Полное собрание сочинений. Том 4. На берегу Божьей реки — Сергей Нилус

Полное собрание сочинений. Том 4. На берегу Божьей реки — Сергей Нилус

(17 голосов4.0 из 5)

— Как же это? — пере­бил я, — неужели открыто, на гла­зах верующих?

— Нет, — отве­тил мне офи­цер, — рестав­ра­цию пред­по­ло­жено было совер­шать по ночам, частями: выко­лу­пы­вать неболь­шими участ­ками ста­рые краски и на их место, как моза­ику, встав­лять новые под цвет ста­рых, но так, чтобы вос­ста­нав­ли­вался посте­пенно древ­ний рисунок.

— Да ведь это кощун­ство, — вос­клик­нул я, — кощун­ство не мень­шее, чем совер­шил воин царя-ико­но­борца, уда­рив­ший копием в Пре­чи­стый Лик Ивер­ской Божией Матери!

— Так на это дело, как выяс­ни­лось, смот­рел и викар­ный епи­скоп, но не такого о нем мне­ния был его собе­сед­ник, «гене­рал» из сино­даль­ных при­каз­ных. А между тем слух об этой кощун­ствен­ной рестав­ра­ции уже теперь кое где ходит по народу, сму­щая совесть послед­него остатка вер­ных… Не всту­пи­тесь ли вы, С. А., за обре­чен­ную на пору­га­ние святыню?

Я горько улыб­нулся: кто меня послушает?!

Тем не менее, по отъ­езде этого офи­цера я собрался с духом и напи­сал письмо тоже одному из синод­ских «гене­ра­лов», Сквор­цову, с кото­рым мне неко­гда при­шлось встре­титься в Орле во дни про­воз­гла­ше­ния Ста­хо­ви­чем на мис­си­о­нер­ском съезде пре­сло­ву­той «сво­боды сове­сти». Вслед за этим пись­мом, состав­лен­ным в довольно энер­гич­ных выра­же­ниях, я напи­сал боль­шое письмо к викар­ному епи­скопу той епар­хии Анд­ро­нику, впо­след­ствии заму­чен­ному епи­скопу Перм­скому, где должна была совер­шиться «рестав­ра­ция» св. иконы. Епи­скопа этого я знал еще архи­манд­ри­том, видел от него к себе знаки рас­по­ло­же­ния и думал, что письмо мое будет при­нято во вни­ма­ние и, во вся­ком слу­чае, бла­го­же­ла­тельно. Тон письма был почти­тель­ный, а содер­жа­ние испол­нено теп­лоты сер­деч­ной, поскольку она доступна моему мало­чув­ствен­ному сердцу. Напи­сал я епи­скопу и вдруг вспом­нил, что, при­сту­пая к делу такой важ­но­сти и живя в Опти­ной, я не поду­мал посо­ве­то­ваться со стар­цами. Обли­чил я себя в этом недо­мыс­лии, пожа­лел о том, что «гене­ралу» письмо уже послано, и с пись­мом к епи­скопу отпра­вился к сво­ему духов­нику и старцу о. Вар­со­но­фию в Скит. Пошел я к нему с женой в пол­ной уве­рен­но­сти, что рас­тро­гаю сердце моего старца своей рев­но­стью и, уж конечно, получу бла­го­сло­ве­ние высту­пить на защиту чудо­твор­ной иконы.

Батюшка-ста­рец не задер­жал меня приемом.

Мир вам, С. А.! Что ска­жете? — спро­сил меня батюшка. Я рас­ска­зал вкратце, зачем при­шел, и попро­сил раз­ре­ше­ния про­честь вслух мое письмо к епи­скопу. Батюшка выслу­шал вни­ма­тельно и вдруг задал мне такой вопрос:

— А вы полу­чили на это письмо бла­го­сло­ве­ние Царицы Небесной?

Я сму­тился.

— Про­стите, — говорю, — батюшка, я вас не понимаю.

— Ну да, — повто­рил он, — упол­но­мо­чила разве вас Матерь Божия высту­пать на защиту Ее свя­той иконы?

— Конечно, нет, — отве­тил я, — пря­мого Ее бла­го­сло­ве­ния на это дело я не имею, но мне кажется, что долг каж­дого рев­ност­ного хри­сти­а­нина заклю­ча­ется в том, чтобы на вся­кий час быть гото­вым высту­пать на защиту пору­га­е­мой свя­тыни его веры.

— Это так, — ска­зал о. Вар­са­но­фий, — но не в отно­ше­нии к носи­телю вер­хов­ной апо­столь­ской вла­сти в Церкви Божией. Кто вы, чтобы вос­ста­вать на епи­скопа и ука­зы­вать ему образ дей­ствия во вве­рен­ной его управ­ле­нию Самим Богом помест­ной Церкви? Разве вы не зна­ете всей пол­ноты вла­сти архи­ерей­ской?.. Нет, С. А, бросьте вашу затею, и весь суд предо­ставьте Богу и Самой Царице Небес­ной. — Они рас­по­ря­дятся, как Им Самим будет угодно. Испол­ните это за свя­тое послу­ша­ние, и Гос­подь, целу­ю­щий даже наме­ре­ния чело­ве­че­ские, если они направ­лены на бла­гое, дарует вам сугу­бую награду и за послу­ша­ние, и за наме­ре­ние; но только не идите вой­ной на епи­скоп­ский сан, а то вас нака­жет Сама Царица Небесная.

Что оста­ва­лось делать? При­шлось покориться.

— А как же, батюшка, — спро­сил я, — быть с тем пись­мом, кото­рое я уже отпра­вил сино­даль­ному «гене­ралу»?

— Ну, это уж ваше с ним част­ное дело: «гене­рал», да еще сино­даль­ный, — это в Церкви Божией не бого­учре­жден­ная власть, это вам ровня, с кото­рой обра­щаться можете, как хотите, в пре­де­лах, конечно, хри­сти­ан­ского миро­лю­бия и доброжелательства.

«Предо­ставьте суд Богу!» — таков был совет Старца. И суд этот совер­шился: не про­шло со дня этого совета и пол­ных двух меся­цев, а уже архи­епи­скоп полу­чил вра­зум­ле­ние и за Лик Пре­чи­стой отве­тил соб­ствен­ным ликом, лишив­шись сча­стья совер­шать в вели­кие Рож­де­ствен­ские дни Боже­ствен­ную литургию.

При­за­молкли что-то и слухи о рестав­ра­ции свя­той иконы. Хотел было я раз­ра­зиться обли­чи­тель­ными гро­мами по поводу кипя­че­ния воды для вели­кой аги­асмы, но после стар­че­ского вну­ше­ния решил и над этим суд предо­ста­вить Богу.

Икона Пре­свя­той Бого­ро­дицы Тих­вин­ской была все таки реста­ври­ро­вана опи­сан­ным спо­со­бом при архи­манд­рите Иоан­ни­кие. Резуль­тат рестав­ра­ции ока­зался таков, что ничего от древ­ней свя­той иконы не оста­лось и ее уже нельзя было выстав­лять для покло­не­ния. Самого архи­манд­рита тут же вслед раз­била болезнь, и он не мог уже слу­жить. Его уда­лили на покой в Вал­дай­ский Ивер­ский мона­стырь, где его обо­крал келей­ник тысяч на 40 или 60 (стя­жа­ние насто­я­тель­ское), и он умер с горя 3 июня 1913 года. «А был раньше здо­ров, как бык», — ска­зы­вал мне Вал­дай­ский архи­манд­рит, впо­след­ствии епи­скоп, Иоанн.

10 января

Послуш­ница без послу­ша­ния. — Иерей Бога Выш­няго о. Егор Чекря­ков­ский (Геор­гий Алек­се­е­вич Кос­сов), и слова его о рефор­мах духов­ной школы. — «Пере­во­пло­ще­ние» Льва Тол­стого. — «Два полюса духа».

На нашем гори­зонте нередко появ­ля­ется некая мно­госкорб­ная монашка-послуш­ница одного боль­шого мона­стыря Калуж­ской епар­хии. Эта бед­ная раба Божия взя­лась слиш­ком рьяно за подвиги мона­ше­ского аске­тизма, не стала слу­шаться стар­цев и… надо­рва­лась. Утрата ею душев­ного рав­но­ве­сия стала невы­но­сима для мона­стыр­ского обще­жи­тия и ее как непри­ука­жен­ную уда­лили из мона­стыря, кажется, даже силою. Теперь она ски­та­ется с места на место и нигде не нахо­дит себе успо­ко­е­ния… Сего­дня она яви­лась к нам от о. Егора Чекря­ков­ского15, уми­ро­тво­рен­ная, успо­ко­ен­ная. Какая от Бога дана сила этому иерею Бога Выш­няго, что может низ­во­дить мир даже и в такие немир­ные души, как наша бед­ная послуш­ница! И все наши старцы, начи­ная с о. архи­манд­рита, отно­сятся к нему, как к Старцу, как к опыт­ному настав­нику и руко­во­ди­телю душ хри­сти­ан­ских на пути их к веч­ному спа­се­нию. Сколько и я сам от него видел добра себе духов­ного!… Выберу время, запишу когда-нибудь в свои днев­ники кое-что из собы­тий моей жизни, на кото­рых легла печать духа стар­че­ства этого истинно вели­кого в своем сми­ре­нии слу­жи­теля и стро­и­теля Таин Божиих. Сего­дня по слу­чаю тол­ков о пред­сто­я­щих рефор­мах в духов­ной школе, вычи­тан­ных мною в газе­тах, вспом­ни­лось мне нечто из бесед по этому поводу с о. Его­ром. Запишу, пока пом­нится, по воз­мож­но­сти сло­вами самого батюшки.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки