• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
 
Священник в больнице Добавлено в рубрику: Церковь и медицина

Священник в больнице

Распечатать
Оценка:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (3: 5,00 из 5)
Загрузка...

Книга «Священник в больнице» является очередным, исправленным и дополненным изданием неоднократно допечатанной книги «Пастырское служение в больнице». Настоящее издание видится как спутник пастыря, окормляющего пациентов больницы, страдающих различными заболеваниями. В любой момент священнослужитель может обратиться к книге и найти здесь ответ на возникшее недоумение или затруднение.

Священник Сергий Филимонов

Предисловие

Книга «Священник в больнице» является очередным, исправленным и дополненным изданием неоднократно допечатанной книги «Пастырское служение в больнице». Настоящее издание видится как спутник пастыря, окормляющего пациентов больницы, страдающих различными заболеваниями. В любой момент священнослужитель может обратиться к книге и найти здесь ответ на возникшее недоумение или затруднение.

Книга представляет собой синтез пастырского опыта русских священников прежних лет (в конце ее приведен список их трудов, к которым автор обращался в ходе своей практической деятельности) и собственного многолетнего опыта в качестве больничного священника и одновременно практикующего врача.

Пособие написано для разрешения трудностей пастырского служения в условиях стационара и кроме того может быть использовано для окормления больных на дому. В первой части даны рекомендации по налаживанию конструктивных взаимоотношений священника с администрацией и медперсоналом, а также по преодолению внутренних сложностей и искушений, неизбежных для пастыря в современной больнице.

Вторая часть книги «Особенности пастырского окормления в различных медицинских областях» существенно переработана и дополнена по сравнению с предшествующими изданиями. В ней рассмотрены наиболее характерные особенности душепопечения больных с разными заболеваниями и на разных отделениях больницы вплоть до реанимации.

В третьей части рассмотрены особенности совершения Таинств в больнице, в том числе над лежачими больными, что при отсутствии опыта может представлять для священника значительные затруднения.

К книге дано несколько приложений. Образец типового соглашения о сотрудничестве, подписываемого администрацией больницы и приходом, регламентирует пастырское служение в условиях государственного лечебного учреждения. Выдержки из Основ социальной концепции Русской Православной Церкви приведены для того, чтобы в любой момент священнослужитель имел возможность обратиться к формулировкам решений Архиерейского собора 2000 года по тем важнейшим проблемам биоэтики, с которыми ему приходится сталкиваться в повседневной больничной практике. И, наконец, изречения святых отцов о болезни и ее смысле в жизни человека дают точные слова утешения при беседах с больными и в моменты скорби, уныния и сердечной печали.

В настоящее время автором готовится к изданию объемный труд, посвященный пастырскому служению в медицине, воторый данная книга войдет как практическая часть.

Кроме того, представляется немаловажным, что некоторые пациенты или их родственники, готовые уже обратиться к помощи Церкви и Ее Таинств, познакомившись с данной книгой, смогут разрешить некоторые свои сомнения и убедятся в том, что богослужения и Таинства, проводимые для самых тяжелых стационарных больных, не принесут дополнительного напряжения и ни при каких обстоятельствах не усугубят тяжести физического состояния, но окажут благодатное цельбоносное действие на душу и тело.

Особенности пастырского служения в больнице

Правовое обеспечение современного служения в Российских государственных медицинских и медико-социальных учреждениях

В статье 30 Конституции РФ определяется право «на допуск к пациенту священнослужителя, а в больничном учреждении на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок больничного учреждения». Согласно статье, в оказании первичной медико-санитарной помощи могут участвовать учреждения государственной и частной системы здравоохранения на основе договоров со страховыми медицинскими организациями.

В ст. 37 закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (1992 г.) закреплены особые права для этой категории больных — права пациентов, находящихся в психиатрических стационарах: встречаться с адвокатом и священнослужителем наедине; исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администрацией — иметь религиозную атрибутику и литературу. Таким образом, существу ющее законодательство РФ не запрещает Русской Православной Церкви участвовать в благотворительной деятельности в здравоохранении, а пастырям РПЦ не препятствует совершать служение болящим и страждущим в государственных учреждениях.

Во многих Российских регионах идет процесс взаимного диалога Церкви и государства в области здравоохранения и социального служения гражданам. В целях возрождения духовных традиций медицины подписано Соглашение о сотрудничестве Министерства здравоохранения Российской Федерации и Московской Патриархии Русской Православной Церкви, результатом чего стало подписание подобных соглашений в различных регионах России.

Взаимоотношения между священником и медицинским персоналом

Как уже указывалось, важным аспектом взаимодействия государственных и религиозных организаций являются взаимоотношения между представителями этих организаций, которые должны строиться на основе взаимного доверия к деятельности и профессионализму.

Процесс взаимодействия государственной системы здравоохранения и РПЦ наиболее активно проявляется в окормлении различных ЛПУ: восстановление и организация больничных храмов и часовен, предоставление больным возможности исповедоваться, причащаться и собороваться, а также подготовка младшего и среднего медицинского персонала в традиции сестер милосердия.

«Священник — администрация больницы»

В этом процессе важное значение имеют взаимоотношения между главным врачом, администрацией ЛПУ и настоятелем больничного прихода, между медицинским персоналом и священнослужителями, непосредственно несущими служение в больнице. В этих взаимоотношениях главенствующее значение имеет личный контакт священника и главврача.

Целесообразно составить местное соглашение о совместном сотрудничестве, которое предусматривает специфику учреждения, особенности режима работы медперсонала, отсутствие давления со стороны персонала на деятельность больничного прихода. Практика показывает, что соблюдение положений соглашения возможно при хорошем контакте и взаимопонимании. Священник, желающий достичь взаимопонимания с администрацией больницы, должен быть чуток к проблемам данного лечебного учреждения и готов подчиняться его требованиям. Попытки претворить свои взгляды в жизнь вопреки имеющей место ситуации могут привести к напряжению в отношениях и ненужной конфронтации. Священник должен учитывать реакцию на свое служение со стороны всех сотрудников медицинского учреждения, в том числе и атеистически настроенных.

Взаимоотношения «священник—врач» в современном ЛПУ могут строиться в нескольких вариантах.

«Священник — православный врач»

Взаимоотношения между священником и православным врачом строятся ясно и понятно. Православный врач — помощник священнику в больнице, его опора, сопроводитель больных к встрече со Христом в больничных стенах. Священник и православный врач действуют в больнице синергично, стараясь максимально утешить больного, облегчить его страдания: один — духовно, а другой — телесно.

«Священник — инославный врач, верующий врач другой религии»

Здесь возможны два варианта:

«Священник — врач-христианин, неправославный»

В этом случае существует некоторое расхождение взглядов по основным вопросам биоэтики. С католиками эти расхождения минимальны, с протестантами значительны, особенно в вопросах эвтаназии (многие врачи протестантского направления допускают эвтаназию). Поэтому отношения должны строиться корректно, но в вопросах подхода к больным священник должен стоять твердо на позициях решений Юбилейного Архиерейского Собора РПЦ 2000 г.

«Священник — врач-нехристианин (мусульманин, иудей и т. д.)»

Священник должен проявить такт и веротерпимость. Необходимо отметить, что сострадательное отношение к больным и желание облегчить их страдания присущи всем врачам, независимо от вероисповедования. Как правило, врачи-мусульмане не препятствуют священнику совершать Таинства над православными, но не разрешают приближаться к единым по их вере и отрицательно относятся к православной символике на местах их работы (иконам, крестам и т. д.). Врачи-иудеи (не формальные, а верующие), как правило, не поощряют сестер милосердия оказывать помощь и вступать в какие-либо духовные разговоры с их больными.

«Священник — неверующий врач, атеист»

В этом случае разговоры священника о душе, как правило, бесполезны. Такой врач обычно даже не понимает, чем занимается священник. Выздоровление или чудесное исцеление больного после совершения Таинств такой врач приписывает либо случайному стечению обстоятельств, либо внушаемости больного, либо «психотерапевтическим» способностям священника, который мог внушить больному выздороветь. В большинстве своем врачи-атеисты сейчас не мешают священнику делать свое дело, если того желает сам пациент, однако и содействия спасению души не оказывают. Взаимоотношения с врачами данной категории следует строить на обычных общечеловеческих нравственных и гуманных понятиях, общечеловеческих представлениях о морали и жизненных ценностях. Практика показывает, что именно в данном случае священнику для реализации своей деятельности чаще всего приходится в устной или письменной форме прибегать к напоминанию общероссийского законодательства и местного соглашения о сотрудничестве между приходом и больницей.

«Священник — врач-оккультист»

В этом случае, как правило, имеют место антагонистические, непримиримые взаимоотношения. Такой врач обычно доставляет много неприятностей и своим коллегам, и пациентам, бывает яростным противником распространения и укрепления христианского больничного служения. Священнику приходится приложить много стараний, чтобы такой врач отказался от своих сомнительных деяний.

Без серьезных оснований священнослужителю не следует подвергать сомнению и оспаривать рекомендации врача, а врачу — советы священнослужителя. Формирование доверия возможно при обеспечении открытости и адекватного обеспечения информацией по вопросам оказания медицинской помощи и душепопечения. Это предполагается осуществлять с помощью духовно-просветительской деятельности, круглых столов, конференций. Кроме того предусматриваются публикации актуальной информации в соответствующих печатных изданиях, которые будут составляться с учетом задаваемых вопросов. Священнослужителю и врачу рекомендуется в случае необходимости встречаться для обсуждения вопроса совместного ведения больного, нуждающегося одновременно в медицинской и духовной помощи.

«Священник — младший и средний медперсонал»

Если во взаимоотношениях с врачами священник испытывает основную трудность, сталкиваясь со сформировавшимися религиозными убеждениями последних, то среди младшего и среднего медперсонала он найдет больше заблуждений и разного рода суеверий, хотя в их среде гораздо больше верующих людей, чем среди врачей. Это объясняется тем, что их ум не так сильно отягощен разного рода философскими системами и учениями. Особенно тяжел труд санитарок и сестер по уходу. Скорби, страдания, неустроенность жизни приводят сюда самых разных людей: от опустившихся до лиц с двумя высшими образованиями. Именно эта работа как никакая иная способна либо сделать человека глубоко верующим, либо низвести его до еще более низкого уровня, граничащего с крайним цинизмом. Все эти люди прежде больных нуждаются в утешении, ласке и заботливости священника. Поэтому свои отношения со средним и младшим медперсоналом священник должен строить на помощи их нуждам, заботам и чаяниям, с состраданием и понимаем их проблем.

Пастырское призвание и настроение для работы с больными

Пути спасения различны, и пути следования Христу разнообразны. Одним угодна монашеская жизнь, другие ищут Бога в отшельническом уединении, третьи видят смысл своей жизни в посещении заключенных, больных, немощных и т. д. Чтобы работать в больнице и нести там послушание Церкви, требуется особое призвание. Желание творить добро и нести милость другим — это не достояние самого человека, это есть дар Божий (вернее, один из многочисленных Его даров), так же, как и воскрешение мертвых, изгнание бесов и прочее.

Может случиться так, что священник, служащий в больнице, будет далек от нужд и чаяний медперсонала, неумеренно строг к больным, будет бояться заразиться или падать в обморок при виде крови. Поэтому более правильный путь, когда священник сам начинает ощущать в себе потребность идти в больницу для помощи страждущим и без давления сверху, исключительно по своей благой воле идет на это. Позже, испытав себя на этом поприще, он берет у священноначалия официальное благословение на больничное служение.

Больница — это место, где служение становится постоянной рутинной деятельностью, пропитанной страданием больных, их ожесточением на жизнь, неверием, агрессивностью ко всему церковному, хулой на Бога, с одной стороны, и глубокой преданностью Его воле, сверхъестественным перерождением души, искуплением грехов — с другой. В приходскую церковь люди часто приходят со своей нуждой и горем, в больнице это происходит гораздо реже, чаще священник и его помощники предлагают больным помощь Церкви, но встречаются с отказом. Пастырю в больнице надо иметь большое смирение, так как ему постоянно будут говорить неприятные вещи либо персонал, либо больные; терпение, которое превозмогало бы невежество, лень и нежелание спасения своей души больными, превозмогало бы раздражение в ответ на упорство и даже противоборство малейшему улучшению (усилению) духовной обстановки в больнице.

Терпение и еще раз терпение необходимо пастырю при окормлении больных, так как по причине своих заболеваний они часто переспрашивают, задают одни и те же вопросы или проявляют бездну невежества и суеверий, накопленных за время всей жизни, и болезни; проявляют свою приверженность к оккультизму. Болезнь толкает не воцерковленного человека на множество тяжелейших ошибок. Отпускать грехи и врачевать души таких пациентов священнику бывает особенно тяжело. Поэтому вместо раздражения и заслуженного укора он должен постоянно испрашивать у Господа терпения и сострадания к физически и духовно больным людям.

Вместе с тем со стороны государственных медработников требуется правильное понимание роли священника в больнице и его статуса. При социологическом исследовании мнений врачей и пациентов о том, кем являются священники, были получены следующие результаты по всему массиву: посредники между людьми и Богом — 40,2%; хорошие психологи и психотерапевты — 28,3%; избранники Божии — 8,3%; шарлатаны — 3,7%; сочетание ответов — 13,0%, такие же работники, как и в других профессиях — 6,5%. Как мы видим, современный священнослужитель, как и в прежние времена, в большинстве случаев воспринимается врачами и больными как посредник между людьми и Богом. При этом почти треть опрошенных респондентов считают священников хорошими психологами или психотерапевтами. Это неполное представление о служителе Церкви. Современный священник — человек, имеющий высшее гуманитарное богословское образование, нередко имеющий второе высшее светское образование, осведомленный в вопросах психиатрии, психологии, формальной логики, истории и так далее, и вследствие постоянного общения с людьми ориентирующийся во многих научных, юридических, социальных, медицинских, семейных и чисто житейских вопросах. Уровень менталитета многих священников соответствует таковому у высшего медицинского персонала. Понимание и учитывание этого момента может способствовать значительной духовной и психологической поддержке медиков и созданию в коллективах хорошей психологической атмосферы.

Пастырские искушения в больнице и их преодоление

Отсутствие взаимопонимания с администрацией больницы

Отсутствие взаимопонимания обычно возникает из-за нежелания священника смириться с реально существующей ситуацией, ограничивающей его возможности помощи больным. Это приводит к тому, что вместо того, чтобы искать компромиссы со светским начальством, работать синергично, то есть в одном направлении, священник, как «плотина», становится на пути администрации и, доказывая свои права, которых у него практически нет, несмотря на Закон о свободе совести, устраивает конфликт, ничем хорошим обычно не заканчивающийся.

Это искушение преодолевается четким соглашением (хотя оно и не имеет юридической силы) между администрацией больницы и больничным приходом, где оговариваются все нюансы деятельности прихода в больнице, не нарушающие ее режима и приносящие пользу (см. Приложение). По мере появления какихлибо конфликтных ситуаций они могут регулироваться дополнениями и приложениями к ранее составленному соглашению.

Ограничения администрацией возможностей священника

Ограничения администрацией возможностей священника служить в больнице вопреки существующему законодательству преодолеваются терпением и молитвой священника и прихожан. Священник должен довольствоваться тем малым, что дал ему Бог в месте его служения. Форсировать события нельзя — это приведет к неудаче. Если в больничной церкви происходит Евхаристия, то души людей, работающих в больнице, очень сильно меняются, меняется и обстановка. Годы терпения и молитвы неизбежно сделают свое дело. Все встанет на свои места.

Нарушение священником пределов своей компетенции

Суть искушения состоит в том, что врачи вмешиваются в духовные вопросы, а священники рассуждают, надо или не надо оперировать; чем можно, а чем нельзя лечиться. В итоге проигрывает больной. Священнослужитель не имеет права отменять нейролептические препараты у психически больных, вмешиваться в лечебный процесс и корректировать лечение, назначенное врачом. Среди молодых священников много таких, которые стоят «за правду без прикрас». Незнакомые с вопросами клинической этики и деонтологии, проявляя неуместную горячность и строгость, высказывая законнически-принципиальные назидания, подобные младостарцы могут вызвать уныние у мнительных или акцентуированных пациентов, нарушить их психологический настрой на лечение и даже подтолкнуть к самоубийству.

Это искушение преодолевается трезвым и совестливым осознанием границ своей пастырской компетенции.

Враждебное отношение медперсонала к священнику

Оно преодолевается молитвой священника за своих врагов и обидчиков. Священнику следует молиться, чтобы Господь вразумил, но не погубил его противников.

Клевета, жалобы, оскорбления и унижение священника

Эти искушения преодолеваются осознанием того, что клевета и оскорбления есть «целительные грязи» для души.

Безразличие больных

Откровенное безразличие со стороны неверующих больных к призывам спасения души опасно и может принести ожесточение сердцу священника. Преодолевается оно терпением и памятованием о том, что в больнице есть нуждающиеся в его помощи, и ради этих нескольких болящих — овец Христовых — он должен претерпеть множество козлищ, бодающих его.

Угрозы родственников

Угрозы священнику со стороны атеистически настроенных родственников больного преодолевается воспоминанием слов Спасителя, что без воли Божией ни один волос с головы человеческой не падает, и воспоминанием слов псалмов: «Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся?» (Пс. 26, 1–2). «На Бога уповах, не убоюся, что сотворит мне человек?» (Пс. 117:6).

Отсутствие пожертвований

Отсутствие пожертвований за совершение Таинств со стороны больных в настоящее время весьма распространено. Очень многие больные, особенно сейчас, не в состоянии пожертвовать средства на совершенные над ними Таинства. Иногда получается, что даже из тех пяти-десяти человек, на которых священник потратил весь день в больнице, после чего еле живой от усталости ушел домой, никто ничего не жертвует. Это искушение преодолевается смирением и упованием на волю Божию. Обычно всегда, если священник не проявит малодушия и сребролюбия, вслед за теми больными, которые ничем не помогли Церкви и священнику, Господь посылает жертвователя, который восполняет своей жертвой скудость всех предшествующих, сколь много бы их ни было.

Уныние священника

Уныние, тяжесть, печаль накануне совершения молебнов в больнице нередко могут быть связаны с демоническим воздействием. Преодолевается осознанием священником обязательности исполнения своего молитвенного долга. Надо сказать, борьба с бесом уныния тяжела и не всегда священнослужитель выходит из нее победителем. Он или с опозданием начинает молебен или вовсе не совершает его. Некая каменная тяжесть как бы плитой придавливает грудь. Как только священник начнет служить молебен, эта тяжесть тут же спадает, а к концу молебна о ней не остается даже воспоминания.

Бесовские страхования

Бесовские страхования в больнице могут проявляться в разных видах: от голосов, вспышек света, шума, вздохов, кашля, хождения в палатах до непосредственного явления падших духов священнику, больным и врачам. Это искушение преодолевается теми советами и приемами, которые даны в святоотеческой литературе монахами-подвижниками.

В одной из палат больницы, где постоянно умирали тяжелые больные, появились шорохи, по стоянно пугавшие больных, слышались кашель и вздохи, больные ощущали, будто кто-то невидимый прикасается к ним ночью, поправляет одеяло. Шумы исчезли после окропления священником палаты святой водой.

Мужчина средних лет, страдавший раком прямой кишки, принял Крещение в больничной церкви. Во время Крещения при чтении заклинательных молитв почувствовал, как нечто чужеродное вышло из легких и на выдохе ушло через рот. В ночь после Крещения был разбужен внезапно чувством ужаса. Открыв глаза, увидел нечистого духа, черного, с горящими глазами и жутким оскалом, нападающего на него. Больной просидел до утра, держа перед собой нательный крест, пока дух не исчез.

Другому больному нечистый дух явился накануне операции в виде женщины в «звездчатом» плаще. Исчез, когда пациент положил на прикроватную тумбочку крест и Святое Евангелие.

Внешний облик священника в больнице

Пастырь в больнице должен помнить, что на него устремлено множество глаз, внимательно его изучающих. Что-либо сказанное или сделанное священником на одном отделении сразу становится достоянием всей больницы. Поэтому священник наряду с врачами и медсестрами должен обладать элементарным знанием деонтологии. Это несложно, так как по деонтологии издан целый ряд книг.

Священник всем своим видом должен нести радость и внушать больным надежду на выздоровление. Понятно, что не всем болящим нравится радостный вид другого человека, однако священник, несущий и свои, и чужие скорби и благодатью Божией сохраняющий жизненный оптимизм, укрепляет души пациентов в бедствиях и подвигает их к вере.

Священнику следует всегда быть чистым и опрятным. Когда одежда (подрясник) неглажена или замызгана грязью, а на ногах уличная обувь, — это производит на окружающих неприятное впечатление. Тем более что на отделениях соблюдают принципы асептики, врачи появляются перед пациентами всегда в белых накрахмаленных халатах, посетители и персонал ходят либо в сменной обуви, либо в бахилах. Священнику желательно иметь для служения в больнице отдельную одежду (подрясник) и обувь (тапочки или туфли), тогда к нему никогда не возникнет претензий. Желательно чтобы у священника, несущего служение в больнице, было там небольшое помещение, где бы он мог переодеться, остаться ночевать в случае необходимости, где хранил бы облачение и книги, необходимые в его повседневной практике.

Во внеслужебное время священнику не рекомендуется появляться в больнице в гражданской одежде. В любое время дня и ночи медперсонал и больные должны видеть священника в подряснике, и только какое-то исключительное обстоятельство может позволить священнику быть в гражданской одежде. Это связано, конечно, не с конкретным священником в конкретной больнице, а с образом священства вообще, которое для мирянина является тайной, в котором мирянин почитает Христа, а в современной жизни часто видит и последний оплот соблюдения заповедей Божиих и жизни по Евангелию.

Что касается использования богослужебных облачений в больнице, то здесь допустимы некоторые отклонения от общеприходской практики. Священнику достаточно иметь епитрахиль и поручи для служения молебнов и Крещения в палате. Фелонь среди пробирок, склянок, баночек для мочи, светской обстановки в холле на отделении, где совершается молебен, становится неуместной. Бывают случаи, когда священник, уходя домой или просто проходя по больнице, может оказаться без облачения, а неотложность ситуации требует от него Крещения страха ради смертного или исповеди перед смертью или еще чего-либо подобного. Тогда Таинство приходится совершать без епитрахили. Несмотря на такого рода отступления, священнику все же не рекомендуется заниматься самодеятельностью, а лучше испрашивать совета у более опытных сослужителей и согласовывать свои действия со своим священноначалием.

Семейная и материальная жизнь больничного священника

Семейная жизнь больничного священника не может укрыться от взоров прихожан, как и в любом храме. Она сопряжена, однако, с рядом сложностей. Во-первых, она зависит от графика работы лечебного учреждения. Во-вторых, больные, особенно тяжелые, требуют особенно много времени и внимания. В-третьих, больные, поступающие по «скорой помощи», или внезапно утяжелившиеся стационарные больные часто «выбивают» священника из обычного графика и заставляют его на ходу перестраивать не только свои служебные, но и семейные планы. Домочадцы всегда должны быть готовы к тому, что если батюшка ушел в больницу на Исповедь или Причастие больных, он может прийти гораздо позже запланированного. Учитывая, что основное окормление больных чаще всего происходит во второй половине дня, когда основные медицинские процедуры закончены, священник нередко может возвращаться ночью, когда дети и матушка уже спят.

Материальная жизнь больничного священника зависит от ряда факторов: специфики больничного учреждения, отношений с администрацией, количества богослужений, проводимых в больнице, стажа служения, качества служения и авторитетности клирика. Надежда на то, что лечебное учреждение будет чем-то помогать священнику, выделять средства на его содержание, часто оказывается иллюзией. Как правило, администрация больницы сама ждет помощи от Церкви как в гуманитарном, так и в материальном виде и редко в какой больнице для содержания священника выделяется специальная ставка.

Есть старая священническая пословица: «Как молишься, так и подают». Она особо применима в больнице. Поначалу священник получает там гораздо меньше, чем в городских храмах и соборах. Но если пастырь старается ревностно служить Господу в этом месте страданий, Господь Сам находит средства, как прокормить Своего служителя и посылает ктиторов и благотворителей. Нерадивым же — ничего не подает. Самое главное, чтобы священник не думал, что ему есть и пить, а искал прежде Царствия Божия. И «остальное все приложится» — непременно! — милостью Божией.

Особенности пастырского окормления в различных медицинских областях

Пастырское окормление в хирургии

Пастырское душепопечение больных в хирургии связано обычно с двумя моментами:

  • особой опасностью хирургических методов лечения (степень риска, анестезии и прочего гораздо выше, чем в терапии);
  • относительно недолгим пребыванием пациента в стенах стационара.

Это и определяет принципы пастырского подхода к таким больным.

Адекватность пасторской помощи длительности госпитализации и тяжести заболевания

Хирургический больной, поступивший в стационар и желающий получить помощь Церкви в виде ее Таинств, должен получить ее в том объеме, который адекватен времени пребывания в стационаре и степени тяжести заболевания. Исходя из этого принципа, не надо стремиться к порочной практике во что бы то ни стало за время госпитализации исповедовать, причастить и воцерковить человека. Больной может положить в больнице начало покаяния, а исповедоваться и причаститься может через какое-то время после выписки. Это «какое-то» время есть время, в течение которого больной будет полностью подготовлен к Таинству.

Незамедлительность помощи Церкви

Каждый хирургический больной, пожелавший получить помощь Церкви в Ее Таинствах, должен получить ее как можно раньше. Что это значит?

В хирургических стационарах даты операций нередко переносятся. Задержки происходят из-за неготовности анестезиологического пособия, переполненности операционного списка, болезни хирурга и других причин. И наоборот, нередко после консилиума или обхода заведующего, в результате которого оказывается неблагоприятным удлинение предоперационного периода, операцию проводят гораздо раньше намеченного срока. Поэтому бывает, что пациент готовится к Причастию в пятницу, рассчитывая, что операция будет в понедельник, а его оперируют уже в среду. Священник приходит, а больной на операционном столе.

Вот почему для хирургического стационара, где многое быстро меняется, в отношении Таинств хорош принцип: «Чем раньше, тем лучше!».

Пастырское окормление в терапии

Время, в течение которого терапевтические больные пребывают в стационаре, позволяет священнику оказать им помощь в полном объеме, то есть исповедовать, причастить (и не один раз), соборовать, подготовить к Таинству Крещения и крестить и так далее. Для больных этого профиля особенно благодатно, если в больнице есть храм. Тогда они могут посещать молебны, акафисты, причащаться не сокращенным чином в палате, а за Божественной Литургией в больничной церкви. Покидая лечебное учреждение, такие пациенты знают, что им требуется для дальнейшего воцерковления.

Пастырское окормление в отделении реанимации

В реанимации находятся больные крайней степени тяжести. Вероятность развития жизненно-несовместимых осложнений у них очень высока. Нередко больных переводят на искусственную вентиляцию легких, в этом случае они становятся недоступными для проведения церковных Таинств. К тому же тяжелое состояние больных не позволяет им полноценно исповедоваться. Бывает, что они едва-едва могут высказать несколько грехов. Нередко священнику приходится исповедовать таких больных вопросами, на которые они односложно отвечают «да» или «нет».

В таком случае неоценима помощь сестры милосердия, которая в беседах с больным может понемногу собрать сведения о его жизни, хотя бы в отношении тяжелых и смертных грехов.

Священнику, окормляющему больных в реанимации, целесообразно знать степени градации сознания и интересоваться у дежурного врача-реаниматора, адекватен больной или нет, «загружен» ли нейролептиками или без сознания.

Когда больной неадекватен, у священника может сложиться впечатление, что тот искренне кается, подтверждает грехи, а на самом деле больной даже не осознает, что говорит. Если священник опытный, он может проверить это несколькими наводящими вопросами, но лучше предварительно посоветоваться с врачом реанимации.

Пастырское окормление в акушерстве и гинекологии

Особенно сложно осуществлять священническое служение в акушерско-гинекологическом стационаре. Это связано с тем, что по большинству ключевых вопросов биомедицинской этики (аборты, экстракорпоральное оплодотворение, контрацепция и тому подобное) между Церковью и официальной медициной имеются расхождения (см. Приложение). Священническое служение обычно связано с окормлением рожениц, женщин, делающих гинекологические операции и умирающих младенцев.

Окормление рожениц

Для рожениц особенно важна исповедь перед родами и Причастие Святых Христовых Таин. Мнение, бытующее среди народа, что беременным нельзя креститься и собороваться, — ошибочно. Священнику необходимо разубеждать женщин в этих заблуждениях. Существуют специальные молитвы ко Спасителю и Божией Матери (в Сербском Требнике) перед родами. Полезны перед родами и молебны.

Окормление женщин, делающих гинекологические операции

Оно практически ничем не отличается от окормления хирургических больных.

Окормление умирающих младенцев

Речь идет о младенцах, родившихся и расставшихся с жизнью в ближайшие часы и минуты после рождения. Здесь окормление священника имеет опосредованный характер, так как он сам может не успеть в родильный зал в критический момент. Для решения этой проблемы в задачу пастыря входит обучение медперсонала родильного зала (врачей, сестер, акушерок) навыкам Крещения младенца страха ради смертного, объяснение важности такого Крещения для спасения душ младенцев.

Конкретные примеры клинических ситуаций

Из всех трех видов перечисленных душепопечений наиболее сложные и драматические ситуации складываются при окормлении рожениц. Здесь возникают проблемы абортов по социальным показаниям; вопросы, что сказать священнику при выборе между жизнью матери и плода, если жизни матери угрожает опасность; как объяснить матерям, что их будущие дети, имеют право на жизнь даже если у них высока вероятность пренатального урод ства и инвалидности. Готовых рецептов для священника нет. Каждая ситуация нестандартна и требует индивидуального решения, а ошибка влечет за собой непоправимые последствия.

Постараемся показать действия священника на примере конкретных клинических ситуаций, соответственно перечисленным проблемам.

Вариант выбора между жизнью матери и плода оговорен в материалах Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2000 года. В каждом случае он решается индивидуально. Священник не может ни при каких обстоятельствах дать благословение на аборт. Женщина должна принимать решение сама. При принятии решения сыграют роль глубина ее воцерковленности, готовность к жертвенности ради ребенка даже до смерти, внутрисемейная ситуация (наличие уже рожденных детей, которые могут остаться сиротами). Согласно решению Собора 2000 года, священник в случае аборта в такой ситуации обязан наложить на такую женщину епитимию (церковное наказание), но не отлучать ее от Причащения Святых Христовых Таин [91, с. 193].

На акушерское отделение поступила женщина, у которой было ранее проведено три кесаревых сечения. Все три ребенка живы. Четвертая беременность — угроза разрыва матки, предложено кесарево сечение с одновременной перевязкой труб (то есть стерилизация). Женщина верующая, духовник не благословил стерилизацию. Нет гарантий, что это не последняя беременность. По прогнозам врачей, следующая беременность может закончиться смертью матери из-за разрыва матки. «Законническое» благословение духовника могло привести к трагедии: смерть женщины в будущем, муж-вдовец, трое сирот. Понадобилось старческое благословение, чтобы женщина успокоилась и согласилась на операцию в предложенном объеме.

Имеют ли право на жизнь будущие дети-уроды и инвалиды? Конечно, да. Священник должен твердо стоять за сохранение жизни таких детей и пояснять матерям, что бывают серьезные диагностические ошибки. Нередко мамам, которые перенесли краснуху в первом триместре беременности, рекомендуют аборт. Верующие женщины, не согласившиеся на аборт, рожали нормальных детей.

Пастырское окормление в педиатрии

К особенностям душепопечения в современной педиатрии можно отнести следующее.

Вследствие умножения греха сегодняшние дети гораздо более больны, чем их сверстники еще 30–40 лет назад, много больных младенцев.

Греховность и озлобленность современных детей гораздо выше, чем это было раньше. Современные дети становятся умышленными убийцами уже с пятисеми лет, с девяти лет начинают жить половой жизнью, в пять–шесть лет заниматься магией, гаданием, оккультизмом. Большое количество озлобленных детей есть следствие частого распада семей на так называемые неполные и появления у детей уныния и тоски, омолодивших возраст самоубийц до восьми–одиннадцатилетнего возраста. Уже у семилетних детей священник может столкнуться с сознательным покаянием в ряде смертных грехов.

Детская исповедь отличается от взрослой и требует большого такта со стороны священника по отношению к ребенку.

В душепопечении больных детей пастырь должен стремиться к исполнению трех принципов:

  • Лечение и помощь детям следует начинать с духовного лечения их родителей.
  • Необходимо родителей сделать союзниками в молитве за ребенка.
  • Нельзя препятствовать детям приходить к Богу.

Духовное врачевство родителей

Вся деятельность священника, а вместе с ним родителей, врачей, которые лечат ребенка, должна быть направлена как бы сверху вниз: духовное, душевное и телесное. Поэтому пастырь должен научить родителей, что первым делом, когда ребенок заболевает, должна быть родительская молитва.

Конечно, когда заболевает дитя, родительское сердце не может быть спокойным, начинается волнение, которое часто, к сожалению, переходит в суетливость [17]. Суетливость не приносит ребенку ничего, кроме расстройства. Даже с точки зрения элементарной психофизиологии спокойный ребенок всегда находится в состоянии какой-то сбалансированности, внутренней середины, и это-то внутреннее равновесие по-другому запускает все физиологические процессы.

В своей пастырской практике прежде, чем разрешать проблемы ребенка (даже в юношеском возрасте), батюшке следует распутать клубок родительских взаимонепониманий. Согрешения родителей неминуемо отражаются на психическом и физическом здоровье дитя. Оно невинно мучается под грузом родительских пороков и страстей.

В одной из больниц произошел следующий случай. Семимесячный младенец погибал от рака головного мозга. Священник, окормлявший больницу, наложил епитимию на отца и мать ребенка, исповедовал, причастил родителей, затем стал причащать ребенка каждую неделю и тот вскоре выздоровел.

Благодать Божия соединяет людей, делает их родными, и эта близость особенно чувствуется между матерью и ребенком. Молодая мать сама это чувствует: она в этой жизни уже не одна. Уже есть тот, кто ей помогает, кто подает ей руку помощи — как бы ценою своего страдания. Видя беспомощность малыша, видя его желание быть вместе с матерью, ту надежду, которая всячески выказана его борьбой за жизнь и которой он призывает и на мать милость Божию, видя это, Господь, конечно, посылает им Свою милость. Это упование младенца — как бы бессловесная молитва, но и она слышна Господу: «Не утаится от Тебе, Боже мой, Творче мой, Избавителю мой, ниже капля слезная, ниже капли часть некая…»

Известен случай, когда мать отказалась от ребенка, и он умер, хотя родился достаточно здоровым. А бывает, ребенок родится больным, даже настолько, что, по клиническим признакам, состояние уже заведомо безнадежно, и выживает благодаря любви и заботе родителей.

Семья — это единое тело, и часто духовный груз, который на ней лежит, распределяется между ее членами неравномерно. Случается, что дети несут непосильный груз и расплачиваются своим здоровьем за грехи и ошибки родителей.

В одной семье был такой случай. Девочка семи лет тяжело болела, высокая температура долго не отступала, врачи не могли поставить диагноз, и родители были на грани отчаяния. И их мама, бабушка девочки, передала слова одного священника: девочка, мол, потому болеет, что вы не исповедуетесь и не причащаетесь и ваши грехи ложатся на ребенка. Это глубоко тронуло отца и мать, они стали ходить в храм, принесли покаяние, стали причащаться и исправлять свою жизнь. Болезнь отступила. Она была тем попущением Божиим, через которое вся семья воцерковилась.

Иногда бывает и наоборот — через обращение детей спасаются родители. По своему нерадению родители часто подвергают детей смертельной опасности, оставляют их некрещеными до 6–8 и более лет. Души таких детей в случае внезапной смерти остаются без благодати Божией. Дети уже несут на себе наказание и проклятие за родителей в виде своей невоцерковленности. Каждое последующее поколение таких детей вбирает в себя все новые и новые грехи рода, печать Божиего гнева довлеет над ними и порождает так называемые «роковые судьбы», хотя дело не в фатуме, а в наследственном грехе.

Когда эта порочная цепь прерывается, Господь оказывает милость и родителям.

Так, в Областной больнице Санкт–Петербурга в 1997 году на проктологическом отделении на излечении находился больной С. После операции по поводу онкологии прямой кишки в малом тазу образовался очаг инфекции, не поддающийся диагностике и лечению. Больного лихорадило около четырех месяцев. За время болезни мужа крестились и воцерковились его жена А. и дети. После Крещения и Причащения последнего ребенка в семье, когда вся семья стала верующей, у больного произошел самостоятельный прорыв гнойников малого таза наружу, после чего наметилось значительное улучшение состояния, и через неделю больной был выписан. Учитывая опыт и высокий уровень подготовки специалистов отделения и адекватные современные методы диагностики, данный случай может трактоваться не как бездействие или ошибочные действия медперсонала, а как особый Божий Промысл о спасении целой семьи.

Семейная молитва за болящего ребенка

Мать должна иметь надежду на помощь Божию ее ребенку, а там как Бог даст. Апостол Павел говорит, что если страждет один член тела, то страждут и другие. Если болит рука, то другая рука чувствует это. Семья — это единое тело.

Болезнь, а тем более серьезная болезнь ребенка, всегда говорит о том, что для семьи настало время покаяния. Она побуждает родителей усилить духовную жизнь. Когда болеет ребенок, то верующие родители должны взять на себя либо какой-то духовный подвиг (пост, молитва, милостыня и др.), либо покаяться, привлечь к молитве остальных детей: пусть становятся к иконе и молятся за болящего братика или сестричку.

Очень хорошо, когда в семье много детей. Они тогда чутко реагируют на болезнь одного из своих братьев или сестер. Для них, как и для самого больного, это целая школа. Желательно, чтобы они принимали участие в его лечении: приносили, скажем, клюквенный сок, мыли за ним посуду — конечно, если это не инфекционное заболевание, при котором нужен карантин. Другим детям надо дать понять, что сейчас в семье особое время, чтобы это событие получало духовный отклик у всех, чтобы вся семья жила молитвенно и не было безразличия, когда один болеет, а другие беззаботно играют.

Если дети ощущают себя ответственными за больного брата или сестру, молятся о его выздоровлении, то больной чувствует эту поддержку и укрепляется. Так и создается по-настоящему семья, как единое целое, как одна душа, как малая Церковь.

И тогда получается, что болезнь — это не просто неприятность, а духовная школа для всех, посещение Божие, которое касается всей семьи. Господь посещает ее и одного укладывает на одр болезни, а других научает состраданию, смирению, любви. Это и школа воспитания, и школа взаимной уступчивости.

А после того как ребенок выздоровеет, надо, конечно, благодарить Господа. И дети в семье начнут понимать, что Господь дал поболеть и дал выздороветь, что во всем этом — великая милость Божия.

Церковные Таинства — путь к Богу, открываемый ребенку

Дети страдают за наши грехи, за наше нерадение о спасении их душ, о своем спасении. Поэтому пастырь должен разъяснить родителям, что их задача состоит не только в том, чтобы обеспечить детям физическое существование, но, прежде всего, — духовно воспитать их, открыть им дорогу к Богу. В этом состоит третий принцип, выраженный словами Самого Спасителя: «Нe препятствуйте детям приходить ко Мне» (Мф. 19:14).

Во время тяжелой болезни следует причастить ребенка Святых Христовых Таин, чтобы положить доброе основание его лечению.

Грудной младенец заболел лейкозом. Батюшка сказал матери: «Причащайте его каждый день». Она стала ходить в храм Божий и, по благословению батюшки, каждый день его причащала. И младенец вскоре выздоровел.

Святую воду дают больному не только натощак, но в течение всего дня, можно и омывать ребенка ею — голову, лицо, тело, протирать глаза. Поближе к его кроватке хорошо поставить икону, чтобы ребенок, когда лежит и болеет, видел ее. Когда родители входят в больному, желательно, чтобы они благословляли дитя, особенно на ночь. Можно окружить ребенка освященными предметами, положить рядом с ним крест, чтобы он почаще к нему прикладывался.

Можно научить его целовать нательный крестик, который, конечно, всегда должен быть на ребенке. Хорошо, если дети привыкнут никогда не снимать креста. Иногда у родителей бывают опасения, что тесемка может принести ребенку вред, сделать удушье и т. п. Эти опасения напрасны. Подобных случаев зафиксировано не было. При любом неудобстве ребенок рефлекторно изменяет положение тела. Тесемку, на которой висит крестик, он поправит даже во сне.

Молитвенный навык особенно пригодится ребенку во время болезни. Он уже с детства поймет, что болезнь — это не просто температура и головная боль, а нечто большее.

В это время желательно читать ему духовные книги, особенно Евангелие, жития святых.

Лекарство хорошо осенять крестом.

Если родители не приводят младенца в храм, не учат его молиться, если дома нет иконы, Евангелия, если родители не стараются жить благочестиво, то значит, они препятствуют детям приходить ко Христу. И в этом самый главный грех родителей, который ложится на детей. Вот почему за грехи родителей страдают дети, даже если они в них не виноваты. Грех потому и есть величайшее зло, что от него страдают невиновные. Но по этому же закону страданиями одних искупаются грехи других, страданиями ни в чем не повинных детей — грехи их предков.

Пастырское окормление инфекционных и особо заразных больных и ВИЧ-инфицированных

Особенности душепопечения заразных больных

Священник, окормляющий заразных больных в больнице или на дому, с одной стороны, должен проявлять постоянное самопожертвование, преодолевать страх заразиться, всецело уповая на помощь Божию. С другой стороны, он должен помнить и выполнять слова Спасителя: «…не искушай Господа Бога твоего»(Мф. 4:7), то есть знать меры безопасности и профилактики, которые могли бы свести риск заражения к минимуму.

Священнику необходимо знать, каким путем распространяется конкретная инфекция (воздушно-капельным, контактным, другими), в заразный или не заразный период происходит окормление, какие препараты, какие мази и иные средства нужно применять, чтобы самому не стать переносчиком инфекции и не заразить здоровых прихожан.

Следует отличать обычные инфекционные заболевания от так называемой смертоносной заразы (особо опасных инфекций), такой как холера, чума, черная оспа и так далее. В этом случае священник должен напомнить пасомым о том, что эта зараза — проявление гнева Божия на их землю, о необходимости глубокого покаяния и чтения девяностого псалма. В случаях «смертоносного поветрия» в прежние времена всегда совершались крестные ходы с водосвятием.

Душепопечение ВИЧ-инфицированных

Церковным организациям долгое время было нелегко обсуждать эту сложную тему. Обычное в прежние годы мнение выражалось приблизительно в следующем: «СПИД — результат греховной жизни, и, следовательно, люди, которые страдают от этой болезни, просто получают по заслугам, несут справедливое наказание от Бога». Многие священники и миряне Русской Православной Церкви и других христианских конфессий считали, что проблема СПИДа не имеет никакого отношения к жизни и проблемам церковного общества. («Наши люди СПИДом не заболеют!»)

Другая причина, оказавшая огромное влияние на мнение церковной общественности, — это отсутствие достоверной информации о возможных путях распространения ВИЧ. Долгое время считалось, что ВИЧ/СПИД угрожает только гомосексуалистам, «секс-работницам» и людям, имеющим беспорядочные сексуальные связи, что Церковью строго осуждается (опять же, в любом из приведенных случаев СПИД представялется справедливым наказанием за грехи).

К счастью, в настоящее время данные ошибочные взгляды постепенно исчезают из церковного сознания и обихода.

Необходимо отметить, что наиболее уязвимой к поражению этим заболеванием является группа молодых людей от 15 до 35 лет. В результате наиболее активная и трудоспособная часть общества находится под угрозой исключения из социального контекста. Помимо естественных проблем, обусловленных физиологическим состоянием больных, в случае ВИЧ-инфекции к этим проблемам добавляются психологическая и социальная стигматизация с вытекающими непредсказуемыми последствиями как для самого больного, так и для его окружающих.

ВИЧ-инфицированные взрослые, сталкиваясь с проблемой своей ненужности и отчуждения от окружающих, теряют интерес к жизни и спасению своей души. Душепопечение ВИЧ-инфицированных больных сводится к созданию нормального психологического климата и доступности всех церковных Таинств. Суть пастырской помощи, многочисленных и многочасовых бесед с такими больными сводится к одному: пробуждению мотивации и помещению их в среду нормальных церковных людей (то есть, проще говоря, приведение и воцерковление на приходе). Задача священника — разрушить вакуум и изоляцию как вне, так и внутри болящего и помочь ему на пути обретения Бога.

Помощь ВИЧ-инфицированным детям-сиротам

ВИЧ-положительный статус ребенка со стопроцентной точностью может быть засвидетельствован лишь к трем годам, опытные врачи больницы могут поставить диагноз к полутора годам (хотя существуют методы диагностики, позволяющие определить зараженность ребенка сразу после его рождения, но они очень дороги), а до тех пор инфицированные и здоровые дети живут и растут в отделении больницы. Еще недавно оставалась актуальной проблема для тех детей старше полутора лет, о которых уже можно было окончательно сказать, что они здоровы. По существующему распоряжению Министер ства здравоохранения и Министерства образования, их должны переводить в детские дома для сирот. Но, как правило, администрация этих домов от приема подобных детей отказывается из-за собственных страхов и предубеждений относительно их здоровья и опасности для окружающих. Дети продолжают жить в больницах, самым старшим из них бывает по 3–4 года. Поэтому ВИЧ-инфицированные дети страдают госпитальным синдромом [86, с. 10–11].

Душепопечение ВИЧ-положительных детей сосредоточивается на возможности проведения Таинства Святого Крещения и социальной адаптации таких детей (очень часто они оказываются без документов, даже без свидетельства о рождении, как люди-«никто», беззащитные перед системой, которая и сама не знает, что с ними делать.

Пастырское окормление в психиатрии

Опыт моей пастырской деятельности заставил меня отказаться от нозологического подхода к этой категории больных, которых стал практиковаться у некоторых современных авторов (игумен Евмений и др.). Во-первых, несмотря на введение в курс духовных семинарий краткого курса по душевных болезням, молодому ( как и убеленному сединами) пастырю не всегда удается разобраться с психическим диагнозом своего подопечного. Во-вторых, как показывает пастырская практика, медицинская классификация психических нарушений мало что дает для проведения исповеди. Пастырям следует отойти от заманчивого медицинского шаблона и иметь единый унифицированный подход ко всем категориям психбольных независимо от медицинского диагноза.

При это можно, конечно, знать, какое именно заболевание скрывается за тем или иным состоянием, но, повторюсь, не считаю это принципиальным и предлагаю следующую классификацию.

Агрессивные психбольные

Такие больные носят в себе мысли об убийстве людей и животных, имеют агрессивные мысли против исповедующего священника, готовы даже убить его. С такими священнику нужно быть осторожным, объяснить больному, откуда берутся эти мысли и каковы их пагубные последствия, необходимость их постоянного исповедания и борьбы с ними. При обострении психзаболеваний с подобными проявлениями духовник должен посоветовать больному незамедлительно обратиться к своему лечащему врачу для корректировки дозы психотропных препаратов.

У священника при исповеди таких больных невольно возникает страх за свою жизнь, справиться с которым поможет всецелое упование на Бога и предание себя в руки Божии. Нельзя обличать и ругать таких больных за их мысли и поведение. Следует посочувствовать им, вместе с ними посокрушаться об этих мыслях, посоветовать чаще исповедоваться и причащаться.

В случае, если больной еще не госпитализирован и сумел реализовать свои мысли на практике, нанеся телесные повреждения родственникам, последним должен быть дан совет о немедленной госпитализации больного.

Психбольные с суицидными помыслами

Нередко состояние декомпенсации у психбольных возникает после самовольной отмены психотропных препаратов. В любой момент такие больные могут совершить самоубийство (выброситься из окна, лечь под поезд, повеситься, заколоться ножом и проч.). Духовник обязан достаточно строго разъяснить больному и его родственникам недопустимость отмены препарата и рассказать о возможных последствиях. Как правило, это имеет действие.

Кроме того, подобный больной нуждается в частой Исповеди и Причастии и усиленных молитвах духовника. Очень помогает постоянное чтение Иисусовой молитвы, устраняющей от собеседования с суицидными помыслами. Суицидные помыслы могут возникать и в состоянии ремиссии, при этом больной понимает их пагубность. Здесь уместно напомнить ему о загробной участи самоубийц и страхом Божиим исторгнуть из этих мыслей.

Психбольные с галлюцинациями

Зрительные, слуховые и другие галлюцинации и псевдогаллюцинации имеют разнообразные причины. В одном случае это следствие повреждения мозговой деятельности, в другом — бесовское собеседование. Бесы могут проявлять свое собеседование с больными посредством матерных голосов, хулящих Бога, Церковь и всякую святыню. Как правило, при совершении молитв, прикладывании к иконам и прочих благоговейных религиозных действиях хула и нецензурная ругань усиливаются, приобретают агрессивный характер. Это подтверждает духовнику бесовское происхождение голосов и видений.

У психиатров существует своя огромная классификация галлюцинаций и псевдогаллюцинаций. Для пастырей она практического значения не имеет. Духовнику принципиально важно установить то, что как раз не принимается психиатрами: какова в данном случае природа этих галлюцинаций и псевдогаллюцинаций — психическая она или бесовская.

Духовнику важно обратить внимание своего подопечного на святоотеческий запрет рассматривания видений и собеседования с голосами. Необходимо научить подопечного молиться про себя разными короткими молитвами, Иисусовой молитвой, чтением 90 псалма и молитвы «Да воскреснет Бог…». Со временем бесовские наваждения становятся реже или полностью пропадают.

Психбольные с фобиями (со страхами)

Таким больным духовник должен приносить утешение, по мере сил показывая несостоятельность имеющихся страхов.

Психбольные «вязкие»

«Вязкими» можно назвать больных, приносящих на каждую исповедь целые тетради грехов и записанных мыслей. Во-первых, духовник не может себе позволить потратить 2–3 часа на прием такой исповеди. Во-вторых, он должен относиться к больному, как к младенцу, понимая, что тома грехов — плод деятельности болезненной психики. Пастырю следует выяснить самое главное — не было ли голосов, видений, мыслей о самоубийстве, убийстве и в течение нескольких лекций, успокоив больного, что это не его мысли, отпустить грехи и допустить к Причастию. Исповедь должна быть краткой и носить утешающий характер. Неопытный священнослужитель может стать жертвой бесовской козни — измотать священника и отнять его время через больного человека.

Психбольные с истерическими проявлениями

Обычно вызывают у священника внутреннее тихое раздражение. Не дают открыть рот, не заботятся о тайне Исповеди, исповедуются громко, навязывают свое видение проблемы и не заботятся о времени Исповеди. Таковых духовник должен вводить в строгие рамки временного регламента («Отвожу вам на Исповедь десять минут»), настойчиво, но несколько раз, терпеливо повторить один и тот же духовный совет, не поддаться не уговоры больного. Такая Исповедь нередко заканчивается тем, что больной остается при своем мнении и решает, прислушаться к советам духовника или нет. Очень важна ненавязываемая позиция духовника, остав ляющая выбор за таким больным.

Пастырское служение в психическом интернате

Церковное душепопечение душеных лечебниц до революции 1917 г. происходило в кардинально иных условиях, чем сейчас, и не описано достаточно подробно в православной литературе, чтобы быть руководством к действию для священника сегодня.

Первым делом следует освятить православным чином психиатрическое учреждение.

Для полноценного духовного окормления проживающих священство должно опираться, в первую очередь, на самих сотрудников интерната, и только, во вторую — на помощь волонтеров из числа прихожан.

Воцерковление проживающих следует начинать с обучения их простым молитвам и правильному наложению на себя крестного знамения, раздачи крещеным больным православных нательных крестов.

Одним из главных принципов духовного окормления проживающих должен быть принцип добровольности, отсутствие всякого насилия над их волей. Духовное окормление следует совершать с ведома и согласия близких родственников или опекунов проживающих, а также по их вере, вере персонала и священства. Это положение становится особенно важным тогда, когда проживающие никак не проявляют своего отношения к вере, но и не препятствуют совершению над ними церковных обрядов и святых таинств.

Все поступающие в интернат на постоянное проживание с согласия близких родственников и по собственному расположению должны принимать православное Святое Крещение, если не были крещены ранее, и далее духовно окормляться.

Стержнем и основой всей работы по духовному окормлению следует считать регулярное совершение Божественной Литургии (не реже двух-трех раз в месяц). Она совершается одновременно как для проживающих, так и для персонала, который имеет возможность во время богослужения пребывать в храме.

Перед священством, желающим духовно окормлять такие учреждения, возникают немалые трудности. Сам факт посещения таких заведений священством, а тем более совершения Божественной Литургии, массового Причащения проживающих отнимает очень много нервной и физической энергии, требует максимальной собранности, трезвения, смирения и упования на всесильную помощь Божию. Не стоит, наверное, и упоминать, что такое служение должно совершаться совершенно бескорыстно, так как администрация интерната не имеет возможности в материальном эквиваленте выразить благодарность священству за понесенные им большие труды. Но вместе с тем, за этот бескорыстный труд и искреннюю молитву проживающих за службой в храме Господь дает особую благодать и радость как священству, так и персоналу, принимающему участие в духовном окормлении проживающих.

Священнику, имеющему дерзновение духовно окормлять учреждения такого профиля, самому необходимо духовно окормляться у опытного пастыря, заручиться его благословением и молитвами.

Надо отметить, что духовное окормление таких учреждений требует большой самоотдачи от пастыря. Интернат должен стать для него родным домом, где его всегда ждут и встречают с радостью и куда сам он спешит по любви и зову сердца.

Хотелось бы сказать и несколько слов об особенностях духовного окормления проживающих в интернате. В интернате проживают лица с наличием психических расстройств того или иного вида, от легких до самых тяжелых. Но, тем не менее, очень многие из них восприимчивы к благодатной религиозной стороне жизни и имеют живую душу. Они отличаются особой открытостью, ранимостью, быстро откликаются на тепло и ласку, способны быть верными в своей дружбе и привязанности. Они больше похожи на детей из-за своей доверчивости и сердечности [23].

К таким людям надо идти с открытым сердцем, без всякой корысти, ибо, находясь среди них, невозможно фальшивить. Либо принимаешь их всем сердцем и становишься проще, открытее, свободней от фальши, либо, раз придя к ним со своим высокомерием и чувством отчужденности, никогда более не придешь снова. Если приходишь к ним с открытым сердцем, становишься их сокровенным другом. Не понимая этого, нельзя окормлять духовно эту паству, ибо это одновременно и очень просто, и очень сложно.

Исповедь психбольных

Часто возникает вопрос, как подготовить душевнобольных к восприятию благодати Божией в Таинстве Святого Причастия? Пастырю нужно уметь правильно расположить сердце таких больных, дать сердцу молитвенный, благоговейный настрой. Все это происходит, в первую очередь, во время совершения Божественной Литургии силой благодати Святого Духа. Перед Святым Причастием целесообразно проводить общую Исповедь, во время которой через простые, образные, яркие, доступные для сердечного восприятия слова достигается покаянное настроение, острое ощущение собственной греховности. Во время проповеди на общей Исповеди раскрываются простые евангельские истины о любви, всепрощении, необходимости молитвы, духовного и телесного труда, о несовместимости благодатной жизни с Богом и наличия греховных привычек и пороков, таких как непослушание медперсоналу, курение, употребление алкоголя и так далее.

Если пастырь смог правильно духовно настроиться сам, то он станет «камертоном» для всех психически болящих молящихся в храме. При этом условии 10–15-минутной проповеди бывает достаточно для того, чтобы молящимися овладело покаянное благоговейное состояние. После проповеди над всеми исповедниками прочитывается разрешительная молитва и они допускаются к принятию Святых Христовых Таин. Медперсонал следует исповедовать отдельно от больных частной Исповедью.

На отделениях интерната, в палатах или фойе для тех, кто готовился к Святому Причастию, кратко повторяется общая Исповедь, и проживающие допускаются к Святой Чаше. Само собой разумеется, что приобщение Святыми Тайнами должно происходить с согласия, а если возможно, и при живом участии со стороны проживающих. Пастырю нельзя забывать, что Святое Причастие — это таинство соединения на сокровенной глубине души человека с Богом. Поэтому проживающие должны участвовать в совершающемся над ними Святом Таинстве сознательно и благоговейно, насколько это возможно, чему должны способствовать пастырь и медперсонал, помогающий священству в деле духовного окормления.

Нельзя приобщать Святыми Тайнами больных в состоянии острого психоза, пребывающих в аффекте или других негативных психических состояниях. Указывать пастырю на таких больных, не способных в данный момент принимать Святые Тайны, должны врачи или медсестры, хорошо знающие своих больных и их душевное состояние.

Причащение в психиатрическом стационаре

Протоиерей Валерий Швецов считает, что в первое время посещения интерната допустимо приобщать проживающих Святых Таин спустя 2–3 часа после завтрака, как младенцев, к которым по церковным канонам приравниваются такие больные. Только спустя полтора-два года регулярного посещения интерната священством можно приобщать больных Святых Таин натощак, за исключением больных шизофренией.

Во время приобщения Святыми Христовыми Тайнами проживающих на отделениях священнику надо быть предельно внимательным и осторожным. Он должен иметь с собой ножницы, чистые платы, спирт, спички и так далее на случай попадания Святых Таин на одежду больного или в какое-нибудь другое место и сделать все от него зависящее во избежание попрания Святых Таин.

Во время приобщения Святыми Христовыми Тайнами проживающих на отделениях по причине большого количества причастников, малого времени знакомства пастыря с проживающими и проживающих с пастырем, отсутствия необходимого духовного опыта и понимания духовного настроя проживающих, противления злых духов благодати Божией, а также ради смирения пастыря Господь попускает случаи, когда Святые Тайны оказываются изверженными из уст причастников. Например, причастник принимает преподаваемые ему Святые Тайны, но отойдя, еще до момента запивки, сплевывает их. Так продолжается какое-то время. Со временем по милости Божией это крайне тяжелое искушение преодолевается.

Действенность церковного попечения для лечения психбольных

Опираясь на многолетние наблюдения священников, служащих в психиатрических стационарах, и персонала в интернате, можно с большой степенью достоверности сделать следующие важные выводы:

  • После богослужений проживающие более открыты и расположены к общению с персоналом и друг с другом, более доступны педагогической коррекции, легче усваивают обращенные к ним слова и быстрее откликаются на просьбы персонала. У них снижаются психическое напряжение и мышечный тонус, среди них уменьшается количество конфликтных ситуаций. Все это приводит к снижению потребности в медикаментах, и больные ведутся на более низких дозах психотропных препаратов. Когда больные нарушают режим проживания в интернате или совершают безнравственные поступки, то у них появляется чувство стыда и раскаяния за содеянное, ощущение неправильности своего поведения, что влечет их в храм на Таинство Святой Исповеди.
  • Любовь к храму и к Богу помогает проживающим в их жизни. Им делается интереснее жить в интернате.
  • Особое утешение приносит храм лицам старше 60 лет, в первую очередь женщинам. Они меньше тяготятся жизнью в интернате. Она становится для них светлее и осмысленнее. Храм дает им дополнительные силы для жизни.
  • На больных с тяжелым диагнозом шизофрении наличие храма и духовное окормление отражается положительно.
  • Результатом этой большой работы является стабильность коллектива, маленькая текучесть кадров при минимальных окладах и большой нагрузке сотрудников.

Пастырское окормление оккультно пораженных и одержимых нечистыми духами

Современным пастырям нередко приходится сталкиваться с людьми, пострадавшими от воздействия экстрасенсов, биоэнергетиков, лжецелителей, магов, колдунов и проч. У пораженных появляется комплекс симптомов медицинского и немедицинского характера. Часть из них не являются специфическими сами по себе, но в сочетании с духовными отклонениями увеличивают вероятность одержимости. Например, «нежелание молиться, поститься» и прочее проявляют и здоровые телом атеисты, и нерадивые миряне. Это состояние может посещать и воцерковленных людей и даже опытных подвижников благочестия само по себе, но в сочетании с симптомами, возникающими при соприкосновении со святыней в церкви, вероятность одержимости выше. Например, «метеоризм, вздутие живота, рези» в церкви могут быть и у больных энтероколитом, чаще во время поста. Однако, когда вне церкви у таких больных указанные симптомы не проявляются или маловыраженны, а при вхождении в церковь приобретают ярко выраженный характер и так же быстро проходят при выходе из ее помещений — вероятность одержимости высока. А если у человека нет кишечных нарушений и они возникают именно во время службы (особенно Литургии) и в другое время не обнаруживаются — одержимость достоверно имеет место.

Нередко у пораженных бывают голоса, видения, возникают мысли о самоубийстве или убийстве других людей, чувство постороннего присутствия в теле и проч.

Безусловно, заподозрить одержимость может только духовно опытный священник, постоянно сталкивающийся с больными людьми, или старец, а также опытный православный врач. Молодым врачам, священникам и тем более лицам, не сталкивающимся с одержимостью в своей практике, сделать это значительно сложнее.

Относиться к людям одержимым следует с состраданием и участием, помня, что это заболевание попускается Богом к покаянию.

Пастырь, сталкивающийся в своем служении с такими болящими, может подать им ряд советов:

  • Чаще исповедоваться, особенно на личной Исповеди, и причащаться Святых Таин, обязательно с должным приготовлением.
  • Строго соблюдать посты и постные дни (среду и пятницу).
  • Приучать себя к смирению через неосуждение других, чаще просить прощения и думать о себе как о грешном и последнем, считать, что Бог попустил бесу войти из-за худой жизни, ни в коем случае не винить кого-либо в своей духовной болезни и тем более не обращаться к «бабкам» и колдунам. Смирение — особенно сильное средство в борьбе с одержимостью.
  • Чаще призывать имя Иисуса Христа, то есть произносить Иисусову молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного» и осенять себя крестным знамением.
  • Ежедневно принимать натощак крещенскую воду с просфорой и в течение дня воду малого освящения (женщинам — кроме дней естественной нечистоты). Принимать понемногу внутрь и мазать больные места освященным маслом: из алтаря, от службы на литии, от соборования, от мощей, от чудотворной иконы.
  • Ежедневно читать Евангелие, особенно те места, где описывается изгнание бесов и исцеление бесноватых Господом, а также Его страдания; чаще повторять тексты Священного Писания и молитвословия, крайне неприятные нечистым духам, например акафисты Архистратигу Божию Михаилу и святителю Тихону Задонскому. Полезно читать Псалтирь, заучивать наизусть некоторые тексты Евангелия, чтобы возможно чаще обращаться к ним в различных обстоятельствах. Читать также об исцелениях от икон и мощей, перечитывать жития святых, в которых описываются исцеления от беснования.
  • Окуривать ладаном и окроплять святой водой жилище.
  • Совершать паломничества, чтобы приложиться к святыне (к мощам, к чудотворной иконе), окунуться в святой источник.
  • С благословения духовника обращаться к священнослужителям, которые совершают чин изгнания нечистых духов («отчитывают» ) по благословению правящего архиерея. Полезно просить молитв о себе у монашествующих и священников.
  • Но самое главное — изменить свою жизнь по Евангелию, по воле Божией.

Особенности совершения церковных Таинств в больнице

Совершение Таинств Церкви в больнице имеет ряд особенностей. Появление новых медицинских технологий и оборудования, революционное развитие хирургических специальностей, возрождение больничных церквей привели к новой реальности пастырского служения болящим и страждущим. Современный пастырь должен быть осведомлен, как проводить Таинство у пациента с тем или иным заболеванием, как правильно решать недоуменные вопросы, возникающие в лечебном учреждении.

Крещение больного

В домовой церкви

Крещение в домовой церкви ничем не отличается от Крещения в любом храме.

В палате у больных с палатным или полупостельным режимом

У больных с палатным режимом (Р–III) или полупостельным режимом (Р–II) Крещение целесообразно проводить в палате, учитывая немощь больного. В момент Крещения вода, приготовленная для совершения Таинства, может быть троекратно вылита на больного с произнесением установительных слов. Сестра милосердия должна сразу же снять мокрую рубашку с больного, вытереть его досуха, переодеть, уложить в постель и укутать одеялом. Затем протереть мокрый пол. После этого Таинство продолжается. Возможность сокращения псалмов, ектений, Апостола определяется священником в зависимости от тяжести состояния пациента.

В палате у больных со строгим постельным режимом

В палате у больного со строгим постельным режимом (Р–I) Крещение совершается путем окропления или обмывания головы, чтобы не промокли простыни и матрац. Нежелательно попадание воды на датчики и катетеры, находящиеся на больном. Если подключен кислород и по медицинским показаниям он не может быть отключен, то Таинство должно совершаться в отсутствии открытого огня (горящей свечи).

Для больных с Р–I, Р–II целесообразно использование воды, уже освященной во время Таинства Крещения в церкви и отлитой в отдельную специальную бутылку, что позволяет в случае ухудшения состояния пациента сократить время Таинства без канонических нарушений.

После Крещения священнослужитель совершает Таинство Миропомазания: помазывает святым миром главнейшие части тела — чело, глаза, уши, ноздри, грудь, руки и ноги — при каждом помазании повторяя слова: «Печать дара Духа Святаго. Аминь». Если состояние здоровья пациента позволяет, то Крещение доводится до конца.

Крещение страха ради смертного

Совершители Таинства

Кроме священника Таинство может исполнить диакон, сестра милосердия или любой православный мирянин.

Время и место совершения Таинства

Может производиться в любое время и в любом месте, где существует реальная угроза наступления в ближайшее время смерти больного человека: в приемном отделении, операционной, машине «скорой помощи» и т. д.

Что необходимо для совершения Таинства

Требуется проточная вода, небольшой тазик, полотенце, наперсный крестик.

Больной может оставаться в том положении, в котором ему удобно. Проточная вода наливается в тазик. Произносится формула Крещения: «Крещается раб Божий (имярек) во имя Отца. Аминь (кропление). И Сына. Аминь (кропление). И Святаго Духа. Аминь (кропление)».

Так как в больничной палате погружение провести невозможно, то допускается кропление или поливание водой из тазика. После Крещения необходимо надеть на больного наперсный крестик, помочь вытереться, если надо — сменить мокрое белье на сухое.

Вопросы, задаваемые крещаемому непосредственно перед таинством, и ответы, после которых совершение Таинства признается возможным:

Вопрос. Во имя Кого вы принимаете Таинство (В какого Бога вы креститесь)?

Ответ. В Бога Троицу. Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Вопрос. Признаете ли Господа нашего Иисуса Христа своим личным Спасителем и веруете ли в Него?

Ответ. Да.

Вопрос. Признаете ли существование рая и ада, загробной жизни, воздаяния за злые и добрые дела?

Ответ. Да.

Вопрос. Имеете ли твердое намерение жить похристи ански, соблюдать заповеди Божии?

Ответ. Да или буду стараться.

Вопрос. Вы совершаете Крещение на всякий случай, опасаясь плохого исхода (смерти), или по велению сердца?

Ответ. По велению сердца.

Вопрос. Для чего вы креститесь?

Ответ. Чтобы войти в Вечную Жизнь.

Разрешение некоторых недоумений, возникающих при Крещении больныхи

Кто может крестить страха смертного ради?

В случае крайности, когда готовящемуся к Крещению грозит смертная опасность, за отсутствием священника, могут совершить Крещение и миряне, при этом требуется только:

  • чтобы крещающий был православный;
  • чтобы точно произносил формулу Крещения при троекратном погружении;
  • если за сим крещающийся через мирянина будет жив, то Крещение над ним должно быть дополнено молитвами и священнодействиями, относящимися ко Крещению [10, 51].

Для предупреждения случаев смерти детей без Крещения священник должен научить своих прихожан, и в особенности женщин, служащих при роженицах, тому, как они должны поступать в случаях близкой смерти младенцев, то есть чтобы они знали совершительную формулу Крещения и могли бы сами совершить Крещение над умирающим младенцем, а также увещевать их, дабы немедленно давали ему знать в случае необходимости [51, § 84].

Кого возможно крестить в сомнительных случаях?

В сомнительных случаях, то есть когда с достоверностью нельзя определить, что младенец крещен или не крещен, должно крестить его в условной форме: Крещается раб Божий (или раба Божия), аще не крещен есть, во имя Отцаи так далее [51, § 86; 52, с. 9–10].

Если же оглашенный, который проходит огласительный период, будет находиться в смертной опасности, он тоже должен быть крещен [66]. При этом наблюдается, чтобы к Крещению таких лиц приступать по надлежащем удостоверении в том, что они не находятся в состоянии беспамятства, лишающего их возможности с сознанием и разумением выразить свою волю [74, с. 20].Сокращается также и вообще не обязательна подготовка для больных, которые «и мало что научившись о Святой Троице и о Христе Иисусе»; они могут быть крещены, но по выздоровлении они обязаны восполнить свои познания о Православной вере [51, § 51; 81, правило 47; 64].

Больные, которые сами за себя не могут отвечать (по слабости, лишению языка и пр.), да будут крещены, если, по их желанию, будут отвечать при Крещении другие под собственную ответственность в том, что крещающийся искренно обращается к христианской вере [63].

Женщины в дни обычного им очищенияне должны быть крещаемы до окончания очищения [26], но беременность не препятствует хотящим креститься [65].

Крещение бесноватых, а также страждущих сумасшествием, должно быть отложено до выздоровления, но в случае смертной опасности не запрещается крестить их [74, с. 21].

Позволительно ли совершать Крещение в одной епитрахили?

Согласно чину богослужения, священник всегда облачается в фелонь (ризы), когда на том или ином священнодействии полагается чтение Евангелия (Типикон), поэтому и Крещение должно быть совершаемо с облачением в фелонь, а не в одной епитрахили [48, с. 710–711; 70, с. 479]. «Без епитрахилиа же и фелона никогда же священник крестить и миропомазывать да не дерзает, разве в смертной и наглой беде» [52, с. 8–9], следовательно, тогда, когда и мирянину позволено крестить младенца, священник может совершить Крещение в одной епитрахили и даже без нее, при невозможности иметь ее под рукою в это время.

Исповедь. Особенности Исповеди в больнице

В чем состоят главные особенности первой Исповеди в больнице? Прежде всего, в том, что она является переломным моментом в жизни человека, в изменении его отношения к Богу, к своей совести, к окружающим людям и жизни. Другая ее особенность — то, что целью первой Исповеди является очищение, прежде всего, от смертных грехов. В силу скоротечности предоперационного периода, особенно при ургентных (неотложных) состояниях, болящий лишен возможности полностью освободиться от громадного количества грехов, накопившихся за много лет, прошедших с момента Крещения. «Скинуть» такое бремя в короткий срок пребывания в стационаре часто бывает невозможным. Священнику следует понимать, что дальнейшее воцерковление бывшего пациента будет происходить в храме, куда Господь его приведет после выписки.

Здесь, в больнице, совершаются лишь первые шаги, начатки покаяния, проливающие свет на всю последующую религиозную жизнь человека.

Согласно учению Православной Церкви, болезнь посылается Богом именно для перерождения души, чтобы человек, пораженный тяжелым недугом, внимательно всмотрелся в то, как он идет по жизни, куда направляет стопы свои, какие неправедные поступки совершает, какое зло несет окружающим людям, и одумался, и изменил свою жизнь (см. Приложение).

Построение первой Исповеди

Священник, исповедующий больного человека, в первый раз приступающего к Таинству Покаяния, в первую очередь должен выявить наиболее тяжкие грехи, а затем все остальные.

Если Господь прощает болящему смертные грехи, это существенно изменяет его участь: облегчает протекание заболевания, способствует иногда мгновенному или быстрому выздоровлению или сохранению жизни в опасных или близких к смерти состояниях здоровья.

Больная А. 64 лет находилась на излечении в урологическом отделении ЦМСЧ–122. После операции началось осложнение. Состояние оставалось без динамики в течение трех недель. Больная никогда не исповедовалась и не причащалась. Священник оказался рядом с ней случайно — пришел причащать соседку по палате. Так как последняя была срочно увезена в операционную, состоялась беседа (даже не Исповедь), в ходе которой больной были объяснены все смертные грехи. Больная втайне (про себя) покаялась и подтвердила твердое намерение готовиться к Исповеди. На следующий день в состоянии глубокого потрясения больная пришла в домовую больничную церковь, шокированная резким улучшением состояния здоровья вопреки недавним пессимистическим прогнозам врачей. Через три дня после Исповеди больная была выписана.

Объяснение больному, что такое Исповедь

Священник прежде всего должен объяснить больному, что такое Исповедь.

Исповедь есть признание в грехах своих, которые лежат на совести. Покаяние очищает душу и делает ее готовою к принятию Святого Духа. Чтобы покаяться правильно и очистить совесть больному надобно:

  • прежде всего веровать в Господа Иисуса Христа и твердо надеяться, что Он готов простить всякий грех, сколько бы он ни был велик, если только грешник раскается чистосердечно;
  • иметь сокрушенное сердце;
  • простить всем врагам своим и оскорбителям все то, что они сделали вредного и оскорбительного;
  • без всякой утайки и чисто открыть грехи свои;
  • положить твердое намерение после выздоровления жить осторожнее, не согрешая.

Обстоятельства Исповеди

Исповедь должна быть принимаема священником от кающегося в храме; по особым же причинам и нужде, можно исповедовать и вне храма, во всяком, но по возможности, приличном Таинству месте [78, с. 337–338].

При этом священник обязан соблюсти во время исповедания кающегося семь следующих обстоятельств: кто, что, где, по какому побуждению, почему, каки когда. То есть:

  • Кто кается? Человек, христианин православный, старый, юный, женатый, девственник, образованный и т. п.
  • Что сотворил? Согрешил, преступил заповедь, какую и в чем именно?
  • Где, то есть на каком месте, тайно или явно, в церкви или дома и т. п.
  • По какому побуждению? Советом, повелением, принуждением, примером и пр.
  • Почему? Естеством или немощь требовала сего, по нужде ли или по одному произволению.
  • Как, каким образом? Словом или делом, помышлением или намерением, внезапно, неумышленно или после предварительного размышления и приготовления.
  • Когда, в какое время? Во время голода, нужды и немощи или в довольстве и богатстве, в обыкновенные дни или в посты, праздники и пр. [49, с. 382–383].

Типология грешников

Отвечая для себя на первый вопрос «Кто кается?», священник должен овладеть искусством типологизации кающегося грешника. Архимандрит Киприан (Керн) описывает следующие условные типы кающихся людей [92]. Эти типы часто встречаются в больницах и пастырю следует в них разбираться.

Простец

Это все реже встречающийся в мире цивилизации и в эпоху прогресса тип христианина и пример кающегося грешника. Мы начинаем с него как с самого для пастыря легкого образа грешника.

У этих людей очень ясно сознание греха и греховности. Они, может быть, не читали трактатов по нравственному богословию, не выучили таких слов, как «аскетика», «нравственность» и никогда не слыхали о категорическом императиве Канта, но совесть их исключительно чутка и бескомпромиссна. Грех их тяготит, его они страшатся и от него жаждут освободиться через свое искреннее покаяние и молитву духовника. Поэтому они и подходят к исповеди исключительно моралистически. Они не будут вступать в сложные рассуждения с духовником о разных философских предметах, но и не будут запираться в грехах. Они прежде всего смиренны и кротки. Они с охотой выслушают поучение священника и будут ему за это глубоко благодарны. Они легко перечисляют свои грехи, часто даже приговаривая: «Да что там, батюшка, что ступила, то и согрешила», или «Виноват словом, делом, помышлением, всеми чувствами» и потом он перечислит особенно его тяготящие грехи. У них нет «проблематик» и «парадоксальностей». Грех для них есть грех. Они не сомневаются в этом. У них нет двоемыслия: с одной стороны, это может быть и грех, но с другой, если принять во внимание то-то и то-то, может быть, это и не грех. После исповеди такого человека священник зачастую удивляется четкости и просветленности совести грешника и для себя самого может найти немало назидательного в смиренном подходе этого простеца к Церкви, к Богу, к священнику, к покаянию. Такой тип людей все больше и больше отходит в область предания.

Интеллигент

Это — полная противоположность только что упомянутому образу простеца. И по своему прошлому, и по образованию, и по культурному наследию, и по своему отношению к Церкви, и по подходу к греху, он несет что-то непростое — для себя тягостное и болезненное, а для исповедующего духовника это испытание его пастырского терпения и опытности. Вот существенные особенности интеллигента:

  • повышенная рассудочность и, следовательно, привычка говорить от книжных авторитетов;
  • недисциплинированность мысли и отсутствие того, что так отличает людей латинской, романской культуры, а именно уравновешенности и ясности мыслей и формулировок;
  • традиционная оппозиционность всякой власти и иерархичности, будь то государственная или церковная;
  • характерная безбытность и боязнь всякой устроенности: семьи, сословия, церковного общества;
  • склонность вообще к нигилизму (в том числе) и в духовной жизни;
  • влияние всяких в свое время острых течений, вроде декадентства, проявляющееся в изломанности и изуродованности душевной.

Все это можно было бы при желании умножить, но достаточно и сказанного.

В своем подходе к покаянию такой тип часто бывает очень труден и для себя, и для священника. Мало кто мог окончательно отрясти с себя прах этих былых болезней. Симптомы старого часто выбиваются на поверхность, и несчастный чувствует себя пленником былых привычек. Эта неясность и смятенность души обнаруживается и в образе мышления, и в способе выражаться. Такие люди зачастую не способны ясно формулировать свои душевные состояния. Они почти всегда находятся в плену своих «настроений», «переживаний», «проблематик». Они не умеют даже просто перечислить свои грехи, ходят «вокруг да около», иногда признаются в том, что не умеют исповедоваться. У них нет ясного сознания греха, хотя это вовсе не означает, что они лишены нравственного чувства. Как раз наоборот: зачастую это люди с высоким моральным уровнем, щепетильные к себе, неспособные ни на какой предосудительный поступок; они в особенности носители общественной честности, «кристальной души люди». Но в своем отношении к внутренней жизни они пленены мудрованиями и излишними рассуждениями. Исповедь их носит характер рассудочный; они любят резонировать, «не соглашаться с данным мнением». Они и на исповеди готовы вступать в прения и «оставаться при особом мнении». Они прекрасные диалектики и эту свою способность приносят и к исповедному аналою. Кроме этого, от своей часто расплывчатой исповеди, в которой преобладают неопределенные части речи: «как-то», «до некоторой степени», «мне думается», «как бы вам это объяснить» и прочее, они легко пускаются в отвлеченные совопросничества. Они любят на исповеди — совершенно не считаясь с тем, что за ними стоит еще целый хвост ожидающих исповеди, — задавать священнику замысловатые философские и богословские вопросы, забывая, что исповедь никак не есть удобный момент для этого. Приходится слышать от этих людей: «Меня страшно мучаетвопрос о страданиях людей; как это Бог допускает страдания невинных детей?» или что-либо в таком роде. Они часто жалуются на свои «сомнения».Маловерие типично для этой категории кающихся….

Самодовольная совесть

К сожалению, это один из очень часто встречающихся случаев исповедной практики. Это люди — совершенно независимо от того, интеллектуальны ли они или малообразованны, — малосознательные в своей духовной жизни, утвержденные в каком-то религиозном самодовольстве. Их отличительным признаком является особое духовное благополучие. Их ничто в духовной жизни не тревожит. Кодекс их моральных требований весьма скуден. Они стараются не задумываться над духовными вопросами, считая это для себя необязательным. Духовного голода у них нет. Кругозор моральный весьма сужен. Можно было бы их упрекнуть в известной духовной самовлюбленности, а уж во всяком случае — самодостаточности.

Эти люди весьма часто на исповеди:

  • перечисляют свои достоинства, внешние положения, твердо верят в свои «заслуги»;
  • легко «каются в грехах своих близких» (жены, мужа, детей, тещи и прочих);
  • чаще же всего просто признаются, что у них «никаких особых грехов» нет; что они не убили никого, не украли ничего, да и вообще ни в чем не грешны.

Они создали себе целый ряд известных моральных рамочек, успокоительных формул и извинений: «Грех есть общее явление, не грешить нельзя», «Ну что же? Ведь это в сущности мелкие грехи», «Евангелие, знаете ли, устарело и к нашей жизни неприменимо», «Я, конечно, батюшка, не монах», «Я, конечно, как человек культурный», «Ну, знаете — Богу это ведь все не нужно; Бог не требует так много».

Все это свидетельствует о совершенной духовной безграмотности, элементарной нечувствительности к духу Евангелия. Священнику надо многое и многое таким людям объяснять, втолковывать, раскрывать. Этого (и не следует пытаться) достичь во время исповеди; этому надо посвятить долгое время, многократные проповеди, терпеливое и постепенное вразумление (во время частных бесед вне исповеди).

Таким людям надо заново всему в христианстве учиться, а именно: что грех — это болезнь души; что греховность есть последствие общего для всех первородного греха; что бороться с грехом надо в самом начале его зарождения; что деление грехов на мелкие и крупные есть одно из опаснейших для духовной жизни успокоений; что грех вовсе не есть одно только греховное, злое дело, а коренится в глубинах души, в закоренелых страстях; что каждый христианин должен быть подвижником, аскетом, идти узким путем, ведущим ко спасению, а не широким, направленным в ад; что Евангелие и Церковь не могут устареть, что это понятия и реальности вечные, а что если они не соответствуют нашим привычкам, то не Церковь и не Евангелие надо приспособлять к этим привычкам, а себя подчинять дисциплине Церкви и заповедям Христовым. И многое, многое другое.

В таких людях надо во что бы то ни стало стараться пробудить: отвращение ко греху, смертную память, духовное трезвение, покорность голосу Церкви, желание духовного перерождения и преображения в «новую тварь».

Мнительная совесть

Пример подобного рода грешника является противоположностью только что описанному несознательному и равнодушному христианину. Это тоже весьма тяжелый случай в пастырской исповедной практике, тем более, что проистекает он из самых чистых и возвышенных побуждений, настоящий обладатель скрупулезной совести раздавлен сознанием греховности. Его подавленность грехом делает из него человека духовно слабого, трусливого, бесплодного. Он воображает себя носителем всех возможных грехов, сосудом всякой нечисти, рабом диавола и прочее. Он часто начинает себя считать сомневающимся в вере, но потом постепенно становится сомневающимся и в самом себе, и в милости Божией, и в возможности спасения для себя и так далее. Это одна из форм духовного (или психического) заболевания, излечить которую может только вдумчивый, (тактичный) и опытный духовник, отнюдь не ригорист и не обличитель.

Митрополит Антоний (Сурожский) определяет их так: «Люди мнительные, любящие перещупывать все свои ощущения и исполненные постоянной суетной боязни, как бы в чем не промахнуться, как бы не оказаться в чем-либо неисправными. То им кажется, что они больны сами или их дитя начинает хворать или вот-вот захворает и т. п.; нередко они впадают в еще большую беду, в так называемые «хульные помыслы», когда в их голове, совершенно против их воли, с мыслью об имени Христовом или Богородицы складываются те или иные ругательные слова и, конечно, чем они больше борются против таких нелепых сочетаний, тем последние настойчивее теснятся в их голову. Неопытные люди с ужасом начинают считать себя богохульниками, а неопытные духовники начинают им говорить о тяжком грехе богохульства, «о хуле на Святого Духа как наибольшем из всех грехов». Это один из наиболее острых грехов, которыми страдает такой мнительный человек, а его скрупулезная совесть не только его не успокаивает, но выискивает еще и еще другие грехи, в большей степени подавляющие несчастного и потерянного человека.

Можно привести немало и других примеров для иллюстрации духовного состояния такого скрупулезного грешника:

  • «Я пропал; я все равно буду грешить; я не могу бороться с моими закоренелыми привычками»;
  • страх ответственности за чужие грехи; страх ввести ближнего в какое-нибудь искушение и, как последствие этого, уклонение от всякого общения с людьми;
  • страх в особенности сексуального осквернения — мыслями, видениями, снами и прочее;
  • боязнь оскоромиться в посту и т. д.

Много можно привести еще подобных примеров, свидетельствующих о каком-то рабском страхе перед Богом и болезненной мелочности в своих поступках…

Эта мелочность развивает в таких людях привычку к еще большей мелочности и мнительности; убивает в них всякое творческое начало; развивает подавленность грехом; приводит к ханжеству.

От духовника ожидается здесь мудрое слово и правильная ориентация в духовном трезвении и в началах аскетики. Кающегося носителя мнительной совести надо всячески подбодрить, укрепить, отрезвить.

Молодежь

Если в исповедывании детей большим облегчением для священника является их искренность, открытость, готовность чистосердечно каяться в своих грехах и проступках и легко плакать от сознания своей вины, то при исповеди молодых людей в возрасте от шестнадцати до двадцати лет священник нередконаталкивается на какую-то внутреннюю забронированность и нежелание подпустить близко к себе испытующий взор духовника. Случается, что юноша или девушка этого возраста приходят на Исповедь или по требованию своих домашних, или по какой-то прежней традиции, инерцию которой не хотят еще нарушить, или же даже по своему искреннему желанию и неложному религиозному чувству, но уже замутненному ложным стыдом этого возраста, — но, как бы то ни было, самым большим препятствием для этого возраста бывает какая-то скрытность, застенчивость, недоверие (и повышенная ранимость).

На Исповеди перед священником этот разряд кающихся особенно труден, так как осторожный священник боится как-либо не задеть хрупкий сосуд души, не повредить какие-то сокровенные пружины. Вполне оправданно священник должен остерегаться, с одной стороны, не оскорбить молодую застенчивость и не повредить свойственной этому возрасту скрытности, а с другой, надо также бояться быть самому слишком нерешительным и небрежным в исповедывании чужих помыслов. Нельзя что-то упустить в исповеди такого юноши (девушки) и не помочь стыдливой совести откровенно все рассказать, но в то же время нельзя и самому слишком резко вторгаться в сокровенные области чужой души и не натолкнуть на грех; сказав, может быть, то, что кающемуся даже и в голову не приходило, не соблазнить, не нарушить какой-то очень затаенный покой.

Если священник умеет подойти к грешникам вообще, если он развил в себе пастырское чувство сострадающей любви, если он хочет быть для своих духовных детей не грозным обличителем и сухим моралистом, готовым найти на всякий проступок соответственную епитимью или нотацию, а настоящимдуховным отцом и понимающим другом, то ему, конечно, как бы ни был скрытен его юный собеседник, удастся расположить его к себе, внушить доверие и потребность искренне поведать о своих грехах и проступках. И тогда, после обычных признаний «повседневных грехов», когда исповедующийся замолкает и не решается сказать о самом главном (будь то какой-либо грех из области сексуальной или укоренившаяся привычка брать без спросу чужое, а может быть, даже и воровать деньги из письменного стола своих родителей, или еще что-либо подобное), то тут-то, по совету мудрых и опытных духовников, надо «ласковым и тихим голосом сказать: может быть, есть грех, в котором тебе совестно сознаться? Может быть, ты что-нибудь не решился сказать о своих грехах на прежних Исповедях или забыл, а потом вспомнил и уже не осмеливался сказать духовнику?» (Митрополит Антоний Сурожский). Когда «кающийся, познав в твоем лице не грозного обличителя, а состраждущего ему друга, наконец скажет о своем преступлении, не ужасайся и не негодуй, ибо он сам себя довольно укорял, а только посетуй, зачем он раньше не сказал о сем, зачем скрывал на прежних своих Исповедях…».

Некоторые признают, что им, собственно, нечего сказать духовнику, что они не верят в необходимость Таинства покаяния, что в сущности они и в Бога-то не верят по-настоящему или так, как они верили в детстве. Тут священник должен быть особенно внимателен и осторожен. Конечно, Исповедь не есть время, удобное для ведения философских и богословских рассуждений, но надо сделать все возможное, чтобы такой юноша не ушел от священника неудовлетворенным и как-либо задетым в своих сокровенных переживаниях или обиженным его невниманием. Уйдет он тогда от священника и от Церкви надолго, может быть, навсегда… Надо назначить ему время для частной беседы, проявить о нем особое попечительное внимание и дружескую любовь и всеми возможными способами постараться отогреть, приласкать, заинтересовать. Очень важно пробудить интерес к вопросам бытия и смыслу существования, к цели жизни, к ограниченности этого земного круга и бессмысленности его автономного бытия, без зависимости от Высшего Начала. Хорошо самому священнику закидать такого юношу всеми «проклятыми вопросами». Сомневающийся молодой ум начинает протестовать против всех догматов и всех авторитетов, требует разумного и «научного» разрешения своих недоумений. Весьма полезно не затушить в нем этой жажды, а наоборот, возбудить еще больший голос любомудрия. Священник неумный, невдумчивый, сам мало образованный, смертельно боится пробуждения «проклятых вопросов» у молодежи, видя в них опасный бродильный элемент. Это совершенное заблуждение! Возникновение запросов и вопрошаний у молодых людей есть как раз благодатная почва для религиозных откровений. Они свидетельствуют о неуспокоенности сознания, о неравнодушии, о незаурядности. Священнику только надо с такими молодыми душами побольше поработать, посвятить им свое внимание и время, помолиться о них, вспомнить свое собственное молодое время «бурь и порывов». Надо уметь внушить к себе доверие. Надо стараться, чтобы в священнике увидели не только «служителя культа», «обскуранта», «несовременного», а чтобы к нему шли с открытой душой и почувствовали в нем чуткого, образованного, а главное, сочувствующего человека, способного понять и чужие искания. Не отталкивать таких молодых людей надо от книги и от философских вопрошаний, а наоборот, открывать перед ними еще большие горизонты, чтобы они почувствовали всю мелководность и ограниченность материализма и безбожия.

Тяжелобольные и умирающие

Исповедь на одре болезни приобретает всегда характер несколько более острый, чем в обыденной обстановке пастырской жизни. Болезнь очень часто смягчает человека, смиряет его гордыню и самоуверенность, делает его поэтому более доступным пастырскому влиянию и слову пастырского назидания. Зачастую только на больничной койке и в свои последние дни земного существования человек по-настоящему и серьезно подходит к вопросам веры, загробной жизни, к угрызениям совести. У многих является запоздалое раскаяние в «зря прожитой жизни». Разочарование во всех своих прошлых увлечениях и «идеалах» приводит к тяжелому сознанию бесполезности всего прожитого.

Но нередко и другое. Болезнь принимается просто и со смиренным сознанием, что так, значит, надо. Больной хотя и сожалеет о всем происшедшем, но стремится в эти последние недели или часы очистить свою совесть покаянием, просит ему помочь в его смятении, ловит каждое слово духовника как посланное ему свыше, ждет назидания, умоляет подготовить его к страшному часу смерти. Нет ничего в деятельности духовника более утешительного, как встретиться с такими примерами. Когда смерть застает человека смиренным, кротким и открытым, то такому умирающему особенно благодарно можно говорить о будущей жизни, не стараться его успокаивать призрачными надеждами на скорое якобы выздоровление. Ему можно и нужно говорить о подготовке к смерти, утешать его надеждой и верой на всепокрывающее милосердие Божие, внушать, что он отходит не в какую-то неведомую и далекую страну, а возвращается в свое Небесное Отечество, к любящему и благому Отцу Небесному. Поменьше мрачных слов о вечных муках, о грозном Судии, о неизбежности мытарств, а побольше утешения в скорбные предсмертные минуты, побольше слов о богоусыновлении, о Боге как Отце. Полезно рассказывать о предсмертных минутах христианских подвижников благочестия.

Но бывает, конечно, и обратная картина. Священник встречает иногда совершенную глухоту духовную у больного. Дурные влияния молодости, увлечения либерализмом и материалистическими учениями, может быть, оккультными и теософическими доктринами, полное отсутствие церковности, весьма вероятно, что и распутная жизнь, излишества и всякого рода грех настолько вытравили в человеке подобие Божие, что предсмертная болезнь является для него только бессмысленным страданием, а на смерть он смотрит только как на физиологическое явление, одно в ряду прочих. Часто у таких людей просыпается неудержимое озлобление против всех; неизбежность смерти приводит их в бессильную ярость; просыпается зависть и ненависть к здоровым; совесть, заглушенная с давних лет, не чувствует ничего духовного. Голос священика не доходит до души, а подчас возбуждает у такого рода озлобленных людей желание сказать священнику что-либо злое и оскорбительное или в лучшем случае саркастически усмехнуться и заявить, что духовное утешение, Причастие, Исповедь являются последними из его забот и он давно покончил все свои расчеты с Богом, Церковью и попами. О таких несчастных надо особенно усиленно молиться, надо просить у Бога чудесного обращения их хотя бы в последнюю минуту. Отчаиваться никогда не следует, и таких больных следует при ближайшем обходе больницы снова навестить, но быть с ними особенно осторожными, «не приставать», чтобы лишний раз не дать им повода озлобиться и похулить святыню.

Вообще же с больными священник должен соблюдать особо тактичное обхождение. С первого же раза, если больной сам не попросит, не следует заговаривать о необходимости Причастия; можно расспрашивать о болезни, — о настроении, о различных житейских вещах, разузнать, не нуждается ли больной в материальной поддержке, и постараться ему помочь из благотворительных сумм прихода. Потом можно спросить, не желает ли больной получить религиозное утешение, помолиться, может быть, исповедаться и причаститься.

Всего этого требуют пастырская мудрость и такт. Больные часто бывают мнительны, боятся, что Причастие есть признак близкого конца. Очень, очень часто приходится слышать: «Да я не собираюсь умирать», «Да я вовсе не так уже плохо себя чувствую», «Ну когда почувствую, что мне нехорошо, тогда я и попрошу вас, батюшка, меня поисповедовать». С этим надо считаться. Насиловать никогда в религиозной жизни никого не нужно, но благовременно настоять надо. На священнике лежит большая ответственность, если кто-либо из его пасомых умрет без Покаяния и Причастия.

Поэтому осторожно, деликатно и без запугивания надо стремиться к тому, чтобы больные сами обращались к помощи священника. Но пастырь сам от себя должен нести слова отрады, надежды, умилостивления, евангельского света, а не инквизиторской жестокости, не юридического подхода к греху, не обличительного отношения к людской немощи.

Лица, не имеющие иерейского сана, диаконы и прочие клирики, равно как и миряне, не имеют права разрешать кого-либо от грехов и принимать Исповедание. Добровольное открытие греха мирского лица другому мирскому лицу — врачевание души ближнего советом, наставлением, увещанием или утешением — все это дело хорошее само по себе, но достоинства Таинства, а потому и разрешительной силы иметь не может [5, с. 5].

Разрешение некоторых недоумений, возникающих при Исповеди больных

Как исповедовать немых и глухонемых?

Немые и глухонемые находятся в физической невозможности исповедовать грехи свои живым словом, но так как Бог не требует от нас невозможного, а Исповедь и для лишенных языка столько же необходима, как и для всякого, то, снисходя к их недостатку, достаточно требовать от них, чтобы они объяснили свои грехи какими-либо знаками, если только не умеют писать. Когда же могут писать, то пусть напишут [61, с. 74–75]. Глухонемых, которые не могут ни изъяснять вида своих грехов, ни слышать вопросов духовника, нужно стараться расположить к покаянию, которое они могут выразить умиленным взглядом на икону или глубоким вздохом, и ввиду этих признаков их желания раскаяться — разрешать. Если будет возможность, то следует также в этих случаях раньше осведомиться о глухонемых через их родственников или живущих с ними, касательно их мимики, чтобы прямо навести их внимание при Исповеди на принадлежащие им грехи, спрашивая теми же знаками, какими они объясняются [61, с. 77–78]. Но если глухонемые умеют читать, то духовник может спрашивать их письменно, как это делается при Исповеди глухонемых, получивших особенное воспитание [61, с. 79].

Больная О. в 1993 году была прооперирована на ЛОР отделении ЦМСЧ–122 по поводу внутричерепных осложнений на фоне обострения хронического отита на единственном слышащем ухе. После операции окончательно потеряла слух. Зрение сохранено. После выписки в течение многих лет «исповедуется по бумажке». Пишет на листе бумаги грехи, читает письменные советы священника.

Больная Н. в 1998 году, после инсульта, изъявила желание исповедоваться, дав знак своей сестре. Попытки исповедовать больную через обычные знаки (больная потеряла возможность говорить), такие как моргание глазами, кивок головы в ответ на вопросы священника, к успеху не привели. Больная смогла «переговариваться» со священником движением стопы правой ноги, отвечая односложными ответами: «да» — шевеля стопой и «нет» — не двигая ею.

Насколько обязательны требования о полноте Исповеди от людей, близких к смерти?

Если больной во время Исповеди лишается сознания, не успев поведать всех грехов, то нельзя отлагать разрешение его до утра по предположению, что больной, может быть, поправится. Спасение души недопустимо подвергать опасности по человеческим расчетам.

Умирающих, которые, находясь в бесчувственном состоянии, не могут исповедоваться, можно разрешить, если сами они велели призвать духовника, или если нравственное состояние их известно духовнику по неоднократной прежней Исповеди.

Равным образом освобождаются от полной Исповеди те, которые, по причине тяжести болезни и страданий или ослабления сил своих, не могут окончить своей Исповеди без опасности для жизни, или же когда есть опасность, что больной умрет или потеряет сознание, не докончив своей Исповеди [61, с. 79].

Нельзя требовать также полной Исповеди от тех, которые должны принять участие в сражении накануне его, во время кораблекрушения, при падении зданий; достаточно, чтобы те, которым угрожает близкая опасность смерти, изъявили свое сокрушение какими-либо внешними знаками, и они могут быть разрешены священником [61, с. 79].

Можно ли совершать Исповедь без епитрахили?

В случаях, подобных последним, то есть, когда смерть близка и неизбежна (как, например, при кораблекрушении, крушении поезда на железной дороге и т. д.), если священник не имеет при себе епитрахили, может и без нее принять Исповедь от кающегося, которому грозит смерть, и разрешить его [61, с. 79]. Некоторые, впрочем, в таких случаях считают необходимым возлагать на себя вместо епитрахили шарф, пояс, полотенце, делая, таким образом, из этих вещей подобие епитрахили [74, с. 39].

Причастие. Особенности подхода к Причащению людей, страдающих различными заболеваниями

Многие люди, которые страдают какими-либо заболеваниями, испытывают в церкви смущение оттого, что выстоять всю службу им не по силам или часто приходится нарушать пост. Недоумения или затруднения по этому поводу должны оговариваться со священникомдуховником, который, сообразуясь с телесной крепостью прихожанина, определяет, когда тому стоять или сидеть во время службы, какую есть пищу, как быть с приемом лекарств перед Причастием. Для разрешения подобных недоумений ниже приводятся рекомендации автора, составленные на основе практического опыта и канонических правил, с пояснениями по поводу различных заболеваний.

Офтальмологические больные

Незрячие и слабовидящие больные в силу своего заболевания не могут нормально ориентироваться в пространстве. Для таких больных необходим сопровождающий, так как в церковном помещении незрячий не может воспользоваться подручными средствами. Главное внимание священником должно быть уделено моменту Причастия Святых Христовых Таин, так как любое неловкое движение головой или руками слабовидящим человеком может привести к опрокидыванию Чаши или Запасных Даров. Поэтому слабовидящий человек должен быть проинструктирован заранее о необходимости четкого выполнения команд священника или сопровождающего. Священнику в свою очередь следует грамотно и четко отдавать команды слабовидящему: «Встаньте неподвижно. Откройте уста. Не шевелите головой. Закройте уста. Проглотите. Отходите». Лицо, сопровождающее слабовидящего человека, должно во всем помогать священнику.

Неслышащие или плохо слышащие

Им лучше во время службы находиться ближе к амвону, чтобы видеть движение губ священника, а для людей, имеющих слуховой аппарат — слышать возгласы и пение на клиросе. Целесообразно найти опытным путем место в храме для наилучшей слышимости голосов певчих. С такими больными при Причастии надо говорить громко и четко.

Страдающие сахарным диабетом

Допускается причащаться не натощак, а после приема лекарств или небольшого количества хлеба во избежание развития диабетической комы.

Чтобы приступить к Святым Тайнам натощак, как положено по Уставу Церкви, диабетическим больным следует причащаться за ранней Литургией (которая идет в 6–7 утра), а после Причастия принять лекарства. При тяжелых формах диабета с собой следует иметь несколько бутербродов и хлеб для вкушения их сразу после Причастия и запивки для предотвращения приступа.

Поучительный случай подобной икономии мы найдем в святоотеческой истории. Св. Иоанн Златоуст, страдавший после аскетических подвигов в сирской пустыне катаром желудка, вынужден был сразу после Литургии, разоблачаясь на горнем месте, вкушать немного пищи. [27]

Больные сердечно-сосудистыми заболеваниями

До Причастия разрешается принимать только таблетки с небольшим количеством воды, если это строго необходимо. При возможности от приема лекарств лучше воздержаться. Причащаться целесообразно за ранней Литургией.

Больные неврологического профиля

Разрешается сидеть или лежать на каталке (в больничной церкви) во время службы и в том же положении причащаться. Неврологических и психических больных с ярко выраженным и непроходящим рвотным рефлексом до момента его купирования причащать не следует. Вопрос Причащения больных, имеющих нарушения глотания и рвоту на фоне бульбарных нарушений и психических отклонений, всегда сложен. Но при опытности пастыря и вере больного он решаем.

Больные с заболеваниями желудочно-кишечного тракта

Больным с язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки в стадии обострения, если назначено строго почасовое кормление, разрешается вкушать небольшое количество пищи до Причастия, стараясь, чтобы евхаристический пост был как можно больше, пока не возникают болевые ощущения.

Стоматологические больные

При наличии патологии зубов весьма желательно их лечение, так как наличие кариесных отверстий в зубах, разрушенная ткань зубов может привести к попаданию в них во время Причастия частичек Тела Христова, где возможно их пребывание в течение нескольких дней с высокой вероятностью вымывания во время туалета рта и извержения. Однако лечить зубы в день Причастия Святых Христовых Тайн не следует.

Инфекционные больные, распространяющие инфекцию

Пребывание таковых в храме нежелательно, так как может привести к заражению других людей.

Беременные

Разрешается сидеть во время службы, по возможности ближе к притвору храма, так как при большом количестве молящихся и нехватке воздуха могут происходить обмороки. Беременные могут приходить на службу позже. Для них главным критерием продолжительности нахождения в храме, в том числе пред Причастием, является время развития обморочного состояния.

Женщинам во время дней очищения (месячные), а также роженицам в течение 40 дней после родов в храме пребывать нельзя (исключение — болезнь).

Больные, страдающие целиакией

Целиакия — это болезнь, обусловленная чувствительностью к белку семян пшеницы. Опасения, что Причастие может усугубить болезнь, напрасны благодатию Божией никаких осложнений и обострений после Причастия не возникает, ни у детей, ни у взрослых. Целесообразно употребление запивки и маленького кусочка антидора или просфоры после Причастия.

Хирургические больные

При инородных телах в пищеводе до момента их удаления причащать больного нельзя, так как пища вследствие механической обтурации пищевода не может попасть в желудок и у больного может начаться рвота. После удаления инородного тела препятствий к причастию нет.

Особенности причащения больных с опухолями пищевода состоит в том, что на разных стадиях развития опухоли просвет пищевода проходим для разных видов пищи. Когда пищевод проходим только для жидкой пищи, то больного можно причащать Кровью Христовой и давать Крещенскую воду. Если причастие Телом Христовым осуществляется малейшей разжиженной крошечкой от частицы запасных Святых Даров, то затруднений в Причастии и рвотного рефлекса обычно не возникает.

Нелегко причащать больного с непроходимостью пищевода, так как попытка сглатывания как твердого, так и мягкого вещества всегда вызывает у него рвоту. Мы не знаем, что происходит со Святыми Дарами, когда они попадают в желудок, это тайна, но мы знаем, что для осуществления этой тайны, безусловно, необходима проходимость пищевода. У людей далеких от медицины, начинающих и даже опытных священников, редко сталкивающихся с тяжелыми больными, здесь возникают смущения, заблуждения и преткновения.

Вопрос о том, подлежит ли потребляемая больными Евхаристия «физиологическим» процессам — здесь не стоит, так как из богословия св. Кирилла Иерусалимского, св. Иоанна Златоустого, св. Евтихия, Патриарха Константинопольского православный Восток давно утвержден в мнении о нетленности Евхаристических Даров [27]. Вопрос о возможности Причащения больного при непроходимости других отделов пищеварительного трактаменее сложен и зависит от того, влечет ли непроходимость за собой рвоту или нет. Неукротимая рвота не позволяет священнику причастить больного, так как «технически» это оказывается невозможным.

Когда рассматривается вопрос о больных, идущих на неотложное хирургическое вмешательство под общей анестезией (особенно полостное), следует понимать, что, как правило, эти пациенты незадолго до того вкушали пищу и имеют ее в желудке. Поэтому анестезиолог, поставленный перед задачей сокращения предоперационной подготовки больного во имя спасения его жизни, обязан опорожнить желудок пациента до введения в наркоз. Наличие пищи в желудке при операции может привести к забросу его содержимого в верхние дыхательные пути и рефлекторной остановке сердца (синдром Мендельсона). Для опорожнения желудка в него вводят зонд через пищевод и все содержимое удаляют наружу. Поэтому, если операция совершается через несколько часов после поступления больного в стационар, то нерассудительная попытка священника осуществить Причастие до промывания желудка может привести к кощунственному вымыванию Святых Даров из него через зонд вместе со всем содержимым.

Кишечное кровотечение не является препятствием для Причастия.

Больного с пищеводным кровотечением причастить не удается. Это связано с тем, что для остановки кровотечения в пищевод вводят зонд и раздувают специальную манжету, перекрывающую его просвет и препятствующую попаданию крови в желудок, так как это ведет к раздражению слизистой оболочки желудка и рвоте кровяными сгустками.

В силу вышесказанного причащать больных непосредственно накануне желудочного зондирования или фиброгастроскопии не рекомендуется.

Причастие. Где в больнице происходит Святое Причащение

В домовой больничной церкви

Причащение в больничной церкви за Литургией приносит больному большее утешение, чем Причащение в палате запасными Святыми Дарами.

Сестра милосердия, обходя палаты или получив заявку от кого-либо из больных, выясняет, может ли последний ходить и как быстро у него развивается утомление. Как правило, Божественная Литургия в больничных храмах совершается рано утром, заканчиваясь к 8.00–8.30, когда начинается взятие анализов и проведение основных медицинских процедур. Заранее расписав между собой больных, подготовив их к Исповеди и Причастию до начала Литургии, сестры докладывают служащему священнику о готовности и числе больных, их состоянии и особенностях. Получив благословение, сестры расходятся по отделениям, будят больных, помогают им одеться и сопровождают до храма (это все может выполнять и одна специально назначенная для этого сестра или дежурная сестра милосердия). Сестра милосердия, приведшая «своих» больных в храм, во время службы следит за их самочувствием и после службы своевременно уводит на отделения к началу процедур.

В некоторых случаях, когда больной хочет причаститься и это совпадает с незначительными по длительности процедурами, он может договориться об их переносе с постовой сестрой на другое допустимое время.

Больные могут находиться в больничном храме в больничной одежде, халатах и спортивной одежде с условием благопристойного внешнего вида. Во время службы больные могут сидеть или стоять, в зависимости от степени тяжести заболевания, — по своим физическим возможностям.

Исповедь перед Причастием строго обязательна в любых случаях. При ухудшении самочувствия больные могут садиться и ложиться. Больные по благословению священника могут покидать храм до конца службы вследствие плохого самочувствия и в случае назначения на это время медицинских процедур (инъекции, прием лекарств, физиотерапия и т. п.).

Особенности проведения Божественной Литургии в больничном храме

Оптимальное время служения Литургии в больнице — с 7.00 до 8.30 утра. Обычно в 6.30 приходят уборщицы и санитарки и все помещения открываются. Поэтому, не причиняя неудобств персоналу, с 6.30 до 7.00 можно приготовиться к Литургии, а в 7.00 ее начать. С благословения своего священноначалия целесообразно получить разрешение на некоторые сокращения службы, чтобы к 8.30 утра она была закончена. С 8.30 до 9.00 врачи приходят на свои рабочие места, а в 9.00 на отделениях начинаются утренние конференции. Кроме того, большинство процедур и анализов тоже начинается в 8.00—8.30. Больные к этому времени уже причастились и могут идти в палаты. Таким образом, соблюдается лечебный режим учреждений.

При совершении Божественной Литургии в больнице для того, чтобы уложиться в положенное время и учесть быструю утомляемость больных, возможно провести службу с некоторыми разумными сокращениями, которые не будут иметь характера принципиального литургического нарушения. Антифоны могут быть пропеты в обычном обиходном варианте. «Блаженны» можно пропеть без прочтения тропарей. На малом входе ограничиться пением одного или нескольких тропарей и кондака. Прочитать один Апостол и одно Евангелие. Сугубая ектения может состоять из обычных прошений с добавлением специфичного для больницы прошения «Врачу душ и телес». Заупокойную ектению и ектении об оглашенных можно опустить. Чтобы не задерживать службу, исповедь причастников целесообразно провести накануне. Проповедь после службы должна быть весьма лаконична. Все сокращения в Богослужении должны быть согласованы либо с благочинным, либо с правящим архиереем.

Трудности при совершении Божественной Литургии в больничном храме преодолеваются терпением, молитвой и упованием на Бога.

Причастие в палате

Тяжелых больных следует причащать в палате. В Требнике существует специальный краткий чин того, как причастить больного запасными Святыми Дарами.

Чинопоследование Причащения, совершаемого кратко (страха ради смертного) в палате больницы

Придя к больному, священник расстилает покровец (воздух) на столе, покрытом скатертью; на воздухе полагает дароносицу и поклоняется пред нею низко [79, с. 223–229].

Благословен Бог наш… Трисвятое по Отче наш. Господи, помилуй (12 раз).Слава, и ныне. Приидите, поклонимся… Символ веры. Тропари. Господи, помилуй (40 раз). Три молитвы. Исповедь. Благословен Грядый во имя Господне… Верую, Господи, и исповедую… Тело Христово приимите… Причастие. Больному подается просфора и запивка. Молитвы по Святом Причащении. Ныне отпущаеши… Трисвятое, по Отче наш. Слава, и ныне.Отпуст дня [83, с. 57–59].

Особенности Причащения больных на разных отделениях больницы

Опыт пастырской деятельности автора показывает, что подготовка больных к Причастию в больнице имеет ряд особенностей. С одной стороны, необходимо сохранить пост перед Причастием, с другой стороны, в особых случаях больного невозможно причастить натощак из-за тяжести заболевания. Нами предлагаются правила для выработки у врачей, священников и сестер милосердия единого подхода, чтобы избавить от недоразумений и разногласий в определении времени последнего приема пищи перед Причастием и срочности подготовки к таинству больных с различными нозологическими формами (нозология — раздел патологии, изучающий сущность и характер течения отдельных болезней, включая их описание, а также разрабатывающий их классификацию по родственным признакам) (табл. 1, 2).

Таблица 1

Время последнего приема пищи перед Причастием в зависимости от профиля и степени тяжести заболевания

Профиль и степень
тяжести заболевания
Длительность
воздержания от пищи
Больные тяжелой степени тяжести, со строго постельным режимом, «неотложные» хирургические, больные в реанимации, с сахарным диабетом, больные со строго назначенной (по часам) диетой — ослабленные, с острыми терапевтическими заболеваниями Желательно двухчасовое воздержание от пищи, при невозможности — Причащение сразу, независимо от времени последнего приема пищи
Больные терапевтического профиля с частым приемом препаратов (кардиология, пульмонология), находящиеся в удовлетворительном состоянии Допускается прием препаратов в любое время, независимо от Причащения, последний прием пищи желателен за 6–8 часов до Причащения
Больные терапевтического профиля в удовлетворительном состоянии, хронические заболевания вне резкого обострения, острые терапевтические заболевания в стадии реконвалесценции Последний прием пищи желателен за 6–8 часов до Причащения
Больные, находящиеся на обследовании, готовящиеся к операциям, диагностическим процедурам Время последнего приема пищи до 12 часов ночи накануне Причащения

Таблица 2

Срочность подготовки к принятию Причастия в зависимости от длительности госпитализации

Срок
госпитализации
Срочность подготовки
к Причащению
Одна неделя Готовить к Причащению после выписки из стационара
Более двух недель «Ходячих» готовить к Причащению в больничной церкви; «лежачих» — причащать на отделениях больницы
Госпитализация в реанимацию, в отделение неотложной помощи Готовить к Причащению неотложно

Не следует причащать пациентов:

  • непосредственно перед операцией по неотложным показаниям (так как для предотвращения выброса желудочного содержимого в верхние дыхательные пути в желудок вводится зонд);
  • непосредственно перед фиброгастродуоденоскопией, желудочным зондированием (в день процедуры);
  • в день санации полости рта до ее проведения.

Разрешение некоторых недоумений, возникающих при Причащении больных

О Причащении больных

Священник всегда должен быть готовым явиться к больному для напутствия его Святыми Тайнами. «Буди страж день и нощь с Крещением, Покаянием и Причастием», — повелевает священнику «Поучение святительское» [62, с. 6].

При повальных эпидемических болезнях надо стараться, по возможности, напутствовать больных в домах их, не требуя привезти их в церковь, так как при подобных болезнях заболевающие подвергаются часто таким припадкам, при которых перевезти их с места на место невозможно. В таких случаях священник должен внушать прихожанам, чтобы они непременно приглашали его для напутствования больного к себе в дом, не возя больного в храм, и по первому их требованию безотлагательно являться в дом к больному [74, с. 69].

Кивот, в котором хранятся запасные Дары, должен быть так устроен, чтобы не проникала в него пыль, которая может пробиться в него чрез малейшую скважину. Потому-то для большей части дарохранительниц необходим стеклянный футляр [61, с. 74].

Брать Святые частицы из кивота в дароносицу, для приобщения больных, надобно в епитрахили и поручах.

Лучше всего полагать в дароносицу одну или столько частиц, сколько будет больных, к которым нужно одновременно зайти: в таком случае мы и к себе в дом не занесем без нужды Святых Даров, и, если встретится надобность зайти в чужой дом после приобщения больного, можем зайти и с дароносицей, так как она уже будет праздна [61, с. 75].

Во избежание возможности пролития Святых Таин, нужно внушать прихожанам, чтобы они не возили больных для Причащения в церкви, но приглашали бы священника к себе домой с запасными Дарами [67, с. 95].

Как причащать тех, кто не может принимать вина?

Чтобы, причащая обыкновенным способом, не подавать повода уклоняться от Святого Причастия не могущим принимать вина по естественной необходимости, следует таковых причащать, в основном, запасными Дарами, приливая к ним вместо вина простую воду, или же — если и обыкновенными Дарами, то не иначе, как напоив прежде частицу Тела Христова небольшою Каплею Крови Христовой и затем преподавая Святые Дары в лжице вместе с водою [74, с. 70].

Причащать ли больных, страдающих рвотою?

В случае, если больной находится в очевидной опасности извержения Святых Таин, лучше не причащать его в то время и выжидать, не прекратится ли рвота. Это мнение основано на благоговении к Великим и Страшным Тайнам, на всегдашней практике и опытности благочестивейших старцев-иереев и особенно — на ясном положительном правиле, напечатанном в Требнике Петра Могилы, на которое нужно смотреть, по крайней мере, как на правило Церкви Поместной. Вот это правило: «Не имущим всегдашняго ради блевания ничтоже удержати в себе от вкушаемых да не подает иерей Божественное Причащение, бесчестия ради; довлеет бо сицевым не могущим, еже очистивши совесть свою святым исповеданием, от сердца желати Святое Причащение» [78, с. 177].

Нужно ли причащать больных женщин вскоре после родов и во время обычного очищения?

Церковные правила [26] говорят, что женщина в период месячного или родильного очищения не должна ни в церковь входить, ни причащаться Святых Таин, но так как эти правила имеют в виду женщин здоровых, а не больных, а с другой стороны — если и к преступникам Церковь снисходит в смертных случаях и разрешает им Причащение Святых Тайн, то нет причины лишать того же женщину, умирающую во время ее естественной нечистоты — явления, совершенно не зависящего от ее воли [74, с. 70]. При этом, конечно, нет надобности перед Причащением умирающей родильницы читать ей «сороковую» молитву, ибо умирающая допускается ко Причащению не в силу сороковой молитвы, безвременно в этом случае читаемой иными, а в силу снисхождения Церкви к ее исключительному положению; и тем более нет надобности читать в таких случаях эту молитву для больной, находящейся в период месячного очищения, так как молитва «сороковая» имеет совсем другое назначение [74, с. 70].

Обязательно ли для священника тотчас же, когда приглашают его к больному, причащать его Святыми Тайнами?

В Требнике Петра Могилы, в уставе «о еже како причастити больнаго вскоре», говорится, что священник должен сначала всякого больного исповедовать и «к исповеданному уже с Божественными Тайнами идти и причастити», и только в том случае, когда «нужда смертная надлежати будет», то с Божественными Тайнами да идет и, исповедав, да причастит «…аще скорые ради нужды, на кони к больному да бежит». В самом чине говорится: совершив же исповедание и разрешение, «аще больной близ есть смерти и уже кончается… да вземлет» тотчас Божественные Тайны и, обратившись к больному, говоря «со страхом Божиим…» причащает его [74, с. 71].

В Требнике Петра Могилы по этому поводу говорится: «Аще больной, причастився Божественным Тайнам, дний колико поживет и паки, в беде смертной быв, вожделеет Божественнаго Причащения, никакоже иерей отрицается и паки причастити его, аще случится и многажды потом» [78, с. 325].

О потреблении Святых Тайн в случае невозможности больному принять Их

Если Святые Тайны уже приготовлены для принятия больному (намокли в сосудце), а больной внезапно умирает, лишается надолго сознания или у него окажется позыв на рвоту, то они потребляются на другой день с литургийными Дарами или в том же доме, где больной лежит, преподаются младенцу, могущему принять их [61, с. 76].

Если больной умер по нерадению окружающих его без напутствования Святыми Тайнами, то виновные в неизвещении священника отлучаются от Причастия Святых Тайн на более или менее продолжительный срок, судя по мере их вины и по нравственному их состоянию [51, § 116].

Соборование в больнице

Приуготовление к таинству Соборования

Место

Елеосвящение должно быть совершаемо или в больничной церкви, если больной может оставить одр, или вне церкви, в больничной палате.

Подготовительные действия

При совершении Таинства Елеосвящения устанавливается чистый стол и на нем блюдо с пшеницею (за невозможностью же иметь пшеницу употребляется рис). Вверху пшеницы ставится кандило праздное (сосуд), в который вливаются елей и вино. Около сосуда с елеем и вином водружают в пшеницу семь стручцов, обвитых бумагою (хлопчатою) к помазанию. Обыкновенно сюда же (между стручцами) вставляют семь зажженных свечей. На столе, кроме того, полагаются Евангелие и крест.

Священник в фелони становится около стола, и все присутствующие зажигают свечи. Предстоящий священник, покадив вокруг стола с четырех сторон и всех стоящих, полагает начало [48, с. 710–711]. В больнице каждение и облачение в фелонь можно опустить из-за практических неудобств.

Больной пред совершением над ним Елеосвящения должен быть приготовлен к нему Исповедью или Покаянием [51, § 127; 22]. В случае же смертной опасности он должен быть также и причащен Святыми Тайнами пред Елеосвящением [78, с. 445–448].

В современной церковной практике Соборование больного на дому или в больнице обычно совершается одним священником.

Церковные правила

В больнице это Таинство может быть совершено и одним священником, но с тем, чтобы он совершал оное от лица собора священников и произносил все молитвы, сколько их есть [83, с. 69]. В этом последнем случае один священник совершает Таинство силою всей Церкви, которой он есть служитель и лицо которой собой представляет, ибо вся власть Церкви содержится в едином священнике [49, с. 382–383].

Елеосвящение должно быть совершаемо только над больными и притом больными опасно [10, правило 163].

К больным также должны быть отнесены в этом случае и дряхлые старцы, которые при старческой дряхлости ежедневно ожидают себе смерти или вообще кажутся близкими к смерти, хотя и не имеют определенной болезни [78, с. 445–448].

Не дозволяется же совершать Елеосвящение:

  • Над здоровыми.
  • Над грешниками нераскаянными [78, с. 447–448].
  • Над такими больными, которые потеряли рассудок и находятся в беспамятстве, если священник прежде не знал их нравственного облика и религиозных убеждений. Но если больной выражал перед тем свое желание принять Таинство, будучи в сознании, если не только словом, но хотя бы каким-либо знаком — движением руки или глазами показал свое раскаяние во грехах, то не запрещается совершать над ним Елеосвящение, хотя в то время он и находился бы без сознания [78, с. 447–448].
  • Над такими больными, которые в умопомешательстве неистовствуют, беснуются и могут нанести какое-либо оскорбление или бесчестие святости Таинства, Елеосвящение не должно быть совершаемо, пока не минует опасность [78, с. 447–448].
  • Над младенцами, не достигшими раскрытия и употребления разума [78, с. 448]. Так как младенцы до семи лет не приступают к Таинству Покаяния, то и Елеосвящение не должно быть совершаемо над детьми, не достигшими семилетнего возраста [48, с. 706].
  • Ни под каким видом не должно быть совершаемо над умершим [10, правило 164].
  • Над одним и тем же человеком, когда он, по выздоровлении, снова заболеет, Елеосвящение может быть повторяемо, так как оно есть врачевство, но оно не должно быть повторяемо над болящим, пока он находится в одной и той же болезни [10, правило 164].

Если случится в доме несколько больных, тогда все они могут быть помазуемы одним елеем (за одним богослужением), также точно во время повальных болезней один елей может быть употреблен для многих больных [10, правило 164].

При совершении Елеосвящения священнику вменяется непременно знать на память молитву «Отче Святый», во время которой совершается помазание болящего; начинать же помазывать он должен при чтении слов молитвы:Исцели и раба Твоего (имярек) от обдержащия его душевныя и телесныя немощи… и окончить помазание вместе с окончанием молитвы [78, с. 446].

Если больной так близок к смерти, что нельзя надеяться, что он может прожить время, потребное для совершения полного чина Елеосвящения, в таком случае положенный в начале 142-й псалом, а также канон и тропари оставляются и чинопоследование начинается (по «Благословен Бог» и пр.) великой ектенией (предшествующей чтению молитвы на освя щение елея).

Если больной по прочтении в первый раз совершительной молитвы «Отче Святый» и после первого помазания будет еще жив, тогда опущенное в последовании Елеосвящения восполняется тот же час и, по восполнении, чинопоследование совершается непрерывным уже порядком, от второго Апостола до конца; в случае, если затем больной умрет, Елеосвящение не доканчивается, а прекращается. Таинство считается совершившимся, если священник по освящении елея успеет хотя бы однажды прочесть над болящим совершительную молитву и помазать его елеем на указанных членах тела [78, с. 446].

Разрешение недоумений при совершении Таинства Елеосвящения

Следует ли после совершения Елеосвящения над больным исповедовать его, если он пожелает причаститься Святых Таин?

Вопрос этот возможен ввиду слов апостола Иакова: «Болит ли кто в вас… и аще грехи сотворил есть, отпустятся ему» (Иак. 5, 14–15), которыми свидетельствуется, что грехи отпускаются уже Елеосвящением. В ответ на этот вопрос следует указать на Требник Петра Могилы, где говорится, что в случае слишком явной смертной опасности больной должен быть причащен Святых Тайн прежде совершения над ним Елеосвящения (о Тайне Елеосвящения). О том же читаем у св. Иоанна Дамаскина (Точное изложение православной веры), где говорится, что больной, над которым совершается Таинство Елеосвящения, должен исповедовать Православную веру; наконец, в книге «О должностях пресвитеров приходских» (§ 127) также сказано, что больной, прежде Елеосвящения, приготовляется к Таинству покаянием и Исповедью, и после или прежде Елеосвящения причащается Святых Тайн. Отпущение грехов через Елеосвящение есть собственно восполнение отпущения грехов в Таинстве покаяния, восполнение не по недостаточности самого покаяния для разрешения грехов, а по немощи больных воспользоваться этим спасительным врачеством во всей полноте и спасительности [70, с. 162–164; 35, с. 362].

Варианты Соборования в больнице

Соборование в больнице часто носит индивидуальный характер. Степень тяжести состояния пациента и возможность удерживать свое сознание адекватным накладывает свой индивидуальный отпечаток на совершение этого Таинства — у постели больного, в реанимации, палате интенсивной терапии или общей палате.

Исходя из практического опыта служения в больнице, можно предложить следующие варианты Соборования:

Полный

Таинство совершается строго по чинопоследованию, без каких-либо опущений (больные в удовлетворительном состоянии).

Дробный

Сестра милосердия, посещая больного накануне Таинства, в день его совершения заранее у постели больного вычитывает весь канон Елеосвящения и тропари. Такая практика позволяет сестре милосердия заранее выяснить степень утомляемости пациента и предупредить священника о физическом состоянии больного.

Священник, придя в палату, в таком случае уже может начинать таинство сразу с молитв и чтения Евангелий.

Краткий

Этот вариант, называемый еще совмещенным, по церковной классификации, есть краткий чин Соборования при тяжелом состоянии больного. Священник, придя в палату и обнаружив пациента в тяжелом состоянии, в котором остро стоит вопрос о скором отключении сознания, начинает совершать Таинство сразу с чтения молитв и Евангелия. При этом предпочтительно участие сестры милосердия в совершении Таинства. От сестры требуется знание чинопоследования Таинства и совершенное чтение на церковнославянском языке. В то время, когда сестра вычитывает Апостол, священник тайно читает молитву «Врачу душ и телес» и помазывает больного.

При совершении краткого чина целесообразнее прежде исповедовать, причастить больного, а затем приступать к Таинству Соборования.

Венчание в больнице

Венчание в больнице может проводиться только в домовой больничной церкви. Канонические требования к брачующимся те же самые, которые везде существуют в Православной Церкви.

Особенность венчания может состоять в том, что брачующемуся больному разрешается сидеть или лежать на носилках (каталке) в зависимости от его самочувствия. В качестве свидетелей могут быть привлечены лица медицинского персонала.

Погребение

Чинопоследование погребения усопших в больнице может проводиться либо в траурном зале, либо в больничной церкви, если она соединена с траурным залом или стоит как отдельное здание. Отпевание в моргах может проводиться как исключение с разрешения правящего архиерея. Обстановка в моргах, как правило, нецерковная, нередко сопровождается деятельностью «священ-ников-самозванцев», дискредитирующих Церковь.

Чинопоследование погребения осуществляется обычным способом согласно I части Требника. Однако в отличие от обычного храма, в траурном зале священник может оказаться стесненным временными рамками из-за нескольких усопших или транспортных средств, спешащих для перевозки усопших в другие больницы. Кроме того, в медицинских коллективах приняты гражданские панихиды, когда врачи прощаются со своим коллегой, тогда проповедь и отпевание должны согласовываться с их выступлениями. Лучше, когда последовательность такова: вступительное слово священника, отпевание, проповедь, выступления врачей.

Отпевание в больнице имеет своей целью напомнить живым о скоротечности земных дней, о связи понятий «жизнь, болезнь, смерть», настроить живых жить богоугодной жизнью.

Приложения

Проблемы биоэтики

Из основ социальной концепции Русской Православной Церкви. По материалам Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2000 года, гл. XII [112].

XII. 2. С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно.

Псалмопевец описывает развитие плода в материнской утробе как творческий акт Бога: «Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей… Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои» (Пс. 138, 13, 15–16). О том же свидетельствует Иов в словах, обращенных к Богу: «Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом… Не Ты ли вылил меня, как молоко, и, как творог, сгустил меня, кожею и плотью одел меня, костями и жилами скрепил меня, жизнь и милость даровал мне, и попечение Твое хранило дух мой… Ты вывел меня из чрева» ( Иов. 10:8–12, 18). «Я образовал тебя во чреве… и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя» (Иер. 1, 5–6), — сказал Господь пророку Иеремии.

«Не убивай ребенка, причиняя выкидыш» — это повеление помещено среди важнейших заповедей Божиих в «Учении двенадцати апостолов», одном из древнейших памятников христианской письменности. «Женщина, учинившая выкидыш, есть убийца и даст ответ перед Богом. Ибо… зародыш во утробе есть живое существо, о коем печется Господь», — писал апологет II века Афинагор. «Тот, кто будет человеком, уже человек», — утверждал Тертуллиан на рубеже II и III веков. «Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смерто убийства… Дающие врачевство для извержения зачатого в утробе суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы», — сказано во 2-м и 8-м правилах святителя Василия Великого, включенных в Книгу правил Православной Церкви и подтвержденных 91-м правилом VI Вселенского Собора. При этом святой Василий уточняет, что тяжесть вины не зависит от срока беременности: «У нас нет различения плода образовавшегося и еще не образованного». Святитель Иоанн Златоуст называл делающих аборт «худшими, нежели убийцы».

Широкое распространение и оправдание абортов в современном обществе Церковь рассматривает как угрозу будущему человечества и явный признак моральной деградации. Верность библейскому и святоотеческому учению о святости и бесценности человеческой жизни от самых ее истоков несовместима с признанием «свободы выбора» женщины в распоряжении судьбой плода. Помимо этого аборт представляет собой серьезную угрозу физическому и душевному здоровью матери. Церковь также неизменно почитает своим долгом выступать в защиту наиболее уязвимых и зависимых человеческих существ, коими являются нерожденные дети. Православная Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта. Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к покаянию и к преодолению пагубных последствий греха через молитву и несение епитимии с последующим участием в Спасительных Таинствах. В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявлять снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь. Борьба с абортами, на которые женщины подчас идут вследствие крайней материальной нужды и беспомощности, требует от Церкви и общества выработки действенных мер по защите материнства, а также предоставления условий для усыновления детей, которых мать почему-либо не может самостоятельно воспитывать.

Ответственность за грех убийства нерожденного ребенка наряду с матерью несет и отец, в случае его согласия на производство аборта. Если аборт совершен женой без согласия мужа, это может быть основанием для расторжения брака. Грех ложится и на душу врача, производящего аборт. Церковь призывает государство признать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по соображениям совести. Нельзя признать нормальным положение, когда юридическая ответственность врача за смерть матери несопоставимо более высока, чем ответственность за погубление плода, что провоцирует медиков, а через них и пациентов на совершение аборта. Врач должен проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыванию беременности; при этом верующий медик должен тщательно сопоставлять медицинские показания и веления христианской совести.

ХII. 3. Религиозно-нравственной оценки требует также проблема контрацепции. Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом.

Вместе с тем супруги несут ответственность перед Богом за полноценное воспитание детей. Одним из путей реализации ответственного отношения к их рождению является воздержание от половых отношений на определенное время. Впрочем, необходимо памятовать слова апостола Павла, обращенные к христианским супругам: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1Кор. 7:5). Очевидно, что решения в этой области супруги должны принимать по обоюдному согласию, прибегая к совету духовника. Последнему же надлежит с пастырской осмотрительностью принимать во внимание конкретные условия жизни супружеской пары, их возраст, здоровье, степень духовной зрелости и многие другие обстоятельства, различая тех, кто может «вместить» высокие требования воздержания, от тех, кому это не «дано» (Мф. 19:11), и заботясь прежде всего о сохранении и укреплении семьи.

Священный Синод Русской Православной Церкви в определении от 28 декабря 1998 года указал священникам, несущим духовническое служение, на «недопустимость принуждения или склонения пасомых, вопреки их воле, к …отказу от супружеской жизни в браке», а также напомнил пастырям о необходимости «соблюдения особого целомудрия и особой пастырской осторожности при обсуждении с пасомыми вопросов, связанных с теми или иными аспектами их семейной жизни».

ХII. 4. Применение новых биомедицинских методов во многих случаях позволяет преодолеть недуг бесплодия. В то же время расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности. Под угрозой оказываются и отношения между людьми, издревле лежащие в основании общества. С развитием упомянутых технологий связано также распространение идеологии так называемых репродуктивных прав, пропагандируемой ныне на национальном и международном уровнях. Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенка, о духовном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости. В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями.

В молитвах чина венчания Православная Церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с «плодом чрева на пользу» супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, «единомыслия душ и телес». Поэтому пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными. Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов. К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей.

«Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью.

Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.

ХII. 5. Значительную часть общего числа недугов человека составляютнаследственные заболевания.Развитие медико-генетических методов диагностики и лечения может способствовать предотвращению таких болезней и облегчению страданий многих людей. Однако важно помнить, что генетические нарушения нередко становятся следствием забвения нравственных начал, итогом порочного образа жизни, в результате коего страдают и потомки. Греховная поврежденность человеческой природы побеждается духовным усилием; если же из поколения в поколение порок властвует в жизни потомства с нарастающей силой, сбываются слова Священного Писания: «Ужасен конец неправедного рода» (Прем. 3:19). И наоборот: «Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится» (Пс. 111, 1–2). Таким образом, исследования в области генетики лишь подтверждают духовные закономерности, много веков назад открытые человечеству в слове Божием.

Привлекая внимание людей к нравственным причинам недугов, Церковь вместе с тем приветствует усилия медиков, направленные на врачевание наследственных болезней. Однако целью генетического вмешательства не должно быть искусственное «усовершенствование» человеческого рода и вторжение в Божий план о человеке. Поэтому генная терапия может осуществляться только с согласия пациента или его законных представителей и исключительно по медицинским показаниям. Генная терапия половых клеток является крайне опасной, ибо связана с изменением генома (совокупности наследственных особенностей) в ряду поколений, что может повлечь непредсказуемые последствия в виде новых мутаций и дестабилизации равновесия между человеческим сообществом и окружающей средой.

Успехи в расшифровке генетического кода создают реальные предпосылки для широкого генетического тестирования с целью выявления информации о природной уникальности каждого человека, а также его предрасположенности к определенным заболеваниям. Создание «генетического паспорта» при разумном использовании полученных сведений помогло бы своевременно корректировать развитие возможных для конкретного человека заболеваний. Однако имеется реальная опасность злоупотребления генетическими сведениями, при котором они могут послужить различным формам дискриминации. Кроме того, обладание информацией о наследственной предрасположенности к тяжким заболеваниям может стать непосильным душевным грузом. Поэтому генетическая идентификация и генетическое тестирование могут осуществляться лишь на основе уважения свободы личности.

Двойственный характер имеют также методы пренатальной (дородовой) диагностики, позволяющие определить наследственный недуг на ранних стадиях внутриутробного развития. Некоторые из этих методов могут представлять угрозу для жизни и целостности тестируемого эмбриона или плода. Выявление неизлечимого или трудноизлечимого генетического заболевания нередко становится побуждением к прерыванию зародившейся жизни; известны случаи, когда на родителей оказывалось соответствующее давление. Пренатальная диагностика может считаться нравственно оправданной, если она нацелена на лечение выявленных недугов на возможно ранних стадиях, а также на подготовку родителей к особому попечению о больном ребенке. Правом на жизнь, любовь и заботу обладает каждый человек, независимо от наличия у него тех или иных заболеваний. Согласно Священному Писанию, Сам Бог является «заступником немощных» (Иуд. 9:11). Апостол Павел учит «поддерживать слабых» (Деян. 20, 35; 1 Фес. 5, 14); уподобляя Церковь человеческому телу, он указывает, что «члены… которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее», а менее совершенные нуждаются в «большем попечении» (1Кор. 12:22,24). Совершенно недопустимо применение методов пренатальной диагностики с целью выбора желательного для родителей пола будущего ребенка.

ХII. 6. Осуществленное учеными клонирование (получение генетических копий) животных ставит вопрос о допустимости и возможных последствиях клонирования человека. Реализация этой идеи, встречающей протест со стороны множества людей во всем мире, способна стать разрушительной для общества. Клонирование в еще большей степени, чем иные репродуктивные технологии, открывает возможность манипуляции с генетической составляющей личности и способствует ее дальнейшему обесцениванию. Человек не вправе претендовать на роль творца себе подобных существ или подбирать для них генетические прототипы, определяя их личностные характеристики по своему усмотрению. «Замысел клонирования является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нем образу Божию, неотъемлемой частью которого являются свобода и уникальность личности. «Тиражирование» людей с заданными параметрами может представляться желательным лишь для приверженцев тоталитарных идеологий.

Клонирование человека способно извратить естественные основы деторождения, кровного родства, материнства и отцовства. Ребенок может стать сестрой своей матери, братом отца или дочерью деда. Крайне опасными являются и психологические последствия клонирования. Человек, появившийся на свет в результате такой процедуры, может ощущать себя не самостоятельной личностью, а всего лишь «копией» кого-то из живущих или ранее живших людей. Необходимо также учитывать, что «побочными результатами» экспериментов с клонированием человека неизбежно стали бы многочисленные несостоявшиеся жизни и, вероятнее всего, рождение большого количества нежизнеспособного потомства. Вместе с тем, клонирование изолированных клеток и тканей организма не является посягательством на достоинство личности и в ряде случаев оказывается полезным в биологической и медицинской практике.

ХII. 7. Современная трансплантология (теория и практика пересадки органов и тканей) позволяет оказать действенную помощь многим больным, которые прежде были бы обречены на неизбежную смерть или тяжелую инвалидность. Вместе с тем развитие данной области медицины, увеличивая потребность в необходимых органах, порождает определенные нравственные проблемы и может представлять опасность для общества. Так, недобросовестная пропаганда донорства и коммерциализация трансплантационной деятельности создают предпосылки для торговли частями человеческого тела, угрожая жизни и здоровью людей. Церковь считает, что органы человека не могут рассматриваться как объект купли и продажи. Пересадка органов от живого донора может основываться только на добровольном самопожертвовании ради спасения жизни другого человека. В этом случае согласие на эксплантацию (изъятие органа) становится проявлением любви и сострадания. Однако потенциальный донор должен быть полностью информирован о возможных последствиях эксплантации органа для его здоровья. Морально недопустима эксплантация, прямо угрожающая жизни донора. Наиболее распространенной является практика изъятия органов у только что скончавшихся людей. В таких случаях должна быть исключена неясность в определении момента смерти. Неприемлемо сокращение жизни одного человека, в том числе через отказ от жизнеподдерживающих процедур, с целью продления жизни другого.

На основании Божественного Откровения Церковь исповедует веру в телесное воскресение умерших (Ис. 26, 19; Рим. 8, 11; 1 Кор. 15, 42–44, 52–54; Флп. 3, 21). В обряде христианского погребения Церковь выражает почитание, подобающее телу скончавшегося человека. Однако посмертное донорство органов и тканей может стать проявлением любви, простирающейся и по ту сторону смерти. Такого рода дарение или завещание не может считаться обязанностью человека. Поэтому добровольное прижизненное согласие донора является условием правомерности и нравственной приемлемости эксплантации. В случае, если волеизъявление потенциального донора неизвестно врачам, они должны выяснить волю умирающего или умершего человека, обратившись при необходимости к его родственникам. Так называемую презумпцию согласия потенциального донора на изъятие органов и тканей его тела, закрепленную в законодательстве ряда стран, Церковь считает недопустимым нарушением свободы человека.

Донорские органы и ткани усвояются воспринимающему их человеку (реципиенту), включаясь в сферу его личностного душевно-телесного единства. Поэтому ни при каких обстоятельствах не может быть нравственно оправдана такая трансплантация, которая способна повлечь за собой угрозу для идентичности реципиента, затрагивая его уникальность как личности и как представителя рода. Об этом условии особенно важно помнить при решении вопросов, связанных с пересадкой тканей и органов животного происхождения.

Безусловно недопустимым Церковь считает употребление методов так называемой фетальной терапии, в основе которой лежат изъятие и использование тканей и органов человеческих зародышей, абортированных на разных стадиях развития, для попыток лечения различных заболеваний и «омоложения» организма. Осуждая аборт как смертный грех, Церковь не может найти ему оправдания и в том случае, если от уничтожения зачатой человеческой жизни некто, возможно, будет получать пользу для здоровья. Неизбежно способствуя еще более широкому распространению и коммерциализации абортов, такая практика (даже если ее эффективность, в настоящее время гипотетическая, была бы научно доказана) являет пример вопиющей безнравственности и носит преступный характер.

ХII. 8. Практика изъятия человеческих органов, пригодных для трансплантации, а также развитие реанимации порождают проблему правильной констатации момента смерти. Ранее критерием ее наступления считалась необратимая остановка дыхания и кровообращения. Однако благодаря совершенствованию реанимационных технологий эти жизненно важные функции могут искусственно поддерживаться в течение длительного времени. Акт смерти превращается таким образом в процесс умирания, зависимый от решения врача, что налагает на современную медицину качественно новую ответственность.

В Священном Писании смерть представляется как разлучение души от тела (Пс. 145, 4; Лк. 12, 20). Таким образом, можно говорить о продолжении жизни до тех пор, пока осуществляется деятельность организма как целого. Продление жизни искусственными средствами, при котором фактически действуют лишь отдельные органы, не может рассматриваться как обязательная и во всех случаях желательная задача медицины. Оттягивание смертного часа порой только продлевает мучения больного, лишая человека права на достойную, «непоcтыдную и мирную» кончину, которую православные христиане испрашивают у Господа за богослужением. Когда активная терапия становится невозможной, ее место должна занять паллиативная помощь (обезболивание, уход, социальная и психологическая поддержка), а также пастырское попечение. Все это имеет целью обеспечить подлинно человеческое завершение жизни, согретое милосердием и любовью.

Православное понимание непостыдной кончины включает подготовку к смертному исходу, который рассматривается как духовно значимый этап жизни человека. Больной, окруженный христианской заботой, в последние дни земного бытия способен пережить благодатное изменение, связанное с новым осмыслением пройденного пути и покаянным предстоянием перед вечностью. А для родственников умирающего и медицинских работников терпеливый уход за больным становится возможностью служения Самому Господу, по слову Спасителя: «Так как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25:40). Сокрытие от пациента информации о тяжелом состоянии под предлогом сохранения его душевного комфорта нередко лишает умирающего возможности сознательного приуготовления к кончине и духовного утешения, обретаемого через участие в Таинствах Церкви, а также омрачает недоверием его отношения с близкими и врачами.

Предсмертные физические страдания не всегда эффективно устраняются применением обезболивающих средств. Зная это, Церковь в таких случаях обращает к Богу молитву: «Разреши раба Твоего нестерпимыя сея болезни и содержащия его горькия немощи и упокой его, идеже праведных дуси»(Требник. Молитва о долгостраждущем). Один Господь является Владыкой жизни и смерти (1Цар. 2:6). «В Его руке душа всего живущего и дух всякой человеческой плоти» (Иов. 12:10). Поэтому Церковь, оставаясь верной соблюдению заповеди Божией «не убивай» (Исх. 20:13), не может признать нравственно приемлемыми распространенные ныне в светском обществе попытки легализации так называемой эвтаназии, то есть намеренного умерщвления безнадежно больных (в том числе по их желанию). Просьба больного об ускорении смерти подчас обусловлена состоянием депрессии, лишающим его возможности правильно оценивать свое положение. Признание законности эвтаназии привело бы к умалению достоинства и извращению профессионального долга врача, призванного к сохранению, а не к пресечению жизни. «Право на смерть» легко может обернуться угрозой для жизни пациентов, на лечение которых недостает денежных средств.

Таким образом, эвтаназия является формой убийства или самоубийства, в зависимости от того, принимает ли в ней участие пациент. В последнем случае к эвтаназии применимы соответствующие канонические правила, согласно которым намеренное самоубийство, как и оказание помощи в его совершении, расцениваются как тяжкий грех: Умышленный самоубийца, который «соделал сие от обиды человеческой или по иному какому случаю от малодушия», не удостаивается христианского погребения и литургического поминовения (Тимофея Алекс, прав. 14). Если самоубийца бессознательно лишил себя жизни «вне ума», то есть в припадке душевной болезни, церковная молитва о нем дозволяется по исследовании дела правящим архиереем. Вместе с тем необходимо помнить, что вину самоубийцы нередко разделяют окружающие его люди, оказавшиеся неспособными к действенному состраданию и проявлению милосердия. Вместе с апостолом Павлом Церковь призывает: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6:2).

XII. 9. Священное Писание и учение Церкви недвусмысленно осуждаютгомосексуальные половые связи,усматривая в них порочное искажение богозданной природы человека.

«Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость» (Лев. 20:13). Библия повествует о тяжком наказании, которому Бог подверг жителей Содома (Быт. 19, 1–29), по толкованию святых отцов, именно за грех мужеложства. Апостол Павел, характеризуя нравственное состояние языческого мира, называет гомосексуальные отношения в числе наиболее «постыдных страстей» и «непотребств», оскверняющих человеческое тело:«Женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим. 1, 26–27).«Не обманывайтесь… ни малакии, ни мужеложники… Царства Божия не наследуют», — писал Апостол жителям развращенного Коринфа (1 Кор. 6, 9–10). Святоотеческое предание столь же ясно и определенно осуждает любые проявления гомосексуализма. «Учение двенадцати апостолов», творения святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста, Григория Нисского, блаженного Августина, каноны святого Иоанна Постника выражают неизменное учение Церкви: гомосексуальные связи греховны и подлежат осуждению. Вовлеченные в них люди не имеют права состоять в церковном клире (Василия Великого пр. 7, Григория Нисского пр. 4, Иоанна Постника пр. 30). Обращаясь к запятнавшим себя грехом содомии, преподобный Максим Грек взывал: «Познайте себя, окаянные, какому скверному наслаждению вы предались!.. Постарайтесь скорее отстать от этого сквернейшего вашего и смраднейшего наслаждения, возненавидеть его, а кто утверждает, что оно невинно, того предайте вечной анафеме, как противника Евангелия Христа Спасителя и развращающего учение оного. Очистите себя искренним покаянием, теплыми слезами и посильною милостынею и чистою молитвою… Возненавидьте от всей души вашей это нечестие, чтобы не быть вам сынами проклятия и вечной пагубы».

Дискуссии о положении так называемых сексуальных меньшинств в современном обществе клонятся к признанию гомосексуализма не половым извращением, но лишь одной из «сексуальных ориентаций», имеющих равное право на публичное проявление и уважение. Утверждается также, что гомосексуальное влечение обусловлено индивидуальной природной предрасположенностью. Православная Церковь исходит из неизменного убеждения, что богоустановленный брачный союз мужчины и женщины не может быть сопоставлен с извращенными проявлениями сексуальности. Она считает гомосексуализм греховным повреждением человеческой природы, которое преодолевается в духовном усилии, ведущем к исцелению и личностному возрастанию человека. Гомосексуальные устремления, как и другие страсти, терзающие падшего человека, врачуются таинствами, молитвой, постом, покаянием, чтением Священного Писания и святоотеческих творений, а также христианским общением с верующими людьми, готовыми оказать духовную поддержку.

Относясь с пастырской ответственностью к людям, имеющим гомосексуальные наклонности, Церковь в то же время решительно противостоит попыткам представить греховную тенденцию как «норму», а тем более как предмет гордости и пример для подражания. Именно поэтому Церковь осуждает всякую пропаганду гомосексуализма. Не отказывая никому в основных правах на жизнь, уважение личного достоинства и участие в общественных делах, Церковь, однако, полагает, что лица, пропагандирующие гомосексуальный образ жизни, не должны допускаться к преподавательской, воспитательной и иной работе среди детей и молодежи, а также занимать начальственное положение в армии и исправительных учреждениях.

Порой извращения человеческой сексуальности проявляются в форме болезненного чувства принадлежности к противоположному полу, результатом чего становится попытка изменения пола (транссексуализм). Стремление отказаться от принадлежности к тому полу, который дарован человеку Создателем, может иметь лишь пагубные последствия для дальнейшего развития личности. «Смена пола» посредством гормонального воздействия и проведения хирургической операции во многих случаях приводит не к разрешению психологических проблем, а к их усугублению, порождая глубокий внутренний кризис. Церковь не может одобрить такого рода «бунт против Творца» и признать действительной искусственно измененную половую принадлежность. Если «смена пола» произошла с человеком до Крещения, он может быть допущен к этому таинству, как и любой грешник, но Церковь крестит его как принадлежащего к тому полу, в котором он рожден. Рукоположение такого человека в священный сан и вступление его в церковный брак недопустимо.

От транссексуализма надлежит отличать неправильную идентификацию половой принадлежности в раннем детстве в результате врачебной ошибки, связанной с патологией развития половых признаков. Хирургическая коррекция в данном случае не носит характер изменения пола.

Типовое соглашение о сотрудничестве

Министерство
здравоохранения
России
Клиническая больница
№ ………………..
Санкт-Петербург
Русская Православная
Церковь
Санкт-Петербургская
епархия
Приход
«….» ……………. 200… года

Соглашение о сотрудничестве

Администрация Клинической больницы № Санкт-Петербурга, в лице Главного врача (ФИО, в дальнейшем «Больница») и больничный приход (в дальнейшем «Приход»), в лице настоятеля Прихода иерея (ФИО) и Председателя Церковного Совета Прихода (ФИО), во исполнение «Соглашения № 10 о сотрудничестве между Министерством здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации и Московской Патриархией Русской Православной Церкви» от 12 марта 1996 года и «Соглашения о сотрудничестве между Комитетом по здравоохранению администрации Санкт-Петербурга и Санкт-Петербургской Епархией» от 13 февраля 1997 года,

  • исходя из необходимости совместных действий в становлении духовного и телесного здоровья населения Санкт-Петербурга;
  • стремясь к возрождению в обществе милосердного отношения к больным и инвалидам, к улучшению ухода за ними и к попечению о неимущих;
  • принимая во внимание заботу Правительства Санкт-Петербурга, Главврача и администрации Больницы о здоровье населения, многовековые традиции Русской Православной Церкви в молитвенной и милосердной помощи болящим и страждущим и накопленный на этом поприще опыт Прихода, заключили настоящее Соглашение о сотрудничестве.

Приход осуществляет молитвенную и милосердную помощь больным. Для чего:

  1. Переоборудует траурный зал в церковь, оснащает ее церковной утварью и содержит на пожертвования Приходу.
  2. Проводит богослужения в церкви в соответствии с Церковным Уставом и с учетом специфики режима лечебного учреждения (Приложение 1).
  3. Осуществляет регулярную уборку помещения, в котором размещается церковь.
  4. Проводит духовные беседы священника с тяжелобольными на отделениях Больницы в часы, согласованные с режимом стационара; напутствия умирающих по их просьбе или по просьбе их родственников.
  5. Совершает молебны о здравии и благословения священником больных перед операциями, также иные церковные требы по просьбе больных.
  6. Способствует реабилитации больных после тяжелых болезней и операций, осуществляет помощь в уходе за ними силами сестер милосердия и добровольных помощников из числа прихожан.
  7. Обеспечивает больных необходимой православной литературой, предметами культа, святынями, предназначенными специально для исцеления больных (особенно онкологических).
  8. Оказывает помощь в уборке прилегающей к больнице территории, исходя из возможностей Прихода.

Больница:

  1. Предоставляет Приходу в безарендное использование помещение траурного зала, переоснащаемое Приходом под домовую церковь сроком на 5 лет (Приложение 2).
  2. Совместно с Приходом подготавливает документацию, изыскивает благотворителей для строительства больничного храма на территории больницы.
  3. Обеспечивает возможность проводить богослужения в больнице в соответствии с Церковным Уставом и с учетом специфики режима лечебного учреждения (Приложение 1).
  4. Предоставляет Приходу подсобное помещение в больнице для пребывания церковного причта (4 человека) в ночь накануне Божественной Литургии.
  5. Содействует православно-просветительской работе Прихода по приобщению пациентов Больницы к здоровому образу жизни путем предоставления возможности распространения православной литературы в фойе больницы.
  6. Содействует Приходу своим влиянием и авторитетом в возможности выполнения Приходом уже взятых на себя обязательств и иных обязательств, вытекающих из последующих двухсторонних или многосторонних соглашений.
  7. Не препятствует приходить на богослужения желающим верующим через отдельный вход со стороны улицы.
  8. Оформляет договор на возмещение коммунальных услуг по истечении одного года с момента подписания настоящего договора.
Главный врач больницы подпись (ФИО)
Настоятель прихода подпись (ФИО)

 

Изречения святых отцов о болезни

О причинах болезней

К службе церковной непременно должен ходить, а то болен будешь. Господь за это болезнью наказывает.

(прп. Амвросий Оптинский)

Бывает, что болезнь схватывает, чтобы пробудить душу заснувшую.

(прп. Амвросий Оптинский)

Господь для того и болезни посылает, чтобы помнить о смерти и от памяти перевесть к тому, чтобы болящий озаботился, наконец, и приготовлением к смерти.

(свт. Феофан Затворник)

Господь недостаток наших добрых дел восполняет или болезнями, или скорбями.

(свт. Димитрий Ростовский)

Болезни наши большею частью происходят от грехов, почему лучшее средство к предупреждению и исцелению от них состоит в том, чтоб не грешить.

(свт. Феофан Затворник)

Бывает, что Бог болезнию укрывает иных от беды, которой не миновать бы им, если бы они были здоровы.

(свт. Феофан Затворник)

Брат спросил авву Арсения: «Есть некоторые добрые люди, почему они во время смерти подвергаются великой скорби, будучи поражены болезнию телесною?» «Потому, — отвечал старец, — чтобы мы, как бы солию досолившись здесь, отошли туда чистыми».

(Патерик Афонский)

О благодатности болезни

Болезни примиряют нас с Богом и вводят снова в любовь Его.

(св. прав. Иоанн Кронштадтский)

Если оттерпелся здесь, не будешь терпеть на том свете вечных мук, а, напротив, будешь наслаждаться таким блаженством, перед которым теперешнее счастье — ничто.

(свт. Феофан Затворник)

Господь из любви к нам посылает по силе каждого болезни и скорби, но дает и терпение их, чтобы сделать и нас участниками Своих страданий; кто здесь не страдал Христа ради, тот будет угрызаться совестью в будущем веке, — ведь можно было показать свою любовь ко Христу терпением болезни и скорбей, и не сделал этого, стараясь уклониться и избежать всяких скорбей… Не в гневе, не для наказания посылает нам Господь болезни и скорби, а из любви к нам, хотя и не все люди, и не всегда понимают это.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Болезнь для человека является милостью Божией. И если христианин примет как Богом посланное для пользы душевной и благодушно будет терпеть болезненное свое состояние, то он идет прямым путем в рай… Болезни — молотьба: чем больше ударов, тем больше зерен выбьется и тем богаче умолот. Потом надо зерно под жернова, затем муку в смешение теста и вскисание его, потом — в виде хлеба — в печь и, наконец, — на трапезу Божию.

(свт. Феофан Затворник)

Что больна, — не беда: грешным людям это — очищение; как огонь очищает железо от ржавчины, так и болезнь врачует душу.

(прп. Анатолий Оптинский)

Как лекарство приносит пользу телу, так и болезнь — душе.

(прп. Амвросий Оптинский)

Господь послал тебе болезнь не зря, и не столько в наказание за прежние грехи, сколько из любви к тебе, чтобы оторвать тебя от греховной жизни и поставить на путь спасения. Благодари за это Бога, заботящегося о тебе.

(игум. Никон (Воробьев))

Милостив Господь! В монастыре болеющие скоро не умирают, а тянутся и тянутся до тех пор, пока болезнь принесет им настоящую пользу. В монастыре полезно быть немного больным, чтобы менее бунтовала плоть, особенно у молодых, и менее пустяки приходили в голову. А то при полном здоровье, особенно молодым, какая только пустошь не приходит в голову.

(прп. Амвросий Оптинский)

Болезнь избавляет от многих душевных страстей. Апостол Павел говорит:«…если внешний наш человек… тлеет, то внутренний… обновляется» (2Кор. 4:16).

(прп. Амвросий Оптинский)

Чем более в этой жизни мы страдаем от болезней, от преследований, силы врагов или бедности, тем больше наследуем награды в жизни будущей.

(блж. Иероним)

Терпение болезни Господь принимает вместо поста и молитвы.

(прп. Анатолий Оптинский)

Благодарите Бога, что вы на добром пути: болезнь ваша — великий дар Божий; денно и нощно за сие и за все хвалите и благодарите — и спасена будет душа Ваша.

(старец Арсений Афонский)

Главною причиною малодушия и ропота на Бога во дни страданий у многих бывает недостаток веры в Бога и надежды на Его Божественный Промысл. Истинный христианин верует, что все, случающееся с нами в жизни, делается по воле Божией; что без воли Божией и волос с головы нашей не падает на землю. Если Бог посылает ему страдания и скорби, то он видит в этом или посылаемое ему от Бога наказание за грехи его, или испытание веры и любви к Нему; и потому он не только не малодушествует и не ропщет за то на Бога, но, смирясь под крепкую руку Божию, еще благодарит Бога за то, что не забывает его; что по милосердию Своему Бог хочет временными скорбями заменить для него вечные; поражаемый скорбию, он говорит с праведным Давидом: «Благо мне, Господи, яко смирил мя еси, да научуся оправданием Твоим».

(блж. Иероним)

Воистину телесными болезнями душа приближается к Богу.

(св. Григорий Богослов)

Авва Даниил говорил: по той мере, как цветет тело, истощается душа, и по мере истощения тела процветает душа.

(Патерик Афонский)

Болезнь не несчастье, а поучение и Божие посещение; больного преподобного Серафима посетила Матерь Божия; и нас, если мы смиренно переносим болезнь, посещают Высшие Силы.

(прп. Амвросий Оптинский)

«Здоровье есть дар Божий, — говорил прп. Серафим Саровский, — но не всегда бывает полезен этот дар: как и всякое страдание, болезнь имеет силу очищать нас от душевной скверны, заглаждать грехи, смирять и смягчать нашу душу, заставлять одуматься, сознавать свою немощь и вспоминать о Боге. Поэтому болезни нужны и нам, и нашим детям».

(прп. Амвросий Оптинский)

Всякий раз, когда поражается тело твое или воспламеняется сильною горячкою, также томится несносною жаждою, — если ты грешник, то переноси это, воспоминая о будущем наказании, о вечном огне и казни по суду и «не пренебрегай» настоящими (наказаниями) (Евр. 12:5), но радуйся, что Бог посетил тебя, и повторяй сие прекрасное изречение: «Строго наказал меня Господь, но смерти не предал меня» (Пс. 117:18). Ты — железо, и огонь очистит твою ржавчину.Если ты, будучи праведным, впал в болезнь, то чрез сие от меньшго преуспеваешь на большее. Ты золото, — и чрез огонь сделался чище… Лишаемся ли мы очей? — перенесем это без отягощения, ибо через это мы лишаемся органов ненасытности и просвещаемся внутренними очами. Оглохли ли мы? — Будем благодарить Бога, что мы совершенно потеряли суетный слух. Руками ли ослабели? — Но мы имеем внутри себя руки, уготованные на борьбу со врагом. Немощь одержит все тело? — Но от сего, напротив, возрастает здравие по внутреннему человеку.

(Патерик Афонский)

О злострадании в болезни

Когда же будут тебя беспокоить неудобства или болезненные страдания, или что-либо подобное, тогда старайся не упускать из памяти слова Св. Писания: «Многими скорбями подобает нам внити в Царствие Небесное».

(прп. Амвросий Оптинский)

Больной и бедный — не жалуйся и не ропщи на свою судьбу, на Бога и людей, не завидуй чужому счастью, берегись уныния и особенно отчаяния, покорись всецело Промыслу Божию.

(св. прав. Иоанн Кронштадтский)

Берегись, чтобы ненавистник добра не увлек тебя в неблагодарность или ропот, тогда все ты потеряешь.

(св. прав. Иоанн Кронштадтский)

В болезни не желай себе смерти — это грешно.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Если же человек будет роптать на болезни и скорби, будет искать виновника этим скорбям среди людей (околдовали, сделали), бесов, обстоятельств, станет всеми средствами пытаться избежать их, то враг поможет ему в этом, покажет ему мнимых виновников (начальство, порядки, соседи и прочее, и прочее), возбудит в нем вражду и ненависть к ним, желание мстить, оскорблять и прочее, а через это приведет душу такого человека в мрак, отчаяние, безнадежие, желание уйти в другое место, скрыться хоть под землю, лишь бы не видеть, не слышать мнимых врагов, а на самом деле слушая и услаждая действительного смертельного врага своего — диавола, внушающего ему все это и желающего погубить его.

(прп. Пимен Многоболезненный)

На опасно больных нападает сильнее диавол, зная, что имеет мало времени.

(старец Арсений Афонский)

Страдания, если они озлобляют болящего, не преображая его, не давая благотворной реакции (исправления и благодарения) — только сугубое зло.

Все самые тяжкие скорби и несчастья переносятся людьми легче, чем тяжкие недуги телесные. Несомненный знаток в деле терзания, мучения людей — сатана — пред лицом Самого Бога засвидетельствовал, что телесные болезни невыносимее всех других несчастий, и что человек, мужественно и безропотно переносящий другие бедствия, может ослабеть в своем терпении и поколебаться в преданности Богу, подвергшись тяжкой болезни.

(свт. Феофан Затворник)

Когда, например, больной расположится благодушно переносить болезнь свою и переносит, враг, зная, что таким образом он утвердится в добродетели терпения, подступает расстроить такое его благорасположение. Для сего начинает приводить ему на ум многие добрые дела, которые мог бы он совершить, если бы находился в другом положении, и старается убедить его, что если б был здоров, как добре поработал бы Богу, и сколько пользы принес бы и себе, и другим: ходил бы в церковь, вел бы беседы, читал бы и писал в назидание ближних и т. п. Заметив, что такие мысли принимаются, враг чаще приводит их на ум, размножает и раскрашивает, проводит до чувства, вызывает желания и порывы к делам тем, представляет, как хорошо шли бы у него те или другие дела, и возбуждает жаление, что связан по рукам и ногам болезнию. Мало-помалу, при частых повторениях таких мыслей и движений в душе, желание переходит в недовольство и досадование. Прежнее благодушное терпение, таким образом, расстраивается, и болезнь представляется уже не как врачевство от Бога и поприще для добродетели терпения, а как нечто неприязненное делу спасения, и желание освободиться от нее делается неудержимым, все еще в видах получения чрез то простора для доброделания и угождения Богу всяческого. Доведши до чего, враг украдает из ума его и сердца эту благую цель желания выздоровления и, оставляя одно желание здоровья как здоровья, заставляет досадливо смотреть на болезнь, не как на препону к добру, а как на нечто, неприязненное само по себе. От сего нетерпеливость, не врачуемая благопомышлениями, берет силу и переходит в ропотливость, и лишает больного прежнего покоя от благодушного терпения. А враг радуется, что успел расстроить.

(прп. Никодим Святогорец)

О необходимости в болезни прибегать к лечению

В болезнях должно заботиться об излечении их.

(блж. Иероним)

Если ты болен, то пригласи опытного врача и воспользуйся предписанными им средствами. С этой целью возникают из земли столь многие благодетельные растения. Если ты по гордости отвергнешь их, то ускоришь свою смерть и сделаешься самоубийцей.

(блж. Иероним)

Врачу показывать болезни телесные не есть грех, но смирение.

(прп. Варсонофий Великий)

Многие болезни Господь исцеляет через врачей и другие средства. Но есть болезни, на излечение которых Господь налагает запрет, когда видит, что болезнь нужнее для спасения, чем здоровье.

(свт. Феофан Затворник)

О терпении и благодушестве в болезни

Великий подвиг — терпеливо переносить болезни и среди них воссылать благодарственные песни Богу.

(свт. Феофан Затворник)

Бог не требует от больного подвигов телесных, а только терпения со смирением и благодарения.

(прп. Амвросий Оптинский)

Больной ли ты или бедный, терпи. Ничего кроме терпения Бог от тебя не требует. Терпя благодушно, ты будешь находиться непрерывно в добром деле. Когда ни воззрит на тебя Бог, будет видеть, что ты делаешь добро или пребываешь в добре, если благодушно терпишь, тогда как у здорового дела добрые идут промежутками. Почему, желая перемены своего положения, ты желаешь променять лучшее на худшее?

(прп. Никодим Святогорец)

Один старец, страдавший водяною болезнию, говорил братиям, которые приходили к нему с желанием лечить его: «Отцы, молитесь, чтобы не подвергся подобной болезни мой внутренний человек, а что касается до настоящей болезни, то я прошу Бога о том, чтобы Он не вдруг освободил меня от нее, ибо насколько «внешний наш человек тлеет», настолько «внутренний обновляется»» (2Кор. 4:16).

(прп. Серафим Саровский)

Один старец говорил о бедном Лазаре: «Не видно в нем ни одной добродетели, которую бы делал он», — и только одно находил в нем, то, что он никогда не роптал на Господа, как бы на не творящего ему милости, но с благодарностию переносил болезнь свою, — и посему Бог принял его.

(Патерик Афонский)

Если находишься в долговременной болезни и имеешь какое-либо утешение от служащих тебе, то посмотри на тех, которые внутри терпят скорбь и печаль, снаружи ранами покрыты и не имеют, кто бы им послужил, накормил, напоил, поднял, омыл раны, — и они терпят.

(свт. Тихон Задонский)

О посте и молитве во время болезни

Облегчение поста для немощных дозволительно по правилу церковному (Апостол, 69 правило).

(свт. Филарет Московский)

В болезни, по совету врача, мы можем разрешить себе на время употребление и постом скоромной пищи, но в этом случае мы должны помнить, что делаем это из необходимости, а не для удовольствия и наслаждения.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Больной должен в посты поститься в среду и пятницу, а в остальные дни ему разрешается кушать скоромное, кроме мясного.

(прп. Варсонофий Великий)

Бывает, что некоторые больные употребляют в пост скоромную пищу как лекарство, и после приносят в этом покаяние, что по болезни нарушили правила Св. Церкви о посте. Но всякому нужно смотреть и действовать по своей совести и сознанию… Лучше из постной пищи выбирайте для себя питательную и удобоваримую вашим желудком.

(старец Арсений Афонский)

Старец заболевшему своему другу внушал: «Молиться надо чаще: «Господи! Даждь ми зде терпение, тамо отпущение»».

(свт. Феофан Затворник)

Не скорбите, если по болезни иногда не можете выполнить молитвенного правила, а благодарите Бога за болезнь, ибо она то же, что молитва, если без ропота и с благодарением терпим.

(старец Арсений Афонский)

Однако же в те часы, в кои идет в церкви служба, лучше не лежать, а усесться на постели, прислонясь, если немощь одолевает, к стене, и так молиться умно и сердечно, с полным желанием и бодренностию духа.

(свт. Феофан Затворник)

Пришел как-то к о. игумену Антонию один больной ногами и говорит: «Батюшка, у меня ноги болят, не могу класть поклоны, и это меня смущает». О. Антоний ответил ему: «Да уж в Писании сказано: «Сыне, даждь Ми сердце», а не нози».

(прп. Амвросий Оптинский)

Отец не даст детям камня вместо хлеба и змеи вместо рыбы. Если же естественный отец не делает так, тем более не станет так делать Отец Небесный. А прошения наши нередко походят на прошение змеи и камня. Нам кажется, что то хлеб и рыба, чего просим, а Отец Небесный видит, что просимое будет для нас камень или змея — и не дает просимого. Отец и мать изливают пред Богом теплые молитвы о сыне, да устроит ему лучшее, но вместе с тем выражают и то, что считают лучшим для своего сына, именно, чтобы был он жив, здоров и счастлив. Господь слышит молитву их и устраивает для сына их лучшее, только не по понятию просящих, а так, как оно есть на самом деле для сына их: посылает болезнь, от которой умирает сын. Для тех, у которых все кончается настоящею жизнью, это не услышание, а делание наперекор или предоставление лица, о котором молятся, его участи; для верующих же, что настоящая жизнь только приготовление к другой жизни, не может быть сомнения, что сын, о котором молились, заболел и умер именно потому, что услышана молитва и что для него лучше было отойти отсюда, чем оставаться тут. Скажешь: так на что же и молиться? Нет, не молиться нельзя, но в молитвах об определенных предметах всегда надо содержать в мысли условие: «Если, Господи, Сам Ты находишь это спасительным». Св. Исаак Сирианин и всякую молитву советует сокращать так: «Тебе, Господи, ведомо, что для меня полезно: сотвори же со мной по воле Твоей».

(свт. Феофан Затворник)

О церковных Таинствах во время болезни

Один из приходских священников сделался болен, и, приближаясь уже к кончине, увидел одр свой окруженным демонами, которые готовились похитить его душу и низвести во ад. Тогда явились три Ангела. Один из них стал у одра и начал препираться о душе с отвратительнейшим демоном, державшим отверстую книгу, в которой были записаны все грехи священника. Между тем пришел другой священник, чтобы напутствовать собрата. Началась исповедь; больной, устремляя испуганные взоры в книгу, произносил с самоотвержением грехи свои, как бы извергая их из себя, — и что ж видит он? Видит ясно, что едва произносил какой грех, как этот грех исчезал в книге, в которой оставался пробел вместо записи. Таким образом, исповеданием он изгладил из бесовской книги все грехи свои, и, получив исцеление, остаток дней провел в глубоком покаянии, поведая ближним для назидания их видение, запечатленное чудесным исцелением.

(свт. Игнатий Брянчанинов)

В болезни, прежде всякого другого дела, должно поспешать очиститься от грехов в Таинстве Покаяния и в совести своей примириться с Богом.

(свт. Феофан Затворник)

Грех не душу только поражает, но и тело. В иных случаях это весьма очевидно; в других, хоть не так ясно, но истина остается истиною, что и болезни тела все и всегда от грехов и ради грехов. Грех совершается в душе и прямо делает ее больною, но так как жизнь тела от души, то от больной души, конечно, жизнь не здоровая. Уже одно то, что грех наводит мрак и тугу, должно неблагоприятно действовать на кровь, в которой основание здоровья телесного. Но когда припомнишь, что он отделяет от Бога — Источника жизни, и ставит человека в разлад со всеми законами, действующими и в нем самом, и в природе, то еще дивиться надо, как остается живым грешник после греха. Это милость Божия, ожидающая покаяния и обращения. Следовательно, больному прежде всякого другого дела надо поспешить очиститься от грехов и в совести своей примириться с Богом. Этим проложится путь к благодетельному действию лекарств. Известно, что был какой-то знаменательный врач, который не приступал к лечению, пока больной не исповедуется и не причастится Св. Тайн; и чем труднее была болезнь, тем он настойчивее этого требовал.

(сет. Феофан Затворник)

В опасных болезнях заботься сперва об очищении своей совести и о спокойствии своей души.

(старец Арсений Афонский)

Размышляйте о том, что здешнее все мимолетно, а будущее вечно. Больному надобно утешать себя чтением Божественного Писания и страданием Спасителя.

(прп. Анатолий Оптинский)

Самая лучшая благодарность Богу за выздоровление от болезни состоит в том, чтобы служить Ему остальное время жизни в исполнении заповедей Его.

(прп. Пимен Многоболезненный)

О служении больным

Когда увидим болящего, то не будем худо объяснять себе причину его болезни, но постараемся утешить его.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Кроме молитвы, должно вам иметь духовного собеседника, развлекающего вас от скорби и уныния.

(игум. Никон (Воробьев))

Не должно отказывать в помощи больным из опасности заразиться их болезнью.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Посещение лежащих на ложах больных и одержимых скорбию плоти избавляет от беса гордыни и блуда.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Посещай болящих, да посетит Бог тебя.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Равную награду получает больной и кто служит ему.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Не убий. Убивают, между прочим, и врачи от неведения болезни больного, прописывая ему вредные лекарства. Убивают и те, которые не хотят лечиться или лечить больного, коему необходима помощь врача. Убивают те, которые раздражают больного, для которого раздражение гибельно, например, подверженного чахотке, и тем ускоряют его смерть. Убивают те, которые не подают в скором времени, по скупости или по другой недоброй причине, врачебного пособия больному, хлеба голодному.

(св. прав. Иоанн Кронштадтский)

Перечень опубликованных работ и публикаций по теме

  1. Филимонов С. В. Советы болящему в современной больнице / С. В. Филимонов — СПб., издательство «Св. Василия Великого», 1997.
  2. Филимонов С. В. В помощь болящему / С. В. Филимонов — СПб., из-во «Св. Василия Великого», 1998.
  3. Филимонов С. В. В помощь болящему / С. В. Филимонов — СПб., из-во «Св. Василия Великого», издание второе, дополненное, исправленное, 1999.
  4. Филимонов С. В. В помощь болящему / С. В. Филимонов — СПб., из-во «Св. Василия Великого», издание четвертое, дополненное и исправленное, 2000.
  5. Филимонов С. В. Молитвослов для слабовидящих / С. В. Филимонов — СПб., из-во «Сатис», 2000. (общая редакция, составление).
  6. Филимонов С. В. Церковь, больница, больной / С. В. Филимонов.– СПб., 2000.
  7. Филимонов С. В. Православная церковь и современная медицина / С. В. Филимонов. — СПб., 2000.
  8. Филимонов С. В. Учебник для сестер милосердия и пастырей, несущих служение в больнице / С. В. Филимонов. — СПб., 2000.
  9. Филимонов С. В. Право на жизнь младенцев с врожденными уродствами / С. В. Филимонов // Смерть рождает философию: Матер. науч. конф. — СПб., 2000.
  10. Филимонов С. В. Право на жизнь младенцев с врожденными уродствами / С. В. Филимонов // Матер. VIII Международных образовательных Рождественских чтений. — М., 2000. — С. 17–20.
  11. Филимонов С. В. Общество православных врачей Санкт-Петербурга / С. В. Филимонов // Мир медицины. — СПб., 2000. — № 1. — С. 11.
  12. Филимонов С. В. Святитель-хирург / С. В. Филимонов // Мир медицины. — СПб., 2000. — № 6–7. — С. 42.
  13. Филимонов С. В. Душепопечительский центр Общества православных врачей Санкт-Петербурга / С. В. Филимонов // Мир медицины. — СПб., 2000. — № 9–10. — С. 9.
  14. Филимонов С. В. Православный взгляд на онкологию / С. В. Филимонов // СПб., 2001.
  15. Филимонов С. В. Общество православных врачей Санкт-Петербурга / С. В. Филимонов. — СПб., 2002.
  16. Филимонов С. В. Состояние современного сестрического служения в настоящем: Облик современной сестры милосердия / С. В. Филимонов // Милосердие и профессионализм: Труды образовательного курса по христианской диаконии. — СПб., 2003. — С. 257–276.
  17. Филимонов С. В. Основные особенности церковного душепопечения в детском доме / С. В. Филимонов // Милосердие и профессионализм: Труды образовательного курса по христианской диаконии. — СПб., 2003. — С. 111.
  18. Филимонов С. В. Опыт служения сестричества милосердия св. мц. Татианы за 1994–2002 гг. / С. В. Филимонов. — СПб., 2003. — 24 с.
  19. Филимонов С. В. Душепопечительский центр как форма оказания специализированной медицинской помощи / С. В. Филимонов, Н. В. Ошко // Матер. Х международных образовательных Рождественских чтений. — М., 2003. — С. 23–31.
  20. Филимонов С. В. Основы и принципы православной медицины / С. В. Филимонов, В. Швецов, Л. Ф. Шеховцова, В. М. Снетков, Н. В. Ошко // Матер. расширенного заседания Общества православных врачей СПб. — СПб., 2001. — С. 5–17.
  21. Филимонов С. В. Смерть мозга: Православный взгляд на проблему / С. В. Филимонов, Р. И. Череватенко, Д. Э. Коржевский. — СПб., 2003.
  22. Филимонов С. В. О болезнях телесных, душевных и духовных / С. В. Филимонов // Туберкулез, ВИЧ /СПИД, алкоголизм, наркомания. — 2002. — № 2. — С. 9–12.
  23. Филимонов С. В. О болезнях телесных, душевных и духовных / С. В. Филимонов // Туберкулез, ВИЧ /СПИД, алкоголизм, наркомания. — 2002. — № 3. — С. 8–11.
  24. Филимонов С. В. Советы православного священника / С. В. Филимонов // Туберкулез, ВИЧ /СПИД, алкоголизм, наркомания. — 2003. — № 5. — С. 4–5.
  25. Филимонов С. В. Мнение врачей и пациентов о целесообразности создания больниц по религиозным конфессиям / Г. Л. Микиртичан, Р. В. Суворова, С. В. Филимоов // Актуальные проблемы здравоохранения. — СПб., 2003. — С. 167–171.
  26. Филимонов С. В. Православный взгляд на вакцинопрофилактику / С. В. Филимонов, А. В. Закревская. — СПб., 2004. — 48 с.
  27. Филимонов С. В. Непредвзятый взгляд на гомеопатию / С. В. Филимонов, А. А. Комиссаренко, К. В. Панин. — СПб., 2004.
  28. Филимонов С. В. Отношение к собственному здоровью в зависимости от принадлежности к православной церкви / С. В. Филимонов // Ученые записки СПбГМУ им. акад. И. П. Павлова. — 2004. — Т. XI. — № 2. — С. 65–68.
  29. Филимонов С. В. Взгляды представителей различных религиозных конфессий на вопросы контрацепции и супружеские отношения / С. В. Филимонов // Журнал акушерства и женских болезней. — 2004. — Т. LIII. — Вып. 2. — С. 84–88.
  30. Филимонов С. В. Православное отношение к проблеме «смерти мозга»/ С. В. Филимонов, Р. И. Череватенко, Д. Э. Коржевский // Матер. XI Междунар. образовательных Рождественских чтений (Направление VI: «Христианство и наука». Секция: Православие и медицина). — М., 2004. — С. 4–22.
  31. Филимонов С. В. Основные принципы православия в медицине / С. В. Филимонов // Матер. XI Междунар. образоват. Рождеств. чтений (Напр. VI: Христианство и наука. Секция: Православие и медицина). — М., 2004. — С. 61–72.
  32. Филимонов С. В. Мнение врачей о вспомогательных репродуктивных технологиях в зависимости от отношения к православной церкви / Г. Л. Микиртичан, С. В. Филимонов // Матер. II национального конгресса по биоэтике. — Киев, 2004. — С. 101.
  33. Филимонов С. В. Мнение врачей и пациентов о проблемах информирования и получения информированного согласия (по материалам социологического исследования)/ Г. Л. Микиртичан, С. В. Филимонов // Актуальные проблемы диагностики, лечения и профилактики заболеваний: Труды Мариинской больницы. — СПб., 2004. — С. 291–302.
  34. Филимонов С. В. Основные направления сотрудничества Русской Православной Церкви и Российского государства в области современного здравоохранения / С. В. Филимонов // Вестник СПбГМА им. И. И. Мечникова. — СПб., 2004. — № 2. — С. 33–36.
  35. Филимонов С. В. Медико-социальная характеристика посетителей душепопечительского центра / С. В. Филимонов // Проблемы городского здравоохранения. — СПб., 2004. — Вып. 9. — С. 410–414.
  36. Филимонов С. В. Спорные и нерешенные проблемы социальной доктрины Русской Православной Церкви в области охраны здоровья граждан, биомедицинской этики / С. В. Филимонов. — СПб., 2004.
  37. Филимонов С. В. Этапы сестрического движения в России (опыт периодизации)/ Г. Л. Микиртичан, Р. В. Суворова, С. В. Филимонов // Вестник истории военной медицины. — СПб., 2004. — Вып. IV. — С. 53–64.
  38. Филимонов С. В. Организационные аспекты деятельности епархиальной православной больницы / С. В. Филимонов, А. Г. Темиров, Г. Л. Микиртичан // Пробл. социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. — 2004. — № 4. — С. 50–52.
  39. Филимонов С. В. Онкология и вера / С. В. Филимонов. — М. — СПб., 2004. — 79 с.
  40. Филимонов С. В. Отношение врачей и населения к проблеме аборта и статуса эмбриона / С. В. Филимонов, Г. Л. Микиртичан // Журнал акушерства и женских болезней. — СПб., 2004. — Т. LIII. — Вып. 3. — С. 47–51.
  41. Филимонов С. В. Медицинские учреждения Русской Православной Церкви амбулаторного типа / С. В. Филимонов // Бюллетень Национального НИИ общественного здоровья. — 2005. — № 1.
  42. Филимонов С. В. Отношение врачей и населения к некоторым проблемам сексуального здоровья / С. В. Филимонов // Бюллетень Национального НИИ общественного здоровья. — 2005. — № 1.
  43. Филимонов Сергий, прот. Организационные формы деятельности медико-социальных учреждений РПЦ и православных общественных организаций / Журнал «Церковь и медицина». — СПб. — 2005. — № 1. — С. 22–24.
  44. Филимонов Сергий, прот. Диспетчерская служба Общества православных врачей СПб. им. свт. Луки (Войно-Ясенецкого) / Т. А. Шагурина // Журнал «Церковь и медицина». — СПб. — 2005. — № 1. — С. 28–31.
  45. Филимонов Сергий, прот. Типовая модель, основы организации и деятельности Душепопечительского центра, как альтернативной формы оказания амбулаторной помощи / В. В. Первак // Журнал «Церковь и медицина». — СПб. — 2005. — № 1. — С. 31–33.
  46. Филимонов Сергий, прот. Осмысление статуса сестры милосердия XXI века, содержания, места, формы и объема ее служения / Антипенко Григорий, иерей, Г. А. Клишова, Е. А. Кабакова, К. Ф. Громакова, Ю. Т. Антипенко // Журнал «Церковь и медицина». — СПб. — 2005. — № 1. — С. 33–34.
  47. Филимонов Сергий, прот. Спорные вопросы биомедицинской этики / Материалы Международной духовномедицинской конференции «Дух, душа и тело». Симферополь. — 2005. — С. 437–464.

Список литературы

  1. Алексеев П. Возрождая духовные традиции медицины // Медицинская газета. — 2003. — № 19. — С. 1–3.
  2. Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси. Здоровье человека — в гармонии духа, души и тела // Медицинская газета. — 2000. — 19 января. — С. 1–2.
  3. Анатолий Берестов, иеромонах. Грех. Болезни и исцеление. — М., 2000.
  4. Артамонов Р. Вера помогает // Медицинская газета. — 2003. — № 37. — 14 c.
  5. Архиепископ Игнатий о Таинствах // Малый катехизис. М., 1649. С. 5, 25.
  6. Балов А. Монастырские больницы и лечебницы // Фельдшер. — 1903. — № 10. — С. 299–301.
  7. Блохина Н. Н. Медицинские учреждения женских православных монастырей в деле охранения народного здравия дореволюционной России / Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и история медицины. — 2001. — № 4. — С. 51–53.
  8. Блохина Н. Н. Медицинские учреждения женских православных монастырей в деле охранения народного здравия дореволюционной России / Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и история медицины. — 2001. — № 4. — С. 51–53.
  9. Богоявленский Н. А. Древнерусское врачевание в XI–XVII вв. Источники для изучения истории русской медицины. — М., 1960. — С. 31, 266.
  10. Большой Требник. Номоканон. М., 1897. П. 163, 164, 204, 205.
  11. Бушуев В. Ф. О народном врачевании в православных монастырях // Врач. — 1901. — № 39. — 1187 c.
  12. Введение в биоэтику. Учебное пособие / Под ред. проф. Б. Г. Юдина и канд. фил. наук П. Д. Тищенко. — М.: «Прогресс-Традиция», 1998.
  13. Всеподданнейший отчет Обер-Прокурора Святейшего Синода по ведомству православного исповедания за 1914–1916 гг. С. 227–228, 281–282.
  14. Голубинский Е. Е. История русской церкви. — Т. 1., ч. 1. — М., 1901. — С. 243; т. 1.ч. 2. — Б.г. — С. 554–557.
  15. Гончаров С., протоиерей. Грех наркомании. Пастырско-богословские пути осмысления // Помощь наркозависимым: Пути взаимодействия священнослужителей и специалистов. — СПб., 2002. — С. 19–21.
  16. Грачев А., священник. Когда болеют дети. Советы православного врача. М.: Трим. 1993.
  17. Григорьев Н. И. Общества трезвости в России // Труды комиссии по вопросу об алкоголизме. — СПб., 1900. Вып. IV. С. 232–233.
  18. Духовный регламент Петра Великого. — Киев, 1823.
  19. Иванов А. В. Психическое здоровье населения: демографический аспект // Здравоохранение Российской Федерации. — 1993. — № 12. — С. 7–11.
  20. Информация о Петербурге. Электронный справочник Санкт-Петербург 2001. — Типография «Ира-принт». 2001.
  21. Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение Православной веры. — М.: Ладья, 2002.
  22. Ирина Беккер. Пусть в вашем сердце живет любовь. — Газета «Русский инвалид», 1994, № 3–4.
  23. Каариайнен К., Фурман Д. ред. Старые церкви, новые верующие. Религия в массовом сознании постсоветской России. — М., СПб., 2000. — С. 3–98.
  24. Казанский П. История православного русского монашества от основания Печерской обители преп. Антонием до основания Лавры Св. Троицы прп. Сергием. М., 1855.
  25. Канонические ответы Тимофея, епископа Александрийского, ответ 6// Каноны, или Книга правил на русском языке. — СПб.: Общество свт. Василия Великого, 2000.
  26. Карташев А. В. Вселенские Соборы. — СПб.: Библиополис, 2002.
  27. Концепция развития здравоохранения Тюменской области на 2002–2005 годы и на период до 2010 года. — Тюмень, 2002.
  28. Коротких Р. В. Правовые и этические проблемы здравоохранения России в период реформ.// Медицинская этика / Под ред. В. И. Покровского. — М.: Медицина, 1997. — С. 47–58.
  29. Котельников Г. Взаимодействие медицинской сестры и пациента на основе принципов милосердия // Главная медицинская сестра. — 2000. — № 4. — С. 139–144.
  30. Кучеренко В.3., Черкасова А. Е. Социально-философские основы взаимодействия медицины и православия в России // Экономика здравоохранения. — 2004. — № 2. — С. 16–22.
  31. Кучеренко В. З., Черкасова А. Е. Перспективы сотрудничества государственной системы здравоохранения России с Русской Православной Церковью в области оказания помощи инвалидам и терминальным больным / Экономика здравоохранения. — М., 2000. — № 1. — С. 9–11.
  32. Кучеренко В. З., Черкасова А. Е. Православная церковь и охрана здоровья населения // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и история медицины. — 1999. — С. 26–29.
  33. Лисицын Ю. П. Медицинская этика, деонтология и биоэтика // Проблемы социальной гигиены и история медицины. — 1998. — № 2. — С. 7–13.
  34. Макарий, митрополит Московский и Коломенский. Православно-догматическое богословие. — М., 1857. Т. 2.
  35. Максименко Л. Л. Изучение мнения населения о проблемах здоровья и здравоохранения // Здравоохранение РФ. — 2003. — № 1. — С. 20–23.
  36. Максимова Т. М. Здоровье человека и социально-экономические проблемы общества // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. — 2003. — № 1. — С. 3–7.
  37. Мальцев А. Ф. Святой Ефрем Переяславский — строитель первых больниц в России. — СПб., 1908. — С. 13–15.
  38. Масленникова Т. Я. Влияние курения на здоровье населения: место России в Европе // Профилактика заболевания и укрепление здоровья. — 2002. — № 6. — С. 17–19.
  39. Матвеев Г. Н. Современная больница и права верующего // Сестринское дело. — 2001. — № 2. — С. 38–39.
  40. Материалы доклада прот. Геннадия Бартова. Епархиальное собрание Санкт-Петербургской епархии. — СПб. 2005.
  41. Медик В. А., Юрьев В. К. Курс лекций по общественному здоровью и здравоохранению. — М., 2003. — Ч. II. — 456 с.
  42. Мерков А. М., Поляков Л. Е. Санитарная статистика. — Л., 1974.
  43. Мефодий (Кондратьев), игумен. Отношение православного священнослужителя к проблемам наркомании и ВИЧ-инфицирования // Помощь наркозависимым: Пути взаимодействия священнослужителей и специалистов. — СПб., 2002. С. 4–11.
  44. Мефодьев В. В. Демографические показатели и состояние здоровья населения Тюменской области // Здравоохр. РФ. — 2002. — № 3. — С. 25–26.
  45. Мирский М. Б. Медицина российского средневековья / Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и история медицины. — 2000. — № 2. — С. 59—62.
  46. Мороз А., священник, Цыганков В. А. Как победить алкоголизм. — СПб.: Общество свт. Василия Великого, 2002.
  47. Никольский К. Т. Пособие к изучению Устава богослужения Православной Церкви. — СПб., 1865. — С. 710–711.
  48. Новая скрижаль, или объяснение о Церкви, о Литургии и о всех службах и утварях церковных. — СПб., 1899. Ч. 2. Гл. 14. § 2. — С. 382–383, 432–433.
  49. Новомбергский Н. Я. Врачебное строение в допетровской Руси. — Томск, 1907.
  50. О должностях пресвитеров приходских. М., 1796. § 51, § 84, § 86, § 99, § 110, § 116, § 127.
  51. О крещении // Требник Петра Могилы. — Киев: Информационно-выставочный центр Украинской Православной Церкви, 1996. Т. 1. С. 5–69.
  52. Овчаров В. К. Исследование социальных факторов формирования здоровья населения // Общественные науки и здравоохранение. — М., 1987. — С. 139–150.
  53. Овчаров Е. Д. Духовно-нравственные основы здоровья населения на основе преемственности поколений // Актуальные проблемы духовно-нравственного воспитания детей и молодежи: Рождественские чтения: материалы областной научно-практической конференции 30–31 2003 г. — Тюмень, 2003. — С. 161–166.
  54. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. — М., 2001.
  55. Патриарх Московский и всея Руси Алексий П. Участникам научно-практической конференции «Сотрудничество Русской Православной Церкви с государственной системой здравоохранения России» // Медицинская академия. — 1999. — № 4 (2275) . — С. 2.
  56. Полное собрание русских летописей. — СПб., 1862. — Т. IX. — С. 115–116.
  57. Помощь наркозависимым: Пути взаимодействия священнослужителей и специалистов. — СПб., 2002. — С. 15–26.
  58. Пономарева Л. А. О возрождении духовных основ медицины / Л. А. Пономарева // Медицинская сестра. — 2003. — № 2. — С. 39.
  59. Попов Е., протоиерей. Письма по пастырскому богословию. — Пермь. 1874. Ч. 2. С. 74–79.
  60. Поучение святительское к новопоставленному иерею. — 1862. С. 6.
  61. Правила Карфагенского Собора, правило 54 // Каноны, или Книга правил на русском языке. — СПб.: Общество свт. Василия Великого, 2000.
  62. Правила Лаодикийского Собора, правило 47 // Каноны, или Книга правил на русском языке. — СПб.: Общество свт. Василия Великого, 2000.
  63. Правила Неокесарийского Собора, правило 6 // Каноны, или Книга правил на русском языке. — СПб.: Общество свт. Василия Великого, 2000.
  64. Правила св. Кирилла Александрийского, правило 5// Каноны, или Книга правил на русском языке. — СПб.: Общество свт. Василия Великого, 2000.
  65. Распоряжение Епархиального архиерея по Самаре и Рязанской епархии // Свод указаний и заметок по вопросам пастырской практики. 1875. С. 95.
  66. Редько А. А. Сборник научных работ, опубликованных к 125-летию больницы № 4 Святого Великомученика Георгия в Санкт-Петербурге. — 1995.
  67. Розанов Н. П. Деятельность духовенства в борьбе с народным пьянством. Исторический очерк. М., 1912. С. 65–67.
  68. Руководство для сельских пастырей. — СПб., 1869. Т. 1. С. 479, . Т. 2. С. 162–164.
  69. Силуянова И. Этика врачевания. М., 2001.
  70. Силуянова И. В. Современная медицина и Православие. — М.: Изд-во Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1998.
  71. Силуянова И. В. Этика врачевания. Современная медицина и православие. М.: 2001. — С. 96–319.
  72. Сильченков И., священник. Практическое руководство при отправлении приходских треб. Воронеж, 1888. С. 20–21, 39, 69–74, 107.
  73. Снегирев И. Справки о начале богаделен и о быте нищих в Москве до XVIII века // Литературный вечер. — 1844. — С. 16–28.
  74. Сурожский Антоний, Митрополит. Жизнь. Болезнь. Смерть. — М., 1995. — 57 c.
  75. Сырцова Л. Е., Черкасова А. Е. Возможности и необходимость сотрудничества государственной системы здравоохранения России с Русской Православной Церковью по профилактике социально-значимых заболеваний (на примере инфекций, передающихся половым путем, наркотизма и алкоголизма) // Профилактика заболеваний и укрепления здоровья. — М., 2000. — № 1. — С. 12–14.
  76. Требник Петра Могилы. Т. 1. С. 319–358, 445–448.
  77. Требник / Московское подворье Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. — М.: Правило веры, 1995. С. 223–229.
  78. Указания по вопросам пастырской практики при «Церковном общественном вестнике». — 1876. С. 177.
  79. Указания Святейшего Синода. — СПб., — 1849. 20 февраля.
  80. Федотова Н. В. Порок курения — духовная привычка // Актуальные проблемы духовно-нравственного воспитания детей и молодежи: Рождественские чтения: материалы областной научно-практической конференции 30–31 января 2003г. — Тюмень, 2003. — С. 243–245.
  81. Филимонов С., священник. Пастырское служение в больнице. Общество свт. Василия Великого. — СПб., 2003. — С. 112–122.
  82. Флинт А. Труд медсестры есть служение, а служение есть любовь // Сестринское дело — 2000. — № 6. — С. 10–11.
  83. Харакас С. Православие и биоэтика // Человек. — 1994. — № 2. — С. 91–100.
  84. Церковная анти-СПИД сеть / ОВЦС МП. Круглый стол по религиозному образованию и диаконии. Информационный бюллетень. — М., 2002. Май. С. 2–11.
  85. Черкасова А. Е. Взаимодействие медицины и религии в России: Обзор литературы / Вопросы эконом. и управл. для руков. Здравоохранения. — 2003. — № 4. — С. 85–89.
  86. Чин обета трезвости. — М.: Ниппур, 1997.
  87. Шмелев Г. М. Русская православная церковь, ее деятельность и экономика до и после 1917 г. // Вопросы истории. — 2003. — № 11. — С. 36–51.
  88. Щепин О. П. Современный этап реформы здравоохранения и обеспечение доступности медицинской помощи в Российской Федерации //Проблемы социальной гигиены и история медицины. — 1999. — №3. — С. 7–10.
  89. Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 13–16 августа 2000 г. Сборник докладов и документов. Главы Х-ХII — СПб., 2000. — С. 188–200.
  90. Архим. Киприан (Керн). Православное пастырское служение. — М: Христианская жизнь, 2002.

Метки Поделиться Комментарии 0 Просмотры 4 589 Перейти на форум
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

* - поля обязательные для заполнения

Рубрики


Аборт Алкоголизм Анализы Безопасность Беременность Бесплодие Боль Вакцинопрофилактика Врач Гомеопатия Грех Диета Документы Закаливание Иммунитет Инвалидность Инфаркт Инфекции История медицины Косметология Лекарства Лечение травами Мозг Молитва Наркомания Остеохондроз Первая помощь Питание Позвоночник Прививки Профилактика Псевдомедицина Психиатрия Психология Психотерапия Рак Священник Сердце Спорт Старость Стоматология Уныние Церковь ЭКО Эвтаназия дети новости пост рецепты роды
Календарь беременности

Средняя продолжительность цикла:

Первый день последней менструации:

См. также тест на беременность

Опросы

Как часто Вы обращаетесь в поликлинику?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес:

Мы в социальных сетях

Группа Вконтакте


Страница на Facebook


Группа в Одноклассниках



Самое популярное (просмотров)

Обращаем ваше внимание, что информация, представленная на сайте, носит ознакомительный и просветительский характер и не предназначена для самодиагностики и самолечения. Выбор и назначение лекарственных препаратов, методов лечения, а также контроль за их применением может осуществлять только лечащий врач. Обязательно проконсультируйтесь со специалистом.