней с мно­ги­ми из сво­ей паст­вы ото­шел ко Гос­по­ду. Из мно­го­чис­лен­ных со­чи­не­ний св. Ири­ней од­ни из­вест­ны толь­ко по на­зва­ни­ям, от дру­гих же уце­ле­ли незна­чи­тель­ные от­рыв­ки. В пол­ном ви­де со­хра­ни­лось об­шир­ное и бо­лее важ­ное со­чи­не­ние "Об­ли­че­ние и опро­вер­же­ние лже­имен­но­го зна­ния", бо­лее из­вест­ное под име­нем "Пять книг про­тив ере­сей". Па­мять св. Ири­нея 23 ав­гу­ста.

[39] Тарс – неко­гда боль­шой и на­се­лен­ный го­род на юго-во­сто­ке Ма­лой Азии, глав­ный в про­вин­ции Ки­ли­кии, при р. Кидне, неда­ле­ко от Сре­ди­зем­но­го мо­ря. И ныне он зна­чи­тель­ный и тор­го­вый го­род с 40 ты­ся­ча­ми жи­те­лей.

[40] По­ли­кар­па, еп. Смирн­ско­го, уче­ни­ка св. Иоан­на Бо­го­сло­ва. Па­мять его 23 фев­ра­ля.

[41] Смир­на – го­род Ма­ло­азий­ский в Ли­дии, на реч­ке Ме­ле­се.

[42] Ефес – при­мор­ский тор­го­вый и глав­ный го­род ма­ло­азий­ской про­вин­ции Иоп­пии, он по­том был цен­тром де­я­тель­но­сти ап. Иоан­на Бо­го­сло­ва; здесь был 3-й все­лен­ский со­бор в 431 г.; ныне Ефес – бед­ная ту­рец­кая де­рев­ня Ая­са­лук.

[43] Тро­ада – при­мор­ский го­род, от­ку­да неда­ле­ко бы­ло пе­ре­пра­вить­ся мо­рем в Ев­ро­пу. – Ма­ке­до­ния – при­мор­ская об­ласть, при­ле­гав­шая к Ар­хи­пе­ла­гу с се­ве­ро-за­па­да.

[44] Го­род Филип­пы, к хри­сти­а­нам ко­то­ро­го св. Ап. Па­вел на­пи­сал по­сла­ние, на­хо­дил­ся в Ма­ке­до­нии, при ре­ке Стри­моне, невда­ле­ке от Эгей­ско­го мо­ря; был од­ним из зна­ме­ни­тей­ших го­ро­дов этой об­ла­сти, по­че­му пи­са­тель кни­ги Де­я­ний и на­зы­ва­ет его пер­вым из зна­ме­ни­тей­ших го­ро­дов этой об­ла­сти, по­че­му пи­са­тель кни­ги Де­я­ний и на­зы­ва­ет его пер­вым (Деян.16:12); цер­ковь в Филип­пах бы­ла ос­но­ва­на св. ап. Пав­лом во вре­мя вто­ро­го его апо­столь­ско­го пу­те­ше­ствия.

[45] Го­род Ма­ке­до­нии.

[46] Ко­ринф – к за­па­ду от Афин, на пе­ре­шей­ке, из­вест­ней­ший в древ­но­сти по сво­ей об­шир­ной тор­гов­ле, ре­зи­ден­ция то­гда рим­ско­го пра­ви­те­ля.

[47] Про­тей – ве­щий мор­ской ста­рец, один из бас­но­слов­ных гре­че­ских бо­гов, под­власт­ных По­сей­до­ну, бо­гу мо­ря, пас­ший тю­ле­ньи ста­да бо­ги­ни Ам­фи­т­ри­ды. Ме­сто­пре­бы­ва­ни­ем его счи­тал­ся ост­ров Фо­рос или Кор­па­фос, ку­да он вы­хо­дил от­ды­хать из во­ды в те­ни при­бреж­ных скал. Чтобы по­лу­чить от него пред­ска­за­ние, его на­до бы­ло пой­мать и удер­жать си­лою или хит­ро­стью, так как он при­ни­мал раз­лич­ные ви­ды, ча­сто усколь­зая та­ким об­ра­зом от ожи­дав­ших от него пред­ве­стий.

[48] Еге­зипп – ав­тор "До­сто­па­мят­но­стей", со­чи­не­ния в 5 кни­гах, не до­шед­ше­го до нас. Све­де­ния о его жиз­ни и со­чи­не­нии, очень от­ры­воч­ные, да­ет отец цер­ков­ной ис­то­рии Ев­се­вий, еп. Ке­са­рий­ский. Он со­об­ща­ет, что Еге­зипп был хри­сти­а­нин из ев­ре­ев, жив­ший во вто­ром ве­ке; со­вер­шал пу­те­ше­ствие в Ко­ринф и Рим, где про­жил очень дол­го, встре­ча­ясь здесь со мно­ги­ми епи­ско­па­ми и ве­дя с ни­ми бе­се­ды по дог­ма­ти­че­ским во­про­сам. Умер Еге­зипп в цар­ство­ва­ние Ком­мо­да (180–192). О со­дер­жа­нии и ха­рак­те­ре со­чи­не­ния Еге­зип­па труд­но ска­зать что-ли­бо опре­де­лен­ное; мож­но толь­ко за­ме­тить, что по всей ве­ро­ят­но­сти оно но­си­ло ха­рак­тер ис­то­ри­ко-об­ли­чи­тель­ный, бу­дучи на­прав­лен­ным про­тив гно­сти­че­ских ере­сей.

[49] Им­пе­ра­тор 54–68 гг.

[50] Тар­ра­ки­на или Тар­ра­кон – древ­нее ибе­рий­ское по­се­ле­ние на во­сточ­ном бе­ре­гу Ис­па­нии меж­ду Пи­ре­не­ями и Ибе­ром, у ре­ки Туль­ци­са.

[51] Ве­ро­ят­но на­хо­див­ший­ся в Гал­лии.

[52] Под име­нем Бри­та­нии древ­ние пер­во­на­чаль­но ра­зу­ме­ли все ост­ро­ва, ле­жав­шие к се­ве­ру от Гал­лии меж­ду Немец­ким мо­рем и Ат­лан­ти­че­ским оке­а­ном. Бри­та­ни­ей на­зы­вал­ся пре­иму­ще­ствен­но са­мый боль­шой из них, но­сив­ший ту­зем­ное на­име­но­ва­ние Аль­био­на.

[53] Св. ап. Петр скон­чал­ся в 67 г. по Рож­де­стве Хри­сто­ве в од­но вре­мя со св. ап. Пав­лом. Св. ап. Петр был по­гре­бен на Ва­ти­кан­ском хол­ме, а св. ап. Па­вел близ Остий­ской до­ро­ги неда­ле­ко от Ри­ма. По пре­да­нию рим­ской церк­ви гла­вы обо­их апо­сто­лов хра­нят­ся в Ла­те­ран­ском со­бо­ре в Ри­ме; те­ло же св. Пет­ра по­чи­ва­ет в Ва­ти­кан­ском со­бо­ре, а св. Пав­ла в за­го­род­ной церк­ви его по Остий­ской до­ро­ге. – От св. ап. Пет­ра св. Цер­ковь име­ет, как дра­го­цен­ное на­сле­дие, два его со­бор­ные по­сла­ния; из них пер­вое на­пи­са­но око­ло 65 г. в Ва­ви­лоне, а вто­рое неза­дол­го до кон­чи­ны в Ри­ме. В этих по­сла­ни­ях св. ап. Петр убеж­да­ет хри­сти­ан про­во­дить жизнь стро­гую, свя­тую и воз­держ­ную, до­стой­ную их вы­со­ко­го зва­ния, предо­сте­ре­гая от увле­че­ния со­блаз­на­ми язы­че­ства от про­по­ве­ди гря­ду­щих лже­учи­те­лей.

Житие, подвиги и страдание святого славного и всехвального верховного Апостола Павла

(В изложении святителя Димитрия Ростовского)

Свя­той Апо­стол Па­вел, преж­де апо­столь­ства на­зы­ва­е­мый Савл[1], по про­ис­хож­де­нию был ев­рей, от пле­ме­ни Ве­ни­а­ми­но­ва; ро­дил­ся он в Тар­се ки­ли­кий­ском, от ро­ди­те­лей знат­ных, жив­ших преж­де в Ри­ме, по­том пе­ре­се­лив­ших­ся в Тарс ки­ли­кий­ский[2], с по­чет­ным зва­ни­ем рим­ских граж­дан, по­се­му и Па­вел на­зы­вал­ся рим­ским граж­да­ни­ном. Он при­хо­дил­ся срод­ни­ком свя­то­му пер­во­му­че­ни­ку Сте­фа­ну и (ве­ро­ят­но вме­сте с ним) по­слан был ро­ди­те­ля­ми в Иеру­са­лим для изу­че­ния Мо­и­се­е­ва за­ко­на; там он был в чис­ле уче­ни­ков слав­но­го в Иеру­са­ли­ме учи­те­ля Га­ма­ли­и­ла. То­ва­ри­щем по уче­нию и дру­гом его был Вар­на­ва, став­ший по­том Апо­сто­лом Хри­сто­вым. Савл ос­но­ва­тель­но изу­чил за­кон от­цов, сде­лал­ся ве­ли­ким при­вер­жен­цем его и при­со­еди­нил­ся к пар­тии фа­ри­се­ев (стро­гих рев­ни­те­лей все­го оте­че­ствен­но­го и на­руж­но бла­го­че­сти­вых).

В то вре­мя в Иеру­са­ли­ме и в окрест­ных го­ро­дах и стра­нах свя­тые Апо­сто­лы рас­про­стра­ня­ли бла­го­ве­стие Хри­сто­во; при­чем у них ча­сто про­ис­хо­ди­ли дол­гие спо­ры с фа­ри­се­я­ми и сад­ду­ке­я­ми (от­вер­гав­ши­ми пре­да­ние и не ве­рив­ши­ми в бес­смер­тие ду­ши) и со все­ми книж­ни­ка­ми и за­ко­но­учи­те­ля­ми иудей­ски­ми, ко­то­рые по­сто­ян­но нена­ви­де­ли и пре­сле­до­ва­ли про­по­вед­ни­ков Хри­сто­вых. Нена­ви­дел свя­тых Апо­сто­лов и Савл, и да­же слу­шать не хо­тел той про­по­ве­ди о Хри­сте, из­де­вал­ся над Вар­на­вою (уже став­шим апо­сто­лом Хри­сто­вым), и про­из­но­сил ху­лу на Гос­по­да Хри­ста. А ко­гда свя­той пер­во­му­че­ник Сте­фан был по­би­ва­ем кам­ня­ми от иуде­ев, Савл не толь­ко не со­жа­лел о род­ной ему кро­ви, невин­но про­ли­ва­е­мой, но и одоб­рял убий­ство и сто­ро­жил одеж­ды иуде­ев, по­ра­жав­ших Сте­фа­на. По­сле то­го, ис­про­сив се­бе пол­но­мо­чие от ар­хи­ере­ев и ста­рей­шин иудей­ских, он еще с боль­шею яро­стью тер­зал цер­ковь (со­бра­ние вер­ных), вхо­дя в до­ма и схва­ты­вая муж­чин и жен­щин, от­сы­лал их в тем­ни­цы. Не удо­вле­тво­ря­ясь го­не­ни­ем вер­ных в Иеру­са­ли­ме и про­дол­жая ды­шать угро­за­ми и убий­ством на уче­ни­ков Гос­по­да, он от­пра­вил­ся и в Да­маск[3], с пись­ма­ми пер­во­свя­щен­ни­ка к си­на­го­гам, чтобы и там, ко­го най­дет из ве­ру­ю­щих в Хри­ста, и муж­чин и жен­щин, свя­зав при­во­дить в Иеру­са­лим. Это про­ис­хо­ди­ло в цар­ство­ва­ние Ти­ве­рия[4].

Ко­гда Савл при­бли­жал­ся уже к Да­мас­ку, вдруг оси­ял его свет с неба (так вне­зап­но, силь­но и осле­пи­тель­но, что он упал на зем­лю), и в то же мгно­ве­ние услы­шал го­лос, го­во­рив­ший ему:

Савл, Савл! что ты го­нишь ме­ня?

Он же пол­ный изум­ле­ния, спро­сил:

Кто Ты, Гос­по­ди?

Гос­подь же ска­зал:

Я Иисус, Ко­то­ро­го ты го­нишь, труд­но те­бе ид­ти про­тив рож­на[5].

Савл в тре­пе­те и ужа­се спро­сил:

Гос­по­ди, что по­ве­лишь мне де­лать?

И Гос­подь ска­зал:

Встань и иди в го­род; и ска­за­но бу­дет те­бе, что те­бе на­доб­но де­лать (Деян.9:4-6).

В ужа­се бы­ли и во­и­ны, шед­шие с Сав­лом и, по­ра­жен­ные необык­но­вен­ным све­том, сто­я­ли в оце­пе­не­нии: го­лос, го­во­ря­щий к Сав­лу, они слы­ша­ли, а ни­ко­го не ви­де­ли.

По по­ве­ле­нию Гос­по­да, Савл встал с зем­ли и с от­кры­ты­ми гла­за­ми сво­и­ми ни­ко­го не ви­дел: ослеп­ли те­лес­ные его очи, но на­ча­ли про­зре­вать очи ду­хов­ные.

Про­вод­ни­ки и по­мощ­ни­ки Савла по­ве­ли его за ру­ку и при­ве­ли в Да­маск; там он про­был три дня, ни­че­го не ви­дя, и в чув­стве рас­ка­я­ния не ел и не пил, и толь­ко непре­стан­но мо­лил­ся, чтобы Гос­подь от­крыл ему во­лю Свою.

В Да­мас­ке же был свя­той Апо­стол Ана­ния[6], ко­то­ро­му Гос­подь, явясь в ви­де­нии, по­ве­лел отыс­кать Савла, жив­ше­го в до­ме неко­е­го му­жа, по име­ни Иуды, и про­све­тить те­лес­ные его очи при­кос­но­ве­ни­ем, а ду­шев­ные – свя­тым кре­ще­ни­ем.

Апо­стол от­ве­чал:

Гос­по­ди! я слы­шал от мно­гих о сем че­ло­ве­ке, сколь­ко зла сде­лал он свя­тым Тво­им[7] в Иеру­са­ли­ме; и здесь име­ет от пер­во­свя­щен­ни­ков власть вя­зать всех, при­зы­ва­ю­щих имя Твое.

Но Гос­подь ска­зал ему:

Иди, ибо он есть Мой из­бран­ный со­суд, чтобы воз­ве­щать имя Мое пе­ред на­ро­да­ми и ца­ря­ми и сы­на­ми Из­ра­иле­вы­ми. И Я по­ка­жу ему, сколь­ко он дол­жен по­стра­дать за имя Мое[8].

Свя­той Ана­ния, от­пра­вясь по по­ве­ле­нию Гос­под­ню и отыс­кав Савла, воз­ло­жил на него ру­ки: и тот­час как бы че­шуя от­па­ла от глаз его, вдруг он про­зрел и, встав, при­нял кре­ще­ние и ис­пол­нил­ся Ду­ха Свя­то­го, по­свя­ща­ю­ще­го его в апо­столь­ское слу­же­ние, и пе­ре­име­но­ван был из Савла в Пав­ла, и немед­лен­но на­чал про­по­ве­до­вать в си­на­го­гах об Иису­се, что Он есть Сын Бо­жий[9].

И все слы­шав­шие удив­ля­лись (этой пе­ре­мене в мыс­лях го­ни­те­ля Церк­ви Хри­сто­вой) и го­во­ри­ли:

Не тот ли это са­мый, ко­то­рый гнал в Иеру­са­ли­ме при­зы­ва­ю­щих имя сие? да и сю­да за тем при­шел, чтобы вя­зать их и ве­сти к пер­во­свя­щен­ни­кам? (Деян.9:21)

А Савл бо­лее и бо­лее укреп­лял­ся в ве­ре и при­во­дил в за­ме­ша­тель­ство иуде­ев, жи­ву­щих в Да­мас­ке, до­ка­зы­вая им, что Сей есть Хри­стос (т.е. обе­то­ван­ный Мес­сия). Иудеи на­ко­нец вос­пы­ла­ли на него гне­вом, со­гла­си­лись убить его и сто­ро­жи­ли у во­рот го­род­ских день и ночь, чтобы он не убе­жал от них. Уче­ни­ки же Хри­сто­вы, быв­шие в Да­мас­ке с Ана­ни­ем, узнав­ши о со­ве­ща­нии иуде­ев, ре­шив­ших убить Пав­ла, взя­ли его и но­чью в кор­зине спу­сти­ли из ок­на до­ма, при­мы­кав­ше­го к го­род­ской стене. Он же, вы­шед­ши из Да­мас­ка, не тот­час на­пра­вил­ся к Иеру­са­ли­му, но преж­де по­шел в Ара­вию[10], как сам о том пи­шет в по­сла­нии к Га­ла­там:

Я не стал, то­гда же со­ве­то­вать­ся с пло­тью и кро­вью, и не по­шел в Иеру­са­лим к пред­ше­ство­вав­шим мне Апо­сто­лам, а по­шел в Ара­вию, и опять воз­вра­тил­ся в Да­маск. По­том, спу­стя три го­да, хо­дил я в Иеру­са­лим ви­деть­ся с Пет­ром (Гал.1:16-18).

При­шед­ши же в Иеру­са­лим, Па­вел свя­той ста­рал­ся при­со­еди­нить­ся к уче­ни­кам Гос­по­да, но те опа­са­лись се­го, не ве­ря, что и он уже уче­ник Гос­по­день. Свя­той же Апо­стол Вар­на­ва, уви­дев его и убе­див­шись в об­ра­ще­нии его ко Хри­сту, об­ра­до­вал­ся и, взяв его за ру­ку, при­вел к Апо­сто­лам, и Па­вел рас­ска­зал им, как он на пу­ти ви­дел Гос­по­да, и что ска­зал ему Гос­подь, и как он – Па­вел – в Да­мас­ке сме­ло про­по­ве­до­вал во имя Иису­са. И свя­тые Апо­сто­лы ис­пол­ни­лись ра­до­сти и про­сла­ви­ли Гос­по­да Хри­ста. Па­вел же свя­той и в Иеру­са­ли­ме о име­ни Гос­по­да Иису­са со­стя­зал­ся с иуде­я­ми и ел­ли­ни­ста­ми[11] и до­ка­зы­вал им, что Иисус есть пред­ска­зан­ный про­ро­ка­ми Хри­стос.

Од­на­жды, стоя в церк­ви и мо­лясь, Па­вел неожи­дан­но и непро­из­воль­но при­шел в ис­ступ­ле­ние[12] и уви­дел Гос­по­да. Гос­подь ска­зал ему:

По­спе­ши и вый­ди ско­рее из Иеру­са­ли­ма, по­то­му что [здесь] не при­мут тво­е­го сви­де­тель­ства о Мне.

Па­вел же ска­зал:

Гос­по­ди! им из­вест­но, что я ве­ру­ю­щих в Те­бя за­клю­чал в тем­ни­цы и бил в си­на­го­гах, и ко­гда про­ли­ва­лась кровь Сте­фа­на, сви­де­те­ля Тво­е­го, я там сто­ял, одоб­рял уби­е­ние его и сте­рег одеж­ды по­би­вав­ших его.

И ска­зал ему Гос­подь:

Иди; Я по­шлю те­бя да­ле­ко к языч­ни­кам (Деян.22:18-20).

По­сле се­го ви­де­ния, Па­вел свя­той, хо­тя и же­лал еще несколь­ко дней про­быть в Иеру­са­ли­ме, уте­ша­ясь сви­да­ни­ем и бе­се­дою с Апо­сто­ла­ми, но не мог: иудеи, с ко­и­ми он спо­рил о Хри­сте, разъ­яри­лись и хо­те­ли убить его. Узнав о сем, иеру­са­лим­ские хри­сти­ане про­во­ди­ли его в Ке­са­рию[13] и от­ту­да мо­рем от­пра­ви­ли в Тарс (на его ро­ди­ну), где он и про­был несколь­ко вре­ме­ни, про­по­ве­дуя со­оте­че­ствен­ни­кам сло­во Бо­жие.

Сю­да же по­том, по вну­ше­нию Свя­то­го Ду­ха, при­шел Вар­на­ва и взял Пав­ла с со­бою в Ан­тио­хию Си­рий­скую, зная о на­зна­че­нии его быть Апо­сто­лом языч­ни­ков; про­по­ве­дуя здесь це­лый год в си­на­го­гах, они мно­гих об­ра­ти­ли ко Хри­сту и на­зва­ли их хри­сти­а­на­ми[14]. По про­ше­ствии же го­да, оба свя­тые Апо­сто­лы, Вар­на­ва и Па­вел, воз­вра­ти­лись в Иеру­са­лим и рас­ска­за­ли свя­тым Апо­сто­лам то, что про­из­ве­ла бла­го­дать Бо­жия в Ан­тио­хии, и весь­ма об­ра­до­ва­ли Хри­сто­ву цер­ковь в Иеру­са­ли­ме[15]. При этом они при­нес­ли обиль­ную ми­ло­сты­ню от доб­ро­хот­ных жерт­во­ва­те­лей в Ан­тио­хию, в поль­зу жив­ших в Иудее бра­тий ни­щих и убо­гих[16], так как в то вре­мя, в цар­ство­ва­ние Клав­дия[17], был ве­ли­кий го­лод, пред­ска­зан­ный, по осо­бен­но­му от­кро­ве­нию Свя­то­го Ду­ха, свя­тым Ага­вом, од­ним из 70 Апо­сто­лов[18].

Вы­шед­ши из Иеру­са­ли­ма, Вар­на­ва и Па­вел опять при­шли в Ан­тио­хию. Ко­гда они про­бы­ли здесь несколь­ко вре­ме­ни в по­сте и мо­лит­вах, в слу­же­нии Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии и в про­по­ве­да­нии Сло­ва Бо­жия, бла­го­угод­но бы­ло Свя­то­му Ду­ху по­слать их к языч­ни­кам на про­по­ведь[19]. Дух Свя­той ска­зал к ста­рей­ши­нам в Ан­тио­хий­ском со­бра­нии:

От­де­ли­те Мне Вар­на­ву и Савла на де­ло, к ко­то­ро­му Я при­звал их (Деян.13:2).

То­гда пре­сви­тер, со­вер­шив пост и мо­лит­ву и воз­ло­жив на них ру­ки, от­пу­стил их[20].

По вну­ше­нию Свя­то­го Ду­ха, Вар­на­ва и Па­вел при­шли в Селев­кию[21] и от­ту­да от­плы­ли в ост­ров Кипр (на ро­ди­ну Апо­сто­ла Вар­на­вы). Здесь, быв­ши в Са­ла­мине[22], про­по­ве­до­ва­ли Сло­во Бо­жие в си­на­го­гах иудей­ских и про­шли весь ост­ров да­же до Па­фа[23], где на­шли они неко­е­го Ели­ма (волх­ва) лже­про­ро­ка иуде­я­ни­на, име­нем Ва­ри­и­су­са, ко­то­рый на­хо­дил­ся при та­мош­нем про­кон­су­ле Сер­гие Пав­ле, му­же ра­зум­ном и, как вид­но, имел вли­я­ние на него. Про­кон­сул, при­звав Вар­на­ву и Савла, по­же­лал услы­шать от них Сло­во Бо­жие и вни­мал их про­по­ве­ди. А Ели­ма волхв, про­тив­ля­ясь им, ста­рал­ся от­вра­тить про­кон­су­ла от ве­ры. Свя­той же Па­вел, ис­пол­нив­шись Ду­ха Свя­то­го и устре­мив взор на волх­ва, ска­зал:

О, ис­пол­нен­ный вся­ко­го ко­вар­ства и вся­ко­го зло­дей­ства, сын диа­во­ла, враг вся­кой прав­ды! пе­ре­ста­нешь ли ты со­вра­щать с пря­мых пу­тей Гос­под­них? И ныне вот, ру­ка Гос­под­ня на те­бя: ты бу­дешь слеп и не уви­дишь солн­ца до вре­ме­ни. И вдруг на­пал на него мрак и тьма, и он, об­ра­ща­ясь ту­да и сю­да, ис­кал во­жа­то­го (Деян.13:10-11).

И вдруг на­пал на волх­ва мрак и тьма, и он, об­ра­ща­ясь ту­да и сю­да, ис­кал во­жа­то­го.

То­гда про­кон­сул, уви­дев про­ис­шед­шее, вполне уве­ро­вал, ди­вясь уче­нию Гос­под­ню. Уве­ро­ва­ло с ним и мно­го на­ро­да, и уве­ли­чи­ва­лось со­бра­ние вер­ных.

От­плыв из Па­фа, Па­вел и быв­шие при нем при­бы­ли в Пер­гию, что в Пам­фи­лии, из Пер­гии в Ан­тио­хию Пи­си­дий­скую[24]. Здесь они про­по­ве­до­ва­ли о Хри­сте, и ко­гда уже мно­гих при­ве­ли к ве­ре, то за­вист­ли­вые иудеи под­стрек­ну­ли на­чаль­ных в го­ро­де лю­дей, при­вер­жен­ных к язы­че­ству и, с по­мо­щью их, из­гна­ли Апо­сто­лов свя­тых из го­ро­да и окрест­но­стей его.

Апо­сто­лы, отряс­ши здесь прах от ног сво­их, по­шли в Ико­нию[25] и пре­бы­вая там до­воль­но вре­ме­ни, сме­ло про­по­ве­до­ва­ли и при­ве­ли к ве­ре ве­ли­кое мно­же­ство иуде­ев и языч­ни­ков, не толь­ко про­по­ве­дью, но и зна­ме­ни­я­ми и чу­де­са­ми, ко­то­рые со­вер­ша­лись ру­ка­ми их; там они об­ра­ти­ли и свя­тую де­ву Фек­лу[26] и уне­ве­сти­ли ее Хри­сту. А неве­ру­ю­щие иудеи воз­буж­да­ли языч­ни­ков и на­чаль­ни­ков их вос­про­ти­вить­ся Апо­сто­лам и по­бить их ка­ме­ни­ем. Узнав о сем, Апо­сто­лы уда­ли­лись в Ли­ка­он­ские го­ро­да – Ли­ст­ру и Дер­вию – и в окрест­но­сти их[27].

Бла­го­вест­вуя в Ли­ст­ре, они ис­це­ли­ли неко­е­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый был хром от чре­ва ма­те­ри сво­ей и ни­ко­гда не хо­дил; име­нем Хри­сто­вым они воз­двиг­ли его на но­ги, и он тот­час встал и стал хо­дить. На­род, уви­дев это чу­до, воз­вы­сил свой го­лос, го­во­ря по ли­ка­он­ски:

Бо­ги в об­ра­зе че­ло­ве­че­ском со­шли к нам (Деян.14:11).

И на­зы­ва­ли Вар­на­ву Зев­сом, а Пав­ла Ер­ми­ем[28], и при­ве­дя во­лов и при­не­ся вен­ки, хо­те­ли при­не­сти Апо­сто­лам жерт­вы. Но Вар­на­ва и Па­вел (услы­шав о сем) разо­дра­ли свои одеж­ды и, по­дой­дя к на­ро­ду, гром­ка го­во­ри­ли:

Му­жи! что вы это де­ла­е­те? И мы – по­доб­ные вам че­ло­ве­ки (Деян.14:15).

И пред­ло­жи­ли к ним сло­во о Еди­ном Бо­ге, Ко­то­рый со­тво­рил небо, и зем­лю, и мо­ре, и всё, что в них, и по­сы­ла­ет с неба до­жди и вре­ме­на пло­до­нос­ные, и ис­пол­ня­ет пи­щею и ве­се­ли­ем серд­ца лю­дей. И го­во­ря сие, они ед­ва убе­ди­ли на­род не при­но­сить им жерт­вы. В то вре­мя, как они пре­бы­ва­ли в Ли­ст­ре и учи­ли, при­шли неко­то­рые иудеи из Ан­тио­хии и Ико­нии и убеж­да­ли на­род от­стать от Апо­сто­лов, дерз­ко го­во­ря, что они не го­во­рят ни­че­го ис­тин­но­го, а всё лгут, и еще на худ­шее воз­бу­ди­ли лег­ко­вер­ных, ибо Пав­ла свя­то­го, как глав­но­го про­по­вед­ни­ка, по­би­ли кам­ня­ми и вы­та­щи­ли за го­род, счи­тая его уже умер­шим.

Он же (при по­мо­щи ве­ру­ю­щих), под­няв­шись, во­шел опять в го­род, а на дру­гой день уда­лил­ся с Вар­на­вою и Дер­вию. Про­по­ве­дав Еван­ге­лие в сем го­ро­де и при­об­рет­ши до­воль­но уче­ни­ков, они об­рат­но про­хо­ди­ли Ли­ст­ру, Ико­нию и Ан­тио­хию, утвер­ждая ду­ши уче­ни­ков и умо­ляя их пре­бы­вать в ве­ре. Ру­ко­по­ло­жив им пре­сви­те­ров к каж­дой церк­ви, они по­мо­ли­лись, со­блю­дая пост, и пре­да­ли их Гос­по­ду, в Ко­е­го уве­ро­ва­ли.

По­том, про­шед­ши чрез Пи­си­дию, при­шли в Пам­фи­лию[29], и про­по­ве­дав сло­во Гос­подне в Пер­гии, со­шли в Ат­та­лию[30], а из нее от­плы­ли в Ан­тио­хию Сир­скую, от­ку­да пер­во­на­чаль­но бы­ли по­сла­ны Ду­хом Свя­тым про­по­ве­до­вать языч­ни­кам сло­во Гос­подне. И при­быв в Ан­тио­хию, со­бра­ли вер­ных, и рас­ска­за­ли всем, что со­тво­рил Бог с ни­ми, и сколь­ко на­ро­да язы­че­ско­го при­ве­де­но ко Хри­сту.

Спу­стя неко­то­рое вре­мя, меж­ду ве­ро­вав­ши­ми иуде­я­ми и ел­ли­ни­ста­ми в Ан­тио­хии воз­ник спор от­но­си­тель­но об­ре­за­ния: од­ни го­во­ри­ли, что невоз­мож­но спа­стись без об­ре­за­ния, дру­гие счи­та­ли об­ре­за­ние тя­же­лым для се­бя де­лом. По­се­му ока­за­лось нуж­ным Апо­сто­лу Пав­лу с Вар­на­вою ид­ти в Иеру­са­лим к ста­рей­шим Апо­сто­лам и пре­сви­те­рам – спро­сить у них мне­ния ка­са­тель­но об­ре­за­ния и при этом из­ве­стить их, что Бог от­верз дверь ве­ры языч­ни­кам; сею по­след­нею ве­стью они весь­ма об­ра­до­ва­ли всю бра­тию Иеру­са­лим­скую.

В Иеру­са­ли­ме, на со­бор­ном со­ве­ща­нии, свя­тые Апо­сто­лы и пре­сви­те­ры со­вер­шен­но устра­ни­ли вет­хо­за­вет­ное об­ре­за­ние, как ненуж­ное при но­вой бла­го­да­ти, и за­по­ве­да­ли толь­ко – воз­дер­жи­вать­ся от идо­ло­жерт­вен­ной пи­щи, от блуд­ных дел и чтобы ни­чем не оби­жа­ли ближ­не­го, и с этим ре­ше­ни­ем от­пу­сти­ли из Иеру­са­ли­ма в Ан­тио­хию Пав­ла и Вар­на­ву, а с ни­ми Иу­ду и Си­лу.

При­шед­ши в Ан­тио­хию, Апо­сто­лы про­бы­ли там до­воль­но вре­ме­ни и опять от­пра­ви­лись к языч­ни­кам, раз­лу­чась друг от дру­га: Иуда воз­вра­тил­ся в Иеру­са­лим; Вар­на­ва, взяв с со­бой Мар­ка, срод­ни­ка сво­е­го, на­пра­вил­ся в Кипр; а Па­вел, из­брав Си­лу, по­шел в Си­рию и Ки­ли­кию, и про­хо­дя та­мош­ние го­ро­да, утвер­ждал вер­ных. При­шед­ши в Дер­вию и Ли­ст­ру, он об­ре­зал в Ли­ст­ре Ти­мо­фея, уче­ни­ка сво­е­го, чтобы толь­ко уто­лить ро­пот иудей­ству­ю­щих хри­сти­ан[31] и взял его с со­бою. От­ту­да от­пра­вил­ся во Фри­гию и Га­ла­тий­скую стра­ну, по­том при­шел в Ми­сию и ду­мал бы­ло ид­ти в Вифи­нию[32], но это не угод­но бы­ло Ду­ху Свя­то­му[33]. Ибо ко­гда Па­вел на­хо­дил­ся с сво­и­ми спут­ни­ка­ми в Тро­аде[34], бы­ло ему но­чью сле­ду­ю­щее ви­де­ние: ка­кой-то муж, по ви­ду ма­ке­до­ня­нин, стал пред ним и умо­лял его, го­во­ря:

При­ди в Ма­ке­до­нию и по­мо­ги нам (Деян.16:9).

Из это­го ви­де­ния Па­вел по­нял, что Гос­подь зо­вет его на про­по­ведь в Ма­ке­до­нию. И от­плыв из Тро­ады, при­был на ост­ров Са­мо­фра­ки, на дру­гой день в Неа­поль[35], от­ту­да в Филип­пы, бли­жай­ший го­род Ма­ке­до­нии, быв­ший ко­ло­ни­ей рим­лян. В Филип­пах он преж­де все­го на­учил Хри­сто­вой ве­ре и кре­стил жен­щи­ну Ли­дию, тор­го­вав­шую баг­ря­ни­цею (тка­ня­ми и одеж­да­ми баг­ря­но­го или крас­но­го цве­та); она упро­си­ла его по­се­лить­ся с уче­ни­ка­ми сво­и­ми в ее до­ме.

Од­на­жды, ко­гда Па­вел шел с уче­ни­ка­ми в со­бра­ние на мо­лит­ву, встре­ти­ла его ка­кая-то слу­жан­ка, одер­жи­мая нечи­стым ду­хом про­ри­ца­тель­ным, ко­то­рая про­ри­ца­ни­я­ми до­став­ля­ла боль­шой до­ход гос­по­дам сво­им. Идя за Пав­лом и его спут­ни­ка­ми, она кри­ча­ла, го­во­ря:

Сии че­ло­ве­ки – ра­бы Бо­га Все­выш­не­го, ко­то­рые воз­ве­ща­ют нам путь спа­се­ния (Деян.16:17).

Это она по­вто­ря­ла мно­го дней.

Па­вел, воз­не­го­до­вав[36], об­ра­тил­ся к ней и, за­пре­тив ду­ху име­нем Иису­са Хри­ста, из­гнал его из нее.

То­гда гос­по­да ее, ви­дя, что по­те­ря­на на­деж­да до­хо­да их, схва­ти­ли Пав­ла и Си­лу и по­ве­ли их к на­чаль­ни­кам го­ро­да, го­во­ря:

Сии лю­ди, бу­дучи Иуде­я­ми, воз­му­ща­ют наш го­род и про­по­ве­ду­ют обы­чаи, ко­то­рых нам, Рим­ля­нам, не сле­ду­ет ни при­ни­мать, ни ис­пол­нять (Деян.16:20-21).

Во­е­во­ды, со­рвав с Апо­сто­лов одеж­ды, ве­ле­ли бить их пал­ка­ми и дав им мно­го уда­ров, вверг­ли их в тем­ни­цу. Здесь, око­ло по­лу­но­чи, ко­гда Па­вел и Си­ла мо­ли­лись, по­тряс­лась тем­ни­ца, от­во­ри­лись все ее две­ри, и узы осла­бе­ли. Уви­дев это, сто­рож тем­ни­цы уве­ро­вал во Хри­ста, при­вел Апо­сто­лов в дом свой, там омыл ра­ны их, немед­лен­но кре­стил­ся сам со всем до­мом сво­им и пред­ло­жил им тра­пе­зу. И Апо­сто­лы опять воз­вра­ти­лись в тем­ни­цу.

На дру­гой день на­чаль­ни­ки го­ро­да оду­ма­лись, что они же­сто­ко на­ка­за­ли невин­ных лю­дей, и по­сла­ли слу­жи­те­лей в тем­ни­цу с при­ка­за­ни­ем от­пу­стить Апо­сто­лов на сво­бо­ду, – пусть идут, ку­да хо­тят.

Но Па­вел ска­зал к ним:

Нас, Рим­ских граж­дан, без су­да все­на­род­но би­ли и бро­си­ли в тем­ни­цу, а те­перь тай­но вы­пус­ка­ют? нет, пусть при­дут и са­ми вы­ве­дут нас (Деян.16:37).

И по­слан­ные, воз­вра­тясь, пе­ре­ска­за­ли сло­ва Пав­ла во­е­во­дам, во­е­во­ды ис­пу­га­лись, что уз­ни­ки, ко­их они из­би­ли, ока­за­лись рим­ски­ми граж­да­на­ми; и при­шед­ши к ним, упро­си­ли их вый­ти из тем­ни­цы и из го­ро­да. Они же, вы­шед­ши из тем­ни­цы, при­шли сна­ча­ла в дом Ли­дии, у ко­то­рой преж­де жи­ли, и об­ра­до­ва­ли со­брав­ших­ся там вер­ных. Про­стив­шись с ни­ми, от­пра­ви­лись в Ам­фи­поль и Апол­ло­нию и от­ту­да в Со­лунь[37].

В Со­лу­ни, ко­гда они уже мно­гих при­об­ре­ли бла­го­ве­сти­ем, за­вист­ли­вые иудеи, со­брав несколь­ко негод­ных лю­дей, устре­ми­лись к до­му Иа­со­на, где пре­бы­ва­ли Апо­сто­лы Хри­сто­вы. И не най­дя там Апо­сто­лов, схва­ти­ли Иа­со­на и неко­то­рых бра­тьев и по­влек­ли их к на­чаль­ни­кам го­ро­да, кле­ве­ща на них, как на про­тив­ни­ков Ке­са­ря, ко­то­рые при­зна­ют ца­рем дру­го­го – имен­но Иису­са. И ед­ва осво­бо­дил­ся Иа­сон от этой на­па­сти.

А свя­тые Апо­сто­лы, успев скрыть­ся от сих враж­деб­ных лю­дей, но­чью вы­шли из Со­лу­ни и при­шли в Бе­рию[38]; но и там злоб­ная за­висть иудей­ская не да­ла по­коя свя­то­му Пав­лу; ко­гда со­лун­ские иудеи узна­ли, что и в Бе­рии про­по­ве­да­но Пав­лом Сло­во Бо­жие, то при­шли и ту­да, воз­буж­дая и воз­му­щая на­род и под­стре­кая его про­тив Пав­ла. Вы­нуж­ден был Апо­стол свя­той и от­ту­да уй­ти, не из лич­ной бо­яз­ни смер­ти, но по на­сто­я­нию бра­тии, да со­хра­нит жизнь свою, ра­ди спа­се­ния мно­гих, и бра­тия от­пу­сти­ли его к мо­рю. Спут­ни­ков же сво­их Си­лу и Ти­мо­фея – Апо­стол оста­вил в Бе­рии, чтобы утвер­ди­ли в ве­ре но­во­об­ра­щен­ных, так как он знал, что иудеи толь­ко его од­но­го го­ло­вы ищут. Сам же он сел в ко­рабль и от­плыл в Афи­ны[39]. В Афи­нах Па­вел воз­му­тил­ся ду­хом при ви­де идо­лов, на­пол­няв­ших сей го­род, и скор­бел о по­ги­бе­ли столь­ких душ. Он стал тол­ко­вать в си­на­го­гах с иуде­я­ми и еже­днев­но на пло­ща­дях с гре­ка­ми и фило­со­фа­ми их. Слу­ша­те­ли при­ве­ли его в Аре­о­паг (так на­зы­ва­лось ме­сто, где при идоль­ском хра­ме про­из­во­дил­ся об­ще­ствен­ный суд). При­ве­ли же его ту­да от­ча­сти для то­го, чтобы вы­слу­шать от него в быв­шем со­бра­нии что-то но­вое, а от­ча­сти и для то­го (как ду­ма­ет Зла­то­уст свя­той), чтобы пре­дать его су­ду, му­кам и смер­ти, ес­ли услы­шать от него что-ни­будь до­стой­ное каз­ни.

Па­вел же свя­той, еще преж­де уви­дев в го­ро­де ка­кой-то жерт­вен­ник, на ко­то­ром бы­ло на­пи­са­но: "неве­до­мо­му бо­гу", на­чал свою речь по это­му по­во­ду и стал про­по­ве­до­вать им Ис­тин­но­го Бо­га, до­се­ле неве­до­мо­го им, го­во­ря:

Се­го-то, Ко­то­ро­го вы, не зная, чти­те, я про­по­ве­дую вам (Деян.17:23).

И на­чал ска­зы­вать им о Бо­ге – Со­зда­те­ле все­го ми­ра, и о по­ка­я­нии, и о су­де, и о вос­кре­се­нии мерт­вых.

Услы­шав о вос­кре­се­нии мерт­вых, од­ни из слу­ша­те­лей на­сме­ха­лись, а дру­гие еще бо­лее о сем хо­те­ли услы­шать. И вы­шел Па­вел из со­бра­ния их не осуж­ден­ный, как неви­нов­ный ни в чем: а Сло­во Бо­жие, про­по­ве­дан­ное им, бы­ло не без поль­зы для при­об­ре­те­ния душ: ибо неко­то­рые му­жи, при­став к нему, уве­ро­ва­ли во Хри­ста; меж­ду ни­ми был Ди­о­ни­сий Аре­о­па­гит[40] и некая знат­ная жен­щи­на, по име­ни Да­марь, и дру­гие мно­гие, кре­сти­лись.

Оста­вив Афи­ны, Па­вел при­шел в Ко­ринф[41] и жил там у неко­е­го иуде­я­ни­на, по име­ни Аки­лы; сю­да при­шли к нему и Си­ла с Ти­мо­фе­ем из Ма­ке­до­нии и вме­сте про­по­ве­до­ва­ли о Хри­сте. Был же Аки­ла с сво­ею же­ною При­с­кил­лою ре­меслом ша­тер­ник; Пав­лу бы­ло зна­ко­мо это ре­мес­ло, и он ра­бо­тал вме­сте с ни­ми, и тру­дом сво­им при­об­ре­тал пи­щу се­бе и спут­ни­кам, как сам от этом го­во­рит в по­сла­нии к Со­лу­ня­нам:

Ни у ко­го не ели хле­ба да­ром, но за­ни­ма­лись тру­дом и ра­бо­тою ночь и день, чтобы не обре­ме­нить ко­го из вас (2Фес.3:8).

И опять:

Нуж­дам мо­им и [нуж­дам] быв­ших при мне по­слу­жи­ли ру­ки мои сии (Деян.20:34).

А во вся­кую суб­бо­ту убеж­дал в си­на­го­гах иуде­ев, до­ка­зы­вая, что Иисус есть Хри­стос. Но так как они упор­но про­ти­ви­лись и зло­сло­ви­ли, то он, отряс­ши одеж­ды свои, ска­зал им:

Кровь ва­ша на гла­вах ва­ших; я чист; от­ныне иду к языч­ни­кам (Деян.18:6).

И ко­гда он ре­шил уй­ти из Ко­рин­фа, явил­ся ему Гос­подь в ви­де­нии, но­чью, и ска­зал:

Не бой­ся, но го­во­ри и не умол­кай, ибо Я с то­бою, и ни­кто не сде­ла­ет те­бе зла, по­то­му что у Ме­ня мно­го лю­дей в этом го­ро­де (Деян.18:9-10).

И оста­вал­ся Па­вел в Ко­рин­фе год и шесть ме­ся­цев, по­учая Сло­ву Бо­жию иуде­ев и гре­ков, и мно­гие уве­ро­ва­ли и кре­сти­лись, и сам на­чаль­ник си­на­го­ги, Кри­сп, уве­ро­вал в Гос­по­да со всем до­мом сво­им и кре­стил­ся. А неко­то­рые, из не уве­ро­вав­ших иуде­ев на­па­ли це­лой тол­пою на Пав­ла и при­ве­ли его пред су­ди­ли­ще к про­кон­су­лу Гал­ли­о­ну (ко­то­рый был бра­том фило­со­фа Се­не­ки[42]), но он от­ка­зал­ся су­дить Пав­ла, го­во­ря:

– Ес­ли бы от него бы­ла ка­кая-ни­будь оби­да, или злой умы­сел, то я имел бы ос­но­ва­ние вы­слу­шать вас и су­дил бы его; а в спо­ре ва­шем об уче­нии и о за­коне ва­шем, не хо­чу быть су­дьей.

И про­гнал их от су­ди­ли­ща. По­сле се­го Па­вел свя­той, про­быв там еще до­воль­но дней, про­стил­ся с бра­ти­я­ми и от­плыл в Си­рию с быв­ши­ми при нем. За ним по­сле­до­ва­ли и Аки­ла с При­с­кил­лою, и на пу­ти все оста­но­ви­лись в Ефе­се[43]. Там, про­по­ве­дуя сло­во Гос­подне, мно­го чу­дес со­тво­рил свя­той Апо­стол Па­вел, и не толь­ко ру­ки его яв­ля­лись чу­до­твор­ны­ми, ис­це­ляя од­ним при­кос­но­ве­ни­ем вся­кий недуг, но и плат­ки его и го­лов­ные по­вяз­ки, на­пи­тан­ные по­том те­ла его, име­ли ту же чу­до­твор­ную си­лу: ибо, бу­дучи по­ла­га­е­мы на боль­ных, тот­час ис­це­ля­ли их и из­го­ня­ли нечи­стых ду­хов от лю­дей. Ви­дя это, неко­то­рые из ски­та­ю­щих­ся иудей­ских за­кли­на­те­лей дер­за­ли при­зы­вать имя Гос­по­да Иису­са над име­ю­щи­ми злых ду­хов, го­во­ря:

– За­кли­на­ем вас Иису­сом, ко­то­ро­го Па­вел про­по­ве­ду­ет.

Но злой дух от­ве­чал им:

– Иису­са знаю, и Па­вел мне из­ве­стен, а вы кто?

И бро­сал­ся на них че­ло­век, в ко­то­ром был злой дух, и одолев их, по­лу­чал над ни­ми та­кую си­лу, что бил их и ра­нил, так что они ед­ва на­гие мог­ли убе­жать от ру­ки бес­но­ва­то­го. Сие сде­ла­лось из­вест­ным всем ефес­ским иуде­ям и ел­ли­нам, и страх на­пал на всех их, и сла­ви­мо бы­ло имя Гос­по­да Иису­са, и уве­ро­ва­ли в Него мно­гие. И да­же из тех, ко­то­рые за­ни­ма­лись ча­ро­дей­ством, очень мно­гие, по при­ня­тии свя­той ве­ры, со­бра­ли свои вол­шеб­ные кни­ги, и со­счи­тав­ши це­ны их, на­шли, что они сто­и­ли 50 ты­сяч драхм[44], и все­на­род­но со­жгли все кни­ги. Так силь­но воз­рас­та­ло и воз­мо­га­ло сло­во Гос­подне.

Па­вел же го­то­вил­ся ид­ти в Иеру­са­лим и го­во­рил:

По­бы­вав там, я дол­жен ви­деть и Рим (Деян.19:21).

Но в это вре­мя про­изо­шел не ма­лый мя­теж в Ефе­се от се­реб­ря­ни­ков, де­лав­ших мо­де­ли хра­ма Ар­те­ми­ды. По укро­ще­нии мя­те­жа, Па­вел свя­той, про­быв в Ефе­се 3 го­да, от­пра­вил­ся в Ма­ке­до­нию, от­ту­да при­шел в Тро­аду, где про­был семь дней. В пер­вый же день неде­ли, ко­гда вер­ные со­бра­лись для пре­лом­ле­ния хле­ба, Па­вел по­вел к ним дол­гую бе­се­ду, так как на­ме­ре­вал­ся уй­ти от них в сле­ду­ю­щий день, и про­дол­жал ее до по­лу­но­чи в гор­ни­це, осве­щен­ной мно­же­ством све­тиль­ни­ков. Сре­ди слу­ша­те­лей один юно­ша, име­нем Ев­тих, си­дя на окне, по­гру­зил­ся в глу­бо­кий сон и, по­шат­нув­шись сон­ный, упал вниз, с тре­тье­го жи­лья (эта­жа), и его под­ня­ли без чувств. Свя­той Па­вел, со­шед­ши, пал на него и об­няв его, ска­зал:

Не тре­вожь­тесь, ибо ду­ша его в нем (Деян.20:10).

И сно­ва Па­вел взо­шел в гор­ни­цу; при­ве­ли юно­шу жи­во­го и нема­ло уте­ши­лись. Па­вел бе­се­до­вал еще до­воль­но, да­же до рас­све­та, и про­стив­шись с ве­ру­ю­щи­ми, ушел от­ту­да.

При­шед­ши в Ми­лит[45], Па­вел по­слал в Ефес – при­звать к нему пре­сви­те­ров цер­ков­ных, ибо сам не хо­тел зай­ти ту­да, чтобы не за­мед­лить ему в пу­ти, так как он спе­шил, чтобы в день Пя­ти­де­сят­ни­цы быть в Иеру­са­ли­ме.

И ко­гда пре­сви­те­ры ефес­ские со­бра­лись к Апо­сто­лу, он про­из­нес к ним по­учи­тель­ное сло­во и меж­ду про­чим ска­зал:

Итак вни­май­те се­бе и все­му ста­ду, в ко­то­ром Дух Свя­тый по­ста­вил вас блю­сти­те­ля­ми, па­сти Цер­ковь Гос­по­да и Бо­га, ко­то­рую Он при­об­рел Се­бе Кро­вию Сво­ею (Деян.20:28).

И пред­ска­зал им, что по от­ше­ствии его вой­дут к ним лю­тые вол­ки, не ща­дя­щие ста­да. Ска­зал им о пред­сто­я­щем пу­те­ше­ствии:

И вот, ныне я, по вле­че­нию Ду­ха, иду в Иеру­са­лим, не зная, что там встре­тит­ся со мною; толь­ко Дух Свя­тый по всем го­ро­дам сви­де­тель­ству­ет, го­во­ря, что узы и скор­би ждут ме­ня. Но я ни на что не взи­раю и не до­ро­жу сво­ею жиз­нью, толь­ко бы с ра­до­стью со­вер­шить по­при­ще мое и слу­же­ние, ко­то­рое я при­нял от Гос­по­да Иису­са(Деян.20:22-24).

По­том он про­из­нес:

И ныне, вот, я знаю, что уже не уви­ди­те ли­ца мо­е­го все вы (Деян.20:25).

То­гда нема­лый плач был у них. Па­дая на выю Пав­ла, они це­ло­ва­ли его, осо­бен­но скор­бя от ска­зан­но­го им сло­ва, что они уже не уви­дят ли­ца его. И про­во­жа­ли его до ко­раб­ля. Он же, дав всем по­след­нее це­ло­ва­ние, пу­стил­ся в путь. И прой­дя мно­гие го­ро­да и стра­ны, как у бе­ре­гов мо­ря, так и на ост­ро­вах, и вез­де по­се­тив и утвер­див вер­ных, при­стал в Пто­ле­ма­и­де[46]; от­ту­да при­шел в Ке­са­рию Стра­то­но­ву[47], и по­се­лил­ся в до­ме свя­то­го Апо­сто­ла Филип­па, од­но­го из се­ми диа­ко­нов[48].

Сю­да к свя­то­му Пав­лу при­шел од­на­жды про­рок, име­нем Агав, и взяв по­яс Пав­ла, свя­зал свои ру­ки и но­ги, и ска­зал:

Так го­во­рит Дух Свя­тый: му­жа, чей этот по­яс, так свя­жут в Иеру­са­ли­ме Иудеи и пре­да­дут в ру­ки языч­ни­ков (Деян.21:11).

Ко­гда бра­тия услы­ша­ли это, то ста­ли со сле­за­ми про­сить Пав­ла, чтобы он не хо­дил в Иеру­са­лим; но Па­вел в от­вет ска­зал им:

Что вы де­ла­е­те? что пла­че­те и со­кру­ша­е­те серд­це мое? я не толь­ко хо­чу быть уз­ни­ком, но го­тов уме­реть в Иеру­са­ли­ме за имя Гос­по­да Иису­са (Деян.21:13).

И за­мол­ча­ли бра­тия, ска­зав­ши:

– Да бу­дет во­ля Гос­под­ня!

По­сле се­го свя­той Апо­стол Па­вел по­шел в Иеру­са­лим с уче­ни­ка­ми сво­и­ми (в чис­ле ко­их был и Тро­фим ефе­ся­нин, из языч­ни­ков об­ра­тив­ший­ся ко Хри­сту) и ра­душ­но был при­нят свя­тым Иа­ко­вом Апо­сто­лом, бра­том Гос­под­ним, и всем со­бра­ни­ем вер­ных[49].

В это вре­мя при­шли из Асии[50] в Иеру­са­лим на празд­ник Пя­ти­де­сят­ни­цы иудеи, ко­то­рые по­сто­ян­но бы­ли вра­га­ми Пав­ла и вез­де воз­буж­да­ли про­тив него мя­теж. Уви­дев­ши Пав­ла в го­ро­де и с ним Тро­фи­ма ефе­ся­ни­на, они по­жа­ло­ва­лись на Пав­ла пер­во­свя­щен­ни­кам иудей­ским и книж­ни­кам и стар­цам, что он разо­ря­ет за­кон Мо­и­се­ев, не ве­лит об­ре­зы­вать­ся, вез­де про­по­ве­ду­ет рас­пя­то­го Иису­са, и друг дру­га под­стре­ка­ли про­тив Пав­ла, чтобы схва­тить его. А ко­гда они уви­де­ли свя­то­го Пав­ла, в празд­ник, в хра­ме Со­ло­мо­но­вом, то вдруг при­ду­ма­ли кле­ве­ту на него, воз­му­ти­ли весь на­род и бро­си­лись воз­ло­жить на него ру­ки, кри­ча:

– Му­жи Из­ра­иль­ские, по­мо­ги­те! Это тот че­ло­век, ко­то­рый по­всю­ду учит про­тив на­ро­да, за­ко­на и ме­ста се­го (хра­ма), на­ко­нец и языч­ни­ков ввел во храм и осквер­нил свя­тое ме­сто сие (они ду­ма­ли, что Па­вел и Тро­фи­ма ввел во храм).

При этих кри­ках весь го­род при­шел в дви­же­ние, и сде­ла­лось сте­че­ние на­ро­да; мя­теж­ни­ки, схва­тив Пав­ла, по­влек­ли его вон из хра­ма, и по­спеш­но за­тво­ри­ли две­ри: они хо­те­ли убить Пав­ла, но не в хра­ме, чтобы не осквер­нить свя­то­го ме­ста. В это вре­мя до ты­ся­че­на­чаль­ни­ка пол­ка до­шла весть, что весь Иеру­са­лим воз­му­тил­ся. Он, немед­лен­но со­брав во­и­нов и сот­ни­ков, по­спе­шил ко хра­му; мя­теж­ни­ки, уви­дев ты­ся­че­на­чаль­ни­ка и во­и­нов, пе­ре­ста­ли бить Пав­ла. То­гда ты­ся­че­на­чаль­ник взял его и ве­лел ско­вать дву­мя же­лез­ны­ми це­пя­ми; по­том стал до­пра­ши­вать, кто он, и что сде­лал?

На­род же кри­чал к ты­ся­че­на­чаль­ни­ку, чтобы он пре­дал смер­ти Пав­ла. Но вслед­ствие шу­ма и раз­но­род­но­го го­во­ра в на­ро­де, на­чаль­ник ни­сколь­ко не мог до­знать­ся, в чем имен­но ви­но­ват Па­вел, и по­ве­лел от­ве­сти его в кре­пость. Мно­же­ство же на­ро­да по­сле­до­ва­ло за на­чаль­ни­ком и во­и­на­ми, кри­ча, да бу­дет убит Па­вел. Ко­гда до­шли до выс­ше­го крыль­ца, ве­ду­ще­го в кре­пость, Па­вел про­сил ты­ся­че­на­чаль­ни­ка, чтобы он поз­во­лил ему ска­зать несколь­ко слов к на­ро­ду; тот поз­во­лил. И Па­вел, оста­но­вясь на сту­пе­нях, об­ра­тил­ся к на­ро­ду и гром­ко за­го­во­рил по-ев­рей­ски, го­во­ря:

Му­жи бра­тия и от­цы! вы­слу­шай­те те­перь мое оправ­да­ние пе­ред ва­ми (Деян.22:1).

И на­чал рас­ска­зы­вать им о сво­ей преж­ней рев­но­сти по за­ко­ну Мо­и­сея, и как на пу­ти в Да­маск он был оси­ян небес­ным све­том, и как ви­дел Гос­по­да, по­сы­лав­ше­го его к языч­ни­кам.

Но на­род, не же­лая бо­лее его слу­шать, стал кри­чать, об­ра­ща­ясь к ты­ся­че­на­чаль­ни­ку:

– Ис­тре­би от зем­ли та­ко­го! Ибо ему не долж­но жить!

Кри­ча та­ким об­ра­зом, они ме­та­ли одеж­ды и бро­са­ли пыль на воз­дух, увле­ка­ясь яро­стью, и на­ста­и­ва­ли убить Пав­ла.

Ты­ся­че­на­чаль­ник при­ка­зал вве­сти его в кре­пость и рас­по­ря­дил­ся бы­ло би­че­вать его, чтобы вы­пы­тать от него: за ка­кую ви­ну так озло­бил­ся на него на­род? Но ко­гда при­вя­за­ли Пав­ла к стол­бу рем­ня­ми, он ска­зал сто­яв­ше­му при нем сот­ни­ку:

Раз­ве вам поз­во­ле­но би­че­вать Рим­ско­го граж­да­ни­на, да и без су­да? (Деян.22:25)

Услы­шав сие, сот­ник по­до­шел и до­нес ты­ся­че­на­чаль­ни­ку, го­во­ря:

– Смот­ри, что ты хо­чешь де­лать! Этот че­ло­век – рим­ский граж­да­нин.

То­гда ты­ся­че­на­чаль­ник по­до­шел к Пав­лу и спро­сил:

– Ска­жи мне, ты рим­ский граж­да­нин?

Он ска­зал:

Да.

Ты­ся­че­на­чаль­ник сму­щен­но про­го­во­рил:

– Я за боль­шие день­ги при­об­рел это граж­дан­ство.

И тот­час осво­бо­дил его от оков.

На дру­гой день ты­ся­че­на­чаль­ник по­ве­лел прий­ти пер­во­свя­щен­ни­кам и все­му си­нед­ри­о­ну и по­ста­вил пред ни­ми Пав­ла свя­то­го.

Па­вел, устре­мив взор на си­нед­ри­он, ска­зал:

Му­жи бра­тия! я всею доб­рою со­ве­стью жил пред Бо­гом до се­го дня (Деян.23:1).

Пер­во­свя­щен­ник же Ана­ния при сих сло­вах при­ка­зал сто­яв­шим пред ним бить Пав­ла по устам…

То­гда Па­вел ска­зал ему:

Бог бу­дет бить те­бя, сте­на под­бе­лен­ная! ты си­дишь, чтобы су­дить по за­ко­ну, и, во­пре­ки за­ко­ну, ве­лишь бить ме­ня[51] (Деян.23:3).

За­ме­тив же, что в со­бра­нии од­на часть сад­ду­ке­ев, а дру­гая фа­ри­се­ев, Па­вел воз­гла­сил, го­во­ря:

Му­жи бра­тия! я фа­ри­сей, сын фа­ри­сея; за ча­я­ние вос­кре­се­ния мерт­вых ме­ня су­дят (Деян.23:6).

Ко­гда он ска­зал это, про­изо­шла рас­пря меж­ду фа­ри­се­я­ми и сад­ду­ке­я­ми, и со­бра­ние раз­де­ли­лось: ибо сад­ду­кеи го­во­рят, что нет вос­кре­се­ния, ни ан­ге­ла, ни ду­ха, а фа­ри­сеи при­зна­ют и то и дру­гое. Под­нял­ся боль­шой крик. Фа­ри­сеи го­во­ри­ли:

– Ни­че­го ху­до­го мы не на­хо­дим в сем че­ло­ве­ке.

Сад­ду­кеи же утвер­жда­ли про­тив­ное, и ве­ли­кая рас­пря про­дол­жа­лась.

Ты­ся­че­на­чаль­ник, опа­са­ясь, чтобы со­бра­ние не рас­тер­за­ло Пав­ла, при­ка­зал во­и­нам взять его из сре­ды их и от­ве­сти в кре­пость.

В сле­ду­ю­щую за сим ночь свя­то­му Пав­лу явил­ся Гос­подь и ска­зал:

Дер­зай, Па­вел; ибо, как ты сви­де­тель­ство­вал о Мне в Иеру­са­ли­ме, так над­ле­жит те­бе сви­де­тель­ство­вать и в Ри­ме (Деян.23:11).

С на­ступ­ле­ни­ем дня неко­то­рые из оже­сто­чен­ных иуде­ев со­бра­лись на со­ве­ща­ние и по­кля­лись не есть и не пить до тех пор, по­ка не убьют Пав­ла. И ока­за­лось бо­лее со­ро­ка душ, про­из­нес­ших та­кое за­кля­тие. Узнав об этом, ты­ся­че­на­чаль­ник ото­слал Пав­ла, с боль­шим от­ря­дом во­ору­жен­ных во­и­нов в Ке­са­рию, к пра­ви­те­лю Филип­пу.

Про­ве­дав о сем, пер­во­свя­щен­ник Ана­ния со ста­рей­ши­ми чле­на­ми си­нед­ри­о­на от­пра­ви­лись и са­ми в Ке­са­рию и кле­ве­та­ли пра­ви­те­лю на Пав­ла, ху­ли­ли его пред пра­ви­те­лем и усиль­но до­мо­га­лись смер­ти его, но ни в чем не успе­ли, ибо не най­де­но бы­ло в нем ни­ка­кой ви­ны, до­стой­ной смер­ти. Од­на­ко же пра­ви­тель, же­лая до­ста­вить удо­воль­ствие иуде­ям, оста­вил Пав­ла в узах.

Про­шло два го­да. На ме­сто Филип­па пра­ви­те­лем по­сту­пил Пор­ций Фест. Ар­хи­ереи про­си­ли его, чтобы он ото­слал Пав­ла в Иеру­са­лим. А это за­те­я­ли они с злым умыс­лом: на до­ро­ге они на­де­я­лись убить Апо­сто­ла Хри­сто­ва. И ко­гда Фест спро­сил Пав­ла:

– Хо­чет ли он ид­ти в Иеру­са­лим на суд?

Па­вел от­ве­чал:

Я стою пе­ред су­дом ке­са­ре­вым, где мне и сле­ду­ет быть су­ди­му. Иуде­ев я ни­чем не оби­дел, как и ты хо­ро­шо зна­ешь. Ибо, ес­ли я неправ и сде­лал что-ни­будь, до­стой­ное смер­ти, то не от­ре­ка­юсь уме­реть; а ес­ли ни­че­го то­го нет, в чем сии об­ви­ня­ют ме­ня, то ни­кто не мо­жет вы­дать ме­ня им. Тре­бую су­да ке­са­ре­ва (Деян.25:10-11).

То­гда Фест, по­го­во­рив с со­вет­ни­ка­ми, от­ве­чал Пав­лу:

– Ты по­тре­бо­вал су­да ке­са­ре­ва, к ке­са­рю и от­пра­вишь­ся.

Спу­стя несколь­ко дней, в Ке­са­рию при­шел царь Агрип­па[52] по­здра­вить Фе­ста и, узнав о Пав­ле, по­же­лал его ви­деть. И ко­гда Па­вел, пред­став ца­рю Агрип­пе и пра­ви­те­лю Фе­сту, по­дроб­но рас­ска­зал им о Хри­сте Гос­по­де и о том, как он уве­ро­вал в Него, царь Агрип­па ска­зал ему:

– Ты немно­го не убеж­да­ешь ме­ня сде­лать­ся хри­сти­а­ни­ном.

Пав­ле же от­ве­чал:

Мо­лил бы я Бо­га, чтобы ма­ло ли, мно­го ли, не толь­ко ты, но и все, слу­ша­ю­щие ме­ня се­го­дня, сде­ла­лись та­ки­ми, как я, кро­ме этих уз (Деян.26:29).

По­сле сих слов, царь, пра­ви­тель и быв­шие с ни­ми вста­ли; от­шед­ши в сто­ро­ну, со­ве­ща­лись меж­ду со­бою и ре­ши­ли:

– Этот че­ло­век не сде­лал ни­че­го до­стой­но­го смер­ти или уз.

Агрип­па же ска­зал Фе­сту:

– Мож­но бы­ло бы осво­бо­дить его, ес­ли бы он не по­тре­бо­вал су­да у ке­са­ря.

Та­ким об­ра­зом ре­ши­ли от­пра­вить Пав­ла в Рим к ке­са­рю и от­да­ли его и неко­то­рых дру­гих уз­ни­ков сот­ни­ку цар­ско­го пол­ка, име­нем Юлию; а сей, при­няв уз­ни­ков и Пав­ла, по­са­дил их на ко­рабль, и все пу­сти­лись в пла­ва­ние.

Пла­ва­ние их бы­ло весь­ма не без­опас­но, вслед­ствие про­тив­ных вет­ров; ко­гда же они под­плы­ли к ост­ро­ву Кри­ту и во­шли в ме­сто, на­зы­ва­е­мое "хо­ро­шие при­ста­ни", Па­вел свя­той, про­ви­дя бу­ду­щее, со­ве­то­вал пе­ре­зи­мо­вать там с ко­раб­лем; но сот­ник бо­лее до­ве­рял корм­че­му и на­чаль­ни­ку ко­раб­ля, неже­ли сло­вам Пав­ла. Ко­гда они от­плы­ли на сре­ди­ну мо­ря, под­нял­ся про­тив их ве­тер бур­ный, сде­ла­лось ве­ли­кое вол­не­ние и пал та­кой ту­ман, что це­лых 14 дней они не ви­де­ли ни солн­ца днем, ни звезд но­чью, и да­же не зна­ли, в ка­ком они ме­сте, по­то­му что их но­си­ло вол­на­ми, и они в от­ча­я­нии не ели во все эти дни и уже ожи­да­ли смер­ти. На ко­раб­ле же бы­ло 276 че­ло­век. Па­вел, став по­сре­ди их, уте­шал их, го­во­ря:

Му­жи! над­ле­жа­ло по­слу­шать­ся ме­ня и не от­хо­дить от Кри­та, чем и из­бе­жа­ли бы сих за­труд­не­ний и вре­да. Те­перь же убеж­даю вас обод­рить­ся, по­то­му что ни од­на ду­ша из вас не по­гибнет, а толь­ко ко­рабль. Ибо Ан­гел Бо­га, Ко­то­ро­му при­над­ле­жу я и Ко­то­ро­му слу­жу, явил­ся мне в эту ночь и ска­зал: "не бой­ся, Па­вел! те­бе долж­но пред­стать пред ке­са­ря, и вот, Бог да­ро­вал те­бе всех плы­ву­щих с то­бою". По­се­му обод­ри­тесь, му­жи, ибо я ве­рю Бо­гу, что бу­дет так, как мне ска­за­но (Деян.27:21-25).

И уго­ва­ри­вал Па­вел всех при­нять пи­щу, го­во­ря:

Это по­слу­жит к со­хра­не­нию ва­шей жиз­ни; ибо ни у ко­го из вас не про­па­дет во­лос с го­ло­вы (Деян.27:36).

Ска­зав это и взяв хлеб, он воз­бла­го­да­рил Бо­га пред все­ми и, раз­ло­мив, на­чал есть. То­гда все обод­ри­лись и так­же при­ня­ли пи­щу.

Ко­гда же на­стал день, уви­де­ли зем­лю, но не узна­ва­ли, что это за сто­ро­на, и на­пра­ви­ли ко­рабль к бе­ре­гу. При­бли­жа­ясь к нему, ко­рабль по­пал на ко­су и сел на мель; нос увяз и остал­ся недви­жим, а кор­ма раз­би­ва­лась си­лою волн. Во­и­ны со­ве­ща­лись меж­ду со­бою пе­ре­бить всех уз­ни­ков, чтобы кто-ни­будь, вы­плыв, не убе­жал; но сот­ник, же­лая спа­сти Пав­ла, удер­жал их от се­го на­ме­ре­ния и ве­лел уме­ю­щим пла­вать – пер­вым бро­сить­ся и вый­ти на бе­рег; а на них смот­ря, и дру­гие ста­ли пла­вать, од­ни на дос­ках, дру­гие – на чем при­шлось из ко­ра­бель­ных ве­щей, и все вы­шли на зем­лю здо­ро­вы­ми и спас­лись из мо­ря.

То­гда узна­ли, что ост­ров сей на­зы­ва­ет­ся Ме­лит[53]. Жи­те­ли его, ино­пле­мен­ни­ки, ока­за­ли им нема­лое че­ло­ве­ко­лю­бие, ибо, по при­чине быв­ше­го до­ждя и хо­ло­да, они раз­ло­жи­ли огонь, чтобы обо­гре­лись про­мок­шие на мо­ре.

Меж­ду тем Па­вел на­брал мно­же­ство хво­ро­ста и клал на огонь; в это вре­мя ехид­на, вы­шед­ши от жа­ра, по­вис­ла на ру­ке его. Ко­гда ино­пле­мен­ни­ки уви­де­ли ви­ся­щую на ру­ке его змею, они го­во­ри­ли друг дру­гу:

– Вер­но, этот че­ло­век убий­ца, ко­гда его, спас­ше­го­ся от мо­ря, суд Бо­жий не остав­ля­ет жить.

Но Па­вел, стрях­нув змею в огонь, не по­тер­пел ни­ка­ко­го вре­да. Они бы­ло ожи­да­ли, что у него бу­дет вос­па­ле­ние, или он вне­зап­но упа­дет мерт­вым, но ожи­дая дол­го и ви­дя, что с ним не слу­чи­лось ни­ка­кой бе­ды, пе­ре­ме­ни­ли мыс­ли и го­во­ри­ли, что он – Бог.

На­чаль­ник то­го ост­ро­ва, име­нем Пуб­лий, при­нял спа­сен­ных от мо­ря в дом свой и три дня дру­же­люб­но уго­щал их. Отец его в это вре­мя ле­жал, стра­дая го­ряч­кою и бо­лью в жи­во­те. Па­вел во­шел к нему, по­мо­лил­ся ко Гос­по­ду и, воз­ло­жив ру­ки свои на боль­но­го, ис­це­лил его. По­сле се­го со­бы­тия и про­чие на ост­ро­ве боль­ные при­хо­ди­ли к свя­то­му Апо­сто­лу и бы­ли ис­це­ля­е­мы. Через три ме­ся­ца все спас­ши­е­ся от мо­ря с Апо­сто­лом от­плы­ли от­сю­да, уже на дру­гом ко­раб­ле и при­плы­ли в Си­ра­ку­зы[54], от­ту­да в Ри­гию, по­том в Пу­те­о­лы[55] и на­ко­нец до­стиг­ли Ри­ма. И ко­гда бра­тия, быв­шие в Ри­ме, узна­ли о при­хо­де Пав­ла, то вы­шли на встре­чу ему да­же до Ап­пи­е­вой пло­ща­ди и трех го­сти­ниц[56]. Уви­дев их, Па­вел уте­шил­ся ду­хом и воз­бла­го­да­рил Бо­га. В Ри­ме же сот­ник, со­про­вож­дав­ший уз­ни­ков из Иеру­са­ли­ма, пе­ре­дал их во­е­на­чаль­ни­ку, а Пав­лу поз­во­лил жить осо­бо с во­и­ном, сте­ре­гу­щим его.

И жил Па­вел в Ри­ме це­лых два го­да, и при­ни­мал всех при­хо­дя­щих к нему, про­по­ве­дуя Цар­ствие Бо­жие и уча о Гос­по­де на­шем Иису­се Хри­сте со вся­ким дерз­но­ве­ни­ем невоз­бран­но.

До­се­ле о жи­тии и тру­дах Пав­ло­вых из кни­ги Де­я­ний Апо­столь­ских, на­пи­сан­ной свя­тым Лу­кою; о про­чих же тру­дах и стра­да­ни­ях его сам он рас­ска­зы­ва­ет во 2 по­сла­нии к Ко­рин­фя­нам сле­ду­ю­щим об­ра­зом (в срав­не­нии с дру­ги­ми, он был): "бо­лее в тру­дах, без­мер­но в ра­нах, бо­лее в тем­ни­цах и мно­го­крат­но при смер­ти. От Иуде­ев пять раз да­но мне бы­ло по со­ро­ка [уда­ров] без од­но­го; три ра­за ме­ня би­ли пал­ка­ми, од­на­жды кам­ня­ми по­би­ва­ли, три ра­за я тер­пел ко­раб­ле­кру­ше­ние, ночь и день про­был во глу­бине [мор­ской]; мно­го раз [был] в пу­те­ше­стви­ях" (2Кор.11:23-26).

Из­ме­рив ши­ро­ту и дол­го­ту зем­ли хож­де­ни­ем, а мо­ря пла­ва­ни­ем, Апо­стол Па­вел из­ве­дал и вы­со­ту небес­ную, бу­дучи вос­хи­щен до тре­тье­го неба. Ибо Гос­подь, уте­шая Сво­е­го Апо­сто­ла в мно­го­бо­лез­нен­ных тру­дах, подъ­ем­ле­мых ра­ди Его свя­то­го име­ни, по­ка­зал ему небес­ное бла­жен­ство, ко­то­ро­го око ни­ко­гда не ви­де­ло, и слы­шал он там неиз­ре­чен­ные гла­го­лы, ко­то­рых че­ло­ве­ку нель­зя пе­ре­ска­зать.

Как же со­вер­шил Апо­стол свя­той про­чие по­дви­ги сво­е­го жи­тия и де­я­тель­но­сти, по­вест­ву­ет Ев­се­вий Пам­фил, епи­скоп Ке­са­рии па­ле­стин­ской, ис­то­рик цер­ков­ных со­бы­тий[57].

По­сле двух лет уз­ни­че­ства в Ри­ме, свя­той Па­вел был от­пу­щен на сво­бо­ду, как ни в чем непо­вин­ный, и про­по­ве­до­вал сло­во Бо­жие то в Ри­ме, то в дру­гих за­пад­ных стра­нах.

А свя­той Си­ме­он Ме­та­фраст[58] пи­шет, что по­сле рим­ских уз еще несколь­ко лет тру­дил­ся Апо­стол в бла­го­ве­стии Хри­сто­вом: вы­шед­ши из Ри­ма, он про­шел Ис­па­нию, Гал­лию и всю Ита­лию, про­све­щая языч­ни­ков све­том ве­ры и от пре­ле­сти идоль­ской об­ра­щая ко Хри­сту. Ко­гда он был в Ис­па­нии, од­на бла­го­род­ная и бо­га­тая жен­щи­на, услы­шав­ши о про­по­ве­ди апо­столь­ской о Хри­сте, по­же­ла­ла ви­деть са­мо­го Апо­сто­ла Пав­ла и уго­во­ри­ла сво­е­го му­жа Про­ба, да умо­лит Апо­сто­ла свя­то­го прий­ти в дом их, чтобы они мог­ли ра­душ­но уго­стить его. И ко­гда Па­вел свя­той во­шел в дом их, она взгля­ну­ла на ли­цо его и уви­де­ла на че­ле на­пи­сан­ные зо­ло­том сло­ва: "Па­вел Хри­стов Апо­стол" И уви­дев сие (че­го ни­кто дру­гой не мог ви­деть), она па­ла к но­гам Апо­сто­ла с ра­до­стью и стра­хом, ис­по­ве­дуя Хри­ста ис­тин­ным Бо­гом и про­ся свя­то­го кре­ще­ния. И пер­вая она при­нес­ла кре­ще­ние (имя ей Ксан­тип­па), по­том и муж ее Проб, и весь дом их, и на­чаль­ник го­ро­да Фило­фей, и мно­гие дру­гие там кре­сти­лись.

Прой­дя все сии стра­ны на За­па­де, оза­рив их све­том свя­той ве­ры, и про­ви­дев при­бли­жа­ю­щу­ю­ся стра­даль­че­скую свою кон­чи­ну, свя­той Апо­стол опять воз­вра­тил­ся в Рим, от­ку­да пи­сал к уче­ни­ку сво­е­му Ти­мо­фею свя­то­му, го­во­ря:

Ибо я уже ста­нов­люсь жерт­вою, и вре­мя мо­е­го от­ше­ствия на­ста­ло. По­дви­гом доб­рым я под­ви­зал­ся, те­че­ние со­вер­шил, ве­ру со­хра­нил; а те­перь го­то­вит­ся мне ве­нец прав­ды, ко­то­рый даст мне Гос­подь, пра­вед­ный Су­дия, в день оный (2Тим.9:6-8).

О вре­ме­ни стра­да­ния свя­то­го Апо­сто­ла Пав­ла неоди­на­ко­вы из­ве­стия у цер­ков­ных ис­то­рио­гра­фов. Ни­ки­фор Кал­лист[59] во 2-й кни­ге сво­ей ис­то­рии, в 36 гла­ве, пи­шет, что свя­той Па­вел по­стра­дал в один год и в один день со свя­тым Апо­сто­лом Пет­ром, за волх­ва Си­мо­на, ко­то­ро­го одо­леть он по­мо­гал Пет­ру. Дру­гие же ска­зы­ва­ют, что спу­стя це­лый год по смер­ти Пет­ра по­стра­дал Па­вел в тот же 29 день ме­ся­ца июня, в ко­то­рый за год пред сим был рас­пят свя­той Петр. При­чи­ной смер­ти Пав­ла при­во­дят то, что он про­по­ве­дью Хри­сто­вой уве­ще­вал де­виц и жен­щин к це­ло­муд­рен­ной чи­стой жиз­ни. Впро­чем в сих из­ве­стия нет боль­шо­го раз­но­гла­сия: ибо в жи­тии Пет­ра свя­то­го (по Си­мео­ну Ме­та­фра­с­ту) го­во­рит­ся, что Петр свя­той по­стра­дал не тот­час по­сле по­ги­бе­ли Си­мо­на волх­ва, а по про­ше­ствии несколь­ких лет, из-за двух лю­би­мых Неро­ном на­лож­ниц, ко­то­рых Апо­стол Петр об­ра­тил ко Хри­сту и на­учил жить це­ло­муд­рен­но. А так как и Па­вел свя­той жил в Ри­ме и окрест­ных стра­нах в то же вре­мя, ко­гда и Петр, что лег­ко мог­ло быть и то и дру­гое, т.е. что Па­вел свя­той по­мо­гал Пет­ру свя­то­му и на Си­мо­на волх­ва, во вре­мя пер­во­го сво­е­го пре­бы­ва­ния в Ри­ме, и при­шед­ши в Рим во вто­рой раз, опять с Пет­ром свя­тым еди­но­душ­но слу­жил спа­се­нию лю­дей, на­став­ляя муж­чин, и жен­щин це­ло­муд­рен­ной чи­стой жиз­ни. И та­ким об­ра­зом свя­тые Апо­сто­лы воз­бу­ди­ли ярость нече­сти­во­го и раз­врат­ной жиз­нью жив­ше­го ца­ря Неро­на[60], ко­то­рый, осу­див их обо­их на смерть, каз­нил Пет­ра, как ино­стран­ца, рас­пя­ти­ем, а Пав­ла, как рим­ско­го граж­да­ни­на (ко­то­ро­го нель­зя бы­ло пре­дать бес­чест­ной смер­ти), усе­че­ни­ем гла­вы, ес­ли не в один и тот же год, то в один и тот же день. Ко­гда усе­че­на бы­ла чест­ная гла­ва Пав­ло­ва, от ра­ны ис­тек­ла кровь с мо­ло­ком. Вер­ные же, взяв­ши свя­тое те­ло его, по­ло­жи­ли в од­ном ме­сте с свя­тым Пет­ром.

Так скон­чал­ся из­бран­ный со­суд Хри­стов, учи­тель на­ро­дов, все­мир­ный про­по­вед­ник, са­мо­ви­дец небес­ных вы­сот и рай­ских доб­рот, пред­мет удив­ле­ния ан­ге­лов и че­ло­ве­ков, ве­ли­кий по­движ­ник и стра­да­лец, пре­тер­пев­ший и на сво­ем те­ле яз­вы Гос­по­да сво­е­го, свя­той вер­хов­ный Апо­стол Па­вел, и вто­рич­но, уже кро­ме те­ла, воз­не­сен до тре­тье­го неба и пред­стал Тро­ич­но­му Све­ту, вме­сте с дру­гом и со­труд­ни­ком сво­им, свя­тым вер­хов­ным Апо­сто­лом Пет­ром[61], пе­рей­дя из церк­ви во­ин­ству­ю­щей в цер­ковь тор­же­ству­ю­щую, при ра­дост­ном бла­го­да­ре­нии, гла­се и вос­кли­ца­нии празд­ну­ю­щих, и ныне они сла­вят От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, еди­но­го в Тро­и­це Бо­га, Ко­то­ро­му и от нас греш­ных вос­сы­ла­ет­ся честь, сла­ва, по­кло­не­ние и бла­го­да­ре­ние, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь.


При­ме­ча­ния

[1] Савл – ев­рей­ское имя, зна­чит "же­лан­ный"; "вы­мо­лен­ный"; Па­вел – имя рим­ское, зна­чит "ма­лый". Неко­то­рые уче­ные ду­ма­ют, что он был дол­го­ждан­ный, пер­во­рож­ден­ный сын и по­лу­чил оба име­ни при са­мом рож­де­нии, как рим­ский граж­да­нин, по от­цу. А свя­ти­тель Ди­мит­рий Ро­стов­ский, сле­дуя мне­нию св. Зла­то­уста, Ам­вро­сия и др., ду­ма­ет что Савл при са­мом кре­ще­нии пе­ре­име­но­ван был в Пав­ла. В кни­ге же Де­я­ний Апо­столь­ских нет ни­ка­ко­го све­де­ния, ко­гда и по ка­кой при­чине со­вер­ши­лась эта пе­ре­ме­на име­ни.

[2] Тарс – неко­гда боль­шой и на­се­лен­ный го­род на юго-во­сто­ке Ма­лой Азии, глав­ный в про­вин­ции Ки­ли­кии, при р. Кидне, неда­ле­ко от Сре­ди­зем­но­го мо­ря. И ныне он зна­чи­тель­ный и тор­го­вый го­род с 40 ты­ся­ча­ми жи­те­лей.

[3] Да­маск – один из древ­ней­ших го­ро­дов ми­ра. Уже во вре­ме­на ца­ря Да­ви­да он был глав­ным го­ро­дом са­мо­сто­я­тель­но­го го­су­дар­ства; еще до Рож­де­ства Хри­сто­ва под­пал под власть рим­лян. Ве­ра Хри­сто­ва утвер­жде­на бы­ла здесь рас­се­яв­ши­ми­ся по­сле уби­е­ния Сте­фа­на уче­ни­ка­ми Гос­по­да. Си­на­го­ги Да­мас­ские бы­ли под­власт­ны иеру­са­лим­ско­му пер­во­свя­щен­ни­ку; в ре­ли­ги­оз­ные де­ла ев­ре­ев граж­дан­ская власть не вме­ши­ва­лась. В Да­мас­ке и до­се­ле ука­зы­ва­ют дом, где Апо­сто­лу Пав­лу пре­по­да­но бы­ло кре­ще­ние, и ме­сто, от­ку­да он был спу­щен по стене. В 1516 г. Да­маск при­со­еди­нен к Ту­рец­кой им­пе­рии, и ныне весь­ма тор­го­вый и бо­га­тый го­род, с 200 ты­ся­ча­ми жи­те­лей. От Иеру­са­ли­ма он рас­по­ло­жен к се­ве­ро-во­сто­ку, в рас­сто­я­нии око­ло 200 верст, в Си­рии, при по­дош­ве Ан­ти­ли­ва­на.

[4] Ти­ве­рий – рим­ский им­пе­ра­тор, с 14 г. По 37 г. По Р. Хр. При нем был рас­пят Иисус Хри­стос.

[5] Ид­ти про­тив рож­на – на­род­ная по­сло­ви­ца, вы­ра­жа­ю­щая тще­ту уси­лий про­ти­во­дей­ство­вать си­ле неодо­ли­мой, а тем бо­лее все­мо­гу­щей, бо­же­ствен­ной.

[6] Ана­ния – был хри­сти­а­ни­ном из иуде­ев, по­том по­став­лен епи­ско­пом в Да­мас­ке и скон­чал­ся му­че­ни­че­ски – по­бит кам­ня­ми в Елев­фе­ро­по­ле (меж­ду Иеру­са­ли­мом и Га­зою). – Па­мять его 1 ок­тяб­ря.

[7] Свя­тым тво­им – так на­зы­ва­лись в пер­вое вре­мя хри­сти­ане, по освя­ще­нии их во Хри­ста, по их непо­роч­ной жиз­ни и люб­ви вза­им­ной.

[8] "Пред языч­ни­ка­ми" – они по­став­ле­ны на пер­вом плане в знак то­го, что Па­вел бу­дет про­по­вед­ни­ком пре­иму­ще­ствен­но меж­ду ни­ми. "Ска­жу ему" – сло­ва Гос­по­да успо­ко­и­тель­ные для Ана­нии; смысл их: иди, не опа­сай­ся: те­перь ни­кто из хри­сти­ан не по­стра­да­ет от Савла, на­про­тив, он сам по­ст­раж­дет за имя Мое.

[9] "Воз­ло­жил ру­ки" – в знак со­об­ще­ния ему бла­го­да­ти Гос­подне еще до кре­ще­ния: всё, ка­са­ю­ще­е­ся Пав­ла, хо­тя со­вер­ша­лось чрез че­ло­ве­ка, но Сам Бог был со­вер­ши­те­лем все­го. – "Че­шуя от­па­ла": это бы­ло лишь внут­рен­нее ощу­ще­ние Пав­ла; ему по­ка­за­лось, что как бы че­шуя от­па­ла от глаз его. Немед­лен­ная по­сле то­го про­по­ведь его в Да­мас­ке по­ка­зы­ва­ет пла­мен­ный дух его все­це­лое при­ня­тие ве­ры во Хри­ста.

[10] По­дроб­но­сти пре­бы­ва­ния его в Ара­вии со­вер­шен­но неиз­вест­ны. Ве­ро­ят­но, он пре­да­вал­ся изу­че­нию Пи­са­ния и го­то­вил­ся к но­вой де­я­тель­но­сти, ука­зан­ной ему Гос­по­дом.

[11] "Ел­ли­ни­ста­ми" на­зы­ва­лись иудеи, жив­шие в раз­ных стра­нах язы­че­ско­го ми­ра и го­во­рив­шие на рас­про­стра­нен­ном то­гда гре­че­ском язы­ке.

[12] "Ис­ступ­ле­ние" (ина­че – экс­таз) – необы­чай­ное со­сто­я­ние че­ло­ве­ка, не по во­ле его бы­ва­ю­щее, ко­гда в бодр­ствен­ном его по­ло­же­нии внеш­ний мир как бы за­кры­ва­ет­ся для его те­лес­ных чувств, а внут­рен­не­му чув­ству его от­кры­ва­ют­ся яв­ле­ния неви­ди­мо­го, ду­хов­но­го ми­ра, ка­кие Бо­гу угод­но да­ро­вать ему в ви­де­нии; в та­ком со­сто­я­нии был и Апо­стол Петр, во вре­мя мо­лит­вы на кров­ле до­ма в Иоп­пии.

[13] Ке­са­рия – в древ­но­сти на­зва­ние мно­гих го­ро­дов рим­ской им­пе­рии. Здесь ра­зу­ме­ет­ся Ке­са­рия в Па­ле­стине, по­стро­ен­ная Стра­то­ном, в честь ке­са­ря Ок­та­вия Ав­гу­ста, при Сре­ди­зем­ном мо­ре, верст око­ло 100 от Иеру­са­ли­ма, к се­ве­ро-за­па­ду, быв­шая ме­сто­пре­бы­ва­ни­ем рим­ских пра­ви­те­лей Иудеи; она бы­ла укреп­ле­на и укра­ше­на Иро­дом, неко­гда с пре­вос­ход­ною га­ва­нью; ныне – гру­да раз­ва­лин. В Па­ле­стине бы­ла и дру­гая Ке­са­рия, при по­дош­ве го­ры Ли­ва­на, по­стро­ен­ная тет­рар­хом Га­ли­лей­ским Филип­пом в честь ке­са­ря Ти­ве­рия, и на­зы­вав­ша­я­ся Ке­са­ри­ей Филип­по­вой (в древ­но­сти она на­зы­ва­лась Ван­сей).

[14] На­зва­ние "хри­сти­ан" про­изо­шло не в сре­де по­сле­до­ва­те­лей Гос­по­да, ко­то­рые обык­но­вен­но на­зы­ва­ли друг дру­га бра­тья­ми, уче­ни­ка­ми, ве­ру­ю­щи­ми; оно упо­треб­ля­лось сна­ча­ла вне Церк­ви и ве­ро­ят­нее все­го да­но по­сле­до­ва­те­лям Гос­по­да языч­ни­ка­ми ан­тио­хий­ски­ми, ко­то­рые, встре­чая очень зна­чи­тель­ное чис­ло ве­ру­ю­щих, пе­ре­ста­ли счи­тать их за сек­ту иудей­скую и при­да­ли хри­сти­ан­ству са­мо­сто­я­тель­ное зна­че­ние.

[15] "Цер­ковь в Иеру­са­ли­ме", то есть: об­щее бо­го­слу­жеб­ное со­бра­ние хри­сти­ан; церк­ви же, как зда­ния, яви­лись позд­нее. Свя­тые Апо­сто­лы Иа­сон и Со­си­патр ед­ва ли не пер­вые воз­двиг­ли в Кер­ки­рей­ском ост­ро­ве (ныне Кор­фу один из Иони­че­ских ост­ро­вов, близ Ал­ба­нии) пре­крас­ную цер­ковь во имя св. пер­во­му­че­ни­ка Сте­фа­на.

[16] Это бы­ло пер­вое еди­не­ние Церк­ви Хри­сто­вой из языч­ни­ков с цер­ко­вью из иуде­ев, в ко­ем тор­же­ствен­но вы­ра­зи­лась брат­ская лю­бовь; вме­сте с тем это бы­ло сви­де­тель­ством ве­ли­кой бла­го­да­ти Бо­жи­ей, дей­ству­ю­щей в церк­ви из языч­ни­ков.

[17] Клав­дий ке­сарь, пре­ем­ник Ка­ли­гу­лы, за­ни­мал рим­ский пре­стол с 41 г. По 54 г. По Р. Хр.; в про­дол­же­ние это­го вре­ме­ни го­лод не раз сви­реп­ство­вал в раз­ных об­ла­стях Рим­ской им­пе­рии.

[18] Па­мять св. Ага­ва со­вер­ша­ет­ся 8 ап­ре­ля и 4 ян­ва­ря (со­бор 70 Апо­сто­лов).

[19] "Бла­го­угод­но бы­ло Ду­ху Свя­то­му", т.е. в об­щем со­бра­нии Ан­тио­хий­ской церк­ви, ко­гда про­ис­хо­ди­ло бо­го­слу­же­ние, с со­вер­ше­ни­ем Ев­ха­ри­стии, один или несколь­ко про­ро­ков, участ­во­вав­ших в бо­го­слу­же­нии, вы­ра­зи­ли вну­ше­ние Св. Ду­ха – от­де­лить Вар­на­ву и Савла на про­по­ведь к языч­ни­кам. А мо­жет быть, и са­ми Апо­сто­лы Вар­на­ва и Па­вел объ­яс­ни­ли со­бра­нию при­зва­ние их, и со­бра­ние от­пу­сти­ло их. Та­ким об­ра­зом здесь на­чи­на­ет­ся пер­вое апо­столь­ское пу­те­ше­ствие св. Пав­ла. Он при­го­тов­лен был к нему чрез­вы­чай­ным от­кро­ве­ни­ем – вос­хи­ще­ни­ем до тре­тье­го неба (2Кор.12:1-5). Для все­мо­гу­ще­ства Бо­жия, ко­неч­но, ни­че­го не зна­чи­ло на вре­мя со­вер­шен­но вос­хи­тить ду­шу Пав­ло­ву из те­ла; но труд­но (за­ме­ча­ет св. Зла­то­уст) усмот­реть необ­хо­ди­мость в та­ко­вом бес­при­мер­ном для са­мых свя­тых лю­дей от­лу­че­нии в жи­вом че­ло­ве­ке ду­ши от те­ла. "Мир ду­хов­ный, ку­да вос­хи­щен был Па­вел, как не под­ле­жа­щий про­стран­ству, су­ще­ству­ет вез­де; а по­се­му тре­бу­ет­ся толь­ко, чтобы в ду­хе че­ло­ве­ка рас­кры­лась спо­соб­ность к со­об­ще­нию с ним, и он, оста­ва­ясь в те­ле без вся­кой пе­ре­ме­ны ме­ста, мо­жет быть на небе – в об­ще­стве ан­ге­лов и бла­жен­ных душ (Ин­но­кен­тий Хер­сон­ский).

[20] Со­вер­ше­ние при сем осо­бо­го по­ста и мо­лит­вы по­ка­зы­ва­ло, что цер­ковь иеру­са­лим­ская при­зна­ва­ла де­лом осо­бой важ­но­сти по­соль­ство Пав­ла и Вар­на­вы на про­по­ведь языч­ни­кам.

[21] Селев­кия – неболь­шой пор­то­вый го­род при ре­ке Орон­те, при впа­де­нии ре­ки в мо­ре.

[22] Са­ла­мин – при­мор­ский го­род, где Апо­сто­лы вы­са­ди­лись.

[23] Паф – глав­ный го­род ост­ро­ва Ки­п­ра, ме­сто­пре­бы­ва­ние пра­ви­те­ля, на­хо­дил­ся на бе­ре­гу, про­ти­во­по­лож­ном Са­ла­ми­ну: оче­вид­но, Апо­сто­лы про­шли чрез весь ост­ров и, ко­неч­но, про­по­ве­до­ва­ли о Хри­сте.

[24] Ан­тио­хия пи­си­дий­ская, рим­ская ко­ло­ния; в ней Па­вел и Вар­на­ва впер­вые про­по­ве­до­ва­ли Еван­ге­лие языч­ни­кам. Ее необ­хо­ди­мо от­ли­чать от си­рий­ской Ан­тио­хии или селев­кий­ской. По­след­няя ос­но­ва­на за 300 лет до Р. Хр. при ре­ке Орон­те, в 30 вер­стах от мо­ря, Селев­ком Ни­ка­то­ром, ос­но­ва­те­лем цар­ства Селев­ки­дов, как од­на из мно­го­чис­лен­ных гре­че­ских ко­ло­ний; она быст­ро ста­ла од­ним из об­шир­ных и зна­ме­ни­тых го­ро­дов Си­рии и сто­ли­цею ее. В Церк­ви хри­сти­ан­ской она за­ни­ма­ла вто­рое ме­сто по­ле Иеру­са­ли­ма; пред­сто­я­те­ли ее по­лу­чи­ли ти­тул пат­ри­ар­ха, те­перь их ре­зи­ден­ция в Да­мас­ке. А са­ма Ан­тио­хия ныне бед­ный го­род ту­рец­кий – Ан­та­кия.

[25] Ико­ния – на юго-во­сток от Ан­тио­хии Пи­си­дий­ской, в Ма­лой Азии, при по­дош­ве го­ры Тав­ра; го­род, быв­ший неко­гда глав­ным в Ли­ка­он­ской епар­хии.

[26] Па­мять ее 24 сен­тяб­ря.

[27] Ли­ка­о­ния – об­ласть Ма­лой Азии, со­сед­няя с Пи­си­ди­ей; Ли­ст­ра и Дер­вия – неболь­шие го­ро­да в ней, на юго-во­сто­ке от Ико­нии.

[28] Зевс и Ер­мий (ина­че Юпи­тер и Мер­ку­рий) – име­на язы­че­ских бо­гов глав­но­го и вест­ни­ка во­ли его, ино­гда его со­про­вож­дав­ше­го, по­кро­ви­те­ля тор­гов­ли, по­сред­ни­ка меж­ду людь­ми с бо­га­ми.

[29] Пи­си­дия и Пам­фи­лия – об­ла­сти Ма­лой Азии, к юго-за­па­ду от Ли­ка­о­нии.

[30] Ныне Ада­лия, при­бреж­ный го­род в Пам­фи­лии, к юго-во­сто­ку от Пер­гии.

[31] Ти­мо­фей был сы­ном иуде­ян­ки (при­няв­шей хри­сти­ан­ство) и языч­ни­ка, и сам ис­крен­ний хри­сти­а­нин, одоб­ря­е­мый бра­ти­я­ми; с его со­гла­сия Па­вел об­ре­зал его, "ра­ди иуде­ев", так как они ни за что бы не ре­ши­лись слу­шать сло­во Бо­жие от необ­ре­зан­но­го, ко­то­ро­го отец при­том был языч­ни­ком.

[32] Фри­гия и Га­ла­тия – внут­рен­ние об­ла­сти Ма­лой Азии; Ми­сия и Вифи­ния – се­ве­ро-за­пад­ные об­ла­сти в ней.

[33] Дей­ствия Ду­ха не ука­за­ны де­е­пи­са­те­лем, бы­ли ли они внеш­ние или внут­рен­ние, но Апо­сто­лы яс­но со­зна­ва­ли их, как непо­сред­ствен­ные дей­ствия Ду­ха Свя­то­го.

[34] Тро­ада – при­мор­ский го­род, от­ку­да неда­ле­ко бы­ло пе­ре­пра­вить­ся мо­рем в Ев­ро­пу. – Ма­ке­до­ния – при­мор­ская об­ласть, при­ле­гав­шая к Ар­хи­пе­ла­гу с се­ве­ро-за­па­да.

[35] При­мор­ский го­род Фра­кии, пер­вый ев­ро­пей­ский го­род, ныне Ка­ва­на.

[36] Па­вел воз­не­го­до­вал на это ис­по­ве­да­ние нечи­сто­го ду­ха, не же­лая иметь опо­ру сво­ей про­по­ве­ди со сто­ро­ны вра­га Бо­га и че­ло­ве­ков, как и сам Гос­подь не при­ни­мал ис­по­ве­да­ния де­мо­нов (Мр.1:24-25, 34, 3:11-12 и др.).

[37] Ам­фи­поль – глав­ный го­род в 1-м окру­ге Ма­ке­до­нии, к юго-за­па­ду от Филипп; Апол­ло­ния – (ныне го­ро­док Ериссо) к юго-за­па­ду от Ам­фи­по­ля, в се­вер­ной ча­сти Афон­ско­го по­лу­ост­ро­ва; Со­лунь (или Фес­са­ло­ни­ка) – глав­ный го­род во 2-м окру­ге Ма­ке­до­нии, при за­ли­ве Эгей­ско­го мо­ря, ныне важ­ный тор­го­вый го­род Тур­ции, скла­доч­ное ме­сто Ма­ке­дон­ской тор­гов­ли.

[38] Бе­рия – го­род к юго-за­па­ду от Со­лу­ни.

[39] Афи­ны – глав­ный го­род Гре­ции, сре­до­то­чие то­гдаш­ней гре­че­ской на­у­ки, ис­кус­ства и тор­гов­ли. По пре­да­нию ос­но­ван око­ло 1550 г. До О. Хр., в дол­гой жиз­ни сво­ей был сто­ли­цей цар­ства, рес­пуб­ли­ки, гер­цог­ства, в XV в. за­во­е­ван тур­ка­ми, в XIX в. осво­бо­дил­ся от них и стал сто­ли­цей гре­че­ско­го ко­ролев­ства.

[40] Па­мять его 3 ок­тяб­ря.

[41] Ко­ринф – к за­па­ду от Афин, на пе­ре­шей­ке, из­вест­ней­ший в древ­но­сти по сво­ей об­шир­ной тор­гов­ле, ре­зи­ден­ция то­гда рим­ско­го пра­ви­те­ля.

[42] Се­не­ка ро­дил­ся в Ис­па­нии, вско­ре по Р. Хр., при­был в Рим, где при­об­рел из­вест­ность как фило­соф, сде­лал­ся учи­те­лем им­пе­ра­то­ра Неро­на, ко­то­рый по­том при­го­во­рил его к смер­ти; Се­не­ка от­крыл се­бе кровь и тем ис­пол­нил смерт­ный при­го­вор.

[43] Ефес – при­мор­ский тор­го­вый и глав­ный го­род ма­ло­азий­ской про­вин­ции Ионии, он по­том был цен­тром де­я­тель­но­сти Ап. Иоан­на Бо­го­сло­ва; здесь был 3-й все­лен­ский со­бор в 431 г.; ныне Ефес – бед­ная ту­рец­кая де­рев­ня Ая­са­лук.

[44] Драх­ма – око­ло 20 коп., сле­до­ва­тель­но книг со­жже­но бы­ло на сум­му до 10 тыс. руб. се­реб­ром.

[45] Ми­лит – при­мор­ский го­род, к югу от Ефе­са, неко­гда цве­ту­щий, ос­но­вав­ший мно­же­ство ко­ло­ний, ныне про­стая де­рев­ня.

[46] Пто­ле­ма­и­да – древ­ний при­мор­ский го­род, на юге Фини­кии, в пре­де­лах Па­ле­сти­ны, ныне Сен-жан-д`Акр, в 1799 успеш­но вы­дер­жав­ший оса­ду Бо­на­пар­та.

[47] Ке­са­рия, см. вы­ше.

[48] Апо­стол Филипп, один из се­ми диа­ко­нов (из­бран­ный вме­сте с пер­во­му­че­ни­ком Сте­фа­ном), про­по­ве­до­вал в Са­ма­рии, кре­стил на пу­ти вель­мо­жу ца­ри­цы Ефи­оп­ской, имел в Ке­са­рии свой дом и се­мей­ство. Па­мять его 11 сен­тяб­ря.

[49] Иа­ков, брат Гос­по­день, стар­ший сын Иоси­фа об­руч­ни­ка, от пер­вой его же­ны; он со­пут­ство­вал Иоси­фу и Пре­свя­той Де­ве Ма­рии с мла­ден­цем Иису­сом в бег­стве их во Еги­пет; по вос­кре­се­нии Сво­ем, Гос­подь удо­сто­ил его осо­бен­но­го лич­но­го яв­ле­ния Сво­е­го (1Кор.15:7); по воз­не­се­нии Хри­сто­вом, он по­став­лен был от вер­хов­ных Апо­сто­лов пер­вым епи­ско­пом иеру­са­лим­ской церк­ви, быв пред­на­зна­чен к то­му Са­мим Гос­по­дом, и по ду­хов­ной жиз­ни сво­ей поль­зо­вал­ся вы­со­ким ува­же­ни­ем са­мих Апо­сто­лов, пред­се­да­тель­ство­вал на апо­столь­ском со­бо­ре и всю жизнь про­ве­дя в Иеру­са­ли­ме, при­об­рел да­же от неве­ру­ю­щих на­зва­ние "Пра­вед­но­го". – Па­мять его 23 ок­тяб­ря.

[50] Асия – так на­зы­ва­лись за­пад­ные про­вин­ции Ма­лой Азии – Ми­сия, Ли­дия, Ка­рия, т.е. всё за­пад­ное по­бе­ре­жье Сре­ди­зем­но­го мо­ря, со­сто­яв­шее под управ­ле­ни­ем про­кон­су­ла.

[51] Су­ро­вый упрек Апо­сто­ла Пав­ла объ­яс­ня­ет­ся тем, что он или не узнал пер­во­свя­щен­ни­ка, по сла­бо­сти сво­е­го зре­ния, или тем, что пред ним был не преж­ний пер­во­свя­щен­ник, из­вест­ный ему ко­гда-то. Об­ли­чив яв­ную и неосно­ва­тель­ную дер­зость, Па­вел по­сту­пил по при­ме­ру Иису­са Хри­ста, Ко­то­рый так же об­ли­чил неспра­вед­ли­вость уда­рив­ше­го Его преж­де осуж­де­ния. Сей­час на­ми ска­за­но бы­ло о сла­бо­сти зре­ния Ап. Пав­ла, – дей­стви­тель­но, это был недуг, на ко­то­рый он ча­сто жа­ло­вал­ся, это бы­ло имен­но то "жа­ло в плоть" (2Кор.12:7), от ко­то­ро­го он стра­дал. Вос­па­ли­тель­ное со­сто­я­ние глаз Гос­подь оста­вил на Апо­сто­ле, как неиз­гла­ди­мый знак Сво­е­го чу­дес­но­го яв­ле­ния ему на пу­ти в Да­маск; Па­вел сам го­во­рил, что ли­шил­ся зре­ния от вне­зап­ной сла­вы све­та то­го, так что с от­кры­ты­ми гла­за­ми он ни­ко­го не ви­дел, и ес­ли по­том зре­ние ему бы­ло да­ро­ва­но, всё же сла­бость в нем мог­ла остать­ся: по­лу­ден­ное пу­те­ше­ствие под жгу­чим си­рий­ским солн­цем, блеск све­та пре­взо­шед­ше­го да­же этот по­лу­ден­ный свет и сле­по­та по­стиг­шая Апо­сто­ла – мог­ли про­из­ве­сти вос­па­ле­ние и ослаб­ле­ние его глаз; его пре­бы­ва­ние в пу­стыне и Да­мас­ке, где мно­гие стра­да­ют гла­за­ми, мог­ло под­дер­жи­вать эту сла­бость зре­ния, а по­рою и уси­ли­ва­ло ее. Сло­ва Пав­ла в по­сла­нии к Га­ла­там: "вы не пре­зре­ли ис­ку­ше­ния мо­е­го во пло­ти мо­ей и не возг­ну­ша­лись им… Сви­де­тель­ствую о вас, что ес­ли бы воз­мож­но бы­ло, вы ис­торг­ли бы очи свои и от­да­ли мне" (Гал.4:14-15) до­ста­точ­но яс­но на­ме­ка­ют на по­вре­жде­ние зре­ния, ко­то­рое име­ло по вре­ме­нам свои при­пад­ки и со­про­вож­да­лось го­лов­ною бо­лью. Вот по­че­му, вы­ска­зав упрек оби­дев­ше­му его пер­во­свя­щен­ни­ку, Па­вел имел ос­но­ва­ние оправ­ды­вать­ся, что он не мог рас­смот­реть, что его обид­чик – пер­во­свя­щен­ник.

[52] Царь Агрип­па – это был Агрип­па II-ой, сын Иро­да Агрип­пы I-го, по­след­ний царь из фа­ми­лии Иро­дов, вла­де­тель неко­то­рых об­ла­стей в Си­рии.

[53] Ме­лит – ны­неш­няя Маль­та, ост­ров на юг от Си­ци­лии; на Маль­те и до­се­ле су­ще­ству­ет пре­да­ние о пре­бы­ва­нии там Апо­сто­ла Пав­ла.

[54] Си­ра­ку­зы – при­мор­ский го­род на юго-во­сточ­ном бе­ре­гу Си­ци­лии, в 18 ми­лях от Маль­ты.

[55] Ри­гия – ныне Реджио, в юж­ной Ита­лии, про­тив Мес­си­ны, на се­ве­ро-во­сточ­ном бе­ре­гу Си­ци­лии.

[56] Пу­те­о­лы – ныне Пуц­цо­ло, при­мор­ский го­род близ Неа­по­ля. Ап­пи­е­ва пло­щадь – неболь­шой го­ро­док, око­ло 60 верст от Ри­ма. Три го­сти­ни­цы – ме­стеч­ко в 15 вер­стах от Ри­ма.

[57] Ев­се­вий Пам­фил – епи­скоп Ке­са­рии па­ле­стин­ской (268-340 гг.), цер­ков­ный ис­то­рик, близ­ко сто­яв­ший ко мно­гим ве­ли­ким со­бы­ти­ям сво­е­го вре­ме­ни.

[58] Си­ме­он Ме­та­фраст – со­би­ра­тель и со­ста­ви­тель жи­тий свя­тых, сек­ре­тарь им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на VII; скон­чал­ся ок. 940 г.

[59] Ни­ки­фор Кал­лист – гре­че­ский цер­ков­ный ис­то­рик; осо­бен­но за­ме­ча­тель­на его "Цер­ков­ная Ис­то­рия" в 23 кни­гах, из ко­их до нас до­шли пер­вые 18, а из осталь­ных толь­ко от­рыв­ки; скон­чал­ся в 1350 г.

[60] Нерон – рим­ский им­пе­ра­тор (54-68 гг.) за­пят­нал се­бя сво­ею же­сто­ко­стью да­же по от­но­ше­нии к са­мым близ­ким сво­им род­ным и в осо­бен­но­сти по от­но­ше­нию к хри­сти­а­нам. Вме­сте с тем он был по­кро­ви­те­лем уче­ных, по­этов, пев­цов и сам участ­во­вал в Олим­пий­ских иг­рах. Тще­слав­ный, раз­врат­ный, необуз­дан­ный, он воз­бу­дил про­тив се­бя за­го­вор и при­нуж­ден был умерт­вить се­бя.

[61] Св. Апо­стол Па­вел оста­вил нам в сво­их по­сла­ни­ях име­на и дру­гих со­труд­ни­ков сво­их. Они с та­кой лю­бо­вью по­мо­га­ли ему, и сам он так был до­во­лен ими, что в очер­ке жиз­ни его сле­ду­ет упо­мя­нуть хо­тя о неко­то­рых из них, о ко­то­рых он сам с бла­го­дар­но­стью вспо­ми­на­ет. Так, на­при­мер, он на­зы­ва­ет Лу­ку, по всем церк­вам по­хва­ля­е­мо­го за Еван­ге­лие и при­том из­бран­но­го от церк­вей со­пут­ство­вать Пав­лу для бла­го­тво­ре­ния (2Кор.8:18-19), Ти­мо­фея, ко­то­рый по­доб­но Апо­сто­лу тру­дил­ся для де­ла Гос­под­ня, и Па­вел не имел ни­ко­го рав­но усерд­но­го. Ти­мо­фей слу­жит ему в бла­го­вест­во­ва­нии как сын от­цу (1Кор.16:10; Флп.2:19-22); на­зы­ва­ет Ти­хи­ка, как воз­люб­лен­но­го бра­та и вер­но­го в Гос­по­де слу­жи­те­ля, спо­соб­но­го до­ста­вить сер­деч­ное уте­ше­ние (Еф.6:21-22); При­с­кил­лу и Акил­лу, со­труд­ни­ков сво­их во Хри­сте Иису­се (Рим.16:3); Епа­фра­са, воз­люб­лен­но­го со­труд­ни­ка сво­е­го и вер­но­го слу­жи­те­ля Хри­сто­ва (Кол.1:7); Ари­стар­ха, Мар­ка, Иуста, со­труд­ни­ков для Цар­ствия Бо­жия и как свою от­ра­ду (Кол.4:10-11); Ти­та, ис­тин­но­го сы­на по об­щей ве­ре, ко­то­ро­му Па­вел по­ру­чал до­вер­шить в Кри­те неокон­чен­ное, ко­то­рый уте­шал его и сво­им при­бы­ти­ем, и ра­до­стью, и рас­по­ло­жен­но­стью к ве­ру­ю­щим: "это мой то­ва­рищ и со­труд­ник" (Тит.1:4-5; 2Кор.7:6, 13, 15, 8:23); Со­сфе­на, быв­ше­го по­том епи­ско­пом в Ко­ло­фоне (1Кор.1:1). Вспом­ним, на­ко­нец, Си­лу, ко­то­рый вме­сте с Ти­мо­фе­ем остал­ся в Бе­рии сре­ди всех опас­но­стей, лишь бы утвер­дить бра­тию в ве­ре, со­глас­но же­ла­нию Ап. Пав­ла (Деян.17:13-15). И мно­го их бы­ло да­же по име­ни не на­зван­ных, и толь­ко по де­лам люб­ви сво­ей па­мят­ных.

Молитвы

Тропарь святым Апостолам Петру и Павлу

глас 4

Апостолов первопрестольницы и вселенныя учителие, Владыку всех молите, мир вселенней даровати и душам нашим велию милость

Кондак святым Апостолам Петру и Павлу

глас 2

Твердыя и боговещанныя проповедатели, верх апостолов Твоих, Господи, приял еси в наслаждение благих Твоих и покой: болезни бо онех и смерть приял еси паче всякаго всеплодия, Едине сведый сердечная

показать все

Величание первоверховным апостолам Петру и Павлу

Величаем вас, / апостоли Христовы Петре и Павле, / весь мир ученьми своими просветившия / и вся концы ко Христу приведшия.

Каноны и Акафисты

Канон святому апостолу Петру

глас 4

Песнь 1

Ирмос: Несть Тебе подобен, препрославленный Господи, рукою бо крепкою избавил еси люди, яже стяжал еси, Человеколюбче.

Верховнейшаго апостолов днесь, яко первозваннаго Христова, богодохновенными песньми достойно воспоим.

Тя Предвечный проуведев, предустави, всеблаженне Петре, яко предстателя Своея Церкве и первопрестольника.

Ни плоть, ниже кровь тебе, но Отец вдохну Христа богословити, Сына истиннаго Бога Вышняго, апостоле.

Богородичен: Гору святую, превышнее носило, Матерь Божию и Деву истинную по рождестве воспоем.

Песнь 3

Ирмос: Не мудростию, и силою, и богатством хвалимся, но Тобою, Отчею Ипостасною мудростию, Христе: несть бо свят, паче Тебе, Человеколюбче.

Тя, блаженна, сладкая уста Христа Бога и сокровище твердо Царствия показаша. Темже воспеваем тя, Петре апостоле.

На камени твоего Богословия водрузи Владыка Иисус Церковь непреклонну, в нейже тя, апостоле Петре, славим.

Яко пребольши Ангел Петр в телеси: во светлом бо пришествии сего Христос Бог судию же и соседателя быти рече.

Богородичен: Неискусобрачная, Бога плотию рождшая, страстными прилоги преклоненна мя утверди: несть бо, Чистая, разве Тебе, помощницы.

Песнь 4

Ирмос: Сей Бог наш, от Девы воплощся и естество обожив, Егоже воспевающе, вопием: слава силе Твоей, Господи.

Человеком ловца тя, якоже обеща Христос, содела Божественна Своея Церкве, первому вручив кормила.

Тобою умоляемь Жизнодавец Иисус, вязати же и решити давый тебе власть, Петре, да будет ми милостив.

Христово Царствие отверсти прилежно молися, Петре, Божественную твою память верою несумненною чтущим.

Богородичен: Госпоже Всепетая, Богородительнице, моя помышления Твоими молитвами очистивши, покажи мя благоплодна, Мати всех Бога.

Песнь 5

Ирмос: Стяжавый ны, избранныя люди Кровию Твоею, Господи, Твой мир даждь нам,во единомыслии сохраняя стадо Твое.

Иже от любве приим дерзновение к Богу, достойно чудим бываше ловец и невежда, чудодействуя преславно благодатию.

Не злато Тебе ради, ни сребро, Христе, Божественный Твой апостол, но добродетель стяжав, чудес обогатися силою.

Исправляхуся стопы и глезне хромых, действенным твоим глаголом: Божественным бо Духом совершахуся преславныя вещи.

Богородичен: Воплотися Бог по ипостаси, Чистая, из Тебе плотию соединяемь, пребыв неизменен, по Божественному существу безплотен.

Песнь 6

Ирмос: В ките, Христе, тридневновав, Иона прописа Тя, Безсмертнаго, яко мертва волею в сердце земнем тридневновавша.

Якоже древле, Христе, десницею Твоею по воде пеша ходяща Петра спасл еси, и мене, потопляема бурею лютых напастей, спаси, яко Милосерд.

Оставил еси, о Петре, не сущая, и сущая достигл еси, якоже некий купец, и яве уловил еси бисер, Христа, многоценный.

Искушати безумно покусившияся Духа Пресвятаго, Петре, умертвил еси: Егоже богословил еси ты первее, яве исповедав Бога, всеблаженне.

Богородичен: Всякаго вышша существа Слово Божие родила еси, воплощенно нам, темже Богородицу Тя устнами же и душею проповедаем.

Кондак, глас 2

Твердыя и Боговещанныя проповедатели, верх апостолов Твоих, Господи, приял еси в наслаждение благих Твоих и покой: болезни бо онех и смерть приял еси паче всякаго всеплодия, Едине, сведый сердечная.

Икос

Уясни мой язык, Спасе мой, разширив моя уста и исполнив я, умили сердце мое, да, яже глаголю, последую и, яже убо учу, сотворю первее: всяк бо творя и уча, рече, сей велик есть. Аще бо глаголю, и не творю, яко медь звенящая вменюся; темже рещи ми подобная и творити полезная даруй, Едине, сведый сердечная.

Песнь 7

Ирмос: В начале Безначальное Слово, со Отцем и Духом, Сын Единородный, благословен еси, и превозносимый Боже отец наших.

Милостивному, Божественным промыслом Христовым наказуемь, подобитися попущен был еси, прежде страсти, Петре, отвержения подпасти волнению.

Тебе Христос, первозванному и зело возлюбленному, яко председателю благославну апостолов, первому является, воскрес от гроба.

Твое трикратное, еже прежде страсти, исцеляя отвержение, Владыка трикратным боговещанным, Петре, вопрошением утверждает любовь.

Еже ко Христу, Петре, любления, предлагал еси свидетеля и Всевидящаго яко Бога Слова, темже и любимое вручает тебе стадо.

Богородичен: Яже во утробе Превечное, от Отца возсиявшее Бога Слово плотию заченшую, вси ублажаем, яко Матерь всех Бога.

Песнь 8

Ирмос: Всяческая носяй неприступною Твоею силою, Христе, преподобныя Твоя отроки в пламени оросил еси, зовущия: благословите, вся дела Господня, Господа.

Воздежут твои руце и ко кресту тя препояшут,— Владыка предрек, Петре, повелевает последовати зовущу: благословите, вся дела Господня, Господа.

Благодати словом Енея, убо разслабленна люте, Тавифу же умершую, чудодействуя, воскресил еси, зовущия: благословите, вся дела Господня, Господа.

Иже Петру языки очищены поведав, Христе, духовною зарею и мне помышления очисти, зовущу: благословите, вся дела Господня, Господа.

Богородичен: Всесвятая Дево, Яже Бога Слова рождшая плотию, души моея мрак Твоими молитвами отгнавши, просвети, взывающа: благословите, вся дела Господня, Господа.

Песнь 9

Ирмос: Тя, преславную Невесту и Всесвятую Богородицу, Зиждителя рождшую невидимых же и всех видимых, песньми величаем.

Твоя преизящная благодать славится достойно, сени бо твоей страсти немощных, Петре, отгоняющей, темже тя величаем.

Мечтаньми Симона волхва богоборца взята к воздушней высоте, низложив неизглаголанною Божественною силою, Петр ублажается.

Согрешений разрешение молитвами твоими подаждь, просвещение же сердца и веселие духа поющим память твою, апостоле.

Твоя вся исполнена славы, освящения же и чудес: словеса, мощи, персть и верою, Петре, покланяемыя и любовию Божественныя вериги.

Богородичен: Твое имя Плод чрева содея ликовника песнь пети Тебе, Иже радость рождши, велегласно — радуйся—провещавающа.

Светилен

Апостолов вси верх воспоем, Петра и Павла Божественныя, вселенныя светильники, проповедники веры, богословныя трубы, учений сказатели, церковныя столпы и разорители лести.

Канон святому апостолу Павлу

глас 8

Песнь 1

Ирмос: Посеченный несекомаго пресече, и виде солнце землю, юже не виде, лютаго врага вода потопи, и непроходимое пройде Израиль, песнь же воспевашеся: Господеви поим, славно бо прославися.

Якоже сущая нарицая не сущая Христос Божественным разумом, Павле всеблаженне, Той из матерня чрева тя избра понести пред языки Божественное Его Имя, еже паче всякаго имене: славно бо прославися.

Будущее возвещая тебе сияние благочестия, Павле, и лести очищение, Христос явлься на горе молниезрачен, очи убо помрачает плотския, душевныя же вразумляет Троическим разумом: славно бо прославися.

Обрезание убо совершая осмодневное и ревнитель отеческих, Павле, преданий, от семене еврейска, колена Вениаминова, по закону же фарисей явлься, вменил еси вся уметы и Христа приобрел еси: славно бо прославися.

Богородичен: Чистая Мати Бога Вседержителя, от царскаго колена, Владычице, израстши и едина Бога, всеми царствующаго, рождшая плотию паче естества, от бед мя спаси, Сыну Твоему поюща: славно бо прославися.

Песнь 3

Ирмос: Ты еси утверждение притекающих к Тебе, Господи, Ты еси свет омраченных, и поет Тя дух мой.

Ты камень основания верным душам положился еси многоценен, краеуголен Спаса и Господа.

Павле всеблаженне, на основании твоем, молися, добродетелей всехвальных наздатися светлости.

Всегда мертвость Иисусову на твоем теле совершенно, Павле, обносяй, сподобился еси истинныя жизни.

Богородичен: Тя вси стяжахом прибежище и стену нашу, христиане, Тя славословим немолчно, Безневестная.

Песнь 4

Ирмос: Всел еси на кони, апостолы Твоя, Господи, и приял еси рукама Твоима узды их, и спасение бысть еждение Твое верно поющим: слава силе Твоей, Господи.

Вседе, якоже лев, яровидно погубляя Христову Церковь, Савл иногда, ят же быв Божественным гласом Агнца Божия, Егоже гоняше, стадо яко пастырю вручает.

Хотяй просветити вселенную омрачается, Анания же к сему послася, душевное же просвещение даяй и телесное от Божественнаго явления, сосуд избран показав того.

Павлом достойно Дамаск напояется: от сего бо, якоже от рая иногда, вод Божественных сей произыде великий источник и упои всю Богоразумием независтно землю.

Богородичен: Низложи сильныя со престол Господь, Дева и Мати якоже рече, алчущия же Божественных благ исполни, верою зовущия: слава силе Твоей, Господи.

Песнь 5

Ирмос: Просвети нас повелении Твоими, Господи, и мышцею Твоею высокою Твой мир подаждь нам, Человеколюбче.

Ты истинную избрал еси, Павле, похвалу, Крест Царя Христа присно нося, якоже победу, апостоле.

Тебе еже жити, Христос, и еже умрети, приобретение изрядно: любовию бо сраспялся еси Распеншемуся нас ради, Павле преславне.

Радуешися воистину о Господе, Павле честный, изшед из телесе и отшед ко Христу, Жизнодавцу Богу.

Богородичен: Моли присно Сына Твоего и Бога нашего, Неискусобрачная Марие Чистая, послати нам, верным, милость.

Песнь 6

Ирмос: Молитву пролию ко Господу и Тому возвещу печали моя, яко зол душа моя исполнися и живот мой аду приближися, и молюся, яко Иона: от тли, Боже, возведи мя.

Вся пренебрег красная мира, уязвлен Владычнею любовию и общаго спасения желанием, свидетельствовати тому изволив, о Павле блаженне, и ныне о вселенней молися.

Яко изрядный Владыце подобник и в Того одеян, Павле, воистину всем был еси всяк, да вся приобрящеши и спасеши люди, и спасл еси яко воистину, Христу уловив концы.

Достойно тебе дарова Христос житие, апостоле Павле, на Небесех: пребывающаго бо зде не возжелал еси града, блаженне, верен служитель быв и строитель таин Его.

Богородичен: Призре на Тя Господь, мое обновляя существо, яко Силен, величия сотворь, Богородительнице, якоже рекла еси, Всенепорочная, и спасе мя Тобою из тли Бог мой, яко Милосерд.

Кондак, глас 2

Твердыя и Боговещанныя проповедатели, верх апостолов Твоих, Господи, приял еси в наслаждение благих Твоих и покой: болезни бо онех и смерть приял еси паче всякаго всеплодия, Едине, сведый сердечная.

Икос

Уясни мой язык, Спасе мой, разширив моя уста и исполнив я, умили сердце мое, да, яже глаголю, последую и, яже убо учу, сотворю первее: всяк бо творя и уча, рече, сей велик есть. Аще бо глаголю, и не творю, яко медь звенящая вменюся; темже рещи ми подобная и творити полезная даруй, Едине, сведый сердечная.

Песнь 7

Ирмос: На поле Деире иногда мучитель пещь постави на мучение богоносных, в нейже три отроки песнословяху Единаго Бога, троично воспеваху, глаголюще: отцев Боже, благословен еси.

Бысть, Христе, печать и венец апостолов Твоих, иже напоследок званный времен, тщанием же всех превозшед, с нимже людие церковнии поют Тебе: отец наших Боже, благословен еси.

Аще и гонив первее Церковь Твою Павел узник, но премину древнюю дерзость Твоею ревностию последи. Собра бо, Христе, языки, зовущия: отец наших Боже, благословен еси.

Ты из Иерусалима проповедав всем Евангелие, объят же окрест всю землю, Павле, даже до конец Иллирика, уча, взывал еси: отец наших Боже, благословен еси.

Во ужасе взят быв, третие достигл еси Небо, пребогате, и, услышав неизглаголанная словеса, вопиеши: слава превышнему Отцу и Сыну, сияние же сопрестольно испытающаго яве Духа Божия глубины.

Богородичен: Якоже на руно дождь, на Тя сниде, Дево, Христос Бог, и Плотоносец из Тебе пройде, соединяя прежде разстоящая, мир на земли и на Небеси даруя: отец наших Боже, благословен еси.

Песнь 8

Ирмос: На горе святей прославльшася и в купине огнем Приснодевы Моисеови тайну явльшаго, Господа пойте и превозносите во вся веки.

Срастворися любовию Твоею Павел, добрым же изменением изступи: не себе бо живяше славный, имяше же, Щедре, живуща Тя в себе во вся веки.

Ты обручил еси, якоже невесту, представити Жениху Христу Церковь: невестовождь бо сея показался еси, Павле Богоносе. Темже тя славит во вся веки.

Подвизался еси добрым подвигом и, скончав течение твое законно, сокровище веры соблюл еси. Темже венцев, Павле, сподобился еси правды.

Богородичен: Радуйся, престоле огнезрачный Господень; радуйся, Невесто Неневестная, Дево, радуйся, облаче, Солнца возсиявшая правды, Егоже превозносим во вся веки.

Песнь 9

Ирмос: Уставы прешла еси естества, Содетеля заченши и Господа, и дверь спасения мирови была еси. Тем Тя, Богородице, непрестанно величаем.

Твоим покланяемся веригам, яже за Христа, яко злодей, носил еси, язвы же, Павле, облобызаем, яже на славнем твоем и победоноснем носиши телеси.

Ныне разрешился еси, апостоле, ко Иже тобою непрестанно Желаемому, с Нимже яко служитель водворяяся, непрестанными мольбами твоя рабы к себе привлецы.

Ныне никакоже в гаданиих, ниже в зерцале Христос тебе зрим есть, лицем же паче зрится к лицу, совершенне тебе разум открывая Божества.

Богородичен: Ты, Пресвятая Богомати, похвала Христовых апостолов была еси, мучеников же слава и пророков основание. Темже, вернии, Тя вси достодолжно величаем.

Светилен

Апостолов вси верх воспоем, Петра и Павла Божественныя, вселенныя светильники, проповедники веры, богословныя трубы, учений сказатели, церковныя столпы и разорители лести.

Акафист первоверховным апостолам Петру и Павлу

Кондак 1

Избра́ннии пропове́дницы А́гнца Не­по­ро́ч­на­го, за ны закла́ннаго, Хри­ста́ Бо́­га, пресла́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле! Я́ко Богове́дением концы́ ми́­ра озари́вшии и оби́льне струя́ми бла­го­да́­ти напои́вшии, и ны́­не с лю­бо́­вию при́зрите на чту́щия усе́рд­но па́­мять ва́шу. Испо́лните нас ду́­ха пре­му́д­ро­сти, серд­ца́ на́­ша ве́­рою утверди́те, да непреста́нно бла­го­да́р­ствен­ная вам по­е́м, со уми­ле́­нием зо­ву́­ще:

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Икос 1

А́нгели благове́стницы яви́стеся на зем­ли́, Апо́столи Пе́тре и Па́вле блаже́ннии, зане́ от Самаго́ Вино́вника спа­се́­ния на́­ше­го на де́лание ва́ше призва́ни бы́вше, ши­ро­ту́ всея́ зем­ли́ обтеко́сте, иуде́ом и е́ллином Хри­ста́ распя́таго, Бо́­жию Си́­лу и Бо́­жию Прему́дрость, пропове́дающе. Те́м­же и мы, све́­том уче́­ний ва́ших оза­ря́е­ми, се́рд­цем и ус­ты́ взы­ва́­ем к вам си­це­ва́я:

Ра́дуйтеся, зве́зды светоза́рныя, от восто́ка возсия́вшия и всем лю́­дем путь ко Хри­сту́ показа́вшия; ра́дуйтеся, Це́рк­ве Хри­сто́­вы утвер­жде́­ние и столпи́ непоколеби́мии.

Ра́дуйтеся, власть вяза́ти и реши́ти гре­хи́ на́­ша от Хри­ста́ прии́мшии; ра́дуйтеся, во свя­ты́х писа́ниих ва́ших к ве́­ре и упова́нию на Бо́­га вся ны призыва́ющии.

Ра́дуйтеся, в жи­тии ва́шем о́бразы обраще́ния согреша́ющим яви́вшии; ра́дуйтеся, вы­со­ту́ люб­ве́ и́с­тин­ныя сло́­вом и де́­лом нам показа́вшии.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 2

Ви́­дя тя, апо́столе Пе́тре, на мо́ре Галиле́йстем вку́­пе со Андре́ом, бра́том тво­и́м, вмета́юща мре́жи, Гос­по́дь ре­че́ вам: «Гряди́та по Мне, и сотворю́ вы ловца́ че­ло­ве́­ком». И а́бие, оста́вльше мре́жи, по Нем идо́сте. Те́м­же, кра­со­то́ Це́рк­ви вселе́нския, со­тво­ри́ и нас пред­ста́­тель­ством тво­и́м ско́ры бы­ти на де́лание за́­по­ве­дей Бо́­жи­их, ко́сны же ко греху́, да, зло́бою младе́нствующе, дости́гнем вси в ме́ру во́зраста му́жа соверше́нна, пою́­ще Бо́­го­ви: Алли­лу́иа.

Икос 2

Ра́­зум Бо­же́ст­вен­ный осве­ти́ тя, Па́вле, из­бра́н­ный со­су́­де Бо́­жий, ег­да́, ревну́я о оте́ческих преда́ниих, ше́ствовал еси́ в Дама́ск гони́ти Це́р­ковь Христо́ву. Тог­да́ бо вне­за́­пу сия́ние Сла́­вы Госпо́дни облиста́ те­бе́ и глас бысть с Не­бе­се́: «Са́вле, Са́вле, что Мя го́ниши?» Ты же, а́ще зре́нием плотски́м омрачи́лся еси́, но ду́­хом уз­ре́л еси́ Си́­лу и Сла́­ву Хри­ста́ распя́та, тьму про­све­ща́­юща и лю­бо́­вию Це́р­ковь Свою́ созида́юща, и того́ ра́­ди плени́лся еси́ ду́­хом, по­кая́­ние и послуша́ние нося́ и глаго́ля: «Го́с­по­ди, что сотворю́?» Посе́м, восприи́м жре́бий апо́стольства от ру­ки́ Госпо́дни и креще́ние водо́ю и Ду́­хом от Ана́нии блаже́ннейшаго, яви́л­ся еси́ преди́вно со­су́д из­бра́н­ный бла­го­да́­ти и свиде́тель не­мо́лч­ный Спа­си́­те­ля на́­ше­го, от Него́же и мы, просвеща́емии, пе́­ти те­бе́ на­вы­ко́­хом си­це­ва́я:

Ра́­дуй­ся, све́т­лос­те церко́вная, от Све́­та Не­из­ре­че́н­наго на пу­ти́ пречу́дно во открове́ние язы́ков возжже́нная; ра́­дуй­ся, зна́­ме­ния Си́­лы Бо́­жия в жи­тии тво­е́м чу́дно яви́­вый и тем ус­та́ непокори́вым наве́ки загради́вый.

Ра́­дуй­ся, со­су́­де из­бра́н­ный, ме́ньша от Апо́стол и пе́р­ва­го от гре́шник се­бе́ сокруше́нно нареки́й; ра́­дуй­ся, я́ко­же Хе­ру­ви́м тайнозри́тель, да́же до тре́тияго Не­бе­се́ ве́­рою и лю­бо́­вию вознесе́нный.

Ра́­дуй­ся, я́ко­же Се­ра­фи́м пла́менный, ре́вностию по Бо́­зе непреста́нно снеда́емый и истаева́емый; ра́дуйтеся, Па́вле и Пе́тре, благове́стия трубы́ громогла́сныя, основа́ния ве́тхаго ми́­ра, я́ко­же Иерихо́н вторы́й сокруши́вшия.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 3

Си́­ла Вы́ш­ня­го, в не́мощех познава́емая, излия́ на тя, Па́вле, ада­ма́н­те ве́­ры, бла­го­да́ть на бла­го­да́ть, зане́ нело́жно испове́довал еси́: «Вся могу́ о укрепля́ющем мя Иису́­се». И вои́стину про­по­ве́­дал еси́ Ева́нгелие во яв­ле́­нии Ду́­ха и си́­лы, творя́ ве­ли́­кая и не­из­ре­че́н­ная, сла́вная же и ужа́сная, я́ко не ве́дущии Бо́­га Богове́дению науча́хуся, серд­ца́ ожесточе́нная еле́ом ми­ло­се́р­дия напая́хуся и вся о́в­цы расточе́нныя во огра́ду Па́стыря Еди́­на­го отвсю́ду стека́хуся, Ему́­же и пе́­ти со­гла́с­но научи́шася: Алли­лу́иа.

Икос 3

Име́я дерзнове́нную лю­бо́вь ко Го́с­по­ду, ше́ствовал еси́, Пе́тре, по во­да́м воздвиза́емым, я́ко по су́ху. Но а́ще и потопле́нием был еси́ устраша́ем и сомне́нием обурева́ем, не потопи́лся еси́ в пучи́не, по­не́­же просте́рл еси́ ру́­це и о́чи ко Спа́су, вопия́ Ему́ из глу­би­ны́ сер­де́ч­ныя: «Го́с­по­ди, спа­си́ мя». И в той час ру́­ку по́­мо­щи вос­при­я́л еси́ от Хри­ста́, Изба́вителя на́­ше­го. Та́­ко и мы в сей юдо́ли земне́й, беда́ми устраша́еми и волна́ми страс­те́й потопля́еми, взи­ра́ю­ще на те­че́­ние твое́, к ти́­хо­му при­ста́­ни­щу до́б­ре нас наставля́ющее, бла­го­да́р­ствен­но вос­пе­ва́­ем ти си́­це:

Ра́­дуй­ся, ка́­ме­ню ве́­ры многоце́нный, от Ка́мене Краеуго́льна из­бра́н­ный и утвержде́нный; ра́­дуй­ся, хра́­ме Ду́­ха Свя­та́­го, многоразли́чными дарова́ньми от Того́ преизря́дно укра­ше́н­ный.

Ра́­дуй­ся, ры́барю препро́стый, пре­му́д­ро­сти Бо́­жия ис­по́л­нен­ный, е́йже от че­ло­ве́к ни­кто́­же проти́витися мо́­жет; ра́­дуй­ся, самови́дче ве­ли́­чия Бо́­жия, па́­че ца­ре́й и сла́вных зем­ли́ от Го́с­по­да на вся ве́­ки про­сла́в­лен­ный.

Ра́­дуй­ся, ха́ртие одухотворе́нная, в ню́же о́гненными письмены́ сло́­во Бо́­жие вписа́ся; ра́­дуй­ся, с Па́влом апо́с­то­лом све­ти́­ло равноче́стное и незаходи́мое.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 4

Бу́­рю лю́­тых ис­ку­ше́­ний воздви́же дре́в­ле человекоуби́йца, искони́ иски́й Це́р­ковь Бо́­жию потреби́ти и ученики́ Спа́совы, я́ко­же пшени́цу, разсе́яти: но Гос­по́дь мо­ли́­ся о те­бе́, Пе́тре, да не оскуде́ет ве́­ра твоя́. И та́­ко, от Спа́­са просвеща́емь и от Не­го́ в не́­мо­щи укрепля́емь, вои́стину сокруши́л еси́ че́люсти вра́­жия и обра́щся утверди́л еси́ бра́тию твою́, поя́ Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 4

Слы́­ша­ще, Па́вле прему́дре, о ди́внем избра́нии тво­е́м, во е́же возвести́ти и́мя Го́с­по­да Иису́­са наро́дом и царе́м и сы­но́м Изра́илевым, и ви́­дя­ще тя в сло́­ве, в жи­тии, в любви́, в ду́­се, в ве́­ре, в чис­то­те́, я́ко­же све́­та язы́ком во спа­се́­ние их поста́влена, неве́рнии ве́­рою просвеща́хуся, ве́рнии же, ликовству́юще, Го́с­по­да про­сла­вля́­ху. Те́м­же и мы, сора́доватися за́поведь прие́мше, при­но́­сим ти гла́сом ра́дования та­ко­ва́я:

Ра́­дуй­ся, ве́р­ный слу­жи́­те­лю Хрис­то́в, вся сла́вная ми́­ра я́ко­же сор и прах вмени́вый и всем се­бе́ порабо́тивый Хри­ста́ ра́­ди и Ева́нгелия; ра́­дуй­ся, до́б­рый во́и­не Хрис­то́в, во вся ору́жия Бо́­жия облече́нный и вся язы́ки в послуша́ние Хрис­то́­во покори́вый.

Ра́­дуй­ся, же́ртво прия́тнейшая, Хри­сту́ сораспе́ншаяся, Хри­ста́ ра́­ди по вся дни умира́ти приобы́кшая; ра́­дуй­ся, се́я­те­лю сле­за́­ми мно́­ги­ми, у́зниче и ис­по­ве́д­ни­че пре­сла́в­ный, я́з­вы Го́с­по­да Иису́­са Хри­ста́ на те́ле тво­е́м ра́­дост­но носи́вый.

Ра́­дуй­ся, сла́­во и по­хва­ло́ Це́рк­ве Вселе́нския, позо́рище ми́рови бы́вый, глад, жа́жду, наготу́, бие́ние и поруга́ние за Хри­ста́ многоча́стне претерпе́вый; ра́дуйтеся, Па́вле и Пе́тре, Апо́с­то­лов укра­ше́­ние, ми́­ру благове́стницы, Це́рк­ве утвер­жде́­ние.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 5

Бо­го­те́ч­ная звез­да́ яви́л­ся еси́, Па́вле, ег­да́ те­че́­ние твое́, пресве́тло наче́н от Дама́ска, да́же до Ри́ма просте́рл еси́ и, я́ко­же пре́ж­де звез­да́ от восто́к нау­чи́ волхвы́ кла́нятися Со́лн­цу Пра́в­ды, си́­це и ты, Бо­го­му́д­ре, путь ко Хри­сту́ показа́л еси́ всем, хотя́щим дости́гнути спа­се́­ния, взы­ва́я со дерз­но­ве­ни­ем мно́гим: «Подража́тели мне быва́йте, я́ко­же и аз Хри­сту́». Ему́­же и пе́­ти научи́л еси́ нас еди́неми ус­ты́: Алли­лу́иа.

Икос 5

Ви́­дев на го­ре́ Фаво́рстей Сла́­ву Единоро́днаго от От­ца́, оде́яна Све́­том, я́ко ри́­зою, хотя́ща же за ны об­ле­щи­ся в ри́зу поруга́ния, глаго́лал еси́, Пе́тре, Иису́сови, прови́дя сла́­ву несказа́нную искупле́нных Кро́­вию А́гнца Непоро́чна Хри­ста́: «Го́с­по­ди, добро́ есть нам зде бы­ти». Се­го́ ра́­ди и мы, ро́­ди да́льнии, лише́ни чис­то­ты́ светоза́рныя, а́ще и недосто́йни су́ще, оба́­че тво­и́м а́нгельским гла́сом призва́ннии к насле́дию нетле́нну, чи́сту, неувяда́ему, соблюда́ему на Небесе́х, я́ко­же о́бщницы хотя́щей откры́тися Сла́­ве, вос­пе­ва́­ем ти си́­це:

Ра́­дуй­ся, блаже́нне, от Присносу́щныя И́с­ти­ны досто́йно «бла­же́н» нарече́нный; ра́­дуй­ся, би́­се­ре пре­до́б­рый, от Го́с­по­да при е́зере обрете́нный и све́­том от Све́­та осия́нный.

Ра́­дуй­ся, от Самаго́ Искупи́теля ро́­да челове́ча на про́поведь Ева́нгелия посла́нный; ра́­дуй­ся, вои́стину лове́ц че­ло­ве́­ков яви́­вый­ся, ты бо, я́ко­же и пре́ж­де, бла­го­да́­тию влече́ши ду́­ши омраче́нныя в чу́д­ный Свет Хри­ста́ Бо́­га.

Ра́­дуй­ся, ис­то́ч­ни­че животво́рный, от Ис­то́ч­ни­ка жи́з­ни ве́ч­ныя истеки́й и от бога́тства да­ро́в Ду́­ха Свя­та́­го жа́ждущия ду́­ши напоя́яй; ра́дуйтеся, Пе́тре и Па́вле, я́ко­же Серафи́ми шестокрила́тии, у Пре­сто́­ла Ца­ря́ Сла́­вы паря́щии и ко све́­ту Тайн Бо́­жи­их приница́ющии.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 6

Про­по­ве́д­ник немо́лчен и по сме́р­ти тво­е́й, Пе́тре Богоно́сне, яви́л­ся еси́, зане́ с не́­ба мы́сленнаго, я́ко­же гром та́инственный, о зва́­нии христиа́нстем многоразли́чне напомина́еши. Мы же, ве́дяще лю­бо́вь твою́ николи́же отпа́дающу и мо­ли́т­ву о нас непреста́нно у Пре­сто́­ла Бо́­жия де́ему, по­е́м се́рд­цем умиле́нным: Алли­лу́иа.

Икос 6

Возсия́л еси́, Па́вле великоимени́те, зна́­мень­ми и чу­де­сы́ вско́ре, отне́леже Дух Свя­ты́й во Антиохи́и по­ве­ле́ ти нача́ти пре­ве­ли́­кое служе́ние Апо́стола язы́ков: та́же, дости́г Ки́пра, Ели́мы волхва́ зре́­ние омрачи́л еси́ и Се́ргия проко́нсула све́­том и́с­ти­ны озари́л еси́. Спо­до́­би и нас, све́­та се­го́ прича́щшихся, просла́вити ди́в­ная де́ла твоя́ в пе́снех и пе́ниих духо́вных и вос­пе­ва́­ти те­бе́ та­ко­ва́я:

Ра́­дуй­ся, све́­те сер­де́ц кро́тких и разу́мных, я́же, я́ко дои́лица, гре́еши и пе́стунствуеши писа́ньми тво­и́ми Богодухнове́нными; ра́­дуй­ся, же́зле наказа́ния, сосу́ды лжи и льсти до кон­ца́ со­кру­ша́яй, серд­ца́ же сокруше́нная на недви́жимем ка́­мени ве́­ры воздвиза́яй.

Ра́­дуй­ся, Хрис­то́­во Ева́нгелие в се­бе́ воплоти́вый и се­го́ ра́­ди пре­вы́­ше ви́­ди­мых вознесе́нный и про­сла́в­лен­ный; ра́­дуй­ся, ус­та́ медото́чная, ра́­дость мно́гую Апо́с­то­лом и ве́р­ным возвести́вшая, я́ко отве́рзе то­бо́ю Гос­по́дь дверь спа­се́­ния всем язы́ком.

Ра́­дуй­ся, рев­ни́­те­лю по Бо́­зе, но́вый Илие́, не на чужде́м основа́нии созида́яй и ре́вностию твое́ю стра­́ны да́льния обте­ка́яй; ра́дуйтеся, Па́вле и Пе́тре, весь мир между́ ва́ми раздели́вшии, во е́же о́вому у́бо бы­ти Апо́столу язы́ков, друго́му же пропове́дати на­ро́­ду избра́нному.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 7

Хо­тя́ и́с­ти­ну утвер­ди́­ти и мир Це́рк­ви огради́ти, прише́л еси́, Па́вле, по­бо́р­ни­че пра́в­ды, во свя­ты́й град, в не́м­же на собра́нии свя­ты́х Апо́стол и ве́р­ных сви­де́­тель­ство­вал еси́ вку́­пе с Петро́м и Варна́вою, я́ко Дух Свя­ты́й ды́шит, иде́­же хо́щет, да́руя бла­го­да́ть Свою́ незави́стно иуде́ом и е́ллином и ве́­рою вся спаса́я, а не ме́ртвенными де́лы ве́тхаго зако́на. И та́­ко вои́стину вси ве́рнии, свобо́ду и мир по­лу­чи́в­ше, сою́зом люб­ве́ связу́еми, бла­го­да́р­ствен­но вос­пе­ва́­ют Бо́­го­ви: Алли­лу́иа.

Икос 7

Но́­ва­го арха́нгела, провозве́стника та́й­ны, от ве́­ка сокрове́нныя, избра́ тя, Апо́столе Пе́тре, Гос­по́дь, ег­да́ вопроси́ ученики́ Своя́: «Вы же кого́ Мя глаго́лете бы­ти?» Ты же, от От­ца́ Не­бе́с­на­го просвеща́ем, возвести́л еси́ не­со­мне́н­ное ос­но­ва́­ние на́шея ве́­ры, глаго́ля ко Спа́су: «Ты еси́ Хрис­то́с, Сын Бо́­га Жи­ва́­го». Того́ ра́­ди и мы, чту́ще тя, я́ко на­де́ж­ду на́­ше­го спа­се́­ния неприкрове́нно испове́давша, взы­ва́­ем ти та­ко­ва́я:

Ра́­дуй­ся, Сина́ю но́вый, скрижа́ль спа­се́­ния лю́­дем я́сно показа́вый и свобо́ду во Хрис­те́ возвести́вый; ра́­дуй­ся, первоположе́нный от Архите́ктона Не­бе́с­на­го ка́­ме­ню ве́­ры и испове́дания, на не́м­же Це́р­ковь Хри­сто́­ва необори́мо основа́ся.

Ра́­дуй­ся, первопоста́вленный врата́рю вхо́да ра́йскаго, ему́­же пе́рвее обеща́ся Гос­по́дь да́­ти ключи́ Ца́рст­вия Не­бе́с­на­го; ра́­дуй­ся, су­дие́ пра́ведный, имы́й су­ди́­ти с про́чими Апо́с­то­лы обемана́десяте коле́нома Изра́илевома.

Ра́­дуй­ся, я́ко о́че́­са́ и ушеса́ твоя́ блаже́нная Хри­ста́ Спа́­са на́­ше­го, Его́­же лицезре́ти проро́цы пла́менне жела́ху, во пло́­ти су́­ща на зем­ли́ ви́деша и слы́шаша; ра́дуйтеся, Пе́тре и Па́вле, иму́щии но́ги благовествова́ния красне́йшия и серд­ца́ ос­вя­ще́н­ная, вы бо Ева́нгелию послужи́сте и ева́нгельски пожи́сте.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 8

Стра́н­ное чу́­до и неудо́бь разумева́емое яви́л­ся еси́, Пе́тре, му́дрствующим зем­на́я, я́ко незна́тна ми́­ра и уничиже́на избра́ тя Гос­по́дь, и посрами́л еси́ му́дрыя, одоле́л еси́ ца́рст­ва, приве́л еси́ со́нмы омра­че́н­ных ко Све́­ту И́с­ти­ны, и доны́не, я́ко­же столп о́гненный, озаря́еши вся земноро́дныя, указу́я несомне́нный путь во блаже́нное Оте́чество. Се­го́ ра́­ди, бо­га́т­ству бла­го­да́­ти в те­бе́ ди­вя́­ще­ся, по­е́м Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 8

Всем был еси́ вся, Па́вле, лю­бо́­вию всех объе́мля, сло́­вом спа­се́­ния да́льних и бли́жних достиза́я, ве́­рою вся превозмога́я: зане́ и в Фили́ппех, мир благовеству́я, а́ще и па́лицами бие́н был еси́ лю́­те и в темни́цу во око́вах ввер­жен, но воспе́л еси́ та́­мо вку́­пе с Си́­лою песнь чу́д­ную хвалы́ и благодаре́ния Бо́­гу, И́же и возгреме́ ра­бо́м Сво­и́м тру́сом ве́лиим, я́ко и основа́ния темни́чная поколеба́шася и две́ри отверзо́шася. Мы же, ви́­дя­ще тя, прему́дре, тьму узи́лища све́­том Богове́дения озаря́юща и свобо́ду о Хрис­те́ у́зником подаю́ща, вос­пе­ва́­ем ти си­це­ва́я:

Ра́­дуй­ся, у́зниче Хрис­то́в, темни́цу во храм претвори́вый и у́зами тво­и́ми де́монов це́пи лю́­дем разреши́вый; ра́­дуй­ся, си́льне, не́­мо­щи немощны́х понесы́й, не се­бе́, но бли́жним угожда́ти иски́й.

Ра́­дуй­ся, пречу́дне, у́зами и скорбьми́ хвали́выйся, ра́доватися с ра́дующимися и пла́кати с пла́чущими научи́вый; ра́­дуй­ся, уме́­рый греху́, но при́с­но жи­вы́й Бо́­го­ви, те­бе́ бо жизнь Хрис­то́с и смерть приобре́тение.

Ра́­дуй­ся, о́б­ра­зе неусы́пнаго де́лания, за́дняя забыва́яй, в пре́дняя простира́яйся и всем помышле́нием к по́чести вы́ш­ня­го зва́ния теки́й; ра́дуйтеся, Па́вле и Пе́тре, да́же до сме́р­ти му́ченически Го́с­по­ду послужи́вшии и се́ю, я́ко вен­це́м, по́двиг ваш венча́вшии.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 9

Вся ко Хри­сту́ при­во­дя́, возвести́л еси́, Па́вле, во Афи́нех мня́щимся му́дрым бы­ти Прему́дрость, свы́­ше сходя́щую, да, ве́дяще су́­ет­ная, отсе́ле уве́дят Бо́­га, неви́димаго им, и ося́жут Его́, о Нем бо живе́м и дви́жемся и ес­мы. Те́м­же и мы, бла­го­да́­тию неизрече́нною ра́­зум и́с­ти­ны восприе́мше и се́рд­цем нело́жно, я́ко благ Гос­по́дь, пости́гше, по­е́м Ему́ ве́­рою тве́р­дою, я́ко­же пе́рстом от Фомы́, осязу́ему: Алли­лу́иа.

Икос 9

Вити́йствовати не можа́ше язы́к челове́чь, ег­да́ Гос­по́дь Сил но́зе ра­бо́м Сво­и́м умыва́ше и ле́нтием отира́ше. Ты же, Пе́тре, стра́­хом побежда́емь, а́ще возгласи́л еси́: «Не умы́еши ногу́ мое́ю вове́ки», но а́бие весь в послуша́ние преложи́лся еси́, ег­да́ услы́шал еси́ глаго́л, рече́нный от Го́с­по­да: «А́ще не умы́ю те­бе́, не и́ма­ши ча́сти со Мно́ю». И та́­ко всем се́рд­цем возопи́л еси́: «Го́с­по­ди, не но́зе мои́ то́кмо, но и ру́­це, и гла­ву́». Мы же, ве́дяще тя в сих, я́ко­же зла́то во огни́ искуше́ния, очища́ема и познава́юще от сми­ре́­ния к послуша́нию восхожде́ние твое́, та́ин­ству Бо́­жия про­мыш­ле́­ния покланя́ющеся, вос­пе­ва́­ем ти се́рд­цем сми­ре́н­ным та­ко­ва́я:

Ра́­дуй­ся, Пе́тре, оче­са́ о́рля, и́ми­же зрел еси́ Со́лн­це Пра́в­ды — Хри­ста́ Бо́­га, Иу́де но́зе умы́вшаго и от не­го́ лобза́нием лука́вым преда́ннаго; ра́­дуй­ся, наве́ки уневе́стивыйся Хри­сту́, ты бо, А́гнцу Непоро́чну, я́ко­же а́г­нец, после́дуя, до закла́ния тво­его́ ве́рность соблю́л еси́.

Ра́­дуй­ся, у́глю неугаси́мый, от же́ртвенника Не­бе́с­на­го огне́м люб­ве́ Бо­же́ст­вен­ныя непреста́нно объя́тый; ра́­дуй­ся, све­ти́ль­ни­че горя́й и светя́й, ро́ды ро­до́в све́­том пра́в­ды озаря́яй.

Ра́­дуй­ся, гро́зде многооби́льный виногра́да Хри­сто́­ва, на ра́­дость ми́­ра многопеча́льнаго возраще́нный; ра́дуйтеся, Пе́тре и Па́вле, Хри­ста́ Бо́­га в се­бе́ ве́р­но вообрази́вшии.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 10

Спа­се́­ния во Хрис­те́ неизсле́димую пучи́ну и по­кая́­ния мно́гую си́­лу яви́л еси́ в се­бе́, Пе́тре, ег­да́ трикра́ты по предрече́нному отве́рглся еси́ Го́с­по­да: «Не вем Че­ло­ве́­ка Се­го́!» Ег­да́ кля́лся и роти́лся еси́ во дво́ре архиере́я, но а́бие, воспомяну́в глаго́л Иису́сов, вне текл еси́, пла́кася го́рько. Мы же, уми́льне взи­ра́ю­ще на пре­све́т­лый сей о́б­раз со­кру­ше́­ния, в науче́ние и об­ли­че́­ние жестоковы́йных сер­де́ц на́­ших дарова́нный, по­е́м Го́с­по­ду, па́­ки ди́в­но возвели́чившему тя: Алли­лу́иа.

Икос 10

Сте­на́ и ору́­жие не­по­бе­ди́­мое был еси́, Па́вле, про­ти́­ву миродержи́телей тьмы ве́­ка се­го́, я́ко и ца́рст­во их в Кори́нфе, Ефе́се и ине́х гра́­дех вселе́нныя сокруши́л еси́, тьму мно­го­бо́­жия разгоня́я и ра́­зум и́с­ти­ны утвержда́я. Ты бо нело́жно по­ка­за́л­ся еси́ Бо́­жий слуга́ в тер­пе́­нии мно́­зе, в ско́р­бех, бе­да́х, в теснота́х, в ра́нах, темни́цах, в нестрое́ниих, труде́х, во бде́ниих, в поще́ниих, я́ко и ум наш не­до­уме́­ет изрещи́ бо­га́т­ство добро́ты твоея́, денноно́щныя по́д­ви­ги со сле­за́­ми мно́­ги­ми. Того́ ра́­ди, зря́ще мо́ре люб­ве́ твоея́, дерза́юще мо́­лим: услы́­ши нас, убо́­гих, гре́шными ус­ты́ глаго́лющих си­це­ва́я:

Ра́­дуй­ся, уме́­рый греху́ бла­го­ве́ст­ни­че не­по­бе­ди́­мый, я́ко в се­бе́ пе́рвее ве́тхаго че­ло­ве́­ка по­бе­ди́в, Хри­сту́ сораспя́лся еси́; ра́­дуй­ся, учи́­те­лю многопло́дный и вол­ко́в хи́щных обличи́телю, я́ко то­бо́ю о́б­раз ве́р­ным показа́л еси́, при́с­но бо́дрствуя и на­уча́я вся су­гу́­бо: сло́­вом и жи­ти­е́м по сло́­ву.

Ра́­дуй­ся, всех обогати́телю, я́ко, пре́ж­де сам обнища́в и ни­что́же имы́й, вся содержа́л еси́; ра́­дуй­ся, о христиа́нех пла́менный рев­ни́­те­лю, обручи́вый я Хри­сту́, я́ко де́ву чи́сту, непоро́чную неве́сту.

Ра́­дуй­ся, утро́бо многоболе́зненная бы́вый о ча́дех тво­и́х в му́ках рожде́ния, до́ндеже вообразит́ся в них Хрис­то́с; ра́дуйтеся, Па́вле и Пе́тре, в Ду́­се еди́нице согла́сная во еди́ном гра́­де ве́рность Хри­сту́ кро́­вию запечатле́вшии.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 11

Пе́­ти и ублажа́ти у́зы и стра­да́­ния твоя́, Па́вле многострада́льне, досто́йно есть, я́ко не то́кмо в тер­пе́­нии мно́­зе, но и с ра́­дос­тию предрече́нныя ти от Ага́ва проро́ка у́зы вос­при­я́л еси́, и Це́рк­ви Кесари́йстей сви­де́­тель­ство­вал еси́ си́­це: «Не то́­чию свя́зан бы­ти хощу, но и умре́ти гото́в есмь за и́мя Го́с­по­да Иису́­са». Ему́­же и мы, ди́в­но­му во свя­ты́х Сво­и́х, по­е́м песнь: Алли­лу́иа.

Икос 11

Све́­том ра́­дос­ти не­из­ре́чен­ныя и Бо­же́ст­вен­ныя люб­ве́ осия́н был еси́, Пе́тре, ег­да́ Гос­по́дь по воскресе́нии пе́рвее про́­чих апо́стол яви́­ся те­бе́, скорбе́вшему. По сих же па́­ки я́вль­ся, Вла­ды́­ка жи́з­ни вопроси́ тя трикра́ты: «Си́моне Ио́нин, лю́биши ли Мя?» Ты же, огне́м Бо­же́ст­вен­ныя люб­ве́ опаля́ем, отвеща́л еси́ те́п­ле: «Го́с­по­ди, Ты ве́­си, я́ко люблю́ Тя». Того́ ра́­ди и мы, обнища́вшии ду́­хом, помяну́вше преизоби́льныя то́­ки слез и люб­ве́ твоея́, и́хже ра́­ди воззва́ тя Гос­по́дь на пре́жний сте́пень апо́стольства, благогове́йне взы­ва́­ем ти си­це­ва́я:

Ра́­дуй­ся, учи́­те­лю по­кая́­ния, сле­за́­ми го́рькими вы­со­ту́ сми­ре́­ния стяжа́вый и Воскре́сшим от гро́­ба к ра́­дос­ти неизглаго́ланней на ве́­ки приобще́нный; ра́­дуй­ся, пре­му́д­ро­сти глубино́, смиренному́дрия высото́, пла́меню люб­ве́, о́б­раз жи­тия́ всем ве́р­ным се­бе́ яви́­вый.

Ра́­дуй­ся, дру́­же Го́с­по­да Иису́­са, и́го благове́стия ре́вностно понесы́й, над насле́дием Бо́­жи­им госпо́дствовати не восхоте́вый, но послуша́нию влас­те́м научи́вый; ра́­дуй­ся, Апо́столе Хрис­то́в, му́дрость змии́ну и чис­то­ту́ голуби́ну в се­бе́ сочета́вый и о́б­ра­зом сме́р­ти твоея́ на кре­сте́ кра́йнее смиренному́дрие показа́вый.

Ра́­дуй­ся, ра́­бе Го́с­по­да ве́р­ный, умно́живый да́нный те­бе́ тала́нт и в ра́­дость Го́с­по­да вше́дый; ра́дуйтеся, Пе́тре и Па́вле, серд­ца́ не те́сная, весь мир лю­бо́­вию вмести́вшая и концы́ вселе́нныя просвети́вшая.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 12

Бла­го­да́ть Ду́­ха Уте́­ши­те­ля, излия́вшаяся на главы́ ве́р­ных во о́б­ра­зе язы́ков о́гненных, ско́ро из­лия́­ся из уст тво­и́х, Пе́тре, глаго́лом о́гненным, во е́же благовести́ти с си́­лою мно́гою Хри­ста́ распя́та не то́­чию поги́бшим овца́м до́­му Изра́илева, но и язы́честей неплодя́щей це́рк­ви, да плодоно́сит и сия́ Бо́­го­ви нетле́нный крин чис­то­ты́ и по­кая́­ния. Ис­про­си́ и нам, Апо́столе достоблаже́нне, ми́­лость Го́с­по­да, творя́щаго то­бо́ю ве­ли́­кая и чу́д­ная, ру­ко́ю твое́ю ме́рт­выя воскреша́юща и сме́р­тию твое́ю на кре­сте́ ме́ртвенную лю­бо́вь на́­шу воспламеня́юща, да непреста́нно по­е́м Ему́: Алли­лу́иа.

Икос 12

Пою́­ще пресве́тлую па́­мять твою́, Па́вле, досто́йно убла­жа́­ем не­из­ре́чен­ныя по́д­ви­ги, бо­ле́з­ни и тру­ды́, я́же во бде́ниих, во алчбе́ и жа́жде, в поще́ниих, в зиме́ и наготе́ поне́сл еси́. Кто бо изочте́т ра́­ны, ско́р­би и бе­ды́ твоя́ во гра́­дех, в пусты́ни, в мо́­ри, бе­ды́ от разбо́йник, бе­ды́ от сро́дник, бе­ды́ от язы́к и лжебра́тии? Кто по­до́­бен те­бе́? Па́­че всех Апо́стол потруди́лся еси́. Те́м­же мо́­лим: не возгнуша́йся нас, гре́ш­ных, мо­ля́­щих­ся те­бе́, но я́ко­же всем был еси́ вся, и ны́­не услы́­ши не­мощ­ны́м гла́сом приноси́мая ти си­це­ва́я:

Ра́­дуй­ся, у́зниче Хрис­то́в, из темни́цы свет распространи́вый, сло́­вом и посла́нием во у́зах мно́­го потруди́выйся, зане́ вои́стину сло́­во Бо́­жие не вя́жется; ра́­дуй­ся, неизсле́димая пучи́но люб­ве́, по бра́тии тво­е́й отлуче́н бы­ти от Хри­ста́ преи́скренне восхоте́вый.

Ра́­дуй­ся, подви́жниче пре­ди́в­ный, по́двигом до́брым подвиза́выйся, те­че́­ние соверши́вый и кро́­вию твое́ю Це́р­ковь украси́вый; ра́­дуй­ся, ис­то­ча́­яй мо́ре чу­де́с, я́ко главотя́жи и убру́сцы твои́ не­ду́­ги исцеля́ху и де́моны прогоня́ху.

Ра́­дуй­ся, люб­ве́ Бо́­жия неразлу́чный прича́стниче, го́рняя му́дрствуяй, а не зем­на́я, зане́ и от пло́­ти разреши́тися и со Хри­сто́м бы­ти воз­же­ла́л еси́; ра́дуйтеся, Па́вле и Пе́тре, ве́­ры хри­сти­а́н­ския насади́телие, бла­го­че́с­тия вода́ми напои́телие и ко при­ста́­ни­щу ве́ч­но­му ве́рнии води́телие.

Ра́дуйтеся, святи́и первоверхо́внии Апо́столи Пе́тре и Па́вле.

Кондак 13

О всехва́льнии благове́стницы Пе́тре и Па́вле! Внемли́те воздыха́нием сер­де́ц на́­ших, моля́щиеся за ны, мно́­го бо мо́­жет мо­ли́т­ва пра́­вед­ных пред Бо́­гом: потщи́теся и ны́­не воспомина́ти нам о небе́снем зва́­нии и христиа́нстей кончи́не жи́з­ни на́шея, привлецы́те нас ко сла́дости ева́нгельския и́с­ти­ны, свяжи́те у́зами люб­ве́ Хри­сто́­вы, да мы вси, отве́ргшеся не­че́с­тия и мир­ски́х по́­хо­тей, вни́дем в ра́­дость Го́с­по­да на́­ше­го, пою́­ще Ему́ со А́н­ге­лы и с ли́ки свя­ты́х: Алли­лу́иа.

Этот кондак чи­та­ет­ся трижды, за­те́м 1-й икос «А́нгели благове́стницы…» и 1-й кондак «Избра́ннии пропове́дницы…».

Мо­ли́т­ва

О пресла́внии апо́столи Пе́тре и Па́вле, ду́­ши за Хри­ста́ преда́вшии и кро́­вию ва́шею па́жить Его́ удобри́вшии! Услы́шите чад ва́ших мо­ли́т­вы и воздыха́ния, се́рд­цем со­кру­ше́н­ным ны́­не приноси́мыя. Се бо беззако́ньми омрачи́хомся и того́ ра́­ди беда́ми, я́ко­же ту́чами, обложи́хомся, еле́я же до́браго жи­тия́ обнища́хом зело́. О си́льнии! Понеси́те не́­мо­щи на́­ша, не отлуча́йтеся ду́­хом от нас, да не разлучи́мся вконе́ц от люб­ве́ Бо́­жия, но кре́п­ким заступле́нием ва́шим нас защити́те, да по­ми­лу­ет Гос­по́дь всех нас мо­ли́тв ва́ших ра́­ди, да истреби́т же рукописа́ние безме́рных гре­хо́в на́­ших и да спо­до́­бит со все́­ми свя­ты́­ми блаже́ннаго Ца́рст­вия и бра́ка А́гнца Сво­его́, Ему́­же честь, и сла́­ва, и благодаре́ние, и по­кло­не­ние во ве́­ки ве­ко́в. Ами́нь.