<span class=bg_bpub_book_author>Достоевский Ф.М.</span><br>Белые ночи

Достоевский Ф.М.
Белые ночи

(13 голосов4.0 из 5)

Оглавление

… Иль был он создан для того,
Чтобы побыть хотя мгновение
В сосед­стве сердца твоего?…

Ив. Тур­ге­ньев

Ночь первая

Была чуд­ная ночь, такая ночь, кото­рая разве только и может быть тогда, когда мы молоды, любез­ный чита­тель. Небо было такое звезд­ное, такое свет­лое небо, что, взгля­нув на него, невольно нужно было спро­сить себя: неужели же могут жить под таким небом раз­ные сер­ди­тые и каприз­ные люди? Это тоже моло­дой вопрос, любез­ный чита­тель, очень моло­дой, но пошли его вам гос­подь чаще на душу!.. Говоря о каприз­ных и раз­ных сер­ди­тых гос­по­дах, я не мог не при­пом­нить и сво­его бла­го­нрав­ного пове­де­ния во весь этот день. С самого утра меня стала мучить какая-то уди­ви­тель­ная тоска. Мне вдруг пока­за­лось, что меня, оди­но­кого, все поки­дают и что все от меня отсту­па­ются. Оно, конечно, вся­кий вправе спро­сить: кто ж эти все? потому что вот уже восемь лет, как я живу в Петер­бурге, и почти ни одного зна­ком­ства не умел заве­сти. Но к чему мне зна­ком­ства? Мне и без того зна­ком весь Петер­бург; вот почему мне и пока­за­лось, что меня все поки­дают, когда весь Петер­бург под­нялся и вдруг уехал на дачу. Мне страшно стало оста­ваться одному, и целых три дня я бро­дил по городу в глу­бо­кой тоске, реши­тельно не пони­мая, что со мной дела­ется. Пойду ли на Нев­ский, пойду ли в сад, брожу ли по набе­реж­ной — ни одного лица из тех, кого при­вык встре­чать в том же месте, в извест­ный час, целый год. Они, конечно, не знают меня, да я‑то их знаю. Я коротко их знаю; я почти изу­чил их физио­но­мии — и любу­юсь на них, когда они веселы, и хандрю, когда они зату­ма­нятся. Я почти свел дружбу с одним ста­рич­ком, кото­рого встре­чаю каж­дый божий день, в извест­ный час, на Фон­танке. Физио­но­мия такая важ­ная, задум­чи­вая; все шеп­чет под нос и махает левой рукой, а в пра­вой у него длин­ная суч­ко­ва­тая трость с золо­тым набал­даш­ни­ком. Даже он заме­тил меня и при­ни­мает во мне душев­ное уча­стие. Слу­чись, что я не буду в извест­ный час на том же месте Фон­танки, я уве­рен, что на него напа­дет хандра. Вот отчего мы ино­гда чуть не кла­ня­емся друг с дру­гом, осо­бенно когда оба в хоро­шем рас­по­ло­же­нии духа. Намедни, когда мы не вида­лись целые два дня и на тре­тий день встре­ти­лись, мы уже было и схва­ти­лись за шляпы, да благо опом­ни­лись вовремя, опу­стили руки и с уча­стием про­шли друг подле друга. Мне тоже и дома зна­комы. Когда я иду, каж­дый как будто забе­гает впе­ред меня на улицу, гля­дит на меня во все окна и чуть не гово­рит: «Здрав­ствуйте; как ваше здо­ро­вье? и я, слава Богу, здо­ров, а ко мне в мае месяце при­ба­вят этаж». Или: «Как ваше здо­ро­вье? а меня зав­тра в починку». Или: «Я чуть не сго­рел и при­том испу­гался» и т. д. Из них у меня есть любимцы, есть корот­кие при­я­тели; один из них наме­рен лечиться это лето у архи­тек­тора. Нарочно буду захо­дить каж­дый день, чтоб не зале­пили как-нибудь, сохрани его гос­поди!.. Но нико­гда не забуду исто­рии с одним пре­хо­ро­шень­ким светло-розо­вым доми­ком. Это был такой милень­кий камен­ный домик, так при­вет­ливо смот­рел на меня, так гор­де­ливо смот­рел на своих неук­лю­жих сосе­дей, что мое сердце радо­ва­лось, когда мне слу­ча­лось про­хо­дить мимо. Вдруг, на про­шлой неделе, я про­хожу по улице и, как посмот­рел на при­я­теля — слышу жалоб­ный крик: «А меня кра­сят в жел­тую краску!» Зло­деи! вар­вары! они не поща­дили ничего: ни колонн, ни кар­ни­зов, и мой при­я­тель пожел­тел, как кана­рейка. У меня чуть не раз­ли­лась желчь по этому слу­чаю, и я еще до сих пор не в силах был пови­даться с изуро­до­ван­ным моим бед­ня­ком, кото­рого рас­кра­сили под цвет под­не­бес­ной империи. 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки